Леонид и ксеркс: Ксеркс и Леонид — образы из «300 спартанцев»

Содержание

Что, если бы 300 спартанцев остановили Ксеркса – Что, если бы

Что произошло?

Оговоримся сразу. Дальше в этой статье мы не будем искать исторической правды, выяснять, как там все было на самом деле, препарировать сочинения Геродота и сравнивать их с описанием сражения, которое сделал Ктесий, а также считать спартанцев, в попытке установить, сколько же их там было на самом деле. Мы примем всю фактуру за аксиому, потому что, в рамках данного сочинения, нам совершенно не важны ни полчище царя Ксеркса, ни соратники царя Леонида. Нам также не важны предатель Эфиальт, персидские послы, брошенные в спартанский колодец, и Геллеспонт (ныне Дарданеллы), который, по приказу Ксеркса, был подвергнут длительной, но, с учетом природы Геллеспонта, комичной порке. Нам важно лишь то, что Спарта эту битву проиграла, а Персия — выиграла.

Вторжение Ксеркса, который привел в Европу армию численностью где-то в четверть миллиона человек (Геродот называл фантастическое число в два миллиона), было для греческих городов настолько серьезной угрозой, что, ради борьбы с персами, полисы согласились забыть о своих претензиях друг к другу. Осенью 481 года до нашей эры в Коринфе состоялась встреча представителей всех крупнейших городов. Этот античный конгресс (любопытно, что «конгрессом» это собрание именуют очень многие историки) постановил, что противостоять Ксерксу нужно общими силами. Единственной внятной стратегией, позволявшей сдержать натиск гигантского по тем временам войска, была идея сражаться с ним в ущельях или проливах, то есть, в узких местах, которые, естественным образом, нивелировали гигантских численный перевес, имевшийся у персов. Именно в таком формате и прошли три из четырех крупнейших сражений войны: Фермопилы, Саламин и битва при Артемиссии. К слову, две последних баталии разворачивались на море. Греки обороняли узкие проливы и ущелья, а персы, лишенные возможности реализовать свой численный перевес, оказывались в весьма невыгодном положении. Выбор ущелий, при этом, был велик. Фермопилы же подходили почти идеально, будучи золотой серединой. С одной стороны, они расположены достаточно близко к городам, чтобы те могли быстро перебросить туда войска, с другой, территория, оккупированная персами не будет слишком большой.

Карта вторжения Ксеркса в Элладу. (Wikimedia Commons)


Другое дело, что в решающий момент в ущелье оказался очень небольшой отряд из, приблизительно, 5−7 тысяч человек. Ядро составляли, конечно, Леонид с его личной охраной (те самые триста человек), но, помимо спартанских гоплитов, тут были также отряды и из других городов, например, из Фив, Феспии, Микен. От того, что защитником ущелья оказалось не три сотни, а пять или даже семь тысяч меняется немногое. Даже если взять максимальную численность греческого войска, названную Диодором, получится 7700 человек, получится, что Ксеркс имел численный перевес в 32 раза. Дальше все решало военное мастерство. Греческую фалангу, закрывшую собой ущелье, невозможно было обойти с фланга, персидская конница становилась бесполезной. Ксеркс и его армия застряли у входа в ущелья и были лишены возможности продвигаться вперед. Царь опасался за свой флот, от которого его теперь могли отрезать, и за снабжение. Иными словами, Ксеркс вынужден был торопиться, но небольшое греческое войско не пускало его вперед.

Могло ли быть иначе?

Вряд ли греки могли избрать иную стратегию, ибо встреча с персами в открытом поле сулила неминуемое поражение. Узость ландшафта была и оставалась их единственным шансом. Другое дело, что все тот же ландшафт, как уже говорилось выше, предлагал греческим городам широкий выбор ущелий для обороны. И Фермопилы не были единственным вариантом. На том же Коринфском собрании в качестве места для первого сражения часто называлось ущелье Темпе на границе Фессалии и Македонии. Оно находится севернее Фермопил, то есть, греки могли бы раньше встретить персов и держать их подальше от своих городов.

Другое дело, что Темпе находились на той территории Эллады, которая оставалась если не лояльной, то попросту не враждебной Ксерксу. Плюс, существовал обходной путь. Фермопилы же считались более надежным местом в том числе и потому, что про ту самую роковую тропу, которая, в итоге, погубила Леонида и оставшихся с ним воинов, как считалось, знали только местные жители. Тут, правда, возникает пара сомнений. На третий день битвы с Леонидом осталось не более тысячи человек. Остальные не погибли, а ушли, опасаясь окружения. Выходит, что информация об обходном пути не была, скажем так, «секретной». Вариантом номер три была оборона коринфского перешейка. Проблема, однако, заключалась в том, что при избрании этого рубежа эллинскому союзу пришлось бы сдать Афины. Фемистокл — отец афинского флота и будущий триумфатор Саламинской битвы, — грозил в этом случае выйти из войны и увести население города в Италию на поиски новых мест для жилья.

Леонид при Фермопилах. (Wikimedia Commons)


Что же касается исхода сражения, то, как уже говорилось выше, в условиях нехватки места в узком ущелье, у Ксеркса не было в руках козырей против армии Леонида. За два дня боев он потерял 20 тысяч человек, то есть десятую часть армии. Встреча с Эфиальтом была для персидского царя настоящим подарком.

Что изменилось бы?

Очень многое, если учесть, что битва при Фермопилах, как бы отважны ни были спартанцы, стала для Эллинского союза болезненным поражением. Да-да. Стратегия сдерживания врага в узких местах провалилась. Войско Ксеркса двинулось дальше. До переломной битвы при Саламине, в которой афиняне потопили персидский флот, оставалось еще больше года. Ксеркс же вторгся на территорию своего врага, наводнив своими воинами Аттику и Беотию. Иными словами, независимость греческих городов оказалась под угрозой.

В современных фильмах и литературе 300 спартанцев предстают перед нами героями, идущими на неминуемую смерть. Таковыми царь Леонид и оставшиеся с ним войны стали только на третий день сражения, когда их покинули союзники. Первоначально же оборона ущелья в компании 5−7 тысяч человек совершенно не выглядела безнадежным делом. Даже, наверное, наоборот. Неприступная позиция в Фермопилах, связанные руки неприятеля, плюс, работающее на тебя время. Продержись Леонид в ущелье дольше, и Ксекрс узнал бы, что такое голод, мародёрство и дезертирство, ибо у его войска начались бы проблемы со снабжением. Особенно в том случае, если бы афинский флот реализовал идею Фемистокла об атаке не плавучий мост в Геллеспонте, по которому персы переправились с территории современной Турции в Европу. Случись такое, и Ксеркс был бы заперт на чужой территории без припасов.

Греческая фаланга. (Wikimedia Commons)


Всего этого не произошло. Греки проиграли, что едва не обернулось для них катастрофой. Царь Леонид вошел в историю как герой, принявший мужественную, но бесполезную с точки зрения хода войны смерть. Он не выиграл времени, не защитил Спарту, и не выполнил задачу, которая была на него возложена. Зато заработал славу человека невероятной личной отваги. Продержись Леонид дольше, он добавил бы сюда еще и славу спасителя Эллады. Сюжет о 300 спартанцах был бы куда более популярен у писателей, поэтов и режиссеров, если бы увенчался успехом. А так слава спасителя отечества досталась Фемистоклу. Опять же в культурном плане мало что меняется, потому что даже несмотря на то, что Фемистокл победил Ксеркса и исправил все, что наломал Леонид, спартанский царь куда более известен, чем афинский стратег. Про Леонида знает каждый школьник, имя Фемистокла помнят лишь специалисты по античной истории.

Леонид I


XPOHOC
ВВЕДЕНИЕ В ПРОЕКТ
ФОРУМ ХРОНОСА
НОВОСТИ ХРОНОСА
БИБЛИОТЕКА ХРОНОСА
ИСТОРИЧЕСКИЕ ИСТОЧНИКИ
БИОГРАФИЧЕСКИЙ УКАЗАТЕЛЬ
ПРЕДМЕТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ
ГЕНЕАЛОГИЧЕСКИЕ ТАБЛИЦЫ
СТРАНЫ И ГОСУДАРСТВА
ЭТНОНИМЫ
РЕЛИГИИ МИРА
СТАТЬИ НА ИСТОРИЧЕСКИЕ ТЕМЫ
МЕТОДИКА ПРЕПОДАВАНИЯ
КАРТА САЙТА
АВТОРЫ ХРОНОСА

Родственные проекты:
РУМЯНЦЕВСКИЙ МУЗЕЙ
ДОКУМЕНТЫ XX ВЕКА
ИСТОРИЧЕСКАЯ ГЕОГРАФИЯ
ПРАВИТЕЛИ МИРА
ВОЙНА 1812 ГОДА
ПЕРВАЯ МИРОВАЯ
СЛАВЯНСТВО
ЭТНОЦИКЛОПЕДИЯ
АПСУАРА
РУССКОЕ ПОЛЕ

Леонид I

Леонид (Leonidas) (508/507-480 до н. э.) — спартанский царь (488-480 до н. э.). Возглавил объединенное войско греческих полисов против персидского царя

Ксеркса в 480 году до н. э., когда персы вторглись в Грецию (см. Греко-персидские войны). Леонид погиб в июле 480 года до н. э. в сражении у Фермопил, прикрывая с небольшим отрядом отступление основной части греческого войска.

Советская историческая энциклопедия. В 16 томах. — М.: Советская энциклопедия. 1973—1982. Том 8, КОШАЛА – МАЛЬТА. 1965.


Леонид (? -480 гг. до н.э.) — сын Анаксандрида, спартанский царь из династии Агиадов. После смерти двух старших братьев Клеомена I и Дориэя принял царскую власть. В 480 г. с отрядом в 300 спартанских гоплитов и союзниками защищал от полчищ персидского царя Ксеркса Фермопилы, узкое ущелье, соединявшее Фессалию со Средней Грецией. В течение четырех дней персам так и не удалось сломить сопротивление спартанцев, которые положили на поле битвы до 20 тысяч вражеских воинов. Однако персы, воспользовавшись предательством, обошли Фермопильское ущелье по горной тропе и зашли грекам в тыл. Узнав об этом, Леонид отправил по домам союзников, а сам со своими спартанцами остался защищать Фермопилы. В неравной схватке, которая длилась целый день, спартанцы погибли все до одного вместе со своим царем, но не покинули своих позиций.

Яннис Милиадис о Леониде:
«Тысячи царей умерли и давно позабыты. Но все знают и чтят царя Леонида. Нет, не потому, что он был царем. А потому, что царь Леонид до конца выполнил свой долг перед родиной».

Использованы материалы кн.: Тиханович Ю.Н., Козленко А.В. 350 великих. Краткое жизнеописание правителей и полководцев древности. Древний Восток; Древняя Греция; Древний Рим. Минск, 2005.


Леонид, царь Спарты (правил ок. 490–480 до н.э.), командовал греками во время их легендарного противостояния персам при Фермопилах в 480 до н.э. Когда персы во главе с Ксерксом вторглись в Грецию, объединившиеся греки решили удержать узкий проход Фермопилы, открывавший путь в центральную Грецию. Здесь Леонид с 300 спартанцев (своей личной охраной; в отряд были отобраны лишь воины, имевшие сыновей) и примерно 6000 союзников-греков на протяжении двух дней отбивали атаки персов. На третий день персы, использовав заброшенную горную тропу, совершили обход, в результате чего часть их армии вышла грекам в тыл. Леонид, напрасно прождав подкрепления, дал возможность всему своему войску, кроме спартанцев, уйти. После кровопролитной схватки защитники прохода, спартанцы и с ними несколько сотен отказавшихся их покинуть воинов из Феспий (город в Беотии вблизи Фив), были уничтожены. Леонид и его воины удостоились памятника на поле битвы, на котором была выбита эпитафия, сочиненная Симонидом Кеосским: «Странник, поведай спартанцам, что мы полегли в этом месте, Верность храня до конца воле сограждан своих».

Использованы материалы энциклопедии «Мир вокруг нас»


Леонид I — спартанский царь из рода Агидов, правивший в 491—480 гг. до Р.Х. Род в 508 г. до Р.Х. + 480 г. до Р.Х. Сын Анаксандрида.

+ + +

Леонид был младшим братом Клеомена I и вступил на престол после того, как Клеомен сошел с ума и умер, не оставив мужского потомства (Геродот: 7; 205).

За первые десять лет своего царствования Леонид не сделал ничего замечательного, но зато навеки обессмертил себя последним в своей жизни сражением при Фермопилах.

Согласно Геродоту, Ксеркс вторгся в Элладу в 480 г. до Р.Х., когда у эллинов шли Олимпийские игры, а у спартанцев был канун Карнеи. Оба праздника обязывали к священному перемирию, и это было одной из причин того, что в Фермопильском проходе персов встретил лишь небольшой отряд. Спартанцы выслали навстречу огромной армии Ксеркса Леонида с отрядом в 300 спартанцев, притом таких, у кого уже были дети. По пути к Леониду присоединились 1000 тегейцев и мантинейцев, 120 человек из Орхомен в Аркадии и 1000 остальных аркадцев. Из Коринфа было 400 человек, из Флиунта — 200 и из Микен — 80. Эти люди прибыли из Пелопоннеса. Из Беотии явились 700 феспийцев и 400 фиванцев. Кроме того, спартанцы вызвали на помощь опунтских покров со всем их ополчением и 1000 фокийцев.

Когда это небольшое войско прибыло к Фермопильскому проходу, на воинов напал страх, и многие стали думать об отступлении. Пелопоннесцы предлагали отступить на полуостров и охранять Истм. Фокийцы и локры пришли в негодование от такого решения, и поэтому Леонид приказал оставаться на месте, а в города послал вестников с просьбой о помощи, так как у них было слишком мало войск, чтобы отразить нападение персидских полчищ.

Четыре дня Ксеркс не начинал сражения, надеясь, что спартанцы обратятся в бегство. Наконец, на пятый день, царь в ярости послал против них мидян и кассиев с приказанием взять их живыми и привести перед его очи. Мидяне стремительно бросились на эллинов. При каждом натиске много мидян падало, на место павших становились другие, но мидяне не отступали, несмотря на тяжелый урон. Можно сказать, что тогда всем, а в особенности самому царю, стало ясно, что людей у персов много, а мужей среди них мало. Схватка эта длилась целый день.

Получив суровый отпор, мидяне вынуждены были отступить. На смену им пришли персы во главе с Гидарном (царь называл их «бессмертными»). Они думали легко покончить с врагами. Но, когда дело дошло до рукопашной, персы не добились большего успеха, чем мидяне. Им приходилось сражаться в тесноте более короткими копьями, чем у эллинов. При этом персам не помогал их численный перевес. Эллины же мужественно бились с врагами и показали свою доблесть в военном деле перед неумелым врагом. Время от времени они делали поворот, и тогда все разом для вида обращались в бегство. При виде этого варвары с боевым кличем и криком начинали их теснить. Эллины же, настигаемые врагом, поворачивались лицом к противнику и поражали несметное число персов. При этом, впрочем, погибали и некоторые из греков. Персам также пришлось отступить.

Царь, как рассказывают, наблюдал за ходом сражения и в страхе за свое войско трижды вскакивал со своего трона. Так они бились в этот день. Но и последующий день не принес варварам удачи. Персы нападали беспрерывно в расчете на то, что немногочисленные эллины вскоре все будут изранены и не смогут уже сопротивляться; Эллины же стояли в боевом строю по племенам и родам оружия, и все сражались, сменяя друг друга, кроме фокийцев. Фокийцы же были отосланы на гору охранять горную тропу, ведущую в обход позиций эллинов. Персы, увидев, что дело идет не лучше вчерашнего, вновь отступили.

Царь не знал, что делать дальше. Тогда явился к нему некий Епи-альт, малиец. Надеясь на великую награду, он указал персам тропу, ведущую через гору в Фермопилы.

Ксеркс принял предложение Епиальта и, чрезвычайно обрадовавшись, тотчас послал Гидарна с его отрядом. Переправившись через Асоп, персы шли целую ночь. Справа возвышались этейские горы, а слева — трахинские. Уже занялась утренняя заря, когда персы достигли вершины горы. Именно на этом месте стояла на страже 1000 фокийских гоплитов для защиты своей земли и охраны тропы.

Несмотря на эту охрану, персы взобрались на гору незаметно, так как вся она густо поросла дубовым лесом. Только по шуршанию листьев фокийцы догадались о приближении большого отряда и бросились к оружию. В этот момент и показались варвары на вершине. С изумлением они увидели перед собой людей, надевающих доспехи. Но когда Гидарн узнал от Эпиальта, что это не лакедемоняне, а фокийцы, он построил воинов в боевой порядок. А фокийцы под градом стрел тотчас бежали, пропустив врага в тьи лакедемонянам.

Еще ночью к Леониду прибыл перебежчик с сообщением об обходном маневре. Тогда эллины стали держать совет, и их мнения разделились. Одни были за то, чтобы не отступать от своего поста, другие же возражали. После этого войско разделилось: часть его ушла и рассеялась, причем каждый вернулся в свой город; другие, и с ними Леонид, решили оставаться.

Рассказывают также, будто сам Леонид отослал союзников, чтобы спасти их от гибели. Ему же самому и его спартанцам не подобает, считал он, покидать место, на защиту которого их послали.

Только одни фокийцы и фиванцы остались с лакедемонянами. Между тем Ксеркс начал наступление, а спартанцы во главе с Леонидом выступили ему навстречу из теснины в то место, где проход расширялся. В этой схватке варвары погибали тысячами. Причем большая часть была раздавлена своими же. Эллины знали о грозящей им верной смерти от руки врага, обошедшего гору. Поэтому они проявили величайшую боевую доблесть и бились с варварами отчаянно и с безумной отвагой. Большинство спартанцев, сломав копья, принялись поражать персов мечами. В этой схватке пал сам Леонид после доблестного сопротивления, и вместе с ним пало много других знатных спартанцев. За тело Леонида началась жаркая рукопашная схватка, пока, наконец, отважные эллины не вырва-; ли его из рук врагов. Битва продолжалась до тех пор, пока не подошли персы, ведомые Гидарном. Заметив их, спартанцы отступили в теснину и все оставшиеся в живых, — кроме фиванцев, которые поспешили сдаться, — заняли по-. зицию на холме. Холм этот находился у входа в проход. Здесь спартанцы защищались мечами, а затем руками и зубами, пока варвары не засыпали их градом стрел.

После этого Ксеркс пошел между мертвыми телами осматривать поле битвы. Увидев тело Леонида, он повелел отрубить его голову и посадить на кол. Слуги исполнили приказание царя (Геродот: 7; 201— 207, 210-213, 215, 217-220, 222-225, 233,238).

Все монархи мира. Греция, Рим, Византия. Константин Рыжов. Москва, 2001 г.


Далее читайте:

Исторические лица Греции (биографический справочник).

 

 

Как выглядит в реальной жизни актер, который исполнил роль «Ксеркса» в фильме «300 Спартанцев» | Бегущий Человек

Думаю, что многие из вас помнят головокружительный боевик 2006 года под названием «300 Спартанцев». Кинокартина хоть и основывалась на действительно произошедшем Фермопильском сражении (480-й год до нашей эры), однако на историческую достоверность отнюдь не претендовала.

Продюсер фильма Джанни Нуннари всегда интересовался античными событиями, а также великими героями прошлого и мечтал поставить собственный проект подобного плана.

Вскоре, в его поле зрения попал графический роман (комикс) американского писателя и художника Фрэнка Миллера «300», первый выпуск которого появился в 1998-м году.

Нуннари был восхищен манерой миллеровского воображения, эффектными кадрами и дизайном графического романа, поэтому было принято решение не просто выкупить права на экранизацию, а максимально точно перенести действия комикса на экран. Режиссером будущего фильма стал Зак Снайдер.

Ксеркс из фильма

Ксеркс из фильма

Ксеркс из комикса

Ксеркс из комикса

Съемки проходили в студии с минимумом декораций и в окружении синих экранов, лишь одна сцена с участием нескольких лошадей была снята на улице. Небо, пейзажи, море, горы и несметные полчища персов – все это было дорисовано с помощью компьютера.

При бюджете в 65 миллионов, фильм собрал внушительные 450 и еще раз доказал, что люди хотят «хлеба и зрелищ» а не скучной, но достоверной документалистики.

Прежде всего кинокартина «300 Спартанцев» запомнилась телезрителям коронным моментом, когда царь Леонид с истошными криками «Это Спарта!» сбрасывает вражеского посланника в бездну, а также главным антагонистом – персидским царем Ксерксом.

Костюм Ксеркса оказался самым дорогостоящим и одним из самых сложных в фильме. Он включал в себя 18 различных частей с использованием драгоценностей, в каждой из которых было несколько десятков африканских и ближневосточных бусин, бисерин и вышитых украшений, а образ самого царя дополнили 12 проколов для пирсинга. Кроме того в костюме присутствовали элементы, выполненные из драгоценных металлов.

Сам же персидский царь был изображен богоподобным существом высотой больше двух метров, мускулистого телосложения и сияющей кожей. Данную роль исполнил бразильский актер Родригу Сантору которого в реальной жизни узнать не так просто.

Рост Родригу 190 сантиметров, однако режиссер использовал дополнительную оптическую иллюзию, дабы показать физическое превосходство царя Ксеркса над простыми смертными. Гримеры часами трудились не покладая рук, доводя эпатажный образ персидского завоевателя до идеала, а для самой роли нашему герою пришлось расстаться со своей роскошной густой шевелюрой и обриться налысо.

А вот так предположительно выглядел настоящий Ксеркс

А вот так предположительно выглядел настоящий Ксеркс

На данный момент актеру 44 года, он живет в Рио Де Жанейро и не спешит перебираться в Голливуд, хоть и посещает США с завидной регулярностью для участия в новых телепроектах. Думаю, многие из вас могли вспомнить его по таким сериалам, как «Остаться в живых» , «Мир дикого запада» или же фильмам «Джейн берет ружье», «Фокус», «Возвращение героя».

Кадр из сериала «Мир Дикого Запада»

Кадр из сериала «Мир Дикого Запада»

Кадр из сериала «Остаться в живых»

Кадр из сериала «Остаться в живых»

Родригу ведет активный образ жизни, поддерживает свое тело в хорошей физической кондиции, а на его персональную страничку в Instagram подписаны 844 тысячи человек.

Также у актера есть очаровательная спутница – бразильская модель Мэл Фронковиак, вместе с которой они воспитывают дочь.

А на этом все, дорогие друзья. Надеюсь, данная публикация помогла Вам приятно скоротать время и вызвала положительные эмоции.
Обязательно оставьте свое мнение по поводу фильма в комментариях и Подписывайтесь на Канал!

Ксеркс – биография, фото, личная жизнь, походы царя Персии

Биография

Ксеркс – царь Персии и фараон Египта, наиболее известный завоевательными походами против Эллады. Большинство сведений о его биографии дошли до нашего времени благодаря древнегреческим историкам, в частности трудам Ктесия Книдского, 17 лет прожившего в Персии. Также археологами расшифрованы 20 клинописных надписей на древнеперсидском, эламском и вавилонском языках.

Портрет Ксеркса

Греки высмеивали Ксеркса, называя его слабым и тщеславным. Персидские авторы славили царя как мудрого правителя и победоносного воина. Большинство современников сходятся на том, что царь был высок, силен телом и вынослив, что позволило ему переносить тяготы военных походов и оставить многочисленное здоровое потомство.

Детство и юность

Ксеркс, имя которого переводится как «Властвующий над героями», родился в 520 году до н.э. По материнской линии происходил от Кира II Великого, основателя Ахеменидской империи. Ксеркс был старшим сыном Атоссы, дочери Кира II, и Дария I. Из шести сыновей царь Дарий, собираясь в очередной поход, выбрал наследником Кира.

Царь Ксеркс

Правовая система древней Персии не регламентировала строго порядок наследования царства, и переход власти обычно сопровождался бунтами и резней. Но в данном случае все прошло спокойно, братья согласились с отцовской волей, и в ноябре 486 года до н.э., после смерти Дария I, Ксеркс I занял престол.

Правление

В наследство Ксерксу досталась империя, части которой стремились обрести независимость. Еще при правлении Дария разгорелось восстание в Египте, которое молодой царь подавил в 484 году до н.э. Ксеркс I вывез сокровища из египетских храмов, расправился с местной знатью, поддержавшей мятеж Псамметиха IV, и назначил новым наместником своего брата Ахемена.

Актер Родриго Санторо в роли Ксеркса в фильме «300 спартанцев»

Правившие раньше египтянами персидские цари принимали вместе с титулом фараона и новое имя, но Ксеркс отменил эту традицию. Поклоняться богам Египта и слушать советы жрецов он тоже отказался.

В фильме Ноама Мурро «300 спартанцев: Расцвет империи» Ксеркса сделали живым богом, что не соответствует исторической правде. Это египтяне обожествляли своих фараонов, а для населения Персии их деспот был самым могущественным человеком, но не божеством.

Барельеф персидского царя Ксеркса

Однако сразиться с богами Ксерксу пришлось. После подавления восстания в Вавилоне армия персидского царя вывезла из столицы мятежной провинции в Персеполь золотую статую Мардука.

Уничтожение верховного идола Вавилона было не просто частью разграбления города, но и унижением побежденных. Войскам Персии понадобилось три года для подавления мятежа, поэтому после победы царь отдал приказ разрушить городские стены и оборонительные сооружения и лишить вавилонян защиты их божества.

Походы Ксеркса в Грецию

Утвердив свою власть в империи, царь начинает готовить завоевательный поход в Грецию. В 492 году, во время похода под руководством Дария I, флот персидского полководца Мардония пострадал от шторма у берегов Афона, что стало причиной отступления.

Ксеркс решил проблему безопасного морского пути в Грецию, приказав вырыть канал поперек полуострова. Ширина канала позволяла одновременно двигаться двум триремам. Через реку Стримон построили стационарный мост, Геллеспонт форсировали при помощи заранее изготовленных понтонных мостов, длина каждого из которых была более километра.

Воины армии Ксеркса

Во Фракии были обустроены охраняемые укрепленные продовольственные склады. Дипломаты Персии вели работу в дружественных персам странах Балканской Греции и Карфагене. Состоящая из автономных городов-государств Эллада не сплотилась перед лицом военной угрозы.

Правители Аргоса и Фессалии приняли сторону Персии, жители Крита и Керкиры обязались соблюдать нейтралитет. Даже в Афинах сильны были проперсидские настроения. Союз государств, готовых дать отпор захватчикам, возглавила Спарта. Военный совет постановил преградить дорогу сухопутным войскам у Фермопил, а флоту – у острова Эвбея.

Ксеркс приказывает высечь море

Позиция у Фермопил представляла собой узкую дорогу, стиснутую скалами и морем, поэтому ее можно было удерживать относительно небольшим числом людей. Армию в 6,5 тысяч греков возглавил спартанский царь Леонид I. Героическое противостояние спартанцев превосходящим силам противника воспето в эпосе и продолжает вдохновлять писателей и киносценаристов.

После множества мелких стычек, в 479 году до н. э. у города Платеи, на границе Аттики и Беотии, тридцатитысячная греческая армия и вдвое большее число захватчиков встретились в сражении. Несмотря на численное превосходство, персы потерпели поражение и обратились в бегство. Эта битва переломила ход войны, и в дальнейшем основная борьба развернулась на море.

Барельеф персидского царя Ксеркса

В 468 году до н.э. греческий флотоводец Кимон, сын Мельтиада, разбил персидский флот вблизи устья реки Эвримедонт. После этого поражения персидский флот уже не выходил в Эгейское море, а завоевательные планы Ксеркса были обречены. Неудачи в греко-персидских войнах ускорили распад державы Ахеменидов. Ослабленный войнами центр был вынужден вновь подавлять мятежи отдельных сатрапий империи.

Личная жизнь

В письменные источники вошло имя только одной жены царя. Аместрида, дочь Онофа, родила мужу троих сыновей. Старший получил в честь деда имя Дарий и должен был наследовать отцу. Средний Гистасп стал впоследствии сатрапом Бактрии. Артаксеркс, младший, занял царский престол после гибели отца и старшего брата и правил Персией в 465—424 годах до н. э.

Царь Ксеркс и его жена Аместрида

Имена прочих жен и наложниц Ксеркса не вошли в историю, но известно, что у персидского царя было еще три сына: Артарий, ставший правителем в Вавилоне, Раташап и Тифравст, а также две дочери – Амитис и Родогуна. О любовных похождениях правителя, кровосмесительных связях и интригах при царском дворе ходили жуткие легенды, одну из которых пересказал Геродот.

Брат Ксеркса, Масиста, был женат на красавице, которая не ответила взаимностью на любовь царя. Желая сблизиться с неприступной женщиной, Ксеркс женил своего сына Дария на дочери Масисты. Молодая женщина оказалась столь же красивой, как мать, но гораздо менее неприступной, и стала любовницей царя. Ревнивая персидская царица Аместрида обвинила во всем жену Масисты.

Ксеркс и Аместрида

В день рождения мужа царица выпросила себе в подарок право распорядиться жизнью той, которую считала виновницей проблем, Ксеркс не сильно возражал: зачем ему женщина, пренебрегающая царскими ласками? Аместрида убила соперницу с особой жестокостью, а Ксеркс предложил брату новую жену вместо убитой.

С целью укрепления внутрисемейных связей планировалось на этот раз женить Масисту на царской дочери (его племяннице, соответственно), но тот отказался и попытался сбежать в Бактрию вместе с сыновьями. Воины царя догнали мятежников в пути и убили.

Смерть

Ксеркс дожил до почтенного возраста — 54 лет, двадцать из которых правил Персидской державой. Если бы не борьба конкурентов за власть, прожил бы еще несколько лет. К старости царь стал менее энергичным, подпал под влияние начальника собственной гвардии Артабана и евнуха Аспамитры. Неурожай, случившийся в 467 году до н. э., привел к голоду в Персии. Амбары опустели, цены на продовольствие возросли всемеро, и население сатрапий бунтовало.

Предполагаемая гробница Ксеркса I в скалах Накше-Рустам

За год Ксеркс снял с постов более сотни чиновников, но смена руководства не помогла спасти ситуацию. В августе 465 года до н. э. Артабан и Аспамитра, которым царь полностью доверял (насколько вообще возможно доверять придворным), сговорились с Артаксерксом, младшим царевичем, и убили Ксеркса во время ночного отдыха во дворце. Вавилонские, египетские и греческие источники пересказывают это событие в разных вариантах.

Один рассказчик утверждает, что заговорщики действовали по прямому указанию Артаксеркса и убили сразу царя и его наследника. Автор другого текста считает, что евнух и начальник гвардии обвинили в убийстве Ксеркса Дария, старшего царского сына, и Артаксеркс казнил брата по ложному обвинению.

Память

  • 1962 – фильм «300 спартанцев»
  • 1998 – графический роман «300» Фрэнка Миллера и Линн Варли
  • 2006 – фильм «300 спартанцев»
  • 2007 – компьютерная игра 300: March to Glory
  • 2011 – канал Ксеркса на полуострове Халкидики объявлен археологическим парком
  • 2014 – фильм «300 спартанцев: Расцвет империи»

статьи, афиша, отзывы — Главная

В 2019 году фестиваль «Золотая Маска» отмечает 25-летие. Фестивальная программа будет проходить с февраля по апрель 2019 года и завершится 16 апреля торжественной церемонией на Исторической сцене Большого театра.

За награду в номинации Оперетта-Мюзикл / Спектакль будут бороться:

«Беги, Алиса, беги», Театр на Таганке, Москва «Винил», Музыкальный театр, Красноярск «Граф Монте-Кристо», Театр музыкальной комедии, Санкт-Петербург «Двенадцать месяцев», Театр «Карамболь», Санкт-Петербург «Карлик Нос», Театр-Театр, Пермь «Орфей & Эвридика», Театр музыкальной комедии, Екатеринбург «Римские каникулы», Музыкальный театр, Новосибирск

В персональных номинациях выдвинуты:

Оперетта-Мюзикл / Работа дирижераТатьяна Виноградова, «Карлик Нос», Театр-Театр, Пермь — Алексей Нефедов, «Граф Монте-Кристо», Театр музыкальной комедии, Санкт-Петербург — Александр Новиков, «Римские каникулы», Музыкальный театр, Новосибирск — Борис Нодельман, «Орфей & Эвридика», Театр музыкальной комедии, Екатеринбург — Валерий Шелепов, «Винил», Музыкальный театр, Красноярск

Оперетта-Мюзикл / Работа режиссера — Максим Диденко, «Беги, Алиса, беги», Театр на Таганке, Москва — КЕРО, «Граф Монте-Кристо», Театр музыкальной комедии, Санкт-Петербург — Борис Мильграм, «Карлик Нос», Театр-Театр, Пермь — Антон Оконешников, «Двенадцать месяцев», театр «Карамболь», Санкт-Петербург — Николай Покотыло, «Винил», Музыкальный театр, Красноярск — Филипп Разенков, «Римские каникулы», Музыкальный театр, Новосибирск Кирилл Стрежнев, «Орфей & Эвридика», Театр музыкальной комедии, Екатеринбург

Оперетта-Мюзикл / Женская роль — Елена Газаева, Мерседес, «Граф Монте-Кристо», Театр музыкальной комедии, Санкт-Петербург — Юлия Дякина, Эвридика, «Орфей & Эвридика», Театр музыкальной комедии, Екатеринбург — Юлия Коровко, Настенька, «Двенадцать месяцев», театр «Карамболь», Санкт-Петербург — Мария Селиверстова, Капитолина, «Винил», Музыкальный театр, Красноярск — Анна Ставская, Принцесса Анна, «Римские каникулы», Музыкальный театр, Новосибирск

Оперетта-Мюзикл / Мужская роль — Ростислав Колпаков, Эдмон Дантес, «Граф Монте-Кристо», Театр музыкальной комедии, Санкт-Петербург — Никита Кружилин, Орфей, «Орфей & Эвридика», Театр музыкальной комедии, Екатеринбург — Александр Крюков, Джо Брэдли, «Римские каникулы», Музыкальный театр, Новосибирск — Игорь Ладейщиков, Харон, «Орфей & Эвридика», Театр музыкальной комедии, Екатеринбург

Оперетта-Мюзикл/Лучшая роль второго планаАгата Вавилова, Луиза Вампа, «Граф Монте-Кристо», Театр музыкальной комедии, Санкт-Петербург — Александр Гончарук, Флейдермаус, «Карлик Нос», Театр-Театр, Пермь — Вадим Кириченко, Марио Делани, парикмахер, «Римские каникулы», Музыкальный театр, Новосибирск — Альберт Макаров, Веттербок, «Карлик Нос», Театр-Театр, Пермь — Лина Нова, Принцесса, «Двенадцать месяцев», театр «Карамболь», Санкт-Петербург

Создатели спектаклей в жанре «мюзикл» также присутствуют в категориях, общих для оперы, балета, мюзикла и оперетты: Евгений Загот («Винил», Музыкальный театр, Красноярск) и Андрей Кротов («Римские каникулы», Музыкальный театр, Новосибирск) в номинации «Работа композитора в музыкальном театре»; Даниил Ахмедов, («Карлик Нос», Театр-Театр, Пермь), Павел Каплевич («Орфей & Эвридика», Театр музыкальной комедии, Екатеринбург), Мария Трегубова («Беги, Алиса, беги», Театр на Таганке, Москва) в номинации«Работа художника в музыкальном театре»; Ирэна Белоусова («Карлик Нос», Театр-Театр, Пермь), Елена Жукова («Двенадцать месяцев», Театр «Карамболь», Санкт-Петербург), Юрий Наместников («Винил», Музыкальный театр, Красноярск), Мария Трегубова («Беги, Алиса, беги», Театр на Таганке, Москва), Елена Турчанинова («Римские каникулы», Музыкальный театр, Новосибирск) в номинации «Работа художника по костюмам в музыкальном театре»; Иван Виноградов («Беги, Алиса, Беги», Театр на Таганке, Москва; «Орфей & Эвридика», Театр музыкальной комедии, Екатеринбург), Ирина Вторникова («Римские каникулы», Музыкальный театр, Новосибирск), Тарас Михалевский («Карлик Нос», Театр-Театр, Пермь), Петер Шомфаи («Граф Монте-Кристо», Театр музыкальной комедии, Санкт-Петербург) в номинации «Работа художника по свету в музыкальном театре.

Список музыкальных спектаклей по количеству номинаций:

«Римские каникулы» — 9 номинаций «Орфей & Эвридика» — 8 номинаций «Карлик Нос» — 8 номинаций «Граф Монте-Кристо» — 7 номинаций «Винил» — 6 номинаций «Беги, Алиса, Беги» — 5 номинаций «Двенадцать месяцев» — 5 номинаций

Легенда о «пожилом» спартанском царе Леониде I, погибшем в бою с персами | История | ИноСМИ

Его фигура окружена множеством мифов. О царе, в течение трех дней, противостоявшем со своим отрядом десяткам тысяч персов в Фермопильском проходе, мы в действительности знаем очень мало. Как о его предыдущей жизни, так и о самом Фермопильском сражении, которое, по сути дела, обернулось сокрушительным поражением, которое, по крайней мере в среднесрочной перспективе, обернулось сокрушительным поражением. Более того, никто не думал, что сопротивление в Фермопилах закончится так быстро.

Леонид был сыном царя Спарты Анаксандрида II, и его имя означает «потомок льва». Не зря историк Геродот относит его к роду Гераклидов, то есть, потомков древнегреческого героя Геракла. Леонид взошел на трон дома Агиадов в Спарте после смерти своего единокровного брата Клеомена I. Согласно легенде, Клеомен изрезал себя на куски в припадке бешенства и состоянии алкогольного опьянения. Это было тем более шокирующим, что большинство спартанцев вели трезвый образ жизни и презрительно относились к тем, кто имел тягу к пьянству, несовместимому со строгой спартанской дисциплиной.

Двойная монархия в Спарте

Леонид взошел на трон в 489 году до Р.Х. и был одним из спартанских царей, когда в страну вторглись персы под предводительством Ксеркса I. Как пишет Ник Филдс (Nic Fields) в своей книге «Легенда о 300 спартанцах: Фермопилы», отличительной чертой спартанской системы было то, что она была двойной монархией, то есть, во главе страны стояли две царские семьи.

У Агиадов и Европонтидов были общие предки, и у каждой семьи был свой царь. Возможно, это осталось от племен, которые когда-то объединились и решили разделить власть. В этом смысле, двойная монархия представляла собой наследственное, но не монархическое лидерство. Реальная власть находилась в руках собрания мужчин старше 30 лет — апеллы- и совета старейшин — геруссии-, в который входили оба царя и 28 членов, избранных из числа спартанцев старше 60 лет.

До Фермопильского сражения о военной карьере Леонида I мало что известно, но очевидно, что он должен был участвовать в малых войнах, будь то против жителей афинян или пелопоннесцев. Когда персидский царь Ксеркс напал на Грецию, Леонид I отправился на север с отрядом своей личной гвардии, состоявшей из 300 отборных спартанских воинов. Все они уже имели детей, а некоторые уже были даже пожилыми людьми. Этот бросок был совершен в самый разгар религиозных праздников, а самому царю уже было за 60 лет. Царь отдавала себе отчет, что они идут чуть ли не на верную гибель.

В действительности, план Союза греческих государств, в который входили Спарта, а также его союзники Пелопоннес, Афины и другие государства центральной Греции, заключался в том, чтобы превосходящими силами вступить в бой в узком Фермопильском проходе, в то время как военные корабли ударят по персам в Артемисии. Почему тогда рядом с Леонидом I оказалось так мало бойцов? Геродот неоднократно пишет о том, что речь шла лишь о передовом отряде большого войска, собранного по всей Греции.

Религиозные праздники не позволили остальным грекам сразу же присоединиться к Леониду. Дорийский праздник Карнеи, проводившийся после летнего солнцестояния, не позволял древнегреческим воинам принять в это время участие в боевых действиях. Кроме того, Всегреческие олимпийские игры, проводившиеся каждые четыре года в конце лета, также не позволили Союзу греческих государств отмобилизовать наибольшее количество воинов.
Спортивные соревнования несли в себе религиозную составляющую, отодвигавшую на второй план военные действия. Даже когда персы подожгли Афины, игры продолжались в Олимпии, как будто ничего не происходило.

Борьба за труп и легенда

300 спартанцев под командованием Леонида I были не единственными, которые обошли ограничения, связанные с религиозными праздниками. Помимо илотов, в рядах спартанцев сражались 2.120 аркадийцев, 400 коринфян, 200 флиунтийцев, 80 микенцев, 700 феспийцев, 400 фиванцев, 1.000 фокидийцев и 1.000 опунтские локры. Кроме того, параллельно с наземной операцией, Союз греческих государств собрал 271 судно (добавив к ним впоследствии еще 53) и направил их в Артемисию, где шторм изрядно потрепал персидский флот.

Используя преимущества ландшафта, Леониду I удалось удерживать оборону в течение двух дней наступления персидского войска, численность которого, согласно оценкам, достигала 80 тысяч человек. Тем не менее, на третий оборону на южном фланге прорвали отряды, прибывшие по обходной горной тропе. Увидев, что его основные силы раздроблены, Леонид I остался в Фермопилах с 700 феспийцами, 400 фиванцами и знаменитыми 300 спартанцами. Возглавив смертельное контрнаступление, спартанский царь пал, пронзенный персидскими пиками.

Спартанцы не хотели оставлять тело своего царя и бились рядом с ним до конца. Как указывается в классических текстах, было предпринято немало попыток вынести тело, а затем греки отразили в этом месте четыре атаки. После гибели последних греческих воинов, Ксеркс приблизился к трупу своего врага царя Леонида I и приказал отрубить ему голову и насадить ее на копье. Тем самым, он хотел подорвать боевой дух греческих войск, потерявших в Фермопилах более полутора тысяч человек. И не зря, 50% потерь в этот день пришлось на феспийцев, которые бились отважно, но находились в подавленном состоянии из-за гибели своего царя. Ксеркс, в свою очередь, потерял более тысячи бойцов, хотя в преданиях говорится о 20 тысячах.
Это вовсе не был акт самопожертвования, придавший новые силы грекам, которые пошли в контрнаступление, как гласит легенда. В своих книгах сами греки пишут о том, что это было поражение, слишком быстрое и неожиданное. Нечто подобное произошло и во время морского сражения при Артемисии, где греки сопротивлялись лишь от силы три дня, хотя в этом случае греки потеряли сотни кораблей.

Фивский поэт Пиндар отмечал, что именно в Артемисии «сыновья Афин заложили первый камень свободы», а героическая гибель 300 спартанцев тут вовсе ни при чем.

На следующий день после Фермопильского сражения центральная Греция оказалась во власти персов. План Союза греческих государств потерпел неудачу, даже не начав воплощаться. В связи с этим греки стали покидать Аттику и Беотию. Греческие войска сосредоточились на Коринфском перешейке под командованием Клеомброта, брата Леонида, и начали строить фортификационные сооружения, чтобы сдержать наступление противника. Неудача, постигшая Леонида, заставляла принимать радикальные решения, рассматривая море, как единственную надежду на удачу.

Афинский флот как главная сила контрудара

Флот Артемисии занял позиции в Саламине, где и состоялось первое решающее сражение той войны. Поражение, которое персы потерпели главным образом от афинян, стало началом конца персидского вторжения. И хотя война еще затянулась в силу разногласий между городами-государствами, персы допустили просчеты в своих дальнейших наземных операциях, и Греция, наконец, смогла вышвырнуть агрессоров со своей территории.

В легенде о Фермопильском сражении говорится также о свободных греках, противостоящих варварам-невольникам Ксеркса. Достаточно красноречив тот факт, что в сочинениях Геродота почти не упоминают 300 спартанских рабов, погибших вместе со своими 300 хозяевами-спартанцами. Невольники были двигателем спартанской экономики, а также отправлялись вместе со своими хозяевами на поле сражения в качестве помощников. Они грузили снаряжение, готовили еду, искали источники воду и даже охраняли оружие спартанцев. В этом смысле спартанское общество мало чем отличалось от обычаев Персии.
По прошествии 40 лет, останки царя были эксгумированы и отправлены в Спарту для повторного захоронения в соответствии с греческими обрядами. Как гласит легенда, предполагалась построить для него мавзолей. За свой жертвенный подвиг Греция возвела его в ранг героя.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.

Часть 1, Копье и Стрела — фанфик по фэндому «300 спартанцев»

Впервые страх горит в златых моих очах

Скажи: тебе бывало нестерпимо больно?

Ты чуешь ту же боль в моих к тебе речах?

Я знаю: ты бы ад прошел, и это — добровольно

      Ксеркс встречался с ним лишь трижды. И десятки, может быть, сотни раз видел его во снах. Это было похоже на одержимость. Перс проклинал своих жестоких Богов, просыпаясь посреди ночи и стирая с бронзово-гладкой кожи росинки пота, что оставляло на его теле немилосердное греческое солнце. Там, в этих видениях, всегда стоял знойный полдень. Не важно, находил ли себя Ксеркс во внутреннем дворе дома с белыми колоннами или по пояс в шелестящей зелени бескрайнего поля, — это палящее солнце было в зените. Сам спартанец в этих снах всегда появлялся словно из ниоткуда. Едва касался плеча, заставляя развернуться к нему навстречу, и чуть слышно усмехался куда-то в бороду. Будто уже очень давно знал, что гордый Ксеркс, оставив все свое могущество и власть, придет сюда. Придет за чем-то, чего даже у него, богоподобного персидского царя, никогда не было. Спартанец всегда много говорил с ним. Без тени отравляющих воздух страха и двуличия, что так привык слышать во всех голосах перс. Говорил о Греции, о сезонах большого плодородия, о том, как без промаха разит спартанское копье и как воля, переплетаясь с силой, с детства течет в их крови. Алый плащ, струившийся по его могучим плечам, был совсем в цвет этой крови — казалось Ксерксу. С ним никто и никогда так не разговаривал. И ничей больше голос не был таким приятно-глубоким и грубоватым, и ничья больше манера говорить — такой простой и одновременно завораживающей. А темные глаза его были полны той уверенности и мудрости, что не свойственны ни простым воинам, ни политикам, ни эфорам. Богоподобный царь мечтал хотя бы однажды проснуться и сказать себе, что в его жизни есть что-то намного важнее этих снов, в которые приходил спартанец в алом плаще. Но не мог. Солнце, тихий шелест полевой зелени и шорох шагов, а будто бы над всем этим — его голос. И богатые украшения, оплетавшие гибкое тело, в мгновение ока теряли всякую ценность. Власть переставала быть смыслом. Но вокруг вились все те же изменники и мерзавцы, желавшие лишь занять золотой трон, и готовые ради этого сами вцепиться Ксерксу в горло, если бы не смертельный страх. В спартанце же не было страха. Не было в нем и отвращения. Лишь поразительное, согревающее душу спокойствие. А у Ксеркса было все, чего можно было желать. И даже то, чего нельзя, и что не ужилось бы и в самых смелых мечтах. У него были тысячи женщин и мужчин, которыми он мог обладать. У него были, казалось, все богатства и вся власть мира. Он не раз держал в руках свои трофеи — головы поверженных царей, — пачкая тонкие пальцы и золотые кольца в крови. Но чего? Чего же он хотел на самом деле?..

α — ἄλφα

      Его звали Леонид. Мудрый царь маленькой, непобедимой Спарты стоял на арене в кроваво-красном плаще. От него, от самого его взгляда и позы исходила такая сила, что она была бы столь же ощутима, будь он худым и невысоким. Его соперник по вольной борьбе не решался первым начать поединок, и тогда спартанец с проворством и грацией матерого хищника сделал выпад, сокращая расстояние. Собранный, все мускулы напряжены, внимание обострено до предела. Ксеркс, сидевший на трибунах среди неместных торговцев и прочего сброда, прибывшего посмотреть на Олимпийские Игры, не мог отвести глаз. Бой был недолгим — Леониду не потребовалось много времени, чтобы одолеть и повалить противника, не позволив тому нанести почти ни одного удачного удара. И это повторялось раз за разом. Персидский царь до конца был уверен в своем решении поехать сюда, и теперь он не жалел об этом. Хотя все приближенные в один голос отговаривали его, твердя, что отношения слишком натянуты, и что если грекам станет известно о визите Ксеркса, то они тут же позабудут о своем миролюбии. Что нельзя так просто взять и… Он считал: можно. Ведь до одного из великого множества торговых кораблей в этот день никому не будет дела. И не прогадал. Спартанец казался живым искусством. Еще не пойманным и не запечатленным в камне или рисунке. Искусством войны и чистой силы. Перс, как ни старался, не мог вспомнить, что за поединки были между боями Леонида. Да это уже было и не важно. Ксеркс не мог, да и не хотел врать себе о том, что взгляд его цеплялся за точеное, идеальное тело спартанского царя. Но такое Ксерксу было не в новинку. Он видел и красивее, и мягче в движениях, и уж точно куда доступнее. Важнее этого было другое — гордость, какая-то пугающая непоколебимость и даже возвышенность, исходившие от Леонида во всем. Они сквозили в каждом его движении, накладывали свой отпечаток на мужественное лицо, стекали по загорелой коже каплями пота и вились по ветру тканью алого плаща. И это ощущали с первого взгляда, казалось, не только соперники спартанца, но и все зрители. Такого Ксеркс еще не встречал. Он победил. Ну конечно же, он победил. Леониду, казалось, не составило никакого труда получить свое место на пьедестале в вольной борьбе. Для него это была еще не битва, а лишь тренировка и развлечение, если спартанцам вообще было известно такое слово. Потом, стоя на верхней ступени с лавровым венком на голове, он говорил, пользуясь непременным правом сильнейшего. Говорил много и вдохновенно, пока трибуны благоговейно притихли. О победе и храбрости воинов, о своей стране и грядущих сражениях. Ксеркс не запомнил, что именно: осталось лишь одно ощущение, посеянное внутри этой речью. Ведь слова ее были поистине прекрасны. А над головой у Леонида стояло огненное греческое солнце в зените.

β — βῆτα

      Ксеркс провел целый год в борьбе со своими видениями. Он отказывался от сна, заливал неясную, глубинную боль крепчайшими из вин, но все было тщетно. Видения эти всегда рано или поздно к нему возвращались. Через ночь или две, через неделю. Но чаще, когда перс предпринимал очередную попытку убить их в себе, они сменялись уже привычными ночными кошмарами, что преследовали его с тех самых пор, как он стал царем. Жуткими, вязкими. Ксеркс не знал, откуда они приходили. Быть может, их посылали Боги, разгневанные его алчностью и теми реками крови, что он пролил. И тогда обозлился на Богов царь. И сказал, что сам станет Богом. А потом появился Леонид. Пришел, легким движением отогнал прочь все ужасы ночи и будто бы закрыл Ксеркса своим огромным щитом. И тогда богоподобный царь понял, что уже не сможет без этого жить. Но теперь он не знал, что хуже. Душа его впервые в жизни разрывалась. Ведь этот сон был просто горячечным бредом, странной ночной мечтой, которой Ксеркс против своей воли стал одержим. Он стал ненавидеть просыпаться, потому что это каждый раз жестоко вырывало его из теплоты и мягкости видения, которых ему было просто негде искать в жизни. Нечего было даже сравнить с этим. И реальный мир стал казаться не более, чем тенью самого себя. Леонид всегда защищал Ксеркса от его кошмаров. Но не мог защитить от наступавшей на горло реальности и, что страшнее, от него самого. Богоподобный царь не знал, что он чувствует. И боялся, боялся этого чувства больше, чем чего-либо еще. А потом заставил себя возненавидеть и это. Получилось ли? А дальше… дальше была война.

γ — γάμμα

      Когда они встретились вновь, солнца не было. Зловещие тучи покрывали небо, такие тяжелые, словно они были наполнены страшной болью и последним, чистым ужасом погибших на поле боя. Леонид был совсем такой, каким виделся Ксерксу во снах столько раз. Только очень усталым, и меж бровей у него залегла напряженная морщинка. Но стоял он прямо и гордо, как и подобало царю. Поза его была, казалось, совершенно расслабленной, но острый взгляд темных глаз был воткнут прямо в перса. И Ксерксу от этого стало не по себе. Губы его чуть дрогнули, но он не произнес ни слова, чинно спускаясь со своего трона по спинам рабов. Потом, остановившись напротив и с честью выдерживая зазубренный взгляд спартанца, перс все же заговорил. Но слова его сочились ядом гордыни и презрения. А он ведь совсем не это хотел сказать. И все было не так. Это просто чувствовалось до безумия неправильным. Нет. Ксеркс, словно обжегшись о собственные мысли, жестко одернул себя. Именно это он и хотел сказать. Всего остального просто не существовало. Была только эта война, эта земля и эта горстка спартанских воинов в горной расщелине, преграждавшая путь к абсолютному величию. Леонид с усмешкой отвечал персу тем же. С этой отвратительной, презрительной усмешкой. А голос его, такой до боли знакомый, был пугающе спокойным. Как и всегда. Будто во всем этом не было ничего особенного. Но он просто не знал. Не понимал. А потом он ушел. Ушел, взмахнув на прощание своим уже перепачканным в крови алым плащом. Ксеркса трясло. То ли от злобы, а то ли… Он не знал, отчего.

δ — δέλτα

      А потом ничего не осталось. Весь мир схлопнулся до ущелья Адских Врат и каменного плато перед ними. Ксеркс молчал. Ему нечего было больше сказать Леониду. Богоподобный царь предлагал ему всю Грецию — подойди и возьми. Предлагал власть и память в веках. Но спартанец был слишком горд, чтобы просто встать на колени. Чтобы поклясться в верности. Может быть, этой гордости теперь было в нем даже больше, чем в самих Богах. Ксеркс ничего не ждал от Леонида и теперь. Исход сражения был уже определен. Здесь все было кончено, и чувства царя притупились. Он не слышал и не хотел слышать, что говорил спартанцу военачальник персидской армии. Но тут черное сердце бездушного, по слухам, Ксеркса, замерло и сорвалось куда-то вниз. Леонид медленно, словно преодолевая штормовой морской ветер, опускался на колени. Его копье, щит и шлем, теперь бесполезные, упали рядом. Перс, едва чувствуя ослабевшие вдруг ноги, поднялся с трона, не веря своим глазам. Все вокруг замерло. И тут Леонид вскинулся вверх. Копье мгновенно оказалось в его руке, и он, будто отдавая всю свою силу и даже самую душу оружию, метнул его вперед. Цель была далека. Ксеркс перестал дышать. Он знал, что сделал Леонид. И, словно милуя персидского царя в последний раз, Боги дали ему отсрочку. Он видел все движения спартанца такими медленными, что этим можно было невольно залюбоваться. И это тоже — в последний раз. Ксеркс всего чуть-чуть отклонился в сторону, но этого хватило, чтобы Леонид промахнулся. Его копье распороло персу лицо, перепахав щеку от самого уголка губ. Это последнее, знал Ксеркс. Все, что ему теперь останется. Хлынула кровь. Он не отдавал этого приказа. Да никогда и не сумел бы. Но то, что там произошло, навсегда отняло у Ксеркса все его сны. Лучники на самой вершине Адских Врат. Стрел было так много, что они закрыли все небо над кинувшимися в бой спартанцами. Но только одна, самая быстрая, самая первая, достойная гордого царя Леонида, погубила его, пробив могучую грудь.       Ксеркс никогда не знал, что именно чувствовал.

Битва при Фермопилах: все, что вам нужно знать о последней битве в 300 г.

В 480 г. до н.э. царь Персии вторгся в Грецию. Как правитель огромной империи, Ксеркс привел с собой величайшую армию, которую Греция когда-либо видела, и в течение четырех месяцев эта огромная сила катилась на юг по стране, не встречая сопротивления. Город за городом сдавались.

Но кампания Ксеркса остановилась, когда его армия достигла перевала Фермопил в центральной Греции, где он обнаружил греческую армию во главе со спартанским царем Леонидом.Последовавшая за этим битва вошла в историю как мать всех последних битв.

Битва за перевал

Когда вы приближаетесь к Фермопилам (примерно в 200 километрах от современных Афин) с севера, горы вырисовываются перед вами, как стена. Во время вторжения вид был еще более устрашающим. Изменения уровня моря означают, что в наши дни холмы Фермопил огибают аллювиальную равнину [в основном плоский рельеф]. Но в 480 г. до н.э. море достигло подножия крутых холмов, и перевал был узким: не более пяти метров в ширину с каждого конца и не более 15 метров даже в середине.

Иллюстрация XIX века, изображающая Фермопилы, узкий прибрежный проход, известный битвой между греческими спартанцами и вторгшимися персидскими войсками в 480 году до нашей эры. (Фото The Print Collector / Heritage Images через Getty Images)

Противоборствующие греческие силы были небольшими, немногим более 7000 человек, в ядре было 300 спартанцев. Но он застрял, как пробка в бутылке. Чтобы продвинуться на юг, Ксеркс должен был взять перевал — и время было не на его стороне. Было конец лета, и ему нужно было завершить все вторжение, насколько это возможно, до зимы.Его армия была огромной: в древних источниках ее численность исчислялась миллионами, хотя современные историки склоняются к примерно 200 тысячам. Даже 50 000 были бы огромными по древним меркам. Ксеркс знал, что если он задержится, то столкнется с проблемами снабжения. Ему нужно было кормить и поить не только воинов, но и множество последователей лагеря, кавалерийских лошадей и вьючных животных, а также огромную и роскошную королевскую свиту. Итак, он находился под давлением.

Греки были в меньшинстве. Но теснота означала, что персы не могли использовать свою огромную численность, чтобы сокрушить их.И они не могли использовать тактику, которая сделала их хозяевами мира от Эгейского моря до Инда: ломать врага залпом за залпом стрел с расстояния, прежде чем двинуться, чтобы уничтожить его. Вместо этого силам Ксеркса пришлось прибегнуть к жестокому рубящему столкновению пехотных линий на близком расстоянии: греческий способ ведения боя. Что еще хуже, численность персидских войск противостояла им, поскольку в этом замкнутом пространстве они постоянно подвергались риску быть раздавленными их собственной стороной.

В течение двух дней Ксеркс бросал разделение за разделением в проход. Все вернулись измученные — даже его элитный отряд из 10 000 «Бессмертных». Но были тропинки через холмы, и одна, в частности, вела вдоль горы с видом на перевал к точке за греческими линиями. Предупрежденный местным греком о пути, в сумерках на второй день Ксеркс послал своих Бессмертных, чтобы подготовиться к обходу греков утром третьего дня.

В окружении врага

Когда Леонид узнал об окружении рано утром на третий день, он созвал собрание.У них еще было время уйти, но Леонид и то, что осталось из его 300 спартанцев, настояли на том, чтобы остаться. То же самое произошло и с контингентом из 700 человек из древнегреческого города Феспии. Поскольку их город в соседнем районе Беотии находился на пути любого персидского наступления, у них была веская причина сложить свои жизни. Четыреста фиванцев тоже остались (только чтобы дезертировать в конце).

Леониду нужен был арьергард, чтобы сдержать персов — и умереть, если понадобится…

Остальные греческие войска решили уйти. Историк Геродот, стремившийся прославить Леонида, говорит нам, что вождь отправил союзников, чтобы пощадить их жизни и завоевать бессмертную славу. Хотя нельзя игнорировать ни один из мотивов, вполне вероятно, что основная причина была стратегической. У персов (в отличие от греков) было конницы, , которая могла настигнуть и уничтожить отступающие силы. Чтобы выиграть время для отступающих войск, Леониду понадобился арьергард, чтобы сдержать персов — и умереть, если потребуется.

Арьергард выстоял, несмотря на потерю своего командира Леонида в жестоких затяжных боях. Но затем прибыли Бессмертные, и грекам пришлось отступить на невысокий холм. Жестокая рукопашная схватка сломала их копья и мечи, но они продолжали сражаться кинжалами, руками и зубами, пока персы не устали от ненужных потерь и не сбили их залпами стрел. Наконечники стрел анатолийского дизайна были обнаружены в большом количестве на холме современными археологами.

г. Фермопилы потерпели поражение от Греции. Арьергард был уничтожен, и персы вторглись в центральную Грецию. Но Фермопилы действительно доказали — что очень важно — доказали, что персидскую военную машину можно остановить. Он также проверил греческую стратегию использования ограниченного пространства для нейтрализации численности персов, стратегия, которая позже оказалась разрушительно эффективной, когда греки уничтожили персидский флот в узком проливе Саламин всего месяц или около того.

Откуда появился миф о 300 спартанцах?

Победа или поражение, битва почти сразу приобрела мифический статус, как британское отступление в Дюнкерке в 1940 году или резня защитников миссии Аламо в Техасе в 1836 году.И это стало мифом о Спарте. 300 спартанцев составляли меньшинство обороняющихся сил — не только в армии, но даже в последнем бою, но столкновение превратилось в битву 300 спартанцев, а не 7000 греков, в народном воображении.

Именно Фермопилы создали миф о том, что спартанцы всегда побеждают или умирают …

Это также послужило полировке и без того грозной репутации непобедимости Спарты.В пятом веке до нашей эры Геродот рассказывает, как Ксеркс (до Фермопил) спросил изгнанного спартанского царя Дамаратута, как свободные греки могут противостоять ему, не будучи принужденными сражаться под плетью. Дамарат ответил, что спартанцы, хотя и свободны, имеют хозяина, которого они боятся больше, чем персов: своего царя и закона, который велит им не отступать, а стоять и умереть. Это было не совсем так; спартанцы умели отступать. Именно Фермопилы создали миф о том, что спартанцы всегда побеждают или умирают.

Спартанский царь Леонид ведет свою армию в атаку во время битвы при Фермопилах. Он погиб во время столкновения. (Фото Getty Images)

Не менее полезными для имиджа Спарты были рассказы о спартанцах, которые совершили ошибку, оставшись в живых. Одна из таких историй — это история Аристодема, который был одним из двух спартанцев, получивших инвалидность из битвы из-за глазной инфекции. Его товарищ Еврит был ослеплен, но вернулся в битву, чтобы сражаться и умереть. Тем временем Аристодем отправился домой.Он подвергся остракизму, и его жизнь стала настолько невыносимой, что он предпочел умереть как берсерк, сражаясь с персами год спустя. Спартанцы еще отказывались его простить даже тогда. Посыл был ясен: вторых шансов у «Спарты» нет.

Более поздние источники представляют всю кампанию как экспедицию самоубийц …

Наиболее поразительно то, что более поздние источники представляют всю кампанию как экспедицию самоубийц, когда Леонид сказал властям в Спарте перед битвой, что его настоящая цель — умереть за Грецию.Но 7000 кажется большой силой, которую нужно послать просто умирать без какой-либо стратегической цели. И эта история работает только для 300 спартанцев, а не для более чем 6000 союзников. Конечно, те, кто уехал на третий день, не думали, что присоединились к отряду смертников. История отражает нашу тенденцию «читать историю задом наперед» и рассматривать результат как неизбежный и предсказуемый. Обычно это не так.

Фермопилы также породили множество историй о спартанской храбрости под огнем, всегда связанной со спартанской репутацией «людей дела», а не слов.Говорят, что спартанский солдат Диенес, когда ему сказали, что персидские стрелы закроют солнце, спокойно ответил: «Хорошие новости; мы будем сражаться в тени ». Более поздняя история добавляет к этой репутации: когда персы потребовали, чтобы спартанцы передали свое оружие, Леонид ответил: «Приди и возьми его» (слова, которые теперь начертаны на его статуях в Спарте и Фермопилах).

Фермопилы стали образцом смелого последнего сражения. В наше время его использовали и злоупотребляли как критерий мужественной жертвы вопреки всему.Его использовали для прославления подлинных рассказов о храбрости, таких как позиция индийских и британских войск в Кохиме, на северо-востоке Индии, против японского вторжения во время Второй мировой войны или мужественные действия пассажиров United Airlines Рейс 93 11 сентября против террористов, захвативших самолет (самолет разбился в поле, не смог достичь намеченной цели).

Кроме того, по иронии судьбы, Фермопилы использовались для прославления империалистических неудач, таких как поражение при Дьенбьенфу во Вьетнаме в 1954 году в последние годы французского контроля в Индокитае или поражение англичан от зулусов при Исандлване в Квазулу. Наталь в 1879 году.Это было также упомянуто в связи с катастрофическим поражением Германии под Сталинградом во время немецкого вторжения в Россию во время Второй мировой войны.

Нет никаких сомнений в том, что события в Фермопилах в 480 г. до н.э. продолжаются в нашей истории, в нашей массовой культуре и за ее пределами.

Крис Кэри — заслуженный профессор греческого языка в Университетском колледже Лондона. Он является автором книги «Фермопилы» из серии «Великие сражения», опубликованной издательством Oxford University Press в августе 2019 года.

Ужасающие факты о Леониде, царе-воине Спарты

Он самый легендарный король-воин в истории.Со своими 300 храбрыми спартанцами за спиной царь Леонид противостоял могущественному вторгшемуся Ксерксу и остановил его. Эту историю рассказывали и пересказывали бесчисленное количество раз, но насколько из того, что мы слышали, правда? Оказывается, в безжалостном Леониде есть гораздо больше, чем то, что мы видели на экране. Читайте дальше, чтобы узнать мрачную историю этого безжалостного спартанского царя.


1. Он произошел от Геркулеса

Леонид происходил из легендарной линии царей Агиада. Уходя в глубь веков, Леонид и его семья утверждали, что происходят от мифологического Геракла.Это непростая задача, но от своего жестокого прихода к власти до жестокого конца Леонид делал все возможное, чтобы гордиться своим героическим предком.

2. Он почти не родился

Это чудо, что Леонид вообще родился. В течение многих лет его отец, Анаксандрид, и мать, имя которой потеряно для истории, не могли родить ребенка. В конце концов, отсутствие наследника стало нервировать спартанскую элиту. Эфоры, влиятельный совет чиновников, которые помогали править Спартой, потребовали, чтобы Анаксандрид оставил мать Леонидаса и взял новую жену.Это изменило бы историю Греции в том виде, в каком мы ее знаем, но у Анаксандрида была идея получше…

3. Его отец был игроком

Анаксадридас решил съесть свой торт и тоже его съесть. Он очень любил свою первую жену, но знал, что эфоры могут быть опасными врагами, поэтому пришел к компромиссу. Он взял вторую жену … но остался женат на матери Леонидаса! Это успокоило нервных эфоров, но быстро вызвало серьезные проблемы в спартанском дворе.

4. От без сыновей к слишком многим

Почти сразу после того, как Анаксадрид взял свою вторую жену, она родила ему сына, Клеомена.У Спарты наконец-то появился наследник, и эфоры отступили от Анаксандрида, но высшие эшелоны спартанского общества редко оставались спокойными надолго. Вскоре после рождения Клеомена первая жена Анаксадрида наконец родила сына: Дориэса. Внезапно у нас появилось слишком много наследников, и в таком безжалостном месте, как Спарта, это никак не могло закончиться хорошо.

5. Он был третьим в очереди… Сначала

К тому времени, когда родился Леонид, он технически был третьим в очереди, занявшим трон после смерти своего отца.Может показаться, что это далеко, но мы говорим о Спарте — немногие спартанские мужчины дожили до старости, и поэтому неудивительно, что обоих братьев Леонидаса постигла мрачная судьба.

6. Не все приняли его сводного брата

Когда Анаксандрид умер, его старший сын, сводный брат Леонида Клеомен, занял трон, но не все были этому рады. Дорией, первенец первой жены Анаксандрида, считал, что он должен править Спартой. К сожалению, вскоре он узнал, что не все с ним согласны…

7.Его старший брат встретил темный конец

Люди Спарты почти единодушно поддержали Клеомена как царя, и это привело Дориея в ярость. Отвергнутый собственным народом, вспыльчивый Дориэс с отвращением покинул Спарту, но за пределами родины его ждали только поражение и смерть. Он попытался основать собственную колонию в Африке, но в конце концов был вынужден ее покинуть. Затем он попытался открыть магазин на Сицилии, но пересек не того человека и был убит.

В результате у Леонида остался только один старший брат, царь Клеомен, но ему не пришлось долго ждать, пока Клеомен встретит такой же темный конец.

8. Два короля лучше, чем один

На протяжении большей части своей истории Спарта фактически имела двух королей в любой момент времени. Итак, когда Клеомен был царем, он правил вместе с человеком по имени Демарат, но эти двое были заклятыми врагами, и их вражда предоставила Леониду прекрасный шанс отобрать то, что принадлежало ему.

9. Безумный царь Клеомен

Как и его брат, Клеомен был жестоким царем-воином, и его правление привело к тому, что Спарта превратилась в могущественный и внушающий страх город-государство, но вскоре его жизнь приняла мрачный оборот.После того, как его поймали на заговоре против своего соправителя Демарата, спартанцы изгнали Клеомена. Он быстро начал собирать армию, чтобы в случае необходимости вернуть свой трон силой. Спартанцы знали, что гражданская война может разлучить их, поэтому они позволили Клеомену вернуться.

Но как только они увидели его, они не могли поверить в то, кем он стал …

10. Он предал свою плоть и кровь

Согласно историческим источникам, Клеомен был совершенно безумным к тому времени, когда вернулся на родину.Ему нельзя было позволить разрушить Спарту, поэтому Леонид, его собственный брат, жестоко предал его. Почти сразу после того, как Клеомен вернулся, Леонид приказал своим людям бросить своего брата в тюрьму. Кто знает, было ли это безумием или разбитым сердцем из-за предательства, но вскоре после этого Клеомен покончил с собой.

11. Он был немного высокомерным

Леонид занял свое место царя после смерти Клеомена — то, что он явно считал своим правом. В одной известной истории кто-то пытался сбить его с толку, насмехаясь: «Если не считать того, что ты король, ты ничуть не лучше нас.Леонид, однако, не имел ничего из этого. Давно хлопнув в ладоши, Леонид ответил: «Но если бы я был не лучше вас, я не был бы царем».

У этого парня была уверенность, я дам ему это — и ему понадобится каждая унция этого для того, что будет дальше.

12. Он мог поддержать свой большой рот

Конечно, Леонид обладал чем-то вроде комплекса превосходства, но, по крайней мере, у него были квитанции, подтверждающие это. В то время как первенцы спартанских царей были освобождены от агоге, жестокой программы спартанских тренировок, Леониду повезло меньше.Он провел свое детство, борясь за свою жизнь вместе с остальными спартанскими мальчиками, и он преуспел. Когда он, наконец, взошел на трон, он был одним из самых смертоносных людей в мире, и персы должны были научиться этому на горьком опыте.

13. Другие греки боялись и уважали Его

Легенда о Леониде уже начала расти к тому времени, когда Ксеркс двинул свою огромную армию в Грецию. Когда лидеры греческих городов-государств собрались, чтобы решить, кто поведет их войска против персов, они единогласно выбрали Леонида.Вскоре после этого их вера в него будет вознаграждена — в одном из самых легендарных сражений в истории.

14. Он знал, что обречен

Леонид принял командование греческими войсками даже после того, как мрачное пророчество таинственного Оракула в Дельфах предсказало его верную гибель. Мрачные слова Оракула представляли собой ультиматум: если персы вторгнутся, либо город Спарта будет разрушен, либо спартанцы оплакивают мертвого царя. Для греков Оракул была прямой связью с богами, и они очень серьезно отнеслись к ее словам.

Может быть, другие люди дрогнули бы, но Леонид не боялся смерти. Он двинулся навстречу персам — и увидел, как сбылось пророчество Оракула.

15. Он обеспечил будущее своей Родины

Согласно историку Геродоту, пророчество Оракула могло быть частью причины, по которой Леонид привел так мало людей к встрече с Ксерксом в Фермопилах. Леонид знал, что ведет своих людей к их верной гибели, поэтому он сделал трудный выбор, чтобы гарантировать продолжение спартанской родословной: он отбирал только солдат, у которых были живые сыновья, которые носили их имя.

16. Плохое время, Ксеркс

Ксеркс повел своих людей в Грецию по шоссе , действительно неудобному для Леонида и спартанцев. Он прибыл во время Карнейи, чрезвычайно священного религиозного праздника. Фактически, Карнейя была настолько важна, что спартанский закон запрещал любые военные действия во время фестиваля — вы знаете, это было важно, если бы это заставило даже спартанцев, человек прекратили сражаться.

17. Только лучшее

Праздник или нет, но эфоры поняли, что армию Ксеркса нельзя игнорировать.Совершив беспрецедентный шаг, они позволили Леониду досрочно покинуть Карнейю и взять авангард, чтобы удержать Ксеркса: 300 спартанцев. Но, вопреки тому, во что вы поверите в большинстве историй, в армии Леонида было гораздо больше, чем это.

18. 300 * спартанцев

Леонид действительно вышел из Спарты с 300 своими лучшими солдатами… но в большинстве историй не учитываются 900 илотов (спартанских рабов), которых они привезли с собой. Добавьте к этому других греческих солдат, которые присоединились к ним, армия Леонидаса фактически насчитывала целых 7000 человек.Но послушайте, я понял, 300 звучит круче…

19. Это один из способов посрамить ваших союзников

Хотя Леонид и командовал гораздо большими силами, чем мы предполагали, они все еще были совсем крошечными перед лицом могучей армии Ксеркса. Мы рассмотрели, почему Леонид привел с собой так мало людей, но некоторые историки полагают, что есть еще одна причина, по которой царь-воин оставил после себя так много хороших солдат: он полагал, что если другие греки увидят, как он уверенно марширует своей крохотной армией против Ксеркса, им будет стыдно. присоединение к сопротивлению.

20. Он игнорировал своих спартанцев

В Фермопилах Леонид сражался за всех греков, но если бы некоторые спартанцы добились своего, его бы там вообще не было. Спарта расположена на Пелопоннесе, большом полуострове, который соединен с материком только узким Коринфским перешейком. Многие спартанцы считали, что Леонид должен укрепить оборону на перешейке, оставив остальную Грецию волкам.

Эта идея напугала другие греческие города, которые остались бы без защиты, но шокирующим шагом Леонид проигнорировал своих товарищей и согласился защищать Фермопилы.

21. Горячие врата

Фермопилы — горный перевал в центральной Греции. Его название переводится как «Горячие врата», и это идеальное место для небольшой армии, чтобы сдержать большую армию. К сожалению, у него есть один роковой недостаток — небольшая коварная тропа, которая ведет вокруг основного прохода. Местные жители предупредили Леонида о тропе, поэтому он оставил группу из 1000 фокейских солдат охранять ее.

Весь его план основывался на этих людях, но, как он узнал в свой последний день на земле, его вера в них была неуместной.

22. Ксеркс не хотел драться

В то время как истории изображают Ксеркса жестоким, кровожадным тираном, персидский царь по крайней мере пытался пойти дипломатическим путем — и, честно говоря, его условия звучат довольно справедливо. У греков по-прежнему была бы свобода, им просто нужно было бы принять титул «Друзья персидского народа». Ксеркс даже предложил им поселиться на земле, которая была гораздо более плодородной, чем та, которой они владели.

Если вы спросите меня, это звучит как выгодная сделка, но Леонид был скроен из другой ткани.Когда он услышал предложение Ксеркса, его ответ был буквально легендарным.

23. Он действительно сказал, что

Леонид отказался от предложения Ксеркса о дружбе, поэтому Ксеркс сделал ему второе предложение: он послал Леониду простое послание: «Передайте руки». Ответ Леонидаса был столь же лаконичным: «Приходите и возьмите их».

24. Он действительно сказал это тоже

Номер

300 заполнен крутыми, цитируемыми остротами Леонидаса — и примечательно, сколько из них на самом деле взято из исторических источников.Например, есть история, что один из солдат Леонида пожаловался, что у персов так много лучников, что из-за их стрел невозможно увидеть солнце. По словам древнего историка Плутарха, Леонид на самом деле ответил: «Разве это не будет хорошо, если у нас будет тень, в которой мы будем сражаться с ними?»

25. Его армия не выдержала ни единого шанса

В то время как несколько различных древних источников утверждали, что орда Ксеркса исчислялась миллионами, современные историки немного более консервативны.Гораздо более вероятно, что численность персидских войск составляла от 70 000 до 300 000 человек. Это все еще означает, что даже по самым низким оценкам, греков было в 10 раз меньше, чем в 1: Фермопилы должны были стать кровавой бойней — незабываемой меткой, которая не вошла бы даже в учебники истории.

Но Леонид позаботился о том, чтобы битва запомнилась навсегда.

26. Муравей не ссорится с сапогом

По общему мнению, Xerxes на самом деле не испытывал особого желания возиться с греками и их ничтожными силами обороны.Сначала он предложил им «дружбу», а затем сказал им отказаться от оружия, он ждал целых четыре дня в надежде, что Леонид опомнится и сбежит. Очевидно, Ксеркс не знал, что за человек Леонид, но когда он наконец решил атаковать, он понял это на собственном горьком опыте.

27. Он точно знал, где быть

Леонид выбрал Горячие врата не только потому, что у них крутое имя. Место, где он разместил своих людей, имело океан с одной стороны и отвесные непроходимые скалы с другой.Единственный путь вперед лежал прямо через греческую армию — и на пятый день именно туда Ксеркс послал свои инструменты.

28. «Нарезанные лентами»

Можно только представить, что персидская армия чувствовала себя довольно уверенно, глядя на крошечные греческие силы обороны, но эта уверенность длилась недолго. По словам историка Ктесия, первая волна присланных персов была «разрезана на ленточки», в то время как греки потеряли взамен только двоих из трех человек.

29. Ксеркс сидел в первом ряду на кровавой бойне

Ксеркс посылал волну за волной людей против формирования Леонидаса — и с ужасом наблюдал, как каждого из них разрубали на части.Он поставил трон в зоне видимости битвы, и источники говорят, что он трижды прыгал со своего места, когда его люди были уничтожены прямо перед ним. Его регулярные силы явно не работали, но у Ксеркса был козырь в рукаве…

30. «Очень смертные»

Бессмертные были самой страшной группой солдат в армии Ксеркса. Они представляли самое лучшее, что могла предложить огромная Персидская империя. После того, как его регулярные войска потерпели поражение, Ксеркс высвободил Бессмертных против Леонида, и спартанцы с легкостью отбили их.Бессмертные были смертоносными, но они не могли сравниться с греками.

31. Ксеркс, вероятно, бросил бы…

Персидский царь перенес эту бойню в течение двух полных дней. К концу второго дня 10 000 его людей, включая двух его собственных братьев, лежали мертвыми на поле битвы. Если бы это продолжалось намного дольше, возможно, Ксеркс отказался бы от своего вторжения — но затем одинокий грек забрел в персидский лагерь и прошептал царю на ухо:

32. Преданный

Грек, вошедший в лагерь Ксеркса, был малийцем по имени Эфиальт, и есть причина, по которой его имя вскоре стало означать «кошмар» на греческом языке.Хотя номер 300 сделал его уродливым спартанцем-изгоем, на самом деле его мотивация была намного проще: жадность. Эфиальт предполагал, что персы сделают его богатым, если он предаст свою родину, и он сделал именно это…

33. В тылу врага

Эфиальт рассказал Ксерксу о секретном пути через горы и лично возглавил персидские войска позади Леонида и его людей. Но не волнуйтесь, Леонид оставил эту группу фокейских солдат, чтобы защитить их фланг, верно? Ну, скажем так, все пошло не совсем так, как планировалось…

34.У тебя была одна работа!

Когда фокейцы увидели, что персидская армия приближается скрытым путем, они быстро заняли оборонительную позицию. Они предполагали, что кровожадные персы бросятся к их щитам, но фокейцы совершили роковую ошибку. Собравшись в кучу, они оставили путь Леониду совершенно свободным. Персидская армия выпустила пару случайных стрел в сторону фокейцев … затем продолжила свой марш в сторону основных греческих сил. Ой.

35. Он отправил своих союзников домой, но остался умирать

Леонид узнал, что его обошли с фланга на рассвете седьмого дня.Он созвал чрезвычайный военный совет и принял шокирующее решение: он отправил подавляющее большинство греческих войск домой. Хотя Леонид и другие спартанцы никогда не отступили, он понимал, что их дело проиграно, и что оставшимся грекам лучше жить, чтобы сражаться в другой день.

Но не Леонид. Он знал, что смерть неизбежна, но он и его люди все равно остались, следуя спартанской поговорке: «Вернись со своим щитом… или на нем».

36. 700 Феспианцев

Итак, , это — источник легендарной истории о 300 спартанцах, которые в одиночку противостояли огромной персидской армии, верно? Нет.Даже после того, как Леонид сказал остальным грекам оставаться дома, люди из Феспии также не боялись. Они отказались покинуть спартанцев, и 700 из них встали рядом с Леонидом, когда их пугающая судьба пришла позже в тот же день…

37. Он принес Себя в жертву за греков

Последний бой Леонидаса был не , а просто вопросом чести и гордости. Оставшись сражаться с персидской кавалерией, Леонид и его люди пожертвовали собой, чтобы оставшиеся греческие войска успели бежать.Многие из людей, сбежавших из Фермопил, будут там, когда греки, наконец, раз и навсегда отразят нападение Ксеркса.

38. Некоторые греки образумились

Как и феспийцы, отряд из 400 фиванцев также остался, чтобы противостоять персам, но они не были так горды, как их союзники. В то время как все последние спартанцы и феспийцы были убиты в последнем нападении персов, фиванцы сказали: «К черту!» и сдался.

39. Все в семье

Леонидас происходит из генеалогического древа, настолько искривленного, что это посрамляет Ланнистеров.Его отцом был царь Спарты Анаксандрид II. Ни один древний источник не записал имя его матери, но мы знаем один тревожный факт о ней: она была племянницей Анаксандридаса! Как будто этого было недостаточно, когда Леониду пришло время искать жену, он черпал темное вдохновение из развратных наклонностей своего отца …

40. Он женился на дочери своего брата

В то время как старшие братья Леонида Клеомен и Дорией крайне ненавидели друг друга, ни один исторический источник не упоминает, как сам Леонид относился к своим родственникам.Однако он не мог так сильно ненавидеть Клеомена: он женился на дочери Клеомена, прекрасной Горго! Правильно, как и его отец, Леонид женился на собственной племяннице.

41. Ксеркс вызвал свою ярость на теле Леонидаса

Леонид наконец встретил свою смерть во время последнего нападения персов, сбитого персидскими лучниками. Как только король был мертв, обе стороны начали лихорадочную борьбу за его труп. Спартанцам в финальном отважном усилии удалось завладеть телом своего короля, но все это было напрасно.В конце концов, все оставшиеся спартанцы присоединились к Леониду, и персы захватили останки царя.

Персидские солдаты немедленно доставили тело Леонида к Ксерксу, у которого был тревожный план на этот счет. Для Леонида смерть была только началом…

42. Он уже мертв…

Персидский обычай гласил, что останки вражеских вождей следует чтить, но Ксеркс не проявил великодушия, когда увидел тело Леонида. Он только что провел два дня, наблюдая, как крошечная армия этого человека убивает кучу его людей, и был в высшей степени разъярен.Кощунственно Ксеркс приказал своим людям отрубить Леониду голову и поставить ее на столб. Затем, как будто этого было недостаточно, он распял тело.

43. Он вернулся на своем щите

Ксеркс изо всех сил старался унизить останки Леонидаса и проявить неуважение к нему, но не смог остановить рост легенды о спартанском царе. Почти сразу после смерти Леонида Спарта начала поклоняться ему как герою. Его наследие было таким, что спартанцам действительно удалось вернуть его останки домой спустя полные 40 лет после битвы, где они похоронили его со всеми почестями.

Культ Леонида сохранялся веками после его смерти.

44. Лаконичный мемориал

Вы действительно можете посетить Фермопилы сегодня, и если вы это сделаете, вы найдете статую льва, стоящую там, где Леонид сделал свой последний бой. На каменном чудовище простая надпись: греческие слова ΜΟΛΩΝ ΛΑΒΕ — «Приди и возьми их».

Источник: 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7

История Леонида и легендарной битвы 300 человек при Фермопилах | Афины Инсайдеры

Большинство людей, которые смотрели знаменитый исторический фэнтези-фильм Зака ​​Снайдера «300» 2007 года, могут подумать, что они знают древнегреческую историю Леонидаса и битвы при Фермопилах, но исторические факты сильно отличаются от того, что было изображено в фантастическом фильме.

Леонид был царем-воином Спарты, одного из самых влиятельных древнегреческих городов. Ему вовсе не суждено было стать царем по рождению, и он сделал это только потому, что его старший сводный брат Клеомен умер, не оставив потомства мужского пола.

Во время своего правления царь Персии Ксеркс стремился завоевать всю Грецию после неудачной попытки своего отца. К 480 г. до н.э. Ксеркс собрал огромную армию из ста пятидесяти тысяч человек и флот из шестисот кораблей.

Вторжение привело к битве при Фермопилах, которая считается одним из самых известных сражений в древней европейской истории.Однако, в отличие от других сражений, это была не победа греков, а поражение. Его слава произошла из-за того, что он был одним из самых смелых последних сражений значительно превосходящей численностью армии греческих городов-государств во главе с царем Спарты Леонидом против вторгшихся персов при царе Ксерксе.

Греческие войска численностью около 7000 человек, 300 из которых были спартанцами, выбрали Фермопилы в качестве первой линии обороны, узкого прохода между горами центральной Греции и морем. Это был стратегический шаг со стороны греков.Узость перевала сводила на нет численное преимущество персов.

Согласно Плутарху, Ксеркс, царь Персии, потребовал, чтобы спартанцы сложили оружие, и царь Леонид I ответил фразой «Молон лабе», что означает «Приди и возьми их».

Битва при Фермопилах длилась три дня. Первые два дня грекам удавалось удерживать линию фронта, не давая персам прорваться через узкий проход. Их более длинные колющие копья, тяжелые щиты и бронежилеты давали им явное преимущество перед персами, которые были вооружены более короткими копьями типа дротиков, плетеными щитами и доспехами, сделанными только из тканого полотна.

На третий день, однако, человек по имени Эфиальт открыл тропу, которая вела персов вокруг горы к тылу обороняющейся армии. Когда до Леонида дошли слухи о том, что их положение было скомпрометировано, он принял решение, которое продолжает оставаться предметом огромного анализа и споров — вместо того, чтобы отказаться от своих позиций и уйти на юг до прибытия персов, Леонид отпустил большую часть своей армии. , приказав 300 спартанцам, 700 феспианцам и 400 фиванцам остаться и сражаться.

Хотя вокруг этого решения было много спекуляций, большинство историков сходятся во мнении, что Леонид решил пожертвовать собой и своими людьми, чтобы дать остальной армии достаточно времени для бегства.

Греки погибли в битве при Фермопилах. Ксеркс и его армия теперь могли пройти через Грецию и — предположительно — победить все города-государства. Но рассказы о храбрости защитников Фермопил начали быстро распространяться, что положительно сказалось на моральном духе других греков.И отсрочка боя также достигла того, на что надеялся Леонид. Афиняне, например, успели бежать из своего города, прежде чем Ксеркс достиг его.

Иными словами, поражение при Фермопилах привело к победе в битвах при Саламине и Платеях, которые фактически положили конец Второму персидскому вторжению.

Более того, битва оставила наследие, которое длилось тысячелетия, демонстрируя храбрость небольшого числа воинов, которые перед лицом гораздо более крупного врага стояли на своих местах до самого конца.

Почему мы должны благодарить спартанцев за Конституцию, Чик-фил-а и капитализм

Год — 480. Триста спартанцев вместе с небольшим отрядом греков защищают горный перевал Фермопилы от вторжения персов. Если бы 300 спартанцев остались дома и если бы персы выиграли греко-персидские войны, западная концепция свободы, скорее всего, не существовала бы. Авторитарная монархия была бы нормой, и потребовалась бы группа людей, очень похожих на спартанцев, чтобы снова отстаивать такие ценности, как защита, свобода воли и свобода, над империализмом, принуждением и авторитаризмом.Конечно, такая защита могла произойти, но было бы труднее знать, что спартанцы и другие греки, защищавшие свободу в битвах при Фермопилах, Саламине и Плате, не смогли этого сделать.

Хотя битва при Фермопилах в 480 г. до н. Э. произошло примерно за сто лет до рождения великого философа и защитника свободы Аристотеля, у греков все еще была концепция защиты города-государства, полисов . Множество полисов существовало по всей Греции примерно с восьмого века до нашей эры.C. Каждый город-государство ревностно охранял свою автономию, желая свободы жить в соответствии со своими собственными диктатами, а не с мнениями другого города-государства или, что более важно, авторитарного режима. Хотя правительства полисов иногда расходились (в Афинах была демократия, а в Спарте — олигархия) и даже боролись друг против друга, почти все греческие города-государства действительно соглашались по крайней мере в одном аспекте: персы были авторитарными, не имели понятия о свободе. , поработил свой народ и должен быть побежден.Таким образом, хотя Аристотель еще не описал греческий идеал свободы, все города-государства защищали свою независимость от внешних и внутренних врагов, особенно в случае битвы при Фермопилах.


Спартанцы сдерживают персидские войска у Анопеи, прохода в один ряд у Фермопил.

Эта великая битва в 480 году произошла во время греко-персидских войн, в которых царь Персии Ксеркс пытался получить больше территорий. Группа греков, в том числе спартанцы, афиняне и другие, объединились, чтобы бороться против персидской угрозы.Чтобы добиться гегемонии над материковой Грецией, Ксеркс планировал атаковать с суши и с моря. Свободная коалиция эллинов (древних греков) определила горный перевал Фермопилы и мыс Артемисий как ключевые оборонительные точки на суше и на море соответственно и послала конгломерацию греков во главе с царем Спарты Леонидом для защиты Фермопил. Поскольку Олимпийские игры проходили одновременно с ожидаемым вторжением персов, греческий союз послал лишь небольшой авангард.Леонид послал местный отряд для защиты Анопеи, прохода в один ряд возле Фермопил, в то время как 300 спартанцев и другие остались на узком, но несколько более крупном проходе Фермопил. Нападение персов началось 17 августа и длилось три дня, прежде чем персы окончательно убили 298 спартанцев, защищавших горный перевал, с другим небольшим греческим контингентом численностью примерно от трех до четырех тысяч человек. Однако до того, как спартанцы и другие погибли, они убили двадцать тысяч персов.

Хотя битва при Фермопилах была технически поражением для греческой коалиции, это было также и завоевание. Это ознаменовало начало нескольких важных побед греков против персов и означало сдвиг в моральном духе греков. Несмотря на то, что почти все из 300 спартанцев (двое дезертировавших) погибли, они сражались энергично и отважно, отказываясь просто подчиняться персам. Воодушевленные такими спартанскими действиями, другие выжившие греки с большим динамизмом сражались против персов.Хотя греки окончательно победили персов в битве при Плате в 479 г. до н. Э., Положив конец греко-персидским войнам, многие ученые связывают возможный успех греков над персами с защитой спартанцев при Фермопилах. Если бы спартанцы и другие более поздние греческие армии бежали в страхе, вполне вероятно, что победа персов способствовала бы империализму над защитой, принуждению над свободой и авторитаризму над свободой.

По самой своей природе Персидская империя была экспансионистской.Кир, Дарий, Ксеркс и другие персидские цари хотели распространить влияние Персии на весь известный мир. Греки, с другой стороны, хотели защитить свою землю от захватчиков. До Александра Македонского Македонского они не мечтали о мировой империи; Греки наслаждались своими небольшими полисами и свободой выбора правительства в каждом из них, такой как демократическая система Афин (хотя и отличающаяся от современных демократий) и олигархия Спарты.Если бы персы одержали победу в греко-персидских войнах, персы могли бы создать первую мировую империю и потребовать от греческих городов-государств подчинения персидской монархии, не позволяя процветать идеям демократии и свободы. Хотя персы проявили больше милосердия, чем другие древние империи, такие как ассирийцы, правители, подотчетные царю, управляли различными регионами или сатрапиями. Хотя греки могли бы сохранить свои обычаи и религию, было бы сложнее сохранить свое уникальное правительство, поскольку греческие сатрапии должны были бы платить налоги Персидской империи.Вместо того чтобы существовать как отдельные образования, греческие полисы были бы поглощены вторгшимся персидским правительством.

Как часть этой империи, персы предпочли бы принуждение свободе воли. Как отмечает историк Пол Картледж, Геродот, древнегреческий историк, рассказывает, как персидский царь Ксеркс заставил своих людей сражаться кнутами, в то время как греки сражались по собственной воле: «[Спартанцев] не нужно было бить, чтобы заставить их бороться изо всех сил.. . Кнуты предназначались только для рабов, а не для свободных людей; они были подходящими для варварского хозяина для использования на своих рабах, но не могли быть и речи для солдат-граждан свободного греческого полиса ». Если бы персы победили, царь хлестал греков, чтобы заставить их сражаться, вместо того, чтобы позволить грекам самостоятельно решить защищать идеал свободы. Такое действие превратило бы греков в варваров и рабов вместо свободных людей, тем самым устранив различие между греческим полисом и Персидской империей.

Фактически, греки могли даже изменить свое понимание ключевых добродетелей, таких как свобода, поскольку с ними обращались бы как с рабами. Вместо того чтобы узнавать о свободе, греки открыли для себя авторитаризм, при котором воля царя превзошла чьи-либо желания. В своей книге Thermopylae Картледж ссылается на контрастирующий язык, который Геродот использует для описания греков и персов: «Поскольку система Спарты стояла за свободу, отсюда следует, что Великий Царь стоял за рабство.«Если бы персы победили, греки выросли бы и приняли бы то, что они раньше определяли как рабство, как свободу. Идеалы, которые побудили спартанцев сражаться против персов при Фермопилах, погибли бы под властью персов.

Американцы могут благодарить греков, и особенно спартанцев, за то, что они любят и иногда считают само собой разумеющимся, например, Конституцию, Чик-фил-а и капитализм. Если бы спартанцы не выступили, возможно, не осталось бы достаточно свободолюбивых греков для защиты от персов.Как ренегат Спартанец Демаратос говорит царю Ксерксу перед битвой в книге Геродота «Истории »: «Теперь знайте: если вы покорите этих [спартанских] людей и тех, кто остался в Спарте, ни одна другая человеческая раса не захочет. останутся поднятыми против вас. Потому что теперь вы нападаете на самое благородное королевство из всех эллинов и лучших людей ».

Битва при Фермопилах: герой Леонид

Без шлема голову Леонидаса обрамляют его длинные волосы.Худая кожа лица воина, потерявшая цвет, еще больше выделяется на фоне короткой заостренной бороды. Грязь битвы, вероятно, все еще на Леониде, и на его подбородке есть темно-пурпурный синяк от остатков крови. Рваные куски ткани и кости свисают с его отрезанной шеи, а на его кожу садятся мухи и жуки. Если бы глаза мертвого спартанского царя могли видеть, они могли бы смотреть на 140 миль к югу — вплоть до Афин, дорога к которым теперь открыта для Персии.

Август 480 г. до н. Э .; место, Фермопилы, Греция; повод, последствия великой битвы. Огромная армия персов шла на завоевание Греции. На их пути стояла небольшая группа греков. И все же в проходе, который сужается до размера меньше, чем бейсбольный бриллиант, невозможное почти произошло. В течение трех дней немногим более семидесяти ста греков, возглавляемых элитным отрядом из трехсот спартанцев, жестоко избили персидскую армию, которая превосходила их численностью примерно 20: 1.Около 150 000 человек, готовых умереть во славу Ксеркса, великого персидского царя, столкнулись с самой эффективной машиной для убийства в истории.

Леонид, сын Анаксандрида, главнокомандующий греческим сопротивлением Персии у Фермопил, погиб в последнем героическом сражении. После битвы, когда Ксеркс, сын Дария, путешествовал по полю битвы, он наткнулся на тело Леонида и приказал обезглавить труп и заколоть отрубленную голову на шест. Одним из тех, кто, несомненно, видел отрубленную голову Леонида, был бывший царь Спарты, Демарат, сын Аристона, беженец, который теперь был в союзе с персами.

В загоне для убоя в Фермопилах — как можно было бы назвать узкие смертоносные поля — умер король, и родилась легенда. Под предводительством Леонида триста спартанцев встали и пали, унеся с собой гордость Персидской империи. Спарта непоколебимая и самоотверженная, Греция, неослабевающая в своей борьбе за свободу, Ксеркс сбитый с толку, Демарат предатель: эти образы остались в летней жаре. Фермопилы являются прообразом многих последних противостояний, от Ронсесвальеса до Аламо, Исандлваны и Бастони.

Гантлет в Фермопилах наказал персов. Ксеркс понял, насколько высока цена победы, если он вообще сможет ее заплатить. Как трудно представить, что такое небольшое количество мужчин может опустошить столько людей. И все же Фермопилы — необычное место, или, скорее, необычное место. Из-за заиливания земли на протяжении тысячелетий древние пейзажи трудно распознать сегодня. Но какой это был пейзаж.

Это был район ворот, перевал — фактически, три перевала — проходил через главную дорогу между северной и центральной Грецией.Его название «Фермопилы» означает «горячие врата»: «горячие» из-за серных источников там и «врата», а не «ворота» из-за трех отдельных мест, где земля сужается. Фермопилы представляют собой сужающуюся равнину, которая простирается примерно на 3 1/2 мили с востока на запад. На юге лежат горы, а на севере находится море, известное здесь как Малисский залив.

Фермопилы наиболее узкие на двух концах, так называемых Восточных и Западных воротах, а горы наиболее круты в центре перевала, у так называемых Средних ворот (все современные наименования).Именно здесь, у Средних ворот, греки защищали перевал. Воспользовавшись обветшалой старой стеной, которую они перестроили, они заняли позицию между отвесными скалами и морем. В 480 г. до н. Э. Земля здесь была меньше двадцати ярдов в ширину. Насколько известно греческим защитникам, горы были непроходимыми.

Слава и месть привели Ксеркса в Фермопилы. Греки и персы воевали более одного поколения. Отец Ксеркса, Дарий I, подавил восстание греков в Западной Анатолии, но его армии были поражены греками в Сардах в 498 году и потерпели унизительное поражение в 490 году при Марафоне, где морская персидская армия была остановлена ​​после высадки менее двадцати человек. -пять милях от города Афины.Теперь персы попытались свести счеты.

Ксеркс намеревался силой присоединить Грецию к тому, что на тот момент было, без преувеличения, величайшей империей в истории мира. Его владения простирались от современного Пакистана на востоке, на запад через Центральную и Западную Азию до Македонии на севере и через Синайский полуостров до Египта на юге. Чтобы добраться из одного конца империи в другой, потребовалось около четырех тысяч миль дорог. Царство занимало почти три миллиона квадратных миль, что делает его размером с континентальную часть Соединенных Штатов Америки, и в нем проживало около двадцати миллионов человек.Тем не менее, учитывая, что общая численность населения мира составляет 500 лет до н. Э. Империя Ксеркса насчитывала всего около ста миллионов человек, в которой проживала примерно пятая часть населения планеты. Для сравнения, Греция была крошечной, занимая площадь менее пятидесяти тысяч квадратных миль, большая часть которой уже находилась в руках Ксеркса до Фермопил.

В июне 480 г. персы начали свой поход на Грецию с Геллеспонта. Ксеркс командовал огромной армией, насчитывавшей около 150 000 боевых солдат, и огромным флотом, насчитывавшим около 1200 боевых кораблей.Пройдя через северную и центральную Грецию, армия двинется на юг, захватит и сожжет Афины, войдет в Пелопоннес и сокрушит сопротивление врага. Греция станет персидской провинцией.

То, что Великий Царь лично возглавил вторжение в Грецию, не должно было быть сюрпризом. Ксеркс рекламировал героизм в самом своем имени: Ксеркс в переводе с греческого означает персидский Хша-яр-шан , тронное имя царя, что означает «правитель героев». Высокий и красивый, Ксеркс выглядел соответствующим образом.И он пошел по стопам Кира Великого, основателя в 550 г. до н. Э. империи Ахеменидов (названной в честь Ахемена, полулегендарного основателя клана Кира). Каждый король, начиная с Кира, возглавлял вторжение, и каждый король завоевал новые территории.

Ксеркс провел свою армию через северные районы Греции во Фракии и Македонию и мимо горы Олимп в Фессалию. Затем он привел их в Центральную Грецию, через Фтию, легендарную родину Ахилла, и в Малис, где, по легенде, Геракл провел свои последние годы.Тем временем неподалеку, вдоль побережья, плыл персидский флот. Армия остановилась у перевала Фермопилы, который, как оказалось, заблокировали греки. Флот остановился примерно в пятидесяти милях к северу, в Афетах, напротив греческого флота в Артемисии.

Великий король надеялся выиграть войну в центральной Греции. Он планировал, что его армия и флот сокрушат там греков с помощью численности персов и дезертирства греков. Но в конце августа, когда персидская армия достигла Фермопил, греки были готовы к нему.

Только около трех дюжин греческих городов-государств объединились для защиты от Персии. Большая часть Греции либо поддерживала захватчиков, либо сидела в стороне. Тем не менее, у Греции было несколько преимуществ, в том числе превосходные пехотинцы, конкурентоспособный флот, блестящие стратеги (особенно афинский командующий Фемистокл) и — в южной Греции — знание местности. Дальше на север, как и в Фермопилах, местная разведка союзников была ограничена. Но хватило ли у греков железной воли, чтобы противостоять Персии? Это был вопрос, который Фермопилы испытали.

Официальные оборонительные приготовления начались весной 480 г., когда члены греческого союза против Персии — Греческий союз — встретились на Коринфском перешейке, чтобы наметить стратегию. В их плане было три основных элемента. Во-первых, поскольку Персия будет атаковать как с суши, так и с моря, греки ответят армией и флотом. Пелопоннес предоставил бы большую часть пехоты, поскольку Афины посвятили бы все свои силы своему большому флоту. Во-вторых, поскольку Персия атаковала Афины через северную Грецию, а не через Эгейское море, союзники должны были организовать передовую оборону на севере.Лучше было попытаться остановить Персию там, чем у ворот Афин. В-третьих, время было на стороне греков. По политическим причинам персидский царь хотел быстрой победы, а по практическим причинам персидские квартирмейстеры не могли очень долго обеспечивать свои огромные силы вторжения. Поэтому у греков был стимул затягивать войну до тех пор, пока персы не сдадутся.

В июне или июле греки послали десятитысячную армию для удержания горного перевала, известного как Темпейская долина, который проходит между Македонией и Фессалией.Но их лидеры обнаружили поблизости еще два прохода. Поскольку закрыть все три прохода в Персию было невозможно, они отошли на юг. Темпе не хватало интеллекта, что свидетельствовало о том, как мало греки знали о своей стране и в какой тьме часто работали древние стратеги.

Но Фермопилы были лучшим выбором. Леонид рассуждал, что в его пределах небольшое количество людей может сдержать персов. Кроме того, Фермопилы находились достаточно близко к гавани в Артемизиуме, чтобы обеспечить скоординированную стратегию между сушей и морем.Греческий флот в Артемисии не позволит персидским подкреплениям прибыть по морю и отрезать греческую армию, удерживающую проход у Фермопил. Признавая стратегию греков, персы скоординировали свою атаку на Артемисий и Фермопилы. Хотя они не так точно спланировали дела, наземные и морские сражения там, как оказалось, происходили точно в одни и те же три дня в конце августа 480 г. до н. Э.

Но, установив это, современные историки сталкиваются с рядом загадок.Цифры, во-первых. Греки послали к Фермопилам лишь небольшие силы, фактически меньше, чем в Темпе месяц или два назад. Почему? Более пристальный взгляд только усугубляет загадку. Примерно семьдесят сто греков в Фермопилах состояли из примерно четырех тысяч пелопоннесцев из почти дюжины различных государств, а также примерно тридцати ста солдат из центральной Греции. Некоторые из наиболее примечательных вкладов, помимо трехсот спартанцев, составили по четыреста человек из великих государств Фивы и Коринфа.Тем не менее, каждого из них легко опередили по семьсот человек из крошечного города-государства Феспии. Спарта обещала в ближайшее время прислать больше людей, но даже в этом случае расхождение в цифрах бросается в глаза.

Коринф и Спарта расположены на Пелопоннесе, полуострове, расположенном в нескольких сотнях миль к югу от Фермопил и защищенном естественной преградой узкого и гористого Коринфского перешейка. Ни одно государство Пелопоннеса не захотело рискнуть отправить большие силы в центральную Грецию, не отправив сначала меньшие силы для проверки.Они были особенно обеспокоены Фивами, крупнейшим и сильнейшим центральным греческим государством и ненадежным союзником, поскольку ходили сильные слухи о его надвигающемся переходе в Персию. Феспии, сосед и соперник Фив, был полон решимости остановить Персию. Однако центральное расположение города-государства в Греции поставило его под угрозу. Поэтому Феспии приложили все усилия в Фермопилах.

Второй вопрос — каковы были намерения Спарты в Фермопилах. Если Фермопилы были так далеко и открыты для врага, зачем рисковать даже небольшим количеством людей — не говоря уже о одном из двух царей Спарты? (Двойная монархия была необычной, но устоявшейся частью спартанского правительства.) Были веские причины, как положительные, так и отрицательные. С другой стороны, Фермопилы были слишком сильной позицией, чтобы сдаваться, а успешная передовая оборона могла удержать войну подальше от Пелопоннесской родины. Более того, Спарта имела репутацию ведущей сухопутной державы Греции. Посылка царя символизировала спартанскую решимость, даже если с ним было всего несколько человек. Своим присутствием Леонид мог укрепить хребты колеблющихся греческих государств.

Кроме того, все триста спартанцев были полноправными гражданами, то есть элитными солдатами, а значит, ограниченным ресурсом.На самом деле они составляли около 4 процентов элитного военного персонала Спарты, немалое количество. Так что они тоже олицетворяли упорство и решимость Спарты. И они могли добиться успеха, просто окровавив Персию и замедлив ее. Битва, которая привела к жертвам и задержкам, пошатнула бы решимость Персии, давая грекам вкус персидской тактики — бесценные знания для использования в следующей битве.

С другой стороны, Спарта и другие греческие города столкнулись с большим религиозным запретом. Два крупных праздника — Карнея в Спарте (посвященная Аполлону) и Всегреческие Олимпийские игры (в древние времена празднование богов) — проходили одновременно с сбором греческой армии.Поэтому города ввели строгие ограничения на отправку людей на войну. И именно поэтому, говорили греки, они могли послать к Фермопилам только передовой отряд. Они обещали, что основная армия последует за ними после праздников. Заманчиво рассматривать это как оправдание, но это может быть правдой. Дело в том, что война делает людей более, а не менее религиозными.

Но как насчет идеи, впервые засвидетельствованной в древние времена, что Фермопилы планировались как самоубийственная миссия? Наверное, это легенда.Самоубийственные миссии были совершенно не спартанскими. Прагматизм и реализм были чертами национального характера; каждый спартанский солдат был элитным воином; ни один спартанец не пожертвовал бы добровольно триста таких солдат.

Другая картина возникает у историка Геродота, нашего лучшего источника по Фермопилам, который писал примерно через два поколения после битвы. Он сообщил, что Леонид лично выбрал своих спартанцев для миссии в Фермопилах; это были «300 человек, назначенных ему законом, и чей удел иметь сыновей».Триста было стандартным количеством спартанцев, используемых для опасных заданий, но, честно говоря, неясно, что означает «чей удел иметь сыновей». В Спарте мужчины обычно вступали в брак в возрасте около тридцати лет, поэтому солдатам с сыновьями было, вероятно, от тридцати до сорока лет. Поскольку в Олимпийских играх и, возможно, в Карнеа особенно участвовала молодежь, мужчины с сыновьями могли быть освобождены от посещения религиозных обрядов, что делает их логичным вариантом для миссии.Но выбор мужчин с сыновьями для операции в Фермопилах может также отражать военную психологию, вопрос, которому спартанцы придавали большое значение.

Леонид, в частности, использовал проницательный глаз при отборе солдат. Он настоял на выборе каждого из четырехсот человек в отряде Фив в Фермопилах, и он выбрал людей, подозреваемых в преданности, чтобы проверить их. Его выбор отцовского отряда спартанцев аналогичным образом мог служить психологической цели, в данном случае — мотивации отряда.Греки верили, что мужчины с сыновьями были особенно зрелыми и надежными, поэтому из них можно было сделать очень мотивированных солдат. Нет причин думать, как некоторые ученые, что Леонид выбрал отряд, состоящий из всех отцов, потому что он хотел убедиться, что у каждого солдата есть наследник дома — или что он делал это, зная, что Фермопилы будут самоубийственной миссией.

На самом деле Леонид хотел избежать ненужного риска. Геродот сообщил, что, когда греки достигли Фермопил и осознали огромные размеры вражеской армии, у них были сомнения по поводу операции.Действительно, только гнев фокейцев и локров удержал Леонида от поддержки предложенного отхода на Коринфский перешеек. Он согласился остаться в Фермопилах, но послал гонцов на юг, чтобы ускорить подкрепление. Итак, греческая армия сидела в Фермопилах, а греческий флот — в Артемисии, и каждый из них ждал варваров.

Но варвары — как греки иногда называли персов — ждали своей очереди. Четыре дня Ксеркс не предпринимал никаких действий против врага.Несомненно, он надеялся, что греки в страхе отступят. Он также обнаружил причины дважды подумать, прежде чем отправить своих людей сражаться со спартанцами.

Несколькими месяцами ранее Демарат, изгнанный царь Спарты, предупредил Ксеркса о его бывших соотечественниках. Они, должно быть, составили странную пару: царь царей в пурпурных одеждах и золотых украшениях и суровый спартанец, выросшие в стране, граждане которой спали на соломенных подстилках и позволяли своим сыновьям только один плащ в год. Демарат сказал, что спартанцы будут сражаться независимо от того, насколько они будут численно превосходить их.А спартанцы, как он указывал, были великими воинами. Они будут подчиняться приказам своего закона и сражаться насмерть.

Так вот, накануне битвы при Фермопилах Демарат расшифровал странное сообщение, принесенное из греческого лагеря персидским шпионом верхом на лошади. Шпион поймал спартанцев на открытом воздухе, построенными рядами, за перестроенной стеной у Средних ворот, но они отрабатывали маневры, которые сбивали его с толку. Пока одни спартанцы тренировались голыми, другие причесывались.Ксеркс тоже счел такое поведение странным, но Демарат объяснил, что спартанцы имели обыкновение ухаживать за волосами, прежде чем рисковать своей жизнью. Следовательно, то, что увидел разведчик, было смертельным признаком спартанской свирепости. Неудивительно, что Ксеркс сдерживал своих людей четыре дня. Зачем сражаться, если враг может напугать отступление? Однако на пятый день терпение Ксеркса иссякло. Он послал своих солдат против греков.

С одной стороны стояла греческая армия, возглавляемая спартанскими солдатами.Со своим бронзовым шлемом, нагрудником и наголенниками каждый спартанец казался обшитым металлом. Бронза была также в обшивке его щита, который был большим, круглым и выпуклым. От талии до середины бедра простиралась малиновая шерстяная туника без рукавов. Косы его длинных волос торчали из-под шлема, а над ним покачивалось перо конского волоса. Длинные волосы, спартанский товарный знак, должны были выглядеть устрашающе. Каждый спартанец был босиком, что само по себе было символом стойкости. У него был короткий железный меч и длинная пика.Последнее, которое было его основным оружием, представляло собой копье из ясеня, длиной около девяти футов, с железной головкой и бронзовым шипом на прикладе. Выстроившись в тесном строю фалангой, со сцепленными щитами, спартанцы наносили удары по врагу своими пиками.

С другой стороны стояли персидские и мидийские пехотинцы Ирана. По сравнению со спартанцами они выглядели так, будто были одеты для плаца, а не для поля боя. Каждый иранец носил ярко окрашенную тунику с рукавами до колен, под которой нагрудник с железной чешуей защищал туловище, но у него не было ни шлема, ни наголенников.На голове у него была фетровая шляпа или тюрбан, а нижняя часть его тела была покрыта либо длинной драпированной мантией, либо парой брюк. Он носил золотые украшения даже в бою. Его ноги были защищены обувью. Его щит был меньше греческого и был сделан из лозы, а не из дерева и бронзы. Персидское копье было намного короче греческой пики, что ставило иранцев в невыгодное положение. Кинжал иранца не мог дотянуться до спартанского меча. В отличие от греческого пехотинца, типичный иранский солдат нес колчан, полный тростниковых стрел с бронзовыми или железными наконечниками, и лук, концы которого имели форму голов животных.Тем не менее, персидские стрелы могли нанести небольшой урон стене из греческих щитов или быстрой атаке пехотинцев, покрытых бронзой. Неудивительно, что спартанец из Фермопил по имени Диенес, как говорят, язвительно заметил, что он не возражает, если поток стрел персов будет настолько мощным, что блокирует солнце, поскольку он предпочитал сражаться в тени.

Но оборудование было только частью истории. Фермопилы были триумфом греческой военной науки над персидской ошибкой. Леонид мудро выбрал местность, а свою тактику — логично.Сражение началось с волны атак персов, но каждый сломался из-за длинных копий и жесткой подготовки греческих пехотинцев. Лучшие войска персов, так называемые Бессмертные, действовали не лучше, чем их менее элитные товарищи, когда они вступали в бой в конце первого дня. Спартанские потери были небольшими, но персидские потери были огромными. Ксеркс вынужден был признать, что, когда дело касалось солдат, у него было «много людей, но мало людей», по крайней мере, так сказал Геродот. Но короли не отказываются легко от иллюзий.

Каждый греческий контингент занял свою очередь в строю, кроме фокейцев, которые стояли на страже. Но спартанцы выделялись своей доблестью. У них была единственная армия на постоянной основе в Греции, и их подготовка превосходила все, что подвергались люди Великого Царя — или другие греки. За исключением королей, каждый спартанский гражданин получил жесткое военное образование, которое называлось просто «Воспитание». Только обученные и закаленные спартанцы могли выполнить следующий маневр в Фермопилах: развернуться и отступить упорядоченным образом, а затем: однажды они обманом заставили персов атаковать их с ревом, мгновенно изменив курс и сокрушив врага.

Два дня продолжалась бойня. Затем, на третий день, персы обошли греков с фланга, пройдя тропой через горы и вокруг Фермопил. Путь привел персов к морю к востоку от греков у Средних ворот. Как и в прошлых сражениях, греческая измена спасла персов. В Фермопилах греческий предатель, о котором идет речь, был уроженцем этого региона, Эфиальтом, сыном Эвридема Трахидского. В обмен на деньги он провел Бессмертных Ксеркса по крутой, узкой и труднопроходимой горной тропе.Они отправились вечером, «вокруг зажженных ламп», а отправились в путь ночью. Тем временем Ксеркс и большая часть персидской армии оставались на уровне моря, в западном конце перевала Фермопилы. Когда Бессмертные подошли к грекам, отряд из тысячи фокейских пехотинцев, стоявших на хребте над Фермопилами, услышал их приближение. С первыми лучами рассвета было тихо и безветренно, и доносился звук шагов солдат по опавшим листьям. Как только персы поняли, что греки преградили им путь, они забеспокоились, наткнувшись на столь пугающих спартанцев.Когда персы узнали, что им повезло, они прогнали напуганных фокейцев градом стрел и продолжили спуск к Фермопилам.

->

Между тем весть дошла до греков внизу, у Средних ворот. Информация поступала поэтапно. Во-первых, в предрассветном жертвоприношении греческий провидец Мегистий из Акарнании разглядывал приближающуюся смерть во внутренностях жертвы. Затем дезертиры в сопровождении дозорных достигли греческого лагеря с твердыми новостями о движении персов.Греческие командиры встретились, спорили, не соглашались, и большинство мужчин начали уходить. Неясно, были ли они дезертирами или просто солдатами, выполняющими свою работу. После битвы в некоторых сообщениях утверждалось, что Леонид сам распустил большую часть союзных войск, прежде чем противник смог перекрыть дальний конец перевала; Геродот был склонен согласиться. В конце концов, около тысячи других греков остались со спартанцами, в том числе лояльные феспийцы и ненадежные фиванцы (последние фактически заложники).

Стратегия Леонидаса неясна. Возможно, он планировал приказать своим людям охранять тыл, а затем сбежать в последний момент. Если так, то маневр не удался. Или, возможно, король теперь решил умереть — интерпретация, которую очень предпочитал Геродот, хотя он признал, что это было спорным. Историк сказал, что у Леонида было три причины, чтобы спартанцы остались: чувство приличия, желание исполнить пророчество о том, что только смерть царя может спасти Спарту, и жажда славы — примитивное желание со страниц книги. Гомер.Леонид разрешил Мегистию уйти, но прорицатель остался и вместо этого отослал своего сына, который был его единственным ребенком.

На восходе солнца, на западном конце перевала Фермопилы, Ксеркс совершил возлияния. И все же он дождался середины утра, чтобы отдать приказ о наступлении, чтобы у Бессмертных было достаточно времени, чтобы спуститься с гор на восточную оконечность прохода Фермопилы. В этот момент любые греки, оставшиеся у Средних ворот, были бы окружены.

А потом пришло нападение персов.Вместо того, чтобы сражаться из-за восстановленной оборонительной стены, на этот раз греки у Средних ворот вышли, чтобы сблизиться с врагом. Сражаясь ожесточенно, они нанесли персам тяжелые потери. Это была борьба до финиша. Греки сначала сражались своими копьями, а когда все их копья были сломаны, они использовали свои мечи. Когда их мечи исчезли, они погнались за персов руками и зубами. Когда Леонид наконец пал, греки четыре раза отбили врага, прежде чем вернуть его тело.Тем не менее, еще до того, как, наконец, были поражены персидскими копьями и стрелами, греки убили двух сводных братьев Ксеркса, Аброкомеса и Гиперанта.

Из трехсот спартанцев в Фермопилах только двое выжили в битве: Пантит, который был отправлен с посланием в Фессалию, и Аристодам, который также был посланником или, по другой версии, одним из двух мужчин, которых извинили за суровое наказание. глазные инфекции. Другой человек, Эврит, все равно пошел в бой, ведомый своим слугой.Вернувшись в Спарту, Пантитес, как говорят, повесился с позором, в то время как Аристодамус преодолел прозвище «Аристодам Трус», сражаясь насмерть в более поздней битве.

Семьсот феспийцев при Фермопилах погибли, сражаясь со спартанцами. Диенес был признан самым храбрым спартанцем, а Дифирамб — самым храбрым феспианцем. Фиванцы пострадали только от стыда. Как только течение повернулось против греков, они направились к персам. Фиванцы протянули руки в знак покорности и выразили свою дружбу персам.Несколько фиванцев были убиты до того, как персы поняли, что они действительно собирались сдаться. Ксеркс принял фиванцев как союзников, но, тем не менее, заклеймил их на лбу королевской меткой, начиная с их командира Леонтиада. Это был знак того, что они теперь рабы.

Люди Ксеркса в конце концов преодолели проход, но над ним нависло изображение головы Леонида. В безжалостном греческом свете жаркого лета это было напоминанием о персидской слабости. Поскольку персы обычно гордились тем, что относились к своим врагам с уважением, они не стали бы оскорблять тело павшего врага, такого как Леонид, если бы он не разгневал их силой своего сопротивления.Голова Леонида была напоминанием о том, что счет мясника за три дня убийства четырех тысяч греков (остальные сбежали) составлял двадцать тысяч персов. Неужели больше такие победы и загубили персы.

Морские сражения при Артемизиуме, которые происходили примерно в то же время, что и сухопутные сражения при Фермопилах, оказались для Персии еще более дорогостоящими. Комбинация греческой смелости и ужасной погоды (говорили, что боги ветров благоволили Греции) уменьшила персидский флот почти вдвое.Крупный персидский флот, насчитывающий около 650 триер, все еще превосходил греков по численности, которые не могли собрать более 350 триер. Но у греков были преимущества домашней воды, коротких линий водоснабжения и морского опыта.

В Фермопилах Ксеркс держался достаточно близко к месту сражения, чтобы вдохновлять людей, но достаточно далеко, чтобы ограничить свою опасность. Окруженный королевской стражей, он сидел на троне с высокой спинкой, где, как говорят, он трижды вскочил на ноги в ужасе от избиения, нанесенного его войскам.Не то чтобы позиция Ксеркса была безрисковой. Впоследствии греки утверждали, что ночью отправили в персидский лагерь налетчиков, которые проникли даже в царский шатер, прежде чем были отбиты. История настолько невероятна, что может быть правдой. Во всяком случае, это подчеркивает риски, на которые берутся настоящие лидеры.

После битвы при Фермопилах наказанный Ксеркс снова призвал Демарата. Спартанец правильно предсказал жесткую позицию Спарты, поэтому Ксеркс обратился к Демаратузу за информацией и советом. Сколько было еще спартанцев? И как могла Персия победить их?

Демарат мог быть взволнован этими вопросами, потому что они открыли дверь для мести спартанской родине, изгнавшей его.Он сказал Ксерксу, что у Спарты восемь тысяч солдат, и все они не хуже тех, кто сражался при Фермопилах. Чтобы победить их, он посоветовал Великому королю изменить свою стратегию. Ксеркс должен заставить греков разделить свои армии, отправив морские силы для атаки на родную территорию Спарты и тем самым вынудив спартанскую армию вернуться домой. Эта сила будет нести половину персидского флота; остальная часть флота останется с основной частью персидской армии в центральной Греции. Эти основные персидские силы могли победить остальных греков.

Это был смелый план, но плохой, потому что он позволил бы превосходящим по численности грекам уравнять шансы и атаковать разделенный персидский флот по желанию и в два этапа. После яростных дебатов план был отвергнут. Это был ключевой момент войны. Как и большинство военных решений, выбор был сделан не только по военным соображениям, но и в пыльной политической арене.

Один спартанский царь погиб, пытаясь остановить марш Персии на юг, а другой рискнул своей жизнью, пытаясь отразить его.Леонида будут помнить как греческого героя, Демарата как предателя, но ни один из них не добился большего успеха в удержании Ксеркса от его решительного курса. Будь то воля богов или упорство Великого царя, персам не было отказано в назначении в Афинах.

Через день после того, как его люди наконец прорвались через Фермопилы и Артемисий, Ксеркс отдал приказ. Могучий отряд начал маршировать, плыть и грести на юг. Все взгляды теперь были обращены на Афины. Но они никогда не теряли из виду Фермопилы.

В грядущие месяцы тяжелой работы и крови принесенные греками жертвы у Средних ворот, несомненно, укрепили национальный дух. Менее чем за год, одержав великие победы на море при Саламине и на суше при Платеях, греки разбили силы захватчиков и изгнали уцелевших персов. После этого в Фермопилах были воздвигнуты мемориалы для мертвых, ни один из них не имел более запоминающейся эпиграммы, чем эта, в переводе Джона Драйдена:

Иди и скажи спартанцам, ты, проходящий мимо, Что здесь, подчиняясь ее законам, мы лжем.

Барри Штраус — сотрудник MHQ , а также автор или редактор множества книг по классической истории. Эта статья адаптирована из его последней книги, Битва при Саламине: морская встреча, спасшая Грецию — и западную цивилизацию (Simon & Schuster, 2004), © 2004 Барри С. Штраус.

Эта статья была первоначально опубликована в выпуске MHQ , выпущенном осенью 2004 г.

Чтобы получить больше отличных статей, подпишитесь на MHQ: Ежеквартальный журнал военной истории сегодня!

В этот день 300 спартанцев под предводительством царя Леонида защищали Фермопилы

В этот день в 480 г.C., персы под командованием Ксеркса во время второго вторжения в Грецию вступили в битву с значительно превосходящей численностью спартанцев и греков под командованием царя Спарты Леонида в течение трех дней. Битва произошла у крошечного горного перевала Фермопилы. В конце битвы, после тяжелых потерь, персы уничтожили небольшой греческий контингент, но вскоре потерпели поражение на море у Артемисия, а затем месяц спустя во время битвы при Саламине, которая остановила вторжение.

Многие военнослужащие США, а также наши Силы специальных операций отождествляли себя с «300» и знаковыми спартанскими изображениями, поскольку одноименный фильм 2006 года показал, что горстка свободных спартанских воинов удерживала силы зла. Персидской империи в страхе, пока не удалось собрать силы греков. К тому же, учитывая сегодняшние американо-иранские проблемы, легко представить сегодняшнюю иранскую армию в виде персов Ксеркса.

Факты, как и фильм, на самом деле не раскрывают всей истории.Поражение спартанцев не было действительно пирровой победой, как ее изображают. Хотя персы действительно потеряли в битве около 20000 солдат, последовавшая за этим морская битва заставила Ксеркса отказаться от своей надежды на завоевание Греции. Однако это не должно умалять доблести и самоотверженности спартанцев и греков при Леониде при Фермопилах.

Прелюдия к битве:

Ксеркс хотел отомстить грекам за поражение в Марафоне 10 лет назад. Он собрал огромную армию, которая в то время насчитывала более миллиона человек.Современные историки утверждают, что на самом деле это было 150 000 человек.

Ксеркс подошел к северным подступам к Греции, завоевав соседние государства Македонию и Фракию. Его многочисленная армия планировала переправиться через Геллеспонт по двум понтонным мостам.

Ксеркс разослал эмиссаров во все греческие города-государства с просьбой о «земле и воде», однако, в отличие от фильма, он не отправил никого ни в Афины, ни в Спарту. В 490 г. до н. Э. и посланник, посланный его отцом Дарием, был сброшен в колодец в Спарте.

Греки готовились к такому повороту событий и выбрали двойную стратегию — блокировать персов на суше у узкого прохода в Фермопилах и на море у Артемисия.

Леонид собрал как можно больше людей на своем марше к перевалу, и к тому времени, когда он прибыл, у него было почти 7000 человек, которые все еще безнадежно превосходили численностью. Греки заметили огромную персидскую армию, и Леонид, почувствовав панику среди греков, успокоил их и решил, что они останутся и будут защищать проход.Перевал 480 г. до н. Э. был едва ли 100 ярдов в ширину, посетитель поля битвы сегодня обнаружил бы океан более чем в миле от него. Сегодня шоссе проходит там, где берег был более 2500 лет назад.

Перевал в Фермопилах сегодня

Ксеркс послал посланников к Леониду, прося их считаться «друзьями персидского народа», предлагая им земли для пропуска. В этом было отказано. Затем другой пришел с приказом грекам сложить оружие. Леонид ответил модной фразой «Molṑn labé», что переводится как «приди и возьми их».Именно здесь была произнесена ныне известная фраза о персидских стрелах, которые заслоняли солнце. Это Леонид ответил: «Тогда как же будет хорошо, если у нас будет тень, в которой мы будем сражаться с ними?»

Узкий проход в Фермопилах был идеальной оборонительной позицией для греков и их системы фаланг. Персидская кавалерия, составлявшая около 25 процентов их сил, не могла быть направлена ​​туда, а легкобронированная персидская пехота оказалась в явном невыгодном положении.

Первый день битвы:

Ксеркс совершил фронтальную атаку с 10 000 легкой пехотой после неэффективного обстрела стрел.Греки, полностью перебравшись через перевал, сформировали фалангу с перекрывающимися щитами и более длинными копьями, разрубили первую группу на ленточки и понесли очень мало потерь. Ксеркс, наблюдавший издалека, был в ярости и послал свои лучшие войска, так называемых «Бессмертных», чтобы истребить греков. Им было не лучше, и они были сильно окровавлены, когда греки втянули их, симулируя отступление, а затем повернувшись и убив их, когда они гнались внутри ловушки.

Второй день битвы:

Ксеркс снова бросил на греков фронтальную атаку пехоты, полагая, что они ослаблены в результате сражения накануне, которое они не смогли удержать.Но греки отбросили их так же легко, как и предыдущие атаки.

Читать дальше: Выбор спартанских воинов начался при рождении и длился всю жизнь

Греческий историк Геродот писал, что Ксеркс отступил в свой лагерь, «совершенно сбитый с толку. Персы были не ближе к прорыву, чем раньше. Именно тогда Ксеркс получил формулу победы в битве, которая буквально упала ему на колени. Грек по имени Эфиальт сообщил Ксерксу о горной тропе вокруг Фермопил и предложил руководить персидской армией.Эфиальта двигало желание награды.

Ксеркс отправил своего генерала Хидарна с остатками Бессмертных и другими войсками численностью 20 000 человек, чтобы окружить греков и атаковать их сзади.

Третий день битвы:

Греки, охранявшие горные перевалы, были потрясены, обнаружив, что большие силы персов движутся позади этих войск. Вместо того, чтобы сражаться, персы выпустили в греков шквал стрел и продолжили окружение прохода.Люди на хребтах, фокейцы, предупредили Леонида.

Леонид сказал другим грекам, что они могут отступить, и большинство из них сделали это. Около 2000 г. решил остаться со своими 300 спартанцами. Было сказано, что Леонид, помня слова Оракула, с которым он консультировался перед битвой, о том, что королю придется умереть, чтобы спасти страну, был полон решимости пожертвовать своей жизнью, чтобы спасти Спарту.

Пока Бессмертные спускались с горы в тылу греков, Ксеркс ждал, а затем предпринял еще одну лобовую атаку.На этот раз греки были вынуждены защищать более широкую часть перевала, где атаковала персидская пехота, а также кавалерия. Пытаясь обескровить персов как можно больше, они сражались копьями, пока их не осталось, а затем своими короткими мечами. Во время боя Леонид был повержен стрелами.

Греки и персы сражались за его тело, и греки отбросили его назад в свои ряды. Греки преобразовались вокруг небольшого холма. Ксеркс окружил его и, не рискуя дальнейшими нападениями, обрушивал стрелы, пока все греческие защитники не были убиты.

Ксеркс отрубил Леониду голову и распял его тело в бессмысленной ярости после понесенных им потерь. После того, как персы ушли, греки вернулись на поле битвы и похоронили своих мертвецов. Они воздвигли каменного льва в честь Леонида и греков, павших при Фермопилах. Лишь 40 лет спустя кости Леонида были возвращены в Спарту для похорон на его родине.

Последствия:

Армия Ксеркса двинулась на разграбление двух больших городов, прежде чем они наткнулись на еще один узкий греческий проход, охраняющий Исмутов Коринфа.Затем большая часть его флота была уничтожена в битве при Саламине. Опасаясь, что его армия будет отрезана в Европе, Ксеркс решил отвести большую часть своей армии обратно в Персию. На обратном пути большинство умерло от болезней и голода. Он оставил подобранную армию, чтобы завершить завоевание Греции.

В следующем году во время битвы при Платеях персы были разбиты, а их военно-морские силы были разбиты во время битвы при Микале, что навсегда положило конец персидской угрозе вторжения.

Памятник отмечает место, где греки и спартанцы вели героическую борьбу против персов. На эпитафии написано: «

».

Иди и скажи спартанцам, ты, проходящий мимо, Что здесь, подчиняясь их законам, мы лжем ».

Это важное сражение, одно из самых важных в истории Европы. Это также отличный обучающий момент, когда профессионально обученная и управляемая армия, сражающаяся на своей родной земле, может сдерживать гораздо более крупные силы. Кое-что для начинающих кандидатов в SOF.

Фото / Иллюстрации: Википедия

Если вам понравилась эта статья, рассмотрите возможность оказания поддержки нашим ветеранским редакционным материалам, став подписчиком SOFREP. Щелкните здесь, чтобы получить 3 месяца полного доступа без рекламы всего за 1 доллар 29,97 доллара США.

Царь Спарты Леонид и битва при Фермопилах

Леонид жил в V веке до нашей эры. военный король греческого города-государства Спарта. Он наиболее известен тем, что отважно руководил небольшим отрядом греков, в том числе знаменитыми 300 спартанцами, а также несколькими сотнями феспийцев и фиванцев против гораздо более многочисленной персидской армии Ксеркса на перевале Фермопил в 480 г. до н. Э.C. во время персидских войн.

Семья

Леонид был третьим сыном Анаксандрида II из Спарты. Он принадлежал к династии Агиадов. Династия Агиад утверждала, что были потомками Геракла. Таким образом, Леонид считается потомком Геракла. Он был сводным братом покойного царя Спарты Клеомена I. Леонид был коронован королем после смерти своего сводного брата. Клеомен умер от предполагаемого самоубийства. Леонид стал царем, потому что Клеомен умер, не оставив сына или другого, более близкого родственника мужского пола, который мог бы служить подходящим наследником и править как его преемник.Между Леонидом и его сводным братом Клеоменом была еще одна связь: Леонид также был женат на единственном ребенке Клеомена, мудрой Горго, царице Спарты.

Битва при Фермопилах

Спарта получила просьбу от конфедеративных греческих войск помочь в защите и защите Греции от персов, которые были могущественными и захватывающими. Спарта во главе с Леонидом посетила Дельфийского оракула, который предсказал, что либо Спарта будет разрушена вторгшейся персидской армией, либо царь Спарты погибнет.Говорят, что Дельфийский оракул сделал следующее пророчество:

Для вас, жители обширной Спарты,
Либо ваш великий и славный город должен быть опустошен персидскими людьми,
Или, если не это, то граница Лакедемона должна оплакивать мертвого царя из рода Геракла.
Сила быков или львов не удержит его противостоящей силой; ибо он обладает мощью Зевса.
Я заявляю, что его не удержат, пока он полностью не разорвет одну из них.

Перед принятием решения Леонид выбрал второй вариант.Он не хотел, чтобы город Спарта был опустошен персидскими войсками. Таким образом, Леонид повел свою армию из 300 спартанцев и солдат из других городов-государств, чтобы противостоять Ксерксу в Фермопилах в августе 480 г. до н. Э. По оценкам, войска под командованием Леонида насчитывали около 14 000 человек, а персидские силы — сотнями тысяч. Леонид и его войска отражали атаки персов семь дней подряд, включая три дня напряженных сражений, при этом уничтожая большое количество вражеских войск.Греки даже сдерживали элитный персидский спецназ, известный как «Бессмертные». Два брата Ксеркса были убиты войсками Леонида в бою.

В конце концов, местный житель предал греков и показал персам обратный путь нападения. Леонид знал, что его войска собираются обойти с фланга и захватить, и, таким образом, распустил подавляющую часть греческой армии, вместо того чтобы понести большие потери. Сам Леонид, однако, остался и защищал Спарту со своими 300 спартанскими солдатами и некоторыми другими оставшимися феспийцами и фиванцами.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.