Кто такой сагайдачный: как гетман Украины Сагайдачный чуть не стер Москву с карты мира

Содержание

как гетман Украины Сагайдачный чуть не стер Москву с карты мира

История рассказывает, что 400 лет назад гетман Украины Петр Конашевич-Сагайдачный с войском запорожским взял город в осаду

5.UA проверил факты и узнал, что на самом деле помешало гетману стереть с карты мира столицу Московского царства и как российская пропаганда и методики манипулирования до сих пор используются Россией в гибридной войне против соседей.

Гетман Сагайдачный

Петр Конашевич-Сагайдачный известен как гениальный полководец и политический деятель, гетман реестрового казачества и кошевой атаман Запорожской Сечи. С появлением на Сечи Петра Сагайдачного морские походы казаков стали все более успешными. Он разработал и усовершенствовал тактику морского боя. В 1616-м Сагайдачный взял неприступную крепость в Кафе, уничтожил турецкий флот и освободил тысячи пленных. Впоследствии он возглавил морские походы на Синоп, Трапезунд и Стамбул.

Морские экспедиции Петра Сагайдачного приобрели общеевропейское значение. Правительство Османской империи борьбу с казаками расценивало как самую трудную внешнеполитическую проблему. Крупнейшее государство тогдашнего мира мобилизовало почти все свои вооруженные силы на борьбу против украинского воинства.

На Сечи Сагайдачный провел военную реформу, основой которой было повышение организации, дисциплины и боеспособности украинского войска. Партизанские отряды казаков он превратил в регулярную армию, ввел суровую дисциплину, запретил пить водку во время морских походов, а за провинности часто карал смертью.

Поход против Московского царства

Прирожденный стратег и государственный деятель, Сагайдачный не ограничивал своей деятельности исключительно морскими походами. Он понимал, что, оказавшись между трех мощных сил, в так называемом "треугольнике смерти" – между Османской империей, Речью Посполитой и Московским царством, союзника нужно искать где угодно, только не в Москве.

Украинские казакиDepositphotos

Петр Сагайдачный поддержал Речь Посполитую и стал союзником польского королевича Владислава, желавшего получить корону московского царя Михаила Романова. Гетман Украины согласился на определенных условиях:

  • расширение казацкой территории в Речи Посполитой;
  • свобода православной веры в Украине;
  • увеличение реестрового казацкого войска;
  • признание Речью Посполитой административной и судебной автономии Украины.

В 1618 году гетман Сагайдачный вместе с поляками вступает в войну с Московией. С 20 тысячами войска захватывает несколько десятков городов, среди которых Путивль, Рыльск, Курск, Елец, Лебедин, Скопин, Ряжск и другие. Полгода армия Речи Посполитой и казаков была в походе. В конце сентября казаки стоят под Арбатскими воротами Москвы. И вот здесь появляются несколько версий дальнейших событий.

Церковь в Москвевідкриті джерела

Версия советской пропаганды

Войска союзников взяли в осаду Москву и готовились к штурму. На это и пришелся праздник Покрова. По всему городу в церквах звучали колокола. Якобы перед началом штурма Петр Конашевич-Сагайдачный внезапно передумал и заявил: "Я православный, и христианский люд жечь не буду".

В дальнейшем московские попы не раз использовали манипуляцию о "братском народе и единой церкви".

Правдивая история, подтвержденная реальными фактами

Пропаганда Москвы основывается на том, чтобы в нее искренне верили. Так, они сделали Петра Сагайдачного героем и добрым человеком, который якобы в религиозный праздник прекратил войну и воссоединил два "братских народа". Впрочем, правда заключается в том, что Москве просто повезло избежать разрушения. Поход на Москву длился не один день. Приближалась зима, и Речь Посполитая понимала, что взять столицу будет трудно.

"Поляки плохо платили казакам. Несмотря на то, что Москва уже сдавалась и была готова пойти на любые условия, Речь Посполитая решила не рисковать. Москва вынуждена была пойти на переговоры с Речью Посполитой, что стало причиной Деулинского перемирия. Тогда большая часть территории Московского царства отошла к полякам. Сагайдачный был против этого и открыто выступал за завладение Москвой. Я думаю, они тогда смогли бы взять Москву даже зимой, но нужно было приложить сверхусилия. Однако поляки этого не захотели", – рассказал Александр Палий.

Конечно, российская пропаганда уклоняется от этого факта истории. Однако письма Сагайдачного к Владиславу, история удачных морских походов на Турцию, захвата территорий Московского царства и показания украинских историков говорят о совсем противоположном.

"Так, казаки поддерживали эту войну против России. Они действительно с поляками взяли в осаду Москву. Но реальность в том, что им просто не повезло с погодой и не хватило сил для того, чтобы завершить эту осаду. Они полгода были в походе, все запасы были исчерпаны, а зимой взять Москву было бы очень трудно. Здесь с Покровом никак не связано. Это все фантазии, которые "российские эксперты" в ХІХ веке выдумали. Так и родилась байка о братских народах, о братьях-украинцах, что мы все православные и поэтому мы "один народ". И что даже гетман Сагайдачный не пошел против "своих", – отметил историк Алексей Сокирко.

Кроме того, присвоить Петра Сагайдачного в ряды "своих православных" также не получится. После смерти гетмана Украинская автокефальная православная церковь прославила святого Петра Сагайдачного именно в чине "благоверный" за мужественную оборону Киевской церкви и восстановление Украинской православной церковной иерархии.

Украинская церковьDepositphotos

Реалии

Несмотря на громкие пропагандистские заявления о "едином братском народе", о "единой православной церкви", а также о том, что войну остановил религиозный праздник, сегодня мы видим, как российские войска не знают ни стыда, ни святости, ни чести. И это далеко не весь список провокаций Москвы.

  1. Российские бандформирования на Пасху, 8 апреля 2018 года, совершили 12 обстрелов по украинским позициям, ранения получили четверо бойцов.
  2. Почти сутки продержалось Рождественское перемирие, но вечером оккупанты не смогли удержаться от провокаций и сорвали договоренности Трехсторонней контактной группы относительно прекращения огня.
  3. За новогодне-рождественские праздники было 12 часов, когда боевики в зоне проведения АТО не вели обстрелов.
  4. "Подарки" с неба получали от боевиков не только на Крещение, но и на другие зимние праздники, говорят защитники Талаковки. После установления перемирия вражеские минометы, гранатометы и стрелковое оружие не смолкали дольше, чем на сутки.
  5. В прифронтовых населенных пунктах Донетчины в школах не знали, смогут ли отметить праздник первого звонка. Боевики не давали подготовиться детям и их родителям к новому учебному году.

Напомним, в интервью "5 каналу" патриарх Филарет сказал: "Москва сейчас будет разжигать религиозную вражду в связи с получением Томоса. Для чего будет разжигать? Для того, чтобы иметь повод для военного вмешательства. Вот за этим мы и следим. Поэтому с нашей стороны будет сделано все, чтобы не было этой религиозной вражды".

Помогайте развенчивать фейки российской пропаганды – распространите эту статью.

Также можно просмотреть фотогалерею по теме:

Сагайдачный Петр Кононович (род. ок. 1570 г. – ум. в 1622 г.). Знаменитые полководцы

Сагайдачный Петр Кононович

(род. ок. 1570 г. – ум. в 1622 г.)

Гетман Войска Запорожского, видный политический и военный деятель Украины. Руководитель походов в Крым и Турцию (1614, 1615, 1616, 1620 гг.).

В украинской истории гетман П. Сагайдачный занимает особое место. Он был одним из наиболее выдающихся европейских полководцев, едва ли не единственным в мире мастерски командовавшим и полевыми, и морскими сражениями. В нем соединялись способности талантливого военачальника и мудрого политика. Заслужив огромное уважение запорожских рыцарей (по-украински – лицарів), Сагайдачный первым среди казацких вождей официально получил титул гетмана Украины, сумел консолидировать ведущие национальные силы и стать самой значительной фигурой своей эпохи, буквально пропитанной духом соборности и независимости. Без него не были бы заложены основы Гетманской державы в 1648 г. Носитель высоких моральных принципов – свободолюбия, патриотизма, верности православию и воинскому братству, – человек беспримерной храбрости, подававший личный пример служения родине, Сагайдачный был еще и одним из самых щедрых меценатов, жертвовал большие средства на развитие украинских культурных и религиозных центров. М. С. Грушевский, определяя значение деятельности гетмана Сагайдочного, назвал его глубоким политиком, который сумел поставить казачество на службу общенациональному делу и сделал из казацкого войска оплот национального возрождения.

Появление такой личности, наверное, было предопределено всем ходом исторического развития, прежде всего возникновением на украинских просторах нового сословия – казачества. Корнями оно уходило в последнюю четверть XV в., когда южнорусские земли изнемогали от набегов татар Крымской орды. До тех пор пристепная территория по обеим сторонам Днепра была опустошена, вплоть до укрепленных городов Киева, Канева, Черкасс, Житомира, Винницы, Чернигова, под стенами которых возделывали землю, охотились, рыбачили и занимались другими промыслами мещане и крестьяне. Они могли надолго уходить за добычей в степи и леса, опускаясь до днепровских порогов, достигая Ворсклы, Орели, Самары, и при этом не выпускали из рук оружия: любой пахарь держал на боку саблю, чтобы защититься от татарина. Эти подвижные, закаленные, смелые люди стали называться казаками (тюркское слово «казак» означает «сторож», «воин»).

После объединения Польши и Великого княжества Литовского в единое государство – Речь Посполитую – согласно Люблинской унии 1569 г., бывшие литовские владения Волынь, Подляшье, Брацлавщина и Киевщина отошли полякам. Для украинцев начались тяжкие времена социального и национального гнета. Казаки вообще не вписывались в польские сословные рамки и должны были перейти либо в шляхту, либо в крепостное крестьянство.

Кроме политического переворота, во ІІ-й половине XV в. произошел и экономический: бурное развитие земледелия, производство зерна и хлебопродуктов, которые стали главной статьей вывоза, повлекли за собой новое явление – дворяне из полесских поместий устремились на степные черноземы. Польский король щедро раздавал грамоты на владения землями, которые прежде, по литовскому праву, принадлежали украинским городам, казацким общинам и вольным казакам. Теперь шляхтичам доставались не только богатые угодья, но и люди.

Католическая Польша стала также насаждать и свою религию. В 1596 г. по инициативе Папы Римского и руководства польской католической церкви была подписана в Бересте (Бресте) церковная уния, узаконившая объединение католичества и православия в Речи Посполитой, а по сути, – подавление католичеством православной церкви.

Все эти насильственные меры всколыхнули общественно-политическую жизнь в стране, привели к подъему освободительной борьбы во всех слоях украинского общества. Казаки начали оказывать вооруженное сопротивление. К ним потянулись представители разных сословий, бежавшие от панской «ласки» и желавшие «показаковать». Численность казачества стремительно росла. Казаки стали уходить в низовья Днепра и сооружать там укрепленные стоянки – «сечи». Заботами предприимчивого князя Дм. Вишневецкого на острове Малая Хортица, у днепровских порогов появился замок-крепость, а в нем постоянный гарнизон – своеобразное мужское братство (женщин сюда не допускали). Так родилась Запорожская Сечь. Каждый воин готов был сложить голову за волю и православную веру. К концу XVI в. казацкое воинское формирование стало организованным, прибрело опыт сражений, стало выразителем национальных интересов и возглавило борьбу против польской шляхты. Значительные победы на суше и на море принесли казачеству признание Европы. Отныне с Войском Запорожским вынуждены были считаться.

Именно в этот период казацкое рыцарство возглавил Петр Конашевич (в русском варианте Кононович) по прозвищу Сагайдачный. Было ему тогда около 30 лет. По происхождению он был православным шляхтичем, родился в с. Кульчицы, что неподалеку от Самбора на Львовщине. Его отец Конаш был, видимо, из «гербовой шляхты» и имел неплохое состояние, позволившее дать сыну хорошее образование сначала в Галиции, а затем в элитном, первом на Украине высшем учебном заведении – Славяно-греко-латинском коллегиуме (академии), основанном Константином Острожским. Об уровне образованности, зрелом политическом мышлении и литературном даре юного Петра Конашевича свидетельствует написанное им «Пояснение об унии» (речь шла о Брестской церковной унии), где отстаивалось право украинского народа на православную веру, собственную культуру и свою государственность. Текст не дошел до нас, но сохранился письменный отзыв литовского канцлера Сапеги: тот назвал работу «предрагоценной». Наряду с этим, как выяснилось позже, Сагайдачный сам создавал «думы»-песни, которые пели запорожцы и при его жизни, и еще многие годы после смерти автора.

Подробности раннего периода жизни П. Сагайдачного, к сожалению, не известны. По окончании коллегиума он некоторое время служил то ли канцеляристом, то ли учителем в доме одного из крупнейших магнатов – киевского судьи Яна Аксака. Это была прибыльная служба, открывшая хорошую будущность. О его друзьях, пристрастиях и планах мы можем только гадать. Возможно, в упомянутом доме и произошла встреча Петра с дальней родственницей Аксаков, богатой наследницей по имени Анастасия, которая стала его женой и, как предполагается, сумела отравить ему жизнь. Даже при высоком уровне эмансипированности украинских женщин (а они в то время владели оружием, искусством верховой езды, самостоятельно вели хозяйство и содержали семью в отсутствие мужей) Анастасия оказалась невыносимо сварливой и пыталась главенствовать в семье. Петр был человеком умным, спокойным, покладистым и терпел капризы жены, но постоянные стрессы наложили свой отпечаток – через десять лет супружеской жизни он стал пить и рано стареть. Детей у них не было. Скорее всего, неудачный брак и заставил Конашевича податься на Запорожскую Сечь. Не зря же в песне поется, что Сагайдачный «проміняв жінку на тютюн та люльку…»

Точно известно, что он был участником многих битв, отличался храбростью и военной смекалкой. В казацкой среде высоко ценилось только личное мужество, именно поэтому Сагайдачный стал кошевым атаманом. Он был с запорожцами, когда те прорвались за Перекоп и захватили Северный Крым, затем совершили рейд в низовья Днестра и Дуная, нанося удары по турецким владениям у Аккермана (Белгород-Днестровского) и Измаила. Далее последовал поход в подвластную турецкому султану Молдавию. После него Конашевич во главе отряда участвовал на стороне Польши в войне в Прибалтике. А в 1605 г. казаки выбрали его своим гетманом. Счет гетманским победам открыл захват турецкой крепости Варна.

С тех пор почти ежегодно не знающий поражений гетман Сагайдачный водил своих казаков в походы и в течение 20 лет держал в страхе врагов. В 1606 г. он нанес удары по Очакову и Перекопу, вскоре напал на Кафу (Феодосию) – самый большой турецкий невольничий рынок, – где сжег вражеский флот и освободил тысячи угнанных в рабство христиан. Мужество и незаурядный военно-организаторский талант принесли П. Сагайдачному общеевропейскую славу. Одной из самых убедительных его побед было взятие в 1614 г. особо укрепленной турецкой крепости Синоп. Как полководец гетман отличался активным наступательным характером и внезапностью, отходом от традиционного для казачества способа ведения боя лагерем, разработкой новых тактических решений. При нем запорожцы переломили ход борьбы с турецко-татарскими силами в свою пользу и вплоть до кончины гетмана не выпускали инициативы из рук.

Однако П. Сагайдачный не мог в полной мере воспользоваться плодами своих побед. Хотя запорожцы и подчинялись его власти, но вольны были сами выбирать, где, с кем и за что воевать, часто уходили вместе с донскими и терскими казаками в войска самозванных лжеправителей, атаманов и просто грабителей, сеявших смуту на Руси. Сагайдачный не ввязывался в эти войны, а сосредоточился на борьбе с татарами и турками, то поддерживая Польшу, то действуя вопреки ее политике. Тем самым гетман обострял отношения Речи Посполитой с Османской империей.

Король Сигизмунд III грозил наказаниями за самоуправство, но повлиять серьезно на Запорожское Войско не мог, его война с казаками носила эпистолярный характер, потому что все польские силы были в то время отвлечены на Московию. Король предполагал использовать Сечь в своих авантюрных замыслах: он хотел, пользуясь смутным временем в Московском царстве, захватить трон Ивана Грозного и посадить в Кремле своего сына Владислава.

В 1618 г. королевич занял Смоленск и кратчайшим путем двинулся на Москву, но поспешил и у стен столицы оказался в окружении с горсткой солдат. Большая часть королевской армии, не получив обещанных денег, взбунтовалась и покинула Владислава. Польское правительство вынуждено было любой ценой спасать престолонаследника (впоследствии Владислав стал королем Польши) и обратилось за помощью к Сагайдачному.

Огромная армия запорожцев (по разным сведениям, от 20 до 40 тысяч человек) быстрым маршем преодолела немалое расстояние, захватила города Ливны и Елец, разбила русское ополчение, возглавляемое воеводами Пожарским и Волконским, перешла Оку, достигла польского лагеря и осадила Москву. Но штурмовать столицу гетман не стал, вступил в переговоры, и поход закончился заключением перемирия. Роль Сагайдачного в московском походе нельзя переоценить. Историки считают, что он не просто избежал кровопролития между православными людьми, но и не допустил торжества Речи Посполитой, т. е. польско-католической экспансии в Русское государство.

После спасения королевича в отношениях гетмана с Сигизмундом III произошли перемены. Король щедро вознаградил полководца; Сагайдачный вернулся из похода не в Запорожье, а в Киев, поселился в богатом доме и взял город под свою опеку, всячески стараясь проводить независимую политику и способствовать развитию Киева как центра политической и культурной жизни. Гетман лично принял участие в создании на Подоле, при Богоявленском монастыре, коллегиума, ставшего впоследствии основой Киево-Могилянской академии. На его защиту могли рассчитывать церковные и культурные деятели Галиции и Киевщины. Чтобы поддержать Киевское братство, Сагайдачный вступил в него вместе со всем войском. А в 1620 г., воспользовавшись тем, что в Киеве находился Вселенский патриарх Феофан, гетман уговорил его высвятить нового православного митрополита Иова Борецкого и пятерых епископов для епархий, признававших раньше унию. Ярый католик Сигизмунд вынужден был признать свершившийся факт. Ему ничего не оставалось в сложившихся обстоятельствах: дело в том, что султан Сулейман со своей армией стоял на Днестре и обещал превратить Польшу в турецкую провинцию. И это не было простой угрозой – всего годом ранее турки нанесли поражение польской армии в Молдавии, потом подвергли жестокому грабежу Подолию. Теперь их силы во много раз превосходили возможности поляков. Король снова вспомнил о Войске Запорожском и послал к гетману послов.

Проанализировав ситуацию, Сагайдачный решил диктовать невиданные условия: сейм и король обязаны признать власть гетмана над всей Украиной; снять ограничения на количество реестровых казаков; предоставить свободу православной вере в Украине; признать административную и судебную автономию, иными словами – признать самостоятельное украинское государство. Только после принятия всех требований, как хозяин положения, Сагайдачный с казацкими полками выступил в Хотин, где в начале сентября 1621 г. развернулись главные военные события.

Объединенные славянские войска (30 тыс. поляков и 40 тыс. украинцев) сошлись с почти 200-тысячной армией Сулеймана. Хотинская битва длилась 39 дней. В результате противник вынужден был отступить на территорию Молдавии. Взбешенный султан приказал повесить главного визиря и нескольких военачальников.

Решающую роль в кровопролитной схватке сыграло казачество. Это признали все. Например, ясновельможный шляхтич, участник сражения Якуб Собеский заявил: «Толпа черни, а не оружие могучего рыцарства пошатнула турецкую силу». Чернью этот пан назвал спасителей Речи Посполитой – казаков-запорожцев. Удовлетворение исходом битвы засвидетельствовал в грамоте, адресованной Войску Запорожскому и гетману П. Сагайдачному, и сам король. Он снова одарил героического полководца, но гетмана это мало радовало. Смертельно раненный, Сагайдачный возвращался домой на возу, подаренном королевичем, и в сопровождении его личного врача. Главная же причина мучений состояла не в том, что ему, еще не старому человеку, приходится умирать. Горько было сознавать, что все его усилия оказались напрасными. Гетман прожил еще полгода в надежде увидеть плоды своих трудов. От его имени, от всего украинского народа – казачества, мещанства и православного духовенства – в начале 1622 г. в Варшаву на сейм отправилась делегация с требованием выполнить обещание, данное накануне Хотинской битвы. Король готов был сдержать слово, но под влиянием католической иерархии депутаты сейма это решение заблокировали.

За пять дней до кончины гетман призвал к себе митрополита Иова Борецкого, славного казака Олефира Голуба, которому суждено было занять место Сагайдачного, представителей казацкой старши5ны, высшего духовенства, привилегированного мещанского сословия и составил завещание. В нем все нажитое умирающий передал во владение Киевскому и Львовскому братствам, конкретным церквам, монастырям, школам, госпиталям. Примечательная подробность: жене он не оставил ничего.

Похоронили Петра Сагайдачного в воскресный апрельский день. На «проводы», состоявшиеся в Богоявленской церкви Киевского братства при огромном стечении народа, ректор Братской школы К. Сакович написал торжественные стихи «На погреб Сагайдачного». Читали их по очереди двадцать студентов. Все выступавшие говорили о безмерной горечи утраты человека, отдавшего всего себя служению отчизне.

Современные историки также единодушны в оценке личности П. Сагайдачного и его роли в судьбе украинского народа. Теперь, когда на карте мира появилась новая независимая Украина, ее жители с особым трепетом и благодарностью возрождают забытые и недостаточно чтимые имена своих славных предков, которые составляют национальную гордость. В первом ряду среди них находится гетман Украины Петр Сагайдачный.

Данный текст является ознакомительным фрагментом.

Продолжение на ЛитРес

гетман Сагайдачный стал святым «новой церкви» Украины — Новости политики, Новости России — EADaily

В конце августа в «святцах» раскольнической Православной церкви Украины («новая церковь») появился новый святой — казачий гетман Петр Конашевич- Сагайдачный (1570−1622), кумир украинских националистов и постсоветских «патриотичных» историков Незалежной. Синод ПЦУ на своем заседании постановил отмечать день памяти «святого благоверного гетмана Петра» в день его смерти, 20 апреля по новому стилю. Ведется работа над составлением молитв «святому гетману».

Иллюстрация: tyzhden.ua

В 1992 году — на заре украинского национального возрождения — в честь Сагайдачного переименовали заложенный в 1990 году сторожевой корабль пограничных войск КГБ СССР «Киров». Из-за хаоса 1991 года «Киров» на верфи в Керчи не успели довести до полной технической готовности. В 1992 году — в первый год украинской независимости — недоделанный «Киров» наскоро спустили на воду, спустя время Россия передала его Украине. Сторожевик встал в ряды украинских ВМС в классе флагманского фрегата, под именем «Гетман Сагайдачный». Военным морякам понятно, что между сторожевиком и флагманским фрегатом — колоссальная разница. Незалежные корабелы, стараясь придать «Сагайдачному» хоть сколько-нибудь представительный вид, в итоге довели его до ручки. В год Евромайдана на флагмане для радиолокации использовали систему, которую обычно применяют на рыболовецких траулерах. В исправности было только одно единственное 100- миллиметровое орудие АК-100 образца 1978 года. Общее техническое состояние боевых частей и уровень подготовки личного состава «Сагайдачного» не выдерживали никакой критики. Издевательства над «Сагайдачным» продолжились, когда в президентство Петра Порошенко для ремонтов корабля была выбрана принадлежавшая Порошенко киевская верфь «Кузница на Рыбальского». Бесконечные ремонты и рекламации едва живого «Сагайдачного» — идеальный способ для официального Киева списать распил и без того скудного украинского бюджета. По словам отставных украинских моряков, если ВМС Украины нелюбимые приемные дети украинской армии, то «Сагайдачный» — самый презираемый пасынок.

Канонизация раскольниками из ПЦУ «человека и фрегата» — повторение истории с издевательствами над некогда перспективным пограничным сторожевиком «Киров». Обычно в православной традиции канонизируют человека за святую жизнь или испытанные человеком при жизни муки за Христа и православную Церковь. Причисление к лику святых Сагайдачного — поругание всех мыслимых норм православной традиции.

За что так любят гетмана украинские националисты всех мастей? «Патриотичные» историографы называют Сагайдачного идеологом украинского государственного суверенитета, «козацькой незалежности». На самом деле Сагайдачный был типичным польско-литовским шляхтичем того времени, врагом Российского государства. Он и родился в 1570 году под Самбором (нынешняя Львовская область) в семье шляхтича Конона (Конаша) Попеля, служившего Речи Посполитой. Воспитателем Сагайдачного украинские историки называют великого гетмана Литовского Константина Острожского. Для Украины, Литвы и Польши Острожский — герой. Но не для нашей страны. Во время русско-литовской войны 1500−1503 годов разбитый наголову русскими под Смоленском Острожский попал в плен к московскому государю Василию III. В Москве в 1506 году пленный гетман принес крестное целование на верность Василию III и Русскому государству, за что получил чин ближнего боярина. Не прошло и года, как этот любимец Василия III презрел свои клятвы верности, сбежал снова в Литву и позже воевал против России без зазрения совести. Гетману больше сопутствовали поражения, чем победы, что свидетельствует о нем как о плохом военачальнике.

Еще одним воспитателем Сагайдачного историки называют сына Константина Острожского Василия- Константина, воеводу киевского. Украинский историк Леонид Тома называет Острожского-младшего «некоронованным королем Руси» и «ведущим архитектором Берестейской и Люблинской уний», которые положили начало Речи Посполитой и отрыву исторических земель Киевской Руси от Российского государства. Православный по вере Сагайдачный, по словам Томы, воспитывался в духе верности польско-литовскому государству, где первенствующее положение занимали не православные, а католики.

Какая же забота у украинских националистов, чьи предки были православными малороссами, до кичливой шляхты, которая украинцев и за людей-то не считала? Украинский националист Тома на этот счет утверждает: именно после образования в 1569 году Речи Посполитой Украина «впервые выступила на международной арене как самостоятельная политическая единица». По словам историка, приравненная в правах к польско-литовской знати «украинская шляхта сохраняла свои городские права и вольности», согласно магдебургскому праву. Читатель согласится, что словосочетание «украинский шляхтич» у гоголевского Тараса Бульбы вызвало бы праведный гнев… И тут же Тома выдает мазепинскую сущность нынешней «патриотической» украинской историографии. Он утверждает, что в польско-литовском государстве, где магнаты на выборах короля были готовы друга буквально изрубить саблями в капусту, «украинские шляхтичи» в случае чего могли занимать более выгодную им сторону — чего в «государстве московитов» им бы сделать не удалось.

В конце XVI века Сагайдачный с группой уроженцев Галиции отправился в Запорожскую Сечь. Выглядит логично версия многих историков, что будущий раскольничий «святой» сбежал в казаки, поругавшись со своей женой — польской шляхтинкой Анастасией Повчанской. Есть сведения, что будущий святой супружеской верностью и домовитостью не отличался, из-за чего у него с супругой были постоянные скандалы. Вот вам и «святой благоверный», как величают Сагайдачного в ПЦУ! В казацких рядах Сагайдачный был, говоря современным военным жаргоном, «диким гусем» — наемником, который воюет за любого, кто хорошо заплатит. Однако же у сына галицийского шляхтича обнаружился талант к военному делу. Свое прозвище Сагайдачный (от слова «сагайдак», колчан) он получил за умение стрелять из лука, проявил себя как военный лидер, который не боится рискованных военных предприятий, пусть те и выглядели со стороны как авантюры. Охочие до добычи и славы казацкие старшины — подзуживаемые окружавшими Сагайдачного галичанами — в 1601 году избрали Сагайдачного гетманом. Десяти лет не прошло, как казачий круг за какой- то проступок низложил Сагайдачного, правда, потом вернул ему гетманскую булаву. В очередной раз казаки свергли Сагайдачного с гетманства в 1617 году — после того, как после очередной казачьей смуты Сагайдачный заключил с польским королем договор об «оптимизации» числа реестровых запорожцев до 1 000 человек и ограничении прав казачества на городских землях Речи Посполитой. Кроме того, казакам в том же году явно не понравилось, что их гетман отказался выводить запорожцев на помощь польским войскам во время нападения на Речь Посполитую Османской империи. Украинская историография (как и многие отечественные патриотичные историки) говорят: уклоняясь от борьбы с турками на территории Речи Посполитой, хитроумный Сагайдачный способствовал ослаблению власти польского короля и тем самым защищал позиции русского православия в Юго-Западной Руси. Однако же другие факты утверждают, что Сагайдачный «дезертировал» от войны с турками по сговору с королевичем Владиславом. Владислав хотел, чтобы Речь Посполитая возглавила союз европейских христианских государств в войне с турками. Но власть Владислава была ограничена сеймом, а одна из лидирующих партий в сейме не давала королю согласия на изматывающую войну с турками, которая не имела для Речи Посполитой внятных перспектив. Чтобы сокрушить оппозицию, Владислав ослабил позиции казаков на границе с османами, чем ускорил турецкое вторжение. И заодно Владислав с помощью Сагайдачного спровоцировал смуту среди казачества, убедив магнатов в следующем: если оппозиция не примет сторону короля, турки того и гляди займут Варшаву, а казаки убегут на службу в Москву. Если принимать эту версию как данность, то Сагайдачный напрямую соучаствовал польским дворцовым интригам, потому что счел это для себя выгодным. Никаким патриотизмом в таком случае не пахнет и издали…

Владислав военные действия против турок все же отложил, чтобы напасть на ослабленную Смутным временем Россию. Ему хотелось взять реванш за позорное для него лично сидение польско-литовских интервентов в Московском кремле в 1612−13 годах. когда умиравшие от голода шляхтичи ловили по Москве бродячих собак и кошек, стреляли на суп ворон и не гнушались соленой человечиной. Владислав помнил, что низложившая царя Василия Шуйского семибоярщина в 1610 году присягнула на верность ему, Владиславу, как русскому государю. После этого авторитет Владислава в Варшаве, Кракове и Вильне поднялся до неожиданных высот. Изгнание интервентов из Москвы и избрание русским царем Михаила Федоровича обрушило авторитет Владислава до нижнего предела. Жажда Владиславом реванша в России объяснялась еще и тем, что он по отцу был шведом, представителем шведской королевской династии Ваза. Польские и литовские магнаты связывали свое поражение в России с тем, что их государством руководил «этот швед» — отец Владислава Сигизмунд III Ваза. Владислав, который хотел стать королем, боялся, что по причине поражения в России, его как сына «этого шведа», ожидает позорное фиаско.

В 1618 году Сагайдачный вернул себе гетманскую булаву — явно не без помощи Владислава. Казакам соблазнились тем, что их «новый старый» гетман удовлетворил просьбу Владислава об оказании помощи в очередном походе интервентов на Москву. Этот поход сулил казацкой старшине честь и богатства, а казачья голытьба получала шанс с помощью сабель «выйти из грязи в князи». Стоит сказать, что военные походы у казаков, (как и у их врагов османов) были способом выпускания социального пара в те критические моменты, когда недовольные низы были готовы вырезать правящую верхушку. То, как воевал Сагайдачный против своих православных русских братьев, более чем красноречиво описывает «Бельская летопись»:

» Того же лета (в августе 1618 года) пришел из Запорог в полевые города, а шол под Москву к королевичу на помочь по королевскому веленью полковник черкаской пан Саадачной с черкасы, а с ним черкас боевых людей было 20000 окроме кошевых людей. А пришол он, полковник пан Соа[дач]ной, с черкасы под украинной город под Ливны, и Ливны приступом взял, и многую кровь християнскую пролил, много православных крестьян и з женами и з детьми посек неповинно, и много православных християн поруганья учинил и храмы божия осквернил и разорил и домы все христьянские пограбил, и многих жен и детей в плен поймал».

Ливны -нынешняя Орловская область. Оставив от города обагренное кровью пепелище, казаки Сагайдачного разорили по пути на Москву Елец, Лебедянь, Курск, рязанские города Скопин, Ряжск и Касимов, подмосковную Каширу. В осаждаемых русских городах казаки агитировали жителей присягать на верность польской короне, на что многие осажденные, к сожалению, соглашались. Например, в Ельце местные казаки практически в полном личном составе перебежали к Сагайдачному, а местные священники в обмен на обещание Сагайдачного не грабить Елец выдали интервентам царского посланника Степана Хрущова вместе с городской казной.

Сагайдачный в союзе с Владиславом выступал как начальник войск, которые должны были отвлечь к Москве русскую армию, которым предназначалось противостоять основным польско-литовским частям. Таким образом казаки связывали передовые русские части в затяжных боях у Москвы, а поляки таким образом могли добивать ослабшую русскую армию на другом фронте. Казакам и полякам поначалу сопутствовал успех. Семитысячное войско под командованием героя народного ополчения Дмитрия Пожарского не смогло отбросить казаков от Москвы на серпуховском направлении. Тяжелораненый Пожарский сдал командование. Казаки, разграбив пригороды Москвы, к концу сентября взяли в осаду Донской монастырь (ныне юго-запад столицы России, район улицы Шаболовка). Владислав с остальным войском к тому времени шел к Троице-Сергиевой лавре. Москву в очередной раз спас едва оправившийся от ран Пожарский, принявший снова командование защитниками столицы России. Попытки интервентов измотать «московитов» боями в горящих и разграбленных узких московских улицах, чтобы таким образом добиться капитуляции, успехом не увенчались. Но поляки и казаки не сбежали с позором потому что у Российского государства после Смуты не нашлось сил и средств для решающего разгрома врага. Кроме поляков, с северо-запада грозили шведы, чей принц Карл-Филипп в годы Смутного времени также претендовал на русский престол. На юге и юго-западе источником постоянной угрозы было вассальное Османской империи Крымское ханство. В июне 1618 года, за два месяца до польско-казацкой интервенции, Россия пережила опустошительный набег крымских татар на пограничье в районе Курска. Через четыре года крымские татары дойдут до Тулы.

К тому же в окружении царя Михаила, где помнили предателей-бояр Смутного времени, опасались удара в спину внутри царского двора. Поляки в период семибоярщины обещали русским боярам-крепостникам те же бесчеловечные крепостнические порядки что и в Польше, больше напоминавшие рабовладение, и это не могло не понравиться значительной части боярства. В Москве резонно предпочли опустошительной войне на несколько фронтов стратегию «худого мира» с противниками, чтобы собирать силы для восстановления разоренной страны. Россия в декабре 1618 года заключила с интервентами Деулинский мир, по которому уступала Речи Посполитой огромную полосу на западе — от Чернигова и Смоленска до территорий нынешних Калужской и Тверской областей. Королевич Владислав в польских документах именовался русским государем — тем самым интервенты де-юре считали царя Михаила Романова самозванцем, с чем вынужденно смирились в Москве.

Чем в это время занимался Сагайдачный? Как самостоятельный генерал, он снял осаду занятых своими казаками московских территорий. Апологеты гетмана на Украине и в России списывают это на благородство Сагайдачного, который якобы не хотел убивать православных братьев за интересы иноземцев-поляков. Но к тому времени Сагайдачный, кроме того что награбил в русских городах, получил за поход от «клятых ляхов» огромную сумму в золоте, казаки Сагайдачного хотели еще больше денег и добычи. Оставив защищенную крепкими стенами Кремля Москву, казаки Сагайдачного предали огню и мечу менее защищенные русские города и села в окрестностях Калуги. Казаки грабили дома и церкви, женщин и детей уводили в плен — с целью продать их с выгодой османским работорговцам. Это несмотря на то, что с калужанами казаки ранее заключили соглашение о мире. Воспетые Тарасом Шевченко запорожцы на русских дорогах превратились в шайки мародеров и убийц.

Все же итоги похода обернулись не в пользу Сагайдачного. Добыча оказалась не такой богатой, на какую рассчитывали казацкие старшины. Поляки не выполнили условий по расширению казачьей самостийности, какие пообещали казакам перед походом на Москву. Поиспользовав казаков, Владислав их бросил на произвол судьбы. Многие казаки еще под Москвой бросили Сагайдачного, чтобы служить московскому государю. Часть казаков ушла на службу австрийскому императору, дабы участвовать как наемники в Тридцатилетней войне за наследство Священной Римской империи. Запорожская Сечь фактически восстала против польской короны. Сагайдачный спас Варшаву от предания казачьим саблям, заключив с поляками в октябре 1619 года соглашение, больше напоминающее капитуляцию. По этому соглашению, под ружьем в Сечи оставалось не более 3 000 казаков, а остальные изгонялись из Сечи и возвращались под власть своих хозяев- крепостников. В 1619 года в Сечи произошел переворот во главе со старшиной Яковом Бородавкой, провозгласившего себя гетманом взамен «зрадника» Сагайдачного. Гетман спас себя, предприняв в 1620 году попытку перейти на службу к Москве — с условием, чтобы русский царь признавал его гетманом Запорожской Сечи, равноправным политическим партнером. В Москве недавнему врагу не поверили, гетманом в Посольском приказе признали Бородавку. Но Сагайдачный собирался не служить царю Михаилу, а вызвать переполох в Варшаве, чтобы король снова обратил на Сагайдачного внимание. Сагайдачному это удалось. Вскоре Речь Посполитая вступила в войну с Турцией, Сагайдачный снова стал нужен Варшаве. Почему в Варшаве не поставили на того же Бородавку? Бородавка был лидером казачьей «партии голытьбы», ратовавшей за казачьи вольности. А Сагайдачный представлял казачью знать, более склонную прогибаться под лицемерные выверты королевского двора в Варшаве. 21 сентября 1621 года Бородавка был схвачен сторонниками Сагайдачного и жестоко убит. С остальными мятежниками Сагайдачный расправился в духе известных ныне бандеровцев. Он повелел сжечь стоявшие у Хортицы казачьи струги вместе с находившимся в стругах казаками. Вот вам и «святой»…

Конечно за год до этого Сагайдачный вступил в Киевское православное братство, способствовал приезду в Киев патриарха Иерусалимского Феофила III и, как утверждают некоторые историки, покаялся перед Феофилом за учиненные его казаками в России зверства. Однако в искренность такого покаяния верится с трудом. Сагайдачный, вздумай он очистить душу от пролитой русской крови, должен был каяться в Москве, перед патриархом Филаретом (побывавшим в польском плену отцом царя Михаила) и всем русским народом. Благочестивая с виду православная активность гетмана была вызвана чисто политическими соображениями. Сагайдачный шел войной на турок, а Константинопольский патриарх, который официально окормлял православных Речи Посполитой, был верноподданным турецкого султана. Патриарху Феофилу, скорее всего, предназначалась роль «великого господина нашего» для запорожцев. В ущерб патриарху Московскому, куда более близкому исторически к казакам и другим православным исторической Киевской Руси.

Казачий поход против турок под предводительством Сагайдачного уберег авторитет королевича Владислава, но ничего не дал казакам и еще не существовавшей тогда Украинской державе, чьим апологетом по словам «свидомых» историков был Сагайдачный. В сентябре 1621 года в битве под Хотином (ныне Черновицкая область Украины) Сагайдачный был ранен отравленной стрелой. Он умер в апреле 1622 года в Киеве — по преданию, в хмельном угаре, после нескольких бурных ночей, проведенных в объятьях смазливой шинкарки. Ничего себе, хорош праведник… Законная жена Сагайдачного в это время тащила на своих плечах заботы об их домашнем очаге и будущем их сына Лукаша, который едва помнил своего отца. Поляки ранее заключили мир с турками, где взвалили войну на казаков, пообещали Стамбулу выдать разоруженных казаков свести казачьи вольности на нет. Вот таким образом «гетман-патриот» в очередной раз предал своих братьев казаков польским панам.

В украинской народной культуре Сагайдачный прославлен как трагическая фигура вольного казака, которого всю жизнь било по волнам чужих Украине политических интересов других государств. Безо всякого намека на мнимую святость гетмана. Даже такому горячему поклоннику гетмана как Тарас Шевченко было ясно — убийца мирных людей и политический авантюрист Сагайдачный был далек от образа обычного благочестивого православного мирянина, не говоря уже о святом человеке. Попытки прославить Сагайдачного как украинского святого стали предпринимать уже в XX веке служившие Гитлеру украинские националисты. Во главу угла они ставили «священную войну» Сагайдачного с «москалями» и якобы имевшееся у Сагайдачного желание ввести Украину в «семью просвещенных европейских народов». Иными словами,якобы «святой» Сагайдачный в XVII веке предвосхитил на Украине гитлеровские «новый порядок» и план «Барбаросса»… Однако гетмана ранее не рискнули канонизировать ни в Украинской греко-католической церкви, ни даже в раскольническом «Киевском патриархате», УПЦ-КП. Лишь 25 мая 2011 года раскольническая «Украинская автокефальная православная церковь» (УАПЦ) провозгласила Сагайдачного «святым и благоверным гетманом». Да и то не без давления украинских националистических организаций, от которых раскольники сильно зависели в плане финансовой и силовой поддержки.

Канонизировавший Сагайдачного в 2011 году ныне покойный глава УАПЦ Мефодий (Кудряков) ранее был клириком УПЦ-КП. В 1995 году Мефодий обвинил «Киевского патриарха» Филарета (Денисенко) в убийстве предшественника Филарета, «патриарха» Владимира (Романюка). Есть версия, что «новая церковь», вводя Сагайдачного в список своих «святых», извлекает снова на свет Божий старые обвинения Мефодия против Филарета. Глава ПЦУ Епифаний (Думенко) — духовный сын своего нынешнего врага Филарета, обязанный главе УПЦ-КП всем (включая то, что Епифаний, напоминание Филарету о его прошлых преступлениях, еще жив и здоров). Епифаний в плане политического коварства не только многое взял у своего учителя, но и явно хочет превзойти Филарета в этом. Филарет, которому в будущем году будет 92 года, также не оставляет планов сжить своего бывшего любимца со свету и не растерял своих способностей политического интригана. Об этом боящийся до сих пор Филарета Епифаний прекрасно знает.

Преемник Кудрякова в УАПЦ Макарий (Малетич) — митрополит Львовский в «новой церкви», а не в УПЦ-КП. Икона Сагайдачного для церкви Епифания — символ того, что УАПЦ, преемница прогитлеровской УАПЦ времен нацистской оккупации Украины, на стороне Епифания. А это значит, что за Епифанием — богатая украинская диаспора США и Канады. Сагайдачный удобен для «свидомого украинского православия» как фигура, объединяющая Восток и Запад Украины, личность прославленная в казачьих сказаниях и в украинской литературе. Личность Сагайдачного на нынешней Украине (и в России тоже) мифологизировали почти до неузнаваемости. Гетман как красивый миф подходит под образ приемлемого для православного мира благочестивого украинского националиста, достойного канонизации. Более известных «борцов против московского ига» — Ивана Мазепу, Степана Бандеру, Романа Шухевича — уже не украсишь и десяти слоями маникюра мифологизации. Греко-католики, которые рисуют Бандеру и Шухевича на своих иконах, не осмеливаются объявлять этих нацистских преступников официальными святыми, так как униаты прекрасно знают истинную жизнь главарей запрещенных в России ОУН-УПА.

Кровавый след Гетмана Сагайдачного

В начале августа 1618 года на территорию Русского государства царя Михаила Федоровича Романова вторглось 20-тысячное запорожское войско гетмана Петра Сагайдачного. Оно шло на выручку армии соискателя московского царского трона польского королевича Владислава, безуспешно пытавшегося прорваться к Москве. Этот поход достаточно широко освещен украинскими историками, в основном в восторженных тонах, и преподносится как образец воинской доблести и военного искусства запорожских казаков и лично великого гетмана и национального героя украинского народа Петра Сагайдачного.

Текст: Но вот все описания этого похода грешат некоей односторонностью, более того, одни этапы этого похода освещены хорошо, а о других упомянуто как бы вскользь. В советские времена о нем вообще старались не упоминать, как будто бы Владислав шел на Москву один, без союзников. Как-то не вязалось это с официальной доктриной о братском украинском народе, мечтавшем о воссоединении с Россией. В то же время тот факт, что двумя годами позже, в 1620 году, Сагайдачный обратился к царю Михаилу Федоровичу с просьбой о принятии Войска Запорожского под его высокое покровительство, получил широкое освещение среди московских историков. А между прочим, между двумя этими событиями есть прямая причинно-следственная связь, но обо всем по порядку.

Я не буду останавливаться на личности Петра Сагайдачного, тем более что он галичанин, уроженец села Кульчицы под Самбором, а о своем отношении к галичанам я уже писал. Но здесь ничего личного, дело не в месте рождения: появись на свет Сагайдачный хоть в Миргороде, это ничего не изменит. Скажу только, что есть среди историков мнение, что появление Сагайдачного среди запорожцев было не случайным, хотя галичан в запорожском казачестве была что называется поганая капля. Они верой и правдой всегда служили польскому королю, но когда Запорожье забурлило, стало выходить из-под контроля и процесс уже невозможно было остановить, тогда в Кракове решили, что надо его возглавить и направить в нужное для Польши русло. Вот тогда и появился среди запорожских казаков галичанин Сагайдачный с вышеуказанной миссией. Сагайдачного можно сравнить с козлом, возглавившим стадо баранов. Да простят меня за это сравнение, но, во-первых, в природе именно так и происходит, кто жил в деревне, тот знает. А во-вторых, прозвище гетмана от Сагайдак – горный козел, что наводит на мысль, что в польской контрразведке, спланировавшей и блестяще осуществившей операцию по внедрению в войско Запорожское «засланного казачка», сидели люди с юмором.


Гетман Петр Конашевич-Сагайдачный. Турецкие мотивы...

Долгое время Сагайдачный направлял энергию запорожцев в сторону Турции. Я не буду давать хронологию его блестящих набегов на турецкую территорию. Они хорошо освещены. Но так не могло продолжаться до бесконечности. Войны с Турцией из-за запорожцев Польше были не нужны, тем более что перед страной встала Великая Историческая Миссия – уничтожение Московского царства и искоренение Православия. Поэтому Польша смотрела сквозь пальцы на кажущееся своеволие Сагайдачного, который в 1606 году объявил себя гетманом обоих сторон Днепра и всего войска Запорожского. Вместо не так давно (после восстания Северина Наливайко) наложенной на казаков баниции (объявления их вне закона) коронным гетманом Станиславом Жолкевским по поручению правительства было объявлено всеобщее прощение, и Жолкевский приступил к набору войска для готовившегося похода на Москву.

Был составлен реестр, в который было вписано 4000 казаков, наиболее состоятельных и лояльных к Польше. Им было дано много привилегий и еще больше обещано в будущем, а казацкой старшине была обещана даже так называемая нобилитация – возведение королем в шляхетское достоинство. С помощью реестровых казаков Жолкевский сколотил войско, которое и двинулось помогать ставленнику Польши Лжедимитрию добывать московский престол. На «подвигах» казачков в пользу Лжедмитрия I и Лжедмитрия II я останавливаться не буду. Это тема отдельной статьи. Интересно, чем все закончилось. Польское правительство, всегда почитавшее казаков за быдло и цинично использовавшее их, после краха авантюры и изгнания Дмитрием Пожарским из Москвы интервентов решило, что хватит.

О старых обещаниях забыли, и по соглашению в Ольшанах число реестровых казаков ограничивалось всего одной тысячей, а пребывать они могли только в Запорожье, подчиняясь всецело распоряжениям польского правительства. Все остальные казаки под страхом смертной казни должны были превратиться в крепостных крестьян. Подписал это соглашение со стороны Запорожского казачества гетман Сагайдачный! Комментировать этот факт я не буду. Кто умеет думать, поймет все сам.

Сагайдачный попал в очень трудное положение. Для него все повисло на волоске. Нереестровые казаки Ольшанского соглашения не признали, и встал вопрос о проведении его в жизнь силой. Но тут они опять понадобились польскому правительству – для участия в его попытке посадить на московский престол польского королевича Владислава. Поляки на время забыли Ольшанское соглашение и начали создавать казачье войско, не делая разницы между реестровыми и нереестровыми казаками, для похода на Москву. Возглавил его, естественно, Сагайдачный! Чтобы склонить казаков принять участие в походе на Москву, Сейм торжественно провозгласил закон, запрещающий религиозные преследования православных (1618 год). Польское правительство опять пообещало увеличить реестр. Сразу скажу, что и на этот раз казаков цинично «кинули». Договор остался на бумаге. Но казацкое войско было собрано, и летом 1618 года запорожские интервенты двинулись на Москву во главе с Сагайдачным. А теперь собственно о самом походе.


Еще один портрет Петра Сагайдачного. Неизвестный художник

Первым пунктом, где отметился Сагайдачный, был Путивль. Теперь это город на Украине. И вполне естественно, что обстоятельств взятия города мы уже никогда не найдем, настолько они невыгодны официальным украинским историкам. Но вот незадача, основу укреплений Путивля составлял Молчанский монастырь. Теперь он известен как Софрониевский. Именно он дал прибежище в 1605 году разбитому под Севском Лжедмитрию I. Именно с его стен он грозил царским воеводам, так и не смогшим монастырь взять. А Сагайдачный смог. Правда, помогло ему то обстоятельство, что большая часть Путивльской дружины по приказу Москвы двинулась в Верховские княжества, отражать набег поляков Александра Лисовского. Войск в Путивле почти не было, и город пал.

Что сотворил легендарный гетман с горожанами, мы, наверное, уже никогда не узнаем по причине, мною указанной выше. Но что он сотворил с обителью, известно. Церкви рот не закроешь. А сотворил он вот что. Всех монахов перебил, храмы разграбил и осквернил. И это «защитник» православия! Именно эту функцию ему приписывают. Но какую веру на самом деле исповедовал Сагайдачный, еще очень большой вопрос. Еще Библия говорит: «по делам их узнаете их». Вот мы и судим по делам. Потом, в 30-х годах того же XVII века, царское правительство за свой счет восстановило монастырь, придав ансамблю монастыря великолепие, дошедшее до наших дней. Полюбоваться не это благолепие в Путивль приезжал сам президент незалежной Леонид Данилович Кучма. А как, кстати, там сейчас дела обстоят? Обитель еще не объявили местом казацкой славы?

После Путивля был Рыльск. Со Свято-Николаевским монастырем Сагайдачный проделал то же, что и с Софрониевским! А после этого двинулся почему-то на Ливны. Хотя в некоторых украинских источниках указывается Курск. Вот, к примеру, что пишет Черкас Борис в 2006 году: «У середині червня Сагайдачний закінчив збирати 20-тисячне військо і розпочав похід. Протягом кількох тижнів українці захопили Путивль, Рильськ, Курськ, Лівни, Єлець».


Король Польши Владислав IV Ваза, тот самый «королевич», формально царь Московии в 1610-1613 годах

Врет Черкас Борис, не брал Сагайдачный Курска. Как не брал и Кром. Хотя ближайший путь на Москву лежал именно через Кромы. Но зачем подвергать себя и свое войско неоправданному риску? Кромы в те времена были сильнейшей крепостью, которую не смогли взять царские войска, воюя с Лжедмитриями и Кондратием Болотниковым. Тем более что за Кромами по пути на Москву стояла неприступная Тула. Но «нормальные герои всегда идут в обход».

Вот гетман и пошел в обход. На Ливны, разрезая пространство между Курском и Кромами. Ливны не в пример Кромам были второразрядной крепостью Засечной черты. Стены крепости были деревянно-земляные. Ливенцы оказали ожесточенное сопротивление, но силы оказались слишком неравны: по росписи 1618 года в ливенском гарнизоне насчитывалось всего 940 человек. Оставив пепелище на месте Ливен, Сагайдачный пошел далее на Елец.

«Ливенское разорение» нашло свое отражение в летописях. Вот как изображено побоище под Ливнами в Бельской летописи: «А пришол он, пан Саадачной, с черкасы под украинной город под Ливны, и Ливны приступом взял, и многую кровь християнскую пролил, много православных крестьян и з женами и з детьми посек неповинно, и много православных християн поруганья учинил и храмы Божия осквернил и разорил и домы все християнские пограбил и многих жен и детей в плен поимал». В плен попал и ливенский воевода Никита Иванович Егупов-Черкасский, второй воевода – Петр Данилов – был убит в бою.

Читаешь летопись, и такое впечатление, что про Батыево нашествие написано. Подставь вместо Ливен, скажем, Рязань или Суздаль – и один в один. Сейчас «свидомые» идеологи любят изображать русских «нащадками» татаро-монгол. Но, возвращаюсь опять к Библии: «По делам их узнаете их». А по делам запороги Сагайдачного – типичные монгольские «нащадкы». Это, к слову сказать, к сведению тех, кто любит свою родословную от черкас выводить.

После Ливен настала очередь Ельца. Елец – крепость сильная, не в пример Ливнам, и гарнизон раза в два побольше. В 1616 году городового войска в тридцати городах от Арзамаса до Новосиля было 12840 человек. В том числе в Мценске – 781, в Новосиле – 806, в Ливнах – 824, а в Ельце – 1969. Елец держал пограничную оборону от татарских набегов на участке около семидесяти километров по фронту и до сорока в глубину. Ельчане заперлись в крепости, героически отбивали приступы. Обороной Ельца руководил воевода Андрей Богданович Полев. Видя, что силой город не взять, Сагайдачный пошел на хитрость. Он снял осаду и сделал вид, что отступает. Воевода Полев поверил и приказал преследовать противника, «со всеми людьми из города вышел». Увлеченные преследованием ельчане отдалились от города, а в это время отряд казаков, сидевший в засаде, ворвался в беззащитный Елец. Город был разорен дотла и сожжен, его защитники и мирное население, включая женщин и детей, погибли под запорожскими ножами...


Михаил Дорошенко, гетман и соратник Сагайдачного по разорению России

А Сагайдачный пошел на север, на Михайлов, через Данков, уже взятый к тому временем авангардом запорожцев под командой будущего гетмана Михаила Дорошенко. Первые успехи вскружили черкасам головы. Вошли, что называется, во вкус. Дорошенко, как и Сагайдачный, прошелся по русским землям, словно татарский мурза: взяв города Лебедянь, Данков, Епифань, Скопин и Ряжск, он умертвил в них множество мужчин, женщин и детей, вплоть до сущих младенцев, а затем, ворвавшись в рязанскую землю, предал огню много посадов, поубивал священников и собрался приступом взять Переславль-Рязанский (нынешнюю Рязань), однако был отбит.

16 августа 1618 года Сагайдачный подошел к Михайлову и потребовал сдать его. Но воины и жители отвергли предложения запорожских парламентеров. Они отвечали со стен крепости: в Москве избран законный царь, и мы ему крест целовали, но ни польских королевичей и каких-либо других правителей нам не надо. 17 августа запорожское войско приступило к штурму крепости. Артиллерия («наряд») обрушила на город всю свою мощь – каленые ядра роем летели внутрь укреплений Михайлова, чтобы поджечь деревянные строения. Запорожцы соорудили «примет» – завалили землей и хворостом ров, подтащили бревна, соорудив своеобразный помост до уровня крепостных стен. Два дня длился приступ, который закончился безрезультатно. Ратники и жители отбили его. Ратные люди открыли Северные ворота и произвели столь решительную контратаку, что заставили запорожцев отойти от стен крепости.

Но Сагайдачный решил повторить попытку. Он объявил жителям Михайлова, что на следующий день, утром, он возьмет его, как птицу, и предаст огню, а всем жителям от мала до велика прикажет отсечь руку и ногу и бросить псам. «23 августа запорожцы, верные Сагайдачному, снова стали готовиться к штурму. А защитники на виду запорожского войска совершили крестный ход с иконами и хоругвями по стенам крепости. Запорожцы поняли, что жители не собираются открывать ворота. Моральное состояние духа осаждающих было подорвано. Но Сагайдачный уговорил многих своих приверженцев пойти на приступ. Но как только запорожцы начали атаку, михайловцы открыли тайный вылаз и с мечами и саблями устремились в тыл штурмующих и нанесли им чувствительный урон. Со стен крепости запорожцев поражали не только мужчины, но и женщины и даже отроки. Мощный отпор произвел на запорожских казаков неизгладимое впечатление. Они отхлынули от стен города», – написало Независимое Военное Обозрение 24 декабря 2004 года.


Город Михайлов, так и не взятый Сагайдачным

27 августа после второго неудачного штурма, потеряв больше тысячи человек, гетман снял осаду и двинулся на соединение с королевичем Владиславом. Как написал летописец, «всепагубный враг Сагайдачный с остальными Запороги отиде от града со страхом и скорбию». Так позорно для «запорог» закончилось «Михайловское сидение». Воистину «молодец среди овец....». Зато женщин и «ссущих (то есть грудных. – Авт.) младенцев» убивать мастера.

А Сагайдачный продолжил поход на Москву. Единственной преградой, где его можно было остановить, была река Ока. Для этого правительство Михаила Романова стянуло в Серпухов войско под командой самого Дмитрия Пожарского. Сейчас некоторые «свидомые» историки пишут (с упоением), что Сагайдачный разбил Пожарского и тем самым открыл себе путь к Москве. Не было этого! Пожарский заболел, у него открылись старые раны, и сдал командование над войском второму воеводе князю Григорию Волконскому. Да и войском этот отряд назвать было нельзя. Всего 7000 человек. Это все, что смогло себе позволить снять с главного, польского фронта, царское правительство. С этим отрядом Волконский должен был совершить невозможное, на фронте Оки, длиной в 150 километров определить место, где Сагайдачный будет переправляться, и помешать ему.

И ведь определил! Хотя Сагайдачный проявил военное мастерство и попытался обмануть Волконского. Он избрал местом переправы пункт впадения в Оку реки Осетр, в каких-то 25 километрах от неприступного Зарайска, оставшегося у него в тылу. После Михайлова штурмовать Зарайск Сагайдачный не стал. Каменные стены Зарайского кремля прекрасно сохранились до сих пор и до сих пор поражают своим величием. Не по зубам был этот город «запорогам». Тем более после Михайловского фиаско. Сагайдачный рисковал. В случае неудачи переправы он оказывался в оперативном окружении. И поначалу, в течение двух дней, Волконский держался, пока посланной в обход частью своих сил Сагайдачный перешел Оку выше по течению, у Ростиславля-Рязанского (по некоторым свидетельствам). Узнав об этом, Волконский ввиду превосходства неприятеля оставил позиции и заперся в Коломне. Но Сагайдачный и не думал осаждать Коломну, сильнейшую даже против Зарайска крепость. Он сразу пошел на Москву...

О пути Сагайдачного на Москву есть различные версии. Пишут, что он шел Каширской дорогой. Но достоверно известно, что он останавливался и сжег село Бронницы (ныне город) на Коломенской дороге. Я думаю, что обе версии верны. Скорее всего, сам Сагайдачный шел по коломенской дороге, его правый фланг прикрывала река Москва, а левый фланг прикрывал частью сил, скорее всего, уже упоминавшийся Михаил Дорошенко, двигавшийся параллельно Сагайдачному по Каширской дороге западнее в 30 верстах. Почему это так, стоит остановиться особо. Во всех справочниках указывается дата переноса города Каширы с левого берега Оки на правый 1619 годом. При этом как причину приводят разорение Каширы крымскими татарами аж в 1571 году. Явная нестыковка. Получается, что почти 50 лет думали и спустя два поколения решили. На самом деле город был взят «запорогами» в 1618-м, сожжен дотла, все жители вырезаны. Почерк Дорошенко виден сразу. Восстанавливать город было просто некому. Лет пять назад я был в Кашире у местных краеведов и задал им вопрос об этом. Они подтвердили, что так и было, но просили «шибко не публиковать», поскольку на эту тему наложено табу, ведь как-никак представители братского народа...

Ну вот я нарушил «обет молчания», поскольку при том потоке грязи и лжи, которые льет на Россию «свидомая» пропаганда, молчать нельзя. Пусть знают все о «подвигах» национальных героев теперь отнюдь уже не братского народа.

Завершая свой рассказ о Кашире, расскажу преинтереснейший факт. После окончания боевых действий одним из царских воевод, возрождавших Каширу уже на новом месте, был именно Григорий Волконский. Как говорится, ты допустил, ты и исправляй...

О действиях Сагайдачного под Москвой пишут много небылиц. Да, действительно, он без помех соединился с Владиславом и осадил Москву. Действительно, на царских воевод напало оцепенение, и они даже не попытались предотвратить это соединение. Но когда пишут, что Сагайдачный решил проявить благородство и спас «москалей», отказавшись штурмовать город вместе с поляками 1 октября 1618 года на Покров, то это уже смешно. Не страдал гетман благородством, ни до 1 октября, ни после. Польские источники пишут, что казаки действительно действовали вяло, шли большей частью во второй линии. А это и не удивительно. Каково идти после Михайловского фиаско на сильно укрепленные стены Белого города, построенного самим Федором Конем (стены Смоленска, кстати, которые казачки с поляками два года безрезультатно пытались взять, тоже он построил). Это не деревянные стены Ряжска и Скопина жечь, а ратники Пожарского не «ссущие» младенцы. Шли ребята грабить и убивать, а не головы свои класть за Владислава...


Многие в Украине и сейчас мечтают повторить тот «поход»...

...Штурм был отбит с колоссальными потерями для осаждавших. Им в актив можно зачесть только сожжение сектора Земляного города между Арбатскими и Никитскими воротами, а это 1/20 часть Москвы, а не половина, как пишут «свидомые» историки. И остановил «запорог» отнюдь не Сагайдачный и не звон праздничных колоколов, заставивший якобы казаков креститься вместо того, чтобы идти на штурм. Как они крестились в Путивле, Ливнах и Ельце, мы уже знаем...

После неудачного штурма пути Владислава и Сагайдачного разошлись. Владислав пошел на Север, попытался взять Троицкий монастырь, потерпел неудачу и подписал с царским правительством Деулинское перемирие. Сагайдачный пошел на юг, на Серпухов и Калугу. И куда-то сразу исчез благородный порыв гетмана. Он опять стал охоч до «ссущих младенцев». Ворвался в Серпуховский посад, все пожег, порубил жителей, не успевших спрятаться в древний белокаменный Кремль на храмовой горе, обстрелял из пушек Кремль, попытался его взять, и после повторения Михайловской конфузии ушел на Калугу, где проделал то же самое. В Летописи Калужской об этом говорится так: в 1618 году польский кролевич от Троицкой Сергиевой Лавры велел гетману Сагайдачному идти под Калугу. Меркушка Соколовский, ушедши из тюрьмы, подвел Сагайдачного ночью к Калуге и берегом реки Оки к глухой башне, через которую вошли в острог, которой взят, сожжен и побито множество народа. Но так как люди в городе (Кремле) не сдавались, то Сагайдачный стоял под Калугою до самого замирения, то есть по 1 декабря того же 1618 года. Казаки Сагайдачного, несмотря на продолжение тех переговоров, производили в Калужской области и в местах, прилегавших к Оке, разбои и опустошения: жителей вырезали, церкви жгли и все совершенно разграбили. Обыватели всех мест, где только являлись все истреблявшие шайки Сагайдачного, бросали свои жилища, и спасались только бегством в Москву толпами.

Надо особо отметить, что банды Сагайдачного вырезали не только городское население, но и сельское, вообще всех, кто встречался на их пути. Есть очень интересная книга «Калужский уезд во времена Михаила Феодоровича» Павла Симсона. Симсон делает примечательную сноску, что по реке Камоле и ее притокам прежде было больше селений, нежели к 1630 году, причем далее он отмечает, что в Куплинском стану в некоторых селениях, лежавших недалеко от Оки (Кошоркино, Болотово на Озженке), неоднократно встречаются приемыши, оставшиеся после крестьян, погибших от черкас во время обратного похода от Москвы гетмана Сагайдачного в 1618 году. В иных местностях приемыши упоминаются крайне редко. Это уже некоторый прогресс. «Ссущих младенцев» уже не убивали, оставляли сиротами, наверное, думали, что и так подохнут без родителей. Вообще, река Камола была значительным притоком Оки. Ее берега до Смутного времени были густо заселены, и разорения времен набега Сагайдачного сильно подорвали людские ресурсы этого края...


Таким был «братский» запорожский казак

У Симсона читаем: по Камоле и ее притокам прежде было больше селений, нежели к 1630 году, так из пустошей бассейна этой речки означены в писцовых книгах следующие бывшие прежде поселками (все в Куплинском стане)
1. Что была деревня Нутреная, на Камоле
2. Что была деревня Аннина Большая на Большой Камоле
3. Что была деревня Аннина Меньшая на Малой Камолке
4. Что была деревня Пышкова на Камоле
5. Что было сельцо Севрякова на Камоле
6. Что была деревня Коростелева на Комельке (Камоле?)
7. Что была деревня Стоновая на Середеге приток Въенки, текущей слева в Камолу выше Каменки
8. Что было сельцо Покровское на Загайне, впадающей в Каменку, приток Камолы

При этом разница между деревней и сельцом в это время, по мнению Симсона, в том, что название деревни указывает на селенье в лесу. То же, что на Комоле остались одни пустоши вместо деревень, свидетельствует, на мой взгляд, что один из отрядов черкас прошел огнем и разорением по этим берегам...

Все, достаточно. Это геноцид, а не война. И совершали его не поляки Владислава, а запорожские казаки во главе с гетманом Петром Сагайдачным, национальным героем Украины. И объявление такого человека национальным героем – пощечина не только России, а всему цивилизованному человечеству. В 1943 году УПА устроила аналогичный геноцид польского населения на Волыни. Что ж, теперь мы видим, что это не случайно, у УПА были достойные предшественники. И, видимо, не менее достойные последователи. Те же люди, которые поют панегирики Сагайдачному, требуют реабилитации УПА...

Но на этом рано ставить точку. История имела свое продолжение. Деулинское перемирие было тяжелым для России. Разоренная, в том числе и «запорогами», дотла страна, не имела сил для продолжения войны. Полякам пришлось уступить Смоленскую и Черниговско-Северскую землю. Население Чернигово-Северской земли попало фактически в польское рабство. Хорошо поработал верный слуга Польского короля Петро Сагайдачный. Ну а казаков опять «кинули». Не зачло им их подвигов польское правительство.


Город Михайлов. Уже возрожденный. В том числе и руками украинских беженцев

После Деулинского перемирия поляки, освободив свои силы, сосредоточили значительную их часть на Украине, чтобы навести там «порядок». Сагайдачный опять очутился перед выбором. Или решаться на войну с поляками, либо на позорные условия существования Войска Запорожского. Он, естественно, выбрал второе и заключил с поляками Роставицкое соглашение в селе Роставица около Поволочи (1619 год). По Роставицкому соглашению из реестров должны были быть удалены все казаки, записанные в них за последние пять лет. Число реестровых казаков предоставлялось определить королю, а все остальные казаки должны были вернуться под власть польских помещиков.

Это соглашение вызвало бурю негодования в казачестве. Недовольных возглавил Яков Неродич-Бородавка, провозглашенный гетманом. Под Сагайдачным зашаталось кресло. Но он опять выкрутился. Собрал войско и двинулся против татар, нанес им ряд поражений и с триумфом вернулся назад. А здесь началась война с Турцией, и про Роставицкое соглашение все забыли – казаки опять стали нужны. Как Сагайдачный спас Польшу под Хотином, я не буду рассказывать, скажу только, что запорожскому казачеству его победы опять ничего не дали, зато спасли Польшу и много дали польскому королю, чьим верным слугой он был всегда. По Хотинскому миру поляки обязались «обуздать своеволие казаков» и не допускать их нападений на Турцию.

Глубоко возмущенные условиями Хотинского мира, казаки не позволили себя обезоружить, что намеревались сделать поляки, и организованно ушли из-под Хотина на Запорожье. Сложно сказать, как выкручивался бы Сагайдачный на этот раз, но его в следующем 1621 году настигла смерть от полученных под Хотином ран. Внутриполитическое положение его было очень тяжелым, иначе ничем не объяснишь его попытки замириться с Москвой, посольства, которые он посылал в Москву в последние 2 года жизни с предложениями послужить православному царю. Посланный им Петр Одинец передал царю Михаилу Федоровичу письмо «от Гетмана Петра Сагайдачного и от всего войска Запорожского», в котором есть следующие строки: «Памятуючи то, как предки их прежним великим государем, царем и великим князем повинность всякую чинили и им служили и за свои службы царское милостивое жалованье себе имели, так же и они царскому величеству служити готовы против всяких его царского величества неприятелей». В Москве не поверили. Да и как можно верить даже не бандитам, а по сути нелюдям, зверям, которых людьми-то назвать нельзя. Поверил следующий Романов. Но это отдельная тема...


Так гетмана Сагайдачного увековечили в Киеве

...Ну а в России, как сейчас бы сказали, наступил жестокий демографический кризис, после спровоцированного поляками геноцида Смутного времени. Не хватало населения ни на ратную службу, ни в крестьянских хозяйствах. В этих условиях царское правительство принимало нетривиальные решения. В том числе про малороссийских беженцев. В 1625 году гетман Михаил Дорошенко (тот самый), верный ученик Сагайдачного, подписал позорное Куруковское соглашение. По этому соглашению число реестровых казаков ограничивалось 6 000, остальные (около 40 000) должны были превратиться в крепостных крестьян. Началась череда восстаний. Тысячи малоросов уходили в пределы России. Так, после восстания 1637-1638 годов, спасаясь от расправы, более 20 тыс. малоросов ушли в пределы России. Несмотря на требования польских магнатов, русское правительство не возвращало переселенцев обратно. «С Руси выдачи нет», – заявило оно и указывало воеводам тех городов, в которые приходили беженцы, чтобы они, воеводы, «к черкасам имели береженье и ласку». Украинцы селились – ВНИМАНИЕ!!! – в городах Ливны, Епифань, Лебедянь и Михайлов! В Михайлове и по сей день есть Черкасская слобода...

Вот уж поистине пути Господни неисповедимы! Царское правительство приютило сыновей тех, кто еще не так давно учинил геноцид тех же самых городов. Точно так же заселялись Курщина, Слобожанщина, окрестности Воронежа. И когда «свидомые» начинают петь старую песню об исконном украинском характере этих земель, не лишне было бы им напомнить, как этнические украинцы там оказались и куда подевалось население, проживавшее там ранее...

P.S.
Когда знакомишься со списком обид, нанесенных царским правительством запорожскому казачеству, невольно обращаешь внимание на то, что даты, там проставленные, куда более поздние, чем 1618 год – год похода Сагайдачного. А собственно говоря, КТО ПЕРВЫЙ НАЧАЛ? Ответ-то очевиден. Да и какое нормальное правительство потерпит существование у себя под боком непредсказуемого осиного гнезда. Рано или поздно оно от него избавится...

Риснки казаков и русских ополченцев

Петр Конашевич-Сагайдачный - творец Войска Запорожского

Петр Конашевич-Сагайдачный внес большой вклад в историю Украины. Именно он был легендарным гетманом Войска Запорожского и организатором большого количества походов против иностранных захватчиков.

Петр Кононович Конашевич-Сагайдачный родился около 1570 года (точный год его рождения — не известен) в селе Кульчицы (сейчас это село на Львовщине) в семье мелких шляхтичей, которые исповедовали православную веру.

Детство Сагайдачного

Петр Конашевич-Сагайдачный

Образование Петр получал с самого детства. Сначала он в течение трех лет учился в начальной школе Самбора. Сразу после этого Сагайдачный перевелся в Острожскую школу, находившуюся на Волыни. Острожская школа в тот период была одной из самых выдающихся на территории всех украинских земель. В ней преподавали лучшие педагоги, среди которых были даже Константинопольский и Александрийский патриархи. Именно в период обучения в Острожской школе с 1592 по 1598 годы у Петра формируются православные религиозные взгляды. Здесь он пишет свое первое произведение «Объяснение об унии», чем защищает православную веру. После Острожской школы Петр некоторое время был жителем Львова, затем — Киева. Там он работал учителем на дому и помощником судьи.

Присоединение Петра Сагайдачного к казакам

1598 год стал значимым для Петра, ведь тогда он присоединился к Войску Запорожскому. Сразу же Петр Конашевич стал восприниматься казаками как авторитетное лицо благодаря своему острому уму и отваге. Именно здесь Петр получил свое второе имя — Сагайдачный (т.е. вооруженный колчаном). Сагайдачный был отлично натренированным лучником.

Во время польско-шведской войны за территорию Эстонии, на которую также откликнулись казаки, руководителем подразделения, к которому принадлежал Петр Сагайдачный, был Самуил Кошка. Именно от него молодой Петр научился военному искусству.

В начале XVII века Петр Конашевич-Сагайдачный отличился в сухопутных и морских походах против татар и турок. Успехи Сагайдачного:

  • 1606 — морской поход на Варну завершился уничтожением всех турецких укреплений;
  • 1607 — казацкий поход на Крымское ханство, который завершился захватом Очакова и Перекопа;
  • 1608 — морской поход в устье Дуная, во время которого пострадали Белгород, Измаил и Килия;
  • 1612 — походы на Бабадаг, Месембрий, Варну и Гезлев;
  • 1613 — походы казаков на турецкое побережье;
  • 1614 — захват казаками Трапезунда и взятия Синопа в осаду;
  • 1615 — нападение запорожцев на Константинополь, где они сожгли гавани Архиоку и Мизевну. После чего в плен взяли Али Пашу — турецкого адмирала.

Петр Сагайдачный — гетман

После ряда успешных походов Петр Сагайдачный летом 1616 был избран гетманом Войска Запорожского. Он пообещал казакам организовать огромный поход. И слово свое он сдержал.

В 1616 году был организован масштабный морской поход на Кафу, которая была неприступной крепостью турок. В результате удачного нападения на Кафу казаки освободили из неволи огромное количество христиан, которые готовились к продаже в рабство, в том числе в отряды так называемых «славянских мамлюков«. Всех спасенных людей смогли успешно отвезти на своих чайках к земле запорожской.

Вызволение невольников из плена козаками. Каффа 1616 год.

После этого Петр Сагайдачный получил большое уважение среди всего народа. Он стал называть себя гетманом обеих сторон — реестровых казаков и Войска Запорожского, приняв булаву от обеих сторон. Впоследствии все полки, которые были отданы Украине, стали называться запорожскими.

Сагайдачному было под силу сделать сильную огромную армию из запорожских казаков, которые смогли противостоять турецкой армии с преобладающей численностью бойцов. Войско Запорожское защищало восточные границы Речи Посполитой и Московии от нападений турок и татар, и это дало возможность Петру на равных вести переговоры с польским королем.

Военная слава Петра Сагайдачного пришла к нему после московского похода 1617-1618 годов и турецкого в 1621 году. В ходе московского похода казаки помогали королю Владиславу. Они смогли разбить московские ополчения Волконского и Пожарского.

В 1620 году Сагайдачный сумел убедить иерусалимского патриарха Феофана восстановить православную иерархию в Киеве.

Последняя война гетмана

Юзеф Брандт «Битва под Хотином в 1621 году»

В 1620 году началась война Польши и Турции. В ней погиб польский гетман Жолкевский, а Богдан Хмельницкий попал в плен. А Сагайдачный прославился в этой войне благодаря знаменитой Хотинской битве.

Хотинская битва произошла в 1621 году, в которой казаки одержали победу и заключили мир с турками. Мир не был выгодным для турок, но они были вынуждены на это пойти. Сагайдачный получил меч с бриллиантами и золотом от королевича Владислава как символ победы над турками. Подарок от королевича означал высокое уважение к гетману и Войску Запорожскому, которое он возглавлял. Этот меч стал настоящим рыцарским символом гетмана. Это оружие хранится и по сей день, сейчас он находится в Кракове.

После Хотинского мира турки отказались от планов захвата Европы, а казаки не могли совершать нападения на земли татар. Казаки были возмущены условиями этого мирного договора. Но под Хотином Петр Сагайдачный был тяжело ранен, и это решило его судьбу.

Почтовая карточка Сагайдачный громит турок (1938 год, Полтава).

20 апреля 1622 Петр Сагайдачный умер от ран, полученных от Хотином. Похоронен он был на Братской могиле Киева.

Все свое имущество гетман завещал Киевскому братству и Львовской братской школе на благотворительные, религиозные и просветительские цели.

Гетман Сагайдачный, православный пират

Год издания: 1995

Страна: Украина

Петро Конашевич-Сагайдачный появился в Запорожской Сечи в самом конце XVI века. В отличие от большинства казаков Петро был хорошо образован и быстро выдвинулся в лидеры. Сначала его выбрали обозным атаманом, поручив командование артиллерией, а спустя несколько лет он стал гетманом Войска Запорожского.

Сагайдачный постарался сделать из казацкой орды регулярное войско, запретил пьянство во время военных походов, ввел наказания за нарушения дисциплины.

Он явно был неравнодушен к морской романтике. Под его началом целые флотилии лодок-чаек, с полусотней казаков на борту каждой, совершали набеги на крымские и турецкие владения. В 1606 году под натиском запорожских пиратов пала турецкая крепость Варна. Разъяренный султан Ахмед I распорядился перегородить устье Днепра цепью, но флотилию Сагайдачного это не остановило. В 1614 году казаки разорили Синоп, после чего полностью контролировали Черное море, совершая набеги на Очаков, Трапезунд и даже Стамбул.

В 1618 году польский король Сигизмунд III решил посадить на русский престол сына Владислава. За помощью в походе на Москву он обратился к запорожским казакам. Сагайдачный выдвинул ряд условий об автономии Войска Запорожского, которые Сигизмунд принял. 20 тысяч казаков двинулись на Москву, разоряя по дороге города и селения, разбивая заградительные отряды. Войско Сагайдачного дошло до русской столицы, но в уличных боях не смогли взять стены белого города. После Деулинского перемирия 1619 года казаки, получив от Сигизмунда обещанную плату, разошлись: часть поступила на русскую службу, часть — на австрийскую, а некоторые — на персидскую.

Не всем казакам понравилось воевать с Россией на стороне Польши. Сагайдачного трижды лишали гетманства, но каждый раз он возвращал себе власть. По инициативе гетмана патриарх иерусалимский восстановил в Киеве митрополию, официально закрепив православие на Украине. В 1620 году Сагайдачный от имени всех запорожцев попросился на русскую службу, но царь Михаил вежливо отказался — ненадежность казацкого войска он прекрасно знал.

В сентябре 1621 года польско-казацкая армия под Хотиным разгромила турок. В этой битве Сагайдачный был ранен отравленной стрелой. Полгода он тяжело умирал. Перед смертью гетман успел получить от польского короля золотой меч «За храбрость» и завещать почти всё состояние киевским монахам.

Петр Сагайдачный — нетипичный Гетман

Л. ГУЛЬКО: Мы начинаем передачу «Не так». У нас в гостях историк Алексей Кузнецов. Да уже, собственно, не в гостях, а просто как у себя дома. Здрасьте, Алексей.

А. КУЗНЕЦОВ: Здравствуйте.

Л. ГУЛЬКО: Здравствуйте. Тема сегодняшней передачи «Петр Сагайдачный». Те, кто слушал предыдущие выпуски, они знают, наверное, или не знают, или должны были угадать?

А. КУЗНЕЦОВ: Нет, мы в конце прошлой передачи объвили прямо, что…

Л. ГУЛЬКО: С Алексеем Алексеевичем, да?

А. КУЗНЕЦОВ: И даже разыграли этот вопрос.

Л. ГУЛЬКО: Да, Петр Сагайдачный – такой вот нетипичный гетман. Собственно с этого и начнем. Почему он не типичный?

А. КУЗНЕЦОВ: На самом деле, такая маленькая предыстория. Я сначала хотел предложить название этой передачи «Нетипичный типичный гетман». Но вот редактор журнала «Знание – сила» Галина Петровная Бельская, которая, Вы знаете, что эта передача с журналом много уже лет организуется, она мне подсказала, что для радио может быть не очень хорошо такой вот плотный набор шипящих в названии, в анонсе.

Л. ГУЛЬКО: Это смотря кто шипит.

А. КУЗНЕЦОВ: Ну, это, конечно, да. Но, тем не менее, я хотел бы ее назвать таким образом, потому что, с одной стороны, он действительно был нетипичным, в том смысле, что первым в некоторых своих проявлениях, о чем сегодня будет разговор, а в чем-то он был вполне типичным гетманом, даже по сравнению со своими предшественниками. Вот кто-то из слушателей, присылавших вопросы на передачу, предположил, что мы его называем нетипичным из-за того, что у него была борода. Ну действительно, я посмотрел после этого…

Л. ГУЛЬКО: А типично что, усы?

А. КУЗНЕЦОВ: У него на той репродукции, которая выставлена…

Л. ГУЛЬКО: Да, она везде, везде есть.

А. КУЗНЕЦОВ: Она самая, наверное, известная.

Л. ГУЛЬКО: Красный кафтан.

А. КУЗНЕЦОВ: Да-да. И у него не просто борода, она такая окладистая достаточно.

Л. ГУЛЬКО: Бородища.

А. КУЗНЕЦОВ: Что, конечно, для польской моды того времени уже совершенно нехарактерно. Либо небольшая бородка, либо только усы. Но тем не менее, я после этого, получив этот вопрос, еще вчера он был задан, я с утра стал смотреть наиболее известные репродукции наиболее известных портретов наиболее известных гетманов – действительно большинство без бороды. Но мы не поэтому совершенно его назвали нетипичным. А потому что, ну я никого не хочу обидеть, в первую очередь украинских историков, но я бы назвал Петра Сагайдачного первым великим гетманом Украины. Не в значении титула, потому что Великий гетман был и титул такой…

Л. ГУЛЬКО: Ну да.

А. КУЗНЕЦОВ: ... а именно великий в смысле его исторического значения, хотя необычайно противоречивого, о чем тоже сегодня будем много говорить. Но это, пожалуй, первый человек, носивший титул гетмана Запорожского войска, который себя ощущал и действовал в соответствии с этим ощущением не только как военачальник, не только как предводитель казаков – иногда только реестровых, иногда всех, иногда только нереестровых – разные были гетманы, а он действительно ощущал себя руководителем Украины и прилагал большие усилия к тому, чтобы за ним признали такой политический титул, и даже сумел себя на некоторое время провозгласить таковым. И не только за титул боролся, но и действительно проводил политику, направленную не только на отстаивание интересов казачества, хотя и здесь было много противоречий, но и на некоторые общеукраинские интересы, как он их понимал в духовной сфере, в вопросах веры, в вопросах образования, в вопросах автономии этой территории.

Л. ГУЛЬКО: Я тоже посмотрел интернет. Поскольку я не историк, то я выделил некоторые такие вещи. В частности, там один автор Пармен Посохов, который просто гетмана Сагайдачного сравнивает… ну я не знаю… ну такой враг, в смысле русского народа, я имею в виду.

А. КУЗНЕЦОВ: Ну да.

Л. ГУЛЬКО: И что все его метания – сначала поляки, потом русские, потом это… Все, знаете, ничего личного, только бизнес, что называется. И вообще, как он пишет, галичанин среди запорожских казаков как белая ворона. Может быть, и это тоже как-то?

А. КУЗНЕЦОВ: Если мы смотрели с Вами одну и ту же статью, там чуть дальше он еще пишет что-то вроде того, что вы знаете, как я отношусь к галичанам…

Л. ГУЛЬКО: Да.

А. КУЗНЕЦОВ: Ну я прочитал сегодня с утра статью. Я так понимаю, что это псевдоним, видимо, Пармен Посохов.

Л. ГУЛЬКО: Наверное.

А. КУЗНЕЦОВ: Вероятно да. Прочитал эту статью о Сагайдачном, где он называется кровавым преступником.

Л. ГУЛЬКО: «Кровавый след гетмана Сагайдачного».

А. КУЗНЕЦОВ: «Кровавый след гетмана Сагайдачного». Совершенно верно. Я представляю себе, какое возмущение, совершенно, мой взгляд, справедливое эта статья должна вызывать у большинства украинцев.

Л. ГУЛЬКО: Где он герой.

А. КУЗНЕЦОВ: Где он герой, и в общем, я постараюсь сегодня отстоять эту точку зрения, он справедливо там герой. Даже несмотря на то, что разные его поступки могут и должны оцениваться, наверное, по-разному, в том числе и украинскими историками, в том числе и украинскими поклонниками истории, но в целом он, конечно, национальный герой. В этом у меня никакого сомнения нет.

Л. ГУЛЬКО: Для Украины?

А. КУЗНЕЦОВ: Для Украины.

Л. ГУЛЬКО: А для России?

А. КУЗНЕЦОВ: Для России он не национальный герой, потому что он не был никогда подданным русского царя, и, конечно, то, о чем пишет автор упомянутой Вами статьи, в основном, это его поход к Москве 1618 года, конечно, он оставил по себе действительно очень кровавый след, спору нет. Другое дело, что ничего необычного в этом не было. Войны 17 века…

Л. ГУЛЬКО: Для того времени.

А. КУЗНЕЦОВ: Для того времени, конечно, отличались крайней жестокостью. Только на этом основании считать, что Петр Сагадайчный или Петро Сагайдачный, как его называют украинцы, так, наверное, правильнее говорить, что он был завзятым врагом, идейным таким врагом русского народа, конечно, совершенно неправильно. Он отстаивал интересы Украины, а это иногда заставляло его выступать в качестве командира одного из отрядов против Московского государства. В 1620 году, это известный эпизод, он вступил в контакты непрямые через своего представителя с Михаилом Федоровичем и вроде бы обсуждал вопрос о русской службе, но, правда, видимо, имеется в виду, что не о переходе в подданство, а именно как о выступлении на стороне. Это вопросы политики, конечной целью которой у Петро Канашевича Сагайдачного всегда было именно отстаивание интересов Украины и, естественно, своего положения. Видимо он неразрывно воспринимал две эти вещи. Он великий гетман независимой, или не независимой, конечно, но автономной, по крайней мере, Украины.

Л. ГУЛЬКО: Может быть, нетипичность его еще и в том, что он был достаточно образованным человеком.

А. КУЗНЕЦОВ: Да, безусловно.

Л. ГУЛЬКО: Да? Потому что, наверное, гетманы, они как-то вот…

А. КУЗНЕЦОВ: Скажем так, предшествующие гетманы, конечно, настолько образованными не были.

Л. ГУЛЬКО: Предшествующие, да.

А. КУЗНЕЦОВ: Потому что впоследствии будут среди гетманов люди весьма образованные. Тот же Мазепа, в общем, не бурсу заканчивал. Но, конечно, безусловно Сагайдачный выделяется тем, что он учился и учился, как его жизнеописание утверждает, долго в совершенно уникальном учебном заведении – это Острожская школа, которая была создана попечением очень видного просветителя того времени, князя Константина Острожского, последовательного защитника православия в Речи Посполитой. Вообще того, что чуть позже назовут диссидентом, то есть он был ярым противником насаждения католицизма. В той же самой Острожской школе под его крылом собирались не только православные, там были и протестанты. В школе этой, видимо, это был на тот момент один из самых блестящих учебных заведений в Восточной Европе. В этой школе и преподавали, и учились люди выдающиеся. Вот, например, тот же Сагайдачный учился вместе с Мелетием Смотрицким, человеком, который впоследствии создаст совершенно уникальный для своего времени труд, который называется «Грамматика». Это очень подробное, абсолютно передовое для того времени, уникальное исследование славянских языков, церковно-славянского языка, попытка определить их грамматическую основу. То есть это крупнейший ученый того времени. Человек, который тоже достаточно сложной судьбы. Он то был защитником православия, то потом то ли вынужденно, то ли добровольно стал защитником униатства. Это все начало 17 века, когда вопросы, связанные с Брестской унией 96-го года, созданием этой греко-католической церкви, они для Украины и для Речи Посполитой в целом были чрезвычайно болезненными, и так или иначе отношение к ним определяло судьбы очень многих людей.

Он был очень образован. При том, что – и это тоже, может, отличие от некоторых предшествующих ему гетманов – он происходил из не слишком знатного рода. То есть он, конечно же, шляхтич, но из таких не слишком родовитых, хотя из гербовой шляхты, но не слишком родовитой, в то время как среди его предшественников бывали Гедиминовичи, то есть представители княжеской фамилии. И с этой точки зрения, его деятельность уже в конце его жизни в двадцатые годы по защите интересов православной церкви на Украине, по развитию образования на Украине, безусловно, наверное, своим фундаментом имеет то образование блестящее. Образование, основанное на педагогических принципах эпохи Ренессанса, потому что в этой школе изучались те семь наук, которые полагалось изучать в эпоху Возрождения, в том числе стихосложение, музыка, танцы. То есть это был человек действительно для своего века очень просвещенный. И, видимо, просвещенческими идеями… Не просвещенческими – рано, для Восточной Европы рано… Идеями эпохи Возрождения в какой-то степени пропитанный.

Л. ГУЛЬКО: А как совмещались в этом человеке эти идеи и, в общем, достаточная жестокость такая при походах?

А. КУЗНЕЦОВ: А замечательно. И в деятелях эпохи европейского Ренессанса тоже замечательно совмещались. Те же самые покровители наук и искусств в Италии, те же герцоги Сфорца, например, совмещали в себе высочайший художественный вкус, склонность к философии и качества жестоких полководцев-кондотьеров. Это как-то совершенно нормально уживалось в людях этого времени.

Л. ГУЛЬКО: Теперь, если Вы скажете еще, может быть, о том, как он боролся против турок или это рано еще? В этом тоже какая-то некая такая…

А. КУЗНЕЦОВ: Вообще, раз уж Вы начали с упоминания этой статьи такой антигетманской, там я встретил – впервые, кстати сказать, для себя, потому что в исторических произведениях я такого не встречал ни разу, не додумались историки до этого – встретил такую конспирологическую теорию о том, что гетман Сагайдачный – это…

Л. ГУЛЬКО: Засланный.

А. КУЗНЕЦОВ: Это засланный казачок, да. Что это агент польских властей, то, что Щедрин по другому поводу назовет в «Истории одного города» «польская интрига». Что он специально внедрен в руководящий состав Запорожского казачества, собственно об этом и пишет автор, что вот галичан там практически и не было.

Л. ГУЛЬКО: Да, да.

А. КУЗНЕЦОВ: Вот он специально внедрен поляками для того, чтобы отвлекать украинское казачество от идеи национального возрождения для того, чтобы их… вот они уже ощутили свою силу, особенно после восстания Наливайко и это обеспокоило руководство Речи Посполитой для того, чтобы, не имея возможности справиться с этой силой в этот момент, потому что были другие проблемы, о которых мы тоже сегодня будем говорить, они направили эту избыточную силу украинского казачества на крымцев и турок. Тем самым убивая двух зайцев – и ставя на место Крымско ханство и турецкого султана и защищая границу, и, с другой стороны, их энергию аккумулировали в таком направлении противоположном.

Л. ГУЛЬКО:

А. КУЗНЕЦОВ: Да. На мой взгляд, это абсолютно не имеет никаких под собой оснований говорить об этой польской сложной многоходовой многолетней операции. То есть, с одной стороны… Это к вопросу о том, чем отличается история от исторической публицистики. История для того, чтобы утверждать, что это было, необходимо в идеале, конечно, расписку гетмана в получении денег в польской казне представить, ну или хотя бы что-то более-менее такое из области доказательств. А исторической публицистике достаточно сказать: вот смотрите как хорошо в эту версию укладываются какие-то известные нам факты, при этом другие просто отбрасываются, и действительно у читателя возникает ощущение, что, конечно, он резидент польской разведки в Речи Посполитой.

Л. ГУЛЬКО: Сагайдачный провел реформу войск на Сечи. Это тоже одна из его таких…

А. КУЗНЕЦОВ: Он ее начал.

Л. ГУЛЬКО: Он ее начал, да?

А. КУЗНЕЦОВ: Он ее начал. Судя по всему, он первый, кто начал, кто предложил и начал осуществлять организацию Сечи по полковому принципу, что было шагом в направлении превращения казаков в более или менее регулярные войска. Хотя регулярными они никогда не станут, даже в 19 веке уже на русской службе и донские, и кубанские казаки – кубанцы – они потомки в каком-то смысле сечевиков – они все равно считались иррегулярными войсками. Но тем не менее, конечно, этот полковой принцип. Завершит эту реформу уже преемник Сагайдачного гетман Дорошенко. В прошлый раз у нас с Алексееем Алексеевичем было сообщение от одной слушательницы, которая… ее семейная история восходит к гетману Дорошенко, она спросила нас, а действительно были ли такие гетманы. Вот мы пообещали тогда, Алексей Алексеевич пообещал, что они прозвучат у нас в передаче, вот, в частности, сегодня. Да, действительно было несколько гетманов, разного уровня гетманов Дорошенко. Вот один из них Михаил Дорошенко был в поздние годы жизни Сагайдачного его сотрудником и потом вот он завершил переход на эту полковую организацию Запорожского войска.

Кроме этого, Сагайдачный рассматривается как один из… Фраза «создатель украинского флота» у меня вызывает такую легкую иронию, потому что..

Л. ГУЛЬКО: Ну это да. Все пишут о подводных лодках тут же.

А. КУЗНЕЦОВ: Ну это уж совсем, конечно.

Л. ГУЛЬКО: Это шутка такая, естественно, Вы же понимаете.

А. КУЗНЕЦОВ: Да-да. Но это напоминает старый анекдот про Петра Первого и изобретение рентгена, конечно.

Л. ГУЛЬКО: Да-да.

А. КУЗНЕЦОВ: Но просто слово «флот» не совсем применимо к тому, чем командовал Сагайдачный. Хотя…

Л. ГУЛЬКО: Эти казацкие чайки.

А. КУЗНЕЦОВ: Эти казацкие чайки… Хотя количество – и источники указывают на то, что в некоторых походах этих казацких чаек было до трехсот. А чайка – это не лодочка. Чайка брала на борт от 50 до 70 человек, плюс еще некоторое количество запасов, боеприпасов и всего прочего.

Л. ГУЛЬКО: Это вам не сомалийские пираты.

А. КУЗНЕЦОВ: Ну, в общем, нет, конечно. И то, что в некоторых своих морских десантных операциях Сагайдачный командовал в общей сложности численностью казаков – ну называют даже до 20 тысяч…

Л. ГУЛЬКО: 20 тысяч называют, да.

А. КУЗНЕЦОВ: Я думаю, что реалистичнее все-таки 10-12, если триста человек все-таки –для длительного похода приходилось брать меньше, запасов больше. Но тем не менее, конечно, безусловно, о нем можно говорить как о человеке, одерживавшем победы на море и как о флотоводце. Вот в этом смысле да, безусловно.

Л. ГУЛЬКО: Хорошо. Давайте мы тогда нашу первую часть закончим, прервемся, поскольку совсем скоро краткие новости. Затем, я напомню, после кратких новостей мы получим один звонок и правильный ответ на вопрос, который задавали в начале передачи. И озвучим, опять же я надеюсь, тех, кто ответил правильно на смс, а затем продолжим, вернемся в студию, естественно, с Алексеем Кузнецовым и продолжим разговор об этом самом нетипичном гетмане Петре Сагайдачном.

НОВОСТИ

Л. ГУЛЬКО: 14:39. Алексей Кузнецов. Я напомню, «Петр Сагайдачный, нетипичный гетман». Остановились мы на том, что господин Сагайдачный начал реформу войск на Сечи, основной сутью которой было повышение организации… Сейчас я читаю, цитирую: «дисциплины и боеспособности казацкого войска, превратил партизанские отряды казаков в регулярное войско, устранил из войск вольницу, завел суровую дисциплину, запретил пить водку во время морских походов» на этих самых чайках, «а за пьянство нередко карал на смерть».

А. КУЗНЕЦОВ: Ну, скажем так: вот все, что Вы сейчас процитировали, там глаголы даются в совершенном виде – смог это сделать.

Л. ГУЛЬКО: Да.

А. КУЗНЕЦОВ: Скажем так, это то направление, в каком направлении он пытался воздействовать. Потому что, конечно, и после Сагайдачного казачьи отряды, как правило, не представляли собой такого образца дисциплинированности. Я думаю, что это некоторая уже апологетика гетмана, вполне понятная, потому что множество есть свидетельств того, что гетман очень хорошо чувствовал настроение казаков и когда он понимал, что у него нет достаточных сил для того, чтобы на чем-то настаивать, он шел у них на поводу. Я думаю, что пример с водкой из той же оперы. Когда по каким-то соображениям чрезвычайно важно было сохранить высокую дисциплину, какое-то время сухой закон действительно действовал, но в остальное время, конечно… Скажем так, изжить пьянство среди казаков, так же как среди любой армии, регулярной или иррегулярной…

Л. ГУЛЬКО: Да и не надо.

А. КУЗНЕЦОВ: ... совершенно нерешаемся задача.

Л. ГУЛЬКО: Конечно. Тем более, что фронтовые сто грамм, я не знаю, как сейчас, а когда я служил, иногда они были.

А. КУЗНЕЦОВ: Конечно.

Л. ГУЛЬКО: Ну там не водка была – вино.

А. КУЗНЕЦОВ: Но тем не менее, конечно, Сагайдачный старался стать во главе более дисциплированного войска, чем, скажем так, то, что традиционно к тому моменту сложилось в казачьей среде. Но, наверное, в данном случае он поступал как любой нормальный полководец, который стремится укреплять дисциплину во вверенном ему войске.

Л. ГУЛЬКО: Проще так руководить войсками.

А. КУЗНЕЦОВ: Разумеется.

Л. ГУЛЬКО: Наверное, надо как-то остановиться на этом московском походе 1618 года.

А. КУЗНЕЦОВ: Обязательно. Конечно. Дело в том, что до 1618 года Сагайдачный, в основном, воюет с крымцами и с турками. Это, кстати говоря, еще одно свидетельство того, что никаких личных антипатий, ненависти к москалям он не имел, потому что возможности у него, конечно же, были. В принципе, первое, хотя еще не официальное, но участие представителей, скажем так, Украины в событиях Смутного времени – когда около двух тысяч запорожских казаков пересекают вместе с Лжедмитрием I границу в районе Путивля. И, наверное, если бы Сагайдачный пылал такой ненавистью ко всему русскому, то, я думаю, он оказался бы среди них, потому что самое позднее он появился в Сечи в 1601 году. То есть к этому времени он уже безусловно там имел определенный авторитет. Некоторые источники даже к этому времени называют его уже гетманом. Но это источники, во-первых, достаточно сомнительные, а, во-вторых, это противоречит основному корпусу таких сведений. Гетманом он становится, судя по всему, не ранее 1606 года. Но так или иначе он мог принять участие в этом мероприятии, а вместо этого в 1605-м он отправляется в первый такой свой крупный действительно морской поход в совершенно противоположном направлении и штурмует мощную турецкую крепость Варна. То есть он оказывается максимально далеко от места этих событий.

У него, конечно, были возможности принять участие в сопровождении похода Лжедмитрия II – там были уже польские войска, его сопровождали гетманы Сапега и Лисовский. Можно было принять участие в уже открытой фазе интервенции с 1609 года. Но тем не менее до 1618 года Сагайдачный от всех конфликтов с Россией уклоняется. А в 1618 году, насколько я понимаю, он почувствовал, что необходимость участия казаков в этом походе королевича Владислава настолько велика, что он может потребовать за это участие адекватную цену ради тех целей, которые он всю жизнь преследовал.

Л. ГУЛЬКО: Ради самостийности.

А. КУЗНЕЦОВ: Ради автономии.

Л. ГУЛЬКО: Некоторой.

А. КУЗНЕЦОВ: Ну, некоторой самостийности, ради увеличения реестра, ради возвращения православной церкви, а он был ей привержен на протяжении всей своей жизни. Ради возвращения православной церкви права действовать на Украине – она фактически была лишена в 1596 году, и вообще король Сигизмунд III был активнейшим борцом и с православием, и с протестантизмом в Речи Посполитой, и тяжело очень приходилось диссидентам в его правление. И Сагайдачный эту цену объявил. И, в общем, было заключено соглашение. Другое дело, что оно далеко не в полном объеме потом было выполнено, и в 1619 году ему придется подписать гораздо менее выгодные для Украины условия, и за это, кстати говоря, в очередной раз будет лишен гетманской булавы, в очередной раз не будет избран гетманом, будет избран другой человек. Но так или иначе, я думаю, что он решил, что этот поход – это то необходимое зло, та цена, которую необходимо заплатить за вот эту самостийность. Другое дело, что поход действительно был кровавым. И всегда цитируется – я уж не буду вываливаться из ряда, процитирую небольшой кусочек из Бельской летописи, которая всегда… ну, собственно, описание взятия города Ливны: «А пришол он, пан Сагайдачный, с черкасы под украинной – в смысле окраинной – город под Ливны, и Ливны приступом взял, и многую кровь християнскую пролил, много православных християн и з жёнами и з детьми посёк, и много православных християн поруганья учинил и храмы Божия осквернил и разорил и домы все християнские пограбил и многих жён и детей в плен поимал».

Л. ГУЛЬКО: А куда ему было деваться, когда нужно было войску дать что-то на разграбление, наверное?

А. КУЗНЕЦОВ: Во-первых, да.

Л. ГУЛЬКО: Иначе бы они его там съели просто.

А. КУЗНЕЦОВ: Во-первых, это, конечно, еще не отмененная традиция на счет отдачи сопротивляющегося города. Ведь сложилось такое обычное право войны: если город сдается, тогда да, тогда командующий должен всячески обеспечить дисциплину. Это как бы негласная, а иногда и гласная, даже на бумаге иногда оформленная часть соглашения. Город не сопротивляется, но город по возможности не трогают, а берут только самое необходимое, то, что оговорено. А так – извините, это начало 17 века. В конце 18-го Суворов отдавал город солдатам на три дня. То есть эта практика будет существовать еще очень долго и далеко не только у казаков. А кроме того, вы знаете, интересная вещь: действительно, гетман Сагайдачный никогда не давал поводов усомниться в том, что он отстаивает интересы православия – вот мы сейчас будем говорить о том, какой он действительно колоссальный шаг в этом направлении сделал – но вот все-таки у казаков, видимо, и я думаю, что это касается вообще всех военных людей, вот военных, что называется, не по долгу службы, а по призванию – у них, видимо, когда они в бою, даже религиозные вопросы отступают на третье место. Вот ничего кроме врага, который оказал сопротивление и которого надо уничтожить, какое-то время не существует. Потому что…

Л. ГУЛЬКО: Ну да. Упоение, как пишут поэты.

А. КУЗНЕЦОВ: Есть упоение в бою, конечно. Тем более, что потом, судя по некоторым – не по всем, но по некоторым свидетельствам – Сагайдачный переживал, в частности, то, что в ходе его набега пострадали храмы.

Л. ГУЛЬКО: Иерусалимскому он патриарху…

А. КУЗНЕЦОВ: Патриарху Иерусалимскому Феофану III — да, по одной из версий, он просил его отпустить ему грехи, каялся и всячески… может быть, это тоже апокриф, но, по крайней мере, такая существует линия, что он переживал эти вот вещи.

Поход был успешным. Действительно Сагайдачный прошел, видимо, оптимальным путем. Он сумел обойти две самые, пожалуй, мощные крепости на юго-западе – это Кромы и Курск. Он не стал связываться ни с тем, ни с другим, он прошел путем очень похожим на тот, которым шел в свое время Лжедмитрий I. Дальше он весьма пограбил и пожег к югу от Москвы, соединился с войском королевича Владислава под Москвой, вошел в Москву, попытался взять ее приступом, но…

Л. ГУЛЬКО: Даже пишут, одну двадцатую часть пожег. Некоторые.

А. КУЗНЕЦОВ: Да, некоторые источники даже пишут про то, что они сожгли пол-Москвы. Нет, они сожгли квартал между Арбатскими и Тверскими воротами.

Л. ГУЛЬКО: Тверскими, да-да.

А. КУЗНЕЦОВ: Пострадал… Но взять Москву не удалось. Стены Белого города выдержали. Тут называются разные причины, почему Владислав потом отступил, не повторив этого штурма. Судя по всему, закончились деньги. Причем закончились деньги – вот я встречал в источниках – закончились деньги на войну. Похоже, что закончились деньги в походной казне Владислава, он не смог расплатиться с наемниками, которых было довольно много в польском войске. Дело в том, что ведь у Польши постоянного коронного войска… оно было очень небольшое. В случае необходимости объявлялось ополчение Посполитое рушение. В том числе в его составе были те, кто за зарплату воевал. И вот не смог. Понятно, что эти люди перед штурмом выставили требования расплатиться с ними.

Л. ГУЛЬКО: А за что они воевали то, конечно.

А. КУЗНЕЦОВ: Конечно. А если он погибнет завтра, он же должен отправить что-то сегодня, жалование. Это вполне обычное требование наемников, кстати, совершенно законное. Вот Владислав не смог это требование выполнить. Кстати говоря, надо отдать ему должное: мог ведь найти деньги, объявив грабеж Московского посада.

Л. ГУЛЬКО: Ну вполне.

А. КУЗНЕЦОВ: Но он же рассчитывал стать московским королем, у него еще оставалась эта надежда. Поэтому тут он оказался, как шахматисты говорят, в цугцванге – любой ход, который бы он не сделал, он был плохой.

Л. ГУЛЬКО: Ну да.

А. КУЗНЕЦОВ: Разреши грабить Москву и тем самым собрать деньги оплатить наемников, а с каким лицом ты потом попытаешься сесть на престол в этом городе? А с другой стороны, вынужден был отступить, надеясь, видимо, вернуться. Но обстоятельства переменились – было заключено знаменитое Деулинское перемирие под Троице-Сергиевым Посадом в 19-м году. И казаков, в общем, обманули. Вот это соглашение 17-го года не было выполнено. Более того, от Сагайдачного потребовали выключить из реестра всех тех казаков, которые за предыдущие пять лет вступили, вернуть этих людей их владельцам, то есть обратно в крепостное, по сути, состояние. И надо сказать, что Сагайдачный попытался и жестко попытался это требование выполнить – так называемое Раставицкое соглашение, в селе Раставица заключенное. Свидетель, хорошо знавший Сагайдачного и при этом не бывший его сотрудником комиссар сейма Яков Собеский – не путать с королем Яном Собеским – вот что он уже после смерти Сагайдачного о нем написал: «В силу своего служебного положения всегда верный королю и Речи Посполитой, он бывал суровым в деле подавления казацких своеволий, нередко, даже не задумываясь, казнил смертью за малейшие провинности. Свои недолюбливали его за это и неоднократно, уже волею большинства он едва не был лишен верховного предводительства запорожским войском». Я не знаю, правда, формулировка странная у Собеского – он не может, наверное, не знать, что трижды Сагайдачного лишали гетманской булавы. Он вынужден был ее, правда, каждый раз он ее себе возвращал.

Л. ГУЛЬКО: Все-таки возвращал.

А. КУЗНЕЦОВ: Да. То есть, с одной стороны, он действительно, видимо, особенно у нереестровых казаков вызывал такое настороженное к себе отношение. Неслучайно после того, как его лишили в 20-м году булавы его преемником стал Яков Бородавка. Не исключено даже, что его дальний родственник – по крайней мере, в поминальнике семейном он указан. Но там могут быть и другие причины. Так вот Бородавка как раз был представителем незнатной части казачества, большей, но вот той самой, которую постоянно то включали в реестр, то выгоняли из реестра, то они опять холопы, то они опять казаки. И Сагайдачный, конечно, не их человек. Хотя, надо сказать, что память о гетмане сохранилась в песнях казачьих. Скажем так, то главное, что в нем казаки ценили, они в песне… Если Вы позволите, я процитирую.

Л. ГУЛЬКО: Конечно.

А. КУЗНЕЦОВ: Особенно перед украиноязычными слушателями – я надеюсь, что у нас таких много – я извиняюсь за свой украинский прононс. Я процитирую по-украински кусочек из казачьей песни о Сагайдачном. Описывается, как шествует казачье войско и вот такой вот кусочек: «А позаду Сагайдачный, що проминяв жинку на тютюн та люльку, нэобачный». То есть он поменял жену…

Л. ГУЛЬКО: Угу, на табак.

А. КУЗНЕЦОВ: ... на табак и трубку, а слово «нэобачный» означает «неосторожный, неосмотрительный». Бачить – видеть, то же самое. «Гэй, вэрныся, Сагайдачный, визьми свою жинку, отдай тютюн та люльку, нэобачный». А он отвечает: «Ой, мэни с жинкой нэ возыться, а тютюн та люлька козаку у походи прыгодыться». И вот тут у меня сразу, когда я прочитал эти строки, возникает тут же, моментально я вспомнил знаменитую отповедь Тараса Бульбы, который, когда ему говорят, что не молод он уже и вообще сидел бы дома, вот он произносит эту знаменитую фразу: « Чтоб я стал гречкосеем, домоводом, глядеть за овцами да за свиньями да бабиться с женой? Да пропади она пропадом: я казак, не хочу!». Кстати говоря, Гоголь, видимо, биографию Сагайдачного хорошо знал, хотя это не только его, конечно, качество, но вот эта идея, что настоящий казак никогда не променяет на бабу – перекинемся уже к нашим казакам – не променяет вольницу, табак, люльку… Кстати говоря, Тарас Бульба, если мы помним, ведь погиб, в конечном итоге, из-за того, что выронил трубку, но настоял на том, чтобы за ней вернуться. Именно на этом его все-таки поймали поляки и казнили. Вот эта лихость, вот эта верность казачьему образу жизни, казачьей, если угодно, идеологии, конечно, видимо, обеспечило ему, несмотря на все противоречия его политики, благодарную память у казаков. Ну, и, конечно, православие.

Л. ГУЛЬКО: Православие, да. Православная иерархия такая, да? Восстановление.

А. КУЗНЕЦОВ: Православная иерархия. В общем, 25 лет на Украине православная церковь находилась фактически в подполье, потому что после Брестской унии очень многие поставленные в свое время патриархом… патриархами, несколько было вселенских патриархов… иереи и архиереи Русской православной церкви перешли в раскол, перешли в унию, точнее, и не хватало оставшихся верными. И тут Сагайдачный извлечет огромную пользу для себя и для украинского православия тем, что уговорит заехать в Киев Феофана III, Иерусалимского патриарха, под одной из версии, повиниться перед ним за все те грабежи и насилие, которые два года назад были совершены под его предводительством в отношении православных храмов и духовенства. И Феофан III в результате восстановит украинскую епархию, поставит киевского митрополита Иова Борецкого, назначит несколько архиепископов, в том числе Полоцким был назначен соученик Сагайдачного по Острожской школе. Тем самым, хотя проблемы по-прежнему останутся – Сигизмунд III по-прежнему на троне, да и польская шляхта настроена весьма антиправославно – но, тем не менее, Сагайдачный сумел вернуть Украине православную иерархию, которая, видимо, в 17 веке стала уже одним из важнейших самоидентификационных вопросов. Вот я православный, значит я украинец, я этим отличаюсь от панов, от шляхты…

Л. ГУЛЬКО: От шляхты.

А. КУЗНЕЦОВ: ... от поляков, вот, да.

Л. ГУЛЬКО: Я надеюсь, что мы успеем все-таки. Смотрите, в феврале 1620-го гетман Петр Сагайдачный направил в Москву послов, главой которых был Петр Одинец, выразить готовность запорожских казаков служить царю, как они прежде служили его предшественнику. То есть такие переговоры о переходе на службу русскому царю.

А. КУЗНЕЦОВ: О переходе на службу. Но эти переговоры, как мне кажется, нельзя считать подготовкой акта предательства, потому что речь не шла об измене королю просто, польскому королю, как я это понимаю. Сагайдачный так понимал статус украинского казачества, что казаки – люди вольные, они могут выбирать кому служить. Другое дело, что если бы, скажем, польский король резко этому воспротивился, узнав об этом, возможно, Сагайдачный взял бы назад свое слово, но наверняка выставил бы за это согласие, опять же, определенную цену в виде признания очередных прав и привилегий казачества и Украины в целом. Вот в этом смысле он был, конечно, большой дипломат. И еще раз возвращаясь к тому, с чего я начал, я прекрасно понимаю, почему большинство современных украинских историков почитают Петра Сагайдачного как великого деятеля украинского народа. Он действительно таковым был.

Л. ГУЛЬКО: И просто несколько слов о ранении и смерти Сагайдачного, об этой Хотинской битве 1621 года.

А. КУЗНЕЦОВ: Это даже, понимаете, не совсем битва, это, в общем, многонедельная осада крепости Хотин турецкими войсками на территории нынешней Молдовы. Там происходили очень драматичные события и в польской, и в украинской части этой объединенной армии. Во время этой осады умирает от болезни великий польский полководец и тоже большой неприятель Московского государства гетман Ходкевич. Очередная перемена настроений казаков, и во многом, опять-таки, благодаря Сагайдачному они казнят своего предыдущего гетмана Бородавку и выбирают опять Сагайдачного. Бородавку, кстати говоря… Сагайдачный раскаивался в этом и перед смертью завещал внести гетмана Якова в свой поминальник – тоже, видите, он много грешил и много, тем не менее, каялся. А дальше он был ранен турецкой стрелой. Стрела, судя по всему, была отравлена. Полгода он мучился и умирал, и в конечном итоге, умер. За эти полгода он успел распорядиться своим состоянием, оставив большую его часть киевскому братству православному и целому ряду школ и монастырей. И умер, успев получить от польского короля инкрустированную золотом, бриллиантами саблю за Хотин и не получить того, что было обещано казакам. То есть история третий или четвертый раз пошла по тому же кругу.

Л. ГУЛЬКО: Ну и на этом история господина Сагайдачного, ну пока на данный момент заканчивается у нас в эфире. Что в следующий раз?

А. КУЗНЕЦОВ: Видимо, Богдан Хмельницкий. Следующий великий гетман.

Л. ГУЛЬКО: Логично.

А. КУЗНЕЦОВ: Логично. Конечно, было несколько интересных фигур между ними, но мы не можем всю передачу «Не так» превратить в историю украинского казачества, хотя мы надеемся, что это вызовет интерес. Но тем не менее, следующий Хмельницкий.

Л. ГУЛЬКО: Спасибо огромное. Историк Алексей Кузнецов был сегодня в передаче «Не так». Мы говорили о Петре Сагайдачном, таком нетипичном типичном гетмане. Все, новости и после новостей вас ждет «Парковка».

Путь к Независимости. Петр Конашевич-Сагайдачный

Опубликовано

Сагайдачный одержал величайшие победы за всю историю казачьих битв с Османской империей. Мудрый генерал, хороший мореплаватель, он вернул в воды Черного моря славу Святослава Храброго.

Один из величайших генералов Европы всех времен, государственный деятель, первый гетман Украины, установивший государственность казачьего периода, дипломат, высокообразованный человек - таков портрет Петра Конашевича Конашевича-Сагайдачного в истории Украины.

Российские империалистические историографы всех времен делали все возможное, чтобы эта выдающаяся личность «исчезла» в памяти, поскольку Сагайдачный был гораздо более образованным и мудрым генералом, гораздо более весомой и уважаемой фигурой в Европе, чем московская элита того времени. Он еще тогда осознавал, что темная, дикая империалистическая Московия - такой же грозный враг Украины, как татарская орда.

Гетман украинского реестрового казачества родился в 1570 году в небольшом селе Кульчицы Львовской области.Он происходил из семьи православных джентльменов, у которых даже был свой герб. Петр учился в школе Львовского братства и в известной тогда Острожской школе, в которой царил чистый дух казачества, православия и освободительной борьбы.

В 1601 году он прибыл на Запорожскую Сечь. Он прошел путь от простого казака до гетмана и заслужил уважение братьев-собратьев за чувство справедливости, острый ум и исключительные полководцы.

Сагайдачный одержал величайшие победы за всю историю казачьих боев с османской империей.Мудрый генерал, хороший мореплаватель, он вернул в воды Черного моря славу Святослава Храброго.

Сагайдачный понимал, что создание государства - главная цель, поэтому избрал мудрейшую тактику борьбы с двумя империями, стягивающими наши земли. Против более цивилизованного по законам Речи Посполитой он действовал дипломатично, используя подходящие моменты для реализации своих мыслей. Так было в 1618 году, когда король Речи Посполитой попросил гетмана Сагайдачного принять участие в походе против общего врага - Московии.Выслушав царя, Сагайдачный выдвинул такие условия - увеличение территории казаков; свобода православного вероисповедания в Украине; увеличение количества штатных казачьих войск; юридическое и административное признание автономии Украины Речью Посполитой.

Король и сенат согласовали условия Сагайдачного. После этого Сагайдачный взял свое 20-тысячное войско и в августе 1618 года через Северский край прошел к Московии. Его казаки унесли Путивль и Рыльск, Курск и Елец - вместе около 20 московских городов.Они сломили восстание ополчения под командованием Пожарского и Волконского рыцарей, полки под командованием Бутурлина - и в сентябре вместе с поляками осадили Московию. Только перемирие между поляками и москвичами спасло последних от полного разгрома. Важно отметить, что москвичи больше всего боялись быстрого, мощного казачьего войска, свидетельствуют воспоминания летописцев тех времен.

Мудрый государственник, он понимал, что развитие национального образования и культуры - это основа любого государства.Он со всем казачьим войском вошел в киевское братство, одновременно взяв его под свою защиту. Сагайдачный стремился возродить значение Киева как православного и культурного центра, он поддерживал деятельность лаврского митрополита Елисея Плетенецкого и ученых, редакторов, писателей, собравшихся вокруг Киево-Печерской Лавры.

В 1620 году своим авторитетом Иерусалимский патриарх Феофан рукоположил в епископы некоторых украинских священников и обновил Киевскую митрополию.

За время своего правления Сагайдачный настолько укрепил украинское казачье государство, что Речь Посполитая повела себя с ним на равных, Османия считала его своим самым могущественным врагом, а дикая Московия боялась.

Понравилась эта история? Тогда скажи своим друзьям: Твиттер Facebook

Три важных правила - Лечебный центр Тара

Цель вмешательства - поднести зеркало к любимому человеку .К сожалению, «Никто не испытывает спонтанного озарения», , как объясняет Ник Сагайдачный. Вмешательство редко бывает приятным, но может спасти жизнь вашего любимого человека и восстановить мир в вашей семье.

Обладая многолетним личным и профессиональным опытом оказания помощи семьям посредством вмешательства, Ник имеет три важных правила, которым он следует.

1. Встретьтесь со специалистом, чтобы правильно спланировать вмешательство . Часто близкие испытывают трудности с пониманием природы зависимости и нуждаются в некотором образовании.Ник также призывает семьи начать ходить на собрания ал-анона, чтобы подготовиться эмоционально.

2. Соберите значимую группу людей вместе. Вероятно, что ваш любимый человек находится в состоянии отрицания, из-за чего ему трудно серьезно рассмотреть аргументы, представленные одним из членов семьи. Ключевым моментом может быть подготовка команды из семьи или друзей, которые могут иметь влияние на вашего любимого человека. Обратитесь к ним и попросите о помощи!

3. Подготовьте конкретные данные для представления во время вмешательства. Лучший способ помочь любимому человеку избавиться от отрицания - это представить ему необработанные факты, а не эмоциональные призывы. Сюда могут входить такие вещи, как проблемы с работой, отношениями или дорожно-транспортные происшествия. Представление конкретных данных, которые не подлежат обсуждению, позволяет членам семьи оставаться максимально эмоционально отстраненными и может сделать вмешательство менее напряженным.

Помните, цель - помочь любимому человеку избавиться от отрицания и увидеть себя в новом свете.

С Ником Сагайдачным можно связаться в районе Индианаполиса по телефону 317-502-1415.

Дополнительные советы см. Здесь для руководства интервенциониста Брюса Перкинса по снижению вероятности драмы и конфликта при вмешательстве

Денис Шмыгаль принял участие в выпускной церемонии в Национальной академии сухопутных войск имени гетмана Петра Сагайдачного

В рамках рабочей поездки во Львовскую область Премьер-министр Украины Денис Шмыгаль принял участие в выпуске молодых лейтенантов Национальной Сухопутной Академии Гетьмана Петра Саядачного.

В торжествах, которые прошли с соблюдением всех карантинных норм, установленных Минздравом, приняли участие генерал-полковник Вооруженных Сил Украины, Главнокомандующий Вооруженными Силами Украины Руслан Хомчак, генерал-лейтенант, начальник Национальной академии сухопутных войск, начальник Львовского гарнизона Павел Ткачук, генерал-лейтенант, командующий Сухопутными войсками ВС Украины Александр Сырский, министр Кабинета Министров Украины Олег Немчинов, заместитель Министра обороны Украины Игорь Халимон, Глава Львовской ОГА Максим Козицкий, Глава Львовского областного Совета Александр Ханущин, Львовский городской голова Андрей Садовый, Епископ Курии Киево-Галицкой Верховного Архиепископа УГКЦ Степан Сус, Командующий Объединенным многонациональным обучением Группа «Украина» полковник Джон Мокли и другие.

Выпускники академии прослушали видеообращение Президента Украины, Верховного Главнокомандующего Вооруженными Силами Украины Владимира Зеленского и Министра обороны Украины Андрея Тарана.

Выступая перед выпускниками, Денис Шмыгаль отметил, что, к сожалению, из-за кризиса, вызванного коронавирусом, торжества приходится проводить в особом формате, без родителей и родственников выпускников, но «родственники выпускников все еще могут наблюдать за церемонией. онлайн и гордимся выпускниками.«Глава правительства пожелал молодым офицерам стать новой элитой государства и напомнил, что они выпускники одного из старейших военно-учебных заведений Украины». Уже сегодня среди выпускников Национального Сухопутная академия имени гетмана Петра Сагайдачного, и девять выпускников имеют высшее звание Героя Украины, около 400 выпускников удостоены высших государственных наград, 64 выпускника отслужили до конца и, к сожалению, сегодня их нет. с нами », - подчеркнул Денис Шмыгаль и попросил почтить память погибших выпускников Академии минутой молчания.

»Национальная сухопутная академия имени гетмана Петра Сайдачного - элитное высшее учебное заведение. Убежден, что полученные здесь знания помогут вам в повседневном служении народу Украины. Благодаря нашим международным партнерам у нас есть лучшие в мире - методы подготовки профессиональных военных специалистов. Все вы прошли обучение и освоили на практике лучшие технологии, и я уверен, что вы сможете с честью и достоинством применить свои знания с полной ответственностью перед украинским народом », - сказал Премьер-министр. выделено.

Денис Шмыгаль также поблагодарил научно-педагогический коллектив Академии и ее руководителя - доктора исторических наук, профессора, генерал-лейтенанта Павла Ткачука, который «искренне и с полной отдачей передал свои знания и умения выпускникам».

Обращаясь к выпускникам, Премьер-министр подчеркнул: «Вы - элита украинской армии, вы - элита украинского государства. Желаю удачной офицерской судьбы, желаю побед, здоровья, успехов и удачи. .Слава Вооруженным силам Украины! Слава Украине! «

От имени Президента Украины Денис Шмыгаль вручил государственные награды выпускникам Академии Сухопутных войск - участникам боевых действий. Среди выпускников этого года 131 участник боевых действий в зоне действия объединенных сил, поступившие в Академию прямо с фронта. Восемь выпускников награждены государственными наградами за мужество и героизм во время войны.

Лучшим выпускником Академии 2020 года стал лейтенант Егор Настыка, он окончил Академию с золотой медалью и стал кандидатом в мастера спорта по становой тяге.Главнокомандующий Вооруженными Силами Украины Руслан Хомчак вручил лучшему выпускнику Академии особую награду - булаву с золотым фланцем.

Выпускники Национальной академии сухопутных войск приняли торжественную присягу украинского офицера. 11 из них окончили Академию с отличием и золотой медалью.

Рэйчел Сагайдачный - дворецкий MFA

Рэйчел Сагайдачный, поэт из Министерства иностранных дел Батлера, была удостоена премии штата Индиана за поэзию поэт-лауреатом Джорджа Каламараса.Ее стихотворение «Мои замки запутываются в крышке люка» получило первое место в категории «Городская» премии. Мы сели с Рэйчел, чтобы поговорить о ее достижении.

Рэйчел Сагайдачный, кандидат в дворецкий МИД

Ваше стихотворение «Мои замки запутываются в крышке люка» выиграло первый приз на премии Indiana Poetry Awards и было показано на Wabash Watershed. Как вы узнали о конкурсе? Почему вы решили подать заявку?
Я на самом деле наткнулся на конкурс в Твиттере, в твите от @literateindy - что действительно случайно, потому что я почти никогда не бываю в Твиттере.Хотя я бы узнал об этом и другими способами. Я работаю в Центре писателей Индианы, и Джордж Каламарас отправил это как новость для нашего электронного бюллетеня. Я стараюсь не отставать от того, что происходит в Индиане в отношении поэзии, поэтому я почувствовал, что это действительно прекрасная возможность. Я могу вести себя ужасно, подавая заявки, но я подумал - о, это предназначено для меня! Я в Индиане и поэт. Конкурс был разделен на две категории (городская и сельская), и я не был уверен, что у меня есть что-то «подходящее».Думаю, в последний день мне пришло в голову, что это стихотворение может «сработать». Итак, я отправил его.

Как возникло стихотворение? Когда и где вы начали это писать?
Я помню, как это стихотворение приходило ко мне по строчке за раз в течение недели или двух. Кажется, я писал это в своем приложении для заметок на iPhone! Стихотворение пришло ко мне с разных сторон. У меня был проект, над которым я работал, имея дело с русалкой, которая плыла в моих записных книжках пару лет, и я пытался найти ее для серии стихотворений.Я выглянул в одно из тех больших окон из Джонсон-холла, третьего этажа, и небо выглядело таким черным. Я гулял по улицам своего района и наблюдал, как семенные коробочки открываются и раскалываются. Когда я думаю о зиме, я думаю о том, насколько сухим становится воздух, как рассыпаются дороги. В основном я просто обращал внимание на образы вокруг меня и позволял им как бы сливаться в образе, с которым я работал.

В стихотворении представлены разнообразные изображения городских городов - мостовая, раскаленная смола, крышки люков - вы всегда жили в больших городах?
Да.Люблю большие города. Мне также очень нравится идея исследовать пересечение человека и природы и найти баланс между ними.

Каковы ваши планы на будущее?
О. Много. Конечно, я буду придерживаться этой программы МИД. Я стараюсь иметь в виду пару освещенных журналов, чтобы отправлять работы каждый месяц. Я также отслеживаю одну или две конференции писателей, на которые я, возможно, хотел бы попасть в следующем году.

Сердечно поздравляю Рэйчел с успехом.Вы можете прочитать отмеченное наградами стихотворение здесь.

ГЕТМАН ПЕТРО КОНАШЕВИЧ-САГАЙДАЧНЫЙ УКРАИНСКОЕ КАЗАЧЕСТВО В ПЕРВОЙ ЧЕТВЕРТИ XVII ВЕКА

УКРАИНСКОЕ КАЗАЧЕСТВО в первой четверти XVII века.

базовая диссертация

  • Гетьман П.Конашевич-Сагайдачный - блестящий полководец, мудрый политик, одаренный дипломат.
  • опорных войск Запорожской православной церкви и братства помогли преобразовать казачество в ведущий слой украинского общества.
  • самых значительных вкладов Хотина в победу внесли украинские казаки.
  • Громкие победы в морских и сухопутных походах казаков во главе с Петром Конашевичем-Сагайдачным повысили международный престиж украинского казачества.

ХРОНОЛОГИЯ СОБЫТИЙ

1616

Взятие

запорожских казаков во главе с П. Сагайдачным турецкой крепостью Кафа.

1618-1648 он

Тридцатилетняя война в Европе между двумя коалиционными государствами: католическими Габсбургами (Австрия, Испания, Польша) и протестантскими (Великобритания, Нидерланды, Дания, Франция, Швеция). Участие в боевых действиях украинского казачества.

1618

Поход 20000-го Сагайдачного казачьего войска на помощь в Московии князю Владиславу.Деулинское перемирие. Присоединение Польши к Чернигову-Сиверщине и Смоленску.

1620

Польско-турецкая война. Разгром польских войск на Цецорских полях в Молдавии.

1620

Восстановление православной иерархии. Избрание Киевского православного митрополита Иова Борецкого.

1621

Хотинская война.Войска казаков под предводительством П. Сагайдачного Хотина ведут войну на стороне Речи Посполитой.

личность

настоящее имя Петр Конашевич-Сагайдачного - Конашевич. Сагайдачный - прозвище, происходящее от слова колчан - кожаная сумка или футляр для деревянных стрел. Сагайдачный Петр Конашевич отличался исключительно искусной стрельбой из лука. Даже на одном из портретов современников он изображен с дрожащей спиной.

о детстве и юности Петра Конашевича Сагайдачного - сохранились крайне скупые сведения. Родился в 1577-1578 гг. Кульчицы у Самбора на Львовщине в семье маленького украинского православного дворянина. Начальное образование получил дома, позже учился в Острожской академии и школе Львовского братства. В конце XVI в. уехал в Харьков, где быстро завоевал авторитет. Он участвовал в многочисленных походах против казаков и вскоре стал их руководителем.Прославитесь как выдающийся государственный деятель. Сам гетман Запорожского войска 1617 вступил в европейский союз для борьбы против Порты. Стремясь создать мощный антитурецкий союз, в результате которого казачий гетман заложил республику, он установил дипломатические отношения с Москвой, Грузией и Ираном. Блестящий полководец, мудрый политик, одаренный дипломат Петр Конашевич-Сагайдачный снискал заслуженную дань уважения современников.

морских походов KOZAK

  • Летом 1606 г. от казачьих атак сгорело все турецкое побережье Черного моря.Казаки поразили сразу три сильнейших турецких форта - Аккерманн, Килия, Варна. Крайне обеспокоенный султан приказал переправиться через Днепр железной цепью, оставив ворота посреди реки, на которые башни крепости были нацелены орудия.
  • Осень 1608 Казаки взяли Перекоп, а вскоре - Измаил и Акерман Килию.
  • 1614 флотилия чаек пересекла Черное море. Высадившись под отсечкой, казаки провели победоносный поход на турецкое побережье, овладели Синопом, уничтожили гарнизон, арсенал, сожгли город и турецкие корабли.
  • 1615 80 чаек они отправились в турецкую столицу, где помимо флота султана стояли на страже 30 тысяч воинов. Казаки сожгли портовые сооружения и повернули назад. Разъяренный султан однажды приказал поймать и уничтожить зухвальцев. Но сначала казаки Очакова атаковали турецкую эскадру, взяв в плен старшего отряда. Захваченные галеры уничтожили прицел Очаковского гарнизона.
  • 1616 Самый мощный удар казаков.Cafu win - самый большой невольницкий рынок в Крыму. Освобождено несколько тысяч заключенных.
Начало

гетмана Сагайдачного приходилось на 1605 - 1610-е годы, на него гетман избирался несколько раз.

Заслуги Гетьмана:

1. Приказ Казачьего Войска.

    Первоначально дисциплинированное казачье войско
  • , вооруженное до последних казачьих орудий и артиллерии того времени.
  • добились количественного роста Запорожского и флотов, в которых количество чаек - основных боевых единиц - достигло нескольких сотен.

2. Обладал большими дипломатическими способностями.

    Благодаря
  • мирным дипломатическим мерам Сагайдачного уважали при царском дворе - впервые поляки имели дело с авторитетными казачьими вождями, с которыми можно вести переговоры и которые он может держать под козакской стихией.
  • неизменно отстаивал права казачества. Несмотря на многочисленные договоренности с польским правительством, запрещавшие казакам совершать поездки в Турцию, Сагайдачный прибегал к новым набегам, которые ухудшили отношения между Османской империей и Польшей вплоть до состояния войны.Такая ситуация складывалась в пользу казаков: под постоянной угрозой со стороны Турции Польша не решалась уничтожить казачество - своего союзника в борьбе с турками.

3. Участвовал в тогдашней европейской политике.

    Поддерживая
  • намерений, польский князь Владислав завоевать корону Московского государства в начале лета 1618 года повел 20000-е казачье войско на Москву. Поездка прошла быстро и успешно.
  • В связи с походом
  • 1 декабря 1618 г. в пос.Деулини подписал мирное соглашение между Московией и Речи Посполитой. По соглашению перемирие между двумя странами укладалось на 14,5 лет, Польша получила Смоленскую и Черниговско-Сиверскую земли.

4. Содержал Православную Церковь, занимался воспитательными делами.

    Инициатор восстановления
  • 1620 высшая иерархия православной церкви фактически утрачена после Брестской унии. Эта акция проводилась совместно Киевским братством и казаками, отношения между которыми стали особенно близкими после всего войска Запорожского братства.
  • стоял у истоков Киевской братской школы.

Канун войны. Казачий Совет Сухи Диброва

5-7 июня 1621 г. г. в натуральном дубраве в Черкассах сушат объединенный совет реестрового и незарегистрированного казачества, на котором рассматривались предложения об участии казаков польского сейма в войне против Турции. Казачий совет решил действовать вместе с поляками, предоставив польскому правительству ряд требований, в том числе:

  • признание прав казачества;
  • Регистр расширения
  • ;
  • соблюдение религиозного равенства;
  • поддерживают восстановленную церковную иерархию.
Условия

Маленькая казачья миссия по информированию царя, который вел Сагайдачный.

бросок 40000-го казачьего войскового совета по заказу Яцкой бородавки.

Прогресс войны

    В течение
  • г. в Хотинскую крепость (ныне Черновицкая область) вошли 35-тысячное польское и 250-тысячное турецко-татарское войско. Польское командование с нетерпением ждало казачьих частей.
  • Вскоре из Варшавы прибыло
  • Сагайдачного. Он был избран гетманом.
  • Под предводительством
  • Сагайдачного казаки отбили девять штурмов, совершили несколько ночных атак, которые, кроме одной, увенчались успехом.
  • Бремя войны легло на украинское казачество.

P ` Ятытыжневи бои, в которых решающую роль играла казачья пехота, привели к разгрому турецко-татарских войск. 29 сентября 1621 года между Речью Посполитой и Турцией был подписан мирный договор.

последствия и значение

    Благодаря
  • Хотинской войне Польша отвлекла угрозу потери значительных территорий.
  • г. первая громкая победа над турецкой армией, полученная в сухопутных сражениях, имела большое международное значение.Она опровергла идею непобедимости, вызванной вспыхнувшей в Турции и освободительной борьбой народов, покоренных турками.
  • Старая война изменила внешнеполитические планы османского правительства: Турция долгое время отвергала намерение завоевать всю Европу.
  • Война
  • г. повлияла на внутреннее положение Османской империи: разгневанное поражение янычар убило султана Османа II. Этот мятеж предвещал упадок могущественной империи.
  • Благодаря
  • героическим действиям на войне хотинские казаки получили всеобщее признание в Европе как храбрые и отважные воины, владеющие искусными единоборствами как на суше, так и на воде.
  • Запорожское войско активно служило фактором международной политики, как авангард национально-освободительной борьбы украинского народа.

Вклад Петра Конашевича-Сагайдачного в развитие освободительного движения в Украине и консолидацию украинского общества

    Управление
  • казачьим войском, повышение его боеспособности.
  • Превращение
  • казаков в высший слой украинского общества способствовало идеологической поддержке войск Запорожской православной церкви и братства.
  • Восстанавливает Киев как религиозный и, следовательно, духовный центр Украины.
  • растущее международное признание казаков благодаря их доблести в громких морских прогулках и Хотинской войне.

Гетьман Петр Конашевич-Сагайдачный в трудах украинских историков второй половины XIX века

Антонович В.Б. (2004), Краткая история казачества, Украина, Киев, 304 с. (укр).

Антонович В.Б. (1885), Очерк отношения к Польскому государственному православию и Православной церкви, Монографии по истории Западной и Юго-Западной России , Том 1., Я.Е. Федоров Пресс, Киев, с. 265-278 (укр).

Антонович В.Б. [сост.], Бец В.А. [сост.] (1885), Петр Конашевич Сагайдачный, Исторические лица Юго-Западной России в биографиях и портретах , Сост. Антонович В. Б., Вып. 1, Типография Университета Святого Владимира, Киев, с.1-7 (рус).

Антонович В.Б. (1863), Содержание законов о казаках. 1500-1648 год, Архив Юго-Западной Руси, Издано Временной комиссией по анализу древних актов, Глава III, Том 1, Акты о казаках (1500-1648) , Киев, с. I-CXX (рус).

Василенко Н.П. (1916), Очерки истории Западной Руси и Украины, Книжный магазин Н.Я. Оглоблина, Киев, 586 с. (рус).

Винар Л.Историческая литература о истоках украинского казачества, Казачья Украина: Избранные произведения , с. 466-497, доступно по адресу: http://shron.chtyvo.org.ua/Vynar_Liubomyr/Ohliad_istorychnoi_literatury_pro_pochatky_ukrainskoi_kozachchyny.pdf (укр).

Дорошенко Д.И. (1991), Очерки истории Украины, Свит, Львов, 576 с. (укр).

Каманин И. (1992), Гетманство Петра Сагайдачного, Петро Сагайдачный : Исторический - Документальный Книга , Веселка, Киев, с.29-49 (укр).

Костомаров М. (1993), Киевский митрополит Петр Могила, Портретная галерея, Биогр. Очерки , Веселка, Киев, с.124-162 (укр).

Костомаров Н.И. (1994), Материалы и исследования. Богдана Хмельницкого, Чарли, Москва, 768 стр. (рус).

Кулиш П.А. (1874), История воссоединения Руси, В 3 т., Том 2 С начала столетней казацко-шляхетской войны до восстановления православной иерархии в Киеве в 1620 г., СПб.Санкт-Петербург, 475 с. (рус).

Кулиш П.А. (1888), Отделение Малороссии от Польши (1340-1654), В 3 т., Т.1, Москва, 281 с. (рус).

Сас П. (1995), Петр Конашевич Сагайдачный, Владельцы гетманской булавы , Варта, Киев, с. 87-140 (укр).

Sas P.M. (2010), Украинский исторический журнал, №2, с. 17-37 (укр).

Черновол И.(2000), Политические аспекты народнической историографии: от М. Костомарова до М. Грушевского, Young Nation , № 3, доступно по адресу: http://smoloskyp.kiev.ua/docs/chornovol2.htm (укр).

Барбара Шоуп уходит, чтобы стать постоянным писателем IWC; Рэйчел Сагайдачный становится исполнительным директором

ДЛЯ НЕМЕДЛЕННОГО ВЫПУСКА

29 мая 2019 г.

ИНДИАНАПОЛИС, ИНН - После десяти лет руководства Центром писателей Индианы Барбара Шуп уйдет в июне со своей руководящей должности и станет первым постоянным писателем IWC.Новым исполнительным директором станет Рэйчел Сагайдачный, менеджер по программам.

Изменения вступают в силу 1 июля.

«Когда я возглавил Центр писателей Индианы в 2009 году, я подумал, что это будет временно - на год, может быть, на два», - сказал Шуп. «Но случилось забавное. Мне нравилось решать головоломку о том, как вдохнуть новую жизнь в Центр писателей. И вот я десять лет спустя ».

В этом году IWC отмечает свое 40-летие поддержки начинающих и начинающих писателей.За десятилетие, прошедшее с тех пор, как Shoup пришел к власти, некоммерческая группа выросла и проводит более 70 занятий в год, которые проводят профессиональные писатели, многие из которых известны на национальном уровне.

Ежегодный «Слет писателей» представляет лучших писателей и писателей Индианы, а обширная программа драматургов включает фестиваль пьес, демонстрирующий творчество студентов. Издательство IWC выпустило антологию писателей Индианы и учебную программу для учителей, а недавно опубликовало книгу рассказов основателя IWC Джима Пауэлла.

Информационно-просветительские программы включали семинары-мемуары с женщинами, пострадавшими от жестокого обращения, женщинами-ветеранами и пожилыми людьми. Текущая летняя программа «Построение радуги» знакомит с миром письма более 200 молодых людей в сообществе, кульминацией которых ежегодно становится публикация книги их работ.

Партнерские отношения стали важными для миссии IWC в обществе. Благодаря партнерству с Публичной библиотекой Индианаполиса IWC предлагает бесплатные уроки письма и обсуждения книг в филиалах библиотеки.«С 2009 года мы сотрудничаем с более чем 80 организациями по различным программам, включая Центр Уиллера для женщин и детей, GenderNexus, Детский театр Asante, Dance Kaleidoscope, Мемориальную библиотеку Курта Воннегута и PEN America», - сказал Шуп.

«Наша известность в сообществе находится на рекордно высоком уровне», - сказал Шуп. «Новые люди часто говорят:« Вау! Вы так много делаете, используя так мало ресурсов! »Действительно, мы делаем».

Шуп упомянул, что независимое книжное обозрение, которое отмечает малую прессу и самоизданные книги, недавно выделило IWC как одну из десяти литературных организаций в стране, «продвигающих центры письма, классы и сообщества.”

«Увеличение ресурсов, доступных для продолжения миссии IWC, является главным приоритетом в продвижении вперед», - сказал Сагайдачный. Она сказала, что будет работать с Селестой Уильямс, президентом совета директоров IWC, чтобы помочь укрепить совет и достичь этой цели по сбору средств.

«Совет директоров поставил цель собрать 40 000 долларов, чтобы отпраздновать 40 годовщину года в этом году», - сказал Уильямс. Она призвала всех, кто поддерживает миссию IWC, делать пожертвования, чтобы обеспечить будущее центра.

Шуп сказала, что она уверена, что Сагайдачный, программный директор с 2015 года, выпускник программы МИД Батлерского университета по творческому письму и писавший поэт, готов к руководящей роли.

«Как менеджер программ IWC, Рэйчел заслужила уважение авторитетных писателей, которые преподают для нас, а также наших партнеров по сообществу. Она связалась с начинающими писателями по всему штату, наладила новые партнерские отношения, вела уроки, помогала писать гранты и организовывала семинары по мемуарам.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *