Кто правил перед лениным: «Пока врачи молчат, власть их не трогает» Чем болел Ленин и почему это скрывают даже сейчас: Общество: Россия: Lenta.ru

Содержание

Следует ли удалить из Швейцарии памятники, связанные с именем В. Ленина?

Волна «новой этики» и «культуры отмены» докатилась и до Швейцарии. В стране идут, затихая и разгораясь снова, дебаты о колониализме, расизме, идут дебаты о феминитивах в языке, о том, что лучше использовать для обозначения «языковой инклюзивности», звездочки или двоеточия.

Слов нет, каждое поколение, наверное, обязано заново оценивать и переоценивать свои как историю, так и современность на основе новых открывающихся источников и с соблюдением этики научного познания.

В Цюрихе как раз сейчас идет очередной раунд дебатов на тему о том, насколько этот город был замешан в мировых работорговле и колониализме, не является слово «мавр» (Mohr) расистским словом и не следует ли переименовать все улицы и площади, в названиях которых присутствует этот корень.

© Keystone / Christian Beutler

Местные цюрихские депутаты от швейцарской партии «Либералов» (FDP.DieLiberalen) Ясмин Буржуа (Jasmin BourgeoisВнешняя ссылка) и Пёрпарим Авидили (Pёrparim AvidiliВнешняя ссылка

) предлагают, по информации газеты NZZВнешняя ссылка, оставить все как есть, снабдив соответствующие места в городе, здания и прочие памятники «констекстуализирующими» информационными стендами «критического характера».

Одновременно они предлагают точно такую же «контекстуализацию» провести в отношении мест, связанных с пребыванием в городе Владимира Ленина. По их информации в рамках «дебатов о расизме и колониализме» городские власти не стали удалять памятную табличку «в честь вождя русской революции», размещенную на стене дома на улице Шпигельгассе, где «вождь» жил, установив рядом, по их мнению, «выдержанный в некритическом тоне» информационный стенд с дополнительной информацией».

© Keystone / Christian Beutler

Городские власти, разумеется, придерживаются противоположного мнения. Как сообщил в ответ на наш запрос Лукас Виггер (Lukas Wigger, Kommunikation Präsidialdepartement), «перед табличкой на стене дома, о которой вы упомянули, находится очень заметная большая черная информационная доска с дополнительной информацией. На ней также есть QR-код, который ведет

на сайтВнешняя ссылка, где можно найти еще более подробную форму контекстуализации». 

А между тем, указывают Ясмин Буржуа и Пёрпарим Авидили, покинув Цюрих, Ленин оправился в Россию, где установил «тоталитарный режим, опиравшийся на красный террор». Затем, указывают дальше они, «во время холодной войны деятельность Ленина, запятнавшего себя бесконечными убийствами, воспевалась западной социал-демократией», а сегодня городское ведомство туризма Цюриха, в «абсолютно некритическом тоне», отмечает все места в городе, связанные с Лениным, в качестве «points of interest».

Теперь каждый «может прогуляться по горе Цюрихберг и посидеть в траве там же, где сидел и вкушал шоколад Ленин, тогда как куда релевантнее было бы напоминать о том, сколь велики были горе и мучения, причиненные его режимом и для какого большого количества невинных людей Ульянов с его идеологией стал олицетворением ужасов, страданий и смерти».

А каково Ваше мнение? Следует ли удалить из городов Швейцарии все памятные знаки, связанные с Лениным? Или достаточно провести «критическую констекстуализацию»? Или следует оставить всё, как есть?

Пишите нам, регистрируйтесь и превратите свои комментарии в полноценный журналистский контент — с соблюдением правил сообщества!

Как Ленин провел день, который мог стать для него последним — Российская газета

Хотя и до 30 августа 1918 года пришедшие к власти большевики практиковали взятие заложников и казни своих политических противников, именно покушение на Ленина стало важной вехой в истории Великой русской революции. Ленин был ранен после 18 часов 30 минут, а уже в 22 часа 40 минут председатель Всероссийского Центрального Исполнительного Комитета Яков Михайлович Свердлов в официальном обращении, адресованном «Всем Советам рабочих, крестьянских, красноармейских депутатов, всем армиям, всем, всем, всем» провозгласил курс на массовый террор.

Устрашение, аресты, уничтожение

«На покушения, направленные против его вождей, рабочий класс ответит еще большим сплочением своих сил, ответит беспощадным массовым террором против всех врагов Революции»1 — говорилось в этом документе. Но еще не уточнялось, кто будет считаться таким врагом.

2 сентября 1918 года по предложению Свердлова, в чьих руках после ранения Ленина сосредоточилась вся полнота единоличной власти в стране, ВЦИК принимает принципиальную резолюцию, незамедлительно опубликованную большевистской прессой:

«На белый террор врагов рабоче-крестьянской власти рабочие и крестьяне ответят массовым красным террором против буржуазии и ее агентов»2. Круг врагов очерчен определеннее, хотя еще не оглашены меры устрашения.

Но уже 5 сентября после доклада председателя ВЧК Феликса Эдмундовича Дзержинского принято и повсеместно распространено постановление Совнаркома «О красном терроре». Правящая партия большевиков открыто провозглашает, «что при данной ситуации обеспечение тыла путем террора является прямой необходимостью; …что необходимо обеспечить Советскую Республику от классовых врагов путем изолирования их в концентрационных лагерях; что подлежат расстрелу все лица, прикосновенные к белогвардейским организациям, заговорам и мятежам; что необходимо опубликовать имена всех расстрелянных, а также основания применения к ним этой меры»3.

И вопросов уже не остается даже для несведущих в юриспруденции.

В мае 1920 года председатель ВЧК закрепляет уже очевидное, четко сформулировав основные принципы красного террора — «устрашение, аресты и уничтожение врагов революции по принципу их классовой принадлежности или роли их в прошлые дореволюционные периоды»4.


Казус «юридической новеллы»

В 1927 году будущий классик советской литературы Борис Андреевич Лавренев, в годы мировой войны окончивший юридический факультет Императорского Московского университета и офицером артиллерии ушедший на фронт, написал повесть «Седьмой спутник». Русскую Смуту читатель видит глазами генерал-майора Евгения Павловича Адамова, профессора Военно-юридической академии и специалиста по истории права. Профессор, стремясь осмыслить ломку устоев, вводит новый термин — «юридическая новелла», позволяющий царскому генералу примириться с советской властью.

«А про эту власть сказал и повторю — приемлю. А если трудно принять сразу, то для меня и это понятно-с. На то и юрист я. Всякая революция-с, — Евгений Павлович начал сердиться и пустил в ход язвительные «ерсы», — всякая революция-с по отношению к предыдущим устоям есть юридическая новелла-с. Французская была юридической новеллой по отношению к феодализму-с, эта — по отношению к капитализму-с. А такие, как мы с вами-с, туполобые мастодонты, рабы традиций-с. И вот не приемлем. И в дураках сядем-с».

Герой повести использует этот термин трижды, объясняя и оправдывая то красный террор, то расстрел заложников, то выселение «буржуев» из роскошных квартир. По ходу повести царский генерал Адамов добровольно вступает в Красную армию, попадает в плен к белым, отказывается перейти на их сторону и с гордо поднятой головой идет на смерть.

Однако ни дипломированному юристу Лавреневу, ни его персонажу не приходит в голову ужасная мысль: красный террор вписывается в существующие нормы международного права! И, значит, нет никакого смысла сочинять «юридические новеллы»…


Путь до Женевской конвенции

Со времен древнего Египта, Римской империи и древнего Китая война и заложничество шли рука об руку, были неразрывны друг с другом и не вызывали морального или юридического осуждения. Лишь 12 августа 1949 года была принята и 21 октября 1950 года вступила в силу Женевская конвенция о защите гражданского населения в военное время, также известная как четвертая женевская конвенция, запретившая репрессалии5, направленные против гражданских лиц, а также взятие любых заложников. Непреложность последнего запрета была четко сформулирована три раза — в статьях 3, 34 и 147. Статья 33 гласила: «Коллективные наказания, так же как и всякие меры запугивания или террора, запрещены». Статья 34, последовательно развивая эту мысль, уточняла: «Взятие заложников запрещается».

СССР ратифицировал Конвенцию в 1954 году.

Чтобы современный читатель оценил высочайшую степень новизны этой нормы международного права, следует указать: еще в годы Второй мировой войны взятие заложников расценивалось как правомерная принудительная мера. Параграф 358 американских «Правил ведения сухопутной войны» определил это с предельной простотой: «…заложники, которых берут и держат с целью предупредить какие-либо незаконные действия со стороны вооруженных сил противника или его населения, могут наказываться и уничтожаться, если противник не прекратит эти действия»6.

Исходя из этой юридической нормы, американский трибунал в Нюрнберге, судивший немецких генералов группы войск «Юго-Восток», в приговоре от 19 февраля 1948 года указал:

«. ..заложники, которые берутся для обеспечения безопасности своих войск, и так называемые «репрессивные пленные», то есть заложники, берущиеся только после совершения акта, вызывающего репрессалии, по закону могут быть казнены. При этом американский трибунал … выразил такое убеждение, что количество казненных заложников должно соответствовать акту, совершенному противной стороной, результатом которого и явились данные репрессалии»7. Юристы сформулировали так называемый принцип пропорциональности с непринципиальной оговоркой: «Однако этот принцип не дает определенного численного соотношения между репрессалиями и актами сопротивления»8.

Иными словами, до 1949 года осуждались не сам институт заложничества и не факт расстрела ни в чем не повинных людей, а несоответствие между поводом для применения этой принудительной меры и количеством казненных.

Сегодня в это трудно поверить, но в 1918 году развязанный большевиками красный террор был неподсуден!


Красно-белый мартиролог

В первый же день красного террора было расстреляно 900 заложников и отдельно, в Кронштадте — еще 5129.

«Губернские и уездные ЧК спешили наперебой (кто раньше!) сообщить о числе расстрелянных заложников в ответ на убийство Урицкого и покушение на Ленина. 31 августа 1918 г. (оперативность потрясающая: выстрелы в Ленина прозвучали вечером накануне) Нижегородская ЧК докладывала о расстреле 41 человека «из лагеря буржуазии»; костромская — 13 офицеров, священников и учителей; уездная моршанская — 4 (бывших полицейских и земских начальников). Во многих журналах и газетах вводилась рубрика возмездия — «красный террор», где публиковались списки расстрелянных. Журнал «Красный террор» сообщал о расстрелах до 16 октября фронтовой ЧК — 66 человек, уездными ЧК Казанской губернии — 40 и 109 крестьян во время их выступления в Курмышском уезде Симбирской губернии (сентябрь 1918 года)»10.

Однако террор был не только красный, но и белый. Вчитаемся в мартиролог казненных в годы Гражданской войны. Возьмем наугад лишь несколько крайних фамилий из обширного списка от А до Я.

Багдасар Айрапетович Авакян, прапорщик военного времени и советский комендант Баку, расстрелян 20 сентября 1918 года в числе 26 бакинских комиссаров.

Мария Оскаровна Авейде, дочь ссыльного поляка и активная участница борьбы за установление cоветской власти в Поволжье и на Урале, расстреляна 8 апреля 1919 года вблизи Верх-Исетского металлургического завода, в двух верстах от Екатеринбурга.

Константин Маркович Аггеев, протоиерей Русской православной церкви и магистр богословия, расстрелян как «контрреволюционер» в 1920-м или 1921 году, после занятия Крыма Красной армией.

Александр Васильевич Адрианов, сибирский просветитель, этнограф, путешественник, археолог, ботаник и редактор газеты «Сибирская жизнь». Был обвинен в систематической борьбе с советской властью путем агитации в газете, арестован большевиками в декабре 1919-го и в возрасте 66 лет 7 марта 1920 года расстрелян по приговору Томской ЧК.

Владимир Мартинович Азин, начдив Красной армии и один из первых кавалеров ордена Красного Знамени, взят в плен в бою, подвергнут мучительным пыткам и 18 февраля 1920 года казнен (по одной версии, был привязан к двум коням и разорван, по другой — был привязан к двум согнутым деревьям и затем разорван, по третьей — повешен, по четвёртой — расстрелян).

Николай Матвеевич Яковлев, старший офицер, а затем врио командира императорской яхты «Полярная звезда». Участник обороны Порт-Артура, командир броненосца «Петропавловск». Был спасен из воды после гибели корабля, на котором погибли вице-адмирал Макаров и художник Верещагин. Начальник Главного морского штаба, член Адмиралтейств-совета. Адмирал. В числе заложников расстрелян Орловской ЧК в конце сентября 1919-го.

Может показаться, что есть принципиальная разница между мучительной казнью начдива Азина, взятого в плен в бою, и расстрелом адмирала Яковлева, взятого чекистами в качестве заложника. Но так может показаться лишь человеку нашей эпохи. Тем, кому довелось жить в годы Русской Смуты, так не казалось. Столь велико было взаимное ожесточение!


«Дело прочно, когда под ним струится кровь…»

Увы, это ожесточение возникло не вдруг, а формировалось задолго до 1917 года.

За сто лет до того молодой Александр Пушкин писал в оде «Вольность»:

Самовластительный злодей!
Тебя, твой трон я ненавижу,
Твою погибель, смерть детей
С жестокой радостию вижу.

«Наше всё» адресовал эти строки Наполеону Бонапарту. Но первые читатели оды и несколько поколений русской интеллигенции полагали и продолжают полагать — вплоть до нынешнего времени, — что гневные строки обращены к русскому императору. Пожалуй, именно с той поры ненависть к власти стала паролем русской интеллигенции.

Еще в середине XIX века Николай Гаврилович Чернышевский с нетерпением ожидал неминуемой, как ему казалось, крестьянской революции. «Я приму участие… Меня не испугает ни грязь, ни пьяные мужики с дубьём, ни резня». Чернышевский не страшился неконтролируемых издержек и эксцессов бессмысленного и беспощадного русского бунта. «Произойдут ужаснейшие волнения и в этих кровавых волнениях может родиться настоящая народная революция; камень тяжёл, огромен, но он висит над пропастью: стоит только немного сдвинуть его с места, и он пойдёт под уклон, всё сметая на своём пути».

В течение десятилетий Чернышевский оставался кумиром российской интеллигенции, а его роман «Что делать?» — культовой книгой всех тех, кто был недоволен косной российской действительностью и жаждал перемен. Этот роман стал настоящим Евангелием от революции. Летом 1888 года Владимир Ульянов перечитал его пять раз.

Еще одним манифестом российской интеллигенции стало программное стихотворение «Поэт и гражданин», написанное в 1855 году поэтом Николаем Алексеевичем Некрасовым:

Не будет гражданин достойный
К отчизне холоден душой,
Ему нет горше укоризны…
Иди в огонь за честь отчизны,
За убежденье, за любовь…
Иди и гибни безупречно.
Умрешь не даром: дело прочно,
Когда под ним струится кровь…

Таким образом уже в середине XIX века в сознании русского образованного общества прочно укоренился образ «достойного гражданина», не страшащегося ни грядущих потрясений, ни грядущей крови. Именно такое поведение и вменялось ему в обязанность. Все это очень красиво выглядело в тираноборческой теории. И тот, кто хотел прослыть человеком порядочным, прогрессивным и не попасть в число «нерукопожатных», не осмеливался оспаривать эту истину.

Задолго до того, как красный и белый террор стал осуществляться в жизни, образованный класс уже был к нему морально подготовлен. Грядущая «резня» не вызывала протеста, отторжения и ужаса. И никто не задумывался о том, что жертвами могут стать «друзья, братья, товарищи». Что никто не застрахован от унижений и гибели в эпоху перемен.


«Тюремщики пригрозили убить меня»

Чтобы понять, до какого предела дошла «разруха в умах» интеллигенции, обратимся к воспоминаниям фрейлины императрицы Анны Танеевой-Вырубовой. Она не занимала никаких постов, но была ближайшей подругой императрицы Александры Федоровны. Однако русским образованным обществом Вырубова воспринималась как ярчайшее олицетворение «темных сил». В первые же дни Февральской революции, то есть революции буржуазной, осуществленной прогрессивной интеллигенцией, — подчеркнем это! — несчастную женщину арестовали и заключили в Петропавловскую крепость, где систематически подвергали нравственным и физическим истязаниям и трижды пытались изнасиловать.

Перелистаем страницы воспоминаний Анны Вырубовой:

«Я была очень слаба после только что перенесенной кори и плеврита. От сырости в камере я схватила глубокий бронхит, который бросился на легкие; температура поднималась до 40 гр. Я кашляла день и ночь; приходил фельдшер и ставил банки…

Кашель становился все хуже, и от банок у меня вся грудь и спина были в синяках.

Теперь надо поговорить о моем главном мучителе, докторе Трубецкого бастиона — Серебрянникове. Появился он уже в первый день заключения и потом обходил камеры почти каждый день. Толстый, со злым лицом и огромным красным бантом на груди. Он сдирал с меня при солдатах рубашку, нагло и грубо насмехаясь, говоря: «Вот эта женщина хуже всех: она от разврата отупела». Когда я на что-нибудь жаловалась, он бил меня по щекам, называя притворщицей и задавая циничные вопросы об «оргиях» с Николаем и Алисой, повторяя, что если я умру, меня сумеют похоронить. Даже солдаты, видимо, иногда осуждали его поведение…»

Это происходило за несколько месяцев до прихода к власти большевиков, при «прогрессивном» и «гуманном» Временном правительстве. Вдумайтесь в то, как вел себя доктор Серебрянников, представитель гуманнейшей в мире профессии и якобы русский интеллигент. Что же тогда говорить о времени Русской Смуты, когда взаимное ожесточение достигло своего пика?!

И красный, и белый террор были неизбежны.

ДОКУМЕНТ

«Охрана ваших вождей в ваших собственных руках»

ВСЕМ СОВЕТАМ РАБОЧИХ, КРЕСТЬЯНСКИХ, КРАСНОАРМЕЙСКИХ ДЕПУТАТОВ, ВСЕМ АРМИЯМ, ВСЕМ, ВСЕМ, ВСЕМ

Несколько часов тому назад совершено злодейское покушение на тов. Ленина. Роль тов. Ленина, его значение для рабочего движения России, рабочего движения всего мира известны самым широким кругам рабочих всех стран. Истинный вождь рабочего класса не терял тесного общения с классом, интересы, нужды которого он отстаивал десятки лет. Тов. Ленин, выступавший все время на рабочих митингах, в пятницу выступал перед рабочими завода Михельсона в Замоскворецком районе гор. Москвы. По выходе с митинга тов. Ленин был ранен. Задержано несколько человек. Их личность выясняется. Мы не сомневаемся в том, что и здесь будут найдены следы правых эсеров, следы наймитов англичан и французов.

Призываем всех товарищей к полнейшему спокойствию, к усилению своей работы по борьбе с контрреволюционными элементами.

На покушения, направленные против его вождей, рабочий класс ответит еще большим сплочением своих сил, ответит беспощадным массовым террором против всех врагов Революции.

Товарищи! Помните, что охрана ваших вождей в ваших собственных руках. Теснее смыкайте свои ряды, и господству буржуазии вы нанесете решительный, смертельный удар. Победа над буржуазией — лучшая гарантия, лучшее укрепление всех завоеваний Октябрьской революции, лучшая гарантия безопасности вождей рабочего класса.

Спокойствие и организация! Все должны стойко оставаться на своих постах. Теснее ряды!

Председатель Всероссийского Центрального
Исполнительного Комитета Я. Свердлов.
30 августа 1918 г.
10 час. 40 мин. вечера.


1. Декреты Советской власти. Том III: 11 июля — 9 ноября 1918 г. М., 1964. С. 266.
2. Там же. С. 267.
3. Там же. С. 291-292; ГУЛАГ (Главное управление лагерей) 1917-1960 / под общей редакцией академика А.Н. Яковлева. Сост. А.И. Кокурин и Н.В. Петров. Науч. ред. В.Н. Шостаковский. М., 2000. С. 15.
4. Интервью Ф.Э. Дзержинского сотруднику «Укрроста». 09.05.1920 // Ф.Э. Дзержинский — председатель ВЧК — ОГПУ. 1917-1926 / сост.: А.А. Плеханов, А.М. Плеханов. М., 2007. Док. N 277. //
http://www.alexanderyakovlev.org/fond/issues-doc/1018665
5. Репрессалии — в международном праве правомерные принудительные меры политического и экономического характера, которые применяются одним государством в ответ на неправомерные действия другого государства.
6. Латернзер Ганс, д-р. Вторая мировая война и право // Итоги Второй мировой войны. Выводы побеждённых. СПб., М., 1998. С. 560.
7. Там же. С. 560-561.
8. Там же. C. 561.
9. Федюкин С.А. Великий Октябрь и интеллигенция. М., 1972. С. 96; Ильин-Женевский А. Большевики у власти. Л., 1929. С. 133; Смильг-Бенарио М. На советской службе // Архив русской революции. Берлин, 1921. Т. 3. С. 150; Арансон Г. На заре красного террора. Берлин, 1929. С. 54.
10. Литвин А.Л. Красный и белый террор в России. 1918-1922 гг. М., 2004 //
https://libking.ru/books/sci-/sci-history/310666aleksey-litvin-krasnyy-i-belyy-terror-v-rossii-1918-1922-gg.html

Человек, который сдал Россию Ленину

«На меня, приехавшего из провинции, сильнейшее впечатление производит выступление Керенского», – писал в дневнике в сентябре 1917-го Михаил Пришвин. Когда он попытался поделиться этим ощущением, окружающие смотрели на него с недоумением, только что не крутя пальцем у виска. Позер, фат, шут – вот кем воспринимался Александр Керенский в сентябре.

«И мной одолевает то же странное состояние: это не жизнь, это слова в театре, хорошие слова, которые останутся словами театра», – поправился Пришвин через несколько дней. И тоже наверняка задавался вопросом: как вообще такой человек оказался во главе России? Поскольку память человеческая коротка – напомним.

Любое долгожданное событие всегда разражается внезапно, и Февральская революция не исключение. Тогда растерялась не только власть, но и оппозиция. Поначалу не верили, что петроградский бунт действительно стихиен, ждали, что некие «организаторы» объявятся и восстановят порядок. Не дождались: вместо «организаторов» в здание Госдумы явилась восставшая толпа.

«Да, под прикрытием штыков власти мы красноречиво угрожали ей, нас же охранявшей. Но говорить со штыками лицом к лицу <…> Да еще с взбунтовавшимися штыками <…> Нет, на это мы были неспособны. Беспомощные, мы даже не знали, как к этому приступить», – писал в своих воспоминаниях Василий Шульгин, который сам прапорщиком в 1914 г. ходил в атаку на Перемышль. Но когда 27 февраля к депутатам с мольбой о помощи вбежал начальник караула, кто же кинулся навстречу штыкам? Не фронтовик Шульгин, не блестящий Павел Милюков, не громоподобный Михаил Родзянко – Керенский.

Глава едва ли не самой маленькой фракции – «трудовиков», никогда не слывший популярным думским оратором из-за чрезмерной аффектации (следствие адвокатской практики и юношеского увлечения театром), он до революции не числился в потенциальных «первых лицах» революции. А тут сразу стал незаменим.

Во-первых, он не боялся масс. Там, где терялись записные думские соловьи, Керенский моментально овладевал толпой, не столько убеждая логикой, сколько заражая эмоциями. Но эмоции эмоциями, а многажды повторенные им слова «революция не проливает крови» многим спасли жизнь в те дни бессудных расправ.

Во-вторых, оказавшись вскоре зампредом исполкома Петроградского совета от эсеров и одновременно министром юстиции, Керенский стал главным связующим звеном между социалистами в советах и «цензовыми элементами» Временного правительства. Двоевластие превратило политику в кисель, болото – не на что было опереться. Как образно заметил тот же Шульгин, только Керенский, прыгая с кочки на кочку, и мог как-то передвигаться по этой трясине. В мае он – военный министр, в июле – премьер, в августе Борис Савинков будет убеждать Лавра Корнилова, что никакое правительство в России без Керенского невозможно.

Ему бы телевизор

Весной 1917-го Керенский играл на полевение революции. Тут выбор был небогат: или возглавить прорвавший шлюзы 300-летней монархии поток, или быть им сметенным. Будущие белые вожди тогда делали ровно то же: Корнилов лично арестовал царскую семью, Александр Колчак устроил пышные похороны герою 1905 г. лейтенанту Шмидту.

Но при всей революционной эйфории Керенский четко обозначил красные линии. Когда в июне на I съезде Советов Ленин кричал: «Опубликуйте прибыли господ капиталистов, арестуйте 50 или 100 крупнейших миллионеров <…> Без этого все фразы о мире без аннексий и контрибуций – пустейшие слова», не кто иной, как Керенский, осадил его: «Что же мы, социалисты или держиморды?» В чем же смысл революции, если она воспроизводит худшие черты самодержавия?

Май – июнь 1917 г. – пик популярности Керенского, его называли «мессией революции». Эту популярность он попытался конвертировать в военный успех, разъезжая по фронтам и зажигательными речами толкая армию в наступление. После его провала все дружно прозреют: нельзя было кидать полуразложившиеся войска в атаку. Но ведь и командовавшие фронтами (на момент обсуждения наступления в марте – апреле) Алексей Брусилов и Василий Гурко ратовали за наступление именно в надежде привести армию в чувство.

В 1960-е люди, помнившие выступления Керенского на митингах, назвали его «первым телевизионным политиком дотелевизионной эры». Эффект их действительно был ошеломляющим, и, если бы в атаку нужно было идти через час, любой полк кинулся бы на немецкую проволоку с голыми руками. Но он заражал слушателей не железной логикой, а жестами, интонацией, эмоциональным ударом – в этом и была его слабость. Через сутки мираж рассеивался, а ведь Керенский был один на сотни полков. А Владимир Зворыкин еще не изобрел телевизора.

Но провал наступления имел и положительные стороны: в июле он спровоцировал преждевременный мятеж – и разгром! – большевиков в Петрограде. 12 июля Керенский лично продавил восстановление смертной казни на фронте. И хотя на практике подавляющее большинство генералов просто боялись утверждать приговоры (точно так же как в марте генералитет замялся и не воспользовался приказом № 2, отменявшим практически все «демократические положения» знаменитого приказа № 1), казалось, что страна начинает приходить в себя после весеннего революционного угара. По крайней мере, появился шанс дотянуть до Учредительного собрания, намеченного на ноябрь.

Жгуче ненавидевший Керенского генерал Николай Зарин в сентябрьской дневниковой записи вынужденно признал: «Действительно, все уже налаживалось в армии, дисциплина настраивалась и взаимное доверие, а глупое выступление Корнилова все перевернуло…».

Августовский путч

Августовский мятеж Корнилова принято считать едва ли не главным поворотным пунктом в истории 1917 г. Во-первых, он вернул на политическую сцену большевиков. Во-вторых, его крах означал неудачу последней попытки восстановления порядка в стране. Если с первым утверждением трудно не согласиться, то второе отнюдь не бесспорно.

Поверить в него мешает подозрительное сходство выступления Корнилова с другим августовским путчем – 1991 г. Те же симптомы: неуверенность войск, ведомых неведомо зачем в столицу, колебания непосредственных исполнителей. «Корнилов задумал такое великое дело, а сам остался в Могилеве, во дворце, окруженный туркменами и ударниками, как будто и сам не верящий в успех» – в этом мемуарном описании генерала Краснова не хватает разве что по-янаевски дрожащих рук.

На первый взгляд для победы Корнилову парадоксально недостало лишь той самой ругаемой театральности Керенского: лично возглавить, воодушевить, повести на штурм Петрограда. Но при ближайшем рассмотрении: а кого Корнилов смог бы возглавить? Вот он устроил в Могилеве парад «вернейших из верных» – Корниловского полка, Георгиевского батальона, двух эскадронов текинцев из личной охраны. «Мне придется взять власть в свои руки. Будете ли вы готовы?» Лишь с третьего раза зазвучало нестройное «готовы», впечатление, по словам очевидца, «получилось жидкое». Ему, как и Керенскому, готовы были аплодировать на государственном совещании, но идти на смерть за человеком, у которого в отличие от Бонапарта не было за плечами Тулона и Аркольского моста, желающих не нашлось. И в 1918 г. их окажется горстка – 4000 «первопоходников» на всю Россию.

А на другой стороне решимости было хоть отбавляй, причем независимо от позиции Керенского. Центробалт принял резолюцию: в случае вступления корниловских войск в Петроград открыть по городу огонь главным калибром флота (ходу из Кронштадта было меньше двух часов). Заявившие о своем несогласии с приказом офицеры линкора «Петропавловск» были расстреляны. На требование Временного правительства выдать виновных в самосуде никто и внимания не обратил.

Сам Керенский до конца своих дней был уверен, что, не подави он Корниловский мятеж, гражданская война в России началась бы уже в августе 1917 г. При изрядной доле самооправдания тут есть рациональное зерно: тогда в отличие от августа 1991 г. путчистам противостояла отнюдь не толпа безоружных граждан.

Впрочем, Керенский же и довооружил своих будущих противников, раскрыв арсеналы перед рабочей Красной гвардией, зная, что именно среди рабочих большевики пользовались наибольшим влиянием. За месяц до этого он сетовал: «Я борюсь с большевиками левыми и большевиками правыми, а от меня требуют, чтобы я опирался на тех или других». Август заставил Керенского делать выбор, он его сделал – и проиграл. Но сыграла бы ставка на Корнилова?

Объект всеобщей ненависти

Подавление мятежа на минуту оживило популярность премьера, но затем она стала падать по часам по мере угасания последних надежд на «чудо преображения» России. Константин Бальмонт в стихотворении «Говорителю» выразил общую точку зрения:

…Ты вознесшийся колос бесплодный.

На картине времен ты всего лишь пятно,

Только присказка к сказке народной.

Совпадения с Горбачевым периода после ГКЧП – дословные.

После путча пути «цензовых элементов» и революционной демократии разошлись настолько, что разорвали связующее звено. Вот тут-то выяснилось, что в новом политическом раскладе Керенский не представляет никого, кроме себя. Он был хорош именно как компромиссная фигура между правыми и левыми, но время компромиссов прошло. И хотя теперь он выступал и логичнее и убедительнее, его уже не слушали. Слушали Льва Троцкого, избранного в сентябре председателем Петросовета, да как слушали! «Казалось, толпа запоет сейчас без всякого сговора и указания какой-нибудь религиозный гимн», – вспоминал очевидец.

Именно Петросовет, в котором в сентябре 1917 г. большевики получили большинство, сформировал легальную многопартийную структуру – Военно-революционный комитет (ВРК). И когда говорят: «большевики взяли власть», то забывают добавить: «при молчаливом, но полном одобрении остальных социалистических партий». Ведь предложение о создании ВРК вносили меньшевики, а в его бюро на двух большевиков было два левых эсера.

Потом будут сетовать: Керенскому надо было перехватывать инициативу у Ленина ярким жестом. Например, объявить о выходе России из войны. Как будто Первая мировая – это покерная партия, из-за стола с которой можно просто встать и выйти. Ведь Ленину «на выходе» пришлось отдать немцам 18 губерний, а потом ждать, выдержат ли союзники на Западном фронте или Россия после победы Германии превратится в ее протекторат? Сила Ильича была именно в отношении к стране как к расходному материалу, ставке в большой азартной игре. Керенский, как и остальные политики 1917 г., оказался слишком системен.

Он еще пытался бороться. Но 30 октября на заседании Временного правительства военный министр развел руками: чтобы победить большевиков, нужно разогнать Советы, а для этого нет верных частей. Командующий Петроградским округом отказался арестовывать членов ВРК, штаб Северного фронта – выслать надежный отряд в столицу. Отвечали: только если попросит не правительство, а ВЦИК (высший орган съезда Советов). Соврав, что бумага у него в кармане, Керенский выехал навстречу, рассчитывал на свое умение зажечь фронтовиков. Не сидеть же в Зимнем в ожидании ареста, как Корнилов в Могилеве. Вышло, впрочем, немногим лучше. Свою партию Керенский проиграл за несколько ходов до этого. Взятие Зимнего дворца 7 ноября стало лишь формальным матом.

Вечером того дня казачья сотня донцов, охранявшая Зимний, стала собираться. «Когда мы сюда шли, нам сказок наговорили, что здесь чуть не весь город с образами да все военные училища и артиллерия, а на деле-то оказалось – жиды да бабы, да и правительство тоже наполовину из жидов. А русский-то народ там с Лениным остался», – вспоминал потом участник обороны Зимнего Александр Синегуб. Полгода не пройдет, как эти же казаки восстанут против Ленина. Но в ноябре 1917 г. казалось, что хуже Керенского уже быть не может.

Да, Керенский оказался слабым политиком на фоне Ленина. Проблема в том, что у его критиков получилось не лучше: переиграть Ильича не сумели ни эсеры – первая партия тогдашней России, ни белые. Керенский оказался удобным персонажем, чтобы возложить на него единоличную ответственность за все катастрофы 1917 г. По степени нелюбви с ним может соперничать, пожалуй, разве только Горбачев. Но, как сказал Данте, «самые раскаленные места в аду принадлежат тем, кто во времена великих моральных потрясений сохранял нейтралитет». В ноябре 1917 г. таких людей оказалось критически много – по крайней мере, Керенский не был одним из них.

Автор – военный историк

Речь на вечере кремлевских курсантов 28 января 1924 г.

Сталин И.В. О Ленине: Речь на вечере кремлевских курсантов 28 января 1924 г.

 


Сталин И.В.

 

Источник:

Сталин И.В. Cочинения. – Т. 6. – М.: ОГИЗ; Государственное издательство политической литературы, 1947. С. 52–64.

 

Примечания 11–13: Там же.

С. 404–405.

 

Красным шрифтом в квадратных скобках обозначается конец текста на соответствующей странице печатного оригинала указанного издания


 

Товарищи! Мне сказали, что у вас тут устроен вечер воспоминаний о Ленине, а я приглашен на вечер в качестве одного из докладчиков. Я полагаю, что нет необходимости представить связный доклад о деятельности Ленина. Я думаю, что было бы лучше ограничиться сообщением ряда фактов, отмечающих некоторые особенности Ленина, как человека и как деятеля. Между этими фактами, может быть, и не будет внутренней связи, но это не может иметь решающего значения для того, чтобы получить общее представление о Ленине. Во всяком случае, я не имею возможности в данном случае дать вам больше того, что обещал выше.

 

Горный орел

 

Впервые я познакомился с Лениным в 1903 году. Правда, это знакомство было не личное, а заочное, в порядке переписки. Но оно оставило во мне неизгладимое впечатление, которое не покидало меня за все время моей работы в партии. Я находился тогда в Сибири в ссылке. Знакомство с революционной [c.52] деятельностью Ленина с конца 90-х годов и особенно после 1901 года, после издания “Искры”11, привело меня к убеждению, что мы имеем в лице Ленина человека необыкновенного. Он не был тогда в моих глазах простым руководителем партии, он был ее фактическим создателем, ибо он один понимал внутреннюю сущность и неотложные нужды нашей партии. Когда я сравнивал его с остальными руководителями нашей партии, мне все время казалось, что соратники Ленина – Плеханов, Мартов, Аксельрод и другие – стоят ниже Ленина целой головой, что Ленин в сравнении с ними не просто один из руководителей, а руководитель высшего типа, горный орел, не знающий страха в борьбе и смело ведущий вперед партию по неизведанным путям русского революционного движения. Это впечатление так глубоко запало мне в душу, что я почувствовал необходимость написать о нем одному своему близкому другу, находившемуся тогда в эмиграции, требуя от него отзыва. Через несколько времени, будучи уже в ссылке в Сибири, – это было в конце 1903 года, – я получил восторженный ответ от моего друга и простое, но глубоко содержательное письмо Ленина, которого, как оказалось, познакомил мой друг с моим письмом. Письмецо Ленина было сравнительно небольшое, но оно давало смелую, бесстрашную критику практики нашей партии и замечательно ясное и сжатое изложение всего плана работы партии на ближайший период.

Только Ленин умел писать о самых запутанных вещах так просто и ясно, сжато и смело, – когда каждая фраза не говорит, а стреляет. Это простое и смелое письмецо еще больше укрепило меня в том, что мы имеем в лице Ленина горного орла нашей партии. Не могу себе
[c.53]
простить, что это письмо Ленина, как и многие другие письма, по привычке старого подпольщика, я предал сожжению.

С этого времени началось мое знакомство с Лениным.

 

Скромность

 

Впервые я встретился с Лениным в декабре 1905 года на конференции большевиков в Таммерфорсе (в Финляндии). Я надеялся увидеть горного орла нашей партии, великого человека, великого не только политически, но, если угодно, и физически, ибо Ленин рисовался в моем воображении в виде великана, статного и представительного. Каково же было мое разочарование, когда я увидел самого обыкновенного человека, ниже среднего роста, ничем, буквально ничем не отличающегося от обыкновенных смертных.

..

Принято, что “великий человек” обычно должен запаздывать на собрания, с тем, чтобы члены собрания с замиранием сердца ждали его появления, причем перед появлением “великого человека” члены собрания предупреждают: “тсс… тише… он идет”. Эта обрядность казалась мне не лишней, ибо она импонирует, внушает уважение. Каково же было мое разочарование, когда я узнал, что Ленин явился на собрание раньше делегатов и, забившись где-то в углу, по-простецки ведет беседу, самую обыкновенную беседу с самыми обыкновенными делегатами конференции. Не скрою, что это показалось мне тогда некоторым нарушением некоторых необходимых правил.

Только впоследствии я понял, что эта простота и скромность Ленина, это стремление остаться незаметным [c.54] или, во всяком случае, не бросаться в глаза и не подчеркивать свое высокое положение, – эта черта представляет одну из самых сильных сторон Ленина, как нового вождя новых масс, простых и обыкновенных масс глубочайших “низов” человечества.

 

Сила логики

 

Замечательны были две речи Ленина, произнесенные на этой конференции: о текущем моменте и об аграрном вопросе. Они, к сожалению, не сохранились. Это были вдохновенные речи, приведшие в бурный восторг всю конференцию. Необычайная сила убеждения, простота и ясность аргументации, короткие и всем понятные фразы, отсутствие рисовки, отсутствие головокружительных жестов и эффектных фраз, бьющих на впечатление, – все это выгодно отличало речи Ленина от речей обычных “парламентских” ораторов.

Но меня пленила тогда не эта сторона речей Ленина. Меня пленила та непреодолимая сила логики в речах Ленина, которая несколько сухо, но зато основательно овладевает аудиторией, постепенно электризует ее и потом берет ее в плен, как говорят, без остатка. Я помню, как говорили тогда многие из делегатов: “Логика в речах Ленина – это какие-то всесильные щупальцы, которые охватывают тебя со всех сторон клещами и из объятий которых нет мочи вырваться: либо сдавайся, либо решайся на полный провал”.

Я думаю, что эта особенность в речах Ленина является самой сильной стороной его ораторского искусства. [c.55]

 

Без хныкания

 

Второй раз встретил я Ленина в 1906 году на Стокгольмском съезде12 нашей партии. Известно, что на этом съезде большевики остались в меньшинстве, потерпели поражение. Я впервые видел тогда Ленина в роли побежденного. Он ни на йоту не походил на тех вождей, которые хныкают и унывают после поражения. Наоборот, поражение превратило Ленина в сгусток энергии, вдохновляющий своих сторонников к новым боям, к будущей победе. Я говорю о поражении Ленина. Но какое это было поражение? Надо было поглядеть на противников Ленина, победителей на Стокгольмском съезде – Плеханова, Аксельрода, Мартова и других: они очень мало походили на действительных победителей, ибо Ленин в своей беспощадной критике меньшевизма не оставил на них, как говорится, живого места. Я помню, как мы, делегаты-большевики, сбившись в кучу, глядели на Ленина, спрашивая у него совета.

В речах некоторых делегатов сквозили усталость, уныние. Помнится, как Ленин в ответ на такие речи едко процедил сквозь зубы: “Не хныкайте, товарищи, мы наверняка победим, ибо мы правы”. Ненависть к хныкающим интеллигентам, вера в свои силы, вера в победу – вот о чем говорил тогда с нами Ленин. Чувствовалось, что поражение большевиков является временным, что большевики должны победить в ближайшем будущем.

“Не хныкать по случаю поражениям – это та самая особенность в деятельности Ленина, которая помогала ему сплачивать вокруг себя преданную до конца и верящую в свои силы армию. [c.56]

 

Без кичливости

 

На следующем съезде в 1907 году в Лондоне13 большевики оказались победителями. Я впервые видел тогда Ленина в роли победителя. Обычно победа кружит голову иным вождям, делает их заносчивыми и кичливыми. Чаще всего в таких случаях начинают торжествовать победу, почивать на лаврах. Но Ленин ни на йоту не походил на таких вождей. Наоборот, именно после победы становился он особенно бдительным и настороженным. Помнится, как Ленин настойчиво внушал тогда делегатам: “Первое дело – не увлекаться победой и не кичиться; второе дело -закрепить за собой победу; третье – добить противника, ибо он только побит, но далеко еще не добит”. Он едко высмеивал тех делегатов, которые легкомысленно уверяли, что “отныне с меньшевиками покончено”. Ему нетрудно было доказать, что меньшевики все еще имеют корни в рабочем движении, что с ними надо бороться умеючи, всячески избегая переоценки своих сил и, особенно, недооценки сил противника.

“Не кичиться победой” – это та самая особенность в характере Ленина, которая помогала ему трезво взвешивать силы противника и страховать партию от возможных неожиданностей.

 

Принципиальность

 

Вожди партии не могут не дорожить мнением большинства своей партии. Большинство – это сила, с которой не может не считаться вождь. Ленин это понимал не хуже, чем всякий другой руководитель партии. [c.57]

Но Ленин никогда не становился пленником большинства, особенно, когда это большинство не имело под собой принципиальной основы. Бывали моменты в истории нашей партии, когда мнение большинства или минутные интересы партии приходили в конфликт с коренными интересами пролетариата. В таких случаях Ленин, не задумываясь, решительно становился на сторону принципиальности против большинства партии. Более того, – он не боялся выступать в таких случаях буквально один против всех, рассчитывая на то, – как он часто говорил об этом, – что: “принципиальная политика есть единственно правильная политика”.

Особенно характерны в этом отношении два следующих факта.

Первый факт. Период 1909–1911 годов, когда партия, разбитая контрреволюцией, переживала полное разложение. Это был период безверия в партию, период повального бегства ив партии не только интеллигентов, но отчасти и рабочих, период отрицания подполья, период ликвидаторства и развала. Не только меньшевики, но и большевики представляли тогда целый ряд фракций и течений, большей частью оторванных от рабочего движения. Известно, что в этот именно период возникла идея полной ликвидации подполья и организации рабочих в легальную, либеральную столыпинскую партию. Ленин был тогда единственным, который не поддался общему поветрию и высоко держал знамя партийности, собирая разрозненные и разбитые силы партии с удивительным терпением и с небывалым упорством, воюя против всех и всяких антипартийных течений внутри рабочего движения, отстаивая [c.58] партийность с небывалым мужеством и с невиданной настойчивостью.

Известно, что в этом споре за партийность Ленин оказался потом победителем.

Второй факт. Период 1914–1917 годов, период разгара империалистической войны, когда все, или почти все, социал-демократические и социалистические партии, поддавшись общему патриотическому угару, отдали себя на услужение отечественному империализму. Это был период, когда II Интернационал склонил свои знамена перед капиталом, когда перед шовинистической волной не устояли даже такие люди, как Плеханов, Каутский, Гед и другие. Ленин был тогда единственным, или почти единственным, который поднял решительную борьбу против социал-шовинизма и социал-пацифизма, разоблачал измену Гедов и Каутских и клеймил половинчатость межеумочных “революционеров”. Ленин понимал, что он имеет за собой незначительное меньшинство, но это не имело для него решающего значения, ибо он знал, что единственно верной политикой, имеющей за собой будущность, является политика последовательного интернационализма, ибо он знал, что принципиальная политика есть единственно правильная политика.

Известно, что и в этом споре за новый Интернационал Ленин оказался победителем.

“Принципиальная политика есть единственно правильная политика” – это та самая формула, при помощи которой Ленин брал приступом новые “неприступные” позиции, завоевывая на сторону революционного марксизма лучшие элементы пролетариата. [c.59]

 

Вера в массы

 

Теоретики и вожди партий, знающие историю пародов, проштудировавшие историю революций от начала до конца, бывают иногда одержимы одной неприличной болезнью. Болезнь эта называется боязнью масс, неверием в творческие способности масс. На этой почве возникает иногда некий аристократизм вождей в отношении к массам, не искушенным в истории революций, но призванным ломать старое и строить новое. Боязнь, что стихия может разбушеваться, что массы могут “поломать много лишнего”, желание разыграть роль мамки, старающейся учить массы по книжкам, но не желающей учиться у масс, – такова основа этого рода аристократизма.

Ленин представлял полную противоположность таким вождям. Я не знаю другого революционера, который так глубоко верил бы в творческие силы пролетариата и в революционную целесообразность его классового инстинкта, как Ленин. Я не знаю другого революционера, который умел бы так беспощадно бичевать самодовольных критиков “хаоса революции” и “вакханалии самочинных действий масс”, как Ленин. Помнится, как во время одной беседы, в ответ на замечание одного из товарищей, что “после революции должен установиться нормальный порядок”, Ленин саркастически заметил: “Беда, если люди, желающие быть революционерами, забывают, что наиболее нормальным порядком в истории является порядок революции”.

Отсюда пренебрежительное отношение Ленина ко всем тем, которые старались свысока смотреть на массы и учить их по книжкам. Отсюда неустанная проповедь [c.60] Ленина: учиться у масс, осмыслить их действия, тщательно изучать практический опыт борьбы масс.

Вера в творческие силы масс – это та самая особенность в деятельности Ленина, которая давала ему возможность осмыслить стихию и направлять ее движение в русло пролетарской революции.

 

Гений революции

 

Ленин был рожден для революции. Он был поистине гением революционных взрывов и величайшим мастером революционного руководства. Никогда он не чувствовал себя так свободно и радостно, как в эпоху революционных потрясений. Этим я вовсе не хочу сказать, что Ленин одинаково одобрял всякое революционное потрясение или что он всегда и при всяких условиях стоял за революционные взрывы. Нисколько. Этим я хочу лишь сказать, что никогда гениальная прозорливость Ленина не проявлялась так полно и отчетливо, как во время революционных взрывов. В дни революционных поворотов он буквально расцветал, становился ясновидцем, предугадывал движение классов и вероятные зигзаги революции, видя их, как на ладони. Недаром говорится в наших партийных кругах, что “Ильич умеет плавать в волнах революции, как рыба в воде”.

Отсюда “поразительная” ясность тактических лозунгов и “головокружительная” смелость революционных замыслов Ленина.

Вспоминаются два особенно характерных факта, отмечающих эту особенность Ленина.

Первый факт. Период перед Октябрьским переворотом, когда, миллионы рабочих, крестьян и солдат, [c.61] подгоняемые кризисом в тылу и на фронте, требовали мира и свободы; когда генералитет и буржуазия подготовляли военную диктатуру в интересах “войны до конца”; когда все так называемое “общественное мнение”, все так называемые “социалистические партии” стояли против большевиков, третируя их “немецкими шпионами”; когда Керенский пытался загнать в подполье – и отчасти уже успел загнать – партию большевиков; когда все еще могучие и дисциплинированные армии австро-германской коалиции стояли против наших усталых и разлагавшихся армий, а западноевропейские “социалисты” благополучно пребывали в блоке со своими правительствами в интересах “войны до полной победы”. ..

Что значило поднять восстание в такой момент? Поднять восстание в такой обстановке – это значило поставить все на карту. Но Ленин не боялся рискнуть, ибо он знал, видел своим ясновидящим взором, что восстание неизбежно, что восстание победит, что восстание в России подготовит конец империалистической войны, что восстание в России всколыхнет измученные массы Запада, что восстание в России превратит войну империалистическую в войну гражданскую, что восстание даст Республику Советов, что Республика Советов послужит оплотом революционного движения во всем мире.

Известно, что это революционное предвидение Ленина сбылось впоследствии с невиданной точностью.

Второй факт. Первые дни после Октябрьской революции, когда Совет Народных Комиссаров пытался заставить мятежного генерала, главнокомандующего Духонина, прекратить военные действия и открыть [c.62] переговоры с немцами о перемирии. Помнится, как Ленин, Крыленко (будущий главнокомандующий) и я отправились в Главный штаб в Питере к проводу для переговоров с Духониным. Минута была жуткая. Духонин и Ставка категорически отказались выполнить приказ Совнаркома. Командный состав армии находился целиком в руках Ставки. Что касается солдат, то неизвестно было, что скажет 14-миллионная армия, подчиненная так называемым армейским организациям, настроенным против Советской власти. В самом Питере, как известно, назревало тогда восстание юнкеров. Кроме того, Керенский шел на Питер войной. Помнится, как после некоторой паузы у провода лицо Ленина озарилось каким-то необычайным светом. Видно было, что он уже принял решение. “Пойдем на радиостанцию, – сказал Ленин, – она нам сослужит пользу: мы сместим в специальном приказе генерала Духонина, назначим на его место главнокомандующим тов. Крыленко и обратимся к солдатам через голову командного состава с призывом – окружить генералов, прекратить военные действия, связаться с австро-германскими солдатами и взять дело мира в свои собственные руки”.

Это был “скачок в неизвестность”. Но Ленин не боялся этого “скачка”, наоборот, он шел ему навстречу, ибо он знал, что армия хочет мира и она завоюет мир, сметая по пути к миру все и всякие препятствия, ибо он знал, что такой способ утверждения мира не пройдет даром для австро-германских солдат, что он развяжет тягу к миру на всех без исключения фронтах.

Известно, что это революционное предвидение Ленина также сбылось впоследствии со всей точностью. [c.63]

Гениальная прозорливость, способность быстро схватывать и разгадывать внутренний смысл надвигающихся событий – это то самое свойство Ленина, которое помогало ему намечать правильную стратегию и ясную линию поведения на поворотах революционного движения.

 

“Правда” № 34,

12 февраля 1924 г.

[c.64]

 

ПРИМЕЧАНИЯ

 

11“Искра” – первая общерусская нелегальная марксистская газета; основана В.И. Лениным в декабре 1900 года за границей, откуда тайно пересылалась в Россию (о значении и роли “Искры” см.: История ВКП(б). Краткий курс. С. 30–38). – 53. [c.404]

Вернуться к тексту

12 Стокгольмский съезд партии – IV (“Объединительный”) съезд РСДРП, состоялся 10–25 апреля (23 апреля – 8 мая) 1906 года (о Стокгольмском съезде см. : История ВКП(б). Краткий курс. С. 81–83). – 56. [c.404]

Вернуться к тексту

13 V (Лондонский) съезд РСДРП состоялся 30 апреля – 19 мая (13 мая – 1 июня) 1907 года (о V съезде РСДРП см. Сталин И.В. Сочинения. Т. 2. С. 46–77 и История ВКП(б). Краткий курс. С. 85–87). – 57. [c.405]

Вернуться к тексту

 


This Stalin archive has been reproduced from Библиотека Михаила Грачева (Mikhail Grachev Library) at http://grachev62.narod.ru/stalin/ However, we cannot advise connecting to the original location as it currently generates virus warnings.

Every effort has been made to ascertain and obtain copyright pertaining to this material, where relevant. If a reader knows of any further copyright issues, please contact Roland Boer.

Как поссорились Ленин и Сталин: отрывок из «Ленина» Льва Данилкина

В серии ЖЗЛ выходит новая биография Владимира Ленина — под заголовком «Пантократор солнечных пылинок».

«Афиша Daily» публикует фрагмент книги Льва Данилкина — о поздних годах первого руководителя советского государства и его конфликте со Сталиным и Троцким.

Лев Данилкин

Писатель, литературный критик, биограф Юрия Гагарина и Александра Проханова. Среди планов Данилкина — жизнеописание адепта «новой хронологии» Анатолия Фоменко.

Интерпретация политического ленинского поведения и того, чем была занята его голова в последние месяцы, осуществляется прежде всего на основе ленинских текстов — но психологическую убедительность версии о предсмертном «прозрении» дают два конфликтных случая. И хотя сам Ленин не принимал в них участия, даже косвенная его вовлеченность в оба инцидента окрашивает формально нейтральные отношения между ним и Сталиным — в резко негативные цвета.

Второй — телефонный конфликт Сталина и Крупской.

А первый?

Первый — так называемый «грузинский инцидент»; он увязывается с ленинским текстом «О национальностях или об автономизации» — и припечатывается им так, что принципиальная разница между Лениным и Сталиным видна яснее ясного: один под конец жизни, перед лицом смерти, когда ему уже не нужно было прятать свое лицо под личиной сурового большевика, оказывается в душе интеллигентом-демократом, почти либералом, тогда как второй — грубый варвар, уже тогда, в 1922-м, ведущий дело к репрессиям, массовым депортациям и делу врачей.

Так получилось, что период между первым, майским, и вторым, декабрьским, 1922 года, инсультами Ленина стал дедлайном для длившихся десятилетиями дискуссий о наилучшем способе создания на территории Евразии единого марксистского государства. К этому моменту уже понятны его примерные границы и проблемные зоны: Украина, Грузия, Туркестан и Дальневосточная республика. Ясно было, что есть политический центр и есть окраины, но если до 1922 года можно было взаимодействовать в зависимости от обстоятельств — в России советская власть, на Украине советская, уж как-нибудь договоримся, — то фактор Генуи заставил формализовать отношения. Ленин предупреждал, что «западные партнеры» наверняка попытаются расколоть советские республики, манипулировать ими поодиночке; и поскольку изобрести — находясь одной ногой в могиле — рецепт многонационального государства нового типа, занимающего шестую часть суши, не так-то просто, как кажется, объединением советизированных государств и парагосударств занялся тот, кто и должен был, — нарком по делам национальностей Сталин.

© Hulton Archive / Gettyimages.ru

Всем в политбюро ясно было, к чему, в принципе, хорошо было бы прийти — к централизованному (так эффективнее переводить экономику на социалистические рельсы) государству, на всей территории которого проводилась бы одна и та же, вырабатываемая в Москве политика — конечно, с учетом местного политического и культурного колорита. Легче сказать, чем сделать; нюансов хватало. Можно ли, к примеру, отличить «настоящую» республику от «условной» только по наличию компактно проживающей национальной общины? Чувашия, к примеру, может объявить себя республикой? А Татария? А Украина? Как далеко может простираться самостоятельность республики? Можно ли республикам завязывать сепаратные дипломатические отношения с другими странами, иметь «свои» армии, банки, валюты, таможни и железные дороги, свои законы? Должны ли местные органы власти исполнять приказы центральных, даже не устраивающие их?

Проблема была еще в том, что, интегрируя окраины, надо было нажимать на них так, чтобы они не жаловались на боль: мировая революция продолжается, особенно на Востоке, и как знать, кого еще придется втягивать в орбиту. Если бы какие-нибудь республики принялись вслух вопить, что Москва их обижает, никто больше не захотел бы входить в Союз.

Маркс называл дискуссии по национальному вопросу: «щупать больной зуб», и, похоже, вся практическая стоматология, курировавшаяся Сталиным, до начала осени 1922-го устраивала Ленина. Сам он натянул белый халат и полез в рот пациенту с зеркальцем лишь в конце сентября — и, как выяснилось, оказался склонен к реализации внешне более мягкой схемы втягивания больших республик в Союз. Оставить их республиками, формально равными РСФСР, чтобы всем вместе, как бы с нуля, вступить в Союз. В каждой республике — свои наркоматы, но при этом существует и головной, московский, «всесоюзный» наркомат — и местные подчиняются московскому. То есть центр командует — но, во-первых, каждой республике предоставляется формальное право на самоопределение, то есть «развод»; во-вторых, формально в каждой республике все, ну или почти все свое: иностранные дела, оборону, внешнюю торговлю дублировать не имело смысла заведомо. Сталин предпочитал действовать более решительно: «всосать» республики в состав РСФСР как «автономии» — но спорить с «профессором» не стал и готов был с почтением ассистировать ему в готовящейся операции.

Марксовская метафора курьезным образом наложилась на приступы далеко не метафорической зубной боли, которые одолевали Ленина в октябре 1922-го. И тем загадочнее выглядит фраза в записке Каменеву, где сначала Ленин пишет «великорусскому шовинизму объявляю бой не на жизнь, а на смерть», затем вдруг сообщает: «Как только избавлюсь от проклятого зуба, съем его всеми здоровыми зубами», а потом продолжает свою мысль про необходимость чередования представителей разных национальностей в будущем всесоюзном ВЦИКе. «Съем его всеми здоровыми зубами» — это угроза окончательно разделаться с национальным вопросом? Объяснение, почему он сейчас не может целиком посвятить себя государственной деятельности и готов временно делегировать свои полномочия кому-то еще, например, такому компетентному человеку, как Сталин? Или — план войны со Сталиным?

Штопфер мог задеть нерв где угодно, но дернулся пациент в Грузии. Там местные коммунисты поссорились с «центральными», которых представлял Орджоникидзе, и начали выяснять, должна ли Грузия вступать в Союз как часть Закавказской федерации — или как самостоятельная единица. Нам важны не нюансы политической истории Грузии, а то, что температура пошла вверх и однажды — не то в ходе дискуссий, не то безотносительно к ним, по частному вопросу, но в период горячих споров — «москвич» Орджоникидзе съездил по зубам одному достойному джентльмену; пострадавшие пожаловались напрямую Ленину, тот послал комиссию разбираться: да, Орджоникидзе был другом Сталина — но никогда не было установлено, что именно тот приказал ему давать зуботычину и вообще выходить за рамки своих полномочий; а еще Орджоникидзе был студентом Ленина по Лонжюмо и тем, с кем он весной обсуждал свой долгий отдых.

И вот тут оказывается, что в конце декабря — уже после того, как СССР был образован, и после того, как комиссия установила, что грузинский ЦК преувеличил неприемлемость для местных коммунистов условий центра; после того, как Рыков, присутствовавший при инциденте, засвидетельствовал, что драка была по личному вопросу и сам Орджоникидзе очень переживает из-за конфликта, — Ленин, ранее явным образом не защищавший грузинских националистов, по сути врывается в стоматологический кабинет Сталина и разносит его кувалдой — именно так выглядит теоретическая статья «Об «автономизации», где те, кто затаскивает в Союз маленькие беззащитные республики, квалифицируются как последние мерзавцы, одержимые демонами «великорусского шовинизма»; по сути, Ленин предлагает лучше уж отказаться от создания Союза на таких условиях и такими методами, лишь бы не копировать царскую Россию, тюрьму народов.

Озадачивающий совет

Не менее странным выглядит и инцидент номер один — телефонный конфликт Крупской со Сталиным. На деле перед нами — классическая ситуация с «эффектом Расемона»: конфликт был — но конфликт плохо датированный, непрозрачный как по сути, так и по степени драматического накала, известный по показаниям свидетелей, которых нельзя назвать надежными: Мария Ильинична видела, как после разговора по телефону со Сталиным НК каталась по полу и рыдала; Сталин не отрицал факт беседы, но настаивал на ее рабочем, приемлемом характере; Ленин ничего не видел, но, возможно, что-то слышал из своей комнаты; сама НК — о склонности которой к истеричному поведению никто раньше не сообщал — явно видела трубку телефона, написала об услышанном оттуда возмущенное письмо Каменеву и Зиновьеву — и больше никогда ни словом об этом не обмолвилась и никогда не прекращала, так или иначе, общаться со Сталиным. Загадочная история — на которой, однако, строится психологическое подтверждение того, что под конец жизни у Ленина был острейший, принципиальнейший конфликт со Сталиным.

Подробности по теме

«Был ли Сталин необходим? Я доказываю, что нет»

«Был ли Сталин необходим? Я доказываю, что нет»

В 2003 году вышла поразительная книга историка В.А.Сахарова «Политическое завещание» В.И.Ленина: реальность истории и мифы политики», где высказано — и доказано — еретическое и сенсационное, но в научном смысле безупречно оформленное, подкрепленное замечательной источниковой базой предположение, что многочисленные странные непоследовательности в политических заявлениях «Завещания» и бытовом поведении Ленина в последние месяцы жизни объясняются не его болезненным слабоумием, не нехваткой сил, чтобы последовательно придерживаться той или иной позиции и организовывать свои мысли, и не сталинскими подлогами.

Оказывается, то, что — с потолка, без согласия автора — было названо «Политическим завещанием Ленина», при ближайшем рассмотрении, имеет неоднозначный провенанс.

Часть «Завещания» — опубликованная при жизни ВИ и в тот период, когда он мог по-настоящему контролировать свои тексты, — бесспорна: «Как нам реорганизовать Рабкрин», «Лучше меньше, да лучше», «О кооперации». Но есть и другая часть — «Письмо к съезду», «Письмо Троцкому», «Письмо Мдивани», «Об автономизации», «Письмо Сталину» (ультиматум про НК) — которая материализовалась в собрании сочинений из не вполне надежных источников, возникала не одновременно, меняла по ходу названия, не имеет черновиков, не зарегистрирована в ленинском секретариате и обзавелась репутацией надежной только за счет свидетельств лиц, у которых могла быть личная заинтересованность в том или ином развитии политической ситуации.

Этими текстами, в разных вариантах — черновых, беловых, опубликованных, — как минимум как-то манипулировали; и ключевым периодом оказывается не декабрь 1922-го — начало марта 1923-го, когда Ленин радикально меняет свое мнение по нескольким проблемам и диктует несколько скандальных текстов, а 1923-й — когда эти самые странные тексты появляются на свет и начинают распространяться.

Переписка Ленина со Сталиным относительно инцидента номер два не просто выглядит подозрительно-неподтвержденной в плане происхождения, но и идет вразрез с их дальнейшими действиями. «Письмо к съезду» загадочно не только по жанру (что это за абстрактные и по большей части дискредитирующие характеристики, после которых даже не названо имя преемника), но и по содержанию (в чем, собственно, проблема, что Сталин сосредоточил «необъятную власть» — ну и что, если он не коррумпирован, не иностранный шпион и не тайный контрреволюционер? почему Ленин в начале 1923 года пугает расколом — а что за раскол-то без него? Сталин и Троцкий, да, не любили друг друга, но не то чтобы не разговаривали — вполне общались, вели деловую переписку).

Все это означает, что в источниковедческом смысле эти тексты — часть «завещания» и «примыкающие» документы: несколько писем, вторая, после 18 декабря, часть Дневника секретарей — сомнительны и, похоже, созданы не Лениным, а кем-то еще. Что перед нами — фальсификация.

Задачи, стоявшие перед Лениным в 1922–1923 годах, не сводились к борьбе с неперсонифицированным «аппаратом», новой элитой; важным пунктом было вылавировать на правильный курс в конкурентных отношениях слабеющего политика с теми конкретными лицами, кто — временно или навсегда — должен будет выдвинуться на его место. Еще с 1920 года, когда в партии оказалось множество молодых бюрократов (которых мог быстро развратить нэп), Ленин опасался, что кто-то из его крупнокалиберных партнеров — Троцкий, Зиновьев, Каменев, Сталин — заключит с этой частью партии договор и сможет сместить его. В «Письме к съезду» упоминаются шестеро, но те двое, кто действительно, без всякого «Письма», беспокоили Ленина, — это Сталин и Троцкий. Чтобы эффективно использовать их таланты для строительства государства, нужен третий — сам Ленин, обладавший чертами и того, и другого. Но на кого из них ориентироваться партии, когда Ленин не сможет обеспечивать этот баланс?

В целом мало кто из людей, с которыми Ленин вынужден был работать, вызывали у него настоящую приязнь; похоже, чтобы занять высокий пост в партийной иерархии — и быть эффективным работником, — нужно было обладать букетом отрицательных черт.

И Сталин, и Троцкий никогда — после смерти можно делать такие обобщения — не расставались с диктаторскими амбициями; наталкиваясь на такого заведомо более сильного конкурента, как Ленин, они могли срываться и демонстрировать ему непочтительность. Троцкий, воспользовавшись своим талантом успешно организовывать любую деятельность, пытался в 1921-м превратить Госплан в штаб хозяйственного фронта и сделаться, по сути, экономическим диктатором; Ленину, который был против такого разделения труда (партия занимается идеологией, хозяйственники — экономикой) и полагал, что оно приведет к политической катастрофе, приходилось сдерживать Троцкого — иногда демагогически, иногда манипулируя своими союзниками, натравливая их на коллегу. Однажды тот публично, на заседании политбюро, назвал Ленина «хулиганом»; Ленин побледнел: «Кажется, кое у кого тут нервы пошаливают». Сталин тоже был с норовом; Мария Ильинична рассказывала, как тот грубо, после просьбы Ленина, отказался послать деньги в Берлин больному Мартову: «Ищите себе для этого другого секретаря». Мог он и наброситься на Крупскую, если та отказывалась соблюдать разъясненные ей правила. Эволюция отношения Ленина к Сталину не вполне понятна. Она запутана политически окрашенными трактовками; похоже, Ленин ценил его прежде всего как хорошего исполнителя, организатора административной деятельности — и не вполне воспринимал как теоретика марксизма. Сестре он говорил о Сталине, что тот «вовсе не умен». Известна реплика Ленина, который, разговаривая с одним работником, вдруг прервался и указал на расхаживающего по комнате с трубкой Сталина: «Вот азиатище — только сосет!» «Тов. Сталин выколотил трубку», — одобрительно замечает мемуарист. Поскольку сцена разворачивалась в квартире самого Сталина — и Ленин вряд ли позволил бы себе личное оскорбление в таком контексте, — реплика больше похожа на шутливую, чем брезгливую; да и в целом держать Сталина в роли «полезного идиота» обошлось бы недешево; Ленин знал это и вряд ли стал бы проявлять откровенный сарказм в его присутствии.

Считается — в основном со слов Троцкого, — что Сталина избрали в генсеки едва ли не случайно, при попустительстве Ленина, который, впрочем, улучил момент процедить предупрежденьице: «Не советую, этот повар будет готовить только острые блюда»; дело было до инсульта, и Ленин, видимо, был уверен, что в случае чего у него всегда хватит сил заменить наглого повара более почтительной кухаркой, в чьей книге рецептов не упоминались ни соль, ни перец. В тот момент вообще много говорилось о том, что партии следовало отодвинуться в тень — чтобы не мешать поднимать экономику; и, видимо, для «ордена», контролируемой «опричнины», дело которой — организовывать конкуренцию между социалистическими и капиталистическими секторами и готовить молодежь, способную руководить и экономикой тоже, — Сталин был ровно то, что нужно.

Версия Троцкого — у которого не было, как у Сталина, возможности печатать многозначительные фотографии из личного архива в жанре «вдвоем в Горках», но который обладал выдающимся литературным даром и вовсю пользовался советом Черчилля про «история будет любезна ко мне, если я изъявлю намерение сам написать ее» — выглядит так, что Ленин, обнаруживший в Сталине более опасного конкурента, принялся флиртовать с ним, Троцким, чью лояльность оценил лишь с опозданием. Он настаивает на том, что в декабре 1922-го Ленин предлагал ему создать при ЦК комиссию «по борьбе с бюрократизмом» — которая стала бы «рычагом для разрушения сталинской фракции, как позвоночника бюрократии». Ставка Ленина, сопутствующая предложению о блоке против сталинского оргбюро, — место заместителя и преемника на посту председателя Совнаркома. Троцкий, по его словам, согласился — предложение действительно лестное и, главное, оно совершенно естественно. В сознании масс Троцкий и так был второй фигурой в Советской России; и пока Сталин, Зиновьев, Каменев, Бухарин — то есть все остальные — бегали под музыку в ожидании, когда она смолкнет, в надежде плюхнуться на заветный ленинский стул, он уже стоял, можно сказать, крепко держась руками за спинку.

Почему же Троцкий — и так без пяти минут официальный преемник, да еще и снабженный ленинской индульгенцией из «Письма к съезду» («самый способный человек в настоящем ЦК»), все же не оказался на месте, куда готовила его судьба? Считается, что, во-первых, дело в интригах Сталина, а во-вторых, в том, что Троцкий в 1922–1923 годах тоже был «хромой уткой» — и то, что ноги у нее были перебиты как раз Лениным, видимо, не слишком подогревало энтузиазм этой важной птицы помогать тому, кто долго лупил ее прикладом. Это правда: на протяжении 1920–1922 годов Ленин систематически и методично занимался разрушением и нейтрализацией популярности и авторитета Троцкого, набранных в годы Гражданской, делая все, чтобы в партии его воспринимали как инородное тело. В такой ситуации нет ничего удивительного в ответе, который услышал на свой вопрос: правда ли, что Троцкий вот-вот будет избран заменой ВИ — нарком С.Либерман в конце 1923-го после долгой командировки в Англию: «Нет… Мы предпочитаем трех с головой поменьше, чем одного с двойной головой… Революция вошла в свою колею, и теперь нам нужны не гении, а хорошие, скромные вожди, которые будут двигать наш паровоз дальше по тем же рельсам. А с Львом Давидовичем никогда не знаешь, куда он заведет».

Отпихивая Троцкого и лавируя между разными группировками, Ленин последовательно опирался на лояльного — или имитировавшего эту лояльность в ожидании первых признаков болезни — Сталина. Кто поддержал его в «дискуссии о профсоюзах», затеянной, чтобы дискредитировать Троцкого? Правильно, Сталин. И пока Троцкий, при помощи точно рассчитанных фланговых атак, оттеснялся — Сталин наливался силой. И когда (или, точнее: и если) в 1922-м Ленину действительно понадобилась помощь Троцкого против Сталина, который якобы принялся убеждать всех, что «Ленину капут», то Троцкий, даже если у него и было желание протянуть руку столько раз предававшему его партнеру, просто лишен был такой возможности: у него не было ресурса, и по любому принципиальному вопросу его просто переголосовывали «плохие парни».

Издательство «Молодая гвардия», Москва, 2017

«Это были времена крайней жестокости» | Статьи

Ровно сто лет назад, 30 августа 1918 года в Москве на заводе Михельсона на Владимира Ленина было совершено покушение. До сих пор некоторые историки сомневаются, что в вождя мирового пролетариата стреляла именно Фанни Каплан. Кем было подготовлено это покушение, изменилось бы что-то в истории нашей страны, окажись выстрел Каплан более метким, отчего «отравленная» пуля оказалась неядовитой и почему большевики сожгли тело анархистки Каплан? Об этом в интервью «Известиям» рассказал доктор исторических наук, главный научный сотрудник Института всеобщей истории РАН, профессор Российского государственного гуманитарного университета Александр Шубин.

— Александр Владленович, могла ли почти слепая Фанни Каплан попасть в Ленина?

— Каплан действительно была практически слепой на каторге, но после освобождения ей сделали операцию, которая улучшила ее зрение. Да, она была человеком с неважным зрением, но слепота — это легенда.

— Она в одиночку готовила это покушение?

— И по официальной версии начиная с 1922 года, и сейчас некоторые специалисты склоняются к тому, что покушение на Ленина готовила группа Григория Семенова и Людмилы Коноплевой, причем идея стрелять в Ленина пришла в голову именно Коноплевой. У Каплан тоже была идея, что Ленин, которого она ненавидела, должен быть убит. Так что естественно, что они стали сотрудничать.

Группа Семенова и Коноплевой — это эсеры-боевики. Боевой отряд был создан для диверсионной деятельности против советской власти. Эсеры находились в подполье, хотя группа была создана, когда партия была еще легальной. Партия эсеров поддержала восстание Комуча (Комитет членов Учредительного собрания), с которым шла война на Восточном фронте. В этой ситуации они не считали для себя предосудительным вести боевые действия против советской власти, но когда был поставлен вопрос о применении индивидуального террора против большевистских лидеров, ЦК партии эсеров эту идею не поддержал. Группа начала действовать самостоятельно.

Фото: Общественное достояние

После ареста Семенов и Коноплева заявили, что переосмыслили прошлое, поняли правоту большевиков, и начали не просто давать показания, а публиковать разоблачительные тексты против эсеров. Семенов написал брошюру. Они давали очень развернутые показания на процессе эсеров в 1922 году и откровенно топили партию и ее центральный комитет, утверждая, что ЦК дал санкцию на их диверсионные акции и акции индивидуального террора. Все теракты, которые тогда происходили, они взяли на себя, признали не только покушение на Ленина, но и убийства Володарского, Урицкого. Но они не могли признать, что сами стреляли в Ленина, потому что этого бы им не простили, и подтверждали признание Каплан, которая, по их версии, действовала по указанию ЦК эсеров.

— Так кто всё же стрелял в Ленина?

— Мы можем считать достоверным, что была группа эсеров, действовавшая вопреки собственному центральному комитету, то есть группа авантюристов, которые решили, что нужно убрать Ленина, и с ними связалась Фанни Каплан. Могла ли группа доверить человеку с плохим зрением выполнение главного — стрельбы? Скорее всего, нет. Им было выгодно, что Каплан официально признали стрелявшей — это было их алиби. «Мы участвовали в организации покушения, но не стреляли».

Эта версия объясняет многие странности при задержании Каплан. Ее не поймали на месте преступления. Стефан Батулин, который ее задержал, писал, что, когда он выбежал с завода Михельсона, впереди бежали какие-то девицы. За ними погнались, а Батулин остановился у Серпуховской стрелки, огляделся и увидел женщину, которая вела себя странно. Он задержал ее. После обмена несколькими репликами она вдруг призналась, хотя никаких доказательств ее причастности к этому делу не было.

Мы знаем, что она причастна к группе. По всей видимости, Каплан выполняла какие-то задачи наблюдения или прикрытия и стояла поблизости.

Есть две почти равноправные точки зрения. Менее вероятная, что группа решила: раз есть такая женщина, пусть стреляет, а мы слегка поможем. Эта версия была официальной на процессе 1922 года.

Вторая версия: стреляла не Каплан, что объясняет, почему она была задержана за пределами завода. После выстрелов люди побежали, Батулин прибежал, а она там уже стоит. Мне кажется более вероятной версия, что стреляла не Каплан. Известно, что она была частью группы, потому что она беседовала с членом ЦК партии эсеров Борисом Донским, который, по его версии, отговаривал ее от покушения. На процессе члены группы настаивали на том, что не очень он ее и отговаривал. Каплан очень хотела быть русской Шарлоттой Корде (убийца Марата во время французской революции). Если ей не доверили стрелять из-за плохого зрения, то теперь она была задержана, это всё равно была та миссия, к которой она стремилась. Она не ценила свою жизнь, была готова пожертвовать собой. Каплан вполне могла признать себя стрелявшей, чтобы «прикрыть» товарищей, а она войдет в историю как стрелявшая в Ленина.

— Редакция «Известий» располагается в здании бывшего завода Михельсона. Где все-таки произошло покушение — во дворе завода или в сквере за его пределами, где стоит памятный камень?

— Камень стоит за пределами предприятия. Покушение было во дворе завода. Проводился следственный эксперимент, но свидетели сильно путались в показаниях. Выстрел, скорее всего, был сделан метров с четырех. Стрелял человек, с оружием хорошо знакомый. Правда, есть воспоминания, что Каплан упражнялась в стрельбе, несмотря на свое неважное зрение. Если стреляла Каплан, это была редкая удача. Впрочем, для Ленина тоже, потому что пуля прошла в миллиметре от шейной артерии и группы нервов, отвечающих за работу сердца.

Картина Б. Владимировского, на которой изображено выступление В.И. Ленина перед рабочими завода Михельсона (ныне Электромеханический завод имени Владимира Ильича)

Фото: ТАСС

— Никаких экспертиз не было?

— Был следственный эксперимент, на месте посмотрели, как это происходило, есть фотографии. Есть оружие, есть пули. С ними тоже были определенные противоречия, но скорее с точки зрения современного права. Уже в наши времена была назначена экспертиза, которая подтвердила, что пули выпущены из одного оружия. Версия, что стреляли из разных пистолетов, не подтвердилась.

— Я понимаю, что история не терпит сослагательного наклонения, но, если бы это покушение оказалось успешным, мог бы измениться ход истории?

— История не просто терпит, а настаивает на сослагательном наклонении. Иначе она превращается в фаталистическую летопись. Я с удовольствием рассматриваю исторические альтернативы, только это нужно делать аккуратно.

То, что Ленин выпал из игры на некоторое время, а коммунистический режим продолжил эффективно бороться за выживание, показывает, что лидер к этому моменту уже выстроил организационную машину, которая могла работать без него, и достаточно успешно.

Система «военного коммунизма» приобрела определенную инерцию, Яков Свердлов сел в кресло председателя Совнаркома, Лев Троцкий руководил войсками, все были на своих местах. Это покушение показало свою бессмысленность, просто оно дало повод для красного террора, который, впрочем, уже давно готовились развязать. Когда Ленин вернулся к работе 16–17 сентября, нашел всё на своих местах. Он был еще достаточно слаб, но всё работало, и он уехал в Горки до конца октября.

Гибель Ленина была бы важным историческим фактом, но история развивалась бы примерно в том же направлении, в котором она и развивалась. Если что-то и можно было изменить, то в 1917 -м — начале 1918 года. Октябрьский переворот в той форме, в которой он состоялся, во многом обязан своим успехом Ленину. Хотя он состоялся не «по Ленину» — там были и другие точки зрения, получился политический компромисс. Идея однородного социалистического правительства была провалена Лениным, разгон Учредительного собрания и многие первичные импульсы, которые привели к Гражданской войне, частично исходили от Ленина, частично от ситуации в стране, от других лидеров, от противодействующих Ленину лидеров партии эсеров и других партий.

В этом очень сложном балансе личность играла определенную роль, но к августу 1918 года начался инерционный период, где Ленин был частью созданной им машины. От поломки этой важной детали машина не остановилась.

— Здоровье Ленина было подорвано именно после покушения Каплан?

— Ранение действительно повлияло на организм. Одна пуля раздробила ему плечо, а вторая застряла в шее вблизи артерии и нарушила кровообращение. В итоге это усилило атеросклероз, к которому Ленин был предрасположен. Пуля была удалена, но процесс уже начался, поэтому покушение сократило его жизнь. Когда Ленин заболел в 1922 году, симптоматика была уникальная, и врачи не разобрались сначала, чем он болен, упустили время. Основное заболевание Ленина — атеросклероз сосудов головного мозга или его аналог, а его лечили от сифилиса.

— Была ли пуля отравленной?

— На процессе 1922 года говорилось, что группа Семенова пыталась отравить пулю. Раздобыли экзотический яд кураре, сделали спилы на пуле и заполнили их этим ядом, но он никак себя не проявил. То ли яд был некачественный, то ли в канале пистолета разложился.

Когда Семенов саморазоблачился в 1922 году, он не говорил, что готовил эти пули. Когда стали разбираться с отравлением, боевики вспоминали, что Семенов как раз это всё и проделывал.

Кадр из фильма «Ленин в 1918 году»

Фото: кадр из фильма

Этот эпизод с противоречиями в показаниях говорит в пользу того, что группа активнейшим образом участвовала в подготовке покушения, потому что всплывали детали, невыгодные для Семенова. Это не что-то, написанное под диктовку чекистов, а вполне реальная история. Некоторые исследователи считают, что яд — выдумка. Но надрезы на пуле точно есть. А противоречия в показаниях в следственном деле для нас являются дополнительным доказательством того, что вся эта история с соучастием Семенова и Коноплевой — не просто фальсификация чекистов.

— Почему тело Каплан сожгли?

— Фанни Каплан расстреляли довольно быстро после ареста — 3 сентября 1918 года, что тоже порождает конспирологические версии. Почему так быстро, может, боялись, что она многое расскажет? Но она уже рассказала то, что интересовало следствие, они «раскрыли дело». А ведь в это время уже объявили красный террор, который не предполагал никаких доказательств, расследований, хватают — расстреливают. Получился бы парадокс: уже расстреляли многих, чья вина непонятно в чем заключается, а покушавшаяся на убийство Ленина всё еще жива. В условиях красного террора расстрел Каплан выглядит логично.

Красный террор в Петербурге начался сразу после покушения 30 августа, декрет приняли 5 сентября, а общее решение — 2 сентября. Каплан расстреляли после решения о красном терроре. Массовый красный террор начался после выстрела Каплан. Смертная казнь применялась и раньше, были кровавые акты произвола, царя расстреляли, но сам красный террор как политика начался 2–5 сентября 1918 года. Предлогом для него стали покушение на Ленина и убийство Урицкого.

Тело Каплан действительно сожгли в бочке. В заключении она находилась в Кремле, в этом нет ничего удивительного — такая практика тогда существовала. В Кремле Каплан расстреляли. Если тело похоронить на месте расстрела, могила станет местом поклонения для антисоветчиков. Вывезти и где-то похоронить было рискованно, потому что обстановка была нестабильной, всё равно нужно будет хоронить тайно, скрывать это место, вдруг кто-то увидит что-то. Решили, не торопясь, уничтожить тело полностью, чтобы не было никаких следов.

— Напоминает сожжение ведьм в Средневековье.

— Все-таки ведьм живыми сжигали, тут речь идет о кремации, а не о сожжении живьем. Но, конечно, это были времена крайней жестокости. Тела Николая II и его семьи тоже скрывали, уродовали до неузнаваемости. В этом были рациональные расчеты, а не как в Средневековье — магический ритуал. Большевики не хотели оставлять врагам мест памяти их героев. Каплан была героиней для тех, кто ненавидел Ленина. Начнут ходить в Кремль, венки возлагать. Не должно быть такого.

— Остались потомки, родственники Каплан? Она писала, что родители живут в Америке.

— О родственниках мне ничего не известно. Есть сложности с ее идентификацией, потому что по одному паспорту она Каплан, по другой версии Ройтблат. Связано это с ее арестом еще в 1906 году после взрыва. Она была террористкой-анархисткой в юности.

— Есть конспирологическая версия, что Каплан дожила до 30-х годов.

— Нет никаких веских оснований полагать, что это было именно так. Только рассказы зэков: кто-то кому-то говорил, что на какой-то пересылке видел Каплан. Внешность Каплан довольно типичная, перепутать несложно, тем более много лет спустя. Мало кто ее знал близко. Такие же мистические истории есть о Шляпникове. Это легко объяснимый психологический сюжет.

Документы следствия

Фото: архив ФСБ

— Кто принимал решение о расстреле Каплан? Влиял ли Ленин на это решение?

— Ленин не влиял. Ему не стали об этом сообщать, тем более что он был еще в тяжелом состоянии. Кровь накапливалась в легких. Лечить это не могли: организм либо справится, либо не справится. Организм справился.

Решение о расстреле оформлялось как решение ВЧК, а реально его приняли в аппарате ВЦИК, то есть оно было принято Свердловым. В тот момент все основные решения принимал Свердлов.

— Сама Каплан была яркой личностью? Или, не будь покушения, никто бы про нее никогда не узнал?

— Если бы не покушение, Каплан осталась бы в истории как участница революционного движения. Вела бы себя паинькой, может, и пенсию какую-нибудь получила. Вступила бы в Общество бывших политкаторжан и ссыльнопоселенцев, потому что она была признанным борцом с царским режимом, пострадавшей. Каплан — каторжанка, лично знакомая с Марией Спиридоновой, а это очень крупная фигура в политической жизни того времени.

Личностью она была неуравновешенной, но твердой в решениях. Донской характеризует ее как истеричку и сумасшедшую, правда, для него это косвенное алиби, потому что его версия, что он ее отговаривал от покушения. По всей видимости, Каплан была человеком с крайне повышенной эмоциональностью, даже определенной неадекватностью, но личностью достаточно цельной и по-своему яркой.

Безусловно, она была мужественным человеком, очень спокойно себя вела, когда понимала, что жить ей остается совсем немного. Но на допросах Каплан отказывалась сообщать детали самого покушения, что косвенно доказывает — она не знала этих деталей. Нормальный суд не должен был принять самооговор Каплан. Она не очень понимала, как стреляла, сколько выстрелов произвела. Спокойно обсуждала общие вопросы своей политической позиции.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

 

100 лет назад вышел декрет СНК «О введении новой орфографии»

100 лет назад советское правительство обязало своих граждан писать и читать по-новому, ликвидируя устаревшие «пережитки царского режима». Орфографическая реформа приживалась долго и мучительно. Пролетарии категорически отказывались читать газеты по новым правилам. И все же Наркомату просвещения удалось пробить свою программу. Дореволюционные Ѣ, Ѳ, І канули в лету.

100 лет назад вышел декрет Совнаркома «О введении новой орфографии». Документ был подписан заместителем наркома просвещения Михаилом Покровским и управляющим делами правительства Владимиром Бонч-Бруевичем. «В целях облегчения широким массам усвоения русской грамоты и освобождения школы от непроизводительного труда при изучении правописания», постановлялось печатать «все правительственные издания, периодические (газеты и журналы) и непериодические (научные труды, сборники и т. п.), все документы и бумаги», согласно новому правописанию. В школах реформа вводилась постепенно, начиная с младшей группы 1-й ступени. Не допускалось принудительное переучивание тех, кто уже усвоил правила прежнего правописания.

Государственная власть достаточно скоро установила монополию на печатную продукцию и весьма строго следила за исполнением декрета.

По новым правилам правописания, прилагаемым к документу, из алфавита исключались буквы Ѣ (ять), Ѳ (фита), І («и десятеричное») — их заменяли, соответственно, Е, Ф, И. Твердый знак (Ъ) исключался в конце слов, но сохранялся в середине слов в значении отделительного знака. Изменялось правило написания приставок на з/с: теперь все они (кроме собственно с-) кончались на с перед любой глухой согласной и на з перед звонкими согласными и перед гласными. В родительном падеже прилагательных, причастий и местоимений требовалось писать теперь –ого и -его вместо –аго, -яго. В женском роде — одни, одних, одними вместо одне, однех, однеми; в родительном падеже единственного числа местоимения личного женского рода ее — вместо ея.

close

100%

Заключительный, 11-й пункт предписывал руководствоваться следующими правилами при переносе слов. Согласная (одна или последняя в группе согласных) непосредственно перед гласной не должна быть отделена от этой гласной, равным образом группа согласных в начале слов не отделяется от гласной. Буква и перед согласной не должна быть отделяема от предшествующей гласной. Также конечная согласная, конечная й и группа согласных в конце слов не могут быть отделены от предшествующей гласной.

При переносе слов, имеющих приставки, запрещалось переносить в следующую строку согласную в конце приставки, если эта согласная перед согласной.

Реформа орфографии, сильно отдалившая русский язык от других славянских языков, разрабатывалась задолго до прихода к власти партии большевиков. Еще в самом начале XX века необходимость нововведений признавал крупнейший филолог страны, академик Алексей Шахматов. В 1911 году особое совещание при Петербургской академии наук вынесло резолюцию о детальной разработке основных частей реформы. Официально реформа была объявлена 24 мая 1917 года в виде «Постановлений совещания по вопросу об упрощении русского правописания».

После Октябрьской революции Владимир Ленин и его соратники категорически поддержали инициативу времен царского и Временного правительств. Куратором реформы стал нарком просвещения Анатолий Луначарский. Уже 23 декабря 1917 года (5 января по новому стилю) за его подписью был издан декрет «О введении нового правописания», который требовал от периодики печататься в реформированной версии уже с 1 января 1918-го. Как и многие другие, эта реформа приживалась нелегко. Изначально приказа властей послушался только официальный орган печати СНК «Газета временного рабочего и крестьянского правительства». Остальная пресса продолжила выходить в старом исполнении, частично — с незначительными изменениями.

Переходный период в итоге занял чуть больше девяти месяцев. После обнародования декрета «О введении новой орфографии» закону полностью подчинились «Известия», «Правда» и другие ключевые СМИ.

«После выхода в свет номера «Правды», напечатанной по новой орфографии, один доктор прибежал ко мне и заявил: «Рабочие не хотят читать газету в этом виде, все смеются и возмущаются». Революция, однако, шутить не любит и обладает всегда необходимой железной рукой, которая способна заставить колеблющихся подчиниться решениям, принятым центром», — писал Луначарский.

По его формулировке, «у всех мало-мальски культурных людей возникла потребность или сознание необходимости облегчить нелепый,отягченный всякими историческими пережитками дореволюционный алфавит».

Вместе с тем он не скрывал небольшевистское происхождение реформы.

«Кадетский министр Мануйлов, опираясь на работу комиссии академика Шахматова, уже подготовил введение нового алфавита, именно того типа, который был на самом деле введен советским правительством. Советское правительство прекрасно отдавало себе отчет в том, что при всей продуманности этой реформы, в ней было по самой половинчатости своей что-то, так сказать, «февральское», а не октябрьское», — рассказывал глава Наркомпроса.

С нескрываемым удовлетворением он отмечал, что реформа письменности «возбуждает зубовный скрежет у эмигрантов». Вынужденно уехавшие за рубеж представители царской администрации, бизнеса и разгромленного Белого движения действительно восприняли новшества крайне негативно. Как указывается в книге «Русская эмиграция в Югославии», люди отвергали новое правописание, объявив его творением Советов, поскольку «в большинстве считали себя обязанными во всем противостоять большевикам».

Очень ранимо отнеслись к послереволюционной реформе орфографии покинувшие страну священнослужители. Так, газета «Американская православная Русь» отреагировала на известие о принятом СНК декрете публикацией «Слава Богу, что мы русские!», которая содержала красноречивые подзаголовки: «Вред реформы правописания», «Две орфографии — с точки зрения науки», «Новое правописание — тупит мысль!», «Язык и нация», «Необходим возврат к старой орфографии».

Печатные органы крупнейшей белоэмигрантской организации Русский обще-воинский союз вплоть до середины XX века выходили в дореволюционном стиле — целиком или с незначительными поправками. Немало противников реформы оказалось и внутри РСФСР— в том числе среди членов интеллигенции, высланных в 1922 году на так называемом «Философском пароходе».

С другой стороны, некоторые деятели науки, разбросанные по всему миру, все же приняли новую традицию.

Примерно в то же время большевики всерьез задумались о переходе на латинский алфавит. Позже Луначарский в одной из своих статей ссылался на положительный, по его мнению, турецкий опыт, а также заявлял о необходимости всем гражданам СССР, «желающим быть по-настоящему образованными», изучить тюркский язык — «так как на нем говорят десятки миллионов наших граждан, десятки миллионов людей, находящихся за границей нашего Союза». На основе арабского алфавита — здесь нарком ссылался на Михаила Лермонтова — сделать это было решительно невозможно.

Луначарский подчеркивал, что при реализации реформы внимательно следовал инструкциям своего шефа Ленина. И тот активно ратовал за латинизацию, но не сразу, а в некоторой перспективе.

«Я, конечно, самым внимательным образом советовался с Владимиром Ильичом перед тем, как ввести этот алфавит и это правописание. Вот что по этому поводу сказал мне Ленин. Я стараюсь передать его слова возможно точнее. «Если мы сейчас не введем необходимой реформы — это будет очень плохо, ибо и в этом, как и в введении, например, метрической системы, грегорианского календаря, мы должны сейчас же признать отмену разных остатков старины. Если мы наспех начнем осуществлять новый алфавит или наспех введем латинский, который, ведь, непременно нужно будет приспособить к нашему, то мы можем наделать ошибок и создать лишнее место, на которое будет устремляться критика, говоря о нашем варварстве и т. д.

Я не сомневаюсь, что придет время для латинизации русского шрифта, но сейчас наспех действовать будет неосмотрительно.

Против академической орфографии, предлагаемой комиссией авторитетных ученых, никто не посмеет сказать ни слова, как никто не посмеет возражать против введения метрической системы грегорианского календаря. Поэтому вводите ее (новую орфографию) поскорее. А в будущем можно заняться, собрав для этого авторитетные силы, и разработкой вопросов латинизации. В более спокойное время, когда мы окрепнем, все это представит собой незначительные трудности».

В 1919 году научный отдел Наркомпроса объяснял желательность перехода на латиницу «завершением азбучной реформы, в свое время выполненной Петром I, что стояло бы в связи с последней орфографической реформой». Резко против этой идеи 23 декабря того же года выступило Общество любителей российской словесности.

«Введя новый, однообразный для всех народностей шрифт, нельзя думать о сближении и объединении всех народностей,

что возможно лишь на почве живого языка, являющегося органическим выражением всего векового культурного пути, пройденного каждым отдельным народом», — увещевали филологи.

Их позицию разделило большинство. Можно сказать, призыв Луначарского был исполнен наполовину. В 1920-1930 годы на латинский алфавит были переведены 69 языков народов СССР, самые крупные из которых – таджикский, туркменский и татарский. Чуть позже стартовала новая кампания — на кириллизацию.

Кто правил Россией до Ленина? – JanetPanic.com

Кто правил Россией до Ленина?

В январе 1917 года Россией правил царь Николай II, а большевик Владимир Ленин жил в ссылке.

Какой была Россия до Ленина?

Советская Россия охватывает период с 1917 по 1922 год, а Советский Союз — с 1922 по 1991 год. После Гражданской войны в России (1917–1923 годы) к власти пришли большевики.

Какая страна первой пришла к коммунизму?

4 июня 1989 года профсоюз «Солидарность» одержал убедительную победу на частично свободных выборах в Польше, что привело к мирному падению коммунизма в этой стране летом 1989 года.

В каком году пал коммунизм в России?

25 декабря 1991 года над Кремлем в последний раз спустили советский флаг с серпом и молотом, который впоследствии был заменен российским триколором. Ранее в тот же день Михаил Горбачев подал в отставку с поста президента Советского Союза, оставив Бориса Ельцина президентом нового независимого российского государства.

Когда Китай стал коммунистическим?

«Падение» материкового Китая к коммунизму в 1949 году привело к тому, что Соединенные Штаты на десятилетия приостановили дипломатические отношения с КНР.Коммунисты входят в Пекин в 1949 году.

Неужели СССР просуществовал 69 лет?

Советский Союз (сокращение от Союза Советских Социалистических Республик или СССР) был однопартийным марксистско-ленинским государством. Она просуществовала 69 лет, с 1922 по 1991 год. Это была первая страна, объявившая себя социалистической и построившая коммунистическое общество.

Какая страна последней вышла из состава Советского Союза?

Республика Казахстан

Почему Горбачев распустил Советский Союз?

Провал августовского переворота 1991 г., когда советское правительство и военные элиты попытались свергнуть Горбачева и остановить «парад суверенитетов», привел к тому, что правительство в Москве утратило большую часть своего влияния, а многие республики провозгласили независимость в последующие дни и месяцы.

Почему Советский Союз присоединился к союзникам?

Советский Союз сначала сотрудничал с Германией во вторжении в Польшу, оставаясь при этом нейтральным в конфликте между союзниками и странами Оси, но в июне 1941 года после вторжения Германии поневоле присоединился к союзникам. После окончания войны союзные государства стали основой современной Организации Объединенных Наций.

Что такое СССР?

Союз Советских Социалистических Республик

Когда Россия перестала называться СССР?

Этимология

Советский Союз 1922–1991
Российская Федерация 1991 – настоящее время

Как сегодня называется Советский Союз?

Сколько стран в России?

21 республика

Россия свободная страна?

Во время первого срока Путина на посту президента (2000–2004 гг.) организация Freedom House оценила Россию как «частично свободную» с плохими 5 баллами как за политические права, так и за гражданские свободы (1 — самая свободная, 7 — наименее свободная).

Какая страна лучший друг России?

После распада Советского Союза Россия унаследовала свои тесные отношения с Индией, в результате чего обе страны установили особые отношения. Россия и Индия называют эти отношения «особым и привилегированным стратегическим партнерством».

Кто лучший друг Китая?

Лучший друг Китая в Юго-Восточной Азии — Камбоджа. Премьер-министр Хун Сен был первым иностранным лидером, посетившим Китай после начала пандемии, и Камбоджа решительно поддерживает претензии Китая на суверенитет в Южно-Китайском море.

Кто является самым большим союзником Соединенных Штатов?

Соединенное Королевство

У какой страны больше всего союзников?

места, которые американцы называют союзниками

Среди…
Демократы Независимые
Канада 2-й 1-й
Великобритания 1-й 3-й
Франция 3-й 5-й

Мы с Россией союзники?

Соединенные Штаты и Россия поддерживают дипломатические и торговые отношения. Отношения в целом были теплыми при президенте России Борисе Ельцине (1991–99) до бомбардировки Союзной Республики Югославии НАТО весной 1999 года и с тех пор значительно ухудшились.

Является ли Израиль союзником США?

Израиль определен Соединенными Штатами как крупный союзник, не входящий в НАТО, и стал первой страной, получившей этот статус наряду с Египтом в 1987 году; Израиль и Египет остаются единственными странами Ближнего Востока, имеющими это обозначение.

Является ли Япония союзником США?

С конца 20-го века и далее между Соединенными Штатами и Японией установились прочные и очень активные политические, экономические и военные отношения.Соединенные Штаты считают Японию одним из своих ближайших союзников и партнеров.

Кто является ближайшим союзником Америки?

Если Великобритания — ближайший союзник Америки, то Канада — ближайший союзник Америки. Имея мирную открытую границу протяженностью 5 525 миль (включая границу между Канадой и Аляской), Соединенные Штаты и Канада глубоко интегрированы в самых разных вопросах, от торговли и культуры до обороны и разведки.

Америка контролирует Японию?

После поражения Японии во Второй мировой войне США возглавили союзников в оккупации и восстановлении японского государства.Между 1945 и 1952 годами оккупационные силы США во главе с генералом Дугласом А. Макартуром провели широкомасштабные военные, политические, экономические и социальные реформы.

Как Япония помогла США?

Япония предоставляет базы, а также финансовую и материальную поддержку силам передового базирования США, которые необходимы для поддержания стабильности в регионе. Из-за совместного экономического и дипломатического влияния двух стран на мир американо-японские отношения приобрели глобальный характер.

Что Америка сделала с Японией после Перл-Харбора?

Продолжая усиливать свою военную мобилизацию, правительство США завершило переход к военной экономике, процесс, начатый поставками оружия и припасов в Советский Союз и Британскую империю. Американцы японского происхождения с Западного побережья были отправлены в лагеря для интернированных на время войны.

Почему Япония стала союзником США?

«После Корейской войны США пришлось переосмыслить свои отношения с Азией, поэтому, чтобы сдержать коммунизм, СШАСША и Япония подписали мирный договор, в котором говорится, что Япония является суверенной страной, но соглашаются, что США могут остаться и обеспечить безопасность», — объясняет Грин.

Почему Америка напала на Японию?

Как и большинство стратегических бомбардировок во время Второй мировой войны, цель воздушного наступления на Японию состояла в том, чтобы уничтожить военную промышленность противника, убить или вывести из строя гражданских сотрудников этих отраслей и подорвать моральный дух гражданского населения.

Эволюция советской политической системы на JSTOR

Информация о журнале

Академией политических наук издано 150 выпусков «Известий Академии политических наук». Политология как серия с 1910 по 1991 год.В рамках государственной службы Академии каждые полгода проводились собрания для изучения политических, экономических и социальных вопросов. В этих встречах приняли участие признанные ученые, а также государственные служащие, которые представили доклады по теме, включенной в повестку дня. Многие статьи были опубликованы в Proceedings.

Информация об издателе

Академия политических наук — беспартийная некоммерческая организация, основанная в 1880 г. с тройной миссией: (1) внести свой вклад в научную экспертизу политических институтов, процессов и государственной политики, (2) обогатить политическую дискурс и направлять лучшие исследования в области социальных наук в понятной путь к политическим лидерам для использования в разработке государственной политики и в процессе управления, и (3) обучать представителей широкой общественности, чтобы они стали информированных избирателей в демократическом процессе.Основные средства достижения эти цели — его журнал, Ежеквартальный вестник политических наук, Академия конференции, а также публикация материалов или симпозиумов на основе конференции презентации. Престиж и авторитет Академии таковы, что государственные деятели и ученые всех политических убеждений записались в члены, участвовали на его конференциях и участвовал в его публикациях. Бывшие президенты Джеральд Форд, Джимми Картер, Рональд Рейган и Джордж Буш являются почетными членами Академия.Для получения информации об институциональных подписках, индивидуальном членстве, назад проблемы, перепечатки, разрешения или представление рукописи связаться с Академией политических наук. Эта информация также доступна на http://www.psqonline.org/.

Владимир Ленин — 10 самых безжалостных лидеров всех времен

1/11

10 самых безжалостных лидеров всех времен

Businessinsider.в

Во все времена и века были жестокие лидеры, но безжалостность этих лидеров превосходит все в истории человечества.

Герой одного человека — тиран другого человека, гласит популярная поговорка. Как бы ни пытался историк это раскрутить, приказ построить башню из живых людей, уложенных друг на друга и скрепленных кирпичами и известковым раствором, совершенно жесток.

Вот список самых безжалостных лидеров всех времен:

Источник изображения: commons.wikimedia.org
Creative Commons

Агентства

Правление: 434-453 гг. н.э.

После убийства своего брата Аттила стал лидером Гуннской империи с центром в современной Венгрии. Он расширил империю до современной Германии, России, Украины и Балкан. «Там, где я прошел, никогда не вырастет трава», — заметил он о своем правлении.

рабом в подростковом возрасте, прежде чем он объединил монгольские племена и продолжил завоевание огромной части Центральной Азии и Китая.Его стиль характеризуется как жестокий, и историки говорят, что он массово убивал мирных жителей. Азии, включая современный Иран, в Сирию. На территории современного Афганистана он приказал построить башню из живых людей, уложенных друг на друга и склеенных вместе. Он также приказал устроить резню, чтобы наказать мятежников, и приказал построить минареты из 70 000 голов.wikimedia.org. 1553 г. и вскоре восстановила католицизм (после того, как предыдущие правители отстаивали протестантизм) в качестве основной религии и вышла замуж за Филиппа II Испанского — католика. В течение следующих нескольких лет сотни протестантов были сожжены на костре, за что она и получила прозвище «Кровавая Мэри».

Источник изображения: commons.wikimedia.org

Царствование: 1917-1924

​В 1917 году Ленин возглавил Октябрьскую революцию, чтобы свергнуть временное правительство, свергнувшее царя. «В этот период революции, войны и голода Ленин демонстрировал леденящее кровь пренебрежение к страданиям своих соотечественников и безжалостно подавлял любую оппозицию», — сообщила Би-би-си.

Источник изображения: commons.wikimedia.org

Царствование: 1922-1953

Сталин форсировал быструю индустриализацию и коллективизацию в 1930-е годы, которые совпали с массовым голодом, заключением миллионов людей в трудовые лагеря и «Большой чисткой» интеллигенции, правительства и вооруженные силы.

Источник изображения: commons.wikimedia.org

Время правления: 1933-1945

Северная Африка.Он разработал план создания своей идеальной «расы господ», уничтожая евреев, славян, цыган, гомосексуалистов и политических противников, насильно отправляя их в концентрационные лагеря, где их замучили до смерти. По имеющимся данным, при гитлеровском режиме нацисты убили около 11 миллионов человек.

Источник изображения: Josef Gierse под Creative Commons

Правление: 1949-1976

При коммунистическом лидере промышленность и сельское хозяйство в Китае были поставлены под контроль государства.Любая оппозиция быстро подавлялась. Сторонники Мао отмечают, что он модернизировал Китай. Другие отмечают, что его политика привела к гибели 40 миллионов человек от голода, принудительного труда и казней.

Источник изображения: commons.wikimedia.org

Правление: 1971-1979

Генерал Амин сверг избранное правительство в Уганде путем военного переворота и объявил себя президентом. Затем он безжалостно правил в течение восьми лет, в течение которых было убито около 3 00 000 мирных жителей.Он также изгнал азиатское население Уганды (в основном граждане Индии и Пакистана) и потратил большие суммы на армию, что привело к экономическому спаду страны.

Годы правления: 1973-1990

Пиночет сверг правительство Чили в 1973 году с помощью поддержанного США переворота. В сообщениях говорится, что многие люди «исчезли» при режиме, и 35 000 человек подверглись пыткам. Пиночет умер, не успев предстать перед судом по обвинению в нарушении прав человека. Примечание: все люди в списке правили до 1980 года.В список не были включены живые фигуры.

Источник изображения: commons.wikimedia.org

Коммунистическая партия России запускает проект «Ленинское селфи» | Россия

Воспользовавшись отношениями любви и ненависти в России к селфи, коммунистическая молодежная организация запустила конкурс, призывающий молодых людей делиться своими фотографиями со статуями бывшего лидера.

Используя хэштег #LeninLives, группа заявляет, что проект является «дешевым и эффективным способом популяризации образа вождя мирового пролетариата среди молодежи».

В обращении к лидеру КПРФ Геннадию Зюганову комсомольские активисты северной республики Коми подчеркнули, что конкурс поможет пролить свет на состояние разбросанных по стране памятников Ленину, а также популяризирует его образ.

Предлагаемые призы для конкурса, который стартовал в начале августа в российской социальной сети ВКонтакте, включают планшетные компьютеры с 45-томным собранием сочинений Ленина, правившего страной с 1917 года до своей смерти в 1924 году.

Зюганов сказал российскому сайту «Известия», что приветствует инициативу сфотографировать своего предшественника. «Мы обязательно поддержим. Думаю, Владимир Ильич [Ленин] будет благодарен».

#селфисЛениным

Коммунистическая партия, прямая преемница органа, правившего Россией в течение семи десятилетий после того, как Ленин спровоцировал Октябрьскую революцию в 1917 году, до сих пор остается силой российской политики. На последних выборах в Думу в декабре 2011 года партия Зюганова увеличила свою долю голосов более чем на 7%, сделав ее вторым по силе блоком в парламенте после «Единой России» Владимира Путина, получив пятую часть всех мест.

Но не каждый россиянин выступает за реабилитацию человека, открывшего советскую эпоху. Никита Петров из правозащитной группы «Мемориал» заявил, что кампания «приручит тирана» и будет «попыткой втянуть Ленина в мейнстрим». Он назвал это «жестом отчаяния» со стороны партии, которая, скорее всего, потерпит неудачу.

В России более 6000 памятников Ленину. Примечательно, что в соседней Украине было сброшено несколько статуй во время протестов Евромайдана и продолжающейся войны с пророссийскими сепаратистскими силами на востоке Украины, явления, получившего название «Ленинпад».

Когда по стране разбросано так много статуй, российская молодежь начала фотографировать Ленина задолго до того, как Коммунистическая партия запустила хэштег. Вот некоторые из лучших:

Разрешить контент Instagram?

Эта статья содержит контент, предоставленный Instagram. Мы просим вашего разрешения, прежде чем что-либо загружать, поскольку они могут использовать файлы cookie и другие технологии. Чтобы просмотреть этот контент, нажмите «Разрешить и продолжить» .

Аниматор Евгений Селезнев закрыл лицо для этого снимка:

Разрешить контент из Instagram?

Эта статья содержит контент, предоставленный Instagram.Мы просим вашего разрешения, прежде чем что-либо загружать, поскольку они могут использовать файлы cookie и другие технологии. Чтобы просмотреть этот контент, нажмите «Разрешить и продолжить» .

Разрешить контент Instagram?

Эта статья содержит контент, предоставленный Instagram. Мы просим вашего разрешения, прежде чем что-либо загружать, поскольку они могут использовать файлы cookie и другие технологии. Чтобы просмотреть этот контент, нажмите «Разрешить и продолжить» .

В разгар конкурса попали двойники Ленина:

Разрешить инстаграм-контент?

Эта статья содержит контент, предоставленный Instagram. Мы просим вашего разрешения, прежде чем что-либо загружать, поскольку они могут использовать файлы cookie и другие технологии. Чтобы просмотреть этот контент, нажмите «Разрешить и продолжить» .

Этот пример ленинского поцелуя поджанра селфи озаглавлен «Дедушка умер, а дело живет — должно было быть наоборот».

Разрешить контент Instagram?

Эта статья содержит контент, предоставленный Instagram. Мы просим вашего разрешения, прежде чем что-либо загружать, поскольку они могут использовать файлы cookie и другие технологии.Чтобы просмотреть этот контент, нажмите «Разрешить и продолжить» .

Российский пользователь Radik_Mulia создал свою собственную Красную площадь:

Разрешить контент из Instagram?

Эта статья содержит контент, предоставленный Instagram. Мы просим вашего разрешения, прежде чем что-либо загружать, поскольку они могут использовать файлы cookie и другие технологии. Чтобы просмотреть этот контент, нажмите «Разрешить и продолжить» .

Пользователь делает селфи на фоне бюста Ленина в Улан-Удэ, городе недалеко от границы с Монголией:

Разрешить контент в Instagram?

Эта статья содержит контент, предоставленный Instagram.Мы просим вашего разрешения, прежде чем что-либо загружать, поскольку они могут использовать файлы cookie и другие технологии. Чтобы просмотреть этот контент, нажмите «Разрешить и продолжить» .

Версия этой статьи впервые появилась на Global Voices

Кто был лидером России до Ленина? – СидмартинБио

Кто был лидером России до Ленина?

Список лидеров

Имя (срок службы) Период
Владимир Ленин (1870–1924) 30 декабря 1922 г. ↓ 21 января 1924 г. †
Иосиф Сталин (1878–1953) 21 января 1924 г. ↓ 5 марта 1953 г. †
Георгий Маленков (1902–1988) 5 марта 1953 г. ↓ 14 сентября 1953 г.
Никита Хрущев (1894–1971) 14 сентября 1953 г. ↓ 14 октября 1964 г.

Каким был приказ руководства России?

Лидеры Советской России (1917–1991)

  • Владимир Ленин (25 октября (7 ноября) 1917 — 21 января 1924)
  • Иосиф Сталин (21 января 1924 — 5 марта 1953)
  • Георгий Маленков (5 марта — 7 сентября 1953 г.)
  • Никита Хрущев (7 сентября 1953 — 14 октября 1964)
  • Леонид Брежнев (14 октября 1964 — 10 ноября 1982)

Кто правил Россией до СССР?

Царь Николай I (годы правления 1825–1855) уделял внимание своей армии.В нации с населением 60–70 миллионов человек он включал миллион мужчин.

Кто был лидером русской революции?

Александр Керенский (4 мая 1881 — 11 июня 1970) был крупным политическим лидером до и во время русских революций 1917 года. Керенский был вторым премьер-министром Временного правительства России, пока Владимир Ленин не был избран Всероссийским съездом Советы после Октябрьской революции.

Кто дольше всех правил на Руси?

Иван Великий.Осенью 1612 г. объединенный мятеж освободил Москву от польских интервентов и упразднил Семибоярщину. Новое правительство возглавил Дмитрий Трубецкой, формально руководивший Россией до избрания царем Михаила Романова в 1613 году.

Кто был последним императором Российской империи?

Николай II. Николай II (18 мая 1868 — 17 июля 1918) — последний император России. Николай II правил с 1894 года до своего отречения от престола 15 марта 1917 года. При нем Россия потерпела поражение в русско-японской войне, включая почти полное уничтожение русского флота в Цусимском сражении.

Революция и русский империализм

Лев Троцкий (слева), Владимир Ленин (в центре), Лев Каменев. Кредит: Flickr CC BY-SA 2.0

Сто лет назад русская революция изменила экономические и политические конфигурации во всем мире. В серии статей The Wire вновь рассказывается о создании Советский век .

В отличие от западного империализма, колонизировавшего заморские территории, царская империя расширилась за счет присоединения прилегающих территорий от Северного Ледовитого океана на севере до Черного моря на юге, от Балтийского моря на западе до Тихого океана на востоке.Как истинный антиимпериалист, Ленин был против великорусского империалистического присоединения территорий невеликорусских народов, как и против западного империализма, и он ясно показал это в своем предисловии к Империализму, высшей стадии развития. Капитализм , когда он был опубликован в 1917 году.

Однако многие соратники Ленина выступали против его политики в пользу права российских колоний на национальное освобождение. После признания независимости Финляндии в 1917 году ни одна другая нация не подвергалась такому обращению; но более крупные народы Украины, Белоруссии, Грузии, Армении и Азербайджана стали независимыми советскими республиками, а более мелкие народы в пределах Российской Советской Федеративной Социалистической Республики (включая народы Средней Азии) стали автономными республиками и автономными областями, ответственными за вопросы местного значения. правительство, образование, культура и сельское хозяйство.Проводился ряд мероприятий, направленных на содействие национальному, экономическому и культурному развитию нерусского населения: приоритет местного языка, массовое увеличение школ с родным языком, развитие национальных культур, кадровое обеспечение советской администрации по мере необходимости. возможно с местными жителями.

Ленин пришел к этому положению не совсем сам по себе; действительно, в начале 20 века его позиция и позиция «Искры» , к которой он принадлежал, была крайне не сочувствующей национально-освободительной борьбе в колониях царской империи.Эрик Блан показывает, что именно нерусские марксистские партии на периферии империи — особенно в Польше, Латвии, Литве, Украине и на Кавказе — оспаривали позиции, впоследствии сформулированные Лениным. Эти партии, несмотря на то, что в теории и на практике были привержены противодействию этническому национализму и построению пролетарского единства через национальные разделения, подчеркивали необходимость национальной независимости, а также автономии своих партий по отношению к Российской социал-демократической рабочей партии. На него также оказал влияние татарский большевик Мирсаид Султан-Галиев, утверждавший, что социалистическая революция не может быть успешной без участия колонизированных народов Востока.

Ленин стал поддерживать национально-освободительную борьбу в результате дебатов с этими пограничными марксистами, капитуляции лидеров Второго Интернационала перед военным стремлением их правящих классов в Первой мировой войне, а также из-за его собственного анализа империализма. Центральное руководство партии в основном поддерживало его, но многие большевики выступали против него, в том числе «обрусевшие» члены партии с некоторых колонизированных территорий.В первую очередь среди них был Иосиф Сталин.

Сталинский империализм

В мае 1922 года, когда Сталин был назначен Генеральным секретарем, Ленин перенес инсульт, в результате которого у него были парализованы правая рука и нога и нарушена речь. Впоследствии Ленин перенес еще два тяжелых инсульта. По мере маргинализации Ленина власть Сталина возрастала. В этот период обострился спор о национальном освобождении. Ленин выступал против попытки Сталина включить пять независимых республик в состав Российской Федерации, но Сталин продолжал свои планы, и Ленин был бессилен его остановить.Максимум, что он мог сделать, — это продиктовать то, что стало называться его «Завещанием», в том числе 30–31 декабря 1922 г. его новаторские размышления по национальному и колониальному вопросу. Они действительно заслуживают того, чтобы их прочитали полностью, но здесь их можно только кратко изложить.

Ленин и Сталин. Предоставлено: Викисклад

.

Начиная с глубоко встревожившего его инцидента — физического нападения сталинского посланника на товарища-грузина, несогласного с навязываемыми им планами, — Ленин заметил, что «в таких условиях «свобода выхода из союза» которую мы оправдываем, будет клочком бумаги, неспособным защитить нерусских от натиска этого действительно русского человека, великорусского шовиниста, в сущности подлеца и тирана. Он настаивает на том, что национализм угнетенных наций следует отличать от национализма угнетающих наций, и отмечает, что «мы, граждане большой нации, почти всегда виновны в исторической практике в бесконечном числе случаев насилия; более того, мы насилуем и оскорбляем бесконечное количество раз, сами того не замечая».

Он пришел к выводу, что «было бы непростительным оппортунизмом, если бы накануне дебюта Востока, как раз в тот момент, когда он пробуждается, мы подорвали свой авторитет у его народов хотя бы малейшей грубостью или несправедливостью по отношению к своим нерусским национальности.Одно дело — необходимость сплотиться против империалистов Запада, защищающих капиталистический мир. В этом не может быть сомнения, и мне было бы излишне говорить о моем безоговорочном одобрении этого. Другое дело, когда мы сами впадаем… в империалистические отношения к угнетенным национальностям, подрывая этим всю нашу принципиальную искренность, всю нашу принципиальную защиту борьбы против империализма».

.

Ленин умер в январе 1924 года, так и не успев отстаивать эти принципы внутри партии.Его заметки были запрещены Сталиным, и на то была веская причина: собственная политика Сталина была полной противоположностью той, которую разделял Ленин. Султан-Галиев был подвергнут показательному суду — первый большевик, которого постигла такая участь, — а затем арестован и расстрелян. В 1930-х годах сталинская политика массовых убийств украинской интеллигенции и священников и насильственного изъятия зерна у украинских крестьян, несмотря на то, что миллионы из них умерли от голода, была описана Рафаэлем Лемкиным, который изобрел термин «геноцид», как «классический случай Советский геноцид», и добавил: «То, что мы здесь видели, не ограничивается Украиной.План, который Советы использовали там, повторялся и повторяется». Как указывает Тимоти Снайдер в Кровавые земли: Европа между Гитлером и Сталиным , «мусульманские народы Кавказа и Крыма были особенно мишенью; в период с 1943 по 1944 год было собрано и изгнано все карачаевское население, калмыки, чеченцы и ингуши, балкарцы, крымские татары и турки-месхетинцы; те, кого нельзя было переместить, были расстреляны, их деревни сожжены дотла».

Снайдер также указывает, что пакт Гитлера-Сталина, подписанный Риббентропом и Молотовым 23 августа 1939 года, имел сильное империалистическое измерение.К тому времени Сталин был хорошо осведомлен о политике Гитлера, но это не помешало ему заключить с ним союз, вплоть до того, что он украсил московский аэропорт свастикой, когда туда прибыл Риббентроп. Пакт не просто гарантировал взаимное ненападение. В своих секретных протоколах Гитлер соглашался передать Финляндию, Эстонию, Латвию, Литву и часть Польши Советскому Союзу, а Сталин обязал Советский Союз поставлять нацистам продукты питания и сырье в обмен на готовую продукцию, такую ​​как машины из Германии. .Таким образом, Сталин был фактически пособником нацистов в течение большей части первых двух лет войны, пока Гитлер не аннулировал договор в июне 1941 года.

Сталин в марте 1935 года. Фото: Wikimedia Commons

После Ялтинской конференции в феврале 1945 г. в Польше, Венгрии, Чехословакии, Румынии, Болгарии, Албании, а позднее и в Восточной Германии были установлены режимы, в которых доминировала Москва. Эта модель напоминает империализм США, когда дружественные диктаторы устанавливаются и поддерживаются имперской властью, а военные вторжения происходят только тогда, когда режиму угрожает свержение.Рори Фаннинг и Брайан Бин описывают, как Сталин учредил Всемирный совет мира (ВСМ) с целью использования коммунистических партий за пределами России для достижения внешнеполитических целей СССР. «Но, как признавали в то время другие социалисты и противники войны, то, что ВНС повторяла сталинскую внешнюю политику, оставило Совету возможность защищать российские «миролюбивые» танки, когда они двинулись для подавления рабочих восстаний в Венгрии в 1956 году и Чехословакия в 1968 году, среди других восстаний, вспыхнувших в восточноевропейской империи СССР.WPC также поддержала вторжение России в Афганистан, начавшееся в 1979 году… Это «миролюбивое» вторжение оставило более миллиона погибших, сотни тысяч инвалидов, огромное количество людей стало беженцами, а сельская местность была заминирована».

Наследие Сталина

Ленина справедливо критиковали за роль, которую он сыграл в инаугурации постреволюционного авторитарного государства, но ему не придавали должного значения в борьбе против русского империализма. Михаил Горбачев попытался вернуться к ленинскому антиимпериализму, отказавшись вторгнуться в Восточную Германию в 1989 году, когда пала Берлинская стена, и попытался перейти к равноправному и добровольному объединению России с другими советскими республиками в 1991 году.Но сталинские сторонники жесткой линии устроили переворот и посадили его под домашний арест. Как это ни парадоксально, это ускорило распад Советского Союза, отодвинув на второй план Горбачева, который хотел демократизировать его, и уполномочивая Бориса Ельцина, который возглавил оппозицию перевороту, но не был заинтересован в сохранении Советского Союза, потому что Горбачев не просто пытался демократизировать Россию. (нации), но и Советского Союза в целом.

Владимир Путин, сменивший Ельцина, вернулся к империалистической политике, от жестокой войны за подавление борьбы за независимость Чечни до аннексии Крыма. Жаль, что наследие Ленина против русского империализма было омрачено наследием его геноцидного преемника.

Рохини Хенсман — писатель и независимый ученый, чья готовящаяся к выходу книга « Неоправданно: демократия, контрреволюция и риторика антиимпериализма » посвящена пагубному наследию сталинского империализма.

Это Большевик Против. Снова царь в борьбе за останки Ленина, Николая II

МОСКВА —

Труп одного лежит мумифицированным в витрине, выставленной в центре Москвы.Кости другого покоятся на полке в далеком екатеринбургском морге.

Давно мертвые, но не похороненные, эти соперники прошлого — лидер коммунистов Владимир Ленин и царь Николай II — обрели новую жизнь в качестве символов в борьбе за контроль над будущим России.

Президент Борис Н. Ельцин, вызвавший фурор в начале этого года, когда предложил перенести мумифицированное тело Ленина из мавзолея на Красной площади, теперь заявляет, что этой осенью проведет референдум, чтобы решить, что делать с замаринованным диктатором.

«Ленина надо похоронить в земле», — сказал Ельцин во время поездки в Санкт-Петербург на прошлой неделе. «Красная площадь не должна напоминать кладбище. Конечно, коммунисты будут решительно против этой акции, но я привык с ними спорить».

План Ельцина переместить мумию Ленина — и останки более 400 других советских героев, захороненных поблизости, — еще один признак того, что коммунисты, правившие страной 75 лет, продолжают угасать после поражения на президентских выборах 1996 года.

Дискуссия приняла неприятный характер в начале этого года, когда был взорван единственный в Москве памятник царю Николаю, статуя на окраине города. Ответственность за это взяла на себя малоизвестная коммунистическая группа, заявив, что это месть за предложение перевезти труп Ленина.

Депутаты-коммунисты Думы, нижней палаты парламента, развернули кампанию за сохранение памятника Ленину на Красной площади, исторической площади рядом с Кремлем. Глава одной из радикальных группировок пообещал стоять у мавзолея и стрелять в любого, кто попытается забрать тело революционного лидера.

Врачи, искренне поддерживающие Ленина в максимально возможной свежести с помощью широкого использования химикатов, протестуют против того, что достижение сохранения тела в течение 73 лет будет утрачено, если его похоронят. «Это научное достижение этой страны, и мы должны им гордиться», — сказал академик Валерий Быков, глава института, ответственного за сохранение трупа диктатора.

Десятилетиями советских детей учили верить, что «Ленин жил, Ленин жив, Ленин всегда будет жить.А его мавзолей из красного гранита был удобной смотровой трибуной для советских руководителей, когда они хотели посмотреть военные парады на Красной площади.

За прошедшие годы прах более 100 других советских героев был захоронен в Кремлевской стене рядом с могилой Ленина, в том числе Джона Рида, американского автора книги «Десять дней, которые потрясли мир», рассказывающей о большевистской революции.

Рядом в землю зарыты тела более 300 других светил, в том числе диктатора Иосифа Сталина. Сначала тело Сталина мумифицировали и выставили в мавзолее рядом с Лениным. Но в 1961 году Никита Сергеевич Хрущев, который тогда был премьер-министром, приказал глубокой ночью убрать Сталина и похоронить его на кладбище на Красной площади.

В советское время тело Ленина было одной из главных достопримечательностей Москвы, и тысячи людей ежедневно выстраивались в очередь, чтобы молча пройти мимо воскового трупа под пристальным взглядом советских солдат.

Сегодня мавзолей привлекает лишь небольшое количество туристов.

«Для всех будет лучше, если его заберут, не только для России, но и для мира», — сказал учитель Сергей Осопов, ведя группу иностранных студентов мимо могилы.

Тем не менее, глубина верности Ленину более чем через пять лет после распада Советского Союза до сих пор не позволяла убрать мумию из одного из самых престижных объектов недвижимости в России. Коммунистов поддерживает около трети населения России, в первую очередь представители старшего поколения России, жаждущие лучшей жизни, которую они вели в советское время.

Призывая к референдуму этой осенью, Ельцин, по-видимому, рассчитывал, что коммунисты, доказавшие свою неэффективность в качестве оппозиционной группы, стали слишком слабыми, чтобы отразить новый электоральный вызов.

Предложение президента может также отвлечь внимание от коррупции в его правительстве и его неспособности выплачивать гражданам их заработную плату и пенсии.

«Пусть народ решает, хоронить его по христианскому обычаю или оставить без изменений», — сказал Ельцин.«С одной стороны, мы знаем, сколько страданий он принес России. С другой стороны, это наша история, и от нее никуда не деться».

Ельцин возобновил идею захоронения мумии рядом с матерью Ленина в Санкт-Петербурге и предложил построить в Москве специальный пантеон для останков других советских героев. Дата референдума не назначена.

«Необходимо составить целую программу, чтобы убрать кладбище с Красной площади», — сказал президент.«Это нужно делать постепенно, цивилизованно, без бульдозеров и экскаваторов».

Дума, подконтрольная коммунистам и националистам, приняла постановление об объявлении Красной площади национальным памятником культуры и запрете на изменение ее внешнего вида.

Председатель Думы Геннадий Николаевич Селезнев, коммунист, обвинил Ельцина в попытке отвлечь и разделить народ и предсказал, что президентский план Красной площади будет отвергнут избирателями.

«Президент начинает нагнетать политическую ситуацию», — сказал Селезнев.«Сегодня это не главная тема для России, у которой так много других проблем».

Некоторые россияне считают Ленина антихристом и считают, что именно царь Николай заслуживает почетного места. Монархисты и православные русские сплачиваются вокруг памяти о последнем царе, кости которого ожидают торжественного захоронения спустя почти 80 лет после того, как он и его семья были убиты ленинскими большевиками.

Останки императорской семьи до сих пор покоятся в морге. Они были обнаружены в 1979 году в безымянной могиле под Екатеринбургом — находка, обнаруженная лишь 10 лет спустя.

Русская церковь рассматривает возможность причисления Николая к лику святых, а некоторые сторонники выступают за мемориал его останкам в Санкт-Петербурге или Екатеринбурге. Другие надеются, что костям царя будет отведено почетное место в Москве в восстановленном Храме Христа Спасителя, когда строительство будет завершено в конце этого года.

«Это будет символом возрождения России», — сказал Сергей Александрович Сапожников, главный геральдист Дворянского собрания России.

Что касается Ленина, то монархистам надоело.

«С первых дней нашей свободы мы всегда стояли за то, чтобы передать мумию Ленина его родственникам и [дать] похоронить его, где они хотят, с миром», — сказал Сапожников.

Самая видная ныне живущая родственница Ленина, его племянница Ольга Ульянова, не заинтересована в получении тела.

75-летняя Ульянова, которая хвастается фотографией, на которой она сидит на коленях у Ленина, неоднократно выступала на публике, призывая Ельцина оставить ее дядю на Красной площади.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.