Кто написал матренин двор автор – Матрёнин двор — Википедия

Читать книгу Матренин двор

Эта редакция является истинной и окончательной.

Никакие прижизненные издания её не отменяют.

Александр Солженицын

Апрель 1968 г.

На сто восемьдесят четвертом километре от Москвы, по ветке, что ведет к Мурому и Казани, еще с добрых полгода после того все поезда замедляли свой ход почти как бы до ощупи. Пассажиры льнули к стеклам, выходили в тамбур: чинят пути, что ли? Из графика вышел?

Нет. Пройдя переезд, поезд опять набирал скорость, пассажиры усаживались.

Только машинисты знали и помнили, отчего это все.

Да я.

1

Летом 1956 года из пыльной горячей пустыни я возвращался наугад — просто в Россию. Ни в одной точке ее никто меня не ждал и не звал, потому что я задержался с возвратом годиков на десять. Мне просто хотелось в среднюю полосу — без жары, с лиственным рокотом леса. Мне хотелось затесаться и затеряться в самой нутряной России — если такая где-то была, жила.

За год до того по сю сторону Уральского хребта я мог наняться разве таскать носилки. Даже электриком на порядочное строительство меня бы не взяли. А меня тянуло — учительствовать. Говорили мне знающие люди, что нечего и на билет тратиться, впустую проезжу.

Но что-то начинало уже страгиваться. Когда я поднялся по лестнице …ского облоно и спросил, где отдел кадров, то с удивлением увидел, что кадры уже не сидели здесь за черной кожаной дверью, а за остекленной перегородкой, как в аптеке. Все же я подошел к окошечку робко, поклонился и попросил:

— Скажите, не нужны ли вам математики где-нибудь подальше от железной дороги? Я хочу поселиться там навсегда.

Каждую букву в моих документах перещупали, походили из комнаты в комнату и куда-то звонили. Тоже и для них редкость была — все день просятся в город, да покрупней. И вдруг-таки дали мне местечко — Высокое Поле. От одного названия веселела душа.

Название не лгало. На взгорке между ложков, а потом других взгорков, цельно-обомкнутое лесом, с прудом и плотинкой, Высокое Поле было тем самым местом, где не обидно бы и жить и умереть. Там я долго сидел в рощице на пне и думал, что от души бы хотел не нуждаться каждый день завтракать и обедать, только бы остаться здесь и ночами слушать, как ветви шуршат по крыше — когда ниоткуда не слышно радио и все в мире молчит.

Увы, там не пекли хлеба. Там не торговали ничем съестным. Вся деревня волокла снедь мешками из областного города.

Я вернулся в отдел кадров и взмолился перед окошечком. Сперва и разговаривать со мной не хотели. Потом все ж походили из комнаты в комнату, позвонили, поскрипели и отпечатали мне в приказе: «Торфопродукт».

Торфопродукт? Ах, Тургенев не знал, что можно по-русски составить такое!

На станции Торфопродукт, состарившемся временном серо-деревянном бараке, висела строгая надпись: «На поезд садиться только со стороны вокзала!» Гвоздем по доскам было доцарапано: «И без билетов». А у кассы с тем же меланхолическим остроумием было навсегда вырезано ножом: «Билетов нет». Точный смысл этих добавлений я оценил позже. В Торфопродукт легко было приехать. Но не уехать.

А и на этом месте стояли прежде и перестояли революцию дремучие, непрохожие леса. Потом их вырубили — торфоразработчики и соседний колхоз. Председатель его, Горшков, свел под корень изрядно гектаров леса и выгодно сбыл в Одесскую область, на том свой колхоз и возвысив.

Меж торфяными низинами беспорядочно разбросался поселок — однообразные худо штукатуренные бараки тридцатых годов и, с резьбой по фасаду, с остекленными верандами, домики пятидесятых. Но внутри этих домиков нельзя было увидеть перегородки, доходящей до потолка, так что не снять мне было комнаты с четырьмя настоящими стенами.

Над поселком дымила фабричная труба. Туда и сюда сквозь поселок проложена была узкоколейка, и паровозики, тоже густо-дымящие, пронзительно свистя, таскали по ней поезда с бурым торфом, торфяными плитами и брикетами. Без ошибки я мог предположить, что вечером над дверьми клуба будет надрываться радиола, а по улице пображивать пьяные — не без того, да подпыривать друг друга ножами.

Вот куда завела меня мечта о тихом уголке России. А ведь там, откуда я приехал, мог я жить в глинобитной хатке, глядящей в пустыню. Там дул такой свежий ветер ночами и только звездный свод распахивался над головой.

Мне не спалось на станционной скамье, и я чуть свет опять побрел по поселку. Теперь я увидел крохотный базарец. По рани единственная женщина стояла там, торгуя молоком. Я взял бутылку, стал пить тут же.

Меня поразила ее речь. Она не говорила, а напевала умильно, и слова ее были те самые, за которыми потянула меня тоска из Азии:

— Пей, пей с душою желадной. Ты, потай, приезжий?

— А вы откуда? — просветлел я.

И я узнал, что не всё вокруг торфоразработки, что есть за полотном железной дороги — бугор, а за бугром — деревня, и деревня эта — Тальново, испокон она здесь, еще когда была барыня-«цыганка» и кругом лес лихой стоял. А дальше целый край идет деревень: Часлицы, Овинцы, Спудни, Шевертни, Шестимирово — все поглуше, от железной дороги подале, к озерам.

Ветром успокоения потянуло на меня от этих названий. Они обещали мне кондовую Россию.

И я попросил мою новую знакомую отвести меня после базара в Тальново и подыскать избу, где бы стать мне квартирантом.

Я казался квартирантом выгодным: сверх платы сулила школа за меня еще машину торфа на зиму. По лицу женщины прошли заботы уже не умильные. У самой у нее места не было (они с мужем воспитывали ее престарелую мать), оттого она повела меня к одним своим родным и еще к другим. Но и здесь не нашлось комнаты отдельной, было тесно и лопотно.

Так мы дошли до высыхающей подпруженной речушки с мостиком. Милей этого места мне не приглянулось во всей деревне; две-три ивы, избушка перекособоченная, а по пруду плавали утки, и выходили на берег гуси, отряхаясь.

— Ну, разве что к Матрене зайдем, — сказала моя проводница, уже уставая от меня. — Только у нее не так уборно, в запущи она живет, болеет.

Дом Матрены стоял тут же, неподалеку, с четырьмя оконцами в ряд на холодную некрасную сторону, крытый щепою, на два ската и с украшенным под теремок чердачным окошком. Дом не низкий — восемнадцать венцов. Однако изгнивала щепа, посерели от старости бревна сруба и ворота, когда-то могучие, и проредилась их обвершка.

Калитка была на запоре, но проводница моя не стала стучать, а просунула руку под низом и отвернула завертку — нехитрую затею против скота и чужого человека. Дворик не был крыт, но в доме многое было под одной связью. За входной дверью внутренние ступеньки поднимались на просторные мосты, высоко осененные крышей. Налево еще ступеньки вели вверх в горницу — отдельный сруб без печи, и ступеньки вниз, в подклеть. А направо шла сама изба, с чердаком и подпольем.

Строено было давно и добротно, на большую семью, а жила теперь одинокая женщина лет шестидесяти.

Когда я вошел в избу, она лежала на русской печи, тут же, у входа, накрытая неопределенным темным тряпьем, таким бесценным в жизни рабочего человека.

Просторная изба и особенно лучшая приоконная ее часть была уставлена по табуреткам и лавкам — горшками и кадками с фикусами. Они заполнили одиночество хозяйки безмолвной, но живой толпой. Они разрослись привольно, забирая небогатый свет северной стороны. В остатке света и к тому же за трубой кругловатое лицо хозяйки показалось мне желтым, больным. И по глазам ее замутненным можно было видеть, что болезнь измотала ее.

Разговаривая со мной, она так и лежала на печи ничком, без подушки, головой к двери, а я стоял внизу. Она не проявила радости заполучить квартиранта, жаловалась на черный недуг, из приступа которого выходила сейчас: недуг налетал на нее не каждый месяц, но, налетев,

— …держит два-дни и три-дни, так что ни встать, ни подать я вам не приспею. А избу бы не жалко, живите.

И она перечисляла мне других хозяек, у кого будет мне покойней и угожей, и слала обойти их. Но я уже видел, что жребий мой был — поселиться в этой темноватой избе с тусклым зеркалом, в которое совсем нельзя было смотреться, с двумя яркими рублевыми плакатами о книжной торговле и об урожае, повешенными на стене для красоты. Здесь было мне тем хорошо, что по бедности Матрена не держала радио, а по одиночеству не с кем было ей разговаривать.

И хотя Матрена Васильевна вынудила меня походить еще по деревне, и хотя в мой второй приход долго отнекивалась:

— Не умемши, не варёмши — как утрафишь? — но уж встретила меня на ногах, и даже будто удовольствие пробудилось в ее глазах оттого, что я вернулся.

Поладили о цене и о торфе, что школа привезет.

Я только потом узнал, что год за годом, многие годы, ниоткуда не зарабатывала Матрена Васильевна ни рубля. Потому что пенсии ей не платили. Родные ей помогали мало. А в колхозе она работала не за деньги — за палочки. За палочки трудодней в замусленной книжке учетчика.

Так и поселился я у Матрены Васильевны. Комнаты мы не делили. Ее кровать была в дверном углу у печки, а я свою раскладушку развернул у окна и, оттесняя от света любимые Матренины фикусы, еще у одного окна поставил столик. Электричество же в деревне было — его еще в двадцатые годы подтянули от Шатуры. В газетах писали тогда «лампочки Ильича», а мужики, глаза тараща, говорили: «Царь Огонь!»

Может, кому из деревни, кто побогаче, изба Матрены и не казалась доброжилой, нам же с ней в ту осень и зиму вполне была хороша: от дождей она еще не протекала и ветрами студеными выдувало из нее печное грево не сразу, лишь под утро, особенно тогда, когда дул ветер с прохудившейся стороны.

Кроме Матрены и меня, жили в избе еще — кошка, мыши и тараканы.

Кошка была немолода, а главное — колченога. Она из жалости была Матреной подобрана и прижилась. Хотя она и ходила на четырех ногах, но сильно прихрамывала: одну ногу она берегла, больная была нога. Когда кошка прыгала с печи на пол, звук касания ее о пол не был кошаче-мягок, как у всех, а — сильный одновременный удар трех ног: туп! — такой сильный удар, что я не сразу привык, вздрагивал. Это она три ноги подставляла разом, чтоб уберечь четвертую.

Но не потому были мыши в избе, что колченогая кошка с ними не справлялась: она как молния за ними прыгала в угол и выносила в зубах. А недоступны были мыши для кошки из-за того, что кто-то когда-то, еще по хорошей жизни, оклеил Матренину избу рифлеными зеленоватыми обоями, да не просто в слой, а в пять слоев. Друг с другом обои склеились хорошо, от стены же во многих местах отстали — и получилась как бы внутренняя шкура на избе. Между бревнами избы и обойной шкурой мыши и проделали себе ходы и нагло шуршали, бегая по ним даже и под потолком. Кошка сердито смотрела вслед их шуршанью, а достать не могла.

Иногда ела кошка и тараканов, но от них ей становилось нехорошо. Единственное, что тараканы уважали, это черту перегородки, отделявшей устье русской печи и кухоньку от чистой избы. В чистую избу они не переползали. Зато в кухоньке по ночам кишели, и если поздно вечером, зайдя испить воды, я зажигал там лампочку — пол весь, и скамья большая, и даже стена были чуть не сплошь бурыми и шевелились. Приносил я из химического кабинета буры, и, смешивая с тестом, мы их травили. Тараканов менело, но Матрена боялась отравить вместе с ними и кошку. Мы прекращали подсыпку яда, и тараканы плодились вновь.

По ночам, когда Матрена уже спала, а я занимался за столом, — редкое быстрое шуршание мышей под обоями покрывалось слитным, единым, непрерывным, как далекий шум океана, шорохом тараканов за перегородкой. Но я свыкся с ним, ибо в нем не было ничего злого, в нем не было лжи. Шуршанье их — была их жизнь.

И с грубой плакатной красавицей я свыкся, которая со стены постоянно протягивала мне Белинского, Панферова и еще стопу каких-то книг, но — молчала. Я со всем свыкся, что было в избе Матрены.

Матрена вставала в четыре-пять утра. Ходикам Матрениным было двадцать семь лет, как куплены в сельпо. Всегда они шли вперед, и Матрена не беспокоилась — лишь бы не отставали, чтоб утром не запоздниться. Она включала лампочку за кухонной перегородкой и тихо, вежливо, стараясь не шуметь, топила русскую печь, ходила доить козу (все животы ее были — одна эта грязно-белая криворогая коза), по воду ходила и варила в трех чугунках: один чугунок — мне, один — себе, один — козе. Козе она выбирала из подполья самую мелкую картошку, себе — мелкую, а мне — с куриное яйцо. Крупной же картошки огород ее песчаный, с довоенных лет не удобренный и всегда засаживаемый картошкой, картошкой и картошкой, — крупной не давал.

Мне почти не слышались ее утренние хлопоты. Я спал долго, просыпался на позднем зимнем свету и потягивался, высовывая голову из-под одеяла и тулупа. Они да еще лагерная телогрейка на

www.bookol.ru

Матрёнин двор — WiKi

Рассказ начат в конце июля — начале августа 1959 года в посёлке Черноморском на западе Крыма, куда Солженицын был приглашён друзьями по казахстанской ссылке супругами Николаем Ивановичем и Еленой Александровной Зубовыми, которые поселились там в 1958 году. Рассказ закончен в декабре того же года.

Солженицын передал рассказ Твардовскому 26 декабря 1961 года. Первое обсуждение в журнале состоялось 2 января 1962 года. Твардовский считал, что это произведение не может быть напечатано. Рукопись осталась в редакции. Узнав, что цензура вырезала из «Нового мира» (1962, № 12) воспоминания Вениамина Каверина о Михаиле Зощенко, Лидия Чуковская записала в своём дневнике 5 декабря 1962 года:

…А вдруг и Солженицына вторую вещь не напечатают? Мне она полюбилась более первой. Та ошеломляет смелостью, потрясает материалом, — ну, конечно, и литературным мастерством; а «Матрёна»… тут уже виден великий художник, человечный, возвращающий нам родной язык, любящий Россию, как Блоком сказано, смертельно оскорблённой любовью. <…> Вот и сбывается пророческая клятва Ахматовой:

И мы сохраним тебя, русская речь,
Великое русское слово.

Сохранил — возродил — з/к Солженицын[2].

После успеха рассказа «Один день Ивана Денисовича» Твардовский решился на повторное редакционное обсуждение и подготовку рассказа к печати. В те дни Твардовский записал в своём дневнике:

К сегодняшнему приезду Солженицына перечитал с пяти утра его «Праведницу». Боже мой, писатель. Никаких шуток. Писатель, единственно озабоченный выражением того, что у него лежит «на базе» ума и сердца. Ни тени стремления «попасть в яблочко», потрафить, облегчить задачу редактора или критика, — как хочешь, так и выворачивайся, а я со своего не сойду. Разве что только дальше могу пойти[3].

Название «Матрёнин двор» предложено Александром Твардовским перед публикацией и утверждено в ходе редакционного обсуждения 26 ноября 1962 года:

«Название не должно быть таким назидательным», — аргументировал Александр Трифонович. «Да, не везёт мне у вас с названиями», — отозвался, впрочем довольно добродушно, Солженицын[4].

Рассказ был опубликован в январской тетради «Нового мира» за 1963 год (страницы 42—63) вместе с рассказом «Случай на станции Кочетовка»[5] под общей шапкой «Два рассказа»[6].

В отличие от первого опубликованного произведения Солженицына — «Один день Ивана Денисовича», в целом положительно принятого критикой, «Матрёнин двор» вызвал волну споров и дискуссий в советской прессе. Позиция автора в рассказе оказалась в центре критической дискуссии на страницах «Литературной России» зимой 1964 года. Её началу послужила статья молодого писателя Л. Жуховицкого «Ищу соавтора!».

В 1989 году «Матрёнин двор» стал первой после многолетнего замалчивания публикацией текстов Александра Солженицына в СССР. Рассказ был напечатан в двух номерах журнала «Огонёк» (1989, № 23, 24) огромным тиражом более 3 миллионов экземпляров. Солженицын объявил публикацию «пиратской», так как она была осуществлена без его согласия.

Летом 1956 года «на сто восемьдесят четвёртом километре от Москвы по ветке, что идёт к Мурому и Казани», с поезда сходит пассажир. Это — рассказчик, судьба которого напоминает судьбу самого Солженицына (воевал, но с фронта «задержался с возвратом годиков на десять», то есть отсидел в лагере и был в ссылке, о чём говорит ещё и то, что, когда рассказчик устраивался на работу, каждую букву в его документах «перещупали»). Он мечтает работать учителем в глубине России, подальше от городской цивилизации. Но жить в деревне с чудесным названием Высокое Поле не получилось: «Увы, там не пекли хлеба. Там не торговали ничем съестным. Вся деревня волокла снедь мешками из областного города». И тогда он переводится в посёлок с чудовищным для его слуха названием Торфопродукт. Впрочем, оказывается, что «не всё вокруг торфоразработки» и есть ещё и деревни с названиями Часлицы, Овинцы, Спудни, Шевертни, Шестимирово…

Это примиряет рассказчика со своей долей: «Ветром успокоения потянуло на меня от этих названий. Они обещали мне кондовую Россию». В одной из деревень под названием Тальново он и поселяется. Хозяйку избы, в которой квартирует рассказчик, зовут Матрёна Васильевна Григорьева или просто Матрёна.

Матрёна, не считая свою судьбу интересной для «культурного» человека, иногда по вечерам рассказывает о себе постояльцу. История жизни этой женщины завораживает и в то же время ошеломляет его. Он видит в ней особый смысл, которого не замечают односельчане и родственники Матрёны. Муж пропал без вести в начале войны. Он любил Матрёну и не бил её, как деревенские мужья своих жён. Но едва ли сама Матрёна любила его. Она должна была выйти замуж за старшего брата мужа — Фаддея. Однако тот ушёл на фронт в Первую мировую войну и пропал. Матрёна ждала его, но в конце концов по настоянию семьи Фаддея вышла замуж за младшего брата — Ефима. И вот внезапно вернулся Фаддей, бывший в венгерском плену. По его словам, он не зарубил топором Матрёну и её мужа только потому, что Ефим — брат ему. Фаддей так любил Матрёну, что новую невесту себе подыскал с тем же именем. «Вторая Матрёна» родила Фаддею шестерых детей, а вот у «первой Матрёны» все дети от Ефима (тоже шестеро) умирали, не прожив и трёх месяцев. Вся деревня решила, что Матрёна — «порченая», и она сама поверила в это. Тогда она взяла на воспитание дочку «второй Матрёны» — Киру, воспитывала её десять лет, пока та не вышла замуж и не уехала в посёлок Черусти.

Матрёна всю жизнь жила как бы не для себя. Она постоянно работала на кого-то: на колхоз, на соседей, выполняя при этом «мужицкую» работу, и никогда не просила за неё денег. В Матрёне есть огромная внутренняя сила. Например, она способна остановить на бегу несущуюся лошадь, которую не могут остановить мужчины. Постепенно рассказчик понимает, что Матрёна, отдающая себя другим без остатка, и «…есть … тот самый праведник, без которого … не стоит село. Ни город. Ни вся земля наша». Но едва ли его радует это открытие. Если Россия держится только на самоотверженных старухах, что же будет с ней дальше?

Отсюда — нелепо-трагическая гибель героини в финале рассказа. Матрёна погибает, помогая Фаддею с сыновьями перетаскивать через железную дорогу на санях часть собственной избы, завещанной Кире. Фаддей не пожелал дожидаться смерти Матрёны и решил забрать наследство для молодых при её жизни. Тем самым он невольно спровоцировал её гибель. Когда родственники хоронят Матрёну, они плачут, скорее, по обязанности, чем от души, и думают только об окончательном разделе Матрёниного имущества. Фаддей даже не приходит на поминки.

ru-wiki.org

А.И. Солженицын Рассказ «Матренин двор»

 

Слово учителя

О писателе судят по его лучшим произведениям. Среди рассказов Солженицына, вышедших в 60-е годы, на первое место всегда ставили «Матренин двор». Его называли «блистательным», «подлинно гениальным произведением». «Рассказ правдив», «рассказ талантлив», отмечалось в критике. «Он и среди рассказов Солженицына выделяется строгой художественностью, цельностью поэтического воплощения, выдержанностью художественного вкуса».

Рассказ написан в 1959 году, опубликован в 1964. Первоначально он назывался «Не стоит село без праведника». По требованию цензуры и предложению Твардовского рассказ вышел под заголовком «Матренин двор».

Вопрос

Где происходит действие рассказа?

Ответ

На «сто восемьдесят четвертом километре от Москвы». Точное указание места имеет важный смысл. С одной стороны, оно тяготеет к центру европейской России, к самой Москве, с другой – подчеркнута удаленность, глушь описанных в рассказе краев. Это то место, что наиболее характерно для тогдашней России.

Вопрос

Как называется станция, где разворачиваются события рассказа? В чем нелепость этого названия?

Ответ

Производственно-прозаическое наименование станции «Торфопродукт» режет слух: «Ах, Тургенев не знал, что можно по-русски составить такое!»

В совершенно иной тональности написаны строки, идущие за этой ироничной фразой: «Ветром успокоения потянуло на меня от названий других деревень: Высокое Поле, Тальново, Часлицы, Шевертни, Овинцы, Спудни, Шестимирово».

В этой противоречивости топонимики – ключ к последующему пониманию контрастов быта и бытия.

Вопрос

От чьего лица ведется повествование? Какова роль рассказчика?

Ответ

Рассказчик, ведущий повествование, будучи учителем-интеллигентом, постоянно пишущий за тускло освещенным столом «что-то свое», поставлен в положение стороннего наблюдателя-летописца, силящегося понять Матрену и все, «что с нами происходит».

Комментарий учителя

«Матренин двор» – произведение автобиографическое. Это рассказ Солженицына и о самом себе, о той ситуации, в которой он оказался, вернувшись летом 1956 года «из пыльной горячей пустыни». Ему «хотелось затесаться и затеряться в самой нутряной России», найти «тихий уголок России подальше от железных дорог».

Игнатич (под таким именем предстает перед нами автор) чувствует щекотливость своего положения: бывший лагерник (Солженицын был реабилитирован в 1957 году) мог наняться только на тяжелые работы – таскать носилки. У него же были другие желания: «А меня тянуло – учительствовать». И в строении этой фразы с ее выразительным тире, и в выборе слов передается настроение героя, выражается самое заветное.

Вопрос

Какова тема рассказа?

Ответ

Главная тема рассказа «Матренин двор» – «чем люди живы». Это и хочет понять и об этом хочет рассказать Александр Исаевич Солженицын. Все движение сюжета его рассказа направлено на постижение тайны характера главной героини.

Задание

Расскажите о героине рассказа.

Ответ

Героиня рассказа – простая деревенская женщина Матрена. На ее долю выпали многочисленные беды – пленение жениха, гибель мужа, смерть шестерых детей, тяжелая болезнь и обиды – обманы при расчете за адский труд, нищета, исключение из колхоза, лишение пенсии, бездушие бюрократов.

Бедность Матрены смотрит из всех углов. Да откуда придет достаток в крестьянской дом?

«Я только потом узнал, – рассказывает Игнатич, – что год за годом, многие годы, ниоткуда не зарабатывала Матрена Васильевна ни рубля. Потому что пенсии ей не платили. Родные ей помогали мало. А в колхозе она работала не за деньги – за палочки. За палочки трудодней в замусоленной книжке учетчика».

Эти слова будут дополнены рассказом самой Матрены о том, сколько обид она перенесла, хлопоча о пенсии, о том, как добывала торф для печки, сено для козы.

Комментарий учителя

Героиня рассказа – не выдуманный писателем персонаж. Автор пишет о реальном человеке – Матрене Васильевне Захаровой, у которой он жил в 50-е годы. В книге Натальи Решетовской «Александр Солженицын и читающая Россия» помещены сделанные Солженицыным фотографии Матрены Васильевны, ее дома, комнаты, которую снимал писатель. Его рассказ-воспоминание перекликается со словами А.Т. Твардовского, который вспоминает о своей соседке тетке Дарье,

С ее терпеньем безнадежным,
С ее избою без сеней,
И с трудоднем пустопорожним,
И с трудоночыо – не полней…
Со всей бедой –
Войной вчерашней
И тяжкой нынешней бедой.

Примечательно, что эти строки и рассказ Солженицына писались примерно в одно и то же время. И в том и в другом произведении рассказ о судьбе крестьянки перерастает в раздумья о жестоком разорении русской деревни в военную и послевоенную пору. «Да разве об этом расскажешь, в какие ты годы жила…» Эта строка из стихотворения М. Исаковского созвучна и прозе Ф. Абрамова, который рассказывает о судьбе Анны и Лизы Пряслиных, Марфе Репиной… Вот в какой литературный контекст попадает рассказ «Матренин двор»!

Но рассказ Солженицына написан не ради того только, чтобы еще раз сказать о страданиях и бедах, которые перенесла русская женщина. Обратимся к словам А. Т. Твардовского, взятым из его выступления на сессии Руководящего Совета Европейской ассоциации писателей: «Почему судьба старой крестьянки, рассказанная на немногих страницах, представляет для нас такой большой интерес? Эта женщина неначитанная, малограмотная, простая труженица. И, однако, ее душевный мир наделен таким качеством, что мы с ней беседуем, как с Анной Карениной».

Прочтя эту речь в «Литературной газете», Солженицын сразу же написал Твардовскому: «Нечего и говорить, что абзац Вашей речи, относящийся к Матрене, много для меня значит. Вы указали на самую суть – на женщину любящую и страдающую, тогда как вся критика рыскала все время поверху, сравнивая тальновский колхоз и соседние».

Вопрос

Как мы можем охарактеризовать Матрену? Как отразились беды на ее характере?

Ответ

Несмотря на перенесенные несчастья, Матрена сумела сохранить в себе исключительную доброту, милосердие, человечность, бескорыстие, готовность всегда прийти на помощь другим, огромное трудолюбие, незлобивость, терпеливость, независимость, деликатность.

Потому она и замуж за Ефима пошла, что в его оме рук не хватало. Оттого она Киру на воспитание взяла, что нужно было участь Фаддея облегчить и как-то связать себя с его семьей. Любой соседке помогала, в соху во время пахоты шестой впрягалась, на общие работы, не будучи колхозницей, всегда выходила. Чтобы помочь Кире участком земли обзавестись, горницу свою отдала. Даже кошку хромую из сострадания подобрала.

В силу деликатности своей не желала помешать другому, не могла обременять кого-то. В силу доброты своей бросилась помогать мужикам, увозящим часть ее избы.

Эта благостная душа жила радостями других, и оттого лучезарная, добрая улыбка часто освещала ее простое круглое лицо.

Пережить то, что пережила Матрена Васильевна Захарова, и остаться человеком бескорыстным, открытым, деликатным, отзывчивым, не озлобиться на судьбу и людей, сохранить до старости свою «лучезарную улыбку»… Какие же душевные силы нужны для этого?!

Вопрос

Как раскрывается характер героини в рассказе?

Ответ

Матрена раскрывается не столько в своем обыденном настоящем, сколько в своем прошлом. Она и сама, вспоминая о молодости своей, призналась Игнатичу: «Это ты меня прежде не видал, Игнатич. Все мешки мои были, по пять пудов ти́желью не считала. Свекор кричал: “Матрена! Спину сломаешь!” Ко мне дивирь не подходил, чтоб мой конец бревна на передок подсадить».

Молодая, сильная, красивая, Матрена была из той породы русских крестьянок, что «коня на скаку остановит». И такое было: «Раз конь с испугу сани понес в озеро, мужики отскакали, а я, правда, за узду схватила, остановила…» – рассказывает Матрена. И в последний миг своей жизни она кинулась «пособлять мужикам» на переезде – и погибла.

Полнее всего раскроется Матрена в исполненных драматизма эпизодах второй части рассказа. Связаны они с приходом «высокого черного старика», Фаддея, родного брата Матрениного мужа, не вернувшегося с войны. Пришел Фаддей не к Матрене, а к учителю просить за своего сына-восьмиклассника. Оставшись наедине с Матреной, Игнатич и думать забыл о старике, да и о ней самой. И вдруг из ее темного угла послышалось:

«– Я, Игнатич, когда-то за него чуть замуж не вышла.
Она поднялась с убогой тряпичной кровати и медленно выходила ко мне, как бы идя за своими словами. Я откинулся – и в первый раз совсем по-новому увидел Матрену…
– Он за меня первый сватался… раньше Ефима… Он был брат старший… Мне было девятнадцать, Фаддею – двадцать три… Вот в этом самом доме они тогда жили. Ихний был дом. Ихним отцом строенный.
Я невольно оглянулся. Этот старый серый изгнивающий дом вдруг сквозь блекло-зеленую шкуру обоев, под которыми бегали мыши, проступил мне молодыми, еще не потемневшими тогда, стругаными бревнами и веселым смолистым запахом.
– И вы его?.. И что же?..
– В то лето… ходили мы с ним в рощу сидеть, – прошептала она. – Тут роща была… Без малого не вышла, Игнатич. Война германская началась. Взяли Фаддея на войну.
Она уронила это – и вспыхнул передо мной голубой, белый и желтый июль четырнадцатого года: еще мирное небо, плывущие облака и народ, кипящий со спелым жнивом. Я представил их рядом: смоляного богатыря с косой через спину; ее, румяную, обнявшую сноп. И – песню, песню под небом…
– Пошел он на войну – пропал… Три года затаилась я, ждала. И ни весточки, и ни косточки…
Обвязанное старческим слинявшим платочком, смотрело на меня в непрямых мягких отсветах лампы круглое лицо Матрены – как будто освобожденное от морщин, от будничного небрежного наряда – испуганное, девичье, перед страшным выбором».

Вопрос

Можно ли считать, что Фаддей олицетворяет злое начало в рассказе?

Ответ

Бывший возлюбленный и жених является как некий «черный человек», предвещая несчастье, а потом становится непосредственным виновником гибели героини.

Солженицын щедро, семь раз использует эпитет «черный» в пределах одного абзаца в начале второй главы. Топор в руках Фаддея (его отчетливо представляет себе Игнатий в руках этого человека) рождает ассоциации с топором Раскольникова, убивающего невинную жертву, и одновремено с топором Лопахина.

Рассказ вызывает и другие литературные ассоциации. «Черный человек» напоминает и пушкинского мрачного пришельца в «Моцарте и Сальери».

Вопрос

Есть ли в рассказе «Матренин двор» другие символы?

Ответ

Многие символы Солженицына связаны с христианской символикой: образы-символы крестного пути, праведника, мученика.

Вопрос

Каков символический смысл рассказа?

Ответ

Двор, дом Матрены – то «пристанище», которое обретает, наконец в поисках «нутряной России» рассказчик после должгих лет лагерей и бездомья: «Милей этого места мне не приглянулось во всей деревне». Солженицын не случайно назвал свое произведение «Матренин двор». Это один из ключевых образов рассказа. Описание двора, подробное, с массой деталей, лишено ярких красок: Матрена живет «в запущи». Автору важно подчеркнуть неразрывность дома и человека: разрушат дом – погибнет и его хозяйка.

«И шли года, как плыла вода…» Словно из народной песни пришло в рассказ это удивительное присловье. Оно вместит в себя всю жизнь Матрены, все сорок лет, что прошли здесь. В этом доме она переживет две войны – германскую и Отечественную, смерть шестерых детей, которые погибали в младенчестве, потерю мужа, который на войне пропал без вести. Здесь она постареет, останется одинокой, будет терпеть нужду. Все ее богатство – колченогая кошка, коза и толпа фикусов.

Символическое уподобление дома России традиционно, ведь структура дома уподоблена структуре мира.

Слово учителя

Праведница Матрена – нравственный идеал писателя, на котором, по его мнению, должна основываться жизнь общества. По Солженицыну, «смысл земного существования – не в благоденствии, а в развити души». С этой идеей связано понимание писателя роли литературы, ее связи с христианской традицией.

Солженицын продолжает одну из главных традиций русской литературы, согласно которой писатель видит свое назначение в проповедовании истины, духовности, убежден в необходимости ставить «вечные» вопросы и искать на них ответ. Об этом он говорил в своей Нобелевской лекции: «В русской литературе издавна вроднились нам представления, что писатель может многое в своем народе – и должен… Однажды взявшись за слово, уже потом никогда не уклониться: писатель – не посторонний судья своим соотечественникам и современникам, он – совиновник во всем зле, совершенном у него на родине или его народом».

Литература

Н.В. Егорова, И.В. Золотарева. Литература «оттепели». Творчество А.И. Солженицына. // Поурочные разработки по русской литературе. XX век. 11 класс. II полугодие. М., 2004

В. Лакшин. Иван Денисович, его друзья и недруги // Новый мир. – 1964. – № 1

П. Паламарчук. Александр Солженицын: Путеводитель. – М., 1991

Жорж Нива. Солженицын. – М., 1993

В. Чалмаев. Александр Солженицын: жизнь и творчество. – М., 1994

Е.С. Роговер. Александр Исаевич Солженицын // Русская литература XX века. СПб., 2002

 

trassa.narod.ru

Матрёнин двор | Александр Солженицын

«Матрёнин двор» — второй из опубликованных в журнале «Новый мир» рассказов Александра Солженицына. Авторское название — «Не стоит село без праведника», было изменено по требованию редакции во избежание цензурных препятствий. По этой же причине время действия в рассказе изменено автором на 1953 год.

«Основополагающей вещью» всей русской «деревенской литературы» назвал это произведение Андрей Синявский.

Рассказ начат в конце июля — начале августа 1959 года в посёлке Черноморском на западе Крыма, куда Солженицын был приглашён друзьями по казахстанской ссылке супругами Николаем Ивановичем и Еленой Александровной Зубовыми, которые поселились там в 1958 году. Рассказ закончен в декабре того же года.

Солженицын передал рассказ Твардовскому 26 декабря 1961 года. Первое обсуждение в журнале состоялось 2 января 1962 года. Твардовский считал, что это произведение не может быть напечатано. Рукопись осталась в редакции.

После успеха рассказа «Один день Ивана Денисовича» Твардовский решился на повторное редакционное обсуждение и подготовку рассказа к печати. Название «Матрёнин двор» предложено Александром Твардовским перед публикацией и утверждено в ходе редакционного обсуждения 26 ноября 1962 года.

Рассказ был опубликован в январской тетради «Нового мира» за 1963 год (страницы 42—63) вместе с рассказом «Случай на станции Кочетовка» под общей шапкой «Два рассказа».

В отличие от первого опубликованного произведения Солженицына — «Одного дня Ивана Денисовича», в целом положительно принятого критикой, «Матрёнин двор» вызвал волну споров и дискуссий в советской прессе. Позиция автора в рассказе оказалась в центре критической дискуссии на страницах «Литературной России» зимой 1964 года. Ее началу послужила статья молодого писателя Л. Жуховицкого «Ищу соавтора!».

В 1989 году «Матрёнин двор» стал первой после многолетнего замалчивания публикацией текстов Александра Солженицына в СССР. Рассказ был напечатан в двух номерах журнала «Огонёк» (1989, № 23, 24) огромным тиражом более 3 миллионов экземпляров. Солженицын объявил публикацию «пиратской», так как она была осуществлена без его согласия.

Рассказ основан на подлинных событиях. Героиню рассказа в реальности звали Матрёной Васильевной Захаровой (1896—1957). События происходили в деревне Мильцево (в рассказе Тальново). В конце 2012 года дом Матрёны Васильевны, в котором предполагалось сделать музей, сгорел. Возможно, что причиной стал поджог. 26 октября 2013 года в воссозданном после пожара доме музей был открыт.

Сюжет

Летом 1956 года «на сто восемьдесят четвёртом километре от Москвы по ветке, что идёт к Мурому и Казани», с поезда сходит пассажир. Это — рассказчик, судьба которого напоминает судьбу самого Солженицына (воевал, но с фронта «задержался с возвратом годиков на десять», то есть отсидел в лагере и был в ссылке, о чём говорит ещё и то, что, когда рассказчик устраивался на работу, каждую букву в его документах «перещупали»). Он мечтает работать учителем в глубине России, подальше от городской цивилизации. Но жить в деревне с чудесным названием Высокое Поле не получилось: «Увы, там не пекли хлеба. Там не торговали ничем съестным. Вся деревня волокла снедь мешками из областного города». И тогда он переводится в посёлок с чудовищным для его слуха названием Торфопродукт. Впрочем, оказывается, что «не всё вокруг торфоразработки» и есть ещё и деревни с названиями Часлицы, Овинцы, Спудни, Шевертни, Шестимирово…

Это примиряет рассказчика со своей долей: «Ветром успокоения потянуло на меня от этих названий. Они обещали мне кондовую Россию». В одной из деревень под названием Тальново он и поселяется. Хозяйку избы, в которой квартирует рассказчик, зовут Матрёна Васильевна Григорьева или просто Матрёна.

Судьба Матрёны, о которой она не сразу, не считая её интересной для «культурного» человека, иногда по вечерам рассказывает постояльцу, завораживает и в то же время ошеломляет его. Он видит в её судьбе особый смысл, которого не замечают односельчане и родственники Матрёны. Муж пропал без вести в начале войны. Он любил Матрёну и не бил её, как деревенские мужья своих жён. Но едва ли сама Матрёна любила его. Она должна была выйти замуж за старшего брата мужа — Фаддея. Однако тот ушёл на фронт в Первую мировую войну и пропал. Матрёна ждала его, но в конце концов по настоянию семьи Фаддея вышла замуж за младшего брата — Ефима. И вот внезапно вернулся Фаддей, бывший в венгерском плену. По его словам, он не зарубил топором Матрёну и её мужа только потому, что Ефим — брат ему. Фаддей так любил Матрёну, что новую невесту себе подыскал с тем же именем. «Вторая Матрёна» родила Фаддею шестерых детей, а вот у «первой Матрёны» все дети от Ефима (тоже шестеро) умирали, не прожив и трёх месяцев. Вся деревня решила, что Матрёна — «порченая», и она сама поверила в это. Тогда она взяла на воспитание дочку «второй Матрёны» — Киру, воспитывала её десять лет, пока та не вышла замуж и не уехала в посёлок Черусти.

Матрёна всю жизнь жила как бы не для себя. Она постоянно работала на кого-то: на колхоз, на соседей, выполняя при этом «мужицкую» работу, и никогда не просила за неё денег. В Матрёне есть огромная внутренняя сила. Например, она способна остановить на бегу несущуюся лошадь, которую не могут остановить мужчины. Постепенно рассказчик понимает, что Матрёна, отдающая себя другим без остатка, и «…есть … тот самый праведник, без которого … не стоит село. Ни город. Ни вся земля наша». Но едва ли его радует это открытие. Если Россия держится только на самоотверженных старухах, что же будет с ней дальше?

Отсюда — нелепо-трагический конец рассказа. Матрёна погибает, помогая Фаддею с сыновьями перетаскивать через железную дорогу на санях часть собственной избы, завещанной Кире. Фаддей не пожелал дожидаться смерти Матрёны и решил забрать наследство для молодых при её жизни. Тем самым он невольно спровоцировал её гибель. Когда родственники хоронят Матрёну, они плачут, скорее, по обязанности, чем от души, и думают только об окончательном разделе Матрёниного имущества. Фаддей даже не приходит на поминки.




aleksandr-solzhenicyn.ru

История создания рассказа Солженицына Матренин двор

Матренин двор - второй рассказ автора, который впервые был издан в журнале “Новый мир” Солженициным. Сам автор назвал его “Не стоит село без праведника”, но из-за цензуры название было изменено. Также в связи с этим было изменено и время действия в рассказе на 1956 год.

Солженицын начал работу над рассказом летом 1959 года в поселке Черноморском, куда прибыл по приглашению своих друзей. Закончен рассказ был уже в декабре того же года. После чего он был передан Твардовскому  для опубликования. Но цензура вырезала многие моменты из рассказа, после чего Твардовский повторно решил опубликовать это произведение. На этот раз успешно.

Солженицын много раз отмечал, что произведение основано на реальных событиях. Он был хорошо знаком с Матреной Васильевной Захаровой, которая впоследствии стала реальным прототипом главной героини рассказа. Жизнь и смерть этой женщины положили основу произведения. Рассказ отчетливо рисует картину жизни в небольшой деревне в 60-е годы прошлого столетия. Матрена всю жизнь работала на “палочки”, поэтому в старости не получает пенсии. Ей не удается получить денег за погибшего на войне мужа. Также образ рассказчика очень сильно похож на Солженицына. Оба они бывшие зеки, которые ищут свое призвание в обучении детей в школе.

Многие моменты из жизни Солженицына нашли свое отражение в этом произведении. Более подробно с комментариями самого автора об этом изложено в его “Собрании сочинений в 30 томах”. Солженицын после войны задержался с возвращением в Россию на 11 лет в Восточной Пруссии. В рассказе также упоминается Мильцево - деревня в которой  жила Матрена. Правда в рассказе она упоминается как Тальново.  

Рассказ был высоко оценен различными критиками. Твардовский писал, что рассказ не оставляет читателя равнодушным перед трагической судьбой простой русской крестьянки, которая всю жизнь трудилась, но умерла все де в бедности. Высоко оценил “Матренин двор” и Андрей Синявский назвав произведение “основополагающим во всей деревенской литературе”.

Вариант 2

Солженицин написал огромное количество разных произведений. И его знаменитое и популярное произведение «Матренин двор» не стало исключением. Вот только сначала его решил автор назвать по-другому, но когда оно уже было закончено и практически выпущено в печать, то вдруг Твардовскому пришло одухотворение, и он решил назвать его именно так.

В своем произведении он решил рассказать всю правду, которая творилась в то время, а также ему хочется, чтобы все узнали про жизнь крестьян, и как им тяжело было жить в таких условиях.

Все события произведения происходят в деревне. Здесь каждый человек старается помочь другому и никогда не пройдут мимо тех, кому действительно нужна помощь или требуется совет. Именно здесь Солженицину и пришлось немного пожить после того как он освободился из ссылки. Она зарабатывает себе на жизнь тем, что каждый день с самого утра до позднего вечера проводит в колхозе.

В свое время ей не удалось даже закончить школу, а про колледж и говорить нечего. Именно поэтому она и не может отыскать нормальную работу, где хорошо платили. Порой ее обманывают, но что либо доказать она не может, ведь все подправлено согласно закону. Вот только у Матрены имеются очень хорошие качества, которые имеются мало, у кого и поэтому только благодаря этому она может помогать и выручать людей и получать от этого удовольствие. Она умеет помогать, сострадать, а также любить всем сердцем. Хоть порой и ей самой требуется помощь, но от других людей она ничего лишнего не просит. Но зато может выслушать и дать нужный и дельный совет. Кроме этого она уже давно является инвалидом и ей положена пенсия, но государство не торопиться, ей все это выплачивать и постоянно оттягивают и тянут время. А тем временем женщина ходит и обивает разные пороги для того чтобы собрать все необходимые документы и справки, которые потребуются для выплаты пенсии. Ее муж отправился на войну для того чтобы защитить свою родину и там был убит.

Именно ей удалось помочь нашему главному герою добиться всего, чего ему хочется, а также научиться тому, что он пропустил, пока находился в ссылке. Иногда она жертвовала собой для того чтобы помочь Солженицину и он это замечал и старался отплатить этим же. Кроме этого здесь же автор рассказывает историю этой самой женщины и как она выжила в таких условиях и смогла подняться с самых низов. И не растеряла добрые и положительные качества. У нее огромное и доброе сердце, а также интересный внутренний мир. Автор сравнивает ее с Анной Карениной.

Сначала это произведение было запрещено выпускать в типографию, но автор не отчаялся, и вскоре ему удалось выпустить и показать людям свое произведение.

Когда Солженицин вернулся к себе на родину, то решил сразу же посетить все места, которые раньше ему были дороги и запомнились на долгие годы. Сначала он посетил все достопримечательности, а потом решил отправиться в эту самую деревню, где и жила его главная героиня. Вот только за это время она успела умереть. И для того чтобы почтить ее память, он заказал панихиду в церкви.

Также читают:

Картинка к сочинению История создания рассказа Солженицына Матренин двор

Популярные сегодня темы

  • Любовь Ильи Обломова и Ольги Ильинской сочинение 10 класс

    Великий роман И.А. Гончарова «Обломов» затрагивает множество проблем и тем. Тема любви не обошла это произведение стороной, здесь главные герои открывают перед нами разные грани этого чувства

  • Сочинение по картине Летом Пластова 5 класс

    Пластов Аркадий Александрович, знаменитый русский художник 20 века. Родился в прекрасной семье. Его родители были потомственные иконописцы.

  • Сочинение Как красива осенняя берёзка 4 класс

    Невероятно привлекательным зрелищем в осеннюю пору являются массивы деревьев, каждое из которых может похвастаться своей раскидистой кроной, сотканной из разноцветных листьев.

  • Наталья Дмитриевна в комедии Горе от ума Грибоедова характеристика героя

    В поэме этот образ занимает явно не первое место, но имеет большое значение. Многие персонажи – гости на балу, вообще, без имен. Те же княгини номер один-два, с которыми Наталья Дмитриевна обсуждает фасоны платьев

  • Сочинение Отзывчивость в рассказе Матренин двор Солженицина

    В 1959 году А.И.Солженицын написал рассказ «Матрёнин двор». Несмотря на год создания, впервые его опубликовали в 1963 году под данным названием, так как "Не стоит село без праведника" было отвергнуто.

sochinimka.ru

Краткое содержание Солженицын Матрёнин двор кратко и по главам

Действие произведения происходит в 1956 году в небольшой деревне Тальново.  Главный герой, который повествует нам историю русской женщины, решает поселиться в этом месте, чтобы учить детей. Дом Матрены Игнатьевны населяли и тараканы, и мыши и, конечно же, кошки. Также она любила ухаживать за цветами, которые росли у нее очень хорошо.

Вставала женщина очень рано, убиралась по хозяйству, а потом стряпала завтрак для квартиранта. В селе жили впроголодь, да и Матрена Игнатьева никак не могла выхлопотать себе пенсионные деньги. Но зато она помогала своим соседям на участке, ухаживая за растениями. К зиме, наконец,  она смогла выбить себе пенсию, и сразу же купила себе зимнюю одежду, остальные же сбережения отложила на черный день.

Долгими вечерами Матрена рассказывает мужчине свою судьбу. Для него ее история кажется необычной и интересной. Ее муж ушел на войну и не вернулся. Супруг сильно любил ее и не избивал, как его односельчане. Матрена же не испытывала особых чувств к нему, так как была влюблена в его брата, однако, Фаддей пропал, участвуя в боевых действиях  1914 года. Она долго ждала его, однако вынуждена была стать женой Ефима. Неожиданно возвращается Фаддей, который, оказывается, был в плену. Он стал убивать ее, хотя, конечно же,  ему так хотелось сделать это, а женился на другой женщине с таким же именем. У него родилось 6 детей. Но вот у его бывшей невесты детей не было, они умирали в раннем младенчестве.

Матрена стала воспитывать одну из дочерей Фаддея до тех пор, пока Кира не создала семью и уехала в другой поселок. Та как женщина часто хворала, то она завещала после своей смерти племяннице пристрой к избе. Девушка приезжает к Матрене и говорит, что надо пристрой перевезти и поставить на ее земле, иначе она не станет собственником участка.

На помощь заявился Фаддей с сыновьями, который начал отделять пристрой от избы. На улице стоял страшный холод, и поэтому горница еще долго провалялась в избе.  Вскоре Фаддей решил отвезти горницу на место, и Матрена собралась с ним тоже. Однако,  в деревне вскоре узнали, что поезд на переезде наехал на сани, в которых ехали Матрена и сын Фаддея, где они и погибли.

Когда наступило утро, то доставили Матрену и начали подготовку к похоронам. Родственники сильно переживали гибель женщины и громко плакали. Только Фаддей не пришел для того, чтобы проводить свою бывшую любовь. После похорон постоялец поселился у новой хозяйки, и часто вспоминал о ней только хорошее.

Рассказ учит нас быть сильными духом в самых тяжелых испытаниях.

Краткое содержание Матрёнин двор по главам

Глава 1

Спустя десять лет после длительного пребывания в лагерях, рассказчик возвращается в Россию из Азии. Имея за плечами годы заключения, он все же сумел найти занятие по душе – работу учителя. Желание поселиться в населенном пункте вдали от городов также исполнилось. Мужчина был определен в один из местных бараков поселка Торфопродукт. Однако стремясь находиться в отдельном помещении, в уединении, он продолжал поиски жилья.

Сняв комнату в Тальново у одинокой шестидесятилетней женщины, он остался доволен отсутствием связи с цивилизацией. Автор был рад своему положению и гостеприимству доброжелательной Григорьевой Матрены Васильевны. Все в деревне называли ее Матреной. Хозяйка дома не имела средств к существованию, не искала выгоду ни в чем. Недуг, который периодически заставлял ее лечь в кровать, не мешал подниматься рано утром и заниматься обычными делами: доить козу, топить печь, готовить еду. После долгой работы за столом рассказчика ожидало позднее пробуждение и скудный завтрак.

Каждый день, занимаясь однотипной работой – сбором ягод, заготовкой торфа, Матрена на некоторое время забывала о болезнях и проблемах. Забот у нее было немало. Добыча торфа в деревне была незаконной, это наводило страх на женщин. Но их бедственное положение, в отличие от начальства, которое запасалось топливом на всю зиму, заставляло заниматься подобным занятием, несмотря на протокола и угрозы передачи дел в суд. Слишком много времени у Матрены уходило на подготовку бумаг для получения пенсии, сбора сена для козы. Если все дела заканчивались, ее приглашали на завод или к соседям копать картошку. Трудолюбивая женщина безотказно шла на выручку каждому, отказываясь от денежного вознаграждения. Оправившись от очередного приступа, она вновь бралась за работу. Когда приходила очередь Матрены Васильевны кормить пастухов, она безропотно выполняла это, несмотря на нехватку денежных средств. Об отсутствии страха в выполнении работы знали все. Но не каждый догадывался о ее панической боязни молнии, поездов и пожара.

Небольшая пенсия, покупка валенок, телогрейки, ремонт пальто – вся радость, которая постигла Матрену в эту зиму. Некоторые завидовали ей, но сама Матрена только радовалась чужой радости. Казалось, что болезнь отступила. Однажды произошло странное событие в церкви. Исчезновение ее емкости со святой водой на водосвятии сильно расстроило женщину. Оставшись без запасов живой воды, она видела в этом недобрый знак.

Глава 2

Легкость в общении, отсутствие любопытства делало совместное проживание Матрены и автора непринужденным. Мужчина продолжал ходить на работу в школу, а вечерами до поздней ночи готовился к урокам. Немного знал он о хозяйке дома - лишь о пропавшем на войне муже.

Как-то раз, придя после работы домой, автор встретил ожидавшего его старика. Узнав причину визита, учитель принял решение не менять своего мнения. Поводом для беседы стала низкая успеваемость внука гостя - Антошки Григорьева. Несмотря на плохие оценки, мальчика продолжал учиться. Рассказчик считал несправедливым оставлять ситуацию в таком положении. Позже выяснилось, что этот ученик – родственник Матрены.

В этот же вечер рассказчик узнал некоторые факты из ее нелегкой жизни. Мужем Матрены был в то время Фаддей. С войны он не вернулся, женщина вышла замуж за Ефима. Но первый объявился. Похоронив своих детей, была приемной матерью для Киры, которая стала женой машиниста и уехала в Черусти, откуда она оказывала Матрене небольшую помощь.

Хозяйка рассказала постояльцу о заранее составленном завещании: пристройка к дому принадлежала Кире, оставшуюся часть ждали сестры. Зная об этом, Фаддей решил при жизни передать молодой семье часть избы. Последующие ночи для Матрены стали бессонными. Ее волновало настойчивое предложение родственника отдать горницу девушке. В один из зимних дней автор с жалостью наблюдал за тем, как по бревнышку распадается постройка, которая в течение сорока лет преданно служила ей. Молодой зять Фаддея выехал в Челуси за трактором. Сильная метель, пропажа кошки – все это еще больше угнетало Матрену.

Из-за жадности Фаддея в один рейс вывезти сруб не удалось. Вторые сани, застрявшие на железнодорожном переезде, сломались. Гул трактора помешал услышать паровоз, который приблизился незаметно. Неизбежное столкновение привело к гибели машиниста, сына Фаддея и Матрены. Поздним вечером дом Матрены посетили четыре человека в шинелях. Попытка обнаружить следы празднования закончилась неудачно. После их ухода пришла подруга Маша. Она в подробностях рассказала о случившемся. В этот же вечер она забрала вязаночку, которая причиталась ей после смерти Матрены. Засыпал автор под возню мышей и тараканов, вспоминая угрозу сорокалетней давности, прозвучавшую от Фаддея. В те далекие годы, вернувшись неожиданно с войны, он хотел расправиться с женой.  

Глава 3

На следующий день привезли тело Матрены. Жители деревни по очереди подходили к гробу прощаться с погибшей. Многие делали это из любопытства, не проявляя чувства сожаления.  

Неискренний плач раздавался со стороны сестер, которые с нетерпением ждали свою долю наследства. Их интерес состоял только в том, чтобы поскорее забрать свое имущество, которое было положено по завещанию. Горькие их слезы – это знак приличия в подобной ситуации. Причитала и родня Матрены, пытаясь соответствовать обряду. Настоящими рыданиями были плач Киры и жены Фаддея – Матрены. Приемная дочь умершей была не в себе: смерь Матрены, арест мужа, гибель дяди. Хладнокровный Фаддей ненадолго задерживался возле гроба покойной. Его мысли были далеко. Старику не терпелось вернуть сани, которые остались на переезде. Он добился их возвращения еще до того, как увезли родственников на кладбище.

Во время похорон посреди деревни не могли разойтись две процессии: вопрос состоял в том, чей гроб пронесут первым.

Поминки следующего дня отличались оживленными разговорами на отвлеченные темы: муж золовки прославлял свое пение на похоронах, обсуждением мужа Матрены занимались односельчане. Спорили и о той части дома, из-за которой случилась беда, и об остальном небогатом имуществе. Вспоминали Ефима, его возможно спасение и проживание в другом месте.  Небольшое имущество, не привлекающее особого внимания, было поделено на удивление мирно между присутствующими родственниками. Никто из них уже не вспоминал о Матрене. Все время, пока происходило прощание с покойниками, движение поездов было отменено. Ремонт не прекращался сутками. Шло следствие.

Дом погибшей был заколочен. Автор вскоре переехал к родственнице Матрены Васильевны. Много нового узнал он о ее прежней семейной жизни, отношениях с Ефимом. Его измену односельчане объясняли излишней простотой жены, нечистоплотностью, нежеланием думать о себе. Совсем другая сторона открылась автору. Никто не понимал ее сердечности, кроткого нрава. Отсутствие сбережений после смерти вызывало негодование родственников. Безотказность женщины, ее добрая душа вызывали лишь осуждение со стороны. Мировосприятие жителей села сильно отличалось от понимания жизни Матреной Васильевной. Их зависть, злоба, жадность противопоставлялись доброте, бескорыстности и принципам, характерным жизни праведного человека.

Произведение учит оставаться человеком в любой ситуации, уметь проявлять сострадание и уважение к близким.

Можете использовать этот текст для читательского дневника

Солженицын. Все произведения

Матрёнин двор. Картинка к рассказу

Сейчас читают

  • Краткое содержание Аристотель Политика

    Автор даёт определение понятию государство. Он называет государство политическим общением. Затем Аристотель показывает разницу между царем, домохозяином и господином.

  • Краткое содержание Журавлиный крик Быкова

    Дождливой осенью 1941 года шести бойцам командиром батареи приказано не пропустить фашистских захватчиков через железную дорогу.

  • Краткое содержание Коваль Чистый Дор

    В рассказе «Чистый Дор», созданном советским писателем Юрием Иосифовичем Ковалем, повествуется о жителях старинной деревушки с одноимённым названием.

  • Краткое содержание Чехов Счастье

    Два пастуха охраняли стадо овец. Молодой - у него росли густые чёрные брови и на лице, не было усов.И старый - без зубов, с трясущимся, от старости лицом. Они лежали на ночной, прохладной траве в поле

  • Краткое содержание Вяленая вобла Салтыков-Щедрин

    Поймали как-то воблу, вычистили у нее изнутри все лишнее, одни лишь молоки оставили для размножения. И повесили на веревочке на солнце. Висит вобла, сохнет. Вот уже и кожа на брюхе поморщилась

2minutki.ru

Матрёнин двор, история создания и публикации

НазваниеМатрёнин двор
Название-оригиналНе стоит село без праведника
Жанррассказ
АвторАлександр Солженицын
Язык оригиналарусский
Написан1959
Публикация1963, «Новый мир»

«Матрёнин двор» — второй из опубликованных в журнале «Новый мир» рассказов Александра Солженицына. Авторское название — «Не стоит село без праведника», было изменено по требованию редакции во избежание цензурных препятствий. По этой же причине время действия в рассказе изменено автором на 1953 год.

«Основополагающей вещью» всей русской «деревенской литературы» назвал это произведение Андрей Синявский.

История создания и публикации

Рассказ начат в конце июля — начале августа 1959 года в посёлке Черноморском на западе Крыма, куда Солженицын был приглашён друзьями по казахстанской ссылке супругами Николаем Ивановичем и Еленой Александровной Зубовыми, которые поселились там в 1958 году. Рассказ закончен в декабре того же года.

Солженицын передал рассказ Твардовскому 26 декабря 1961 года. Первое обсуждение в журнале состоялось 2 января 1962 года. Твардовский считал, что это произведение не может быть напечатано. Рукопись осталась в редакции. Узнав, что цензура вырезала из «Нового мира» (1962, № 12) воспоминания Вениамина Каверина о Михаиле Зощенко, Лидия Чуковская записала в своём дневнике 5 декабря 1962 года:

После успеха рассказа «Один день Ивана Денисовича» Твардовский решился на повторное редакционное обсуждение и подготовку рассказа к печати. В те дни Твардовский записал в своём дневнике:

К сегодняшнему приезду Солженицына перечитал с пяти утра его «Праведницу». Боже мой, писатель. Никаких шуток. Писатель, единственно озабоченный выражением того, что у него лежит «на базе» ума и сердца. Ни тени стремления «попасть в яблочко», потрафить, облегчить задачу редактора или критика, — как хочешь, так и выворачивайся, а я со своего не сойду. Разве что только дальше могу пойти.

Название «Матрёнин двор» предложено Александром Твардовским перед публикацией и утверждено в ходе редакционного обсуждения 26 ноября 1962 года:

«Название не должно быть таким назидательным», — аргументировал Александр Трифонович. «Да, не везёт мне у вас с названиями», — отозвался, впрочем довольно добродушно, Солженицын.

Рассказ был опубликован в январской тетради «Нового мира» за 1963 год (страницы 42—63) вместе с рассказом «Случай на станции Кочетовка» под общей шапкой «Два рассказа».

В отличие от первого опубликованного произведения Солженицына — «Одного дня Ивана Денисовича», в целом положительно принятого критикой, «Матрёнин двор» вызвал волну споров и дискуссий в советской прессе. Позиция автора в рассказе оказалась в центре критической дискуссии на страницах «Литературной России» зимой 1964 года. Ее началу послужила статья молодого писателя Л. Жуховицкого «Ищу соавтора!».

www.cultin.ru

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о