Краткое содержание аристофан лисистрата: «Лисистрата» за 6 минут. Краткое содержание комедии Аристофана

Содержание

«Лисистрата» за 6 минут. Краткое содержание комедии Аристофана

Имя «Лисистрата» значит «Разрушительница войны». Такое имя дал Аристофан героине своей фантастической пьесы о том, как женщины своими женскими средствами добились того, чего не могли мужчины, — положили конец большой войне. Война была между Афинами и Спартой, она тянулась десять лет, это против неё выступал Аристофан ещё в комедии «Всадники». Потом было несколько лет перемирия, а потом опять началась война. Аристофан уже отчаялся, что помещикам-всадникам удастся справиться с войной, и он сочиняет комедию-сказку, где мир навыворот, где женщины и умнее и сильнее мужчин, где Лисистрата и вправду разрушает войну, эту гибельную мужскую затею. Каким образом? Устроив общегреческую женскую забастовку. Комедиям полагалось быть непристойными, таков уж закон весеннего театрального праздника; в «Лисистрате» было где разыграться всем положенным непристойностям.

Продолжение после рекламы:

Всякая забастовка начинается со сговора. Лисистрата собирает для сговора депутаток со всей Греции на площадь перед афинским акрополем. Собираются они медленно: у кого стирка, у кого стряпня, у кого дети. Лисистрата сердится: «На большое дело созываю вас, а вам хоть бы что! вот кабы кое-что другое было большое, небось сразу бы слетелись!» Наконец собрались. «Все мы соскучились о мужьях?» — «Все!» — «Все хотим, чтобы война кончилась?» — «Все!» — «На всё готовы пойти для этого?» — «На всё!» — «Так вот что нужно сделать: пока мужчины не замирятся — не спать с ними, не даваться им, не касаться их!» — «Ой!!!» — «Ах, так-то вы на всё готовы!» — «В костёр прыгнем, пополам перережемся, серьги-кольца отдадим — только не это!!!» Начинаются уговоры, перекоры, убеждения. «Не устоять мужчине против женщины: хотел Менелай расправиться с Еленой — а как увидел, сам в постель к ней бросился!» — «А если схватят и заставят силою?» — «Лежи колодой, и пускай он мучится!» Наконец договорились, приносят торжественную клятву над огромным бурдюком с вином: «Не дамся я ни мужу, ни любовнику  Не вскину белых ног перед насильником  Не встану, словно львица над воротами  А изменю — отныне пусть мне воду пить!»

Брифли существует благодаря рекламе:

Слова сказаны, начинаются дела. Хор женщин занимает афинский акрополь. Хор мужчин — конечно, стариков, молодые ведь на войне, — идёт на акрополь приступом. Старики потрясают огненными факелами, женщины грозятся вёдрами с водой. «А я вот этим огоньком спалю твоих подружек!» — «А я вот этою водой залью твой огонёчек!» Перебранка, схватка, вымокшие старики отбегают. «Теперь я вижу: Еврипид — мудрейший из поэтов: ведь это он сказал про баб, что тварей нет бесстыдней!» Два хора препираются песнями.

На сцену, еле передвигая ноги, бредёт самый старый старик, государственный советник. Начинается главная часть всякой греческой драмы — спор. «Что вы лезете не в своё дело? — говорит советник. — Война — это дело мужское!» (Это — цитата из прощания Гектора с Андромахой в «Илиаде»). — «Нет, и женское, — отвечает Лисистрата, — мы теряем мужей на войне, мы рожаем детей для войны, нам ли не заботиться о мире и порядке!» — «Вы, бабы, затеяли править государством?» — «Мы, бабы, правим же домашними делами, и неплохо!» — «Да как же вы распутаете государственные дела?» — «А вот так же, как всякий день распутываем пряжу на прялке: повычешем негодяев, повыгладим хороших людей, понавьем добротных нитей со стороны, / И единую крепкую выпрядем нить, и великий клубок намотаем, / И, основу скрепивши, соткём из него для народа афинян рубашку».

Продолжение после рекламы:

Советник и хор, конечно, не выдерживают такой наглости, опять начинаются перебранки, потасовки, лихие песни с обеих сторон, и опять женщины выходят победительницами,

Но торжествовать рано! Женщины тоже люди, тоже скучают по мужчинам, только и смотрят, как бы разбежаться с акрополя, а Лисистрата ловит их и унимает. «Ой, у меня шерсть на лежанке осталась, повалять надо!» — «Знаем, какая у тебя шерсть: сиди!» — «Ой, у меня полотно некатаное, покатать надо!» — «Знаем, сиди!» — «Ой, сейчас рожу, сейчас рожу, сейчас рожу!» — «Врёшь, вчера ты и беременна не была!» Опять уговоры, опять вразумления: «А мужчинам, вы думаете, легче? Кто кого пересидит, тот того и победит. Да вот смотрите: уже бежит один мужик, уже не вытерпел! Ну, кто тут его жена? заманивай его, разжигай его, пусть чувствует, каково без нас!» Под стеной акрополя появляется брошенный муж, зовут его Кинесий, что значит «Толкач». Всем комическим актёрам полагались большие кожаные фаллосы, а у этого он сейчас прямо исполинский. «Сойди ко мне!» — «Ах, нет, нет, нет!» — «Пожалей вот его!» — «Ах, жаль, жаль, жаль!» — «Приляг со мной!» — «Замиритесь сперва». — «Может, и замиримся». — «Вот тогда, может, и прилягу». — «Клянусь тебе!» — «Ну, сейчас, только сбегаю за ковриком». — «Давай скорей!» — «Сейчас, только принесу подушечку». — «Сил уж нет!» — «Ах, ах, как же без одеяльца». — «Доведёшь ты меня!» — «Погоди, принесу тебе натереться маслице». — «И без маслица можно!» — «Ужас, ужас, маслице не того сорта!» И женщина скрывается, а мужчина корчится от страсти и поёт, как воет, о своих мучениях. Хор стариков ему сочувствует.

Брифли существует благодаря рекламе:

Делать нечего, нужно замиряться. Сходятся послы афинские и спартанские, фаллосы у них такой величины, что все сразу понимают друг друга без слов. Начинаются переговоры. К переговаривающимся сходит Лисистрата, напоминает о старинной дружбе и союзе, хвалит за доблести, журит за вздорную сварливость. Всем хочется поскорее и мира, и жён, и пахоты, и урожая, и детей, и выпивки, и веселья. Не торгуясь, отдают захваченное одними в обмен на захваченное другими. И, поглядывая на Лисистрату, восклицают: «какая умная!», не забывая прибавить: «какая красивая!», «какая стройная!» А на заднем плане женский хор заигрывает со стариковским хором: «Вот помиримся и снова будем жить душа с душой!» А стариковский хор отвечает: «Ах, недаром нам о бабах говорили старики: / «Жить и с ними невозможно, и без них никак нельзя!»

Мир заключён, хоры поют; «Зла не помним, зло забудем!…» Афинские и спартанские мужья расхватывают своих жён и с песнями и плясками расходятся со сцены.

Лисистрата — краткое содержание комедии Аристофана

Несмотря на то, что события данного рассказа происходят очень давно, к современному миру это тоже имеет непосредственное отношение. Эта история расскажет читателям о войне, завершить которую было под силу только женщинам. Война происходит между двумя соседними городами Афинами и Спартой. Той женщиной, что первой придумала план, как остановить войну была девушка по имени Лисистрата. Она смогла сплотить между собой всех остальных женщин этих городов для того, чтобы совершить переворот.

Главным оружием или планом переворота было то, чтобы оставить всех мужчин без близких отношений пока те не выдержат и, заскучав по женской ласке, перестанут воевать между собой.

Старейшины Спарты и Афин  с великим возмущением стали задавать вопросы Лисистрате о том, как та вообще имеет право совать свой нос в дела мужского пола и в войну. На их нападки девушка объясняла что, отправляя мужчин на войну, многие женщины могут и вовсе остаться одни на всю жизнь, потеряв в  страшных и долгих войнах мужей и отцов своих детей, а также будут обречены на одинокое существование без любви и близости.

Лисистрата пыталась отчаянно донести до старцев, что все женщины не для того рожают детей и выходят замуж, чтобы однажды отдать их страшной войне.

Сами же женщины, у которых отсутствует забота и мужская ласка очень несчастны и подавлены. Но они все также твердо настроены и придерживаются уговора между собой не доверять свое тело мужчинам. Вместе с этим, пытаясь захватить все внимание на себя и оказать влияние на весь мир, всех женщин настигает кара и всеобщее порицание. Все окружение мужского пола по — прежнему считают, что все представительницы прекрасной половины, обязаны хлопотать по дому, выращивать детей и заботиться о своих мужьях.

Мужчины позабыли самое главное: без женщин их бы просто не было на земле, к ним надо относиться с любовью и уважением.

Читательский дневник.

Другие произведения автора:

Лисистрата. Читательский дневник

Советуем почитать

Аристофан ★ Лисистрата читать книгу онлайн бесплатно

Аристофан

Лисистрата

Действующие лица

Лисистрата; Клеоника; Мирринаафинянки

Лампитоспартанка

Советникафинянин

Кинесиймуж Миррины

Спартанский вестник

Спартанские и афинские послы

Женщины

Скифы-стражники

Хор женщин

Хор стариков

Без речей:

Флейтисты

Сцена представляет Афинский акрополь. На площадку перед воротами в крепость (орхестру) выходит Лисистрата.

Лисистрата

Когда б на Вакханалии[1] позвали их,
На праздник Пана[2] иль богини рожениц,[3]
Так от тимпанов здесь проходу б не было.
Сейчас же ни одной не видно женщины.
Моя соседка вот подходит первою.

Входит Клеоника, старая афинянка.

Счастливо, Клеоника!

Клеоника

Ты, Лисистрата,
Будь счастлива! Но что ты? Что насупилась?
Стрелами брови морщить не к лицу тебе.

Лисистрата

Что делать, Клеоника? Сердце горечь жжет.
Все из-за нашей горькой женской долюшки,
Из-за того, что у мужчин негодными
Слывем мы.

Клеоника

Да и правда, мы – негодные!

Лисистрата

Когда же здесь собраться им приказано,
Чтоб о немалом деле побеседовать,
Так спят и не приходят.

Клеоника

Подожди, дружок!
Придут. Из дома трудно выйти женщине.
Одна, о муже хлопоча, забегалась,
Той – слуг не добудиться, эта – нянчится
С ребенком, та – стирает, у другой – квашня.

Лисистрата

Но долг свой предпочесть они должны были
Всему.

Клеоника

Какой же, милая Лисистрата?
К чему нас, женщин, нынче собираешь ты?
В чем дело?

Лисистрата

Клеоника

В длинном, может быть?

Лисистрата

Ну да, и в длинном.

Клеоника

Так придут наверное!

Лисистрата

Не то совсем. А то б сбежались сотнями!
Нет, дело я огромное задумала,
Вся истомилась по ночам, бессонная.

Клеоника

Неплохо, верно, по ночам бессонною?

Лисистрата

Еще бы плохо! Слушай, что скажу тебе:
Эллады всей спасенье ныне – в женщинах!

Клеоника

За малым дело стало! Боги! В женщинах!

Лисистрата

Да, да! В руках у женщин городов судьба.
А нет – погибнут все лакедемоняне…

Клеоника

Отлично, пусть погибнут! Зевс свидетель мне!

Лисистрата

Повымрет все живущее в Беотии…

Клеоника

Ну нет! Угрей помилуй из Беотии![4]

Лисистрата

Что до афинян, говорить не стану я
О них худого. Ты без слов поймешь меня,
Когда ж всех стран соединятся женщины:
Коринфянки, спартанки, беотиянки
И мы, – так вместе мы поможем эллинам.

Клеоника

Но что же сделать можем мы разумного
И славного, мы, женщины, нарядницы,
В шафрановых платочках, привередницы,
В оборках кимберийских,[5] в полутуфельках.

Лисистрата

Вот в этом-то и сила и спасение,
В шафрановых платочках, в полутуфельках,
В духах, в румянах и в кисейных платьицах.

Клеоника

Читать дальше

краткое содержание комедии, анализ и рецензии

  • Краткие содержания
  • Аристофан
  • Лягушки

В Афинах было три главных сочинителя трагедий — Эсхил, Софокл и Еврипид. Старший был могучий и великий, средний ясный умом, Еврипид же отличался особой напряженностью и парадоксальностью. Эсхил скончался самый первый, а младшие товарищи спустя полвека. После смерти авторов среди народа начались споры о том, кто же был лучший. Размышляя над этим вопросом, Аристофан приступил к написанию комедии «Лягушки»,

Особенность комедии состояла в том, что хор был в костюмах лягушки, а песня они произносят благодаря квакающим строчкам.

Главным в сюжете «Лягушек» был бог вина и театра — Дионис. Он обеспокоен смертью великих трагиков и поэтому отправляется в подземное царство, дабы найти там Еврипида и доставить его на землю. Автор показал Диониса как труса и хвастуна. В подземелье он спускается со своим рабом. Через время они добираются до ворот Аида, где их уже ждет судья Эак. Дионис переодевается, чтобы быть похожим на Геракла. Их встречает служанка и зовет якобы «Геракла» на трапезу. Раб и Дионис часто переодевались, чем очень путали Эака.

Дабы выяснить, кто есть кто, Эак решил устроить пытку розгами, но и это не помогло. Диониса и раба отправляют к Аиду. В это время во дворце проходят соревнования среди поэтов. Сначала первенство было у Эсхил. Дионис становится судьей спора. Эсхил говорит, что работы Еврипида слишком просты и не носят никакого смысла, а Еврипид в свою очередь обвиняет Эсхила в скучных и непонятных пьесах.

В итоге долгих споров Дионис отдает победу Эсхилу. Еврипид был настроен, что выберут и заберут именно его. Дионис забирает Эсхила, и они собираются в путь.

Работы Аристофана богаты на остроумие, имеют гениальный замысел и смелость. Комедии имеют четкие описания, характеристики, написаны красивым языком.

Можете использовать этот текст для читательского дневника

Предыстория

Имеет некоторое отношения к древнегреческой истории комедия, что написал Аристофан. «Лягушки» (краткое содержание представим ниже) поэтому стоит читать после небольшого пояснения.

В Афинах жило трое известных на всю Грецию сочинителей трагедий: старшим из них был Эсхил, средним – Софокл и младшим — Еврипид. При этом Эсхила считали величавым и могучим, Софокла – гармоничным и ясным, а Еврипида — парадоксальным и напряженным. Ко времени написания комедии все драматурги были уже мертвы, а между современниками не утихали споры о том, кто же был из них лучшим. Свое мнение по этому поводу решил высказать в пьесе Аристофан («Лягушки»). Краткое содержание, с которым можно ознакомиться ниже, даст понять, кто же, по мнению комедиографа, лучший.

Аристофан, «Лягушки»: краткое содержание.

Завязка

В Афинах богом-покровителем театра являлся Дионис. И вот он говорит о том, что в городе не осталось хороших трагиков. В беспокойстве о судьбе своего театра он решает спуститься в Аид и вывести оттуда Еврипида.

Дионис не знает, как попасть в Аид, поэтому обращается за советом к Гераклу, который там уже был. Тот говорит, что переправиться поможет Харон, вот только всю поклажу придется оставить на берегу. Но Дионис не может бросить свои вещи. Тогда сам бог садится в лодку и переправляется на другую сторону сцены, а его слуга с вещами бежит по краю. На другом берегу они встречаются.

Лягушки

Знаменитых сочинителей трагедий в Афинах было трое: старший — Эсхил, средний — Софокл и младший — Еврипид. Эсхил был могуч и величав, Софокл ясен и гармоничен, Еврипид напряжён и парадоксален. Один раз посмотрев, афинские зрители долго не могли забыть, как его Федра терзается страстью к пасынку, а его Медея с хором ратует за права женщин. Старики смотрели и ругались, а молодые восхищались.

Продолжение после рекламы:

Эсхил умер давно, ещё в середине столетия, а Софокл и Еврипид скончались полвека спустя, в 406 г., почти одновременно. Сразу пошли споры между любителями: кто из троих был лучше? И в ответ на такие споры драматург Аристофан поставил об этом комедию «Лягушки».

«Лягушки» — это значит, что хор в комедии одет лягушками и песни свои начинает квакающими строчками: «Брекекекекс, коакс, коакс! / Брекекекекс, коакс, коакс! / Болотных вод дети мы, / Затянем гимн, дружный хор, / Протяжный стон, звонкую нашу песню!»

Но лягушки эти — не простые: они живут и квакают не где-нибудь, а в адской реке Ахероне, через которую старый косматый лодочник Харон перевозит покойников на тот свет. Почему в этой комедии понадобился тот свет, Ахерон и лягушки, на то есть свои причины.

Театр в Афинах был под покровительством Диониса, бога вина и земной растительности; изображался Дионис (по крайней мере, иногда) безбородым нежным юношей. Вот этот Дионис, забеспокоившись о судьбе своего театра, подумал: «Спущусь-ка я в загробное царство и выведу-ка обратно на свет Еврипида, чтобы не совсем опустела афинская сцена!» Но как попасть на тот свет? Дионис расспрашивает об этом Геракла — ведь Геракл, богатырь в львиной шкуре, спускался туда за страшным трёхглавым адским псом Кербером. «Легче лёгкого, — говорит Геракл, — удавись, отравись или бросься со стены». — «Слишком душно, слишком невкусно, слишком круто; покажи лучше, как сам ты шёл». — «Вот загробный лодочник Харон перевезёт тебя через сцену, а там сам найдёшь». Но Дионис не один, при нем раб с поклажей; нельзя ли переслать ее с попутчиком? Вот как раз идёт похоронная процессия. «Эй, покойничек, захвати с собою наш тючок!» Покойничек с готовностью приподымается на носилках: «Две драхмы дашь?» — «Нипочём!» — «Эй, могильщики, несите меня дальше!» — «Ну скинь хоть полдрахмы!» Покойник негодует: «Чтоб мне вновь ожить!» Делать нечего, Дионис с Хароном гребут посуху через сцену, а раб с поклажей бежит вокруг. Дионис грести непривычен, кряхтит и ругается, а хор лягушек издевается над ним: «Брекекекекс, коакс, коакс!» Встречаются на другом конце сцены, обмениваются загробными впечатлениями: «А видел ты здешних грешников, и воров, и лжесвидетелей, и взяточников?» — «Конечно, видел, и сейчас вижу», — и актёр показывает на ряды зрителей. Зрители хохочут.

Брифли существует благодаря рекламе:

Вот и дворец подземного царя Аида, у ворот сидит Эак. В мифах это величавый судья грехов человеческих, а здесь — крикливый раб-привратник. Дионис накидывает львиную шкуру, стучит. «Кто там?» — «Геракл опять пришёл!» — «Ах, злодей, ах, негодяй, это ты у меня давеча увёл Кербера, милую мою собачку! Постой же, вот я напущу на тебя всех адских чудищ!» Эак уходит, Дионис в ужасе; отдаёт рабу Гераклову шкуру, сам надевает его платье. Подходят вновь к воротам, а в них служанка подземной царицы: «Геракл, дорогой наш, хозяйка так уж о тебе помнит, такое уж тебе угощенье приготовила, иди к нам!» Раб радёхонек, но Дионис его хватает за плащ, и они, переругиваясь, переодеваются опять. Возвращается Эак с адской стражей и совсем понять не может, кто тут хозяин, кто тут раб. Решают: он будет их стегать по очереди розгами, — кто первый закричит, тот, стало быть, не бог, а раб. Бьёт. «Ой-ой!» — «Ага!» — «Нет, это я подумал: когда же война кончится?» — «Ой-ой!» — «Ага!» — «Нет, это у меня заноза в пятке… Ой-ой!… Нет, это мне стихи плохие вспомнились… Ой-ой!… Нет, это я Еврипида процитировал». — «Не разобраться мне, пусть уж бог Аид сам разбирается». И Дионис с рабом входят во дворец.

Продолжение после рекламы:

Оказывается, на том свете тоже есть свои соревнования поэтов, и до сих пор лучшим слыл Эсхил, а теперь у него эту славу оспаривает новоумерший Еврипид. Сейчас будет суд, а Дионис будет судьёй; сейчас будут поэзию «локтями мерить и гирями взвешивать». Правда, Эсхил недоволен: «Моя поэзия не умерла со мной, а Еврипидова умерла и под рукой у него». Но его унимают: начинается суд. Вокруг судящихся уже новый хор — квакающие лягушки остались далеко в Ахероне. Новый хор — это души праведников: в эту пору греки считали, что те, кто ведёт праведную жизнь и принял посвящение в таинства Деметры, Персефоны и Иакха, будут на том свете не бесчувственными, а блаженными. Иакх — это одно из имён самого Диониса, поэтому такой хор здесь вполне уместен.

Еврипид обвиняет Эсхила: «Пьесы у тебя скучные: герой стоит, а хор поёт, герой скажет два-три слова, тут пьесе и конец. Слова у тебя старинные, громоздкие, непонятные. А у меня все ясно, все как в жизни, и люди, и мысли, и слова». Эсхил возражает: «Поэт должен учить добру и правде. Гомер тем и славен, что показывает всем примеры доблести, а какой пример могут подать твои развратные героини? Высоким мыслям подобает и высокий язык, а тонкие речи твоих героев могут научить граждан лишь не слушаться начальников».

Эсхил читает свои стихи — Еврипид придирается к каждому слову: «Вот у тебя Орест над могилою отца молит его „услышать, внять…“, а ведь „услышать“ и „внять“ — это повторение!» («Чудак, — успокаивает его Дионис, — Орест ведь к мёртвому обращается, а тут, сколько ни повторяй, не докличешься!») Еврипид читает свои стихи — Эсхил придирается к каждой строчке: «Все драмы у тебя начинаются родословными: «Герой Пелоп, который был мне прадедом…», «Геракл, который…», «Тот Кадм, который…», «Тот Зевс, который…». Дионис их разнимает: пусть говорят по одной строчке, а он, Дионис, с весами в руках будет судить, в какой больше весу. Еврипид произносит стих неуклюжий и громоздкий: «О, если б бег ладья остановила свой…»; Эсхил — плавный и благозвучный: «Речной поток, через луга лиющийся…» Дионис неожиданно кричит: «У Эсхила тяжелей!» — «Да почему?» — «Он своим потоком подмочил стихи, вот они и тянут больше».

Брифли существует благодаря рекламе:

Наконец стихи отложены в сторону. Дионис спрашивает у поэтов их мнение о политических делах в Афинах и опять разводит руками: «Один ответил мудро, а другой — мудрей». Кто же из двух лучше, кого вывести из преисподней? «Эсхила!» — объявляет Дионис. «А обещал меня!» — возмущается Еврипид. «Не я — язык мой обещал», — отвечает Дионис еврипидовским же стихом (из «Ипполита»). «Виноват и не стыдишься?» — «Там нет вины, где никто не видит», — отвечает Дионис другой цитатой. «Надо мною над мёртвым смеёшься?» — «Кто знает, жизнь и смерть не одно ль и то же?» — отвечает Дионис третьей цитатой, и Еврипид смолкает.

Дионис с Эсхилом собираются в путь, а подземный бог их напутствует: «Такому-то политику, и такому-то мироеду, и такому-то стихоплёту скажи, что давно уж им пора ко мне…» Хор провожает Эсхила славословием и поэту и Афинам: чтобы им поскорей одержать победу и избавиться и от таких-то политиков, и от таких-то мироедов, и от таких-то стихоплётов.

Ворота в Аид

В основе своей имеет ярко выраженную мифологическую основу комедия Аристофана «Лягушки» (краткое содержание является тому доказательством).

Вот Дионис оказывается перед дворцом Аида, перед которыми сидит Эак. В мифах он предстает судьей подземного царства, а в пьесе изображен рабом-привратником. Дионис стучит в ворота. Эак спрашивает, кто пришел. Бог, накинув львиную шкуру, отвечает, что Геракл. Привратник грозит спустить на него чудищ за то, что герой отнял у него Кербера.

Дионис в ужасе переодевается в женское платье, а шкуру отдает рабу. Но тут появляются служанки царицы Аида и зовут Геракла в покои госпожи. Дионис и его слуга в спешке вновь переодеваются.

Возвращается со стражей Эак. Он смотрит на гостей и не может понять, кто из них раб, а кто хозяин. Он решает стегать розгами обоих – тот, кто первым закричит, и есть раб. Но из этой затеи ничего не выходит. Тогда Эак решает отвезти нежданных гостей к Аиду, бог подземного мира разберется, кто есть кто.

Происшествие со стражником

Дионис перебрался на лодке Харона по реке Стикс и оказался у входа в царство мертвых. Воротами управлял Эак. Он не пустил в загробный мир главного героя, поэтому ему пришлось переодеться в женское платье и смешаться с прислужницами супруги Аида.

Обманным путем Дионис попал в царство мертвых, где сразу же занялся поиском духов Еврипида и Эсхила. Оказалось, что в загробном мире также нет единства по поводу того, кто является лучшим писателем. В царстве мертвых проводят соревнования, оспаривая титул лучшего трагика. В таком турнире и предстояло принять участие Дионису.