Коран переводится как: Архивы Коран — Исламская энциклопедия

Содержание

Архивы Коран — Исламская энциклопедия

Коран — священная книга мусульман, переданная пророку Мухаммаду в форме откровений в Мекке и Медине между 610 и 632 г.

Этимология

Слово Коран означает «то, что произносят, читают и повторяют», т.е. то, что было сказано Мухаммаду, и что он повторил. Смысл названия состоит в том, что Откровение Аллаха следовало повторять, «читать» вслух. Существуют другие названия Корана: аз-Зикр (Напоминание ниспосланного прежде), аль-Китаб (Книга), Танзил (Ниспослание), аль-Мусхаф (Свиток), фуркан.
Название «Коран» (Qur’an) образовано от корня qr’, переводимого с арабского как «провозглашение», «рецитация», «чтение».

История Корана

Согласно мусульманской традиции, ангел Джабраил надиктовал текст Корана Мухаммаду, который воспринял его и передал своим последователям без каких-либо изменений. Незадолго до смерти Пророк при помощи Джибрила дважды сверил истинность и точность всего текста Корана.

Рукопись Корана, 7 век

Откровение было дано Мухаммаду в пещере Хира, находившейся недалеко от Мекки.
Аллах обращался к своему избраннику не напрямую, а при посредничестве Джабраила. Полученное Мухаммадом Откровение (сам Мухаммад был неграмотным) было записано на арабском диалекте Хиджаза на доступных в этом регионе материалах: лопатках верблюда, глиняных черепках, пальмовых листьях.
Существует версия, что при халифе Абу Бакре сподвижник и секретарь Мухаммада Зейд ибн Сабит, знавший суры наизусть, составил первый полный текст Корана и передал его на хранение Хафсе — жене Пророка и дочери халифа Умара I. Текст этот не содержал ни изменений, ни дополнений, ни комментариев. Спустя 20 лет после смерти Пророка халиф Усман назначил комиссию во главе с Зейдом ибн Сабитом для составления официального письменного текста Корана. В основу этого Корана лег текст, составленный Зейдом ибн Сабитом при Умаре I. По мере упорядочения орфографии, структуры текста и правил чтения и трактовки слов были выделены семь вариантов чтения Корана, ставших каноническими.

Коран, 9 век

При жизни пророка Мухаммеда текст Корана передавался главным образом устно, по памяти. И лишь позже, в 652 году, по приказу халифа Османа специальной коллегией был подготовлен текст священного Корана, который был написан в шести экземплярах, три из них сохранились до наших дней. В конце 9 века в текст Коран были введены диакритические знаки, что было вызвано необходимостью его однозначного понимания. Орфография, структура текста и правила чтения были окончательно канонизированы официальными изданиями Корана в Каире (1919, 1923, 1928).

Структура

Коран состоит из 6226 стихов, записанных рифмованной прозой, называемых аятами, что переводится как «знак». В принятой в VII в. при халифе Османе официальной редакции Корана аяты были объединены в 114 сур. В соответствии с мусульманской традицией, суры Корана подразделяют на мекканские (610-622 гг., 90 сур) и мединские (622-632 гг., 24 суры). Мединские в большинстве своем объемнее мекканских. Европейские ученые предложили ряд более детальных хронологий, которые продолжают оставаться условными.

Суры расположены в порядке убывания их длины (кроме самой первой, аль-Фатиха, Открывающая) и все (кроме девятой) содержат преамбулу, называемую басмала — по первым словам формулы Бисми Ллахи р-рахмани р-рахим (Именем Аллаха Милостивого, Милосердного). У каждой суры есть название, связанное с каким-либо выдающимся событием, которое в ней и излагается, или со словом, определяющим основную тему. Мусульмане знают суры поименно, западные ученые руководствуются нумерацией глав. Суры Корана расположены не в хронологическом порядке. По мнению ученых, сура 96:1-5 — первое Откровение, а сура 5 — последнее.
Суры раннего периода — это короткие обращения, исполненные поэтической красоты и силы. Более поздние увещевания и поучительные притчи, как правило, спокойны и сухи, появляется связность, аргументация. Это объясняется потребностями регламентации жизни общины мусульман. Большинство сур составлено из отрывков различных откровений, часто не связанных тематически и произнесенных в разное время. Большая часть Коран — полемика в форме диалога между Аллахом, говорящим то в первом, то в третьем лице, то через посредников («дух», Джабраил), но всегда устами Мухаммеда, и противниками пророка, или же обращение Аллаха с увещеваниями и предписаниями к сторонникам пророка.

Несмотря на то что Коран представляется как единый текст, специалисты проводят различие между сурами, относящимися к двум разным периодам в жизни Пророка — мекканскому и мединскому. Именно этим обстоятельством некоторые исламоведы объясняют, например, эволюцию образа Авраама в различных упоминающих его коранических стихах: в сурах мединского периода Авраам предстает в качестве посланника Бога и отца монотеизма, а не в роли основателя Каабы и первого мусульманина, как это происходит в сурах мединского происхождения.
Согласно принятой гипотезе, язык Корана — мекканский вариант поэтического койне (язык межплеменного или междиалектного общения) аравитян. Своеобразие языка Корана, неоднородность его формы и стиля обусловлены разнообразием содержания. Значительная часть текста Корана представляет собой рифмованную прозу. Мировоззрение, отраженное в Коране, — новая ступень в развитии общественного сознания, а не спонтанный речевой акт пророка. Коран отразил борьбу Мухаммеда с язычеством и язычниками, его полемику с иудаизмом и христианством, а также борьбу с другими представителями доисламских монотеистических течений.

Содержание

Коран, 12 век

Коран побуждает верующих к правильному поведению и ясно дает понять, что с наступлением Судного дня добрые дела будут вознаграждаться, а дурные — наказываться. Тексты Корана стали основой исламского закона — шариата. Для мусульман Коран — главный источник вероучения, указующий правильный путь. В нем содержатся наставления, запреты, указания, повеления, предписания, правила, предупреждения, определяющие образ жизни и поведение верующих. Этот кодекс дается в виде притч и поучительных историй.
Язык Корана отличает насыщенность эпитетами, сравнениями, живой эмоциональной окраской. В нем много рассказов о библейских пророках, много предсказаний, полных поэзии. Нельзя сказать, что весь текст Корана доступен пониманию. Есть страницы, простые для восприятия, текст которых и его толкования не вызывают сомнений. Эти страницы называют мухкамат (очевидный). Сомнительные и странные пассажи получили название муташабихат (неясный).

Коран как речь Аллаха

Согласно мусульманскому преданию, Коран, в отличие от Торы или Евангелий, происходит непосредственно из божественного источника и поэтому не имеет никакого рода ошибок. В силу этого в мусульманском мире никогда не существовало его исторической или текстологической критики в современном понимании данного термина. Сам текст не может быть подвергнут сомнению, ибо происходит непосредственно от Бога. Он «ниспослан», т. е. дан в Откровении.
Коран был призван «скрепить» (подтвердить) искаженное иудеями и христианами Откровение. При этом Коран учитывает иудейское и христианское наследие. В Коране упоминаются Адам, Ева, Каин, сатана, а также некоторые библейские пророки и самый яркий из них — образец мудреца Соломон.
Прототип всех Писаний, каждое слово Бога можно найти на небесах в «хранимой скрижали», Умм ал-китаб, являющейся непосредственным речением Самого Бога. Она сопоставима с понятием «логос» в христианстве, но мусульмане считают, что все, свойственное христианству и иудаизму, воспринималось лишь чувствами и имело значение только для своего времени, тогда как Коран — главное, вечное, непреходящее чудо, воспринятое разумом. Ветхий и Новый Заветы не обладают подобным качеством. Ни в христианстве, ни в иудаизме нет концепции несотворенности, неподражаемости Писаний.

Значение в исламе

Согласно мусульманской традиции, Коран представляет собой копию небесной книги Откровения, вечно пребывающей на небесах и записанной на охраняемых скрижалях (85:22).
Коран вместе с сунной и хадисами («традицией») является важнейшим руководством, к которому прибегает мусульманин на протяжении всей жизни. В исламе Коран имеет более высокое значение, чем слова Пророка, который выступил как пассивный инструмент Откровения, в то время как Коран есть Слово самого Бога. Коран является главным источником религиозного закона (шариата), регулирующего все стороны жизни человека и общества. Главное в Коране — идея единства Бога, покорности (islam) его воле и пророческой миссии Мухаммада, который предстает в образе посланника (rasul) Аллаха. Мусульмане верят, что Коран — точное воплощение Слова Аллаха, что отличает его от остальных Священных Писаний. В Коране нет ни единого слова Пророка.

Он был только посредником.
Коран — апофеоз Божественных Откровений, начавшихся с пророка Адама. Это Откровение и людям, и джиннам, которые тоже считаются созданными, имеющими душу и достойными спасения или осуждения. К Корану относятся как к завершению всех предыдущих Писаний, где исправлены все ошибки, вкравшиеся в сохранившиеся версии прежних Писаний. Для мусульман давние Писания имеют значение только в том случае, если они согласуются с Кораном.
О мусульманах говорят, что они живут под властью Корана. Это значит, что Коран — их защита во всех сферах повседневной деятельности, основа их жизни, этики, политики и морали. Каждая из положенных пяти молитв начинается с чтения первой суры, аль-Фатиха. Коран читают во время поста. Мусульманам рекомендуется прочесть во время Рамадана весь Коран. Главы из Корана обязательно читают во время крупных событий и в связи с важными моментами жизненного цикла. Каждый верующий приступает к чтению Корана в состоянии ритуальной чистоты. Рассказчики Корана, хафизы, занимают в исламских странах особое положение.
Каллиграфические надписи, цитирующие Коран, служат основным мотивом в исламском изобразительном искусстве, украшают архитектурные сооружения по всему исламскому миру. И в настоящее время Коран продолжает играть важную роль в жизни мусульманских стран. Его изучают в учебных заведениях, его образы отражаются в художественной литературе, он широко цитируется средствами массовой информации.

Толкование

Толкование Корана

Современные тенденции в интерпретации Корана представлены в основном двумя соперничающими группировками: фундаменталистами и реформаторами. Фундаменталисты призывают вернуться назад, к основам, руководствуясь Писанием во всем — и в политике, и в социальной жизни, черпая вдохновение и краеугольные принципы в Коране. Реформаторы, обращаясь к тому же источнику, оспаривают интерпретации фундаменталистов, обвиняя их в консерватизме и слепом следовании авторитетам. Полярные взгляды на интерпретацию Корана просматриваются на протяжении всей истории ислама, но Коран всегда оставался надежным якорем и путеводной звездой для каждого мусульманина и для всей уммы.

Переводы Корана

Первый перевод Корана на французский язык, 1647 год

Коран был дан на арабском языке, что породило концепцию о непереводимости Корана. Все переводы Корана считаются комментариями (тафсир).

Коран. Перевод рысжанова

Смысловой перевод коран на русский язык

Данный перевод Священной книги мусульман выполнен по методике «Коран объясняет сам себя», то есть при переводе автор опирался лишь на сам контекст Корана. Представленный смысловой перевод прошел религиоведческую экспертизу Комитетом общественного согласия Министерства общественного развития Республики Казахстан.

Предисловие

 

Вниманию читателя предлагается перевод смыслов Корана как субъективное альтернативное понимание. Слово «коран» является русской транскрипцией арабского слова «кур,анун», что означает «чтение, декламация». В нашем случае, речь идет не о просто некоей устной информации, а о письменно зафиксированной трансцендентной информации, поэтому слово «коран» мы должны понимать более широко. В русском языке есть термин, точно отражающий смысл арабского эквивалента – Словесность.

Словесность – творчество, выраженное в как устном, так и письменном слове, то есть словесное творчество. Исходя из этого, в переводе будет использовано слово «словесность» вместо арабской кальки «коран».

Во всех переводах Словесности (Корана) основной смысл конечно же был донесен. Однако в большинстве случаев в передаче смысла переводчики исходили из сформированного традицией мировоззрения. Опора каждого переводчика на устоявшиеся «клише», безусловно, отражается на смысле переводимого текста. Такая проблема существовала, к примеру, при черновом переводе Крачковского И.Ю., так как за основу им были взяты существующие традиционные разъяснения и комментарии.

Отличием же предлагаемого смыслового перевода от существующих ранее является то, что осмысление текста основывается на самом тексте. Та или иная тема передается не обрывочно, с учетом сопутствующего контекста, а с учетом всего текста Предписания. Соблюдается главный принцип: Словесность (Коран) разъясняет Словесность (Коран).

К примеру, существует традиционное понимание, что Адам с супругой жили в «небесном Раю» и после нарушения запрета им пришлось сойти на землю. Однако, при анализе используемых слов в различных случаях, вырисовывается другая, отличная от традиционной, история. Слово «джаннат» означает на русском языке «сад». В событии с Адамом Бог использует слово «ихбиту», которое означает «спускайтесь», «отправляйтесь». На первый взгляд, никаких различий с предлагаемым переводом нет, Адам с женой были в «Раю» и им приказывают спуститься на землю. Но дело в том, что этот же термин используется в истории с Моисеем, когда его соплеменники попросили, помимо манны и перепелов, овощи и фрукты. Моисей посоветовал им отправиться (ихбиту) обратно в Египет. Становится очевидным, что данное слово выражает образное действие, не понимаемое как «напрямую спуститься сверху вниз», а означающее «переместиться из одного места в другое», «отправиться».  Исходя из этого, читатель понимает, что Адам с женой жили в саду на земле и им было предписано выйти из него в другое место на земле. В таком же ключе в предлагаемом смысловом переводе Словесности (Корана) рассматриваются все темы, что в итоге способствует существенному отличию предлагаемого перевода текста Корана от его традиционного понимания.

По моему мнению, такой подход к пониманию текста Словесности (Корана) снижает риск человеческой интерпретации божественной информации, дает возможность читателю самому сформировать собственное мнение. Ведь не секрет, что в религиях, в том числе и в Исламе, существует довольно много течений и направлений. Каждое направление инициировано определенной человеческой личностью, которая обладала обширными знаниями и предложила свой субъективный взгляд. Всех их объединяет одно — понимание текста Словесности (Корана) через призму преданий, которые осмыслялись каждым по-своему. Такой подход к пониманию Словесности (Корана) мешает увидеть божественный замысел во всей полноте. Божественная информация воспринимается посредством человеческой корреляции, что в итоге способствует созданию несколько искаженной картины, отличной от оригинала.

Я предпринял попытку совместить подстрочный перевод со смысловым контекстом. К примеру, слово «қуль» — «скажи» мной интерпретируется по-разному, в зависимости от контекста. В некоторых главах я перевел как «скажи», в других «спроси», а где-то «ответил». Все это не искажает смысл текста, но способствует правильному его восприятию.

В арабском оригинале нет деления на «знамения» (аяты) и нет названий «глав» (сур), поэтому, я попытался вынести оцифровку за текст, благодаря чему у читателя не создается «разорванного» восприятия, и в то же время привычное деление остается. Тем самым, я хотел приблизиться к первоначальному тексту манускрипта, находящегося в мечети Аль-Хусейн (Каир, Египет), который написан на выделанной коже газели (пергаменте). Почему выбор пал именно на него, а не на другие источники? Дело в том, что этот манускрипт является единственным полным вариантом Словесности (Корана). Все остальные, находящиеся в городах Самарканд, Саана и Санкт-Петербург, а также во дворце Топкапы Стамбула, не являются полными версиями. Более того, все они, по оценкам специалистов, были написаны позднее каирского текста. Но главным критерием для меня было следующее высказывание из 52 главы:

 

Клянусь горой, Предписанием, написанном на пергаменте и обнародованном, домом посещаемым.

 

Данное описание полностью соответствует каирскому манускрипту. В нем разделение на главы происходит посредством словосочетания «биссмилляхи ррахмани ррахим – именем Бога Щадящего, Жалеющего», поэтому по факту, общее количество глав в Словесности (Коране) не 114, а 113, так как между 8-й и 9-й главами, как принято традицией, нет разделения. Они составляют единый текст.

Конечно же, не будучи профессиональным переводчиком, я отдаю себе отчет в том, что относительно предлагаемого труда может возникнуть множество вопросов и претензий. Но я открыт для любых замечаний и предложений касательно улучшения качества перевода.

В Дагестане презентовали перевод смыслов Корана на русский язык — Российская газета

В столице Дагестана Махачкале произошло необычное событие — первая презентация переводов смыслов Корана «Калям Шариф» на русском языке.

Переводов Корана на русский язык много, «не менее 15», говорят эксперты. Есть знаменитые, известные даже далеким от исламской культуры людям, например, легендарной фигуры российского востоковедения академика Крачковского. Сегодняшний перевод делали в течение семи лет, в нем принимали участие около 40 специалистов — от теологов до филологов — и это своего рода подтверждение возрождения российской татарской богословской школы, традиционно сильной до революции.

Почему новый перевод привезли в Дагестан? «Ну а куда еще? Волга же впадает в Каспийское море», — шутил глава Духовного управления мусульман Татарстана Камиль-Хазрат Самигуллин. Мусульмане Дагестана в частности и Северного Кавказа вообще — важнейшая часть мусульманской уммы России, услышит она новое звучание смыслов Корана, одобрит его, значит, поддержат все мусульмане России.

А русский язык как язык общения самых разных народов (в Дагестане как самой многоязычной республике страны это особенно понятно) дает возможность лучшим образом представить новый перевод смыслов Корана всем многоязычным мусульманам России. И не только России. На презентации, кстати, заметили, что уже пришел запрос на книгу … из Беларуси.

Молодые богословы Татарстана очищают смыслы Корана от идеологических привнесений

У меня сложилось впечатление, что мусульмане Дагестана вызывают особенное уважение у мусульман Татарстана — и стремлением сохранять продиктованную духовностью моральную чистоту, и влиянием на народ, умением склонить его к миру, и тем, что здесь не заглушалась и не прерывалось исламское богословие.

Приветствуя гостей из Татарстана, муфтий республики Дагестан, шейх Ахмад-Афанди Абдулаев, сказал, что «этот день можно записать в историю Дагестана».

В Дагестане много алимов (исламских ученых, богословов — прим. «РГ»), а перевести Коран не получилось, говорил он, благодаря гостей. Камиль-Хазрат Самигуллин рассказал на презентации о трудностях перевода — недостаток терминологии, попытка избавиться от старомодной чрезмерной возвышенности, иногда вызывающей комический эффект, от привнесенных значений («Лотос крайнего предела — это вообще что-то от буддизма»), и просто от ошибок — утверждение, что лотос в раю не будет иметь шипов, непонятно, потому что у лотоса и так их нет, в Коране речь идет все-таки о другом растении, и надо было понять, о каком.

Но дело не только в названиях упоминаемых в Коране растений. Молодые богословы Татарстана очищают смыслы Корана — и это куда важнее — от идеологических привнесений. Например, ваххабизма, который является не духовной сутью, а идеологической конструкцией, связавшей себя с исламом.

Кстати, богословы Дагестана, которым переводчики из Казани посылали свой перевод на экспертизу, возвращали его испещренными вопросами, подчеркиваниями, замечаниями, и все они не остались без внимания.

За презентацией конгрессе духовных лидеров Северного Кавказа последовало потрясающее выступление заместителя муфтия Кабардино-Балкарии Алима Кержажева. «Количество мусульман увеличивается, а увеличивается ли качество мусульман? С чем мы знакомим людей, будучи мусульманами?» Это был своего рода момент истины. Его вопросы точно подошли бы к носителям всех серьезных вер и религий.

*Это расширенная версия текста, опубликованного в номере «РГ»

Уникальный перевод Корана на русский язык создан коллективом из 40 авторов в России — Поволжье |

Уфа. 28 ноября. ИНТЕРФАКС-ПОВОЛЖЬЕ — Коллектив из нескольких десятков авторов создал точный перевод Корана на русский язык, презентация книги состоится 7 декабря в Махачкале, сообщил председатель ДУМ Татарстана Камиль-хазрат Самигуллин.

«Мы очень много думали, кто может освоить этот труд. Один человек не способен вобрать в себя все качества: знать и арабский, и русский одновременно, знать тонкости шариата и историю, быть филологом одновременно. Поэтому мы пришли к выводу, что это может быть только духовная личность, которая будет состоять из многих людей, и каждый будет специалистом в своем направлении», — рассказал он на ежегодном заседании Группы стратегического видения «Россия — Исламский мир» в Уфе в четверг.

Работа более 40 авторов продолжалась на протяжении семи лет, результатом ее стал, по мнению представителя ДУМ Татарстана, наиболее точный перевод первоисточника.

«Я считаю, что (этот перевод — ИФ) ближе к истине и дальше от ошибок. Может быть, у нас будут ошибки, но метод, который мы выбрали, я считаю самым подходящим и правильным», — сказал Самигуллин.

Такая работа, по его мнению, была необходима, поскольку все существующие до сих пор переводы были сделаны атеистами-востоковедами или православными проповедниками.

«Православные проповедники переводили, чтобы понять приближенно, востоковеды переводили, будучи атеистами», и смысл зависел от переводчика, отметил он.

Кроме того, в русском языке нет устоявшейся исламской терминологии.

«Зачастую терминология была взята у православных, и она не всегда подходит»,- отметил Самигуллин.

Он рассказал, что, в частности, иногда слово «сидр» переводится как «лотос». «Но слово «сидр» переводится как «жожоба», у нее есть шипы. В Коране говорится, что в джаннате (райских садах — ИФ) она будет без шипов. Но лотос всегда без шипов», — пояснил он.

Самигуллин рассказал, что переведенный Коран признало ДУМ Дагестана, которое категорически запрещает читать переводы. Изданием заинтересовались также мусульмане в Белоруссии, которые планируют перевести его на белорусский язык. Ранее авторы сделали также перевод Корана на татарский, электронный вариант которого передали башкирским мусульманам для перевода на национальный язык.

Совет муфтиев: в России появится новый общедоступный перевод Корана — Общество

МОСКВА, 9 декабря. /Корр. ИТАР-ТАСС Антонина Мага/. Группа мусульманских ученых-богословов начинает работу над новым смысловым переводом на русский язык Корана. Он будет доступным для широкого круга читателей и в то же время адекватно выражать главные особенности ислама как религии мира.

«Это наша обязанность перед современным обществом: создать такой смысловой перевод, который бы смог прочитать любой — и с высшим образованием, и без него, и мусульманин, и немусульманин», — отметил в интервью ИТАР-ТАСС зампред совета муфтиев России Рушан Аббясов перед открытием международного форума «Социализация уммы в стратегии развития гражданского общества», который пройдет сегодня в Москве.

«Те переводы Корана на русский язык, которые мы имеем сейчас, — это именные переводы. Их создали конкретные авторы, а не группа ученых, которые могли бы при возникновении каких-то спорных моментов постараться найти некую общую истину и максимально корректно донести смысл священного текста до российского общества с учетом богатства русского языка», — сказал муфтий, напомнив, что тема современного русского перевода священной книги уже давно обсуждается в Совете муфтиев.

«Сегодня мы формируем некую группу из числа авторитетных ученых, разбирающихся как в тонкостях русского, так и в тонкостях арабского языка, и могу сказать, что эта работа уже началась», — добавил он.

По словам Аббясова, «священный Коран дарован нам на арабском языке, и, конечно, любой перевод божественного откровения, а ведь именно так мусульмане относятся к Корану, не сможет полностью отразить все смыслы». В то же время муфтий убежден, что смысловой общедоступный перевод Священного Писания «послужит просвещению молодежи».

Аббясов подчеркнул, что пока конкретные сроки завершения этого масштабного проекта назвать невозможно, однако работа над новым переводом Корана не должна занять более пяти лет.

Коран — перевод с сирийского?

Мусульмане постоянно подчеркивают неподражаемость (и’джаз) и сохранность Корана как Откровения Божьего, настаивая не только на его художественном совершенстве, но и на том, что это единственное из когда-либо данных Откровений, которое осталось именно в том виде, в каком было ниспослано, на том же языке, в первозданной ясности и однозначности. Об этом говорит и сам Коран.

«Ведь Мы — Мы ниспослали напоминание, и ведь Мы его охраняем» (15:9).

«И поистине, это послание Господа миров. Снизошёл с ним дух верный на твоё сердце, чтобы оказаться тебе из числа увещающих, на языке арабском, ясном» (26:192-195).

«А если вы в сомнении относительно того, что Мы ниспослали Нашему рабу, то принесите суру, подобную этому, и призовите ваших свидетелей, помимо Аллаха, если вы правдивы. Если же вы этого не сделаете, — а вы никогда этого не сделаете! — то побойтесь огня, топливом для которого люди и камни, уготованного неверным» (2:21-22).

Каково же при этом будет узнать, что, согласно позиции целого ряда учёных, как раз наиболее прекрасные и вдохновляющие стихи Корана — это приблизительный арабский перевод или, скорее, переложение христианских гимнов, написанных на сиро-арамейском языке, и библейских фрагментов, в том числе апокрифических, из сирийских лекционариев, то есть из сборников христианских богослужебных текстов. Само слово «Quran» происходит от сирийского «Qeryana», что, собственно, и означает «лекционарий».

Всё начинается с того, что, несмотря на претензию на абсолютную ясность, абсолютно ясно, что Коран во многих местах тёмен. Иные фрагменты Корана вызывали затруднения и противоречивые толкования уже в первые века ислама. Как это объяснить?

Уже в начале 20 века появляются авторы, которые указывают на значительный пласт неарабской лексики и фразеологии в Коране. Это в первую очередь ассириец Альфонс (Хурмиз) Мингана (Mingana, 1878-1937), историк и востоковед, собиратель сирийских христианских рукописей, автор работы «Сирийское влияние на стиль Корана» (Syriac Influences On The Style Of The Kur’an, 1927). Далее следует Артур Джефри (Jeffrey, 1892-1959), австралийский профессор семитологии, автор «Словаря иностранных слов в Коране» (The Foreign Vocabulary of the Qur’an, 1938), в котором отражено 275 коранических терминов иноязычного происхождения.

В 70-е годы появляются работы Гюнтера Люлинга (Lüling), немецкого филолога сирийского происхождения, который в своих работах показал связь между композицией Корана и христианской гимнографией (Kritisch-exegetische Untersuchung des Qur’antextes. Erlangen, 1970; Über den Ur-Qur’an. Ansätze zur Rekonstruktion vorislamischer christlicher Strophenlieder im Qur’an, 1974). Люлинг и сейчас продолжает утверждать, что мусульмане сначала были иудео-христианской сектой, чья позиция была потом искажена и узурпирована позднейшими поколениями (A challenge to Islam for reformation: the rediscovery and reliable reconstruction of a comprehensive pre-Islamic Christian hymnal hidden in the Koran under earliest Islamic reinterpretations, New Delhi, 2003).

В 1977 году появляются две работы, составившие вехи в корановедении:
1) «Коранические иследования: источники и методы толкования писаний» (Quranic Studies: Sources and Methods of Scriptural Interpretation) известнейшего американского исламоведа, профессора Гарвардского и Лондонского университетов, Джона Эдварда Уонсбро (Wansbrough, 1928-2002), утверждавшего, что Коран собран из фрагментов самого разного происхождения; и
2) «Агарянство: становление исламского мира» (Hagarism: The Making of the Islamic World) принстонских исследователей Патрисии Кроун (Crone) и Майкла Кука (Cook), доказывавших, что Коран был манифестом еретического течения в иудаизме и что его текст собран на основе иудейских и христианских документов предшествующего периода.

Аналогичные идеи высказал арабский историк, профессор университета в Наблусе Сулейман Башар (Bashear, 1947-1991), особенно в работе «Арабы и другие народы в раннем исламе: к вопросу об отношениях между арабами и не-арабами в раннем исламе» (Arabs and others in Early Islam: discusses the relationship between Arabs and non-Arabs in early Islam, 1997).

В 90-е годы с поддержкой данного тезиса выступили Герд Рюдигер Пуин (Puin), немецкий специалист по коранической палеографии, открыватель Санского свитка Корана, а также пакистанец Ибн Варрак (Ibn Warraq), под чьей редакцией вышел сборник «Происхождение Корана» (Origins of the Koran: Classic Essays on Islam’s Holy Book, edited by Ibn Warraq, 1998). Общую позицию выразил Пуин, заявивший, что Коран — это «коктейль из разных текстов, большинство из которых были непонятны уже во времена Магомета. Многие из них на века старше самого ислама. …и среди них есть и христианский субстрат».

Наконец, своеобразный итог всем этим изысканиям подвёл немецкий профессор семитологии и арабистики Кристоф Люксенберг (Luxenberg) в своей сенсационной работе «Сиро-арамейское прочтение Корана: подход к расшифровке коранического языка» (Die Syro-Aramäische Lesart des Koran: Ein Beitrag zur Entschlüsselung der Koransprache, 2000). Наличие тёмных мест, трудных даже для понимания арабских мусульманских комментаторов, он объясняет тем, что они переведены с арамейского языка, который господствовал до 7 века на всём Ближнем Востоке, включая Аравийский полуостров. Значительная часть текста Корана является переводом с сирийского, и несколько поколений занимались адаптацией этих текстов для нужд арабских христиан. Во всех случаях тёмности коранического текста Люксенберг проверяет, присутствуют ли в нём омонимы, которые имеют другое значение в сирийском языке и с которыми текст становится значительно более понятным. Поскольку в раннем арабском не было знаков огласовки и диакритики, можно предположить, что позднее они расставлены неверно, и потому следует попробовать другие варианты. Далее, обратный перевод с арабского на сирийский зачастую позволяет обнаружить соответствующие фразы в более ранних сирийских источниках. Так, например, «huri», что обычно переводится как гурии, большеглазые девы, прислуживающие праведникам в раю, обозначает «белый виноград» (по этому поводу западные журналисты стали язвить, что, мол, шахиды рассчитывают на дев, а получат белый виноград). Пассаж из суры 33 делает из Печати пророков, каковым почитают Магомета мусульмане, лишь свидетеля пророков, которые пришли до него. И т.д. и т.п. В целом, коранический текст предстаёт как смесь арабского и сирийского, которая позже была ошибочно принята за чисто арабский текст.

В 2005 году конференция «К вопросу о новом прочтении Корана» в университете Нотр-Дам продемонстрировала, что «тезис Люксенберга» приобретает всё больше сторонников в академическом мире. А в 2006 году вышла книга Габриэля Сомы (Sawma) «Коран — неверно понятый, неверно переведённый и неверно прочтённый» (The Qur’an: Misinterpreted, Mistranslated, and Misread. The Aramaic Language of the Qur’an), в которой даётся развитие этого тезиса.

Несмотря на все доводы, убедить в подобном верующих, конечно же, невозможно ни при каких условиях. Чрезмерная настойчивость может обернуться летальным исходом, как это произошло с Сулейманом Башаром, которого фанатики выбросили из окна университета, где он преподавал. Поэтому, кстати, и Люксенберг, и Ибн Варрак — это лишь псевдонимы: учёные не хотят раскрывать свою личность, опасаясь террора.

Но для верующих в другое, то есть для христиан, становится ясно, что вся вдохновляющая сила ислама — это лишь отблеск Евангелия и вдохновения христианских «сладкопевцев». Всё то, что и христианам, и самим мусульманам нравится в исламе, из христианских источников. Сохранив Коран, Аллах сохранил христианские гимны. Неподражаемость Корана — это неподражаемость христианских гимнов. Поэтому, если христианину нравится повторять те или иные поэтические формулы Корана, он может не смущаться: ему нравится повторять перепевы сирийских христианских гимнов.

В свете достижений современной науки становится яснее и провиденциальная миссия ислама. Даже если в качестве несотворённого Откровения почитается несовершенный перевод, останется след от того ударения, которое сделали мусульманские авторы на предании себя Богу и на всех благах, которые следуют из него. Ислам предстанет как аспект христианства, временно отделённый от своего истока благодаря литературным перипетиям.

Добавление специально для тех, кто может промахнуться в понимании с первого раза.

Главная мысль Люксенберга — омонимическое прочтение Корана. Она вовсе не в том, что в каких-то раннехристианских тестах те же идеи, образы и проч. А в том, что если читать текст Корана не чисто по-арабски, а подставлять под одинаково звучащие на двух языках (арабском и сирийском) слова вместо арабских значений сирийские, то получатся как раз те самые христианские образы. В чисто арабском прочтении этих образов нет. И тем удивительнее, что они возникают.

Яркий пример: коранические описания рая (особ. 44:54, 52:20, 55:72, 56:21 и др.) при подстановке под арабо-сирийские омонимы сирийских значений находят параллели в гимнах Ефрема Сирина «О рае» (особ. 7:17, 9: 4-9, 155-157). Люксенберг сопоставляет выражение Wa zawwajnahum bi hur ‘in («И coпpяжём Mы иx c чepнoглaзыми, бoльшeoкими») с текстом Ефрема «И дадим им отдых среди чистейшего на вид винограда» (ср.: «Кто с мудрой умеренностию воздерживался от вина, того преимущественно ожидают к себе райские виноградники, и каждая лоза простирает к нему свои грозды. А если он девственник, принимают его в чистыя недра свои, потому что живя одиноко не познал он супружескаго лона, не восходил на брачное ложе»).

Для zawwajnahum, «сопряжём», Люксенберг предлагает другое и чистое арабское прочтение rawwahnahum: «дадим им отдых». Разница всего в двух диакритических точках. Нынешняя мусульманская интерпретация является результатом прочтения предлога bi как арабского «с». «Мы дадим им отдых с» звучит менее логично, чем «мы сопряжём их с». Однако в сирийском bi значит также «под» или «среди», что делает осмысленным перевод «мы дадим им отдых среди».
Если мы принимаем такое прочтение, hur’in более не может говорить о девственницах. Более того, традиционное мусульманское толкование hur требует идиоматической акробатики. Буквально hur значит множественное число от hawra, «белый». Таким образом, оно могло намекать на «белых женщин», но при этом объект тоже должен быть женского рода. Слово ‘in традиционно понималось как множественное число от «глаз», и всё вместе переводилось как «большеокие». Однакое такое сочетание необычно и встречается только во фразе hur ‘in. Таким образом, это неологизм. Буквальный перевод должен значить: «большеокими белыми» и относиться к девам в раю. В английских переводах этот слишком буквальный ряд слов ретушируется в форме: «красавицами с большими, прекрасными очами» (Pickthal), «прекрасными женщинами с великолепными, большими и лучезарными очами» (Yusufali) и даже «чистыми гуриями, прекрасными» (Shakir).

Люксенберг не отрицает, что hur может значить «белые», а ‘in «очи», однако предлагает другое, сирийское прочтение bi hur ‘in, меняющее контекст: «под безупречно/кристалльно чистыми белыми» или «среди безупречно/кристалльно белых». Эта загадочная фраза работает примерно так же, как ‘big cheese’ описывает важную персону по-английски. Люксенберг находит примеры метонимического использования слова «белые» в смысле «виноград/виноградины» как в сирийском, так и в арабском. «Око», по его мнению, это метафора, описывающая «появление» чего-либо. В этом случае он также обнаруживает выражения в обоих языках, типа «стать пред светлые очи», что значит «появиться», или «зеница ока», что значит высшую ценность чего-либо

Такое прочтение требует такой же лексической акробатики, как и традиционное, однако Люксенберг успешно реинтерпретирует все 8 пассажей, в которых фигурируют девственницы, так же как 3 пассажа, где фигурируют молодые мужчины в раю (52:24, 56:17-19 и 76:19). Все эти 11 реинтерпретаций полностью соответствуют новому прочтению аята 44:54. Дополнительное преимущество такого подхода, полагает Люксенберг, состоит в том, что повествование о «райском винограде» не только вписывается в контекст сирийской христианской литературы 7 века, но также освобождает текст Корана от следующего за этим «скандального эротизма».

Отметим также, что мысль об иноязычном протографе Корана была уже у современников Магомета, о чём свидетельствует сам Коран: «Mы знaeм, чтo oни гoвopят: «Beдь eгo yчит тoлькo чeлoвeк». Язык тoгo, нa кoтopoгo oни yкaзывaют, инoзeмный, a этo язык apaбcкий, яcный» (15:103). Человеком же, на которого намекают «они», мог быть Сергий Бахира, сирийский монах, которого мусульмане чтут как своего рода Иоанна Предтечу, узнавшего в юном Магомете будущего пророка, а христиане («Апокалипсис Бахиры») считали прямым инспиратором ислама, подучившим арабов несторианской ереси.

Tags: ислам, полемика

Какой перевод корана самый правильный.

Коран

Изучение сур из Корана – непременное условие для человека, начинающего выполнять намаз. Более того, важно произносить суры максимально четко и правильно. Но как это сделать, если человек не владеет арабским языком? В этом случае выучить суры помогут специальные видеоролики, создаваемые профессионалами.

На нашем сайте вы можете слушать, смотреть и читать все суры из Корана. Можно скачать Священную Книгу, можно читать ее в онлайн-режиме. Отметим, что ряд аятов и сур особо интересны братьям для изучения. Например, «Аль-Курси».

Многие из представленных сур являются сурами для намаза. Для удобства новичков мы прикрепляем к каждой суре следующие материалы:

  • транскрипция;
  • смысловой перевод;
  • описание.

Если вы считаете, что в статье не хватает какой-то суры или аята, сообщайте об это в комментариях.

Сура Ан-Нас

Сура Ан-Нас

Одна из ключевых сур Корана, которую необходимо знать каждому мусульманину. Для изучения можно использовать все методики: чтение, видео, аудио и проч.

Бисми-Лляhи-р-Рахман-ир-Рахим

  1. к̣уль-а’уузу-бираббин-нааас
  2. мяликин-нааас
  3. иляяhин-нааас
  4. минн-шарриль-васваасиль-ханнааас
  5. аллязии-йувасвису-фии-с̣удуурин-нааас
  6. миналь-джин-нати-ван-нааас

Смысловой перевод суры Ан-Нас (Люди) на русский язык :

  1. Скажи: «Прибегаю к защите Господа людей,
  2. Царя людей,
  3. Бога людей,
  4. от зла искусителя исчезающего при поминании Аллаха,
  5. который наущает в груди людей,
  6. от джиннов и людей

Описание суры ан-Нас

Суры из Корана ниспосланы для сего человечества. С арабского языка слово «ан-Нас» переводится как «Люди». Всевышний ниспослал суру в Мекке, в ней содержится 6 аятов. Господь обращается к Посланнику (мир ему и благословение Аллаха) с требованием всегда прибегать к Его помощи, искать только у Аллаха защиты от зла. Под «злом» подразумеваются не столько горести, которые сопровождают земной путь людей, сколько незаметное зло, которое мы совершаем сами, идя на поводу у собственных страстей, желаний, прихотей. Всевышний называет это зло «злом шайтана»: человеческие страсти – это джинн-искуситель, который постоянно пытается сбить человека с праведной дороги. Шайтан исчезает только при упоминании Аллаха: поэтому так важно регулярно читать и .

Необходимо помнить, что шайтан использует для обмана людей те пороки, что скрыты в них самих, к которым они зачастую стремятся всей душой. Только обращение ко Всевышнему способно избавить человека от зла, живущего в нем самом.

Видео для заучивания суры Ан-Нас

Сура Аль-Фаляк

Когда речь заходит про короткие суры из Корана , сразу вспоминается очень часто читаемая сура «Аль-Фаляк», невероятно мощная как в смысловом, так и в этическом смысле. В переводе с арабского «Аль-Фаляк» значит «Рассвет», что уже говорит об очень многом.

Транскрипция суры аль-Фаляк:

  1. к̣уль-а’узу-бираббиль-фаляк̣
  2. минн-шарри-маа-халяк̣
  3. ва-минн-шарри-г̣аасик̣ын-изяя-вак̣аб
  4. ва-минн-шаррин-наффаасаатифиль-‘ук̣ад
  5. ва-минн-шарри-х̣аасидин-изя-х̣асад

Смысловой перевод суры аль-Фаляк (Рассвет):

  1. Скажи: «Прибегаю к защите Господа рассвета
  2. от зла того, что Он сотворил,
  3. от зла мрака, когда он наступает,
  4. от зла колдуний, дующих на узлы,
  5. от зла завистника, когда он завидует».

Вы можете посмотреть видео, которое поможет заучить суру, понять, как правильно ее произносить.

Описание суры Аль-Фаляк

Суру «Рассвет» Аллах ниспослал Пророку в Мекке. В молитве содержится 5 аятов. Всевышний, обращаясь к Своему Пророку (мир ему), требует от него и всех его последователей, всегда искать спасения и защиты у Господа. Человек найдет у Аллаха спасение от всех созданий, способных причинить ему зло. «Зло мрака» — важный эпитет, который обозначает то беспокойство, страх и одиночество, что испытывают люди по ночам: подобное состояние знакомо каждому. Сура «Рассвет», ин ща Аллах, защищает человека от наущений шайтанов, стремящихся посеять ненависть между людьми, оборвать родственные и дружеские связи, вселить зависть в их души. Молитва,ин ща Аллах спасет от нечестивца, который лишился милости Аллаха из-за своей духовной слабости, и теперь стремится ввергнуть в пучину греха и других людей.

Видео для заучивания суры Аль Фаляк

Смотрите видео с транскрипцией и правильным произношением с Мишари Рашидом для обучения чтению 113 суры Аль Фаляк.

Сура Аль-Ихлас

Очень короткая, простая для запоминания, но, при этом, чрезвычайно действенная и полезная сура. Чтобы слушать Аль-Ихлас на арабском языке, можно использовать видео или MP3. Слово «Аль-Ихлас» в переводе с арабского означает «Искренность». Сура – искреннее признание в любви и преданности Аллаху.

Транскрипция (фонетическое звучание суры на русском):

Бисми-лляяhи-ррахмаани-ррахииим

  1. Куль ху Аллаху ахад.
  2. Аллаху с-самад.
  3. Лям йялид ва лям юляд
  4. Валям йякулляху куфуан ахад.

Смысловое переложение на русский язык:

  1. Скажи: «Он – Аллах Единый,
  2. Аллах Самодостаточный.
  3. Он не родил и не был рожден,
  4. и нет никого, равного Ему».
Описание суры «Аль-Ихлас»

Суру «Искренность» Аллах ниспослал Пророку в Мекке. В «Аль-Ихласе» содержится 4 аята. Мухаммад рассказывал своим ученикам, что как-то раз его с издевкой спросили об его отношению к Всевышнему. Ответом стала сура «Аль-Ихлас», в которой содержится утверждение, что Аллах – Самодостаточен, что Он Един и Единственен в своем совершенстве, что Он был всегда, и нет равного Ему по силе.

С требованием рассказать им о Его Боге, к Пророку (мир ему) обращались язычники, исповедовавшие многобожие. Буквальный перевод вопроса, который они использовали: «Из чего сделан твой Господь?». Для язычества было обычным делом материальное понимание бога: они создавали идолов из дерева и металла, поклонялись животным и растениям. Ответ Мухаммада (салляллаху ‘алейхи уа саллям) настолько потряс язычников, что они отказались от старой веры и признали Аллаха.

Множество хадисов указывают на преимущества «Аль-Ихлас». В рамках одной статьи невозможно назвать все достоинства суры, настолько их много. Приведем лишь самые главные:

В одном хадисе сказано, как Мухаммад (салляллаху ‘алейхи уа саллям) обратился к людям со следующим вопросом: «Разве каждый из вас не в состоянии прочесть за ночь треть Корана?». Горожане изумились и спросили, как таковое возможно. Пророк ответил: «Читайте суру «Аль-Ихлас»! Она равняется трети Корана». Этот хадис говорит о том, что в суре «Искренность» сконцентрировано столько мудрости, сколько не найти ни в одном другом тексте. Но не один размышляющий человек на 100% не уверен, что именно так слово в слово так сказал Пророк, мир ему, даже если это хадис (слово «хадис» с арабского языка переводится «рассказ») хороший по смыслу, ведь если он (мир ему) так не говорил, то это навет и ложь на Пророка (мир ему и благословение Аллаха).

Важно знать: все эти хадисы возможно не достоверные. Хадисы обязательно нужно смотреть на их соответствие с Кораном. Если хадис противоречит Корану, то он должен быть отброшен, даже если его каким-то образом умудрились засунуть в сборники достоверных хадисов.

Другой хадис пересказывает нам слова Пророка: «Если верующий каждый день по пятьдесят раз будет , то в День воскресения над его могилой раздастся голос свыше: «Встань, о восхваливший Аллаха, войди в Рай!». Кроме того, Посланник говорил: «Если человек прочтет сто раз суру «Аль-Ихлас», то Всевышний Аллах простит ему прегрешения пятидесяти лет при условии, что он не совершит грехи четырех видов: грех кровопролития, грех стяжательства и накопительства, грех разврата и грех употребления спиртного». Произнесение суры – это работа, которую человек совершает ради Аллаха. Если эта работа совершается с усердием, Всевышний обязательно наградит молящегося.

Хадисы неоднократно указывают на награду, которую получают за чтение суры «Искренность». Вознаграждение пропорционально количеству прочтений молитвы, затраченному на это времени. В одном из известнейших хадисов приведены слова Посланника, демонстрирующие все невероятное значение Аль-Ихлас: «Если кто прочтет суру «Аль-Ихлас» один раз, то будет осенен благодатью Всевышнего. Кто прочтет ее дважды, то под сенью благодати окажется он сам и вся его семья. Если кто-нибудь прочтет ее три раза, то благодать свыше получит он сам, его семья и его соседи. Каждому, кто прочтет ее двенадцать раз, Аллах дарует в Раю двенадцать дворцов. Кто прочтет ее двадцать раз, тот [в Судный день] будет идти с пророками вместе вот так (произнося эти слова, Пророк соединил и поднял вверх средний и указательный пальцы) Тому, кто прочтет ее сто раз, Всевышний простит все его прегрешения двадцати пяти лет, кроме греха кровопролития и греха невозвращения долга. Кто прочтет ее двести раз, тому будут прощены грехи пятидесяти лет. Каждому, кто прочтет эту суру четыреста раз, достанется вознаграждение, равное награде четырехсот шахидов, которые пролили кровь и чьи кони были ранены в боях. Кто прочтет суру «Аль-Ихлас» тысячу раз, тот не умрет, не увидев свое место в Раю, или пока ему не покажут его».

Другой хадис содержит своего рода рекомендации для людей, собирающихся в путь или уже находящихся в дороге. Путешественникам указано одиннадцать раз читать «Аль-Ихлас», схватившись обеими руками за дверные косяки своего дома. Если сделать это, то человек будет защищен в пути от шайтанов, их негативного воздействия и попыток вселить страх и неуверенность в душу путника. Кроме того, произнесение суры «Искренность» — гарантия благополучного возвращения в дорогие сердцу места.

Важно знать: никакая сура сама по себе ничем не может помочь человеку, помочь человеку может только Аллах и на Него уповают верующие! А многие хадисы, как видим противоречат Корану — прямой речи Самого Аллаха!

Есть и еще один вариант прочтения суры «Аль-Ихлас» — в сочетании с «Аль-Нас» и «Аль-Фалак». Каждую молитву произносят трижды. Чтение трех этих сур является защитой от злых сил. По мере произнесения молитвы необходимо дуть на человека, которого мы хотим защитить. Особенно полезна сура для детей. Если малыш плачет, кричит, сучит ножками, есть признаки сглаза, — обязательно попробуйте «Аль-Ихлас», «Аль-Нас» и «Аль-Фалак». Эффект будет более сильным, если прочесть суры перед сном.

Сура Аль Ихлас: видео для заучивания

Коран. Сура 112. Аль-Ихлас (Очищение веры, Искренность).

Сура Ясин

Величайшая сура Корана – Ясин. Этот священный текст должны учитьвсе мусульмане. Для упрощения запоминания можно использовать аудиозаписи или видео. Сура достаточно большая, она содержит 83 аята.

Смысловой перевод:

  1. Йа. Син.
  2. Клянусь мудрым Кораном!
  3. Воистину, ты – один из посланников
  4. на прямом пути.
  5. Он ниспослан Могущественным, Милосердным,
  6. чтобы ты предостерег людей, отцов которых никто не предостерег, из-за чего они оставались беспечными невеждами.
  7. Относительно большинства из них сбылось Слово, и они не уверуют.
  8. Воистину, Мы наложили на их шеи оковы до самого подбородка, и их головы задраны.
  9. Мы установили преграду перед ними и преграду позади них и накрыли их покрывалом, и они не видят.
  10. Им все равно, предостерег ты их или не предостерег. Они не веруют.
  11. Ты можешь предостеречь только того, кто последовал за Напоминанием и устрашился Милостивого, не видя Его воочию. Обрадуй его вестью о прощении и щедрой награде.
  12. Воистину, Мы оживляем мертвых и записываем то, что они совершили, и то, что они оставили после себя. Всякую вещь Мы подсчитали в ясном руководстве (Хранимой скрижали).
  13. В качестве притчи приведи им жителей селения, к которым явились посланники.
  14. Когда Мы отправили к ним двух посланников, они сочли их лжецами, и тогда Мы подкрепили их третьим. Они сказали: «Воистину, мы посланы к вам».
  15. Они сказали: «Вы – такие же люди, как и мы. Милостивый ничего не ниспосылал, а вы всего лишь лжете».
  16. Они сказали: «Наш Господь знает, что мы действительно посланы к вам.
  17. На нас возложена только ясная передача откровения».
  18. Они сказали: «Воистину, мы увидели в вас дурное предзнаменование. Если вы не прекратите, то мы непременно побьем вас камнями и вас коснутся мучительные страдания от нас».
  19. Они сказали: «Ваше дурное предзнаменование обратится против вас самих. Неужели, если вас предостерегают, вы считаете это дурным предзнаменованием? О нет! Вы – люди, преступившие границы дозволенного!»
  20. С окраины города второпях пришел мужчина и сказал: «О мой народ! Последуйте за посланниками.
  21. Последуйте за теми, кто не просит у вас награды и следует прямым путем.
  22. И почему бы мне не поклоняться Тому, Кто сотворил меня и к Кому вы будете возвращены?
  23. Неужели я стану поклоняться другим богам помимо Него? Ведь если Милостивый пожелает причинить мне зло, то их заступничество ничем не поможет мне, и они не спасут меня.
  24. Вот тогда я окажусь в очевидном заблуждении.
  25. Воистину, я уверовал в вашего Господа. Послушайте же меня».
  26. Ему было сказано: «Войди в Рай!» Он сказал: «О, если бы мой народ знал,
  27. за что мой Господь простил меня (или что мой Господь простил меня) и что Он сделал меня одним из почитаемых!»
  28. После него Мы не ниспослали на его народ никакого войска с неба и не собирались ниспослать.
  29. Был всего лишь один глас, и они затухли.
  30. О горе рабам! Не приходил к ним ни один посланник, над которым бы они не издевались.
  31. Неужели они не видят, сколько поколений Мы погубили до них и что они не вернутся к ним?
  32. Воистину, все они будут собраны у Нас.
  33. Знамением для них является мертвая земля, которую Мы оживили и извлекли из нее зерно, которым они питаются.
  34. Мы создали на ней сады из пальм и винограда и заставили биться в них источники,
  35. чтобы они вкушали их плоды и то, что создали своими руками (или чтобы они вкушали плоды, которые они не создали своими руками). Неужели они не будут благодарны?
  36. Пречист Тот, Кто сотворил парами то, что растит земля, их самих и то, чего они не знают.
  37. Знамением для них является ночь, которую Мы отделяем ото дня, и вот они погружаются во мрак.
  38. Солнце плывет к своему местопребыванию. Таково предустановление Могущественного, Знающего.
  39. Мы предопределили для луны положения, пока она вновь не становится подобна старой пальмовой ветви.
  40. Солнцу не надлежит догонять луну, и ночь не опережает день. Каждый плывет по орбите.
  41. Знамением для них является то, что Мы перенесли их потомство в переполненном ковчеге.
  42. Мы создали для них по его подобию то, на что они садятся.
  43. Если Мы пожелаем, то потопим их, и тогда никто не спасет их, и сами они не спасутся,
  44. если только Мы не окажем им милость и не позволим им пользоваться благами до определенного времени.
  45. Когда им говорят: «Бойтесь того, что перед вами, и того, что после вас, чтобы вы были помилованы», – они не отвечают.
  46. Какое бы знамение из знамений их Господа не явилось к ним, они непременно отворачиваются от него.
  47. Когда им говорят: «Расходуйте из того, чем вас наделил Аллах», – неверующие говорят верующим: «Неужели мы будем кормить того, кого накормил бы Аллах, если бы пожелал? Воистину, вы лишь находитесь в очевидном заблуждении».
  48. Они говорят: «Когда сбудется это обещание, если вы говорите правду?»
  49. Им нечего ожидать, кроме одного только гласа, который поразит их тогда, когда они будут препираться.
  50. Они не смогут ни оставить завещание, ни вернуться к своим семьям.
  51. Протрубят в Рог, и вот они устремляются к своему Господу из могил.
  52. Они скажут: «О горе нам! Кто поднял нас с места, где мы спали?» Это – то, что обещал Милостивый, и посланники говорили правду».
  53. Будет один только глас, и все они будут собраны у Нас.
  54. Сегодня ни одной душе не будет причинено никакой несправедливости, и вам воздастся только за то, что вы совершали.
  55. Воистину, обитатели Рая сегодня будут заняты наслаждением.
  56. Они и их супруги будут лежать в тенях на ложах, прислонившись.
  57. Там для них есть фрукты и все, что они потребуют.
  58. Милосердный Господь приветствует их словом: «Мир!»
  59. Отделитесь сегодня, о грешники!
  60. Разве Я не завещал вам, о сыны Адама, не поклоняться сатане, который является вашим явным врагом,
  61. и поклоняться Мне? Это – прямой путь.
  62. Он уже ввел в заблуждение многих из вас. Неужели вы не разумеете?
  63. Вот Геенна, которая была вам обещана.
  64. Горите в ней сегодня за то, что вы не веровали».
  65. Сегодня Мы запечатаем их уста. Их руки будут говорить с Нами, а их ноги будут свидетельствовать о том, что они приобретали.
  66. Если Мы пожелаем, то лишим их зрения, и тогда они бросятся к Пути. Но как они будут видеть?
  67. Если Мы пожелаем, то обезобразим их на их местах, и тогда они не смогут ни двинуться вперед, ни вернуться.
  68. Тому, кому Мы даруем долгую жизнь, Мы придаем противоположный облик. Неужели они не разумеют?
  69. Мы не учили его (Мухаммада) поэзии, и не подобает ему это. Это – не что иное, как Напоминание и ясный Коран,
  70. чтобы он предостерегал тех, кто жив, и чтобы сбылось Слово относительно неверующих.
  71. Неужели они не видят, что из того, что совершили Наши руки (Мы Сами), Мы создали для них скот, и что они им владеют?
  72. Мы сделали его подвластным им. На одних из них они ездят верхом, а другими питаются.
  73. Они приносят им пользу и питье. Неужели они не будут благодарны?
  74. Но они поклоняются вместо Аллаха другим богам в надежде на то, что им окажут помощь.
  75. Они не могут помочь им, хотя они являются для них готовым войском (язычники готовы сражаться за своих идолов, или идолы будут в Последней жизни готовым войском против язычников).
  76. Пусть их речи не печалят тебя. Мы знаем то, что они скрывают, и то, что они обнаруживают.
  77. Неужели человек не видит, что Мы сотворили его из капли? И вот он открыто препирается!
  78. Он привел Нам притчу и забыл о своем сотворении. Он сказал: «Кто оживит кости, которые истлели?»
  79. Скажи: «Оживит их Тот, Кто создал их в первый раз. Он ведает о всяком творении».
  80. Он создал для вас огонь из зеленого дерева, и теперь вы разжигаете огонь от него.
  81. Неужели Тот, Кто сотворил небеса и землю, не способен создать подобных им? Конечно, ведь Он – Творец, Знающий.
  82. Когда Он желает чего-либо, то стоит Ему сказать: «Будь!» – как это сбывается.
  83. Пречист Тот, в Чьей Руке власть над всякой вещью! К Нему вы будете возвращены.

Суру Ясин Аллах послал Мухаммаду (мир ему) в Мекке. В этом тексте Всевышний сообщил Пророку (салляллаху ‘алейхи уа саллям), что он – посланник Господа, и его задачей с момента откровения становится просвещение, обучение увещевание народа, прозябающего в пучине многобожия. В суре сказано и о тех, кто посмеют ослушаться указания Аллаха, кто откажется принять Посланника – этих несчастных ждет суровое наказание и всеобщее порицание.

Сура Ясин: видео с транскрипцией для заучивания

Величайший аят в Исламе. Каждому верующему необходимо тщательно заучить его и произносить в соответствии с наставлениями Пророка.

Транскрипция на русском языке:

  • Аллаху ляя иляяхэ илляя хуваль-хайюль-кайюум, ляя та — хузуху синатув-валяя навм, ляхумаафис-самааваати вамаафиль-ард,мэн зал-лязии
  • яшфя‘у ‘индаху илляя би изних, я‘ляму маа бэйнэ айдиихим ва маа хальфахум ва ляя юхиитуунэ би шэйим-мин ‘ильмихи илля би маа шаа‘а,
  • васи‘а курсийюху ссамаавати валь-ард, ва ляя яудуху хифзухумаа ва хуваль-‘алийюль-‘азыим.

Смысловой перевод :

«Аллах (Бог, Господь)… Нет бога, кроме Него, вечно Живого, Сущего. Его не постигнут ни сон, ни дремота. Ему принадлежит всё, что в небесах и на Земле. Кто заступится пред Ним, иначе как по воле Его!?Ему ведомо то, что было, и то, что будет. Никто не в состоянии постигнуть и частицы из знания Его, кроме как по воле Его. Небеса и Землю объемлет курсий (Великий Трон) Его, и не утруждает Его забота о них [Обо всем том, что находится в нашей галактической системе]. Он – Всевышний [по всем характеристикам выше всего и вся], Великий [величие Его не имеет границ]!» (см., Св.Коран, сура “аль-Бакара”, аят 255 (2:255)).

Аят Аль-Курси входит в суру Аль-Бакара (в переводе с арабского – корова). По счету в суре аят 255-й. Следует сразу сказать, что многие видные богословы считают, что «Аль-Кусри» — это отдельная сура, а не аят. Как бы то ни было, но Посланник заявил, что аят является ключевым в Коране, в нем содержится самое главное утверждение, выделяющее Ислам среди других религий – догмат о единобожии. Кроме того, в аяте приводятся свидетельства о величии и безграничной сущности Господа. В этом священном тексте Аллах назван ««исми ´азам» — это имя считается самым достойным именем Бога.

Обучающее видео для правильного произношения аята Аль Курси

Важно знать: не следует читать Коран громко на распев, а тем более соревноваться в этом — ато пока слушаешь такие мелодии впадешь в транс и не поймешь самого главного — смысла, который передал Аллах человечеству для соблюдения Корана и размышления над Его аятами.

Сура Аль-Бакара

– вторая и самая объемная в Коране. Священный текст содержит 286 аятов, которые раскрывают саму суть религии. В суре содержится учение Аллаха, наставление Господа мусульманам, описание того, как им следует вести себя в различных ситуациях. В целом можно сказать, что сура «Аль-Бакара» — это текст, который регулирует всю жизнь верующего человека. В документе сказано практически обо всем: о мести, о распределении наследства между родственниками умершего, о употреблении алкогольных напитков, об игре в карты и кости. Большое внимание уделено вопросам брака и развода, торговой стороне жизни, отношениям с должниками.

С арабского языка «Аль-Бакара» переводится как «Корова». Такое название связана с притчей, которая приведена в суре. В притче рассказывается о израильской корове и Мусе, мир ему. Кроме того, в тексте содержится много рассказов о жизни Пророка и его последователях. В «Аль-Бакара» напрямую сказано, что Коран – это руководство в жизни мусульманина, которое дано ему Всевышним. Кроме того, в суре есть упоминание о верующих, получивших благоволение от Аллаха, а также о тех, кто прогневил Всевышнего непослушанием и склонностью к неверию.

Вспомним слова Великого Пророка (да благословит его Аллах и приветствует): »Не превращайте свои дома в могилы. Шайтан бежит из дома, где читается сура Аль Бакара». Это исключительно высокая оценка суры «Корова» позволяет считать ее важнейшей в Коране. Огромное значение суры подчеркивает и другой хадис: «Читайте Коран, потому что в День воскресения он придет и будет заступаться за своих. Читайте две цветущие суры — суры «аль-Бакара» и «Али Имран», потому что в День воскресения они явятся, словно два облака или две стаи птиц, выстроившихся рядами, и будут заступаться за своих. Читайте суру «аль-Бакара», потому что в ней — благодать и изобилие, а без нее — печаль и досада, и колдунам не справиться с ней».

В суре «Аль-Бакара» главными считаются 2 последних аята:

  • 285. Посланник и верующие уверовали в то, что ниспослано ему от Господа. Все они уверовали в Аллаха, Его ангелов, Его Писания и Его посланников. Они говорят: «Мы не делаем различий между Его посланниками». Они говорят: «Слушаем и повинуемся! Твоего прощения мы просим, Господь наш, и к Тебе предстоит прибытие».
  • 286. Аллах не возлагает на человека сверх его возможностей. Ему достанется то, что он приобрел, и против него будет то, что он приобрел. Господь наш! Не наказывай нас, если мы позабыли или ошиблись. Господь наш! Не возлагай на нас бремя, которое Ты возложил на наших предшественников. Господь наш! Не обременяй нас тем, что нам не под силу. Будь снисходителен к нам! Прости нас и помилуй! Ты – наш Покровитель. Помоги же нам одержать верх над неверующими людьми.

Кроме того, в суре содержится аят «Аль-Курси», приведенный нами выше. Великий смысл и невероятная важность «Аль-Курси» неоднократно подчеркивалась ведущими богословами, ссылавшимися на знаменитые хадисы. Посланник Аллаха, мир ему, призывает мусульман обязательно читать эти аяты, учить их, обучать им членов своих семей, жен и детей. Ведь два последних аята «Аль-Бакара» и «Аль-Курси» — это непосредственное обращение к Всевышнему.

Видео: чтец Корана Мишари Рашид читает суру Аль-Бакара

Слушайте суру Аль Бакара на видео. Чтец Мишари Рашид. На видео отображается смысловой перевод текста.

Сура Аль-Фатиха


Сура Аль-Фатиха, транскрипция

Транскрипция Аль-Фатихи.

Бисмил-ляяхи ррахмаани ррахиим.

  1. Аль-хамду лил-ляяхи раббиль-‘аалямиин.
  2. Ар-рахмаани ррахиим.
  3. Мяялики яумид-диин.
  4. Ийяякя на’буду ва ийяякя наста’иин.
  5. Ихдина ссырааталь-мустакыим.
  6. Сыраатол-лязийна ан’амта ‘аляйхим, гайриль-магдууби ‘аляйхим ва ляд-дооллиин. Амин

Смысловой перевод суры Аль Фатиха на русском языке:

  • 1:1 Во имя Аллаха, Милостивого, Милосердного!
  • 1:2 Хвала Аллаху, Господу миров,
  • 1:3 Милостивому, Милосердному,
  • 1:4 Властелину Дня воздаяния!
  • 1:5 Тебе одному мы поклоняемся и Тебя одного молим о помощи.
  • 1:6 Веди нас прямым путем,
  • 1:7 путем тех, кого Ты облагодетельствовал, не тех, на кого пал гнев, и не заблудших.

Интересные факты о суре «Аль-Фатиха»

Бесспорно, сура «Аль-Фатиха» является величайшей сурой Корана. Это подтверждается эпитетами, которыми принято обозначать этот уникальный текст: «Открывающая книгу», «Матерь Корана» и т.д. Посланник (да благословит его Аллах и приветствует!) неоднократно указывал на особое значение и ценность этой суры. Например, Пророк говорил следующее: «Кто не прочитал Открывающую Книгу (т.е. суру «аль-Фатиха»), тот не совершил молитву». Кроме того, ему принадлежат и такие слова: «Кто совершает молитву, не читая в ней Открывающую Книгу, то она не полна, не полна, не полна, не закончена». В этом хадисе особое внимание обращает на себя троекратный повтор слова «не полна». Пророк оформил фразу таким образом, чтобы усилить воздействие на слушателя, подчеркнуть, что без чтения «Аль-Фатиха» молитва может не дойти до Всевышнего.

Каждому мусульманину следует знать, что сура «Аль-Фатиха» — это непременный элемент намаза. Текст вполне заслуживает чести находиться перед любой сурой Корана. «Аль-Фатиха» — самая читаемая сура в исламском мире, аяты из нее произносятся постоянно и в каждом из ракатов.

Один из хадисов утверждает, что Всевышний вознаградит читающего суру «Аль-Фатиха» в той же мере, как и человека, прочитавшего 2/3 Корана. Другой хадис приводит слова Пророка (да благословит его Аллах и приветствует!): “Я получил 4 вещи из особых сокровищ ‘Арша (Престола), из которых никто никогда ничего не получал. Это сура “Фатиха”, “Аятуль Курси”, последние аяты суры “Бакара” и сура “Каусар”. Колоссальное значение суры «Аль-Фатиха» подчеркивает и следующий хадис: «Четыре раза Иблису пришлось горевать, плакать и рвать на себе волосы: первое, когда его прокляли, второе, когда его прогнали с небес на землю, третье, когда Пророк (салляллаху ‘алейхи уа саллям) получил пророчество, четвертое, когда ниспосылалась сура “Фатиха”».

«Муслим Шариф» содержит один весьма показательный хадис, в котором приводятся слова Великого Пророка (да благословит его Аллах и присутствует»: “Сегодня открылась одна из дверей небес, которая раньше никогда не открывалась. И из неё спустился один ангел, который никогда раньше не спускался. И ангел сказал: “Получи благую весть о двух нурах, которые никогда до тебя никому не давались. Одно — сура “Фатиха”, а второе — окончание суры “Бакара (последние три аята)”.

Что обращает на себя внимание в этом хадисе в первую очередь? Конечно, то, что суры «Фатиха» и «Бакара» названы в нем «нурами». В переводе с арабского это слово означает «свет». В Судный день, когда Аллах будет судить людей за их земной путь, прочитанные суры станут светом, который обратит на себя внимание Всевышнего и позволит Ему отделить праведников от грешников.

«Аль-Фатиха» — это «исми А’зам», то есть, текст, который следует читать при любой ситуации. Еще в древности врачи заметили, что написанная розовым маслом на дне фарфоровой посуды сура делает воду исключительно целебной. Больного нужно поить водой на протяжении 40 дней. Через месяц он почувствует облегчение, если даст Бог. Чтобы улучшить состояние при зубной, головной боли, резях в животе, суру необходимо прочесть ровно 7 раз.

Обучающее видео с Мишари Рашидом: чтение суры Аль-Фатиха

Смотрите видео с Мишари Рашидом для заучивания суры Аль Фатиха с правильным произношением.

Мир вам, Милость и Благословение Всевышнего Аллаха

И напоминай, ибо напоминание приносит пользу верующим. (Коран, 51:55)

Разработчики Академии Корана намереваются реализовать сразу целый ряд различных обучающих механизмов, каждый из которых, в реальности, по своей сложности представляет из себя отдельный большой проект. В данный момент мы находимся на очень ранней стадии развития, но уже сейчас у вас есть возможность попробовать множество различных инструментов, которые мы уже успели сделать.

Чтение Корана

Мы стремимся создать один из самых удобных инструментов для чтения Священного Корана. Уже сегодня вы можете найти в нём целый набор уникальных возможностей, которых нет практически нигде более.

  • Подстрочный перевод по словам . Вы можете увидеть перевод каждого слова Корана на том языке, на котором вам удобно. Уже сейчас мы имеем практически завершённый перевод на русский язык, на сайт был загружен перевод на аглийский, а также ведутся работы по переводу слов Корана на башкирский, таджикский, азербайджанский и турецкий языки.
  • Множество тафсиров . Вы имеете возможность открыть один из семи основных тафсиров Корана на арабском языке, а также два самых известных тафсира на русском: аль-Мунтахаб и ас-Саади. Также, наши волонтёры ведут работу по подключению к нашему сайту перевода тафсира ибн-Касира.
  • Подсветка правил таджвида . Для того, чтобы вы могли быстрее научиться правильно читать Коран, вы можете воспользоваться подсказками к правилам таджвида, которые появляются прямо при наведении курсора на одну из подкрашенных букв.
  • Различные режимы навигации по Корану . У вас есть возможность переключаться между режимами отображения: вы можете читать Коран по аятам, сурам, рубам, хизбам и джузам. Также вы можете включить режим непрерывного чтения, который позволяет читать аяты в режиме потока.

Курсы по арабскому и Таджвиду

Мы работаем над созданием интерактивных учебных курсов, которые включают в себя видео-лекции, а также тесты с наборами вопросов для проверки ваших знаний. Также, после прохождения курса, вам будет полезно пройти заключительный мастер-тест, в ходе которого вам придётся подвергнуть проверке все свои знания курса.

Заучивание

Данный раздел в определённой степени похож на Словарь Корана, но здесь вы будете работать с инструментами, главная цель которых — дать вам возможность как можно быстрее заучить аяты Священного Корана наизусть.

В данный момент у нас доступны для использования следующие механизмы заучивания:


  • Закончить аят . Вам даётся частично заполненный аят с пустыми ячейками. Вам необходимо корректно заполнить в них пропущенные слова.
  • Прослушать и заполнить слова . Вам даётся возможность прослушать аят. После этого вам необходимо заполнить его слова в правильном порядке.
  • Разместить слова в соответствии с переводом . Вам даётся набор пустых ячеек. Ваша задача — вставить слова аята в нужные ячейки в соответствии с переводом.
Рейтинг: / 18

Вся хвала Аллаху, Господу миров!

Перевод Корана – это перевод самого текста Корана с арабского языка на другие языки мира. Смысловой перевод Корана – это изложение смысла Корана на других языках.

История перевода Корана на русский язык начинается со времен Петра I, по его приказу в 1716 г. в в Синодальной типографии Петербурга был издан первый перевод Корана на русский язык — «Алкоран о Магомете, или Закон турецкий». Данный перевод был выполнен с перевода на французский язык и включал в себя все неточности и пропуски слов и фраз в сурах.

Драматург М.И. Веревкин в 1790 году опубликовал свой перевод Корана, который назывался «Книга Аль-Коран аравлянина Магомета, который в шестом столетии выдал оную за ниспосланную к нему с небес, себя же последним и величайшим из пророков Божиих». Хотя перевод выполнен опять же с французкого языка и повторял все смысловые неточности, был написан более понятным простым языком и содержал церковнославянские слова. Этот перевод вдохновил А.С.Пушкина на создание поэмы «Подражание Корану» .

Далее шли переводы А.В. Колмакова (с английского) , Мирзы Мухаммада Али Гаджи Касим оглы (Александра Касимовича) Казем-Бека — «Мифтах Кунуз аль-Куран», К. Николаева — «Коран Магомеда». Все они были сделаны с переводов Корана на другие языки и вточности повторяли все смысловые ошибки этих переводов.

Первый перевод Корана с арабского языка был сделан Д.Н. Богуславским. Один из лучших научных переводов был сделан Г.С. Саблуковым — «Коран, законодательная книга мохаммеданского вероучения». И. Ю. Крачковского — «Коран», считается академическим переводом с арабского.

Первый научно-поэтический перевод был сделан Шумовским Т. А. В мусульманской среде такой перевод был встречен доброжелательно и одобрен мусульманским духовенством. Второй стихотворный перевод Корана на русский язык был сделан Валерией Пороховой, которая является первым переводчиком, исповедующим ислам. Перевод был произведён в сотрудничестве с видными мусульманскими богословами и получил множество одобрительных отзывов мусульманского духовенства и богословов, в том числе и от египетской академии Аль-Азха.

Востоковед Н.О.Османов делает перевод Корана с попыткой точной передачи смысла. В своем переводе Османов впервые использует тафсиры в комментариях. Вы можете скачать этот смысловой перевод Корана на данной странице.

Более точным переводом смыслов Корана на сегодня является «Коран» Э. Кулиева. Данный перевод одобрен мусульманскими учеными и духовенством.

«Коран, перевод смысла аятов и их краткое толкование» сделанный Абу Адель представляет собой совмещение перевода с толкованием.
Основой послужил «ат-Тафсир аль-муяссар» (Облегчённое толкование), составленный группой преподавателей толкования Корана, руководитель Абдуллах ибн абд аль-Мухсин, а также использованы толкования аш-Шаукани, Абу Бакра Джазаири, ибн аль-Усеймина, аль-Багави, ибн аль-Джаузий и других.

В данном разделе Вы сможете скачать Коран на русском языке и на арабском, скачать таджвид Корана и его тафсиры разных авторов, скачать Коран mp3 формата и видео разных чтецов, а также остальное, касающееся Священного Корана.

Именно на этой странице представлены тафсиры Корана на русском языке. Скачать можно как книги по отдельности, так и скачать весь архив книг. Скачивайте, или читайте онлайн книги, ибо мусульманин должен постоянно получать знания, закреплять их. Тем более, знания, связанные с Кораном.

На русском языке существует немало переводов Корана, о их достоинствах и недостатках по сравнению с арабским первоисточником мы и поговорим сегодня с Фаресом Нофалом.

Для Фареса арабский язык является родным, он хорошо знает Коран, так как учился в Саудовской Аравии. При этом он свободно говорит и пишет на русском языке и соответственно может оценить как сильные, так и слабые стороны различных переводов Корана на русский язык.

1. Фарес, каков статус любых переводов Корана в глазах мусульман?

Совершенно естественно, что любой перевод является искажением первоисточника через призму видения текста переводчиком. И поэтому Коран, являясь книгой священной, ниспосланной именно на арабском языке и раскрывается в полной мере лишь в первоисточнике. Мусульмане вполне корректно называют любые переводы «переводами смыслов». И вправду – передавая смысл, зачастую забывается вполне научная филологическая сторона, которой авторы переводов для пояснения смысла могут пренебрегать, вставляя несуществующие в тексте пояснения. Поэтому переводы Корана воспринимаются строго как смысловые передачи, неравноценные первоисточнику.

2. На ваш взгляд, можно ли адекватно на русском языке передать смысл Корана, или без знания арабского языка в этом деле никак не обойтись?

Для ответа на этот вопрос необходимо отметить несколько пунктов. Во-первых, расстояние во времени между седьмым веком и веком двадцать первым оставило все-таки огромный след на филологической стороне текста. Сейчас и для самих арабов стиль Корана, его лексика не является предельно ясной, какой была для первых мусульман . Все-таки Коран – памятник древности, и к нему необходим особый подход. Во-вторых, Коран написан именно арабским языком с применением арабской фразеологии и лексики, чуждой во многом славянским языкам. Вот простой пример. В аяте 75:29 присутствует выражение «обернется (сойдется) голень с голенью» . Такого оборота нет в русском языке, и оно носит символичный характер. Также важно помнить, что текст этот имеет исключительное религиозное значение, и потому важно отмечать именно эту специфику без отступлений от оригинального текста. Конечно это трудно, и переводчику необходимы глубокие познания как в арабском языке и арабистике в целом, так и в исламе. Без этого в переводе можно очень далеко зайти.

3. Сколько переводов Корана существует на русском языке?

История переводов Корана на русский язык, на мой взгляд, крайне трагична. Первый перевод (а это времена Петра I) были сделаны не с оригинала, а с французского перевода того времени. Самый первый научный перевод Священного Писания мусульман был сделан, как это ни странно, православным апологетом, профессором КазДА Гордием Семеновичем Саблуковым, в XIX веке. И лишь уже в начале XX века академик Игнатий Юлианович Крачковский заканчивает работу над ныне распространенным переводом смыслов Корана. Далее появляется первый поэтический перевод Шумовского, а после – известные переводы В.М. Пороховой, М.-Н. О. Османова и Э.Р. Кулиева. В 2003 году был издан перевод Б.Я. Шидфар, но не получил такой популярности, как тиражируемые переводы Крачковского, Кулиева, Османова и Пороховой. Именно о них я предпочитаю говорить, ибо на них ссылаются при полемике большинство мусульман различных течений.

4. Могли бы вы кратко описать сильные и слабые стороны различных переводов?

Самая слабая сторона всех переводов – это попытка соотнести перевод и художественную форму (причем необходимо помнить что Коран – это все-таки проза, в который использован литературный прием «Саджа»a» — одинаковые окончания последних букв предложения). К примеру, Порохова использует в своем переводе форму белого стиха, однако любому арабу понятно, что это больше не перевод, а пересказ, причем в значительной мере христианизированный – чего стоит замена во многих местах слова «раб» словом «слуга» (к примеру, 21:105). Пороховой вставляются целые фразы, отсутствующие в оригинале лишь для красоты формы. Чтобы не быть голословным, приведу пример из аята 2:164, где переводчица ставит в тексте, изначальная форма которого предельно лаконично передана Крачковским в словах «и в облаке подчиненном, между небом и землей» целое выражение: «Что облака меж небом и землей Как слуг своих перегоняют» . Вряд ли такой перевод можно назвать научным, и о нем, при всем уважении к Валерии Михайловне, можно отозваться лишь о работе дилетанта как в арабской филологии, так и в области ислама.

Более интересен перевод Кулиева. Не имея – как и Порохова – востоковедческого образования, Эльмир Рафаэль оглы взглянул на текст глазами мусульманина. Здесь мы видим довольно высокую точность, которая, однако, исчезает в сложных местах. Также Кулиев принимает на себя ответственность вставлять в текст «дополнения», которых нет в тексте, но которые – по мнению переводчика – являются верными. Так, к примеру, Кулиев берет смелость утверждать, что загадочный «Узайр сын Аллаха», почитаемый иудеями, это — священник Ездра, духовный лидер евреев периода эпохи второго храма. Почему? Ведь даже в толкованиях (к которым возвращался при переводе Кулиев) нет прямого указания на Ездру. Многие арабисты замечают у Кулиева и подмену слов и оборотов оригинала своими синонимами и фразами, что тоже снижает качество перевода как научного труда .

Перевод Магомеда-Нури Османова стоит отметить особо. Доктор философских наук провел титанический труд, целью которого было раскрытие для мусульман смысла аятов Корана. Однако профессор, как и Кулиев, предпочитает собственный пересказ подстрочнику (можно отметить как пример аят 2:170, когда в фразе «застали наших отцов» слово «застали» заменено словом «стояли»). Пренебрегая художественным стилем, Османов для ясности текста совершает научно значимую ошибку – вставляет тафсир (толкование) в сам текст. К примеру, явно в тексте аята 17:24 отсутствует выражение «помилуй их, как они [миловали] и растили меня ребенком «. В маленьком отрывке две ошибки – нет в оригинале ни слова «миловали», ни слова «растили». Более точен перевод Крачковского: «помилуй их, как они воспитали меня маленьким «. Смысл изменяется лишь ненамного. Но уровень объективности, конечно же, падает. В целом, перевод неплох, если различать текст тафсира и собственно текст Корана, т.е. можно сказать, что перевод предназначен для читателей (больше мусульман), уже достаточно ознакомившихся с исламом как таковым.

Перевод же академика Крачковского сух и академичен. Однако именно он, как подстрочник, является лучшим передатчиком смысла Корана. Крачковский не смешивал толкования и текст в «одну кучу», и руководствовался прежде всего научным интересом. Здесь Вы не встретите ни своевольных вставок, ни переложений. Перевод одинаково хорош как для изучающего арабский язык, так и для религиоведа-исследователя. Именно он не скрывает проблемных для полемики мест, и тем самым является интересным для любого, интересующегося проблемами сравнительного богословия и религиоведения.

5. Встречались ли вам откровенные смысловые подлоги в каких-либо переводах Корана?

Да. Примечательно, что встречал я их в большем количестве именно в самых «идеологизированных» переводах – Кулиева и Пороховой. Приведу пример касающийся области, которая уже затрагивалась нами – права женщины. Особое внимание общественности приковано к проблеме наложниц, за что ислам повседневно слышит упреки общественности. И Порохова решила сгладить этот «острый» угол обманом – в ее переводе аята 70:30 фразеологизм «те, которыми овладели их десницы» – то есть, наложницы — был замене словосочетанием «рабыней, (Которой он свободу подарил и в жены принял)» . Налицо умышленный подлог в одном из самых спорных предписаний ислама.

Не менее жестко обошлись вышеупомянутые переводчики обошлись и с аятом 17:16. В то время, как Крачковский («А когда Мы желали погубить селение, Мы отдавали приказ одаренным благами в нем, и они творили нечестие там; тогда оправдывалось над ним слово, и уничтожали Мы его совершенно» ) и Османов («Когда Мы хотели погубить [жителей] какого-либо селения, то по Нашей воле богачи их предавались нечестию, так что предопределение осуществлялось, и Мы истребляли их до последнего» ) более или менее солидарны, то Порохова переводит один из главных аятов, повествующих о предопределении и воле Аллаха о людях так: «Когда хотели Мы разрушить город (за смертные грехи его людей), Мы слали повеленье тем из них, кто был в нем одарен благами — и все ж нечестие творил, — Тогда над ним оправдывалось Слово, и Мы его до основанья разрушали» . Кулиев еще больше отдалился от оригинала: «Когда Мы хотели погубить какое-либо селение, то повелевали его изнеженным роскошью жителям покориться Аллаху. Когда же они предавались нечестию, то относительно него сбывалось Слово, и Мы уничтожали его полностью «. Два последних переводчика по непонятным причинам забыли и про частицу «f», означающую в арабском причинность, заменив ее союзом «и», и про лексику, да и несуществующие частицы вставили. Для неискушенного читателя представлю подстрочник: «Wa itha (и если) aradna (мы захотим) an nahlika (уничтожить) qaryatan (какую-либо деревнью) amarna (прикажем) mutrafeeha (её привязанным к жизни беззаконникам) fa fasaqoo (и сотворят они беззаконие) feeha (в ней) fa haqqa (и свершится) Aalayha (в ней) alqawlu (слово) fadammarnaha (и уничтожена) tadmeeran [инф. предыдущего слова, совершенная степень]».

То есть, попросту говоря, читателя обводят «вокруг пальца», заставляя верить в то, о чем умалчивает первоисточник. Но, к сожалению, это умалчивается как светскими, так и мусульманскими арабистами, теологами, востоковедами.

6. Какой русскоязычный перевод Корана вы считаете наиболее адекватным своему арабскому первоисточнику и почему?

Конечно же, перевод Крачковского. Религиозная нейтральность академика, его исключительно научный подход и несомненно высокая квалификация только благоприятно повлияли на качество перевода. Несмотря на свою сложность для восприятия, этот перевод – лучшее отображение слов первоисточника. Однако не стоит забывать и о толкованиях. Адекватное восприятие смыслов Корана невозможно без анализа исторического, богословского контекстов коранических цитат. Без этого будет непонятен любой перевод, даже переводы Османова и Кулиева. Будем же объективны.

Не разрешается делать буквальный, дословный перевод Корана. Для него обязательно нужно привести пояснение, толкование, потому что это слово Всевышнего Аллаха. Всё человечество не сможет создать ничего подобного этому или равного одной суре Священной Книги.

В чём состоит задача переводчика? Задача переводчика — передать средствами другого языка целостное и точное содержание подлинника, сохранив его стилистические и экспрессивные особенности. Под «целостностью» перевода надо понимать единство формы и содержания на новой языковой основе. Если критерием точности перевода является тождество информации, сообщаемой на разных языках, то целостным (полноценным или адекватным) можно признать лишь такой перевод, который передает эту информацию равноценными средствами. Иначе говоря, в отличие от пересказа, перевод должен передавать не только то, что выражено подлинником, но и так, как это выражено в нем. Это требование относится как ко всему переводу данного текста в целом, так и к отдельным его частям.

При переводе с одного языка на другой приходится учитывать действие одних и тех же факторов логико-семантического порядка для передачи одного и того же смыслового содержания. При письменном переводе предварительное прочтение и анализ переводимого текста позволяют заранее определить характер содержания, идейную установку и стилистические особенности материала, чтобы иметь критерий для выбора языковых средств в процессе перевода. Однако уже в ходе анализа текста в нем выделятся такие «единицы перевода», будь то отдельные слова, словосочетания или части предложения, для которых в данном языке, в силу создавшейся традиции, существуют постоянные незыблемые соответствия. Правда, в любом тексте такие эквивалентные соответствия составляют незначительное меньшинство. Неизмеримо больше будет таких «единиц перевода», передачи которых переводчику придется выбирать соответствия из богатейшего арсенала средств того или иного языка, но и этот выбор далеко не произволен. Конечно, он отнюдь не ограничивается показаниями двуязычного словаря. Никакой словарь не может предусмотреть все разнообразие контекстуальных значений, реализуемых в речевом потоке, точно так же, как он не может охватить и все разнообразие сочетаний слов. Поэтому теория перевода может устанавливать лишь функциональные соответствия, учитывающие зависимость передачи определенных смысловых категорий от действия различных факторов.

Таким образом, в процессе перевода выстраиваются три категории соответствий:

  1. Эквиваленты, установившиеся в силу тождества обозначаемого, а также отложившиеся в традиции языковых контактов;
  2. вариантные и контекстуальные соответствия;
  3. все виды переводческих трансформаций.

Любой перевод – это трансформация текста, привнесение чего-то нового или исключение непереводимого. Переводчики постоянно встречаются с проблемами. Например, многие конструкции русского языка оказываются громоздкими в сравнении с арабскими фразами. Бывает и так, что в русском языке вообще не существует значения какого-либо слова. В любом языке мира существуют слова, которые невозможно встретить в каком-либо другом. Возможно, со временем некоторые такие слова займут место в альтернативном словаре, но до тех пор переводчики вынуждены будут применять описательный перевод, а это приводит к разной трактовке одного и того же слова. Устойчивые выражения, идиомы и пословицы отражают психологию языка и используют яркие образы. Зачастую они не совпадают в русском и арабском языках, что приводит к непониманию.

Всевышний Аллах в Коране говорит (смысл): «Если вы сомневаетесь относительно правды и подлинности Корана, который мы ниспослали Нашему рабу – Пророку Мухаммаду (мир ему и благословение), то принесите хоть одну суру, подобную любой суре Корана по красноречию, назиданиям и руководству, и призовите ваших свидетелей помимо Аллаха, которые могли бы свидетельствовать, если вы правдивы…» (2:23).

Одной из главных особенностей Корана является то, что аят может иметь один, два или десять разных смыслов, не противоречащих друг другу и подходящих к разным жизненным ситуациям. Язык Корана красив и полисемичен. Ещё особенностью Корана является то, что в нём немало мест, требующих пояснения Пророка Мухаммада (мир ему и благословение), ведь Посланник Аллаха (мир ему и благословение) является основным учителем, поясняющим Коран людям.

В Коране множество аятов ниспосылалось в определённых ситуациях, связанных с бытом и жизнью людей, Аллах давал Пророку ответы на вопросы. Если сделать перевод Корана, не зная ситуации или обстоятельства, связанные с аятом, то человек попадёт в заблуждение.

Также в Коране есть аяты, связанные с различными науками, исламским правом, законом, историей, нравами, иманом, Исламом, атрибутами Аллаха и ценностью арабского языка. Если алим по этим всем наукам не осознает смысл аята, то, как бы хорошо он ни владел арабским языком, он не познает всю глубину аята. Вот поэтому дословный перевод Корана не допустим. А все переводы, которые в настоящее время имеются на русском языке, являются дословными.

Нельзя переводить Коран, кроме как через толкование., в котором каждый аят должен рассматриться в его многозначии, должно указываться время и место ниспослания, хадисы, поясняющие данный аят, мнения асхабов и уважаемых ученых о данном аяте. Для того чтобы составить толкование (тафсир), необходимо соблюдение определённых условий. Тот, кто совершит перевод Корана или его тафсир при отсутствии хотя бы одного из них, то он заблуждается сам и вводит в заблуждение других.

  1. Муфассир должен в совершенстве знать арабский язык и его семантику, должен в совершенстве владеть грамматикой арабского языка.
  2. В совершенстве должен владеть наукой сарф (морфология и склонение).
  3. Он должен знать основательно этимологию (ильмуль иштикак).
  4. Необходимо владеть семантикой (маан). Это позволит ему по составу слова понять его смысл.
  5. Необходимо владеть стилистикой арабского языка (ильмуль баян).
  6. Надо знать риторику(балагат). Это помогает выявить красноречие.
  7. Переводчик и толкователь Корана должен знать методы (кираат) его чтения.
  8. Необходимо основательно знать основы вероубеждения (Акыда) . В противном случае толкователь не сможет сделать смысловой перевод, и своим буквальным переводом сам впадёт в заблуждение и других введёт в него.
  9. Переводчик-толкователь должен основательно знать исламскую юриспруденцию, право (усуль фикх), науку, поясняющую, как из Корана выносятся решения.
  10. Необходимо владеть и фикхом, знать Шариат.
  11. Надо знать причины и следствия ниспослания аятов.
  12. Муфассиру необходимо знать об аятах насих-мансухи (отменённые и отменяющие), т. е. какой-то аят может заменять решение другого аята, и необходимо понимать,какому из 2-х аятов нужно следовать. Если толкователь не знает насих-мансух, то люди не смогут понять многообразие Корана, а будут думать, что в религии есть противоречия.
  13. Человек, толкующий Божественную книгу, должен знать хадисы, поясняющие смысл аятов, ниспосланных коротко, значение которых непонятно само по себе. Смысл этих аятов не будет понятен человеку без поясняющих хадисов, как бы хорошо он ни владел арабским языком.
  14. Толкователь-переводчик Корана должен иметь «ильму ладуни» – сокровенные знания, открытые ему Аллахом в итоге его следования Корану и хадису. В хадисе сказано: «Кем бы ни был тот, кто следует приобретённым знаниям, ему Аллах откроет и те науки, о которых он не знал» (Абу Нуайм).

Поэтому, если человек берётся за перевод Корана, ему необходимо осознать, что на нём лежит огромная ответственность. Человек должен изначально изучить огромное количество литературы, связанной с Кораном и Кораническими науками. Перевод делается обычных текстов, но Коран – это речь Аллаха. Переводчик – это второй автор. В нашем случае второго автора не может существовать, Коран один и автор его Аллах, Аллах ниспослал свою книгу на арабском языке, значит она и должна оставаться на арабском. Дословных-буквальных переводов быть не должно, людям необходим тафсир-толкование, чтобы в нём ученый объяснял красоту и многозначность Божественного текста.

Запрещен ли перевод Корана?

В. Я преподаю мировую географию в США и провожу время, обсуждая ислам и мусульман. Я узнал, что Коран нельзя переводить ни на какой другой язык, потому что, как говорят, слова Мухаммеда нельзя понять ни на каком другом языке, кроме арабского. Кто-то сказал, что переводить это почти кощунственно? Это правда? Верно ли также, что в Коране есть отрывок, который каждый мусульманин должен уметь читать и узнавать? Я также читал, что для того, чтобы быть мусульманином, нужно только заявить, что есть только один Бог.Это правда? Есть ли разница в этом между мусульманами-суннитами и мусульманами-шиитами?

М. Басби

A. Здесь нужно прояснить некоторые вещи. Во-первых, Коран не является словом Пророка Мухаммада (мир ему). Он ее не сочинял. Это слово Бога, которое открыло его Пророку Мухаммаду (мир ему) через ангела Гавриила. Его стиль неповторим. Это лучший стиль арабского языка: очень точный, но очень богатый по смыслу; обращение как к мирянам, так и к высокообразованным людям одновременно; полный образов, которые возникают перед нашими глазами, когда мы декламируем или слушаем его декламацию.

Ислам – это послание всему человечеству, и это послание содержится в Коране. Поэтому мусульмане обязаны донести это до людей и понять их. Как это можно сделать, если Коран не переведен на другие языки? Можем ли мы сказать людям, что все они должны выучить арабский язык, чтобы понимать слово Божие? Даже если они хотят это сделать, люди различаются по своей способности изучать иностранные языки и по своей способности понимать то, что выражено на их родном языке, не говоря уже о том, что сказано на иностранном языке.Итак, как мы должны передавать Божье послание людям, не говорящим по-арабски? Пророк разослал письма правителям соседних стран. Одним из получателей был Геракл, византийский император. В этом письме цитируется коранический аят. Излишне говорить, что император перевел письмо, включая процитированный в нем стих из Корана. Пророк знал, что это произойдет, но ничего против этого не имел. Как действие, совершенное и санкционированное Пророком, может считаться богохульством?

Дело в том, что Коран очень сложно перевести. Однако многие перевели его на большое количество языков. На английский язык есть множество его переводов, некоторые из которых сделаны мусульманскими учеными, а некоторые — немусульманами. Ни один достойный упоминания ученый не возражал. Однако никто не может воспроизвести великолепие коранического языка. Что нам нужно понять, так это то, что Коран в его оригинальном арабском тексте — это слово Бога. Его перевод является выражением переводчиком того, что он понял из Корана. Следовательно, он подвержен ошибкам. Переводы на другие языки могут содержать ошибки.

Коран состоит из 114 сур, или глав: одни короткие, другие длинные. Многие из них средней длины. Отрывок, на который вы ссылаетесь, — это первая сура, озаглавленная «Аль-Фатиха» или «Открытие», короткая и состоящая из семи стихов. Мы читаем его в каждом ракате, или единице молитвы, что означает, что мы читаем его не менее 17 раз каждый день. Его можно перевести следующим образом: «Во имя Бога, Господа благодати, Присномилосердного. Хвала Богу, Господу всех миров; Господь благодати, Вечно Милостивый; хозяин Судного Дня.Тебе одному мы поклоняемся и к Тебе одному обращаемся за помощью. Направь нас на прямой путь; путем тех, кого Ты одарил Своими милостями, а не тех, кто навлек на себя Твой гнев, и не тех, кто заблудился». Поскольку читать в каждой молитве обязательно, каждый мусульманин выучивает эту суру и запоминает ее на самом раннем этапе.

Чтобы быть мусульманином, нужно четко заявить в следующих словах: «Свидетельствую, что нет божества, кроме Бога, и что Мухаммед — Посланник Бога.Это отличительный признак мусульманина. Если человек делает это заявление, полностью осознавая его значение, то этот человек является мусульманином. Человек, который не делает этого заявления, не является мусульманином.

Как три американки перевели один из самых популярных в мире Коранов

Один из самых влиятельных и широко читаемых англоязычных переводов Корана в мире написан тремя американками. Они приняли ислам в 1980-х годах и сейчас живут и работают в Саудовской Аравии.

Но то, что отличает перевод Корана от «Сахих Интернэшнл» от других женских переводов, заключается в том, что, несмотря на свое происхождение, это не феминистская переделка некоторых из наиболее спорных стихов Корана. Вместо этого, Сахих Международный Коран пользуется широкой популярностью, в том числе среди некоторых наиболее консервативных приверженцев ислама. А в последнее время перевод десятилетней давности стал основной версией, используемой в англоязычной пропаганде ИГИЛ.

Однако его создатели остаются практически неизвестными — в основном по собственной воле.Это история о том, как три белые дамы из Америки стали одними из самых влиятельных издателей Корана.

***

В то время как ее сверстники были заняты накачиванием клеш, Эмили Ассами провела 1970-е годы, изучая арабский язык в Дамаске, Сирия, куда женщина, родившаяся в Калифорнии, переехала со своим арабским мужем. Она приехала туда атеисткой. Но вскоре она нашла смысл в Коране и стала изучать языки в Дамасском университете, в конце концов приняв ислам и переехав в Саудовскую Аравию. В наши дни она более известна среди последователей как Умм Мухаммад или под именем Амина.

«Она всегда искала Истину, но ее отец не верил в Бога», — говорится в биографии Ассами в «Почему женщины принимают ислам ». «Она хотела, чтобы у нее был Бог, который мог бы говорить с ней и направлять ее, как это делали пророки».

Согласно этой биографии, Ассами вырос в семье атеистов. (Ее отец, ученый, не верил в Бога.) Но она впервые заинтересовалась исламом после предвзятого сравнительного религиоведения, проведенного учителем истории.

«Она хотела изучить пророка Мухаммеда и то, что он сказал о боге, и, по ее мнению, если бы она могла счесть это иррациональным, как она ожидала, она бросила бы этот предмет раз и навсегда», — говорится в книге.

Затем Ассами попросила своего отца помочь ей найти книгу о пророке Мухаммеде. Но он сказал ей, что, к его огорчению, ничего в библиотеке на эту тему не написано мусульманами.

И все же, когда Ассами в конце концов взяла в руки Коран, что-то щелкнуло. Ее привлекло сходство со священными книгами, которые она узнала.

«Я начал читать перевод Корана с самого начала. Я обнаружила, что многие вещи я не понимала, но другие меня впечатлили», — написала она. «Поэтому я решил продолжить свое чтение, так как я все равно не мог заснуть, чтобы не думать слишком много, я начал читать, хотя мое сердце не очень было в этом, и вдруг предо мною были эти слова: «И обрадуй терпеливые, говорящие, когда приходит несчастье: Богу мы принадлежим, и к Нему наше возвращение…’»

«И я чувствовала себя лучше, чем каким-то образом», — написала она.

Вскоре последовали ее коллеги, которые были на два десятилетия моложе Ассами.

Мэри Кеннеди, уроженка Орландо, специалист по английскому языку, работающая редактором в издательстве, выросла в христианской семье во Флориде. Она рассказала Arab News, что была любознательной, но «многие вещи никогда не совпадали». Все изменилось, когда она начала читать исламские тексты.

Обращение ее брата проложило путь к ее собственному. И ее семья поддерживает, сказал Кеннеди.

«Это не было травмой, когда кто-то выбрал для них другой маршрут», — сказала она Arab News. «Они успокоились со временем, когда увидели, что я серьезно отношусь к исламу и хорошо уживаюсь с исламскими правилами и мусульманской семьей».

Как и Ассами, путешествие Аматуллы Бэнтли в Саудовскую Аравию началось рано. В детстве она находила католицизм, в котором она выросла, неудовлетворительным: каждый раз, когда она шла на исповедь, независимо от того, в каком грехе, ее покаяние было одинаковым.

«Скажи десять «Радуйся, Мария» и пообещай больше так не делать», — вспоминала она The Daily Beast.

Она стремилась к освобождению от католицизма своей семьи из-за недостатка веры, но продолжала жаждать высшей силы, которая, как она считала, создала вселенную. «На мой взгляд, я больше придерживалась идеи «Матери-Земли», — сказала она. Затем в колледже она познакомилась с иностранными студентами-мусульманами, если не откровенно практикующими, и привлекла ее внимание. В конце концов они обсудили религию, хотя Бэнтли колебался.

«Я помню, как говорила: «Я бы никогда так не жила», — вспоминает она.«Очевидно, я купился на распространенное заблуждение, что женщины имеют меньше прав в исламе».

Но Бентли по-прежнему любопытно. Она узнала больше об исламе и пришла к выводу, что если с женщинами плохо обращаются в мусульманских странах, то это происходит из-за культуры и человеческого влияния, а не из-за религии.

«Я увидела красоту религии и убедилась, что она исходит от Самого Бога», — сказала она. «Я принял ислам в 1986 году и в следующем году переехал в Саудовскую Аравию».

В 1989 году она наткнулась на Дар Абул-Касима, когда овдовевшая подруга попросила ее передать рукопись мужа издателю.Бэнтли спросила, может ли она прочитать его, прежде чем передать, и вернулась с предложениями для вдовы.

Затем Бэнтли привлекла Кеннеди, чтобы он послужил дополнительным глазом для англоязычной копии, и Ассами, который к тому времени бегло говорил по-арабски, чтобы помочь вернуться к арабским текстам, переводы которых были неясны в книге.

«Короче говоря, мы очистили и реорганизовали текст и подготовили его к печати», — сказал Бэнтли. «Издателю понравились наши улучшения, и поэтому мы втроем продолжили редактировать работы других авторов, а позже начали писать и собственные названия.

С тех пор три женщины продолжали работать в команде над различными текстами, приняв прозвище Saheeh International — прежнее слово, означающее «подлинный». В конце концов, люди начали предлагать заняться более крупным проектом: Кораном.

***

Не только женщины из Saheeh International взяли на себя задачу перевода Корана. По крайней мере еще две женщины выполнили полный сольный перевод на английский язык. Многие другие были частью более крупных групп с совместным обучением, посвященных проекту, в том числе получившему высокую оценку «Изучению Корана», опубликованному в 2015 году.

Но другие женщины-переводчики, Лале Бахтияр и Тахир Саффарзаде, подошли к переводу по-другому. После смерти Саффарзаде хвалили за перевод священной книги на «поэтический английский». А для Бахтияр, возможно, самой известной из женщин-переводчиков, целью было лучшее понимание суры Ан-Ниса, стих 34 — печально известного стиха о мужчинах, бьющих своих жен.

«Мужчины имеют власть над женщинами по [праву] того, что Аллах дал одним над другими и что они тратят [на содержание] из своего имущества.Итак, праведные женщины преданно послушны, охраняя в отсутствие [мужа] то, что Аллах повелел им охранять», — говорится в одном распространенном переводе. «Но те [жены], от которых ты опасаешься высокомерия, — [сначала] советуйся с ними; [затем, если они упорствуют], оставь их в постели; и [наконец], ударить их. Но если они повинуются тебе [еще раз], не ищи против них средств. Воистину, Аллах всегда Возвышен и Велик».

Бахтияр, чей перевод The Sublime Quran вышел в 2007 году, вырос католиком в США.С., но затем училась у Сейеда Хоссейна Насра (одного из переводчиков «Изучения Корана»), когда переехала в Иран. В конце концов она обратилась в веру своего отца. Затем Бахтияр выучил арабский язык и взялся за перевод, и, как гласит история происхождения, ему действительно впервые пришлось столкнуться со стихом 4:34.

«Я решил, что либо это должно иметь другое значение, либо я не могу продолжать перевод», — сказал Бахтияр New York Times . «Я не мог поверить, что Бог санкционирует причинение вреда другому человеку, кроме как на войне.

Затем она потратила месяцы на оспариваемый арабский глагол daraba , прежде чем наткнулась на определение, означающее «уходить».

«Я сказал себе: «О, Боже, именно это имел в виду пророк», — сказал Бахтияр Times . — Когда у пророка были проблемы со своими женами, что он делал? Он никого не бил, так почему же любой мусульманин должен делать то, чего не делал пророк?»

В переводе Бахтияра последняя часть стиха переведена следующим образом: «Те (е), чьего сопротивления [нушуз] вы боитесь , затем увещевай их (f) и оставляй их (f) в их спальном месте, затем уходи от них (f).

Другая женщина, Камилла Хельмински, также перевела существенные части Корана на английский язык, согласно диссертации Рима Хассена. На своем веб-сайте Хельмински утверждает, что она первая женщина-переводчик на английский язык.

На самом деле Saheeh International предшествовала им всем. Их Коран вышел в 1997 году.

Еще больше усложняет дело то, что весь проект перевода в ислам чреват напряженностью. Коран — это богооткровенное слово Бога, а не «книга», и из поколения в поколение он передавался только устно.Даже сам процесс его записи на арабском языке является изменением. По сей день заучивание Корана является признаком мастерства и престижа.

«Долгое время в мусульманском мире арабский текст считался неприкосновенным только потому, что он был откровением Бога», — сказал The Daily Beast Брюс Лоуренс, исследователь ислама из Университета Дьюка. «Завораживающая красота действительно хорошего чтения Корана, есть ощущение величия, ритма, чувства Корана, которое можно передать только человеческим голосом, оно не может быть передано человеческим глазом.

Таким образом, чтобы перевести его с арабского на любой другой язык, нужно взять слова Бога и пропустить их через человеческий фильтр. По этой причине многие мусульмане не будут называть переводы «Кораном», а скорее проникнутся название с языком, который означает, что это модифицированный продукт. Часто арабский оригинал появляется рядом.

сказал бы, что англичане пытаются интерпретировать Коран…. но не может быть английской версии Корана», — сказал Лоуренс.

Saheeh International, следует той же традиции в своей публикации: Коран: английские значения и примечания .

Таким образом, феминистская реклама по понятным причинам вызвала бы гнев. На карту поставлены не просто споры о тексте, а утверждение о том, что миллионы мусульман неправильно поняли слово Божие.

В интервью 2007 года New York Times говорится, что Бахтияр думал, что «женщины должны знать, что есть альтернатива» стиху об избиении жены.

«Мужчины в мусульманском мире, — сказала она, — также будут выступать против того, чтобы американец, особенно женщина, перетолковывал господствующий перевод», — говорилось в статье.

Но Бентли сказал, что у женщин Сахиха таких страхов не было. Опять же, они не переинтерпретировали.

***

Репортеру потребовался год, чтобы наконец взять интервью у женщин из Saheeh International. Первые подходы были отвергнуты — они были заняты, и раньше их обжигали СМИ.Последняя попытка увенчалась успехом. — ответил Бэнтли.

Бэнтли сказала, что Асами, которую она называет Умм Мухаммед, преподает в Исламском центре для женщин в их городе. На самом деле она учила и Бэнтли тоже.

«Будучи ее ученицей, я осознала, что ее способность переводить арабские выражения на английский не похожа ни на одного учителя, который у меня был раньше, — сказала она. «Это было особенно верно в ее переводе стихов из Корана».

После того, как Бэнтли рассказал предыдущей владелице Дар Абул-Касим о подарке Ассами, он несколько лет уговаривал ее взяться за проект.«[Когда] он начал предлагать лучший и более простой перевод значений Корана, чем те, которые доступны, я решительно отказался — я не был квалифицирован — я не мог даже рассмотреть это», — сказал Ассами Arab News . .

Наконец она согласилась. Кеннеди и Бэнтли помогали «редактировать и предлагать сноски», и первое издание вышло в 1997 году.

(В 2007 году владелец «Дар Абул-Касим» вышел на пенсию. уверенные в никабе американские женщины», — так Arab News описали троицу во время визита в их книжный магазин в Джидде в 2010 году, ранее выпускавших брошюры и буклеты об исламе на английском языке.Но взяться за перевод смысла Священного Корана было совсем другой задачей.

«Этот проект отличался от других тем, что потребовалось много исследований, чтобы точно отразить принятые значения Корана, но при этом он был ограничен рамками английской грамматики», — сказал Бэнтли. «Некоторые отрывки из Корана имеют более одного значения, а в переводе обычно можно отразить только одно из предполагаемых значений».

Ассами начала изучать арабский язык три десятилетия назад.«Люди не могли на самом деле ответить на мои вопросы, поэтому я поняла, что мне придется научиться читать по-арабски, чтобы знать, что говорят мусульманские ученые», — вспоминала она позже в интервью Arab News .

Но она не исламский ученый и поэтому столкнулась с некоторыми ограничениями на то, что она могла взять на себя. Женщины стараются отметить, что они начали с нуля, но не изобретали заново колесо: перевод Ассами черпает свою силу из авторитетных ученых, на которых она опиралась и синтезировала.

«Оказывается, те немногие, кто пытался нас дискредитировать, были людьми, хотя и с добрыми намерениями защитить значение Корана, но озабоченными некоторыми формулировками», — сказал Бэнтли. «В каждом известном нам случае оказывалось, что родным языком человека был арабский, и поэтому они неправильно понимали английскую терминологию».

Ассами переписывалась с некоторыми из этих людей, чтобы прояснить ее смысл и язык, добавил Бэнтли. «Это помогло нам упростить язык и добавить полезные сноски в более поздних изданиях.”

Перевод Saheeh International теперь онлайн часто рекомендуется для англоговорящих. Это часто перевод по умолчанию на религиозных веб-сайтах, хотя он не так хорошо известен и широко не используется в академических кругах. Профессор Лоуренс сказал, что это часть недавней попытки получить «первоклассную английскую версию» Корана, хотя он считает, что ей не хватает некоторых качеств предпочитаемых им переводов.

«Джибрил говорил стихами, если он не говорил стихами», — сказал он, имея в виду ангела, который передал Коран Мухаммеду.Saheeh International, с другой стороны, «забивает язык, но не заставляет его петь».

Его переводчики отдавали предпочтение ортодоксальной точности, а не эстетике. Иногда те, кто интересуется этим, спрашивают на досках объявлений, можно ли ему доверять, и ответы в целом положительные. Редко комментаторы упоминают в качестве примечания, что переводчиками являются женщины. В других случаях мусульмане-шииты нападают на откровенно суннитские толкования «Сахих».

«Я использовал Sahih International как суннит, так и шиит.Как суннит я не вижу в этом ничего плохого, но как шиит в нем есть все недостатки, которые привносят другие суннитские переводы», — написал один бывший суннит, а теперь шиит, комментатор в Интернете. «В настоящее время я стараюсь держаться на расстоянии от Sahih International, потому что это самый предвзятый суннитский перевод, с которым я когда-либо сталкивался».

Читатели-сунниты и шииты могут не согласиться с тем, как некоторые стихи Корана интерпретируются на английском языке. Точно так же шиитский комментатор не одобрял сообщение Сахиха, когда Сэми Эль-Гоарани, 24-летний житель северной части штата Нью-Йорк, написал своему брату прощальную записку на случай, если тот погибнет, сражаясь за ИГИЛ, он оставил одно ключевое указание.

«Продолжайте читать», — сказал он Тареку, согласно сообщениям, обнаруженным в суде. «И читайте Международный Коран Сахих, это лучший перевод».

Действительно, этот репортер впервые наткнулся на перевод Saheeh International, когда искал, какой перевод использовался в официальной пропаганде ИГИЛ, например в журнале Dabiq. Как и в случае с рекомендацией Эль-Гоарани, Дабик и другие формы пропаганды ИГИЛ также полагались на перевод «Сахих», предполагая, что ему отдают предпочтение.

Несколько удивительно видеть, что организация, которая так ограничивает роли женщин, обратилась к женскому переводу своих теологических основ. Но что примечательно в Saheeh International, так это то, насколько ничем не примечательный перевод — их усилия заключались в том, чтобы сделать ортодоксальные источники доступными, а не вводить новшества.

Возьмите стих 4:34, который Бахтияр пытался вернуть феминисткам.

«Но те [жены], от которых ты опасаешься высокомерия, — [сначала] их посоветуй; [затем, если они упорствуют], оставь их в постели; и [наконец], ударить их.Но если они повинуются тебе [еще раз], не ищи против них средств. Воистину, Аллах всегда Возвышен и Велик», — говорится в переводе «Сахих Интернэшнл».

В этом женском переводе сохранено слово, доставившее феминисткам столько неприятностей.

Вот почему «Сахих» имеет разрешение правительства Саудовской Аравии, как и все религиозные публикации, издаваемые в Королевстве. «Я знаю, что когда-то этот перевод также считался официальным английским переводом Королевства, но я не участвовал в этом процессе, — сказал Бэнтли. «Предыдущий владелец «Дар Абул-Касим», которому в то время принадлежали авторские права на наш перевод, упомянул об этом факте».

Перед смертью этот владелец продал права фонду Al-Muntada Al-Islami Trust, базирующемуся в Лондоне, который контролирует печать и распространение, добавила она. «Саудовцы продвигали его как своего рода обновленную женскую версию Корана, — сказал Лоуренс. сильно […], а затем они сделали это Умм Мухаммад и Сахих Интернэшнл».

Сахих Интернэшнл работает и пользуется популярностью среди определенных сегментов мусульманских женщин. Некоторые из них назвали группу «салафитскими феминистками», имея в виду ультраконсервативная разновидность ислама, практикуемая в Саудовской Аравии.

Но в обмене с The Daily Beast Бэнтли отвергла попытки представить женщин под этим ярлыком.

«Мы совершенно не согласны с этим, — написала она. выступают против ярлыков именно потому, что такие слова, как «салафит» и «феминистка», означают разные вещи для разных людей. Для некоторых это положительные термины; другим — наоборот».

«Если бы нам пришлось адаптировать термин, это были бы просто «мусульманки», — написала она.

Когда Коран говорил по-английски

Коран, когда-то принадлежавший Томасу Джефферсону и использовавшийся членом палаты представителей Кейтом Эллисоном, штат Миннесота, первым мусульманином, избранным в Конгресс, во время его церемонии приведения к присяге в Капитолии США, выставлен в Библиотеке Конгресса, 4 января 2007 г. , в Вашингтоне. Хараз Н. Ганбари/AP

Первый член Конгресса-мусульманин вступил в должность в январе 2007 года.Для церемонии приведения к присяге член палаты представителей Кит Эллисон, штат Миннесота, решил дать клятву на Коране. Копия, которую он использовал, специально предоставленная для этого случая Библиотекой Конгресса, когда-то принадлежала Томасу Джефферсону.

Почему у Джефферсона была копия Корана? Третий президент интересовался исламом по многим причинам, как объясняет Дениз А. Спеллберг в своей книге «Коран Томаса Джефферсона». Однако он смог прочитать священную книгу ислама в первую очередь только благодаря недавнему переводу, первому прямому переводу с арабского на английский язык, копию которого он приобрел, будучи студентом юридического факультета в 1765 году.Этот перевод, сделанный молодым английским юристом по имени Джордж Сейл, сыграл огромную роль в изучении и понимании Корана на Западе.

Европейский интерес к исламу

Задолго до того, как европейцы стали управлять мусульманскими колониями, интерес к исламу и его культуре в Европе был высок. Частично причина была политической. Три мусульманские империи доминировали в значительной части Азии: османы в Анатолии, Средиземноморье и Аравии; Сефевиды в Персии; и Моголы в Индии.

Эти мусульманские династии были не только могущественны, но и вызывали восхищение своим утонченным искусством и культурой — музыкой, поэзией, садами, керамикой и тканями. Более того, книги на арабском языке давали знания во многих областях тем, кто выучил язык. Не только науки и философия, но даже арабская литература привлекали европейских переводчиков. Так, в 1704 году француз впервые перевел «1001 ночь», рассказы которой вскоре стали непреходящей классикой как европейской, так и арабской письменности.

Помимо всего прочего, сама религия ислама казалась особенно привлекательной областью исследования для различных европейских ученых и мыслителей. Каким образом горстка мусульман вышла с Аравийского полуострова в седьмом веке, чтобы завоевать так много известного мира? Это был один из величайших вопросов мировой истории, с чем согласились и французский философ эпохи Просвещения Вольтер, и английский историк Эдвард Гиббон. Кроме того, философы и свободомыслящие христиане считали центральный постулат ислама, единство Бога, более рациональным, чем тайна христианской Троицы.Таким образом, многие европейцы придавали исключительное значение исламу и арабскому языку его откровения.

Выполнение перевода

В ноябре 1733 года в Лондоне появился первый перевод Корана с арабского на английский, копию которого впоследствии купил Джефферсон. Его автор Сале в свободное время выучил арабский язык и никогда не был в мусульманской стране. Однажды он написал: «Я слишком хорошо понимаю недостатки, под которыми должен лежать тот, кто не является уроженцем и никогда не был в стране, играя в критика на таком сложном языке, как арабский.Для перевода священной книги Сейл в основном использовал тома из своей собственной библиотеки, в том числе недавний латинский перевод, опубликованный в Риме эпохи Контрреформации. Этот латинский Коран, предназначенный для использования католическими миссионерами, содержал огромное количество ранее непереведенной информации.

Сейл также позаимствовал рукописный экземпляр Корана в Голландской церкви в Лондоне. Книга была переписана в конце 16 века в Стамбуле, столице Османской империи, а в 1633 году голландский торговец подарил ее лондонской церкви. Он пролежал в библиотеке почти столетие, пока им не воспользовался Сейл. Мы не знаем, почему именно этот экземпляр был собран и привезен в Лондон, но Кораны были престижными предметами в глазах европейцев. Священная книга ислама, вероятно, была наиболее часто собираемой арабской книгой, которую часто приобретали коллекционеры, не умевшие ее читать.

Даже сегодня западные ученые обращаются к его «Корану». Историк Майкл Кук назвал его «старым переводом, который очень хорошо себя зарекомендовал».

Хотя Сейл этого не сказал, он полагался непосредственно на эту конкретную копию при написании своего перевода, как я обнаружил при изучении рукописи в Лондоне в 2012 году во время моего исследования европейских знаний об исламе в эпоху Просвещения. В этом Стамбульском Коране представлены некоторые редкие варианты определенных слов, которые также встречаются в переводе Сейла, что доказывает связь. Текст сопровождается комментарием, который был одним из самых популярных в Османской империи.Используя его, Сейл предложил в своем переводе и примечаниях интерпретацию, которая в значительной степени отражала господствующее османское понимание Корана.

Появилась только одна более ранняя английская версия, в 1649 году, но она была основана на вольном французском переводе и, как выразился Сале, «добавила ряд новых ошибок» к своему французскому оригиналу. Напротив, то, чего добился Сейл, было удивительно беглым, элегантным и точным текстом. Он восхищался красотой Корана, но с приличествующей ему скромностью заявил, что «не следует думать, что перевод не уступает по достоинству оригиналу.Тем не менее, его проза продолжает звучать и сегодня, о чем свидетельствуют первые строки его версии знаменитого «тронного стиха»: «БОГ! нет БОГА, кроме него; живое, самосущее: ни дремота, ни сон не овладевают им; Ему принадлежит все, что на небе и на земле».

Интеллектуальное наследие

Перевод

Сейла был не только литературным достижением высокого уровня, но и вкладом в науку. Он включил длинное предисловие, в котором объяснил многие исторические, богословские и ритуальные аспекты ислама.До его «Корана» лучшая информация об исламе, доступная англичанам, была на латыни. Усилия Сейла подорвали предвзятые представления, циркулировавшие со времен средневековья. Например, он рассказал о жизни пророка Мухаммеда без упоминания легендарных и полемических историй, которые так часто рассказывались в Европе со времен средневековья. Сейл работал вслед за возобновившимися европейскими усилиями по изучению арабского языка и изучению исламских традиций, и он извлек пользу из работы своих предшественников. Тем не менее, он также привнес в предмет проницательную критическую способность.Это сочетание точных знаний и готовности понять чужую религию делает «Коран» Сале замечательным достижением, имеющим непреходящее значение.

Действительно, перевод оставался стандартной английской версией до середины 20 века. Таким образом, он передал знание Корана и ислама не только современникам Сейла, но и многим поколениям британцев и американцев. Даже сегодня западные ученые обращаются к его «Корану», особенно из-за его обширных примечаний; историк Майкл Кук назвал его «старым переводом, который очень хорошо себя зарекомендовал.

В наш век доступно множество переводов Корана. Если в 18 веке на английском языке было только одно издание, а в 19-м — два, то в 20-м их было как минимум 16, половина из которых вышла в последней четверти века. Тем не менее средний житель Запада мало знает об исламе, несмотря на постоянно увеличивающееся количество встреч между мусульманами и немусульманами, будь то иммиграция, торговля или туризм. Знания и симпатия ко многим народам мира, в том числе к многочисленным разновидностям мусульман, не поспевают за авиаперелетами, спутниковым телевидением и интернет-связью.

Возможно, история Джорджа Сейла и его перевода Корана, написанного вопреки всему, без помощи Интернета, должна послужить источником вдохновения. Западные народы веками изучали ислам и его культуры. Переводя ее наиболее важные тексты, они стремились пожинать плоды многих литературных и интеллектуальных традиций, вдохновленных этой религией.

Новый перевод вызывает споры об исламских стихах

«Отшлепать?» — воскликнул профессор Абу Эль Фадл, который пришел к выводу, что этот стих относится к редкой публичной судебной процедуре, закончившейся до 10 века.«Это действительно странно. Это автор слишком много фантазирует».

Г-жа Бахтияр, которой 68 лет и она имеет докторскую степень в области педагогической психологии, решила перевести Коран, потому что она нашла существующую версию недоступной для жителей Запада. Например, многие еврейские и христианские имена были арабизированы, поэтому Моисей и Иисус появляются в английской версии Корана как Муса и Исса.

Дойдя до проблемного стиха, г-жа Бахтияр провела следующие три месяца на «дарабе».Она не говорит по-арабски, но научилась читать священные тексты на арабском, когда училась и работала переводчиком в Иране в 1970-х и 80-х годах.

Ее озарение наступило примерно после 10-го прочтения арабо-английского лексикона Эдварда Уильяма Лейна, 3064-страничного тома 19-го века, сказала она. Среди шести страниц определений слова «дараба» было «уходить».

«Я сказала себе: «О, Боже, именно это имел в виду пророк», — сказала г-жа Бахтияр, выступая в офисе Kazi Publications в Чикаго, компании по доставке исламских книг по почте, которая публикует ее перевод. .«Когда у пророка были трудности со своими женами, что он делал? Он никого не бил, так зачем мусульманину делать то, чего не делал пророк?»

Она считает, что перевод «бить» противоречит другому стиху, в котором говорится, что если женщина хочет развода, с ней не следует обращаться плохо. По ее словам, если бы у женщин была возможность остаться в браке и быть избитыми или развестись, женщины, очевидно, ушли бы.

Г-жа Бахтияр потратила три месяца на перевод стиха, в котором говорится об обращении с непослушной женщиной.Кредит … Салли Райан для The New York Times

Были подобные интерпретации, но ни одна из них не была включена в перевод. Споры о переводах Корана, которые считаются вечными словами Бога, вращаются вокруг религиозных традиций и арабской грамматики. Критики обвиняют г-жу Бахтияр в обоих случаях.

Ориентализм перевода — открыватель

Долгое время я рано приходил в независимую школу, где преподавал гуманитарные науки между занятиями в аспирантуре.Если бы дороги, пересекающие солончаки Массачусетса, не были перегружены, я был бы первым, кто увидел бы мерцание флуоресцентных ламп в холле факультета, сначала неуверенно, освещая знакомый ландшафт столов, стульев и книжных шкафов. Это место скопления представляло собой тихий оазис до того, как утренний звонок перемежался крещендо шагов студентов, лязга шкафчиков и бурной беседы.

Гостиная факультета служила складом для подарков, а также местом для работы.Как по волшебству, могут материализоваться смещающиеся столбцы 90 269 National Geographic 90 270 или пожелтевшие от старости карты. Проницательный взгляд может спасти новые классные принадлежности из заброшенных остатков чердаков и подвалов.

Однажды осенним утром я обнаружил груду коробок, аккуратно сложенных на обшарпанном столе в углу учительской. Сверху выцветшим маркером была нацарапана этикетка с указанием содержимого: «Книги — пожалуйста, возьмите!» На дне первого контейнера я откопал красивый англоязычный Коран, его горчичный фолиант был выложен филигранью охры и бирюзы.Зная, что позже в этом семестре я буду читать лекции по исламу, я взял ее обратно в класс.

Листая том, я наткнулся на историю публикаций наряду с обычным вступительным материалом. Заинтригованный, я читал дальше. Вскоре я обнаружил, что первый англоязычный перевод Корана в Соединенных Штатах был сделан в типографии, расположенной в нескольких минутах ходьбы от моей школы. Но что привлекло мое внимание, так это язвительное предисловие к этому американскому Корану, перепечатке перевода Александра Росса 1649 года с французской версии:

.

«Добрый читатель, теперь, спустя тысячу лет, Великий Аравийский Самозванец через Францию ​​прибыл в Англию, и его Алькоран или Галлимауфри Ошибок (ребенок такой же уродливый, как родитель, и такой же полный ересей, как его ошпаренная голова был полон scurfe [так в оригинале]) научился говорить по-английски. Я полагаю, что Переводчик выставляет это произведение на всеобщее обозрение не иначе как какое-то чудовище, привезенное из Африки, чтобы люди смотрели, а не обожали его; и как вид чудовища или уродливого существа должен побуждать смотрящего восхвалять Бога, Который не сотворил его таковым; поэтому чтение этого Алькорана должно побудить нас благословить Божью благость к нам на этой земле, которые наслаждаются славным светом Евангелия, и узреть истину в красоте Его Святейшества, Который допустил, чтобы так много стран были ослеплены и порабощены. с уродливым потомством Мохамета Брэйна…»

Наполненное клеветой предисловие скорее напоминало бред интернет-тролля, чем научные предисловия, которые мы читаем сегодня.«Необходимое предостережение» Росса представляет ислам как девиантное и пагубное явление. По-видимому, думая, что его перевод будет представлять некоторую опасность для немусульманских английских читателей, Росс предполагает, что ценность этого чудовища заключается в контрастах, которые он освещает. «Великолепный свет Евангелия» сияет ярче во тьме ислама. Поэтому переводчик призывает свою аудиторию «восхвалять» и «благословлять» Бога за этот знак «мрака и рабства», от которого они были освобождены.

Предисловие этого переводчика к Корану представляет собой единственный образец жанра, процветавшего на протяжении веков.Долгое время было немыслимо, чтобы Коран появился в Европе и Северной Америке без предостережения об опасности неправильного использования. Такие знакомства с печатными переводами колеблются между восхищением и враждебностью по отношению к их предмету, но неизменно заканчиваются пренебрежительным отношением к нему. В то же время распространение Корана в Европе отслеживает эволюцию сознательной современности. Филология эпохи Возрождения, полемика с Реформацией и развитие новых медиа повлияли на то, как европейцы восприняли священную книгу ислама на Западе.Прослеживание истории его публикации с самого начала помогает объяснить язвительность этих вступлений. В процессе он показывает, как социальные конфликты, охватившие Европу, сформировали восприятие экзотического, еретического Другого в колониальном сознании. Эта ранняя история сформировала важную траекторию современного понимания ислама в Европе и Северной Америке.

Перевод непереводимого

По теологическим причинам перевод Корана с арабского языка на другие языки возник скорее в христианстве, чем в исламе.Поскольку Коран воспроизводит слово Аллаха на арабском языке, для мусульман перевод неизбежно влечет за собой уменьшение. Ни буквальный, ни свободный перевод на народном языке не могут сравниться с великолепием самих слов Аллаха. Среди путаницы Вавилона авторитетом пользуется только арабский Коран. Предпочтение языку откровения гарантирует, что при переводе ничего не будет потеряно. Это обязательство обеспечивает фундаментальную последовательность и устность Корана. Как и латинская месса, арабский звучит в муэдзинах всего мира, независимо от капризов местного диалекта и уровня грамотности.Эта лингвистическая традиция также ограничивает авторитетную экзегезу образованной элитой, освоившей арабский язык. Только те, кто может понять смысл текста, могут выносить обязательные вердикты о его толковании и правильном применении.

Невзирая на эти важные ограничения, христиане, взявшиеся за перевод Корана, столкнулись с огромными трудностями. Только с помощью институциональных ресурсов монастырского центра Клюни был завершен первый перевод исламской священной книги.

Истоки этого предприятия лежат в реконкисте и в миссионерских инициативах монастырского реформатора Петра Достопочтенного. В конце 11 века союз французских и испанских войск изгнал мусульманские гарнизоны из Толедо. Таким образом, город, где проживает много евреев, мусульман и христиан, манил Петра, ныне аббата Клюни, который видел возможности для обучения и обращения в свою веру. Там он провел длительный творческий отпуск. Петр сразу понял, что для обращения мусульман потребуется знание Корана.Воодушевленный евангельским рвением, он поручил носителю арабского языка и англичанину Роберту Кеттонскому перевести арабский текст на латынь.

Этот первый перевод Корана пропитан апологетическими соображениями. Его латинское название, Lex Mahumet pseudoprophete («Закон лжепророка Мухаммеда»), раскрывает его смутное представление о Пророке и его послании. В письме своему давнему корреспонденту (а иногда и «заклятому врагу») Бернару Клервоскому Петр описал свою цель аналогичным образом: «[Я делаю это], чтобы следовать отцовскому обычаю никогда не обходить молчанием ни одну ересь, даже самую несущественны (так сказать), а скорее сопротивляются ереси всей силой своей веры и разоблачают ее как отвратительную и проклятую в своих писаниях и аргументах.Петр использовал латинский Коран в этом предприятии, широко цитируя его в своей полемике против ислама.

Его усилия закрепили прочное наследие христианского восприятия ислама. Отрицательно, изображение Мухаммеда как лжепророка теперь стало стандартным представлением. Петр классифицировал ислам как ересь, а не как отдельную религию; Коран и его последователи как отступники, которых нужно исправлять, а не посторонние, которых нужно просвещать. Тем не менее, его апологетическая инициатива позволила любопытным европейцам-немусульманам впервые самостоятельно изучить Коран.Это возвращение к истокам, вызванное соперничеством ортодоксии и ереси, позже спровоцировало дебаты по поводу печати Корана.

Печать непечатаемого

Латинский Коран, заказанный Петром, циркулировал в многочисленных рукописях и распространялся по учебным центрам по всей Европе. Тем не менее, вокруг переведенного Корана чиновники возвели санитарный кордон , чтобы он не «заразил» некритичных читателей своей ересью. В 1309 году папа Клименс VI объявил Коран вне закона.Ни одна рукопись не могла появиться без официального одобрения и предупреждения читателя, перечисляющего ее ошибки. Чаще всего единственной целью воспроизведения исламской священной книги было ее осуждение. Контролируя доступ к запрещенному писанию, церковные чиновники могли регулировать этот «опасный» объем.

Это курирование информации закончилось ростом грамотности и революцией в социальных сетях. Печатный станок с подвижными литерами стал вектором передачи радикально новых идей способами, которые чиновники сочли невозможными регулировать.Печать обеспечила массовое распространение и обратилась непосредственно к грамотной публике. Это подорвало традиционный авторитет, вызвав все освобождение и коррозию, связанные с приходом современности. Нигде это не было более очевидным, чем в расцвете протестантской Реформации, которая вызвала конфликт по поводу правильного толкования христианства по всей Европе, разделив христианский мир.

Реформация бросила вызов католическим догмам, вернувшись к истокам, извлекая выгоду из достижений филологов эпохи Возрождения, чтобы переосмыслить их, и используя технологию печати, чтобы усилить их голоса.Успех этой попытки вызвал вопросы о том, какие другие предметы, ранее закрытые для исследования, читающая публика могла бы исследовать заново. Когда к 1529 году османы оказались у ворот Вены, встал вопрос о печати Корана, даже когда насилие среди христиан охватило Европу.

Публикация исламской священной книги в этой сектантской среде сопряжена с серьезным риском. Когда базельский издатель Йоханнес Опоринус попытался напечатать новую версию латинского Корана Роберта Кеттона под редакцией Теодора Библиандера, члены городского совета приостановили действие его лицензии на печать и заключили его в тюрьму.Прессы остановились. Власти конфисковали копии мошеннического издания.

Попытки подвергнуть Базельский Коран цензуре могли бы увенчаться успехом, если бы сообщение о его подавлении не дошло до самого влиятельного богослова того времени: Мартина Лютера. Хотя Лютер разделял многие предрассудки своего времени, он признавал необходимость улучшения понимания ислама и его откровения. Возможно, он также видел в борьбе за публикацию Корана параллель со своей миссией сделать Библию доступной для читателей.В любом случае, реформатор использовал свои значительные полномочия, чтобы отменить запрет на Коран Библиандера, напав на Базель резкими призывами к терпимости. Его лоббирование дало результаты. К концу года Опорин был выпущен, и появился новый Коран с предисловиями Лютера и его соратника Филиппа Меланхтона.

Работы Лютера об исламе, включая его предисловие к Корану, наряду с традиционным шовинизмом обнаруживают удивительные нюансы.

Безусловно, Лютер рассматривал османские посягательства как угрозу духовному, мирскому и внутреннему порядку.«Мусульманин» мог быть только «разрушителем, врагом и хулителем Господа нашего Иисуса Христа». Турок, жаловался он в 1529 году, «разрушает все светское правительство, семейную жизнь или брак, а его война, которая представляет собой не что иное, как убийство и кровопролитие, является орудием самого дьявола». Экуменизм был дефицитом в апокалиптическом ландшафте лютеровской Европы, но его враждебность по отношению к османам и их религии была очевидна.

Тем не менее, в воображении Лютера Бог мог использовать даже «инструмент дьявола» для достижения своих целей.В трактате 1541 года «Призыв к молитве против турок » он назвал османское «бич» «учителем» христианской Европы, нуждающейся в смирении. Проницательный читатель не может не заметить аллюзию на Послание Павла к Галатам, где апостол характеризует Моисеев закон как «учителя», обучающего грешное человечество Христовой праведности. В своем известном комментарии к Посланию к Галатам Лютер также описывает Закон как «учителя»: да, строгого в наказании, но «незаменимого» для спасения.Турецкие вторжения, правильно понятые, становятся призывом к покаянию.

Лютер интерпретировал все через диалектику Закона и Благодати, поэтому его расположение Ислама и Корана в этих координатах интуитивно понятно. Он классифицировал мусульман как сторонников Закона наряду с евреями и папистами (неправильная сторона оправдания для тех, кто ведет счет). Коран по форме и содержанию напоминает папские декреталии. Подобно тому, как «глупости и безумию» евреев лучше всего противостояли открытые дебаты, так же и с пророчеством Мухаммеда.Ни оскорбительные комментарии Лютера о Риме или евреях не должны вызывать сегодня восхищения. Но в остальном этот стойкий протестант проявлял гораздо большую щедрость, чем его современники, считая турок нравственно выше папистов. Он утверждал, что попытка Рима ограничить распространение Корана проистекает из боязни раскрыть свою собственную разновидность морального ригоризма. Для Лютера враждебность католиков к исламу представляет собой разновидность того, что Фрейд позже назовет «нарциссизмом малых различий».

Эта брань выдает сходство Лютера со своими оппонентами-католиками. В некотором смысле подход Лютера отражал подход Петра Достопочтенного: Коран заслуживает изучения хотя бы для того, чтобы опровергать ересь истиной. «В наш век, сколько разнообразных врагов мы уже видели?» Лютер размышлял в своем предисловии к Корану. «Давайте теперь подготовимся к Мухаммеду. Но что мы можем сказать о вещах, находящихся за пределами нашего знания?» Пораженный этим осознанием, он отказался от стереотипов в пользу того, чтобы сделать реальные источники доступными для более широкой читающей публики.Тем не менее, было бы ошибкой рассматривать эту позицию как демократизацию знаний об исламе. Если Лютер давал разрешение на Библиандер Коран, он одобрял латинскую версию для аудитории, достаточно образованной, чтобы читать ее. Он не одобрял переводы на местные языки, как это было с Библией — у немецких читателей было достаточно законничества и ереси, чтобы занимать их, не соблазняясь исламом.

Со своей стороны, католики продолжали запрещать издание Корана и сокращать его чтение. Печатная версия латинского текста Библиандера появилась в Индексе запрещенных книг 1559 года и в региональных списках цензурированных публикаций.Однако католические апологеты не гнушались использовать ислам в спорных целях. Полемисты контрреформации охарактеризовали кальвинистов как почитающих Писание, а непостижимое, всемогущее божество, с которым они столкнулись на его страницах, назвали его «мало лучше, чем магометанство». Ересь создана для хороших условий оскорбления.

Повесть о двух Коранах

Ирония истории заключается в том, что француз-католик сделал первый народный перевод Корана с арабского.Родившийся в мелкой дворянской семье в Бургундии, Андре Дю Риер заинтересовался исламом не как богослов, а как дипломат. Влиятельный покровитель из соседнего района Франсуа Савари де Брев рано понял обещание Дю Риера и взял его в качестве клиента. Сам Брев служил Генриху IV послом в Стамбуле, а затем в Риме и готовил Дю Риера к карьере на дипломатической службе. В рамках этого обучения Бревес отправил своего подопечного в Египет изучать турецкий, арабский и персидский языки.

Дю Райер закончил это обучение, чтобы сделать сложную карьеру на дипломатической службе в Египте и Османской империи, прежде чем уйти в отставку в поместье своей семьи в Марсиньи в качестве литератора.

Что Дю Риер привез с собой во Францию, так это свободное владение арабским и турецким языками, кладезь редких рукописей (в том числе несколько выдающихся тафсиров , или комментариев к Корану), и непреходящее увлечение «Востоком». Больше, чем предыдущие переводчики, он культивировал острое понимание арабской поэтики, чувствительность, которую он должен был использовать в пользующемся спросом переводе исламской священной книги.

Успех предприятия Дю Райера заключался в создании живого рендеринга, способного привлечь внимание публики, а также в преодолении издательских ограничений того времени. Его знакомство с разговорной идиомой, а также с придворной прозой наполнило его перевод необычным диапазоном. Читатели нашли его Коран навязчиво читаемым. Даже его недоброжелатели многое признали: он писал с воодушевлением. Таким образом, с некоторым удовлетворением Дю Райер мог заявить: «Я заставил Мухаммеда хорошо говорить по-французски» ( j’ay fait parler Mahomet en François ).

Другое дело — убедить скептически настроенных цензоров в своих благочестивых намерениях. Даже те, кто восхищался его покровителем Бревом, питали подозрения по поводу религиозных симпатий старшего государственного деятеля. Его протеже вызовет такое же пристальное внимание. Чтобы смягчить критику, Дю Райер по долгу службы включил предисловие, в котором заявлялось о неприятии ислама и неизменной приверженности римскому католицизму. В своем «Обращении к читателю» он называет Коран «грубым изобретением лжепророка» ( que ce faux Prophete à inventée assez Grossierement ).Распространение этой заразы по всему миру, несмотря на лицевую нелепость, должно «удивить» ( estonné ) аудиторию, утверждает он, и разоблачить его закон как «презренный» ( mesprisable ). Далекий от пропаганды «ереси Мухаммеда», как утверждает Дю Райер, его начинание выявит ее очевидные недостатки — служение легионам католических миссионеров за границей в исламистском мире.

Это был рассчитанный шаг в эпоху расцвета французского колониализма.Перевод прошел проверку как цензорами, так и читателями. Интересно, что самый выдающийся миссионер того времени Винсент де Поль яростно выступал против Корана Дю Райера, но в конце концов был отвергнут. Любопытство к исламу создало неудовлетворенный спрос, а политические связи отставного дипломата обеспечили публикацию его рукописи в 1647 году вопреки возражениям благочестивых . Он стал безудержным хитом, вытесненным во французском языке только версией Савари в 1783 году. Представьте себе перевод «Дао дэ цзин» или «Бхагавад-гиты», возглавляющий список бестселлеров New York Times 90 269 из 90 270, а затем оставшийся без серьезного соперника почти столетие и с половиной, и вы оцените успех Дю Райера.

Этот подвиг не остался незамеченным. Всего через два года после того, как французский Коран вышел из печати, он появился в английском переводе. Это было издание Александра Росса, с зажигательным «Нужным предостережением», с которым мы столкнулись ранее.

Переводчик был первоклассным реакционером. Преданный епископал, Росс привлек покровительство епископа Уильяма Лауда, когда работал школьным учителем в Саутгемптоне. Позже король Карл I посвятил Лауда в сан архиепископа Кентерберийского, что сделало Росса клиентом самого могущественного священнослужителя в Англии.Он стал королевским капелланом в 1622 году и использовал это положение, чтобы зарекомендовать себя как архиконсервативный полемист. Росс выпустил шквал трактатов, осуждающих картезианский рационализм и спинозизм. Он был отрицателем гелиоцентрической теории. Он защищал Аристотеля от новшеств Гоббса и Гарвея в области политики и физиологии.

Его состояние увеличилось с возвышением Лауда, но когда монарх и его архиепископ спровоцировали конфликт с парламентариями и пуританами, положение Росса как королевского священнослужителя оказалось под угрозой.Противники выселили его из резиденции на острове Уайт. Бенефициар лаудианского покровительства теперь искал работу.

Росс обратил внимание на заботы своего бывшего покровителя: религии в целом и ислама в частности. Если его более поздние публикации являются каким-либо указанием, его отвращение к росту свободомыслия, возможно, вдохновило его интерес к мировым религиям. В 1653 году он изверг Pansebeia, или Взгляд на все религии мира , обзор мировых религий, призванный продемонстрировать универсальность религиозного опыта и, как следствие, противоестественность атеизма.Ислам прекрасно иллюстрирует это утверждение. — Посмотрите, как они бдительны, набожны, ревностны, даже до суеверия, — сокрушался Росс, — тогда как мы, напротив, очень холодны, беспечны, небрежны, беспечны и тепловаты в том, что так близко касается нашего вечного счастья. ” Популярность французского Корана Дю Райера, возможно, дала ему как интеллектуальные боеприпасы, так и финансовые стимулы, необходимые ему, чтобы сделать себе имя в изменившихся обстоятельствах.

Как и во Франции и Швейцарии столетием ранее, публикация перевода Корана вызвала споры.Вскоре после начала печати власти изъяли экземпляры нового издания и вызвали издателя и автора в суд. Хотя Росс получил положительное решение, критики вскоре раскритиковали его предприятие в печати. Анонимный спорщик, которого иногда называют министром-роялистом Ричардом Холдсвортом, подверг критике английский Коран и политику терпимости, которая давала лицензию на его печать. 90 269 Ответ без вопросов, или Поздняя раскольническая петиция о дьявольской терпимости к нескольким религиям Излагает 90 270 движения паранойи, разжигаемой консерваторами на протяжении всей гражданской войны в Англии.Опасения, что ослабление ограничений на публикации приведет к тому, что Британия погрузится в анархию, нашли восприимчивую аудиторию. Даже зависимость Росса от французского экземпляра вызывала подозрение. Брошюра якобы,

«… все абсурдные, порочные богохульства и невозможные выдумки, которые обычно делали этот порочный том ненавистным миру, в английском переводе опущены; со своей стороны, я не знаю, как истолковать это, но как это делается в слишком большом угоду мауметанской ложной религии; Предлог ошибки должен заключаться в следующем. Английский перевод следует версии француза, слишком сильно заинтересованного в турецком дворе, поскольку он был нанят французским королем в качестве его агента в Константинополе, а также был повторно нанят турецким королём. во Францию ​​и взяв на себя задачу перевести эту Достойную работу, как он называет ее с арабского языка, подумал (для чего он знал лучше всего) взять лучшее и оставить худшее.

По мнению этого псевдонимного памфлетиста, Росс был не слишком нетерпим, а слишком снисходителен к исламу . Англичанин теперь обдирал своих соотечественников жалким Кораном, очищенным от более нежелательного содержания. Зависимость Росса от Дю Райера (который, как полагает автор афиши, был призван на службу османским двором) означала, что он заражал ничего не подозревающих британцев ересью. Заявление Росса о самоочевидной абсурдности Корана было опасным мифом.Только цензоры могли разрешить этот кризис, прекратив ее распространение. С противодействием этому заговорщицкому преувеличению «Необходимого предостережения» Росса становится больше смысла. Страх и очарование — хорошие маркетинговые инструменты, и неудивительно, что Коран Росса имел успех в Англии — и в Северной Америке.

***

Перевод и распространение Корана в Европе были опасными предприятиями. Цензоры заблокировали публикацию. Власти произвели аресты и приостановили действие лицензий на печать.Критики высмеивали переводы, осуждая их ученость и протестуя против них как каналов ереси. Даже тесная связь с преимущественно мусульманскими странами, необходимая для получения надежного перевода, вызывала подозрения в своего рода религиозном стокгольмском синдроме. По всем этим причинам переводчики ставили извинения в начале своих томов.

Эти предисловия к Корану раскрывают напряженность, которая помогла сформировать современный мир. Сектантские разногласия глубоко укоренились в Европе раннего Нового времени, и отношение к Корану стало важным показателем в этих битвах.Интересно, что все стороны считали ислам не особой религией, а самоочевидной ересью. Эта таксономия сделала ее полезным инструментом для полемического обмена мнениями. Протестанты, подобные Лютеру, утверждали, что ислам похож на папство, и одобряли книгопечатание. (Даже широко известный перевод Джорджа Сейла 1784 года утверждает: «Только протестанты способны успешно атаковать Коран».) Католики ограничивали распространение Корана и использовали термин «ислам» как эпитет для нападок на протестантов.

Хотя заманчиво интерпретировать появление народных переводов с арабского как триумф Просвещения, предисловия свидетельствуют о том, что миф о прогрессе основан на упрощениях (если не сказать больше).Перевод Дю Риера представляет собой значительное филологическое и стилистическое достижение, но в обращении к читателям используются знакомые тропы. Росс нападал на ислам и свободомыслие, а также закладывал основы для изучения сравнительного религиоведения, проектируя экзотического Другого, чтобы четко обозначить контуры «истинной доктрины». На самом деле «Современный Запад» использовал ислам для расширения границ своей идентичности. Отношение к переводу и печати Корана помогло сформировать мир, в котором мы сейчас живем, где почти двое из трех американцев относятся к этой традиции негативно.

Сегодня ограничения на печать практически исчезли; любой может выбрать из множества переводов Корана в местном книжном магазине или публичной библиотеке. Тем не менее предрассудки, укоренившиеся в истории, имеют тенденцию сохраняться. Как показывает генеалогия этих зловещих вступлений, рост сознательной современности в Европе раннего Нового времени возник одновременно с исламофобией. Это сдвоенное развитие не случайно. Современные дискурсы о «Западе и остальном мире» противопоставляют «цивилизованный» Запад «экзотическому Востоку».Как показал Томоко Масудзава, то же самое можно сказать и о сравнительном изучении мировых религий. Ни одна из традиций не склонна признавать, что это изобретение Другого имело решающее значение для ее собственного формирования. Вполне уместно, что я обнаружил историю предисловий Корана в мусорном ведре в школе. То, что отбрасывается, часто оказывается тем, в чем мы больше всего нуждаемся, чтобы узнать — как о себе, так и о других.

 

Автор выражает благодарность за помощь двум исламоведам, Джессике Коуч и Юнусу Р.А. Уэсли. Их идеи, библиографические предложения и поддержка помогли сделать этот проект возможным. В ряде мест они узнают ценную информацию, которую они предоставили. Там, где я ошибся, надеюсь, никто не возьмет на них ответственность.

Райан Т. Вудс получил докторскую степень по религии в Университете Эмори в 2013 году. Он преподает в Университете штата Джорджия и является помощником редактора журнала Marginalia Review of Books . Его интересы варьируются от раннего александрийского христианства до спорта в Кливленде.

***

Опубликовано при поддержке Инициативы Генри Р. Люса по религии в международных отношениях.

Перевод Корана в эпоху национализма — М. Бретт Уилсон

Отзывы и награды

«Книга Уилсона — редкий пример научной работы, в которой области исламоведения и османско-турецкой интеллектуальной истории сходятся воедино.Использование им архивных источников, публикаций и текстов на турецком и арабском языках позволяет автору связать османско-турецкую интеллектуальную историю с историей более широкого исламского мира… Перевод Корана обязателен к прочтению тем, кто хочет изучить вопрос о «турецком Коране» в его более широком контексте, а также связанные с ним дебаты о необходимости исламской реформы как необходимого элемента модернизации и прогресса в мусульманском мире в девятнадцатом и двадцатом веках». — Умут Азак, Журнал коранических исследований

» Перевод Корана — богатая книга, содержащая яркие описания того, как мусульмане обращаются к Корану в наше время.Это большое достижение, которое дает убедительную перспективу того, как богословские, литературные, социальные и экономические аспекты перевода Корана вступают в игру в современности. Уилсон также предлагает широкий спектр предложений для дальнейших исследований и размышлений, демонстрируя, что вопрос перевода предлагает уникальные и важные инструменты для осмысления локальных и транслокальных проявлений ислама в глобальном мире». — Юнус Доган Теллиэль, Журнал османских исследований

» Перевод Корана — увлекательное дополнение к изучению ислама в позднеосманской и ранней республиканской Турции.» — Гай Бурак, Журнал исламских исследований

«Исследование безупречно, а изложение превосходно. Эта книга чудесным образом затрагивает одну из самых важных религиозных и культурных проблем того времени.» — Али Абд аль-Малик, The Islamic Quarterly

«Книга Бретта Уилсона является своевременным вкладом в область, которая только начинает развиваться… настоятельно рекомендуется.» — Джоанна Пинк, Обзор исследования Корана

» Перевод Корана знакомит читателя с запутанными спорами, историческими моментами и персонажами, играющими ключевую роль в создании турецкого Корана.» — Мика Хьюз, Marginalia

Первый английский перевод Корана

Когда мы спрашиваем собратьев-мусульман о первом английском Коране, ответ часто представляет собой ссылку на перевод 1930 года Мухаммеда Мармадьюка Пиктхолла.

Реже возбужденный голос говорит о Коране Джорджа Сейла 1734 года. Однако британская исламская и кораническая история простирается намного дальше этого.
Первый перевод Корана на европейский западный язык, латынь, был завершен английским ученым Робертусом Ретененсисом.Завершенный в 1143 году, перевод пользовался популярностью и широким распространением, а позже стал основной основой для дальнейших современных переводов на итальянский, немецкий и голландский языки.
Между 1480 и 1481 годами, вскоре после падения Константинополя османами в 1453 году, появился первый двуязычный перевод на латынь с арабским языком, сделанный евреем, принявшим христианство, Флавием Митридатом.
В 1647 году Эндрю Дю Риер произвел первый французский перевод в Париже.Этот первый со времен Средневековья перевод напрямую с арабского был заметным улучшением по сравнению с теми, которые производились с 1143 года.
Из перевода Дю Райера первый английский перевод был сделан в 1649 году: «Алькоран Магомета» [4] Александра Росса. Он был переведен с французского, а не с арабского, что делает его косвенным переводом с соответствующими проблемами. Тем не менее, перевод Росса важен как первое полное издание английского Корана, и он стал значительным для того времени, когда он был выпущен.
Период раннего Нового времени пережил в христианской Европе время потрясений как в религиозной, так и в национальной идентичности. В дополнение к напряженности, вызванной усилением сектантских конфликтов между христианами, расширяющаяся Османская империя оказала значительное давление на христианский мир. Ислам расширялся демографически и географически благодаря превосходящей военной мощи османов и обращению европейских христиан в ислам.
Ричард Ноллес, ранний современный английский историк и автор «Всеобщей истории турок», первого крупного текста об Османской империи на английском языке, комментирует в нем невозможность «установить границы и ограничения» для османов, которые не принимать «никаких других пределов, кроме самых отдаленных пределов земли».
Христианство потеряло свои позиции в Восточной и Центральной Европе из-за экспансии ислама в этот период. Исламская вера одновременно угрожала и привлекала Европу, поскольку процветали и конфликты, и обращение. Османская угроза сделала перевод и распространение Корана неотложной задачей, чтобы информировать общественность об «истинном» Коране (в соответствии с тем, как его изображали полемические переводы), предотвращать дальнейшее обращение и обучать людей тому, как привлечь мусульман к христианству. .Угроза была особенно реальна для британцев, пострадавших от конверсии, пиратства, общей военной мощи и экономического превосходства исламских империй.
Из-за внешних проблем, связанных с османской верой, Британия также переживала значительные потрясения изнутри. Гражданская война в Англии шла полным ходом, и в 1649 году завершилась вторая война, казнили короля Карла I и установилась недолговечная Английская республика. То, что в этом году был выпущен первый английский перевод Корана всего через четыре месяца после падения монарха Россом, который был известным роялистом и бенефициаром Карла I, не является совпадением.
Публикация Корана в этот центральный момент в переосмыслении британской идентичности и национальной динамики является историческим моментом, значением которого, похоже, пренебрегали. Утверждать, что Коран Росса был второстепенным и случайным, было бы ошибкой. Перевод пользовался популярностью в семнадцатом веке, впоследствии заменив Коран Джорджа Сейла (1734 г.) и став первым переводом, напечатанным в Соединенных Штатах в 1806 г.
Опубликованный через четыре месяца после цареубийства Карла I и установления Английской республики, при котором произошли серьезные потрясения в англиканской церкви, перевод, возможно, был ответом правительству Россу, предыдущему капеллану покойного короля, считавшемуся еретиком. и грешны за казнь своего богомазанного монарха и перестройку святой Церкви.Здесь перевод священной книги мусульман повлек за собой нападки на презираемое правительство через сравнение с отвергнутой верой, исламом. Во введении и приложениях власти обвиняются в «неустойчивости в религии» и неблаговидно сравниваются с турками-еретиками-мусульманами. Однако, несмотря на то, что власти обвиняют в том, что они «слишком похожи на турок», вскоре после этого Росс с восхищением описывает мусульман: 90 215 «Как ревностны они в делах набожности, благочестия и благотворительности, как набожны, чисты и благочестивы в своих мечетях, как послушны своим священникам, что даже сам великий турок не сделает ничего, не посоветовавшись со своим муфтием…
Хотя турок может быть еретиком, власти были еретиками и аморальны; по характеру мусульмане были лучше. На одном дыхании их осудили за то, что они турки, на другом – за то, что они не турки. Нестабильность британской идентичности и борьба за ее формирование в этот трудный момент очевидны. Из-за внутреннего конфликта гражданской войны, когда чувство английского «я» было дестабилизировано, английский Коран стал средством обращения к стабильному турку как к уравновешивающей фигуре в процессе самосогласования; с кем сравнивать и, несмотря на христианский рефлекс против неверных, подражать.
Примечательно, что такое отношение к османам демонстрируют и парламентарии. Министр иностранных языков и поэт Джон Мильтон в 1649 году восхвалял мусульман за их способность «расширять свою империю не только силой оружия, но и изучением свободных искусств». Как и Росс, власти разрывались между неприятием и восхищением мусульманами, используя этого другого язычника в качестве уравновешивающей фигуры в понимании английской идентичности и проецировании желаемых путей политического продвижения.

В конечном итоге перевод Росса стал не только первым английским Кораном, но и текстом гражданской войны в Англии и важным инструментом в ее политической борьбе и переговорах о национальной идентичности.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *