Константинополь кто захватил: Падение Константинополя, или Как Москва стала Третьим Римом: историческая правда России от РВИО

Содержание

Падение Константинополя, или Как Москва стала Третьим Римом: историческая правда России от РВИО

В 1453 году под натиском турок-османов пал Второй Рим – Константинополь. Это событие ознаменовало гибель Ромейской империи, или Византии, и именно тогда центром православного мира, Третьим Римом, стала Москва.

Тяжелое положение

Период между X и серединой XV века был ознаменован сужением владений Византии и уменьшением влияния византийского басилевса (императора) в мире. Если в XII веке великий Константинополь населял один миллион человек, то в XV – всего 50 тысяч. Для христианской церкви на Востоке это было тяжелое время, вызванное крестовыми походами, нападениями турок-сельджуков, затем османов. При этом часть христианского населения проживала на землях, завоеванных арабами.

В надежде спасти великую империю басилевс Иоанн VIII Палеолог отправился на Запад и заключил в 1439 году унию с Римом, дабы католики оказали военную помощь в борьбе против турецких полчищ. Далеко не всем понравилось такое решение. Один византийский флотоводец высказался: «Я предпочитаю увидеть в городе царствующей турецкую чалму, чем латинскую тиару». Через три года Константинопольский церковный собор осудил унию, а в 1444 году войско западных крестоносцев потерпело сокрушительное поражение от турок. Правда, в Константинополь католики прислали три генуэзских корабля с несколькими сотнями добровольцев, которые будут храбро сражаться вместе с греками. Турки продолжали наседать, а владения Византии к 1453 году уменьшились до территории Константинополя с его предместьями (окруженной со стороны суши плотным кольцом земель Османской империи), нескольких городов на побережье Болгарии и городов Малой Азии, а также части полуострова Пелопоннес.

Иоанн VIII Палеолог

Осада

Пришедший к власти в 1451 году турецкий султан Мехмед II Завоеватель приказал построить крепость на берегу самого узкого места пролива Босфор и отрезать таким образом Константинополь от Черного моря. Когда византийские послы прибыли на место строительства, чтобы узнать цель постройки, их просто обезглавили.

Константинополь располагался на полуострове, образованном Мраморным морем и заливом Золотой Рог. Со стороны моря город был неплохо укреплен, хотя и существенно хуже, чем с суши. Чтобы вражеские корабли не смогли зайти в константинопольскую бухту, залив был перекрыт огромными металлическими цепями, тянувшимися от берега до берега.

Осада Константинополя турками с суши и моря началась в апреле 1453 года, а турецкая армия численно превосходила византийскую почти в 20 раз (по другим оценкам, преимущество было несколько меньшим). Вдобавок турки активно использовали специально сконструированные тяжелые пушки, которые постепенно превращали, казалось бы, несокрушимые одиннадцативековые стены Второго Рима в груды камней и битого кирпича. Это была, пожалуй, первая в истории артиллерийская бомбардировка города.

В течение апреля защитники города вели вполне успешную оборону. Отразили несколько атак с моря, штурмы стен. Но в конце апреля турки решаются на грандиозную операцию – перетащить посуху свои корабли, минуя цепь. Теперь их флот в составе примерно 70 кораблей стоял внутри залива. История напоминала поход 907 года русского князя Олега, когда его войско на кораблях по суше «приплыло» к стенам древнего города.

Впрочем, эта великолепная турецкая инженерная операция не стала последней точкой в осаде Константинополя. В бухте все еще находился христианский флот, доселе успешно отражавший натиск турок. В течение мая турки предприняли еще несколько осад городских укреплений, пробив в нескольких местах стены внешние, окружавшие город. Они рыли подкопы под стены города, осажденные рыли встречные подкопы, затапливая турецкие тоннели и взрывая их, так что турки отказались от этой затеи.

Последние дни

Константинополь еле держался, турки были измотаны длительной осадой. Последнему византийскому императору Константину XI Палеологу предлагали бежать, собрать новое войско, отбить город. Но он стоял на своем: без вождя город уж точно падет. Мехмед II предлагал Константину сдать Константинополь, а взамен обещал выпустить из города всех, кто пожелал бы его покинуть. Самому Константину он сулил власть над Пелопоннесом. А Константин не соглашался, всеми силами желая город сохранить.

Но и среди турецкого командования были те, кто предлагал прекратить осаду. Однако Мехмед, как и Константин, был непреклонен. 25 мая 1453 года было принято решение о начале генерального штурма столицы Византийской империи. После двухдневной бомбардировки, в ночь на 29 мая турецкие войска по всей линии пошли на штурм. Первую волну атаки греки отразили, используя всё имевшееся в городе огнестрельное оружие, в том числе мушкеты и пищали, а также успешно применили знаменитый греческий огонь.

Турки смогли ворваться в Константинополь лишь с третьей попытки, когда к стенам города Мехмед II лично подвел элиту своего войска – янычар. Спустя целый день уличных боев город пал, в бою погиб и император Константин. Согласно преданию, последними его словами были: «Город пал, а я еще жив». По велению султана Мехмеда II турки убивали и грабили всех, кого хотели, в течение трех дней. Жизнь была сохранена лишь нескольким представителям духовенства. 

Завоевание Константинополя турками. Стамбул. История. Легенды. Предания

Завоевание Константинополя турками

Во второй половине XIII в. турки прочно утвердились в Малой Азии. Затем, пользуясь смутами и династическими раздорами в Византийской империи, они постепенно расширили территорию своего государства за счет великой православной державы. В 1326 г. они взяли г. Пруса, где и была учреждена столица Османской державы, в состав которой вскоре вошла вся Малая Азия (кроме города Филадельфия, в котором еще продолжало развеваться византийское знамя). В 1354 г. турки овладели Галлиполи, и этим важным завоеванием открыли себе путь из Азии в Европу. В 1360 г. султан Мурад I перешел Геллеспонт, в следующем году захватил византийские крепости Тиролоя и Дидимотих, а потом взял и Адрианополь. В 1363 г. от Византийской империи были оторваны города Филипполь и Серра, а в 1365 г. султан Мурад I объявил Адрианополь своей резиденцией. В 1389 г. он нанес страшное поражение сербам на Косовом поле и ценой собственной смерти надолго прекратил самостоятельное существование Сербского царства. Его сын Баязид I продолжил завоевательные походы, и к середине XV в., когда на престол вступил последний византийский император Константин XI Палеолог, бывшая великой Византийская империя состояла из одного лишь Константинополя.

Византийцы, хоть и предвидели скорую гибель своего великого города, все же готовились к его защите. И султану Мехмеду II несколько лет пришлось вести войну, чтобы завладеть небольшим клочком земли от Святой Софии до Румели-хиссари. В 1452 г. он разгромил Пелопоннес и лишил столицу Византийской империи помощи, которую ей могли бы оказать оттуда. 5 апреля 1453 г. с огромной армией султан явился под стены Константинополя. Османское войско смело шло на приступ, надеясь завоевать самый прекрасный город в мире и зажечь светильники на могилах святых мусульман, павших во время прежних осад Константинополя.

1 апреля 1453 г. византийцы с удивлением увидели возле городских стен турецкие тюрбаны; поля от Пропонтиды (Мраморного моря) до Золотого Рога были усеяны палатками завоевателей. Войска, прибывшие с султаном Мехмедом II из европейской Турции, встали лагерем против Адрианопольских ворот. Часть войска под командованием Сагана-паши (зятя султана) и Караджи-бея разместилась около Окмейдана («Поля стрел»), располагавшегося на высотах Касим-паши и в окрестностях Перы. Отсюда им удобнее было наблюдать за генуэзцами, которые, несмотря на свое обещание сохранять нейтралитет, иногда тайно помогали византийцам. Чтобы избежать всяких неожиданностей, сильные отряды кавалерии охраняли турецкое войско с тыла. Султан расположил свою главную квартиру на небольших холмах, возвышавшихся перед воротами Святого Романа. Ближайшие линии городских стен Константинополя находились от турецкого войска на расстоянии одной мили.

Памятная осада Константинополя началась 6 апреля 1453 г. Но перед этим турецкий султан отправил к византийскому императору Махмуда-пашу с требованием сдать город, чтобы избежать кровопролития. Константин XI отказался, после чего 6 апреля на рассвете раздался первый пушечный выстрел. За ним вскоре началась общая пушечная пальба. Османцы осыпали городские стены градом стрел, а в это время другие солдаты старались вырыть подземные ходы под крепостным рвом. Но византийцы услышали звуки лопат, подвели мины и напустили столько дыма, что турки вынуждены были отступить. В тех, кто карабкался на стены, осажденные бросали огромные камни, зажженные факелы и греческий огонь[14].

Сначала все свои усилия турки направляли на захват сухопутных стен Константинополя, но все было тщетно. Их полегло 18 000 человек, и все рвы города были завалены трупами. Нелегко досталась победа и византийцам. Они потеряли 3000 человек, но башня Святого Романа, на которую турки направляли свой главный удар, все же была разрушена. Всю ночь император и знаменитый предводитель генуэзцев Джустиниани провели на крепостных стенах, торопя византийцев убирать трупы и исправлять повреждения. И на следующее утро султану Мехмеду представилась невиданная картина: рвы были очищены, а башня Святого Романа вновь стояла твердо и непоколебимо. Изумленный султан воскликнул, что 37 000 пророков не заставили бы его поверить, что неверные в столь короткое время могут совершить такую работу. Он приказал войскам идти на приступ, и вновь полчища турок волной хлынули на стены Константинополя. И так продолжалось день за днем…

А потом султан Мехмед II решил ввести в действие флот, однако корабли в бухту Золотой Рог не пускала натянутая византийцами большая цепь. Сначала султан думал разбить цепь, чтобы войти в гавань и проломить городские стены, которые со стороны моря были менее крепкими. Но план не удался, и тогда султан приказал перетащить галеры через холмы, окружавшие Галату, чтобы таким образом доставить суда в бухту. Для этого турки провели от нынешнего дворца Долма-бахче до долины Касим-паша дорогу длиной в две мили, которая приводила их к Золотому Рогу. Потом положили толстые деревянные катки, смазанные салом и маслом, и за одну ночь с помощью людей, лошадей и волов перетащили по этой дороге более 70 судов. Тысячи людей, работавших ночью при колеблющемся свете факелов и бое барабанов, представляли собой необычайное зрелище! Но наутро турецкие галеры стояли в Золотом Роге уже по другую сторону цепи…

Смелое предприятие турок самым удручающим образом подействовало на византийцев. И тогда Джустиниани решил ночью подобраться к турецкому флоту и поджечь его. Но турки были на страже, и корабль, на котором находился предводитель генуэзцев, пошел ко дну от пущенного в него огромного каменного ядра. Большинство экипажа утонуло, но Джустиниани, как был в кольчуге, ухватился за спасательный буек и спасся потом на лодке.

Желая господствовать в Золотом Роге, султан Мех-мед II приказал потопить все лодки, находившиеся в гавани, без различия их принадлежности — генуэзские, византийские, венецианские… Захватив гавань, султан повелел перекинуть через Золотой Рог широкий мост, составленный из бочек, связанных одна с другой и покрытых досками. Мост этот был так широк, что по нему могли пройти в ряд 30 человек.

После 50-дневной осады артиллерийский снаряд пробил брешь возле ворот Святого Романа. Туркам удалось также разрушить несколько башен, а рвы к тому времени были почти завалены камнями. Со стороны моря городской стене угрожали галеры, непрерывно бомбардировавшие Константинополь. Султан Мехмед II вторично отправил византийскому императору предложение о сдаче, но Константин XI ответил, что до последней капли крови будет защищать город, вверенный ему Богом. И тогда султан приказал 26 мая приступить к штурму Константинополя с суши и с моря. Войску он обещал большую добычу, а солдатам, которые первыми взойдут на крепостную стену, — поместья.

Накануне назначенного дня по приказу султана зажгли иллюминацию, и вечером в понедельник Константинополь был опоясан кольцом огней. Во всех направлениях — кругом стен, на галерах возле Золотого Рога и на высотах Перы — горели пропитанные маслом факелы и костры из смолистых деревьев. Пики турецких солдат тоже были снабжены факелами. До стен города долетали радостные крики турок, заранее праздновавших победу.

Осажденным казалось, что перед ними стоит какое-то фантастическое войско, и они падали перед образом Пресвятой Богородицы, моля Ее о спасении и защите. Не теряя присутствия духа, император Константин XI обошел все посты, воодушевляя солдат. Джустиниани приказал поправить укрепления и выкопать широкие рвы позади ворот Святого Романа. Еще он повелел спешно возвести новые валы, однако мудрые распоряжения Джустиниани постоянно встречали противодействие со стороны греческих военачальников — в особенности со стороны первого вельможи Луки Нотары. Тот находился во главе защитников стен Золотого Рога и даже отказал Джустиниани в пушках, в которых тот очень нуждался.

В момент самого штурма Константинополя турки были остановлены известием, что на помощь осажденным идет войско, состоящее из венгров и итальянцев. Известие это оказалось ложным, но турки в ожидании событий два дня простояли в бездействии. Однако Мех-мед II, предвидя и такой поворот событий, оставил для прикрытия арьергарда часть своей кавалерии.

Как гласит легенда, за несколько дней до штурма, в день памяти равноапостольных Константина и Елены, языки огненные изошли изо всех сорока окон барабана храма Святой Софии, поднялись вверх, соединились и огненным шаром вознеслись в разверстые врата небесные. И врата затворились за ними… Наутро Константинопольский патриарх провидчески сказал императору: «Город обречен. Ангел Святой Софии покинул свой град и храм».

А накануне падения Константинополя, к несказанному удивлению греков и мусульман, город покрылся густой и непроницаемой тьмой, из середины которой упали на землю багровые капли величиной с воловий глаз. Эти капли лежали на земле довольно долго, а потом исчезли. Греки, испугавшиеся этого неблагоприятного знамения, совсем лишились бодрости и в отчаянии ходили взад и вперед по городу, словно лишившись разума. Некоторые из них покинули осажденный город, перешли на сторону неприятеля и даже приняли мусульманскую веру.

Патриарх, зная, что знамение сулит погибель городу и наказание живущим в нем, собрал наиблагоразумнейших вельмож и пошел с ними к императору. Представ перед ним и поклонившись, он сказал:

— Великий государь! Не в первый раз уж я дерзаю просить тебя, чтобы ты, сохраняя особу свою от напрасной смерти, удалился бы из сего города, который, по воле Творца, долженствует быть под властию непримиримых врагов Христовой церкви. Да и сам ты, государь, через многие предсказания совершенно знаешь о наступающей гибели твоих подданных. То для чего же, по крайней мере, не спасаешь своей особы, когда уже невозможно ничему помочь? Ты видишь, что ныне сама природа, являясь плачущей, предвещает, что весьма скоро последует неизбежное наказание за грехи наши. Мы были причиною этого наказания, то пусть одни и погибаем. Но ты, государь, оставь сей город и ищи спасения себе во вселенной, о чем, припадая к стопам твоим, усердно просим тебя.

И греческий император с негодованием ответил: «Я давно уже сказал вам, что положил непременное намерение пострадать вместе с вами за веру, чистосердечно исповедуемую мною, и за возлюбленное Отечество мое. А посему никакие увещевания ваши не могут отвратить меня от предпринятого мною».

Султан Мехмед II в это время тоже спрашивал мудрецов, и они ответили: «Тьма, покрывшая город, знаменует помрачение славы его и погибель. А багрового цвета капли означают, что много прольется крови человеческой».

Обрадованный этим истолкованием, султан повелел своему войску готовиться к решающей битве. Во вторник 29 мая, на рассвете, звуки сур, литавр и маленьких барабанов дали сигнал к началу штурма. Накануне султан Мех-мед II, окруженный блестящей свитой, объехал свой лагерь, ободряя солдат и суля им блага земные и небесные:

«Многие из вас падут, но пусть помнят они слова Корана: “Кто умрет в такое время, то будет принимать яства и питие в раю и возлежать с гуриями, совершив благовонные омовения”. Тех же, которые переживут победу, ожидает двойное жалованье до конца их жизни. После взятия города я предам его вам на три дня, исключая стены и здания. Вся добыча, золото и серебро, одежда и женщины — все ваше!»

В тот день в лагере турок была устроена роскошная иллюминация. И совсем другая обстановка царила в лагере греков. Император Константин XI тоже объезжал свой гарнизон, делая последние распоряжения и подбодряя солдат. А в 4 часа, когда прекратилась канонада, император отправился в город, собрал всех граждан и обратился к ним с такими словами:

«Настал час, когда враг наш решился, как змея, излить свой яд на нас или пожрать, как лев неукротимый. Заклинаю вас, отстаивайте свою веру с той же твердостью, с какой вы отстаивали ее до сего дня. Вам поручаю этот славный и знаменитый город — нашу отчизну, столицу всех городов… В руки ваши я передаю мой скипетр, вот он. Соблюдайте повиновение вашим начальникам и, я надеюсь, Бог поможет нам спастись от опасности. На небе вас ждет лучезарная корона, а здесь, на земле, останется славная и вечная память о вас!».

В 2 часа ночи 29 мая 1453 г. турки пошли на последний приступ, но их встретил убийственный огонь осажденных. Немногим удалось взобраться на стены, но и они были сброшены вниз, а лестницы их изломаны в щепы. Уже несколько часов длился бой, и быстро таяли ряды защитников Константинополя. Тысячами гибли и турки, но по воле султана новые отряды так же яростно устремлялись на городские стены. Мужество греков не уступало ярости нападающих, и турки вновь отступили с большими потерями. Напрасно султан пытался остановить бегущих — их не остановили даже ятаганы янычар. На новый приступ султан двинул свежие полки, и некоторым из янычар удалось укрепиться на стенах. В это время был смертельно ранен Джустиниани. Греки, видя гибель храброго защитника, пришли в смятение, чем и воспользовались турки. Небольшой отряд их влез на стены, прошел к Адрианопольским воротам и ударил в тыл царскому отряду. В то же время турецкие пушки пробили брешь в воротах Святого Романа и воротах Харисийских, сквозь которые турки хлынули в Константинополь.

Византийский историк Михаил Дука так оплакивал падение великого Константинополя:

«О, город, город — центр четырех частей света!.. Где твоя духовно-благодатная сила, благодетельная для души и тела? Где телеса апостолов Бога моего, давно положенные в этом давно цветущем раю? Где находившиеся вместе с ними багряница, копье, губка и трость, которые мы лобзали и представляли, что видим Распятого на кресте? Где мощи преподобных и мучеников? Где прах великого Константина и других царей? Улицы, портики, перекрестки, поля, виноградники — все было полно мощей святых, телес благородных и чистых подвижников и подвижниц… О, храм и земное небо, небесный алтарь, божественные и священные здания, красота церквей, книги священные и словеса Божий, благовестия, изглаголенные ангелами, учения богодухновенных мужей, наставления божественных подвижников! О, государство, народ, воинство, прежде громадное, дома и разнообразные палаты и священные стены, ныне я все призываю и, как одушевленное, оплакиваю, имея Иеремию руководством печального повествования…».

По военному обычаю того времени город был отдан победителям на три дня на разграбление… Когда султан Мехмед II вступил в завоеванный Константинополь, один из воинов принес ему в дар отрубленную голову Константина XI Палеолога, и завоеватель щедро наградил его. А потом поцеловал голову последнего византийского императора и отослал патриарху, чтобы тот набальзамировал ее, обложил золотом и серебром и сохранил, как сам знает. Выполнив все это, патриарх вложил главу Константина XI в серебряный ковчег и, как повествует легенда, скрыл под престолом в храме Святой Софии[15]. Другое предание говорит, что голова императора Константина XI была прибита к колонне Юстиниана и оставалась на ней до вечера. А потом была набальзамирована и частями отправлена в разные мусульманские страны (Персию, Аравию) и в другие города Османской империи как знак победы. А тело последнего византийского императора было похоронено в храме Святой Феодосии[16]. Сюда пускали и показывали гробницу последнего Палеолога по особому фирману султана. А в 1832 г. после перестройки храма фирманом султана Махмуда II, который знал, чей это саркофаг, гробница Константина XI была удостоена особого почитания — неугасимой лампады.

По преданию после захвата Константинополя султан Мехмед II повелел его жителям собрать все сокровища (церковные и свои) в месте, которое он сам назначил. Когда византийцы выполнили его повеление, султан взглянул на огромные кучи золота и с удивлением и негодованием воскликнул:

«Безумный народ! Где же был ваш разум, что вы, собрав столь несметные богатства, не могли сохранить своего города? Вы не могли противиться даже одному только народу, победившему вас без помощи других! Ведь посредством сего сокровища не только должно было погибнуть все мое ополчение под стенами Константинополя, но и ополчения многих других народов, если бы они соединились со мною. А посему вы как предатели своего Отечества не должны существовать на земле и должны будете принять определенное мною для вас наказание.»

Сказав это, он дал знак рукой, и сарацины в ту же минуту умертвили вельмож и благородных людей, оставив только простой народ с женами и детьми…

Так в истории произошло событие, когда город, бывший 1000 лет столицей одного царства, в течение всего 24 часов превратился в столицу другого государства, основанного и устроенного совершенно другим народом — с другими верованиями, языком и преданиями.

Данный текст является ознакомительным фрагментом.

Продолжение на ЛитРес

Как в 1453 году турки захватили Константинополь — Рамблер/новости

Константинополь пал 29 мая 1453 года. Мехмед II разрешил своему войску три дня грабить город. Дикие толпы хлынули в разбитый "Второй Рим" в поисках добычи и наслаждений.

Агония Византии

Уже во времена рождения османского султана Мехмеда II, завоевателя Константинополя, вся территория Византии ограничивалась лишь Константинополем и его окрестностями. Страна находилась в агонии, точнее, как правильно выразилась историк Наталья Басовская, она всегда была в агонии. Вся история Византии, за исключением первых веков после образования государства – это непрекращающийся ряд династических междоусобиц, которые усугублялись нападками внешних врагов, пытавшихся захватить «Золотой мост» между Европой и Азией. Но хуже всего стало после 1204 года, когда отправившиеся в очередной раз на Святую землю крестоносцы решили остановиться на Константинополе. После того разгрома город смог подняться и даже объединить вокруг себя некоторые земли, но жители на ошибках своих учиться не стали. В стране вновь разгорелась борьба за власть.[С-BLOCK] К началу XV века большая часть знати втайне придерживалась турецкой ориентации. Среди ромее был на тот момент популярен паламизм, для которого было характерно созерцательное и отстраненное отношение к миру. Сторонники этого учения жили молитвами и были максимально отстранены от происходящего. Поистине трагической смотрится на этом фоне Флорентийская уния, объявившая первенство римского понтифика над всеми православными патриархами. Ее принятие означало полную зависимость православной церкви от католической, а отказ привел к падению Византийской империи, последнего столба мира ромеев.

Последний из рода Комнинов

Мехмед II завоеватель стал не только покорителем Константинополя, но и его покровителем. Он сохранил христианские храмы, перестроив их под мечети, наладил связи с представителями духовенства. В какой-то степени можно сказать, что он любил Константинополь, город при нем начал переживать свой новый, на этот раз мусульманский расцвет. Кроме того, сам Мехмед II позиционировал себя не столько как захватчик, а как преемник византийских императоров. Даже именовал он себя «Kaiser-i-Rum» – правитель ромеев. Якобы он был последний из рода когда-то свергнутой императорской династии Комнинов. Его предок, по легенде, эмигрировал в Анатолию, где принял ислам и женился на княжне сельджукской. Вероятнее всего это было лишь легендой, оправдывавшей завоевание, но не без оснований – Мехмед II родился на европейской стороне, в Андрианополе. Вообще-то у Мехмеда была весьма сомнительная родословная. Он был четвертым сыном из гарема, от наложницы Хюма Хатун. У него были нулевые шансы на власть. Тем не менее, султаном ему стать удалось, оставалась теперь только узаконить свое происхождение. Завоевание Константинополя навсегда закрепило за ним статус великого легитимного правителя.

Дерзость Константина

В ухудшении отношений между византийцами и турками был виноват сам Константин XI – император Константинополя. Пользуясь трудностями, с которыми пришлось столкнуться султану в 1451 году – мятежами правителей непокоренных эмиратов и волнениями в войсках собственных янычар - Константин решил показать свой паритет перед Мехмедом. Он направил к нему послов с жалобой на то, что суммы, обещанные на содержание принца Орхана, заложника при константинопольском дворе до сих пор не уплачены.

Принц Орхан был последним живым претендентом на трон вместо Мехмеда. Послам нужно было осторожно напомнить об этом султану. Когда посольство добралось до султана — вероятно, это было в Бурсе, — принявший его Халиль-паша был смущен и разгневан. Он уже достаточно хорошо изучил своего господина, чтобы представить, какова будет его реакция на подобную дерзость. Однако сам Мехмед ограничился тем, что холодно пообещал им рассмотреть этот вопрос по возвращении в Адрианополь. Его не задели оскорбительные и пустые требования византийцев. Теперь у него был предлог нарушить клятвенное обещание не вторгаться на византийскую территорию.

Убойные пушки Мехмеда

Судьбу Константинополя определила не ярость османских солдат, наплывы которых город отбивал целых два месяца, несмотря на явный перевес в численности. У Мехмеда был другой козырь в рукаве. Еще за три месяца до осады он получил грозное оружие от германского инженера Урбана, которое «пробивало любые стены». Известно, что длина пушки составляла около 27 футов, толщина стенки ствола — 8 дюймов, диаметр жерла — 2,5 фута. Пушка могла стрелять ядрами весом около тринадцати центнеров на расстояние примерно в полторы мили. К стенам Константинополя пушку тянули 30 пар быков, еще 200 человек поддерживали ее в устойчивом положении. 5 апреля, накануне сражения, Мехмед разбил свой шатер прямо перед стенами Константинополя. В соответствии с исламским законом он направил императору послание, в котором обещал сохранить всем его подданным жизнь, если город будет немедленно сдан. В случае отказа, пощады жителям можно было больше не ждать. Мехмед не получил никакого ответа. Рано утром в пятницу, 6 апреля, пушка Урбана выстрелила.

Роковые знамения

23 мая византийцам удалось последний раз испытать вкус победы: они захватили в плен турок, рывших подкопы. Но именно 23 мая и рухнули последние надежды жителей. К вечеру этого дня они увидели, как со стороны Мраморного моря к городу быстро приближается судно, преследуемое турецкими кораблями. Ему удалось уйти от погони; под покровом темноты цепь, перекрывавшую вход в Золотой рог, открыли, пропустив судно внутрь залива. Сначала думали, что это корабль спасительного флота западных союзников. Но то была бригантина, которая двадцать дней назад отправилась на поиски обещанного городу флота венецианцев. Она обошла все острова Эгейского моря, но так и не нашла ни одного венецианского корабля; более того, их никто там даже не видел. Когда моряки сообщили императору свои печальные вести, он поблагодарил их и заплакал. Отныне городу оставалось уповать только на своих божественных покровителей. Силы были слишком не равны – семь тысяч защитников против ста тысячного войска султана.[С-BLOCK]

Но даже в вере последние византийцы не смогли найти утешение. Вспомнилось предсказание гибели империи. Первым христианским императором был Константин, сын Елены; таковым же будет и последний. Было и другое: Константинополь никогда не падет, пока на небе светит луна. Но 24 мая, в ночь полнолуния произошло полное лунное затмение. Обратились к последней защитнице – иконе Богоматери. Ее водрузили на носилки и понесли по улицам города. Однако во время этого шествия, икона упала с носилок. Когда же процессия вновь возобновилась, над городом разразилась гроза с градом. А следующей ночью, по свидетельствам источников, Святую Софию озарило какое-то странное сияние неизвестного происхождения. Его заметили в обоих лагерях. На следующий день начался генеральный штурм города.

Древнее пророчество

На город посыпались пушечные ядра. Турецкий флот блокировал Константинополь с моря. Но оставалась еще внутренняя гавань Золотой Рог, вход в которую был перегорожен, и где находился византийский флот. Турки не могли туда войти, и византийским судам даже удалось выиграть сражение с громадным турецким флотом. Тогда Мехмед приказал волоком перетащить суда по суше и спустить их на воду в Золотой Рог. Когда их перетаскивали, султан повелел поднять на них все паруса, гребцам махать веслами, а музыкантам играть устрашающие мелодии. Так сбылось еще одно древнее пророчество, что город падет, если морские суда пойдут по суше.

Три дня грабежей

Преемник Рима, Константинополь пал 29 мая 1453 года. Тогда Мехмед II отдал свое страшное указание, которое обычно забывают в рассказах об истории Стамбула. Он разрешил своему многочисленному войску три дня безнаказанно грабить город. Дикие толпы хлынули в разбитый Константинополь в поисках добычи и наслаждений. Поначалу они не могли поверить, что сопротивление уже прекратилось, и убивали всех, кто попадался им на улицах, не разбирая мужчин, женщин и детей. Реки крови стекали с крутых холмов Петры и окрашивали воды Золотого Рога. Воины хватали все что блестит, обдирая ризы с икон и драгоценные переплеты с книг и уничтожая сами иконы и книги, а также выламывая из стен куски мозаик и мрамора. Так разграбили церковь Спаса в Хоре, в результате чего погибла уже упомянутая, самая почитаемая икона Византии – Божия Матерь Одигитрия, которая, по преданию, была написана самим апостолом Лукой.[С-BLOCK] Часть жителей застигли во время молебна в соборе Святой Софии. Самые старые и немощные прихожане были убиты на месте, остальные захвачены в плен. Греческий историк Дука, современник событий так рассказывает о происходящем в своем сочинении: «Кто расскажет о плаче и криках детей, о вопле и слезах матерей, о рыданиях отцов, кто расскажет? Тогда рабыню вязали с госпожой, господина с невольником, архимандрита с привратником, нежных юношей с девами. Если кто оказывал сопротивление, того убивали без пощады; каждый, отведя своего пленника в безопасное место, возвращался за добычей во второй и третий раз». Когда 21 июля султан и его двор покидали Константинополь, город был наполовину разрушен и черен от пожаров. Церкви разграблены, дома опустошены. Проезжая по улицам, Султан прослезился: «Какой город мы отдали грабежам и разрушению».

Падение Константинополя — конец Средневековья

В последний год своего существования Византия едва ли могла называться империей: подконтрольная ромеям территория ограничивалась столицей с окрестными землями, окружёнными владениями османов, и Морейским деспотатом на полуострове Пелопоннес, где правили братья Константина XI Палеолога, 88-го императора Восточной Римской империи. Сам город, который был тем немногим, что осталось от древней империи после череды войн с соседями, чумных эпидемий и внутренних конфликтов, выглядел как разрозненные и опустевшие районы внутри полуострова, обнесённого по периметру стенами. Достаточно было взглянуть на столицу Византии, чтобы понять, в каком состоянии находилось всё государство.

С севера город защищали стены бухты Золотой Рог, которую в случае вторжения перекрывала специальная цепь, вытягивавшаяся от Евгеньевых ворот у мыса Акрополис к башне в районе Галата — итальянскому торговому кварталу. Цепь на воде держали специальные плоты, блокируя вход в залив для нападающих, в то время как византийский флот в удобный момент мог контратаковать оттуда. Золотой Рог был самым уязвимым местом обороны: в 1204 году именно оттуда в город прорвались участники Четвёртого крестового похода, разграбившие Константинополь.

С юга и востока город окружало Мраморное море с проливом Босфор. Скорость течения в этих местах не позволяла судам того времени высаживать десант у городских стен, поэтому враг обычно приходил с северной или западной стороны.

От Мраморного моря до бухты Золотой Рог и Влахернского императорского дворца тянулась вековая стена Феодосия — мощнейшее укрепление Средневековья. Массивные, двухуровневые, защищённые рвом стены города никогда не брал враг. Превосходная фортификация вкупе с выгодным географическим положением позволили Константинополю успешно выдержать 23 осады за почти тысячу лет существования. Так что когда в апреле 1453 года армия Мехмеда II подошла к городу, у его жителей была вполне обоснованная надежда, что им удастся пережить и эту блокаду.

Стены Константинополя, реконструкция. (funon.cc)


Пролог трагедии

Взойдя на престол в 1451 году, Мехмед II первым делом избавился от конкурента: его сводный младший брат Ахмед был утоплен в ванной. Ещё одним соперником был Орхан — троюродный брат Мехмеда, живший в Константинополе. Коварные ромеи рассчитывали в нужный момент с помощью Орхана развязать гражданскую войну за османский трон. Попытка получить деньги от султана в обмен на обещание удерживать брата в византийской столице и не разжигать смуту обернулась гневом Мехмеда II. Стало окончательно ясно, что город должен быть непременно взят. С августа 1452 года султан и император фактически находились в состоянии войны.

За год до начала осады по приказу Мехмеда II османы начали строительство Румелийской крепости на европейской стороне пролива Босфор, аккурат напротив Анатолийской крепости его деда Баязида I. Обе твердыни должны были отрезать Константинополь от поставок зерна со стороны Чёрного моря. Новую крепость Румелихисар, построенную за рекордные для того времени четыре с половиной месяца, прозвали «перерезающей горло». Пройти Босфор в этом самом узком его месте без разрешения турок и выплаты им пошлины стало невозможно. А поскольку пролив Дарданеллы уже давно находился под контролем османов, Константинополь оказался в блокаде с моря.

Константинополь. Источник: pinterest. ca

Поиски помощи и союзников на Западе прошли безуспешно: венецианцы и генуэзцы тайно заключили коммерческие договоры с османами на случай падения города, а римский понтифик тщетно пытался призвать европейских монархов к борьбе с мусульманскими захватчиками. Объединения западной и восточной церквей, которого так опасались турки, не произошло: православные горожане не признали Флорентийскую унию, официально принятую Византией 12 декабря 1452 года под куполом Святой Софии.

В январе 1453 года по просьбе подеста Галаты официально нейтральная Генуя предоставила реальную помощь: 2 галеона, 400 солдат, припасы и различное снаряжение. Возглавлял экспедицию кондотьер Джованни Джустиниани, вскоре назначенный командиром обороны стен города. Некоторое количество войск отправили каталонцы. Небольшой отряд венецианцев взял на себя ту часть стены, что прикрывала Влахерны и их собственный квартал. Принц Орхан со своей свитой также встал на защиту Константинополя. Забота по обеспечению защитников знаменитым «греческим огнём» легла на шотландца. Среди командующих были родственники императора Теофил Палеолог и Никифор Палеолог, византийский аристократ Димитрий Кантакузин, митрополит Киевский и всея Руси Исидор. Флот возглавил венецианский полководец Альвизио Диедо.

Перед началом осады Мехмед II предложил императору сдать город и отправиться на Пелопоннес в качестве суверенного правителя; горожанам гарантировали сохранение жизни и имущества. Константин XI от капитуляции отказался.

Последняя осада

В начале апреля, сразу после празднования Пасхи, османские войска встали лагерем под стенами Константинополя. Султан привёз с собой заблаговременно изготовленные венгерским инженером Урбаном пушки. Одна из них — «Базилика» — громадная бомбарда весом 32 т, способная метать ядра весом более 500 кг на расстояние до 2 км. Пушка могла производить не более 7 выстрелов в день, что значительно снижало её воздействие боевое, но не психологическое. Первую неделю осады турки обстреливали Феодосиевы стены. Каждую ночь горожане выходили ремонтировать их. Современные технологии того времени грозились похоронить средневековый осколок константинопольской мозаики.

Пушки Урбана под стенами Константинополя. Источник: pinterest.com

Император и командующий обороной Джустиниани расположили свою ставку в самом уязвимом месте стены — между двумя стратегически важными башнями Святого Романа и Харисия. Там стена спускалась в долину спрятанной в трубу реки Ликос, которая не позволяла оборудовать на этом участке глубокий ров. Более того, стена не являлась тут высотной доминантой. Напротив Месотихиона, на холме Малтепа, султан разместил свой красно-золотой шатёр, наблюдая за бомбардировкой.

18 апреля Мехмед II решился на первый штурм, посчитав, что он достаточно измотал осаждённых и ослабил фортификацию в районе ворот Святого Романа. Но атака была мастерски отбита. Этот бой значительно поднял дух защитников.

Штурм Феодосиевых стен. (pinterest.com)


Султан не только собрал огромную армию, но и построил грандиозный флот, который ещё в марте занял Мраморное море и Босфор, помогая в переброске войск.

20 апреля османские корабли потерпели поражение в столкновении с генуэзцами, которые попытались прорваться в Константинополь с припасами и вооружением. Парусники христиан имели значительное преимущество перед гребным флотом турок из-за высоты бортов и манёвренности. Тогда Мехмед II приказал перетащить суда в Золотой Рог, обогнув Галату с севера. Теперь окружённый флот защитников контролировал и оберегал лишь ту часть бухты, в которой находилась цепь. Однако перевес в численности вражеских кораблей несколько компенсировался опытом венецианских командующих. Константину XI пришлось перекинуть часть и так немногочисленных войск со стены Феодосия к укреплениям залива из опасения атаки на слабые укрепления бухты. Последующая попытка венецианцев и генуэзцев сжечь османский флот провалилась. Пленные были в назидание посажены на кол. Христиане потеряли контроль над Золотым Рогом.

Схема осады Константинополя. (ru.wikipedia.org)


После проигранной битвы в бухте моряки были переведены на защиту городских стен, где помогли отразить три штурма: два в районе многострадальной башни Святого Романа, а другой — в месте одиночных стен Влахерн, дополнительно обстреливаемых турками с противоположной стороны Рога и построенного понтонного моста. Османы несли большие потери, но и защитники становились всё слабее, подчас не успевая за ночь заделывать бреши в дряхлых стенах. Война стала позиционной, а бомбардировки города — более яростными.

Турки попытались использовать подкопы, но все они оказались обнаружены и взорваны защитниками. Тогда Мехмед приказал создать специальную осадную башню, при помощи которой находившиеся в ней воины могли закапывать ров, сильно мешавший пешей атаке. Но ромеям удалось взорвать или сжечь эту башню так же, как и прочие подобные башни на других участках траншеи.

27 мая бомбардировка стен была максимально мощной; турки весь день старательно закапывали рвы. Следующий день Мехмед II объявил выходным, чтобы воины отдохнули перед решающим штурмом.

Развязка и падение

В некоторых местах стены превратились в баррикады, а количество защитников сократилось почти вдвое. Бреши в районе Месотихиона заполнили собой войска во главе с раненным накануне Джустиниани и императором Константином. Именно тут решилась судьба Константинополя и Византийской империи. Впервые с 1054 года католики и православные вместе помолились в соборе Святой Софии.

Наступил роковой день — 29 мая 1453 года. В 1 час 30 минут после полуночи османское войско начало наступление, пушки вели непрекращающийся обстрел защитников, а флот пришёл в движение. Задачей последнего был захват оборонительных сооружений Золотого Рога. Первая волна нападавших на стену Феодосия была отбита, ощутимо измотав христиан. Но Мехмед II держал наготове отборные войска для второй атаки на башню Святого Романа. За час до рассвета снаряд одной из гигантских бомбард пробил в стене брешь, в которую османам впервые удалось прорваться. Но христиане смогли вытеснить врага. Дабы и вторая атака не захлебнулась, султан направил в бой элитные отряды лучников и янычар. В ожесточённой схватке Джустиниани был ещё раз ранен. Тогда его приближённые потребовали у Константина ключ от ворот одной из башен Золотого Рога, чтобы перенести командующего на корабль в бухте к врачам. Завидев открытые ворота, генуэзцы бросились вслед за своим командиром. Турки подобно бурному речному потоку заполняли бреши, огибали башни, просачивались через ряды ослабевших защитников. Оборонявшихся охватила паника. Где-то в схватке на баррикадах, в общем хаосе, сражаясь, погиб последний император ромеев. Турки резали отступающих, захватывая одну башню за другой на протяжении всей стены Феодосия. На рассвете Византийская империя исчезла.

Падение Константинополя. Источник: warspot.ru Пока защитники бежали к бухте Золотой Рог в надежде спастись на кораблях, встревоженные колоколами церквей горожане устремились на помощь в направлении стены. Там они становились жертвами турецких воинов, которым султан позволил три дня грабить город. Константинополь подвергся зверскому, сравнимому с нашествием крестоносцев, разорению: жителей убивали, насиловали или превращали в рабов, а церкви оскверняли. Все, кто надеялся спастись, бросились к берегу залива, в водах которого стояли корабли. Судна на свой страх и риск приближались к берегу, чтобы подобрать молящих о спасении людей. Некоторые гибли в воде, пытаясь доплыть до итальянских кораблей. Те, кому не удалось попасть на борт, были впоследствии убиты или попали в плен.

Турецкие моряки, опасавшиеся не получить свою часть добычи, причалили к берегу, бросив свои галеры и не обращая внимания на ускользавшие из бухты итальянские парусники. Финальной точкой константинопольской драмы стал захват собора Святой Софии, в котором византийцы собрались на службу. Голову императора на пике водрузили на триумфальной колонне Юстиниана, что стояла напротив храма. Мехмед II торжественно въехал в город и обнаружил, что три дня для разграбления много: ветхий и нищий Константинополь турки обобрали дочиста меньше чем за сутки. Вместо цветущего и богатого города в руках султана оказался прах Восточной Римской империи.

Как Россия дважды отказалась покорять Стамбул • Arzamas

Почему варяжский князь Олег стал «настоящим русским», почему его подвиг отказался повторять император Николай I и как месть бабушке спасла Константинополь

Подготовил Михаил Велижев

Олег прибивает щит свой к вратам Царьграда. Гравюра Ф. Бруни. 1839 год  © ГРМ

Екатерина II мечтала о создании огромной православной империи, которую назначала своим внукам — Александру и Константину. Предполагаемые размеры нового русского государства поражали умы современников. Так, итальянский интеллектуал Алессандро Верри писал брату Пьетро в 1770 году:

«Однако что же случится с нами и с нашими установлениями, если одна женщина будет владеть куском мира от Сибири до Египта? Спасайся кто может».

Верри вторил знаменитый острослов Фердинандо Галиани, замечавший в том же году барону Гольбаху:

«Итак, Фотий восторжествует над Магометом. Что за приключение! Мы будем на границе России, и Отранто и Петербург будут отделять лишь один шаг и небольшой отрезок моря: Dux foemina facti! И все это совершит одна женщина! Это слишком прекрасно, чтобы быть правдой».

Впрочем, чтобы сделать екатерининский сценарий реальностью, необходимо было добиться решительного военного преимущества над Османской империей, иными словами, взять Константинополь. Как мы знаем, самой Екатерине сделать этого не удалось. Однако в русской истории известны два случая, когда армия была в шаге от завоевания Стамбула.

1. Вещий Олег

Первый случай хрестоматиен и произошел задолго до правления Екатерины Великой: в 907 году варяжский князь Олег, сидевший в Киеве, совершил успешный набег на Византию, взял богатый выкуп и прибил ко вратам Царьграда свой щит. Само это событие носит, возможно, легендарный характер, однако в русской культуре XVIII–XIX веков поход Олега парадоксальным образом стал символизировать победу не столько над православной Византией, сколько над их будущими поработителями — исповедовавшими ислам турками. Сам же варяжский военачальник в этой перспективе становился однозначно «русским». Например, символическое значение Олегова щита описал Кондратий Рылеев в думе «Вещий Олег» (1822):

Но в трепет гордой Византии
И в память всем векам
Прибил свой щит с гербом России
К царьградским воротам.

А так писал об исторических перспективах древнего сюжета в «Шестой фракийской элегии» (1829) поэт Виктор Тепляков:

К вратам ли тем, где древний щит
Прикован русскою рукою,
Орел двуглавый полетит.

2. Николай I

Не вызывает удивления, что именно эта историческая параллель была актуализирована в 1829 году, когда показалось, что третий внук Екатерины, император Николай I, наконец реализует мечту своей бабки. 8 (20) августа отдельные отряды русской армии вошли в город Адрианополь (совр. Эдирне) — путь на Стамбул был открыт. Адрианополь и османскую столицу разделяли всего 240 километров, расстояние, которое русские войска могли бы преодолеть за один-два дня. Более того, нет никаких сомнений, что разбитая и деморализованная турецкая армия была уже неспособна защищать Стамбул и с большой долей вероятности город бы пал, Оттоманская империя перестала бы существовать, а Россия возымела бы общую границу с итальянскими государствами. Однако этого не случилось.

Британская карикатура. 1829 год © The Trustees of the British Museum

Николай I предпочел остановиться в Адрианополе и 2 (14) сентября 1829 года заключил с султаном Махмудом II мир на крайне выгодных для России условиях, в частности, гарантировав политическую самостоятельность Греции. Почему Николай не решился взять Стамбул? Внешнеполитический проект Николая не был прожектерским: в частности, он прекрасно понимал, что другие великие державы не позволят России разрушить баланс сил в регионе, который резко изменился бы при столь радикальной перекройке европейской карты. Кроме того, содержание новых территорий потребовало бы колоссальных материальных и финансовых затрат. Иными словами, проблем от взятия Константинополя было бы больше, нежели от отказа от новых военных притязаний, — отказавшись от амбициозного экспансионистского плана, русский император тем не менее добился усиления политической роли России в Европе, к тому же обретя репутацию «великодушного» монарха.

Кроме того, возможно, не последнюю роль сыграло и то обстоятельство, что Николай всегда чрезвычайно негативно отзывался о Екатерине II, ее управленческих методах и царивших при дворе нравах. Уже после заключения мира с Турцией будущий попечитель Московского учебного круга С. Г. Строганов заметил в личной беседе с императором, что «Москва жалеет, что не взят Константинополь. Старики вспоминают екатерининское время и вздыхают». На что Николай резко ответил: «А я так рад, что у меня общего с этою женщиною только профиль лица». Не исключено, что именно чрезмерное сходство собственных завоевательных стратегий с «Греческим проектом» заставило Николая отбросить их: император слишком близко подошел к реализации заветных мечтаний нелюбимой им бабки, что раздражало его.

Таким образом, Николай I не повторил сценарий 907 года, столь чаемый Екатериной Великой. Действия русского монарха как бы свидетельствовали о том, что буквальные совпадения в истории невозможны. Именно так — в смысле отказа от сомнительной исторической преемственности — воспринял случившееся Пушкин:

Когда ко граду Константина
С тобой, воинственный варяг,
Пришла славянская дружина
И развила победы стяг,
Тогда во славу Руси ратной,
Строптиву греку в стыд и страх,
Ты пригвоздил свой щит булатный
На цареградских воротах.

Настали дни вражды кровавой;
Твой путь мы снова обрели.
Но днесь, когда мы вновь со славой
К Стамбулу грозно притекли,
Твой холм потрясся с бранным гулом,
Твой стон ревнивый нас смутил,
И нашу рать перед Стамбулом
Твой старый щит остановил.
 

Олегов щит (1829)  

Взятие Константинополя (1261) - это... Что такое Взятие Константинополя (1261)?

Взятие Константинополя в 1261 году — отвоевание никейцами Константинополя, захваченного крестоносцами в 1204 году. Оно повлекло за собой реставрацию Византийской и уничтожение Латинской империй.

Предпосылки

В 1204 году, в результате Четвертого крестового похода, пал Константинополь, а вместе с ним и Византийская империя. На её территориях были созданы государства крестоносцев, самым крупным из которых была Латинская империя. Тем не менее, византийцы смогли удержать ряд других территорий и создать на них свои государства: Эпирское царство, Никейскую и Трапезундскую империи.

Летом 1261 года Михаил VIII Палеолог, император Никеи, начинает приготовления к возвращению Константинополя. Сначала он заключил союз с Генуэзской республикой[1], а в июле 1261 года послал цезаря Алексея Стратигопула с небольшим отрядом из 800 человек, состоявшим в основном из половцев[2], во Фракию для демонстрации военной силы латинянам[3]. Переправившись через Мраморное море, Алексей стал лагерем у Регия, где случайно встретился с греками, рассказавшими ему, что основная армия латинян отправилась в экспедицию на остров Дафнусия, а в самом городе остался лишь небольшой гарнизонный отряд[3][4]. Также они сказали Стратигопулу, что знают тайный проход в стенах города[3][5].

Сражение

Это было совершенной неожиданностью, но полководцу некогда было направлять вестовых в Никею, чтобы получать инструкции. В ночь на 25 июля 1261 несколько воинов проникли в город через тайный ход[2] и отворили Силиврийские ворота (англ.)русск. (Ворота Пигис, греч Πηγής) для остального войска[6]. Византийцы ворвались в город и атаковали сонных латинян. Чтобы посеять панику среди врагов, они пустили огонь по крышам домов ночного Константинополя, предав пожару венецианские кварталы. Радостные греки вышли на улицы с криками «Да здравствует император Михаил», «Да здравствует ромеи»[7]. Когда Латинский император Балдуин II проснулся и понял, что на город произошло нападение, он тщетно пытался собрать разбросанных по ночлегам и сонных французов. Никто не знал, какими силами и откуда в Константинополь проникли византийцы, а потому император решил, что греки привели в город огромное войско. Бросив знаки императорского достоинства Балдуин бежал на Эвбею[5].

Силиврийские ворота (Пигис), через которые отряд Алексея Стратигопула ворвался в Константинополь и захватил город.

В тот же день остатки разгромленных и деморализованных французов достигли острова Эвбея. Латиняне не стали терять времени и, срочно погрузившись на корабли, отплыли к городу, надеясь штурмом вернуть его обратно[6]. Однако никто не знал, какими силами византийцы захватили его, и хитрый Алексей Стратигопул постарался создать видимость многочисленного войска. Он привлек местных жителей, восторженно приветствовавших свержение латинян, переодев их в воинов и вооружив. И когда латиняне подплыли к стенам, они увидели множество воинов[8]. В конце концов, боясь потерпеть сокрушительное поражение, последние остатки французской армии отплыли в Италию, чтобы сообщить страшную для Запада весть о кончине Латинской империи[9].

Последствия

После взятия города Алексей Стратигопул послал к Михаилу Палеологу гонца с вестью о возвращении Константинополя[10][11]. 15 августа 1261, в праздник Успения Пресвятой Богородицы, Михаил с триумфом вошёл в Константинополь через Золотые Ворота. Затем царь отправился в Студийский монастырь, из него — в храм Святой Софии, где его ожидали Стратигопул и патриарх Арсений[12].

См. также

Примечания

  1. Ravegnani, p. 163.
  2. 1 2 Bartusis, p. 27.
  3. 1 2 3 Акрополит Г. Летопись логофета Георгия Акрополита
  4. Bartusis Mark C. The Late Byzantine Army: Arms and Society, 1204—1453, p. 40.
  5. 1 2 Величко А. М. История Византийских императоров. Том 5, с. 74
  6. 1 2 Nicol, p. 34.
  7. Jean-Charles-Léonard. Storia delle repubbliche italiane dei secoli di mezzo., p. 250.
  8. Величко А. М. История Византийских императоров. Том 5, с. 75
  9. Григора Никифор. Римская история, начинающаяся со взятия Константинополя латинянами. Т.1. Книга 4, глава 2. С.83.
  10. Акрополит Георгий. Летопись великого логофета. Глава 86. С.409, 410.
  11. Runciman Steven. I vespri siciliani, pp. 69-70.
  12. Runciman Steven. I vespri siciliani, p. 70.

Литература

Когда пал Константинополь - Парламентская газета

Под натиском войск султана Мехмеда II 29 мая 1453 года пал Константинополь. Этим событием окончательно закончилась история Восточной Римской империи, более известной нам как Византия.

В 658 году до Рождества Христова на полуострове между бухтой Золотой Рог и Мраморным морем греческие колонисты, бежавшие из испытывавшей тяготы войны Мегары, основали город Византий. Поначалу его населяли рыбаки и торговцы, но выгодное географическое положение помогло Византию занять видное положение среди остальных полисов.

Император Константин Великий перенёс столицу Римской империи в Византий в 330 году, тогда же город переименовали в Новый Рим. Официальное название не закрепилось, и гораздо чаще город стали называть Константинополем. Константин дал переселенцам в новую столицу многочисленные преимущества. За счёт казны горожане бесплатно получали хлеб, масло, вино и топливо.

Со временем Константинополь стал одним из главных центров христианства, паломники стекались к огромному собору Святой Софии — чуду архитектурной мысли. К городу, обделённому питьевыми источниками, подтянули нитки акведуков, по которым вода поступала за сотни километров, а затем хранилась в гигантских подземных цистернах.

Константинополь неоднократно осаждали гунны, авары, персы, арабы, славяне, печенеги, крестоносцы. Последние в 1204 году захватили город, разграбив его, но византийцам спустя десятилетия удалось отвоевать свою столицу. После этого империя так и не смогла окончательно оправиться, она постоянно ужималась и под конец своего существования ограничивалась самим Константинополем и его пригородами.

После трёхдневного штурма 29 мая 1453 года войско турецкого султана Мехмеда II захватило столицу Византии, что и положило конец 1100-летней истории Византийской империи.

Император Константин ХI Палеолог погиб, сражаясь в рядах защитников города. Мехмед приказал отрезать Константину голову и выставить её для всеобщего обозрения на ипподроме, а тело похоронить с подобающими почестями. Мехмед II получил прозвище Фатих — «Завоеватель».

Значительную роль во взятии Константинополя сыграла имевшаяся у турок пушка Урбана или Базилика. Это была 32-тонная бомбарда из бронзы, которая выстреливала полутонные ядра на расстояние до двух километров.

Неравны были и силы противников: город защищали около 10 тысяч человек, а армия турок насчитывала до 250 тысяч воинов.

Константинополь стал столицей Оттоманской порты, резиденцией турецких султанов, получив новое имя Стамбул, которое окончательно укрепилось только в XX веке. День захвата Константинополя в Турции отмечают как национальный праздник.

Константинополь, Падение | Encyclopedia.com

29 мая 1453 года турецкие захватчики захватили город Константинополь, столицу Византийской империи *. Падение города стало важным поворотным моментом в истории, ознаменовав конец более чем 1000-летнего христианского правления и подъем Исламской Османской империи.

Названный древними греками Византией, Константинополь лежал на краю узкого водного пути, разделяющего Европу и Малую Азию (современная Турция). Константин Великий, первый христианский император Рима, сделал город своей столицей в 300-х годах.В его честь переименованный в Константинополь, он стал одним из величайших и величественных городов средневековья. После распада западной части Римской империи город оставался столицей восточной Византийской империи.

В 1300-х годах турки-османы стали крупной державой в Восточной Европе. В 1394 году османский султан Баязид I начал восьмилетнюю блокаду Константинополя. Блокада закончилась только после того, как монгольский правитель Тамерлан победил и взял в плен султана. В 1422 году другой османский султан, Мурад II, провел безуспешную осаду * города.

Решив захватить Константинополь, сын Мурада, Мехмед II, собрал армию численностью более 100 000 человек и военно-морские силы численностью более 100 кораблей. К этому времени великая Византийская империя превратилась в небольшое государство. У императора Константина XI было менее 7000 солдат. Христианские лидеры на Западе пытались прислать помощь, но она прибыла слишком поздно. Мехмед начал осаду Константинополя 6 апреля 1453 года. Город продержался почти два месяца, но 29 мая Мехмед предпринял полномасштабную атаку и захватил Константинополь.

В течение нескольких десятилетий христиане призывали к новому крестовому походу, чтобы отвоевать Константинополь от турок. Но попытки организовать крестовый поход не увенчались успехом. Вместо этого османы продолжили наступление, захватив несколько территорий в Греции и Италии. Падение Константинополя положило начало 250-летнему периоду, в течение которого османы угрожали захватить Центральную Европу.

( См. Также Христианство; греческие эмигранты. )

* Византийская империя

Восточно-христианская империя, базирующаяся в Константинополе (a.d. 476–1453)

* Монгол

член племени Центральной Азии, контролировавшего большую часть Азии и Восточной Европы в средние века

* осада

длительные попытки заставить сдаться окружив крепость или город вооруженными войсками, отрезав территорию от помощи

1453 Завоевание | Откройте для себя османов

Столица Восточной Римской империи, Константинополь, был завоеван Османской армией под командованием османского султана Мехмеда II 29 мая 1453 года.С этим завоеванием османы стали империей и одной из самых могущественных империй. Восточная Римская империя пала и продолжала существовать. После завоевания Константинополя 21-летний османский султан II. Мехмед также взял титул Завоеватель, добавленный к своему имени.

Несмотря на то, что султан II Мехмед был в раннем возрасте, он начал готовить осаду Станбула. Он хотел быть полководцем, как сказал пророк Х. Мухаммед о завоевателе Константинополя; Однажды Константинополь будет завоеван.Как прекрасны и благословенны командующий его завоеванием и его воины! десятилетия назад. Сначала он принял меры предосторожности со стратегической тактикой как внутри государства, так и за его пределами. После этого он двинулся покорять Константинополь.

Константинополь долгие годы был империей. Город обстреляли из пушек, спроектированных самим Мехмедом Вторым. Константинополь неоднократно подвергался нападениям в прошлом, но его великие стены всегда побеждали. Султан Мехмед II навсегда изменил это с помощью пушек.Огромная пушка султана несколько недель стреляла по стенам.

Балтаоглу Сулейман-бей начал первую атаку, войдя в залив Золотой Рог 9 апреля 1453 года, и не смог сломать цепи, которые были помещены в устье рога. Эта цепь, которая плавала на деревянных бревнах, была достаточно прочной, чтобы не дать османскому кораблю войти в Золотой Рог. Победа римских христианских и генуэзских кораблей снизила моральный дух османской армии.

Во время этого хаоса и повсеместного чувства проигрыша духовный наставник султана Аксемседдин обещал определенный успех в завоевании.Султан Мехмед усовершенствовал новый тип пушки, называемой хумбара, сегодня известной как гаубица, которая предназначена для стрельбы по цели. Это важное открытие для истории мировой армии. Пушек не хватило, чтобы взять город. Воодушевленный духовной поддержкой, султан II Мехмед разработал план для своего флота. Османский флот, стоящий на якоре в Долмабахче, будет переброшен в залив Золотой Рог по суше в качестве элемента неожиданности. Несколько кораблей и галер, которые солдаты тащили на веревках, скользили по стапелям.Утром 22 апреля Восточная Римская империя проснулась от удивления и ужаса, увидев в роге османские галеры.

29 мая османская армия нанесла последний удар. Осада длилась с пятницы, 6 апреля 1453 г., до вторника 29 мая 1453 г., когда город был захвачен османами под командованием султана II. Мехмед. В мире началась новая эра, и новый баланс был достигнут благодаря завоеванию Константинополя.

Преобразование Константинополя - Напряженность в городах эпохи Возрождения

Нора Ламберт

6 апреля 1453 года османский султан Мехмед II (1431-81) осадил Константинополь, столицу Византийской или Восточной Римской империи и самый густонаселенный город в европейском мире.Менее чем через два месяца османские войска захватили и разграбили город, унеся много жизней и превратив город в исламскую столицу, превратив его древние церкви в мечети. Падение восточно-христианской столицы перед постоянно расширяющейся Османской империей вызвало опасения и антипатию по всей Европе. Это разрушительное поражение также казалось угрозой для классического образования и культуры, поскольку завоевание перекрыло доступ к греческим библиотекам, которые были бесценными местами назначения для гуманистов, искавших древние тексты.Эней Сильвий Пикколомини (1405-64), поэт, оратор и дипломат при дворе императора Священной Римской империи Фридриха III (1415-93) - и будущего Папы Пия II - сочинил эту страстную жалобу, адресованную Папе Николаю V (1397- 1455), который сам финансировал гуманистические экспедиции в Константинополь:

«Я горюю, что Санта-София, самая известная церковь в мире, была разрушена или осквернена. Я скорблю о том, что бесчисленные базилики святых, построенные с удивительным мастерством, лежат под опустошением или осквернением Мухаммеда.Что я могу сказать о бесчисленных книгах, еще неизвестных латинянам, которые находились в Константинополе? ... Вот вторая смерть Гомера и второе разрушение Платона. Где нам теперь искать гениальные произведения философов и поэтов? Источник муз разрушен! »

На самом деле султан Мехмет II сам поддерживал гуманизм, собирая при своем дворе итальянских ученых и художников, а также предоставил значительную религиозную свободу покоренным христианским подданным, но эти реалии затмились в европейском воображении потрясением разрушения Константинополя.Изображая город, художники изо всех сил пытались примирить его византийское прошлое с его османским настоящим, создавая изображения, которые прославляли и оспаривали турецкую столицу.

«Новое путешествие в Константинополе»…
Гийом-Жозеф Грело (ок. 1630 г.)
«Новое путешествие в Константинополе»…
Париж: Chez la veuve de Damien Foucault, 1680 г.

Коллекция редких книг

Церковь Святой Софии служила одной из самых важных имперских христианских базилик с момента ее открытия в 360 г.D. до превращения его в мечеть после завоевания Константинополя Мехмедом II (1431-81). Архитектурные интервенции шестнадцатого века султана Сулеймана I (1494-1566) добавили минареты по периметру здания и покрыли христианские мозаики побелкой. Даже спустя столетия европейские посетители не могли принять преобразование этого великого памятника. На этом внутреннем виде центральной базилики XVII века можно увидеть мозаику Покрова Вероники и христианских святых, а также несколько тугр, или каллиграфических монограмм султана.

Древности Константинополя…
Пьер Жиль (1490-1555)
Лондон: напечатано в пользу переводчика, 1729 г.

Коллекция редких книг

На этом изображении экстерьера собора Святой Софии художник-гравер демонстративно и нелепо поместил вымышленный крест на центральном куполе здания. Однако существующие полумесяцы, которые стали ассоциироваться с исламом во времена Османской империи, венчают минареты.Хотя на момент публикации этой публикации Собор Святой Софии был мечетью более двух столетий, для некоторых он всегда сохранял свою первоначальную идентичность как один из великих памятников византийского христианства.

Древности Константинополя…
Пьер Жиль (1490-1555)
Лондон: напечатано в пользу переводчика, 1729 г.

Коллекция редких книг

Напряженность по поводу преобразования Константинополя очевидна в представлении общего городского пейзажа.Этот отпечаток города был сделан до турецкого вторжения на основе рисунка флорентийского путешественника Кристофоро Буондельмонти (1386-1430) начала 1420-х годов и был повсеместным более века. Он был специально включен в этот том вместе с современными видами города, подчеркивая непреходящую европейскую ностальгию и сожаление по поводу потери имперской христианской столицы, а также стойкость этого представления как единственного сохранившегося изображения, существовавшего до османского завоевания.

Relation nouvelle d’un voyage de Constantinople…

Гийом-Жозеф Грелот (р.ок. 1630)
Париж: Chez la veuve de Damien Foucault, 1680
Коллекция редких книг

Этот вид Константинополя со стороны Босфора показывает город таким, каким он был в восемнадцатом веке. Мыс того места, которое называлось Серральо-Пойнт, выделено художником, который решил подчеркнуть важность водных путей с интенсивным движением транспорта, а также городского пейзажа османского города в свое время.

Как это случилось: Османы завоевывают Стамбул


СТАМБУЛ

В этот день 566 лет назад Стамбул был завоеван османским королем.

Константинополь, как его тогда называли, был столицей Византийской империи. Его окружали многие мусульманские государства.

В пророчестве о его завоевании мусульманским королем Пророк Мухаммад сказал: «Стамбул, несомненно, будет завоеван; какой хороший командир - победитель, какой хороший воин - победитель ».

Султан Мехмет II, также известный как Мехмет Завоеватель, возглавил армию и завоевал Стамбул в 1453 году.

Согласно данным, собранным агентством Анадолу, он планировал завоевать Стамбул, когда был еще принцем.

Мехмет II приказал подготовиться к осаде Эдирне, северо-западной провинции современной Турции, граничащей с Грецией.

В 1452 году Заганос-паша, грозный османский полководец, укрепил Анатолийскую крепость и завершил строительство румынской крепости, обе из которых выходили на пролив Босфор. Идея заключалась в том, чтобы заблокировать военную помощь Византийской империи в Стамбуле через Черное море.

Урбан, венгерский заклинатель пушек, подготовил пушечные ядра, которые будут стрелять из крепости Румелиан.

Пушечные ядра затопили в проливе Босфор корабль нарушителя, венецианца Антонио Риццо.

Этот успех сделал критически важным создание более крупных ядер для сноса стен Стамбула. Так, в Эдирне были отлиты пушечные ядра весом 600 кг (1322,77 фунта) и диаметром 62,6 см (2,03 фута).

После того, как ядра были доставлены в Стамбул и прибыла румелианская армия, Мехмет II потребовал, чтобы византийский император Константин XI покинул город, и объявил войну.


Первая атака

Первая атака была проведена 18 апреля 1453 года, но не принесла потерь османской армии.

Более того, защитники города получили военную помощь от трех генуэзских и одного византийского корабля, прорвавшего османскую блокаду Босфора 20 апреля.

Аксемседдин, известный ученый той эпохи, поддерживавший султана в те тяжелые дни, написал султану письмо, в котором сказал, что осада должна продолжаться.Это единственный документ происшествия, сохранившийся до наших дней.

Движущиеся корабли по земле

Был введен в действие второй план. Около 60 кораблей двинулись к Золотому Рогу по дороге через небольшую бухту с помощью людей и волов.

Корабли достигли Золотого Рога 22 апреля, шокировав византийскую армию, которая надеялась на помощь генуэзских кораблей.

Шесть дней спустя венецианский адмирал Джокомо Коко не смог уничтожить османские корабли и был похоронен вместе со своим кораблем в водах Золотого Рога.

6 мая османская армия переместила свое внимание на городские стены между Топкапы и Эдирнекапы, которые были ослаблены пушечными ядрами.


Слухи вызывают отчаяние

Тем временем венгерский посол прибыл к османской армии и пригрозил, что армия крестоносцев отправится в плавание, если осада не будет снята. Византийские мужчины также проникли в османскую армию, распространяя слухи о том, что помощь приходит к врагу с балканской стороны.

Почти 50-дневная осада вызвала волнения в османской армии.

Султан Мехмет II приказал Заганосу-паше совершить последнюю атаку 29 мая.

Константин XI, с другой стороны, пытался поддерживать свое царство в приподнятом настроении, организуя религиозные обряды один за другим.

Трехволновая атака

Во время массивной трехволновой атаки османов на рассвете был ранен Джованни Джустиниани-Лунго, генуэзский солдат, который возглавлял оборону.

Городские стены Топкапы и его высокая башня были разрушены артиллерийским огнем и горящим порохом.

Константин XI вместе со своими товарищами был убит османскими солдатами.

Мехмет II победоносно вошел в город и направился к куполу Святой Софии, чтобы увидеть Стамбул.

Затем он прекратил осаду.

Начало новой эры

Стамбул был объявлен новой столицей Османской империи.

С завоеванием Стамбула 1058-летняя Византийская империя распалась, средневековье закончилось, и началась новая эпоха.

Мехмет II положил начало классическому периоду Османской империи.

* Написано Эрдоганом Чагатай Зонтур

Веб-сайт агентства Anadolu содержит только часть новостей, предлагаемых подписчикам в Системе вещания новостей АА (HAS), и в обобщенной форме. Свяжитесь с нами, чтобы узнать о вариантах подписки.

В этот день в 1453 году: Падение Константинополя

29 мая 1453 года знаменует конец одной из самых продолжительных средневековых держав и начало веков греческого угнетения.Византийская империя, являвшаяся продолжением Римской империи, почти два месяца подряд боролась с осадой Османской империи. Константинополь, центр Византийской империи, сегодня известен как Стамбул, главный город Турции. The Greek Herald оглядывается назад на то, как османы захватили Константинополь, и на его последствия для греческой жизни и культуры.

Первая христианская столица: Константинополь был резиденцией Византийской империи с 330 года нашей эры.

Византийская империя была колыбелью римской цивилизации с 330 г. н.э., но с тех пор ее население и размер постепенно уменьшались.Когда-то она была сверхдержавой, но столетия непрерывных войн и конфликтов из-за раскола между Востоком и Западом (1054 г.) в христианской церкви разлучили империю. Он продолжал сокращаться до 1450 года, когда был окружен Константинополем на несколько квадратных километров.

Фото: Wikipedia Commons

Константинополь был резиденцией имперской державы, когда Константин Великий, первый христианский римский император, объявил его своей столицей. Раньше город подвергался нападениям несколько раз, упав только один раз во время Четвертого крестового похода в 1204 году, но в конечном итоге ему угрожала огромная армия во главе с султаном Мехмедом II, который чертовски хотел сделать столицу своим новым центром власти.Почему? Константинополь был не только бастионом против мусульманского контроля над восточным Средиземноморьем, но и воротами в Восточную Европу. Константинополь знаменует собой перекресток между Европой и Малой Азией, и его падение позволит Османской империи проникнуть на континент и сделает большинство его светских государств уязвимыми для нападений. Рим, который был последним из пяти крупных городов, не находившихся под контролем Османской империи, был особенно уязвим. Настолько сильно, что Николай V устроил крестовый поход, чтобы отбить Константинополь у османов.

Османы завоевали большую часть Балкан и Анатолии, начиная с 14 века. Мехмед II намеревался воплотить в жизнь видение своего отца о расширении Османской империи. Мехмед II и византийский император Константин XI Палеолог мобилизовали поддержку перед мощным противостоянием между двумя империями.

Битва

В битве оба вели впечатляющие армии, но одна была немного крупнее другой. От 50 до 80 тысяч османов спустились на 7-10 тысяч византийцев; армия в разы меньше их.Османы также были хорошо вооружены пушками и артиллерией. Византийцы, с другой стороны, обладали одними из самых сильных укрепленных стен из существующих. Однако этого было достаточно, чтобы сдерживать османов в течение пятидесяти пяти дней, пока они, наконец, не добьются успеха в своей осаде.

Число погибших византийцев было ошеломляющим. По оценкам, четыре тысячи византийских солдат погибли во время битвы с османами, а еще 30 тысяч были порабощены впоследствии. Число погибших в Османской империи неизвестно, но предполагается, что оно было значительным.

Падение Константинополя считается одним из важнейших событий в истории человечества.

Для некоторых историков это знаменует конец средневековья, а для других - долгое, затяжное падение Римской империи.

Падение Константинополя: 1453

Осада Константинополя, столицы Византийской империи и одного из наиболее укрепленных городов мира, произошла в 1453 году. Султан Мехмед II, правитель турок-османов, возглавил штурм.Город защищали самое большее 10 000 человек. На стороне турок было от 100 до 150 тысяч человек. Осада длилась пятьдесят дней. Турки использовали различные важные военные тактики для захвата города. Они использовали огромную пушку для разрушения стен, военные корабли использовались для прорыва городской морской обороны. Они также использовали обширную пехоту для захвата города.

Вернуться к хронологии "Заката Византийской империи"

Назад в хронологию Османской империи

Майским утром в 1 час ночи по Константинополю был нанесен удар тяжелой артиллерией, пробившей стену.м. Крик людей можно было услышать за много миль. Первую атаку возглавили башибузуки. Они пытались атаковать самое слабое место в стенах. Они знали, что их превосходят численностью и превосходят навыки, но они все равно сражались с энтузиазмом. После двухчасового боя их призвали к отступлению.

Вторая атака была нанесена анатолийскими турками из армии Исхака. Эту армию можно было легко узнать по специальной форме. Эта армия также была более организованной, чем первая.Они использовали свои пушки, чтобы пробить стены города. Используя трубы и другие звуки, они смогли нарушить концентрацию своих противников. Они были первой армией, вошедшей в город. Христиане были готовы к ним, когда они вошли. Они смогли уничтожить большую часть армии в результате этого нападения. Атака была отменена на рассвете.

Прежде, чем армия смогла обрести силу и порядок, на нее накатила еще одна атака. Любимая группа войск Мехмеда, называемая янычарами, начала атаковать.Они пускали во врага стрелы, ракеты, пули, камни и дротики. В этой атаке они сохранили идеальное единство, в отличие от других попыток. Это сражение у форта было долгим утомительным сражением для войск. Солдаты сражались в рукопашной. Кто-то должен был отдать. Это были христиане. Турки вспомнили порт Керкопорта. Они заметили, что христиане случайно оставили его открытым. Христианская армия часто использовала эти ворота, чтобы попытаться прорваться с фланга турецкой армии.Они штурмовали ворота, но христиане смогли остановить их, прежде чем полностью вошли в город.

Пока шли сражения на суше, турки также пытались захватить контроль над морем. Многие корабли были размещены в Золотом Роге и у берегов Мраморного моря, чтобы помочь осадить город. Многие солдаты пришли с этих кораблей, чтобы помочь армии на суше. Как только сигнал был отправлен, войска хлынули с этих кораблей, чтобы снести стены гавани и начать грабежи города.

Город был полностью захвачен турками. Мехмед переименовал город в Стамбул. Чтобы еще больше прославить город, он построил мечети, дворцы, памятники и систему акведуков. Теперь город официально исповедовал ислам. Для побежденных появились новые правила и нормы. Греки должны были образовать общины внутри империи, называемые милетами. Христианам по-прежнему разрешалось исповедовать свою религию, но они должны были одеваться в особую одежду и не могли носить оружие.Так пришел конец великому городу Константинополю.

Источники:

Харрис, Уильям Х. и Леви, Джудит С. Энциклопедия Новой Колумбии . (Нью-Йорк; издательство Колумбийского университета, 1975).

Рансимен, Стивен. Падение Константинополя . (Лондон; Cambridge University Press, 1965).


Падение Константинополя - Greek City Times

Падение Константинополя произошло 29 мая 1453 года после осады, начавшейся 6 апреля.Битва была частью византийско-османских войн (1265–1453) и считается одним из самых мрачных дней в истории Греции.

Взойдя на османский престол в 1451 году, Мехмед II начал подготовку к сокращению византийской столицы Константинополя.

Империя, занимавшая территорию вокруг города, а также большую часть Пелопоннеса в Греции, возглавлялась Константином XI. Уже имея крепость Анадолу Хисари на азиатской стороне Босфора, Мехмед начал строительство одной из крепостей на европейском берегу, известной как Румели Хисари.

Фактически взяв под свой контроль пролив, Мехмед смог отрезать Константинополь от Черного моря и любой потенциальной помощи, которая могла быть получена от генуэзских колоний в этом регионе. Постоянно обеспокоенный османской угрозой, Константин обратился за помощью к Папе Николаю V. Несмотря на многовековую вражду между православной и римской церквями, Николай согласился обратиться за помощью на Запад. Это было в значительной степени бесплодным, поскольку многие западные народы были вовлечены в свои собственные конфликты и не могли жалеть ни людей, ни денег для помощи Константинополю.

Пока Мехмед затягивал петлю вокруг Константинополя, части его армии пронеслись по региону, захватив второстепенные византийские аванпосты. Установив свою большую пушку, он начал бить Феодосийские стены, но без особого эффекта. Поскольку на перезарядку орудия требовалось три часа, византийцы смогли устранить повреждения, нанесенные между выстрелами.

Поскольку первые штурмы Феодосийских стен неоднократно терпели неудачу, Мехмед приказал своим людям начать рыть туннели под византийской обороной.

Константинополь начал стремительно падать, когда было получено известие, что помощь из Венеции не поступит. Кроме того, ряд предзнаменований, в том числе густой неожиданный туман, окутавший город 26 мая, убедил многих в том, что город вот-вот падет. Полагая, что туман скрыл уход Святого Духа из собора Святой Софии, население готовилось к худшему. Разочарованный отсутствием прогресса, Мехмед созвал военный совет 26 мая. Встретившись со своими командирами, он решил, что массированный штурм будет начат в ночь с 28 на 29 мая после периода отдыха и молитв.

Незадолго до полуночи 28 мая Мехмед послал вперед своих помощников. Плохо оснащенные, они были предназначены, чтобы утомить и убить как можно больше защитников. За ними последовал штурм ослабленных стен Влахерна войсками из Анатолии.

Этим людям удалось прорваться, но они были быстро контратакованы и отброшены. Достигнув некоторого успеха, люди Мехмеда атаковали следующей, но были задержаны византийскими войсками под командованием Джустиниани. Византийцы держались во Влахернах, пока Джустиниани не был тяжело ранен.Когда их командира отвели в тыл, оборона начала рушиться.

На юге Константин вел войска, защищавшие стены в долине Лик. Также под сильным давлением его позиции начали рушиться, когда османы обнаружили, что ворота Керкопорта на севере были оставлены открытыми. Когда враг прорвался через ворота и не смог удержать стены, Константин был вынужден отступить. Открыв дополнительные ворота, османы хлынули в город.

Хотя его точная судьба неизвестна, считается, что Константин был убит во время последней отчаянной атаки на врага.Османы начали движение по городу веером, и Мехмед назначил людей для защиты ключевых зданий.

Взяв город, Мехмед позволил своим людям грабить его богатства в течение трех дней.

Османские потери во время осады неизвестны, но считается, что защитники потеряли около 4000 человек. Разрушительный удар по христианскому миру, потеря Константинополя заставила Папу Николая призвать к немедленному крестовому походу для восстановления города.

Несмотря на его мольбы, ни один западный монарх не выступил вперед, чтобы возглавить усилие.Поворотный момент в западной истории, падение Константинополя считается концом средневековья и началом Возрождения. После падения Константинополя собор Святой Софии был превращен в мечеть.

Покинув город, греческие ученые прибыли на Запад, принеся с собой бесценные знания и редкие рукописи. Потеря Константинополя также разорвала европейские торговые связи с Азией, что привело к тому, что многие начали искать пути на восток по морю, что стало началом эпохи исследований. Для Мехмеда взятие города принесло ему титул «Завоеватель» и предоставило ему ключевую базу для походов в Европу.

Османская империя удерживала город до его развала после Первой мировой войны.

Теги: 1453, Афины, Византийско-Османские войны, Константин XI, греция, история Греции, новости Греции, греческие новости gr, греческие новости на английском языке, греческие новости сейчас, греческие новости по запросу, греческие новости сегодня, греческая газета, Греческие ученые, Собор Святой Софии, 29 мая, Османский трон, Пелопоннес, всемирная история, Первая мировая война.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *