Карл мартелл годы правления – Карл Мартелл — Википедия

Содержание

Карл Мартелл — Википедия

Карл Мартелл
лат. Carolus Martellus, фр. Charles Martel

Статуя Карла Мартелла в Версальском дворце
майордом франков
717 — 22 октября 741
ПредшественникТеодоальд
ПреемникКарломан
Пипин III Короткий

Рождение ок. 686 или 688
Эрсталь
Смерть 22 октября 741(0741-10-22)
Кьерзи-сюр-Уаз
Место погребения Аббатство Сен-Дени (Париж)
Род Пипиниды
Отец Пипин II Геристальский
Мать Альпаида
Супруга 1-я: Ротруда Трирская
2-я: Свангильда
Дети От 1-го брака:
сыновья: Карломан, Пипин III Короткий
дочь: Хильтруда
От 2-го брака:
сын: Грифон
бастарды:
сыновья: Бернар, Жером, Ремигий
дочь: Альда
Сражения

ru.wikipedia.org

Карл Мартелл - это... Что такое Карл Мартелл?

Карл Марте́лл (686 или 688—741) — майордом франков в 717 — 741 годах, вошедший в историю как спаситель Европы от арабов в битве при Пуатье. Карл был сыном Пипина Геристальского от побочной жены Альпаиды. Император Карл Великий приходился ему внуком.

Майордом Австразии

После смерти Пипина в 714 году, его жена честолюбивая Плектруда захватила власть в свои руки, став опекуном 15-тилетнего короля Дагоберта III и 6-тилетнего майордома Теодоальда, своего внука, сына Гримоальда Младшего. Карл же был посажен Плектрудой в тюрьму. Франки, недовольные правлением женщины, возмутились против Плектруды и 26 сентября 715 года сразились с её сторонниками в Форе-де-Куис (вблизи Компьена). Однако, из-за того, что они доверили командование Теодоальду, бывшему прежде приближенным Пипина и Гримоальда, и который их предал и бежал, кровопролитное сражение закончилось не в их пользу. После этого они избрали себе нового предводителя Рагенфреда (Рагамфреда), заключили союз с королём фризов Радбодом, и сообща с двух сторон напали на Кёльн, резиденцию Плектруды. Плектруда вынуждена была откупиться от них, отдав огромные богатства, накопленные Пипином.

Франкское государство на момент смерти Пипина Геристальского в 714 г.

Между тем, всеобщая смута позволила Карлу, которому историческая традиция дала вполне оправдывающее прозвище Мартелл («Молот»), в августе 715 года совершить побег из тюрьмы. Карл Мартелл набрал без всякой подготовки армию добровольцев и попытался сначала напасть врасплох на Радбода, задержавшегося под Кёльном, но потерпел поражение в первом же бою. Затем, быстро перегруппировав свои силы, он обрушился на Рагенфреда, который был занят переброской своей армии и своей части казны через Арденны. На этот раз в бою под Амблевом (близ Мальмеди, пров. Льеж, окр. Вервье, комм. Сен-Вит), Карл одержал победу (715 год). Он подкрепил этот успех в следующем году; 24 марта 717 года он разгромил Хильперика и Рагамфреда в местечке Винчи, в Камбрези (это место — или Виней, или Винши в 9 км южнее Камбре), и обе стороны понесли большие потери. Хильперик и Рагамфред были разбиты и спаслись бегством. Не преследуя их, Карл поспешил в город Париж. Затем, однако, не имея достаточно надежного тыла, он предпочёл отступить в Австразию, чтобы лучше подготовить своё будущее. Там он взял Кельн и сумел убедить Плектруду передать ему остатки богатств Пипина. Впрочем, Плектруда вскоре умерла. Карл возвёл на престол Австразии Хлотаря IV, вероятно, сына Теодориха III (718 год).

Только в 718 году Карл почувствовал себя достаточно сильным, чтобы свести счёты с северными народами, вступившими в союз с Нейстрией. Он совершил поход до Визера, чтобы изгнать оттуда саксов и, что особенно важно, вернул себе позиции, завоёванные некогда его отцом во фризских землях по левому берегу Рейна. Его успехам, бесспорно, способствовала смерть короля Радбода, последовавшая в 719 году, и отмеченная с невиданной пышностью во всём англосаксонском и франкском мире.

Объединение Франкской державы

Процесс расширения Франкского государства.

Затем пришло время обратить оружие против Нейстрии, где Рагенфред нашёл союзника в лице герцога Аквитании Эда Великого. Эд перешёл Луару и соединился с нейстрийцами близ Парижа. Его армия была укомплектована главным образом басками, которых Эд зачислил «федератами». Карл двинулся им навстречу, и после схватки, произошедшей близ Нери, между Санлисом и Суассоном, 14 октября 719 года обратил своих противников в бегство. Рагенфред отступил к Анжеру и основал там настоящее княжество, где он до самой смерти в 731 году оказывал сопротивление власти Карла. Эд ушёл за Луару, увезя в своём обозе сокровища Хильперика II и его самого. В 719 году умер король Хлотарь IV.

В 720—721 годах Эд принял предложение Карла о мире и согласился вернуть королевские богатства и короля, при условии признания за ним титула и положения принцепса Аквитании. Карл признал Хильперика II в качестве единого короля франков. А когда в 721 году Хильперик умер, Карл заменил его сыном Дагоберта III Теодорихом IV. Карл не вполне контролировал не только Южную Галлию, но и даже Бургундию, где епископы Осера, Орлеана и Лиона не подчинялись майордому. Автономно существовали и окраинные герцогства — Бавария, Алеманния и Тюрингия.

Чтобы устранить потенциальных соперников на своё место, Карл в 723 году повелел заточить своего сводного брата Драгона (он умер в тюрьме), а второй его брат Гуго был привлечён на его сторону и, кроме Жюмьежского и Фонтенельских аббатств, получил Руанское, Байёское, Лизьёское, Авраншское и Парижское епископства. Для вознаграждения своих сторонников, Карл решил прибегнуть к секуляризации части земель, принадлежащих церкви. За службу в войске Карл стал отдавать секуляризованные и конфискованные у некоторых крупных землевладельцев земли в условное держание (бенефиций). Используя ресурсы пожалованной земли, владелец участка должен был хорошо вооружиться на случай похода. Именно созданная таким образом тяжёлая конница и стала основой могущества франкского войска.

Удачные войны с германцами

Карл развернул широкую деятельность к северу и востоку от Рейна, связанную с широким планом создания плацдарма, призванного обеспечить прикрытие Франкского государства. В Германии он проводит многие нововведения; восстанавливает и строит новые дороги, укрепляет защиту наиболее уязвимых границ, воздвигая новые крепости, такие как Кристиенберг, близ Марбурга, поощряя заселение долины Майна в его нижнем и среднем течении, восточными франками, открывая тем самым путь в среднюю Германию, постепенно превращавшуюся во Франконию. Её становление позволило ему усилить контроль над Гессеном и Тюрингией (включение последней во франкскую систему управления было облегчено безвременным исчезновением в 720 году герцогской династии), и успешно защищать их от набегов саксов, чей пыл заметно охладел после нескольких репрессивных рейдов в 720, 722, 724 и 738 годах. Также через Франконию Карл получил удобный доступ в два крупных южных герцогства: Алеманнию и Баварию. Их он также намеревался подчинить своей власти.

Лантфрид, герцог алеманнов выразил стремление к независимости, однако не сумел предотвратить ослабление герцогства, доставшегося после его смерти его преемнику Теодобальду. Герцог баварский Гугобер, принадлежавший к франкской фамилии Агилольфингов, потерпел два унизительных поражения в 725 и 728 годах и был вынужден отдать Нордгау, непосредственно включённое во Франкское королевство. В 734 году Карл оборудовал сильный флот, чтобы нанести мощный удар по тылам фризов с моря. После битвы при Боорне и гибели нового короля фризов Бубо, исконный центр страны фризов, очаг всех движений сопротивления в прошлом, был присоединён к Франкскому государству. Была предпринята попытка христианизации завоёванных земель.

Усиление арабской опасности на юге

Чрезвычайно опасным было движение арабов за Пиренейские горы. Могущество халифата при Валиде I и его наследнике Сулеймане было более грозным, чем когда-либо. Вали (губернатор мусульманской Испании) ас-Самах в первый раз перешёл горы в 717 году В то время как арабы начали движение в Аквитании против герцога Эда Великого, франки оставались спокойны, и не приняли участие в защите страны. В 719 году арабы заняли Нарбонну, который после этого был сильно укреплён и долгое время служил для мусульман военной опорой во всех их предприятиях против франков. В 721 году ас-Самах двинулся к Тулузе и осадил её. Освобождать её пришлось герцогу Аквитании Эду. Арабы понесли тяжкое поражение под стенами Тулузы; вали ас-Самах был убит. Остатки арабского войска укрылись в Нарбонне. Но уже через несколько лет арабы снова начали наступательное движение в Аквитании. В 725 году они заняли Каркассон и Ним.

В 730 году Эд, видя угрозу со стороны сарацинов, вступил в союз с вождём берберов Мунузой, правителем Сердани (Сердань была ключом к долине Ариеге, ведущей в тулузские земли), восставшим, к тому времени, против нового вали.

Вторжение Абд ар-Рахмана

Карл Мартелл разделяет королевство между Пипином и Карломаном.

Один из подчиненных нового вали Испании Абд ар-Рахмана, Аби-Несса, женившись на дочери Эда Великого и, рассчитывая на помощь тестя, восстал на севере Испании против вали. В 731 году году Абд ар-Рахман двинулся на непокорного вассала; но Эд был не в состоянии помочь зятю: Карл Мартелл обвинил аквитанцев в измене и объявил их союзниками неверных. Ухватившись за этот весьма сомнительный предлог, он без всякой причины, перешёл Луару и, опустошив северные части Аквитании, удалился; но он тем отвлёк Эда от мавров. Между тем, Абд ар-Рахман, истребив своего противника, решился преследовать и его тестя Эда. Весной следующего 732 года, со значительным войском он перешёл Пиренеи, и, таким образом, Галлии, а вместе с нею и всему западу, могла предстоять участь мусульманского завоевания.

План Абд ар-Рахмана (у латин. писателей Абдерамус) состоял в том, чтобы с высот Пиренеев обрушиться прямо на Гасконию и Аквитанию. До того времени мавры всегда претерпевали неудачу во всех своих покушениях проникнуть в провинции по долине реки Од и через Септиманию. На этот раз Абд ар-Рахман хотел провести туда своё войско новым путём, и открыть, таким образом, исламу новую дорогу в Галлию. Впрочем, он нисколько не был намерен вести серьёзную войну; он хотел только пройтись вдоль и поперёк, ограбить, опустошить возможно большее пространство страны, и в самое короткое время отомстить за смерть своих предшественников, ас-Самаха и Анбасы, и восстановить или даже и увеличить по эту сторону Пиренеев ужас перед мусульманским оружием.

Арабская армия

Сосредоточив свою армию у верховьев Эбро, Абд ар-Рахман направился к Пиренеям через Памплону, прорезал страну иберийских басков, прошёл долиной Генги, перешагнул вершину, прославленную с того времени в героических романах средних веков под именем «Ронсевальских ворот», и вступил в галльскую Гасконию, по долине реки Бидузы. Возможно арабы совершили этот переход, идя по одному ущелью и в одну колонну, что позволяет сделать предположение о их немногочисленности. Лучшие памятники, относящиеся к этому походу Абд ар-Рахмана, представляют его армию грозной по числу, но ничего не определяют с точностью. Армия состояла из разноплемённых отрядов, а именно:

  • из народонаселения арабского и варварского, утвердившегося в Испании с первых дней её покорения;
  • из арабских подкреплений, прибывших позже из Египта;
  • из арабо-африканских подкреплений, явившихся с другой стороны Гибралтарского пролива;
  • и, наконец, из добровольных искателей приключений, прибывших поодиночке или небольшими отрядами из различных частей халифата, чтобы разделить судьбу Абд ар-Рахмана.

Если предположить, что чужеземная часть армии Абд ар-Рахмана, прибывшая извне полуострова, состояла из двадцати или двадцати пяти тысяч человек, то, что касается остальной армии, состоявшей из испанских мусульман, то если более преувеличить, нежели уменьшить, допустима цифра от сорока до сорока пяти тысяч человек, так что вместе с иностранными двадцатью пятью тысячами вся армия Абд ар-Рахмана была максимум от шестидесяти пяти до семидесяти тысяч человек.

История не упоминает ни о каком сопротивлении Абд ар-Рахману в узких пиренейских горных проходах, которые ему пришлось преодолевать; он уже достиг равнин, когда встретил Эда Великого, который, с главным своим отрядом, приготовился пересечь ему дорогу и отбросить в горы. Один арабский писатель, достойный доверия в этом случае, утверждает, что Эд, которого он титулует не совсем удачно «графом этой страны», дал арабам несколько сражений, из которых некоторые выиграл, но чаще бывал побежденным, и принужден отступать перед своим противником из города в город, от реки к реке, с вершины на вершину, и, наконец, дошёл до Гаронны, по направлению к Бордо.

Разгром арабами Аквитании

Очевидно, что проект Абд ар-Рахмана состоял в том, чтобы овладеть этим городом, древняя слава и богатство которого не могли быть ему неизвестны. Поэтому герцог перешёл Гаронну и стал на правом берегу реки, впереди города, с той его стороны, которую он считал необходимым или более удобным защищать; но Абд ар-Рахман, не дав ему времени утвердиться на позиции, переправился через Гаронну и дал аквитанцам большое сражение, в котором последние были разбиты с огромным уроном. Абд ар-Рахман, одержав победу, пошёл на Бордо, взял его приступом и отдал своему войску на разграбление. По франкским хроникам, церкви были сожжены и большая часть жителей истреблена. «Хроника Муассака», «Мосарабская хроника 754 года», ранее приписываемая Исидору Паценскому (или Бежскому), и арабские историки не говорят ничего подобного; но некоторые из последних дают понять, что приступ был из самых кровавых. Неизвестно, какое значительное лицо, неясно обозначенное графом, было убито в числе других; вероятно, граф города, которого мавры приняли за Эда Великого, и которому, вследствие этой ошибки, сделали честь, отрубив голову. Грабёж был чрезвычайный, историки победителей говорят о нём с преувеличением, истинно восточным; если придавать веру всему, что они рассказывают, то на каждого солдата кроме золота, о котором уже и не говорят в подобных случаях, пришлось множество топазов, аметистов, изумрудов. Верно одно, что мавры вышли из Бордо, отягощённые добычей, и что с того времени движение не было так быстро и свободно, как прежде.

Оставив за собой Гаронну и взяв направление к северу, они достигли реки Дордонь, переправились через неё и устремились на грабёж в страну, открывшуюся перед ними. Вероятно, что они разделились на отряды дабы легче добывать фураж и грабить страну. Если верить тому, что говорят современные им легенды и предания, и, что весьма вероятно, один из этих отрядов прошёл через Лимузен, а другой проник за горы, где берут начало Тарн и Луара; а в таком случае не трудно будет заключить, что мавры успели побывать в самых доступных и самых богатых местностях Аквитании; даже вероятно, что некоторые из отрядов армии Абд ар-Рахмана, переправились чрез Луару и проникли до Бургундии. То, что говорят легенды и хроники о разрушении Отёна и осаде Санса сарацинами, не может быть простым вымыслом; потому что из многочисленных вторжений мавров в Галлию, ни к одному нельзя отнести этих происшествий с такой достоверностью, как к вторжению Абд ар-Рахмана. О разрушении Отёна не сохранилось никаких подробностей; но то, говорит хроника города Муассака о разрушении этого города, не должно быть принимаемо буквально. Что же касается до Санса, то он или не был атакован таким сильным войском, как Отён, или лучше защищался. Город, как кажется, несколько дней был осаждаем и сильно стеснен; но Эббон, тамошний епископ, а, может быть, и светский его сеньор, храбро выдержал частые приступы, стоя во главе осажденных, наконец, в одной вылазке захватил врасплох и разбил мавров, которые, будучи принуждены удалиться, ограничились разорением окрестных мест.

Можно полагать, что в течение трёх месяцев отряды Абд ар-Рахмана в полном смысле слова обошли все долины, горы и берега Аквитании, не встречая ни малейшего сопротивления в чистом поле. Армия Эда Великого была до того разбита на Гаронне, что даже остатки её исчезли и перемешались с массой доведенного до отчаяния народонаселения. Затем Абд ар-Рахман решился идти на Тур, взять его и похитить сокровища знаменитого аббатства. Для этого он соединил свои силы, и во главе всей армии направился к Туру. Прибыв в Пуатье, мавры нашли ворота запертыми, а жителей на стенах, в полном вооружении и с решимостью смело защищаться. Осадив город, Абд ар-Рахман взял одно из его предместий, где находилась знаменитая церковь святого Гилария, ограбил её вместе с близлежавшими домами и в заключение поджёг, так что от всего предместья осталась куча пепла. Но этим и ограничился его успех; храбрые жители Пуатье, заключённые в своём городе, продолжали мужественно держаться; и потому мавры, не желая тратить времени, которое надеялись с большей выгодой употребить в Type, направились к этому городу. Некоторые арабские историки утверждают, что город Тур был взят; но это очевидная ошибка: неизвестно даже, дошло ли дело до осады.

Карл Мартелл останавливает арабов

Между тем, Эд Великий с поспешностью отправился в Париж, явился к Карлу, рассказал ему своё бедствие и заклинал его вооружиться против мавров, прежде чем они, опустошив и ограбив Аквитанию, покусятся повторить то же самое в Нейстрии. Карл согласился. Тотчас же были приняты меры к тому, чтобы в возможно короткий срок собрать все силы франков (около середины сентября). По-видимому, надвигавшаяся грозная опасность на время прекратила многочисленные раздоры и усобицы, как среди самих франков, так и между франками и другими германскими племенами. Карлу удалось собрать большое войско, в состав которого вошли, кроме франков, другие племена германцев: алеманны, баварцы, саксы, фризы.

Абд ар-Рахман находился ещё под стенами или в окрестностях Тура, когда узнал, что франки приближаются к нему большими переходами. Считая невыгодными ожидать их в этой позиции, он снялся с лагеря и отошёл к Пуатье, преследуемый по пятам гнавшимся за ним неприятелем; но огромное количество добычи, обоза, пленников, которые находились при его армии, затрудняло его марш, и сделало отступление более опасным, нежели сражение. По словам некоторых арабских историков, была минута, когда он думал приказать своим солдатам бросить всю эту пагубную добычу и сохранить только боевых лошадей и оружие. Такой приказ был в характере Абд ар-Рахмана; между тем, он не решился на него и рассудил ожидать неприятеля на полях Пуатье, между рекой Вьеной и рекой Клэн; возлагая всю надежду на храбрость мавров. Христианские хроники, каролингские и другие не сообщают ни малейших подробностей относительно этой замечательной битвы при Пуатье. Одна только хроника Исидора Бежского представляет что-то вроде описания, но описания, замечательного только своими варварствами и неясностью.

Карл Мартелл в битве при Пуатье.

Целую неделю Абд ар-Рахман и Карл стояли лагерем друг против друга, откладывая с часу на час, со дня на день решительное сражение и ограничиваясь угрозами, засадами, стычками; но в начале седьмого или восьмого дня (10 октября 732 года) Абд ар-Рахман, став во главе своей конницы, подал знак к атаке, которая скоро сделалась всеобщей. Успех сражения колебался между обеими сторонами до приближения вечера, когда один отряд франкской конницы проник в неприятельский лагерь, или для того, чтобы грабить, или для того, чтобы зайти в тыл маврам. Заметив такой манёвр, мусульманская конница оставила свой пост и бросилась защищать лагерь, или, лучше сказать, добычу, которая была там сложена. Это отступление конницы испортило весь порядок битвы у мавров, и Абд ар-Рахман быстро поскакал, чтобы остановить отступавших, но франки, уловив благоприятную минуту, бросились в то место, где произошёл беспорядок, и произвели кровавую стычку, во время которой погибло множество мавров, и в числе их сам Абд ар-Рахман. Но мавры, потеряв своего предводителя и тысячи убитых, тем не менее, к ночи овладели своим лагерем, между тем как франки, со своей стороны, возвратились в свой, рассчитывая возобновить битву на другой день.

На рассвете франки вышли из своего лагеря и построились для битвы, в том же порядке, как накануне, ожидая, что и мавры, со своей стороны, сделают то же самое; но к величайшему их удивлению, в лагере мавров не слышно было никакого движения. Были посланы лазутчики для более точного выяснения дела; они проникли в лагерь, осмотрели палатки; всё было пусто. Мавры ночью, в глубочайшей тишине, вышли из лагеря, оставив на месте всё награбленное богатство, и таким поспешным отступлением признали своё поражение. Франки и не думали преследовать неприятеля и весело разделили награбленное варварами у несчастных аквитанцев, которым пришлось таким образом переменить только одного врага на другого.

Карл Мартелл подчиняет Южную Галлию

Эта победа франков остановила продвижение арабов в Западную Европу. Карл был единодушно признан борцом за христианство и правителем всей Галлии. Теперь действуя с позиции силы, он поставил верных людей во главе епископств Тура, Орлеана и Осера. В 733 году Лион и Бургундия были покорены. Частично власть над ними Карл передал своему сыну Пипину. Многие графства были розданы родственникам, либо верным людям майордома.

В 736 году Карл совершил поход до устья Роны, в Арль и Марсель. Опустошения, нанесённые франками, вызвали единодушный протест провансальцев. По призыву патриция Моронта, они не колеблясь пошли на союз с арабами и сообща напали на город Авиньон. Тогда в 737 году последовала новая кампания, где рядом с Карлом действовал его брат Хильдебранд, получивший после этого похода важный командный пост в долине Роны. Прованс был снова пройден от края до края и, наконец, покорён. Авиньон был у арабов отнят, а в Нарбонне, являвшийся главной базой арабского господства в Септимании, была даже направлена экспедиция и, хотя сам город покорить не удалось, а вот подошедшая ему на помощь из Испании армия была разбита после тяжелейшего сражения. На обратном пути франки сожгли города Агд, Безье, Мегалон, на несколько веков превратившиеся в развалины, а также Ним. Моронт нашёл убежище в недоступной скалистой цитадели около моря.

Новое восстание провансальцев в 739 году потребовало ещё одной экспедиции, для проведения которой Карл обратился за помощью к лангобардам из Северной Италии. Стремясь придать умиротворению окончательный характер, Карл подавил сопротивление с крайней жестокостью, прибегнув к огню, мечу и конфискациям. Затем, как и раньше на севере, он везде рассадил верных ему людей.

Что касается Аквитании, Карлу пришлось ожидать предлога для вмешательства до 733 года, когда умер Эд Великий. Получив эту новость Карл пересёк Луару, дошёл до Гаронны, занял город Бордо и лагерь Блай, после чего занялся покорением области, но, в конце концов, вынужден был согласиться с тем, чтобы сын Эда Гунальд унаследовал от отца герцогство Аквитанию, при условии, однако, что он принесёт клятву верности Карлу. Таким образом, Аквитания сохранила на некоторое время призрачную автономию.

Карл Мартелл — «почти король» франков

Когда умер король Теодорих IV в 737 году, Карл Мартелл оставил королевский трон не занятым, хотя и сам не завладел королевским титулом. «Вице-король» или «почти король», именно этим титулом называет папа Григорий III своего «выдающегося сына» Карла в письме направленном ему в 739 году, умоляя его выступить с армией против лангобардов, которые угрожали Святой церкви. Карл ответил отказом.

Церковная политика

Среди духовенства Франкского государства Карл не был любим; стремясь сломить оппозицию аристократии, в рядах которой было и высшее духовенство, он смещал некоторых духовных с их кафедр, ставя на их место преданных ему светских людей; в противность церковным предписаниям, в одних руках соединялось по несколько кафедр и земельных владений; церковные земли отдавались и прямо в прекарию светским лицам. Карл, не задумываясь, черпал из церковных имуществ в тех случаях, когда речь шла о борьбе с исламом и особенно о вознаграждении деятелей, которые в этой борьбе оказали существенные услуги государству. Избалованное королями и зазнавшееся духовенство всячески старалось ему вредить и препятствовать и даже пустило в ход легенду о видении некоего духовника: победитель арабов мучился в пламени преисподней за своё дурное отношение к духовенству.

Семья

От своей законной супруги Хродтруды, Карл имел двух сыновей. По завещанию отца, старший Карломан должен был получить Австразию и власть над зарейнской Германией; младший Пипин — большую часть Нейстрии, Бургундию, Прованс и довольно гипотетический контроль над Аквитанией. Что касается Грифона, побочного сына Карла от племянницы герцога Баварии Одилона Сванагильды, привезённой им из баварского похода в 725 г., он получал несколько территорий, разбросанных в трёх королевствах — Австразии, Нейстрии и Бургундии. Также у него было ещё несколько незаконных сыновей и дочерей. Одна из них была выдана замуж за графа Фризии Аббу, помогавшего Карлу насаждать там христианство.

Смерть

Карл властвовал над всеми окрестными землями и правил двумя королевствами в течение 25 с половиной лет. Умер Карл 22 сентября/22 октября (возможно, что правильная дата — 15 октября) 741 году и был похоронен в Париже в церкви Сен-Дени.

Литература

Ссылки

dic.academic.ru

Карл Мартелл Википедия

Карл Марте́лл (лат. Carolus Martellus, фр. Charles Martel; 686 или 688 — 741) — майордом франков в 717—741 годах из рода Пипинидов, вошедший в историю как спаситель Европы от арабов в битве при Пуатье.

Биография

Происхождение

Карл Мартелл принадлежал к знатному франкскому роду Пипинидов, представители которого впоследствии стали называться Каролингами[1]. Он был сыном Пипина Геристальского и его конкубины Альпаиды. Будущий император Карл Великий приходился Карлу Мартеллу внуком[2].

Майордом Австразии

После смерти Пипина Геристальского в декабре 714 года его честолюбивая вдова Плектруда взяла власть в свои руки, став опекуном 15-летнего короля Дагоберта III и 6-летнего майордома Теодоальда, своего внука. Карл же был посажен в тюрьму. Франки, недовольные правлением женщины, восстали[fr] и 26 сентября 715 года сразились с её сторонниками в Форе-де-Куис (вблизи Компьена), одержав победу. Здесь же, на поле боя, они избрали своего предводителя Рагенфреда (Рагамфреда) майордомом. Тот заключил союз с королём фризов Радбодом, и в 716 году они сообща с двух сторон напали на Кёльн, резиденцию Плектруды. Плектруда вынуждена была откупиться от них, отдав огромные богатства, накопленные Пипином.

Франкское государство на момент смерти Пипина Геристальского в 714 г.

Между тем смута позволила Карлу совершить побег из тюрьмы. Он собрал армию и попытался сначала напасть врасплох на Радбода, задержавшегося под Кёльном, но потерпел поражение в первом же бою. Затем он напал на Рагенфреда, который был занят переброской своей армии и своей части казны через Арденны. На этот раз в битве на реке Амблев близ Мальмеди Карл одержал победу (716 год). Он подкрепил этот успех в следующем году: 24 марта 717 года он разгромил Хильперика и Рагамфреда в сражении при Венси (в Камбрези). Хотя обе стороны понесли большие потери, в итоге Хильперик и Рагамфред были разбиты и спаслись бегством. Не преследуя их, Карл поспешил в Париж. Затем, не имея достаточно надёжного тыла, он предпочёл отступить в Австразию, чтобы лучше подготовить своё будущее. Там он взял Кельн и сумел убедить Плектруду передать ему остатки богатств Пипина. Плектруда вскоре умерла. Карл возвёл на престол Австразии Хлотаря IV, вероятно, сына Теодориха III (718 год).

Только после этого Карл почувствовал себя достаточно сильным, чтобы свести счёты с северными народами, вступившими в союз с Нейстрией. Он совершил поход до Везера, чтобы изгнать оттуда саксов и, что особенно важно, вернул себе позиции, завоёванные некогда его отцом во фризских землях по левому берегу Рейна. Его успехам способствовала смерть короля Радбода, последовавшая в 719 году и отмеченная с невиданной пышностью во всём англосаксонском и франкском мире.

Объединение Франкской державы

Процесс расширения Франкского государства.

Затем пришло время обратить оружие против Нейстрии, где Рагенфред нашёл союзника в лице герцога Аквитании Эда Великого. Эд перешёл Луару и соединился с нейстрийцами близ Парижа. Его армия была укомплектована главным образом басками, которых Эд зачислил «федератами». Карл двинулся им навстречу, и в сражении, произошедшем близ Нери, между Санлисом и Суассоном, 14 октября 719 года обратил своих противников в бегство. Рагенфред отступил к Анжеру и там до самой смерти в 731 году оказывал сопротивление власти Карла. Эд ушёл за Луару, увезя в своём обозе сокровища Хильперика II и его самого. В 719 году умер король Хлотарь IV.

В 720—721 годах Эд принял предложение Карла о мире и согласился вернуть королевские богатства и короля, при условии признания за ним титула и положения принцепса Аквитании. Карл признал Хильперика II в качестве единого короля франков. А когда в 721 году Хильперик умер, Карл заменил его сыном Дагоберта III Теодорихом IV. Карл не вполне контролировал не только Южную Галлию, но и даже Бургундию, где епископы Осера, Орлеана и Лиона не подчинялись майордому. Автономно существовали и окраинные герцогства — Бавария, Алеманния и Тюрингия.

Чтобы устранить потенциальных соперников на своё место, Карл в 723 году заточил своего брата Драгона (он умер в тюрьме), а второй его брат Гуго был привлечён на его сторону и, кроме Жюмьежского и Фонтенельских аббатств, получил Руанское, Байёское, Лизьёское, Авраншское и Парижское епископства. Для вознаграждения своих сторонников Карл решил прибегнуть к секуляризации части земель, принадлежащих церкви. За службу в войске он стал отдавать секуляризованные и конфискованные у некоторых крупных землевладельцев земли в условное держание (бенефиций). Используя ресурсы пожалованной земли, владелец участка должен был хорошо вооружиться на случай похода. Именно созданная таким образом тяжёлая конница и стала основой могущества франкского войска.

Удачные войны с германцами

Карл развернул широкую деятельность к северу и востоку от Рейна, связанную с широким планом создания плацдарма, призванного обеспечить прикрытие Франкского государства. В Германии он проводит многие нововведения: восстанавливает и строит новые дороги, укрепляет защиту наиболее уязвимых границ, воздвигая новые крепости, такие как Кристиенберг, близ Марбурга, поощряя заселение долины Майна в его нижнем и среднем течении, восточными франками, открывая тем самым путь в среднюю Германию, постепенно превращавшуюся во Франконию. Её становление позволило ему усилить контроль над Гессеном и Тюрингией (включение последней во франкскую систему управления было облегчено угасанием в 720 году герцогской династии), и успешно защищать их от набегов саксов, чей пыл заметно охладел после нескольких репрессивных рейдов в 720, 722, 724 и 738 годах. Также через Франконию Карл получил удобный доступ в два крупных южных герцогства: Алеманнию и Баварию. Их он также намеревался подчинить своей власти.

Герцог алеманнов Лантфрид выразил стремление к независимости, однако не сумел предотвратить ослабление герцогства, доставшегося после его смерти его преемнику Теодобальду. Герцог баварский Гугобер, принадлежавший к франкской фамилии Агилольфингов, потерпел два унизительных поражения в 725 и 728 годах и был вынужден отдать Нордгау, непосредственно включённое во Франкское королевство.

В 734 году Карл оборудовал сильный флот, чтобы нанести удар по фризам с моря. После битвы на реке Борн и гибели короля фризов Поппо исконный центр страны фризов, очаг всех движений сопротивления в прошлом, был присоединён к Франкскому государству. Вслед за этим была предпринята попытка христианизации завоёванных земель.

Усиление арабской опасности на юге

Чрезвычайно опасным было движение арабов за Пиренейские горы. Могущество Омейядского халифата при Валиде I и его наследнике Сулеймане было более грозным, чем когда-либо.

Вали (губернатор мусульманской Испании) ас-Самах в первый раз перешёл горы в 717 году. В то время как арабы начали движение в Аквитании против герцога Эда Великого, франки оставались спокойны и не приняли участие в защите страны. В 719 году арабы заняли Нарбонну, которая после этого была сильно укреплена и долгое время служила для мусульман военной опорой во всех их предприятиях против франков.

В 721 году ас-Самах двинулся к Тулузе и осадил её. Освобождать её пришлось герцогу Аквитании Эду. Арабы потерпели тяжёлое поражение под стенами Тулузы; вали ас-Самах был убит. Остатки арабского войска укрылись в Нарбонне. Однако уже через несколько лет арабы снова начали наступательное движение в Аквитании, и в 725 году они заняли Каркассон и Ним.

В 730 году Эд, видя угрозу со стороны сарацинов, вступил в союз с вождём берберов Мунузой, правителем Сердани (Сердань была ключом к долине Ариеге, ведущей в тулузские земли), восставшим к тому времени против нового вали.

Вторжение Абд ар-Рахмана

Один из подчинённых нового вали Испании Абд ар-Рахмана, Аби-Несса, женившись на дочери Эда Великого и рассчитывая на помощь тестя, восстал на севере Испании против вали. В 731 году Абд ар-Рахман двинулся на непокорного вассала, но Эд был не в состоянии помочь зятю: Карл Мартелл обвинил аквитанцев в измене как союзников мусульман. Ухватившись за этот сомнительный предлог, он опустошил северную часть Аквитании и тем самым отвлёк Эда от мавров. Между тем Абд ар-Рахман, истребив своего противника, решился преследовать и его тестя Эда. Весной следующего 732 года со значительным войском он перешёл Пиренеи, и таким образом Галлии, а вместе с нею и всему западу, могла предстоять участь мусульманского завоевания.

План Абд ар-Рахмана состоял в том, чтобы с высот Пиренеев обрушиться на Гасконь и Аквитанию. До этого мавры всегда терпели неудачу во всех своих попытках проникнуть в провинции в долине реки Од и через Септиманию. На этот раз Абд ар-Рахман хотел провести туда своё войско новым путём и открыть, таким образом, исламу новую дорогу в Галлию. Впрочем, он не был намерен вести серьёзную войну, но хотел только пройтись вдоль и поперёк, ограбить, опустошить возможно большее пространство страны и в самое короткое время отомстить за смерть своих предшественников, ас-Самаха и Анбасы, посеять по эту сторону Пиренеев ужас перед мусульманским оружием.

Арабская армия

Сосредоточив свою армию у верховьев Эбро, Абд ар-Рахман направился к Пиренеям через Памплону, прорезал страну иберийских басков, прошёл долиной Генги, перешагнул вершину, прославленную с того времени в героических романах средних веков под именем «Ронсевальских ворот», и вступил в галльскую Гасконию, по долине реки Бидузы. Возможно арабы совершили этот переход, идя по одному ущелью и в одну колонну, что позволяет сделать предположение об их немногочисленности. Лучшие памятники, относящиеся к этому походу Абд ар-Рахмана, представляют его армию грозной по числу, но ничего не определяют с точностью. Армия состояла из разноплемённых отрядов, а именно:

  • из народонаселения арабского и варварского, утвердившегося в Испании с первых дней её покорения;
  • из арабских подкреплений, прибывших позже из Египта;
  • из арабо-африканских подкреплений, явившихся с другой стороны Гибралтарского пролива;
  • и, наконец, из добровольных искателей приключений, прибывших поодиночке или небольшими отрядами из различных частей халифата, чтобы разделить судьбу Абд ар-Рахмана.

Если предположить, что чужеземная часть армии Абд ар-Рахмана, прибывшая извне полуострова, состояла из двадцати или двадцати пяти тысяч человек, то что касается остальной армии, состоявшей из испанских мусульман, то, если более преувеличить, нежели уменьшить, допустима цифра от сорока до сорока пяти тысяч человек, так что вместе с иностранными двадцатью пятью тысячами вся армия Абд ар-Рахмана была максимум от шестидесяти пяти до семидесяти тысяч человек.

История не упоминает ни о каком сопротивлении Абд ар-Рахману в узких пиренейских горных проходах, которые ему пришлось преодолевать; он уже достиг равнин, когда встретил Эда Великого, который, с главным своим отрядом, приготовился пересечь ему дорогу и отбросить в горы. Один арабский писатель, достойный доверия в этом случае, утверждает, что Эд, которого он титулует не совсем удачно «графом этой страны», дал арабам несколько сражений, из которых некоторые выиграл, но чаще бывал побеждённым и был принуждён отступать перед своим противником из города в город, от реки к реке, с вершины на вершину, и, наконец, дошёл до Гаронны, по направлению к Бордо.

Разгром арабами Аквитании

Очевидно, что план Абд ар-Рахмана состоял в том, чтобы овладеть этим городом, древняя слава и богатство которого были ему хорошо известны. Эд Великий перешёл Гаронну и стал на правом берегу реки, впереди города, с той его стороны, которую он считал необходимым или более удобным защищать. Но Абд ар-Рахман, не дав ему времени закрепиться на этой позиции, переправился через Гаронну и дал аквитанцам большое сражение, в котором последние были разбиты с огромным уроном. Абд ар-Рахман, одержав победу, пошёл на Бордо, взял его приступом и отдал своему войску на разграбление. По франкским хроникам, церкви были сожжены и большая часть жителей истреблена. «Хроника Муассака», «Мосарабская хроника 754 года», ранее приписываемая Исидору Паценскому (или Бежскому), и арабские историки не говорят ничего подобного; но некоторые из последних дают понять, что приступ был из самых кровавых. Неизвестно, какое значительное лицо, неясно обозначенное графом, было убито в числе других; вероятно, граф города, которого мавры приняли за Эда Великого и которому, вследствие этой ошибки, сделали честь, отрубив голову. Грабёж был чрезвычайный, историки победителей говорят о нём с преувеличением, истинно восточным; если брать на веру всё, что они рассказывают, то на каждого солдата кроме золота, о котором уже и не говорят в подобных случаях, пришлось множество топазов, аметистов, изумрудов. Верно одно, что мавры вышли из Бордо, отягощённые добычей, и что с того времени их продвижение не было так быстро и свободно, как прежде.

Оставив за собой Гаронну и взяв направление на север, они достигли реки Дордонь, переправились через неё и устремились грабить страну, открывшуюся перед ними. Вероятно, что они разделились на отряды, дабы легче добывать фураж и опустошать эти края. Если верить тому, что говорят современные им легенды и предания (и что весьма вероятно), один из этих отрядов прошёл через Лимузен, а другой проник за горы, где берут начало Тарн и Луара; а в таком случае не трудно будет заключить, что мавры успели побывать в самых доступных и самых богатых местностях Аквитании; даже вероятно, что некоторые из отрядов армии Абд ар-Рахмана переправились чрез Луару и дошли до Бургундии. То, что говорят легенды и хроники о разрушении Отёна и осаде Санса сарацинами, не может быть простым вымыслом, потому что из многочисленных вторжений мавров в Галлию ни к одному нельзя отнести этих происшествий с такой достоверностью, как к вторжению Абд ар-Рахмана. О разрушении Отёна не сохранилось никаких подробностей. То, о чем повествует хроника города Муассака о разрушении этого города, нельзя принимать буквально. Что же касается Санса, то он или не был атакован таким сильным войском, как Отён, или лучше защищался. Город, как кажется, несколько дней был осаждаем и сильно стеснён; но Эббон, тамошний епископ, а, может быть, и светский его сеньор, храбро выдержал частые приступы, стоя во главе осаждённых, наконец, в одной вылазке захватил врасплох и разбил мавров, которые, будучи принуждены удалиться, ограничились разорением окрестных мест.

Можно полагать, что в течение трёх месяцев отряды Абд ар-Рахмана в полном смысле слова обошли все долины, горы и берега Аквитании, не встречая ни малейшего сопротивления в чистом поле. Армия Эда Великого была до того разбита на Гаронне, что даже остатки её исчезли и перемешались с массой доведённого до отчаяния населения. Затем Абд ар-Рахман решился идти на Тур, взять его и похитить сокровища знаменитого аббатства. Для этого он соединил свои силы и во главе всей армии направился к Туру. Прибыв в Пуатье, мавры нашли ворота запертыми, а жителей на стенах, в полном вооружении и с решимостью смело защищаться. Осадив город, Абд ар-Рахман взял одно из его предместий, где находилась знаменитая церковь святого Гилария, ограбил её вместе с близлежащими домами и затем поджёг, так что от всего предместья осталась лишь куча пепла. Но этим и ограничился его успех; храбрые жители Пуатье, заключённые в своём городе, продолжали мужественно держаться; и потому мавры, не желая тратить времени, которое надеялись с большей выгодой употребить в Type, направились к этому городу. Некоторые арабские историки утверждают, что город Тур был взят; но это очевидная ошибка. Неизвестно даже, дошло ли дело до осады.

Карл Мартелл останавливает арабов

Между тем Эд Великий с поспешностью отправился в Париж, явился к Карлу, рассказал ему о своей беде и заклинал его вооружиться против мавров, прежде чем они, опустошив и ограбив Аквитанию, повторят то же самое в Нейстрии. Карл согласился. Тотчас же были приняты меры к тому, чтобы в возможно короткий срок собрать все силы франков (около середины сентября). По-видимому, надвигавшаяся грозная опасность на время прекратила многочисленные раздоры и усобицы, как среди самих франков, так и между франками и другими германскими племенами. Карлу удалось собрать большое войско, в состав которого вошли, кроме франков, другие племена германцев: алеманны, баварцы, саксы, фризы.

Абд ар-Рахман находился ещё под стенами или в окрестностях Тура, когда узнал, что франки приближаются к нему большими переходами. Считая невыгодным ожидать их на этой позиции, он отошёл к Пуатье, преследуемый по пятам гнавшимся за ним неприятелем; но огромное количество добычи, обоза, пленников, затрудняло его марш и сделало отступление более опасным, нежели сражение. По словам некоторых арабских историков, была минута, когда он думал приказать своим солдатам бросить всю эту пагубную добычу и сохранить только боевых лошадей и оружие. Такой приказ был в характере Абд ар-Рахмана. Между тем, он не решился на него и решил ожидать неприятеля на полях Пуатье, между рекой Вьеной и рекой Клэн; возлагая всю надежду на храбрость мавров. Христианские хроники, каролингские и другие не сообщают ни малейших подробностей относительно этой битвы при Пуатье. Одна только хроника Исидора Бежского представляет что-то вроде описания, но описания, замечательного только своими варварствами и неясностью.

Битва при Пуатье

Целую неделю Абд ар-Рахман и Карл стояли лагерем друг против друга, откладывая с часу на час, со дня на день решительное сражение и ограничиваясь угрозами, засадами, стычками; но в начале седьмого или восьмого дня (10 октября 732 года) Абд ар-Рахман, став во главе своей конницы, подал знак к атаке, которая скоро сделалась всеобщей. Успех сражения колебался между обеими сторонами до приближения вечера, когда один отряд франкской конницы проник в неприятельский лагерь, или для того, чтобы грабить, или для того, чтобы зайти в тыл маврам. Заметив такой манёвр, мусульманская конница оставила свой пост и бросилась защищать лагерь, или, лучше сказать, добычу, которая была там сложена. Это отступление конницы испортило весь порядок битвы у мавров, и Абд ар-Рахман быстро поскакал, чтобы остановить отступавших, но франки, уловив благоприятную минуту, бросились в то место, где произошёл беспорядок, и произвели кровавую стычку, во время которой погибло множество мавров, и в числе их сам Абд ар-Рахман. Но мавры, потеряв своего предводителя и тысячи убитых, тем не менее, к ночи овладели своим лагерем, между тем как франки, со своей стороны, возвратились в свой, рассчитывая возобновить битву на другой день.

На рассвете франки вышли из своего лагеря и построились для битвы, в том же порядке, как накануне, ожидая, что и мавры, со своей стороны, сделают то же самое; но к величайшему их удивлению, в лагере мавров не слышно было никакого движения. Были посланы лазутчики для более точного выяснения дела; они проникли в лагерь, осмотрели палатки; всё было пусто. Мавры ночью, в глубочайшей тишине, вышли из лагеря, оставив на месте всё награбленное богатство, и таким поспешным отступлением признали своё поражение. Франки и не думали преследовать неприятеля и весело разделили награбленное варварами у несчастных аквитанцев, которым пришлось таким образом переменить только одного врага на другого.

Карл Мартелл подчиняет Южную Галлию

Эта победа франков остановила продвижение арабов в Западную Европу. Карл был единодушно признан борцом за христианство и правителем всей Галлии. Теперь, действуя с позиции силы, он поставил верных людей во главе епископств Тура, Орлеана и Осера. В 733 году Лион и Бургундия были покорены. Частично власть над ними Карл передал своему сыну Пипину. Многие графства были розданы родственникам, либо верным людям майордома.

В 736 году Карл совершил поход до устья Роны, в Арль и Марсель. Опустошения, нанесённые франками, вызвали единодушный протест провансальцев. По призыву патриция Моронта, они не колеблясь пошли на союз с арабами и сообща напали на город Авиньон. Тогда в 737 году последовала новая кампания, где рядом с Карлом действовал его брат Хильдебранд, получивший после этого похода важный командный пост в долине Роны. Прованс был снова пройден от края до края и, наконец, покорён. Авиньон был у арабов отнят, а в Нарбонне, являвшийся главной базой арабского господства в Септимании, была даже направлена экспедиция и, хотя сам город покорить не удалось, подошедшая ему на помощь из Испании армия была разбита после тяжелейшего сражения. На обратном пути франки сожгли города Агд, Безье, Магелон, на несколько веков превратившиеся в развалины, а также Ним. Моронт нашёл убежище в недоступной скалистой цитадели около моря.

Новое восстание провансальцев в 739 году потребовало ещё одной экспедиции, для проведения которой Карл обратился за помощью к лангобардам из Северной Италии. Стремясь придать умиротворению окончательный характер, Карл подавил сопротивление с крайней жестокостью, прибегнув к огню, мечу и конфискациям. Затем, как и раньше на севере, он везде рассадил верных ему людей. Одним из таких лиц был Аббон, ещё в 737 году получивший титул патриция и власть над Провансом[3][4].

Что касается Аквитании, Карлу пришлось ожидать предлога для вмешательства до 733 года, когда умер Эд Великий. Получив эту новость Карл пересёк Луару, дошёл до Гаронны, занял город Бордо и лагерь Блай, после чего занялся покорением области, но, в конце концов, вынужден был согласиться с тем, чтобы сын Эда Гунальд унаследовал от отца герцогство Аквитанию, при условии, однако, что он принесёт клятву верности Карлу. Таким образом, Аквитания сохранила на некоторое время призрачную автономию.

Карл Мартелл — «почти король» франков

Когда умер король Теодорих IV в 737 году, Карл Мартелл оставил королевский трон незанятым, хотя и сам не завладел королевским титулом. «Вице-король» или «почти король», именно этим титулом называет папа Григорий III своего «выдающегося сына» Карла в письме направленном ему в 739 году, умоляя его выступить с армией против лангобардов, которые угрожали Святой церкви. Карл ответил отказом.

Церковная политика

Среди духовенства Франкского государства Карл не был любим; стремясь сломить оппозицию аристократии, в рядах которой было и высшее духовенство, он смещал некоторых духовных лиц с их кафедр, ставя на их место преданных ему светских людей; в результате в одних руках соединялось по несколько кафедр и земельных владений. Церковные земли отдавались и прямо в прекарий светским лицам. Карл, не задумываясь, экспроприировал церковное имущество в тех случаях, когда речь шла о борьбе с исламом и особенно о вознаграждении деятелей, которые в этой борьбе оказали существенные услуги государству. Избалованное королями и зазнавшееся духовенство даже пустило в ход легенду о видении некоего духовника: победитель арабов мучился в пламени преисподней за своё дурное отношение к духовенству.

Смерть

Карл Мартелл властвовал над всеми окрестными землями и правил двумя королевствами в течение двадцати пяти с половиной лет. Он умер 22 сентября/22 октября (возможно, что правильная дата — 15 октября) 741 года и был похоронен в Париже, в церкви аббатства Сен-Дени[5].

Семья

Потомство

От законной супруги Хродтруды у Карла было два сына. По завещанию отца старший из них, Карломан, должен был получить Австразию и власть над зарейнской Германией, а младший, Пипин — большую часть Нейстрии, Бургундию, Прованс и довольно гипотетический контроль над Аквитанией.

Грифон (сын Карла от Свангильды — племянницы герцога Баварии Одилона, привезённой им из баварского похода в 725 году) получал несколько территорий, разбросанных в трёх королевствах — Австразии, Нейстрии и Бургундии[6].

У Карла были дочери (в том числе, Хильтруда — жена Одилона Баварского) и несколько незаконных детей: Иероним, Бернар, неизвестная по имени дочь (выданная за Аббу, графа Фризии, помогавшего Карлу насаждать там христианство) и другие[7].

Примечания

  1. ↑ Карл Мартелл / Буданова В. П. // Канцелярия конфискации — Киргизы. — М. : Большая российская энциклопедия, 2009. — С. 171. — (Большая российская энциклопедия : [в 35 т.] / гл. ред. Ю. С. Осипов ; 2004—2017, т. 13). — ISBN 978-5-85270-344-6.
  2. Смирнов Ф. А. Каролинги // Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона : в 86 т. (82 т. и 4 доп.). — СПб., 1890—1907.
  3. Лебек С. Происхождение франков. V—IX века. — С. 228.
  4. Wood I. The Merovingian Kingdoms 450—751. — London & New York: Longman, 1994. — P. 280—281. — ISBN 0-582-49372-2.
  5. Santosuosso, A. Barbarians, marauders, and infidels: The ways of medieval warfare. — New York, NY, USA : Perseus-Westview, 2004. — ISBN 978-0-8133-9153-3.
  6. Смирнов Ф. А. Грифон // Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона : в 86 т. (82 т. и 4 доп.). — СПб., 1890—1907.
  7. Riche P. The Carolingians: A Family Who Forged Europe / Michael Idomir Allen, transl. — Philadelphia, PA, USA: University of Pennsylvania Press. — P. 44. — ISBN 0-8122-1342-4.

Литература

Ссылки

Карл Мартелл — предки

wikiredia.ru

Карл Мартелл


Около 688-741

Фактический правитель Франкского государства (с 715 года), майордом из рода Каролингов. Франкский полководец.

Своё историческое прозвище «Мартелл» военный вождь франков Карл Пипин, майордом из рода Каролингов, получил после одержанной им победы над арабским войском. Мартелл — это молот, который беспощадно разит врага.

К началу его фактического правления Франкское государство состояло из трех давно обособившихся частей: Нейстрии (северо-западной Галлии с Парижем), Австразии (северо-восточной части) и Бургундии. Королевская власть была чисто номинальной. Этим не замедлили воспользоваться враги франков. В рейнские области вторглись саксы, в Баварию — авары, а через Пиренеи к реке Луаре двигались завоеватели-арабы.

Свой путь к власти Карлу Мартеллу приходилось прокладывать с оружием в руках. После смерти отца в 714 году он был заключён мачехой Плектрудой в тюрьму, откуда смог бежать в следующем году. К тому времени он был уже достаточно известным военным вождём франков Австразии, где был популярен среди свободных крестьян и средних землевладельцев. Они и стали его главной опорой в междоусобной борьбе за власть во Франкском государстве.

Утвердившись в Австразии, Карл Пипин начал силой оружия и дипломатией укреплять положение дома Пипинов на землях франков. После ожесточённого противоборства со своими противниками он стал в 715 году майордомом Франкского государства и правил им от имени малолетнего короля Теодорика. Утвердившись у королевского престола, Карл начал серию военных походов за пределы Австразии.

Возвышение Карла Мартелла во Франкском государстве началось с военных побед над теми феодалами, которые пытались оспаривать у него верховную власть. Он одержал победы в битвах на реке Амблев (близ города Мальмеди на территории современной Бельгии) и при Венси (около современного французского города Камбре).

В 719 году Карл Мартелл одержал блестящую победу над нейстрийцами, во главе которых стоял один из его противников майордом Рагенфрид, чьим союзником являлся правитель Аквитании граф Эд (в 721 году он в битве под Тулузой разгромил мусульманскую армию правителя Испании вали Ас-Самха). В битве при Сауссоне франкский правитель обратил неприятельское войско в бегство. Выдав Рагенфрида, графу Эду удалось заключить с Карлом Мартеллом временный мир. Вскоре франки заняли города Париж и Орлеан.

Не забыл Карл Мартелл и своего заклятого врага — мачеху Плектруду, имевшую собственное и немалое войско. Он начал с ней войну и принудил мачеху сдать ему богатый торговый, хорошо укреплённый город Кёльн на берегах Рейна.

В 725 и 728 годах майордом Карл Пипин совершил два больших военных похода против баварцев и в конце концов подчинил их себе. Затем последовали походы в Алеманию и Аквитанию, в Тюрингию и Фризию.

В европейской истории древнего мира полководец Карл Мартелл прославился прежде всего войнами против завоевателей-арабов, которые в 720 году перешли Пиренейские горы и вторглись на территорию современной Франции. Арабское войско взяло приступом хорошо укреплённую Нарбонну и осадило большой город Тулузу. Граф Эд был разбит, и ему пришлось с остатками своего войска искать прибежище в Австразии.

Вскоре арабская конница появилась на полях Септимании и Бургундии и достигла даже левого берега реки Роны, войдя в земли собственно франков. Так на полях Западной Европы вызрело крупное столкновение между мусульманским и христианским миром. Арабские полководцы, перейдя через Пиренеи, имели большие завоевательные планы в Европе.

Карл Пипин понял всю опасность вторжения из-за Пиренеев арабов-мавров, которые к тому времени успели покорить почти все испанские области. Их войска постоянно пополнялись новыми силами, приходившими через Гибралтарский пролив из Магриба — Северной Африки (территории современных Марокко, Алжира и Туниса). Арабские военачальники славились своим военным искусством, а их воины были прекрасными наездниками и лучниками. Войско арабов было частично укомплектовано североафриканскими кочевниками-берберами, поэтому в Испании арабов называли маврами.

В 732 году Карл Пипин, прервав военную кампанию в верховьях Дуная, собрал большое ополчение австразийцев, нейстрийцев и прирейнских племён. Причина сбора общефранкского войска была серьёзна — в начале того года войско арабов, по чрезмерно преувеличенным данным европейских хронистов, насчитывавшее 400 тысяч человек (по ряду сведений, всего 50 тысяч человек), перешло Пиренеи, вторглось в Галлию, разграбило город Бордо, захватило город-крепость Пуатье и двинулось к городу Туру.

Франкский полководец решительно двинулся навстречу арабской армии, стремясь упредить её появление перед крепостными стенами Тура. Он уже знал, что арабами командует опытный Абдеррахман ибн Абдиллах и что его войско значительно превосходит ополчение франков, которое, по данным тех же европейских хронистов, насчитывало всего 30 тысяч воинов.

Франки и их союзники преградили арабской армии путь к Туру в том месте, где старая римская дорога пересекала реку Вьену, через которую был построен мост. Вблизи располагался город Пуатье, по имени которого и было названо сражение, состоявшееся 10 октября 732 года. Битва длилась несколько дней: по арабским хроникам — два, по христианским — семь дней.

Зная, что в войске противника преобладает лёгкая конница и много лучников, майордом Карл Пипин решил дать арабам, которые на полях Европы придерживались активной наступательной тактики, оборонительный бой. Тем более что холмистая местность затрудняла действия больших масс конницы. Франкское войско было построено для битвы между реками Клён и Вьена, которые своими берегами хорошо прикрывали его фланги. Основу боевого порядка составляла пехота, построенная плотной фалангой. На флангах разместилась тяжеловооружённая на рыцарский манер конница. Правым флангом командовал граф Эд.
Подойдя к реке Вьен, арабская армия, не ввязываясь сразу в сражение, раскинула недалеко от франков свой походный лагерь. Абдеррахман ибн Абдиллах сразу понял, что противник занимает очень сильную позицию и его невозможно охватить лёгкой конницей с флангов. Арабы несколько дней не решались атаковать противника, выжидая удобного случая для нанесения удара. Однако Карл Пипин не двигался с места, терпеливо ожидая вражеского нападения.

В конце концов арабский предводитель решился начать сражение и построил своё войско в боевой, расчленённый порядок. Он состоял из привычных для арабов боевых линий: конные лучники составили «Утро псового лая», затем шли «День помощи», «Вечер потрясения», «Аль-Ансари» и «Аль-Мугаджери». Резерв арабов, предназначенный для развития победы, находился под личным командованием Абдеррахмана ибн Абдиллаха и назывался «Знамя пророка».

Сражение при Пуатье началось с обстрелов франкской фаланги арабскими конными лучниками, которым противник отвечал стрельбой из арбалетов и больших луков. После этого арабская конница атаковала позиции франков. Франкская пехота успешно отражала атаку за атакой, неприятельская лёгкая конница так и не могла пробить брешь в их плотном строю.

Испанский хронист, современник битвы при Пуатье, писал, что франки «тесно стояли друг с другом, насколько хватало глаз, подобно неподвижной и обледенелой стене, и ожесточённо бились, поражая арабов мечами».

После того как пехота франков отразила все атаки арабов, которые линия за линией, в некотором расстройстве откатывались на исходные позиции, Карл Пипин незамедлительно приказал стоявшей пока в бездействии рыцарской коннице пойти в контратаку в направлении вражеского походного лагеря, расположенного за правым флангом боевого построения арабского войска.

Франкские рыцари под предводительством Эда Аквитанского нанесли с флангов два таранных удара, опрокинув противостоявшую им лёгкую конницу, устремились к арабскому походному лагерю и овладели им. Арабы, деморализованные известием о смерти своего вождя, не смогли сдержать натиск противника и бежали с поля битвы. Франки преследовали их и нанесли им немалый урон. На этом сражение близ Пуатье завершилось.

Классическое описание этой битвы принадлежит перу Исидора Паценсия, приведённое Буке в «Антологии трудов историков Галлии и Франции». В свободном и драматическом переводе оно выглядит следующим образом:

«Северяне замерли стеной, словно воедино смёрзшиеся фигуры, изваянные изо льда, и этот лёд не способен был растаять, даже когда они своими мечами разили арабов. Железнорукие гиганты-австразийцы смело врубались в гущу битвы, и это они нашли и сразили короля сарацинов».

Это сражение имело очень важные последствия. Победа майордома Карла Мартелла положила конец дальнейшему продвижению арабов в Европе. После поражения при Пуатье арабская армия, прикрывшись отрядами лёгкой конницы, покинула французскую территорию и без дальнейших боевых потерь ушла через горы в Испанию.

Но перед тем, как арабы окончательно покинули юг современной Франции, Карл Пипин нанёс им ещё одно поражение — на реке Берр к югу от города Нарбонны. Правда, это сражение не относилось к числу решающих.

Победа над арабами прославила полководца франков. С тех пор он стал называться Карлом Мартеллом. Сражение при Пуатье известно ещё и тем, что оно было одним из первых, когда на поле битвы вышла многочисленная тяжёлая рыцарская конница. Именно она своим ударом обеспечила франкам полную победу над арабами. Теперь не только всадники, но и лошади были покрыты металлическими доспехами.

Победа в битве при Пуатье была самой значительной в полководческой биографии Карла Мартелла. После неё он одержал ещё несколько больших побед. В 736 году войско франков под его командованием совершило удачный поход в Бургундию и принудило её силой оружия признать над собой власть Франкского королевства. Превращение Бургундии в вассала стало серьёзным территориальным приобретение майордома из рода Каролингов.

Затем Карл Мартелл завоевал области на юге Франции. Он решительно подавил восстание против господства франков в Провансе. После этого установил свою власть дальше к югу, вплоть до города Марселя. Местное население было обложено данью, а на их землях было расселено немало свободных франков, которые силой своего оружия обеспечивали порядок и послушание власти короля, или, точнее, майордома.

Карл Мартелл покровительствовал распространению христианства среди племён язычников. Однако католическое духовенство в его государстве не любило короля, так как для укрепления страны Карл Мартелл конфисковал часть церковных земель и раздал их франкской знати в бенефиции — в пожизненное пользование на условиях обязательного несения королевской военной службы. Так в стране вольных франков с «лёгкой руки» Карла Мартелла стали появляться феодалы.

От римского папы Григория III победитель арабов получил почётный сан римского «патриция» — то есть охранителя Рима. Однако когда римский папа начал вооружённую борьбу против лангобардов, «патриций» Карл Мартелл не оказал ему военной помощи, поскольку был занят другими государственными делами.
При Карле Пипине Мартелле военное искусство франков получило дальнейшее развитие. Это было связано прежде всего с появлением тяжеловооружённой конницы франкской знати — ставшей в недалёком будущем рыцарской. Однако при нём основой боевой мощи армии продолжала оставаться пехота, состоявшая из свободных крестьян. В то время, когда военнообязанными являлись все мужчины королевства, способные носить оружие.

Организационно войско франков делилось на сотни, или, иначе говоря, на такое количество крестьянских дворов, которые могли в военное время выставить в ополчение сто пеших воинов. Крестьянские общины сами регулировали воинскую повинность. Каждый франкский воин вооружался и снаряжался за свой счёт. Качество оружия проверялось на смотрах, которые проводил король или по его поручению военачальники-графы. Если оружие воина находилось в неудовлетворительном состоянии, то он подвергался наказанию. Известен случай, когда король убил воина во время одного из таких смотров за плохое содержание личного оружия.

Национальным оружием франков была франциска — секира с одним или двумя лезвиями, к которой была привязана верёвка. Франки ловко бросали секиры на врага на близких дистанциях. Для ближнего рукопашного боя они применяли мечи. Кроме франциск и мечей франки вооружались ещё короткими копьями — ангонами с зубцами на длинном и остром наконечнике. Зубцы ангона имели обратное направление и поэтому вынуть его из раны было очень трудно. В бою воин сперва метал ангон, который вонзался в щит противника (преимущественно деревянный), а затем наступал на древко копья и тем самым оттягивал щит и поражал врага тяжёлым мечом. Многие воины имели лук и стрелы, которые иногда пропитывались ядом.

Единственным защитным вооружением франкского воина во времена Карла Мартелла являлся щит круглой или овальной формы. Только богатые воины имели шлемы и кольчуги, поскольку изделия из металла стоили больших денег. Часть вооружения франкского войска являлась военной добычей.

Карл Мартелл значительно укрепил военную мощь Франкского королевства. Однако он стоял только на пороге подлинного исторического величия государства франков. Его внук Карл Великий достиг наивысшего могущества, став императором Священной Римской империи.

Источник: readr.ru

my-article.net

КАРЛ МАРТЕЛЛ (лат. Carolus Martellus)

Майордом Франкского королевства (715–741 гг.).

Карл Мартелл был сыном Пипина Геристальского, также майордома королевства франков. После смерти отца в 714 г. Карл Мартелл был заключен под стражу своей мачехой, Плектрудой, которая пыталась оттеснить его от власти и поддерживала своего малолетнего внука Теодоальда, назначенного на пост майордома Нейстрии. Однако, правление Плектруды и Теодоальда было свергнуто самими нейстрийцами, избравшими себе нового маойрдома, Раганфреда.

В 715 г. Карл Мартелл освободился и отправился в Австразию, где нашел себе сторонников. В 717 г. Карл Мартелл сумел нанести поражение Раганфреду, но не смог окончательно расправиться с ним. В 718 г. Карл Мартелл возвел на престол короля Хлотаря IV. В 719 г., собрав новые силы, Карл Мартелл окончательно разгромил Раганфреда и объединил под своей властью Австразию и Нейстрию.

В 719 г. умер Хлотарь II, и Карл Мартелл возвел на престол нового короля — Хильперика II. В 720 г. герцог Аквитании Эд Великий, ранее бывший союзником Раганфреда, согласился на предложенный Карлом Мартеллом мир, признал Карл Мартелл майордомом всего королевства франков, но сохранил за собой значительную самостоятельность.

В 721 г. после смерти Хильперика II Карл Мартелл провозгласил королем Теодерика IV (721–737 гг.). Умиротворив королевство франков, Карл Мартелл принялся восстанавливать франкское владычество на периферии королевства. В 725–728 гг. он сумел подчинить Баварию, которая вновь признала власть франков, а в 730-х гг. — Алеманию.

Важным направление внешней политики Карл Мартелл было северо-восточное, где франкам противостояли языческий народы фризов и саксов. В 733–734 гг. Карл Мартелл нанес фризам поражение, лишил их самостоятельности и начал христианизацию народа. Много походов Карл Мартелл предпринял и против саксов.

Еще одна угроза, с которой столкнулся Карл Мартелл — экспансия арабов. В 720 г. они захватили Нарбонн и осадили Тулузу. Несмотря на то, что им не удалось взять город, арабы, захватив плацдарм в Галлии, стали совершать набеги на все южное побережье нынешней Франции вплоть до берегов Роны. В 732 г. Карл Мартелл нанес решительное поражение арабам в битве при Пуатье, которое смогло остановить продвижение арабов в Галлию. В 737 г. умер Теодерик IV, однако Карл Мартелл не стал возводить на престол нового Меровинга и правил до своей смерти самостоятельно.

Карл Мартелл значительно усилил влияние светской власти на церковь, назначая на епископские кафедры верных ему мирян. С именем Карла Мартелла принято связывать распространение бенефициев, которые предоставлялись взамен на военную службу в его войске. Карл Мартелл умер в 741 г. и был похоронен в аббатстве Сен-Дени.

Иллюстрации:

Саркофаг Карла Мартелла в Сен-Дени. 

Исторические источники:

Хроники Фредегара /пер. с лат., коммент., вступ ст. Г.А. Шмидта. - Санкт-Петербург Москва : Евразия Клио, 2015. - 461 с.

w.histrf.ru

Карл Мартелл.

 Фактический правитель Франкского государства (с 715 года), майордом из рода Каролингов. Франкский полководец.

 

Свое историческое прозвище «Мартелл» военный вождь франков Карл Пипин, майордом из рода Каролингов, получил после одержанной им победы над арабским войском. Мартелл — это молот, который беспощадно разит врага.К началу его фактического правления Франкское государство состояло из трех давно обособившихся частей: Нейстрии (северо-западной Галлии с Парижем), Австразии (северо-восточной части) и Бургундии. Королевская власть была чисто номинальной. Этим не замедлили воспользоваться враги франков. В рейнские области вторглись саксы, в Баварию — авары, а через Пиренеи к реке Луаре двигались завоеватели-арабы.

Свой путь к власти Карлу Мартеллу приходилось прокладывать с оружием в руках. После смерти отца в 714 году он был заключен мачехой Плектрудой в тюрьму, откуда смог бежать в следующем году. К тому времени он был уже достаточно известным военным вождем франков Австразии, где был популярен среди свободных крестьян и средних землевладельцев. Они и стали его главной опорой в междоусобной борьбе за власть во Франкском государстве.

Утвердившись в Австразии, Карл Пипин начал силой оружия и дипломатией укреплять положение дома Пипинов на землях франков. После ожесточенного противоборства со своими противниками он стал в 715 году майордомом Франкского государства и правил им от имени малолетнего короля Теодорика. Утвердившись у королевского престола, Карл начал серию военных походов за пределы Австразии.

Возвышение Карла Мартелла во Франкском государстве началось с военных побед над теми феодалами, которые пытались оспаривать у него верховную власть. Он одержал победы в битвах на реке Амблев (близ города Мальмеди на территории современной Бельгии) и при Венси (около современного французского города Камбре).

В 719 году Карл Мартелл одержал блестящую победу над нейстрийцами, во главе которых стоял один из его противников майордом Рагенфрид, чьим союзником являлся правитель Аквитании граф Эд (в 721 году он в битве под Тулузой разгромил мусульманскую армию правителя Испании вали Ас-Самха). В битве при Сауссоне франкский правитель обратил неприятельское войско в бегство. Выдав Рагенфрида, графу Эду удалось заключить с Карлом Мартеллом временный мир. Вскоре франки заняли города Париж и Орлеан.

Не забыл Карл Мартелл и своего заклятого врага — мачеху Плектруду, имевшую собственное и немалое войско. Он начал с ней войну и принудил мачеху сдать ему богатый торговый, хорошо укрепленный город Кельн на берегах Рейна.

В 725 и 728 годах майордом Карл Пипин совершил два больших военных похода против баварцев и в конце концов подчинил их себе. Затем последовали походы в Алеманию и Аквитанию, в Тюрингию и Фризию.

В европейской истории древнего мира полководец Карл Мартелл прославился прежде всего войнами против завоевателей-арабов, которые в 720 году перешли Пиренейские горы и вторглись на территорию современной Франции. Арабское войско взяло приступом хорошо укрепленную Нарбонну и осадило большой город Тулузу. Граф Эд был разбит, и ему пришлось с остатками своего войска искать прибежище в Австразии.

Вскоре арабская конница появилась на полях Септимании и Бургундии и достигла даже левого берега реки Роны, войдя в земли собственно франков. Так на полях Западной Европы вызрело крупное столкновение между мусульманским и христианским миром. Арабские полководцы, перейдя через Пиренеи, имели большие завоевательные планы в Европе.

Карл Пипин понял всю опасность вторжения из-за Пиренеев арабов-мавров, которые к тому времени успели покорить почти все испанские области. Их войска постоянно пополнялись новыми силами, приходившими через Гибралтарский пролив из Магриба — Северной Африки (территории современных Марокко, Алжира и Туниса). Арабские военачальники славились своим военным искусством, а их воины были прекрасными наездниками и лучниками. Войско арабов было частично укомплектовано североафриканскими кочевниками-берберами, поэтому в Испании арабов называли маврами.

В 732 году Карл Пипин, прервав военную кампанию в верховьях Дуная, собрал большое ополчение австразийцев, нейстрийцев и прирейнских племен. Причина сбора общефранкского войска была серьезна — в начале того года войско арабов, по чрезмерно преувеличенным данным европейских хронистов, насчитывавшее 400 тысяч человек (по ряду сведений, всего 50 тысяч человек), перешло Пиренеи, вторглось в Галлию, разграбило город Бордо, захватило город-крепость Пуатье и двинулось к городу Туру.

Франкский полководец решительно двинулся навстречу арабской армии, стремясь упредить ее появление перед крепостными стенами Тура. Он уже знал, что арабами командует опытный Абдеррахман ибн Абдиллах и что его войско значительно превосходит ополчение франков, которое, по данным тех же европейских хронистов, насчитывало всего 30 тысяч воинов.

Франки и их союзники преградили арабской армии путь к Туру в том месте, где старая римская дорога пересекала реку Вьену, через которую был построен мост. Вблизи располагался город Пуатье, по имени которого и было названо сражение, состоявшееся 10 октября 732 года. Битва длилась несколько дней: по арабским хроникам — два, по христианским — семь дней.

Зная, что в войске противника преобладает легкая конница и много лучников, майордом Карл Пипин решил дать арабам, которые на полях Европы придерживались активной наступательной тактики, оборонительный бой. Тем более что холмистая местность затрудняла действия больших масс конницы. Франкское войско было построено для битвы между реками Клен и Вьена, которые своими берегами хорошо прикрывали его фланги. Основу боевого порядка составляла пехота, построенная плотной фалангой. На флангах разместилась тяжеловооруженная на рыцарский манер конница. Правым флангом командовал граф Эд.

Подойдя к реке Вьен, арабская армия, не ввязываясь сразу в сражение, раскинула недалеко от франков свой походный лагерь. Абдеррахман ибн Абдиллах сразу понял, что противник занимает очень сильную позицию и его невозможно охватить легкой конницей с флангов. Арабы несколько дней не решались атаковать противника, выжидая удобного случая для нанесения удара. Однако Карл Пипин не двигался с места, терпеливо ожидая вражеского нападения.

В конце концов арабский предводитель решился начать сражение и построил свое войско в боевой, расчлененный порядок. Он состоял из привычных для арабов боевых линий: конные лучники составили «Утро псового лая», затем шли «День помощи», «Вечер потрясения», «Аль-Ансари» и «Аль-Мугаджери». Резерв арабов, предназначенный для развития победы, находился под личным командованием Абдеррахмана ибн Абдиллаха и назывался «Знамя пророка».

Сражение при Пуатье началось с обстрелов франкской фаланги арабскими конными лучниками, которым противник отвечал стрельбой из арбалетов и больших луков. После этого арабская конница атаковала позиции франков. Франкская пехота успешно отражала атаку за атакой, неприятельская легкая конница так и не могла пробить брешь в их плотном строю.

Испанский хронист, современник битвы при Пуатье, писал, что франки «тесно стояли друг с другом, насколько хватало глаз, подобно неподвижной и обледенелой стене, и ожесточенно бились, поражая арабов мечами».

После того как пехота франков отразила все атаки арабов, которые линия за линией, в некотором расстройстве откатывались на исходные позиции, Карл Пипин незамедлительно приказал стоявшей пока в бездействии рыцарской коннице пойти в контратаку в направлении вражеского походного лагеря, расположенного за правым флангом боевого построения арабского войска.

Франкские рыцари под предводительством Эда Аквитанского нанесли с флангов два таранных удара, опрокинув противостоявшую им легкую конницу, устремились к арабскому походному лагерю и овладели им. Арабы, деморализованные известием о смерти своего вождя, не смогли сдержать натиск противника и бежали с поля битвы. Франки преследовали их и нанесли им немалый урон. На этом сражение близ Пуатье завершилось.

Классическое описание этой битвы принадлежит перу Исидора Паценсия, приведенное Буке в «Антологии трудов историков Галлии и Франции». В свободном и драматическом переводе оно выглядит следующим образом:

«Северяне замерли стеной, словно воедино смерзшиеся фигуры, изваянные изо льда, и этот лед не способен был растаять, даже когда они своими мечами разили арабов. Железнорукие гиганты-австразийцы смело врубались в гущу битвы, и это они нашли и сразили короля сарацинов».

Это сражение имело очень важные последствия. Победа майордома Карла Мартелла положила конец дальнейшему продвижению арабов в Европе. После поражения при Пуатье арабская армия, прикрывшись отрядами легкой конницы, покинула французскую территорию и без дальнейших боевых потерь ушла через горы в Испанию.

Но перед тем, как арабы окончательно покинули юг современной Франции, Карл Пипин нанес им еще одно поражение — на реке Берр к югу от города Нарбонны. Правда, это сражение не относилось к числу решающих.

Победа над арабами прославила полководца франков. С тех пор он стал называться Карлом Мартеллом. Сражение при Пуатье известно еще и тем, что оно было одним из первых, когда на поле битвы вышла многочисленная тяжелая рыцарская конница. Именно она своим ударом обеспечила франкам полную победу над арабами. Теперь не только всадники, но и лошади были покрыты металлическими доспехами.

Победа в битве при Пуатье была самой значительной в полководческой биографии Карла Мартелла. После нее он одержал еще несколько больших побед. В 736 году войско франков под его командованием совершило удачный поход в Бургундию и принудило ее силой оружия признать над собой власть Франкского королевства. Превращение Бургундии в вассала стало серьезным территориальным приобретение майордома из рода Каролингов.

Затем Карл Мартелл завоевал области на юге Франции. Он решительно подавил восстание против господства франков в Провансе. После этого установил свою власть дальше к югу, вплоть до города Марселя. Местное население было обложено данью, а на их землях было расселено немало свободных франков, которые силой своего оружия обеспечивали порядок и послушание власти короля, или, точнее, майордома.

Карл Мартелл покровительствовал распространению христианства среди племен язычников. Однако католическое духовенство в его государстве не любило короля, так как для укрепления страны Карл Мартелл конфисковал часть церковных земель и раздал их франкской знати в бенефиции — в пожизненное пользование на условиях обязательного несения королевской военной службы. Так в стране вольных франков с «легкой руки» Карла Мартелла стали появляться феодалы.

От римского папы Григория III победитель арабов получил почетный сан римского «патриция» — то есть охранителя Рима. Однако когда римский папа начал вооруженную борьбу против лангобардов, «патриций» Карл Мартелл не оказал ему военной помощи, поскольку был занят другими государственными делами.

При Карле Пипине Мартелле военное искусство франков получило дальнейшее развитие. Это было связано прежде всего с появлением тяжеловооруженной конницы франкской знати — ставшей в недалеком будущем рыцарской. Однако при нем основой боевой мощи армии продолжала оставаться пехота, состоявшая из свободных крестьян. В то время, когда военнообязанными являлись все мужчины королевства, способные носить оружие.

Организационно войско франков делилось на сотни, или, иначе говоря, на такое количество крестьянских дворов, которые могли в военное время выставить в ополчение сто пеших воинов. Крестьянские общины сами регулировали воинскую повинность. Каждый франкский воин вооружался и снаряжался за свой счет. Качество оружия проверялось на смотрах, которые проводил король или по его поручению военачальники-графы. Если оружие воина находилось в неудовлетворительном состоянии, то он подвергался наказанию. Известен случай, когда король убил воина во время одного из таких смотров за плохое содержание личного оружия.

Национальным оружием франков была франциска — секира с одним или двумя лезвиями, к которой была привязана веревка. Франки ловко бросали секиры на врага на близких дистанциях. Для ближнего рукопашного боя они применяли мечи. Кроме франциск и мечей франки вооружались еще короткими копьями — ангонами с зубцами на длинном и остром наконечнике. Зубцы ангона имели обратное направление и поэтому вынуть его из раны было очень трудно. В бою воин сперва метал ангон, который вонзался в щит противника (преимущественно деревянный), а затем наступал на древко копья и тем самым оттягивал щит и поражал врага тяжелым мечом. Многие воины имели лук и стрелы, которые иногда пропитывались ядом.

Единственным защитным вооружением франкского воина во времена Карла Мартелла являлся щит круглой или овальной формы. Только богатые воины имели шлемы и кольчуги, поскольку изделия из металла стоили больших денег. Часть вооружения франкского войска являлась военной добычей.

Карл Мартелл значительно укрепил военную мощь Франкского королевства. Однако он стоял только на пороге подлинного исторического величия государства франков. Его внук Карл Великий достиг наивысшего могущества, став императором Священной Римской империи.

http://www.hystory.ru/index.php?option=com_content&view=article&id=45&Itemid=48

Понравился наш сайт? Присоединяйтесь или подпишитесь (на почту будут приходить уведомления о новых темах) на наш канал в МирТесен!

s30556663155.mirtesen.ru

Карл Мартелл — Википедия

Карл Марте́лл (лат. Carolus Martellus, фр. Charles Martel; 686 или 688 — 741) — майордом франков в 717—741 годах, вошедший в историю как спаситель Европы от арабов в битве при Пуатье. Карл был сыном Пипина Геристальского от побочной жены Альпаиды. Будущий император Карл Великий приходился ему внуком[1].

Биография

Майордом Австразии

После смерти Пипина Геристальского в декабре 714 года его честолюбивая вдова Плектруда взяла власть в свои руки, став опекуном 15-летнего короля Дагоберта III и 6-летнего майордома Теодоальда, своего внука. Карл же был посажен в тюрьму. Франки, недовольные правлением женщины, восстали[fr] и 26 сентября 715 года сразились с её сторонниками в Форе-де-Куис (вблизи Компьена) и одержали победу. Здесь же, на поля боя, они избрали своего предводителя Рагенфреда (Рагамфреда) майордомом. Тот заключил союз с королём фризов Радбодом и в 716 году они сообща с двух сторон напали на Кёльн, резиденцию Плектруды. Плектруда вынуждена была откупиться от них, отдав огромные богатства, накопленные Пипином.

Франкское государство на момент смерти Пипина Геристальского в 714 г.

Между тем смута позволила Карлу совершить побег из тюрьмы. Он собрал армию и попытался сначала напасть врасплох на Радбода, задержавшегося под Кёльном, но потерпел поражение в первом же бою. Затем он напал на Рагенфреда, который был занят переброской своей армии и своей части казны через Арденны. На этот раз в битве на реке Амблев близ Мальмеди Карл одержал победу (716 год). Он подкрепил этот успех в следующем году: 24 марта 717 года он разгромил Хильперика и Рагамфреда в сражении при Венси (в Камбрези). Хотя обе стороны понесли большие потери, в итоге Хильперик и Рагамфред были разбиты и спаслись бегством. Не преследуя их, Карл поспешил в Париж. Затем, не имея достаточно надёжного тыла, он предпочёл отступить в Австразию, чтобы лучше подготовить своё будущее. Там он взял Кельн и сумел убедить Плектруду передать ему остатки богатств Пипина. Плектруда вскоре умерла. Карл возвёл на престол Австразии Хлотаря IV, вероятно, сына Теодориха III (718 год).

Только после этого Карл почувствовал себя достаточно сильным, чтобы свести счёты с северными народами, вступившими в союз с Нейстрией. Он совершил поход до Визера, чтобы изгнать оттуда саксов и, что особенно важно, вернул себе позиции, завоёванные некогда его отцом во фризских землях по левому берегу Рейна. Его успехам способствовала смерть короля Радбода, последовавшая в 719 году и отмеченная с невиданной пышностью во всём англосаксонском и франкском мире.

Объединение Франкской державы

Процесс расширения Франкского государства.

Затем пришло время обратить оружие против Нейстрии, где Рагенфред нашёл союзника в лице герцога Аквитании Эда Великого. Эд перешёл Луару и соединился с нейстрийцами близ Парижа. Его армия была укомплектована главным образом басками, которых Эд зачислил «федератами». Карл двинулся им навстречу, и в сражении, произошедшем близ Нери, между Санлисом и Суассоном, 14 октября 719 года обратил своих противников в бегство. Рагенфред отступил к Анжеру и там до самой смерти в 731 году оказывал сопротивление власти Карла. Эд ушёл за Луару, увезя в своём обозе сокровища Хильперика II и его самого. В 719 году умер король Хлотарь IV.

В 720—721 годах Эд принял предложение Карла о мире и согласился вернуть королевские богатства и короля, при условии признания за ним титула и положения принцепса Аквитании. Карл признал Хильперика II в качестве единого короля франков. А когда в 721 году Хильперик умер, Карл заменил его сыном Дагоберта III Теодорихом IV. Карл не вполне контролировал не только Южную Галлию, но и даже Бургундию, где епископы Осера, Орлеана и Лиона не подчинялись майордому. Автономно существовали и окраинные герцогства — Бавария, Алеманния и Тюрингия.

Чтобы устранить потенциальных соперников на своё место, Карл в 723 году заточил своего брата Драгона (он умер в тюрьме), а второй его брат Гуго был привлечён на его сторону и, кроме Жюмьежского и Фонтенельских аббатств, получил Руанское, Байёское, Лизьёское, Авраншское и Парижское епископства. Для вознаграждения своих сторонников Карл решил прибегнуть к секуляризации части земель, принадлежащих церкви. За службу в войске он стал отдавать секуляризованные и конфискованные у некоторых крупных землевладельцев земли в условное держание (бенефиций). Используя ресурсы пожалованной земли, владелец участка должен был хорошо вооружиться на случай похода. Именно созданная таким образом тяжёлая конница и стала основой могущества франкского войска.

Удачные войны с германцами

Карл развернул широкую деятельность к северу и востоку от Рейна, связанную с широким планом создания плацдарма, призванного обеспечить прикрытие Франкского государства. В Германии он проводит многие нововведения; восстанавливает и строит новые дороги, укрепляет защиту наиболее уязвимых границ, воздвигая новые крепости, такие как Кристиенберг, близ Марбурга, поощряя заселение долины Майна в его нижнем и среднем течении, восточными франками, открывая тем самым путь в среднюю Германию, постепенно превращавшуюся во Франконию. Её становление позволило ему усилить контроль над Гессеном и Тюрингией (включение последней во франкскую систему управления было облегчено угасанием в 720 году герцогской династии), и успешно защищать их от набегов саксов, чей пыл заметно охладел после нескольких репрессивных рейдов в 720, 722, 724 и 738 годах. Также через Франконию Карл получил удобный доступ в два крупных южных герцогства: Алеманнию и Баварию. Их он также намеревался подчинить своей власти.

Герцог алеманнов Лантфрид выразил стремление к независимости, однако не сумел предотвратить ослабление герцогства, доставшегося после его смерти его преемнику Теодобальду. Герцог баварский Гугобер, принадлежавший к франкской фамилии Агилольфингов, потерпел два унизительных поражения в 725 и 728 годах и был вынужден отдать Нордгау, непосредственно включённое во Франкское королевство.

В 734 году Карл оборудовал сильный флот, чтобы нанести удар по фризам с моря. После битвы на реке Борн и гибели короля фризов Поппо исконный центр страны фризов, очаг всех движений сопротивления в прошлом, был присоединён к Франкскому государству. Вслед за этим была предпринята попытка христианизации завоёванных земель.

Усиление арабской опасности на юге

Чрезвычайно опасным было движение арабов за Пиренейские горы. Могущество Омейядского халифата при Валиде I и его наследнике Сулеймане было более грозным, чем когда-либо.

Вали (губернатор мусульманской Испании) ас-Самах в первый раз перешёл горы в 717 году. В то время как арабы начали движение в Аквитании против герцога Эда Великого, франки оставались спокойны и не приняли участие в защите страны. В 719 году арабы заняли Нарбонну, которая после этого была сильно укреплена и долгое время служила для мусульман военной опорой во всех их предприятиях против франков.

В 721 году ас-Самах двинулся к Тулузе и осадил её. Освобождать её пришлось герцогу Аквитании Эду. Арабы потерпели тяжёлое поражение под стенами Тулузы; вали ас-Самах был убит. Остатки арабского войска укрылись в Нарбонне. Однако уже через несколько лет арабы снова начали наступательное движение в Аквитании, и в 725 году они заняли Каркассон и Ним.

В 730 году Эд, видя угрозу со стороны сарацинов, вступил в союз с вождём берберов Мунузой, правителем Сердани (Сердань была ключом к долине Ариеге, ведущей в тулузские земли), восставшим к тому времени против нового вали.

Вторжение Абд ар-Рахмана

Карл Мартелл разделяет королевство между Пипином и Карломаном.

Один из подчинённых нового вали Испании Абд ар-Рахмана, Аби-Несса, женившись на дочери Эда Великого и рассчитывая на помощь тестя, восстал на севере Испании против вали. В 731 году Абд ар-Рахман двинулся на непокорного вассала, но Эд был не в состоянии помочь зятю: Карл Мартелл обвинил аквитанцев в измене как союзников мусульман. Ухватившись за этот сомнительный предлог, он опустошил северную часть Аквитании и тем самым отвлёк Эда от мавров. Между тем Абд ар-Рахман, истребив своего противника, решился преследовать и его тестя Эда. Весной следующего 732 года со значительным войском он перешёл Пиренеи, и таким образом Галлии, а вместе с нею и всему западу, могла предстоять участь мусульманского завоевания.

План Абд ар-Рахмана состоял в том, чтобы с высот Пиренеев обрушиться на Гасконь и Аквитанию. До этого мавры всегда терпели неудачу во всех своих попытках проникнуть в провинции в долине реки Од и через Септиманию. На этот раз Абд ар-Рахман хотел провести туда своё войско новым путём и открыть, таким образом, исламу новую дорогу в Галлию. Впрочем, он не был намерен вести серьёзную войну, но хотел только пройтись вдоль и поперёк, ограбить, опустошить возможно большее пространство страны и в самое короткое время отомстить за смерть своих предшественников, ас-Самаха и Анбасы, посеять по эту сторону Пиренеев ужас перед мусульманским оружием.

Арабская армия

Сосредоточив свою армию у верховьев Эбро, Абд ар-Рахман направился к Пиренеям через Памплону, прорезал страну иберийских басков, прошёл долиной Генги, перешагнул вершину, прославленную с того времени в героических романах средних веков под именем «Ронсевальских ворот», и вступил в галльскую Гасконию, по долине реки Бидузы. Возможно арабы совершили этот переход, идя по одному ущелью и в одну колонну, что позволяет сделать предположение об их немногочисленности. Лучшие памятники, относящиеся к этому походу Абд ар-Рахмана, представляют его армию грозной по числу, но ничего не определяют с точностью. Армия состояла из разноплемённых отрядов, а именно:

  • из народонаселения арабского и варварского, утвердившегося в Испании с первых дней её покорения;
  • из арабских подкреплений, прибывших позже из Египта;
  • из арабо-африканских подкреплений, явившихся с другой стороны Гибралтарского пролива;
  • и, наконец, из добровольных искателей приключений, прибывших поодиночке или небольшими отрядами из различных частей халифата, чтобы разделить судьбу Абд ар-Рахмана.

Если предположить, что чужеземная часть армии Абд ар-Рахмана, прибывшая извне полуострова, состояла из двадцати или двадцати пяти тысяч человек, то что касается остальной армии, состоявшей из испанских мусульман, то, если более преувеличить, нежели уменьшить, допустима цифра от сорока до сорока пяти тысяч человек, так что вместе с иностранными двадцатью пятью тысячами вся армия Абд ар-Рахмана была максимум от шестидесяти пяти до семидесяти тысяч человек.

История не упоминает ни о каком сопротивлении Абд ар-Рахману в узких пиренейских горных проходах, которые ему пришлось преодолевать; он уже достиг равнин, когда встретил Эда Великого, который, с главным своим отрядом, приготовился пересечь ему дорогу и отбросить в горы. Один арабский писатель, достойный доверия в этом случае, утверждает, что Эд, которого он титулует не совсем удачно «графом этой страны», дал арабам несколько сражений, из которых некоторые выиграл, но чаще бывал побеждённым и был принуждён отступать перед своим противником из города в город, от реки к реке, с вершины на вершину, и, наконец, дошёл до Гаронны, по направлению к Бордо.

Разгром арабами Аквитании

Очевидно, что план Абд ар-Рахмана состоял в том, чтобы овладеть этим городом, древняя слава и богатство которого были ему хорошо известны. Эд Великий перешёл Гаронну и стал на правом берегу реки, впереди города, с той его стороны, которую он считал необходимым или более удобным защищать. Но Абд ар-Рахман, не дав ему времени закрепиться на этой позиции, переправился через Гаронну и дал аквитанцам большое сражение, в котором последние были разбиты с огромным уроном. Абд ар-Рахман, одержав победу, пошёл на Бордо, взял его приступом и отдал своему войску на разграбление. По франкским хроникам, церкви были сожжены и большая часть жителей истреблена. «Хроника Муассака», «Мосарабская хроника 754 года», ранее приписываемая Исидору Паценскому (или Бежскому), и арабские историки не говорят ничего подобного; но некоторые из последних дают понять, что приступ был из самых кровавых. Неизвестно, какое значительное лицо, неясно обозначенное графом, было убито в числе других; вероятно, граф города, которого мавры приняли за Эда Великого и которому, вследствие этой ошибки, сделали честь, отрубив голову. Грабёж был чрезвычайный, историки победителей говорят о нём с преувеличением, истинно восточным; если брать на веру всё, что они рассказывают, то на каждого солдата кроме золота, о котором уже и не говорят в подобных случаях, пришлось множество топазов, аметистов, изумрудов. Верно одно, что мавры вышли из Бордо, отягощённые добычей, и что с того времени их продвижение не было так быстро и свободно, как прежде.

Оставив за собой Гаронну и взяв направление на север, они достигли реки Дордонь, переправились через неё и устремились грабить страну, открывшуюся перед ними. Вероятно, что они разделились на отряды, дабы легче добывать фураж и опустошать эти края. Если верить тому, что говорят современные им легенды и предания (и что весьма вероятно), один из этих отрядов прошёл через Лимузен, а другой проник за горы, где берут начало Тарн и Луара; а в таком случае не трудно будет заключить, что мавры успели побывать в самых доступных и самых богатых местностях Аквитании; даже вероятно, что некоторые из отрядов армии Абд ар-Рахмана переправились чрез Луару и дошли до Бургундии. То, что говорят легенды и хроники о разрушении Отёна и осаде Санса сарацинами, не может быть простым вымыслом, потому что из многочисленных вторжений мавров в Галлию ни к одному нельзя отнести этих происшествий с такой достоверностью, как к вторжению Абд ар-Рахмана. О разрушении Отёна не сохранилось никаких подробностей. То, о чем повествует хроника города Муассака о разрушении этого города, нельзя принимать буквально. Что же касается Санса, то он или не был атакован таким сильным войском, как Отён, или лучше защищался. Город, как кажется, несколько дней был осаждаем и сильно стеснён; но Эббон, тамошний епископ, а, может быть, и светский его сеньор, храбро выдержал частые приступы, стоя во главе осаждённых, наконец, в одной вылазке захватил врасплох и разбил мавров, которые, будучи принуждены удалиться, ограничились разорением окрестных мест.

Можно полагать, что в течение трёх месяцев отряды Абд ар-Рахмана в полном смысле слова обошли все долины, горы и берега Аквитании, не встречая ни малейшего сопротивления в чистом поле. Армия Эда Великого была до того разбита на Гаронне, что даже остатки её исчезли и перемешались с массой доведённого до отчаяния населения. Затем Абд ар-Рахман решился идти на Тур, взять его и похитить сокровища знаменитого аббатства. Для этого он соединил свои силы и во главе всей армии направился к Туру. Прибыв в Пуатье, мавры нашли ворота запертыми, а жителей на стенах, в полном вооружении и с решимостью смело защищаться. Осадив город, Абд ар-Рахман взял одно из его предместий, где находилась знаменитая церковь святого Гилария, ограбил её вместе с близлежащими домами и затем поджёг, так что от всего предместья осталась лишь куча пепла. Но этим и ограничился его успех; храбрые жители Пуатье, заключённые в своём городе, продолжали мужественно держаться; и потому мавры, не желая тратить времени, которое надеялись с большей выгодой употребить в Type, направились к этому городу. Некоторые арабские историки утверждают, что город Тур был взят; но это очевидная ошибка. Неизвестно даже, дошло ли дело до осады.

Карл Мартелл останавливает арабов

Между тем Эд Великий с поспешностью отправился в Париж, явился к Карлу, рассказал ему о своей беде и заклинал его вооружиться против мавров, прежде чем они, опустошив и ограбив Аквитанию, повторят то же самое в Нейстрии. Карл согласился. Тотчас же были приняты меры к тому, чтобы в возможно короткий срок собрать все силы франков (около середины сентября). По-видимому, надвигавшаяся грозная опасность на время прекратила многочисленные раздоры и усобицы, как среди самих франков, так и между франками и другими германскими племенами. Карлу удалось собрать большое войско, в состав которого вошли, кроме франков, другие племена германцев: алеманны, баварцы, саксы, фризы.

Абд ар-Рахман находился ещё под стенами или в окрестностях Тура, когда узнал, что франки приближаются к нему большими переходами. Считая невыгодным ожидать их на этой позиции, он отошёл к Пуатье, преследуемый по пятам гнавшимся за ним неприятелем; но огромное количество добычи, обоза, пленников, затрудняло его марш и сделало отступление более опасным, нежели сражение. По словам некоторых арабских историков, была минута, когда он думал приказать своим солдатам бросить всю эту пагубную добычу и сохранить только боевых лошадей и оружие. Такой приказ был в характере Абд ар-Рахмана. Между тем, он не решился на него и решил ожидать неприятеля на полях Пуатье, между рекой Вьеной и рекой Клэн; возлагая всю надежду на храбрость мавров. Христианские хроники, каролингские и другие не сообщают ни малейших подробностей относительно этой битвы при Пуатье. Одна только хроника Исидора Бежского представляет что-то вроде описания, но описания, замечательного только своими варварствами и неясностью.

Битва при Пуатье

Карл Мартелл в битве при Пуатье.

Целую неделю Абд ар-Рахман и Карл стояли лагерем друг против друга, откладывая с часу на час, со дня на день решительное сражение и ограничиваясь угрозами, засадами, стычками; но в начале седьмого или восьмого дня (10 октября 732 года) Абд ар-Рахман, став во главе своей конницы, подал знак к атаке, которая скоро сделалась всеобщей. Успех сражения колебался между обеими сторонами до приближения вечера, когда один отряд франкской конницы проник в неприятельский лагерь, или для того, чтобы грабить, или для того, чтобы зайти в тыл маврам. Заметив такой манёвр, мусульманская конница оставила свой пост и бросилась защищать лагерь, или, лучше сказать, добычу, которая была там сложена. Это отступление конницы испортило весь порядок битвы у мавров, и Абд ар-Рахман быстро поскакал, чтобы остановить отступавших, но франки, уловив благоприятную минуту, бросились в то место, где произошёл беспорядок, и произвели кровавую стычку, во время которой погибло множество мавров, и в числе их сам Абд ар-Рахман. Но мавры, потеряв своего предводителя и тысячи убитых, тем не менее, к ночи овладели своим лагерем, между тем как франки, со своей стороны, возвратились в свой, рассчитывая возобновить битву на другой день.

На рассвете франки вышли из своего лагеря и построились для битвы, в том же порядке, как накануне, ожидая, что и мавры, со своей стороны, сделают то же самое; но к величайшему их удивлению, в лагере мавров не слышно было никакого движения. Были посланы лазутчики для более точного выяснения дела; они проникли в лагерь, осмотрели палатки; всё было пусто. Мавры ночью, в глубочайшей тишине, вышли из лагеря, оставив на месте всё награбленное богатство, и таким поспешным отступлением признали своё поражение. Франки и не думали преследовать неприятеля и весело разделили награбленное варварами у несчастных аквитанцев, которым пришлось таким образом переменить только одного врага на другого.

Карл Мартелл подчиняет Южную Галлию

Эта победа франков остановила продвижение арабов в Западную Европу. Карл был единодушно признан борцом за христианство и правителем всей Галлии. Теперь, действуя с позиции силы, он поставил верных людей во главе епископств Тура, Орлеана и Осера. В 733 году Лион и Бургундия были покорены. Частично власть над ними Карл передал своему сыну Пипину. Многие графства были розданы родственникам, либо верным людям майордома.

В 736 году Карл совершил поход до устья Роны, в Арль и Марсель. Опустошения, нанесённые франками, вызвали единодушный протест провансальцев. По призыву патриция Моронта, они не колеблясь пошли на союз с арабами и сообща напали на город Авиньон. Тогда в 737 году последовала новая кампания, где рядом с Карлом действовал его брат Хильдебранд, получивший после этого похода важный командный пост в долине Роны. Прованс был снова пройден от края до края и, наконец, покорён. Авиньон был у арабов отнят, а в Нарбонне, являвшийся главной базой арабского господства в Септимании, была даже направлена экспедиция и, хотя сам город покорить не удалось, подошедшая ему на помощь из Испании армия была разбита после тяжелейшего сражения. На обратном пути франки сожгли города Агд, Безье, Магелон, на несколько веков превратившиеся в развалины, а также Ним. Моронт нашёл убежище в недоступной скалистой цитадели около моря.

Новое восстание провансальцев в 739 году потребовало ещё одной экспедиции, для проведения которой Карл обратился за помощью к лангобардам из Северной Италии. Стремясь придать умиротворению окончательный характер, Карл подавил сопротивление с крайней жестокостью, прибегнув к огню, мечу и конфискациям. Затем, как и раньше на севере, он везде рассадил верных ему людей. Одним из таких лиц был Аббон, ещё в 737 году получивший титул патриция и власть над Провансом[2][3].

Что касается Аквитании, Карлу пришлось ожидать предлога для вмешательства до 733 года, когда умер Эд Великий. Получив эту новость Карл пересёк Луару, дошёл до Гаронны, занял город Бордо и лагерь Блай, после чего занялся покорением области, но, в конце концов, вынужден был согласиться с тем, чтобы сын Эда Гунальд унаследовал от отца герцогство Аквитанию, при условии, однако, что он принесёт клятву верности Карлу. Таким образом, Аквитания сохранила на некоторое время призрачную автономию.

Карл Мартелл — «почти король» франков

Когда умер король Теодорих IV в 737 году, Карл Мартелл оставил королевский трон незанятым, хотя и сам не завладел королевским титулом. «Вице-король» или «почти король», именно этим титулом называет папа Григорий III своего «выдающегося сына» Карла в письме направленном ему в 739 году, умоляя его выступить с армией против лангобардов, которые угрожали Святой церкви. Карл ответил отказом.

Церковная политика

Среди духовенства Франкского государства Карл не был любим; стремясь сломить оппозицию аристократии, в рядах которой было и высшее духовенство, он смещал некоторых духовных лиц с их кафедр, ставя на их место преданных ему светских людей; в результате в одних руках соединялось по несколько кафедр и земельных владений. Церковные земли отдавались и прямо в прекарий светским лицам. Карл, не задумываясь, экспроприировал церковное имущество в тех случаях, когда речь шла о борьбе с исламом и особенно о вознаграждении деятелей, которые в этой борьбе оказали существенные услуги государству. Избалованное королями и зазнавшееся духовенство даже пустило в ход легенду о видении некоего духовника: победитель арабов мучился в пламени преисподней за своё дурное отношение к духовенству.

Смерть

Карл Мартелл властвовал над всеми окрестными землями и правил двумя королевствами в течение двадцати пяти с половиной лет. Он умер 22 сентября/22 октября (возможно, что правильная дата — 15 октября) 741 года и был похоронен в Париже, в церкви аббатства Сен-Дени[4].

Семья

Потомство

От законной супруги Хродтруды у Карла было два сына. По завещанию отца старший из них, Карломан, должен был получить Австразию и власть над зарейнской Германией, а младший, Пипин — большую часть Нейстрии, Бургундию, Прованс и довольно гипотетический контроль над Аквитанией.

Грифон (сын Карла от Свангильды — племянницы герцога Баварии Одилона, привезённой им из баварского похода в 725 году) получал несколько территорий, разбросанных в трёх королевствах — Австразии, Нейстрии и Бургундии[5].

У Карла были дочери (в том числе, Хильтруда — жена Одилона Баварского) и несколько незаконных детей: Иероним, Бернар, неизвестная по имени дочь (выданная за Аббу, графа Фризии, помогавшего Карлу насаждать там христианство) и другие[6].

Примечания

  1. Смирнов Ф. А. Каролинги // Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона : в 86 т. (82 т. и 4 доп.). — СПб., 1890—1907.
  2. Лебек С. Происхождение франков. V—IX века. — С. 228.
  3. Wood I. The Merovingian Kingdoms 450—751. — London & New York: Longman, 1994. — P. 280—281. — ISBN 0-582-49372-2.
  4. Santosuosso, A. Barbarians, marauders, and infidels: The ways of medieval warfare. — New York, NY, USA : Perseus-Westview, 2004. — ISBN 978-0-8133-9153-3.
  5. Смирнов Ф. А. Грифон // Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона : в 86 т. (82 т. и 4 доп.). — СПб., 1890—1907.
  6. Riche P. The Carolingians: A Family Who Forged Europe / Michael Idomir Allen, transl. — Philadelphia, PA, USA: University of Pennsylvania Press. — P. 44. — ISBN 0-8122-1342-4.

Литература

Ссылки

Карл Мартелл — предки

wikipedia.green

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о