Какую школу открыл аристотель: Школа Аристотеля

Содержание

АРИСТОТЕЛЬ (384–322 до н. э.). 100 великих мыслителей

АРИСТОТЕЛЬ

(384–322 до н. э.)

Древнегреческий философ. Учился у Платона в Афинах; в 335 году до н. э. основал Ликей, или перипатетичекую школу. Воспитатель Александра Македонского. Сочинения Аристотеля охватывают все отрасли знания того времени. Основоположник формальной логики, создатель силлогистики. «Первая философия» (позднее названная метафизикой) содержит учение об основных принципах бытия. Колебался между материализмом и идеализмом. Основные сочинения: логический свод «Органон» («Категории», «Об истолковании», «Аналитики» 1-я и 2-я, «Топика»), «Метафизика», «Физика», «О возникновении животных», «О душе», «Этика», «Политика», «Риторика», «Политика». Аристотель родился в Стагире, греческой колонии, расположенной на северо-западном побережье Эгейского моря. Оторванный от Эллады, Стагир и соседние с ним полисы (суверенные города-государства, включавшие прилегавшие к ним земли) окружали иллирийские и фракийские племена, находившиеся тогда все еще на родовой ступени общественного развития. Отец Аристотеля, Никомах, был придворным врачом при Аминте III, царе Македонском; Никомах происходил из семьи потомственных лекарей. Он был первым наставником Аристотеля и передал ему свои познания в естествознании и медицине. Аристотель провел детство при дворе, общаясь со своим сверстником — сыном Аминты Филиппом, будущим македонским царем. Впоследствии Аристотель был воспитателем его сына — Александра Македонского.

В 369 году до н. э. пятнадцатилетний Аристотель лишился родителей, и заботы о нем принял на себя его опекун, Проксен. Аристотель наследовал от отца значительные средства, это дало ему возможность продолжать образование под руководством Проксена. Книги тогда были очень дороги, но Проксен покупал ему даже самые редкие, таким образом, Аристотель в юности пристрастился к чтению. Аристотель всегда тепло вспоминал о Проксене, а после смерти опекуна заботился о его вдове, усыновил сына его Никанора, любил мальчика как родного и впоследствии выдал за него замуж свою дочь Пифиаду. Под руководством Проксена он изучал растения и животных. Многие историки утверждают, что Аристотель наследовал от отца не только материальные средства, но также многие сочинения, запечатлевшие наблюдения органической и неорганической природы.

И в Македонии, и в Стагире Аристотель слышал рассказы об афинских мудрецах, о Сократе и Платоне. Но ему не хотелось явиться в Афины малообразованным, неподготовленным, он откладывал свой отъезд до тех пор, пока Проксен не передал ему всю свою мудрость. В 367 году до н. э. он отправился совершенствовать свое образование в центр культурной жизни Эллады — Афины. И прибыл туда в то время, когда Платон уехал на три года на Сицилию. Можно себе представить удивление и огорчение Аристотеля. Однако, это имело и положительные последствия. Он познакомился не только с философией Платона, но и другими течениями. К приезду Платона Аристотель уже хорошо изучил основные положения его философии и мог отнестись к ним критически. Результаты оказались бы другими, если бы он впервые узнал об учении Платона от него самого и всецело отдался бы обаянию его личности. Аристотель не привык к лишениям и стеснениям, имел привычки, иногда не согласовавшиеся с кодексом греческого философа. Аристотель не терпел, чтоб ему предписывали — как есть, пить и одеваться. Он любил женщин, хотя невысоко их ценил, и, вопреки обычаю, не находил нужным скрывать первого. Тем самым Аристотель восстановил против себя афинян, не желавших признать его истинным философом. Между тем Платон высоко ценил Аристотеля и называл его «умом». Сравнивая его с другим своим учеником, Платон говорил, что «один (Ксенократ) нуждается в шпорах, другой (Аристотель) — в узде».

Свободный образ жизни Аристотеля породил различные слухи. Говорили, что он в кутежах спустил свое состояние и, чтобы добыть средства для существования, избрал профессию дрогиста. В действительности же Аристотель, не терпевший стеснений, никогда не предавался излишествам; он знал медицину и в Афинах оказывал медицинскую помощь, когда за ней к нему обращались. Но в то время каждый медик изготовлял и продавал лекарства своим больным; отсюда и возник нелепый слух. Аристотель провел в обществе Платона семнадцать лет. Есть основание полагать, что Платон любил своего гениального и непокорного ученика и не только передал ему все свои познания, но перелил в него всю свою душу. Между учителем и учеником завязалась тесная дружба со всеми ее атрибутами — временными размолвками, горячим примирением и т. д. Аристотеля часто обвиняли в неблагодарности к Платону, но лучшим опровержением этого служат слова самого Аристотеля о его отношении к Платону. В одном из трех сохранившихся стихотворений он писал, что дурной человек не имеет права даже хвалить Платона, который первый показал как своим образом жизни, так и учением, что быть хорошим и быть счастливым — две стороны одного и того же стремления. В «Этике Никомаха» он, как всегда, немногословно, сообщает о том, как тяжело ему, истины ради, говорить против Платона. Действительно, в полемике с творцом идей он всегда говорил в сдержанном и глубоко почтительном тоне. До смерти Платона Аристотель не открывал своей школы, хотя философские его воззрения давно были разработаны. Несмотря на это, он учил только риторике. В своих лекциях он полемизировал с софистом Исократом, поражая его насмешками. Исократу в то время было около восьмидесяти лет. С ним, собственно, не стоило и сражаться, но Аристотель в его лице побивал всех софистов. Среди учеников Аристотеля был Гермий, раб Атарнейского тирана; впоследствии, благодаря дружбе со своим господином и своему образованию, он сделался его преемником.

Итак, Аристотель около двадцати лет занимался в Академии Платона. Он мало интересовался политической жизнью. В 355 году до н. э. положение Аристотеля в Афинах, где он как иногородец не имел политических и гражданских прав, несколько упрочилось в связи с приходом к власти промакедонской партии. Однако Аристотель и Ксенократ решили покинуть Афины. К этому их побудило нежелание оставаться в Академии под началом племянника Платона Спевсиппа, который стал схолархом не благодаря своему превосходству, а лишь потому, что к нему как наследнику Платона перешло имущество Академии.

Покинув великий город, Аристотель вместе с Ксенократом отправился в Среднюю Азию и принял приглашение любимого ученика Гермия, тирана малоазийского города Атарнея, погостить у него в прибрежном Ассосе. Воспитанный в Афинах и преданный философии, пылкий Гермий лелеял мечту освободить все греческие города Малой Азии от персидского ига. Желания Гермия не мог не разделять Аристотель; вероятно, великий философ играл в этом деле не последнюю роль, ведь не зря путешествию Аристотеля в то время все придавали характер дипломатической миссии. Но Диоген Лаэртский все же был не прав, заявив, что афиняне отправили Аристотеля послом к македонскому царю.

Гермия постигла трагическая участь. Точная дата его смерти не известна. Случилось же с ним следующее. Связанный поневоле с персами, Гермий, однако, вел переговоры с Филиппом II, уже тогда замышлявшим общеэллинскую войну с персидской монархией Ахеменидов. Беглый грек Ментор, находившийся на службе у персидского царя, вовлек Гермия в заговор и затем выдал его Артаксерксу, который велел лишить жизни тирана Атарнея. Перед смертью Гермий просил передать своим друзьям-философам, что он не совершил ничего, что было бы недостойно философии.

Смерть Гермия глубоко опечалила Аристотеля, может быть, еще более потому, что тот погиб за идею, созревшую в уме самого философа. Свое горе Аристотель излил в двух стихотворениях, которые дошли до нас. Первое — гимн добродетели. Вот его начало:

«О добродетель, заставляющая людей покорять свою природу, ты первая из сокровищ, которое человек должен стараться себе завоевать. Ради тебя Греция, счастливая своим страданьем, неизменно переносит бесконечное горе. За твою святую красоту, благородная и чистая дева, она видит смерть своих сынов. Так прекрасен вечный плод, которым ты пленяешь души героев. Греки этот плод предпочитают знатности происхождения, золоту и сладкому покою».

Другое стихотворение — четверостишье, представляющее надпись на памятнике, воздвигнутом Аристотелем Гермию в Дельфийском храме:

«Один персидский царь, противник всех законов, умертвил того, кто здесь изображен. Великодушный враг постарался бы победить его открыто оружием; изменник выдал его, опутав сетями ложной дружбы».

Аристотель поступил как истинный грек: погиб его друг, которого он, несомненно, считал образцом добродетели; и он не оплакивает потери в своих стихах, не выражает своих чувств, а поет в честь его гимн добродетели. Этот гимн послужил Горацию мотивом одной из его лучших од. Аристотель был врагом персов, иго которых считал величайшим злом для Греции. С македонским царем его сближала общая ненависть к ним, к варварству, а не глубокий космополитизм, как предполагали некоторые.

Аристотель провел в этом городе три года (348 (347)-345 годы до н. э.), здесь он нашел себя, здесь определилось его собственное мировоззрение Аристотель женился на младшей сестре Гермия, Пифиаде; девушка осталась после смерти брата без защиты и без всяких средств к жизни. Аристотель принял в ее судьбе братское участие, а потом их сблизило общее горе.

Гнев персидского царя был так велик, что Аристотелю пришлось спасать жизнь молодой девушки и свою собственную. Последующие три года мыслитель жил в городе Митилена на соседнем с Ассосом острове Лесбос, куда его пригласил Теофраст — друг и помощник, уроженец тех мест. Ксенократ же возвратился в Афины.

Пифиада долго жила с Аристотелем, чувствовала себя с ним вполне счастливой; умирая, она завещала, чтобы останки ее положили в могилу любимого мужа. Пережив жену, Аристотель в завещании своем упомянул об этом ее желании. От Пифиады у Аристотеля была дочь, Пифиада-младшая.

Во время пребывания на острове Лесбосе Аристотель получил приглашение от македонского царя Филиппа приехать в Македонию и стать воспитателем его сына Александра.

Предание гласит, что в год рождения наследника престола Филипп написал Аристотелю письмо следующего содержании: «Царь Македонский приветствует Аристотеля. Извещаю тебя, что у меня родился сын; но я благодарю богов не столько за то, что они даровали мне сына, сколько за рождение его во времена Аристотеля; потому что я надеюсь, что твои наставления сделают его достойным наследовать мне и повелевать македонянами».

В конце 340-х годов до н. э. Аристотель прибыл в новую столицу Македонии — город Пеллу. Воспитанию Александра Аристотель посвятил три года. Трудно сказать, в чем состояла методика воспитания Аристотеля и насколько ему удалось облагородить характер будущего «завоевателя мира», отличавшегося безрассудной смелостью, вспыльчивостью, упрямством и безмерным честолюбием. Но, конечно, Аристотель не стремился сделать из Александра философа и не изводил его геометрией, а нашел главное средство воспитания в поэзии, и особенно в эпосе Гомера. Говорят, что Аристотель специально для своего воспитанника «издал» гомеровскую «Илиаду», благодаря чему тот обрел свой идеал в Ахилле. Впоследствии Александр якобы сказал: «Я чту Аристотеля наравне со своим отцом, так как если отцу я обязан жизнью, то Аристотелю — тем, что дает ей цену». Воспитание Александра закончилось, когда последний стал соправителем Македонии.

Во время восьмилетнего пребывания в Македонии Аристотель главным образом занимался наблюдением природы; это можно приписать отчасти влиянию воспоминаний, отчасти тому, что слишком разнообразная придворная жизнь мешала занятиям, требовавшим большой сосредоточенности и напряжения ума. Филипп, а потом Александр не жалели ничего, чтобы обеспечить Аристотелю возможность заниматься науками. Александр, сам склонный к наукам, подарил Аристотелю солидную сумму денег, более тысячи человек обязаны были доставлять ему редких животных, растений и т. д. Смерть Филиппа застала Аристотеля еще в Македонии, он провел со своим воспитанником первые годы его царствования, но, когда Александр отправился в поход в Азию, Аристотель уехал в Афины, оставив Александру вместо себя племянника своего и ученика, философа Каллисфена. Аристотелю в то время было пятьдесят лет. Некоторые историки утверждают, что Аристотель сопровождал Александра в первых походах в далекие страны, и приводят в подтверждение своих догадок наблюдения Аристотеля за жизнью животных, которых нелегко было перевезти в Македонию. Достоверно известно только, что в начале царствования Александра связывали с его бывшим учителем общие интересы, живой же связью между ними служил философ Каллисфен. Аристотель возвратился на родину — в Стагир, разрушенный Филиппом II в войне против Афин. Там он провел три года (339–336 годы до н. э.). В это время (338 год до н э) произошло решающее для всей Эллады событие — сражение при Херонее (в Беотии), в котором Филипп II нанес поражение соединенному греческому войску и стал властелином всей Эллады. Эпоха классической Греции как совокупности полисов на этом заканчивается. Придя к власти, Александр из уважения к своему учителю восстановил разрушенный Стагир. Признательные соотечественники воздвигли в честь мыслителя великолепное здание, где он мог учить своей философии, окруженный любовью и почетом, но Аристотель решил вернуться в Афины.

В335 году до н. э. философ прибыл туда с женой Пифиадой, с дочерью и воспитанником Никанором. В Академии в то время главою платоновской школы был Ксенократ Аристотель при поддержке македонян, и в первую очередь своего друга Антипатра, которого Александр, ушедший в поход против персов, оставил наместником на Балканах, открыл собственную школу. Правда, как иногородцу, ему разрешили открыть школу лишь за чертой города — к востоку от городской границы Афин, в Ликее. Ранее Ликей был одним из афинских гимнасиев (местом для гимнастических упражнений). Он находился рядом с местом Аполлона Ликейского, что и дало название и гимнасию, и школе Аристотеля.

На территории школы находились тенистая роща и сад с крытыми галереями для прогулки. Так как «прогулка» и «крытая галерея вокруг двора» по-древнегречески «перипатос», то школа Аристотеля получила второе название — «перипатическая». Правда, существует и другая версия возникновения этого названия. Аристотель учил, прогуливаясь по тенистым аллеям. Диоген Лаэртский говорит, что эта привычка развилась вследствие заботы Аристотеля об Александре, которому он запрещал много сидеть. От этой привычки и получило название школа.

Вскоре после переселения Аристотеля в Афины умерла жена его Пифиада, Аристотель горько оплакивал свою потерю и воздвиг ей мавзолей. Через два года после ее смерти он, однако, женился на своей рабыне Гарпимиде, от которой родился у него сын Никомах.

Аристотель вел занятия два раза в день — утром и вечером, по утрам он беседовал о трудных предметах с учениками, знакомыми с началами философии, а по вечерам учил начинающих. Ксенократ, имея много учеников, установил для них определенную дисциплину, назначал по очереди архонтов и устраивал им банкеты. Это понравилось Аристотелю, и он ввел такую же традицию в своей школе, добавив новое правило, чтобы на банкеты ученики являлись не иначе, как в чистой одежде. Это характеризует Аристотеля и выдает неряшливость других философов его времени.

Аристотель рано начал учиться и поздно начал учить, в этом состоит его преимущество За исключением лет, отданных Александру Великому, он всю жизнь посвятил получению знаний и самостоятельной работе мысли. Аристотель утверждал, что после пятидесяти лет умственные силы слабеют, это пора, когда надо пожинать то, что раньше посеял.

Большая часть его сочинении написана в Афинах в последние тринадцать лет его жизни. Такой труд способен был поглотить все время. В те годы, когда Аристотель создавал свои сочинения и терпеливо разъяснял своим ученикам особенности своей философии, Афины представляли собой настоящий вулкан, готовый к извержению. Ненависть к македонянам клокотала в сердцах афинян и грозила произвести разрушительное опустошение. Второй афинский период целиком совпадает с периодом походов Александра Македонского, иначе говоря, с «эпохой Александра». Аристотель пытался внушить Александру мысль о принципиальном различии греков и негреков. Его открытое письмо Александру «О колонизации» успеха у царя не имело. Последний повел на Ближнем Востоке совсем иную политику он препятствовал смешению пришлого, греческого, и местного населения. Кроме того, он вообразил себя восточным деспотом-полубогом и требовал от своих друзей и соратников соответствующих почестей.

Племянник Аристотеля Каллисфен, бывший историографом Александра, отказался признать превращение македонского монарха в фараона и был казнен, что привело к охлаждению отношений между бывшим воспитанником и бывшим воспитателем. Неожиданная смерть тридцатитрехлетнего Александра в Вавилоне (который он предполагал сделать столицей своей державы) 13 июня 323 года до н. э. вызвала в Афинах антимакедонское восстание, в ходе которого представители промакедонской партии были подвергнуты репрессиям.

Хотя Аристотель держался в стороне и вел себя как истинный мудрец, положение его с каждым днем становилось опасным. Не имея веских причин для его изгнания, афиняне обвинили его в неуважении к богам. Верховный жрец Элевсинских таинств предъявил ему стереотипное обвинение в кощунстве. Поводом для этого послужило стихотворение Аристотеля на смерть Гермия. Оно квалифицировалось как пеан — гимн в честь бога, что не подобало смертному, а потому считалось кощунством. Не дожидаясь суда, Аристотель передал управление Ликеем Теофрасту и покинул город, чтобы афиняне вторично не совершили бы преступления против философии, он имел в виду смерть Сократа.

Возможно, мыслитель поспешил с бегством его друг Антипатр вскоре подавил восстание в Афинах и власть промакедонской партии была восстановлена. Из Афин Аристотель уехал в Халкиду, где через два месяца и умер в 322 году до н. э. от болезни желудка, он страдал ею всю жизнь, она в его семье была наследственной болезнью.

Клевета преследовала Аристотеля всю жизнь, хотя он умер естественной смертью, распространился слух, что Аристотель убил себя, не желая предстать на суд перед Ареопагом. Но Аристотель был всегда против самоубийства. Поступки же его никогда не шли вразрез с убеждениями. Некоторые отцы церкви впоследствии утверждали, что Аристотель утонул, бросившись в пролив, отделяющий остров Эвбею от Греции. Это объясняли отчаянием философа из-за невозможности постигнуть в то время явление прилива и отлива. Такой вымысел заслуживает, однако, внимания потому, что свидетельствует о страстной любознательности Аристотеля. Упомянутый же пролив представляет действительно одно из немногих мест Средиземного моря, в которых явление прилива и отлива особенно заметно.

Диоген Лаэртский сохранил завещание Аристотеля, в подлинности которого мы не имеем оснований сомневаться, таково мнение о нем многих авторитетов. Исполнителем своей последней воли Аристотель назначил Антипатра, полководца Александра Македонского. «В случае моей смерти, — говорит Аристотель, — пусть Антипатр возьмет на себя исполнение моей последней воли. До тех пор, пока Никанор в состоянии будет принять управление моим имуществом, пусть о нем пекутся Аристомен, Тимарх, Гиппарх и Феофраст, то же самое относится к моим детям и к Герпиллиде.

Когда моя дочь вырастет, пусть ее отдадут Никанору, если она умрет до замужества или не оставит детей, Никанор наследует все мои богатства и делается властелином всех моих рабов. Никанор обязан заботиться о моей дочери и моем сыне Никомахе, чтобы они ни в чем не терпели недостатка, он должен заменить им отца и брата. Если Никанор умрет до женитьбы или не оставит детей, распоряжения его надлежит исполнить. В таком случае, если Феофраст захочет взять к себе мою дочь, то ему будут принадлежать и все права, предоставленные мной Никанору, если же Феофраст не пожелает женитьбы на моей дочери, тогда судьбой детей моих пусть распорядятся опекуны о Антипатром.

Я прошу опекунов и Никанора помнить меня и не забывать, какую привязанность питала ко мне Герпиллида. Если она после смерти моей захочет выйти замуж, опекуны должны позаботиться о том, чтобы она не выбрала бы человека, стоящего ниже меня по рождению. В случае замужества дать ей сверх всего, что она от меня получила, талант серебра и три служанки, если она пожелает взять последних. Если она захочет жить в Халкиде, то дать ей помещение, смежное с садом, если же предпочтет Стагир, пусть занимает дом моих предков.

Я даю свободу Амбракиде и назначаю ей в приданое пятьсот драхм и одну рабу а Фале сверх того участка земли, который я ей купил, одну молодую рабу и тысячу драхм. Тихон получит свободу после замужества моей дочери. Тогда же освободить Филона и Олимпию с ее сыном. Детей моих слуг не продавать, но отдать их в услужение моим наследникам до их совершеннолетия, а затем, если окажутся достойными, освободить. Я прошу также окончить и поставить на место заказанные мной статуи (в честь Прокурена и его жены). В мою могилу положить останки Нифиады, как она сама того желала. Завещаю также выполнить обет, данный мной за сохранение жизни Никанора, — поставить в Стагире статуи животных из камня в честь Зевса и Афины Спасителей».

Тело Аристотеля было перевезено из Халкиды в Стагир, где его сограждане воздвигли ему роскошный мавзолей, он существовал довольно долгое время, но не сохранился до наших дней. Вероятно, приведенный отрывок только часть завещания, мы не находим в нем никаких распоряжений относительно библиотеки, которая, как известно, отказана была Феофрасту, ученику и преемнику Аристотеля.

Его забота о близких ему людях говорит об истинной привязанности и даже нежности, которую сам Аристотель считал украшением мужчины, он говорил если мужчина желает быть пленительным, он должен занять у женщин грации и нежности, и если женщина желает покорять сердца, она должна обладать известной долей мужества. Следует также обратить внимание на отношение Аристотеля к своим рабам, Аристотеля принято считать ревностным защитником рабства. Из завещания же его видно, что в сердце своем он не мог не признавать в них тех же людей, он заботился об их участи после своей смерти так же, как о членах собственной семьи. Сын Аристотеля Никомах, принявший было участие в издании оставшегося от отца письменного наследия, умер молодым. Дочь же, Пифиада-младшая, была трижды замужем и имела трех сыновей, младший из которых (от третьего мужа — физика Метродора) был тезкой своего великого деда и учителя, заняв после его смерти пост главы Ликея, он позаботился о воспитании внуков Аристотеля. Детище Аристотеля — его философская школа Ликей — просуществовало до конца античного мира.

«Детьми» Стагирита были и его сочинения. Наследие мыслителя огромно. Древние каталоги насчитывали нескольких сот его трудов. До нас дошла лишь небольшая их часть.

Нам остается сказать несколько слов об отношениях Аристотеля к своим современникам, к той партии демагогов, которая заставила его удалиться из Афин. Он мало высказывался в этом отношении при жизни, говорить и даже писать было ему небезопасно, Аристотель наблюдал проявления страстей с тем спокойствием, с каким отмечал явления бурь и направления ветров. Один из древнейших писателей говорит по этому поводу». Во дни Соломона мудрость подняла голос на площадях, но не была услышана.

Так продолжается и до сих пор. На площадях нет места для мудрости. Мудрость требует спокойного размышления, на площадях же всегда шум и суматоха. Аристотель проникнут презрением к толпе, а толпа в свою очередь питает инстинктивное презрение к Аристотелю. Крайние мнения, выраженные резким языком, имеют в толпе наибольшую популярность». В неограниченную демократию Аристотель не верил, замечая саркастически, что хотя афиняне и открыли две полезные вещи пшеницу и свободу, но умели пользоваться только первой, а другой пользовались короткое время, и то для того только, чтоб злоупотреблять ею. Аристотель, как универсальный мыслитель, не только владел всей совокупностью знаний своего времени, но и заложил основы по существу новых наук, таких как физика, биология, психология, а также логика и этика. При этом его не переставал волновать вопрос а чем же, собственно, занимается сама философия и каково ее место среди других наук? Более ранние греческие мыслители исследовали природу вещей и назывались «фисиологами», поскольку в то время философия еще не отделилась от науки как исследования природы. Сократ и Платон противопоставляли прежним «фисиологам» принцип «познай самого себя». В свою очередь, Аристотель синтезировал эти крайние точки зрения, показав, что человеческое мышление и окружающий мир в своей сущности совпадают, представляют собой одно и то же. Те формы, в которых человеческое мышление и его предмет суть одно и то же, и являются главным предметом философии с точки зрения ее классической традиции.

Аристотель, правда, продолжал называть «философией» всю совокупность научно-теоретического знания о действительности. При этом он ввел названия «первая философия» и «вторая философия», которую он еще называл и «физикой». Что касается «первой философии», то впоследствии она станет называться «метафизикой». Причем термин «метафизика» самим Аристотелем не употреблялся. Его стал использовать ученик Аристотеля и систематизатор его произведений Андроник Родосский. Этим термином он назвал то сочинение, которое у Аристотеля следовало после «Физики». Буквально «метафизика» так и переводится, «то, что после физики». Но по существу это наука о умопостигаемом, то есть о том, что находится за пределами нашего опыта, за пределами видимой природы.

Отвергнув платоновское учение об «идеях» как бестелесных сущностях всего, Аристотель выдвинул теорию, согласно которой все сущее происходит и состоит из двух основных начал — «формы» и «материи» Активным и ведущим началом в этой паре у Аристотеля является форма, именно с ней он связывает решение проблемы всеобщего.

Бог, по Аристотелю, является источником творческой активности. Именно Бог наделяет все существующие тела их спецификой, то есть особой формой. Но Бог у Аристотеля является еще и целью, к которой стремится все сущее.

Средневековые мыслители с особым вниманием отнеслись к учению Аристотеля о душе, изложенному в одноименном трактате. Аристотель начинает с того, что душа есть не только у человека. Ее имеют также растения и животные. Растительная душа, по Аристотелю, обладает способностью роста, питания и размножения. Животная душа отличается тем, что обладает чувством. Душа человека есть разумная душа.

Другое важное свойство души, по Аристотелю, ее бестелесность. Он последовательно и аргументировано отстаивает то, что душа не может быть телом, потому что она есть, как выражается Аристотель, смысл и форма. Причем душа как форма живого тела не является внешней формой, это внутренняя форма живого тела, которую Аристотель называет энтелехией. Вместе с тем, возражая пифагорейцам и своему учителю Платону, Аристотель настаивает на том, что душа неотделима от тела, а потому невозможно переселение душ. В особенности это касается растительных и животных душ. Что касается души человека, то о ее бессмертии Аристотель позволял себе различные суждения, что породило споры среди его последователей в средние века и эпоху Возрождения. Наследие Аристотеля столь обширно, что невозможно охарактеризовать все его разделы. Важно отметить, что главные направления его мысли существенно определили дальнейшее развитие европейской философии. В отличие от Платона, Аристотель видит в Боге высшую инстанцию не столько социального, сколько природного порядка Бог у Аристотеля — это не платоновское Высшее Благо, на чем затем сделает акцент христианская теология, а предельное основание мироздания. В качестве «формы форм» и перводвигателя Бог находится отнюдь не за пределами нашего мира Бог и первоматерия как бы задают и определяют границы мира. И в этом состоит своеобразие дуалистической философии Аристотеля.

«Первую философию», или метафизику, интересует лишь то, что существует всегда и везде и не может быть другим. Такого рода понятия Аристотель именует «категориями». К ним он относит сущность, качество, количество, отношение, место, время, положение, обладание, действие, страдание. При этом чаще всего он говорит о категориях как о формах «сказывания» о мире. И сам термин «категория» он взял из грамматики.

В своих политических взглядах Аристотель исходит из понимания человека как «общественного животного», сферу жизни которого составляют семья, общество, государство. Государство (как и экономику) Аристотель рассматривает очень реалистически государственный деятель не может ждать, пока наступят идеальные политические условия, а должен, исходя из возможностей наилучшим образом управлять людьми — такими, какие они есть, и прежде всего заботиться о физическом и моральном состоянии молодежи. Наилучшие государственные формы суть монархия, аристократия, умеренная демократия, оборотной стороной которых, то есть наихудшими государственными формами, являются тирания, олигархия, охлократия (господство черни).

Данный текст является ознакомительным фрагментом.

Продолжение на ЛитРес

А. Боннар. Греческая цивилизация : АРИСТОТЕЛЬ И ЖИВЫЕ СУЩЕСТВА

ГЛАВА VIII
АРИСТОТЕЛЬ И ЖИВЫЕ СУЩЕСТВА

Платон и Аристотель — великие, выдающиеся личности не только в истории философии, но и в истории человечества. И тот и другой — гении. Значение термина «гений» часто принижают. Что он, собственно, означает в данном случае? Он означает (Литтре и др.), что эти два человека обладали такими способностями, которые дали им возможность выполнить свою миссию философов — раздвинуть границы познания, установленные до них. Термин «гений» включает понятия: выход за пределы, открытие, созидание. Если философия является искусством жить и если Платон и Аристотель сделали попытку конкретно видоизменить это искусство, изменяя людей, не значит ли это, что люди после Платона и Аристотеля (третий гений эпохи — Александр) не будут уже тем, чем они были до них?
Усилиями философов и старанием народных масс, просвещаемых и одновременно представляемых этими гениями, цивилизация преобразовывается, она сбрасывает с себя оболочку прошлого, она обновляется. И скоро ей понадобится новое наименование: цивилизация была греческой, эллинской, теперь она будет называться эллинистической, прежде чем полностью она не изменится и не станет христианской (если действительно этот красивый миф о Христе когда-либо существовал).

* * *

Аристотель родился в Стагире, греческом городе Фракийского побережья, в 384 году до н. э. (Платон старше его на 43 года). Он провел детство в столице Македонии — Пелле, где его отец Никомах был врачом и другом царя Аминты, отца Филиппа Македонского. Аристотель принадлежал к одной из ветвей рода Асклепиадов, о которых Гален рассказывает, что врачи из этого рода всегда обучали своих сыновей делать вскрытие трупов. Но Аристотель слишком рано потерял отца, поэтому его не коснулся этот обычай, сохранившийся в его памяти лишь как семейная легенда.
Семнадцати лет Аристотель прибыл в Афины, чтобы получить там образование. Он поступил в Академию, школу Платона. Аристотель преклонялся перед своим старым учителем, престарелым, но вечно юным, подобно зеленой ветке весны; он горячо любил его, что однако, не мешало ему критиковать Платона. О разногласиях между двумя философами древние сложили немало вздорных анекдотов, но они же извлекли их этих разногласий великолепное изречение, приписываемое Аристотелю: «Amicus Plato, sed magis amica Veritas» («Платон мне друг, но истина дороже»). «Жеребенок лягает свою мать»,—шутя говорил Платон по поводу критики Аристотеля.
Впрочем, чтобы заслужить расположение старого учителя, достаточно было обратиться к его теории идей. Сам Платон, несмотря на свои 60 с лишним лет, не оставлял в покое собственную философию и непрестанно перерабатывал ее, либо подтверждая, либо опровергая значимость ее положений. В этой-то обоюдной критике учителя и ученика, то единодушной, то полной разногласий,— корни их нерасторжимой дружбы. Аристотель представил Платону и другое доказательство своей верной дружбы: он не порвал связи с Академией и всегда принимал участие в академических собеседованиях, вплоть до смерти Платона, когда самому Аристотелю было 38 лет. Ведь это факт, что Платон, чрезвычайно ценивший Аристотеля и называвший его «чистым разумом», доверил ему преподавание в своей школе, возможно даже — преподавание риторики.
В 347 году до н. э. Платон умер, и Аристотель покинул Афины. Аристотель никогда не принимал активного участия в политической жизни, тем не менее на его судьбе не раз контрударом тяжело отражалась та борьба, в которую были вовлечены Афины и Македония. В 347 году до н. э. отношения между противниками все еще оставались враждебными, несмотря на кажущийся мир, заключенный в самый разгар «Филиппик» и с одобрения самого Демосфена. Аристотель не питал ни малейшей симпатии к политическому строю Македонии и в своих политических работах никогда не отдавая предпочтения авторитарной монархии Филиппа. Тем не менее он не удержался в Афинах, где царила атмосфера холодной войны по отношению к чужестранцам, где он был подозрительной личностью из-за сохранившихся у него дружественных отношений с македонским двором.
Покинув Афины, Аристотель сначала поселился в Мизии, в Ассе, у Гермия, своего прежнего товарища по Академии, тирана города Асса, человека сомнительных нравов. Здесь Аристотель приступил к своим первым изысканиям в области естествознания, которые и продолжал позднее, живя уже в Митилене на Лесбосе. Аристотель женился на приемной дочери Гермия, Пифиаде, которую всегда горячо любил.
Именно на Лесбосе и в Малой Азии, подле рыбаков, Аристотель вел свои тщательные наблюдения над рыбами и ракообразными. Результаты этих наблюдений изложены в сочинении «Исследование животных», опубликованном значительно позднее.
Как раз в то время Филипп Македонский искал учителя и воспитателя для своего четырнадцатилетнего сына Александра, и его выбор пал на Аристотеля. Будущий владыка мира получил в качестве наставника величайшего ученого своего времени, беспримерного эрудита, того, кого пятнадцать веков спустя лучший поэт средневековья с полным основанием прославил в своей поэме «Ад» как «учителя тех, кто познает». Каков же был результат этого чудесного соединения, этого неслыханного, парадоксального случая, доверившего апостолу золотой середины, здравого смысла, реальной действительности этого дерзкого любителя всего невозможного, и притом невозможного, воплощенного в действительность? Нужно признаться, что мы не знаем об этом ничего, что заслуживало бы внимания. Философ не предугадал важности той революции, которую произведет грандиозный замысел его царственного воспитанника: он осуждал слияние двух миров античности — варварского и эллинского, слияние, ставшее ее жгучей проблемой.
Что касается владыки мира, то он научился у Аристотеля ценить «Илиаду» как несравненный шедевр и никогда с ней не расставался. Однако он не научился укрощать свои необузданные страсти так же хорошо, как он укрощал Буцефала.
Собеседования мыслителя и наследника македонского престола происходили в течение двух лет в святилище Муз, находившемся в лесистой местности (не значит ли это, что культура уже стремится к уединению?). Но Филипп, отправляясь в военный поход, отозвал Александра, чтобы доверить ему, 16-летнему юноше, управление государством.
Немного позднее, после Херонеи и убийства Филиппа, Аристотель возвратился в Афины. Он основал там свою школу, Ликей, названную так по имени смежной с ней гимнасии, посвященной Аполлону Ликейскому. Школа помещалась в нескольких зданиях, расположенных в большом парке, среди чудесных деревьев. Аристотель преподавал, прогуливаясь со своими учениками в парке, он вел дискуссии по наиболее запутанным вопросам логики и метафизики; это были утренние лекции, именуемые на языке несколько педантичном эзотерическими и предназначаемые для подающих надежды учеников. Вечером в одном из помещений школы Аристотель читал так называемые экзотерические лекции для широкой аудитории на темы, в большей степени отвечающие интересам этой аудитории и касающиеся риторики или литературы, а также политических вопросов. Различие между утренними и вечерними лекциями определилось большей или меньшей степенью трудности трактуемых сюжетов, но никаких тайных учений, никакого мистического направления не было в преподавании, рассчитанном на более узкий круг учеников.
Аристотель собрал в Ликее, при поддержке Александра, чрезвычайно ценные коллекции, а также библиотеку, которая после библиотеки Еврипида была первым собранием книг, принадлежавшим частному лицу. Ботанические и зоологические коллекции послужили образцом для коллекций будущего александрийского Мусейона. В своих работах о естественной истории Аристотель отсылает читателя к отдельным томам «Таблиц», которые воспроизводили животных и растения. Создание этих альбомов, этих «Анатомических таблиц», имело очень важное значение. От того, кто их составлял, требовалась большая тщательность и точность и предполагалось основательное знакомство с анатомией животных.
Аристотель преподавал в Ликее около двенадцати лет. После смерти Александра он вынужден был покинуть Афины, настолько там велика была ненависть к Македонии и к ее друзьям, даже к наименее воинственным и самым безобидным. Обвиненный, как и Сократ, в «нечестии», Аристотель будто бы сказал перед своим отъездом: «Я не хочу допустить, чтобы афиняне совершили новое преступление против философии». Он передал школу своему ученику Теофрасту и удалился в Халкиду на Эвбее, в имение, полученное им от матери.
Он умер в следующем году от болезни желудка, всего шестидесяти двух лет от роду.
До нас дошло завещание Аристотеля, оно знакомит нас с некоторыми сторонами частной жизни философа. После смерти своей первой жены Пифиады Аристотель долгое время состоял в сожительстве с гетерой Герпилидой, она подарила ему сына, названного Никомахом; кроме того, он имел дочь от Пифиады и приемного сына Никанора. Завещание заранее соединяет брачными узами Никанора и дочь Пифиады. Своей сожительнице Аристотель завещает на выбор или отцовский дом в Стагире, или один из своих домов в Халкиде.
Один современный историк так комментирует это завещание: «Конечно, мы не преувеличим, если скажем, что Аристотель был превосходным мужем, любящим, заботливым отцом и порядочным человеком».
А почему бы и нет? Гений тоже может быть порядочным человеком. Однако же это мнение об Аристотеле интересует нас меньше всего на свете. Следовало бы добавить к этому определению еще несколько слов и сообщить, что Аристотель, этот «превосходный муж», вполне сознательно и с исключительным пылом предавался любви к мальчикам, сурово отвергнутой Платоном. Но к чему все это?

* * *

Нам гораздо более интересна другая страсть, горевшая в Аристотеле, чуждая какого бы то ни было анекдотичного оттенка, — это его жажда познать мир в целом и овладеть им, познать природу и существа, которые она вмещает в себе, проникнуть в смысл природы и передать это другим людям… Светоч науки (какая старая банальная метафора!), Аристотель был одним из первых, кто основал науку, одним из тех, кто с честью пронес по пути человечества светильник знания.
Весь грандиозный путь Аристотеля — хотя исследуемые им пути, направления и раскрываемые области могут показаться лишенными общей внутренней связи — свидетельствует о его страстном желании познавать и распространять знания, а это первостепенный дар каждого ученого и в то же время его последнее свершение. Итак, у Аристотеля логика и биология, метафизика и этика, психология и теология — не разрозненные завоевания науки как это может показаться на первый взгляд. Аристотель объединяет их в такую стройную систему, что каждая часть не только занимает в рамках целого надлежащее ей место, но и сохраняет это место для себя одной.
Показывая Аристотеля как естествоиспытателя, я не искажаю его философской мысли, я хочу только представить его образ по всей полноте и конкретности, насколько это позволяют скромные рамки настоящей работы.
К тому же для Аристотеля в его творчестве ничего не было ближе и важнее, чем изучение живых существ. Значение биологии в общем ансамбле его работ прежде всего измеряется фактическим объемом биологических трактатов: они составляют около одной трети сохранившегося собрания его сочинений. В трех больших работах Аристотель предстает перец нами необычайно крупным исследователем в области биологии. Так. нас поражает изобилие сведений, их тщательность и в большинстве случаев их точность в «Истории животных», которую теперь более правильно называют «Исследование животных» (всего 9 книг подлинных и 10-я — апокриф). Эта работа является неисчерпаемым источником фактов, относящихся к пятистам вилам различных животных (точнее, к четыремстам девяноста пяти видам). Две другие важные работы написаны вслед за ней. Одна из них озаглавлена «О частях животных» (4 книги). Аристотель стремится здесь не только дать сравнительную анатомию животных, но и показать в очень обобщенном виде функции тела животных и объяснить основы механизма их органов. Другая работа, «О возникновении животных» (5 книг), является главным образом трактатом о различных способах размножения животных — включая сюда и самозарождение,— и в то же время эта работа по эмбриологии животных…
Помимо этих трех работ — наиболее значительных как по объему, так и по содержанию,— следует отметить несколько сочинений на темы психолого-биологические, так называемые Parva naturalia, полные остроумных и глубоких мыслей. Главные из них: «Об ощущении и ощущаемом», «О сне и бодрствовании», «О продолжительности и краткости жизни», «О молодости и старости», «О жизни и смерти». «О дыхании». Трактат «О гадании по снам» является шедевром наблюдательности, здравого смысла и Научной мысли. Отметим еще работу «О передвижении животных», в которой Аристотель изучает и очень точно описывает механизм движения у четвероногих. Их нормальное передвижение — это передвижение «по диагонали», и автор очень точно объясняет причину этого явления.
Кажется, что Аристотель в каждой из своих небольших работ располагает сведениями обо всем животном мире, от человека до ракообразных и моллюсков. Некоторые из этих этюдов написаны наскоро, но они всегда беспристрастны и обоснованны. Аристотель исходит из фактов, он сравнивает, он старается понять.
Наконец — без сомнения, намеренно — в начале биологического собрания его сочинений помещена удивительная работа, совершенно неожиданная в этом плане, работа «О душе». Это сочинение, в действительности является биологическим трактатом, служащим как бы введением к изучению всего животного мира в целом. Термин «душах не имеет того спиритуалистического значения, какое придают ему обычно современные философы. Аристотель недвусмысленно выступает также против философов, разумеющих под этим термином исключительно душу человека. Для него «душа» составляет первопричину животной жизни в целом. Трактат Аристотеля «О душе» можно было бы озаглавить «О жизни, о ее главнейших функциях и ее первопричине». Правильнее сказать, Аристотель изучает не животных, он изучает отдельное животное (включая и человека) во всех его аспектах. Изучая животных, он изучает живое существо.
Его толкование души не содержит в себе метафизической точки зрения, оно одинаково хорошо совместимо как с материалистической, так и со спиритуалистической философией. Сказать, что биолог изучает душу,— это значит сказать, что он изучает организацию и деятельность всего живого, что он познает подлинную жизнь.
В изучении различных видов животных Аристотель находил величайшее наслаждение. Он разъяснил главную причину своего энтузиазма в процессе этих исследований:
«…Остается сказать о природе животных, не упуская по мере возможности ничего — не менее, ни более ценного, ибо наблюдением даже над теми из них, которые неприятны для чувств, создавшая их природа доставляет все-таки невыразимые наслаждения людям, способным к познанию причин, и философам по природе… Поэтому не следует ребячески пренебрегать изучением незначительных животных, ибо в каждом произведении природы найдется нечто, достойное удивления; и по слову Гераклита, обращенному, как говорят, к чужестранцам, искавшим с ним встречи, но в нерешительности остановившимся у порога при виде его греющимся у очага (он призвал их быть смелыми и входить: «ибо и здесь существуют боги»), надо и к исследованию животных подходить без всякого отвращения, так как во всех них содержится нечто природное и прекрасное. Ибо не случайность, но целесообразность присутствует во всех, произведениях природы и притом в наивысшей степени, а ради какой цели они существуют и возникли — относится к области прекрасного. Если же кто-нибудь считает изучение других животных низким, так же следует думать и о нем самом, ибо нельзя без большого отвращения смотреть на то, из чего составлен человек, как-то: на кровь, кости, жилы и подобные части…».
Нужно ли напоминать, что разумеет Аристотель под «конечной целью»? Он полагает, что каждое существо и каждый орган созданы Природой в предвидении их конца, то есть их специального назначения; это и есть то, что он называет «конечной целью». У природы, говорит он, есть свой замысел. Открывать ее предначертания, понять назначение живых существ, их «конечную цель» — это значит обнаруживать каждое мгновение красоту мира. Вот что преисполняет радостью Аристотеля.
Философ, ученый, он, однако, остерегается злоупотреблять понятием «конечная цель». Бывают случаи, когда он отказывается от легкости объяснения «конечной целью» и заменяет его понятием механической причинности. «…Трудно решить, — пишет он, — что препятствует природе производить не «ради чего» и не потому, что «так лучше», а как Зевс, который посылает дождь совсем не для роста хлебов, а в силу необходимости. Именно испарение, поднявшись кверху, должно охладиться и после охлаждения, сделавшись водой, спуститься вниз, а когда это произошло, хлебу приходится расти».
Демокрит не сказал бы лучше.
Между тем, воодушевленный этим стремлением, почти дерзким, как я уже говорил, этим горячим интересом, какой он проявлял к созданиям природы, увлекаемый этой привязанностью, почти братской, какую он питал к животным, интересом к животной природе человека. Аристотель предпринял грандиозную, основанную на опыте работу: составить перечень всех живых существ, обнаружить в них и в их структуре имманентную им конечную цель и, наконец, классифицировать их по признаку приближения их к Человеку.
Эта гигантская задача не могла быть выполнена без ошибок, даже если оставить в стороне философскую интерпретацию, которую Аристотель дает явлениям природы и которая при всех своих красотах, конечно, иллюзорна. (Заметим, однако, что и в наше время существует еще немало ученых-финалистов и что нельзя совершенно отрицать пользу финализма, по крайней мере как метода исследования.) Я в данный момент говорю только об ошибках, относящихся к фактам. Современные авторы отмечают у Аристотеля всегда одни и те же ошибки, пожимая при этом плечами или неумно посмеиваясь. С десяток этих ошибок удивительны… С десяток! На тысячи наблюдений, и в такой области, в которой Аристотель продвигался как исследователь огромного и еще неведомого континента — мира животных, более обширного и более недоступного, чем мир, еще не изведанный Жюлем Верном.
Так, Аристотель утверждал со всей серьезностью, что у женщин меньше зубов, чем у мужчин, что у мужчин только восемь пар ребер, делая исключение для лигурийцев, у которых ребер семь пар. Заметим, что он не говорит, присоединяет ли он к этим восьми парам ложные ребра и следует ли считать за одно или несколько ребра, вместе прикрепленные к грудной кости.
Другие ошибки. Он не сумел распознать кости человеческого черепа и найти их швы; он насчитывает три шва в мужском черепе и только одни, кругообразный, в женском. Он полагал, что артерии наполнены воздухом; он думал, что мозг — холодный. Он думал также, что у человека только одно легкое. Он почти ничего не знал о нервной системе. Притом он вообще гораздо хуже знал человека, чем животных. Правда, он не вскрывал трупов людей, кроме нескольких зародышей, между тем как животных он вскрывал по крайней мере пятьюдесятью способами. (Видно, между прочим, что Аристотель снимал у крота плотную оболочку, покрывающую естественное место глаза, чтобы рассмотреть все главные части глаза: зрачок, радужную оболочку, белок и канал, соединяющий глаз с головным мозгом.)
Ошибки удивительные, пусть. Естествоиспытатель часто очень торопится. Когда следовало бы умножить и проверить наблюдения, он порой полагается на источники, очень мало надежные и которые мы не всегда имеем под руками. Но ему случалось также и поправлять себя в ряде работ. Так, после того, как он утверждал в «Исследовании животных» на основании непроверенного мнения Геродота, что у крокодила нет языка, он возвращается к этому вопросу в «Частях животных» и заявляет, что все-таки крокодил имеет язык, и объясняет, ссылаясь на другую ошибку Геродота, как случается, что люди ошибаются.
Вот другое исправление, более важное. Оно касается оплодотворения рыб, мечущих икру. Аристотель в своих «Исследованиях животных» придерживался по этому вопросу странных теорий, разделяя, однако, общее ходячее мнение. «Труднее,— пишет он,— увидеть способ, которым спариваются рыбы, мечущие икру, что заставляет многих лиц думать, что самки рыб оплодотворяются, глотая жидкость (молоку), которую выбрасывает самец. Следует согласиться с фактом, свидетелями которого часто бывают многие. Когда время спаривания приходит, самка следует за самцом, она глотает жидкость, которую он выбрасывает, и, ударяя его ртом под брюхо, способствует более быстрому и более обильному выходу жидкости. Но после метания самцы в свою очередь следуют за самками и глотают икру; рыбы родятся только из тех икринок, которые избежали этого.
Отсюда возникла на берегах Финикии мысль пользоваться самцами для ловли самок и обратно, чтобы ловить и тех и других. Предоставляют самкам головлей самцов, самки собираются вокруг них, и рыбаки ловят их. Эти наблюдения, часто повторяемые, содействовали возникновению системы размножения рыб, которую я изложил; но следовало бы заметить, что нет ничего особенного у рыб. Четвероногие самки и самцы выделяют в период их спаривания нечто жидкое, они обнюхивают друг у друга органы размножения.
Более того, для того чтобы оплодотворить перепелку, достаточно поместить ее под ветром, часто достаточно даже, чтобы она услыхала пение самца в то время, когда она расположена к зачатию, или чтобы самец пролетел над ней и чтобы она вдохнула запах, который он распространяет. Эти птицы, как самец так и самка, держат клюв раскрытым во время спаривания и язык высунутым из клюва». [Этот параграф несколькими современными авторами был объявлен вставленным в текст, так как он прерывает рассуждения Аристотеля. Дан в переводе Камю, 1783 год. — А. Б.]
Однако в последующей работе, «О возникновении животных», точка зрения Аристотеля целиком изменяется. В этом новом произведении предшествующее мнение признается автором «наивным и бестолковым», свидетельствующим «о легкомыслии и о поверхностном отношении к фактам» (выражения Аристотеля). Сурово критикуя свои предшествующие наблюдения, греческий натуралист продолжает: условия размножения рыб из-за быстроты их движения очень трудно уловить, сами рыбаки здесь ошибаются и распространяют сущие сказки. Они наблюдают, не будучи озабочены стремлением «узнать доподлинно». Отсюда «такие утверждения — неточные или абсурдные».
Где-то в другом месте гиена и барсук, согласно с народными представлениями, считаются гермафродитами: ворона, сойка, голубь размножаются через клюв; ласка — через рог, она производит на свет детенышей через это же отверстие. Аристотель сразу же указал с совершенной точностью, как это получается. «Трудность разрешается,— заключает он с простодушием,— если внимание направлено на то, что происходит».
По этим примерам можно видеть, что и Аристотелю случается, как некогда Геродоту, уступать своей склонности к красочному; но чаще он предпочитает высшее наслаждение — сообщать только точные факты.
Впрочем, большая часть ошибок Аристотеля объясняется владевшей им неуемной жаждой знаний. Он еще не усвоил того, что наука сама по себе медлительна и предполагает терпение и осмотрительность. Его стремительность и помогала и мешала ему одновременно. Без нее знание умерло бы прежде, чем успело родиться. С нею ему случалось оступаться, но также и опережать истину.
Причина его ошибок иногда коренилась и в априорных суждениях, чему он обязан был знанию (или незнанию) своего времени и тому, что сам он не потрудился опровергнуть их более тщательными наблюдениями. Этим объясняется утверждение, что артерии (например, аорта) наполнены воздухом,— утверждение, усвоенное почти всей греческой медициной, ставшее общепринятым мнением, вошедшее в терминологию, которая превратила трахею в самую главную артерию. Априорное суждение, которое не удавалось опровергнуть даже самой очевидностью того факта, что при артериальных ранениях кровь бьет фонтаном. Чтобы затушевать эту очевидность, беспокоившую медицину, были придуманы соединительные каналы между венами и артериями и была допущена возможность того, что кровь, когда на нее не давит воздух, переходит из вен в артерии согласно теории, по которой природа не терпит пустоты. Так сильно воздействие даже на наиболее выдающиеся умы ошибки, распространенной повсеместно!
Если ошибки Аристотеля нас удивят, то вспомним, что они ничтожны по сравнению с множеством новым знаний и открытий, которыми он в изобилии осыпал человечество.

* * *

Богатство, разнообразие и правильность его наблюдений до сих пор поражают ученых нашего времени. Аристотель, чрезвычайно интересуясь сведениями относительно иноземных животных, еще больший интерес проявлял к животным, которых он мог наблюдать вблизи. Нельзя не восхищаться, например, его описанием сложного желудка жвачных животных со всеми его отделениями, из которых ни одно не забыто. Равным образом он исследует кровеносную систему животных — сердце и кровеносные сосуды, различает у них аорту и полую вену; он дает также правильное представление о дыхательных органах животных: легких и жабрах. Все эти органы описаны довольно подробно, это указывает на то, что знания автора из первых рук. В особенности это касается структуры органов размножения животных обоих полов, которым натуралист уделил наибольшее внимание. Его исследования в этой области,— он не пренебрегает сведениями школы Гиппократа,— обнаруживают исключительную осведомленность; эта осведомленность подтверждается также в его последней биологической работе «О возникновении животных».
Аристотель следит с огромным вниманием за развитием эмбриона. День за днем он наблюдает за развитием цыпленка в яйце. На четвертый день он увидел красную точку, появившуюся в белке, и биение этой точки наподобие сердца. И действительно, это сердце, сердце цыпленка, который должен родиться. Вот эта страница об инкубации цыпленка:
«…У кур начало возникновения обозначается по прошествии трех дней и ночей… В это время желток уже перешел вверх, к острому концу, где помещается начало яйца и где птенец из него выходит, и появляется сердце, наподобие кровяной точки в белке. Этот значок бьется и движется, как одушевленный, и от него по мере его увеличения два венозных протока, наполненных кровью и извивающихся, отходят к каждой из окружающих оболочек, и в это время белок охватывает перепонка с кровяными жилками, идущая от венозных протоков. Немного спустя выделяется тело, сначала совсем малое и светлое: заметна голова и на ней в особенности вздувшиеся глаза; и это длится долгое время, так как глаза поздно становятся небольшими и опадают; нижняя же часть тела первоначально кажется ничтожной по сравнению с верхней. Из проходов, идущих от сердца, один направляется в оболочку, охватывающую кругом, другой — в желток, наподобие пупка. Таким образом, цыпленок получает начало из белка, а пищу — через пупок из желтка.
Около двадцатого дня цыпленок издает звук и двигается внутри, если, открыв яйцо, подвигать его, и уже становится оперенным, когда после двадцатого дня вылупляется из яйца. Он держит голову над правым бедром в сгибе, а крыло над головой… Под конец желтка становится все меньше, и спустя некоторое время он истрачивается совсем и втягивается в цыпленка, так что на десятый день по вылуплении, если вскроешь, найдешь у кишки немного оставшегося желтка; от пупка же он освобождается, и ничего не остается в промежутке, но весь он истрачивается. Все время, о котором шла речь раньше, цыпленок спит, но если его подвигать, он пробуждается, смотрит и издает звуки, и сердце вместе с пупком вздувается, как будто он дышит…».
Аристотель — сын самого морского из народов — с особым вниманием изучал рыб и моллюсков. Без сомнения, он начал заниматься этим со времени его пребывания на о. Лесбосе среди рыбаков. Рыбаки доставляли ему пойманных ими животных, а он вскрывал их или наблюдал живыми.
Приведем два примера, особенно типичных, из которых видно, как некоторые утверждения Аристотеля, считавшиеся фантастическими или ошибочными, оказались совершенно точными, что обнаружилось лишь много веков спустя. Аристотель заявляет, что самка гладкой акулы, как кажется, откладывает яйца в свое собственное тело. Эти яйца прикрепляются плацентой особого вида, находящейся в теле матери. Естествоиспытатели позднейших времен не скупились на насмешки по поводу этого «открытия» до тех пор, пока выдающийся немецкий физиолог Иоганн Мюллер не доказал — и это в XIX веке,— что Аристотель был совершенно точен в своем исследовании. Далее, Аристотель описывает рыбу из породы сомов (Silure glanis), обитавшую в реке Ахелоусе; он рассказывает, что самка этой рыбы уходит после того, как кончит откладывать яйца,— обычно она откладывает их в каком-нибудь месте, окруженном растениями или другим заграждением,— самец же остается подле яиц как сторож и не дает подходить к ним другим рыбам. Он охраняет их от сорока до пятидесяти дней, пока мальки, вышедшие из яиц, не вырастут настолько, чтобы самим защищаться от врагов. Этот отрывок вызывал немало смеха по поводу «наивности» Аристотеля. Но вот швейцарский ученый Луи Агасси, читавший Аристотеля, открыл в реках Америки рыб из породы сомов, самцы которых, как и glanis реки Ахелоуса, оберегают свои икринки. Работа Агасси не была отмечена так, как это следовало бы, нужно было ждать еще до 1906 года, пока Аристотелю не воздали должное. Эта рыба с тех пор стала называться Parasilurus Aristotelis.
Отметим еще, что Аристотель открыл удивительные особенности в спаривании головоногих, особенности, которые были вновь открыты только в XIX веке. Точно так же только в XIX веке была признана точность его наблюдений над гнездами, которые строит морской кот.
Повадки некоторых моллюсков описаны ученым с поразительной точностью. Каракатица, осьминог, кальмар весьма основательно рассмотрены и сопоставлены друг с другом. Эти моллюски, описанные со всей тщательностью, представляют в общем сходные организмы: наличие специальных органов размножения, сумка, покров, небольшие плавники, голова, помещенная между брюхом и ногами, щупальцевый характер ног, которые играют и роль рук, снабженных хватальцами; кишечник изогнут в форме V (так хорошо, что задний проход находится рядом со ртом!). Наконец, это любопытное свойство выпускать жидкость — род чернил, для того чтобы замутить воду и спастись в случае опасности. (Великолепная целесообразность!) Чернила — это излюбленное оружие каракатицы, в то время как осьминог пользуется способностью менять цвет своей кожи.
На другом конце животной лестницы Аристотель поместил интересный и достаточно вырисованный портрет обезьяны. Этот портрет он создавал соотносительно с человеком, ближайшим родственником обезьяны в семье животных. Различие и сходство обезьяны и человека точно определены.
«Ее морда представляет большое сходство с лицом человека; они имеют ноздри и уши почти одинаковые, зубы обезьяны, как у человека — передние и коренные зубы. Креме того, в то время как другие четвероногие лишены ресниц на обоих веках, обезьяна имеет ресницы на обоих веках, но очень тонкие (в особенности на нижнем веке) и очень маленькие; другие четвероногие их совсем не имеют… У обезьяны руки такие же, как у человека, но покрыты волосами, она сгибает руки и ноги, как человек, но выворачивает их иначе, тыльной стороной вперед. Кроме того, у нее есть кисти рук, пальцы и ногти, подобные человеческим; только все эти «асти тела имеют более животный вид. Ступни имеют особую форму, они похожи на большие руки, и пальцы аналогичны пальцам руки, средний палец — самый большой, и тыльная сторона ступни похожа на тыльную сторону руки, с той только разницей, что она длиннее ладони руки и тянется до конца ступни подобно ладони руки. И эта ладонь заканчивается затвердением, слабым и несовершенным подобием пятки».
Аристотель также указывает, почему обезьяне трудно держаться стоя. Дело в том, что «верхние части ее тела гораздо больше, чем нижние, как у четвероногих…».
«Благодаря этому обстоятельству,— пишет он,— и тому факту, что ее ноги подобны рукам и образуют своего рода помесь руки и ноги… животное проводит время чаще на четвереньках, чем стоя».
Но на этом нельзя кончить. Естествоиспытатель, видимо, так же щелр в своей любви к животным, как и сама природа. Слеует перейти к человеку и закончить это изложение возвращением к нему.
Человек один среди всех животных обладает божественным преимуществом — умом. Однако разрыв в этом пункте между человеком и животными недостаточно определен. У некоторых животных наблюдается то, что Аристотель называет «намеками» или «подобием» человеческой психологии, а именно подобием разумных действий. И вот феномен человека во всей его полноте, включая мышление (которое божественно), Аристотель требует поместить в животный контекст. Таким образом единство животной семьи, единство биологии не будет нарушено.
Только человек полностью разумен. Точно так же только он в отличие от других животных держится прямо на ногах. Естествоиспытатель отмечает связь, существующую между этими двумя фактами:
«Человек… один только из животных стоит прямо вследствие того, что природа его и сущность божественны; ведь дело божественного существа разумно мыслить, а это нелегко, если много тела лежит сверху, ибо тяжесть делает мышление и общее чувство трудно подвижным. Поэтому, когда тяжести и телесности становится больше, тела необходимо должны склоняться к земле, так что для опоры природа дала четвероногим вместо рук и кистей передние ноги. Две задние ноги необходимо иметь всем ходящим; четвероногие же сделались таковыми оттого, что душа [их инстинкт жизни.— А. Б.] не могла выносить тяжесть».
Прямое положение тела одновременно является условием мышления. Животные же всегда находятся «как бы в лежачем положении…».
Ясно, что Аристотель самую способность мыслить объясняет общими условиями приспособления к жизни. Он ставит эту способность в связь со строением тела живых существ. Он показывает, пишет Леблон, что животное ближе или дальше от способности мыслить в зависимости
от того, приближается ли оно к земле или удаляется от нее. Сначала оно ползает по земле, потом опирается на нее четырьмя ногами, наконец, соприкасается с ней только посредством двух ног. В «Частых животных» имеется удивительное место об упадке мыслительной способности, о нисхождении жизни в направлении к земле, двуногие превращаются в четвероногих, потом в многоногих, затем в безногих. Наконец наступает момент, когда все осмысленное исчезает, когда животное утрачивает чувствительность и «становится растением», по выражению Аристотеля, когда корни, органы питания, оказываются внизу, в противоположность тому, что мы встречаем в стоячем положении у животного, и «голова» растения поглощается землей; тогда-то с потерей чувствительности полностью угасает мышление.
Вот конец этого изложения:
«Идя дальше в этом направлении, они и начало получают внизу, и часть около головы становится неподвижной и бесчувственной, и получается растение, у которого верх внизу, а низ — вверху; ведь корни у растений имеют свойства рта и головы, а семя — наоборот, так как оно возникает вверху, на концах побегов. Итак, по какой причине одни животные двуноги, другие четвероноги, а некоторые безноги и по какой причине существа стали растениями, другие животными — сказано; сказано также, почему из животных один человек держится прямо».
Изучая человека, Аристотель касается также отношения, существующего между рукой, мышлением и жизнью человека. Он пишет:
«А те, которые утверждают, что человек устроен нехорошо и даже наихудшим образом из всех животных (ибо он бос, говорят они, и гол и не имеет оружия для защиты), утверждают неправильно, ибо прочие животные имеют одно средство защиты и переменить его на другое не могут, но им необходимо всегда и спать, и делать все обутыми, и покров на теле никогда не снимать, и оружие, которое им случилось иметь, не менять; у человека же вспомогательных средств много и всегда есть возможность их менять, затем и орудие иметь, какое он захочет и когда захочет; ведь рука становится и когтем, и копытом, и рогом, так же как копьем, мечом и любым другим оружием и инструментом; всем этим она становится, потому что все может захватывать и держать».

* * *

Аристотель, как я уже сказал, собирал тысячи фактов, это человек, интересующийся каждым живым существом, человек, увлеченный как обычным, так и необычным. Но он прежде всего ученый: иными словами, он отбирает факты, чтобы их сравнивать, искать в них познания законов, разумея под ними Природу.
Оригинальность аристотелевской биологии состоит в непрерывном сравнении собранных фактов. Это сравнение основано на точном методе аналогии. Аристотель пользуется аналогией строения тела, которую он называет гомологией. Пример: чешуя рыбы, перья птицы — это то же, что мех у четвероногих. Но в особенности он отмечает аналогию функций. Главные работы Аристотеля по биологии («О частях животных», «Возникновение животных») — это синтез, охватывающий проявления одной и той же функции у целого ряда животных видов. Пример: пищеварительная функция. Аристотель создает схему каждого животного вокруг его пищеварительного канала и дает его диаграмму: животное, обладающее кровью, самое совершенное, представлено вертикальной линией, вверху подо ртом — пищевод, потом желудок и кишечник, внизу отверстие для экскрементов. У растений, как мы это видели, Природа возвращается к прямой линии, но опрокинутой. Аристотель показывает переход, существующий между различными формами животной жизни, так же как он показывает переход от растений к животным. Он пишет:
«Переход от растений к животным непрерывен, как об этом было сказано раньше: ведь относительно некоторых живущих в море можно усомниться — животные это или растения, ибо они прирастают… Всегда одни имеют больше жизни и движения по сравнению с другими на очень малую величину».
Сами растения подобны ступеням жизни между существами неодушевленными и животными, наделенными полнотой жизни.
Асцидии (или тетии), пишет Аристотель, «мало отличаются по своей природе от растений, однако более похожи на животных, чем губки; те уже совсем имеют свойства растений. Ибо природа переходит непрерывно от тел неодушевленных к животным, через посредство тех, которые живут, но не являются животными, таким образом, что одно совсем мало отличается от другого вследствие их близости друг к другу».
В природе имеется непрерывность, и эта непрерывность не инертна, это «восхождение» (слово Аристотеля) через животную жизнь, восхождение к человеку. Между тем Аристотель — это подтверждают приведенные выше цитаты — видит движение жизни то как восхождение, то в перспективе нисхождения. «Животное становится растением»,— писал он.
Можно сказать, что у Аристотеля имеются — пусть прочтут эти и другие тексты — как бы предвосхищения трансформистов. В то же время Аристотель явно выраженный фиксист. По некоторым текстам это обнаруживается очень отчетливо. Не будем требовать, чтобы он сам распутал тот чрезвычайно сложный клубок, который он собрал. Отметим только, что иной раз ему случается соскользнуть вопреки своим фиксистским теориям к явно трансормистским воззрениям. Он представляет в этом случае виды животных в качестве черновых набросков, частичных срывов природы в ее поисках человека, однако после такого срыва она вновь берется за работу и изобретает новые виды.
Неоспоримо то, что, судя по некоторым фразам, к которым он постоянно возвращается в своих биологических произведениях, Аристотель персонифицирует природу и представляет ее как разумную космическую силу, которая каждому виду обеспечивает наиболее гармоническое строение, гарантирует согласованность действий между видами и которая, проходя сквозь все виды, благодаря непрерывному восхождению отыскивает совершенство человека. В особенности одна фраза почти в неизменной форме постоянно повторяется: «Природа не создает ничего бесполезного». Именно в этом — тот принцип, которым он беспрестанно пользуется, чтобы объяснить строение того или другого органа в каждом виде. Он говорит о природе, что она «устроительница», «производительница», «созидательница», природа, которая «хочет», которая «обращает взгляд» к намеченной цели. Природа — это не только созидательная сила, она удовлетворяется тем, что «извлекает пользу» с благой целью из условий, которые ей представлены. Природа — не бог. Она в отдельных существах, индивидах, она само стремление, «тяга к росту», который соответствует силе влечения к богу.

* * *

Но усилие синтезировать, которое проявляется в этой концепции «природы-устроительницы», равным образом проявляется на самой высокой ступени в классификации животных видов.
По правде говоря, в биологических сочинениях Аристотеля нельзя найти окончательной классификации. Ученый отдавал себе отчет в трудностях подобной работы. Однако классификация, которую он создал, представляется нам достаточно надежной для того, чтобы с успехом выдержать испытание временем. Ничего похожего на нее не было предпринято ни до Аристотеля, ни после него, надо было ждать Линнея, чтобы отметить новый прогресс в этом направлении. Две самые большие группы, которые включены в эту классификацию,— группа животных, обладающих кровью, и другая, не имеющая крови,— соответствует современным разрядам позвоночных и беспозвоночных. Внутри позвоночных, наделенных кровью, Аристотель прежде всего различает: четвероногих живородящих, яйцеродящих, птиц и рыб. Но вот он встречает странные существа: они рыбы, не являясь ими. Что делать с китами и дельфинами? Они обитатели вод и плавают, как рыбы, имея внешний вид и строение рыб. Но они лишены жабр! Они наделены особым органом — водометным отверстием, которое как будто связано с дыхательной функцией и которое чрезвычайно интригует Аристотеля. Он возвращается к этому органу во многих местах своей работы и кончает тем, что открывает его назначение. Кроме того, эти водяные животные не кладут яиц, как рыбы, а родят живых детенышей наподобие млекопитающих, кормят детенышей молоком и действительно имеют сосцы. Наконец естествоиспытатель решается: он причисляет этих необычных животных, почти чудовищ, к особому разряду: это китообразные (cetaces — старое поэтическое слово, означавшее «морское чудовище»). Это — замечательное решение Аристотеля, в особенности если мы вспомним, что все натуралисты, кроме него, считали вплоть до XVI века и даже позднее, что киты и дельфины — настоящие рыбы. В прекрасной работе Камю («Заметки к «Истории животных»), появившейся в 1783 году, после работ Линнея, не определено, кого считать правым, и автор, кажется, побаивается, как бы Аристотель не сделал ошибки, отказав китообразным в достоинстве рыб.
Таков характер трудностей, которые останавливают Аристотеля в его попытке классификации; он их счастливо разрешает, не создавая, однако, сложной терминологии. Возьмите еще летучую мышь. Что с ней делать? Она летает. Значит ли это, что она птица? Аристотель вдруг открывает, что она, с ее перепончатыми и волосатыми крыльями,— четвероногое; он добавляет: несовершенное. Он отказывается в конце концов зачислить ее в разряд птиц — с ее-то зубами! Это попросту млекопитающее, которое летает. Что касается тюленя, то, несмотря на его ноги-плавники, он его относит, на этот раз без всяких колебаний, к числу живородящих четвероногих.
Ясно, что взгляд Аристотеля сразу распознает те виды животных, которые как бы стремятся опровергнуть всякую слишком простую классификацию. Он находит для них место, в общем соответствующее — без истории и привычных наименований — научной классификации современности, разумеется, более определенной с ее разработанной терминологией. Именно Аристотель первый выдвинул и разрешил те проблемы, которые ставила многообразная сложность животного мира, поднял их на высокую ступень и почти внес в них ясность своим изложением.
Мир животных бескровных, наших беспозвоночных, чрезвычайно обширен, и осуществить его немедленную и безошибочную классификацию невозможно. Аристотель делит его на четыре главных раздела, отличающихся между собой способами размножения: ракообразные, моллюски, насекомые и панцирные. Два первые раздела о живородящих. Насекомые проходят стадии превращений. Размножение панцирных (улитка, морской еж и др.) трудно установить: многие из них, по Аристотелю, появляются на свет путем самозарождения.
Помимо этих главных разделов, ученый намечает несколько типов живых существ, которые не входят в установленные категории и в общем представляют — значительно отличаясь друг от друга — переходную стадию между животным и растением: это асцидии, фиксированные на почве, губки, которые с первого взгляда кажутся по своей структуре очень далекими от животных, морская крапива и морские звезды, способные передвигаться, но характеризующиеся весьма своеобразным строением организма. Предвосхищая некоторые взгляды ученых нового времени, Аристотель открывает необъятные перспективы, которые он предугадал ранее, чем мог методически их исследовать; это области мира животно-растительного, мира «зоофитов», где жизнь едва только пробивается, едва познается, нащупывая пути, по которым может идти развитие.
Не будем обманываться — наше краткое изложение аристотелевской классификации носит потрясающе суммарный характер. Ученый-философ на самом деле был гораздо тоньше и богаче, чем это может показаться здесь. Постараемся по крайней мере загладить эту несправедливость, которую свершило наше упрощение, напомнив суждение, высказанное о нем самым великим биологом нового времени. «Линней и Кювье были моими богами,— пишет Дарвин,— хотя и совсем по-разному: но они только школьники, если их сравнить со стариком Аристотелем».

* * *

По своему невероятному трудолюбию неутомимого наблюдателя, а также по размаху всего комплекса работ, который он организовал в своей школе,— работ, необходимых при всяком широком научном исследовании,— по неукоснительной точности своего метода, провозгласившего, что «не существует другого знания, кроме знания общего», наконец, по гениальному характеру многих его синтезирующих взглядов Аристотель, бесспорно, основатель биологии — «науки о живых существах».
Он дал это знание античному миру, слишком еще юному для того, чтобы оценить его значимость и продвинуть его вперед (взять, например, хотя бы Плиния, невзирая на всю его живописность), и действительно, это новый, а не старый мир получил от Аристотеля его открытие, получил как самый драгоценный залог среди всех других — вместе с молодой математикой и античной астрономией,— залог научного гения древних, точнее, залог этой древней способности, свойственной роду человеческому, познавать мир природы и господствовать над ним.
Но действительно ли следует воспользоваться этим словом «господствовать»? Нет, не следует. На первый взгляд может показаться, что Аристотель — подлинный и чистокровный потомок Улисса, «изобретательный и многоумный создатель орудий». Аристотель, как и Улисс, хочет познать во всем многообразии их бытия животных и растения мира живого, разумеется, и затем, чтобы каждому из них найти место в витринах наук, где все настолько ясно, что нет более места для страха перед ними. Но если он пользуется ими в этих целях, то это делается вовсе не для того, чтобы над ними господствовать, и еще менее для того, чтобы извлекать из них выгоду: это нужно Аристотелю единственно для того — а для него это значит гораздо более,— чтобы их «созерцать», и созерцать их соотносительно к вечным сущностям, от которых они зависят.
Мир животных и растений, со всей его столь стройно организованней сложностью, чудесен для познания, но Аристотель не забывает сам и не дает нам забывать, что этот мир, который он именует подлунным, подчинен законам возникновения и распада; что этот мир вовсе не обладает всей совершенностью бытия и подчинен законам вращения светил. Светила же — «божественные существа», «существа» вечные, и Аристотель многократно заявляет, что созерцание их наполняет радостью человеческую душу в гораздо большей степени, чем эти более точные научные изыскания, которые он описывает и проделывает с таким энтузиазмом.
Видно, что это говорит уже не ученый: Аристотель снова являет себя философом. Можно сожалеть, что эта философия под предлогом посвящения человека поискам нетленного и божественного ориентирует знание на созерцание, неизбежно статичное, своего рода косность, в условиях которой это знание не может существовать и развиваться.
Но не будет ни о чем сожалеть. Научная мысль после великолепного взлета, который Аристотель дал ей в биологии, должна была, конечно, в течение некоторого времени отстояться. Она почерпнет в этом — с веками — силу для нового взлета.

* * *

Еще одно слово. Чтение биологических работ Аристотеля пленяет иначе, чем чтение Платона. Аристотель — не волшебник слова, он не поэт в широком смысле, каким был его учитель. Правда, от него до нас дошли только заметки, подготовленные к его эзотерическим лекциям, предназначенным для подающих наибольшие надежды учеников, или, возможно, записи, сделанные этими учениками по этим лекциям и учениками же изложенные. Несомненно, что изложение Аристотеля лишено всякой загадочности, его большое достоинство в том, что в нем нет пафоса, что оно просто, что оно соответствует предметам, которые описываются.
Но и лишенные всяких прикрас, произведения Аристотеля привлекают и удерживают наше внимание удивительным образом, так же как нас останавливает реальность наблюденная и понятая.
Аристотель величайший реалист. Реальный мир животных возникает в этих произведениях, что подлинность и многообразие ощутимы. Ни одного читателя не утомляет ощущение этого животного начала, по большей части непонятного и нечеловеческого, но в то же время близкого и знакомого, так как оно через это неизвестное в теле животного свидетельствует о том, что является также вторым планом и простейшей субстанцией нашего бытия,— о жизни, которая воспроизводится через желание, о живом, испытывающем голод и убивающем для удовлетворения голода и продолжения существования. Итак, это животное начало, на первых порах такое далекое, становится нам странно близким, и чем далее, от страницы к странице, все разрастается вокруг нас. Без всякого пафоса оно выражает то, что ближе всего нашему сердцу, ближе всего нашему телу: жизнь краткую для каждого животного существа и в то же время как бы вечную в дивном множестве существ, населяющих землю.
В одном отрывке своей «Никомаховой этики» Аристотель удивляется тому, что нам кажется избитой истиной. «По всей видимости,— пишет он,— жизнь есть общее благо и для человека и для растений».
Философ, кажется, вначале поражен тем, что объединяет человека с другими существами природы, с самыми отдаленными от него, прежде чем выразить удивление относительно того, что их разделяет. Наличие разума только у одного человека не трогает Аристотеля более, чем присутствие жизни одновременно в человеке и в растении. В этом и заключается прежде всего гуманизм Аристотеля. Многочисленные обитатели: деревья и животные — немножко родственны человеку. Вот этот-то привкус братства мы и ощущаем, когда знакомимся с биологическими трудами Аристотеля.
Иногда родство с нами животных в какой-то степени напоминает нечто человеческое. Животные проявляют наиболее высокие человеческие чувства. Не только такие, которые связаны с необходимостью сохранения жизни, то есть наиболее оправданные, но и такие, которые лишены всякого объяснения, самые бескорыстные. Философ — и на этот раз следует сказать — великий «поэт» дружелюбия,— который, говоря о человеке, утверждает, что «дружелюбие — это чувство, абсолютно необходимое в жизни», этот философ равно заявляет, что «это чувство существует не только у людей, но также и у птиц, и у большинства живых существ, среди индивидов одного вида по отношению друг к другу, но, конечно, главным образом, среди людей».
Таким образом, как по своей психологии, так и по своему физическому строению животное есть черновой набросок человека. Можно сказать, что животное перекликается с человеком. У Аристотеля есть замечательная страница на тему о сходстве психики животных и человека. «У большинства животных существуют признаки этих душевных состояний, которые у человека проявляются более отчетливо! Податливость или злобность, храбрость или трусость, боязливость или спокойствие, прямота или коварство и, в плане интеллектуальном, некоторая проницательность — таковы сходные с человеком черты, которые встречаются и у значительного числа животных, напоминая об органическом сходстве, уже упомянутом нами».
И несколько далее: «Правильность этого утверждения (что у животных бывают душевные состояния, напоминающие душевные состояния рода человеческого) становится тотчас же ясна тому, кто наблюдает человека с детских лет; у ребенка действительно возможно наблюдать намеки и семена того, что должно составить его будущие возможности; на практике не существует в этот период человеческой жизни никакого различия между душой ребенка и душой животного. Нет поэтому ничего неразумного в утверждении, что у человека и у животного некоторые свойства совпадают, некоторые близки друг к другу и, наконец, некоторые аналогичны». Текст удивительный, открывающий путь ко всем направлениям сравнительной психологии и выводящей науку на пути, которые ею еще не пройдены до конца.
Итак, признание животного мира более близким человеку и его психике, чем это казалось вначале, соединяется с утверждением о животном характере физической природы человека и уравновешивает его.
Эта двойная констатация сближает до нерасторжимости наши родственные связи, наше естественное братство с миром трав, цветов, деревьев, птиц, и рыб, и диких зверей.
Гуманизм Аристотеля — это в конце концов прилив, избыток жизни, который от растения и через все виды животных, через человека, неотделимого от них, приводит живое существо к свету разума.

* * *

Но разве живой мир предоставлен человеку лишь для созерцания и восхищения? В конце концов нас охватывает сомнение. Не придет ли биология Аристотеля, предаваясь созерцанию, к самоуничтожению?

1.1.1Что сделал Аристотель для географии

Огромный вклад в развитие географической мысли внесли Платон (428–348 гг. до н. э. ) и его ученик Аристотель (384– 322 гг. до н. э. ) – самые знаменитые философы Древней Греции.

Платон, как и Пифагор (VI в. до н. э.) , полагал, что Земля не плоская, а имеет форму шара. Это было чисто теоретическое размышление. Греческие мыслители считали, что симметрия – одно из свойств совершенства, а сфера является носителем признаков симметричной формы. Платоном был предложен дедуктивный метод познания мира (что означает познание от общего к частному) . Современники Платона, исходя из идеи совершенства сферы, создали представление о климатических зонах. Изменение наклона солнечных лучей на поверхности шарообразной Земли, по их мнению, приводит к изменению климата – жаркого, умеренного, холодного.

Первым, кто попытался обосновать теорию «истинными фактами» , был энциклопедист древности – Аристотель. Ученик Академии Платона, он после смерти своего учителя и двенадцати лет путешествия по Эгейскому морю и Греции основал свою школу – Лицей. Аристотель предложил познавать мир методом от частного к общему. Данный метод исследования называется индукцией. Вместо выведения отвлеченных умозаключений из теории он призывал своих учеников: «Иди и смотри» . Работами Аристотеля завершается античная натурфилософия и начинается опытное познание. Основной географический труд Аристотеля «Метеологика» – своеобразное общее землеведение древних греков, в котором систематизированы физико-географические знания.

В «Метеологике» Аристотель пытается выделить атмосферу как отдельную оболочку Земли. К атмосфере он относит воздушную и водную оболочки, т. к. в последней происходит влагооборот. Аристотель отдельно рассматривает вулканы и землетрясения, явления, происходящие на морях.

С его трудов берут начало истоки гидрологии, метеорологии и геоморфологии. Позднее взгляды Аристотеля были развиты его последователями, которые использовали метод учителя при изучении природы.

Метод научного объяснения мира, предложенный Аристотелем, основывался на использовании логики и не предполагал экспериментального исследования его результатов. Общеизвестно, что любые научные положения через некоторое время начинают в определенном смысле тормозить развитие научной мысли. Так, опираясь на опыт, Аристотель полагал, что в жарком климате жизнь невозможна, т. к. самое жаркое место – Ливия нагревается до 50–60 °С. Значит, южнее – около экватора все живое уничтожается солнцем. По Аристотелю, жизнь возможна только в умеренной зоне, а в холодном климате она гибнет из-за холода.

Социально-политическое учение Аристотеля — Готовый реферат

Содержание:

Введение

Аристотель был величайшим древнегреческим философом, жившим между 384 и 322 годами до нашей эры. Домом Аристотеля был полис Стагиры, который находился на северо-западном побережье Эгейского моря, рядом с Македонией, от которой он зависел. Отец Аристотеля Никомах был придворным врачом македонского царя Аминты III, а сам Аристотель был дворянином сына Аминты, будущего македонского царя Филиппа II.

В 367 г. до н.э. семнадцатилетний Аристотель приехал в Афины и стал слушателем «Академии» Платона, где пробыл двадцать лет, пока в 347 г. до н.э. не умер основатель «Академии». Платон был намного старше Аристотеля. Он мог узнать блестящего юношу и высоко оценить его. Сравнивая Аристотеля, которого он назвал «умным», с другим своим учеником Ксенократом, Платон сказал, что Ксенократу нужны шпоры, а Аристотелю нужна уздечка. Аристотель, в свою очередь, высоко ценил Платона. Стихотворение Аристотеля, написанное о смерти Платона, гласило, что плохой человек не должен даже осмеливаться прославлять Платона. Однако Аристотель уже видел недостатки идеализма Платона в его школе. Аристотель позже скажет: «Платон — мой друг, но я предпочитаю правду».

В конце сороковых годов IV века до н.э. Аристотель был приглашен Филиппом II в качестве учителя своего сына Филиппа — тринадцатилетнего Александра. После этого великий полководец говорил: «Я чту Аристотеля наравне с моим отцом, ибо если я обязан своей жизнью отцу, то именно Аристотель придает ему ценность». После того, как Александр закончил свое образование, Аристотель сначала вернулся в свою родную Стагиру, а затем переехал в Афины, где открыл философскую школу — Лицей.

Аристотель изложил свою политическую доктрину прежде всего в работе «Политика», которая была приложена к «Этике». Но в определенном смысле «Политика» тематически более узкая, чем «Этика». «Политика» развивает только одну тему «Этика» — тему практического разума, политической практичности и благоразумия. В «Этике» Аристотель разработал идеал созерцательного восприятия истины как модели и цели блаженной жизни. Аристотель признал этот идеал труднодостижимым и полностью доступным только для божества.

Поэтому в «Политике» Аристотель говорит только об этических добродетелях (добродетелях, связанных с поведением) и о таких дианоэтических (интеллектуальных добродетелях), которые связаны только с практическим разумом. Аристотель как таковой выделяет мужество, благоразумие, справедливость и благоразумие. В своем обсуждении идеального государства Платон опирается, прежде всего, на интеллектуальные добродетели, поскольку считает философов первыми гражданами и гарантами хорошего управления.

Изучение общественно-политических идей Аристотеля поможет понять причину противоречия в политическом учении двух философов, а также позволит со ссылкой на современный опыт оценить реальность моделей идеального государства, предложенных величайшими мыслителями древности.

Природа государства и концепция собственности в философии Аристотеля

Аристотель понимает состояние как определенный «способ связи». Государство — это только одна, высшая форма общения между людьми. Внутри государства существует целая система других общественных отношений с их конкретными целями и путями развития. Каждый вид общения возникает с целью конкретного блага. Аристотель видит в экономических отношениях только социальные формы общения и выделяет из них три вида: общение в границах своей семьи или «дома»; общение в смысле ведения хозяйственных дел; общение для обмена товарами.

Все экономические отношения имеют только цель получения прибыли, и все расчеты в них сводятся к этому. Напротив, в общине, которая называется дружбой, а еще больше в общине, которая представляет собой государство, мотивы, которые управляют поведением людей, совершенно разные. Свести общение государства к простому экономическому общению было бы девальвировать общение государства. Государство существует «не просто ради существования, но ради хорошей жизни».

Сравнивая состояние с другими видами коммуникации, Аристотель завершает свой анализ следующим выводом. «Понятно, — говорит он, — что государство не является ни сообществом топографических точек, ни защитным альянсом от несправедливости, ни сообществом ради экономического обмена». Все это должно присутствовать, чтобы государство появилось, но пока присутствуют только эти, государство еще не появилось. Она возникает только тогда, когда общество создается ради хорошей жизни между семьями и кланами, ради совершенной и достаточной жизни для себя». «Человек по своей природе является существом государства, и если кто-либо в силу своей природы, а не в силу случайных обстоятельств, живет вне государства, то он либо превосходит человека, либо морально неразвитый». Совершенство человека предполагается совершенством гражданина, а совершенство гражданина, в свою очередь, предполагается совершенством его государства». Этот аргумент показывает, что Аристотель видел в основе человеческой природы прежде всего социальные факторы, и поэтому он намного опередил более поздние антропологические учения.

Этот взгляд типичен для Аристотеля, наблюдателя и исследователя жизни в греческом полисе. Природа государства, по мнению Аристотеля, «предшествует» природе семьи и личности: целое должно предшествовать своей части. Таким образом, если человек «не способен войти в сообщество, или, считая себя самодостаточным существом, не чувствует в чем-либо нужды, он уже не формирует элемент государства, а становится либо животным, либо богом».

Государство состоит из отдельных лиц, «ойко» (семей) и деревень. Однако не все люди принадлежат государству. По словам Аристотеля, рабы не принадлежат государству. Институт рабства привлекает наибольшее внимание со стороны Аристотеля. Очень быстрота этого внимания доказывает, что в эпоху Аристотеля условия рабства стали большим предметом общественной мысли. Уже некоторые софисты, как уже упоминалось выше, не только сомневались в законности условий рабства, но и прямо утверждали, что по природе все люди рождаются одинаково свободными. Аристотель является верным противником этого взгляда и сторонником рабовладельческой системы. Он сознательно противопоставляет свою доктрину рабства взглядам тех, кто отрицает естественное происхождение и природу рабства.

Весьма типично для Аристотеля, что он рассматривает вопрос о рабстве не столько в контексте вопроса о государстве, сколько в контексте вопроса об экономике семьи (ойко). Для Аристотеля рабство тесно связано с вопросом собственности. Имущество является частью семейной организации: без предметов первой необходимости можно не только плохо жить, но и жить вообще нельзя. Для хозяина дома приобретение имущества является средством существования, в то время как раб — это определенная живая часть имущества. Более того, в самой природе вещей существует порядок, в силу которого от рождения одни существа обречены на порабощение, другие — на владычество.

В обществе во всех его элементах, которые взаимосвязаны и образуют единое целое, во всем присутствует элемент господства и элемент подчинения. Это «общий закон природы, и как таковые анимированные существа подчинены ему». Из этого Аристотель выводит природу и цель рабства. Согласно его объяснению, «Тот, кто по природе своей принадлежит не самому себе, а другому, и все же является человеком, по природе своей является рабом». Деятельность рабов заключается в использовании их телесных сил; это лучшее, что они могут дать. Они отличаются от других людей той сильной степенью, в которой душа отличается от тела, а человек — от животного. Они такие же люди, как и по природе своей рабы, и для них лучшая судьба — подчиняться хозяину. А Аристотель заявляет, что раб по своей природе — это тот, кто может быть одержим другим и наделен интеллектом только в той мере, в какой он воспринимает команды другого, но сам не имеет интеллекта. Согласно Аристотелю, природа устроена таким образом, что физическая организация свободных людей отличается от физической организации рабской части общества: рабы имеют энергичные тела, пригодные для выполнения необходимого физического труда; в отличие от них свободные люди не способны выполнять такой труд, но пригодны для политической жизни.

К отношениям рабства, которое принадлежит к отношениям собственности, по Аристотелю, вполне применимо отношение, существующее между частью и целым. Часть является не только частью другой, она невообразима без другой. Отношения между хозяином и рабом одинаковы: «Хозяин только хозяин раба, но не принадлежит ему, а раб не только раб хозяина, но принадлежит ему во всей полноте». Для Аристотеля рабство — это институт, необходимый для нормального функционирования семьи и предпосылка для создания надлежащей государственной системы, которая возникает из семьи и объединения семей в деревни.

Как и Платон, Аристотель очерчивает проект лучшего государства, в рамках которого развиваются экономические отношения, в соответствии с природой вещей. Аристотель основывался на реальных экономических структурах и формах правления, существовавших в его время. Его политическая мысль независима и развита, во-первых, в критике государств, существовавших в его время, и, во-вторых, в критике теорий конституционного права. В школе Аристотеля проводилось систематическое изучение конституций многих греческих содружеств (имеется ссылка на то, что они были собраны в 158 году). Из всей литературы об афинском государстве в 1890 г. в Египте было найдено только описание конституции Афин (так называемого «афинского государства»).

Из политических систем современных государств Аристотель в своей критике выделяет афинскую демократию, спартанское государство и македонскую монархию. Из политических теорий Аристотель в основном критикует теорию своего учителя Платона. В отличие от Платона, который ставил под сомнение право на личную собственность гвардейцев-воинов и даже предлагал для них проект сообщества жен и детей, Аристотель выступает за индивидуальную частную собственность.

Необходимо придерживаться способа использования собственности, который сочетает в себе систему общей и частной собственности. «Собственность должна быть общей только в относительном смысле, но в абсолютном смысле она должна быть частной.» И Аристотель хвалит результаты такого разделения: если пользование имуществом будет разделено между индивидами, утверждает он, взаимное порицание между ними исчезнет, а наоборот, будет большая выгода, «ибо каждый будет бережно относиться к тому, что принадлежит ему, добродетель будет служить своеобразным регулятором в пользовании, согласно пословице «друзья имеют все общее».

Аристотель разделяет с Платоном идеологию рабства. Как и Платон, в своем проекте лучшего состояния он задумывается о том, чтобы положить весь продуктивный труд прямо на плечи бесправного рабства. Но в отношении свободных граждан рабовладельческого государства он отвергает слишком аскетичное представление Платона о собственности на землю, умаляя неотъемлемые права граждан. Платон считал, что собственность на землю должна обеспечивать гражданам «образ жизни, ограниченный определенными мерами». Аристотель предлагает другую формулу: «жить по меркам, быть щедрым».

Социально-политических учения Аристотеля

Общественно-политические взгляды Аристотеля изложены, прежде всего, в его незавершенной работе «Политика», в которой мы находим философское осмысление действительности государства того времени, а также разработку идеального образа реализации идеи государства.

По мнению Аристотеля, политика должна быть ориентирована на общее благо, а ее главной целью является достижение справедливости. Однако это делается за счет способности и желания граждан подчиняться властям и законам. Что касается самих правителей, то для того, чтобы править, им нужна добродетель нравственно совершенного человека.

Аристотель исследует реально существующие формы политической организации и выбирает лучшие из них. Он также исследует социальные проекты, созданные философами, интересуясь лучшими из них. Он пытается подойти к государству аналитически, пытаясь понять причины его возникновения и функционирования.

Таким образом, для Аристотеля семья является «первой естественной формой общинной жизни, неизменной во все периоды человеческого существования». Аристотель видит в семье три формы отношений: «хозяин и раб, муж и отец, отец и дети», и поэтому «в семье есть три вида отношений: отношения хозяина, мужа и жены и отношения родителя». Так что власть хозяина дома распространяется на раба, жену и детей. Это своего рода монархическая власть, где — по Аристотелю — естественные отношения не извращаются, «там преимущество власти принадлежит мужчине, а не женщине». Аристотель рассматривает брак прежде всего как этические отношения, которые связывают равноправных людей. Только благодаря естественным признакам муж возвышается как определяющий элемент над женой, которая является определяемой. Рабство также определяется Аристотелем как неизбежная основа внутренней и государственной жизни, которая требует самого гуманного отношения между людьми. А Аристотель оправдывает рабство пониманием его важности для Греции.

Со временем несколько семей образуют деревню, и из нескольких деревень формируется государство, точно так же, как Афины образовались из нескольких деревень.

Ценность государства зависит от многих причин, но прежде всего от того, имеет ли правящая власть общее благо или нет. А поскольку власть может принадлежать одной, нескольким или многим, то может существовать шесть основных форм правления. Из них три правильных — монархия, аристократия и содружество (республика), а три неправильных — тирания, олигархия и демократия.

Монархия является первой и старейшей формой политического института. Но аристократия лучше монархии, потому что в этой форме тела власть находится в руках немногих, кто обладает высокими положительными качествами. В республике (политике) государством управляет большинство «оружейных» людей. Это правильные формы правления.

Что касается ненадлежащих форм политического правления, то Аристотель выделяет тиранию, утверждая, что «тираническая власть не согласуется с человеческой природой», что она является самой отвратительной формой поведения. Он выделяет олигархию, в которой несколько богатых людей находятся у власти, но считает демократию самой терпимой формой, при условии, что власть в государстве принадлежит закону, а не толпе (охлократия). Поэтому он считает хорошим монархию, аристократию и многобожие. Что плохо, так это тирания как деформация монархии, олигархия как деформация аристократии, а демократия как деформация многобожия.

Цель государства «не только жить, но и гораздо больше жить счастливо». По мнению Аристотеля, это возможно только в таком состоянии, которое служит «общему благу» и относится только к правильным формам. Что касается неправильных форм: тирании, олигархии и демократии, то они служат только частным интересам одного человека или группы. В выборе лучшего политического устройства Аристотель не утопичен. Он способен четко отличить абсолютную лучшую форму от истинно возможной.

В отличие от Платона, который считал частную собственность главной причиной всех социальных недугов, Аристотель выступает за частную собственность. Он считает, что лучшее государство должно во всем руководствоваться умеренностью, а поскольку «умеренное» и «среднее» — это лучшее, то в таком государстве каждый гражданин должен владеть умеренной собственностью. Именно средний класс устанавливает наилучшую форму правления.

Аристотель пытается осмыслить общество свободных людей с промежуточных позиций, точно так же, как все ионические философы осмыслили Вселенную. По словам Аристотеля, есть три основных класса граждан. Первый класс состоит из очень богатых людей, в то время как их противоположность была бы самой бедной. Между ними находится средний класс, к которому относится разделение всего спектра социальных различий на классы (противоположности).

Если бы Аристотель был хорошо знаком с учением Гераклита, он бы, естественно, пришел к пониманию движения классов, то есть их «борьбы», как появления одной пары классовых различий, как уничтожения другой, как «конвергенции-дивергенции». Но Аристотель понимал только милетическую парадигму, отношение противоположных тенденций.

С этой точки зрения Аристотель анализирует различия в уровне благосостояния в обществе и приходит к выводу, что как большое богатство, так и крайняя бедность нарушают стабильность общества, для благосостояния которого особенно важны средние классы. В этом контексте Аристотель относится к крупным поместьям, а также к способу их приобретения, как к противоестественным и противоречащим человеческому разуму и порядку государства. Поэтому Аристотель рассматривает в качестве основных обязанностей государства недопущение чрезмерного накопления гражданами собственности, чрезмерного роста личной политической власти и удержание рабов в повиновении. Аристотель видит поддержку и спасение государства в численном росте и укреплении граждан.

Философ пытается найти наилучший способ теоретически построить социальные системы, основанные на учете первоначальных или первичных отношений между индивидуумами. «Таким образом, по мнению Аристотеля, необходимость в первую очередь побуждает тех, кто не может существовать без друг друга — женщину и мужчину — объединиться в пары с целью деторождения; и этот союз не обусловлен никаким сознательным решением, а зависит от естественного влечения, которое присуще и другим живым существам…».

Точно так же в целях взаимного самосохранения необходимо объединять парами существо, которое по своей природе является доминирующим, и существо, которое по своей природе подчиняется….». А поскольку изучение любого социального объекта должно начинаться с рассмотрения мельчайших его частей, то рассмотрение отношений в обществе должно начинаться с изучения парных отношений в семье: Хозяин и раб, муж и жена, отец и дети. Эти отношения между тремя парными элементами семьи могут быть охарактеризованы как лордные, супружеские и отцовские. Аристотель исходит из убеждения, что «во всем, что, будучи состоящим из нескольких непрерывно соединенных или разделенных частей, образует единое целое, есть правящее начало и подчиненное начало». Это общий закон природы, и как таковые одухотворенные существа подчиняются этому закону….. Один и тот же принцип обязательно должен преобладать во всем человечестве».

Аристотеля волнует вопрос, что такое «искусство сделать факультет»? В своем решении философ начинает с самых первичных отношений. Например, обувь используют как для одевания, так и для обмена на что-то другое: деньги или еду. «То же самое относится и к другим предметам владения — все они могут быть объектом обмена».

Первоначальное развитие бартера предполагает обмен предметами первой необходимости, но затем, как пишет Аристотель, торговля на этой основе развивается в систематическую деятельность, направленную на накопление огромных богатств. С совершенствованием обмена и появлением денег торговый оборот приносит огромные прибыли, и все, кто занимается денежным оборотом, стремятся увеличить денежную массу до бесконечности.

Аристотель не пытается оправдать, а пытается найти такую государственную систему, которая отличалась бы от существующих, поскольку, по мнению философа, тогдашние государственные системы не служат своему назначению. В то же время единство в государстве обусловлено принципом взаимного возвращения, т.е. оно обусловлено той или иной формой обмена. Поэтому каждое государство должно состоять из крестьян, ремесленников и торговцев, но значительная его часть должна состоять из «солдат и советников». Более того, греки не должны быть ни ремесленниками, ни фермерами, ни торговцами. Но поскольку эти профессии абсолютно необходимы в государстве, в них должны работать рабы. Выход заключается в политике греков по завоеванию. Но если Платон был против порабощения эллинов другими эллинами, то для Аристотеля этой проблемы не существует: рабство — явление в гармонии с природой. Как и во всем остальном, Аристотель начинает со знания существующей реальности.

В то же время Аристотель пытался нарисовать картину лучшего состояния, и он начал эту работу, но не закончил ее. Согласно плану, это должно быть состояние мира, а не войны, а его граждане должны получать такое образование и подготовку, которые сделали бы их пригодными не только для практической жизни, но и для овладения красотой и знаниями.

Отвергая «идеальное состояние» Платона как утопическое, Аристотель считает идеальным состояние, которое обеспечивает как можно большее количество своих граждан счастьем. Это рабовладельческое государство, основанное на частной собственности. Не исключено, что это идеализация афинского состояния времени Перикла.

В целом Аристотель разделяет общественно-политические взгляды Платона, но он, как и Платон, далек от того, чтобы душить и деперсонализировать индивида в государстве. При всей своей подчиненности государству Аристотель сохраняет достаточную независимость для гражданина, как в семье, так и в частной жизни. Он решительно отвергает идею Платона о социализации имущества, жен и детей. Более того, анализируя общественные отношения, Аристотель, в отличие от Платона, использует свой конкретный универсальный метод.

Заключение

Политическое учение Аристотеля имеет чрезвычайно большую теоретическую и еще большую историческую ценность. Сжатый проект идеального состояния, которое Аристотель очерчивает как любую утопию, действительно является идеализированным объектом по сравнению с существующими формами государственности. Но есть и особенности, отражающие реальные исторические условия общества, в котором разрабатывался этот проект. Среди этих особенностей — вопрос о рабстве, проблемы собственности, которыми занимается Аристотель. Особенность «Политики» в том, что в ней реальные, исторические черты явно преобладают над утопическими. Путь к лучшему состоянию, по мнению Аристотеля, лежит через знание того, что существует в реальности. Следует, однако, отметить, что философская интерпретация Аристотелем общества также носит прогностический характер. Теория «среднего элемента» идеально подходит для государственного устройства современных развитых стран, где интенсификация классовой борьбы, предсказанная Марксом, не произошла благодаря расширению «среднего класса». Таким образом, идеи Аристотеля об идеальном государстве более реалистичны, чем идеальная социальная структура Платона, требующая разрушения всех существующих форм экономического и политического взаимодействия.

Реалистичный и системный характер общественно-политических взглядов Аристотеля делает политику чрезвычайно ценным документом как для изучения собственных политических взглядов Аристотеля, так и для изучения древнегреческого общества классического периода и политических теорий, которые в нем закрепились.

Список литературы

  1. Аристотель. Политика. Пер. А. Жебелев. М., 1912.
  2. Доктрина Кечекяна С.Ф. Аристотеля о государстве и праве, Москва, Наука, 1946г.
  3. Аристотель. По душе // В т. 4 т. — т. 1. М., 1986.
  4. Аристотель. Метафизика // Op. в 4 томах. — т. 1. М., 1984.
  5. А.Н. Чанышев. Курс лекций по античной философии. — М.: Мысль, 1985. — 415с.
  6. Айзенштадт А.Джей Л., Смолина А.П. История философии. Учебник. — М., 2005.

Любовь у Платона, Аристотеля и неоплатоников • Arzamas

Расшифровка

Любовь сегодня является одной из главных ценностей человеческой жизни, куль­туры, она в центре наших общественных проблем. Наряду с публичным успехом или, скажем, богатством, к которому мы тоже стре­мимся, любовь, как считается, наполняет смыслом личную жизнь человека. Любви ищут, от не­удо­вле­т­воренной любви страдают, любовь подвергают испытаниям и так далее. Причем у этого феномена есть выраженный гендер­ный перекос. Любовь (осо­бенно в патриархальных, традиционалистских обществах) видится как сфе­ра самоутверждения женщин. И часто для самих женщин любовь — это такая форма самореализа­ции, особенно там, где для них затруднены публич­ные каналы самоутверждения. И, соответственно, такой важнейший институт, как семья, как считается, держится на любви как на та­кой аффективной базе. Соответ­ственно, поскольку она аффективная, она рождает и напряжение, ведь любовь — это непростая страсть, непростая эмоция.

Надо сказать, что современный феми­низм, с одной стороны, пытается преодо­леть эту привязку гендера к любви; первые волны феминизма старались мини­мизировать эти разговоры, перевести сферу самоутвер­ждения женщин в пуб­личную плос­кость. Сегодня многие феминисты задумываются о том, как пере­осмыс­лить любовь, как сделать ее более свободной, как сделать роль женщины в ней более активной, но тем не ме­нее сохранить ее как важнейшую для жен­щины ценность.

Это такое введение со стороны нашей повседневной жизни, со стороны социо­логии. Из него уже ясно, что под любовью мы понимаем не половой акт, упаси господи, или даже сожительство двух и более людей, но понимаем некий нема­те­риальный аффективный довесок, в котором никогда нельзя быть до кон­­ца уверенным. Поэтому жизнь в любви (как в нашем обществе, так, в общем-то, и в обществах прошлого) — это всегда вопросы «Люблю ли я?», «Любят ли меня?». Здесь никогда нет уверенности.

Почему так? Согласитесь, что в этой нашей системе ценностей частной жизни, в ее сосредоточенности на вот этом ускользающем аффекте любви есть как ми­нимум что-то странное. И это странное сделало любовь ключевым фило­соф­ским и теологиче­ским понятием западной интеллекту­альной истории. В прин­ципе, почти все философы в этой истории соглашались, что любовь есть похвальное, даже обычно вполне разумное стремление к добру, симпатия к другому человеку, влечение вообще к какой-то обще­ственной жизни. Но почему все-таки для нас так важно избирательное стремление к одному индивиду и мы это стремление называем любовью? Ну хорошо, может быть, не к одному, может быть, к нескольким. Как пра­вило, у каждого из нас неско­лько таких индивидов в течение жизни, но тем не менее это чувство избира­тельно. В любви есть вот это индивидуальное начало, и оно тоже нуждается в некото­ром объяснении. Если симпатия к дру­гим людям — это однозначно что-то хорошее, то, как мы увидим, стремле­ние к одному человеку может быть, наоборот, разрушительным для всего остального.

Симпатия — это прекрасно, но зачем обязательно испытывать страсть? Зачем стулья ломать? И, более того, почему для этой ломки стульев выбрана прежде всего половая страсть? Почему в нашей цивилизации так проблематично и так сверхценно удовлетворение этой, конечно, очень важной, но лишь одной из физио­логи­­ческих наших потреб­ностей?

Эти вопросы, я думаю, себе задавал каждый, и, чтобы на них ответить, я вас приглашаю обратиться к интеллек­ту­альной истории, к философии и с этой точки зрения разобраться, почему же любовь стала таким центром, важным для нашей культуры.

Вообще, термин «любовь» — не един­ственное слово для обозначения самого феномена, о котором мы говорим. Это понятие на редкость богато всякими синонимами, которые его обозначают. Я бы сказал, тут десятки близких между собой слов, которые относятся к любви. В нашем языке — «любовь», «симпа­тия», «дружба», «страсть». У древ­них греков, с которых, в общем-то, начина­ется наша системная интеллектуальная история, тоже было много слов, но прежде всего они различали «эрос» и «филию». Слово «эрос» означает, как можно догадаться, прежде всего половую любовь, но как раз не обяза­тельно избирательную. Стихия эроса охватывает, в общем-то, всех. Мы знаем о боге Дионисе и о дионисий­ских празднествах. Собственно, богиня эроса — это Афродита, ей тоже были посвящены различные мистические культы. Эрос был очень важен для древних греков. Но, кроме того, у них было слово «филия», которое тоже нам хорошо знакомо, но входит в разные слова типа «филоло­гия», «философия», то есть, как ни странно, связано с наукой или с хобби (например, «фила­телия»). Но есть, скажем, и зоофилия, то есть половой аспект снова возникает. Но по-гречески «филия» — это все-таки было что-то не такое фундаментальное, тяжелое, как эрос, это более спокой­ное чувство, которое связывало людей. И было еще одно слово, которое потом приобретает значи­мость, — это слово «агапэ», которое означает, грубо говоря, более духовное, душевное отношение к другому человеку, иногда даже покло­нение вышестоя­щему.

Наш русский корень «люб» отсылает к похвале, к словесной формуле приня­тия, то есть прежде всего ты говоришь: «Я тебя люблю». Вокруг этих слов вер­тится, собственно, сам феномен, и в языке это очень видно. Не только в русском: в немецком тот же самый корень. И в то же время в использо­вании этого слова есть элемент воли. Любовь — это то, что ты выбрал. Здесь есть момент произ­вола, отсюда слово «любой». Любой — это тот, кого мы произвольно любим, предпочитаем, и, в принципе, могли бы любить кого-то другого. Вот этот мо­мент выбора, избирательности — он в рус­ском слове «любовь» есть, в отличие от некоторых других языков. Шире говоря, в нем не только похвала или покло­нение богам, но и свобода, некоторая бурная стихия, которая не призвана отчиты­ваться нам же о своих выборах, а превос­ходит свои случайные объекты. То есть, поскольку любовь выбирает любого, в общем-то, понятно, что любовь важнее, чем тот, кого мы вы­брали. Это, как мы знаем по опыту, часто действительно так.

Любовь — это с самого начала, конечно, страсть, аффект, passio, то есть пас­сивное переживание. Сама ценность вообще какой-либо страсти далеко не бес­спорна. И были в истории периоды рационализма, когда любая страсть стави­лась под вопрос как что-то, что мешает нашему разуму и свободной воле. Это и стоицизм, например, в Древней Греции; в XVII ве­ке — это классицизм (напри­мер, известная французская драма — Расина, Корнеля, где речь идет, в част­ности, об обуздании чувств). Это немецкая ситуация времен Канта или извест­ное всем викторианство XIX века. То есть вообще довольно часто люди не толь­ко любовь, но и всю излишне сильную эмоциональную жизнь стараются миними­зировать. Но это довольно сложно сделать. И при этом как раз любовь в ее очищенном, более возвышенном виде даже в эти периоды была более-менее приемлемой.

И далеко не во все периоды западная культура была столь пуританской. В начале истории философии древне­греческий философ Платон, основатель философии как дисциплины, просла­вился своим учением о сверхчувствен­ных, внечувственных истинах, о бессмертной душе, о морали, которая должна быть для человека его внутрен­ней сущностью. Поэтому в вульгарной мифологии возникло представление о некой платонической, якобы не фи­зио­­логической любви. Все слышали, наверное: «платоническая любовь». Но этот термин никакого отношения к учению Платона как раз не имеет. Потому что Платон очень много в своих «Диалогах» пишет как раз о телесной любви, половой. Не говоря уж о том, что эта практика была вообще достаточно обще­принятой. Школа Сократа и потом Платона была во многом построена на гомосексуаль­ной эротике. Конечно, сама по себе эротика была недостаточна и даже мешала постижению научной истины. Однако Платон говорит, что в какой-то момент любовь, страсть все равно необходима для того, чтобы воспарить к возвышен­ным истинам. Так, напри­мер, в диалоге Платона «Федр» Сократ и его совре­мен­­ник, крупный ритор Лисий, соревнуются в похвалах Эросу. И оказыва­ется, что Эрос двояк: один конь Эроса везет нас вниз, в сферу тяжелой материальной любви, нежности к вещам, а другой поднимает ввысь, наоборот, отталкивается от материи и подпрыгивает к небесным ярким, кристальным очертаниям мира как мира форм. Но и то и другое своего рода любовь. Без страсти, без любви, говорит Платон, ты не перейдешь в сферу бесстрастного, в сферу сугубо оче­вид­ного и разумного. В этом есть такой парадокс, то, что мы бы сегодня назвали диалектикой.

В другом диалоге Платона, «Пир», героиня Диотима рассказывает целый миф о том, как людей разделили на две половинки и эти половинки (мужчина и жен­щина, например) стремятся вновь объединиться, отсюда — любовь. То есть любовь — это страсть к восста­новлению единства, которое уже когда-то было. Это дух всеобщего единения. И за этим единением, конеч­но, стоит опять же не только половая любовь (половая любовь в данном случае — это символ), а единое как таковое, единство как метафизический принцип. И это так и останется в западной философии: любовь будет пониматься как страсть к единству. А единство — это один из высших метафизических принципов на протя­жении всей нашей интеллектуальной истории, основной метафизи­ческий принцип научного мышления вообще. Потому что, чтобы что-то по­нять, нужно это прежде всего собрать воедино. При этом любовь не только собирает воедино разрозненные части, вот эти самые половинки, но она и вы­деляет вещь или, скажем, индивида как специфический предмет, делает из про­сто вещи личность. Отсюда ее избира­тельность. Грубо говоря, где един­ство, там всегда есть и одиночество, выделе­ние, выявление. Кажется, что лю­бовь распадается на принцип просто симпа­тии и на принцип избиратель­ности, но на самом деле это две стороны феномена единства.

В чем, если обобщать, у Платона связь между страстью, аффектом, сексуаль­ностью, сексуальным порывом и философским, научным знанием, понима­нием устройства мира? Как они связаны? Притом что вроде бы как раз знание должно быть бесстрастным, должно отвлекаться от материальных движений и влечений. Связь здесь есть, и она заключается в том, что фило­софы назы­вают ученым словом «транс­цен­денция». Трансценденция — это выход за пре­делы чего-либо. Если я сижу, допустим, в кабинете, закрываю дверь, а потом откры­ваю и выхожу — у меня произошла локальная трансцен­ден­ция каби­нета. Ну, это неинтересно, поэтому так это не используется, а интереснее, когда мы трансцендируем, например, вообще нашу конечную жизнь, нашу личную, сугубо индивидуальную перспективу и выходим на что-то безличное, на что-то, что, по идее, в нашей материальной жизни не при­сут­­ст­вует. Вот это трансценденция в сильном смысле слова.

Так вот, в истинных формах вещей, в том, как мир устроен на самом деле, есть нечто принципиально не чело­веческое, нечто, более того, чуждое нам как от­дельным конечным существам, поэтому встреча с истиной пережи­вается нами столь часто как страдание или страсть; по крайней мере, как стра­дание той нашей плотской составляю­щей, которая несовместима с бесконеч­ностью. Поэтому, по Платону, мы и ле­зем из кожи вон, мы загоняем коней, страдаем, чтобы вырваться из страто­сферы наших мелких, локальных устремлений и выпрыгнуть на этот безличный уровень. Другой вопрос — возможно ли это.

Платон рассказывает нам мифы о том, как мы действительно выпрыгиваем из болота и попадаем в другой мир, настоящий, но это все-таки мифы, алле­гории какие-то. Я не уверен, что Платон действительно верил в эти сказки. Но он поставил вот такую задачу — выпрыгивание. Сейчас вроде бы мы разо­блачили сферу фан­тазий, которая была примешана к фи­ло­софии, и вроде бы мы уже не ду­маем, что есть надмирный мир бессмертных сущностей и душ. Может быть, его действительно и нет, однако все выглядит так, как будто бы он есть, вот в чем проблема. И в этом — специфика человеческого состояния: в том, что ничего нематериального нам не надо, но в то же время материаль­ного явно недостаточно. И поэтому, собственно, по крайней мере в платони­че­ской традиции, мы испытываем любовь.

Надо сказать, что Платон вводит еще одно разделение: любовь, которая дви­жется полнотой смысла и присут­ствием любимого или, например, происходит от факта встречи с люби­мым, то есть любовь избытка, любовь полноты, и любовь-нехватка, которая не знает, чего именно она ищет, и не мо­жет поэто­му удовлетвориться чисто материальным обладанием. Последняя приобретает, как мы бы сегодня сказали, несколько истери­ческий характер, и зачастую мы и на­зываем любовью вот эту страсть-нехватку — немножко тщетную, суетли­вую, беспокойную страсть. Но любовь все-таки — это еще и другое, это и ощу­щение полноты, счастья, избытка, который, с другой стороны, некуда деть, то есть он тоже рождает беспокойство, но другого рода.

Итак, любовь в классической платони­ческой версии — это, конечно, символ. Плотская любовь, половая любовь — это символ указанной трансценденции, выхода за пределы. Платон довольству­ется тем, что рисует в качестве этого запредельного бытия или запредельных вещей эйдосы  Эйдосы — бестелесные формы вещей. . Принцип еди­ного как наиболее возвышенный и недостижи­мый принцип. Но здесь заложена вот эта страсть к выходу за свои пределы — я бы сказал, к Другому. Ты транс­цен­ди­руешь себя, выходишь за свои пределы. Куда? Ты выходишь к чему-то или кому-то другому, к инаковому. И, в от­ли­­­чие от Платона, дальше в нашей интеллектуальной истории («дальше» означает, правда, «через несколько веков») именно вот эта идея и ощуще­ние другости выходят на первый план. То есть принцип трансценденции резко усиливается, и тем самым тема любви переходит из философского, метафизи­ческого плана в план религиозный.

Забегая вперед, любовь вообще, конечно, — это центральная теологема Запада и прежде всего христианства. И любовь в христианстве — это прежде всего как раз любовь к иному, к инако­вому, которым является Бог. Это доста­точно понятно, собственно, в Еванге­лиях, это есть уже в иудаизме, из кото­рого христианство выросло, и до сих пор мысль, которая более-менее теологически ориентирована, понимает любовь именно так. В частности, крупный литовско-еврейско-француз­ский философ любви Эммануэль Левинас в наши дни гово­рил о том, что самым важным для человека этическим императивом является уважение и любовь к Другому. Причем мы любим другого как лич­ность рядом с нами, уже эта личность — это что-то другое, чем мы, но через эту личность мы выходим и чувствуем что-то радикально другое. Грубо говоря, Бога. Это современная радикализация иудаистского подхода к божеству, но на самом деле христиан­ство подхватило ее и соединило эту любовь как выпрыгивание к Другому с более античными мотивами любви как единения.

Дело в том, что христианство вообще является религией синтетической. Оно объединило иудаизм в ранней его версии, религию Торы, религию, разви­вав­шуюся как минимум тысячи лет в Иудее, Израиле, и, с другой сторо­ны, как раз античную философию, насле­дующую Платону. Если узко говорить, христиан­ство — это прививка стоицизма к иудаизму. И поэтому, как я уже сказал, здесь объединяются два этих основных понимания любви, которые оба уже присут­ст­вуют у Плато­на. С одной стороны, любовь — это трансценденция, выход за пределы и любовь к Богу как к другому; соответ­ственно, любовь к ближнему как образу этого самого Бога, но в то же время любовь — это принцип симпа­тии и объеди­нения всех людей и вещей. Вслед за книгой Левит Евангелия при­зывают любить ближнего как самого себя, а апостол Павел добавляет, что все-таки Бога надо любить выше и себя, и ближнего, если вдруг кто-то в этом сомневался. Уже в иудейском Второза­конии было сказано: «Ты дол­жен любить Бога всем сердцем, всей душой и со всей силой».

Христианство нагнетает, насыщает вот эту тему любви. Поскольку христиан­ство развивалось первоначально в основ­­ном на греческом языке, то ис­пользо­валась греческая термино­логия, и по-гре­чески христиане выби­рают именно слово «агапэ» как синоним любви. Соответ­ственно, подчерки­ва­ется, что хри­стианская любовь — это совсем не эротика, и половая состав­ляю­щая не при­ветствуется, мягко говоря, в этой религии, она скорее носит с самого начала пуританский, аскетический характер.

Это варьи­руется, естественно, на протя­жении христианской истории, но, грубо говоря, это более аскетическая религия, чем, скажем, иудаизм. Тем не менее агапэ — это все равно любовь.

Христианство — это религия любви в том смысле, что оно основано, во-первых, на нисходящей, снисходя­щей, можно сказать, любви Бога к тому, что он соз­дал, и если говорить о том, что Христос — это Бог и сын Бога, то Христос — это акт любви Бога к людям. Любовь, которая в данном случае также и жалость. Христос жалеет людей, милует их, и в качестве Бога он спускается на землю. И наоборот, естественно: есть экстатическая любовь человека к Богу, особенно к Христу. Через любовь к Богу человек объеди­няется с другими верующими, вообще подсоединяется каким-то образом к космосу.

В Средние века сентиментальный арсенал христианства дополнился еще и куль­­том Мадонны, Богоматери с ее сверхчувственной, но тем не менее жен­ской красотой, с ее материнской любовью к Христу, которая становится как бы дополнением любви Бога Отца к его детям, к тварям. В Богоматери дан как бы более чувственный аспект любви, но в то же время, поскольку это любовь матери к сыну, это любовь чистая, не половая.

Тут важно, что от платоновской экста­тической страсти, от любви-желания мы приходим к любви в таком нисхо­дящем, но в то же время плотском смысле жалости и милости. Интересно, что греки саму любовь, эрос, понимали не со­всем так. Они разводили жалость и любовь. Есть известная формула Достоев­ского о том, что у нас от жало­сти до любви один шаг, — это обще­христианское понимание. У греков было не так: жалость связывалась ими с жанром трагедии. И Платон, и Ари­сто­тель говорят о том, что в траги­ческом театре описывается страсть-жалость. И Платон негодует по этому поводу, ему эта эмоция совсем не нра­вится, в отличие от эмоции любви, а Аристотель, напротив, считает, что жалость — это важная эстетическая страсть, которая позволяет нам очистить наши эмоции и переживать их в беспредметном, более интеллек­туальном смысле.

У Аристотеля есть такой термин — «катарсис», очищение. С его точки зрения, в театре жалость очищает саму себя, мы испытываем жалость, но не к кому-то конкретно, а жалость как таковую. Возникает как бы интел­лектулизированная страсть-жалость, то есть с ней происходит нечто вроде того, что происходит у Платона с любовью. Так вот, христи­анство объединяет эти две страсти, два аффекта, и создает любовь-жалость, которая идет, повторяю, снизу вверх, но одновременно и сверху вниз. Поскольку неясно, кто кого вообще больше жалеет: человек Бога, который умер на кресте, или Бог человека, который вообще смертен и несовершенен.

Мы упомянули Аристотеля — вернемся к хронологии, мы немножко его проскочили, перейдя от Платона сразу к христианству, поскольку христиан­ство выросло, конечно, из платонизма. Но в Древней Греции было много всего другого. Аристотель — непосредствен­ный наследник Платона, тоже один из самых важных и интересных философов всей нашей западной истории. Аристотель развивает мысль Платона о любви, но о любви-эросе он пишет очень мало, это ему не так интересно. Аристотель прежде всего использует слово «филия» — как я упоминал, это тоже тип любви. И до сих пор мы исполь­зуем корень «фило» в значении «любовь». Но любовь-«филия» имеет и вообще в греческом языке, и у Аристотеля прежде всего гражданское значе­ние, поэто­му этот термин у Аристотеля принято переводить как «дружбу». Аристотель пишет в трактате о поли­тике о том, что в городе, в государстве необходима дружба, необходимы сети дружеских связей, которые бы пропи­тывали, пронизывали общество.

Любовь в этом смысле — это всеобщая симпатия, она пронизывает, интегри­рует государство за счет формирования всеобщих неформальных связей. То есть, получается, там, где Платон все-таки говорит о любви к возлюблен­ным (пусть даже их много), Аристотель говорит прежде всего о любви к дру­зьям, которых больше. Можно сказать, что дружба — это такая публичная версия любви, более ослабленная, не такая страстная. Она как раз ближе к пла­то­новскому идеалу интеллек­туальной, не материальной любви, к которой еще, правда, надо воспарить каким-то образом. Как перейти от телес­ной любви к дружбе — это большой вопрос. Вы, наверное, знаете шутку Чехова о том, что если женщина вам друг, то «это» уже произошло. Платон, наверное, с этим согла­сился бы. То есть надо пройти через чувственную стадию. Аристотель перескакивает, он говорит: это не так важно, важна публичная чистая любовь-привязанность, где мы любим человека ради него самого. Он замечает (вполне здраво), что очень часто мы дружим, в общем-то, для наших эгоистических целей, особенно если мы говорим о дружбе как социальном институте. В Рос­сии сегодня дружба тоже очень популярна; наверное, без дружеских связей и сетей российское общество разрушилось бы. В этом смысле Аристотель прав. Но можно критиковать этот институт, говоря о том, что на самом деле мы про­сто дружим с людьми, чтобы получить от них какие-то блага, или мы заклю­чаем с ними подсознательно контракт: вот мы сейчас с тобой выпьем, ты мне нравишься, но за это ты мне окажешь десять услуг, а я тебе потом тоже окажу какие-то другие услуги в рамках моих возможностей. Происходит как бы такой бессознательный расчет. Но имен­но поэтому Аристотель и гово­рит, что все это будет работать только при условии того, что есть искренняя, бескорыстная любовь, привязанность к человеку ради него самого, к человеку как таковому. Здесь есть избиратель­ность: все равно мы не со всеми дру­жим. И Аристотелю даже приписывают такой странный парадоксальный афоризм: «О, друг, друзей не существу­ет». То есть именно потому, что есть все время эти бессознатель­ные расчеты, мы сомневаемся, мы делимся с другом о том, что, может быть, друзей вообще нет, но чтобы поделиться этим, нужен хотя бы один друг, чтобы поговорить. Тем не менее Аристотель считает, что каким-то образом этот институт возмо­жен и на нем держится вообще челове­че­ское общество, по крайней мере государство.

Еще одно наблюдение Аристотеля связано с тем, что, хотя дружба выво­дится им из простого эгоизма, тем не менее есть такой феномен, как «любовь к себе», — он ее называл «филаутия». В ней самой по себе нет ничего плохого, то есть она не может подменить любовь к другому, но себя самого тоже любить необ­хо­­димо. И очень часто любовь к себе и любовь к другу сочетаются, могут не кон­фликтовать друг с другом. Дружба (она же любовь) на самом деле может работать как социальный феномен только при условии, что есть вот это одно­направленное усилие, бескорыст­ный дар любви по отношению к нашему другу. Вообще, то, что у Аристотеля этот термин переводят как «дружбу», по смыслу оправданно, но именно для понимания любви он нас сбивает с толку. На самом деле Аристотель говорит о любви, а дружба — это уже наш, более поздний, более узкий термин.

Идеи Платона и Аристотеля продол­жают развиваться в учении так называе­мых неоплатоников — это еще одна ведущая философская школа в поздней Антич­ности. Они пересе­каются и влияют на христианство, но долгое время не слива­ются с хри­стианской теологией, работают отдельно. Неоплатоники переинтер­пре­тируют платоновскую любовь как религиозное обожание трансцендент­ного принципа единого. То есть там, где у Платона есть двусмысленность, символы, связанные с эротикой, нео­пла­тоники трактуют его более реши­тельно, более мистически. Платонизм становится у них своего рода религией. Но и они тоже не отбрасывают телес­ную любовь. Они выстраивают теорию об уровнях, или ипостасях, мироздания, между ними есть иерархия, и вот если единое является высшим, то телесная любовь располага­ется на низших уровнях миро­здания. Но эти уровни — как бы ступени, по кото­рым можно подниматься, поэтому (в полном согласии с учением самого Платона) если вы любите очень сильно, скажем, юношу или девушку, то это не противо­речит, а, напротив, помогает вашей любви к единому, если вы правильно понимаете эту свою страсть как сту­пень. На самом деле она вводит вас в экстаз, который гораздо выше, чем желание завладеть вот этим конкретным юношей.

То есть греческие авторы осмысляют любовь все-таки как единую стихию, в отличие от многих римских авторов, тоже поздней Античности, которые призывают разделять эти смыслы любви. Например, Сенека, крупнейший римский писатель, теоретик I века нашей эры, очень много пишет о друж­бе, рассказывает о том, как важна дружба для него как римского патри­ция, оказав­шегося, в общем-то, в какой-то момент в изоляции. Он пи­шет письма своему другу Луцилию (они опубликованы) и рассказывает о том, как он любил этого Луцилия, учит Луцилия тому, как по-настоящему дружить. Он подчер­кивает, что дружба не имеет никакого отношения к поло­вой любви, это сугубо духов­ная прак­тика, духовная связь и, как мы знаем уже от Аристотеля, она должна быть направлена на личность друга как таковую. Путать такого типа любовь-дружбу с любовью-страстью нельзя. 

Аристотель краткое содержание. Аристотель краткая биография

Аристотель (384-322 гг. до н.э.). Древнегреческий философ.

Родина Аристотеля -полис Стагира на северо-западном побережье Эгейского моря. Его отец был придворным врачом царя Аминта II, деда Александра Македонского. Это позволило будущему философу получить хорошее .

Семнадцатилетним юношей он прибыл в Афины и стал слушателем Академии Платона, оставаясь в ней до самой . Это был единственный ученик, осмелившийся спорить с Платоном. Тот однажды в шутку заметил, что Аристотель лягает его, как маленький жеребенок свою мать. Философ высоко ценил Платана, но видел уязвимые места в его учении о мире и вещей. Широко известно такое высказывание Аристотеля: «Платон мне друг, но истина дороже».

Покинув Афины, он отправился в малоазийскую Грецию. Его пригласил македонский царь Филипп II воспитывать своего сына Александра. Философ переехал в столицу Македонии Пеллу. В роли воспитателя он оставался в течение четырех лет. Аристотель не пытался сделать из Александра философа, их не были особенно теплыми. Существует такое высказывание Александра о своем учителе: «Я чту Аристотеля наравне со своим отцом, так как если отцу я обязан жизнью, то Аристотелю тем, что дает ей цену». Однако, как только Александр взошел на трон, он постарался избавиться от Аристотеля, не одобрявшего его намерений завоевать Грецию и весь мир.

Философ вернулся в Стагиру, где провел около трех лет. Возвратившись в Афины, он открыл философскую школу Ликей. Она находилась рядом с храмом Аполлона Ликейского -отсюда и ее название. В словесных стычках Аристотелю не было равных Скоропостижная смерть ученика и покровителя Аристотеля Александра Македонского вызвала антимакедонское восстание, а самого философа обвинили в богохульстве. Не дожидаясь суда, он покинул Афины. Вскоре после этого Аристотель умер на острове

Наиболее известны следующие сочинения философа: «Метафизика», «Протрептик», «Первая аналитика», «Вторая аналитика», «Топика», «Опровержение софизмов», «Категории», «Об истолковании». В этих трактатах изложена наука о мышлении и его законах.

Он считал, что мир следует познавать от частного к общему, а не наоборот — от общего к частному, как утверждал Платон. Позднее эти сочинения были объединены под общим названием «Органон».

Основы физики нашли воплощение в таких произведениях, как «Физика», «О небе», «О возникновении и уничтожении», «Метеорология» и др. В «Метафизике» Аристотель выстроил своеобразную «лестницу познания», первой ступенькой которой является чувственное восприятие (слух, зрение, обоняние, вкус). Вторая ступень — представление — возникает на основе чувственного восприятия. Затем следует опыт на основании памяти, свойственной только человеку. Опыт, говорил Аристотель, есть знание о единичном, тогда как наука — знание об общем. Наука является высшей ступенью познания: она исследует первоначала и первопричины. Аристотелю принадлежит первый психологический трактат «О душе», где ученый подразделил души на следующие виды: вегетативные (растения), чувственные (животные) и разумные (человек).

Разумная душа человека, в отличие от остальных, после смерти непременно соединяется с Космическим Разумом. Биология также ведет свое начало с работ Аристотеля «История животных», «О частях животных», «О движении животных», «О происхождении животных». До нас дошли три этических сочинения мыслителя: «Никомахова этика», «Эвдемова этика», «Большая этика».

В политико-экономических сочинениях «Политика» и «Экономика» Аристотель разделил типы государственного устройства на естественные и неестественные. Вопросы искусствоведения рассмотрены им в его «Поэтике» и «Риторике». Аристотеля делится на теоретическую, практическую и творческую.

Именно Аристотелю принадлежит знаменитая фраза о том, что корень учения горек, а плоды его сладки. Когда ученого спросили, какую пользу он извлек из философии, ответ был таков: «Я стал добровольно делать то, что другие делают лишь из страха перед законом».

Аристотель родился в Греции на острове Эвбея, в 384 г. до н. э. Его отец занимался медициной, он и привил сыну страсть к изучению наук. В 17 лет Аристотель стал учеником Академии Платона, уже через несколько лет он начал преподавать сам и вступил в содружество философов-платоников.

После смерти Платона в 347 г. до н. э. Аристотель ушел из академии, проработав в ней 20 лет, и поселился в городе Атарней, в котором правил Платона – Гермий. Через некоторое время царь Филипп Второй пригласил его на учителя для сына Александра. Аристотель был к царскому дому и преподавал маленькому Александру основы этики и политики, вел с ним беседы на темы медицины, философии и литературы.

Школа в Афинах

В 335 году до н.э. Аристотель возвратился в Афины, а его бывший ученик взошел на престол. В Афинах ученый основал свою школу философии неподалеку от храма Аполлона Ликейского, которая стала называться «Ликей». Аристотель проводил лекции под открытым небом, прогуливаясь по дорожкам сада, ученики внимательно слушали своего учителя. Так добавилось еще одно название – «Перипатос», что переводится с греческого как «прогулка». Школа Аристотеля стала называться перипатетической, а ученики — перипатетиками. Помимо философии, ученый преподавал историю, астрономию, физику и географию.

В 323 году до н.э., готовясь к очередному походу, заболевает и умирает Александр Македонский. В это время в Афинах начинается антимакедонский мятеж, Аристотель попадает в немилость и бежит из города. Последние месяцы жизни ученый проводит на острове Эвбея, расположенном в Эгейском море.

Достижения Аристотеля

Выдающийся философ и ученый, великий диалектик древности и основоположник формальной логики, Аристотель интересовался очень многими науками и создал поистине великие : «Метафизику», «Механику», «Экономику», «Риторику», «Физиогномику», «Большую этику» и многие другие. Его знания охватывали все отрасли наук античного времени.

Именно с трудами Аристотеля связано появление основных концепций для пространства и времени. Его «Учение о четырех причинах», нашедшее свое развитие в «Метафизике», положило начало попыткам более глубинных исследований первоначал всего сущего. Уделяя большое внимание душе человека, ее потребностям, Аристотель стоял у истоков зарождения психологии. Его научный труд «О душе» на многие века стал основным материалом при изучении психических явлений.

В трудах по политологии Аристотель создал свою классификацию правильных и неправильных государственных устройств. По сути, именно он и заложил основы политологии как самостоятельной науки о политике.

Написав сочинение «Метеорология», Аристотель представил миру одну из первых серьезных работ по физической географии. Также он выделил иерархические уровни всего сущего, разделив их на 4 класса: «неорганический мир», «мир растений», «мир животных», «человек».

Аристотель создал понятийно-категориальный аппарат, который и в наши дни присутствует в философском лексиконе и стиле научного мышления. Его метафизическое учение было поддержано Фомой Аквинским и впоследствии развивалось схоластическим методом.

В рукописных трудах Аристотеля отражен весь духовный и научный опыт Древней Греции, они оказали существенное влияние на развитие человеческой мысли.

«Мудрость — это самая точная из наук. Ошибаться можно различно, верно поступать можно лишь одним путём, поэтому-то первое легко, а второе трудно; легко промахнуться, трудно попасть в цель.» Аристотель.

Гений античной Греции

Античная философия — это предмет споров многих историков и исследователей. Ее разделяют на древнегреческую и древнеримскую. Именно греки достигли наибольшего успеха в области философии, когда начали рассматривать ее, как независимую науку, отделив ее от прежних мифологических учений, которые изначально оказывали огромное влияние на понимание мира у эллинов. Среди знаменитейших философов, известных всему миру, — Сократ, Платон и, конечно, Аристотель. Последний, будучи учеником Платона, не уступал ему ни в уме, ни в индивидуальности, и сосредоточил свою жизнь на исследованиях. Именно об Аристотеле, его жизни и идеях, мы сегодня поговорим.

Кто такой Аристотель? Один из величайших философов и умов человечества родился в 384 году до н. э., в городе Стагир, в семье, приближенной к царской династии. Семья будущего философа принадлежала к истинным эллинам. Его отец Никомах служил у македонского царя Аминты II главным лекарем, так что царский дворец был знаком Аристотелю с малых лет.

Биография Аристотеля

20 лет (с 17-летнего возраста) Аристотель жил в Афинах и учился в школе Платона, называемой Академией. Название пошло от статуи героя Академа, где Платон проводил занятия со своими учениками. Аристотеля в те годы называли «читателем», так как он искал истину не в бесконечных беседах между студентами и учителем, а в книгах, считая их источником мудрости. Платон выделял его среди других своих учеников, видя его незаурядный ум и тягу к знаниям.

Со временем Платон заметил, что Аристотель отдаляется от его учений, назвав его «жеребенком, который отталкивает свою мать». Несмотря на то что Платон и Аристотель сохранили дружеские отношения на протяжении всей жизни первого, будущий гений предпочитал исследовать мир самостоятельно. Ему важны были поиски истины. Любую полученную информацию он переосмысливал, искал логическое объяснение тем или иным фактам и предположениям.

Долгое время Аристотель жил в Азии и был любимым учителем Александра Македонского. Однако долгую и близкую дружбу с великим завоевателем нарушила трагедия: племянник Аристотеля был казнен по обвинению в заговоре самим Александром. Поговаривают, что именно философ прислал ему яд, который стал причиной кончины Македонского. Хотя подобная теория никак не подтверждена.

После смерти Платона Аристотель открыл собственную школу, которую назвал Лицеум. Он собирал информацию обо всем, не деля мир на науки, а стараясь объединить его, понимая, что все в мире тесно взаимосвязано. А для этого ему пришлось стать не только философом, но и врачом, физиком, биологом, педагогом. Отвечая на вопрос, кто такой Аристотель, нельзя не упомянуть его потрясающую трудоспособность. Считается, что он написал около четырехсот книг, среди которых были работы по астрономии, поэзии, экологии, физике, этике и политике. Уже не одну сотню лет его труды изучают. Кто такой Аристотель для современных исследователей? Это человек с величайшими способностями и тяге к познанию нового.

Конечно, Аристотель часто ошибался в своих суждениях. Однако ошибки при подобном объеме работ и изучений вкупе с отсутствием современных методов исследования, были неизбежны. Однако среди открытий Аристотеля есть множество верных — он одним из первых определил шарообразную форму Земли и ее спутника, подметил сходство обезьян и людей, начал проводить опыты на животных.

В чем состоят учения Аристотеля?

Кто такой Аристотель? Это исследователь, которого интересовало буквально все. Он искал факты, подтверждающие ту или иную теорию, и основывал свои умозаключения лишь на них.

Учение Аристотеля гласило, что изучение должно начинаться с чувственного восприятия вещей. Так, Платон был уверен, что мир идей (сознания) — самостоятельный, отдельный мир, который душа созерцает перед тем, как отправляется жить в бренном теле. Аристотель же был уверен, что наши души чисты — и лишь с приходом на землю на них начинают появляться надписи в виде нашего жизненного опыта. Он был убежден, что никакого особого мира идей не интересует, есть материальные вещи, которым мы в своем сознании даем смысл.

Также философ не сомневался в том, что душа человека — есть его неотъемлемая часть, которая не может существовать отдельно от тела.

Если рассматривать философию, которую сформировал Аристотель, кратко можно заключить, что именно он основал логику — и во всех своих умозаключениях основывался именно на ней.

Учение Аристотеля о 4-х причинах

Материя. Материя вечна, неуничтожима и необъятна. Она уменьшается и увеличивается, а ее бесформенная форма — это небытие. Первичной материей является путь стихий — земля, огонь, воздух, вода и небесная субстанция, именуемая эфиром.

Форма. Сущность, цель, причина. Бытие является слиянием формы и материи.

Причина . Момент появления вещи. Началом всего сущего является Бог. Любая вещь изначально имеет причину, обладающую энергийной силой, и только затем — начало и целевой смысл.

Цель . Каждая вещь имеет свою цель. Высшая цель — это Благо.

Заключение

Кто такой Аристотель? Гений, безусловно, хотя многие современники называли его злым и завистливым человеком. Основывались они на фактах, как сам Аристотель, или в них говорила их зависть, — мы теперь никогда не узнаем. Однако многие идеи гения остались с нами до сих пор.

Его называли учителем запада. Современная наука до сих пор пользуется понятийным аппаратом Аристотеля. Студенты ВУЗов начинают свой научный труд с объекта и предмета исследования, выстраивая причинно-следственную связь. Все это в неизменности присутствует во всех научных трудах с того времени, как Аристотель был возвращен в европейскую культуру. Он создал всестороннюю систему философии и заложил основы многих современных наук: физики, логики, политологии, философии, социологии. Аристотель подарил нам целостное представление о бытии человека и вселенной, которое через Фому Аквинского восприняла католическая церковь. Вне его наследия было бы невозможно появление Коперника, Галилея и Ньютона. Ранний ислам открывал для себя великое наследие античности через Аристотеля.

Жизненный путь

Мыслитель, написавший так много обо всем, не мог иметь слишком насыщенной событиями биографии. Стагирит, как называли Аристотеля по имени города, где он родился между июлем и октябрем то ли в 384, то ли в 383 году до нашей эры, был сыном врачевателя. Вскоре эта часть провинциальной Греции (Халкидики) попадает под управление Филиппа II, отца Александра Великого. Аристотель учился в Афинах в школе Платона, когда Македонский царь захватил и разрушил Стагиры.

Отец философа Никомах был с острова Андрос, а мать Фестида – с острова Эвбея. Как и положено благородному роду, Аристотель мог гордиться своими славными предками, среди которых был и мифический врач Асклепий. Никомах был тесно связан с македонской династией, лечил деда Александра Великого и написал несколько внушительных книг по медицине и натурфилософии. Мальчик с малых лет был рядом с отцом, который привил ему интерес к устройству жизни.

После смерти родителей несовершеннолетнего Аристотеля воспитывал муж его старшей сестры, а в возрасте 17 лет юноша отправляется в Афины. Учеником Платона он стал не сразу, проучившись какое-то время красноречию у Исократа. Интерес к риторике сохранится у Аристотеля на всю жизнь. В своих трудах он изложил логические принципы рассуждения и сформулировал правила составления силлогических фигур.


Двадцать лет провел Аристотель в учении у Платона. Отношения ученика и учителя складывались отнюдь не безоблачно, но жизнь в роще Академа была веселой и приятной. В 347 году Платон умирает, и Аристотель вынужден искать другое пристанище и заработок. Он отправляется в прибрежный город Ассос, к тирану Гермию. Он берет в жены племянницу Гермия, которая была не единственной женщиной Аристотеля. Вообще, философ любил сильных и волевых людей, поэтому он принимает приглашение другого тирана – македонского царя Филиппа II – стать домашним учителем его сына Александра.

В те времена обучение наукам проходило в виде увлекательных бесед обо всем и ни о чем. Великий мудрец сумел передать будущему великому полководцу любовь к эллинизму. Они много беседовали о греческом эпосе и читали Гомера, с томиком которого Александр не расставался до конца своих дней. После воцарения последнего Аристотель отправляется в Афины, где открывает собственную школу неподалеку от храма Аполлона Ликейского. «Ликей» Аристотеля стал прообразом современных лицеев, система образования в которых предполагает основательность и широту.

После кончины Александра Великого и распада его огромной империи Аристотель попадает в немилость у новых хозяев Афин и вынужден спасаться бегством. Он находит приют в Халкиде Эвбейской, в доме своей матери, где живет вместе со второй женой и двумя детьми. Через год после смерти Александра Македонского он умирает от расстройства желудка. Его прах был перенесен в Стагиры, чьи благодарные сограждане воздвигли ему роскошное надгробие.

Принципы государственного управления

Взгляды Аристотеля на государственное управление сформировались в противопоставлении платоническим воззрениям. Здесь, как и во всем, Стагирит пытается быть практиком. Три формы правления Платона – аристократия, демократия и монархия – вовсе не обязаны сменять друг друга в череде неудержимых потоков. Каждому народу присуща та форма государственности, которую он заслужил. Но все они должны строиться по принципу иерархии, на вершине которой находятся наиболее достойные граждане. Аристотель оправдывает рабство, называя его состоянием, естественным для неразвитых и примитивных людей.

Аристотель формулирует постулаты, которые нам кажутся сами собой разумеющимися, но в то далекое время это было новым и непривычным. Человек – социальное существо, а государство является проявлением желания жить вместе, и жить счастливо. Для достижения благополучия общество не может быть «равномерным». Иерархия Аристотеля включает три класса, что, в общем-то, соответствует ведической кастовой системе (как справедливо указывает профессор В.С. Терловая). Класс воинов и жрецов принимает на себя всю полноту власти и ответственности, руководствуясь принципами благоразумия и рассудка. Снизу находятся неимущие и рабы, которые не несут ответственности за судьбу государства и не проливают за него кровь. Между правителями и рабами находится среднее сословие, состоящее из купцов и ремесленников. Право этих людей на влияние в государстве должно быть достаточным. Они находятся под эгидой правителей, чье существование обязаны поддерживать финансово и материально.

Аристотель предупреждал, что стабильность и благосостояние любого государства зависит от благополучия среднего класса. Как мы знаем, недооценка третьего сословия привела к Великой Французской революции. Аристотелианская модель общественного устройства легла в основу римской государственности и стратификации средневековой Европы. Аристотель стал основателем политологии как науки и наилучшей социальной организации. Он утверждал, что ни одному гражданину не следует давать возможности увеличивать свое политическое влияние сверх надлежащей меры. Наилучшими законами являются такие, которые помогают сохранять баланс между притязаниями отдельных индивидуумов и целых социальных групп. Эта доктрина стала основой государственного управления в США и стран, придерживающихся демократического принципа правления.

Бог и человек

Формальным поводом для изгнания из Афин было обвинение Аристотеля в безбожии. Афиняне были правы лишь в том смысле, что философ отверг весь мифологический хлам, очистив место для единственного бога, который есть первопричина всех проявлений жизни и самой вселенной. Таким образом, Аристотель создал так называемое космологическое доказательство бога.

Определение человека он начинает с души, которая является незримой и нематериальной внутренней силой, управляющей всем организмом. Она упорядочивает и гармонизирует все части телесности, являясь отражением всего, что происходит во вселенной. Описывая различные составляющие души, Аристотель заложил основы психологии. Именно в душе «зашита» жажда познания мира, а, следовательно, и бога. Знания, полученные эмпирическим путем, постепенно складываются в систему, которую он называл философией.

Любопытство, направленное на постижение самых общих законов бытия, присуще людям рассудочным и нравственным. Таковым следует доверять управление государством. Для таких людей Стагирит разработал теорию познания и основы логики, которой мы пользуемся до сих пор. Прежде всего, говорит Аристотель, поток эмпирических ощущений следует вербализировать в понятиях и суждениях. Скрепленное причинно-следственной взаимосвязью, умозаключение позволит нам увидеть картину мира в целом, добираясь до самых высоких абстракций. Так формулируются законы физического мира, к которому Аристотель, в отличие от Платона, питал глубокую привязанность. Вот почему Аристотель, а не Платон, стал отцом научного метода как основы величия европейской цивилизации.

Аристотель разрабатывает учение о доказательстве и формулирует базовые логические законы:

  • закон тождества – в ходе рассуждения понятие не должно менять своего значения.
  • закон противоречия – название которого говорит само за себя.
  • закон исключенного третьего – два противоположных утверждения, как разрезанный надвое и сложенный шар, не допускает лазейки для третьего утверждения.


Отделяя зерна от плевел

Не имею приборов и инструментов, Аристотель попытался выйти за пределы мира, доступного ему в ощущениях, путем умозаключений. Его космологические построения наивны и ошибочны. Никто уже всерьез не относится к надлунному и подлунному миру, а его «эфир» превратился в устойчивое выражение или обозначает вполне материальную субстанцию. Мы отбросили его геоцентрическую модель вселенной и апологию рабства. Однако современный человек должен помнить об Аристотеле как о человеке, который вывел варварские народы из хаоса диких эмоций и тьмы невежества. Так взрослый сын с почтением относится к старушке матери, которая не знает и сотой доли того, что знает он, но которая сделала все, чтобы он смог принять эти знания.

Тысячи средневековых и современных исследователей творчества Аристотеля греются в лучах его славы. Сотни скандальных публицистов пытаются прославить себя, выискивая темные пятна в его биографии или ошибки в его теориях. Но что бы ни говорили апологеты и недоброжелатели, ничто уже не может остановить величавую поступь прогресса, причиной и перводвигателем которого был гениальный мыслитель из Стагир.

Аристотель родился в 384 г. до н.э. в городе Стагире на северо-западном побережье Эгейского моря. Отцом Аристотеля был Никомах — придворный медик Аминты III, царя Македонии. Аристотель рано остался без родителей. Воспитывался он в Атарнее у Проксена, своего родственника. В восемнадцать лет он отправился в Афины и поступил в Академию Платона, где оставался вплоть до смерти Платона около 347 до н.э. За время пребывания в Академии Аристотель изучил философию Платона, а также ее сократические и досократические источники и многие другие дисциплины. По-видимому, Аристотель преподавал в Академии риторику и другие предметы. Возможно, что именно в этот период его творчества и были созданы работы по логике. Около 348-347 до н.э. преемником Платона в Академии стал Спевсипп, с которым у Аристотеля были напряженный отношения, поэтому ему пришлось покинуть Академию, хотя и после этого Аристотель продолжал считать себя платоником. С 355 г. он живет сначала в Ассосе, в Малой Азии, под покровительством тирана города Атарнея Гермия. Последний предоставил ему прекрасные условия для работы. Аристотель женился здесь на некоей Пифиаде — не то дочери, не то приемной дочери, не то племяннице Гермия, а по некоторым сведениям — его наложнице. Через три года философ уезжает в Митилену на остров Лесбос. Это произошло незадолго до или же сразу после смерти Гермия, предательски захваченного персами и распятого. Гермий был союзником македонского царя Филиппа II, отца Александра, так что, возможно, именно благодаря Гермию Аристотель в 343 или 342 до н.э. получил приглашение занять должность наставника юного наследника престола, которому было тогда 13 лет. Аристотель принял предложение и переехал в столицу Македонии Пеллу. О личных отношениях двух великих людей известно мало. Судя по сообщениям, которыми мы располагаем, Аристотель понимал необходимость политического объединения мелких греческих полисов, но стремление Александра к мировому господству ему не нравилось. Когда в 336 до н.э. Александр взошел на престол, Аристотель возвратился на родину, в Стагиру, а год спустя вернулся в Афины. За это время характер мышления Аристотеля, его идеи претерпели некоторые изменения.

Часто его идеи вступали в прямое противоречие со взглядами преемников Платона в Академии и некоторыми положениями учения самого Платона. Этот критический подход выразился в диалоге “О философии”, а также в ранних разделах работ, которые дошли до нас под условными названиями “Метафизика”, “Этика” и “Политика”. Чувствуя свое идейное расхождение с господствующим в Академии учением, Аристотель предпочел основать в северо-восточном предместье Афин новую школу — Ликей. Целью Ликея, как и целью Академии, было не только преподавание, но и самостоятельные исследования. Здесь Аристотель собрал вокруг себя группу одаренных учеников и помощников. Аристотель и его ученики сделали множество существенных наблюдений и открытий, которые оставили заметный след в истории многих наук и послужили фундаментом для дальнейших исследований. В этом им помогали образцы и данные, собранные в дальних походах Александра.

Однако глава школы уделял все большее внимание фундаментальным философским проблемам. Большая часть из дошедших до нас философских произведений Аристотеля написана в этот период. В 323 до н.э. внезапно умер Александр, и по Афинам и другим городам Греции прокатилась волна антимакедонских выступлений. Положение Аристотеля было поставлено под угрозу из-за его дружбы с Филиппом и Александром, а также недвусмысленно выражавшихся им политических убеждений, которые приходили в противоречие с патриотическим энтузиазмом городов-государств. Под угрозой преследований Аристотель покинул город, чтобы, как он говорил, не дать афинянам совершить преступление против философии во второй раз (первым была казнь Сократа). Он переехал в Халкиду на острове Эвбея, где находилось доставшееся ему от матери имение, где, после непродолжительной болезни, умер в 322 до н.э. Интересный факт: существует мнение, что Аристотель, у которого были весьма сложные отношения не только с македонскими правителями, но и с афинскими патриотами, не только отравил Александра Македонского, но и сам себя отравил аконитом, как о том сообщает Диоген Лаэрций.

Аристотель написал научный труд который назывался. Что открыл Аристотель в географии

Аристотель родился в 384 г. до н.э. в городе Стагире на северо-западном побережье Эгейского моря. Отцом Аристотеля был Никомах — придворный медик Аминты III, царя Македонии. Аристотель рано остался без родителей. Воспитывался он в Атарнее у Проксена, своего родственника. В восемнадцать лет он отправился в Афины и поступил в Академию Платона, где оставался вплоть до смерти Платона около 347 до н.э. За время пребывания в Академии Аристотель изучил философию Платона, а также ее сократические и досократические источники и многие другие дисциплины. По-видимому, Аристотель преподавал в Академии риторику и другие предметы. Возможно, что именно в этот период его творчества и были созданы работы по логике. Около 348-347 до н.э. преемником Платона в Академии стал Спевсипп, с которым у Аристотеля были напряженный отношения, поэтому ему пришлось покинуть Академию, хотя и после этого Аристотель продолжал считать себя платоником. С 355 г. он живет сначала в Ассосе, в Малой Азии, под покровительством тирана города Атарнея Гермия. Последний предоставил ему прекрасные условия для работы. Аристотель женился здесь на некоей Пифиаде — не то дочери, не то приемной дочери, не то племяннице Гермия, а по некоторым сведениям — его наложнице. Через три года философ уезжает в Митилену на остров Лесбос. Это произошло незадолго до или же сразу после смерти Гермия, предательски захваченного персами и распятого. Гермий был союзником македонского царя Филиппа II, отца Александра, так что, возможно, именно благодаря Гермию Аристотель в 343 или 342 до н.э. получил приглашение занять должность наставника юного наследника престола, которому было тогда 13 лет. Аристотель принял предложение и переехал в столицу Македонии Пеллу. О личных отношениях двух великих людей известно мало. Судя по сообщениям, которыми мы располагаем, Аристотель понимал необходимость политического объединения мелких греческих полисов, но стремление Александра к мировому господству ему не нравилось. Когда в 336 до н.э. Александр взошел на престол, Аристотель возвратился на родину, в Стагиру, а год спустя вернулся в Афины. За это время характер мышления Аристотеля, его идеи претерпели некоторые изменения.

Часто его идеи вступали в прямое противоречие со взглядами преемников Платона в Академии и некоторыми положениями учения самого Платона. Этот критический подход выразился в диалоге “О философии”, а также в ранних разделах работ, которые дошли до нас под условными названиями “Метафизика”, “Этика” и “Политика”. Чувствуя свое идейное расхождение с господствующим в Академии учением, Аристотель предпочел основать в северо-восточном предместье Афин новую школу — Ликей. Целью Ликея, как и целью Академии, было не только преподавание, но и самостоятельные исследования. Здесь Аристотель собрал вокруг себя группу одаренных учеников и помощников. Аристотель и его ученики сделали множество существенных наблюдений и открытий, которые оставили заметный след в истории многих наук и послужили фундаментом для дальнейших исследований. В этом им помогали образцы и данные, собранные в дальних походах Александра.

Однако глава школы уделял все большее внимание фундаментальным философским проблемам. Большая часть из дошедших до нас философских произведений Аристотеля написана в этот период. В 323 до н.э. внезапно умер Александр, и по Афинам и другим городам Греции прокатилась волна антимакедонских выступлений. Положение Аристотеля было поставлено под угрозу из-за его дружбы с Филиппом и Александром, а также недвусмысленно выражавшихся им политических убеждений, которые приходили в противоречие с патриотическим энтузиазмом городов-государств. Под угрозой преследований Аристотель покинул город, чтобы, как он говорил, не дать афинянам совершить преступление против философии во второй раз (первым была казнь Сократа). Он переехал в Халкиду на острове Эвбея, где находилось доставшееся ему от матери имение, где, после непродолжительной болезни, умер в 322 до н.э. Интересный факт: существует мнение, что Аристотель, у которого были весьма сложные отношения не только с македонскими правителями, но и с афинскими патриотами, не только отравил Александра Македонского, но и сам себя отравил аконитом, как о том сообщает Диоген Лаэрций.

Аристотель
Родился: 384 до н. э.
Умер: 322 до н. э.

Аристотель (др.-греч. Ἀριστοτέλης; 384 до н. э., Стагира, Фракия — 322 до н. э., Халкида, остров Эвбея) — древнегреческий философ. Ученик Платона. С 343 до н. э. — воспитатель Александра Македонского. В 335/4 г. до н. э. основал Ликей (др.-греч. Λύκειο Лицей, или перипатетическую школу). Натуралист классического периода. Наиболее влиятельный из философов древности; основоположник формальной логики. Создал понятийный аппарат, который до сих пор пронизывает философский лексикон и стиль научного мышления.

Аристотель был первым мыслителем, создавшим всестороннюю систему философии, охватившую все сферы человеческого развития: социологию, философию, политику, логику, физику. Его взгляды на онтологию имели серьёзное влияние на последующее развитие человеческой мысли. Метафизическое учение Аристотеля было принято Фомой Аквинским и развито схоластическим методом.

Аристотель родился в Стагире (поэтому получил прозвание Стагирит), греческой колонии в Халкидиках, недалеко от Афонской горы, в 384 году до нашей эры. Отца Аристотеля звали Никомах, он был врачом при дворе Аминты III, царя Македонского. Никомах происходил из семьи потомственных лекарей, в которой врачебное искусство передавалось из поколения в поколение. Отец был первым наставником Аристотеля. Уже в детстве Аристотель познакомился с Филиппом, будущим отцом Александра Македонского, что сыграло не последнюю роль в его будущем назначении воспитателем Александра.

Юношеские годы Аристотеля пришлись на время начала расцвета Македонии. Аристотель получил греческое образование и был носителем этого языка, он симпатизировал демократическому образу правления, но в то же время он был подданным македонского правителя. Это противоречие сыграет определённую роль в его судьбе.

В 369 году до н. э. Аристотель лишился родителей. Опекуном юного философа стал Проксен (впоследствии Аристотель тепло отзывался о нём, а когда Проксен умер, усыновил его сына Никанора). Аристотель наследовал от отца значительные средства, это дало ему возможность продолжать образование под руководством Проксена. Книги тогда были очень дороги, но Проксен покупал ему даже самые редкие. Таким образом, Аристотель в юности пристрастился к чтению. Под руководством своего опекуна Аристотель изучал растения и животных, что в будущем развилось в отдельную работу «О возникновении животных».

В 367 году до н. э. Аристотель поселился в Афинах, где стал философом в Академии Платона, в которой состоял двадцать лет, до самой смерти Платона.

В 347 году до н. э. Аристотель женился на Пифиаде, приёмной дочери Гермия, тирана Ассоса в Троаде. У Аристотеля и Пифиады была дочь Пифиада. В 345 году до н. э. Гермий выступает против персов, за что был свергнут ими и казнён. Аристотель вынужден уехать в город Митилену на о. Лесбос.

В 343 году до н. э. по приглашению македонского царя Аристотель занял место воспитателя царского сына Александра, будущего знаменитого полководца. В 335 году до н. э. Аристотель вернулся в Афины, где основал свою философскую школу Ликей (известную также под названием перипатетической). После смерти Александра Македонского Аристотель вынужден был покинуть Афины (с ростом там освободительного движения против македонского господства). Год спустя он умер.

Философское учение Аристотеля

Аристотель разделяет науки на теоретические, цель которых — знание ради знания, практические и «поэтические» (творческие). К теоретическим наукам относятся физика, математика и «первая философия» (она же — теологическая философия, она же позднее была названа метафизикой). К практическим наукам — этика и политика (она же — наука о государстве). Одним из центральных учений «первой философии» Аристотеля является учение о четырёх причинах, или первоначалах.

Учение о четырёх причинах

В «Метафизике» и других трудах Аристотель развивает учение о причинах и первоначалах всего сущего. Причины эти таковы:

Материя (греч. ΰλη, греч. ὑποκείμενον) — «то, из чего». Многообразие вещей, существующих объективно; материя вечна, несотворима и неуничтожима; она не может возникнуть из ничего, увеличиться или уменьшиться в своём количестве; она инертна и пассивна. Бесформенная материя представляет собой небытие. Первично оформленная материя выражена в виде пяти первоэлементов (стихий): воздух, вода, земля, огонь и эфир (небесная субстанция).
Форма (греч. μορφή, греч. тò τί ἧν εἶναι) — «то, что». Сущность, стимул, цель, а также причина становления многообразных вещей из однообразной материи. Создает формы разнообразных вещей из материи Бог (или ум-перводвигатель). Аристотель подходит к идее единичного бытия вещи, явления: оно представляет собою слияние материи и формы.
Действующая, или производящая причина (греч. τὸ διὰ τί) — «то, откуда». Характеризует момент времени, с которого начинается существование вещи. Началом всех начал является Бог. Существует причинная зависимость явления сущего: есть действующая причина — это энергийная сила, порождающая нечто в покое универсального взаимодействия явлений сущего, не только материи и формы, акта и потенции, но и порождающей энергии-причины, имеющей наряду с действующим началом и целевой смысл.
Цель, или конечная причина (греч. τὸ οὖ ἕνεκα) — «то, ради чего». У каждой вещи есть своя частная цель. Высшей целью является Благо.

Акт и потенция

Своим анализом потенции и акта Аристотель ввёл в философию принцип развития, что явилось ответом на апорию элейцев, по которой сущее может возникнуть либо из сущего, либо из не-сущего. Аристотель же говорил, что и то и другое невозможно, во-первых — потому что сущее уже существует, а во-вторых — нечто не может возникнуть из ничего, а значит возникновение и становление вообще невозможно.

Акт и потенция (действительность и возможность):

акт — деятельное осуществление чего-либо;
потенция — сила, способная к такому осуществлению.

Категории философии

Категории — это наиболее общие и фундаментальные понятия философии, выражающие существенные, всеобщие свойства и отношения явлений действительности и познания. Категории образовались как результат обобщения исторического развития познания.

Аристотель разработал иерархическую систему категорий, в которой основной была «сущность», или «субстанция», а остальные считались её признаками. Он создал классификацию свойств бытия, всесторонне определяющих субъект — 9 предикатов.

На первом месте стоит категория сущности с выделением первой сущности — индивидуального бытия, и второй сущности — бытия видов и родов. Другие категории раскрывают свойства и состояния бытия: количество, качество, отношение, место, время, обладание, положение, действие, страдание.

Стремясь к упрощению категориальной системы, Аристотель затем признавал среди основных девяти категорий только три — время, место, положение (или сущность, состояние, отношение).

С Аристотеля начинают складываться основные концепции пространства и времени:

субстанциональная — рассматривает пространство и время как самостоятельные сущности, первоначала мира.
реляционная — (от лат. Relativus – относительный). Согласно этой концепции пространство и время – не самостоятельные сущности, а системы отношений, образуемые взаимодействующими материальными объектами.

Категории пространства и времени выступают как «метод» и число движения, то есть как последовательность реальных и мысленных событий и состояний, а значит органически связаны с принципом развития.

Конкретное воплощение Красоты как принципа мирового устройства Аристотель видел в Идее или Уме.

Аристотель создал иерархию уровней всего сущего (от материи как возможности к образованию единичных форм бытия и далее):

неорганические образования (неорганический мир).
мир растений и живых существ.
мир различных видов животных.
человек.

История философии

Аристотель утверждал, что философия появляется на основе «эпистемы» — знаний, выходящих за рамки чувств, навыков и опыта. Так эмпирические знания в области исчисления, здоровья человека, природных свойств предметов явились не только зачатками наук, но и теоретическими предпосылками возникновения философии. Аристотель выводит философию из зачатков наук.

Философия — это система научных знаний.

Бог как перводвигатель, как абсолютное начало всех начал

По утверждению Аристотеля, мировое движение есть цельный процесс: все его моменты взаимно обусловлены, что предполагает наличие и единого двигателя. Далее, исходя из понятия причинности, он приходит к понятию о первой причине. А это так называемое космологическое доказательство бытия Бога. Бог есть первая причина движения, начало всех начал, так как не может быть бесконечный ряд причин или безначальный. Есть причина, сама себя обусловливающая: причина всех причин.

Абсолютное начало всякого движения — божество как общемировая сверхчувственная субстанция. Аристотель обосновал бытие божества усмотрением принципа благоустройства Космоса. По Аристотелю, божество служит предметом высшего и наиболее совершенного познания, так как всё знание направлено на форму и сущность, а Бог есть чистая форма и первая сущность.

Идея души

Аристотель считал, что душа, обладающая целостностью, есть не что иное, как неотделимый от тела его организующий принцип, источник и способ регуляции организма, его объективно наблюдаемого поведения. Душа — это энтелехия тела. Душа неотделима от тела, но сама имматериальна, нетелесна. То, благодаря чему мы живём, ощущаем и размышляем, — это душа. «Душа есть причина как то, откуда движение, как цель и как сущность одушевлённых тел.»

Таким образом, душа есть некий смысл и форма, а не материя, не субстрат.

Телу присуще жизненное состояние, образующее его упорядоченность и гармонию. Это и есть душа, то есть отражение актуальной действительности всемирного и вечного Ума. Аристотель дал анализ различных частей души: памяти, эмоций, перехода от ощущений к общему восприятию, а от него — к обобщённому представлению; от мнения через понятие к знаниям, а от непосредственно ощущаемого желания — к разумной воле.

«Душа различает и познаёт сущее, но она сама много «времени проводит в ошибках». «Добиться о душе чего-нибудь достоверного во всех отношениях, безусловно, труднее всего.»

Теория познания и логика

Познание у Аристотеля имеет своим предметом бытие. Основа опыта — в ощущениях, памяти и привычке. Любое знание начинается с ощущений: оно есть то, что способно принимать форму чувственно воспринимаемых предметов без их материи; разум же усматривает общее в единичном.

Однако с помощью одних только ощущений и восприятий приобрести научное знание нельзя, потому что все вещи имеют изменчивый и переходящий характер. Формами истинно научного знания являются понятия, постигающие сущность вещи.

Детально и глубоко разобрав теорию познания, Аристотель создал труд по логике, который сохраняет своё непреходящее значение и поныне. Здесь он разработал теорию мышления и его формы, понятия, суждения и умозаключения.

Аристотель является и основоположником логики.

Задача познания состоит в восхождении от простого чувственного восприятия к вершинам абстракции. Научное знание есть знание наиболее достоверное, логически доказуемое и необходимое.

В учении о познании и его видах Аристотель различал «диалектическое» и «аподиктическое» познание. Область первого — «мнение», получаемое из опыта, второго — достоверное знание. Хотя мнение и может получить весьма высокую степень вероятности по своему содержанию, опыт не является, по Аристотелю, последней инстанцией достоверности знания, ибо высшие принципы знания созерцаются умом непосредственно.

Отправным пунктом познания являются ощущения, получаемые в результате воздействия внешнего мира на органы чувств, без ощущений нет знаний. Отстаивая это теоретико-познавательное основное положение, «Аристотель вплотную подходит к материализму». Ощущения Аристотель правильно считал надежными, достоверными свидетельствами о вещах, но оговариваясь добавлял, что сами по себе ощущения обуславливают лишь первую и самую низшую ступень познания, а на высшую ступень человек поднимается благодаря обобщению в мышлении общественной практики.

Цель науки Аристотель видел в полном определении предмета, достигаемом только путём соединения дедукции и индукции:

1) знание о каждом отдельном свойстве должно быть приобретено из опыта;

2) убеждение в том, что это свойство — существенное, должно быть доказано умозаключением особой логической формы — категорическим силлогизмом.

Основной принцип силлогизма выражает связь между родом, видом и единичной вещью. Эти три термина понимались Аристотелем как отражение связи между следствием, причиной и носителем причины.

Система научных знаний не может быть сведена к единой системе понятий, ибо не существует такого понятия, которое могло бы быть предикатом всех других понятий: поэтому для Аристотеля оказалось необходимым указать все высшие роды, а именно категории, к которым сводятся остальные роды сущего.

Размышляя над категориями и оперируя ими в анализе философских проблем, Аристотель рассматривал и операции ума и его логику, и, в том числе, логику высказываний. Разрабатывал Аристотель и проблемы диалога, углубившие идеи Сократа.

Он сформулировал логические законы:

закон тождества — понятие должно употребляться в одном и том же значении в ходе рассуждений;
закон противоречия — «не противоречь сам себе»;
закон исключённого третьего — «А или не-А истинно, третьего не дано».

Аристотель разрабатывал учение о силлогизмах, в котором рассматриваются всевозможные виды умозаключений в процессе рассуждений.

Этические взгляды

Для обозначения совокупности добродетелей характера человека как особой предметной области знания и для выделения самого этого знания науки Аристотель ввёл термин «этика». Отталкиваясь от слова «этос» (др. греч. ethos) Аристотель образовал прилагательное «этический» для того, чтобы обозначить особый класс человеческих качеств, названных им этическими добродетелями. Этические добродетели являются свойствами характера темперамента человека, их также называют душевными качествами.

Учение о добродетелях

Аристотель делит все добродетели на нравственные, или этические, и мыслительные, или разумные, или дианоэтические. Этические добродетели представляют собой середину между крайностями — избытком и недостатком — и включают в себя: кротость, мужество, умеренность, щедрость, величавость, великодушие, честолюбие, ровность, правдивость, любезность, дружелюбие, справедливость, практическая мудрость, справедливое негодование. Относительно нравственной добродетели Аристотель утверждает, что она есть «способность поступать наилучшим образом во всём, что касается удовольствий и страданий, а порочность — это её противоположность». Нравственные, или этические, добродетели (добродетели характера) рождаются из привычек-нравов: человек действует, приобретает опыт, и на основе этого формируются черты его характера. Разумные добродетели (добродетели ума) развиваются в человеке благодаря обучению.

Добродетель — это внутренний порядок или склад души; порядок обретается человеком в сознательном и целенаправленном усилии.

Аристотель, как и Платон, делил душу на три силы: разумную (логическую), страстную (фумоейдическую) и желающую (епифумическую). Каждую из сил души Аристотель наделяет свойственной ей добродетелью: логическую — разумностью; страстную — кротостью и мужеством; желающую — воздержностью и целомудрием. В целом душа, по Аристотелю, имеет следующие добродетели: справедливость, благородство и великодушие

Внутренний конфликт

Каждая ситуация выбора сопряжена с конфликтом. Однако выбор нередко переживается гораздо мягче — как выбор между различного рода благами (зная добродетель, можно вести порочную жизнь).

Аристотель постарался показать возможность разрешения этого нравственного затруднения.

Слово «знать» употребляется в двух значениях:

1) «знает» говорят о том, кто только обладает знанием;

2) о том, кто применяет знание на практике.

Далее Аристотель уточнял, что, строго говоря, обладающим знанием следует считать лишь того, кто может применять его. Так, если человек знает одно, а поступает по-другому, значит не знает, значит он обладает не знанием, а мнением и ему следует добиться истинного знания, выдерживающего испытание в практической деятельности.

Добродетельность как разумность обретается человеком в процессе уяснения собственной двойственности и разрешения внутреннего конфликта (по крайней мере, насколько это в силах самого человека).

Человек

Для Аристотеля человек — это прежде всего общественное или политическое существо («политическое животное»), одарённое речью и способное к осознанию таких понятий как добро и зло, справедливость и несправедливость, то есть обладающее нравственными качествами.

В «Никомаховой этике» Аристотель отмечал, что «человек по природе существо общественное», а в «Политике» — существо политическое. Он также выдвинул положение, что человек рождается политическим существом и несёт в себе инстинктивное стремление к совместной жизни. Врождённое неравенство способностей — причина объединения людей в группы, отсюда же различие функций и места людей в обществе.

В человеке есть два начала: биологическое и общественное. Уже с момента своего рождения человек не остаётся наедине с самим собой; он приобщается ко всем свершениям прошлого и настоящего, к мыслям и чувствам всего человечества. Жизнь человека вне общества невозможна.

Космология Аристотеля

Аристотель вслед за Евдоксом учил, что Земля, являющаяся центром Вселенной, шарообразна. Доказательство шарообразности Земли Аристотель видел в характере лунных затмений, при которых тень, бросаемая Землёй на Луну, имеет по краям округловатую форму, что может быть только при условии шарообразности Земли. Ссылаясь на утверждения ряда античных математиков, Аристотель считал окружность Земли равной 400 тысяч стадий (ок. 71200 км). Аристотель кроме того первым доказал шарообразность и Луны на основе изучения её фаз. Его сочинение «Метеорология» явилось одной из первых работ по физической географии.

Влияние геоцентрической космологии Аристотеля сохранилось вплоть до Коперника. Аристотель руководствовался планетарной теорией Евдокса Книдского, но приписал планетарным сферам реальное физическое существование: Вселенная состоит из ряда концентрических сфер, движущихся с различными скоростями и приводимых в движение крайней сферой неподвижных звёзд.

Шарообразны и небесный свод и все небесные светила. Однако доказывал эту мысль Аристотель неправильно, исходя из телеологической идеалистической концепции. Шарообразность небесных светил Аристотель выводил из того ложного взгляда, что так называемая «сфера» является наиболее совершенной формой.

Идеализм Аристотеля получает в его учении о мирах окончательное оформление:

«Подлунный мир», то есть область между орбитой Луны и центром Земли, есть область беспорядочных неравномерных движений, а все тела в этой области состоят из четырёх низших элементов: земли, воды, воздуха и огня. Земля как наиболее тяжёлый элемент занимает центральное место. Над ней последовательно располагаются оболочки воды, воздуха и огня.

«Надлунный мир», то есть область между орбитой Луны и крайней сферой неподвижных звёзд, есть область вечноравномерных движений, а сами звёзды состоят из пятого, совершеннейшего элемента — эфира.

Эфир (пятый элемент или quinta essentia) входит в состав звёзд и неба. Это божественный, нетленный и совершенно непохожий на другие четыре элемента.

Звёзды, по Аристотелю, неподвижно укреплены на небе и обращаются вместе с ним, а «блуждающиеся светила» (планеты) движутся по семи концентрическим кругам. Причиной небесного движения является Бог.

Учение о государстве

Аристотель подверг критике учение Платона о совершенном государстве и предпочитал говорить о таком политическом устройстве, которое может иметь у себя большинство государств. Он считал, что предлагаемая Платоном общность имущества, жён и детей приведёт к уничтожению государства. Аристотель был убеждённым защитником прав индивида, частной собственности и моногамной семьи, а также сторонником рабства.

Осуществив грандиозное обобщение социального и политического опыта эллинов, Аристотель разработал оригинальное социально-политическое учение. При исследовании социально-политической жизни он исходил из принципа: «Как и всюду, наилучший способ теоретического построения состоит в рассмотрении первичного образования предметов». Таким «образованием» он считал естественное стремление людей к совместной жизни и к политическому общению.

По Аристотелю, человек — политическое существо, то есть социальное, и он несёт в себе инстинктивное стремление к «совместному сожительству».

Первым результатом социальной жизни Аристотель считал образование семьи — муж и жена, родители и дети… Потребность во взаимном обмене привела к общению семей и селений. Так возникло государство. Государство создаётся не ради того, чтобы жить вообще, а жить, преимущественно, счастливо.

Согласно Аристотелю государство возникает только тогда, когда создаётся общение ради благой жизни между семьями и родами, ради совершенной и достаточной для жизни самой себя.

Природа государства стоит «впереди» семьи и индивида. Так совершенство гражданина обусловливается качествами общества, которому он принадлежит — кто желает создать совершенных людей, должен создать совершенных граждан, а кто хочет создать совершенных граждан, должен создать совершенное государство.

Отождествив общество с государством, Аристотель был вынужден заняться поисками целей, интересов и характера деятельности людей от их имущественного положения и использовал этот критерий при характеристике различных слоёв общества. Он выделял три главных слоя граждан: очень зажиточные, средние, крайне неимущие. По мысли Аристотеля, бедные и богатые «оказываются в государстве элементами, диаметрально противоположными друг другу, что в зависимости от перевеса того или иного из элемента устанавливается и соответствующая форма государственного строя». Будучи сторонником рабовладельческой системы, Аристотель тесно связывал рабство с вопросом собственности: в самой сути вещей коренится порядок, в силу которого уже с момента рождения некоторые существа предназначены к подчинению, другие же — к властвованию. Это общий закон природы и ему подчинены и одушевлённые существа. По Аристотелю, кто по природе принадлежит не самому себе, а другому и при этом всё-таки человек, тот по своей природе раб.

Наилучшее государство — это такое общество, которое достигается через посредство среднего элемента (то есть «среднего» элемента между рабовладельцами и рабами), и те государства имеют наилучший строй, где средний элемент представлен в большем числе, где он имеет большее значение сравнительно с обоими крайними элементами. Аристотель отмечал, что, когда в государстве много лиц лишено политических прав, когда в нём много бедняков, тогда в таком государстве неизбежно бывают враждебно настроенные элементы.

Основным общим правилом, по идее Аристотеля, должно служить следующее: ни одному гражданину не следует давать возможности чрезмерно увеличивать свою политическую силу сверх надлежащей меры.

Политик и политика

Аристотель, опираясь на результаты платоновской политической философии, выделил специальное научное изучение определённой области общественных отношений в самостоятельную науку о политике.

Согласно Аристотелю, люди могут жить только в обществе, в условиях политической системы, так как «человек по природе своей существо политическое». Чтобы правильно устроить общественную жизнь, людям необходима политика.

Политика — наука, знание о том, как наилучшим образом организовать совместную жизнь людей в государстве.

Политика представляет собой искусство и умение государственного управления.

Сущность политики раскрывается через её цель, которая, по мнению Аристотеля, заключается в том, чтобы придать гражданам высокие нравственные качества, сделать их людьми, поступающими справедливо. То есть цель политики — справедливое (общее) благо. Достичь этой цели нелегко. Политик должен учитывать, что люди обладают не только добродетелями, но и пороками. Поэтому задачей политики является не воспитание нравственно совершенных людей, а воспитание добродетелей в гражданах. Добродетель гражданина состоит в умении исполнять свой гражданский долг и в способности повиноваться властям и законам. Поэтому политик должен искать наилучшего, то есть наиболее отвечающего указанной цели государственного устройства.

Государство — продукт естественного развития, но и одновременно высшая форма общения. Человек по природе своей есть существо политическое и в государстве (политическом общении) завершается процесс этой политической природы человека.

Формы государственного правления

В зависимости от целей, которые ставят перед собой правители государства, Аристотель различал правильные и неправильные государственные устройства:

Правильный строй — строй, при котором преследуется общее благо, независимо от того, правит ли один, немногие или многие:

Монархия (греч. monarchia — единовластие) — форма правления, при которой вся верховная власть принадлежит монарху.
Аристократия (греч. aristokratia — власть лучших) — форма государственного правления, при которой верховная власть принадлежит по наследству родовой знати, привилегированному сословию. Власть немногих, но более чем одного.
Полития — Аристотель считал эту форму наилучшей. Она встречается крайне «редко и у немногих». В частности, обсуждая возможность установления политии в современной ему Греции, Аристотель пришёл к выводу, что такая возможность невелика. В политии правит большинство в интересах общей пользы. Полития — «средняя» форма государства, и «средний» элемент здесь доминирует во всём: в нравах — умеренность, в имуществе — средний достаток, во властвовании — средний слой. «Государство, состоящее из средних людей, будет иметь и наилучший государственный строй».

Неправильный строй — строй, при котором преследуются частные цели правителей:

Тирания — монархическая власть, имеющая в виду выгоды одного правителя.
Олигархия — соблюдает выгоды состоятельных граждан. Строй, при котором власть находится в руках людей богатых и благородного происхождения и образующих меньшинство.
Демократия — выгоды неимущих, среди неправильных форм государства Аристотель отдавал предпочтение именно ей, считая её наиболее сносной. Демократией следует считать такой строй, когда свободнорождённые и неимущие, составляя большинство, имеют верховную власть в своих руках.

В основе всех общественных потрясений лежит имущественное неравенство. По Аристотелю, олигархия и демократия основывают своё притязание на власть в государстве на том, что имущественное — удел немногих, а свободой пользуются все граждане. Олигархия защищает интересы имущих классов. Общей же пользы ни одна из них не имеет.

При любом государственном строе общим правилом должно служить следующее: ни одному гражданину не следует давать возможность чрезмерно увеличивать свою политическую силу сверх надлежащей меры. Аристотель советовал наблюдать за правящими лицами, чтобы они не превращали государственную должность в источник личного обогащения.

Отступление от права означает отход от цивилизованных форм правления к деспотическому насилию и вырождению закона в средство деспотизма. «Не может быть делом закона властвование не только по праву, но и вопреки праву: стремление же к насильственному подчинению, конечно противоречит идее права».

Главное в государстве — гражданин, то есть тот, кто участвует в суде и управлении, несёт военную службу и выполняет жреческие функции. Рабы исключались из политической общности, хотя должны были составлять, по мнению Аристотеля, большую часть населения.

Аристотель предпринял гигантское по масштабам исследование «конституции» — политического устройства 158 государств (из них сохранилось только одно — «Афинская полития»).

Аристотелев корпус

В «Аристотелев корпус» (лат. Corpus Aristotelicum) по традиции включают труды, излагающие учение Аристотеля, но не принадлежащее самому Аристотелю. Далее сочинения, принадлежность которых Аристотелю считается сомнительной, помечены знаком.

Сочинения, которые по общему признанию исследователей Аристотелю не принадлежат, помечены знаком

Логика (Органон)

Категории / Κατηγοριῶν / Categoriae
Об истолковании / Περὶ ἑρμηνείας / De interpretatione
Первая аналитика / ἀναλυτικά πρότερα / Analytica priora
Вторая аналитика / ἀναλυτικά ὑστερα / Analytica posteriora
Топика / Τοπικῶν / Topica
О софистических опровержениях / Περὶ τῶν σοφιστικῶν ἐλέγχων / De sophisticis elenchis


Читай о жизни АРИСТОТЕЛЯ, биографию великого философа, учение мудреца: АРИСТОТЕЛЬ
(384-322 до н. э.)

Древнегреческий философ. Учился у Платона в Афинах; в 335 году до н. э. основал Ликей, или перипатетичекую школу. Воспитатель Александра Македонского. Сочинения Аристотеля охватывают все отрасли знания того времени. Основоположник формальной логики, создатель силлогистики. «Первая философия» (позднее названная метафизикой) содержит учение об основных принципах бытия. Колебался между материализмом и идеализмом. Основные сочинения: логический свод «Органон» («Категории», «Об истолковании», «Аналитики» 1-я и 2-я, «Топика»), «Метафизика», «Физика», «О возникновении животных», «О душе», «Этика», «Политика», «Риторика», «Политика». Аристотель родился в Стагире, греческой колонии, расположенной на северо-западном побережье Эгейского моря. Оторванный от Эллады, Стагир и соседние с ним полисы (суверенные города-государства, включавшие прилегавшие к ним земли) окружали иллирийские и фракийские племена, находившиеся тогда все еще на родовой ступени общественного развития. Отец Аристотеля, Никомах, был придворным врачом при Аминте III, царе Македонском; Никомах происходил из семьи потомственных лекарей. Он был первым наставником Аристотеля и передал ему свои познания в естествознании и медицине. Аристотель провел детство при дворе, общаясь со своим сверстником — сыном Аминты Филиппом, будущим македонским царем. Впоследствии Аристотель был воспитателем его сына — Александра Македонского.

В 369 году до н. э. пятнадцатилетний Аристотель лишился родителей, и заботы о нем принял на себя его опекун, Проксен. Аристотель наследовал от отца значительные средства, это дало ему возможность продолжать образование под руководством Проксена. Книги тогда были очень дороги, но Проксен покупал ему даже самые редкие, таким образом, Аристотель в юности пристрастился к чтению. Аристотель всегда тепло вспоминал о Проксене, а после смерти опекуна заботился о его вдове, усыновил сына его Никанора, любил мальчика как родного и впоследствии выдал за него замуж свою дочь Пифиаду. Под руководством Проксена он изучал растения и животных. Многие историки утверждают, что Аристотель наследовал от отца не только материальные средства, но также многие сочинения, запечатлевшие наблюдения органической и неорганической природы.


И в Македонии, и в Стагире Аристотель слышал рассказы об афинских мудрецах, о Сократе и Платоне. Но ему не хотелось явиться в Афины малообразованным, неподготовленным, он откладывал свой отъезд до тех пор, пока Проксен не передал ему всю свою мудрость. В 367 году до н. э. он отправился совершенствовать свое образование в центр культурной жизни Эллады — Афины. И прибыл туда в то время, когда Платон уехал на три года на Сицилию. Можно себе представить удивление и огорчение Аристотеля. Однако, это имело и положительные последствия. Он познакомился не только с философией Платона, но и другими течениями. К приезду Платона Аристотель уже хорошо изучил основные положения его философии и мог отнестись к ним критически. Результаты оказались бы другими, если бы он впервые узнал об учении Платона от него самого и всецело отдался бы обаянию его личности. Аристотель не привык к лишениям и стеснениям, имел привычки, иногда не согласовавшиеся с кодексом греческого философа. Аристотель не терпел, чтоб ему предписывали — как есть, пить и одеваться. Он любил женщин, хотя невысоко их ценил, и, вопреки обычаю, не находил нужным скрывать первого. Тем самым Аристотель восстановил против себя афинян, не желавших признать его истинным философом. Между тем Платон высоко ценил Аристотеля и называл его «умом». Сравнивая его с другим своим учеником, Платон говорил, что «один (Ксенократ) нуждается в шпорах, другой (Аристотель) — в узде».

Свободный образ жизни Аристотеля породил различные слухи. Говорили, что он в кутежах спустил свое состояние и, чтобы добыть средства для существования, избрал профессию дрогиста. В действительности же Аристотель, не терпевший стеснений, никогда не предавался излишествам; он знал медицину и в Афинах оказывал медицинскую помощь, когда за ней к нему обращались. Но в то время каждый медик изготовлял и продавал лекарства своим больным; отсюда и возник нелепый слух. Аристотель провел в обществе Платона семнадцать лет. Есть основание полагать, что Платон любил своего гениального и непокорного ученика и не только передал ему все свои познания, но перелил в него всю свою душу. Между учителем и учеником завязалась тесная дружба со всеми ее атрибутами — временными размолвками, горячим примирением и т. д. Аристотеля часто обвиняли в неблагодарности к Платону, но лучшим опровержением этого служат слова самого Аристотеля о его отношении к Платону. В одном из трех сохранившихся стихотворений он писал, что дурной человек не имеет права даже хвалить Платона, который первый показал как своим образом жизни, так и учением, что быть хорошим и быть счастливым — две стороны одного и того же стремления. В «Этике Никомаха» он, как всегда, немногословно, сообщает о том, как тяжело ему, истины ради, говорить против Платона. Действительно, в полемике с творцом идей он всегда говорил в сдержанном и глубоко почтительном тоне. До смерти Платона Аристотель не открывал своей школы, хотя философские его воззрения давно были разработаны. Несмотря на это, он учил только риторике. В своих лекциях он полемизировал с софистом Исократом, поражая его насмешками. Исократу в то время было около восьмидесяти лет. С ним, собственно, не стоило и сражаться, но Аристотель в его лице побивал всех софистов. Среди учеников Аристотеля был Гермий, раб Атарнейского тирана; впоследствии, благодаря дружбе со своим господином и своему образованию, он сделался его преемником.

Итак, Аристотель около двадцати лет занимался в Академии Платона. Он мало интересовался политической жизнью. В 355 году до н. э. положение Аристотеля в Афинах, где он как иногородец не имел политических и гражданских прав, несколько упрочилось в связи с приходом к власти промакедонской партии. Однако Аристотель и Ксенократ решили покинуть Афины. К этому их побудило нежелание оставаться в Академии под началом племянника Платона Спевсиппа, который стал схолархом не благодаря своему превосходству, а лишь потому, что к нему как наследнику Платона перешло имущество Академии.

Покинув великий город, Аристотель вместе с Ксенократом отправился в Среднюю Азию и принял приглашение любимого ученика Гермия, тирана малоазийского города Атарнея, погостить у него в прибрежном Ассосе. Воспитанный в Афинах и преданный философии, пылкий Гермий лелеял мечту освободить все греческие города Малой Азии от персидского ига. Желания Гермия не мог не разделять Аристотель; вероятно, великий философ играл в этом деле не последнюю роль, ведь не зря путешествию Аристотеля в то время все придавали характер дипломатической миссии. Но Диоген Лаэртский все же был не прав, заявив, что афиняне отправили Аристотеля послом к македонскому царю.

Гермия постигла трагическая участь. Точная дата его смерти не известна. Случилось же с ним следующее. Связанный поневоле с персами, Гермий, однако, вел переговоры с Филиппом II, уже тогда замышлявшим общеэллинскую войну с персидской монархией Ахеменидов. Беглый грек Ментор, находившийся на службе у персидского царя, вовлек Гермия в заговор и затем выдал его Артаксерксу, который велел лишить жизни тирана Атарнея. Перед смертью Гермий просил передать своим друзьям-философам, что он не совершил ничего, что было бы недостойно философии.

Смерть Гермия глубоко опечалила Аристотеля, может быть, еще более потому, что тот погиб за идею, созревшую в уме самого философа. Свое горе Аристотель излил в двух стихотворениях, которые дошли до нас. Первое — гимн добродетели. Вот его начало:

«О добродетель, заставляющая людей покорять свою природу, ты первая из сокровищ, которое человек должен стараться себе завоевать. Ради тебя Греция, счастливая своим страданьем, неизменно переносит бесконечное горе. За твою святую красоту, благородная и чистая дева, она видит смерть своих сынов. Так прекрасен вечный плод, которым ты пленяешь души героев. Греки этот плод предпочитают знатности происхождения, золоту и сладкому покою».

Другое стихотворение — четверостишье, представляющее надпись на памятнике, воздвигнутом Аристотелем Гермию в Дельфийском храме:

«Один персидский царь, противник всех законов, умертвил того, кто здесь изображен. Великодушный враг постарался бы победить его открыто оружием; изменник выдал его, опутав сетями ложной дружбы».

Аристотель поступил как истинный грек: погиб его друг, которого он, несомненно, считал образцом добродетели; и он не оплакивает потери в своих стихах, не выражает своих чувств, а поет в честь его гимн добродетели. Этот гимн послужил Горацию мотивом одной из его лучших од. Аристотель был врагом персов, иго которых считал величайшим злом для Греции. С македонским царем его сближала общая ненависть к ним, к варварству, а не глубокий космополитизм, как предполагали некоторые.

Аристотель провел в этом городе три года (348 (347)-345 годы до н. э.), здесь он нашел себя, здесь определилось его собственное мировоззрение Аристотель женился на младшей сестре Гермия, Пифиаде; девушка осталась после смерти брата без защиты и без всяких средств к жизни. Аристотель принял в ее судьбе братское участие, а потом их сблизило общее горе.

Гнев персидского царя был так велик, что Аристотелю пришлось спасать жизнь молодой девушки и свою собственную. Последующие три года мыслитель жил в городе Митилена на соседнем с Ассосом острове Лесбос, куда его пригласил Теофраст — друг и помощник, уроженец тех мест. Ксенократ же возвратился в Афины.

Пифиада долго жила с Аристотелем, чувствовала себя с ним вполне счастливой; умирая, она завещала, чтобы останки ее положили в могилу любимого мужа. Пережив жену, Аристотель в завещании своем упомянул об этом ее желании. От Пифиады у Аристотеля была дочь, Пифиада-младшая.

Во время пребывания на острове Лесбосе Аристотель получил приглашение от македонского царя Филиппа приехать в Македонию и стать воспитателем его сына Александра.

Предание гласит, что в год рождения наследника престола Филипп написал Аристотелю письмо следующего содержании: «Царь Македонский приветствует Аристотеля. Извещаю тебя, что у меня родился сын; но я благодарю богов не столько за то, что они даровали мне сына, сколько за рождение его во времена Аристотеля; потому что я надеюсь, что твои наставления сделают его достойным наследовать мне и повелевать македонянами».

В конце 340-х годов до н. э. Аристотель прибыл в новую столицу Македонии — город Пеллу. Воспитанию Александра Аристотель посвятил три года. Трудно сказать, в чем состояла методика воспитания Аристотеля и насколько ему удалось облагородить характер будущего «завоевателя мира», отличавшегося безрассудной смелостью, вспыльчивостью, упрямством и безмерным честолюбием. Но, конечно, Аристотель не стремился сделать из Александра философа и не изводил его геометрией, а нашел главное средство воспитания в поэзии, и особенно в эпосе Гомера. Говорят, что Аристотель специально для своего воспитанника «издал» гомеровскую «Илиаду», благодаря чему тот обрел свой идеал в Ахилле. Впоследствии Александр якобы сказал: «Я чту Аристотеля наравне со своим отцом, так как если отцу я обязан жизнью, то Аристотелю — тем, что дает ей цену». Воспитание Александра закончилось, когда последний стал соправителем Македонии.

Во время восьмилетнего пребывания в Македонии Аристотель главным образом занимался наблюдением природы; это можно приписать отчасти влиянию воспоминаний, отчасти тому, что слишком разнообразная придворная жизнь мешала занятиям, требовавшим большой сосредоточенности и напряжения ума. Филипп, а потом Александр не жалели ничего, чтобы обеспечить Аристотелю возможность заниматься науками. Александр, сам склонный к наукам, подарил Аристотелю солидную сумму денег, более тысячи человек обязаны были доставлять ему редких животных, растений и т. д. Смерть Филиппа застала Аристотеля еще в Македонии, он провел со своим воспитанником первые годы его царствования, но, когда Александр отправился в поход в Азию, Аристотель уехал в Афины, оставив Александру вместо себя племянника своего и ученика, философа Каллисфена. Аристотелю в то время было пятьдесят лет. Некоторые историки утверждают, что Аристотель сопровождал Александра в первых походах в далекие страны, и приводят в подтверждение своих догадок наблюдения Аристотеля за жизнью животных, которых нелегко было перевезти в Македонию. Достоверно известно только, что в начале царствования Александра связывали с его бывшим учителем общие интересы, живой же связью между ними служил философ Каллисфен. Аристотель возвратился на родину — в Стагир, разрушенный Филиппом II в войне против Афин. Там он провел три года (339-336 годы до н. э.). В это время (338 год до н э) произошло решающее для всей Эллады событие — сражение при Херонее (в Беотии), в котором Филипп II нанес поражение соединенному греческому войску и стал властелином всей Эллады. Эпоха классической Греции как совокупности полисов на этом заканчивается. Придя к власти, Александр из уважения к своему учителю восстановил разрушенный Стагир. Признательные соотечественники воздвигли в честь мыслителя великолепное здание, где он мог учить своей философии, окруженный любовью и почетом, но Аристотель решил вернуться в Афины.

В335 году до н. э. философ прибыл туда с женой Пифиадой, с дочерью и воспитанником Никанором. В Академии в то время главою платоновской школы был Ксенократ Аристотель при поддержке македонян, и в первую очередь своего друга Антипатра, которого Александр, ушедший в поход против персов, оставил наместником на Балканах, открыл собственную школу. Правда, как иногородцу, ему разрешили открыть школу лишь за чертой города — к востоку от городской границы Афин, в Ликее. Ранее Ликей был одним из афинских гимнасиев (местом для гимнастических упражнений). Он находился рядом с местом Аполлона Ликейского, что и дало название и гимнасию, и школе Аристотеля.

На территории школы находились тенистая роща и сад с крытыми галереями для прогулки. Так как «прогулка» и «крытая галерея вокруг двора» по-древнегречески «перипатос», то школа Аристотеля получила второе название — «перипатическая». Правда, существует и другая версия возникновения этого названия. Аристотель учил, прогуливаясь по тенистым аллеям. Диоген Лаэртский говорит, что эта привычка развилась вследствие заботы Аристотеля об Александре, которому он запрещал много сидеть. От этой привычки и получило название школа.

Вскоре после переселения Аристотеля в Афины умерла жена его Пифиада, Аристотель горько оплакивал свою потерю и воздвиг ей мавзолей. Через два года после ее смерти он, однако, женился на своей рабыне Гарпимиде, от которой родился у него сын Никомах.

Аристотель вел занятия два раза в день — утром и вечером, по утрам он беседовал о трудных предметах с учениками, знакомыми с началами философии, а по вечерам учил начинающих. Ксенократ, имея много учеников, установил для них определенную дисциплину, назначал по очереди архонтов и устраивал им банкеты. Это понравилось Аристотелю, и он ввел такую же традицию в своей школе, добавив новое правило, чтобы на банкеты ученики являлись не иначе, как в чистой одежде. Это характеризует Аристотеля и выдает неряшливость других философов его времени.

Аристотель рано начал учиться и поздно начал учить, в этом состоит его преимущество За исключением лет, отданных Александру Великому, он всю жизнь посвятил получению знаний и самостоятельной работе мысли. Аристотель утверждал, что после пятидесяти лет умственные силы слабеют, это пора, когда надо пожинать то, что раньше посеял.

Большая часть его сочинении написана в Афинах в последние тринадцать лет его жизни. Такой труд способен был поглотить все время. В те годы, когда Аристотель создавал свои сочинения и терпеливо разъяснял своим ученикам особенности своей философии, Афины представляли собой настоящий вулкан, готовый к извержению. Ненависть к македонянам клокотала в сердцах афинян и грозила произвести разрушительное опустошение. Второй афинский период целиком совпадает с периодом походов Александра Македонского, иначе говоря, с «эпохой Александра». Аристотель пытался внушить Александру мысль о принципиальном различии греков и негреков. Его открытое письмо Александру «О колонизации» успеха у царя не имело. Последний повел на Ближнем Востоке совсем иную политику он препятствовал смешению пришлого, греческого, и местного населения. Кроме того, он вообразил себя восточным деспотом-полубогом и требовал от своих друзей и соратников соответствующих почестей.

Племянник Аристотеля Каллисфен, бывший историографом Александра, отказался признать превращение македонского монарха в фараона и был казнен, что привело к охлаждению отношений между бывшим воспитанником и бывшим воспитателем. Неожиданная смерть тридцатитрехлетнего Александра в Вавилоне (который он предполагал сделать столицей своей державы) 13 июня 323 года до н. э. вызвала в Афинах антимакедонское восстание, в ходе которого представители промакедонской партии были подвергнуты репрессиям.

Хотя Аристотель держался в стороне и вел себя как истинный мудрец, положение его с каждым днем становилось опасным. Не имея веских причин для его изгнания, афиняне обвинили его в неуважении к богам. Верховный жрец Элевсинских таинств предъявил ему стереотипное обвинение в кощунстве. Поводом для этого послужило стихотворение Аристотеля на смерть Гермия. Оно квалифицировалось как пеан — гимн в честь бога, что не подобало смертному, а потому считалось кощунством. Не дожидаясь суда, Аристотель передал управление Ликеем Теофрасту и покинул город, чтобы афиняне вторично не совершили бы преступления против философии, он имел в виду смерть Сократа.

Возможно, мыслитель поспешил с бегством его друг Антипатр вскоре подавил восстание в Афинах и власть промакедонской партии была восстановлена. Из Афин Аристотель уехал в Халкиду, где через два месяца и умер в 322 году до н. э. от болезни желудка, он страдал ею всю жизнь, она в его семье была наследственной болезнью.

Клевета преследовала Аристотеля всю жизнь, хотя он умер естественной смертью, распространился слух, что Аристотель убил себя, не желая предстать на суд перед Ареопагом. Но Аристотель был всегда против самоубийства. Поступки же его никогда не шли вразрез с убеждениями. Некоторые отцы церкви впоследствии утверждали, что Аристотель утонул, бросившись в пролив, отделяющий остров Эвбею от Греции. Это объясняли отчаянием философа из-за невозможности постигнуть в то время явление прилива и отлива. Такой вымысел заслуживает, однако, внимания потому, что свидетельствует о страстной любознательности Аристотеля. Упомянутый же пролив представляет действительно одно из немногих мест Средиземного моря, в которых явление прилива и отлива особенно заметно.

Диоген Лаэртский сохранил завещание Аристотеля, в подлинности которого мы не имеем оснований сомневаться, таково мнение о нем многих авторитетов. Исполнителем своей последней воли Аристотель назначил Антипатра, полководца Александра Македонского. «В случае моей смерти, — говорит Аристотель, — пусть Антипатр возьмет на себя исполнение моей последней воли. До тех пор, пока Никанор в состоянии будет принять управление моим имуществом, пусть о нем пекутся Аристомен, Тимарх, Гиппарх и Феофраст, то же самое относится к моим детям и к Герпиллиде.

Когда моя дочь вырастет, пусть ее отдадут Никанору, если она умрет до замужества или не оставит детей, Никанор наследует все мои богатства и делается властелином всех моих рабов. Никанор обязан заботиться о моей дочери и моем сыне Никомахе, чтобы они ни в чем не терпели недостатка, он должен заменить им отца и брата. Если Никанор умрет до женитьбы или не оставит детей, распоряжения его надлежит исполнить. В таком случае, если Феофраст захочет взять к себе мою дочь, то ему будут принадлежать и все права, предоставленные мной Никанору, если же Феофраст не пожелает женитьбы на моей дочери, тогда судьбой детей моих пусть распорядятся опекуны о Антипатром.

Я прошу опекунов и Никанора помнить меня и не забывать, какую привязанность питала ко мне Герпиллида. Если она после смерти моей захочет выйти замуж, опекуны должны позаботиться о том, чтобы она не выбрала бы человека, стоящего ниже меня по рождению. В случае замужества дать ей сверх всего, что она от меня получила, талант серебра и три служанки, если она пожелает взять последних. Если она захочет жить в Халкиде, то дать ей помещение, смежное с садом, если же предпочтет Стагир, пусть занимает дом моих предков.

Я даю свободу Амбракиде и назначаю ей в приданое пятьсот драхм и одну рабу а Фале сверх того участка земли, который я ей купил, одну молодую рабу и тысячу драхм. Тихон получит свободу после замужества моей дочери. Тогда же освободить Филона и Олимпию с ее сыном. Детей моих слуг не продавать, но отдать их в услужение моим наследникам до их совершеннолетия, а затем, если окажутся достойными, освободить. Я прошу также окончить и поставить на место заказанные мной статуи (в честь Прокурена и его жены). В мою могилу положить останки Нифиады, как она сама того желала. Завещаю также выполнить обет, данный мной за сохранение жизни Никанора, — поставить в Стагире статуи животных из камня в честь Зевса и Афины Спасителей».

Тело Аристотеля было перевезено из Халкиды в Стагир, где его сограждане воздвигли ему роскошный мавзолей, он существовал довольно долгое время, но не сохранился до наших дней. Вероятно, приведенный отрывок только часть завещания, мы не находим в нем никаких распоряжений относительно библиотеки, которая, как известно, отказана была Феофрасту, ученику и преемнику Аристотеля.

Его забота о близких ему людях говорит об истинной привязанности и даже нежности, которую сам Аристотель считал украшением мужчины, он говорил если мужчина желает быть пленительным, он должен занять у женщин грации и нежности, и если женщина желает покорять сердца, она должна обладать известной долей мужества. Следует также обратить внимание на отношение Аристотеля к своим рабам, Аристотеля принято считать ревностным защитником рабства. Из завещания же его видно, что в сердце своем он не мог не признавать в них тех же людей, он заботился об их участи после своей смерти так же, как о членах собственной семьи. Сын Аристотеля Никомах, принявший было участие в издании оставшегося от отца письменного наследия, умер молодым. Дочь же, Пифиада-младшая, была трижды замужем и имела трех сыновей, младший из которых (от третьего мужа — физика Метродора) был тезкой своего великого деда и учителя, заняв после его смерти пост главы Ликея, он позаботился о воспитании внуков Аристотеля. Детище Аристотеля — его философская школа Ликей — просуществовало до конца античного мира.

«Детьми» Стагирита были и его сочинения. Наследие мыслителя огромно. Древние каталоги насчитывали нескольких сот его трудов. До нас дошла лишь небольшая их часть.

Нам остается сказать несколько слов об отношениях Аристотеля к своим современникам, к той партии демагогов, которая заставила его удалиться из Афин. Он мало высказывался в этом отношении при жизни, говорить и даже писать было ему небезопасно, Аристотель наблюдал проявления страстей с тем спокойствием, с каким отмечал явления бурь и направления ветров. Один из древнейших писателей говорит по этому поводу». Во дни Соломона мудрость подняла голос на площадях, но не была услышана.

Так продолжается и до сих пор. На площадях нет места для мудрости. Мудрость требует спокойного размышления, на площадях же всегда шум и суматоха. Аристотель проникнут презрением к толпе, а толпа в свою очередь питает инстинктивное презрение к Аристотелю. Крайние мнения, выраженные резким языком, имеют в толпе наибольшую популярность». В неограниченную демократию Аристотель не верил, замечая саркастически, что хотя афиняне и открыли две полезные вещи пшеницу и свободу, но умели пользоваться только первой, а другой пользовались короткое время, и то для того только, чтоб злоупотреблять ею. Аристотель, как универсальный мыслитель, не только владел всей совокупностью знаний своего времени, но и заложил основы по существу новых наук, таких как физика, биология, психология, а также логика и этика. При этом его не переставал волновать вопрос а чем же, собственно, занимается сама философия и каково ее место среди других наук? Более ранние греческие мыслители исследовали природу вещей и назывались «фисиологами», поскольку в то время философия еще не отделилась от науки как исследования природы. Сократ и Платон противопоставляли прежним «фисиологам» принцип «познай самого себя». В свою очередь, Аристотель синтезировал эти крайние точки зрения, показав, что человеческое мышление и окружающий мир в своей сущности совпадают, представляют собой одно и то же. Те формы, в которых человеческое мышление и его предмет суть одно и то же, и являются главным предметом философии с точки зрения ее классической традиции.

Аристотель, правда, продолжал называть «философией» всю совокупность научно-теоретического знания о действительности. При этом он ввел названия «первая философия» и «вторая философия», которую он еще называл и «физикой». Что касается «первой философии», то впоследствии она станет называться «метафизикой». Причем термин «метафизика» самим Аристотелем не употреблялся. Его стал использовать ученик Аристотеля и систематизатор его произведений Андроник Родосский. Этим термином он назвал то сочинение, которое у Аристотеля следовало после «Физики». Буквально «метафизика» так и переводится, «то, что после физики». Но по существу это наука о умопостигаемом, то есть о том, что находится за пределами нашего опыта, за пределами видимой природы.

Отвергнув платоновское учение об «идеях» как бестелесных сущностях всего, Аристотель выдвинул теорию, согласно которой все сущее происходит и состоит из двух основных начал — «формы» и «материи» Активным и ведущим началом в этой паре у Аристотеля является форма, именно с ней он связывает решение проблемы всеобщего.

Бог, по Аристотелю, является источником творческой активности. Именно Бог наделяет все существующие тела их спецификой, то есть особой формой. Но Бог у Аристотеля является еще и целью, к которой стремится все сущее.

Средневековые мыслители с особым вниманием отнеслись к учению Аристотеля о душе, изложенному в одноименном трактате. Аристотель начинает с того, что душа есть не только у человека. Ее имеют также растения и животные. Растительная душа, по Аристотелю, обладает способностью роста, питания и размножения. Животная душа отличается тем, что обладает чувством. Душа человека есть разумная душа.

Другое важное свойство души, по Аристотелю, ее бестелесность. Он последовательно и аргументировано отстаивает то, что душа не может быть телом, потому что она есть, как выражается Аристотель, смысл и форма. Причем душа как форма живого тела не является внешней формой, это внутренняя форма живого тела, которую Аристотель называет энтелехией. Вместе с тем, возражая пифагорейцам и своему учителю Платону, Аристотель настаивает на том, что душа неотделима от тела, а потому невозможно переселение душ. В особенности это касается растительных и животных душ. Что касается души человека, то о ее бессмертии Аристотель позволял себе различные суждения, что породило споры среди его последователей в средние века и эпоху Возрождения. Наследие Аристотеля столь обширно, что невозможно охарактеризовать все его разделы. Важно отметить, что главные направления его мысли существенно определили дальнейшее развитие европейской философии. В отличие от Платона, Аристотель видит в Боге высшую инстанцию не столько социального, сколько природного порядка Бог у Аристотеля — это не платоновское Высшее Благо, на чем затем сделает акцент христианская теология, а предельное основание мироздания. В качестве «формы форм» и перводвигателя Бог находится отнюдь не за пределами нашего мира Бог и первоматерия как бы задают и определяют границы мира. И в этом состоит своеобразие дуалистической философии Аристотеля.

«Первую философию», или метафизику, интересует лишь то, что существует всегда и везде и не может быть другим. Такого рода понятия Аристотель именует «категориями». К ним он относит сущность, качество, количество, отношение, место, время, положение, обладание, действие, страдание. При этом чаще всего он говорит о категориях как о формах «сказывания» о мире. И сам термин «категория» он взял из грамматики.

В своих политических взглядах Аристотель исходит из понимания человека как «общественного животного», сферу жизни которого составляют семья, общество, государство. Государство (как и экономику) Аристотель рассматривает очень реалистически государственный деятель не может ждать, пока наступят идеальные политические условия, а должен, исходя из возможностей наилучшим образом управлять людьми — такими, какие они есть, и прежде всего заботиться о физическом и моральном состоянии молодежи. Наилучшие государственные формы суть монархия, аристократия, умеренная демократия, оборотной стороной которых, то есть наихудшими государственными формами, являются тирания, олигархия, охлократия (господство черни).


………………………………..
Copyright: жизнь биография учение

Имя великого грека Аристотеля знает каждый школьник и студент. Оно встречается им на страницах учебников по математике, философии, истории, геометрии. Также Аристотель знаменит своими сочинениями, собственной философской системой и прогрессивными идеями, а также личным знакомством с Александром Македонским.

Детство и юность

Аристотель появился на свет в македонском городе Стагире в 384 или в 383 году до нашей эры в семье врача Никомаха, который служил при дворе царя Аминты Третьего. Отец был родом с острова Андрос, а мать будущего философа – Фестида – с Халкиды Эвбейской. Род отца был одним из самых древних в Элладе. Никомах настоял на том, чтобы Аристотеля и остальных детей обучали с ранних лет, что считалось нормальным для знатных семейств того времени. Благородное происхождение и высокий статус отца сослужили ему службу, когда его родители в 369 году до нашей эры умерли. Аристотеля усыновил муж его старшей сестры, которого звали Проксен. Именно он настоял на том, чтобы племянник продолжил свое обучение, и всячески этому способствовал. От отца Аристотель унаследовал интерес к медицине, биологии и естествознанию. Проводя много времени при дворе Аминта Третьего, мальчик общался с его сыном – Филиппом, который позже стал новым македонским царём под именем Филипп Второй.

Отец оставил сыну приличную сумму денег, которые пошли на обучение Аристотеля. Проксен покупал мальчику книги, в том числе и самые редкие. Опекун и воспитанник были очень близки, и эту дружбу Аристотель пронес через всю жизнь. После смерти опекуна он делал все, чтобы семья Проксена ни в чем не нуждались.

Формирование мировоззрения и философских идей

Отец Аристотеля написал несколько сочинений по медицине, которыми зачитывался мальчик в юности. Также среди наследия Никомаха были его личные наблюдения, описывавшие органическую и неорганическую природу. Эти сочинения способствовали формированию мировоззрения мальчика, которое продолжало развиваться под влиянием следующих факторов:

  • Аристотель постоянно слушал при дворе и в семье рассказы о , и других мудрецах из Афин.
  • Проксен заставлял мальчика много читать книг по естествознанию и передавал ему свои личные знания и мудрость.
  • После переезда в Афины в 367 году до нашей эры Аристотель стал изучать труды Платона.
  • Также он знакомился с философскими сочинениями других греческих философов и мудрецов.
  • Продолжая своё образование, Аристотель учился в Афинах – центре политической, общественной, культурной и научной жизни древней Эллады.

Аристотель обладал острым умом и отличной памятью и довольно скептически относился к философским концепциям и идеям Платона. Молодой человек не поддался обаянию старого грека, несмотря на то, что в детстве восхищался Платоном и считал его своим учителем.

Огромное влияние на Аристотеля оказывала среда, в которой он вырос. С юных лет Аристотель привык жить красиво, ни в чем себе не отказывая. Поэтому его кодекс поведения отличался от образа жизни древнегреческих философов и историков.

В первую очередь, Аристотель делал все, что хотел, не терпя никаких ограничений. Он ел и пил, что хотел, одевался совсем не так, как другие греки, увлекался женщинами, тратил на них большие средства. При этом женщин он не оценивал слишком высоко и этот факт совсем не скрывал.

Отказ от аскетического образа жизни философа, к которому так привыкли афиняне, отвернули от Аристотеля жителей Афин. Они отказывались признавать его настоящим философом, не считая его равным Платону. Последний, впрочем, несмотря ни на что, отдавал должное острому уму и идеям Аристотеля.

Подобный образ жизни привел к тому, что грек потратил состояние, которое осталось от отца. Биографы Аристотеля говорят о том, что философ решил стать дрогистом. То есть, заняться собиранием лекарственных трав и изготовлением зелий на продажу. По другой версии, Аристотель не тратил состояние, а занимался медициной и зельями, поскольку хотел помогать больным. Скорей всего, это и вызвало зарождение слухов о том, что Аристотель спустил все деньги на кутежи и женщин.

Платоновский период

Два великих грека познакомились уже тогда, когда Аристотель сформировал собственную философскую концепцию, а Платон уже был знаменит в эллинском мире. Его авторитет был неопровержим, но это не мешало Аристотелю критиковать своего учителя, спорить с ним и любить его. Рядом с Платоном Аристотель был 17 лет, которые были наполнены разными событиями. Ученика часто упрекали в неблагодарности к Платону, но сам Аристотель говорил, что вынужден выступать против своего учителя. В его стихах и сочинениях биографы находят подтверждение этой версии.

В одном из своих сочинений Аристотель говорил, что ради истины обязан критиковать Платона и оспаривать его тезисы. При этом в каждой полемике ученик всегда был почтителен с учителем. Насмешки доставались другим. Например, старцу-софисту Исократу, в лице которого Аристотель изобличал всех софистов и насмехался над ними.

Почти двадцать лет ученик находился в Академии Платона. В это время он практически не интересовался политической жизнью Афин. После смерти Платона в 347 году до нашей эры Аристотель и Ксенократ решили покинуть город, поскольку имущество и управление Академией перешли в руки Спевсиппа.

За пределами Афин

Греки отправились в Малую Азию, где остановились в городе Атарнея, которым управлял тиран Гермий. Это был ученик Аристотеля, воспитанный на его идеях и философии. Гермий, как и его учитель, стремился избавить греческие полисы в Малой Азии от владычества Персии. Некоторые современники Аристотеля считают, что философ приехал к тирану не с личным визитом, а с дипломатической миссией.

Тирана Гермия вскоре убили по приказу персидского царя Артаксеркса. Убийство Гермия стало ударом для Аристотеля, который потерял не только друга и ученика, но и союзника в борьбе за независимость полисов. В дальнейшем он посвятил ему два стихотворения, в которых воспел добродетели Гермия.

В Атарнее Аристотель провел три года, женился на приёмной дочери Гермия – Пифиаде, сблизившись с ней после смерти её отца. Вместе с ней, спасаясь от персов, Аристотель бежал из Атарнеи на остров Лесбос в город Митилен. В браке философ с Пифиадой прожил всю жизнь, пережив ее на несколько лет. У пары была дочь, которую назвали в честь матери. Друг Аристотеля Ксенократ в это время вернулся в Афины. Пребывание на Лесбосе не продлилось долго. Философ вскоре получил письмо от Филиппа Второго, который после смерти своего отца возглавил Македонию. Филипп приглашал Аристотеля стать воспитателем его сына – Александра.

Македонский период

Точная дата приезда Аристотеля в Пеллу – столицу Македонии – неизвестна. Скорей всего, это произошло в конце 340-х гг. до нашей эры. Здесь философ пробыл восемь лет, из которых три года отдал воспитанию наследника престола. Аристотель в обучении Александра отдавал предпочтение героическим эпосам и поэзии того времени. Особенно македонскому принцу нравилась Илиада, в которой идеальным героем для Александра стал Ахиллес. Процесс воспитания и обучения закончился в тот момент, когда Филиппа Второго убили, и Александр стал новым правителем Македонии.

Одновременно с обучением, Аристотель занимался наукой, развивал свои идеи, наблюдал за природой. И Филипп, и Александр выделяли большие деньги для того, чтобы грек ни в чем не нуждался. Став правителем, Александр отдал распоряжение о том, чтобы придворные доставляли ученому редкие виды животных, растений, трав, деревьев. При дворе македонского царя Аристотель пробыл до тех пор, пока правитель страны не отправился в поход в Азию. После этого философ собрал свои вещи и отправился в Афины. В столице вместо грека остался его племянник Каллисфен, который был воспитан в духе аристотелевской философии и мировоззрения.

Как и все, что связано с Аристотелем, пребывание в Македонии опутано слухами и тайнами. Современники философа говорили о том, что он много времени проводил в походах с Александром, когда тот стал завоевывать мир. Биографы же утверждают, что таких поездок не было, а все наблюдения за редкими животными, жизнью других народов Аристотель делал во время пребывания при македонском дворе.

Возвращение в Афины

После Македонии Аристотель в возрасте 50 лет в сопровождении жены, дочери и воспитанника Никанора вернулся в родной город Стагир. Он был полностью разрушен во время греко-македонских войн. Стагир восстановили на деньги Александра Македонского, отец которого и приказал сравнять Стагир с землей. За это жители города построили здание для Аристотеля, чтобы он тут учил своих сторонников. Но Аристотель отправился дальше – в Афины. Здесь философ открыл собственную философскую школу, которая находилась за чертой города, поскольку Аристотель не был полноправным гражданином этого греческого полиса. Школа находилась в Лике, где занимались афинские гимнасты. Школа располагалась на территории рощи и сада, в котором были построены специальные крытые галереи для прогулок. Такое строение в Древней Греции называлось перипатос, отсюда, скорей всего, и возникло название школы Аристотеля – перипатическая.

В Афинах, вскоре после переезда, умерла Пифиада, что стало ударом для философа. В ее честь он построил мавзолей, куда приходил оплакивать почившую супругу. Спустя два года он снова женился на рабыне Гарпимиде, в браке с которой у него родился сын Никомах.

Занятия в школе Аристотель проводил два раза в день – по утрам, беседуя с учениками о самых трудных предметах и философских проблемах, и по вечерам, обучая тех, кто находился только в начале философского познания. Были в школе банкеты, куда ученики приходили только в чистой одежде.

Именно в Афинах были написаны основные произведения и сочинения Аристотеля, который получил прекрасный шанс излагать свои идеи ученикам.

В конце правления Александра Македонского произошло охлаждение в его отношениях с Аристотелем. Македонский царь провозгласил себя богом и требовал соответствующих почестей от приближенных. Не все соглашались делать это, и Александр казнил их. Среди жертв гордыни Александра был и Каллисфен, который после отъезда дяди в Афины стал личным историографом царя.

Смерть Александра Македонского вызвала в Афинах восстание, философа обвинили в неуважении к греческим богам. Над греком должен был состояться суд, но его Аристотель не дождался и уехал в Халкид. Здесь он скончался в 322 году через два месяца после приезда. Управление школой в Афинах перед путешествием философ оставил Теофрасту.

Практически сразу после кончины Аристотеля появился слух о том, что грек совершил самоубийство. Эта неправдоподобная версия возмутила учеников философа, которые знали, что Аристотель всю жизнь выступал против самоубийства.

Похоронили философа в Стагире, где местные жители построили выдающемуся земляку шикарный мавзолей. К сожалению, здание до наших дней не сохранилось. Никомах – сын Аристотеля – готовил сочинения отца к изданию, но умер в молодом возрасте. Пифиада три раза была замужем, воспитывала троих сыновей, младшего из которых звали Аристотель. Именно он длительное время возглавлял школу своего знаменитого деда, заботился об учениках, сторонникахи сочинениях Аристотеля-старшего.

Наследие философа

Грек писал очень много трудов, о чем свидетельствуют записи в античных каталогах. До наших дней сохранилась совсем небольшая часть произведений философа. К ним относятся:

  • «Политика».
  • «Законы».
  • «Государственные устройства».
  • «Этика Никомаха».
  • «О философии».
  • «О справедливости» и другие.

Философские идеи Аристотеля

Его считают универсальным ученым, человеком энциклопедических знаний, который изучал логику, этику, психологию, физику, биологию, математику. Он изучал место, которое философия занимает среди наук. Под философией Аристотель понимал комплекс научных и теоретических знаний о действительности. Среди основных идей, которые в своем учении разрабатывал Аристотель, стоит отметить:

  • Человеческое мышление и мир – сложные, многосторонние явления.
  • Суть человеческого мышления – самый главный предмет философии как науки.
  • Существуют понятия «первая философия», под которой Аристотель понимал метафизику, и «вторая философия», ставшая потом физикой. Метафизику интересует только то, что существует всегда и везде. Любопытно, что метафизика – это все сочинения, написанные Аристотелем после произведения «Физика». Термин «метафизика» использовал не сам философ, а его ученик Андроник, дословно это слово так и переводится «после физики».
  • Все сущее состоит из двух начал – материи и формы, которая является действующим и ведущим элементом.
  • Бог – это источник всего творческого и всего активного. Также Бог – это цель, к которой все сущее все время стремиться.
  • Душой обладают и люди, и растения, и животные, у которых душа имеет чувства. У растений душа – стимулирует рост. У людей душа обладает разумом.
  • Душа бестелесная, это форма живого тела, но не его внешняя форма, а внутренняя. Душа неотделима от тела, из-за чего не существует переселение душ.
  • Бог и первоматерия определяют границы мира, а также задают их.

В политической сфере Аристотель понимал человека как общественное животное. Его сферу жизни формируют государство, общество и семья. Государство у философа – это государственный деятель, который управляет людьми так, как того требуют обстоятельства, заботясь об их духовном, моральном и физическом развитии. Для государства самыми лучшими формами могут быть только:

  • Аристократия.
  • Монархия.
  • Умеренная демократия.

Обратными негативными сторонами таких государственных форм считаются охлократия, тирания и олигархия.

Существующие науки Аристотель поделил на три группы:

  • Поэтические, способные внести в жизнь человека прекрасное.
  • Теоретические, обучающие знаниям. Это математика, физика и первая философия.
  • Практические, отвечающие за поведение человека.

Благодаря Аристотелю в науке появилось понятие «категория». Философ выделял такие категории, как материя, которая рождается из первоэлементов; форма; время; цель; время, бытие; дедукция и индукция.

Аристотель считал, что знания человек получает, основываясь на собственных ощущениях, опыта и умений. Все эти категории можно проанализировать и сделать потом выводы (умозаключения). Знания человек получает только тогда, когда может применить их на практике. Если этого не происходит, то такие знания стоит называть мнение.

­Краткая биография Аристотеля

Аристотель — великий древнегреческий философ; родоначальник формальной логики и один из наиболее влиятельных ученых древности. Родился в 384 г. до н.э. в Стагире во Фракии. Считается воспитателем Александра Македонского, учеником Платона и основателем лицея. Семья, в которой родился мыслитель, принадлежала к истинным эллинам. С тех пор, как будущий философ лишился родителей, он жил под­ покровительством своего опекуна Проксена. Отец ученого был личным врачом при царе, поэтому он с детства был приближен ко двору.

В 17-летнем возрасте молодой Аристотель поехал учиться в Афины, где провел следующие двадцать лет. Там он изучал философию, а затем поступил в Академию, основанную великим Платоном. Учитель выделял его среди других учащихся за недюжинный ум и талант. Однако Аристотель вскоре стал отбиваться от общего класса и разрабатывать свое личное мировоззрение, что не помешало двум ученым долгое время сохранять дружеские отношения. Вскоре философ покинул Афины, так как был приглашен в Македонию царем Филиппом II в качестве воспитателя для сына.

Когда он в 335 г. вернулся в Афины, то не застал Платона живым, а Академией теперь управлял племянник ученого Спевсипп. Тогда Аристотель создал свою собственную, так называемую перипатетическую школу — Ликей (лицей). Вскоре он был вынужден покинуть Афины из-за назревающего недовольства царем Филиппом. Следующим его пристанищем стала Малая Азия. Три года он прожил у своего друга Гермия, пока того не приказал казнить персидский царь Артаксеркс III. В честь друга Аристотель написал гимн стихами. Следующие несколько лет он провел на родине великой древнегреческой поэтессы Сапфо.

В честь научных исследований Македонский царь выделил ученому огромную сумму. На протяжении почти всей жизни Александр поддерживал связь с Аристотелем, так как тот искусно умерял его горячность. Именно Аристотель привил этому великому монарху любовь к «Илиаде». Отец царя, Филипп II, в благодарность философу даже восстановил из руин его родной город Стагиру. Конец верной дружбе Аристотеля с Александром пришел с казнью Каллисфена — племянника ученого, который прямо или косвенно был причастен к заговору против царя.

Большая часть сочинений Аристотеля была написана во время его повторного визита в Афины. В этот период умерла его жена Пифиада, после чего он женился повторно на рабыне Герпиллиде. Сын ученого Никомах умер юным, поэтому продолжателем его дела была единственная дочь Пифиада. Главой Ликея, однако, он назначил своего самого талантливого ученика — Теофраста. Умер великий ученый на острове Эвбея в 322 г. до н.э. Его обширная библиотека, по словам римского ученого Страбона, перешла к Теофрасту, а затем к его потомкам.

Мы не далеко от того места, где были


Лицей Аристотеля в Афинах, один из центров древнегреческой философии. Основан: 334 г. до н. Э. / Фото Спироса Камилалиса, Creative Commons

Лицей использовался для философских дебатов задолго до Аристотеля и просуществовал еще долго.


Куратор / рецензия Мэтью А. Макинтоша
Public Historian
Brewminate


Введение

Лицей (древнегреческий: Λύκειον, Lykeion ) или Ликей был храмом, посвященным Аполлону Ликею («Аполлон, бог-волк» [1] ).

Он был наиболее известен перипатетической школой философии, основанной здесь Аристотелем в 334/335 г. до н.э. Аристотель бежал из Афин в 323 г. до н. Э., Но школа продолжала функционировать под руководством ряда руководителей, пока римский генерал Сулла не разрушил ее во время своего нападения на Афины в 86 г. до н. Э. [2]

Остатки лицея были обнаружены в современных Афинах в 1996 году в парке за зданием парламента Греции. [3]

Лицей

Афинская школа , Рафаэль, Музеи Ватикана / Фото Раффаэлло Санцио, Wikimedia Commons

Лицей использовался для философских дебатов задолго до Аристотеля.Здесь говорили такие философы, как Продик Кеосский, Протагор и многочисленные рапсоды. [2] Самыми известными философами, которые преподавали там, были Исократ, Платон (из Академии) и самый известный афинский учитель Сократ. [4] Помимо военной подготовки и обучения, в лицее также проводились собрания Афинской Ассамблеи до того, как Пникс стал официальным местом встреч в V веке до нашей эры. В лицее также проводились культовые практики различных групп. [2]

Школа и библиотека Аристотеля

В 335 г. до н. Э. Афины попали под власть Македонии, и 50-летний Аристотель вернулся из Азии. По возвращении Аристотель начал регулярно преподавать по утрам в лицее и основал официальную школу под названием «Лицей». После утренних уроков Аристотель часто читал лекции на почве для публики, и в конечном итоге рукописи его составленных лекций стали распространяться. Группа ученых, следовавших доктрине Аристотеля, стала известна как перипатетики из-за склонности Аристотеля ходить, как он учил. [5]

Основным направлением деятельности Аристотеля как учителя было совместное исследование, идея, которую он основал в своей работе по естествознанию и систематическом сборнике философских работ для пополнения своей библиотеки. [5] Его ученикам были поручены исторические или научные исследовательские проекты в рамках учебы. Школа также принадлежала ученикам. Студенты выбрали нового студенческого администратора, который будет работать с руководством школы каждые десять дней, позволяя всем ученикам участвовать по очереди. [6] До возвращения в Афины Аристотель был наставником Александра Македонского, который стал великим завоевателем Александром Великим. [5]

Во время завоеваний различных регионов Александр собирал образцы растений и животных для исследований Аристотеля, что позволило Аристотелю создать первый из существующих зоопарков и ботанических садов. Также есть подозрения, что Александр пожертвовал лицею сумму, эквивалентную более 4 миллионам долларов. [6] В 322 г. до н.э. Аристотель был вынужден бежать из Афин со своей семьей, когда политическое руководство снова отреагировало против македонцев, и его ранее опубликованные работы в поддержку правления Македонии сделали его мишенью. Он передал свой лицей Теофрасту и умер позже в том же году в Халкиде, недалеко от своего родного города. [7]

История библиотеки Аристотеля

Аристотель. Потолок в Большом зале здания Томаса Джефферсона, Библиотека Конгресса, Вашингтон, округ Колумбия.К. / Фото Джембайза, Wikimedia Commons

Теофраст включил в свое завещание положение, согласно которому библиотека лицея оставила его предполагаемому последователю Нелею работы как его, так и Аристотеля, а также студенческие исследования, философские исторические тексты и истории философии. Однако старшие ученики лицея назначили Страто следующим руководителем, и после его ухода из школы в середине 3 века до н.э. Нелей развел лицей с его библиотекой и забрал все книги с собой в Скепсис в Мисии. [5] Нелей был знатоком Теофраста и Аристотеля, и, возможно, Теофраст надеялся подготовить каталог из 10 000 свитков папируса. По крайней мере, некоторые из книг, похоже, были проданы библиотеке в Александрии. В X веке в каталоге библиотеки были обнаружены рукописи Теофраста и Аристотеля, которые почти должны были быть получены от Нелея. Остальные, похоже, были спрятаны его семьей, известной своим невежеством. [8]

Затем библиотека исчезла на несколько столетий, пока не была куплена у наследников Нелея в I веке до н.э. и возвращена школе.Однако, когда Сулла напал на Афины, книги были отправлены в Рим. Во время их путешествий пятая часть работ Аристотеля была утеряна и, таким образом, не является частью современной аристотелевской коллекции. Тем не менее, то, что осталось от работ Аристотеля, и остальная часть библиотеки были организованы и отредактированы для школьного использования между 73 и 20 годами до н. Э. Предположительно Андроником Родосским, одиннадцатым руководителем лицея. [4] С тех пор оставшиеся работы были переведены и широко распространены, обеспечивая большую часть современных знаний древней западной философии. [5]

Лицей имени Аристотеля

Теофраст

Как глава лицея, Теофраст продолжил сосредоточение Аристотеля на наблюдениях, совместных исследованиях и документировании философской истории, тем самым внося свой собственный вклад в библиотеку, особенно как первый организатор ботаники. Хотя он не был гражданином Афин (он познакомился с Аристотелем в 340-х годах на своей родине, Лесбосе), в 315 году до нашей эры ему удалось купить землю рядом с главным тренажерным залом лицея, а также несколько зданий для библиотеки и дополнительное рабочее место. [5] Теофраст продолжал свою собственную работу во время преподавания и продемонстрировал свою преданность обучению и образованию, оставив землю лицея своим друзьям, чтобы после его смерти продолжить их работу в области образования в области философии в не частной традиции школы. .

В эпоху Теофраста и его преемника Стратона из Лампсака Лицей переживал упадок, пока не пал вместе с остальной частью Афин в 86 г. до н. Э.

Есть мнение, что лицей был основан в I веке н.э. Андроником Родосским и снова процветал как философская школа во II веке, до тех пор, пока герулы и готы не разграбили Афины в 267 году н.э. [7]

Руководители лицея

Теофраст возглавлял лицей в течение 36 лет, с момента изгнания Аристотеля из Афин в 322 г. до н. Э. До своей смерти в 286 г. до н. Э. [5] Есть некоторые предположения, что и Аристотель, и Теофраст были похоронены в садах лицея, хотя никаких могил не было идентифицировано. [9] За Теофрастом последовал Стратон, который был главой школы до 268. Ликон из Троады, вероятно, Аристон Кеосский, Критолай, Диодор Тирский и Эримней были следующими руководителями школы.Кроме того, Андроник Родосский служил одиннадцатой главой.

Лицей

В разные периоды истории лицея множество ученых и студентов проходили по его parapetoi , хотя некоторые из наиболее известных включают Евдема, историка математики, Аристоксена, написавшего сочинения о музыке, и Дикаарха, плодовитого писателя по темам. включая этику, политику, психологию и географию. Кроме того, историк медицины Мено и будущий правитель Афин Деметрий Фалеронский проводили время в школе.Деметрий Фалеронский правил Афинами в качестве доверенного лица династии с 307 г. до н. Э. [10]

Лицей Аристотеля сегодня

Лицей Аристотеля в Афинах

Во время раскопок 1996 года, чтобы освободить место для нового Афинского музея современного искусства, были обнаружены останки лицея Аристотеля. Описания из работ древних ее авторов намекают на расположение земли, предположительно где-то за пределами восточной границы древних Афин, недалеко от рек Илиссос и Эридан и недалеко от холма Ликавит.Место раскопок находится в центре Афин, на перекрестке улиц Ригиллис и Василиссис Софиас, рядом с Афинским военным музеем и Национальной консерваторией. Первые раскопки выявили спортзал и площадку для борьбы, но дальнейшие работы выявили большую часть того, что, как считается, выдержало эрозию, вызванную расположением близлежащей архитектуры и дренажом. Здания определенно принадлежат первоначальному лицее, так как их фундамент лежит на скале, и других слоев ниже нет.Осознав масштабы открытия, были составлены планы на случай непредвиденных обстоятельств для близлежащего строительства Художественного музея, чтобы его можно было объединить с Лицейским музеем под открытым небом и предоставить посетителям легкий доступ к обоим. Есть планы установить навесы над развалинами лицея, и территория была открыта для публики в 2009 году. [11]

Банкноты

  1. Морисон, Уильям. «Лицей». Интернет-энциклопедия философии. ISSN 2161-0002. Проверено 23 ноября 2016 года.
  2. Морисон, Уильям (2006). «Лицей». Интернет-энциклопедия философии . Проверено 30 октября 2009.
  3. «Лицей Аристотеля открыт для публики». Национальный туристический офис Греции. 2014. Проверено 22 ноября 2016 года.
  4. Стенуд, Стефан, «Аристотель: его жизнь, время и работа», Stennud. N.p., n.d. Интернет. 30 октября 2009 г.
  5. Линдберг, Дэвид К. (2007) [1992]. «4: Эллинистическая натурфилософия». Начало западной науки (2-е изд.). Чикаго: Издательство Чикагского университета. ISBN 0-226-48205-7.
  6. «Аристотель». Основы сельскохозяйственного и дополнительного образования . Роли, Северная Каролина: Колледж сельского хозяйства и наук о жизни штата Северная Каролина. Осень 2009 г. Архивировано 25 ноября 2009 г. Проверено 30 октября 2009 г.
  7. «Школа Аристотеля» на веб-сайте Греческой цивилизации Портлендского государственного университета, Портлендский государственный университет, без даты. Интернет. 30 октября 2009 г.
  8. Баэз, Фернандо (2008). Всеобщая история уничтожения книг . Нью-Йорк: Атлас и компания. С. 58–60. ISBN 978-1-934633-01-4.
  9. «Лицей». Наука в древнем мире: энциклопедия . Санта-Барбара: ABC-CLIO, 2004. Справочное кредо. Интернет. 31 октября 2009г.
  10. «Лицей». Кембриджский философский словарь . Кембридж: Издательство Кембриджского университета, 1999. Справочное кредо. Интернет. 30 октября 2009 г.
  11. «Лицей Аристотеля в Афинах будет открыт для публики как место археологических раскопок».Архивировано 2 марта 2012 года. Дата обращения 27 октября 2011.

Первоначально опубликовано в Википедии 17.01.2019 под лицензией Creative Commons Attribution-ShareAlike 3.0 Unported.

Нравится:

Нравится Загрузка …

Комментарии

комментариев

Продолжить чтение

Лицей Аристотеля в Афинах — Афины и не только

Лицей Аристотеля расположен в самом центре Афин, между Византийским и христианским музеями и Афинской консерваторией.Это одна из трех старейших гимназий — Академия Платона и Киносаргес.

Лицей расположен на тихой территории площадью 11 500 метров в части Афин, известной как Ликейон. Этот археологический памятник чрезвычайно важен, поскольку именно здесь Аристотель преподавал все свои научные и философские теории.

На протяжении 18 веков, вплоть до эпохи Возрождения в 15 веках, Аристотель считался источником человеческой мудрости и ведущим авторитетом во многих дисциплинах.

Вам также может понравиться: Известные древнегреческие философы.

Три гимназии предоставили юношам телесное и духовное воспитание, а физическая гимнастика имела большое значение для личного развития — mens sana in corpore sano — здоровый дух в здоровом теле . В 4 веках нашей эры философские школы — первые университеты, дающие дополнительное образование — были основаны в трех гимназиях.

Аристотель основал свой лицей в 335 г. до н.э., недалеко от городских стен, на участке между реками Ириданос и Илиссос. Лицей был построен по образцу Академии Платона.Лицей Аристотеля был странствующей школой. Этот термин происходит от греческого слова « перипато», , означающего «, чтобы прогуляться» , и не было ничего, что Аристотель любил больше, чем прогулки по территории со своими учениками, обсуждая философию, риторику или математику.

Вы также можете проверить: греческие женщины-философы.

Аристотель бежал из Афин в 321 г. до н.э., но его школа продолжалась до тех пор, пока не была разрушена во время римского нападения на Афины в 86 г. до н.э.Лицей вновь открылся в I веке нашей эры и снова процветал как философская школа.

Аристотель был учеником Платона и был лучшим учеником Платона, но Аристотель придерживался различных взглядов на ряд фундаментальных философских идей. Именно эти убеждения привели его к открытию собственной школы, и именно там он развил свои собственные идеи. Он учил своих студентов своему методу индуктивного и дедуктивного рассуждения, как они должны наблюдать за окружающим миром и давал им знания о сущностях и универсальных законах.

Лицей был первым крупным учебным центром, который предложил современные научные методы Аристотеля. Помимо преподавания, Аристотель много часов писал по ряду предметов, включая этику, логику, метафизику и политику. В трудах Платона, Страбона и Ксенофонта было много упоминаний о лицее, и он был широко признан высшим образовательным центром.

На месте лицея Аристотеля не проводились раскопки до 1996 года, когда он был обнаружен в парке за зданием парламента Греции, и работы начались под руководством археолога Эффи Лигури.Недавние раскопки в 2011 году обнаружили руины палестры , где когда-то тренировались спортсмены.

Считается, что первоначально это место занимало святилище Аполлона Ликейоса, но до сих пор археологические находки не обнаружены. С древнейших времен здесь поклонялись Аполлону Ликиею. Аполлон был богом исцеления и музыки. Он также был защитником стад и стад животных от волков, и его титул происходит от слова « lykos», , что означает « волк».

Сегодня от лицея Аристотеля остались только очертания различных зданий. Палестра была сооружением, которое использовалось спортсменами для тренировок по боксу, борьбе и панкратиону, которые представляли собой комбинацию этих двух видов спорта. Палестра была довольно крупной и занимала площадь 50 на 48 метров. Это было большое здание, тянущееся с севера на юг, с входом с южной стороны.

Фундамент палестры был заложен во второй половине 4 века до нашей эры.Здание использовалось и поддерживалось более 700 лет и было окончательно заброшено в начале 4 века нашей эры. Считается, что последние 50 и более лет он не использовался как палестра.

Здание имело внутренний двор с широкими портиками с трех сторон, а за ними находился ряд прямоугольных комнат. В I веке нашей эры во внутренний двор был добавлен апсид, который спортсмены использовали для длительных холодных ванн. Были добавлены и другие ванны, и археологов впечатлила идеальная симметрия, использованная в здании

.

Посещение лицея Аристотеля, безусловно, может быть вдохновляющим, потому что, хотя от различных зданий осталось очень мало, многие считают это место «священной землей», и, безусловно, атмосфера здесь спокойная и заставляет задуматься.

Территория была благоустроена в том же стиле, в каком они были, когда Аристотель ходил вокруг них, обсуждая и медитируя. Здесь есть ухоженные дорожки и ароматные растения и травы, включая лаванду, орегано, тимьян и оливковые деревья. Помимо того, что это увлекательное место для изучения, это идеальное место, чтобы просто расслабиться — поскольку это прекрасный оазис в самом сердце Афин.

Основная информация для посещения лицея Аристотеля

  • Улица Лицей Аристотеля расположена на пересечении улиц Ригиллис и авеню Василеос Константину, недалеко от Византийского музея.Он находится в десяти минутах ходьбы от площади Синтагма.
  • Ближайшая станция метро Evangelismos (линия 3) находится в нескольких минутах ходьбы.
  • Сайт открыт с 08.00 до 20.00 ежедневно
  • Комбинированный билет : 30 €. Комбинированный билет включает вход в Акрополь, северный и южный склоны Акрополя, Библиотеку Адриана, Храм Зевса Олимпийского, Древнюю Агору, Музей Древней Агоры, Римскую Агору, Кермакейкос, Археологический музей Керамейкоса, Археологические раскопки Ликейона — для 5 дней

Поделиться — это забота!

The Thin Tweed Line

Академия Платона известна как первый в мире университет и «краеугольный камень платонической традиции в философии» (Pedersen, 1997, 12).Будучи студентом Академии, Аристотель знал об изменениях, которые необходимо было внести, и в 335 г. до н.э. он вернулся в Афины, чтобы основать свою школу — лицей. Хотя Академия Платона и перипатетическая школа Аристотеля имеют сходство, именно их различия наиболее важны для системы образования.


Аристотель основывал свои идеи преподавания на своем образовании, и «поскольку сам Аристотель был членом Афинской академии с семнадцатого по тридцать седьмой год, можно только ожидать, что школа, которую он основал в лицее, будет имеют сходство со школой Платона »(Lynch, 1972, 70).Образование было важной частью жизни Аристотеля, и, поскольку он «провел двадцать три или более лет своей жизни в компании академиков» (Lynch, 1972, 171), эти ассоциации оказали «огромное влияние на его размышления о том, что такое должно быть высшее учебное заведение »(Lynch, 1972, 171). Аристотель прекрасно понимал, какой должна быть его школа, потому что всю свою жизнь он был рядом с академиками. Он знал, чему он хотел научить и как он хотел этому учить. Он также знал, какой тип ученых он хотел создать, и многое из того, что он хотел, было похоже на то, чего хотел Платон, основатель Академии.


Мотив Аристотеля для основания перипатетической школы до сих пор неясен, однако «Аристотель действительно основал физически обособленное учреждение, и отчасти причиной может быть очевидная возможность того, что как в течение его лет в Академии, так и во время его философского интересы изменились до такой степени, что стали несовместимы с интересами сообщества в Академии »(Lynch, 1972, 73). Аристотелю нравилась Академия и то, как она управлялась, однако он не чувствовал себя «достаточно свободным, чтобы влиять на направление философской деятельности» (Lynch, 1972, 73).Хотя Аристотель основал школу с теми же намерениями, что и Платон, Аристотель основал институт, совершенно отличный от Академии.


В 387 г. до н.э. Платон основал свое учреждение и назвал его Академией. Первоначально Академия была создана для «обучения учеников, философов, которые в будущем займут руководящие должности в государстве и будут руководствоваться истинной философией» (Gondek, 1). Платоновская академия не была похожа на большинство институтов своего времени. Это была не формальная школа, а скорее собрание людей, заинтересованных в изучении математики, философии и астрономии у Платона.Это похоже на то, как Аристотель основал свое учреждение. Оба они решили организовать свои школы «как сложное и разнообразное сообщество, а не как простую группу, состоящую из учителя и его учеников». (Линч, 1972, стр. 75). Школа Аристотеля также была похожа на Академию, потому что в обеих было по два общих класса. Один класс больше всего интересовался обучением, в то время как другой класс больше всего интересовался исследованиями, что очень похоже на сегодняшние колледжи и университеты.


По сравнению с более формальной школой, которая решала, кто может учиться на основе рейтинга, и Академия Платона, и перипатетическая школа Аристотеля не имели иерархии.Чтобы попасть в Перипатетическую школу или Академию, не требовалось клятвы, диетического правила или тайного посвящения. Хотя Платон и Аристотель были вдохновлены Пифагором, это качество отличает обе школы от пифагорейского сообщества. Как и Академия, школа Аристотеля «была очень публичным местом и в различных аспектах являлась неотъемлемой частью повседневной жизни города» (Lynch, 1972, 78). Это качество было выгодным для ученых, потому что вместо того, чтобы сидеть в классе и читать лекции, они собирались обсуждать информацию и исследования в неформальной обстановке, что делает их менее устрашающими.Кроме того, учеников не заставляли продолжать посещать школу. Любой ученый, посещающий любой институт, был свободен быть интеллектуально независимым от ученой арки; однако это было более распространено в Платоновской Академии. Интеллектуальная независимость от ученой арки означала, что любой, получающий образование в этих учреждениях, имел право покинуть школу и пойти преподавать самостоятельно. Это произошло из Древней Греции, где ученые хотели распространить греческую систему образования по всему миру.Кроме того, ученые могли покинуть школу, чтобы получить образование в другом месте. Если они не соглашались с тем, чему их учили, они могли найти кого-нибудь, чтобы научить их. Это было очень необычно в школах того времени. Кроме того, что было необычным в обеих школах, так это то, что семейное происхождение не играло роли в принятии в какую-либо из школ. Если кому-то нужно было работать во время учебы в Академии или Перипатетической школе, это было возможно. В отличие от дверей пифагорейского братства, двери и Академии, и лицея были открыты без сложных преград.


Несмотря на то, что Академия и Перипатетическая школа имеют много важных качеств, различия более важны, когда они связаны с образованием. Наиболее очевидное различие между двумя школами заключалось в том, что «Платон стремился обучать, обучая, а Аристотель, помимо обучения, хотел обучать путем исследований» (Pendersen, 1997, 13). Аристотель привнес в лицей много новых качеств, которых не было в Академии. Одним из важных качеств является то, что Аристотель использовал коллекцию предшествующей литературы и, согласно Дерингу, создал «систематическое накопление информации и материалов для определенных целей, как правило, для того, чтобы сделать возможным обзор всей области знаний» (Dring, Lynch , 1972, 84).Это важно для системы образования, потому что Аристотель мог использовать предыдущие сборники работ, чтобы преподавать точную информацию и исследовать новые выводы, а не использовать неизменную информацию, что сделало невозможным делать новые выводы. Это похоже на динамическую систему обучения, которая редко использовалась в то время.


Аристотель также, согласно Дерингу, установил «тесное сотрудничество между главой школы и его коллегами-учеными» (Dring, Lynch, 1972, 84).Тесные отношения с руководителем школы имеют решающее значение для ученого и были новостью в системе образования Древней Греции. Эта новая концепция важна, потому что наличие близких отношений с главой школы означает, что учить студентов должен самый интеллектуальный и самый опытный преподаватель учебного заведения.
Аристотель популяризировал концепцию «научного мировоззрения и строго научного метода» (Dϋring, Lynch, 1972, 94). Эти концепции до сих пор используются в повседневном образовании.Некоторые могут возразить, что Платон посеял семена достижений Аристотеля, однако, согласно Линчу; это были «возможно, семена, но не корни» (Lynch, 1982, 85). Линч также заявляет, что «очевидно, что взгляды Аристотеля на высшее образование оказали важное влияние на внутреннюю структуру перипатетического сообщества и во многих важных аспектах отличали лицей от академии Платона» (Lynch, 1972, 87). Аристотель рассматривал высшее образование иначе, чем большинство философов того времени, что повлияло на то, как он руководил своей школой.Вот почему Академия Платона существенно отличается от Перипатетической школы Аристотеля. У Аристотеля, возможно, были те же самые общие идеи в структуре своей школы, но образовательная часть была совсем другой, что является наиболее важной.


В Академии Платон использовал диалектическое отношение в своих учениях. Диалектическое отношение — это метод аргументации для разрешения разногласий. Каждый участник использовал логические рассуждения в поддержку своих аргументов, и в конечном итоге был сформирован вывод.Это отличается от дебатов, потому что участники не пытаются убедить других участников; скорее они пытаются прийти к решению рассматриваемого вопроса.


В трактате Аристотеля «О появлении и уходе» он заявляет, что «те, кто долго спорит и слеп к фактам, легко обнаруживают, что имеют очень ограниченные взгляды» (Aristotle, Lynch, 1972, 86). Аристотель отошел от диалекта, потому что он не верил, что те, кто получает образование, могут иметь логические аргументы и формулировать широкие обобщения.Аргумент, не располагающий всеми фактами, может привести к ложным выводам, в результате чего ученым будет предоставлена ​​неверная информация. Вместо диалектических отношений Аристотель «рекомендовал своим ученикам искать информацию у таких людей, как охотники и рыбаки, имевшие опыт в мире природы. Он также посоветовал им следовать процедуре сбора информации, ее классификации и добавления дополнительного материала по мере продвижения »(Lynch, 1972, 87). Эти проекты требовали иного отношения между членами лицея, чем академия.Учащиеся лицея получали информацию из первых рук, а не обсуждали их со своими одноклассниками, которые не обязательно были знатоками предмета. Это больше влияет на образование, потому что учащиеся лицея получали правильную информацию из надежного источника. Тогда ученый может сделать более логичные выводы. Кто-то, кто учился в Академии, не использовал метод исследования, который использовали ученики Аристотеля, и поэтому приводил ложные аргументы. Нет смысла учиться, если преподается неверная информация.


Недоверие Аристотеля к диалектике означало, что он также верил в то, что нужно меньше обсуждать и больше учить. Хотя Аристотель отошел от Сократического метода, он сделал свое учение более понятным с помощью наглядных пособий. Даже в Древней Греции были разные типы учеников: те, кто может учиться, читая, те, кто может учиться, слушая, и те, кто учится, видя и делая. Один из методов обучения — использование наглядных пособий. Наблюдение за тем, что преподается, создает визуальную связь, в результате чего некоторым учащимся легче понять концепцию.Этот метод имел большое значение для системы образования с тех пор, как его впервые применил Аристотель.


Платон не считал, что публичное представление необходимо для образования, однако «Аристотель не только давал наставления ученикам школы по вечерам, но и публично читал лекции по утрам» (Lynch, 1972, 91). Платон и Аристотель расходились в идеях публичных экспозиций. Платон считал, что обучение ученых означает только обучение ученых, посещающих его Академию.Аристотель был готов учить всех и каждого, кто хотел учиться, потому что одной из его главных целей было поделиться своими знаниями. Линч говорит, что «школа Аристотеля также распространила свое обучение более широко среди широкой публики и не полагалась только на литературные произведения для привлечения учащихся и обучения тех, кто находится за пределами перипатетического сообщества» (Lynch, 1972, 92). При основании Перипатетической школы у Аристотеля были другие цели, чем у Платона. Он хотел обучать всех, кто хотел, и как можно шире распространять свои знания.


Поскольку у государства не было власти институтов, основатель школы имел полную свободу действий в ее управлении. В Древней Греции женщины редко получали образование, однако Академия Платона дала образование двум женщинам. Аристотель «не видел места женщинам в образовании» (Lynch, 1972,92). Законы Платон говорит: «Что касается женщин, то мои законы, конечно же, означают то же самое, что и мужской пол: они тоже должны принимать участие в таком же количестве упражнений» (Платон, Педерсен, 1997). Это различие во взглядах сильно повлияло на образование, потому что сегодняшняя система образования подтверждает правильность идей Платона о воспитании женщин.Женщины, имеющие образование, имеют такое же значение в мире, как и мужчины, получившие образование. Хотя даже в современном мире больше мужчин являются преподавателями высшего образования, «исследование, проведенное Национальной ассоциацией образования в 2006 году, показало, что детей дошкольного и начального школьного образования обучают на 75 процентов больше женщин, чем учителей-мужчин» (Anderson, 1, 2009). Разрешение женщинам учить или получать образование имеет решающее значение в современном мире, и можно сделать вывод, что, если бы Платон никогда не позволял женщинам учиться в своей Академии, женщины никогда бы не получили образование.


Частью того, что отличает системы образования друг от друга, являются предметы, которым уделяется больше всего внимания. В частной католической школе религия — одна из основных тем обсуждения, в то время как английский и математика не считаются важными. Сегодня в государственной школе США нельзя обсуждать какую-либо тему религии. Большим отличием Академии Платона от перипатетической школы Аристотеля был тот факт, что математика была чрезвычайно важной темой для обсуждения в Академии и не имела большого значения в лицее.В «Метафизике I» Аристотель утверждает, что «и Аристотель, и Теофраст в своем курсе, вероятно, обесценили важность математики — предмета, которому уделяется больше всего внимания в Академии, — и сосредоточили гораздо больше внимания на биологии» (Аристотель, Линч, 93). Учебная программа зависела от индивидуальных интересов тех, кто посещал школу в определенное время. Позволить ученикам решить, о чем они хотят узнать, — это эффективный метод обучения, потому что он поддерживает интерес учеников.

По словам Фило Габриэля, идеи Платона о философии сосредоточены на «математических истинах, а также моральных и нормативных истинах об идеалах» (Gabriel, 2010, 1).Это отличается от Аристотеля, потому что Аристотель больше сосредоточился на научных аспектах философии, таких как физика и биология. В то время как Платон меньше обращал внимание на материальный мир, Аристотель больше на нем. По словам Хизер Хамель, «Аристотель взял учения Платона в основном по физике, метафизике, астрономии и математике, которые Платон считал первой философией, и добавил вторую философию, которая включала изучение окружающего нас мира и механику всех вещей, особенно природа »(Hamel, 2010,1).Аристотель использовал то, что он узнал в Академии, и расширил эти знания, проводя собственные исследования.


Еще одно различие между перипатетической школой Аристотеля и Академией Платона заключалось в том, что Аристотель занимал менее безопасное положение в Афинах, чем Платон. Аристотель считался скорее иностранцем, чем афинским гражданином, как Платон, поэтому у школы Аристотеля было меньше возможностей для объяснения афинской политики. Поскольку перипатетическая школа Аристотеля не могла уделять слишком много внимания политике, люди обращались в Академию, когда хотели следить за политическими проблемами.Удачное добавление «Деметрия из Фалерона, который учился у Теофраста и был опытным оратором и государственным деятелем» (Lynch, 1972, 94), позволило внести в лицей политику. Деметрий, однако, был одним из немногих афинских граждан, состоявших в лицее. Отсутствие политических знаний в лицее сделало Академию более известной афинскими политиками.


Тот факт, что Аристотель не был афинским гражданином и имел связи с Македонией, сделал лицей промакедонской школой.Поскольку Аристотель обучал Александра Великого, а Александр был греческим царем Македонии, Аристотель оказал большое влияние на македонские державы. Это было отрицательной характеристикой лицея, потому что Афины были очень антимакедонскими, поэтому такие события, как смерть Александра, вызвали антимакедонскую реакцию, «а Аристотель был очевидной мишенью» (Lynch, 1972, 95). Платон родился в Афинах, поэтому, имея афинское гражданство, он не сталкивался с теми же проблемами, с которыми столкнулся Аристотель.


Сходства и различия между Академией Платона и Лицей Аристотеля очень важно указать, однако различия — это то, что больше всего повлияло на образование.Сходства больше связаны с физическими характеристиками школы, а различия связаны с образованием. И Платон, и Аристотель известны созданием блестящих школ и школ, в которых воспитывались важные исторические деятели. Хотя их школы управлялись по-разному, они обе положительно влияли на образование.

Биография Аристотеля 8 — Его жизнь и время




Жизнь и время греческого философа


Лицей

  • Собственный разум
  • Снова уезжаем из Афин
  • Завещание Аристотеля
  • Лицей им. Аристотеля

Хотя отношение Аристотеля к величественному правителю Александру могло быть не совсем идеальным, оно оказало ему значительное, хотя и неохотное уважение со стороны афинян, когда Аристотель вернулся в их город в 335 году, чтобы открыть свою школу при лицее.Это было неоднозначное уважение, поскольку афиняне питали значительную враждебность по отношению к Македонии, включая ее царя и всех его друзей. Аристотель был бы достаточно мудр, чтобы не провоцировать их чрезмерным использованием их страха перед его могущественным защитником.

Недавнее предположение Ф. Грэйффа состоит в том, что уже король Филипп надеялся, что Аристотель станет главой Академии, поскольку Спевсипп был категорически против македонского господства в Афинах. Спевсипп умер в 339 году, когда Афины начали движение к восстанию против Македонии и заключению договора с Филиппом от 346 года.Аристотель, вероятно, был одним из кандидатов, предложенных на пост главы Академии, но не более того, что голосование происходило между Ксенократом, которого сам Спевсипп хотел унаследовать от него, Менедемом из Пирры и Гераклидом Понтийским. Если на этот пост действительно был предложен Аристотель, то, вероятно, его не восприняли всерьез ни члены Академии, ни сам Аристотель.

Граев утверждает, что Аристотель был отвергнут, потому что в то время он жил в Македонии. Действительно достойный аргумент, и все же Граев утверждает, что Филипп держал Аристотеля в Македоне, чтобы подготовить его к захвату Академии.Если бы такое предложение исходило от Филиппа или кого-либо от его имени, это могло бы привести только к бесконечным осложнениям для Аристотеля, особенно если бы он получил должность ученого. Такое смешение македонцев с афинскими делами вызовет в Афинах больше шума, чем мог бы поднять антимакедонский лидер школы. И как мог Аристотель надеяться набрать учеников в школу афинской знати? Он был бы последним, кто желал бы такого исхода.

А Филипп был царем, у которого было мало сил своего сына, так что его не беспокоило бы то, что было сказано среди ученых, пока воины не отвечали, — и тогда он бы поступил с ситуацией так же, как и его сын сделал это в 335 году, когда Афины попытались поднять восстание.Тот самый год, когда Аристотель открыл свою школу, дает пищу для размышлений. Филип, вероятно, мало обращал внимания на то, кто руководил Академией, но Александр вполне мог быть доволен, если даже не инструментально, когда его бывшим наставником была открыта конкурирующая школа. Тем не менее, он также защищал Академию. Это, несомненно, нравилось и Аристотелю.
Когда Аристотель вернулся в Афины, Ксенократ три года возглавлял Академию. У Аристотеля не было ни возможности, ни стремления стать главой этой школы.Ему было приятно видеть это на попечении своего старого друга. Однако присоединиться к персоналу под командованием Ксенократа Аристотелю было уже недостаточно. Прошло двенадцать лет с тех пор, как они вместе покинули Академию, и около десяти из них они провели далеко друг от друга. У них больше не было общего, и Аристотель, несомненно, стал более твердым в своих философских взглядах и намерениях. Ему нужна была собственная школа.

Кроме того, конкуренция уменьшилась, поскольку самый популярный учитель Афин, Исократ, умер в том же году, когда Ксенократ возглавил Академию.У Аристотеля будет больше шансов привлечь студентов, чем у него, когда Исократ был еще жив. На самом деле, Исократ преподавал риторику в лицее в первой половине века, а до этого Сократ часто ходил и разговаривал там, как описано в трудах Платона Euthydemus , Euthyphro и Symposium . Так же поступил и Протагор.

Как и Академия, лицей находился на окраине Афин — к северо-востоку от города, назван в честь Аполлона Лайцея, бога-волка.Помимо места для философских бесед, это был военный полигон, место для спортивных тренировок и многое другое. Школа, которая была посвящена музам, также называлась перипатетической (от «перипатои» — прогулка или перипатео — «ходьба»), и причиной этого являются предположения — традиционно самым популярным из них является то, что название произошло от прогулок Аристотеля. предполагалось сделать, обучая своих учеников.

Диоген Лаэртий сообщает от Гермиппа, что Аристотель «выбрал общественную прогулку в лицее, на которой он ходил взад и вперед, обсуждая философию со своими учениками, пока не пришло время натереть себя маслом.«Современные ученые не поддерживают эту гипотезу. Диоген дает альтернативное объяснение, которое он получил от« других », что это имя было дано,« потому что, когда Александр оправлялся от болезни и совершал ежедневные прогулки, Аристотель присоединился к нему и поговорил с ним. по определенным вопросам «. Ученые сомневаются и в этой теории.

Аристотель привез свою семью, своего лучшего ученика Теофраста и большую библиотеку, которую он собрал. Школа была довольно успешной, принимая изрядное количество учеников.Похоже, Аристотель читал своим ученикам лекции по научным темам по утрам, а широкие аудитории — менее академическим тоном — днем ​​или вечером. Преподавание и исследования были ориентированы на естественные науки в манере, более похожей на современное высшее образование в этих областях, чем в Академии, занимающейся в большей степени космологическими спекуляциями, математикой, этикой и так далее. В лицее, как правило, все держалось на более конкретном уровне — конечно, не исключительно, а в сравнении.

Из оставшихся текстов очевидно, что Аристотель любил применять логическое мышление к любой области обучения. Предстояло проанализировать, отсортировать, систематизировать и объяснить целый мир. Там, где Академия стремилась смотреть в небо, в лицее земля внизу была столь же интригующей.


Аристотель.

Собственный разум

При открытии школы в лицее Аристотелю было около пятидесяти лет. Среди исследователей времени наиболее обсуждаемым вопросом была временная шкала и темп, в которых Аристотель дистанцировал взгляды Платона и развил свою собственную точку зрения.То, что содержится в его сочинениях, по большей части и явно совершенно отдельно от теорий Платона, а также от того, как Аристотель приходит к своим выводам. Его ум совершенно отличался от ума его учителя и Сократа, изображенного в книгах Платона. Если бы ничего не было известно о двадцати годах, которые Аристотель провел в школе Платона, связь между ними едва ли была бы очевидна в трудах Аристотеля.

К сожалению, у нас есть тексты Аристотеля только одного вида — эзотерические, предназначенные для закрытой группы учеников его школы, может быть, только для него самого, в качестве заметок к его лекциям, или, может быть, только письменный мыслительный процесс, личный инструмент для прогресса в его науке.Все они происходят из одного и того же источника — собрания рукописей, отредактированных Андроником Родосским, последним главой лицея, почти 300 лет спустя. Это не распространение материала, необходимого для твердых и надежных выводов о развитии мысли Аристотеля.

Итак, ученые спорят о том, в какое время Аристотель начал отклоняться от теорий Платона к своим собственным взглядам. Было ли это еще в годы становления в академии или уже во время учебы в лицее, в последнее десятилетие его жизни?

Одно можно сказать наверняка: когда Аристотель открыл лицей в 335 г., у него был собственный разум, и всякая воля подчиняться системе мыслей, сформированной Платоном, должна была покинуть его.В противном случае он был бы счастлив присоединиться к Академии в качестве одного из ее преподавателей. Кроме того, в возрасте 50 лет, когда до Академии осталось около двенадцати насыщенных событиями лет, Аристотель, должно быть, начал доверять своему интеллектуальному процессу, иначе он никогда бы не поверил. Более того, тексты, которые у нас есть, значительно отличающиеся как по стилю, так и по содержанию от текстов Платона, составляют такую ​​массу, что оставшиеся двенадцать лет жизни Аристотеля были бы весьма заняты, если бы он написал их все в этот период. В значительно более короткие сроки просто не хватило бы времени.

Нужен Аристотель, чтобы разобраться в динамике разума, подобного тому, который был у Аристотеля. Я считаю, что наибольший интерес следует сосредоточить не на его теориях, а на методе, который он использовал для их достижения. Мы бы назвали его образ мышления чрезвычайно систематическим и логичным. Сам Аристотель называл это аналитикой. Термин «логика», который тоже подошел бы, был введен его старым другом Ксенократом из Академии.

Вероятно, эта способность и метод мозга Аристотеля были у него с детства.Вполне возможно, что это был драйв в нем, в первую очередь заставивший его найти путь в Академию, вместо того, чтобы оставаться в Стагире. Когда Аристотель прибыл в Академию, его аналитический процесс помог ему понять мысли и теории Платона, которые были не так легко доступны для неподготовленного ума. Платон доказал в своих книгах, что он весьма искусен в своем диалектическом способе рассуждений, и логика — хотя еще не названная этим именем — была ему близка. Молодой Аристотель был бы занят в течение нескольких лет, просто поглощая и обрабатывая весь этот материал, наслаждаясь интеллектом и резкостью, которые он заключал.

Однако постепенно Аристотель, должно быть, обнаружил в нем аномалии, а также области, в которых предположения просто должны были заменить строгий разум. Позже он вряд ли смог бы устоять перед соблазном рассуждать самостоятельно, даже когда это привело его к чему-то другому, кроме тезисов Платона.

Итак, в случае сформированных и поддерживаемых теорий, Аристотель, возможно, претерпел некоторые изменения, вероятно, почти с самого начала, а затем постепенно, пока где-то в своей взрослой жизни — может быть, покинув Академию в 347 году — он не обнаружил, что убежден во многих вещах. отличается от учения Платона.Аристотель обнаружил, что он вырос, изучая философию и став философом.

Готов поспорить, что это произошло быстрее, поскольку Аристотель провел в Академии целых двадцать лет. Уму, подобному уму Аристотеля, не потребовалось бы два десятилетия, чтобы открыть себя. В собственном графике Платона для обучения в Академии Аристотель превысил как начальные десять лет базового обучения, так и дополнительные пять лет диалектического обучения. Он был вполне подготовлен к тому, чтобы иметь собственное мнение задолго до того, как покинул Академию.Наверное, от него ждали высказать собственное мнение о вещах. Платон и другие в Академии думали бы о нем меньше, если бы он никоим образом не отклонился от их выводов.

С другой стороны, образ мышления Аристотеля был бы одинаков во всем. Он проанализировал, вероятно, в виде шагов, показанных в его письме: изучение различных теорий, сравнение их, их рассмотрение, а затем обработка фактов и обстоятельств до тех пор, пока не придет к своим собственным выводам.

Возможно, этот процесс был сутью учения Аристотеля в лицее. Что касается результатов применения этого процесса к окружающему миру, он надеялся, что его ученики превзойдут его. Мир был огромен, и его неразгаданные тайны бесчисленны. Все умы могли внести свой вклад. Он просто дал им инструменты. Собственно, это в значительной степени также ядро ​​учения Платона, как оно описано в его сократических диалогах.

Таким образом, эзотерическое письмо Аристотеля было способом нетерпеливого человека стремиться вперед — с мощным методом и безграничным полем исследования.Зачем ему оттачивать его стиль? Страницы текстов Аристотеля действительно вызывает нетерпеливое дыхание, возможно, в чем-то сопоставимое с тем, что мы назвали бы экономическим письмом, или даже автоматическое. Ручка бежит впереди, изо всех сил стараясь не отставать от стремительного ума.

Снова выезжая из Афин

Спешке был положен конец, когда Александр умер в 323 году. В Афинах возродилась старая ненависть ко всему македонскому, и старый наставник Александра был весьма вероятной целью для нее.Аристотеля обвиняли в ереси, потому что он сравнил Гермия с богами в своей хвалебной речи, когда Гермий был зверски убит персами. Диоген цитирует его полностью:

.
О добродетель, труднодостижимая для поколения смертных, самая прекрасная награда, которую только может выиграть жизнь, для твоей красоты, о девственница, в Элладе было славной гибелью даже умереть и претерпеть жестокие, неутомимые труды. Ты вселяешь в ум такое мужество, нетленное, лучше золота, дороже, чем родители мягкоглазого сна.Ради тебя Геракл, сын Зевса, и сыновья Леды многое вынесли в задачах, в которых они преследовали твою мощь. И Ахиллес и Аякс, тоскуя по тебе, пришли в дом Аида, и из-за твоей дороговизны и питомец Атарнея лишился солнечного света. Поэтому будут воспеты его дела, и музы, дочери Памяти, сделают его бессмертным, возвеличивая величие Зевса, хранителя чужих, и благодать прочной дружбы.


Аристотель написал это несколькими годами ранее, но в этой новой ситуации он был поднят для того, чтобы выдвинуть против него обвинения.Действительно, возвышение его бывшего друга и благодетеля до уровня богов таким очевидным образом было бы кощунственным в любой религии. Аристотеля, возможно, также обвиняли в соблазнении умы молодежи, как это было с Сократом, но это не подтверждается.

Тем не менее Аристотель был убежден, что ему угрожает опасность, и он скорее бежал из Афин, чем предстал перед судом. Сообщается, что Аристотель заявил, что хотел спасти афинян от «дважды согрешившего против философии», первым из которых была казнь Сократа.

Аристотель отправился в Халкиду, в район своего детства, и поселился в доме, который принадлежал его матери. Феофраст остался руководить школой.

Это печальное изгнание длилось недолго. В следующем году Аристотель умер от расстройства желудка в возрасте 62 лет.


Аристотель.

Завещание Аристотеля

Диоген Лаэртий проявлял особый интерес к последним завещаниям и завещаниям философов, цитируя некоторые из них in extenso, например, Платона, Ксенократа и Аристотеля.Хотя это обычно рассматривается как еще один пример поверхностного и неуместного подхода Диогена к великим мыслителям, его книга, содержащая множество анекдотов и других деталей, мало или совсем не связанных с их философией, действительно является ценным подспорьем для любого историка. . Завещания довольно много говорят об их писателях, хотя и имеют иную природу, чем их философские произведения. Их использовали почти все, кто сколько-нибудь подробно писал о жизни этих философов.

Очевидно, что завещания, цитируемые Диогеном, были очень ценны для всех более поздних историков, до такой степени, что было бы действительно неудобно, если бы они оказались ненадежными. Однако мало что указывает на это. Детали в них соответствуют тому, что понимается и общепринято о жизни рассматриваемых философов, и нет никаких впечатляющих откровений, сделанных в завещаниях, противоречащих или даже отсутствующих в других источниках. Тем не менее, необходима некоторая осторожность, как всегда с Диогеном Лаэртским, поскольку он, похоже, больше стремился наполнить свою книгу информацией, чем подвергать сомнению ее надежность — человеческая слабость, обнаруженная у большинства из нас с подобными амбициями.Поскольку мы хотим, чтобы завещания были подлинными, никто из нас вряд ли будет подвергать их сомнению добровольно.

Однако опять же они не обнаруживают ничего совершенно неожиданного.

Диоген полностью цитирует волю Аристотеля, но неясно, в какое время она была написана. Должно быть, это было очень поздно в жизни Аристотеля, вполне вероятно, в последний год ее жизни, когда он переехал в Халкиду в 323 году. Главным его распорядителем Аристотель назначил никого, кроме Анитпатра, македонского регента, что подтверждает тесные связи он имел с македонским двором.

Завещание начинается с фразы с молитвенным звеном к ней: «Все будет хорошо; но на случай, если что-нибудь случится, Аристотель сделал такие распоряжения». И их много, учитывая не только его собственное, но и возможное несчастье других, так что, если кому-то поручена ответственность или существенная часть наследства уйдет раньше него, в завещании упоминается другой, чтобы передать ее.

Имущество Аристотеля, а также Герпиллис, женщина, с которой он жил, и дети Пифий от его единственного брака, и Никомах, его сын от Герпиллиса, должны были быть переданы совместно Аристомену, Тимарху, Гиппарху, Диотелу и Феофрасту. последнее — только «если он согласится и если позволят обстоятельства», что, вероятно, было мерой предосторожности из-за враждебности к Аристотелю в Афинах, где его старший ученик все еще оставался, руководившим школой в лицее.Доказательства тесных связей между ними могли поставить под угрозу положение Теофраста в этом городе.

Тем не менее, эти пятеро мужчин не должны были оставаться на попечении имения и тех, кто остался дома. Аристотель подробно описывает, что со всем этим делать. Когда Пифий станет достаточно взрослым для брака, Аристотель постановил, что это будет с Никанором. Поскольку Аристотель считал 18 лет идеальным для женщины, вступающей в брак, она должна была быть моложе этого возраста на момент написания завещания.Значит, она должна была родиться не ранее начала 330-х гг. До н.э., но, вероятно, не позднее 335 г., когда Аристотель открыл лицей. В большинстве работ о его жизни утверждается, что его брак продлился не более десяти лет, а поскольку он был заключен примерно в 347 или 346 году, то это будет означать примерно до 336 года, за год или около того до возвращения Аристотеля в Афины. Таким образом, смерть его жены, возможно, дала ему импульс покинуть свою северную среду обитания в качестве нового старта — или вернуться в окрестности его юных лет до свадьбы.Также возможно, что Пифий умер при рождении их дочери, что действительно объясняет, почему девочке было дано имя ее матери.

Если бы дочь Пифия родилась в 336 году, ей было бы 13 лет на момент завещания. Маловероятно, что она будет намного старше этого возраста, и уж тем более не в возрасте вступления в брак, 18 лет. Так что в любом случае жена Аристотеля должна была умереть в течение нескольких лет после его отъезда в Афины. Поэтому весьма вероятно, что он очень любил свою жену — дал своей дочери то же имя, уехал в Афины после ее смерти и никогда больше не женился.

Воля Аристотеля ясно показывает, что он тоже очень заботился о своей дочери. Он регулирует, что делать, если она умрет, «что не дай бог, и ничего подобного не случится», а также, если Никанор умрет, будь то до или после их брака. Также он хочет, чтобы Никанор заботился о своем сыне Никомахе, «как если бы он был отцом и братом». Как ни странно, Аристотель называет их «детьми» или «мальчиком» и «девочкой», но прямо не говорит, что они его дети.

Что касается Герпиллиса, Аристотель не уточняет их отношения, кроме как восхваляя «стойкую привязанность, которую Герпиллис испытывал ко мне». Никанор и исполнители должны позаботиться о ней, и если она захочет выйти замуж, они «проследят, чтобы она была отдана тому, кто не недостоин». Ей также должны быть даны деньги, три служанки по ее выбору в дополнение к горничной, которая у нее уже есть, также названный слуга. Кроме того, ей будет предоставлен дом на его территории, «если она решит остаться в Халкиде», что действительно подтверждает, что Аристотель жил там на момент написания завещания.Если вместо этого она предпочитает переехать в Стагиру, Аристотель хочет, чтобы у нее был дом его отца, который, вероятно, был местом, где родился и вырос Аристотель.

Есть также мальчик, Мирмекс, упомянутый в завещании — снова о котором должен позаботиться Никанор, «чтобы он был доставлен к своим друзьям способом, достойным меня, с его имуществом, которое мы получили». Неясно, кем может быть этот мальчик, очевидно, не слугой или рабом, и, скорее всего, не младшим братом Никомаха.Он может быть сыном умершего родственника Аристотеля, находящегося на его попечении вместе с наследством от этого родственника.

Рабыне Амбракис должна быть предоставлена ​​свобода и 500 драхм после женитьбы Пифия (здесь Аристотель говорит «моя дочь»), а также горничной. Фале и Симон, по всей видимости, слуги Аристотеля, также нуждаются в щедрости. Три рабыни и ребенок одного из них получат свободу после замужества его дочери. Аристотель не хочет, чтобы ни один из его слуг продавался, но хочет, чтобы он продолжал до тех пор, пока «не достигнет надлежащего возраста, у них будет свобода, если они этого заслуживают.»Аристотель также приказывает установить несколько статуй, одну в память о безопасном возвращении Никанора, который, следовательно, должен был быть в другом месте во время завещания.

Аристотель наставляет о своем погребении: «И где бы меня ни похоронили, там будут положены кости Пифия, согласно ее собственным указаниям». Это указывает на то, что Пифий тоже написал завещание, но оно не сохранилось.

Некоторые тексты об Аристотеле и его жизни утверждают, что воля доказывает в нем щедрый характер, а также что у него были значительные средства.Последнее, конечно, но не обязательно первое. Его вещи должны были куда-то уйти, так как он не мог взять их с собой. Ничего странного в этом нет. И освобождение своих рабов при определенных условиях не было чем-то необычным в завещаниях того времени. Платон в своем завещании предоставил избирательные права своему рабу, а Теофраст — пятому. Напротив, тот факт, что Аристотель имел приличное состояние в конце своих дней, означал бы, что он лучше умел хранить, чем тратить. Однако это доказывает его дотошный характер, внимательный к деталям, пробующий любой возможный результат, каким бы невероятным он ни был.

Лицей им. Аристотеля

Покидая Афины в 323 г. до н.э., Аристотель поручил своему ближайшему ученику Теофрасту руководить школой в лицее. Он оставался ее главой до своей смерти в 286 году, когда ему было около 85 лет. Согласно Диогену Лаэртскому, его звали Тиртам, но Аристотель переименовал его в Теофраст из-за его «изящного стиля». Среди его учеников был поэт-комикс Менандр. Лекций Теофраста могло быть около 2000 человек. Он стал настолько популярен в Афинах, что когда кто-то пытался преследовать его за нечестие, обвинитель был близок к наказанию.И когда вступил в силу закон, запрещающий любому философу быть главой школы, после чего Теофраст и многие другие философы были вынуждены бежать из города, в течение года закон был отменен, а тот, кто его ввел, был оштрафован на пять — так что философы могли вернуться. Похоже, что Теофраст был одним из них, афиняне больше всего хотели его вернуть.

Диоген Лаэртий хвалит свое письмо и дает список названий, превосходящий таковой у Аристотеля, но насчитывающий в общей сложности 232 808 строк, что составляет примерно половину числа строк, данных для сочинения Аристотеля.

Волю Теофраста, а также волю Платона и Аристотеля Диоген цитирует полностью. Там он заявляет: «Всю свою библиотеку я отдаю Нелею». Эта библиотека была бы собрана в лицее, который он унаследовал от Аристотеля, который, несомненно, расширился в течение его долгого 37-летнего пребывания в должности схоларха и, по обычаю, считался его собственностью, независимо от того, насколько остро нуждалась школа. были из этого. Однако Нелей был одним из его учеников в школе и, кажется, оставался там до самого выхода на пенсию, когда он взял книги с собой в Скепсис (небольшой городок недалеко от мифической Трои).Теофраст, возможно, ожидал другого результата, возможно, такого, что библиотека останется в школе. Мог ли он ожидать, что Нелей станет следующим лидером школы?

Если так, то он ошибался. Именно Стратон стал его преемником в 286 году и оставался им до своей смерти в 268 году. В завещании Теофраста нет другого упоминания о Стратоне, кроме как одного из семи его исполнителей и одного из десяти, которым он желает быть. община, которая будет совместно ухаживать за садом лицея, аллеей и домами — то есть школой.Neleus также находится в обоих этих списках.

Strato, с другой стороны, назначил одного преемника в своем завещании:


Я ухожу из школы в Lyco, так как некоторые из них слишком стары, а другие слишком заняты. Но было бы хорошо, если бы другие с ним сотрудничали. Я также передаю и завещаю ему все свои книги, кроме тех, автором которых я являюсь.


И именно Ликон (299-225 до н.э.) сменил Стратона на посту лидера школы в 268 году.Здесь связь с Аристотелем, должно быть, была лишь смутной теорией, поскольку основатель школы умер более двадцати лет назад, когда родился Лико.

В приведенной выше цитате из завещания Стратона следует отметить, что он позволил Лико унаследовать свои книги, за исключением тех, автором которых он был сам. Он не указывает, что следует делать с этими книгами, но этим разделением он сообщает нам, что в его распоряжении были книги определенного количества — тогда вполне вероятно, что они будут включать по крайней мере некоторые из них, написанные основателем школы, даже если Нелей ушел со всеми, что он унаследовал от Теофраста.И, возможно, Нелей взял эти книги с собой, потому что не согласился с руководством Страто в школе. Мы не знаем.

Смена руководителей школ продолжалась до 86 г. до н.э., когда римский полководец Сулла, разграбив Афины, нанес большой урон также лицее и его школе. Цицерон посетил город в 79 г. до н.э. и не нашел ничего, что осталось ни от Академии, ни от лицея. Андоник из Тодоса, возможно, переформулировал его позже в том же веке, но это неясно.Тем не менее, ко второму веку нашей эры он процветал, столкнувшись с новой катастрофой в 267 году, когда были разрушены Афины. Философы перипатетики продолжили свою работу, но в другом месте. Маловероятно, что после этого времени в лицее была большая часть школы, а если и существовала, то не нашла никакого упоминания в каких-либо современных источниках.

Отметка была сделана в свое время теми свитками текста, которые оставляли лицей с Нелеем в далеком ничтожном городке Скепсис (в Троаде / Троаде), когда он оставил школу, примерно в середине 3-го. век до нашей эры.Они должны были быть единственными прямыми источниками сочинений Аристотеля и единственными его сочинениями, которые у нас есть.


© Стефан Стенуд, 2003, 2006.

Аристотель


Введение
Жизнь Аристотеля
Хронология
Поэтика Аристотеля
Космология Аристотеля


Греческие философы




Космос Древних — Книга

Материал на этом веб-сайте о греческих философах и о том, что они думали о космологии, мифах и богах, теперь представляет собой книгу.Его можно заказать в книжных магазинах в Интернете — в печатном виде или в виде электронной книги Kindle. Оба содержат сноски с дополнительными пояснениями, а также литературные источники. Щелкните изображение, чтобы увидеть книгу на Amazon.
О файлах cookie


Мои другие сайты


МИФЫ СОЗДАНИЯ
Мифы в целом и мифы о сотворении мира в частности.
ТАОИЗМ
Мудрость даосизма и Tao Te Ching , его древний источник.
ЭНЕРГИЯ ЖИЗНИ
Энциклопедия концепций жизненной энергии по всему миру.
QI ЭНЕРГЕТИЧЕСКИЕ УПРАЖНЕНИЯ
Объяснение ци (также пишется чи или ки ) с упражнениями для ее увеличения.
И ЧИНГ
Древняя китайская система гадания и бесплатное чтение онлайн.
ТАРО
Значения карт Таро в гадании и бесплатный онлайн-расклад.
АСТРОЛОГИЯ
Полная карта гороскопа и как ее читать.
MY AMAZON PAGE
MY YOUTUBE AIKIDO
MY YOUTUBE ART
MY FACEBOOK
MY INSTAGRAM
MY TWITTER
STENUDD P SVENSKA



Щелкните заголовок, чтобы перейти на веб-страницу, где я представляю все свои книги на английском языке.Щелкните изображение ниже, чтобы перейти на страницу этой книги на Amazon.





Стефан Стенуд


Обо мне
Я шведский автор художественной и научно-популярной литературы на шведском и английском языках. Я также художник, историк идей и инструктор по айкидо Айкикай Шихан с 7 даном. Щелкните заголовок, чтобы прочитать мою полную биографию.

Мнение | Афины в кусках: в саду Аристотеля

Теперь, глядя на прекрасно ухоженное место лицея, которое является сравнительно новым по афинским меркам (раскопки начались только в 1996 году, а он был открыт для публики в 2014 году), мы видим только сейчас начинает формировать правильное представление о плане, архитектуре и функциях лицея.Книга археолога Эфи Лигури-Толия и нашего постоянного спутника Konstantinos Sp. Стайкоса, в настоящее время готовится к публикации.

Но когда я бродил по руинам, я заметил кое-что еще, что пощекотало мое воображение: сад. В северо-восточном углу лицея был сад, который, возможно, вел к перипатосу , или тенистой аллее, от которой прогулочная школа перипатетиков получила свое название.Действительно, сады были во всех ранних философских школах, в школах Милета на современном турецком побережье и, предположительно, в пифагорейских школах на юге Италии. У Платоновской академии тоже был сад. А позже школу Эпикура называли просто «Сад». Теофраст, увлеченный ботаник вроде Аристотеля, который так много сделал для организации библиотеки и развития ее научной составляющей (с картами, глобусами, образцами и т. Д.), В конце концов удалился в свой сад, который находился поблизости.

Для чего был сад? Было ли это место для отдыха, прогулок и тихой диалектической болтовни? Была ли это мини-лаборатория для ботанических наблюдений и экспериментов? Или это было — и я считаю это самой интригующей возможностью — изображением рая? Древнегреческое слово paradeisos этимологически заимствовано из персидского, и говорят, что у Дария Великого был «райский сад» с видами флоры и фауны, с которыми мы знакомы по сложному дизайну ковров и ковров. .Персидский ковер подобен райскому театру памяти. Возможно, что милетские рабочие и мыслители имели значительные контакты с персидскими дворами в Сузах и Персеполе. Может быть, все древнегреческое философское увлечение садами является заимствованием у персов и отголоском влияния их обширной империи. Но кто знает?

Я вряд ли садовник. Фактически, я всегда был удивительно нечувствителен к удовольствиям, которые многие люди с зелеными пальцами находят на своих задних дворах.Совет Вольтера в «Candide» о том, что «Il faut cultiver notre jardin» («Необходимо заботиться о нашем саду») всегда казался мне ироничным, легкомысленным и пораженческим. Но сейчас я не так уверен. Возможно, существует гораздо более тесная связь между садами и философской мыслью, чем мы могли бы сначала представить. В конце «Никомаховой этики» Аристотель видит обещание философии как культивирование созерцательной жизни, bios Theoretikos , которая была бы равна жизни богов.Что может быть лучше для этого, чем сад? Разве ботаника не станет королевской дорогой в рай, занятием одновременно эмпирическим и глубоко поэтическим?

Я посетил лицей со своим партнером, у которого зоркие глаза, чем у меня. Вместе мы определили тимьян, лаванду, обильные полевые цветы, гигантские кусты розмарина, оливковые деревья, кипарисы и, возможно, орегано. Ковер из мха разных оттенков зеленого цвета обрамлял песчано-желтые подошвы руин. Все это место внезапно показалось садом, и можно было почувствовать близость к пику горы Ликавит и дальше к горам, опоясывающим Афины, и открытому синему небу.

Очень низкие веревочные барьеры отделяли места, которые посетители не должны были посещать. Я оглянулся в поисках охранника, никого не увидел, ступил на зеленый мох и тихонько направился к библиотеке Аристотеля. Стоя на четвереньках, я увидел, что земля усеяна крошечными нежными раковинами улиток, размером не больше ногтя, разбросанными, как пустые рюкзаки ученых . Мой партнер дал мне один, и я положил его в карман. Он лежал у меня на столе прямо передо мной, когда я писал это.Нечаянно, я раздавил его на куски под тяжестью одного из огромных фолиантов г-на Стайкоса по истории библиотек. Возможно, в этом есть какая-то мораль, но она ускользает от меня.

Саймон Кричли — профессор философии Новой школы социальных исследований и автор нескольких книг, в том числе «О чем мы думаем, когда думаем о футболе» и готовящейся к выходу книги «Трагедия, греки и мы». Он является модератором The Stone.

Сейчас в печати : « Современная этика в 77 аргументах, » и « Каменный чтец: современная философия в 133 аргументах » с эссе из серии, под редакцией Питера Катапано и Саймона Кричли, изданного Liveright Books.

The Times обязуется опубликовать различных писем редактору. Мы хотели бы услышать, что вы думаете об этой или любой из наших статей. Вот несколько советов . А вот и наш адрес электронной почты: [email protected] .

Следите за разделом мнения New York Times на Facebook , Twitter (@NYTopinion) и Instagram .

Аристотель (384 — 322 до н.э.) — OpenLearn

Авторское право: Tilemahos Efthimiadis по лицензии CC-BY-SA

Сын македонского придворного врача, Аристотель родился в Стагире, Македония, в Северной Греции. В возрасте 17 лет он поступил в Академию Платона недалеко от Афин, где оставался до самой смерти Платона в 347 году до нашей эры.

Переехав в недавно образованную Академию в Ассосе в Малой Азии, Аристотель начал работать как над биологией, так и над философией.В последующие годы Аристотель проводил время в Ассосе, Лесбосе и Македонии, где он был наставником сына Филиппа Македонского, позже известного как Александр Македонский.

В 335 г. до н. Э. Он основал в Афинах свою школу, лицей, где преподавал в течение двенадцати лет. Со смертью Александра Македонского в 323 г. до н.э. в городе проявились сильные антимакедонские настроения.

Аристотель с его сильными македонскими связями стал мишенью и отступил в Халкиду. Говорят, что он сделал это, чтобы люди Афин не грешили во второй раз против философии (Сократ был первой жертвой).Аристотель умер от болезни желудка в Халкиде год спустя в возрасте 62 лет.

Этика Аристотеля выживает в мысли, что мы должны развивать определенные черты характера, чтобы стать лучшими людьми или «процветать», взращивая определенные добродетели; что может включать доверие.

Действительно, одна из проблем Аристотеля заключалась в природе дружбы; который он считал идеалом, охватывающим наши отношения со всеми, кроме самых случайных знакомых.

Он понимал дружбу как отношения любви между теми, кто одинаково добродетельны, и поэтому в дружбе она кажется любовью и добродетелью, а не наградами и наказаниями, что обеспечивает надежность и доверие.

Вместе с Платоном Аристотель считается самым влиятельным философом в западном обществе. Размах его работ значительный: от погоды до планет, от морали до математики, от политики до биологии.

Хотя большая часть его работ в области физических наук постепенно стала считаться неточной, его метафизические работы в области логики, этики и политики остаются прочной основой для западной философии.

Лицей Аристотеля в Афинах, Греция

Написано GreekBoston.com в Афинах, Греция, Путеводитель по Греции

Посещая Афины, Греция, вы можете посетить руины того, что когда-то было одной из величайших философских школ Древней Греции.Лицей Аристотеля был перипатетической школой, где знаменитый философ, известный сегодня как «отец западной философии», читал лекции своим многочисленным энтузиастам.

Лицей Аристотеля был открыт для публики всего несколько лет. Входной платы не требуется, и гости могут найти это место в прекрасном парке в центре Афин, недалеко от Византийского и христианского музея, здания Сароглейо и Афинской консерватории. Дополнительная информация:

.

О лицее

Лицей — остаток истоков демократического мышления и философских размышлений.В 4 веке до нашей эры Аристотель обучал студентов в различных местах школы. На сайте до сих пор сохранились остатки бань с их древней системой отопления, учебный зал, большая библиотека и зоны, изначально предназначенные для древних афинских спортсменов.

Классы были похожи на систему, установленную другим известным философом Платоном. У продвинутых учеников уроки начинаются рано утром, тогда как у новичков — ближе к вечеру. Говорят, что Аристотель любил бродить по красивым рощам на территории школы — иногда со своими учениками, а иногда в одиночестве.

История лицея

Сама школа была основана в 335 г. до н. Э. Аристотеля на месте того, что когда-то было большой общественной гимназией или центром спортивной подготовки, недалеко от границ древних Афин. Центры спортивной подготовки начали терять значение, что открыло путь к созданию лицея Аристотеля.

Перенесемся в наши дни. Лицей был раскопан в 1996 году археологом Эффи Лигури. Сайт открылся для публики в июне 2014 года.Окрестности превратились в красивый парк, чтобы побудить к спокойному созерцанию, как это было в древние времена.

Чем заняться в лицее

Территория лицея составляет около 11 500 м2. Розмарин, лаванда, орегано и тимьян источают умиротворяющую парковую атмосферу. Оливковые и гранатовые деревья добавляют реалистичности ландшафту, пока вы гуляете.

Посещая лицей в Афинах, вы можете совершить поездку по различным руинам бань, библиотеке и другим местам по ухоженным дорожкам, проходящим через территорию.Или вы можете взять книгу на скамейки, расставленные вокруг этого места, и расслабиться в умиротворяющей атмосфере этой древней школы. Возможно, вы найдете Лицей Аристотеля идеальным местом для размышлений, как это делал сам знаменитый философ тысячи лет назад.

Посещая лицей, подумайте о том, чтобы прогуляться по территории, чтобы осознать все это! Вы непременно почувствуете, что вошли в историю. Лицей Аристотеля — лучшее место во всех Афинах, где можно задуматься о ценности обучения и еще неизвестных мировых принципах.

Источник:

Лицей (Классический)

ПОЖАЛУЙСТА, ОБРАТИТЕ ВНИМАНИЕ: раздел о путешествиях по Греции на сайте GreekBoston.com не является платным обзором. Наши объективные и информативные статьи о путешествиях составлены с обзором популярных городов, островов и мест Греции. Нам не всегда удается точно сопоставить фотографии с местами назначения, но мы стараемся приблизиться. Однако в настоящее время мы не ищем фотографии. Если вы найдете что-то в статье о путешествиях по Греции, которая не соответствует вашему личному опыту, отправьте нам электронное письмо на адрес greekboston @ worldgreeks.com и мы рассмотрим ваши предложения. Спасибо, что прочитали раздел путешествий на GreekBoston.com!

Категория: Афины, Греция, Путеводитель по Греции

Это сообщение написано GreekBoston.com

Поделитесь этим путешествием в Грецию Артикул:

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.