Какое литературное произведение посвящено куликовской битве: какое литературное произведение посвящено Куликовской битве ? 1) Слово о полку Игореве. 2)

Содержание

Литература о Куликовской битве и Куликовом поле

84.4

К14

Казанский, М.В.

Непрядва. Кавалергард Башмаков/ М.В. Казанский. - Тула: Гриф и К, 2009. - 468 с. - 500 экз.

 

84.4

К14

Казанский, М.В.

Охота на Куликовом Поле/ М.В. Казанский. - Тула: Гриф и К, 2008. - 360 с. - 250 экз.

 

63.3

К18

Камалов, И.Х.

Отношения Золотой Орды с хулагуидами/ И.Х. Камалов. - Казань: Институт истории им. Ш. Марджани АН РТ, 2007. - 108 с. - 500 экз.

 

63.3

К21

Каргалов, В.В.

Конец ордынского ига/ В.В. Каргалов; Ред. В.И. Буганов. - 2-е изд. - М: Наука, 1984. - 151 с. - (Страницы истории нашей Родины). - 125тыс. экз.

 

63.3

К21

Каргалов, В.В.

Куликовская битва/ В.В. Каргалов. - М.: Воениздат, 1980. - 125 с. - (Героическое прошлое нашей Родины). - 100 тыс. экз.

 

63.3

К21

Каргалов, В.В.

"На границах стоять крепко!" Великая Русь и Дикое поле. Противостояние XII-XVIII вв./ В.В. Каргалов. - М, 1998. - 448 с. - (Страницы Российской истории). - 1000 экз.

 

63.4

К23

Каримова, Р.Р.

Элементы убранства и аксессуары костюма кочевников Золотой Орды (типология и социокультурная интерпретация)/ Р.Р. Каримова. - Казань: Институт истории им. Ш. Марджани АН РТ, 2013. - 212 с. - (Археология евразийских степей; Вып.16). - 1тыс. экз.

 

63.4

К43

Кирпичников, А.Н.

Древнерусское оружие, Вып.2. Копья, сулицы, боевые топоры, булавы, кистени IX-XIII вв. Ксерокопия/ А.Н. Кирпичников. - М.; Л.: Наука, 1966. - 216 с.

 

63.4

К43

Кирпичников, А.Н.

Снаряжение всадника и верхового коня на Руси IX-XIII вв. Ксерокопия/ А.Н. Кирпичников. - Л.: Наука, 1973. - 140 с. - (Археология СССР: Е1-36; Свод археологических источников).

 

63.3

К26

Карпов, А.Ю.

Исследования по истории домонгольской Руси/ А.Ю. Карпов. - М.: Квадрига, 2014. - 400 с. - (Исторические исследования). - 600 экз.

 

63.4

К29

Каталог реликвий Донского побоища, найденных на Куликовом поле. К 625-летию Куликовской битвы/ Автор А.И. Шкурко. - М.: ГИМ, 2005. - 54 с.: цв. ил. - 100 экз.

 

63.3

К21

Каргалов, В.В.

Конец ордынского ига/ В.В. Каргалов. - М.: Наука, 1980. - 152 с. - (Страницы истории нашей Родины). - 200тыс. экз.

Экслибрис: Штамп серого цв. Зайчик

 

63.3

К43

Кирпичников, А.Н.

Куликовская битва. Ксерокопия/ А.Н. Кирпичников. - М., 1980. - 117 с.

 

86

К54

Князь и игумен: Куликовская битва, Дмитрий Донской и преподобный Сергей Радонежский. Буклет/  Л.Л. Савченкова,  Т.Г. Сарачева. - М., 2005. - 36 с.

 

86

К50

Клосс, Б.М.

Избранные труды , Т.1. Житие Сергея Радонежского/ Б.М. Клосс. - М: Языки русской культуры, 1998. - 568 с. - 1тыс. экз.

Экслибрис: Штамп серого цв. Зайчик

 

68.4

К64

Кондурча. Реконструкция элементов культуры эпохи Золотой Орды (методическое пособие), Вып.1/ Ред. А.А. Стегалин. - Самара, 2003. - 97 с.: ил. - 1000 экз.

 

84

К68

Королев, А.

Александр Пересвет/ А. Королев. - Тверь: Тверская фабрика печати, 2014. - 48 с.

 

84.5

К68

Коротаев, В.В.

Куликовское сражение. Сорль. Радуга над моей жизнью. Стихи/ В.В. Коротаев. - Пермь: Типография купца Тарасова, 2009. - 152 с. - 45 экз.

 

79

К75

Кочевые культуры Центральной Азии. - Улан-Удэ, 2002. - 15 с.

 

63.4

К75

Кочкина, А.Ф.

От каменного века до Золотой Орды. Путеводитель по археологической выставке в Самарском областном историко-краеведческом музее им. П.В. Алабина/ А.Ф. Кочкина. - Самара: Самарский областной историко-краеведческий музей им. П. В. Алабина, 2002. - 16 с. - 1тыс. экз.

 

85

К78

Крамаровский, М.Г.

Золото Чингисидов: культурное наследие Золотой Орды/ М.Г. Крамаровский. - СПб.: Славия, 2001. - 364 с. -

Экслибрис: Штамп черного цв. Дар Эрмитаж

 

63.3

К82

Кривошеев, Ю.В.

Русь и монголы: Исследование по истории Северо-Восточной Руси XII-XIV вв./ Ю.В. Кривошеев; Ред. И.Я. Фроянов. - 2-е изд., испр. и доп. - СПб: Изд. С.-Петерб. универ., 2003. - 468 с. - Библиогр.: с. 416. - 1тыс. экз.

 

63.2

К89

Кузьмин, А.В.

На пути в Москву: очерки генеологии военно-служилой знати Северо-Восточной Руси в XIII-середине XV в.: Т.1/А.В. Кузьмин. – М.: Рукописные памятники древней Руси, 2014.- 336 с.-570, р. 1тыс. экз.

 

63.3

К90

Куликово поле и Донское побоище 1380 года. - М, 2005. - 352 с.: ил. - (Тр. ГИМ ; Вып.150). 1000 экз.

 

63.3

К90

Куликовская битва в истории и культуре нашей Родины (материалы юбилейной конференции)/ Ред. Б.А. Рыбаков. - М: Изд. МГУ, 1983. - 312 с.: ил. -  23тыс. экз.

 

63.3

К90

Куликово поле и ратные поля Европы. Прошлое и настоящее. Материалы конгресса "Куликово поле среди ратных полей  Европы"/ Ред. А.Н. Наумов. - Тула, 2002. - 175 с.: ил. - 1000 экз.

 

79.1

К90

Куликово поле: Программа развития Государственного военно-исторического и природого музея-заповедника "Куликово поле"/ Ред. И.В. Кирюхина. - Тула, 2003. - 25 с.

 

63.4

К90

Куликово поле и Юго-Восточная Русь в 12-14вв.: Сборник статей/ Ред. А.Н. Наумов. - Тула, 2005. - 272 с.: ил. - Библиогр. в конце глав. - 1000 экз.

 

79.1

К90

Куликово поле - первое поле ратной славы России. Российский фестиваль детского художественного творчества. Каталог. - М, 2005. - 54 с.: ил.

 

63.3

К90

Куликово поле: Антология публикаций XIX-XX веков/  А. Н. Наумов. - Тула: Гос. музей-заповедник "Куликово поле", 2014. - 512 с. - (Источники по истории Куликова поля; Вып. 3). - 200 экз.

 

79.1

К90

Куликово поле: возрождение памяти/Ред. А.Н. Наумов. - Тула, 2000. - 144 с.: ил. - (Историко-краеведческая библиотека; Вып.3). - 500 экз.

 

63.3

К90

Куликово поле: вопросы историко-культурного наследия. Труды научно-практической конференции/ Ред. А.Н. Наумов. - Тула, 2000. - 512 с.: ил. - Библиогр. в конце глав. - 1000 экз.

 

63.3

К 90

Куликово поле: исследования  историко-культурного и природного наследия Куликова поля/ГВИ и ПМЗ "Куликово поле"/ Ред. П.М. Шульгин. - Тула, 1999. - 140 с. - (Научные труды; Вып.2). - Библиогр. в конце глав. - 500 экз.

 

63.2

К90

Куликово поле. Документы по землевладению 17в./ Ред. А.Н. Наумов. - Тула, 1999. - 244 с.: ил. - (Источники по истории Куликова поля; Вып.1). 1000 экз.

 

63.3

К90

Куликово поле: исторический ландшафт. Природа. Археология. История: Сб. статей в 2-х томах, Т.1. Природа. Археология. Музейное дело/Ред. А.Н. Наумов. - Тула, 2003. - 400 с.: ил.

 

63.3

К90

Куликово поле. Документы по истории Епифани и Епифанского уезда XVI в./  А.В. Дедук,  А.В. Лаврентьев. - Тула: Государственный музей-заповедник "Куликово поле", 2015. - 89 с. - (Источники по истории Куликова поля). - 200 экз.

 

63.3

К90

Куликово поле: исторический ландшафт. Природа. Археология. История: Сб. статей в 2-х томах, Т.2. Археология. История, этнография, искусствоведение/ Ред. А.Н. Наумов. - Тула, 2003. - 448 с.: ил. - Библиогр. в конце глав. - 1000 экз.

 

63.3

К90

Куликово поле. Материалы и исследования/ Ред. А.К. Зайцев. - М, 1990. - 159 с.: ил. - (Тр. ГИМ ; Вып.73). - Библиогр. в конце глав. - 1000 экз.

Есть автограф: Зайцев А.К.

 

63.2

К90

Куликово поле.

Сборник документов и материалов к 600-летию Куликовской битвы/ Сост. З.М. Баташова. - Тула, 1982. - 144 с.: ил. - Библиогр.: с. 135. - 5тыс. экз.

 

63.3

К90

Куликово поле. К 600-летию Куликовской битвы (1380-1980)/ Автор В.В. Каргалов, Сост. Ю.Ф. Прудников. - М: Советская Россия, 1980. - 48 с.: ил. - Библиогр.: с.45 . - 100тыс. экз.

 

63.3

К90

Куликово поле: Большая иллюстрированная энциклопедия/ Ред. В.П. Гриценко. - Тула: Гос. музей-заповедник "Куликово поле", 2007. - 742 с.: ил. - 3000 экз.

 

63.3

К90

Куликово поле и Донское побоище 1380 года/  А.К. Зайцев. - М.: ГИМ, 2005. - 351 с. - (Труды ГИМ; Вып.150). - 1тыс. экз.63.3

К90

Куликовская битва и подъем национального самосознания/  Д.С. Лихачёв . - Л.: Наука, 1979. - 414 с. - (Труды отдела древнерусской литературы; Т. XXXIV). - 5050 экз.

 

63.3

К90

Куликовская битва 1380-1955 (памятка в помощь библиотекарю) (ксерокопия). - Тула: Тульское книжное издательство, 1955. - 20 с.

 

63.3

К90

Куликовская битва. Альбом/ Худ. В.М. Назарук. - М, 1995. - 96 с.: цв.ил. - 10тыс. экз.

 

63.3

К90

Куликовская битва в истории России: Сборник статей/ Ред. А.Н. Наумов. - Тула, 2006. - 256 с.: ил. - 1000 экз.

 

79

К90

Куликовская битва  в истории России, Вып.2/  А.Н. Наумов. - Тула: Государственный военно-исторический и природный музей-заповедник "Куликово поле", 2012. - 206 с. - 300 экз.

 

63.3

К90к

Куликовская битва в истории и культуре нашей Родины: Мат. юбил. науч. конф. - М.: Изд. Моск. унив., 1983. - 311 с.

Есть автограф: Цуканов М.П.; Щенникова Л.А.; Горький А.Д.; Рыбаков Б.А.; Рапов О.М.; Янин В.Л.; Чёрный В.Д.; Борисов Н.С.; Морозова З.П.; Шанский Д.Н.; Левыкин К.Г.

 

63.3

К90

Куликовская битва. Путеводитель по событиям. - М.: Православная Таганка, 2014. - 18 с.

 

63.3

К90

Куликовская битва. Сб. ст. (ксерокопия)/  Л.Г. Бескровный. - М.: Наука, 1980. - 320 с.

 

91.9

К90

Куликовская битва: Указатель литературы 1980-2005гг./ Сост. Л.Д. Поволяева. - Тула, 2005. - 80 с. - 500 экз.

Есть автограф: Поволяева Л.Д.

 

63.3

К90

Куликовская битва/ Сост. Ю. Крутогоров, Худ. М. Иванов. - М: Белый город, 2001. - 48 с.: ил. - (История России). - 8тыс. экз.

 

63.3

К90

Куликовская битва в литературе и искусстве/  А.Н. Робинсон. - М.: Наука, 1980. - 288 с. - 10 тыс. экз.

 

63.3

К90

Кульпин, Э.С.

Золотая Орда: Проблемы генезиса Российского государства/ Э.С. Кульпин. - М.: ЛИБРОКОМ, 2009. - 176 с.

 

79.1

К90

Культура Татарстана: наследие, события, лица/  О. Стрельникова. - Казань: АБВ, 2009. - 208 с. - 1тыс. экз.

 

86

К94

Кусакин, С.В.

Храмы Епифани/ С.В. Кусакин. - Б.м., 2010. - 14 с.

 

63.3

К 94

Кусакин, С.В.

Храмы Куликова поля: Кн.1;Епифань, Монастырщина, Красный Холм, Себино. /С.В. Кусакин – Тула: Государственный военно-исторический и природный музей-заповедник «Куликово поле», 2010. - 234  с. – 500 экз.

 

63.3

К 94

Кусакин, С.В.

Храмы Куликова поля: Кн.2; Богородицкий, Воловский, Кимовский, Куркинский и Узловский районы. /С.В. Кусакин – Тула: Государственный военно-исторический и природный музей-заповедник «Куликово поле», 2014.-395 с. – 500 экз.

 

36.99

К96

Кухня Куликова поля/ Сост. Т.В. Наумова. - Тула, 2005. - 64 с.: ил. - 3000 экз.

Есть автограф: Наумова Т.В.

Какое литературное произведение посвящено Куликовской битве?

Война началась как религиозное столкновение между протестантами и католиками империи в Чехии, но затем переросла в борьбу против гегемонии Габсбургов в Европе.

Золото
наверное и точно не олово

Каждый из нас когда то был на рынке по определенным нуждам. Все продавцы знают друг друга в лицо ,да и покупателей иногда тоже. Бывает, что покупатели тесно общаются с продавцами и точно знают о качестве их товаров ,также можно ,если ты хорошо наслышан о качестве определенного товара от продовца лучше купить  дороже ,а не зарится на товары с низкой ценой ,так как их качество не всегда может быть хорошим.Поэтому лучше иметь друзей на рынке,чем монеты в сундуке!

Одним из величайших достижений свободных эллинов было создание театрального искусства. Слова театр, драма, сцена — греческого происхож­дения.Спектакль греческого театра был «думой о жизни»; здесь на орхестре совершались важные, захватывающие события, сталкивались мощные ха­рактеры. Все это во имя утверждения идей, во имя тех нравственных вы­водов, которые венчали действие и придавали ему глубоко нравоучитель­ный смысл.В этих суждениях о жизни главное место занимал хор. Он, возглавля­емый корифеем, чередой движется по орхестре, протяжно распевая стихи. Хор поддерживает героя в его правой борьбе, осуждает его ошибки, корит за преступления, впадает в отчаяние при бедствиях, рыдает над погибши­ми — и во всех случаях сохраняет образ мыслей, свойственный народу. Ведь хор состоял из граждан города Афин и был символом живого участия народа в драматических действиях. Не включенный в сюжет трагедии, хор создавал эмоциональную атмосферу, в которой пребывал герой, и эта ат­мосфера менялась по ходу событий: стихи, песни и пляски хора то окраши­вались в торжественные и ликующие тона, то выражали созерцание и по­кой, то нагнетались до трагических пределов и выплескивались стенаньем и громким плачем.

ИСТОРИЯ ВОЗНИКНОВЕНИЯ И ОСОБЕННОСТИ ПАМЯТНИКОВ КУЛИКОВСКОГО ЦИКЛА

1. Адрианова-Перетц В. П. Слово о житии и преставлении великаго князя Дмитрия Ивановича, царя Русьскаго // Труды Отдела древнерусской литературы. М.; Л., 1947. Т. 5.

2. Азбелев С. Н. Повесть о Куликовской битве в Новгородской летописи Дубровского // Летописи и хроники: 1973. М., 1974.

3. Бобров А. Г. Летописный свод митрополита Фотия (Проблема реконструкции текста) // Труды Отдела древнерусской литературы. СПб., 2001. Т. 52.

4. Бобров А. Г. Новгородские летописи XV в. СПб., 2001.

5. Гумилев Л. Н. От Руси к России. М., 2015.

6. Дмитриев Л. А. К литературной истории Сказания о Мамаевом побоище // Повести о Куликовской битве. М., 1959.

7. Дмитриев Л. А. Куликовская битва 1380 года в литературных памятниках Древней Руси // Русская литература. 1980. № 3.

8. Дмитриев Л. А. О датировке "Сказания о Мамаевом побоище" // Труды Отдела древнерусской литературы. М.; Л., 1954. Т. 10.

9. Дмитриев Л. А. Обзор редакций Сказания о Мамаевом побоище // Повести о Куликовской битве. М., 1959.

10. Дмитриев Л. А. Сказание о Мамаевом побоище // Словарь книжников и книжности Древней Руси. Л., 1989. Вып. 2 (вторая половина XIV-XVI в.). Ч. 2. Л-Я.

11. Клосс Б. М. Об авторе и времени создания "Сказания о Мамаевом побоище" // In memoriam: Сборник памяти Я. С. Лурье. СПб., 1997.

12. Клосс Б. М. Сказание о Мамаевом побоище // Клосс Б. М. Избр. труды. М., 2001. Т. 2. Очерки по истории русской агиографии XIV-XV веков.

13. Ключевский В. О. Боярская дума Древней Руси. Пб., 1919.

14. Кучкин В. А. Дмитрий Донской и Сергий Радонежский в канун Куликовской битвы // Церковь, общество и государство в феодальной России: Сб. статей. М., 1990.

15. Кучкин В. А. Победа на Куликовом поле // Вопросы истории. 1980. № 8.

16. Лихачев Д. С. "Задонщина" // Лихачев Д. С. Великое наследие. М., 1975.

17. ЛихачевД. С. "Слово о полку Игореве" и культура его времени. Л., 1985.

18. Лихачев Д. С. Национальное самосознание Древней Руси. М.; Л., 1945.

19. Марков А. [Рец. на:] С. Шамбинаго. Повести о Мамаевом побоище. СПб., 1906 (СОРЯС. Т. 81, № 7) // Журнал Министерства народного просвещения. 1908. Ч. 14. № 4.

20. Мингалев В. С. Летописная повесть - источник "Сказания о Мамаевом побоище" // Труды Московского государственного историко-архивного института. 1966. Т. 24. Вып. 2.

21. Петров А. Е. "Александрия Сербская" и "Сказание о Мамаевом побоище" // Древняя Русь: Вопросы медиевистики. 2005. № 2 (20).

22. Петров А. Е. К вопросу о датировке "Сказания о Мамаевом побоище" // Тезисы докладов и сообщений конференции молодых специалистов РГБ по итогам научно-исследовательской работы за 1992 год. М., 1993.

23. Петров А. Е. Проблема датировки "Сказания о Мамаевом побоище" в связи с "Повестью о походе Ивана III на Новгород в 1471 году" // Румянцевские чтения: К 240-летию со дня рождения Н. П. Румянцева: Тезисы докладов и сообщений научно-практической конф. (1415 апреля 1994 г.): В 2 ч. М., 1994. Ч. 2.

24. Приселков М. Д. История русского летописания XI-XV вв. СПб., 1996.

25. Прохоров Г. М. Памятники переводной и русской литературы XIV-XV веков. Л., 1987.

26. Робинсон А. Н. Эволюция героических образов в повестях о Куликовской битве // Куликовская битва в литературе и искусстве. М., 1980.

27. Салмина М. А. "Летописная повесть" о Куликовской битве и "Задонщина" // "Слово о полку Игореве" и памятники Куликовского цикла: К вопросу о времени написания "Слова". М.; Л., 1966.

28. Салмина М. А. К вопросу о датировке "Сказания о Мамаевом побоище" // Труды Отдела древнерусской литературы. Л., 1974. Т. 29.

29. Салмина М. А. Повесть о Куликовской битве летописная // Словарь книжников и книжности Древней Руси. Л., 1989. Вып. 2 (вторая половина XIV-XVI в. ). Ч. 2. Л-Я.

30. Сказания и повести о Куликовской битве. Л., 1982 (сер. "Литературные памятники").

31. Скрынников Р. Г. Куликовская битва: Проблемы изучения // Куликовская битва в истории и культуре нашей Родины. М., 1983.

32. Собрание государственных грамот и договоров, хранящихся в государственной Коллегии иностранных дел. М., 1813. Т. 1.

33. Соколова Л. В. К вопросу о датировке и авторстве "Сказания о Мамаевом побоище" // Труды Отдела древнерусской литературы. СПб., 2020. Т. 67 (в печати).

34. Соколова Л. В. Как складывалось литературное предание о благословении Сергием Радонежским Дмитрия Донского на Куликовскую битву // IX Чтения по истории и культуре древней и новой России (К 700-летию преподобного Сергия Радонежского): Материалы науч. конф. (Ярославль, 25-27 сентября 2014 г.). Ярославль, 2016.

35. Соколова Л. В. Летописные повествования о Куликовской битве (К вопросу о взаимоотношении памятников) // Труды Отдела древнерусской литературы. СПб., 2014. Т. 63.

36. Соколова Л. В. Об источниках рассказа о Куликовской битве в своде 1408 г. (Троицкой летописи) // Академик А. А. Шахматов: Жизнь, творчество, научное наследие: Сб. статей к 150-летию со дня рождения ученого. СПб., 2015.

37. Соколова Л. В. Первоначальна ли Краткая редакция "Задонщины"? (В связи с новейшими работами о взаимоотношении "Слова о полку Игореве" и "Задонщины") // Труды Отдела древнерусской литературы. СПб., 2014. Т. 62.

38. Соколова Л. В. Содержал ли авторский текст "Сказания о Мамаевом побоище" вставки из "Задонщины"? (К вопросу о взаимоотношении памятников) // Труды Отдела древнерусской литературы. СПб., 2017. Т. 65.

39. Соколова Л. В. Что сообщалось об Олеге Рязанском в авторском тексте Повести о Куликовской битве? (К вопросу о позднейших вставках в "Летописной повести") // Труды Отдела древнерусской литературы. СПб., 2019. Т. 66.

40. Соловьев А. В. Епифаний Премудрый как автор "Слова о житии и преставлении великаго князя Дмитрия Ивановича, царя русьскаго" // Труды Отдела древнерусской литературы. М.; Л., 1961. Т. 17.

41. Тихомиров М. Н. Куликовская битва 1380 года // Повести о Куликовской битве. М., 1959.

42. Черепнин Л. В. Образование Русского централизованного государства в ХГУ-ХУ веках: Очерки социально-экономической и политической истории Руси. М., 1960.

43. Шамбинаго С. К. Повести о Мамаевом побоище. СПб., 1906.

44. Шахматов А. А. Отзыв о сочинении С. Шамбинаго "Повести о Мамаевом побоище". СПб., 1906 // Отчет о двенадцатом присуждении Имп. Академией наук премий митрополита Макария в 1907 году. СПб., 1910.

ЗАДОНЩИНА | Энциклопедия Кругосвет

ЗАДОНЩИНА – памятник древнерусской литературы конца 14–15 вв., посвященный победе русских войск, возглавляемых великим князем Московским Дмитрием Ивановичем (Дмитрием Донским) и его двоюродным братом Владимиром Андреевичем, над монголо-татарскими войсками правителя Золотой Орды Мамая; битва произошла на Куликовом поле 8 сентября (по старому стилю 1380).

Дата создания Задонщины неизвестна. По мнению исследователей М.Н.Тихомирова и В.Ф.Ржиги, это произведение было написано вскоре после Куликовской битвы, между 1380 и 1393. Их доказательства таковы. Во-первых, в Задонщине упомянута столица Болгарского царства город Торнава (Тырново), до которого доходит весть о славной победе, одержанной Дмитрием Донским. Но Тырново было завоевано турками в 1393, а значит Задонщина, скорее всего, была написана до этого времени. Во-вторых, в тексте произведения есть указание, что от битвы на реке Калке (1223), первого столкновения русских с монголо-татарами, до победы на Куликовом поле прошло 160 лет. По-видимому, этот подсчет относится не к году Куликовской битвы, а ко времени написания Задонщины, то есть к 1384 или, может быть, несколько ранее. М.А.Салмина утверждала, что автор Задонщины использовал текст так называемой Пространной летописной повести, созданной в 1440-х, соответственно, Задонщина не могла быть написана раньше 1440-х. Но большинство ученых не поддержали эту гипотезу. Более вероятно, что не Задонщина испытала влияние летописной повести, но, наоборот, составитель летописной повести обращался к тексту Задонщины.

Известно 6 списков Задонщины. Самый ранний из них, содержащий сокращенный текст произведения (так называемую Краткую редакцию), датируется 1470-ми; его переписчик и вероятный редактор – известный древнерусский книжник, монах Кирилло-Белозерского монастыря Евфросин. 5 списков (наиболее ранний относится к концу 15 – началу 16 вв., остальные составлены в конце 16 и в 17 вв.) содержат текст так называемой Пространной редакции Задонщины; в трех из этих пяти списков текст сохранился полностью, в двух – только отрывки. Между списками есть серьезные разночтения. Ни в одной из рукописей не сохранен исходный, авторский текст произведения.

В науке ведутся споры о том, какая из двух редакций – Краткая или Пространная – ближе к первоначальному тексту Задонщины. Господствует мнение о первичности Пространной редакции в сравнении с Краткой. Исследователь Задонщины Л.А.Дмитриев, сопоставив все рукописи произведения, реконструировал авторский текст. Однако его реконструкция признана не всеми учеными.

Слово Задонщина содержится в заглавии произведения только в самом раннем списке, принадлежащем книжнику Евфросину: «Задонщина великого князя господина Димитрия Ивановича и брата его князя Володимера Ондреевича». Хотя в научной литературе слово «Задонщина» стало названием памятника, в самом тексте заглавия «Задонщиной» названа Куликовская битва, а не посвященное ей произведение.

В заглавии этого же списка упомянут как автор некий монах (старец) Софоний, или Софония рязанец: «Писание Софониа старца рязанца <…>»; сходным образом Софоний упомянут и в заглавии одного из списков Пространной редакции – Синодального: «Сказание Сафона резанца <…>». Имя Софония встречается и в самом тексте Задонщины в нескольких списках Пространной редакции. Но здесь о Софонии говорится в третьем лице: «Аз же помяну резанца Софония» (список В.М.Ундольского), «И здесь помянем Софона резанца» (Синодальный список). Имя Софония содержится и в некоторых списках Основной редакции другого произведения о Куликовской битве – Сказания о Мамаевом побоище, причем Софоний назван автором «Сказания <…>». Эти противоречивые известия о Софонии дали основания для гипотезы, что Софоний был автором не Задонщины и не Сказания о Мамаевом побоище, а не дошедшего до наших дней произведения о победе на Куликовом поле (так называемого Слова о Мамаевом побоище). Возможно, к тексту этого произведения обращались и составитель Задонщины, и составитель Сказания о Мамаевом побоище. (Эта гипотеза принадлежит Р.П.Дмитриевой.)

Куликовская битва изображается в Задонщине как подвиг русских князей и воинства во имя православной веры, как победа, предначертанная Богом.

В различных списках в заглавии Задонщины произведение именуется «писанием», «сказанием», «словом», «похвалой». «Задонщина» соединяет в себе черты похвального слова князю Дмитрию Донскому и его брату Владимиру Андреевичу и плача по убитым на Куликовом поле ратникам. В самом тексте памятник назван «жалость и похвала». Повествование о битве в Задонщине не развернуто, как бы обрисовано пунктиром: автор не столько изображает сражение, сколько выражает собственные чувства, с ним связанные.

Авторский текст Задонщины, вероятно, открывался условным обращением автора к «братиям и друзьям», «сыновьям русским». Он призывает вспомнить о былом унижении и горе Русской земли, завоеванной некогда ханом Батыем. В этом фрагменте выражена антитеза: прежнее бедственное положение Руси, плененной татарами – нынешнее величие Русской земли, одолевшей на Дону полчища Мамая.

Вслед за этим идет фрагмент, который также открывается обращением к русским людям. Это обращение – своеобразный рефрен во вступлении к основному тексту Задонщины. Автор призывает повергнуть печаль в восточную землю, в татарские пределы, и прославить Дмитрия Донского и его двоюродного брата Владимира Андреевича. Повествователь вспоминает искусного певца («горазна гудца») Бояна. Подобно тому, как Боян прославлял в стародавние времена победы киевских князей, автор Задонщины, следуя за Бояном и здесь же упомянутым Софонием рязанцем, возносит хвалу победителям Мамая.

Центральная часть Задонщины открывается известием о том, как Дмитрий Донской и Владимир Андреевич выступили против Мамая. Сбор русского войска обозначен метафорой «звенит слава по всеи земли Рускои» и изображен посредством сравнения русских ратников с орлами. Автор Задонщины прибегает к гиперболе, говоря, что против Мамая выступили все русские князья и воины, собранные во всех русских землях.

В описании похода и сражения доминируют речи и диалоги. Дмитрий Донской призывает брата и воинов не посрамить своей чести и славы, пролить кровь «за землю за Рускую и за веру крестьяньскую». Беседуют между собой братья Андрей и Дмитрий Ольгердовичи, сыновья литовского князя Ольгерда, бывшего злейшим врагом Дмитрия Донского: они решают помочь московскому князю и выступить против Мамая. Дмитрий Донской укрепляет дух своего двоюродного брата мужественной речью перед битвою, перечисляя своих славных воевод и бояр. А воин-монах Пересвет вдохновляет на битву самого князя Дмитрия кратким напоминанием: «Лутчи бы нам потятым (убитым. – А. Р.) быть, нежели полоненым от поганых татар». Другой же монах-воин, Ослябя, обращая речь к Пересвету, предрекает гибель в сражении ему и своему собственному сыну Якову.

К кульминационному моменту битвы приурочен плач русских жен по убиенным мужьям, а перелом в сражении происходит после новых речей Владимира Андреевича и Дмитрия Донского, призывающих воинов на подвиг. Метафора битвы в речи Дмитрия Донского – пир: «Брате князь Владимер Андреевич, тут, брате, испити медвяна чара, наеждяем, брате, своими полки силными на рать татаръ поганых». Другая развернутая метафора сражения в Задонщине – засевание и поливание земли: «Черна земля под копыты, а костми татарскими поля насеяша, а кровию ихъ земля пролита бысть». Битва уподоблена также охоте, в которой охотничьи птицы обозначают русских ратников, а их добыча – воинов Мамая: «Уже бо те соколы и кречаты за Дон борзо перелетели и ударилися о многие стада лебединые. То ти наехали руские князи на силу татарскую <…>».

Речи участников сражения перемежаются с лирическими отступлениями автора. Он призывает жаворонка и соловья воспеть славу князьям, одолевшим врагов-иноплеменников: «О жаворонок, летняя птица, красных день утеха, возлети под синее небеса, посмотри к силному граду Москве, воспои славу великому князю Дмитрею Ивановичю и брату его князю Владимеру Андреевию»; «О соловеи, летняя птица, что бы, соловеи, вощекотал славу великому князю Дмитрею Ивановичю и брату его князю Владимеру Андреевичю и земли Литовскои дву братом Олгордовичем, Андрею и брату его Дмитрею, да Дмитрею Волыньскому».

Движение Мамаева войска и битва иносказательно описаны в образах, заимствованных из природного мира. Автор рисует зловещие картины грозы, исполненные символико-метафорического смысла: «Уже бо, брате, возвияли по морю на усть Дону и Непра, прилеяша (прилелеяли, принесли. – А. Р.) тучи на Рускую землю, из них же выступали кровавые зори, а в них трепещутся сильные молыньи»; «На том поле сильныи тучи ступишася, а из них часто сияли молыньи и загремели громы велицыи. То ти ступишася руские удалцы с погаными татарами за свою великую обиду. А в них сияли сильные доспехи злаченые, а гремели князи русские мечьми булатными <…>».

Окончание рассказа о битве в Задонщине – сетования татар, бегущих с поля сражения, и упоминание о бегстве Мамая, который укрывается в генуэзском городе Кафе (ныне Феодосия) в Крыму; выходцы из Генуи, населяющие Кафу, укоряют Мамая за поражение и бесславие, противопоставляя ему победоносного хана Батыя, покорившего Русскую землю. Так создается композиционное «кольцо»: и во вступлении, и в этом фрагменте содержится воспоминание о прежних временах, когда Русь была завоевана монголо-татарами, и прошлому противопоставлено нынешнее время, когда монголо-татары терпят от русских сокрушительное поражение.

Завершается текст Задонщины в Пространной редакции перечнем имен павших князей и бояр (эти имена называет Дмитрию Донскому его боярин Михаил Александрович) и словами Дмитрия – прощанием с погибшими и призывом к двоюродному брату с честью и славой возвращаться в Москву.

В Задонщине встречаются образы и приемы, характерные для народной поэзии: метафоры битвы-пира и битвы-засевания земли, сравнение русских князей и воинов с соколами и орлами, обращения к жаворонку и соловью воспеть победу. Но Задонщина – памятник книжности, а не запись или переработка народной песни о Куликовской битве.

Эти образы и приемы, свойственные фольклору, встречаются помимо Задонщины еще в одном памятнике древнерусской словесности – в Слове о полку Игореве. Совпадения текста двух произведений очень значтельны. По мнению большинства исследователей, Слово о полку Игореве было написано в конце 12 в. (возможно, в 1187). Соответственно, автор Задонщины мог заимствовать из Слова о полку Игореве, а не наоборот. Некоторые фрагменты из Слова о полку Игореве, очевидно, не были поняты автором Задонщины и превратились под его пером в не вполне ясные или в неточные по смыслу фразы.

Автор Задонщины мог воссоздать структуру Слова о полку Игореве: воспоминание о певце Бояне и его песнях – выступление русского войска в поход – ободряющая речь князя – зловещие природные явления (знамения) – битва – плач (Ярославны в Слове о полку Игореве, русских жен в Задонщине) – укоризна чужих народов предводителю, проигравшему битву. Но в Задонщине этот композиционный ряд приобретает новый смысл, противоположный первоначальному. Стародавние времена, воспетые Бояном, не противопоставлены нынешним как более славные и могущественные. Напротив, нынешняя победа представлена как «эхо» великих деяний стародавних князей. В Задонщине зловещие знамения предвещают поражение не русским, как в Слове о полку Игореве, а татарам; горе распространяется не по Русской земле, а в татарском войске; иноземцы (генуэзцы из Кафы) корят за поражение не князя Игоря, а Мамая.

Подражая Слову о полку Игореве, автор Задонщины не стремится воссоздать стиль текста-источника: поэтические фрагменты, заимствованные из Слова о полку Игореве, соединены с элементами так называемого делового стиля: с подробными указаниями места и времени сражения, числа воинов, с длинным перечнем убитых князей и бояр. Д.С.Лихачев назвал Задонщину «нестилизационным подражанием» Слову о полку Игореве.

Памятник относится к группе произведений конца 14– 15 вв. (Житие Стефана Пермского, Житие Сергия Радонежского, Русский Хронограф), характерной чертой которых является «экспрессивно-эмоциональный стиль». Д.С.Лихачев так характеризует его особенности: «Черты нового стиля могут быть отмечены в Задонщине, живописующей события Куликовской битвы «буйными словесы». Сравнительно со Словом о полку Игореве Задонщина гораздо более «абстрагирует» и «психологизирует» действие, многие из речей, произносимые действующими лицами, носят условный характер; это не реально произнесенные речи, как в Слове о полку Игореве. Усилена экспрессивность изложения. Такой экспрессивный характер носит сцена бегства татар, которые бегут, «скрегчюще зубы своими, дерущи лица своя», и произносят длинные, явно вымышленные речи».

Сопоставление Задонщины и Слова о полку Игореве отнюдь не случайно. Перекличка и во многих случаях решительное сходство этих памятников, рассматриваемое исследователями как заимствование, очевидны. Вопрос о том, что послужило первоисточником, а что, в свою очередь, несет черты копии, неоднократно обсуждался в научной литературе.

Задонщина с самого начала воспринималась как подражание Слову о полку Игореве, но французский славист Луи Леже в конце 19 в. выдвинул гипотезу, согласно которой отношения между текстами могли быть обратными, то есть именно Задонщина послужила Слову о полку Игореве объектом для подражания. Гипотезу эту отстаивали в своих работах чешский славист Ян Фрчек (нап. – 1930, опубл. – 1948), французский славист Андре Мазон (опубл. – 1940). Позднее ту же идею защищал советский историк А.А.Зимин.

Накал полемики определяло и то, что от итогов дискуссии зависели столь важные вещи, как признание подлинности Слова о полку Игореве и его датировка. Опровержение шаткой, на первый взгляд, концепции противников первенства Слова было затруднено тем, что текст Задонщины не поддается точному восстановлению. Характер имеющихся списков также не был удовлетворительным. В списках встречались многочисленные описки, и даже ошибки (на основании чего выдвигалась гипотеза, что памятник имеет устное происхождение, И.И.Срезневский, высказавший эту мысль первым, утверждал, будто Задонщина – особого рода народная поэма). Загадочным представлялось и то, что к Слову о полку Игореве наиболее близок не самый ранний из известных списков Задонщины (как было бы логично предположить), а более поздние, относящиеся к 16 и 17 вв. Однако в ходе целого ряда исследований убедительно доказано, что в данном списке отразилась манера монаха Кирилло-Белозерского монастыря Ефросина, переписывавшего этот текст. Места, менее подвергшиеся его правке, гораздо ближе к тексту Слова о полку Игореве, чем более поздние списки.

Созвучие произведений имеет свои серьезные причины и неправомерно рассматривать действия автора Задонщины лишь как «литературное подражание», то есть вписывать их в систему эстетических координат. Причины подражания, в первую очередь, культурно-исторические. Для конца 14 и начала 15 вв. характерен интерес к периоду национальной независимости Руси, утраченной с татаро-монгольским нашествием. Интерес этот прослеживается и в искусстве (реставрируются Успенский собор во Владимире, обновляется храм в Переяславле-Залесском и др., возводятся новые храмы, причем с явным учетом архитектурных традиций домонгольского периода, восстанавливаются росписи), и в фольклоре (в былинах воспеваются киевские богатыри и князь Владимир), и в политической мысли.

Разворачивается «борьба за киевское наследство», которую ведут московские князья. Титул великих князей, заимствованный ими у князей владимирских, теми, в свою очередь, был заимствован у князей киевских, а потому московские князья рассматривали себя в качестве потомков Владимира Мономаха. Обращение к эпохе независимости русского государства было созвучно историческому моменту: противостояние Польше и Литве в борьбе за русские земли, а также Орде переводили «борьбу за киевское наследство» в новое качество – за свободу и национальную независимость.

Кроме того, сама Задонщина, в свою очередь, стала в 15–16 вв. объектом для подражания (имеются в виду Сказание о Мамаевом побоище и рассказ псковской летописи о битве на Орше в 1514).

На Задонщину также повлияло еще одно древнерусское произведение – Повесть о разорении Рязани Батыем, рассказывающая о покорении Рязанского княжества монголо-татарами в 1237. К этому произведению восходят, по-видимому, некоторые высказывания в речах Дмитрия Донского и выражения, изображающие победу русских над Мамаем.

Источники: Повести о Куликовской битве. Изд. Подг. М.Н.Тихомиров, В.Ф.Ржига, Л.А.Дмитриев. М., 1959; «Слово о полку Игореве» и памятники Куликовского цикла. М. – Л., 1966; Памятники литературы Древней Руси: XIV – середина XV века. (текст в реконструкции Л.А.Дмитриева). М., 1981; Сказания и повести о Куликовской битве. Изд. подг. Л.А.Дмитриев, О.П.Лихачева. Л., 1982; Памятники Куликовского цикла. Сост. А.А.Зимин, Б.М.Клосс, Л.Ф.Кузьмина, В.А.Кучкин (издание текста по Кирилло-Белозерскому списку и по спискам Пространной редакции – Синодальному, В. М.Ундольского и Государственного Исторического музея). СПб, 1998; Библиотека литературы Древней Руси, т. 6, XIV – начало XV века. (текст в реконструкции Л.А.Дмитриева). СПб., 1999.

Алексей Ранчин, Береника Веснина

5 книг о Куликовской битве, которые нужно прочитать

Илья Глазунов. Канун

Новости литературы рекомендуют: 5 книг о Куликовской битве, которые нужно прочитать

Задонщина, или Слово о великом князе Дмитрии Ивановиче и о брате его, князе Владимире Андреевиче, как победили супостата своего царя Мамая

Памятник древнерусской литературы конца 14 -нач. 15 века

Цитата из книги:  И сказал князь великий Дмитрий Иванович: «Братия, бояре и князья и дети боярские, то вам суженое место между Доном и Днепром, на поле Куликове, на речке Непрядве. Положили вы головы свои за землю за Русскую и за веру христианскую. Простите меня, братья, и благословите в этой жизни и будущей. Пойдем, брат, князь Владимир Андреевич, во свою Залесскую землю, к славному городу Москве, и сядем, брат, на своем княжении, чести, брат, добыли и славного имени!

(Перевод с древнерусского Л.А.Дмитриева)

Дмитрий Балашов. Похвала Сергию

Роман известного писателя-историка Дмитрия Балашова посвящен великому подвижнику русской земли Преподобному Сергию Радонежскому, вдохновителю победы русского оружия на Куликовом поле. Вся жизнь этого замечательного человека, от рождения и до самой смерти, проходит перед читателями.

Цитата из книги:  Как же мне постигнуть тебя, Сергий, отче! Дай, Господи, обрести силы для задуманного днесь труда! Это не предисловие, это молитва. Дай, Боже Господи, мне, человеку неверующей эпохи, описать человека верующего! Дай, Господи, мне, грешному и земному, описать человека неземного и безгрешного. Дай, Боже, совершиться чуду!

Владимир Егоров. Загадка Куликова поля, или Битва, которой не было

Автор этой книги, изучив множество исторических версий и документальных свидетельств, уверенно заявляет: битва была, но не там и не тогда, как учит нас школьный учебник, а подлинные исторические события были подтасованы еще в XIV веке в угоду политической конъюнктуре.

Цитата из книги: Очень может быть, нынешним младшим поколениям не довелось познать классику представлений советского периода о Куликовской битве. Может быть, склероз и сквозняки перестройки выветрили эту классику из дальних закоулков памяти старших поколений, когда-то запихнутую туда школьной программой и пролежавшую мертвым грузом в силу невостребованности истории, как и прочих школьных предметов, в буднях советской действительности.

Юрий Лощиц.  Дмитрий Донской

Биография русского князя Дмитрия Ивановича, прозванного Донским за славную победу на Куликовом поле. Книга основана на документах той эпохи с привлечением литературного материала. В ней можно найти и портреты соратников Дмитрия по борьбе против Орды — Владимира Храброго, Дмитрия Волынского, митрополита Алексея, Сергия Радонежского.

Цитата из книги: Тaк слепленa Русскaя земля: посредине ее простирaется тaинственный Оковский лес — никто еще не измерил его рубежей, ни конный, ни пеший. Тут, нaд зaповедными чaщaми, рождaются стaдa облaков, грозы стaлкивaются и секутся серебряными мечaми. Под пологом глухих тумaнов, в нерушимой тени Оковского лесa тaятся нaчaлa Волги и Днепрa, текущей нa зaход солнцa Двины и реки Великой, что уходит в полуночный крaй. Кaк многоветвистые кроны, сблизились, почти переплелись истоки мaлых и великих рек.

Вадим Каргалов. Вторая ошибка Мамая

В повести воссоздан малоизвестный военный эпизод, предшествовавший Куликовской битве. Московская сторожевая застава на степном рубеже успела предупредить князя Дмитрия Донского о приближении войска Мамая.

Цитата из книги: Словом, пропили воеводы свое войско, а похмелье — великому князю Дмитрию Ивановичу Московскому. Поредели полки, которые он исподволь готовил к единоборству с Ордой, и в этом была главная потеря. Многих витязей недосчиталась Русь после Пьяны. Мечи-то да копья быстро наковать можно, а откуда новых ратных умельцев взять? Год требуется, чтобы перековать смерда-землепашца в умелого воина. Подарит ли спокойные годы Орда? Беда, беда…


к каждой позиции первого столбца подберитесоответствующую позицию из второго столбца. История 10281

Установите соответствие между литературными произведениями и их краткими характеристиками: к каждой позиции первого столбца подберите соответствующую позицию из второго столбца.

ЛИТЕРАТУРНЫЕ ПРОИЗВЕДЕНИЯ ХАРАКТЕРИСТИКИ
А)

поэма «Задонщина»

1)

Произведение посвящено событиям периода Батыева нашествия на Русь.

Б)

«Повесть об Азовском осадном сидении донских казаков»

2)

Данное произведение написано в XVIII в.

В)

комедия «Недоросль»

3)

Произведение впервые было напечатано в журнале «Новый мир».

Г)

повесть «Один день Ивана Денисовича»

4)

Произведение посвящено событиям Куликовской битвы.

5)

Произведение посвящено событиям 1917 г.

6)

В произведении идёт речь о событиях XVII в.

ОПИСАНИЕ КУЛИКОВСКОЙ БИТВЫ В «ЗАДОНЩИНЕ» - КОЛЛЕКЦИЯ СОЧИНЕНИЙ 7 класс - Сочинение по русской литературе - сочинение по зарубежной литературе - Лучшие сочинения

ЗОЛОТАЯ КОЛЛЕКЦИЯ СОЧИНЕНИЙ ПО РУССКОЙ И ЗАРУБЕЖНОЙ ЛИТЕРАТУРЕ 5 - 11 КЛАСС

7 класс

Сочинения по русской литературе

ОПИСАНИЕ КУЛИКОВСКОЙ БИТВЫ В «ЗАДОНЩИНЕ»

1 вариант

Одному из величайших в России событий — Куликовской битве, которая произошла в 1380 году и ознаменовала собой начало противостояния Руси Орде, посвящены произведения древнерусской литературы. Это обширная летописная повесть «Задонщина» и «Сказание о Мамаевом побоище», написанное, вероятно, в начале XV века. В этих литературных памятниках навечно запечатлена победа русского народа в Куликовской битве, унесшей столько человеческих жизней, что по своим масштабам и значению для дальнейшей судьбы русского народа ее можно сравнить с Бородинским сражением 1812 года.

«Задонщина» дошла до нас в шести списках, которые сохранились частично. В далеком XIV веке произошла знаменательная Куликовская битва, в которой русские войска под предводительством великого князя московского Дмитрия Ивановича Донского нанесли сокрушительное поражение татаро-монгольским войскам.

«Задонщина» — поэтический пересказ этих событий. Автором произведения был рязанский священник Софоний, происходивший из брянских бояр.

Произведение создано под впечатлением битвы, в которой русские князья одержали победу. Автор был образованным человеком, с поэтическим складом ума. Он любил свою землю, воевал за нее, был, наверное, в числе приближенных князя.

Ярко изображена автором сама Куликовская битва: «...бились с утра до полудня в субботу на Рождество святой Богородицы». Русские князья быстро и стремительно, как соколы, кречеты и ястребы, напали на «силу татарскую» — «несметные стада гусиные и лебединые». «И ударили копья каленые о доспехи татарские, загремели мечи булатные о шлемы хиновские...» Черная земля усеяна «костями татарскими», «а кровью их земля залита». Настолько мужественно и грозно сражались воины, что растоптаны холмы и луга, «а реки, потоки и озера замутились». «Поганых татар» одолели «русские сыновья», которые бились так, что «непрерывно молнии сверкали и гремели громы великие». Отомстили русские татарам «за свою великую обиду». И «Русь великая одолела рать татарскую на поле Куликовом, на речке Непрядве».

Софоний не стремился дать исторически точное и обстоятельное изображение всех событий, связанных с Куликовской битвой, о многих эпизодах он вовсе умолчал. Но в его повествовании переданы глубокие впечатления от страшных потерь, понесенных на Куликовом поле русскими войсками, чувства торжественной радости от победы, одержанной над Мамаем, и благодарности всем сложившим «за землю Русскую и веру христианскую» головы.

2 вариант

«Задонщина» — замечательный памятник литературы XIV века, возвращающий нас в далекие времена Куликовской битвы. Эта битва ознаменовала собой начало противостояния Руси Орде и унесла много человеческих жизней. В « Задонщине» о великой битве рассказывает современник этих событий Софоний, рязанский священник. Его повествование проникнуто глубокими впечатлениями от боя.

Из «Задонщины» мы узнаем о храбрых князьях Дмитрии Ивановиче и его брате Владимире Андреевиче, снарядивших против татар своих воинов, многие из которых, «заслужив честь и славу мира этого, головы свои положили за землю за Русскую и за веру христианскую». Ведь на родину упала тень большой беды — «то поганый Мамай пришел на Русскую землю и воинов своих привел».

Своим поэтичным языком и былинным изображением героев и событий «Задонщина» близка к устному народному творчеству. И мы понимаем, что если автор говорит, что «грозные тучи сошлись, а из них непрерывно молнии сверкали и гремели громы великие», то это означает, что бой шел не на жизнь, а на смерть. Русские богатыри в былине сравниваются с соколами, кречетами и ястребами, а «великие силы поганого царя Мамая» предстают перед нами как «несчетные стада гусиные и лебединые» или как разъяренные «серые волки». Битва была очень жестокая — «и трава кровью залита была, а деревья от печали к земле склонилися». Но мужество и любовь к родине не позволили русским воинам отступить, хоть потери их были велики.

Впечатляет описание поля боя после окончания битвы: «ни пахари, ни пастухи в поле не кличут, лишь вороны не переставая каркают над трупами человеческими, страшно и жалостно было это слышать тогда...»

Гордый дух и мужество — отличительные черты русских воинов во время тяжкого боя. Они не могут смириться с мыслью, что родная земля страдает от ига захватчиков: «Не рождены мы на обиду ни соколу, ни ястребу, ни кречету, ни черному ворону, ни поганому этому Мамаю!»

Читая «Задонщину», мы проникаемся гордостью и уважением к защитникам Руси, а яркие картины боя надолго остаются в нашем воображении.



От Куликова поля до Курска: вечная война России

Прославление Россией победоносных войн и колоссальных поражений давно сбивает с толку западных наблюдателей. Посетители столицы России, эпицентра культа победы России, не могут не заметить памятники военной мощи, которые разбросаны по городскому ландшафту. Знаменитый памятник освободителям Москвы XVII века князю Пожарскому и Кузьме Минину стоит на Красной площади перед собором Василия Блаженного.

Рядом, ряд памятников в честь советских «городов-героев» за их жертвы во время Второй мировой войны примыкает к Могиле Неизвестного солдата прямо под стенами Кремля.Подальше от центра города расположен обширный мемориальный комплекс, известный как Парк Победы, отдает дань уважения войнам России на том месте, где армия Наполеона вторглась в Москву в 1812 году.

Как война в Москве вездесуща, так и она пронизывает русскую культуру. Множество устойчивых национальных мифов и символов, которые широко представлены в Москве и по всей России, являются предметом последней книги Грегори Карлтона Россия: История войны . Карлтон, профессор русских исследований в Университете Тафтса, намеревается развенчать увлечение России ее прошлыми войнами, сжимая почти 1000-летнюю историю в сжатое исследование, охватывающее период от монгольского периода до польских вторжений во время Смуты в начале семнадцатого века. века, до конфликтов ХХI века в Чечне и на Украине.

Рассмотрение такого длинного отрезка истории было бы сложной задачей для большинства историков, но Карлтон умело раскрывает символические связи, которые придают этому тысячелетию внутреннюю согласованность в России. Более того, он иллюстрирует, что почти постоянные войны и вторжения со времен средневековья укрепили имидж России не только как осажденного православного бастиона исключительной силы, но и как великой державы, призванной стать спасителем человечества.

Карлтон убедительно утверждает, что русская идентичность кристаллизовалась в течение столетий жестоких потрясений и войн.Одержимость России прошлыми триумфами и трагедиями в боях воспитала в ней чувство «военной исключительности», породив то, что он назвал «неонационалистической гражданской религией», которая составляет основу того, что значит быть русским.

Подход Карлтона отличает его способность показать, как российский военный миф может «сплести чрезвычайно разрозненные события в простую, самоподдерживающуюся историю», в которой время сжимается, а эпические битвы сливаются в линейное повествование о бесконечной победе.

Следовательно, победа Дмитрия Донского над монголами на Куликовом поле в 1380 году, изгнание поляков из Москвы в 1612 году, отважное выступление России против Наполеона в Бородино в 1812 году и победа над нацистской Германией в 1945 году - все это свидетельствует о русских. стойкость '(«стойкость» или «стойкость») вопреки всему.Сегодняшнее ритуальное празднование Дня Победы на Красной площади 9 мая и аура святости, окружающая легендарные поля сражений, такие как Бородино, Севастополь, Курск и Брест, свидетельствуют о долговечности этого повествования, в котором «коллективное мученичество» является высшей добродетелью.

Выходя за рамки высокой политики, Карлтон бросает вызов идее о том, что русская патриотическая культура - это управляемый государством главный нарратив, навязанный кремлевскими идеологами. В частности, он обращает внимание на повторяющиеся образы, которые появляются в русской литературе, советском и постсоветском кино.Ссылаясь на отрывки из произведений, таких как эпический роман Льва Толстого «Война и мир», и описывая сцены из культовых советских фильмов о войне, таких как Они сражались за Родину (1975), в которых подчеркивается героизм простых людей, Карлтон демонстрирует, как «семена» России повесть о войне «лежат глубоко в почве русской истории» и культуры.

Хотя его книга следует свободной хронологии, Карлтон плодотворно пересматривает более ранние периоды, чтобы проследить эволюцию российской идентичности в ходе последовательных войн.Тем не менее, несмотря на преобладание триумфальных повествований, Карлтон помнит, что «изображение войны никогда не было монохромным явлением в России», указывая на ужасные сцены в романе Виктора Астафьева Проклятые и мертвые (1994), отрезвляющем отчете. о дорогостоящем возвращении Киева Красной Армией в 1943 году и об уродливом лице войны, раскрытом в книге Светланы Алексиевич Zinky Boys (1990) - жгучем портрете советско-афганской войны, рассказанном через устные истории.

К его чести, Карлтон также обращается к войнам, которые не вписываются в традиционную арку российской истории.Он посвящает целую главу («Несостоявшееся поражение») изучению того, как унизительные поражения, такие как Крымская война (1853-56 гг.), Русско-японская война (1904-05 гг.) И советско-афганская война (1979 г.) -89), впоследствии превратились в героическую борьбу.

Эта практика «превращения фиаско в героический подвиг», похоже, распространяется также и на предстоящие памятные даты Русской революции и Гражданской войны. Приближаясь к столетнему юбилею 1917 года, российские власти, похоже, склоняются к мягкому нарративу о примирении, в котором подчеркиваются жертвы всех сторон, избегая неудобных вопросов об имперском крахе и насильственном рождении Советского Союза в целом.

Понимание механизмов, лежащих в основе мифа о войне в России, также имеет решающее значение для понимания поведения России на международной арене сегодня. Россия: История войны проливает свет на ухудшение отношений между Россией и Западом из-за аннексии Крыма в 2014 году и тупиковую ситуацию на востоке Украины. Карлтон утверждает, что если следовать основному сценарию мифа, то вновь возник классический сценарий, согласно которому Россия должна остановить посягательство Запада и вмешаться, чтобы защитить своих соотечественников, находящихся под угрозой. Отнюдь не фантастический, старый призрак западного окружения все еще вырисовывается в умах российских политических и военных чиновников, подпитывая дикие теории заговора и воинственную риторику, основанную на глубоко укоренившейся тревоге по поводу изоляции России.

Устойчивый укоренившийся менталитет осады объясняет, почему расширение НАТО кажется таким угрожающим и почему российские комментаторы неоднократно использовали термин «фашистский», чтобы унизить украинское правительство. Аналогии с нацистским вторжением в Советский Союз - это не просто грубые примеры государственной пропаганды, но и мощные исторические ориентиры, которые находят отклик у многих простых россиян, пропитанных патриотической культурой своей страны.

Цель Карлтона в описании культа милитаризма в России - предложить «увидеть Россию через призму, которую так многие россияне усвоили». Ему блестяще удается погрузить читателя в многовековое развитие русской национальной мифологии. Хотя он не уклоняется от указания на молчание и искажения во многих отчетах о российской истории, он непреклонен в том, что западные наблюдатели серьезно относятся к этим сомнительным историческим рассказам и мифам, чтобы понять, почему они так широко распространены в России сегодня.Многие считают демонстративную демонстрацию российского военного величия необузданным шовинизмом, характерным для путинской эпохи, но российские эпические военные истории встроены в репертуар тем, которые давно пустили корни.

Историки, хорошо разбирающиеся в ключевых событиях и личностях, составляющих русский национальный пантеон, обнаружат, что Карлтон часто ступает по знакомой почве, но редко эти разрозненные эпизоды так убедительно связаны в один том. Эрудиция и краткость Карлтона делают Россия: История войны идеальной монографией для студентов и опытных наблюдателей за Россией, стремящихся понять миф о войне России во многих его проявлениях.

[Все фотографии сделаны рецензентом, если не указано иное]

произведений Куликовского цикла.

Зарубежье - История русской литературы

В категории ::: 14-15 века, 1-я половина

Победа русских над монголами на Куликовом поле не только произвела большое впечатление на современников этого эпохального события в русской истории, но и надолго заинтересовала русских. Объясняется это тем, что битве с Мамаем был посвящен ряд литературных произведений, написанных в разное время, которые на протяжении нескольких столетий копировались и редактировались древнерусскими писателями.

Произведения Куликовского цикла различаются по характеру и стилю. Поэтическая Транс-Дониада, документально-историческая оригинальная хроника, сильно публицистическая Расширенная редакция хроники и, наконец, Повесть о битве против Мамая, полная военного героизма, отголоски фольклора и деталей. 9

Транс-Дониад . О Зарубежье уже упоминалось выше в связи с «Словом о полку Игореве». Помимо самостоятельной литературной значимости и того факта, что это произведение посвящено такому выдающемуся событию в истории России, как Куликовская битва, «Зарубежье» важно еще и как неоспоримое свидетельство возраста и подлинности «Слова о полку Игореве».

«Транс-Дониада», скорее всего, была написана в 1380-х или начале 1390-х годов. Это ответ на Куликовскую битву, возникший под непосредственным влиянием самого события. 10

Сохранилось шесть рукописей «Транс-Дониады», самая ранняя из которых (Евфросинья MS) датируется 1470-ми годами, а самая последняя - концом семнадцатого века. Произведение называется «Транс-Дониада в Евфросинии». В других рукописях оно называется "Слово о великом князе Дмитрии, сыне Иване, и брате его, князе Владимире, сыне Андрея".Евфросиния MS является сокращенной версией несуществующего оригинального длинного текста. В остальных рукописях текст полон ошибок и искажений. Ниже мы воспользуемся реконструированным текстом «Зарубежья», составленным на основе всех рукописных копий произведения. 11

«ЗаДоньяда» выражает поэтическое отношение ее автора к событиям Куликовской битвы. Повествование (как в «Слове о полку Игореве») перемещается из одного места в другое: из Москвы на Куликово поле, обратно в Москву, в Новгород и обратно на Куликово поле.Настоящее переплетается с воспоминаниями о прошлом. Сам автор описывает свое произведение как «плач и хвалебную речь великому князю Дмитрию, сыну Ивана, и его брату, князю Владимиру, сыну Андрея». Плач (жалость) - по павшим, а хвалебный панегирик (похвала) - по храбрости и воинской доблести русских.

Транс-Дониада. Автограф Евфросинии. 1470-е гг. Государственная публичная библиотека, Ленинград

Весь текст «Зарубежья» связан с «Словом о полку Игореве»: мы находим повторы целых отрывков из «Слова», идентичные описания и похожие поэтические приемы.Но автор «Транс-Дониады» творчески использует «Слово». Дмитрий Лихачев пишет, что, взяв его за образец для своей работы, он преследовал цель не просто подражать его модели, а «провести сознательное сравнение событий прошлого и настоящего, событий, изображенных в« Слова о полку Игореве »и те его дни. Причем и первое, и второе в «Трансдониаде» символически противопоставлены ». 12 Это сравнение показало, что отсутствие единства в действиях князей (как в "Слове") привело к поражению, а объединение всех в борьбе против врага было залогом победы.В то же время это сравнение показало, что наступила новая эпоха и что теперь терпят поражение «языческие татары, неверные», а не русские.

Это сравнение прошлого с настоящим, событий, описанных в «Песни», с событиями 1380 года, проходит через весь текст. Это ярко выражено уже во введении и имеет глубокое значение. Начало бедствий, постигших русскую землю, автор датирует злополучной встречей на Каяле и битвой на Калке: враги России «одолели племя яфетитов (т.э., русские) на реке Каяла. С тех пор безрадостна земля Россия; от битвы на Калке до разгрома Мамая она была поглощена болью и горем ». Победа над Мамаем стала поворотным моментом в судьбе земли Русской: «Братья и друзья, сыны земли Русской! Соберемся вместе, слово в слово порадуем землю Русскую и сбросим печаль на земли Востока ».

Описывая Дмитрия Донского, отправляющегося в поход, автор «Транс-Дониады» говорит, что «на Востоке ему ярко светило солнце и указывало ему путь».В «Слове о полку Игореве» уход Игоря войска сопровождается солнечным затмением. («Тогда Игорь взглянул на яркое солнце, и он увидел тень от него, накрывшую всех его хозяев».) Описывая продвижение войск Мамая к Куликовому полю, автор «Транс-Дониады» представляет картину природного явления, предвещавшего плохое. : «И гибели их (татар) ждали крылатые птицы, парящие в облаках, вороны непрестанно каркали, и галки говорили на своем языке, орлы визжали, волки угрожающе выли, а лисицы визжали, чувствуя кости.В «Слове» такие же дурные предзнаменования сопровождают наступление русского воинства.

Есть некоторые поэтические черты "Зарубежья", которые отличают его от "Слова". В Трансдоньяде гораздо больше образов религиозного характера: «За землю Русскую и за христианскую веру», «он вошел в свое золотое стремя, сел на своего быстрого коня, взял свой меч в правую руку и молился Богу и Его Деве-Матери »и так далее. Автор «Слова о полку Игореве» применил приемы народной поэзии и творчески адаптировал их, вылепив из материала

свои оригинальные поэтические образы.

из фольклора.Автор «Транс-Дониады» упрощает многие из этих изображений. Его поэтические приемы, заимствованные из народной поэзии, ближе к своим прототипам. Ряд оригинальных эпитетов в "Транс-Дониаде" явно устного происхождения.

Trans-Doniad имеет смешанный стиль. Поэтические отрывки чередуются с отрывками из прозы, напоминающими официальные документы. Весьма вероятно, что это смешение связано с состоянием сохранившихся рукописей произведения: те отрывки, в которых стиль напоминает официальный, могут быть результатом более поздних дополнений и не отражать оригинальный текст автора произведения.

Принято считать, что «Зарубежье» написано Софонием Рязанским: это имя упоминается как имя автора в названии двух рукописей произведения. Однако Софония Рязанского также называют автором «Повести о битве с Мамаем» в целом ряде рукописей основной редакции «Повести». Имя Софония Рязанского также упоминается в тексте «Зарубежья», и характер этой ссылки предполагает, что мы, вероятно, должны рассматривать Софония не как автора «Зарубежья», а как автора еще одного поэтического произведения на тему «Зарубежья». Куликовская битва, которая не сохранилась и которую автор «Зарубежья» и автор «Повести о битве против Мамая» использовали независимо друг от друга. 13 Других сведений о Софонии Рязанском, кроме упоминаний его имени в «Зарубежье» и «Повести о битве с Мамаем», у нас нет.

«Зарубежье» - чрезвычайно интересное литературное произведение, созданное как прямая реакция на крупное событие в истории России. Он интересен еще и потому, что отражает прогрессивную для своего времени политическую идею, а именно, что Москва должна стоять во главе всех русских земель и что единство русских князей под властью Великого князя Московского было верный залог освобождения России от монгольского владычества.


Выставка каллиграфии ко Дню Победы в Великой Отечественной войне

Музей мировой каллиграфии и Конгрессно-выставочный центр «Сокольники» представят уникальную выставку каллиграфии, посвященную Дню Победы в Великой Отечественной войне. Мероприятие проводится совместно с Департаментом культуры Москвы, парком «Сокольники» и Общероссийским общественным движением «Волонтеры Победы».

Тема объединила художников-каллиграфистов из Москвы, Санкт-Петербурга, Екатеринбурга, Ярославля, Волгограда и многих городов России.Благодаря им на мероприятии будут представлены шедевры каллиграфии из собрания музея, а также работы известных художников, представляющих ведущие школы каллиграфии России: Н. Таранова, П. Чобитько, Д. Петровского и их учеников.

Один из самых интересных разделов выставки посвящен истории военных сражений и называется «Пусть звучит гром победы!». В серии работ, подготовленных командой тренеров центра искусства каллиграфии «От А до» (Санкт-Петербург) под руководством председателя Национального союза каллиграфов России Петра Чобитько, будут представлены разделы истории русской битвы, такие как как Куликовская битва, битва на Чудском озере, Полтавская битва, взятие Измаильской крепости, Бородинская битва и многое другое.С помощью композиции и каллиграфии его авторы передали ауру исторической эпохи во всем ее величии и драматизме.

Далее следует раздел, посвященный Великой Отечественной войне, демонстрирующий интерпретации стихов и известных песен того времени, отражающие саму суть и ужасы Великой Отечественной войны и радость победы. Война, унесшая жизни миллионов людей, остается в памяти россиян, и эти события, безусловно, будут продолжать волновать художников разных поколений в будущем.Оба художника послевоенных поколений, которые слышали о войне из рассказов своих отцов, книг и фильмов, а также молодежь, отразили свои идеи войны в каллиграфии.

Представление о русской воинской доблести, представленное на этой уникальной выставке каллиграфии, призвано напомнить о великой русской истории и объединить народ гордостью за свою Родину.

Предлагаем вам ознакомиться с электронной экспозицией.

Стаськова Алена


Дети войны (стихотворение Бориса Пастернака) Бумага, тушь, широкое перо, кисть
Россия, 2015

Анна Скокова


Война Бумага, тушь, смешанная техника, темпера, широкое перо, кисть
Россия, 2018

Дарина Бирюлина


Слова любви Смешанная техника, керамика золото, темпера, холст грунтованный
Россия, 2018

Дина Ружа (Журавлева)


Момент тишины Бумага, акрил, тушь, кисть, широкое перо
Россия, 2015

Дмитрий Петровский


Победа Матовая бумага, белые туши Winsor & Newton, широкие перья. Собственное стихотворение на основе оригинальной каллиграфии на графическом плакате дизайнера
Россия, 2018

Дмитрий Петровский


Реквием Бумага, черная тушь, широкие ручки. Собственное стихотворение на основе каллиграфии на оригинальной цветной фотографии. Компьютерное редактирование
Россия, 2018

Дмитрий Петровский


Христос Бумага, черная тушь, широкие ручки. Собственное стихотворение на основе каллиграфии на оригинальной цветной фотографии. Компьютерное редактирование
Россия, 2018

Ковалёва Екатерина


Чтобы мы не забыли Краска-спрей, темпера
Россия, 2018

Ковалёва Екатерина


Ужасно печальна радость победы Краска-спрей, темпера
Россия, 2018

Екатерина Волкова


Куликовская битва Бумага, темпера, ширококонечное перо, широкая кисть
Россия, 2015-2016

Елена Бобкова


Когда это будет, не знаю... Бумага, тушь, широкое перо, золочение
Россия, 2018

Елена Борисенко


Я не из детства. Ю. Друнина Бумага, тушь, гуашь, перо кола
Россия, 2018

Елизавета Манерова


Реквием Хлопок, горячий батик
Россия, 2017

Григорий Мартыненко


Для Родины! Чернила, стеклянное перо, параллельное перо, плоская кисть, чертёжное перо
Россия, 2018

Ирина Лебедева


Темная ночь.Стихотворение Владимира Агатова Веллум, картон, широкое перо
Россия, 2015

Ирина Молчанова


Знамя Победы, панграмма Картон цветной, тушь, гуашь, акварель, перо, кисть
Россия, 2018

Ирина Молчанова


Подвиг Н. Сиротинина, панграмма Цветной картон, тушь, гуашь, акварель, перо
Россия, 2018

Веланский Иван


Взятие Парижа Бумага, акрил, широкое перо, остроконечное перо
Россия, 2015-2016

Веланский Иван


День Победы в Великой Отечественной войне Бумага, акрил, ширококонечное перо, пастельный мелок
Россия, 2015-2016

Веланский Иван


Битва при мысе Калиакра, Темно-синяя бумага, акрил, широкое перо, остроконечное перо
Россия, 2015-2016

Мара Фрибус


Ворон Морриган Картон, тушь, гуашь, перо плоское, кисть
Россия, 2018

Мария Скопина


День, когда была снята блокада Ленинграда Бумага, гуашь, перо, кисть острая
Россия, 2015-2016

Мария Скопина


Подвиг Меркурия Брига Бумага, тушь, гуашь, перо, картон, авторучка
Россия, 2015-2016

Мария Яшина


Сила истины Бумага, тушь, широкое перо
Россия, 2015

Марина Ханкова


Кто придет к нам с мечом Тонированная бумага, акварель, тушь
Россия, 2018

Марина Ханкова


Четыре года. .. Тонированная бумага, акварель, тушь
Россия, 2018

Надежда Павлова


Краны Каррарская бумага, черные чернила Tuoniao, остроконечная ручка Leonardt Hiro 41
Россия, 2018

Наталья Лотарева


«Тревога» (стихотворение Давида Самойлова) Бумага, тушь, широкое перо, кисть
Россия, 2015

Лотарева Наталья


Стихотворение фронтовика Д. Самойлова Бумага, тушь, широкое перо, кисть
Россия, 2014

Наиля Лотфи (Валеева)


Во имя Господа милостивого и милосердного Геометрический куфи, мозаика из стекловолокна
Россия, 2017

Наиля Лотфи (Валеева)


Алиф Лам MIM Насх стиль, мозаика из натурального камня
Россия, 2017

Наиля Лотфи (Валеева)


Сабр (Терпение) Насх, мозаика из натурального камня и стеклянной плитки
Россия, 2017

Николай Таранов


Цитата Горация Бумага, акрил, широкое перо
Россия, 2015

Николай Таранов


Сталинград, 1943 год.Василий Гроссман Фотография, акрил, широкое перо
Россия, 2015

Ольга Варламова


Брусиловский прорыв Бумага, тушь, гуашь, широкое перо, остроконечное перо, остроконечная кисть
Россия, 2015-2016

Ольга Варламова


Наваринская битва, Бумага, тушь, гуашь, широкое перо, остроконечное перо, остроконечная кисть
Россия, 2015-2016

Оксана Папонина


Города Победы Бумага, акварель, тушь, плоская кисть, римская заглавная буква
Россия, 2015

Оксана Папонина


Мы победили смерть Бумага Watman, акварель, тушь, плоское перо, плоская кисть, шрифт Roman Capital
Россия, 2018

Петр Чобитько


Бородино Цветная бумага, кисть, перо, ручное горячее тиснение
Россия, 2016

Петр Чобитько


Взятие турецкой крепости Измаил «Суворов…» Бумага, кисть, перо, гуашь, акрил
Россия, 2017

Петр Чобитько


Полтавская битва. «И началась битва» Цветная бумага, кисть, перо, гуашь, акрил
Россия, 2017

Светлана Андреева


Аисты Бумага, тушь, перо, акрил
Россия, 2018

Таня Георгиева


«Летят журавли» («Журавли» Расула Гамзатова) Бумага, тушь, гуашь, острие, кисть
Россия, 2015

Татьяна Титова


Журавли, на стихи Расула Гамзатова Бумага пастель, тушь белая, акварель металлик, медь
Россия, 2018

Татьяна Титова


Мужество на стихи Анны Ахматовой Медная пастель смешанная техника
Россия, 2018

Татьяна Титова


Не вернулся из боя, стихотворение Владимира Высоцкого Пастель, спенсериан, чёрно-золотые туши
Россия, 2018

Велански Вера (Чеснова)


Освобождение Москвы Мининым и Пожарским Бумага, тушь, акварель, широкое и остроконечное перо, остроконечная кисть
Россия, 2015-2016

Виталий Шаповалов


Победа Бумага, акварель, кисть, золочение
Россия, 2015

Елена Борисенко


Память (книжка-раскладушка) Бумага, тушь, широкое перо, кисть
Россия, 2015

Елена Борисенко


У братских могил, триптих Цветная бумага, тушь, гуашь, перо кола, плакатное перо
Россия, 2018

Елизавета Фиртич


Память Фотоколлаж, тушь, остроконечное перо, кисть
Россия, 2015

Вера Ильина


Баллада о Т34 Бумага, тушь
Россия, 2015

Юлия Иванова


В этом знамении ты победишь! Акрил, круглая холст, современная церковная готическая каллиграфия, смешанная техника
Россия, 2018

Юрий Ковердяев


Заявление Сергея Шойгу Бумага, тушь, остроконечное перо
Россия, 2017

★ Куликовская битва - конфликты 1380 года.. Информация

1.

Предпосылки. (Фон)

После монгольского завоевания территория распавшейся Киевской Руси вошла в состав Западного региона Монгольской империи и Золотой Орды с центром в Нижнем Поволжье. Многочисленные русские княжества стали данниками Орды. В течение этого периода небольшое региональное княжество Московское набирало силу и часто бросало вызов своим соседям по региону, включая столкновение с Великим княжеством Рязанским.Таким образом, в 1300 году в Москве был взят город Коломна у Рязани и рязанский князь был убит после нескольких лет в плену.

После убийства хана Берди Бека в Золотой Орде в 1359 году там шла гражданская война. Полководец Темник Мамай, зять и белибасто Берди-бека, взял власть только в западной части Золотой Орды. Мамая на престоле Абдулла-хан в 1361 году, а после его загадочной смерти в 1370 году на трон был возведен незрелый хан Мухаммад Болак.Мамай не был чингизидским потомком Чингисхана, и в этом случае его власть была слабой, и есть настоящие чингизиды, претендующие на власть. Поэтому ему приходилось постоянно бороться за верховную власть и в то же время бороться с сепаратизмом. Пока при падении Золотой Орды шла гражданская война, возникнут новые политические силы, например, Великое княжество Литовское, Великое княжество Московское и Великое княжество Рязанское.

Тем временем Великое княжество Литовское продолжало экспансию.Она соревновалась с Москвой за господство над Твери и в 1368–1372 годах совершила три похода на Москву. После смерти Ольгерда в 1377 году его старший сын Андрей Полоцкий и Дмитрий Брянский начали борьбу со своим сводным братом Ягайло за свое законное право на престол и заключили союз с великим князем Московским.

Одновременно с началом великих смут в Орде в 1359 году скончался московский князь Иван II и новый ордынский хан своим правом джарлик постановлением передал престол Великого княжества князю Нижегородскому Владимиру.Но московская элита в 1359 году нового князя Дмитрия всего 9 лет не узнала. Они в равной степени вооруженные силы и взятки различным ханам и, как следствие, в 1365 г. вынудили нижегородских князей окончательно отказаться от претензий на Великое княжество Владимирское. В 1368 г. начался конфликт между Москвой и Тверью. Тверской князь Михаил использовал Литву, а кроме того, в 1371 году мать подарила ему ярлик на Великое княжество Владимирское. Но московские войска просто не пускают нового «великого князя» Владимира, несмотря на присутствие татарского посла.Поход литовского войска также закончился неудачей, и поэтому ярлик вернулся к Дмитрию. По результатам перемирия с Литвой 1372 года Великое княжество Владимирское было признано наследственным владением московских князей. В 1375 году у тверского князя был джарлик для Великого княжества Мамая. Тогда Дмитрий с сильным войском, большим, чем было в Куликовской битве, быстро двинулся к Твери и заставил его капитулировать. Михаил сослался на «младшего брата» московского князя и участие в войнах с татарами.

Открытый конфликт между Дмитрием и его матерью начался в 1374 году, точные причины неизвестны. Считается, что незаконность матери марионеточного хана была слишком очевидна, и он требовал все больше и больше денег, поскольку проиграл войну за трон Золотой Орды. В последующие годы татары совершили набег на союзников Дмитрия, а войска Москвы совершили поход против татар на Оке в 1376 году и захватили город Булгар в 1377 году. В том же году «мамайские татары» разбили нижегородское войско со вспомогательным отрядом. оставил Дмитрия в битве на реке Пана.Затем татары начали нападать на Нижний Новгород и Рязань.

Мама все время пыталась подтвердить свой контроль над притоками Золотой Орды. В 1378 году он послал войска во главе с полководцем Мурзой Бегичем для обеспечения повиновения князя Дмитрия, но это войско потерпело сокрушительное поражение в битве на реке Воже. Тем временем другой хан, Тохтамыш, захватил власть в восточной части Золотой Орды. Он пользовался поддержкой Тимура и был готов объединить всю Орду под своей властью. В 1380 году, несмотря на угрозу со стороны Тохтамыша, мать решила лично повести его войско против войск Москвы. Готовясь к вторжению, он заключил союз с литовским князем Ягайло. Князь Олег Рязанский был побежден Мамаем в 1378 году, а его столица была сожжена, он уже не мог противостоять матери, а отношения Рязан с Москвой издавна были враждебными. Таким образом, в походе 1380 года Олег встал на сторону матери, хотя этот факт иногда оспаривается.Мамай расположил свою армию лагерем на реке Дон в ожидании прибытия союзников.

Задонщина

« Задонщина » - памятник древний Русский литература конца IV века . Авторство принадлежит Sofony Рязанец . Повествование противоречит «Слову о полку Игоря », в котором описывается поражение русской армии в битве с половцами и блестящим победа из русских вооруженных войск во главе с московским князем Дмитрием .

" Задонщина " - это часть рассказов, возникших в связи с Куликовской битвой. Рассказ разработан на основе из летописных легенд, фольклорных легенд и национального поэтического творчества .

8 сентября 1380 г. на Куликово поле (район в пределах Тульской области области расположен в верховьях Дона р. , при впадении в р. поле »- неспокойная степь) битва между годами коалиция русских князей во главе с великим князем московским Дмитрием Иванович и монголо-татарское войско , усиленное наемными войсками, под Состоялось лидерство Мамая, ордынского хана.Это была первая большая битва между русскими и поработителями после установления монголо-татарского ига (1237). Эта битва закончилась полным поражением монголов - татар. Куликовская битва (часто именуемая Мамайской битвой) не положила конец иностранному игу в России (это было бы только в 100 годах - в 1480 году), а символ из отношений между русскими княжества и Орда коренным образом изменились, изменились, стала очевидна доминирующая и объединяющая роль Московского княжества и Московского князя.

Куликовская битва показала, что объединив русских княжеств, княжества могли успешно противостоять монголо-татарам. Победа на Куликовом поле имела огромное моральное значение для национального самосознания. Не случайно с этим событием связано имя святого Сергея : основатель и настоятель Троицкого монастыря , по легенде, благословил Дмитрия Московского на поход (прозвали Дмитрия '' Донской после битвы на Куликовом поле) против Мамая и, несмотря на монастырские правила , Сергей отправил с Дмитриевскими воинами на поле битвы двух монахов монастыря: их звали Ослябя и Пересвет. Русские С тех пор событиями Куликовской битвы интересовались человека. В Древней Руси был написан ряд произведений, посвященных битве 1380 года, эти произведения в Русской литературе собраны под названием «Куликовский цикл»: летописные рассказы о Куликовской битве, « Задонщина », « Легенда о Мамайской битве ».

« Задонщина, » - эмоциональный, лирический ответ на события Куликовской битвы.« Задонщина » известна в 6 свитках, самый ранний из которых, Кирилло-Белозерский (КБ), составленный монахом Кирилло-Белозерского монастыря Ефросиным в 70-80-х годах XV века, представляет собой обработку только первая половина оригинального текста. Остальные 5 свитков относятся к более позднему времени (самый ранний из них - фрагмент конца XV ​​- начала г. XVI вв. , остальные - XVI- XVII вв.). Только два свитка содержат полный текст, во всех списках много ошибок и искажений. Поэтому только на основе всех свитков, вместе взятых, можно реконструировать весь текст.

Многие исследователи датируют время создания «Задонщина » 80-ми годами XIV века.
Традиционно
считается, что автором « Задонщина » был некий Софоний Рязанец: в двух свитках « Задонщина » он был назван автором произведения. В анналах Твери есть малый фрагмент текста, который близок к некоторым отрывкам из « Задонщина » и «Сказания о Мамайской битве», начинающийся такой фразой: «И это сочинение Софонии. Рязанец, Брянск боярин, в честь великого князя Дмитрия Ивановича и его брата князя Володимера Андреевича »(перед этой записью стоит дата Куликовской битвы - 1380 год).

А.Д. Седельников обратил внимание на схожесть этого имени с именем рязанского боярина из года окружения Олега, рязанского князя - Софония Алтыкулачевича (Олег Рязанский шел в бой в 1380 году на стороне Мамая). Таким образом, Софоний Рязанец, несомненно, так или иначе связан с произведениями Куликовского цикла. В тексте « Задонщина » он упоминается как человек, чуждый автору произведения: «Тем не менее я упоминаю Софония Рязанца... »На основании этой цитаты исследователь куиковского цикла И. Назаров в 1858 году утверждал, что вышеназванное делает Софоний предшественником автора« Задонщина ».

Недавно была проверена гипотеза об авторстве Софония Дмитриевой, и ее вывод таков, что Софоний не был автором « Задонщина »: «... последняя относится к Софонии как к поэту или певцу своего времени, творчеству которого он склонен был подражать. «Судя по всему, Софоний был автором поэтического произведения (которого, к сожалению, не сохранилось до нашего времени) о Куликовской битве; поэтические образы этого произведения повлияли на авторов« Задонщина »и« Сказания о Мамайской битве » .Это предположение согласуется с гипотезой академика А.А. Шахматов о существовании утраченного «Слова Мамайского сражения».

Основная идея « Задонщина » - подчеркнуть значение Куликовской битвы. Автор произведения восклицает, что слава о победе на Куликовом поле достигла разных уголков мира . В основе произведения - реальные события Куликовской битвы. История переносит нас из одного места в другое: из Москвы на Куликово поле, снова в Москву, в , Новгород, , затем снова на Куликово поле.Настоящее переплетается с воспоминаниями о прошлом. Сам автор охарактеризовал произведение как «сочувствие и хвалу великому князю Дмитрию Ивановичу и его брату князю Владимиру Ондреевичу».

Уже по характеру произведения, по сочетанию траура и похвалы « Задонщина » близка «Слову о полку Игореве». Это сходство имеет не только общий характер , но и прямой характер, и это еще одна примечательная особенность этого произведения древней русской литературы.

Ряд ученых исходит из того, что «Слово» было написано в подражание « Задонщина » (французские ученые Л. Леже, А. Мазон, русский историк А. А. Зимин). Сравнительный анализ текстов «Слова» и « Задонщина », изучение стиля письма Ефросина, автора «КБ», изучение фразеологии и лексики «Слова» и « Задонщина » - все свидетельствует о том, что « Задонщина » - это вторичная по сравнению с «Словом о полку Игореве».

« Задонщина » неоднократно переводилась на современный русский язык язык ; поэтические экспозиции произведения (В.М. Саянов , И.А. Новиков, А.Скрипов, А.Жовтис). " Задонщина " переведена на ряд иностранных языков. Этой работе посвящено множество научных исследований.

Новости

Новости

Фотография предоставлена: PIRO4D / pixabay.ком Пятый региональный шахматный турнир «К звездам», приуроченный к 60-летию полета Юрия Гагарина в космос, собрал участников из девяти стран Африки и Ближнего Востока. Соревнования проводились онлайн, . ..

10 апреля состоялся Тотальный диктант. Русский Центр Дома Чайковского в Гамбурге уже в пятый раз принимает участие в организации этой международной просветительской кампании.В этом году из-за преобладающего ...

Фото: congerdesign / pixabay.com Российские дипломаты в КНДР решили привести в порядок парк вокруг здания посольства. В прошлом году многие старые деревья не выдержали натиска ураганных ветров. Некоторые из них погибли, другие были усилены ...

Фотография: nonmisvegliate / pixabay.ком Как сообщает Интерфакс, экстренное использование вакцины от российского коронавируса Sputnik V одобрено в Индии. Соответствующее решение принял Комитет по безопасности Регулятора лекарственных средств. ...

Фото: mos.ru (CC BY 4.0) В тесте TruD приняли участие 49 стран, сообщается на сайте Московского Дома соотечественников.Это позволило тем, кто изучает русский язык как иностранный, присоединиться к акции «Тотальный диктант». Тест проходил в тот же день, что и сам диктант, ...

Фото: Mos.ru / ru.wikipedia.org (CC BY 4.0) Почти половина населения Чехии предпочла бы пройти вакцинацию российской вакциной Sputnik V. Об этом свидетельствуют результаты опроса общественного мнения, проведенного агентством STEM / MARK, передает РИА Новости....

Фото: А.Купцова / pixabay.com День космонавтики отмечается в понедельник, 12 апреля. Он учрежден в честь первого полета человека в космос, сообщает ТАСС. В этом году исполняется 60 лет этому событию. ...

Фото: pxhere.com 12 апреля в России и во всем мире отмечается 60-летие полета Юрия Гагарина в космос.Яркая праздничная программа: выставки, мастер-классы, кинопоказы, лекции, спектакли и многое другое ...

Юрий Гагарин перед стартом. Фото: Mil.ru /wikipedia.org Годовщину первого полета человека в космос празднуют российское представительство при ООН в Нью-Йорке и постоянное представительство при международных организациях в Вене, сообщает ТАСС. Запуск...

Фото: mos.ru (CC BY 4.0) 55% жителей Германии изъявили желание сделать прививку от коронавируса российской вакциной Sputnik V. Об этом свидетельствуют результаты опроса Югова, передает РИА Новости. ...

Фото: teadrinker / pixabay.com В Латвии стартовал конкурс детского рисунка.К нему могут присоединиться дети до 15 лет. Организаторами выступают сайт InfoLiepaja и культурно-благотворительный центр Phoenix при поддержке Генерального консульства России в Лиепае, ...

Фото: Victoria_Borodinova / pixabay.com Российский павильон станет одним из крупнейших на всемирной выставке Expo 2020, сообщает ТАСС. Его презентация состоялась накануне, 7 апреля, в Дубае в рамках форума Russia Creates....

Фонд «Русский дом в Барселоне» организовал вторую встречу в рамках проекта «Россия, Украина и Беларусь в зеркале современной российской драмы». На этот раз театральный критик Андрей Москвин пообщался с драматургом и сценаристом Ярославой Пулинович. ...

Фото: Olga1205 / pixabay.ком Архитектура Санкт-Петербурга и красота древних городов Золотого кольца поразили Моргана Линча, преподавателя русского языка из США, во время поездки в Россию. Об этом он рассказал в интервью своему бывшему учителю русского языка ...

Фото: Victoria_Borodinova / pixabay.com Школьники из более чем 25 стран присоединятся к участникам Международной Менделеевской олимпиады, сообщает ТАСС.Дети из Эстонии и Кыргызстана, Сербии и Словакии, Таджикистана и Туркменистана, Литвы и Турции, ...

Фото: analogicus / pixabay. com Юные российские соотечественники старше 12 лет, проживающие в Греции, приглашаются принять участие в олимпиаде, посвященной истории России. Его основной темой станут «общие страницы» истории русского и греческого народов, считает...

Фото: mil.ru / wikipedia.org (CC BY 4.0) Прискорбно, что Вашингтон не меняет своего курса на сдерживание взаимодействия с Россией, заявил пресс-секретарь президента РФ Дмитрий Песков. По его словам, очень жаль, что власти США ...


Атакующее оружие

Самым древним оружием дальнего боя является лук и стрела.Тетива для лука изготавливалась из растительных волокон, шелковой нити или сыромятной кожи. В бою максимальная дальность стрельбы составляла 100–150 м. Лук носился в кожаном мешочке, который висел слева от тела; колчан висел справа. Лучники носили перчатки, наплечники и манжеты на запястьях, чтобы защитить руки и руки при использовании лука.

На Руси стрелы делали из дерева, обычно из сосны, пихты, березы или яблони; чем старше древесина, тем лучше. Длина стрелы будет 75-90см. Перья использовались для стабилизации стрелы в полете.Наконечник стрелы имел решающее значение для ее пробивной силы. Наконечники стрел XII-XIII веков были в различных формах, в том числе раздвоенные для стрельбы с близкого расстояния по незащищенным частям врага или его лошади, бронебойные стрелы и арбалетные болты.

Неотъемлемой частью экипировки лучника был его колчан. Иногда их украшали изящными пластинами из резной кости или рисунками животных. Колчан русского лучника XIV века мог вместить до 20 стрел, а колчан ордынского воина - до 30.В бою они несли два колчана: на 30 бронебойных стрел и 30 разветвленных.

Короткие металлические копья («сулицы») использовались как пешими солдатами, так и конными воинами и имели дальность действия 10-30 метров. Это оружие сохраняло полную силу в полете, пробивая броню или щит противника.

Копье использовалось конными воинами для атаки и столкновения. Русские пехотинцы использовали его против кавалерии противника. Деревянная шахта будет сделана из цельного дерева и может быть до 2-х.5м в длину. Противоположный конец наконечника должен был быть усилен железным противовесом. Во времена Куликовской битвы наконечники копий были преимущественно бронебойного типа. Рост использования колющего оружия в XIV веке привел к появлению специальных отрядов копейщиков. Часто размер армии измерялся количеством «копий».

Популярными благодаря сочетанию относительно низкой стоимости и отличных военных возможностей были булава, булава с фланцами, топор и цепная булава.Топоры использовались не только пешими полками; конные воины также запускали их верхом во время затяжных кавалерийских стычек. Легкие боевые топоры иногда служили парадным оружием, инкрустированным драгоценными металлами. Топором можно было владеть одной или двумя руками.

Булава представляла собой ручное тупое оружие с круглым наконечником весом до полукилограмма. Его монтировали на деревянном или металлическом стержне длиной до 80 см. В бою его использовали для оглушения противника ударом по шлему или для нанесения внутренней травмы.Палица широко использовалась с 13 по 14 века, а впоследствии стала известна как символ власти: в Европе она выступает как фельдмаршальский жезл, в России - как скипетр, а в Украине - как государственный герб

Другой тип булавы - булава с фланцами. Он имел круглую или грушевидную форму, весил 300-400 г и имел шесть ребер. Его голова устанавливалась на деревянное или металлическое древко. Палица с фланцем использовалась в ближнем бою, и помимо поразительно-рубящего действия она могла также наносить рубящий удар.

Всадники также использовали цепную булаву в бою. Это было разработано, чтобы нанести ловкий, внезапный удар с близкого расстояния. Орнамент на булаве с отбортовкой был сделан из железа, бронзы или кости и весил 200-250 г

г.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *