Как сказалась раздробленность на внешней политике руси: как сказалось раздробленность на внешней политике древней руси?

Содержание

как сказалось раздробленность на внешней политике древней руси?

сколько длилась вторая мировая война?​

В якому році з'явилася Візантія?​

в каком году была первая меровая война?​

Ленин кто такой и где жил​

Повелитель гуннов это?

В каком году родился Ленин?​

Из-за солнечного удара археолог Иванов временно не может справиться с задачами, а ответы срочно нужны на международной конференции. Помогите Иванову, … нарисуйте линию времени и выполните задание согласно инструкции. Инструкция: Пример задания: Какой год был раньше и на сколько был раньше: 33 г. до н. э. или 33 г. н. э.? Первый шаг: с помощью простого карандаша и линейки чертим линию времени. Второй шаг: если события произошли в разные эры, то делим линию времени на 2 части и подписываем их: с левой стороны – до н. э., а с правой стороны – н. э. Третий шаг: на линии времени отмечаем нужные даты. Четвертый шаг: записываем решение задачи. Пятый шаг: записываем ответ. А) Знаменитый полководец древности Александр Македонский родился в 356 г. до н. э., а умер, когда ему было 33 года. Подсчитайте, в каком году умер Александр Македонский. Вычисления сделайте письменно, отметьте даты на ленте времени. Б) В 1929 г. археологи нашли кувшин, пролежавший в земле 3005 лет. В каком году кувшин был потерян? Вычисления сделайте письменно, отметьте даты на ленте времени. В) Война между древнегреческими городами Спарта и Афины началась в 380 г. до н. э. и длилась 30 лет. В каком году закончилась эта война? Вычисления сделайте письменно, отметьте даты на ленте времени. Г) Начертите в тетради ленту времени и точку отсчета исторических дат. Отметьте на ленте времени год своего рождения. В каком веке это было? Д) Посчитайте и запишите в тетрадь, через сколько лет после рождения Иисуса Христа вы родились. Е) В ХХVII веке до н. э. родился на территории Древнего Египта наш предок (отметьте на ленте времени). Сколько веков прошло с тех пор? Ж) Другой наш предок родился в Древней Греции в том же году, что и вы, но только до н. э. Сколько лет прошло с момента его рождения? З) В 1380 г. н. э. произошла Куликовская битва, в 1945 г. наш народ разгромил фашистов (отметьте на ленте времени). Какое событие раньше произошло и на сколько лет? И) К каким векам относятся даты: 33 г. до н. э., 33 г. н. э., 988 г. н. э., 1700 г.? К) Какой год предшествовал 40 году до н. э., а какой был следующим за ним?

Завдання на скріншоті

Завдання на скріншоті

Завдання на скріншоті

 Политическая раздробленность на Руси. Русь удельная (XII—XIII вв.).

Категория: Билеты с ответами по истории.

Поможем написать любую работу на похожую тему

Получить выполненную работу или консультацию специалиста по вашему учебному проекту

Узнать стоимость

В 1097 г. в город Любеч съехались князья из разных земель Киевской Руси и провозгласили новый принцип отношений между собой: «Пусть каждый держит отчину свою». Его принятие означало, что князья отказались от лествичной системы наследования княжеских престолов (он доставался самому старшему во всей великокняжеской семье) и перешли к наследованию престола от отца к старшему сыну в пределах отдельных земель. К середине XII в. политическое раздробление Древнерусского государства с центром в Киеве было уже свершившимся фактом. Считают, что внедрение принятого в Любе-че принципа было фактором распада Киевской Руси. Впрочем, не единственным и не самым главным.

Политическая раздробленность была явлением неизбежным. В чем состояли ее причины? На протяжении XI в. русские земли развивались по восходящей линии: росло население, крепло хозяйство, усиливалось крупное княжеское и боярское землевладение, богатели города. Они все менее зависели от Киева и тяготились его опекой. Для поддержания порядка внутри своей «отчины» у князя было достаточно сил и власти. Местные бояре и города поддерживали своих князей в их стремлении к самостоятельности: они были ближе, теснее связаны с ними, лучше могли защитить их интересы. К внутренним причинам добавились внешние. Набеги половцев ослабляли южнорусские земли, население уходило из беспокойных земель на северо-восточные (Владимир, Суздаль) и юго-западные (Галич, Волынь) окраины. Киевские князья слабели в военном и экономическом смысле, падали их авторитет и влияние в решении общерусских дел.

Негативные последствия политического дробления Руси сосредоточены в военно-стратегической области: ослабла обороноспособность перед лицом внешних угроз, усилились межкняжеские распри. Но у раздробленности были и положительные аспекты. Обособление земель способствовало их экономическому и культурному развитию. Распад единого государства не означал полной утраты объединяющих русские земли начал. Формально признавалось старшинство великого киевского князя; сохранялось церковное и языковое единство; в основе законодательства уделов лежали нормы Русской Правды. В народном сознании вплоть до XIII—XIV вв. жили представления о единстве земель, входивших в состав Киевской Руси.

В конце XII в. сложилось 15 самостоятельных земель, по существу независимых государств. Крупнейшими были: на юго-западе — Галицко-Волын-ское княжество; на северо-востоке — Владими-ро-Суздальское княжество; на северо-западе — Новгородская республика.

Галицко-Волынское княжество (оформилось в 1199 г. в результате подчинения Галича волынским князьям) унаследовало политический строй Киевской Руси. Князья (крупнейшим был Даниил Романович, середина XIII в.) при решении важных вопросов должны были учитывать мнение боярско-дружинной знати и городских собраний (вече). Эта особенность отражала своеобразие социально-экономического развития Галицко-Волынской земли: здесь традиционно сильными были боярские вотчины и города. С середины XIII в. княжества слабело: внутренние смуты и постоянные войны с Венгрией, Польшей и Литвой привели к тому, что оно было включено в состав Великого княжества Литовского и Польши.

Владимиро-Суздалъское княжество обособилось от Киева при князе Юрии Долгоруком (1125—1157). Его массовое заселение происходило в XI—XII вв. Переселенцев из южных районов Руси привлекали относительная безопасность от набегов (край был покрыт непроходимыми лесами), плодородные земли русского ополья, судоходные реки, вдоль которых выросли десятки городов (Переславль-Залесский, Юрьев-Польский, Дмитров, Звенигород, Кострома, Москва, Нижний Новгород). Здесь не было старинных боярских вотчин и прочных традиций городского самоуправления. Владимиро-суздальские князья были значительно свободнее в своих решениях и опирались не столько на бояр и города, сколько на лично преданных им княжеских слуг (милостни-ков, т. е. людей, зависящих от милости князя).

Решающим в процессе возвышения княжеской власти было правление сына Юрия Долгорукого Андрея Боголюбского (1157—1174). При нем столица княжества была перенесена во Владимир, утвердилось новое титулование правителя — «царь и великий князь». Андрей Боголюбский вел активную внешнюю политику, боролся за влияние в Киеве и Новгороде, организуя против них общерусские походы. В 1174 г. он был убит заговорщиками-боярами. При его брате Всеволоде Большое Гнездо (1176— 1212) княжество достигло расцвета, оборванного междоусобьем, начавшимся после его смерти, и вторжением монголо-татар в 1237—1238 гг.

Владимиро-Суздальское княжество стало колыбелью формирования великорусской народности и в недалеком будущем центром сплочения русских земель в единое Российское государство.

Иной тип государственного устройства сложился в Новгороде. Один из древнейших русских городов был вместе с тем одним из самых богатых и влиятельных. Основой его процветания стало не сельское хозяйство (Новгород зависел от поставок хлеба из соседнего Вла-димиро-Суздальского княжества), а торговля и ремесло. Местное купечество было полноправным участником торговых операций на северо-западе Европы, торговало с немецкой Ганзой (представительство этого мощного торгового союза немецких городов было в Новгороде), Швецией, Данией, странами Востока сукнами, солью, янтарем, оружием, драгоценностями, мехами, воском. Сила и влияние были сосредоточены в руках новгородского вече. О его составе историки спорят. Одни считают, что в нем участвовало все городское население и даже жители близлежащих сел. Другие утверждают, что полноправными участниками веча были так называемые «пятьсот золотых поясов» — выходцы из крупных боярских родов. Как бы то ни было, решающую роль играли влиятельные боярские и купечески роды, а также духовенство. На вече выбирались должностные лица — посадник (правитель Новгорода), тысяцкие (руководители ополчения), воевода (поддержание правопорядка), епископ (позднее архиепископ, глава новгородской церкви), архимандрит (старейшина среди настоятелей новгородских монастырей). Вече решало вопрос о приглашении князя, который под присмотром совета господ и посадника выполнял функции военного руководителя. Такой порядок сложился после 1136г., когда новгородцы изгнали из города князя Всеволода.

Новгород, таким образом, был аристократической (боярской) республикой, хранителем вечевых традиций Древней Руси.

Внимание!

Если вам нужна помощь в написании работы, то рекомендуем обратиться к профессионалам. Более 70 000 авторов готовы помочь вам прямо сейчас. Бесплатные корректировки и доработки. Узнайте стоимость своей работы.

Причины и последствия раздробленности Руси

Феодальная раздробленность — это децентрализация государства, образование на его территории независимых областей. Это естественный этап развития всех государств Европы. В эпоху Средневековья единое государство разъединялось под влиянием множества причин.
Древнерусское государство не стало исключением из этого правила. К середине XII века Киевская Русь состояла из 15 княжеств, они подчинялись Киеву только формально. К началу тринадцатого века Русь разделилась уже на 50 княжеств, к четырнадцатому столетию их количество возросло до 250.
Движение к раздробленности началось ещё в XI веке, когда Ярослав Мудрый завещал страну шести наследникам, каждый из которых передавал бразды правления своему роду. Изначально предполагалось, что они будут управлять Русью сообща. Долгое время братья совместно сохраняли независимость государства, вместе выступали против внешней угрозы. Но уже в начале

XII века государство распалось на множество княжеств.

Экономические причины раздробленности Руси
Развитие экономики Киевской Руси шло за счёт увеличения территории государства. Славяне осваивали Восточно-Европейскую равнину, расселялись на новых землях, обрабатывали поля. Пахотное земледелие распространилось по всему государству. Боярские вотчины, то есть принадлежащие знати земли, стали появляться даже в самых отдалённый уголках русского государства. Число городов увеличилось до трехсот.
Бояре старались обеспечить свои потребности за счёт собственных доходов от обработки земель. Развитие натурального хозяйства привело к увеличению количества излишков. Бояре получали возможность отделить свои земли от столицы Руси и полноценно управлять ими.
Экономическое развитие Руси приводило к социальным разногласиям и конфликтам. Чтобы их прекратить, нужна была сильная и устойчивая местная власть. Бояре надеялись на военную силу князя, с помощью которых быстро получали власть.

Князья и бояре больше не нуждались в помощи Киева.
Таким образом, одной из главных причин разъединения Руси стало укрепление боярства. Вместе с князьями они достаточно быстро закрепили власть в полученных владениях. Однако вскоре между князьями и боярами начали возникать разногласия. В некоторых районах образовались боярские республики. В других князья стали управлять территориями самостоятельно.
Одной из причин раздробленности Руси стал порядок наследия престола. Он вызывал нестабильность и замедлял экономическое развитие. Государству требовалась новая форма политического устройства, и ею стала раздробленность. Присвоение территории отдельными княжескими родами позволило более эффективно реагировать на внутренние проблемы. Престол больше не считал свои земли как военной добычей, он стал больше интересоваться хозяйствованием, обогащением своих владений.
Киев стал первым городом среди равных. Прочие русские земли очень скоро опередили в развитии столицу. На территории некогда единого государства образовалось 15 независимых земель, которыми правили местные роды. Великим князем называли уже не только киевского государя, но и владельцев регионов.

Политические и социальные причины раздробленности Руси
Причиной разделения Руси на множество княжеств также было развитие во всех регионах феодальных отношений. Столица не обеспечивалась экономическое развитие своих земель, а наоборот, затормаживала его, требуя дань. Дружина и местная знать организовали собственный государственный аппарат. В него входили: армия, суд, боярство, тюрьмы и прочее. Князь мог управлять крестьянами и разбираться с местными конфликтами без помощи Киева, одновременно защищая собственные земли от внешней угрозы.
Княжества освобождались от единоличной власти Киева, князья провозглашали свою независимость и проводили собственную внутреннюю и внешнюю политику. Местная власть пыталась увеличить территории своих земель, захватывая соседние владения, в том числе принадлежащие родственным князьям. Это стало причиной начала междоусобных войн и угнетения крестьян.
Экономический рост повлиял на политический строй Руси. Изменился характер отношений между боярами и князем. В XI- X веках бояре поддерживали правителя, так как он обеспечивал для них финансовое благополучие и власть. В XI веке землевладельцы уже подчинялись князю как вассалы, они почти не зависели от него экономически. Правитель вынужден был раздавать земли подчинённым, чтобы обеспечить себе необходимое количество слуг. Крупные бояре ещё больше обогащались, приобретали огромное политическое влияние, окружая себя собственными вассалами.
Княжеский суд расширял свой круг деятельности. Центром управления всё ещё оставался киевский князь и его приближённые слуги. Правитель и бояре регулярно собирались на совет и обсуждали государственные дела.

Последствия раздробленности Руси
Отрицательные:
1. Феодальная раздробленность привела к военному ослаблению Руси. Разъединённые княжества не могли в одиночку противостоять врагу. Русские земли стали уязвимы.
2. Возникали междоусобицы. Князья пытались расширить свою территорию, начинали войны с соседними правителями. Эти раздоры ослабляли военную мощь и снижали темпы экономического развития.
3. Государство раздробилось на мелкие княжества. Изначально образовалось 15 владений, позже они раскололись на 50, со временем — на 250. Русь теряла политическое единство.

Положительные:
1. Разделение большого государства на мелкие владения позволило освоить огромную территорию. Натуральное хозяйство стремительно развивалось, народ обогащался. Появлялись новые орудия труда и технологии обработки земли.
2. Развивалось вотчинное хозяйство. Земля теперь принадлежала феодалам, они стремились получить с неё как можно больший доход. Это позволило экономике развиваться не только в центре, но и в самых отдалённых областях древнерусского государства.
3. Каждое княжество самостоятельно устанавливало внешние торговые отношения. Торговля с соседними странами обеспечивала экономики, укрепление власти и повышение материального благосостояния населения.
4. Правители вели самостоятельную внешнюю политику.
5. Развитие торговых отношений и установление самостоятельной внешней политики дало толчок к росту городов, подъёму ремесла и производственных отношений.
6. Каждое самостоятельное княжество развивало культуру. Создавались собственные летописи, что позволило более подробно запечатлеть историю древнерусского государства. Строились храмы, развивалась письменность. Период раздробленности связан с расцветом русской культуры.

В настоящее время некоторые историки относятся к факту раздробленности Руси скептически. Они сопоставляют Русь с европейскими государствами. Любое самостоятельное русское княжество было огромным по сравнению с городами-государствами Европы. Некоторые историки считают, что полного распада древнерусского государства не было. Несмотря на политическую раздробленность, связь между русскими княжествами не разорвалась. Единая религия, общий язык и многовековая история не давала государству разделиться окончательно. Русские всегда осознавали своё родство и общую судьбу.

Феодальная раздробленность на Руси: причины и последствия

Феодальная раздробленность – естественный исторический процесс. Не избежала его и Киевская Русь. Однако у каждого государства есть свои предпосылки к данному этапу развития, свои последствия и свои способы его преодоления. И процессы, вызвавшие на Руси период земельной раздробленности, заслуживают особо внимания.

Этот длительный период оставил неизгладимый отпечаток на будущем развитии всего государства и общества. Но нельзя отрицать и некоторые факты положительного влияния раздробленности территорий. Независимое и неравномерное развитие старых городских центров привело к появлению многих культурных и внешнеполитических достижений.

Причины раздробленности

Между историками нет единого мнения, какую же из причин феодальной раздробленности считать основной: одни историки считают превалирующими юридические предпосылки, в частности, закон о наследии или так называемое лествичное право, другие – экономические, в том числе и возросшую роль натурального хозяйства.

Наиболее значимые причины

Отдельные аспекты

Лествичное право

Система наследования княжеских земель «от брата к брату», то есть юридически обоснованное дробление некогда единого княжества.

Господство натурального хозяйства

Замкнутая экономическая система, когда вся продукция производилась «для себя», с минимальным количеством излишков.

Слабые торгово-хозяйственные связи

Крестьяне и мелкие феодалы не имели возможности вести торговлю с окружающим миром и сбывать излишки товаров на сторону.

Города – ремесленно-торговые центры

Из-за слабых хозяйственных связей между отдельными землями крестьяне обращались со своими нуждами в ближайшие города, превращая их тем самым в центры торговли и ремёсла. Развитие городов и их усиливающаяся самодостаточность становились предпосылками для получения независимости от удельного князя.

Земля – высшая ценность

При достаточно слаборазвитой экономике основным способом выжить была земля. Земельные наделы князь раздавал за службу, земля становилась основным мерилом состоятельности.

Укрепление права на землю

Как следствие из предыдущей причины, укрепление феодального права на землю становилось главной задачей князя. Тем самым начался процесс закабаления крестьян, прикрепления их к земельным наделам.

Ослабление центральной власти

Бесконечная борьба за киевский престол вызвала вполне закономерную реакцию – власть великого князя становилась чисто номинальной, теряя ту объединяющую роль, которая была присуща ей изначально.

Усиление политической власти на местах

Имея собственную дружину, собственные города и земельные наделы, местечковые князья и боярство больше не нуждались в центральной власти, предпочитая решать все политические вопросы самостоятельно.

Отсутствие внешней угрозы

Военные походы Владимира Мономаха и Мстислава значительно ослабили половецкие племена. Внешняя угроза в лице половцев с их набегами, вынуждавшая князей вступать в военные союзы друг с другом, сошла на нет.

К середине XII века на Руси сложилось три основных удела, вокруг которых происходила дальнейшая централизация земель. Это Галицко-Волынское княжество, Владимиро-Суздальское княжество и Новгородское княжество/республика.

Название

Местоположение

Крупнейшие города

Основные занятия

Галицко-Волынское княжество

Юго-западные земли

Владимир Волынский, Галич, Берестье, Холм

Земледелие, торговля

Владимиро-Суздальское княжество

Северо-восточные земли, междуречье Волги и Оки

Владимир, Суздаль, Ростов

Ремёсла, торговля

Новгородское княжество

Северные и северо-западные земли

Новгород

Торговля

Однако называть период феодальной раздробленности временем упадка Руси было бы в корне неверно. Эта эпоха принесла свои плоды, и последствия раздробленности можно оценивать как с положительной, так и с отрицательной стороны.

Последствия раздробленности

Положительные последствия феодальной раздробленности

Развитие городов

Сосредоточение основных торгово-ремесленных вопросов в городах привело к их быстрому и активному развитию.

Развитие ремёсел

Концентрация ремесленников в одном месте – городе – стала стимулом для бурного развития ремёсел.

Расширение торговли

Получив возможность действовать самостоятельно, купцы наладили новые торгово-экономические связи как по территории Руси, так и за её пределами

Возникновение новой активной социальной прослойки – горожан

Развитие городов обернулось ещё одним плюсом для общего развития Руси – появилась социально и политически активная группа, умевшая выражать свою волю – горожане, т.е. ремесленники и торговцы.

Новая система вассальных отношений

Система «сеньор-вассал», сложившаяся на Руси в период феодальной раздробленности, сильно отличалась от общеевропейской; вассалы были скорее слугами, а не соратниками, это позволяло сохранять некое единство земель и укреплять власть местного феодала.

Расширение земель

Как ни парадоксально, но в поисках лучшей жизни население, уходя от своего феодала, осваивало новые «дикие» земли, расширяя тем самым границы русского государства.

Отрицательные последствия феодальной раздробленности

Ослабление военной мощи Руси

Нападения со стороны ближайших соседей – шведов, половцев, поляков, немцев.

Отсутствие военных союзов

Ни одно из княжеств не смогло в одиночку выстоять против татаро-монгольских орд.

Закабаление крестьян

Усиление феодальной собственности на землю привело в результате к усилению зависимости крестьянства от феодалов.

Отсутствие центральной власти

Невозможность координировать действия удельных князей ни в военных, ни в торгово-экономических вопросах.

Общий упадок уровня жизни

Бесконечные усобицы и отсутствие мира на земле привели к разорению значительной части населения Руси.

Миграция населения

Тяжёлое положение крестьян и гнёт со стороны бояр-феодалов заставляло их уходить с обжитых земель, способствуя их опустению и снижая общий уровень жизни в стране.

К числу последствий феодальной раздробленности можно отнести и возросшую роль православной церкви в жизни страны. С одной стороны, благодаря отсутствию контроля со стороны центральной власти, церковь постепенно становилась «государством в государстве», зачастую подчиняясь князю лишь номинально. С другой стороны, церковные иерархи безоговорочно осуждали княжеские усобицы и свары, призывая к единению и утверждая, что только объединившись, Русь сможет стать сильным государством.

Значение эпохи раздробленности

Период феодальной раздробленности – закономерный этап развития любого средневекового общества. На Руси он совпал с активизацией соседних с Русью кочевых племён и монголо-татарским нашествием. Междоусобная борьба десятков князей за великое княжение и фактор зависимости от Орды замедляли процесс объединения русских земель.

Также, в отличие от аналогичных процессов во Франции, Англии или Испании, на Руси сформировалось два центра объединения земель: на северо-востоке и на северо-западе. Соответственно, на наследие Киевской Руси уже в XV веке претендовали два великих княжества: Московское и Литовское.

Совокупность внешних и внутренних факторов привела к тому, что эпоха феодальной раздробленности на Руси продлилась дольше, чем во Франции, Венгрии или Англии. С другой стороны, после ослабления ордынского ига, укрупнение княжеств ускорилось. При Иване III Великом раздробленность была фактически ликвидирована, а ещё через сто лет исчезли остатки удельной системы в централизованном русском государстве.

24 задание Flashcards | Quizlet

Аргументы в подтверждение:
1) Несмотря на политическую разобщенность отдельных русских земель и княжеств в период феодальной раздробленности, территории, входившие ранее в состав Древнерусского государства, имели общую социокультурную базу, что выразилось в сохранении общего языка, письменности и христианской религии, которые затем создали предпосылки для формирования нового единого государства, таким образом, можно утверждать, что Русь оставалась в целом единой;
2) Важным фактором единства русских земель в период раздробленности можно считать сохранение одной княжеской династии - Рюриковичей, ветви которой закрепились на разных территориях русских земель и во многом регулировали порядок владения русскими землями (например, Иван Калита получил в наследство Переславль-Залесский), это позволяет говорить о том, что, несмотря на феодальную раздробленность, русские земли в целом оставались едины;
3) Ордынская зависимость как следствие слабости русских земель в период феодальной раздробленности создала единое экономическое (земли облагались выходом) и политическое (путем передачи ярлыка на великое владимирское княжение) пространство, а также способствовала военному сплочению (например, Куликовская битва), что можно рассматривать как элементы единства русских земель;
4) Несмотря на политическую раздробленность, в русских княжествах продолжала действовать единая православная церковь во главе с митрополитом (например, даже Новгородский архиепископ утверждался митрополитом), таким образом русские земли продолжала объединять единая церковь, что свидетельствует о том, что Русь в период раздробленности в целом оставалась единой;
5) Несмотря на политическую раздробленность, в русских княжествах продолжал действовать единый свод законов - Русская Правда, на основе которой регулировались отношения людей практически во всех княжествах, что свидетельствует о том, что Русь в период раздробленности в целом оставалась единой;

Аргументы в опровержение:
1) Феодальная раздробленность обусловила различия в политическом устройстве отдельных русских земель: так, например, во Владимирской земле произошло усиление княжеской власти, в то время как в Новгороде и Пскове сформировалась республика, что вызывало противоречия (например, битва на р. Шелони) и препятствовало объединению русских земель в дальнейшем, поэтому Русь в данный период нельзя назвать целостной;
2) Феодальная раздробленности приводила к ослаблению отдельных русских земель, которые не могли самостоятельно обеспечить себе условия для экономического развития, обезопасить свои границы от внешней угрозы, что приводило к присоединению большого числа территорий к Литве (например, Полоцк, Смоленск), таким образом, значительная доля русских земель оказалась под властью другого государства, которое впоследствии начало проводить политику притеснения русского населения, из чего можно сделать вывод, что Русь в данный период утратила своё единство и не смогла обеспечить независимость своих земель;
3) Феодальная раздробленность создала благоприятные условия для развития культуры отдельных русских княжеств и земель, во многом способствовала складыванию их культурной идентичности: так, например, произошло становление уникальной Владимиро-Суздальской архитектуры, выдающейся обилием декоративных элементов, параллельно развивалось каменное строительство в Новгороде, характерной чертой которого являлась простота, что говорит о том, что в данный период наблюдались различные тенденции в развитии культуры, следовательно, нельзя говорить о единстве; 4) Феодальная раздробленность привела к снижению обороноспособности и, как следствие, к установлению ордынской зависимости, которая существенно повлияла на политический курс отдельных русских земель, усилив их противоречия: так, например, с целью обеспечения поддержки Орды Иван Калита организовал поход на Тверь и подавил антиордынское восстание, а позднее, рязанский князь Олег заключил союз с Мамаем и должен был выступить на его стороне в Куликовской битве - всё это свидетельствует о разобщенности интересов русских земель и княжеств, а значит, и об отсутствии единства.

И.Я. Фроянов


XPOHOC
ВВЕДЕНИЕ В ПРОЕКТ
ФОРУМ ХРОНОСА
НОВОСТИ ХРОНОСА
БИБЛИОТЕКА ХРОНОСА
ИСТОРИЧЕСКИЕ ИСТОЧНИКИ
БИОГРАФИЧЕСКИЙ УКАЗАТЕЛЬ
ПРЕДМЕТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ
ГЕНЕАЛОГИЧЕСКИЕ ТАБЛИЦЫ
СТРАНЫ И ГОСУДАРСТВА
ЭТНОНИМЫ
РЕЛИГИИ МИРА
СТАТЬИ НА ИСТОРИЧЕСКИЕ ТЕМЫ
МЕТОДИКА ПРЕПОДАВАНИЯ
КАРТА САЙТА
АВТОРЫ ХРОНОСА

Родственные проекты:
РУМЯНЦЕВСКИЙ МУЗЕЙ
ДОКУМЕНТЫ XX ВЕКА
ИСТОРИЧЕСКАЯ ГЕОГРАФИЯ
ПРАВИТЕЛИ МИРА
ВОЙНА 1812 ГОДА
ПЕРВАЯ МИРОВАЯ
СЛАВЯНСТВО
ЭТНОЦИКЛОПЕДИЯ
АПСУАРА
РУССКОЕ ПОЛЕ

История России

от древнейших времен до начала XX в.

Под. ред. И.Я. Фроянова

II. КИЕВСКАЯ РУСЬ
От племенного союза к союзу союзов племен

Дальнейшее развитие общественных отношений у восточных славян приводило к формированию новых социальных организмов: союз образовывали племена, которые сами уже входили в племенной союз. Политическая организация таких суперсоюзов ("союзов союзов", "сверхсоюзов") заключала в себе ростки государственности уже в гораздо большей степени, чем предшествующие племенные союзы. Один из таких ранних союзов, который включал в себя разноэтничные племена, возник на северо-западе Восточной Европы.

Летописец повествует о том, что чудь, славяне, кривичи и весь обратились к жителям Скандинавского полуострова - варягам, как их называли на Руси: "Земля наша велика и обильна, а порядка в ней нет. Приходите княжить и владеть нами". По приглашению прибыли три князя: Рюрик, Синеус и Трувор со своими родами. Рюрик сел в Новгороде, Синеус - на Белоозере, а Трувор - в Изборске. В XVIII в. из этого летописного сообщения выросла целая "норманская проблема", которая на протяжении последующих двух столетий зачастую становилась объектом ожесточенной идеологической борьбы, позволяла одним, прежде всего зарубежным, авторам отрицать полностью способность восточных славян к созданию собственной государственности, а другим - пренебрегать ролью варягов в отечественной истории. Современные научные данные показывают, что игнорировать деятельность варяжских отрядов на Руси так же ошибочно, как и преувеличивать их значение. Оказав значительное влияние на становление княжеской власти, развитие культуры, варяги не принесли на Русь государственности, которая зарождалась в недрах древнерусского общества и прошла долгий путь развития.

Другой суперсоюз сформировался в Среднем Поднепровье. Во главе его были поляне, территориальным же ядром была "Русская земля" - треугольник, ограниченный Киевом, Черниговом и Переяславлем. Причиной образования этого суперсоюза, как, впрочем, и других суперсоюзов, была внешняя опасность, необходимость борьбы с внешними врагами - хазарами, печенегами, варягами. Процесс объединения союзов племен в Поднепровье начался еще до прихода иноземных князей. Однако появление здесь в 882 г. родственника Рюрика князя Олега стало дополнительным стимулом развития этого предгосударственного образования. Олег покоряет древлян, северян и радимичей - соседние союэы племен. Росла и ширилась "лоскутная империя Рюриковичей". Части ее были скроены весьма непрочно, и уже преемнику Олега Игорю пришлось вновь покорять древлян. В 945 г. взяв с древлян дань, с небольшой дружиной он вернулся вновь. Тогда древляне убили его, а древлянский князь Мал отправил к вдове киевского князя Ольге сватов. Последняя жестоко отомстила за гибель своего мужа. Столица древлян город Искоростень был сожжен, многие древляне убиты и обращены в рабство.

Так, в основном силой оружия (хотя не исключен был и мирный путь) рос суперсоюз с центром в "мати градом русским" - Киеве. Но завоевание окрестных племен - дело отнюдь не одних князей с их дружинами, а и рядовых полян, объединенных в ополчение. Это и понятно - отношения Киева с покоренными соседями в основном сводились к сбору даней, которые шли не только князю и его окружению, но и всей полянской общине.

Укрепление суперсоюэа привело к активизации внешней политики и торговли. Русские торговые фактории появляются на территории могущественной Византийской империи. Но торговлей дело не ограничивалось - уже Олег совершил поход на далекий, манящий своими богатствами Царьград и достиг своей цели - взял великий город. Менее удачным был поход Игоря. Ольга же побывала в Византии с "дружественным визитом". Однако ее сын Святослас вел напряженную борьбу с сильным соседом. Военные походы занимали все время этого воинственного князя. Он разгромил Хазарский каганат, нанес поражение народам Северного Кавказа ("ясов победи и касогов"), а затем пошел на Дунай, где и вступил в борьбу с Византией. Но Византия - мастер дипломатических интриг - сумела использовать против Руси кочевников - печенегов, которые впервые упоминаются в русской летописи под 915 г. Возвращаясь домой, Святослав пал от рук печенегов.

Киевский князь Святослав, подолгу находясь вдали от дома, назначил вместо себя наместником в Киеве старшего сына Ярополка, в землю древлян посадил второго сына - Олега, а младшего - Владимира взяли себе новгородцы, решившие "вскормить" себе князя. Именно Владимиру суждено было победить в кровавой междоусобице, разгоревшейся после смерти Святослава. Время правления Владимира - во многом переломное в истории Киевской Руси, когда причудливо переплеталось старое и еще только зарождавшееся новое. Для того чтобы понять суть тех сдвигов, которые начинаются в это время в древнерусском обществе, надо обратить внимание на такое интереснейшее явление, как древнерусский город. Города возникают в VIII-IХ вв. как центры племен и союзов племен, выполнявшие различные социальные функции. Они были средоточиями ремесла и торговли, но все-таки важнейшими были политическая и оборонительная функции, в них находились главные религиозные святыни и кладбища ("капища" и "требища"). В основе социального устройства городов лежала община. Древнейшие города и возникали в результате общинного синойкизма - слияния нескольких общинных поселений. Уже от древнейшего периода до нас дошли сведения о высоком статусе города, о правительственных функциях русских городов - Киева, Чернигова, Новгорода, Полоцка и др. В IX-Х вв. городская община была еще родовой, так как и само общество переживало высший этап развития родоплеменного строя. Не случайно в летописях "город" древнейшей поры идентичен "роду". В конце X-начале XI вв. происходит перестройка общества на территориальных началах, родовую общину сменяет территориальная. Процесс этот нашел отражение и в истории городской общины, которая сама становится территориальной, формируется кончанско-сотенная система. Параллельно шел рост городской округи - растут и крепнут города-государства.

Крещение Руси

Начало этого процесса приходится на время правления князя Владимира, во многом продолжавшего политику своих предшественников (воевал дважды с вятичами, затем с радимичами). Но подспудно, изнутри, прежние политические отношения разрушались. Явственно это сказалось в акте крещения Руси. Владимир, его окружение и полянская община стремились остановить расползание суперсоюза. С этой целью предпринимается ряд мер идеологического характера: устраивается за городом большое языческое капище, затем создается знаменитый языческий пантеон. Все эти меры должны были символизировать единство суперсоюза, объединявшего союзы племен Восточной Европы - боги в киевский пантеон свозились изо всех земель. Однако остановить ход исторического процесса было невозможно - союз продолжал расползаться. Именно тогда князь Владимир обратил свой взор к христианству - религии, в которой момент централизации, монотеизма является главенствующим. В Киеве христианство вводилось безболезненно с согласия народного собрания - веча, но в других землях оно навязывалось силой. Вот почему вплоть до конца "киевского периода" нашей истории можно говорить о том, что христианство лишь скользило по поверхности общества, не затрагивая основ древнерусской жизни. Даже появление первых русских святых не показатель глубокого проникновения христианства в ткань жизни Руси Х-XII вв.

Первыми церковью были канонизированы князья Борис и Глеб, павшие в кровавой междоусобной борьбе, которая разгорелась после смерти Владимира. На киевском столе сел его старший сын Святополк. За убийство братьев он получил прозвище "Окаянный". Княжившему в Новгороде Ярославу удалось разгромить его, изгнать за пределы Руси и сесть на "златотканом" киевском столе.

Ярослав и Ярославичи

Во время правления Ярослава суперсоюз еще сохранялся, но"процесс" роста городов-государств все больше давал о себе знать. Его отразило и знаменитое летописное "Завещание" Ярослава 1054 г. Он поручил старшему сыну Изяславу Киев, Святославу дал Чернигов, а Всеволоду - Переяславль. Не должно обманывать то, что речь идет о князьях. Историки установили, что появление князя в той или иной земле - свидетельство вызревания местного земства, развития территориальных связей и формирования государств-земель. К исходу XI в. складывание городских волостей (городов-государств) на Руси, происходившее на основе местных сил, приняло рельефные формы и проявилось в борьбе между волостями. Первоначально усилия возникавших городов-государств были направлены на борьбу с Киевом. Ярославичи, которые прежде выступали своего рода триумвиратом, разодрались между собой. В 70-е годы вспыхнула борьба, в которой участвовали уже и внуки Ярослава. Ситуация осложнялась постоянным вмешательством внешней силы - новой волны кочевников - половцев. В 1068 г. Ярославичи потерпели от нкх поражение на реке Альте. Ситуация становилась угрожающей. В 1097 г. в г.Любече состоялся княжеский съезд - "снем". Князья на нем решили: "Кождо да держить отчину свою". Решение "снема" касалось лишь "Русской земли" и зависимых от нее территорий; к тому же делились не земли, а лишь власть над ними. Но разделение власти без существования самих земель как политических единиц невозможно. Отсюда вывод: договоренность князей в Любече зафиксировала то, что стало фактором исторической действительности - распад суперсоюза на города-государства.

Изяслав был убит в битве, князем в Киеве стал Всеволод, а после его смерти вокняжился непопулярный Святополк. Когда он умер, киевляне призвали на княжение Владимира Мономаха. Однако ни Мономах (1113-1125), ни его сын Мстислав Владимирович (1125-1132) не могли воспрепятствовать дальнейшему росту городов-государств.

Города-государства Древней Руси

Что же из себя представляли эти социальные организмы? Ядро города-государства XI-XII вв. составлял старейший город - прежнее средоточие союза племен или крупного племени. Старейшим городам подчинялись пригороды, зависимое положение которых отражено в самом названии "пригород". Вполне вероятно, что зависимость пригородов от старших городов была следствием колонизации, освоения периферийных земель из старшего города, который выступал как своего рода метрополия.

Основным органом самоуправления старейшей городской общины было вече - народное собрание всех свободных жителей города. Решению веча главной городской общины должны были подчиняться жители пригородов. "Новгородцы бо изначала и Смоляне и Кияне и Полочане и вся власти яко на думу на веча сходятся. На что же стареишие сдумають, на том же пригороди стануть". На вече в главном городе сходился и сельский люд из окрестных мест. Прибывали сюда и делегаты из пригородов. Полномочия веча были очень широкими, собравшееся на вече "людье" решало самые разнообразные вопросы. Вообще, и на вече и вне его древнерусские люди, т.е. демократическая масса городского и сельского населения, составляли действенную политическую силу. Народ в Древней Руси принимал активное участие как в приглашении князей на княжение, так и в смещении их со "стола". Следует, однако, иметь в виду, что князь и община в этот период отнюдь не были антагонистами. Князь был необходимым элементом социальнополитической структуры древнерусских городов-госу дарств. Вот почему летописцы так тщателыно и с такой тревогой фиксировали все периоды безкняжья. Князья, стремясь установить более тесный контакт с городской общиной, широко практиковали устройство пиров и дарений, что способствовало росту их популярности. Древнерусский князь, являясь одним из важнейших звеньев волостной администрации, жил в главном городе земли. В своих ратных делах он опирался на дружину, верхний слой которой составляли бояре. Бояре, служилые люди при князе, занимали одновременно важные посты в администрации городской общины, получали в кормление волости. Однако костяк военной мощи каждой городской волости составляла не дружина, а "вои" - волостное ополчение, в которое входили свободные граждане главного города, пригородов и сельской местности. Свободное население было поголовно вооружено и в совокупности составляло "тысячу", в свою очередь состоявшую из сотен - более мелких территориально-административных образований и вместе с тем военных единиц. Главный город не мыслился без "области", "волости" т.е. без пригородов и сел. Город и волость находились в единстве друг с другом, составляя одно территориальное целое. Отсюда понятны названия "Киевская волость", "Черниговская волость", "Смоленская волость" и т.п. Эти волости - города-государства имели свои государственные границы: "сумежья", "межи", "рубежи", часто упоминаемые летописью. Город был тесно связан с волостью в экономическом, военно-политическом, культурном и религиозном огношеннях. Христианская церковь, заменив языческих жрецов, нашла себе место в этом социальном организме. Она контролировалась городскими и сельскими общинами не только в низших, но и в высших своих звеньях: даже высшие церковные иерархи избирались на вече. Волости как отдельные государственные образования в силу присущей им суверенности "правили" посольства друг к другу. Кроме того, главные города-государства направляли послов и в зарубежные страны.

Следует иметь в виду: взаимоотношения городов и пригородов в рамках системы города-государства не оставались неизменными. Между старшими городами и пригородами нередко возникали конфликты. Более того, заметно стремление пригородов к обособлению. Часто это приводило к разложению прежних волостей-государств на новые более мелкие. К такому обособлению, преследующему цель формирования самостоятельных городов-государств, толкала сама социально-политическая организация древнерусского общества с присущей ей непосредственной демократией, выражавшейся в непосредственном участии народа в деятельности народных вечевых собраний - верховного органа власти города-государства.

Социально-экономические отношения XI-XII вв.

Социально-политическая организация дневнерусских городов-государств базировалась на соответствующих социально-экономических отношениях. Советские историки и археологи окончательно подтвердили те выводы, которые некоторые исследователи сделали уже в начале века - о земледельческом характере хозяйства Древней Руси. Вернее сказать, древнерусская экономика основывалась на комплексном развитии земледелия, скотоводства и разнообразных промыслов, основными из которых были охота, рыболовство и бортничество - добыча меда диких пчел. Этот тезис сейчас никем не оспаривается. Гораздо более спорным является вопрос о характере землевладения в древнерусский период. Еще в 30-е годы был выдвинут тезис о господстве крупного феодального землевладения, начиная чуть ли не с IX в. Согласно воззрениям школы Б.Д.Грекова, феодализм, постоянно развиваясь в Киевской Руси в XI-XII вв., приводит к феодальной раздробленности. Однако уже в 50-х годах ученым стало ясно, что, опираясь на исторические источники, доказать раннее развитие крупного феодального землевладения на Руси невозможно. Л.В.Черепнин наиболее полно постарался обосновать гипотезу о верховной феодальной собственности в Древней Руси. По его мнению, уже первые известные нам русские князья были верховными, собственниками всей русской территории на феодальном праве, а дани, которые они собирали с подвластного населения, были не контрибуцией, платой за мир, а феодальной рентой. Никакими теоретическими и конкретно-историческими данными доказать такой путь развития Руси невозможно. Уже в первой половине 70-х годов была выдвинута никем еще не опровергнутая гипотеза о преобладании в Киевской Руси общинной собственности на землю (И.Я.Фроянов). Это, конечно, не значит, что крупного землевладения в Древней Руси не было совсем. Вотчина существовала, и в ней работали различные категории зависимого населения (это челядь и холопы, общей чертой которых было их рабское положение). Другие категории населения находились на стадии переходной: они двигались или от свободы к рабству или от рабской зависимости к освобождению. Таковыми были закупы, изгои, рядовичи. Вызывавшие много споров в историографии смерды делились на "внутренних" и "внешних". Первые - это посаженные на землю пленные, сходные с рабами фиска (т.е. государства) Западной Европы эпохи средневековья. "Внешние" смерды - покоренные племена, платившие дань. Таким образом население, которое работало в вотчине, было еще не феодально-зависимым. Но главное - эти вотчины были островками в море свободного общинного землевладения. Русь IX-XII вв., по мнению И.Я.Фроянова, переживала период перехода отродоплеменных отношений к раннеклассовым, период, который можно определить как "дофеодальный", сходный с тем, который выделил на материалах Западной Европы советский медиевист А.И.Неусыхин. Древнерусская знать благоденствовала за счет всякого рода внеземельных доходов - даней, полюдья, кормлений. В социальных отношениях было много архаических черт, пережиточных явлений: сохранялась кровная месть, наряду со многими пережиточными чертами в семейно-брачных отношениях господствовала большая семья.

Все это нашло отражение в древнейшем своде законов Руси - Русской Правде. Под этим названием известны три памятника: "Краткая Правда" - древнейшая, "Пространная", которая относится ко второй половине XII в., и "Сокращенная", основанная как на Пространной, так и на некоторых не дошедших до нас законодательных актах более раннего времени. В свою очередь Краткая Правда делится на Правду Ярослава (около 1016 г.), Правду Ярославичей (вторая половина XI в.) и дополнительные статьи. Пространная Правда, как считают некоторые исследователи, была составлена в начале XIII в. на основе Краткой с добавлением ряда статей. Такова принятая на настоящий день периодизация древнейшего русского законодательства. В нем явственно предстает перед нами община - "мир".

"Червоная" (Галицко-Волынская) Русь

Суперсоюз распался на города-государства во главе с городами Новгородом, Полоцком, Смоленском, Киевом, Черниговом, Переяславлем. На юго-западе находились Галицкая и Волынская земли. Города-государства формировались здесь в рамках племенных территорий бужан - волынян, хорватов, тиверцев и уличей. То была обширная область, простиравшаяся от Побужья до бассейна реки Сан. На смену племенным центрам в конце Х-начале XI вв. здесь выдвигается Владимир - будущий стольный город Волынской земли. К середине XI в. значение этого города возросло. По мере того как складывалась Владимирская волость и происходило сплочение местных социальных сил, обострялась борьба Владимира эа независимость от Киева. В конце XI-начале XII вв. Владимир вместе с пригородами составлял крупную по размерам волость Юго-Западной Руси. Однако своя княжеская династия здесь появилась лишь в 30-х годах XII в., у истоков которой стоит внук Владимира Мономаха - Изяслав Мстиславич. К середине XII в. прекращается зависимость Владимирской волости от Киева.

Позже обособилась Галицкая земля. Сам город появляется на страницах летописи только под 1141 г., но выход Галича на историческую арену - итоги предшествующего развития города. Галицкая земля стала независимой от Киева при Владимире Володаревиче (1141-1152). Особого могущества земля достигла во время княжения Ярослава Владимировича Осмомысла (1152-1187). Это могущество непосредственно зависело от силы городской общины. В ней постоянно шла борьба, но это было не противостояние бояр и остальной общины, а партий внутри общины, которые зачастую возглавляли лидеры - бояре. Горожане вмешивались даже в личную жизнь князя. Они сожгли любовницу князя "Настаску", а ее сына отправили в заточение. Но и с законным сыном - Владимиром община не ужилась, и ему пришлось бежать. В ходе борьбы внутри городской общины из соседней Владимирской земли был приглашен Роман Мстлславич. Княжение Романа в Галиче нельзя воспринимать как слияние двух волостей - появление владимирского князя было в известном смысле успехом владимирцев в соперничестве с галичанами.

В первой половине XII в. и Галицкая и Волынская земли распадались на самостоятельные города-государства и все-таки Галицкая - позднее других земель вступившая на этот путь, еще долго сохраняла свою силу. Князь Даниил Романович, опираясь на "Червоную Русь" (так зачастую называли Галнцкую землю), стал одним из самых сильных на Руси властителей. В 1245 г. в битве у г.Ярослава галицкие войска под его началом разбили объединенные силы Польши и Венгрии. Но будучи грозным противником для своих врагов, в своей земле Даниил должен был прислушагься к мнению городской общины. В литературе можно встретить утверждения об особой роли бояр в Галицкой Руси, но с этим нельзя согласиться. Исторические судьбы бояр на Руси XI-XII вв. были в принципе едины, несмотря на региональные вариации. В Юго-Западной Руси заметное влияние на статус бояр оказывал внешний фактор: активное участие Польши и Венгрии во внутренней политической жизни Владимирской и Галицкой волостей. Если в Киеве, Новгороде или, скажем, Ростове бояре в своей деятельности опирались на местные социальные силы, то на Юго-Западе они нередко находили поддержку у поляков и венгров, что порождало известную их независимость от собственных общин. Но полнота власти была сосредоточена не в руках бояр или князей, а у городских общин в целом.

Ростово-Суздальская Русь

На другой оконечности восточнославянской ойкумены - земли обетованной - формировался еще один могущественный город-государство. СевероВосточная Русь - сложный в этническом плане регион, заселенный восточными славянами относительно поздно. Как считают археологи, славянизация местных финнов здесь продолжалась в XI-XIII вв., а кое-где затянулась до XIV столетия. Долгое время эти земли находились в даннической зависимости от Киева. Главным городом был Ростов, и когда Владимир Мономах посадил здесь своего маленького сына Юрия, он хотел, видимо, сохранить зависимость земли от столицы на Днепре. Но история отвела Юрию другую роль - со смертью Мономаха зависимость Ростовской земли от Киева прекращается. Более того, Ростовская земля становится для Юрия Владимировича оплотом борьбы за киевский стол. Юрию, наконец, удалось там усесться, но правление его в Киеве было недолгим - вскоре он заболел (по всей видимости, был отравлен) и умер.

На страницах летописи все чаще начинает фигурировать город Владимир. Если прежде Ростову приходилось соперничать с Суздалем, то теперь на передний план выдвигается город, заложенный еще Владимиром Мономахом. Здесь возникает княжение, что свидетельствует о достаточно высокой степени организации владимирской общины. Так Владимир из пригорода, подчиненного "старшим" городам, превратился в крупный самостоятельный центр, вокруг которого формировалась своя волость. Но до открытой борьбы дело пока не дошло. После смерти Юрия Долгорукого (его так прозвали, вероятно, потому, что он стремился далеко распространить свое влияние), ростовцы и суздальцы избрали на княжение его сына - Андрея. Если Юрий был направлен из Киева, то теперь жители Северо-Восточной Руси сами избирают себе князя. Этот факт свидетельствовал о росте силы и влияния городских общин. Да и сам Андрей Юрьевич Боголюбский ведет себя уже иначе. Он уже не стремится в Киев, а сосредоточивается на местных интересах, распространяя дани и укрепляя границы Северо-Восточного города-государства. И если в 1169 г. ростово-суздальское войско взяло Киев, то совсем не для того, чтобы посадить здесь Андрея. Разграбление златоглавого огромного города тогда знаменовало собой падение его значения на Руси, полную ликвидацию его воздействия на могущественный Северо-Восток. Сам же Андрей перенес свою резиденцию во Владимир, рядом с которым в Боголюбове построил замок, где и любил коротать дни. Со временем стало накапливаться недовольство некоторыми неудачами в его политике, и против князя созрел заговор, который и привел к его гибели.

После смерти Андрея вопрос о княжении стал яблоком раздора между Ростовом и Суздалем, с одной стороны, и Владимиром - с другой. Завязалась борьба, в ходе которой городские общины даже приглашали на княжение различных князей. Владимирцы посадили на столе в своем городе Всеволода, который затем за многочисленность своего семейства получил прозвище Большое гнездо, а их противники - другого князя. Ростовцы в борьбе потерпели поражение и вынуждены были повиноваться владимирской общине и ее князю. Как и в Галицкой земле, на далеком Северо-Востоке процесс волостного дробления несколько задержался, и земля сохраняла свою силу долгое время. Однако в начале XIII в. во всех важнейших центрах - Ростове, Владимире, Переяславле утвердились свои князья. Это значило, что стремление городских волостей к самостоятельности достигло здесь уже значительных размеров, поскольку князья приглашались городскими общинами. Социальное развитие здесь шло в общерусском русле. Нельзя согласиться с теми исследователями, которые полагают, что в Северо-Восточной Руси уже в XIII столетии наметились объединительные тенденции, что проявлением этих тенденций была политика владимирских князей Андрея Боголюбского и Всеволода Большое Гнездо. Для подобных выводов нет достаточных оснований. Они представляют собой своеобразную ретроспекцию порядков уже московского периода нашей истории. В первой четверти XIII в. Ростово-Суздальская земля распалась на несколько городов-государств, волостей.

Становление городов-государств в Северо-Восточной Руси происходило в ожесточенной борьбе не только с Киевом, значение которого со временем падает, но и с усиливавшимися соседями, особенно, Новгородом.

Русь Новгородская

Один из древнейших и крупнейших городов Руси Новгород, возникший на волховских берегах, на протяжении XI в. стал центром объединения большой территории, сформировал вокруг себя волость и выдвинулся в ряд самых могущественных городов-государств Древней Руси. К концу XI в. упрочилась самодеятельность веча, князь из наместника киевских правителей постепенно превращался в представителя республиканской волостной администраций, а отсюда вытекало наметившееся расхождение посадничества и наместничества. Особенно важными для формирования новгородского города-государства были события 1132-1136 гг. - изгнание князя Всеволода. Нет никаких оснований считать эти события революцией, которая привела к падению княжества и возникновению боярской республики (как считал Б.Д.Греков). Движение новгородцев и жителей пригородов в 30-е годы XII столетия ликвидировало последние остатки власти Киева над Новгородом. Но статус князя как одного из представителей высшей власти приобретал еще большую устойчивость. Другими словами, до 1136 г. князь противостоял республиканским органам власти лишь в той мере, в которой сохранял зависимость от Киева, и настолько, насколько являлся ставленником киевского князя. Во всем остальном он бил составным звеном республиканского административного аппарата. Утратив полностью качества киевского наместника, новгородский князь стал всецело республиканским органом власти. В результате векового развития в Новгородской земле складывалась система (вече, князь, посадник, тысяцкий), характерная для древнерусских городов-государств. В борьбе с Киевом создавался и другой важнейший сациальио-полититеский институт города-государства - народное ополчение.

К 30-м годам XII столетия складывается Новгородская волость, т.е. главный город с зависимыми от него пригородами. Старейшими новгородскими пригородами были Псков и Ладога.

Развитие Новгородского города-государства во второй половине XII-начале XIII вв. характеризуется дальнейшей демократизацией всей социально-политической системы. Изгнание и призвание князей становится теперь обычным модусом отношения к княжеской власти. Известно, что в Новгороде XII-XIII вв. князья менялись 68 раз, зачастую чаще, чем времена года. Особенностью Новгорода по сравнению, скажем, с Черниговским или Смоленским городами-государствами было лишь то, что здесь не было своей любимой княжеской ветви Рюриковичей. Говоря о смене князей, нужно иметь в виду, что князь был необходимым элементом социально-политической структуры. Суверенность городской общины распространялась и на власть посадника. Посадники менялись не менее часто, чем князья. Со временем право общины на избрание и изгнание распространяется и на церковную власть. Горожане начинают распоряжаться должностью игуменов крупнейших монастырей, например, Хутынского, а также архиепископством. Причем социально-политическая активность общины облекалась в вечевые формы. О том, что новгородское общество шло по пути дальнейшего упрочения демократии, свидетельствовала и начавшаяся межкончанская борьба.

Рост значения и влияния новгородской волости во второй половине XII-начале XIII в. происходил на ярком внешнеполитическом фоне. В 70-е годы Новгородская волость вместе с другими городами-государствами начинает распоряжаться судьбами киевского княжения, постоянно шла борьба с Полоцком, Черниговом. Но главным противником становится Владимиро-Суздальский город-государство. Пик борьбы с ним - знаменитая Липицкая битва 1216 г. Победив воинство Северо-Восточной Руси, новгородцы даже посадили на княжение во Владимире своего ставленника. Это ли не свидетельство могущества Новгородской волости?! Но здесь, как и в других городах-государствах, шли процессы, которые подтачивали волость изнутри. Пригороды Новгорода начинают стягивать определенную территорию, образуются волости, которые стремятся к самостоятельности. Внешне это выразилось в появлении местных княжений. Псков, Новый Торг становятся центрами новых быстро формирующихся городов-государств.

Отметим, что получившая в последнее десятилетий точка зрения о разделении властей и населения в Новгороде (в сотнях, якобы жило свободное, подвластное князю население, а в концах - бояре и зависимые от них люди, а органом их власти был посадник) - не подтверждается историческими источниками. Князь, посадник, тысяцкий и сотские были органами всей городской общины, а не двух административно-территориальных систем Новгорода.

Так развивалась в домонгольский период Новгородская волость. Сильный северный город-государство, не пострадавший от татаро-монгольского нашествия, опираясь на волостное ополчение, смог остановить вскоре натиск шведских и немецких рыцарей.

Культура Киевской Руси

Культура Киевской Руси, не скованная феодальными путами, достигла высокого уровня развития. Нет никаких оснований видеть в ней "две культуры" - культуру господствующего класса и класса эксплуатируемых, по той простой причине, что классы в древнерусский период нашей истории еще не сложились. Культура вырастала прямо из недр народных масс. В основе ее было устное народное творчество. Если о славянской мифологии мы имеем мало сведений, то о более позднем пласте народной культуры - былинах мы знаем неплохо. Ряд современных историков и филологов считают, что в былинах нашли отражение конкретные исторические факты и фигуры. Гораздо более правильной представляется точка зрения на былины как на явление фольклора, отражающее самые общие процессы социальной и политической жизни, а на былинных героев как на совмещающих в себе разные хронологические пласты. Но нет никаких оснований относить былины к некоему эпическому периоду ранее эпохи Киевской Руси. Как установлено в последнее время (И.Я.Фроянов, Ю.И.Юдин), былины достаточно адекватно отражают демократический строй Киевской Руси. Наиболее известным является героический былинный цикл, в котором воспеваются народные герои, защитники Руси - Илья Муромец, Добрыня Никнтич, Алеша Попович и др.

Былины, весьма самобытное и неординарное явление культуры, дают свидетельства о культурном уровне народных масс, их образованности и грамотности. Широкое распространение грамотности и письменности в самых разных социальных группах древнерусского населения подтверждается и другими источниками (граффити, берестяные грамоты и др.). Все это позволяет пересмотреть те взгляды, которые получили широкое распространение в советский период - о том, что письменность появляется лишь в условиях классового общества, а грамотность, была уделом знати. Письменность у восточных славян появляется под воздействием внутренних факторов - процесса формирования городов-государств, волостей, во многом идентичных древневосточным номам и древнегреческим городам-государствам. На ранней стадии развития этих доклассовых государственных образований интеграционные тенденции были настолько сильны, что активно стимулировали рост письменности как одного из орудий межобщинных отношений. Решающее значение народных нужд в развитии древнерусской письменности подтверждается историей древнерусского литературного языка. Присущие древнерусскому обществу общинность и демократизм были мощными инструментами влияния народной стихии на литературный язык. Древнерусский литературный язык весь пронизан разговорной речью: он звучит в юридических текстах, летописях, древнейшей из которых была "Повесть временных лет", в "Молении" Данила Заточника и многих других письменных памятниках. Звучит он и в жемчужине древнерусской письменности - "Слове о полку Игореве", посвященном походу в 1187 г. новгород-северского князя Игоря на половцев. Нельзя, впрочем, не отметить, что некоторые историки считают этот памятник подделкой XVII в. (А.А.Зимин).

В Киевской Руси высокого уровня достигла и "поэзия в камне" - архитектура. К сожалению, мы мало знаем о дохристианском зодчестве восточных славян - ведь оно было деревянным. Тут могут помочь лишь археологические раскопки и те описания, которые сохранились о храмах славян центральной Европы. Не так много сохранилось и каменных храмов. Уже в 989 г. князь Владимир заложил в Киеве так называемую Десятинную церковь, посвященную Успению Богородицы и названную так потому, что на ее содержание выделялась церковная десятина. В Киеве же был возведен Софийский собор - замечательный памятник зодчества и изобразительного искусства. Храмы, посвященные святой Софии, были построены в Новгороде и Полоцке. Русские мастера, заимствовав многое из Византии, творчески развили византийские традиции. Каждая строительная артель пользовалась своими излюбленными приемами, и постепенно в каждой земле возникала своя собственная культовая архитектура. Основным строительным материалом был тонкий кирпич - плинфа, а секреты состава раствора передавались из поколения в поколение. Отличительными чертами новгородского архитектурного стиля были монументальная строгость и простота форм. В начале XII в. здесь работала артель мастера Петра, воздвигнувшая соборы в Антониевском и в Юрьевском монастырях. Ему также приписывается создание церкви Николы на Ярославовом дворище. Замечательным памятником была церковь Спаса на Нередице, разрушенная в годы войны.

Иной характер имела архитектура Ростово-Суздальской земли, где основным строительным материалом была не плинфа, а белый камень-известняк. Главные черты архитектуры этой земли сложились во время правления Андрея Боголюбского. Тогда во Владимире был воздвигнут Успенский собор, ведущие в город Золотые ворота, княжеский замок в Боголюбове, а неподалеку - шедевр - церковь Покрова на Нерли. Для владимиро-суздяльской архитектуры характерно использование выступающих пилястров, барельефных изображений людей, животных и растений. Как отмечают искусствоведы, эти храмы и строгие и нарядные одновременно. В конце XII-начале XIII в. зодчество становится еще пышнее, декоративнее. Ярким памятником этого времени является Дмитриевский собор во Владимире, который был построен при Всеволоде Большое Гнездо. Собор украшен тонкой и затейливой резьбой.

В настоящее время, благодаря достижениям археологии, мы многое можем сказать не только о культовой архитектуре и теремах, но и об оборонною зодчестве, а также о жилищах рядового населения. В прошлое ушло утверждение о том, что в Древней Руси имелась существенная разница между образом жизни феодальных верхов и основной массы населения. Основным типом славянского жилища была усадьба, основой которой был бревенчатый сруб, зачастую двухэтажный.

В Древней Руси получила распространение и живопись - прежде всего, фресковая роспись по сырой штукатурке. Замечательный памятник фресковой живописи - Софийский собор в Киеве. Многие из фресок посвящены бытовым сюжетам: изображение семьи Ярослава Мудрого, борьба ряженых, охота на медведя и т.д. Во внутренних помещениях собора сохранились и великолепные мозаики - изображения, составленные из мельчайших кусочков смальты. Одно из наиболее известных - изображение Дмитрия Солунского. Получила распространение в Древней Руси и икона - изображение святых, почитаемых церковью, на специально обработанных досках. Древнейший сохранившийся памятник иконописи - икона "Владимирской богоматери". Она была перенесена Андреем Боголюбским из Киева во Владимир, откуда и идет ее название. Искусствоведы отмечают в этой иконе лирику, мягкость, глубину выраженных в ней чувств. Это народное поэтическое начало получает во Владимиро-суздальском искусстве свое дальнейшее развитие. Оно видно уже в древнейшем из дошедших памятников станковой живописи этой земли - в оглавном "Деисусе", выполненном, вероятно, в конце XII столетия ("Деисус" означает "моление"). На иконе Христос представлен между двумя ангелами, слегка склонившими к нему головы. К этой же земле относится и великолепная икона "Оранта".

Русские "златокузнецы", используя сложнейшую технику: скань, зернь, перегородчатую эмаль, изготовляли разнообразные украшения - серьги, кольца, ожерелья, подвески-колты и т.д.

Давая оценку древнерусской культуре в целом, нужно иметь в виду, что она насквозь была пронизана языческими традициями. Не говоря о том, что целые районы были населены язычниками, само древнерусское христианство можно определить как охристианенное язычество.

 

Вернуться к оглавлению

 

Россия между Ордой и Западом

  • Артем Кречетников
  • Би-би-си, Москва

775 лет назад началось татаро-монгольское нашествие на Русь, за которым последовали 240 лет "ига".

15 декабря 1237 года орда Бату-хана, известного в России как Батый, осадила первый русский город - Рязань, и через шесть дней захватила его.

20 января после пятидневного сопротивления пала Москва, которую защищали младший сын великого князя Юрия Всеволодовича Владимир и воевода Филипп Нянка "с малым войском".

Столица Северо-Восточной Руси, Владимир, была взята в начале февраля после восьмидневной осады. За ней последовали Суздаль, Ростов Великий, Тверь, Кострома, Ярославль и ряд других городов.

Финальным аккордом войны стало сражение 4 марта на реке Сить, в котором захватчики разгромили объединенные русские силы. Погибли многие князья, в том числе великий князь Юрий (его голова была доставлена Батыю).

После этого "блицкрига" орда вернулась в приволжские степи. Следующий поход состоялся в 1240-1242 годах. Монголо-татары сожгли Киев и Краков, прокатились по Венгрии, разгромили чешских и немецких рыцарей при Легнице, вышли на Адриатическое побережье в районе Триеста и были весьма разочарованы, узнав, что это еще не заветное "последнее море".

"Восставшие из ада"

Татарами изначально называлось одно из монгольских племен. Звать всех монголов татарами первыми начали китайцы. В Европе слово прижилось из-за созвучия с древнегреческим "тартар", то есть "ад".

Современные российские татары являются потомками не пришельцев из Забайкалья, а волжских булгар - мирного земледельческого народа мусульманской веры, который жил в Поволжье с незапамятных времен и пострадал от захватчиков не меньше русских, так что связывать их с нашествием и игом неверно.

Он придавал сакральное значение достижению "закатного последнего моря" - Атлантики, сделав его, выражаясь по-современному, национальной идеей, но решил сперва покорить царство тангутов (государство Си Ся), находившееся на территории современных китайских провинций Шэньсу и Ганьсу и контролировавшее восточный отрезок Великого Шелкового пути, и в 1227 году умер на обратном пути из похода.

Завоеватель выделил двум старшим сыновьям "вице-королевства" - улусы. Джучи получил современный Казахстан и Заволжье, Джагатай - Среднюю Азию. Третьего по старшинству сына, Угедэя, Чингиз-хан оставил при себе, чтобы сделать преемником.

Джучи отличался строптивым нравом, в отличие от младших братьев, помнил отца не всемогущим императором, а рядовым племенным вождем, и был единственным человеком в государстве, кто открыто перечил грозному повелителю.

К тому же его рождение окружали темные слухи. Вскоре после свадьбы молодую жену Чингиз-хана Бортэ похитили враги. Через несколько дней он отбил любимую, но злые языки болтали, что в плену она была изнасилована, и ребенок не его.

В результате Джучи получил самые удаленные и бедные земли. Чтобы подсластить пилюлю, было сказано, что на него возлагается почетная миссия довершить отцовское дело и достичь "последнего моря".

Еще при жизни Чингиз-хана Джучи погиб, упав с коня во время соколиной охоты, и улус унаследовал его сын Батый.

В памяти русского народа он остался свирепым завоевателем, но свои прозвали его Саин-хан ("Добродушный"). Как сообщают в классической "Эпохе крестовых походов" французские историки Эрнест Лависс и Альфред Рэмбо, он был сибаритом и лентяем, и на войну собрался лишь под давлением родственников.

В то время Монгольская империя еще оставалась единым государством, и потомки Чингиз-хана ощущали себя семьей. Решение о походе на запад было принято в 1235 году на курултае в Каракоруме под председательством великого хана Угедэя. С Батыем отправились до десятка принцев-чингизидов. Фактически командовал лучший полководец Чингиз-хана - многоопытный Субудай.

Тьма-тьмущая

О численности орды имеются самые противоречивые сведения.

Лев Гумилев утверждал, что войско Батыя насчитывало всего четыре тысячи всадников и, следовательно, имело место не покорение, а добровольный союз.

Историк и писатель Владимир Ян, чья знаменитая трилогия служила основным источником информации о нашествии для двух поколений советских граждан, говорил о 300 тысячах захватчиков.

Щадя национальное самолюбие - как-никак, в тот раз Россия потерпела самое тяжелое военное поражение в своей истории и надолго попала в зависимость - Ян всячески подчеркивал, что силы агрессоров были несметны.

Арабский историк Рашид ад-Дин определяет численность всех вооруженных сил Монгольской империи в 130 тысяч, британский исследователь Генри Ховорс - в 230 тысяч человек.

Каждый монгольский воин имел при себе, как минимум, трех коней - боевого, запасного и вьючного - а прокормить на Руси миллион лошадей в компактной массе было абсолютно невозможно.

Известны поименно 12 состоявших в орде Батыя темников - генералов, каждый из которых, по идее, командовал туменом в 10 тысяч всадников (отсюда русское слово "тьма"). Однако часть темников являлись, по-современному, штабистами, и не все тумены были полностью укомплектованы.

В современной науке превалирует оценка численности войска Батыя в 70 тысяч человек.

Вопреки распространенному мнению, нашествие не было для русских князей неожиданностью. О предстоящей войне знали, к ней готовились.

В 1236-1237 годах монголы разоряли Волжскую Булгарию, великий князь Юрий принимал на своей земле булгарских беженцев и был неплохо осведомлен о силах и тактике неприятеля.

"Угедэй отправил в поход многих царевичей, мечи же у них, сказывают, остры", - сообщала за несколько лет до нападения русская летопись "Сокровенное сказание".

"Многие передают за верное, и князь суздальский [Юрий] передал словесно через меня, что татары днем и ночью совещаются, как бы прийти и захватить королевство венгров. У них, говорят, есть намерение идти на завоевание Рима и дальнейшего. Они, как передавали нам русские и булгары, ждут того, чтобы земля, реки и болота с наступлением ближайшей зимы замерзли, после чего множеству татар легко будет разграбить всю Русь", - писал папе Римскому летом 1237 года из Владимира доминиканский монах Юлиан.

Подпись к фото,

Оборона Козельска (миниатюра из Никоновской летописи XVI века)

В истории осталось героическое сопротивление жителей Козельска, маленького города в современной Калужской области, державшегося целых семь недель. Монголы перебили все население Козельска и прозвали его "злым городом".

Не оправдывая варварства захватчиков, следует заметить, что козельчане убили послов, направленных к ним с предложением сдаться. Неизвестно, что заставило их так поступить, но убийство послов считалось и в Европе, и в Азии вопиющим нарушением обычаев войны, заслуживающим суровой кары.

Кроме того, горожане, сами того не зная, оказались жертвами распрей в ордынской верхушке.

Наряду с другими чингизидами в походе участвовал сын Угедэя Гуюк-хан, амбициозный, импульсивный и, по воспоминаниям современников, не слишком умный. Отношения его с Батыем были натянутыми.

Батый был старше и годами, и происхождением от первородного сына Чингиз-хана. Территория и войско были его. Гуюк, в качестве сына верховного правителя и будущего великого хана, считал себя кем-то вроде полномочного представителя ставки, постоянно всех критиковал, требовал, чтобы ему дали отдельный корпус, и тогда он покажет, как надо воевать.

Корпус ему, в конце концов, дали, и надо же было случиться, чтобы первым "орешком" на его пути оказался именно Козельск.

Самолюбивый Гуюк вынужден был просить подкреплений у Батыя и, взяв город, сорвал зло на его жителях.

Широко распространено мнение, будто русские княжества были разбиты татарами поодиночке. Этот тезис до сих пор охотно используют приверженцы сильной власти.

Раздробленность и междоусобицы действительно сыграли свою губительную роль. Когда Рязань первой встретила врага, Юрий Владимирский не поспешил на помощь, поскольку, по словам летописца, "сам себе хоще особь брань створити". Но самый большой вред принесли события 20-летней давности.

В 1212 году на Руси вспыхнула война за наследство великого князя Владимирского Всеволода Большое Гнездо между его сыновьями Константином и Юрием, полыхавшая четыре года.

В решающей битве при Липице недалеко от Суздаля Константин одержал верх, потеряв 9230 отборных воинов - невероятно много по меркам того времени. Потери проигравшей стороны никто не считал.

Самое обидное, что колоссальные жертвы оказались фактически бессмысленными. Через четыре года Константин умер, великокняжеский стол все равно достался Юрию, а его младший брат и союзник Ярослав Всеволодович, отец Александра Невского, сел править в Новгороде.

Современный исследователь Сергей Баймухаметов называет Липицкую битву "самой страшной в истории средневековой Руси сечей между русскими". Страна была так обескровлена и деморализована, что это сказалось на ее способности к сопротивлению.

"Щит" и "иго"

По целому ряду вопросов, связанных с монголо-татарским нашествием на Русь, до сих пор нет согласия ни в науке, ни в обществе. Остроту дискуссиям придает то, что они, несмотря на давность времен, проецируются на современную политику.

Действительно ли монголы отказались от планов завоевания Европы, потому что "побоялись оставить в тылу порабощенную Русь", как говорилось в советских энциклопедиях?

"Мы, как послушные холопы, держали щит меж двух враждебных рас - монголов и Европы!" - утверждал Александр Блок.

Тезис об историческом долге Запада импонирует многим россиянам, так же как возможность до бесконечности списывать на "иго" свое цивилизационное отставание.

В 1242 году в Европе действительно царила паника. Французский король Людовик Святой призвал к крестовому походу, провозгласив: "Побьем ли мы татар, или будет побиты ими, все равно войдем в рай либо как герои, либо как мученики!"

Дошли бы монголы до "последнего моря", или нет - вопрос открытый. Известно, что Батый к этому особо не стремился и, едва узнав о смерти в далеком Каракоруме своего дяди Угедэя, велел поворачивать коней. Он заявил, что должен участвовать в выборах нового великого хана, но дальше своей ставки в низовьях Волги не доехал, и никаких походов больше не предпринимал.

Термин "иго" (от латинского jugum - воловье ярмо, которое надевали на шею побежденным правителям во время римских триумфов) впервые употребил польский хронист XV века Ян Длугош, а из отечественных авторов - Николай Карамзин в своей "Истории государства Российского".

Многие современные исследователи сомневаются в том, что оно было таким уж тягостным.

Монголы не оккупировали Русь и мало вмешивались в ее внутреннюю жизнь. Их господство сводилось к выдаче князьям ярлыков на правление, требованию выставлять вспомогательное войско для участия в походах Золотой Орды, и то лишь на первых порах, и взиманию ежегодной дани, в денежном выражении примерно равнявшейся стоимости полутора килограммов хлеба на каждого жителя.

Отношения данничества и вассалитета не были в тогдашнем мире чем-то исключительным.

Значительную часть Руси - Новгород, Псков, Смоленское, Полоцкое и Туровское княжества - иго вообще не затронуло.

Русские города, конечно, пострадали от нашествия, но не были стерты с лица земли и вскоре восстановились. Современные археологи убеждены, что упадок ряда поселений, в том числе Старой Рязани, приписывавшийся монголам, произошел позднее в силу климатических факторов.

С другой стороны, Успенский собор во Владимире и храм Покрова на Нерли были построены перед нашествием, а следующие архитектурные шедевры относятся лишь к концу XV века, что заставляет думать, что период ига все-таки не был для Руси благополучным временем.

С середины XIV века следует говорить уже не об одностороннем подчинении, а о сложном симбиозе, в котором трудно было разделить, где кончается Москва и начинается Орда. Со времени Куликовской битвы московские князья начали сами вмешиваться в ордынскую политику и сажать на престол ханов.

Святой прагматик

Могла ли Русь еще в середине XIII века сбросить иго и следовало ли ради этого идти на союз с католической Европой?

С одной стороны, князь Даниил Галицкий, заручившийся обещанием Ватикана объявить крестовый поход против татар в обмен на переход в католичество и принявший от папы титул короля, никакой реальной помощи не получил и вынужден был в конце концов ехать на поклон в Сарай.

С другой стороны, история знает пример успешного сопротивления якобы непобедимым монголам. Литовские князья и без крестоносцев лихо громили Орду и не только отстояли собственную независимость, но и объединили под своим покровительством княжества западной и юго-западной Руси.

Решающую роль в историческом выборе, определившем путь России на столетия вперед, сыграл Александр Невский, в 2008 году признанный по результатам интернет-опроса величайшим россиянином всех времен.

Ярослав Всеволодович, ставший после гибели брата Юрия в сражении на реке Сить великим князем владимирским, был отравлен в Орде.

Его сын Александр дважды, в 1252-м и 1262 годах, громил вместе с татарами поднявшиеся против баскаков русские города. Его дружинники секли людей кнутами, "вынимали очи", отрезали носы.

Александр отрекся от брата Андрея, возглавившего восстание 1252 года, и заточил в тюрьму не согласного с его политикой сына Василия; более того - стал приемным сыном Батыя, исполнив все положенные обряды, так что, по словам современного историка Андрея Буровского, должен был бы по справедливости зваться не Александром Ярославичем, а Александром Батыговичем.

Ряд современных исследователей вообще ведет отсчет ига на Руси не с 1238-го, а с 1252 года.

Татары верно рассудили, что именно на эту ветвь дома Рюрика вполне можно положиться. С небольшими перерывами потомки Александра Невского неизменно занимали великокняжеский стол и сформировали династию, правившую Россией до конца XVI века.

Одни историки полагают, что Александр понимал бесперспективность сопротивления и с болью в душе репрессировал честных, но недалеких людей, мечтая о светлом часе освобождения.

Другие уверены, что не столько монголы использовали Александра, сколько он их, чтобы при помощи внешней силы утвердить самодержавие.

Веча в городах Северо-Восточной Руси навсегда исчезли, и вечевые колокола были сняты после восстания 1262 года.

"Союз с монголами облегчал великому князю укрощение строптивых вечевых городов, с которыми его предки боролись со времен Юрия Долгорукого. Союз с Западом неизбежно усилил бы позиции городов, поскольку города Западной Европы уже давно освободились от власти феодальных сеньоров. Русь неизбежно втягивалась бы в систему европейского права, основанного на договорных отношениях между автономными сторонами. А вот система правления, принятая в монгольских улусах, устраивала Александра Ярославича вполне", - указывает историк Михаил Карацуба.

С европейской моделью Александр был отлично знаком по опыту княжения в Новгороде, граждане которого трижды прогоняли его за авторитарные замашки.

По мнению историка Антона Горского, "в действиях Александра Ярославича не следует искать какой-то осознанный судьбоносный выбор: он был прагматиком и выбирал тот путь, который казался ему выгодней для него лично".

Важнейшую роль сыграла также позиция православной церкви.

Во-первых, ценой союза с Западом являлось принятие унии, а монголы в религиозные вопросы не вмешивались.

Во-вторых, православное духовенство мечтало свести счеты с католиками за погром Константинополя крестоносцами в 1204 году, поэтому усмотрело в появлении воинственных пришельцев из глубин Азии перст Божий и стремилось к альянсу с ними.

Политика Александра Ярославича целиком совпадала с чаяниями церкви, и неслучайно она впоследствии причислила его к лику святых.

Евразия или Азиопа?

Согласно мнению, которое, благодаря поэтическому дару, наиболее ярко и образно выразил в XIX веке Алексей Константинович Толстой, русские - европейская нация, насильственно оторванная "игом" от своих корней.

По его словам, русские "наглотались татарщины всласть", "повернулись к предкам спиной, лицом обратившись к обдорам", и должны вернуться к истокам.

Оппоненты указывают, что в таком случае Русь, освободившись от ига, должна была бы скоро и охотно избавиться от его политического и ментального наследия. Между тем, самодержавие, неправовое "тяглое" государство, внешнеполитический изоляционизм, затворничество женщин не только не исчезли, а усилились еще больше. Побороть азиатчину удалось лишь Петру I, причем не до конца и азиатскими же методами.

Существует противоположная точка зрения, сформулированная Львом Гумилевым и развитая его последователями: альянс с Ордой был благом, а отношения чуть ли не братскими, менталитет у нас похожий, естественное место России - в Азии, противостоящей "бездуховному Западу", все беды пошли от Романовых, особенно от Петра, который, выпив лишнего в Немецкой слободе, решил подражать Европе.

Андрей Буровский связывает становление российского деспотизма не с игом, а с условиями жизни на отсталом, малонаселенном, далеком от центров цивилизации Северо-Востоке, и замечает, что первым "самовластцем" задолго до татар стал двоюродный дед Невского Андрей Боголюбский.

Иго сыграло свою роль, но далеко не решающую, перекладывать на других ответственность за свою судьбу ошибочно и контрпродуктивно, считает исследователь.

Как бы ни относиться к выбору Александра Невского, он не является фатальным и бесповоротным, каждое поколение само выбирает настоящее и будущее, убежден Буровский.

Спор между Александром и Андреем Ярославичами в новых условиях и формах продолжается и сегодня.

Плюралистическая демократия и верховенство закона или "вертикаль власти"?

Вхождение в евроатлантическую цивилизацию или "особый путь", геополитический и духовный альянс с Китаем, исламским миром либо тем и другим вместе?

По мнению большинства экспертов, роль моста между Западом и Востоком предуказана историей и географией России. Вопрос в том, какой элемент должен доминировать, кем быть: "Евразией" или "Азиопой"?

Отрывок: Новая внешняя политика России

Вернуться к Новая внешняя политика России .

Введение: Внешняя политика России в исторической перспективе

Майкл Мандельбаум

Андрей Громыко, министр иностранных дел Советского Союза с 1959 по 1987 год, однажды заявил, что ни один серьезный международный вопрос не может быть решен «без Советского Союза или против него». Суть советской внешней политики в те годы, когда ею руководил Громыко, была ясна: непоколебимая оппозиция Западу.Что касается масштабов, то утверждение Громыко было самодовольным, но не ошибочным: Москва, возможно, не имела права вето по всем международным вопросам, но ее конфликт с Западом определенно ощущался во всех уголках мира.

После крушения коммунизма в Европе внешняя политика государства-преемника Советского Союза, России, не является ни ясной, ни всеобъемлющей. Внешнюю политику России сложно определить. Это даже трудно обнаружить. Каковы международные цели нового российского государства? Где и как он будет их добиваться? Этим вопросам и посвящена эта книга.

Внешняя политика России кардинально отличается от внешней политики Советского Союза, потому что новая Россия радикально отличается от старого Советского Союза. Иная география России: она меньше; то, что было западными и южными провинциями Советского Союза до 1992 года, теперь является независимыми странами. Советский Союз был многонациональной империей, половина населения которой была нерусской. Новая Россия, напротив, является национальным государством: 85 процентов ее населения - этнические русские. Советский Союз был привержен принципам амбициозной и тщательно продуманной идеологии.В новой России марксизм-ленинизм в его советской форме (и, вероятно, в любой форме) мертв. И последнее, но с западной точки зрения, что не менее важно, Советский Союз обладал огромным военно-промышленным комплексом: значительная часть его экономики - возможно, около одной трети - была посвящена военным целям. Вооруженные силы новой России менее многочисленны и слабее, а ее военная промышленность намного меньше, чем у их советских предшественников.

Поскольку все остальное изменилось, неудивительно, что изменилась и внешняя политика.Чтобы сформулировать предположения о будущем российской внешней политики, те, кто делает предположения, в том числе авторы следующих глав, используют исторические аналогии. Мир, в котором будет разворачиваться постсоветская внешняя политика России, может быть новым, но он не является незнакомым. События, которые привели к созданию этого нового мира, были необычными, но не были беспрецедентными, и соответствующие прецеденты полезны для размышлений о том, что будет дальше с Россией.

Очевидный прецедент распада Советского Союза и его последствий, широкая историческая категория, в которую вписываются эти важные события, - это крах империи. Советский Союз был последней великой многонациональной империей, единственным выжившим членом семьи империй, которые когда-то господствовали над большей частью планеты и которые в двадцатом веке были ослаблены, а затем разрушены войной. Габсбургская и Османская империи были побеждены и погибли в Первой мировой войне. Британия и Франция были победителями во Второй мировой войне, но были настолько ослаблены, что не смогли сохранить свои имперские владения, хотя и пытались сделать это, порой, Франция вел значительные, но проигрышные войны в Индокитае и Алжире.

Судьба Британской и Французской империй имеет ограниченное значение для предсказания будущего российской внешней политики из-за двух кардинальных различий между ними, с одной стороны, и Советским Союзом, с другой. Великобритания и Франция были национальными государствами, которые приобрели империи. Напротив, Советский Союз и царская Россия до него не имели доимперской истории как этнически однородное государство. Россия не приобрела империю: по крайней мере, с семнадцатого века она была империей. Итак, конец империи, каким бы травматичным он ни был во многих отношениях для двух западноевропейских стран, не мог иметь для них такого большого психологического или политического значения, как для России. Конец Британской и Французской империй также не совпал с великой политической революцией и экономической депрессией, как в случае с Россией.

Более того, Британия и Франция были отделены от своих имперских владений большими расстояниями, как в случае с Британией и Индией, или водоемами, как Франция и Северная Африка, или обоими.Две западноевропейские державы могли бы, по сути, возобновить жизнь в качестве национальных государств, не будучи обязанными по географическому признаку играть большую роль в делах своих бывших владений. Это было невозможно для России, которая распространилась по суше, а не по воде. После 1991 года вариант обособиться и дистанцироваться от своих бывших имперских владений был недоступен; бывшие советские провинции стали ближайшими соседями России.

Как и Советский Союз, Габсбургская Австрия и Османская Турция были сухопутными империями, у которых не было доимперской истории как национальных государств.Таким образом, их опыт после Первой мировой войны имеет некоторое отношение к будущему России после холодной войны. Но здесь уместно сделать еще одно различие. В двух важных отношениях Советский Союз был похож на Османскую империю, но в отличие от империи Габсбургов. Хотя они были многонациональными империями, Советский Союз и Османское государство находились под властью одной нации: первая - русских, вторая - турок. Это не относилось к Австро-Венгрии, где немцы были ведущей нацией, но составляли меньший процент населения империи, чем русские и турки в своем.Более того, к двадцатому веку существовало другое германское государство, которое было более могущественным и в нем проживало больше немцев, чем Австро-Венгрия; не было никакого другого российского государства, кроме Советского Союза, и никакого значительного турецкого государства, кроме Османской империи. Таким образом, независимая Австрия, возникшая на руинах империи Габсбургов, была крошечной и не могла быть значительной силой в европейской политике. Напротив, Турция после 1919 года и Россия после 1991 года были и остаются достаточно большими, чтобы играть важную роль в международных отношениях на европейском континенте.

Одна особенность постосманской Турции не является обнадеживающим прецедентом для постсоветской России. Были установлены новые границы Турции и сформирована ее новая национальная идентичность в кровопролитной войне с Грецией между 1921 и 1922 годами, которая привела, среди прочего, к крупномасштабному обмену населением между двумя странами в первую очередь. будет серией мрачных «этнических чисток» двадцатого века. К счастью, постсоветская Россия не знала ничего подобного - пока что. Но две особенности Европы после коммунизма создают потенциально взрывоопасную комбинацию: российская политическая элита еще не полностью примирилась с суверенной независимостью того, что на протяжении веков было русскими, а затем советскими провинциями; а этнические русские в большом количестве теперь живут за пределами России не по собственному желанию, а по исторической случайности - то, что раньше было произвольным и незначительным внутренними границами, внезапно превратилось в международные границы. Таким образом, сравнение с многонациональными империями прошлого наводит на мысль об одном из центральных вопросов российской внешней политики будущего: попытается ли Россия воссоздать в той или иной форме имперское господство над инородцами, которое длилось так долго, а затем распался так быстро?

Если одна особенность постимперской истории Турции - война - указывает на наихудший случай для постсоветской России, то другой аспект турецкой истории указывает на лучший из всех возможных исходов. В результате того, что турки называют своей войной за независимость, возникло новое государство с новым и явно неимперским национальным духом.Мустафа Кемаль Ататюрк, отец современной Турции, стремился превратить свою страну в национальное государство европейского типа, действительно, сделать ее частью Европы - частично успешная попытка, которая продолжается и по сей день. Это привело к тому, что Турция отказалась от повторного завоевания христиан на западе или арабских регионов на востоке, которые были частью империи, веками правившей из Стамбула. Так получилось, что Россия тоже вышла из советского периода с внешнеполитической доктриной, которая не только отказалась от империи, но и, как и Турция, сделала присоединение к Западу высшим приоритетом своего подхода к остальному миру.Но эта первоначальная внешняя политика, по крайней мере в ее первоначальном виде, не пережила первые годы постсоветской эпохи.

Новая внешняя политика

Первая посткоммунистическая внешняя политика России фактически началась в советский период. Это было нововведение последнего советского лидера Михаила Горбачева, продукт его «нового мышления». Он был разработан в отличие - а точнее, в противоположность - принципам, которыми руководствовались отношения между Советским Союзом и остальным миром со времен большевистской революции, принципам, которым Андрей Громыко посвятил свою жизнь, пытаясь достичь.Ленин и его последователи считали «международную классовую борьбу» между коммунистическим и некоммунистическим лагерями определяющей чертой международной политики; Горбачев отверг этот стержень коммунистического мышления и заменил его общими интересами, объединяющими все народы, прежде всего миром. Тем самым он изменил фундаментальную презумпцию советской внешней политики с конфликта на солидарность.

В то время как советские лидеры настаивали на том, что все страны, когда-то находившиеся под коммунистическим правлением, должны оставаться коммунистическими, и после 1945 года регулярно предпринимали вооруженные интервенции в Восточной Европе, чтобы удержать там коммунистов у власти, Горбачев утверждал, что каждая страна имеет право выбирать свой международный ориентация и внутриполитическая система.Тем самым он отказался от обоснования коммунистической империи в Европе и, в конечном итоге, от самого Советского Союза. Неслучайно в период с 1989 по 1992 год оба исчезли.

Горбачев, наконец, пришел к выводу, что в ядерный век национальная безопасность должна быть взаимной: ни Соединенные Штаты, ни Советский Союз, по его словам, не могут надеяться получить решающее военное преимущество над другими. Этот центральный вывод, который западные лидеры публично поддержали в начале ядерной эры, проложил путь к соглашениям, которые резко сократили вооружения, накопленные Соединенными Штатами и Советским Союзом за четыре десятилетия.

Конец гонки вооружений Советской империи и коммунизма в Европе заложил основу российской внешней политики, основанной на первом доктринальном новшестве Горбачева: сотрудничестве с Западом и интеграции с ним. Это было руководящим принципом сначала советской, а затем российской внешней политики с 1987 года, когда реформы, начатые двумя годами ранее, приняли радикальный поворот, до конца 1993 года, когда коммунисты и националистические ксенофобы проявили себя на декабрьских парламентских выборах в России.

После распада Советского Союза новая Россия в экономическом, политическом и культурном плане взяла курс на запад. Западные демократии заявили о своем энтузиазме в отношении этой цели. После 1991 года новая Россия начала устанавливать демократическую политическую систему и создавать рыночную экономику. Действительно, угрозы, которые российские лидеры видели для своей страны, были удивительно похожи на те, которые беспокоили американских официальных лиц: терроризм, религиозный фундаментализм, распространение ядерного оружия.

Политика безоговорочного сотрудничества и интеграции Горбачева-Ельцина с Западом не получила поддержки. Отчасти он стал жертвой трудностей России в постсоветский период: экономического коллапса, социальных беспорядков и политической неразберихи. Хотя эти трудности были в основном следствием ядовитого 70-летнего наследия коммунизма, многие россияне винили в них Запад. Большие суммы экономической помощи, обещанные некоторыми западными правительствами, включая Соединенные Штаты, не были доставлены - хотя они не устранили бы посткоммунистические страдания, даже если бы они были.Западные экономические советники внесли заметный вклад в раннюю экономическую политику правительства Ельцина - хотя посткоммунистический кризис вполне мог усугубиться тем, в какой степени российское правительство не выполнило их рекомендации, а не тем, что Москва вообще прислушалась к их советам. .

Более того, неоимперское напряжение в российском общественном мнении проявилось во время парламентских выборов 1993 года. Ему не обязательно суждено направлять отношения России с ее соседями; уравновешивающие силы, не в последнюю очередь из-за сохраняющейся постсоветской слабости России, огромны.Но эти настроения несовместимы с тем, что можно назвать внешней политикой перестройки, которую пытались проводить Горбачев и Ельцин; и эти настроения приобрели достаточный политический вес после 1993 года, чтобы затруднить попытки Ельцина придерживаться курса, намеченного им и Горбачевым.

Внешняя политика Горбачева-Ельцина также пала жертвой обстоятельств по ту сторону новых границ России. Формальная независимость принесла нестабильность новым южным странам. Войны разразились на Кавказе и в Средней Азии.В некоторые из них была вовлечена Россия. Что наиболее впечатляюще и пагубно, правительство Ельцина начало военную кампанию, чтобы подчинить повстанцев, стремящихся к независимости Чечни, преимущественно мусульманского региона на Северном Кавказе в границах новой России. Российская интервенция в Грузии, в Армении, в Таджикистане и кровавая кампания российской армии в Чечне не соответствовали духу новой внешней политики.

Их определенно считали несовместимыми с внешней политикой перестройки в странах Запада, особенно в Соединенных Штатах, на которые Горбачев и Ельцин возлагали такие большие надежды и где приветствие России было центральным элементом их внешней политики.Военная деятельность России подверглась серьезной критике со стороны Запада. Западные правительства вышли за рамки критики: они объявили о планах расширить свой военный союз времен холодной войны, Организацию Североатлантического договора (НАТО), на страны Центральной Европы, которые когда-то были частью Варшавского договора, в котором доминировал Советский Союз. Российская политическая элита восприняла это как знак безразличия к чувствительности россиян в лучшем случае и как начало кампании по исключению, изоляции и унижению новой России в худшем случае.

Западные правительства утверждали, что расширение НАТО не было направлено против России, и это утверждение было менее убедительным из-за того, что центральноевропейцы стремились присоединиться к Атлантическому альянсу именно из-за своих опасений перед крупнейшим постсоветским государством-преемником. Со своей стороны, русские считали, что война в Чечне была внутренним делом, что их военные интервенции на юге были учениями в порядке законной самообороны и что ни то, ни другое не должно влиять на их отношения с Западом.Результатом стала версия - пусть и скромная - цикла взаимных недоразумений, известная изучающим международную политику как «спиральная модель» , в которой каждая сторона считает, что то, что она делает, является законным, оборонительным и в целом. доброкачественная, но воспринимаемая другим как неподобающая, агрессивная и опасная.

Политический климат, созданный этим циклом, был далеко не таким опасным, как тот, в котором две ядерные сверхдержавы проводили свою политику по отношению друг к другу во время холодной войны.Однако он не был благоприятен для стратегического партнерства с Западом, и прежде всего с Соединенными Штатами, на которые рассчитывали Горбачев и Ельцин. Ухудшение отношений не было следствием недоброжелательности или умышленной провокации. И это не была вина только одной или другой стороны. Скорее, внешняя политика перестройки была захвачена или, по крайней мере, временно затоплена событиями. Спустя пять лет после распада Советского Союза сотрудничество и интеграция с Западом перестали быть бесспорным центральным элементом российской внешней политики.Что его заменило?

Главы

По словам Леона Арона, внешняя политика перестройки была заменена трехчастной доктриной, которая получила удивительно широкую поддержку, по крайней мере, среди той небольшой части россиян, большинство из которых проживает в Москве, которые озабочены миром за пределами своей страны. границы. По их мнению, Россия должна быть доминирующим присутствием на территории бывшего Советского Союза, влиятельным участником международных дел в других странах и ядерным равным Соединенным Штатам.То есть она должна быть региональной сверхдержавой, международной великой державой и ядерной сверхдержавой.

Арон предлагает историческую аналогию настроений, лежащих в основе постперестроечной российской внешнеполитической доктрины: голлизм. Как и в случае с Францией под руководством Шарля де Голля, для России стало принципиальным делом самоутвердиться в международных делах везде, где это возможно, и отличать свою собственную политику от политики самого влиятельного члена международного сообщества - в обоих случаях. Соединенные Штаты.Как и во Франции, у этого российского подхода есть психологические корни. Среди прочего, это реакция на уязвленную гордость, вызванную внезапной и резкой потерей международного статуса. Как и в случае с Францией, Россия стремится выразить протест против международного господства Соединенных Штатов, но не отменить его. Как отмечает Арон, внешняя политика России может сместиться от протеста к прямой оппозиции; но для этого потребуется сочетание событий, которые с точки зрения первых шести постсоветских лет кажутся маловероятными.

Из трех арен постперестроечной внешней политики России третье является наиболее важным. Как и большинство других стран, в большинстве случаев у России самые интенсивные отношения с ближайшими к ней странами. К тому же постсоветская Россия слаба. Подобно Советскому Союзу, который был одномерной международной державой, грозной только в военном отношении, ему не хватало экономической мощи, чтобы играть значительную роль в мировой торговой системе. Новая Россия может однажды стать, как Китай, международной экономической силой, с которой мир должен считаться.Но сейчас это не так, и, в отличие от Советского Союза, ему не хватает военной мощи, которая сделала правдоподобным хвастовство Андрея Громыко о всепроникающей роли Советского Союза в международных делах. Россия унаследовала советский ядерный арсенал, который, конечно же, является источником влияния. В остальном, однако, присутствие России за пределами ее ближайшего окружения почти не ощущается.

Однако в этом районе - на территории бывшего Советского Союза - влияние России значительно.К тому же соседство с Россией большое. Для оценки постсоветской внешней политики России полезно разделить ее на две части: западную, где соседями России являются Украина, три балтийские страны - Латвию, Литву, Эстонию и Молдову; и юг, где Россия граничит со странами Кавказа и Средней Азии.

Несмотря на все свои значительные трудности, новые независимые государства к западу от России сильнее, сплоченнее и стабильнее, чем государства к югу от нее.Чувство политической общности и способность к эффективному управлению выше в Украине, и тем более в странах Балтии, чем на Кавказе и в Центральной Азии. Гражданские войны, разразившиеся вдоль южных границ новой России, не являются частью политической жизни новых западных государств. В немалой степени по этой причине через шесть лет после распада Советского Союза российские войска были развернуты по всему югу; их не было на западе.

Хотя Россия намного сильнее, чем любая из других бывших советских республик, которые теперь являются суверенными государствами, ее экономическое, политическое и военное превосходство больше над новыми странами юга, чем над странами на западе.Это так по еще одной причине: новые независимые государства на западе испытывают сильное влечение к странам на их западе, странам Западной Европы. Южные новые независимые государства не слишком привлекают своих южных соседей - Турцию, Иран и Афганистан. Дальний запад России - это Европа, которая является одной из самых богатых, наиболее динамичных и могущественных частей международной системы. Дальний юг страны - это Ближний Восток и Юго-Западная Азия, которые несут меньший геополитический вес.

Россияне относятся по-разному к двум частям того, что они называют «ближним зарубежьем» - термином, обозначающим их презумпцию особых отношений с новыми независимыми странами, которые когда-то были частью Советского Союза. Западные страны, особенно Украина, в культурном отношении ближе к России. Их языки похожи. Украина была частью великого российского государства в течение трех столетий, и большинству россиян трудно представить Киев как столицу чужой страны.Ощущение потери Россией независимости Украины ощутимо.

Напротив, для русских совсем нетрудно видеть себя отличным даже от христианских (хотя и не славянских) народов Кавказа - грузин и армян - не говоря уже о мусульманах Центральной Азии. Никакое подобное чувство родства не привлекает Россию на юг. Скорее, помимо решимости получить долю энергоресурсов Каспийского бассейна и озабоченности по поводу этнического русского населения в части Казахстана, которая граничит с Россией, главный интерес России на юге состоит в сдерживании беспорядков. там от распространения на север.Южное ближнее зарубежье вызывает у большинства россиян не чувство потери, а чувство угрозы.

Поскольку западное Ближнее зарубежье находится между Россией и Европой, отношения России с ее западными соседями будут иметь большое значение для определения ее отношений с Европой и Соединенными Штатами. Как отмечает Шерман Гарнетт в главе 2, в этом есть потенциал, чтобы сделать это место спорным. Особенно важными будут отношения между Россией и Украиной, мост между Россией и Европой, отношения, которые неизбежно будут сложными и деликатными при самых благоприятных обстоятельствах.

Россия и Украина - два крупнейших и самых могущественных государства-правопреемника Советского Союза. Более того, Украина была частью России дольше, чем кто-либо другой, и в ее границах проживает больше этнических русских. По этим причинам из всех нерусских государств-преемников Украина является тем государством, независимость которого, пожалуй, наименее легитимна в глазах России; Таким образом, Украина является наиболее вероятным объектом усилий России по восстановлению контроля над территориями, которые когда-то были частью Советского Союза.Таким образом, это тестовый пример того, останется ли Россия национальным государством или снова будет стремиться стать многонациональной империей. Таким образом, отношения с Украиной во многом определят не только отношения России с Западом, но и национальную идентичность России.

Его расположение между Россией и Западом и сильные, противоречивые течения политики, культуры и экономики, которые играют здесь, делают западное Ближнее зарубежье потенциально спорной территорией. Здесь напрашивается неудачная историческая аналогия: Центральная Европа между двумя мировыми войнами.Подобно странам Балтии и Украине после холодной войны, Польша, Венгрия и Чехословакия достигли независимости в результате распада многонациональных империй в результате большого европейского и глобального конфликта - в их случае Первой мировой войны. между, зажатыми и, в конечном итоге, жертвами двух могущественных фланговых соседей: Германии и Советского Союза. Нацистско-советский сговор, а затем конфликт на территории трех стран положили начало Второй мировой войне.

Для США и Западной Европы в политике России на юге меньше риска, чем в политике России на западе. Военное вмешательство России на Запад спровоцирует новую холодную войну или того хуже. Это не относится к югу; и это удачно, потому что на юге, как уже отмечалось, Россия уже является военным присутствием и играет гораздо более интрузивную роль, чем на западе. Роль России на юге, как отмечает Раджан Менон в главе 3, является продуктом двух основных, вневременных черт отношений между суверенными государствами: близости и асимметрии.

Поскольку эти два региона близки, Россия не может игнорировать Кавказ и Среднюю Азию. Поскольку страны к югу от нее слабы, Россия почти неизбежно окажет на них определенное влияние. Однако этот факт открывает широкий спектр возможностей. Исторически сложилось так, что сильные вовлекались в дела слабых по разным причинам и оказывали влияние, которое их сила оказывает на них, разными способами. Полный спектр как мотивов, так и последствий очевиден в роли постсоветской России на юге ближнего зарубежья.

Россия была привлечена туда (или в некоторых случаях осталась там после распада Советского Союза) частично по имперскому рефлексу. Но российское присутствие к югу от нее также преследовало цель получить долю богатства, которое, как ожидается, будет связано с эксплуатацией местных энергоресурсов. Возможно, самое важное, что русский язык присутствовал к югу от него, чтобы не дать политической турбулентности, изначально спровоцированной почти не самой Россией, а продуктом в некоторых местах, по крайней мере, с российской точки зрения, исламского фундаментализма, от заражения самой России.

Оказавшись там, постсоветская Россия иногда вела себя деспотично, настаивая на военных базах в Грузии в качестве платы за помощь грузинскому правительству в восстановлении контроля над своей территорией и способствуя в Азербайджане свержению лидеров, которых недолюбливали. Москва. Но Россия также, возможно, оказала сдерживающее влияние на свой юг, остановив войны, которые в противном случае продолжались бы.

Поскольку Россия проводила разнообразную политику, движимую множеством мотивов, как отмечает Менон, ряд исторических прецедентов имеет отношение к российской политике на юге: как Британия, будучи постоянно втянутой в нестабильные места, приобрела свою африканскую империю в конце девятнадцатого века, согласно историкам Рональду Робинсону и Джону Галлахеру ; сфера влияния, которую Франция сохранила в Африке к югу от Сахары после того, как страны обрели формальную независимость в 1960-х годах; и даже роль Соединенных Штатов в Центральной Америке, с их периодическими военными вмешательствами, начиная со второй половины девятнадцатого века и далее.

Однако российское правительство не проявило никаких признаков стремления напрямую управлять странами к югу, как это было в царский период, не говоря уже о попытках навязать там особый режим, что было характерно для коммунистических стран. период. Как же тогда Россия будет оказывать влияние на юг? Исторически сложилось так, что внутренние политические убеждения и институты сильных мира сего имеют тенденцию формировать свою политику в отношении слабых. Так что отношения России со своими южными соседями будут частично зависеть от того, какой страной станет сама Россия.И то, чем окажется Россия, повлияет и будет влиять на ее отношения со странами за пределами бывшего Советского Союза, среди которых российская элита стремится действовать как великая держава. То, что Россия делает с югом, а также то, что она делает с западом, будет определять условия, на которых она станет частью большого мира.

Для большинства россиян «мир» по-прежнему означает, прежде всего, Запад. Это отправная точка главы 4 Койта Блэкера. Его аргумент состоит в том, что политическая и экономическая интеграция с Западом, цель изначальной внешней политики перестройки, является не только самой желанной целью постсоветской внешней политики, но и единственно достижимой.

С этой точки зрения, голлизм периода после 1993 г. следует понимать не только как политически необходимый, но в значительной степени риторический ответ на внутреннее давление, но и как тактику, направленную на улучшение условий, при которых Россия интегрируется в Запад. Соответствующие прецеденты для новой России - это Германия и Япония после Второй мировой войны, которые потерпели поражение, демократизировались и интегрировались в систему безопасности и экономики Запада, главным архитектором и наиболее влиятельным членом которой были Соединенные Штаты.

Возобновление внешней политики интеграции было бы, с многих точек зрения, наилучшим возможным курсом на будущее для России. И это может быть единственный жизнеспособный курс в том смысле, что любой другой окажется чрезмерно дорогим и, следовательно, невозможным для поддержания. Но это не единственно возможный ход. На самом деле диапазон возможностей для будущего российской внешней политики необычайно широк.

Сценарии на будущее

Западный экономический и политический порядок, ядром которого являются Япония, Северная Америка и Западная Европа, можно метафорически рассматривать как магнитное поле, притягивающее к себе другие страны.Поскольку это сообщество демократий со свободным рынком одновременно мощно и успешно, другие страны стремятся присоединиться к его организациям, соблюдать его нормы и копировать его институты. По крайней мере, они стремятся получить выгоды, особенно экономические, которые создали эти организации, нормы и институты. Магнитное притяжение западного порядка не является непреодолимым. Но способность противостоять этому зависит от размера и местоположения страны. Например, Бельгия, небольшая и расположенная в самом сердце Западной Европы, не имеет возможности перенять радикально отличные от своих соседей политические и экономические методы.Россия намного больше и дальше, как в географическом, так и в культурном плане, от ядра западного порядка, и поэтому она гораздо лучше способна противостоять его притяжению. Таким образом, хотя Россия может оказаться в своем роде такой же западной, как Бельгия, это не предопределено. Есть и другие возможности.

Первый заключается в том, что у России не будет эффективной внешней политики, потому что у нее не будет эффективного национального правительства. Тенденции, которые в случае серьезного обострения могут привести к распаду России как единого государства - гиперинфляция, ведущая к экономическому коллапсу, фрагментация вооруженных сил, усиление политически независимых региональных властей, - уже заметны, хотя и далеко не достаточно опасны. произвести распад центральной власти.Историческим прецедентом для России такого рода является хаос в Китае в 1920-е и 1930-е годы, когда в разных частях страны доминировали военачальники, известные как полевые командиры, которые контролировали независимые вооруженные силы.

Вряд ли желать хаотичной России. Хотя он не будет представлять организованной угрозы для какой-либо другой страны, тысячи единиц ядерного оружия в пределах ее границ не будут находиться под контролем законных, компетентных и разумных властей, что действительно может представлять опасность для других стран.Хаос в России тоже не является вероятным сценарием. Какими бы ни были его неудачи, правительство Ельцина избежало беспричинной денежной недисциплинированности, которая могла бы привести к экономическому коллапсу. В регионах России, кроме Чечни, нет аппетита к отделению; вместо этого некоторые из них, например, сильно мусульманский Татарстан, заключили с Москвой договоренности, которые предоставляют им значительную автономию. Хотя Россия достаточно дезорганизована и нестабильна, чтобы препятствовать проведению чего-либо вроде напористой глобальной внешней политики, которую возглавлял Андрей Громыко, вряд ли она вообще не будет иметь никакой внешней политики.

Вместо отсутствия внешней политики у России могло быть несколько. Он является частью трех глобальных соседей - не только Запада и Ближнего Востока, но также, в силу своей границы с Китаем и береговой линии на Тихом океане, Дальнего Востока. Политика и экономика трех регионов резко различаются. Поэтому неудивительно, если политика России по отношению к ним будет отличаться друг от друга. Например, возможно, что Россия будет проводить политику примирения на западе, конфронтации на востоке и неоимперского контроля на юге.Также не требуется исторический прецедент для предварительного просмотра дифференцированной внешней политики России. Такова была модель внешней политики России через шесть лет после распада Советского Союза. Ни в одном из соседних регионов России эта политика однозначно не проводилась по единому курсу. На западе Москва не совсем соглашалась; к югу он не был однозначно имперским. И его отношения со своим великим соседом на востоке, хотя уже не были отмечены неприкрытой враждебностью последних двух десятилетий коммунистического периода, также не были отношениями прочной дружбы.

Китайско-российские отношения не являются фиксированными и, в зависимости от того, в каком направлении они будут двигаться, могут лежать в основе третьего типа российской внешней политики, направленной не на присоединение, а на противостояние западному порядку. В русском неоголлизме есть элементы такой политики. Россия проявила более дружелюбное отношение к странам, которые Соединенные Штаты считают "государствами-изгоями", чем Вашингтон считал уместным - впрочем, как и западноевропейские союзники Америки.

Более того, президент Борис Ельцин провел несколько заметных встреч со своим китайским коллегой Цзян Цзэминем.Соединенные Штаты и Западная Европа также стремились к хорошим отношениям с Китаем, но из встреч Ельцина и Цзяна пришли заметные заявления об общем возражении против «гегемонизма», отсылка к претензиям Соединенных Штатов.

Российская внешняя оппозиционная политика выходит за рамки риторики. Это будет не тактика улучшения положения России в мире, а часть стратегии создания коалиции недовольных. Такая коалиция вряд ли пойдет по стопам держав оси, Германии, Италии и Японии, чьи агрессивные погони за властью, богатством и территорией стали причиной Второй мировой войны.В эпоху ядерного оружия делать то, что они делали, - пытаться силой опрокинуть существующий международный порядок - чревато катастрофой для всей планеты. Такая коалиция также не будет копировать коммунистический блок на пике своего могущества в 1950-х годах, когда Советский Союз и маоистский Китай были союзниками. То, что скрепляло этот блок, полностью разработанная идеология, представлявшая альтернативу западным политическим институтам и экономической практике, теперь отсутствует. Марксизм-ленинизм навсегда дискредитирован (как в Китае, так и в России), и в настоящее время нет альтернативного мировоззрения.

Для российской внешней политики, однако, существует широкая золотая середина между принципиальной приверженностью солидарности с Западом, которая была если не полностью отвергнута, то, по крайней мере, временно приостановлена, и открытой войной - горячей или холодной. В одиночку или вместе с другими странами Россия могла бы сорвать планы Запада разными способами: своим вето в Совете Безопасности ООН; слабым соблюдением или полным несоблюдением правил международного режима ядерного нераспространения; экономическими связями со странами, которые Запад - или, по крайней мере, Соединенные Штаты - пытается изолировать.

Напрашивающаяся аналогия для России в сотрудничестве с другими странами, часто, если не всегда, противоречит международным целям Америки, - это свободная ассоциация арабских правительств и движений, которые решительно выступали против государства Израиль с 1970-х годов. У них мало общего, их отношения друг с другом иногда были ядовитыми, и у них нет реальной надежды на уничтожение Израиля. Но они категорически отказываются с этим смириться. Слабая ассоциация недовольной России и других стран с аналогичным негодованием может демонстрировать что-то вроде "отказнического" отношения к Западу, которое арабские непримиримые имеют по отношению к Израилю.

Чтобы стать серьезным вызовом для Запада, российская внешняя политика неприятия потребует как минимум ограниченного партнерства с Китаем. Оба являются достаточно большими и автономными, а также достаточно отличаются от Запада в культурном и политическом отношении, чтобы противостоять притяжению западного политического и экономического порядка. Как свидетельствуют заявления Ельцина-Цзяна, оба питают подозрения к Соединенным Штатам в отношении реального и воображаемого пренебрежения, которые в обоих случаях подпитываются негодованием, которое часто вызывают у сильных мира сего.Однако и Россия, и Китай проявили больше интереса к присоединению к западному порядку, чем к его свержению или бойкоту. И даже если оба станут к нему более враждебными, им будет нелегко действовать сообща против него. Их разделяют важные вопросы. Их общая граница - потенциальный источник трений. В коммунистический период Китай утверждал, что большие куски того, что тогда было Советским Союзом, были украдены из Китая Россией в зените китайской слабости в девятнадцатом веке.

Они - потенциальные соперники за влияние в новых независимых странах Центральной Азии, которые когда-то были советскими республиками, которые зажаты между ними. Именно на территории этих стран в XIX веке разыгрывалась борьба за влияние между Россией и Великобританией, базирующейся в Индии. Этот конкурс лег в основу сюжета романа Редьярда Киплинга «Ким» и стал известен как «Большая игра».

Есть еще один спор между двумя большими, ранее ортодоксальными коммунистическими странами, и он потенциально самый серьезный.Россия - малонаселенная страна. В Китае избыток жителей. Волна китайских иммигрантов хлынула через российско-китайскую границу на Дальний Восток после ослабления строгого пограничного контроля в советский период. Это движение вызвало опасения, что небольшое количество русских в регионе будет затоплено притоком китайцев в результате мирного, медленного вторжения, которое изменит характер российского Дальнего Востока.

Из всех возможных сценариев внешней политики России наиболее желательным остается интеграция с Западом.Именно этого регулярно настаивают и российские, и западные лидеры. Внешняя политика перестройки, возможно, больше не доминирует в отношениях России с остальным миром, но она не исчезла полностью и не забыта. И есть основания считать это не только желательным, но и, несмотря на его затмение после 1993 года, вероятным путем для российской внешней политики. Эти причины следует искать в историческом опыте, имеющем наибольшее значение для будущего России: в самой России.

Россия и Запад

Безусловно, России будет легче стать частью Запада на международном уровне, поскольку она больше похожа на Запад внутри страны, и здесь ход российской истории дает парадоксальные основания для осторожного оптимизма. Ведутся живые споры о том, является ли эта история в своих основных чертах более или менее непрерывной, начиная с XVI века, или же она пережила резкий перелом, когда большевики захватили власть и установили режим, который правил в соответствии с принципами марксизма. Ленинизм. Но даже если 1917 год и будет рассматриваться как радикальный поворот в русской истории, на протяжении трех столетий сохраняется значительная преемственность.

Большую часть этого периода Россия была самой большой, но и наименее европейской из европейских держав. Со времен Петра Великого, правившего с 1682 по 1725 год, Россия при царях и комиссарах играла важную роль в европейском государственном устройстве. Другие державы должны были учитывать это при ведении своих дел, а другие европейцы, в свою очередь, влияли на расчеты России.Хотя Россия никогда не отделялась от Европы, по сравнению со странами к западу от нее, она всегда отличалась рядом важных черт.

Как и вся остальная Европа, Россия была христианской, но православной, а не католической или протестантской. Как и в других странах Европы. его язык был индоевропейским, в котором использовался алфавит, а не восточноазиатские идеограммы; но алфавит русского языка был и остается кириллицей, а не латиницей. Как и в Европе в девятнадцатом веке, экономика России была в основном сельскохозяйственной, но до второй половины века большинство ее рабочих были крепостными, а не крестьянами; а в девятнадцатом веке Россия развивалась медленнее, чем Великобритания, Франция или Германия.На протяжении большей части прошлого века немногие европейские правительства были демократическими. Но русский царь был не только самодержцем, он пользовался чем-то, приближающимся к абсолютной власти, не сдерживаемой уравновешивающими группами, учреждениями или правилами.

Отличается от других европейцев и находится на окраине Европы, хотя Россия всегда была, однако степень несходства с другими европейцами и степень интеграции России в общеевропейские процедуры и институты со временем менялись.

Возможно, пиком русского сходства и интеграции с остальной Европой стал период после 1815 года. Царь Александр I был одним из лидеров коалиции, которая в конечном итоге победила Наполеона. Его войска с триумфом вошли в Париж, а сам он пользовался значительной популярностью во всей Европе. Консервативные монархи, подобные ему, управляли большей частью континента. Россия была неотъемлемой частью Европейского концерта, ряда неформальных договоренностей, которые привели к определенному порядку в делах континента после наполеоновских войн.

Напротив, Россия, вероятно, была наиболее отчужденной от остальной Европы после 1945 года. По иронии судьбы, этот период начался серией событий, странно напоминающих те, которые положили начало эпохе величайшей солидарности. Советский Союз был частью коалиции, которая нанесла дорогой ценой поражение потенциальному европейскому завоевателю, с которым советские власти сначала были в союзе, но который выступил против коммунистического государства, вторгся и оккупировал значительную часть его территории. : Гитлер был в этом смысле потенциальным преемником Наполеона.Однако после 1945 года политическая и экономическая системы Советского Союза настолько радикально отличались от европейских стран к западу от него, что континент был фактически разделен на четыре десятилетия. Советский Союз не принадлежал к международным организациям, которые были созданы на западной стороне того, что стало известно как «железный занавес».

Окончание холодной войны, коммунизма в Европе и самого Советского Союза предоставило России возможность стать более европейской - больше похожей на остальную Европу внутренне и более тесно связанной с ней на международном уровне - чем когда-либо. время за последние два столетия. Эти события имели такой эффект, потому что устранили препятствия на пути вестернизации в стране.

Французская революция 1789 года спровоцировала появление социальных и политических сил, которые со многими поворотами и поворотами привели к распространению демократии практически по всей Европе в течение следующих двух столетий. Демократия, конечно, совершенно несовместима с царским и коммунистическим правлением. Таким образом, сначала российский, а затем советский режим приняли в качестве центральной политической цели противодействие заражению, как они это видели, демократических политических идей и практик с Запада.В девятнадцатом веке царь опасался, что поляки, которыми он правил, потребуют скромных вольностей, которые Габсбурги позволяли полякам под их властью. В двадцатом веке Советское Политбюро и его заместители в Восточном Берлине, а также в других столицах Восточной Европы были обеспокоены тем, что граждане коммунистической Германии потребуют свободы, которой пользуются граждане Западной Германии.

Барьеры, которые они воздвигали против западных либеральных идей и практик, теперь рухнули.И цари, и коммунисты исповедовали противоположную идеологию. Оппозиция демократии в обоих случаях основывалась на принципах: на божественном праве династии Романовых на абсолютную власть в первом случае и на высшем понимании императивов мировой истории, которым обладали лидеры Коммунистической партии во втором. В постсоветской России такой идеологии нет. Либеральные идеи могут не быть там широко или глубоко, но приверженность нелиберальным в России еще слабее.Неоимпериалистическую риторику можно найти в постсоветской российской политике, но ее вряд ли можно назвать полноценной доктриной. Правительство новой России также не располагает средствами для подавления демократических импульсов, на которые могли рассчитывать его предшественники. Цари и коммунисты построили мощную правительственную машину для закрытия своих границ и подавления любой оппозиции внутри них. Коммунистический режим противостоял более демократичной Европе, чем цари, но у него был более мощный набор инструментов для сопротивления своему влиянию, который он использовал более безжалостно.

Контраст с новой Россией разительный. Через шесть лет после распада Советского Союза пришедшее на смену российское правительство было слабым, более слабым, чем его царские и коммунистические предшественники, но значительно слабее, чем его западные коллеги. Неспособный делать то, что делали его предшественники, - подавлять независимую политическую активность, - он также был неспособен делать то, что обычно и обязательно делают западные правительства: собирать налоги и обеспечивать соблюдение закона.

Более того, даже если и если российское правительство достигнет возможностей, которыми обладают другие европейские режимы, оно вряд ли сможет осуществлять политический контроль в той же степени, что и его предшественники, даже если бы оно было склонно пытаться.Любое постсоветское правительство будет руководить страной, совершенно отличной от той, которой правили цари и коммунисты. Россия больше не населена преимущественно безграмотными крепостными и крестьянами. Фрагментированную и невежественную Россию прошлого, в основном сельскую, было, за исключением случайных несогласованных восстаний, гораздо легче запугивать и подавлять, чем урбанизированную, грамотную Россию, созданную при коммунизме. В старой России инициатива изменений принадлежала правителю. Со времен Петра до эпохи Сталина перемены происходили сверху.Это уже не так. Если правители менее способны блокировать европейские идеи и практики, чем в прошлом, российская общественность теперь гораздо лучше способна воспринимать, усваивать и реализовывать их.

Еще одна причина того, что постсоветская Россия теперь может быть больше похожа на остальную Европу, чем раньше, заключается в том, что она больше не империя. В прошлом требования империи часто противоречили нормам демократии. Русские и коммунистические правители справедливо опасались, что если им будет предоставлена ​​свобода, нерусские, которыми они правили, решат покинуть империю.Не желая этого допустить, правители в результате не могли предоставить такие свободы русским.

Есть последняя причина, по которой России легче, чем когда-либо прежде, быть похожей на остальную Европу. Европа - более безопасное место для России - и для всех других стран - чем когда-либо прежде. Практически на протяжении всей документированной истории определяющим правилом международной политики Европы был закон джунглей. Каждая держава должна была быть готова защитить себя. Постоянная и насущная потребность в самообороне способствовала централизации политической власти, чтобы лучше собрать и развернуть военную силу; и эта тенденция особенно ярко проявилась в России.Безусловно, мир за его пределами не был единоличным ответственным за репрессивный характер российских правительств до последнего десятилетия двадцатого века. Крах политического либерализма в России - долгая и сложная история, иногда мрачная, иногда трагическая, а иногда и то, и другое. Но на протяжении девятнадцатого и двадцатого веков усилия по проведению либеральных реформ неоднократно сводились на нет из-за необходимости обращать внимание на реальные или предполагаемые внешние угрозы.

Опасная международная среда, конечно, не является непреодолимым препятствием для либеральной политики; Если бы это было так, либеральная политика вряд ли могла бы продвинуться хоть как-нибудь в Европе. Более того, степень опасности в Европе со временем менялась. С середины восемнадцатого века до поражения Наполеона в 1815 году война была постоянной чертой европейской общественной жизни. С 1815 года до Крымской войны 1854 года континент был относительно мирным. Но с середины девятнадцатого века до конца двадцатого Россия почти постоянно находилась под угрозой, по крайней мере, в глазах ее правителей.

После «холодной войны» это тоже изменилось. Международные отношения Европы развиваются в соответствии с новыми, другими и радикально более многообещающими нормами. Это изменение важно для внутреннего развития России и тем более для ее внешней политики. Это дает России возможность не только более полно стать частью Европы, но и быть частью Европы, которая гораздо более благоприятна, чем когда-либо прежде.

Внутриполитические нормы Европы на протяжении двух столетий урывками менялись от автократии к демократии. Международные нормы в западной части континента так же резко изменились и за гораздо более короткий период после 1945 года - от соперничества к сотрудничеству.Примирение между Францией и Германией после Второй мировой войны является ядром и моделью для этой новой Европы. Для таких отношений России с какой-либо соседней страной нет исторических прецедентов. Впрочем, до 1945 года практически не существовало прецедентов таких отношений где-либо в Европе. Однако сейчас такие международные отношения стали нормальным явлением на западе России. И если Россия будет следовать этому образцу, это обеспечит стабильную, удобную и полезную основу для ее внешней политики после холодной войны.Тогда Россия стала бы частью сообщества мирных, демократических, экономически интегрированных национальных государств. Это означало бы расширение того, что с 1945 года стало известно как «Европа», достаточно далеко на восток, чтобы включить Россию. Если вопрос, который поднимает наихудшее будущее российской внешней политики, звучит так: «Будет ли Россия империей?» лучший сценарий будущего России - это «Станет ли Россия частью Запада?»

Стать частью Запада будет непросто. Россия должна была бы стать больше похожей на страны Европы в политическом и экономическом плане, чем сейчас.Новой России придется создать и поддерживать отношения, которые Франция и Германия установили за последние полвека, а также создавать и поддерживать их не только с Францией и Германией, но также, что наиболее важно, с Украиной. Российско-украинские отношения при всех их трудностях должны были быть больше похожи на отношения между Соединенными Штатами и Канадой (в двадцатом, а не в девятнадцатом веке) и меньше походить на отношения между Индией и Пакистаном после 1947 года.

Даже если Россия сможет внести необходимые изменения, чтобы комфортно вписаться в западное сообщество, скорость, с которой она может это сделать, и, следовательно, скорость, с которой она может продвигаться на запад, в политическом и экономическом плане, неизвестны.Подобные изменения не являются единственными требованиями для закрепления новой посткоммунистической России на Западе. Мало того, что Россия должна быть готова и желает войти в ворота Запада, Запад должен быть готов и желать принять Россию. Выполнить это условие труднее, чем предполагает риторика западных правительств.

Риторика приветствует. Конечно, утверждают западные лидеры, Россия приветствуется в их рядах. Нет ничего важнее, ни один проект не имеет более высокого приоритета среди развитых капиталистических стран, чем интеграция России с Западом.Однако реальная политика западных стран расходится с риторикой. После «холодной войны» они заявили о сохранении центральной роли двух международных организаций «Холодной войны»: НАТО и Европейского союза (ЕС). Они, по их словам, определят границы Запада. Затем они приступили к предложению адаптации к двум, что привело к исключению России.

В 1997 году НАТО пригласило три страны Центральной Европы вступить в свои ряды и пообещало членство ряду других стран, в том числе некоторым, которые когда-то были республиками Советского Союза, но не России.Какими бы ни были достоинства схемы расширения НАТО, если таковые были, она не смогла - даже не могла - сгладить путь России на запад.

В 1991 году на встрече в Маастрихте, Нидерланды, члены ЕС договорились об углублении своих экономических отношений; Центральным элементом этих усилий должно было стать создание единой европейской валюты в течение следующего десятилетия. Хотя было далеко от уверенности в том, что все существующие члены Европейского Союза будут иметь право на использование единой валюты, не было никаких шансов, что Россия могла бы сделать это в течение десятилетий, если вообще когда-либо.

Мотивы расширения НАТО и Маастрихтских соглашений были разными, и не обязательно антироссийскими. (Однако отчасти мотивация для расширения НАТО была явно антироссийской.) Но намеренно или нет, эти две инициативы имели антироссийские последствия, так как определяли Европу после холодной войны таким образом, чтобы Россия не могла принадлежать к ней. .

Такой подход Запада к России не был проявлением активной и принципиальной вражды, как во время холодной войны.Более того, две основные инициативы Запада в целом не были направлены против России. Однако, исходя из инициатив НАТО и ЕС, западный подход к России не может быть назван подходом к активным объятиям. Спустя шесть лет после распада Советского Союза дверь на Запад не была закрыта для России; но при этом он не был широко распахнут. В любом случае посткоммунистическая Россия еще не была в состоянии уверенно войти в эту дверь. Однако, когда и если она будет готова к этому - и даже до этого - российская внешняя политика не будет и не будет определяться только Россией.

Совет по международным отношениям

Образование

Проблемы с получением визы и осенний набор иностранных студентов

Адам Джулиан, директор по работе с иностранными студентами и учеными Университета Мэриленда, округ Балтимор, и председатель комитета по регулированию практики иностранных студентов и ученых NAFSA до 2021 года, обсуждает визовые проблемы для иностранных студентов и набор иностранных студентов с возвращением в человек, обучающийся этой осенью. ИРИНА ФАСКИАНОС: Добрый день и добро пожаловать на веб-семинар CFR по высшему образованию. Я Ирина Фаскианос, вице-президент Национальной программы и связей с общественностью Совета по международным отношениям. Сегодняшнее обсуждение записано, а видео и стенограмма будут доступны на нашем веб-сайте CFR.org/academic. Как всегда, CFR не занимает институциональных позиций по вопросам политики. Мы рады видеть с нами Адама Джулиана, который рассказывает о проблемах с визами для иностранных студентов и сокращении набора иностранных студентов.Мы поделились с вами его биографией, но я расскажу вам несколько основных моментов. Г-н Джулиан является директором по работе с иностранными студентами и учеными в Университете Мэриленда, округ Балтимор, и с 2021 по 2022 год возглавляет Комитет по нормативной практике международных студентов и ученых в NAFSA: Association of International Educators. С 2015 по 2020 год он был директором по работе с иностранными студентами и учеными, а также по связям с общественностью в Аппалачском государственном университете в Северной Каролине. Адам, большое спасибо за то, что были с нами сегодня.Очевидно, мы выходим из этой пандемии. Я подумал, что мы могли бы начать с рассмотрения основных проблем с визами, с которыми сейчас сталкиваются иностранные студенты, и того, что это означает для набора иностранных студентов, поскольку школы возвращаются к очному обучению этой осенью. АДАМ ДЖУЛИАН: Да, большое спасибо за то, что пригласили меня, Ирина. И я ценю приглашение и всю работу, которую Совет по международным отношениям делает в этой сфере. И для меня большая честь быть здесь сегодня. Итак, я хотел начать сегодня просто с обсуждения нескольких моментов.И я знаю, что многое из этого - информация, которая никому не будет новой, но, надеюсь, она спровоцирует хороший разговор и хороший диалог в группе. И поэтому сегодня я в основном коснусь некоторых проблем с визами для иностранных студентов, которые хотят учиться в США, не обязательно только в данный момент, вроде как в смысле COVID, но также и в целом некоторых проблемах для иностранных студентов. . Кроме того, я хочу немного рассказать о своем опыте в качестве председателя Комитета по нормативной практике международных студентов и ученых в NAFSA, а также о том, как взаимодействовать с федеральными агентствами и нашими партнерскими агентствами, как это действительно изменилось, в частности, при администрации Байдена. , за последние пару лет.И затем, наконец, я хочу немного поговорить о некоторых проблемах с международным зачислением и напряженности в осеннем семестре, действительно о текущих моментах. Итак, что я хочу сказать о проблемах с визами для иностранных студентов, и на самом деле, обо всех англоязычных странах назначения для получения высшего образования, так что подумайте о Великобритании, подумайте о Австралии, Новой Зеландии и других странах, о визе в США, я Можно утверждать, что это дороже и труднее получить, и дает меньше преимуществ с точки зрения возможностей работы после окончания учебы, с точки зрения путей к гражданству или постоянному месту жительства, чем у любого из его конкурентов.Но, несмотря на это, я думаю, что США по-прежнему в значительной степени рассматриваются как одна из лучших систем высшего образования в мире, а образование в США по-прежнему пользуется большим спросом среди иностранных студентов. Итак, когда я говорю, что студентам сложно и сложно получить визу, когда вы думаете об этом только с точки зрения стоимости, правильно, если вы принимаете во внимание сбор SEVIS, который является иммиграционной базой данных Министерства внутренней безопасности и другие используют сбор за регистрацию самой визы.Только это стоит 510 долларов. И это не говоря уже о стоимости поездки в другой город. В большинстве случаев консульства США, в зависимости от страны, как вы все знаете, находятся либо в столице, либо в региональном городе, заявителю, возможно, придется предоставить или, возможно, придется поехать и остаться на ночь, отвлечься от работы, все эти разные вещи просто из-за возможности подать заявку на собеседование. Это особенно усложняется в других геополитических осложнениях, например, в случае с иранским студентом, у которого нет U.S. Посольство в своей стране, чтобы подать заявку, и должно идти в стороннюю страну, как правило, в консульство третьей стороны в Ереване или Анкаре, и это добавляет дополнительные расходы. Итак, есть та часть, которая представляет собой стоимость самой визы, даже для того, чтобы просто получить письмо-приглашение или так называемую форму I-20 от высшего учебного заведения или любого типа учреждения, уполномоченного выдавать визы в США, студенты должны предоставить доказательство финансовой платежеспособности в течение двенадцати календарных месяцев, чтобы иметь право на его получение.Таким образом, в дополнение к стоимости самого процесса подачи заявки и самой подачи, эта система установления финансовой платежеспособности в течение двенадцати месяцев или более на самом деле, я бы сказал, создает реальную несправедливость в отношении того, кто может получить доступ к высшему образованию в США, и это в основном доступно только богатым, поскольку мобильность в США действительно, по большей части, доступна только тем, у кого есть средства. Итак, после того, как вы подали заявку на визу и явились в посольство, вы прошли все эти шаги, а затем путь U.S. иммиграционные законы и правила структурированы, это бремя доказательства, чтобы преодолеть эту идею о намерении иммигранта или идею о том, что вы, заявитель, намереваетесь иммигрировать в Соединенные Штаты, и сотрудники консульства обучены делать это предположение, бремя преодоления этого лежит на заявителе. И в большинстве случаев те из вас, кто, я уверен, был во многих посольствах США за границей, возможно, это не самые гостеприимные и дружелюбные места. Часто эти собеседования проходят в очень стрессовых условиях, в большинстве случаев они должны проводиться лично на языке, который не является родным языком заявителя.Таким образом, если цель заявителя состоит в том, чтобы преодолеть неиммиграционные намерения, доказать сотруднику консульства, что он действительно планирует вернуться в свою страну, он должен установить так называемые связи со страной происхождения. Если вы 17-летний или 18-летний студент, который собирается учиться в США и подает заявление на визу, как вы владеете собственностью? Как вы сформулируете свой план на будущее, если вы даже не знаете, что собираетесь изучать в США? Еще один, я думаю, аспект этого, который делает это очень трудным, особенно со стороны получения визы, это действительно просто, честно говоря, получить визу в «образцовом» государственном университете труднее, чем в Гарварде, или Айви, или университет, имеющий международное признание, не так ли? Так что преодоление предвзятости, присущей консульскому служащему, также является серьезной проблемой.Итак, в целом, для процесса получения визы и некоторых проблем в целом, это действительно самый сложный процесс для любой, на мой взгляд, любой студенческой визы с наименее благоприятными результатами - пути к гражданству нет. , действительно строгие правила, действительно строгая проверка, очень ограниченные возможности работы для студентов в США Итак, теперь я хочу обратиться к моей роли в NAFSA и Международном комитете по нормативной практике для студентов и ученых, а также к тому, как все было по-другому при администрации Байдена.И, как упомянула Ирина, я являюсь членом ISSRP в некотором качестве с 2016 года. Я возглавляю группу с 2020 года. И разница между последними шестью месяцами и предыдущими пятью годами действительно днём и ночью, как мне кажется. Я хотел бы описать это, поскольку эта администрация действительно менее преднамеренно упряма, или мы вернулись к тому, чтобы иметь партнера, а не противника. Жизнь более предсказуема, более стабильна для людей, у которых есть такая работа, как моя, работа с иностранными студентами и учеными и выполнение большой нормативной работы.И я приведу вам несколько примеров того, как это изменилось за первые пару месяцев этого администрирования. Многие люди, участвующие в звонке, могут знать, что Министерство внутренней безопасности выпустило временное облегчение или дополнительные инструкции или исключения для иностранных студентов во время пандемии COVID. И это был процесс, который продолжал обновляться и расширяться, как бы частичный, и это очень беспокоило администраторов, а в высшем образовании студентов и ученых, которые на него влияли, но в течение нескольких месяцев новый руководство выпускало руководство на протяжении всего учебного года.И я думаю, что многие из нас действительно рассматривают это как заявление солидарности и поддержки, что мы в этом вместе, и мы не собираемся и дальше создавать ситуацию, которая постоянно меняется, нестабильна и ненадежна и может быстро меняться. Администрация также отменила план администрации Трампа по созданию подразделения по обеспечению соблюдения требований OPT. В рамках ICE - это был один из последних нескольких месяцев правления Трампа - было объявлено, что Министерство внутренней безопасности и ICE собираются создать OPT, факультативное практическое обучение, форму разрешения на работу для иностранных студентов, они собирались создать подразделение правоприменения.Это было отменено в течение первых нескольких недель после введения администрации. Кроме того, идея внесения некоторых значительных изменений, менее благоприятных для студентов OPT, факультативного практического обучения, продолжительности статуса или продолжительности, в течение которой студент или ученый может оставаться в США, мы всегда находимся на горизонте регулирования. , или повестку дня прошлой администрации. И эти вещи, так сказать, больше не на рубеже. И на самом деле, это было другое ощущение наличия партнера, противника в нашей работе по прямому взаимодействию, мы только что завершили нашу ежегодную конференцию в NAFSA.Моя группа отвечает за организацию сессий, на которые мы приглашаем представителей правительства прийти и обсудить тенденции, темы и вопросы, касающиеся иностранных студентов, ученых и нормативных актов. Честно говоря, последние четыре года организация этих мероприятий была очень сложной, потому что, я думаю, наши партнерские агентства боялись того, что они могут сказать, или того, что им может быть запрещено говорить, что они не хотят, чтобы их видели. как говорят что-то в протоколе. Это был принципиально другой опыт, в этом году более коллегиальный, более позитивный по своему характеру.Впервые за много-много лет мы смогли наладить связь со Службой гражданства и иммиграции. И в целом это действительно помогло, я бы сказал, восприятию и общему чувству оптимизма среди международных преподавателей и иностранных студентов и ученых, которые хотят приехать и учиться в США. Итак, наконец, где сейчас дела с международной регистрацией? Какая напряженность? Я думаю, что чьи-либо предположения не хуже моих. Я думаю, что сейчас самая большая проблема, с которой сталкиваются многие из нас, - это просто влияние пандемии COVID-19 на консульские операции, очень, очень сложно, если не невозможно, записаться на прием, получить визу.Многие посты просто не работают. Это часто от случая к случаю, от страны к стране, от каждой отдельной почты в зависимости от ситуации в области общественного здравоохранения. Те, которые работают, имеют значительные отставания. Говоря немного об опыте студентов в UMBC, у нас было много студентов, которые изначально планировали прибыть в августе 2020 года, но из-за пандемии отложили до января и снова отложили до августа. Таким образом, это привело к значительному отставанию.И Государственный департамент США, я думаю, очень любезно объявил о своем намерении сделать действительно приоритетным мобильность студентов и ученых. Но мы можем сделать так много только с теми ресурсами, которые у нас есть. Я думаю, что другие проблемы, с которыми мы сталкиваемся, помимо простого отсутствия визы или простого обхода ограничений на поездки, в верхней части я упомянул случай с иранским студентом, которому, возможно, придется поехать в Армению или в Азербайджан, чтобы подать заявление на получение статуса США. студенческая виза, как этот студент или ученый преодолевает ограничения на поездки, введенные из-за COVID? Независимо от того, находятся ли они на национальном уровне, независимо от того, относятся ли они к конкретной авиакомпании, на конкретной консоли, это очень сложно отслеживать и ориентироваться, и это очень сложно и зависит от конкретного случая.Одна из вещей, которые, на мой взгляд, интересны, - это то, что вы скажете о том, как США справились с ситуацией с COVID, но в некотором смысле то, где мы сейчас находимся, в некотором смысле превратилось в небольшое конкурентное преимущество, это проще чтобы приехать в США, чем во многие наши конкуренты англоязычных стран, получающих высшее образование. И я думаю, для конкретного примера, Великобритания требует обязательного десятидневного карантинного пребывания в отеле по прибытии, и это оплачивается путешественником.Австралия и Новая Зеландия приняли другие более строгие меры для предотвращения передвижения иностранных посетителей и путешественников. В каком-то смысле это превратилось в небольшое конкурентное преимущество. Но на самом деле все дело в том, смогут ли студенты и ученые получить визы? Прямо сейчас многие из нас сталкиваются с напряженностью и вопросами, связанными с вакцинацией. Это баланс между личной безопасностью. Мы хотим, чтобы у студентов был опыт работы в кампусе, мы осознаем важность экономики кампуса.И, честно говоря, я думаю, что это то, что держит на плаву многие высшие учебные заведения США. И поэтому для тех из нас, кому требуются вакцины в наших кампусах, и если вы студент из страны X, который может не иметь доступа к вакцине, одобренной ВОЗ или одобренной FDA, как с этим будут поступать, когда вы прибыть? Считаем ли мы вас вакцинированным, предоставим ли вам вакцину, рискуете ли вы своим личным здоровьем и безопасностью и не получите вакцину, возможно, вакцину Sputnik российского производства или вакцину, не одобренную ВОЗ, а затем придете U.S. и что университет требует от университета получить вакцину, одобренную FDA? Насколько мне известно, на самом деле нет научного понимания эффекта наслоения вакцины. Итак, студенты принимают эти трудные решения прямо сейчас. Получу ли я вакцину, к которой у меня есть доступ, а затем рискну снова пройти вакцинацию, когда приеду в США? Не так ли? Я думаю, что последнее, что я действительно хотел бы сказать, я думаю, два заключительных момента о напряженности и, возможно, о том, как мы должны думать об этом прямо сейчас.На мой взгляд, пандемия действительно подчеркнула важность наличия более стратегического международного плана приема учащихся. И под стратегическим я имею в виду диверсификацию источников приема. Для студентов, многие учебные заведения находятся на расстоянии одной геополитической проблемы, одной пандемии или одного стихийного бедствия от значительного сокращения набора. Я думаю, что недавний всплеск вакцины против COVID в Индии - хороший тому пример. Конечно, в новейшей истории есть и другие случаи, отношения с Китаем, валютная ситуация в Южной Корее несколько лет назад, разные типы вещей, которые имели место.Итак, я думаю, второй момент в том, что мы, я думаю, в Соединенных Штатах, действительно, мы живем настоящим моментом, мы не думаем о будущем, верно? Насколько мне известно, мы единственные из наших конкурентов, у которых нет национальной политики в области международного образования. У нас нет общегосударственного подхода, у нас нет стратегического плана того, как мы будем поддерживать себя в качестве предпочтительного направления для получения высшего образования для студентов и ученых со всего мира. И я думаю, что это близорукость, и, на мой взгляд, для этого есть много причин.На этом я оставлю свои замечания и открою их для вопросов и, надеюсь, приятного разговора. ФАСКИАНОС: Отлично, спасибо, Адам, за это. Это так сложно, и, как вы описали, нужно так много ориентироваться. Мы собираемся обратиться ко всем с вашими вопросами, комментариями. Таким образом, вы можете либо поднять руку, щелкнув поднятую руку, либо написать свой вопрос в поле вопросов и ответов, если вы предпочитаете это делать. Но, конечно, мы будем рады услышать от вас и услышать ваш голос.Итак, я собираюсь сначала обратиться к Кэтрин Мур, которая подняла руку. Сообщите нам, в каком учреждении вы работаете, это даст нам контекст. Не забудьте включить звук у себя. Кэтрин, ты все еще… вот так. Q: [неразборчиво]. ФАСКИАНОС: Адам, ты понял это или это было слишком сложно, чтобы получить это? ДЖУЛИАН: К сожалению, я не понял. ФАСКИАНОС: Хорошо. Кэтрин, не могли бы вы просто ввести свой вопрос в поле для вопросов и ответов? Поскольку у вас такое плохое соединение, мы не смогли его расшифровать.Если это нормально, отлично. Все в порядке. Я собираюсь перейти к написанному вопросу Моджубаолу Олуфунке Окоме, профессору политологии в Бруклинском колледже. У нее есть два вопроса: «Есть ли какие-либо оценки того, сколько США потеряли при зачислении из-за обременительных правил получения студенческих виз с точки зрения иностранных студентов, обучающихся здесь?» И затем ее второй вопрос: «Можно было ожидать, что COVID-19 увеличит барьеры для доступа иностранных студентов к U.С. образование. Но, судя по вашей презентации, США более доступны, чем другие англоязычные страны. Надеюсь, у нас не будет новой волны инфекций, поскольку большинство кампусов снова откроются, но если мы это сделаем, как это усложнит ситуацию? » Итак, это двоякое. ДЖУЛИАН: Я начну с первого вопроса. Мне не известно о каких-либо конкретных опросах или исследованиях, которые были проведены, чтобы действительно понять, как иммиграционная политика влияет на мобильность студентов. Я знаю, что Институт международного образования ежегодно публикует отчет Open Doors, и это, по сути, перепись или учет международной студенческой мобильности.Вы можете найти это легко доступным, и это покажет вам сравнение по годам. Я также знаю, что Государственный департамент США публикует их расценки на выдачу виз. Итак, они также общедоступны. И вторая часть вопроса - Ирина, помоги мне здесь - я думаю, мы могли предположить, что пандемия COVID-19 увеличит бремя, но это не обязательно так или увеличило препятствия для студентов. FASKIANOS: Справа. ДЖУЛИАН: Я бы сказал, что это определенно увеличило препятствия.Весь прошлый год большинство университетов США работали в принципиально разных условиях - лично или виртуально и т. Д., А консульства были в основном закрыты. И поэтому, я бы сказал, в то время, безусловно, проблем было существенно больше. Но я думаю, я думаю, что сейчас я пытаюсь подчеркнуть, что, поскольку мы в Соединенных Штатах, откровенно говоря, приняли гораздо более невмешательский подход к общественному здравоохранению, теперь нет никаких национальных ограничений на вход, как и для других конкурентов.Итак, если я, в частности, студент, который последние два года пытался думать о том, что я хочу приехать в Соединенные Штаты, я хочу учиться за границей для получения ученой степени, у вас есть отложенная потребность, и прямо сейчас, действительно, единственный источник, который легко и легко доступен, - это в некотором смысле Соединенные Штаты. Я имею в виду, что, безусловно, есть способы попасть в другие страны-конкуренты, но с меньшими ограничениями. Я надеюсь, что это касается вопроса. ФАСКИАНОС: Отлично. Давайте перейдем к Сьюзан Брициарелли, которая является помощником проректора по глобальным вопросам в Университете Адельфи: «Мы слышали о планах разрешить проведение собеседований на получение визы на консолях виртуально, это все еще возможно?» ДЖУЛИАН: Это отличный вопрос.Я видел много, много слухов, и я знаю, что AIEA и другие предпринимают попытки отстаивать это. Я не слышал ничего от Государственного департамента или кого-либо из моих коллег, что заставляет меня думать, что это произойдет в ближайшем будущем. Я просто - это мое, Адам Джулиан, мое личное мнение, а не университет Мэриленда, округа Балтимор или NAFSA, - что я просто не думаю, что это будет в картах в ближайшем будущем. Я знаю, что многие люди этого хотят. И я знаю, что это, казалось бы, избавило бы от многих проблем, скорее, устранило бы множество препятствий, с которыми мы сталкиваемся.Но я просто не думаю, что это происходит. Надеюсь, я ошибаюсь. FASKIANOS: Следующий вопрос от Мартина Эдвардса, доцента Университета Сетон Холл: «Известны ли вам какие-либо разговоры на более высоком уровне, чтобы лучше координировать взаимодействие между CBP DOS и USCIS?» ДЖУЛИАН: Еще один отличный вопрос. И я думаю об этом. И причина, по которой я говорю, что это отличный вопрос, заключается в том, что мы постоянно задаем его и постоянно получаем разные ответы, и это действительно важно.Вспомните первые дни администрации Трампа с запретом мусульман, если вы помните, когда этот указ был подписан и вступил в силу, в воздухе буквально были люди, которые, когда они были в воздухе, Служба таможенной охраны границы США не понимали, что это происходит, и получали эту информацию только по мере поступления. И поэтому я считаю, что такого рода межведомственное общение абсолютно необходимо, особенно в реальной ситуации, в которой мы оказались за последние четыре или пять лет, когда у вас такие быстро меняющиеся правила и тому подобное.Каждый раз, когда мы задаем этот вопрос, мы получаем разную степень, в частности, я думаю, что с CBP вы получаете гораздо больше общения между агентствами Министерства внутренней безопасности, и не обязательно между Консульскими отделами Государственного департамента или программой обмена посетителями, потому что Если вы помните, CBP является частью Министерства внутренней безопасности, а Государственный департамент - отдельным в этом смысле. Так что межведомственного сотрудничества гораздо больше. Я знаю, что пару раз мы задавали этот вопрос на последней ежегодной конференции NAFSA наших агентств-партнеров одному человеку, каждый из которых выражал важность этого и что они прилагают большие усилия для этого.Но я не знаю о каких-либо конкретных действиях или планах, которые предпринимаются для улучшения межведомственного взаимодействия, кроме того, чтобы просто думать прямо сейчас, в нынешней обстановке это легче осуществить естественным путем, особенно среди основных профессиональных дипломатов и карьерные бюрократы, которые являются администрацией для администрации, которые, возможно, больше не боятся выходить за рамки. ФАСКИАНОС: Спасибо. Я собираюсь пойти рядом с Хамди Эльнузахи, который поднял руку, помощником директора по спонсируемым студентам в Государственном университете Миннесоты, Манкато.Итак, если бы вы могли включить звук самостоятельно. Q: Здравствуйте. Спасибо, Адам и вы, за то, что подняли это здесь. Я считаю, что сейчас это очень важная тема. И многие школы ищут, как стратегически решить эту проблему, чтобы осенью увеличить число учащихся. Это не вопрос, но я просто хочу поделиться тем, что очень важно, что может уменьшить или уменьшить количество зачислений осенью, - это время ожидания визы во многих странах. Основываясь на имеющейся у меня информации, в более чем восьмидесяти шести странах время ожидания визы может превышать шестьдесят пять календарных дней, возможно, до двухсот с лишним дней, а в большинстве стран США.У посольств С. в этих странах может быть только один вариант - срочная встреча. Я думаю, что у заявителей из этих восьмидесяти шести стран нет надежды даже на получение визы, и они не смогут приехать, даже если их примут. Во-вторых, если они хотят записаться, им нужно просто выбрать один вариант - зарегистрироваться онлайн из стран, пока они не назначат встречу. Мистер Адам, не могли бы вы рассказать нам об этом и как мы можем помочь этим студентам в этих странах? ДЖУЛИАН: Спасибо, это несколько замечательных моментов, и я был бы очень рад затронуть их.Я думаю, что вопрос о значительных задержках и назначениях на визу, время между тем, когда вы действительно можете назначить встречу, это, я думаю, то, с чем большинство из нас имеет дело прямо сейчас, это наиболее важный момент. И я думаю, что все, что я хотел бы сказать на это, было бы в положительном смысле, я знаю это обратно к этой идее ощущения, что у нас есть коллега, а не противник. Государственный департамент указал, что они будут отдавать приоритет студенческим визам, как только это позволят условия общественного здравоохранения.Итак, если оптимист во мне ищет и надеется, что это будет означать, что будет больше ресурсов, будет доступно больше встреч, дела будут приближаться, и мы сможем иметь некоторых студентов, которые получат больше виз и быстрее назначат больше встреч. Очевидно, это не дано. Но такова ситуация, как сейчас. Ваша точка зрения на регистрацию онлайн действительно интересна. И поэтому, по крайней мере, с моей точки зрения, здесь, в Университете Мэриленда, округ Балтимор, многие наши студенты - мы действительно предлагали нашим студентам возможность в течение прошлого года зарегистрироваться полностью онлайн, если они захотят, из-за пределов США.S. Но из-за этих ограниченных разрешений на работу существует программа, известная как Curricular Practical Training, которая, по сути, является разрешением на работу, работой вне кампуса или стажировкой или разрешением студенту получить практический опыт в своей области. И по большей части, по большому счету, вы должны физически присутствовать в Соединенных Штатах в течение года, прежде чем вы сможете иметь право на получение CPT. И поэтому мы обнаружили, что, я думаю, в прошлом году многие наши студенты просто не хотели этого, особенно наши магистранты или студенты-прикладники, для которых CPT является такой важной частью того, за чем они едут. , просто не хотели регистрироваться онлайн, просто хотели подождать, чтобы получить право на получение CPT, которое может начаться только тогда, когда они находятся в Соединенных Штатах.Так что это важная часть. И затем я также думаю - возвращаясь к онлайн-материалу - одна из вещей, с которыми, как я знаю, сталкиваются многие коллеги по всей стране, - это то, как мы открываемся и когда мы возвращаемся к большему количеству личного обучения в наших кампусах, возможно, те доступные онлайн-варианты могут исчезнуть, возможно, их станет меньше. Итак, что мы пытаемся сделать, так это найти золотую середину, в которой мы все еще можем предложить студенту полный набор онлайн или гибридных курсов, на которые они могут записаться из-за границы, если такая ситуация дойдет до это, но не ограничивающим образом.И я думаю, время покажет, я думаю, что в следующем месяце шесть недель будут действительно, очень важными для того, как будет выглядеть осенний набор с международной точки зрения. И я надеюсь на лучшее, думаю, как и все. ФАСКИАНОС: Да, большое спасибо. Я собираюсь пойти рядом с Дженнифер Тишлер, заместителем директора Университета Висконсина в Мэдисоне. В нашем центре есть несколько иностранных докторантов, а также несколько постдокторантов из других стран.У постдока будет статус занятости в нашем университете, а не статус студента. Они будут поступать как студенты F-1 и / или стипендиаты J-1. Этим летом ситуация начинает открываться, знаете ли вы, будет ли одна визовая классификация приоритетнее другой? ДЖУЛИАН: Короткий ответ: нет. Я так много знаю о разговоре, когда мы проводили нашу конференцию с консульскими отделами, и NAFSA было вокруг студентов F-1, но я знаю, что они также уделяют приоритетное внимание - и, как мы видели в прошлом в этих исключениях для национальных интересов для «Академики», и поэтому я думаю, что было много манипуляций - это не слово, много переговоров, скорее, вокруг того, что означает академический.Означает ли это, что кто-то с визой J-1, означает ли это h2B, который приезжает преподавать и тому подобное. Итак, я не знаю ответа на этот вопрос, но я думаю, что в целом я знаю, что консульские отделы понимают потребности высшего образования в этом отношении. И я думаю, есть понимание, что это касается не только студентов категории F-1. Так что да, не совсем хороший ответ, но, как говорится, это то, что есть. FASKIANOS: Справа. Я имею в виду, что еще так много предстоит разобраться, поскольку штаты сейчас открываются снова и так много всего перемещается этим летом, что мы видим, как вещи разворачиваются в этой стране.Итак, следующий вопрос исходит от Деви Потлури, декана аспирантуры Чикагского государственного университета. Если бы вы могли включить звук самостоятельно, это было бы потрясающе. Q: Спасибо. Добрый день, Адам. Вы упомянули трудности с получением студенческой визы у тех из нас, кто учится в небольших государственных университетах. До COVID мы часто слышали новости о том, что, поскольку мы не требуем GRE, сотрудники консульства смотрели бы на это скорее как на негатив, чем на позитив. Считаете ли вы, что COVID изменил это, потому что большинство университетов теперь отказываются от требования GRE? У нас были несколько студентов, которые рассказывали нам, они задавали вопрос, есть ли в вашем университете GRE, в каком университете его нет, даже если мы государственный университет, точные данные и все остальное.Не знаю, слышали ли вы что-нибудь подобное или какие-то другие идеи. ДЖУЛИАН: В общем, эта идея - это то, что я случайно слышал от людей, коллег, таких как вы, со всей страны, и коллег, с которыми я работал в своем качестве в NAFSA, годами говорили что-то из «О, вы не можете «не требуется GRE» на «О, ваши [неразборчиво] требования очень низкие. Это те вопросы, которые мы задавали консульским работникам в прошлом, и я, конечно, признаю, что такая практика имела место.Я бы предположил, что они немного более изолированы, чем я думаю, это убеждение, я думаю, что мы, человеческая природа, просто как бы ухватились за эти идеи, что когда есть предполагаемая несправедливость или несправедливость, я думаю, что есть человеческая природа действительно думать об этом как о тенденции, а не о нескольких отдельных инцидентах. Но это не значит, что этого абсолютно не происходит, я, конечно, думаю, что это происходит. И, исходя из моего опыта работы в прошлом в государственном государственном университете без особого международного признания, я сам сталкивался с некоторыми из этих вещей.Я думаю, что есть кое-что, что вы можете сделать, чтобы улучшить эту ситуацию. Я думаю, одна из вещей, на которых мы действительно сосредоточены в UMBC и в других местах, на протяжении всей моей карьеры, где я работал, действительно актуальна, я не хочу говорить о коучинге, это не коучинг студентов по визе. процесс подачи заявки, но помогает им понять, что они должны сформулировать. И часть этого процесса объясняет сотруднику консульства, почему штат Чикаго? Где находится штат Чикаго? Что вы изучаете, каковы ваши будущие цели, почему вы выбрали именно этот университет? Я думаю, вы поднимаете действительно интересный вопрос - особенно потому, что многие из нас собираются пройти тестирование по желанию, даже не только с GRE и для поступления в бакалавриат, SAT и ACT и тому подобных вещей, но и в области тестирования по английскому языку.Думаю, Duolingo значительно продвинулась в английском языке. Итак, сотрудники консульства сообщают: у них есть предвзятость в отношении TOEFL или Duolingo, или типа тестирования, будь то государственный университет, муниципальный колледж и тому подобное. Я не слышал ничего конкретного, но, как я предполагаю, моя стратегия или то, что моя команда пытается сделать, - это действительно научить наших студентов и наших абитуриентов тому, как это бремя доказывания лежит на них. И не обязательно просто бремя доказательства того, что они не собираются иммигрировать, но бремя помощи в том, чтобы помочь сформулировать их планы на будущее, почему ваш конкретный университет, школа или учреждение вписывается в эти планы и что это такое.И я думаю, что это будет иметь большое значение. ФАСКИАНОС: Спасибо. У нас есть еще один вопрос от Мартина Эдвардса: «Многие университеты сократили свой штат и ресурсы для иностранных студентов в кампусах за последний год, чтобы компенсировать трудности пандемии и снижение набора иностранных студентов. Не могли бы вы предложить какие-либо ресурсы данных, на которые мы могли бы указать, чтобы обосновать необходимость увеличения штата и ресурсов для поддержки ожидаемого увеличения числа иностранных студентов? » ДЖУЛИАН: Итак, пытаясь ломать себе голову над любыми конкретными данными, я знаю о некоторых сравнительных исследованиях, которые некоторые из моих коллег, особенно люди в моей роли директора международных студенческих и научных служб, провели с НАФСА, чтобы действительно поговорите о том, как выглядит идеальное укомплектование кадрами в зависимости от набора.В остальном, если бы вы могли отправить мне сообщение, я мог бы связаться с вами по этому поводу. Я мог бы поделиться этой информацией; Я должен его найти. Я не знаю, где это и насколько легко или легко доступно. Я бы сказал, один момент, который мы могли бы затронуть в этом разговоре, - как вы подойдете к созданию дополнительного персонала и поддержке увеличения числа студентов? Я знаю, что существует множество различных моделей, которые используют люди, будь то плата за обучение иностранных студентов за семестр или плата за услуги, которые вы взимаете за обрабатываемые вами заявки OPT, или заявки H-1B, которые вы обрабатываете.Очевидно, что у всех нас есть свой политический и культурный контекст, в котором мы можем работать в рамках возможностей наших университетских городков и учебных заведений. Но я бы сказал, что одно место, на котором я хотел бы сосредоточиться, - это то, как мы можем творчески увеличить эти ресурсы. Но я был бы рад поделиться этим сравнительным опросом, если мы сможем каким-то образом подключиться к офлайн-сети. FASKIANOS: Конечно, мы можем в этом убедиться. Следующий вопрос от Даниэль МакМартин, директора по глобальному образованию Калифорнийского государственного университета в Сан-Маркосе.«Мы действительно ожидаем изменения в правилах F-1, касающихся допуска к онлайн-занятиям, поскольку многие учебные заведения и преподаватели стали более дружелюбными к онлайн при планировании своих учебных программ. Возможно, вы затронули это, но я хочу просто снова упомянуть об этом ». ДЖУЛИАН: Это отличный вопрос. И для тех из вас, кто тесно сотрудничает с правилами для учащихся F-1, вы должны помнить, что большая часть формулировок, связанных с гибридным, дистанционным или виртуальным образованием, в лучшем случае устарела. Я думаю, что в правилах есть ссылка на замкнутое телевидение. мы должны использовать, чтобы ориентироваться в этом.Итак, я надеюсь, что есть некоторые изменения, я думаю, что в прошлом году произошло много вещей, которые никуда не денутся. Я думаю, что когда я слышу этот вопрос, я думаю о том, что именно означает гибрид? Как вы определяете гибрид? Верно? Это было руководство, с которым нам приходилось работать на протяжении большей части пандемии с нашими студентами F-1. Как вы определяете гибрид? Это одна минута личного обучения? Это одно занятие? Это большинство? Нет, как и в большинстве наших работ, нет черного и белого, это то, что есть.И поэтому я думаю, что это своего рода виртуальное обучение, гибридное, онлайн или личное, я думаю, является одной из важнейших областей, требующих ясности в правилах для студентов F-1 в Своде федеральных правил США. Так что, надеюсь, с этим что-нибудь выйдет. Я надеюсь, что мы извлечем из этого урок и расставим приоритеты в дальнейшем. ФАСКИАНОС: Спасибо. Я собираюсь ответить на следующий письменный вопрос Кэти Кроссли-Фролик, доцента Университета Денисон: «Вы обсуждали необходимость более долгосрочного стратегического мышления в отношении международного набора и мобильности.Чувствуете ли вы сдвиг в администрации Байдена с точки зрения поворота в этом направлении? И что нужно предпринять в первую очередь? » Если бы ты собирался дать им 1, 2, 3, что бы ты посоветовал, Адам? ДЖУЛИАН: О, да, мне это нравится, я внезапно получил некоторую силу. Это здорово. Чувствую ли я его смену? Да, я думаю, в целом, я думаю, что это просто более дружелюбная администрация, вы видите это не только в международном образовании, но и в более дружественном к высшему образованию. Вы видели это в некоторых недавних действиях Title Nine, вы видели это в некоторых других вещах.Я знаю, что эту идею национальной политики выдвинули и отстаивали другие ассоциации и другие группы. Для меня это номер один - я не знаю, смогу ли я придумать три, - но номер один, который я бы исправил или решился бы в рамках этой политики, - это расширить возможности для работы для иностранных студентов и облегчить который иностранный студент имеет возможность получить ПМЖ или гражданство. Я знаю, что проповедую хору или, так сказать, здесь.Но ценность иностранных студентов для этой страны и мира поистине неизмерима. Верно, сколько из наших лауреатов Нобелевской премии и других, а также основателей и руководителей компаний из списка Fortune 500 являются бывшими иностранными студентами, верно. Сделать США более привлекательным местом для будущих лучших и ярких умов мира, облегчить им работу, получить практический опыт, инвестировать в эту страну в эту экономику, и если они в конечном итоге решат найти путь к постоянному На мой взгляд, резидентство должно быть элементом номер один любой стратегии.Иностранные студенты создают рабочие места, иностранные студенты вводят новшества, иностранные студенты, на мой взгляд, несут ответственность за некоторые из величайших достижений этой страны. Я также сосредоточился на возможностях учебы за границей или учебы за границей. Я думаю, что ценность взаимопонимания, особенно если вспомнить свой опыт, полученный в небольших государственных школах или когда я вырос в сельской местности на юго-западе Индианы, как и я, ценность взаимодействия с людьми с разными взглядами и опытом неизмерима, поэтому я бы попытался найти что-нибудь способ создать поддержку для учебы или поездки за границу для U.Студенты на базе С. Думаю, их всего два, но это первые два, которые приходят на ум. FASKIANOS: Отлично, и Адам, говоря с вашего поста в UMBC, что вы сделали в ходе пандемии, чтобы укрепить чувство общности у ваших иностранных студентов? И какие стратегии вы применяете для возвращения этой осенью, особенно если некоторые из них не собираются попасть в университетский городок, если они пытаются пройти эти собеседования, и они не собираются там присутствовать? осенью или дожить до осени, вы предлагаете онлайн-вариант? Как ты обо всем этом думаешь? ДЖУЛИАН: Ну, я думаю, это вопрос номер один, над которым мы думаем каждый день.Итак, первая часть: что мы сделали за осень, мы фактически учредили новую программу - я уверен, что у большинства людей, участвующих в телефонных разговорах с университетами, есть аналогичные программы - наша программа Global Ambassadors Program. И он действительно предназначен для одновременного выполнения двух задач: обеспечения финансирования и поддержки иностранных студентов, у которых уже есть ограниченные возможности трудоустройства в США, которые, возможно, потеряли работу из-за того, что трудоустройство в кампусе недоступно из-за COVID. И поэтому мы нанимаем их, чтобы они действительно служили послами для новых студентов и принятых студентов, чтобы помочь им подключиться, создать чувство сообщества онлайн, виртуальные, различные типы платформ, различные виды деятельности, в которых они участвуют вместе.И действительно, это было своего рода заменой попыткам во времена COVID создать чувство общности и попытаться воспроизвести эти узы и важность взаимопонимания и доверия, которые приходят с опытом работы в кампусе. Но опыт университетского городка, опыт учебы в американском университете с активной кампусной жизнью - это действительно в некотором смысле то, что отличает систему высшего образования США от других систем высшего образования в мире. И я думаю, что все мы были бы наивны, если бы сказали, что это не очень ценно.Итак, мы ищем способы сделать это безопасно, как, я уверен, и все остальные, это то, что, по нашему мнению, должно иметь решающее значение, это приоритет. К тому же у нас есть целая группа студентов, их немного, но они приехали осенью или весной во время COVID, но никогда не посещали кампус. Итак, в этом есть настоящая скрытая потребность. Итак, мы планируем вещи на осенний семестр, мы проводим своего рода гибридную ориентацию, встречи и приветствия, а также своего рода приветственный прием с нашей старшей администрацией для иностранных студентов, чтобы они признали значительные препятствия, которые они преодолели, чтобы присоединиться к нам. .И мы действительно хотим отпраздновать это и признать это на самом высоком уровне, поэтому мы планируем такие вещи на осень. FASKIANOS: Спасибо, а затем наденьте свою NAFSA или свою роль в NAFSA. Что вы делаете - очевидно, что это во многом зависит от нашей иммиграционной политики США и ее реформирования - что вы делаете, чтобы поговорить с Конгрессом, чтобы отстаивать некоторые из этих изменений, которые вы упомянули здесь и которые необходимо поставить на месте, чтобы уменьшить препятствия для приезда в эту страну для учебы? ДЖУЛИАН: Да, у NAFSA есть отличное правозащитное крыло, группа профессиональных сотрудников, которые действительно привержены защите интересов Ассоциации и ее членов.Они делают несколько вещей, которые вы можете себе представить, от дня защиты интересов до конкретных призывов к действию. В частности, одна из вещей, которые группа регуляторной практики, с которой я работал в прошлом, - это когда предлагались эти предлагаемые изменения в иммиграционных правилах, способ работы процесса, как правило, есть период общественного обсуждения, когда любой может прокомментировать, как это правило повлияет на них или повлияет на их штат, их университет, их институт, их семью. И поэтому мы действительно работали с NAFSA, чтобы собрать энергию среди людей, чтобы написать эти письма с комментариями и чтобы наш голос был услышан.Я думаю, что благодаря этому, безусловно, были достигнуты успехи. Я вспоминаю [неразборчиво]. Я знаю, что в какой-то момент продолжительность статуса была на рубеже, так сказать, так сказать, было, это было для общественного обсуждения, и были получены тысячи и тысячи комментариев. И, в конце концов, это было отброшено следующей администрацией, это больше не в опасности. Итак, я бы сказал, в общем, два момента. Подразделение по защите интересов NAFSA действительно тесно сотрудничает с другими ассоциациями и действительно ежедневно работает на холме за наши средства.Кроме того, я думаю, что мы, как члены ассоциации, действительно должны активно участвовать в периодах общественного обсуждения и тому подобном. FASKIANOS: Потрясающе, я просто хочу посмотреть - наше время почти подошло к концу. Итак, я просто хочу посмотреть, есть ли что-нибудь - мы прошли большой путь. Итак, я думаю, что могу просто обратиться к вам за любыми заключительными замечаниями, которые вы хотите сделать, прежде чем мы закончим нашу сессию. ДЖУЛИАН: Спасибо. Что ж, я просто хочу сказать, я действительно ценю всех присутствующих, и я ценю множество замечательных вопросов и комментариев, которые, как я знаю, были - для тех из нас, кто, так сказать, в этой комнате прямо сейчас, в траве, это очень напряженное время.Но я вспоминаю прошлое лето, и тут мне напомнили, что это не так напряженно, как было тогда. Так что, имейте надежду, сохраняйте веру, мы увидим, я думаю, что по мере улучшения ситуации откроются встречи, и мы вернемся к какому-то установлению того, что является нашим новым чувством нормальной жизни, и мы будем делать это так, как мы. делать все вместе. И я с нетерпением жду этого, если я когда-нибудь смогу чем-либо помочь, и кому-нибудь, кто звонит по телефону, пожалуйста, не стесняйтесь обращаться к нам. Я всегда рад рассказать о том, как вы можете принять участие в NAFSA, с иностранными студентами, позвонить в комитет по регулирующей практике или просто попытаться поделиться полезными ресурсами, с которыми я, возможно, столкнулся в своей работе с этой группой.Думаю, это все, что я могу сказать. ФАСКИАНОС: Адам, у меня есть еще один последний вопрос, точно так же, как ваши люди ориентируются в течение лета, есть ли один источник или пара, горстка, которые, по вашему мнению, должны быть точкой соприкосновения: перейти к чтению или пойти проверить, как через день, или ежедневно, или раз в неделю, просто посмотреть, где что? ДЖУЛИАН: Да, я бы сказал так, если вы посмотрите на это с точки зрения того, что меняется с точки зрения регулирования, я думаю, что NAFSA, по крайней мере, для статей студентов и ученых, является окончательным источником.Итак, я бы добавил плагин для NAFSA.org/reginfo, это целевая страница, на которой происходят любые недавние изменения и обновления. Что касается консульства, это действительно зависит от должности. И поэтому, если вы работаете со студентом или у вас есть население, у которого много студентов из той или иной страны, я бы действительно направил вас в это конкретное посольство или консульство и их каналы в социальных сетях. Они отлично справляются со своей работой с общественностью. И они отличный источник информации. FASKIANOS: Фантастика.И мы разошлем ссылку на этот веб-семинар, некоторые из упомянутых ресурсов, а также эталонное исследование, которое Адам собирается выкопать для нас. Так что цените это. Итак, Адам Джулиан, большое спасибо за то, что были с нами, и всем вам. Я надеюсь, что люди смогут немного отдохнуть. Это был изнурительный год для педагогов. Лето, вероятно, не даст вам особой передышки. Но, надеюсь, у вас будет несколько выходных, чтобы попытаться восстановить силы и позаботиться о себе, что так важно.Так что мы очень ценим это. Так что спасибо тебе. Вы можете следить за Адамом в Twitter @Adam_l_Julian. Так что я надеюсь, что вы последуете за ним туда. Мы ценим ваш опыт. И снова, подпишитесь на нас на @CFR_Academic, и вы можете посетить CFR.org и ForeignAffairs.com для получения дополнительных ресурсов. Мы с нетерпением ждем встречи с вами снова на наших следующих вебинарах, так что оставайтесь здоровыми, оставайтесь в безопасности и берегите себя. (КОНЕЦ)

Вебинар с Адамом Джулианом 22 июня 2021 г. Вебинары по академическим и высшим образованиям

Отношения России и Запада в эпоху фрагментации

Мир, возможно, более фрагментирован и поляризован, чем когда-либо после окончания холодной войны.Волна оптимизма и интернационализма, захлестнувшая все до этого в 1990-х, сменилась нарастающей волной национализма. Казалось бы, неудержимое продвижение либеральной демократии было остановлено и вынуждено отступить, оставив вакуум, который был заполнен силами трайбализма, нативизма и авторитаризма.

Путинская Россия находится в авангарде мировоззрения игры с нулевой суммой, которое определило эту эпоху фрагментации, которая привела к возвышению Трампа, Орбана, Ле Пена, Сальвини, Болсонару, брекстремистов и множества националистических такие партии, как АдГ и Шведские демократы.Презрение к многосторонности и международным организациям - это красная нить, проходящая через каждого из этих людей и движений, которые они возглавляют, и между ними. Для них компромисс, умеренность и прагматизм - грязные слова.

Раскол великих ценностей, который вбил глубокий клин между Европой Макрона и Европой Орбана, был тепло встречен в Кремле, где принцип «разделяй и властвуй» был превалирующей внешней политикой с тех пор, как кто-либо помнит. Режим Путина умело использовал социальные сети и финансовые ресурсы для поддержки целого ряда кампаний, от Брексита до Трампа и АдГ в Германии, и даже он должен быть искренне поражен успехом, которого он достиг.

Но не может быть никаких сомнений в том, что Путин толкает дверь в открытую. От американского ржавого пояса до промышленных центров Европы гнев и разочарование накапливались десятилетиями. Сообщества беспомощно наблюдали, как высококвалифицированные и высокооплачиваемые рабочие места на производстве были экспортированы в другой конец света, в то время как политики пожали плечами и сказали им, что глобализация - это сила природы, которую невозможно приручить.

Экономическая нестабильность последних тридцати лет создала благодатную почву для культурной поляризации и трайбализма, которые теперь определяют политику и общество в США и Европе, и из этого логически следует, что г-н Путин объявит о победе.Но это не так.

Президент Путин по-прежнему доминирует на политической арене, но после его переизбрания в марте его рейтинги резко упали (с 82% в апреле 2018 года до 66% в октябре, по данным Левада-центра). Отчасти это связано с его заметной ролью в непопулярных пенсионных реформах, но беспорядочный характер и смехотворно некомпетентное ведение дела Скрипаля подорвали репутацию г-на Путина как стратегического гения, бегающего по всему Западу.

Атака Скрипаля была также соломинкой, которая сломала верблюжью спину с точки зрения политики британского правительства в отношении России. В отличие от его слабой реакции на убийство Александра Литвиненко, на этот раз реакция правительства была решительной и эффективной. В дополнение к хорошо скоординированным дипломатическим высылкам, парламент принял поправку Магнитского, мобилизуются необъяснимые распоряжения о благосостоянии, а заявления на получение визы от российских граждан, имеющих тесные связи с Кремлем, были отклонены, и самым ярким примером является Роман Абрамович.

Вопрос в том, как отреагирует г-н Путин? Недавняя история показывает, что, когда его популярность падает, он имеет тенденцию набрасываться на него, и кажется, что Азовское море может стать следующей горячей точкой. Наращивание военной мощи там должно стать источником неотложной озабоченности, а поскольку Минский процесс полностью зашел в тупик, нет никакого механизма для деэскалации.

Я пишу это по возвращении в Лондон из Минска, где я принимал участие в осеннем заседании основной группы Мюнхенской конференции по безопасности.Наша встреча с президентом Лукашенко подтвердила, что мы настолько разобщены и поляризованы, как никогда, но сам факт встречи в Минске должен быть поводом для оптимизма. Беларусь - это страна, которая действительно находится в сфере влияния России, но г-н Лукашенко явно очень стремится к укреплению связей с ЕС и Западом.

Итак, хотя не может быть никаких сомнений в том, что Запад глубоко разделен и раздроблен, и что это, в свою очередь, серьезно ослабляет способность политиков защищать и продвигать многосторонность и международный порядок, основанный на правилах, в равной степени верно и то, что Путин имел превышено.Аннексия Украины и вторжение на восток Украины были встречены восторженными аплодисментами подавляющего большинства в России, но авантюризм в Сирии получил более неоднозначную реакцию, и дело Скрипаля, возможно, стало моментом, когда российский народ начал задаваться вопросом, где их президент берет их.

Таким образом, отношения между Россией и Западом находятся в тонко сбалансированной точке перелома. Мяч за г-ном Путиным, потому что именно он полностью проиграл пропагандистскую войну со Скрипалем.Поэтому его следующий шаг будет критически важным индикатором его более широкого стратегического позиционирования: вернется ли он к типу и спровоцирует вспышку в Азовском море, или он усвоит урок Скрипаля и решит, что, возможно, пришло время для перемен позиции по отношению к Западу?

Прошло время с тех пор, как условия для взаимодействия и диалога с Россией стали более благоприятными. Настало время для Запада проявить инициативу и предложить что-то новое и новаторское в отношении Минска, возможно, в обмен на прекращение планов по размещению сил НАТО на польской границе с Беларусью.

История отношений России и Запада - это история упущенных возможностей.

Будем надеяться, что обе стороны извлекут уроки из своих ошибок и вместо этого начнут демонстрировать политическую волю и лидерство, которые так давно назрели и так срочно необходимы.

Мнения, сформулированные выше, также не обязательно отражают позицию Европейской сети лидеров или любого из ее членов. Целью ELN является поощрение дебатов, которые помогут развить способность Европы противостоять насущным иностранным вызовам, проблемам обороны и безопасности.

Фрагментарная дипломатия: влияние российских властных институтов на внешнюю политику, 1991–1996.

Ворона, Сюзанна Мари (1999) Фрагментарная дипломатия: влияние российских властных институтов на внешнюю политику, 1991–1996. Кандидатская диссертация, Лондонская школа экономики и политических наук (Великобритания).

Аннотация

Это исследование разработки внешней политики в Советском Союзе и России, начиная с советских времен и продолжаясь до конца первого президентского срока Бориса Ельцина.В то время как в период правления Брежнева, Андропова и Черненко модель бюрократической политики могла применяться с некоторым успехом (хотя и иначе, чем в Соединенных Штатах), институциональный распад эпохи Горбачева привел к ухудшению объяснительной силы модели, которая продолжалась. в независимой России. Для периода Горбачева и формулирования политики в Российской Федерации альтернативная модель дает более ясное объяснение этого процесса. Модель перехода подчеркивает особые характеристики демократизирующихся государств.Принимая во внимание чрезмерное накопление власти исполнительной властью, преобладание решений, основанных на принципе принципа «победитель получает все», оспариваемый и относительный характер законов, нестабильность или отсутствие процедур, а также влияние вооруженных сил на политический процесс, Модель перехода предлагает лучшее объяснение, чем модель бюрократической политики, того, как политика формулировалась в России в период 1991–1996 годов. Учитывая препятствия, с которыми Россия все еще сталкивается в своем демократическом развитии, а также частоту, с которой меняются институты, люди и процедуры в верхних эшелонах политической элиты, похоже, что переходная модель сохранит значительную объясняющую силу на многие годы вперед.

Действия (требуется логин)

Управление записями - только уполномоченный персонал

Решение нерешенных проблем в отношениях между США и Россией

Обзор

Участники подчеркнули, что обе стороны мало что могут сделать на данный момент для изменения общего характера отношений, которые в последние годы приобрели все более негативную динамику. Каждая из сторон считает, что другая находится в состоянии долгосрочного упадка, что не способствует уступкам.Москва занимает выжидательную позицию, особенно в отношении конкуренции между США и Китаем. Обе стороны думают, что время на их стороне. Поэтому любая попытка «сброса» маловероятна, пока эти взгляды не изменятся.

Поскольку отношения между США и Россией в обозримом будущем останутся конкурентными, а иногда и конфронтационными, существует реальный риск того, что Вашингтон и Москва столкнутся с непредвиденным и нежелательным кризисом. В этих обстоятельствах обеим сторонам следует сосредоточиться на механизмах решения конкретных проблем, в которых и Россия, и США играют определенную роль и где существует опасность обострения проблем.Этим вызовам не обязательно уделяется наибольшее внимание, а тем, в которых Вашингтону и Москве не хватает ясности в отношении интересов и намерений друг друга.

Для решения этих проблем обе стороны должны предложить рекомендации, которые обе могут одобрить и которые имеют определенные шансы на реализацию с учетом политических ограничений, с которыми сталкиваются обе стороны. Обе стороны согласились с тем, что идеальным вариантом было бы увеличение числа двусторонних контактов по первой линии, но реальность этого исключает.

На заднем плане маячили три вопроса, которые, как минимум, должны учитывать обе стороны при формулировании любой стратегии на будущее:

  1. В какой степени негативное развитие событий за последние три года было неизбежным? То есть есть ли долгосрочные тенденции в U.Отношения С.-России, которые нельзя изменить, цепочки ошибок или другие подобные факторы?

  2. На заседании Валдайского клуба в октябре 2019 года президент Путин отметил, что Соединенные Штаты уже вступили в избирательный цикл, поэтому странам следует подождать, чтобы решить проблемы. Стоит ли нам подождать до ноября следующего года, чтобы поговорить о расширении сотрудничества, решении двусторонних вопросов или местах, где интересы США и России совпадают? Как политический цикл в США - и политическая неопределенность - повлияют на способность Вашингтона придерживаться последовательного подхода к России? В связи с объявлением референдума по конституции в России и появлением вопросов о преемственности президента аналогичный вопрос относится и к России.

  3. Помимо решения конкретных проблем, как можно исправить более широкие двусторонние отношения? Что для этого потребуется? Будет ли это смена режима в Москве, или это напрямую связано с политическим кризисом в США. Если Вашингтон и Москва будут стремиться «исправить» свои прежде всего враждебные отношения, или будущие отношения будут оставаться преимущественно конкурентными с ограниченными сферами сотрудничества?

Двусторонние отношения страдают от постоянно растущего списка проблем.Некоторые из этих проблем являются новыми, и их влияние на двусторонние отношения остается недооцененным. Позиции обеих сторон по таким вопросам, как конфликты на Украине и в Сирии, хорошо известны, и существуют рамки для дипломатического взаимодействия. Более того, и Вашингтон, и Москва понимают, на что поставлены ставки, и до сих пор старались не переходить красные черты друг друга. Однако другим вопросам, способным вызвать кризисы или иным образом ускорить движение к конфронтации, в двустороннем U.С. -Российский контекст.

Группа определила стратегическое соперничество на Западных Балканах, будущее режима ядерного нераспространения и санкции как области, которые могут существенно повлиять на отношения США и России в будущем, но в которых Вашингтон и Москва не имеют ясности в отношении намерений друг друга и о возможных непредвиденных последствиях их нынешних подходов. В ходе обсуждения участники стремились разъяснить значимость, цели и инструменты, которые каждая сторона использует для решения этих проблем, и предложить схему шагов, которые обе стороны могут предпринять, чтобы уменьшить опасность того, что любой из этих трех вопросов станет водитель нового U.С. -Российский кризис.

1: Западные Балканы

В то время как Соединенные Штаты и Россия долгое время боролись за влияние на территории бывшего Советского Союза, аналогичное стратегическое соперничество в последние годы вспыхнуло на Западных Балканах (в частности, в Боснии и Герцеговине, Косово, Черногории, Северной Македонии и Сербии). Однако влияние этой конкуренции на отношения между США и Россией и возможность разжечь открытую конфронтацию не получили должного внимания ни со стороны США, ни со стороны России.

Государства Западных Балкан по-прежнему разделены во многих отношениях, что делает их уязвимыми для политической раздробленности, внутренних проблем, таких как коррупция, и внешнего вмешательства. С последних десятилетий существования Османской империи Западные Балканы были линией разлома и источником нестабильности, временами (например, в 1914, 1990-е годы) ставившей под угрозу европейскую безопасность в более широком смысле. Вера в то, что для региона существует стабильное конечное состояние, неоднократно сбивала с толку внешние державы. Неудачи, понесенные Соединенными Штатами и Россией (и другими странами) на Балканах, были вызваны переоценкой их способности влиять на развитие региона.

Текущая вовлеченность США и России в регион по-прежнему страдает от этой проблемы. Как и в постсоветских государствах, но, возможно, в большей степени, правительства на Западных Балканах научились отталкивать друг от друга Соединенные Штаты (вместе с Европейским союзом и НАТО) и Россию. В государствах Западных Балкан по-прежнему доминируют местные сети покровительства, которые научились манипулировать внешними игроками в интересах своих собственных интересов.

Главный интерес России на Балканах иногда, кажется, сводится к тому, чтобы помешать Соединенным Штатам / сделать это плохо, отчасти чтобы продемонстрировать Украине и другим постсоветским государствам негативные последствия партнерства с Соединенными Штатами.Для Вашингтона, наоборот, Балканы превратились в политическую захолустье. Вашингтон надеется, хотя бы по инерции, на то, что его участие в регионе в 1990-х годах принесет плоды в виде политической трансформации и интеграции с трансатлантическими институтами, но за многие годы мало что сделало проактивно. Европейский Союз более активен, но за пределами Словении и Хорватии, которые стали его членами в 2004 и 2013 годах, соответственно, Брюссель также имел ограниченный успех в использовании соблазна членства для содействия преобразованиям.Остальные балканские государства признают, что они вряд ли присоединятся к Европейскому Союзу в ближайшем будущем. Китай более удален, но, как и Соединенные Штаты столетие назад, сама его удаленность (и размер) работают ему на пользу в том смысле, что он не заинтересован в междоусобных ссорах в регионе. Пекин использует это преимущество для создания инфраструктуры, чтобы добраться до Западной Европы, но в остальном у него мало причин беспокоиться о том, что происходит в регионе или с ним.

Важно отметить, что ЕС, U.Повестки дня С., Китая и Турции не обязательно исключают друг друга. Между тем Россия - единственная великая держава, которой небезразлично расширение НАТО и Европейского Союза, поскольку она рассматривает эти события как вызов традиционным российским интересам. Кроме того, Россия обеспокоена тем, что расширение этих институтов не остановится на Балканах и может продолжиться в странах, которые Россия считает жизненно важными для своей безопасности, таких как Украина, Молдова и Беларусь. Российская сторона также сомневается в том, готовы ли Соединенные Штаты к совместному подходу, который потребует определенного признания интересов России, и будет ли решение геополитических проблем региона (в частности, замороженный конфликт между Косово и Сербией) за счет России. влияние в регионе.Эту чувствительность необходимо учитывать в любом дипломатическом процессе, посвященном региональным конфликтам.

Между тем, движущие силы нестабильности на Балканах в основном внутренние: плохое состояние экономики, коррупция и режимы, захваченные сетями патронажа. Более того, в отличие от Украины, местные лидеры сыграли важную роль в переносе американо-российского соперничества на Балканы. К счастью, экономические ставки невелики: шесть стран региона, не входящих в ЕС, имеют общую численность населения и ВВП меньше, чем у Румынии.

Таким образом, регион может стать местом доверия / укрепления доверия между Соединенными Штатами и Россией, потому что успех там может повлиять на двусторонние отношения в более широком смысле, но неудача не будет большой потерей. Решение сербско-косовского спора на основе сотрудничества может быть предпринято в краткосрочной перспективе. Местные жители по обе стороны устали от конфликта, и недовольные люди имеют возможность перемещаться. Тем не менее местные лидеры продолжают разжигать недовольство по политическим мотивам.Президент Сербии Вучич проявил желание достичь урегулирования с Косово и наладил личные отношения со своим косовским коллегой. Новый премьер-министр Косова Курти также выглядит так, как будто он будет настаивать на урегулировании. Центральным вопросом остается признание Косово, но прогресс по другим вопросам не должен оставаться заложником признания.

И в США, и в России есть уважаемые официальные лица, работающие над проблемой, что говорит о том, что оба хотели бы, чтобы что-то произошло.Участие США и России также влечет за собой риск того, что местные игроки будут манипулировать соперничеством между Вашингтоном и Москвой в своих собственных целях. Первое, о чем могут договориться Соединенные Штаты и Россия, - это то, что любая сделка и ее детали должны исходить от местных жителей. Каждый раз, когда два местных участника объединяются, изначально не имеет значения, каковы детали (теперь уже мертвая сделка по обмену землей между Косово и Сербией выглядит так, как будто она могла быть упущенной возможностью в этом отношении). Соединенные Штаты и Россия должны поддерживать связь друг с другом, чтобы сотрудничать по сделке, инициированной в регионе, не предполагая, что она станет окончательным решением.Такой подход представляет собой лучший способ для США и России взаимодействовать друг с другом, при этом оставаясь немного в стороне от повседневных переговоров.

Отметив, что Сербия - единственная страна в мире, подписавшая соглашения как с Европейским союзом, так и с Евразийским экономическим союзом, один участник поднял вопрос о том, могут ли Западные Балканы стать гибридом двух конкурирующих экономических соглашений. Хотя участники в целом были скептически настроены, учитывая приверженность Белграда вступлению в ЕС (и заботу о том, чтобы его соглашения с ЕАЭС оставались совместимыми с обязательствами по членству в ЕС), опыт Сербии действительно предлагает модель, которой другие страны могут выбрать следовать, и что ни Вашингтон Ни Брюссель, ни Москва не должны препятствовать.

Еще одна область, в которой США, Россия и Европейский Союз могли бы сотрудничать, - это местная инфраструктура. До сих пор иностранные инвестиции со всех сторон были сосредоточены на усилении связи между Балканами и внешним миром, а не на расширении внутрибалканских связей. Увеличение инвестиций в инфраструктуру может быть связано с подписанием экономических соглашений между странами Западных Балкан, которые будут способствовать развитию торговли и легальному ведению бизнеса.

2: Будущее режима ядерного нераспространения

Даже несмотря на то, что их приверженность двустороннему контролю над вооружениями колеблется, Соединенные Штаты и Россия остаются столпами глобального режима нераспространения.В то время как Вашингтон и Москва продолжают придерживаться в основном совместного подхода к нераспространению, будущее этого сотрудничества выглядит все более сомнительным по причинам, связанным с внутренними событиями (особенно в Соединенных Штатах) и более крупными глобальными сдвигами.

Международное сообщество проделало достойную работу по предотвращению горизонтального распространения ядерного оружия. Этот относительный успех стал результатом наличия правовых, политических и нормативных барьеров в рамках Договора о нераспространении ядерного оружия (ДНЯО); способность Соединенных Штатов заставить союзников чувствовать себя в достаточной безопасности, чтобы не использовать ядерный потенциал; и ощущение того, что тайные разработки ядерного оружия будут пойманы - в основном потому, что Соединенные Штаты и Россия исторически объединялись в противодействии программам создания ядерного оружия как дружественных, так и враждебных режимов.Однако эта общая приверженность все чаще подвергается сомнению.

Участники определили несколько причин, по которым продолжение американо-российского сотрудничества в области нераспространения представляется сомнительным. К ним относятся растущее отчуждение Вашингтона от международной системы и многосторонних соглашений - явление, которое администрация Трампа ускорила, но не создала. Взгляды на международный порядок увязли в партийной политике в Соединенных Штатах, что затрудняет занятие позиции Соединенных Штатов, пользующихся двухпартийным консенсусом, а другим государствам - доверие этому У.Обязательства S. (такие как Совместный всеобъемлющий план действий с Ираном) будут выполняться всеми администрациями. Возросшая изоляция США может также ослабить эффективность санкций США и других принудительных мер, направленных на противодействие распространению, особенно по мере того, как Россия и другие предпринимают шаги в обход глобальной финансовой архитектуры, в которой доминируют США.

Растущая конкуренция между США и Россией (и между США и Китаем) может сама по себе поставить под угрозу сотрудничество в области нераспространения. Опасность того, что нераспространение отойдет на второй план по сравнению с другими политическими целями (как уже было в случае с Индией и Пакистаном), может возрасти, поскольку Вашингтон и Москва все больше сосредотачиваются на соперничестве великих держав.Усиливающаяся конкуренция также затрудняет для Соединенных Штатов и России переговоры о новых соглашениях, касающихся контроля над вооружениями и нераспространения, в то время как все больше государств бросают вызов строгим ограничениям ДНЯО. Многие государства, включая восходящие «средние державы», считают, что Соединенные Штаты и Россия не выполнили свои обязательства по ДНЯО по сокращению своих ядерных арсеналов. Восприятие несправедливости нынешней системы подтолкнет эти средние державы к разработке ядерных программ.

Третий риск проистекает из глобального отступления от демократии и появления авторитарных лидеров, которые сталкиваются с меньшим количеством внутренних барьеров и с меньшей вероятностью будут обеспокоены нарушением международных соглашений и потенциальными последствиями этого. Нельзя упускать «уроки» Ирака и Ливии, авторитарные лидеры которых отказались от своих программ создания ядерного оружия только для того, чтобы быть свергнутыми извне, и Северной Кореи, чья успешная разработка ядерного оружия была эффективным сдерживающим фактором.

Самый непосредственный вызов сосредоточен в Иране. Россия рассматривает ядерную программу Ирана в контексте нераспространения ядерного оружия. Россия была одной из первых, кто предложил переговоры P5 + 1, которые в конечном итоге привели к Совместному всеобъемлющему плану действий (СВПД). Решение администрации Трампа выйти из соглашения ускорило отход Тегерана от ограничений на обогащение, установленных СВПД, но не - пока что - от самого ДНЯО. Если Соединенные Штаты по-прежнему заинтересованы в новом соглашении, которое заменит СВПД, существует возможность для России выступить в качестве посредника - как минимум, чтобы заставить Тегеран указать, что он делает, а что не считает предметом переговоров.В случае подлинных переговоров между США и Ираном Россия может взять на себя более активную роль. Однако все стороны (Вашингтон, Тегеран и Москва), похоже, страдают от неправильного представления о целях других и о том, как ядерное досье вписывается в более широкие геополитические соображения.

Помимо Ирана, Соединенные Штаты и Россия сталкиваются с более серьезным вопросом о том, изменились ли цели режима нераспространения со времен холодной войны и сразу после нее. В то время как общая цель - предотвращение разработки ядерного оружия дополнительными государствами - осталась в основном той же, инструментарий политики претерпел изменения, в частности, увеличение U.S. использование санкций и усилий по усилению своего господства в глобальной финансовой архитектуре для оказания давления как на потенциальных распространителей, так и на третьи стороны с целью соблюдения целей США. Политическая поляризация в Соединенных Штатах и ​​отсутствие ясности в отношении цели санкций, в том числе санкций, предположительно принятых в целях нераспространения, могут поставить под угрозу эффективность этого инструмента в будущем, как и будущие более эффективные усилия по линии автомобиль специального назначения Европейского Союза INSTEX, который предназначен для обхода одностороннего U.С. санкции.

Взаимосвязь между нераспространением и контролем над вооружениями представляет собой еще одну область, в которой двусторонние отношения между США и Россией могут иметь последствия для будущего режима нераспространения. Участники откровенно разделились по поводу взаимосвязи между нераспространением и контролем над стратегическими вооружениями в контексте США и России. Ослабление американо-российского контроля над вооружениями (включая РСМД и новый договор СНВ) может привести Вашингтон и Москву к принятию различных подходов к управлению своими ядерными запасами; это также может разделить их взгляды на ядерные программы третьих стран.

Развитие может быть опасным, потому что оно может привести к тому, что Соединенные Штаты, Россия или обе страны станут более терпимыми к ядерным амбициям отдельных стран и усложнят и без того сложный процесс управления региональным соперничеством (Индия-Пакистан, Иран-Израиль и т. Д.) через структуру контроля над вооружениями. По крайней мере, некоторые из этих новых ядерных держав, похоже, хотят иметь ядерное оружие больше для ведения войны, чем для сдерживания. В сочетании с тем, что они воспринимают как экзистенциальные ставки, и уменьшением уверенности в расширенном сдерживании, сдерживание распространения ядерного оружия, вероятно, будет становиться все труднее.Вопрос, в том числе для Вашингтона и Москвы, будет заключаться в том, как управлять этим соперничеством, чтобы оно не перерастало в конфликты, которые могли бы принять ядерное измерение.

3: Управление Россией и США. Отношения по санкциям

С 2013 года санкции и контрсанкции являются неизбежным элементом американо-российских отношений. Санкции также стали предпочтительным инструментом внешней политики США по все более широкому кругу вопросов и государств.Большинство санкционных мер принимается в ответ на отдельные действия (например, аннексию Крыма) без особого учета их долгосрочного воздействия или потенциальных последствий второго порядка. Во многих случаях санкции остаются в силе, по крайней мере, в среднесрочной перспективе. Они представляют собой очевидное осложнение для любых попыток выйти из нынешнего тупика между США и Россией. Однако, поскольку они, вероятно, останутся частью ландшафта, в котором Вашингтон и Москва регулируют свои отношения, обеим сторонам необходимо лучше понимать влияние - намеренное и непреднамеренное - санкций и определять способы минимизировать их влияние на вопросы взаимная озабоченность.

СССР / Россия не были полностью свободны от санкций США, по крайней мере, с начала 1970-х годов. Поэтому Москва скептически относится к тому, что какие-либо ее действия приведут к отказу Соединенных Штатов от применения санкций в двусторонних отношениях. Такое восприятие снижает готовность России активно добиваться отмены санкций. Торговля между США и Россией не столь значительна, поэтому Россия может относительно легко жить с санкциями США, особенно если альтернативой, кажется, являются шаги, приносящие в жертву стратегические цели, такие как сохранение позиций на Украине.Однако Москву небезразлично наличие санкций США, которые действительно влияют на двусторонние отношения и на способность обеих сторон достичь согласия по другим вопросам. На него особенно влияют вторичные санкции и готовность Европейского Союза (гораздо более важного экономического партнера) идти вместе с США.

Самая большая трудность с политикой санкций между США и Россией проистекает из того факта, что санкции запутаны и стратегически непоследовательны, с неясными целями и отклонениями, поскольку они были введены в ответ на различные проблемы и стали известными.Законодательство о санкциях было разработано в основном техническими экспертами, которые не акцентировали внимание на стратегических и дипломатических последствиях. Первоначально США также вводили санкции в координации с Европейским союзом. В центре внимания было макроэкономическое и финансовое давление, и цель состояла в том, чтобы убедить Путина не обострять конфликт на Украине. Эти санкции остаются в силе без изменений.

Второй набор санкций, введенных в ответ на вмешательство России в выборы в США в 2016 году, не получил значимой поддержки со стороны Европы и был основан на гневе Вашингтона по поводу вмешательства и попыток подтолкнуть администрацию к действиям (например.g., Закон о противодействии противникам Америки посредством санкций (CAATSA)). В отличие от предыдущих раундов, санкции после 2016 года были нацелены на санкции в отношении российских «плохих игроков» в попытке заставить отдельных олигархов и официальных лиц порвать с Путиным - подход, совершенно иной и менее обоснованный по сравнению с первым этапом. В последнее время российские предприятия также попали под санкции США в связи с их деятельностью в третьих странах.

Официальная линия России состоит в том, что санкции - это плохо, потому что страдает население, и они неэффективны (часто ссылаясь на исторический пример Кубы).На самом деле, однако, эта линия лицемерна, поскольку Россия использовала санкции, особенно против стран бывшего Советского Союза (например, запреты на импорт грузинского вина), для достижения своих собственных внешнеполитических целей. Колебания мировых цен на нефть в любом случае имеют большее влияние на российскую экономику, чем санкции, и Россия останется приверженной сохранению своего статуса великой державы, независимо от того, что с ней сделают Соединенные Штаты.

Настоящая проблема для России - это характер санкций.Санкции ЕС очень сфокусированы, в первую очередь на ситуации на востоке Украины и некоторых небольших санкциях, связанных с Крымом, и предлагают четкие стимулы и выходы из строя. С другой стороны, санкции США носят целостный характер и сосредоточены на самых разных проблемах - от Украины до Сирии, прав человека и т. Д., Что затрудняет снятие санкций.

У России также нет стимула что-либо делать из-за восприятия, что санкции не изменятся, даже если изменится политика России. Россия считает, что санкции США представляют собой попытку нанести достаточно экономического ущерба, чтобы привести к смене режима, а не наказать страну за что-то конкретное.Контрастная процедура двух наборов санкций также важна, поскольку Европейский Союз должен подтверждать свои санкции каждые шесть месяцев, в то время как санкции США автоматически продлеваются. Самое главное, что нет вторичных санкций ЕС.

Будущий курс санкций неясен. Конгресс и Трамп совершенно по-разному смотрят на Россию и полезность санкций, и эта динамика усугубляется партизанской поляризацией в Соединенных Штатах вокруг российского вмешательства. Хотя вполне возможно, что Конгресс будет стремиться к введению дополнительных санкций, любая значительная эскалация вступит в силу только в ответ на вывод о том, что Россия вмешалась в будущие выборы.В то же время администрация довольна статус-кво, поэтому в ближайшем будущем вряд ли что-то изменится.

Если Трамп победит на выборах 2020 года, он, вероятно, перейдет к массовой деэскалации санкций, начав борьбу с Конгрессом, исход которой неясен. Если будет избран демократ, дальнейшая траектория будет зависеть от того, будет ли восприниматься Россия как вмешивающаяся. Если да, то карательные меры будут усилены качественно и количественно. Если нет, то будет стандартный обзор политики на шесть месяцев и непростые, сложные отношения; В целом же, скорее всего, статус-кво сохранится как минимум пару лет.

Поскольку санкции, вероятно, сохранятся в более или менее ближайшем будущем, Вашингтону и Москве необходимо выяснить, как управлять вторичным эффектом санкций на другие вопросы и более эффективно сигнализировать о том, что может спровоцировать дальнейшую эскалацию санкций. В частности, странам необходимо выработать общее понимание того, что представляет собой вмешательство, что, скорее всего, является основанием, на котором Конгресс будет добиваться новых санкций. До сих пор попытки создать общее определение не увенчались успехом в основном из-за асимметрии политических систем двух стран.Администрация США и бывший посол США Джон Хантсман также выступили с противоречивыми заявлениями о том, вмешивалась ли Россия в среднесрочные планы 2018 года. В результате Москва обеспокоена тем, что, что бы она ни делала или не делала, в 2020 году ее обвинят во вмешательстве, особенно если кандидат от демократов проиграет.

Участники высказали мнение, что США (и, в меньшей степени, Европейский Союз) должны иметь возможность эффективно сообщать об искренности любых обещаний о снятии санкций.Они не смогли этого сделать в конце 2014-2015 годов, когда заявили, что в случае выполнения Минских соглашений будут смягчены санкции.

Соединенным Штатам также потребуется серьезное внутреннее обсуждение, чтобы определить один или два ключевых вопроса, а затем сообщить России, какие конкретные шаги она может предпринять для снятия санкций, но Соединенные Штаты не готовы к такому разговору. Уровень недоверия с обеих сторон в настоящее время настолько высок, что Москва в значительной степени смирилась с тем, чтобы жить в мире, где У.Политические деятели С. будут сосредоточены на замедлении экономического роста в России до более широкой перезагрузки двусторонних отношений. То есть цикл недоверия, вероятно, продолжится, поэтому Соединенные Штаты окажутся в рамках долгосрочной стратегии экономического сдерживания.

Заключительные наблюдения

Впервые за много лет встреча на высшем уровне между двумя лидерами, состоявшаяся в июле 2018 года в Хельсинки, изменила двусторонние отношения скорее к худшему, чем к лучшему. Провал саммита в Хельсинки означал крушение парадигмы, на которую Москва рассчитывала рассчитывать на переговоры с США.Президент С. для решения насущных проблем. Москва не привыкла работать с Конгрессом, политическим Вашингтоном и общественным мнением США. Основная проблема заключается в том, что у Трампа неясные отношения с Россией. Неопределенный политический климат в Соединенных Штатах (и, в меньшей степени, в России), вероятно, предвещает большую степень нестабильности в отношениях, потому что ими движут новости, а не традиционные структуры.

Ключевой темой этих дискуссий является то, что многие из этих проблем носят не только двусторонний характер, но и действуют за пределами США.Диада С.-Россия имеет значение и имеет свои собственные интересы, часто используя в своих интересах напряженность между США и Россией. Обе стороны должны осознавать эту динамику и найти способы ограничить способность третьих сторон влиять на отношения США и России.

Выборы 2020 года в США представляют собой огромную неопределенность, и ставки будут намного выше, чем в недавнем прошлом, что повлияет на политику, особенно с учетом центральной роли России в политике США. Эта ситуация может быть возможностью для более трезвого обсуждения России в Вашингтоне, даже если маловероятно, что Соединенные Штаты - при Трампе или новом лидере демократов - смогут разработать новый подход к России, который пользуется консенсусом двух партий и способен информирования У.С. политика в долгосрочной перспективе.

Джеффри Манкофф - старший научный сотрудник Центра стратегических и международных исследований в Вашингтоне, округ Колумбия. Андрей Кортунов - генеральный директор Российского совета по международным делам в Москве.

Этот отчет стал возможным благодаря щедрой поддержке Корпорации Карнеги в Нью-Йорке. Сделанные заявления и высказанные мнения являются исключительной ответственностью автора.

Этот отчет подготовлен Центром стратегических и международных исследований (CSIS), частным освобожденным от налогов учреждением, занимающимся вопросами международной государственной политики.Его исследования являются беспристрастными и непатентованными. CSIS не занимает определенных политических позиций. Соответственно, следует понимать, что все взгляды, позиции и выводы, выраженные в данной публикации, принадлежат исключительно автору (авторам).

© 2020 Центр стратегических и международных исследований. Все права защищены.

Пять вещей, которые арест Навального говорит о России - Европейский совет по международным отношениям

Трудно понять последствия ареста лидера российской оппозиции Алексея Навального, не ответив предварительно на фундаментальный вопрос: почему его с самого начала отравили? Осознанное предположение об этом позволило бы сделать некоторые предположения о том, чего власти в Москве боятся, надеются и хотят достичь - и как они могут это сделать.При нынешнем положении вещей правит неопределенность. Но все же можно сделать несколько осторожных выводов о состоянии российской политики.

Московский режим, похоже, все больше осознает свои пределы и хрупкость

В течение многих лет различные обладатели власти в Москве настаивали на том, что Навальный не представляет угрозы ни для президента Владимира Путина, ни для политической системы. И они были правы: хотя Навальный - самый известный и самый популярный оппозиционный деятель в России - и даже при том, что он производит язвительные разоблачения коррупции с чудесным сарказмом, в котором так хороши вольнодумные русские, - он не был настоящим экзистенциалом. угроза системе.Более того, каким-то парадоксальным образом он был частью этого - так же, как коррупция является частью этого. С его акцентом на коррупцию, Навальный был политиком, занимающимся одной проблемой, что сделало его болезненной занозой на боку путинизма, но не (пока) тем, кто мог бы сформулировать видение другой системы, совершенно другой парадигмы. Непонятно, насколько хорошим строителем коалиции он мог бы быть - в политической пустыне у него не так много партнеров. Но большая часть населения всегда относилась к нему неоднозначно: согласно опросу Левада-центра, проведенному в сентябре 2020 года, 20 процентов россиян одобряли деятельность Навлани, а 50 процентов не одобряли; 33 процента доверяли ему, а 55 процентов - нет.

Итак, если Кремль вдруг стал рассматривать Навального как серьезную угрозу, это, вероятно, связано не столько с его силой, даже если она росла, сколько со слабостями системы, которые увеличиваются еще быстрее. Признаки этой слабости повсюду: невысокие рейтинги партии власти, готовность людей голосовать за кого угодно, кроме нее, массовое недоверие к действиям правительства в связи с пандемией и спорадические вспышки протеста, продолжающиеся в течение многих месяцев. В этих условиях умная стратегия голосования Навального и разоблачения коррупции действительно могут по-новому выглядеть опасными.

Сдерживание Навального может только замедлить утрату Кремлем легитимности

Непонятно, к чему приведет противостояние Кремля и Навального. Некоторые недавние события в России предполагают новые уровни эскалации: география протестов; разнообразие их участников, в число которых входят люди, не входящие в традиционную базу поддержки Навального; количество арестов; и уровень жестокости полиции. Еще более значительным является необходимость Кремля объяснить печально известный черноморский дворец, предположительно принадлежащий Путину, - предмет последнего разоблачения Навального, - и то, как Навальный в целом определяет повестку дня, оставляя Кремль в стороне и реагируя на него. .Тем не менее, это еще не означает неминуемого прорыва и победы. Протесты еще могут прекратиться, как в Хабаровске. Но, опять же, это не имело бы значения. Настоящая проблема Кремля не в Навальном, а в его неспособности обновиться.

Если путинская система хочет выжить и эволюционно модифицировать себя (а не взламывать революционным образом), ей нужно что-то делать - и как можно скорее. Кремлю необходимо оживить свою экономику, ввести новые лица и некоторую реальную подотчетность в политическую систему, а также указать, что обновление приближается на самых высоких политических уровнях.С момента президентских выборов 2018 года политическая система ждала такого сигнала. Усталость - всех, включая элиту - ощутима. Но парадокс заключается в том, что, хотя Путин может понимать необходимость обновления, он не решается участвовать в нем. Чем менее стабильна ситуация, тем сильнее его инстинкт придерживаться статус-кво и сохранять личный контроль. Возможно, мы видели это в прошлом году - если это правда, что пандемия covid-19 сорвала план по внесению изменений в конституцию, которые позволили бы Путину медленно уйти от власти.И если это так, то события, которые привел в действие Навальный, одновременно указывают на срочную необходимость изменений и снижают вероятность того, что такие изменения произойдут.

Кремль потерял способность к политическому колдовству

На протяжении многих лет Кремль обходил проблему легитимности, управляя политическим ландшафтом. Его политтехнологи создавали и убивали политические партии; состряпали и разрешили политические интриги. В этом и заключалась суть «управляемой демократии»: зрелище без истинного содержания.В 2011 году такой подход помог отразить, вероятно, самый серьезный кризис, с которым столкнулась путинская система - протесты, вспыхнувшие после того, как Путин объявил о своем возвращении в Кремль, и последовавшие за этим фальсификации выборов. Тогда Кремль потерял симпатию городской интеллигенции. Но, изображая эту группу как иностранных агентов - как сторонников западного «декаданса» и «гей-пропаганды», она держалась за консервативно гомофобное и склонное к подозрению к Западу большинство.

Надзор за внутренней политикой теперь перешел от «политтехнологов» к службам безопасности, чей инстинкт состоит в том, чтобы осуществлять контроль путем подавления, а не хитрых интриг

На короткое время показалось, что может быть повторение 2011 года. : было заманчиво думать, что Кремль - обеспокоенный выборами в Думу в сентябре и ожидающий давления на демократические реформы со стороны администрации Байдена и недавно воссоединившегося Запада - сознательно решил привлечь внимание Запада к Навальному и сосредоточить свои риторические атаки на ему.Учитывая неоднозначную репутацию Навального и разрозненную базу поддержки в России, это могло заручиться поддержкой Кремля со стороны остальной части общества. Кремль потерял бы сторонников Навального так же, как он потерял городскую интеллигенцию в 2011 году, но по-прежнему удерживал бы большинство населения, даже если бы большинство его становилось все меньше.

Это могло быть возможным для Кремля 2011 года, но, увы, это кажется недостижимым для уставшего Кремля 2021 года. Новости, поступающие из Москвы, предполагают, что правда гораздо проще и грубее: теперь надзор за внутренней политикой перешли от «политтехнологов» к силовикам, чьим инстинктом является контроль путем подавления, а не хитрых интриг.

Углубление захвата силовыми структурами

Эта тенденция - все больше и больше файлов переходит в силовые структуры - очевидна уже давно и касается не только внутренних дел, но и внешней политики.

Министерство иностранных дел не только потеряло контроль над некоторыми внешнеполитическими файлами, такими как Украина (которая долгое время находилась в ведении президентской администрации) и Сирия (которая перешла в ведение Министерства обороны после 2015 года), но и, похоже, оставлена. вне более широкой межведомственной координации.Нынешняя низкая точка в отношениях России с Германией является прекрасным примером этого. В последние несколько лет в отношениях России с Германией возникло множество проблем: начиная со взлома Бундестага в 2015 году и `` дела Лизы '' в 2016 году, продолжая убийством Тиргартена в 2019 году и заканчивая убийством Тиргартена. Навальный. Кажется правдоподобным, что все виновные в этих инцидентах происходили из немного разных мест внутри российской системы и действовали в соответствии со своей собственной логикой и потребностями.Это не были продуманные и скоординированные действия против Германии. Однако Москва не осознала, что в Берлине они могут показаться чередой враждебных действий со стороны России. Министерство иностранных дел России, безусловно, могло сказать Кремлю, как эти действия повлияют на отношения России с Германией, которая является ее лучшим другом в Европейском союзе и играет важную роль в достижении консенсуса в ЕС. Российские дипломаты могли бы объяснить, почему это имеет значение. Но похоже, что Кремль либо не спрашивал, либо не слушал.Усталость Кремля привела к фрагментации его политики; он даже не пытается получить целостное представление о своих действиях и их влиянии. Как и в случае с Германией, обычно проигрывают внешняя политика и институты, которые ее проводят - полагающиеся на дипломатические средства. А это, в свою очередь, снижает любые рычаги воздействия, которые Запад может иметь для воздействия на ситуацию.

Запад должен действовать, но мало что может сделать

Москва забила еще один автогол. В течение многих лет она просила Запад не вмешиваться во внутренние дела России, но, учитывая пребывание Навального в Германии, она лишила Запад возможности ничего не делать.С момента избрания Байдена Москва опасается возобновления риторики Вашингтона о мрачном состоянии российской демократии, но, арестовав Навального в аэропорту, она вызвала такую ​​критику. Если в Соединенных Штатах и ​​велись споры о том, какого рода политику России следует придерживаться - холодное, прагматичное взаимодействие или продвижение демократии, - то Москва приводила веские доводы в пользу последнего.

Однако, даже если бы Запад почувствовал, что ему нужно что-то делать, мало что из того, что он мог бы сделать, дало бы желаемый эффект.Если режим в Москве действительно чувствует, что Навальный представляет собой экзистенциальную угрозу (справедливую или ошибочную), то Запад не может предложить ничего, что могло бы изменить эти расчеты. Ни угрозы, ни предложения диалога не окажут значимого воздействия. Это подчеркивает тот факт, что политические процессы в Москве стали несогласованными - силовые ведомства набирают силу, а министерство иностранных дел теряет влияние.

Вполне вероятно, что западные страны что-то предпримут - например, примут еще несколько адресных санкций.Этот жест будет необходим для обозначения их положения, даже если он в значительной степени неэффективен. Но, если приведенный выше анализ вообще верен, им следует подготовиться к многолетнему разочарованию в своих отношениях с режимом в Москве, который медленно распадается, не может обновиться и опасается за свое выживание.

Европейский совет по международным отношениям не занимает коллективных позиций. Публикации ECFR отражают только взгляды отдельных авторов.

Неудобная правда Китая | Министерство иностранных дел

Си Цзиньпин - в гонке со временем.Освещение раннего восстановления экономики Китая и сдерживания COVID-19 тускнеет. Международные средства массовой информации начали отмечать эффективность вакцин и показатели вакцинации в других странах, а другие страны начали демонстрировать высокие темпы роста. Тем не менее, президент Си продолжает продвигать идею китайской исключительности и превосходства. «Восток поднимается, а Запад падает», - раструбил он в своей прошлогодней речи. Высокопоставленные китайские официальные лица и аналитики приняли и расширили послание Си, указав на относительное снижение доли Европы и Японии в мировой экономике и подчеркнув расовую и политическую поляризацию Соединенных Штатов.Бывший вице-министр иностранных дел Хэ Яфэй категорично заявил, что Соединенные Штаты «обнаружат, что их сила все больше не соответствует их амбициям как внутри страны, так и за ее пределами. . . . Это великая тенденция истории. . . . Глобальный баланс сил и мирового порядка будет продолжать смещаться в пользу Китая, и развитие Китая станет неудержимым ».

Но за такой триумфальной риторикой скрывается неудобная правда: собственное общество Китая раскалывается сложными и трудными способами.Дискриминация по признаку пола и этнической принадлежности широко распространена и усиливается все более националистической и наполненной ненавистью онлайн-риторикой. Креативный класс враждует с мелкими бюрократами. При этом сохраняется серьезное неравенство между городом и деревней. Эти разногласия препятствуют полноценному участию важных секторов общества в интеллектуальной и политической жизни Китая и, если их не устранить, могут подорвать экономическую жизнеспособность страны. Поскольку Си стремится поддержать местные инновации и внутреннее потребление, его успех зависит от интеллектуальной и экономической поддержки тех самых групп, которые его политика лишает гражданских прав.И поскольку он продвигает «китайскую модель» как достойную подражания, эти же разногласия ослабляют привлекательность Китая и подрывают влияние Китая. Если Си Цзиньпин не предпримет быстрых шагов по устранению трещин, его китайская мечта о «великом обновлении китайской нации» останется именно такой.

ОБСУЖДЕНИЕ ЖЕРТВЫ

Хотя китайские официальные лица часто ссылаются на расовый раскол, от которого страдают Соединенные Штаты, они менее откровенны в отношении растущей поляризации, которую они способствовали в своей стране, по этническим и географическим признакам.Они стремились лишить несколько автономных регионов этих стран - Синьцзян, Тибет и, в меньшей степени, Внутреннюю Монголию - их религиозных и культурных обычаев и подвергли их (а также особый административный район Гонконг) чрезвычайному уровню наблюдение и контроль в целях поддержания политической стабильности. В 2019 году Китай потратил 216 миллиардов долларов на внутреннюю общественную безопасность, включая государственную безопасность, полицию, внутреннее наблюдение и вооруженную гражданскую милицию, что более чем в три раза превышает государственные расходы десятилетием ранее и примерно на 30 миллиардов долларов больше, чем предназначено для Народно-освободительной армии.

В Синьцзяне около миллиона мусульман-уйгуров содержатся в трудовых лагерях и лагерях перевоспитания. Провинция занимает 21-е место в Китае по численности населения, но занимает третье место по расходам на общественную безопасность. Уйгуры Синьцзяна и другие группы тюркских мусульман долгое время страдали от различных форм дискриминации, таких как запрет на доступ в отели или на определенные рабочие места за пределами региона. Лишь изредка высказываются китайские эксперты. Как заметил один ученый в интервью газете South China Morning Post: «Иногда наша политика была слишком щедрой, предлагая много льгот, но результаты не были хорошими.Но иногда мы были слишком жесткими в наших репрессиях. Таким образом, мы плохо разбирались в политике, и исполнение было плохим ».

Си Цзиньпин был так же недоброжелателен по отношению к женщинам. Только одна женщина входит в высший эшелон руководства Коммунистической партии Китая (который включает 25 членов Политбюро и его Постоянного комитета), а женщины составляют лишь 4,9 процента из следующих 204 самых влиятельных членов Центрального комитета. Даже среди 90 с лишним миллионов членов КПК женщин всего 27.9 процентов.

Если Си Цзиньпин не предпримет быстрых шагов по устранению трещин, его китайская мечта о «великом обновлении китайской нации» останется именно такой.

Отчет Всемирного экономического форума о глобальном гендерном разрыве 2021 , в котором оценивается гендерное неравенство по ряду экономических, политических, образовательных и медицинских критериев, ставит Китай на 107-е место из 144 стран, по сравнению с 69-м в 2013 году, первым полным отчетом Си Си. год у власти. Участие женщин в рабочей силе также резко упало.Как показывает отчет Института международной экономики Петерсона, гендерный разрыв в составе рабочей силы в Китае увеличился с 9,4 процента в 1990 году до 14,1 процента в 2020 году, а китайские женщины зарабатывают примерно на 20 процентов меньше, чем их коллеги-мужчины. Более 80 процентов выпускниц колледжей сообщают о том, что сталкивались с гендерной дискриминацией при поиске работы; нередко объявления о вакансиях предназначены только для мужчин или требуют, чтобы кандидаты были замужними женщинами с детьми, поэтому их пребывание в должности не будет прервано беременностью.

Национальные дискуссии по таким вопросам становятся все более поляризованными. Комментарии феминисток часто наталкиваются на резкие националистические нападки. Ведущий новостей Бай Гэ обвинила феминисток в «проникновении в страну и провоцировании конфликта между народом и правительством. . . и продвигают свою антикитайскую повестку дня ». В апреле платформа социальной сети Douban закрыла аккаунты десяти феминистских групп, некоторые из которых выступали за отказ от брака, рождения детей или отношений с мужчинами, за выдвижение якобы экстремистских идей.Крупнейшая в Китае платформа обмена сообщениями Weibo также закрыла учетные записи феминисток, утверждая, что они публикуют «незаконную и вредоносную информацию». Ван Гаофей, генеральный директор Weibo, лично ответил на звонок, заявив, что феминистки «разжигают ненависть и гендерную дискриминацию».

китайских феминисток остаются непокоренными. Некоторые подали на Weibo в суд - некоторые отыграли свои аккаунты - а хэштег «женщины держатся вместе» собрал почти 50 миллионов просмотров, когда он был распространен на Weibo.Ранее в этом году группа женщин-художников создала инсталляцию, в которой они накрыли холм более 1000 оскорбительных сообщений в Интернете, отправленных феминисткам, - «музей насилия в Интернете». Но неспособность правительства противостоять угрожающему поведению в Интернете в целом понимается как молчаливая поддержка этой риторики. В самом деле, как отметила Лета Хонг Финчер, женщины, которые говорят, что не хотят выходить замуж или заводить детей, рассматриваются как действующие против интересов китайского государства, которое активно способствует воспроизводству детей в условиях резкого падения рождаемости.

ДЕПРЕССИЯ ТВОРЧЕСКОГО КЛАССА

Аналогичная поляризационная динамика возникла между китайскими бюрократами и творческим классом. Решимость Си обеспечить, чтобы все мысли служили интересам КПК, ограничивает способность самых творческих людей страны, в том числе ее ученых и предпринимателей, реализовывать идеи и продукты, выходящие за рамки узких ограничений КПК. Си призвал университеты быть «оплотом руководства партии», а Министерство образования ясно дало понять, что «идеологические и политические достижения» являются наиболее важными элементами оценки профессорско-преподавательского состава.КПК даже призвала студентов университетов обращаться к своим профессорам за выступления, которые бросают вызов партийной ортодоксальности; многочисленные ученые подвергались критике или увольнению за публикацию «неправильной речи» по вопросам, связанным с Гонконгом, Японией, и COVID-19. Ограничивая диапазон голосов, Пекин ограничивает свою способность принимать обоснованные решения.

Некоторые интеллектуалы отступили. Известный экономист Чэнь Вэньлин, например, утверждал, что для того, чтобы Китай стал глобальным идеологическим и интеллектуальным центром, он нуждается в большей «терпимости, гибкости и свободе со стороны китайских ученых.Цзя Цинго, профессор Пекинского университета (и член высшего консультативного органа КПК), предложил снять некоторые бюрократические ограничения на взаимодействие китайских ученых со своими зарубежными коллегами. «Существующее управление зарубежными обменами вышло за разумные пределы», - заявил Цзя, отметив, что «это повлияет на качество экспертной оценки международных вопросов и политических предложений». Наиболее смело в двух письмах к Си, написанных в разгар пандемии коронавируса в марте 2020 года, бывший член ЦК КПК Чжао Шилинь красноречиво критиковал практику сообщения только хороших новостей, предупреждая об уничтожении индивидуальной «инициативы, гибкости, целеустремленности, и ответственность »в китайском обществе, потому что все сосредоточено на власти наверху.

Такой же процесс политической очистки происходит в технологическом секторе Китая. Си расправился с контентом видеоигр; критиковал технологические компании за недостаточную цензуру незаконных материалов на своих платформах; и стремились к тому, чтобы технические лидеры страны не стали независимыми источниками политического влияния. Некоторые из наиболее известных лидеров технологической индустрии Китая открыто критиковали вмешательство правительства и были встречены драконовскими ответами. Когда в конце 2020 года основатель Alibaba Джек Ма раскритиковал китайскую бюрократию за ее неуклюжие усилия по урегулированию сложных проблем и сдерживание инноваций, запланированное первичное публичное размещение акций его финтех-компании Ant Financial было отменено всего через несколько дней.Затем, в мае 2021 года, Пекин выступил против университета Ма, конкурентоспособной программы бизнес-обучения для предпринимателей, сняв его с поста президента и пообещав изменить учебную программу. (Согласно одному отчету, КПК была обеспокоена тем, что Ма создавал эксклюзивную сеть, которая могла бы каким-то образом бросить вызов КПК.) Когда Ван Син, генеральный директор службы доставки еды Meituan, поделился стихотворением династии Тан, указывающим на глупость первого императора Китая. за попытку закрепить свою власть путем сжигания книг и подавления интеллектуалов (якобы скрытая критика Си), акции Meituan резко упали.Один за другим ведущие технологические предприниматели страны - Ма, Чжан Имин из ByteDance, Хуан Чжэн из Pinduoduo, Пони Ма из Tencent - либо отказались от руководства компаниями, которые они основали, либо удалились из внимания СМИ.

ДВА КИТАЯ

Китайские лидеры приняли вид неизбежности из-за продолжающегося экономического подъема страны. Китай, безусловно, достиг впечатляющих уровней экономического роста за последние четыре десятилетия, в том числе за 16 лет роста, выражающегося двузначными числами.В феврале Си Цзиньпин объявил о победе в искоренении абсолютной бедности (определяемой как люди, живущие на 28 долларов в месяц или меньше). Однако незадолго до этого премьер-министр Ли Кэцян шокировал китайских граждан, заявив, что в стране более 600 миллионов человек - 40 процентов населения - живут на 140 долларов в месяц или меньше. Какими бы ни были заявления Си, Пекин не смог решить проблему стойкого неравенства, которое характеризует социально-экономический ландшафт страны: Китай на самом деле состоит из двух Китая.

Один процент богатых в Китае имеет большую долю богатства, чем беднейшие 50 процентов, и отчет китайского центрального банка за 2019 год показал, что из 30 000 опрошенных городских семей 20 процентов владеют 63 процентами всех активов, в то время как самые бедные 20 процентов владеют только двумя. .6 процентов. По всему Китаю верхние 20 процентов зарабатывают в 10,2 раза больше, чем беднейшие 20 процентов. В результате коэффициент Джини в Китае (показатель неравенства, варьирующийся от нуля до единицы) достиг 0,47, что является одним из самых высоких в мире и намного превышает уровень, который, как сами китайские официальные лица заявили, будет дестабилизирующим.

Анализ

Международного валютного фонда предполагает, что такое неравенство происходит из-за неравенства в образовании и продолжающихся ограничений свободы передвижения (а также из-за технологических изменений, которые привели к увеличению заработной платы более квалифицированных рабочих).Экономист из Стэнфордского университета Скотт Розелле подробно описал неудачи Пекина в создании образовательных возможностей - с точки зрения доступа и качества - необходимых для многих жителей сельских районов Китая, чтобы иметь возможность эффективно участвовать в стремительно развивающейся технологической революции в стране. Долгосрочные последствия значительны: высокий уровень неравенства доходов может ограничивать экономический рост и устойчивость, ослаблять инвестиции в здравоохранение и образование и замедлять экономические реформы.

РАСХОДЫ

Цена такого политического и экономического лишения избирательных прав важных секторов китайского общества может быть незначительной, но в долгосрочной перспективе она будет огромной.Отказываясь решать проблемы, с которыми сталкиваются женщины, и отказывая им в возможности выбирать свой собственный путь, Пекин рискует получить в будущем более низкий ВВП, более низкую рождаемость и усиление социальных конфликтов. Сохраняющееся неравенство доходов ограничивает способность китайских чиновников стимулировать здоровое внутреннее потребление и рост. Требование идеологической лояльности чревато затяжной утечкой мозгов. Опрос жителей Гонконга в возрасте от 15 до 30 лет показал, что 57,5% хотели бы эмигрировать, если это возможно; отдельный опрос взрослых в Гонконге показал, что 42.3 процента эмигрируют. В 2019 году более 50000 человек покинули Гонконг из-за политических проблем. А способность Пекина привлекать выдающихся ученых и других интеллектуальных талантов, и без того ограниченная, будет еще больше страдать, поскольку иностранцы становятся свидетелями нападений на ведущих предпринимателей и ученых Китая.

Поляризационная внутренняя ситуация в Пекине также влияет на его отношения с другими странами. Его регрессивное отношение к женщинам подрывает его мягкую силу и подрывает любое понятие «китайской модели», которому будут склонны следовать многие другие.Нарушения прав человека в Синьцзяне заставили транснациональные корпорации искать альтернативные источники цепочки поставок, а его политические репрессии в Гонконге побудили иностранные фирмы перенести свои операции в другие азиатские регионы, такие как Сингапур. Канада, Европейский Союз, Великобритания и Соединенные Штаты ввели санкции против лиц, которые считаются непосредственно ответственными за такую ​​политику, и против предприятий, которые полагаются на принудительный труд в Синьцзяне; ЕС также решил, что не будет рассматривать возможность принятия Всеобъемлющего соглашения об инвестициях с Пекином, если китайские официальные лица не снимут контрсанкции.И любая надежда Си на повторную победу Китая на Олимпийских играх 2008 года на Зимних Олимпийских играх 2022 года была разбита растущим консенсусом среди многих стран в отношении хотя бы частичного бойкота игр.

Если Си, конечно, ошибается, его китайская мечта может оказаться на пороге того, чтобы стать его кошмаром.

Загрузка ...
Пожалуйста, включите JavaScript для правильной работы этого сайта.

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *