Как писать великая отечественная война в предложении: Вторая мировая и Великая Отечественная война – как правильно? | Образование | Общество

Содержание

Орфография и Победа. Зачем писать "ветеран" с большой буквы

В новогоднем поздравлении президент Путин подчеркнул, что 2020 год – это год 75-летия Победы. И вот, не успели еще в городах и весях убрать елочные украшения, как некий юноша на встрече в Твери с министром просвещения Ольгой Васильевой предложил нововведение. По мысли старшеклассника, на законодательном уровне стоит закрепить написание слова "ветеран" с прописной буквы. Разумеется, имелся в виду не любой ветеран, а лишь участник Великой Отечественной войны.

Министр инициативу одобрила: “Я думаю, что это очень хорошее начинание, просто надо этому начинанию дать дальнейший ход. Я абсолютно согласна, что слово "ветеран" надо писать с большой буквы”.

В социальных сетях уже предлагают на чествовании с помощью одной большой буквы не останавливаться, а выделять капслоком все слово – ВЕТЕРАН.

Еще лучше – обязать писать его разноцветными буквами, а для всяких противных слов вроде США и НАТО изобрести мельчайший шрифт. Некоторые задают вопрос, не лучше ли и слово "Пенсия" писать с большой буквы? И "Скрепы", чтобы не путать со скрепками?

Леонид Крысин

Главный научный сотрудник Института русского языка имени Виноградова Леонид Крысин считает, что писать слово "ветеран" с большой буквы нелепо:

– По одной простой причине – это не собственное имя. С большой буквы пишется либо любое слово в начале предложения, либо когда это собственное имя (имена людей, лошадей, собак, названия городов и так далее). Это основное правило относительно слов, которые пишутся с большой буквы. Слово "ветеран" не является уникальным, не является индивидуальным. Ветераны – это целый социальный разряд людей.

– Поэтому логично, что стали писать слово "Победа" с большой буквы, ведь имеется в виду одна конкретная победа, а не любая?

– Да. Там соблюден принцип уникальности. И есть некоторая тонкость. С большой буквы пишутся звания – Герой Советского Союза. Слово "Герой" с большой буквы должно быть, особенно в официальных текстах. Но это не тот случай, как с ветеранами. Ветеран – это не звание. Это слой людей, каждый из них ветеран. Никакой уникальности там нет. Так что эта идея какая-то странная. В любом случае, если это приобретет статус официального указа, приказа, постановления, то неплохо бы перед этим все-таки посоветоваться с лингвистами. Чиновникам я бы посоветовал проконсультироваться с людьми, которые этим занимаются специально, в частности, с Орфографической группой нашего института.


По мнению антрополога, руководителя исследовательской группы “Мониторинг актуального фольклора” РАНХиГС Александры Архиповой, есть несколько причин, почему новая норма написания слова "ветеран" понравится далеко не всем:

Александра Архипова

– В принципе, любое изменение орфографической нормы воспринимается почти всегда в штыки. Дело в том, что мы учим такие нормы с детства. Мы воспринимаем их как то, что надо соблюдать, а несоблюдение их указывает на то, что человек малограмотный. Соответственно, любое изменение орфографической нормы, а тем более такое, вызывает страшное возмущение. Еще одно, чисто лингвистическое, наблюдение. Как правило, люди, которые не имеют за плечами большого опыта чтения книг и написания большого количества текстов, часто стремятся эмоционально усилить то, что они пишут. Например, подчеркивая сказанное не каким-нибудь изысканным оборотом, а написанием существительных с больших букв. Мы очень часто это замечаем в каких-нибудь дневниках или мемуарах людей, которые мало привыкли к письменному тексту.

– Вы имеете в виду только современную практику? Или и прежде такое было?

– Да, это было на протяжении всего 20-го века. Это довольно частотное явление. Когда человек хочет выделить что-то в предложении, но он не владеет иными эмоциональными средствами выделения, он даже может написать "Ты" с большой буквы. По аналогии с уважительным “Вы”. Но кроме всего прочего, такой способ эмоционального выделения можно заметить, например, в работах моих студентов, которые очень любят писать названия групп с больших букв – Солдаты, Русские, Американцы. Эта тенденция существует. Это некоторое дополнительное привлечение внимания к тому, что человек считает центральным в своем высказывании. Возможно, эта чисто лингвистическая тенденция разовьется в новое правило, а, возможно, и нет. В конце концов, в немецком языке все существительные пишутся с большой буквы, и никто не страдает.

Чем больше мы создаем формальные символические границы, тем больше мы понимаем, что за этим есть некая пустота


Однако есть и социальная сторона этого явления. Сейчас мы наблюдаем передел символических границ. Постоянно создаются новые символические границы, которые должны указывать на сакральный характер памяти о войне, и, тем более, надо формировать поведение современников по отношению к тем, кто воевал. Соответственно, такая новая орфографическая норма – это способ фреймировать поведение людей новым образом. Поведение школьников, прежде всего. Однако, чем больше мы создаем формальные символические границы, тем больше мы понимаем, что за этим есть некая пустота. Потому что неофициальная память о войне исчезает, семейная память о войне забывается, управлять ею в повседневной жизни трудно. И государство как бы отливает новые правила практики памяти в орфографии. Не в граните, но в орфографии. И получается на выходе, что "Ветеран Великой Отечественной войны" (все с больших букв) – это как воинское звание или как Герой Советского Союза, как почетное звание.

– Действительно, этот юноша из города Твери как раз и сослался на звание Героя Советского Союза. Он именно так и сказал, что слово "Ветеран" писать так же, как Герой в этом звании. В его представлении это тождественные понятия, то есть всякий ветеран для него – герой.

– Конечно, потому что современный школьник ветеранов видит мало. Сколько их осталось? И его приучили говорить о ветеранах исключительно как о героях. Так и возникает новая символическая граница.

– Мы не знаем, сам этот старшеклассник додумался предложить такую вещь или ему старшие подсказали, но ясно, что со временем эти новые символические границы укоренятся, и у написания слова "Ветеран" с большой буквы будет немало сторонников. Но пока, судя по обсуждению в интернете, недовольных куда больше. Почему?

– Люди хорошо чувствуют на эмоциональном уровне разницу между формальным созданием сакральной памяти и ее содержательным наполнением. Есть разница между бессмысленными, полупринудительными ритуалами типа вождения школьников к стеле Победы, где они стоят и во время линейки тайно тупят в телефоны, и каким-нибудь ужином с дедушкой. Это разные вещи. Сейчас очень много усилий по формализации памяти. И эти усилия направлены именно на молодое поколение. Учителя бесконечно говорят мне в интервью, что школьники ничего не помнят, ничего не хотят знать, ничего не желают знать. Пусть они хотя бы так знают! Если они не могут знать эмоционально, потому что они эмоционально безнадежно далеки, пусть они будут хотя бы формально к этому приучаться.

– К чему этот способ может привести? Что произойдет в сознании людей младших поколений? Известно, что очень многие государственные инициативы такого рода находят большой отклик. В частности, акция "Георгиевская ленточка" начиналась снизу, но потом ее подхватило государство, и многие с удовольствием носят.

– Как и "Бессмертный полк".

– Да. И многие с удовольствием выходят на улицу с портретами во время "Бессмертного полка", носят эти георгиевские ленточки. Может быть, и чествование с помощью большой буквы тоже с энтузиазмом будет со временем воспринято?

– Тут надо понять, мы чувствуем за словом "Ветеран" (с большой буквы) семантическую пустоту, то есть пустоту значения, или не чувствуем? Если мы не чувствуем семантическую пустоту, то если мы хотим сказать, что мой дедушка был ветераном Великой Отечественной войны, и нам важно подчеркнуть, что он ветеран, то этот человек, возможно, уже и писал слово "Ветеран" с большой буквы. Тем самым, он придает слову "ветеран" дополнительный статус. Это не просто какой-то ветеран, это не ветеран Афганской войны, это ветеран самой важной, самой сакральной для нас войны. Если же мы эту пустоту чувствуем и воспринимаем это как манипуляцию, как стремление привлечь наше внимание к формальной памяти без сохранения содержания, это вызывает страшное раздражение.

– Видимо, именно это чувствуют те, кто начал какие-то пародийные тексты размещать на эту тему. Это была реакция на казенную фальшь?

Это очередная борьба между неофициальной, семейной памятью и памятью формализованной, памятью унифицированной


– Да. У сторонников такого подхода, как правило, общим знаменателем их раздражения является тот факт, что давайте помнить не совокупностью формальных действий, типа навешивания георгиевских ленточек на все, что угодно, включая свинину в магазине, и развешивание портретов везде, а сделаем что-то более осмысленное. Хочу напомнить, что акция "Бессмертный полк" началась в Томске. И в Томске она была придумана как способ сохранения именно семейной, своей памяти. Сейчас, кстати, не везде, но во многих местах "Бессмертный полк" переструктурировался в совершенно другое, где в начале шествия красиво одетые школьники несут портреты Героев Советского Союза данной области, не имеющих к этим школьникам никакого отношения. Главное – выразить идею, подчеркнуть связь нынешнего поколения и прошлого, продемонстрировать, что наши школьники помнят героев. Семейная память в такой конструкции "Бессмертного полка" отходит на второй план. Это очередная борьба между неофициальной, семейной памятью и памятью формализованной, памятью унифицированной, – говорит

Александра Архипова.

Герои Великой Отечественной войны, в честь которых названы улицы Северо-Восточного административного округа города Москвы

Иван Васильевич Бочков

Лётчик-ас, Герой Советского Союза, участник советско-финской и Великой Отечественной войн. Одержал более двадцати воздушных побед, за свою доблесть был награждён орденами Ленина (дважды), Красного Знамени и Отечественной войны I степени, а также медалью «За отвагу».

Иван Васильевич Бочков родился 17 сентября 1915 года на территории нынешнего Барятинского района Калужской области в крестьянской семье. В 1928 году приехал в Москву. Окончив курсы шофёров начал работать на заводе «Калибр», одновременно оканчивая обучение в аэроклубе. В 1937 году был призван в ряды Красной армии. В 1939 году Бочков окончил Борисоглебское военное авиационное училище имени В.П. Чкалова, куда был направлен на учёбу.

Участвовал в советско-финской войне и за проявленную отвагу был награждён медалью.

На момент начала Великой Отечественной войны имел звание старшего лейтенанта, к февралю 1943 года был уже капитаном и начальником воздушно-стрелковой службы 19-го гвардейского истребительного авиационного полка, входившего в состав 7-й воздушной армии Карельского фронта. Всего во время войны Бочков совершил более 300 боевых вылетов, участвовал примерно в 50 воздушных боях, лично сбил 7 и в составе группы 32 самолёта противника. Героические победы принесли известность лётчику — в шутку говорили, что враги поставили Бочкова в затруднительное положение, не оставив на его самолёте места для звёзд, обозначающих количество сбитых машин. Газета «Боевая вахта» даже призывала: «Лётчик! Будь таким же стойким, умелым и храбрым в бою, как гвардии капитан Иван Бочков!», но уже после гибели аса.

4 апреля 1943 года Иван Бочков и Павел Кутахов поднялись в небу по сигналу боевой тревоги. Бочков разбил строй вражеских самолётов, но заметил, что Кутахов оказался атакован, и поспешил на помощь. Жизнь товарища была сохранена, но сам ас погиб. Он был захоронен в братской могиле на станции Шонгуй (Кольский район Мурманской области).

1 мая 1943 года Ивану Васильевичу Бочкову было присвоено звание Героя Советского Союза посмертно.

В честь Ивана Бочкова названа улица в Северо-Восточном округе Москвы, в Останкинском районе от проспекта Мира до проезда Ольминского. В саду завода «Калибр», где начинал работать Иван Васильевич, стоит его бюст.

Борис Лаврентьевич Галушкин

Участник Великой Отечественной войны, командир специального отряда НКГБ СССР «Помощь» партизанской группы «Артур». Герой Советского Союза (5. 11.1944, посмертно), лейтенант.

Родился в 1919 году в городе Александровск-Грушевский (ныне город Шахты).

В июле 1941 года с четвёртого курса института ушёл добровольцем в Красную Армию и отправлен на фронт осенью того же года.

Воевал на Ленинградском фронте, где был ранен, госпитализирован, но тайно бежал из госпиталя на фронт. В 1942 году выполнял специальные задания в тылу врага на территориях Минской и Витебской областей. В 1943 году вступил в члены ВКП(б). В мае 1943 года назначен командиром специального отряда НКГБ СССР «Помощь», который, в свою очередь, входил в группу «Артур». Отряд Галушкина смог пустить под откос двадцать четыре эшелона противника, уничтожить и повредить двадцать три паровоза, десятки автомашин, танков и тракторов, взорвать шесть складов с боеприпасами и фуражом, вывести из строя бумажную фабрику в городе Борисове Минской области, электростанцию, лесо- и льнозавод.

Погиб 15 июня 1944 года во время выхода из окружения в составе штурмовой группы, которой командовал, в районе озера Палик Борисовского района Минской области.

Похоронен в братской могиле в деревне Маковье Борисовского района Минской области Белоруссии в числе восьмидесяти девяти военнослужащих и партизан.

В честь Бориса Лаврентьевича Галушкина названа улица в Алексеевском районе Северо-Восточного округа Москвы. Улица Бориса Галушкина начинается от проспекта Мира напротив северного входа Всероссийского выставочного центра, проходит на юго-восток параллельно улице Касаткина, пересекает Ярославскую улицу, улицу Космонавтов, образуя с ней площадь Академика Люльки, улицу Павла Корчагина (справа) и Рижский проезд, который, однако, в этом месте прерывается и на улицу Бориса Галушкина выходит вместе с улицей Павла Корчагина. Заканчивается у моста-путепровода через железнодорожные пути Ярославского направления, переходя в Ростокинский проезд.

Сергей Константинович Годовиков

Командир взвода 1183-го стрелкового полка 356-й стрелковой дивизии 61-й армии Центрального фронта, лейтенант.

Родился 10 июня 1924 года в Москве. Окончил девять классов средней школы № 237. Работал токарем на заводе «Калибр», был секретарём заводского комитета комсомола.

В августе 1942 года призван в ряды Красной Армии. Окончил Московское пулемётное училище, дислоцировавшееся в городе Можга Удмуртской АССР. В боях Великой Отечественной войны с августа 1943 года. Воевал на Центральном фронте.

Командир взвода 1183-го стрелкового полка младший лейтенант С.К. Годовиков отличился 28 сентября 1943 года. Взвод успешно переправился через Днепр в районе села Новосёлки, а затем вместе с соседними подразделениями захватил плацдарм на правом берегу реки. Погиб в этом бою. Похоронен в селе Новосёлки Репкинского района Черниговской области.

Указом Президиума Верховного Совета СССР от 15 января 1944 года за мужество и героизм, проявленные при форсировании Днепра и удержании плацдарма на его правом берегу младшему лейтенанту Сергею Константиновичу Годовикову посмертно присвоено звание Героя Советского Союза.

В Москве именем Героя названа улица, на аллее Героев на территории завода «Калибр» установлен бюст. Улица Годовикова находится в Останкинском районе Северо-Восточного округа, между Мурманским проездом и Звёздным бульваром.

Иван Архипович Докукин

Участник Великой Отечественной войны, Герой Советского Союза, заместитель командира эскадрильи 504-го штурмового авиационного полка 226-й штурмовой авиационной дивизии 8-й воздушной армии Юго-Восточного фронта, капитан ВВС.

Родился 17 июня 1920 года в селе Знаменка ныне Большеболдинского района Нижегородской области.

Отец погиб во время гражданской войны. Мать уехала на заработки в Москву, куда в 1932 году забрала и сына. По окончании школы ФЗУ работал сварщиком в термитном цехе московского завода «Калибр». В 1939 году комсомольская организация завода направила его в планерную школу Ростокинского района, после её окончания — в Тушинскую, а затем в Серпуховскую авиашколу.

В Красной Армии с 1939 года. В 1941 году окончил Серпуховскую военную авиационную школу лётчиков. С июня 1941 года в действующей армии. Война застала Ивана Докукина в авиационной части, которая базировалась на западной границе. С самого начала войны лётчик участвовал в боях. Защищал небо Ленинграда.

С 9 по 13 октября 1941 года Иван Докукин на самолёте «Ил-2» сделал 5 боевых вылетов на уничтожение наземных войск противника. В результате вместе с другими лётчиками подразделения он уничтожил до батальона вражеской пехоты, несколько танков и орудий. В мае 1942 года под Харьковом Докукин в составе восьмёрки совершал неоднократные налёты на вражеские аэродромы, где дислоцировались фашистские истребители. Действуя смело и решительно, он со своими боевыми товарищами за короткое время уничтожил 15 немецких самолётов Ме-109 на земле и в воздушных боях. С середины лета 1942 года Докукин сражался под Сталинградом. 21 июля 1942 года он сделал 9 боевых заходов на автоколонну противника, уничтожив 9 автомашин.

К 25 сентября 1942 года заместитель командира эскадрильи 504-го штурмового авиационного полка лейтенант Докукин уничтожил 8 самолётов, 15 танков, 110 автомашин с военным грузом, 15 мотоциклов, 3 зенитных орудия, 4 бензоцистерны и много другой техники противника.

Указом Президиума Верховного Совета СССР от 8 февраля 1943 года за образцовое выполнение боевых заданий командования на фронте борьбы с немецко-фашистскими захватчиками и проявленные при этом отвагу и геройство лейтенанту Докукину Ивану Архиповичу было присвоено звание Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали «Золотая Звезда» (№ 833).

Летом 1943 года Иван Докукин сражался над рекой Миус и в небе Донбасса. 8 июля 1943 года он погиб в воздушном бою.

Похоронен в посёлке Зверево Ростовской области.

В Северо-Восточном округе имя Героя носит улица в районе Ростокино, расположенная между проспектом Мира (начало) и пересечением 1-го проезда Леонова с улицей Леонова, а также бригада завода «Калибр», на территории которого установлен его бюст.

Сергей Васильевич Милашенков

Герой Советского Союза, летчик-штурмовик, родился 15 сентября 1921, в деревне Лесовая ныне Сафоновского района Смоленской области.

После окончания семилетки работал в Москве в артели музыкальных инструментов, в редакции газеты «Правда».

В РККА с 1940 года. В 1942 году окончил Энгельсскую военную авиационную школу пилотов. С декабря 1942 года на фронте. Командир эскадрильи 109-го гвардейского штурмового авиаполка, гвардии старший лейтенант. Совершил 90 успешных боевых вылетов. Член ВКП(б) с 1943 года.

14 июля 1944 года в районе села Микуличи (Владимир-Волынский район Волынской области, Украина) во время выполнения боевого задания был подбит. Тогда летчик направил свой горящий самолёт на скопление войск противника. Вместе с пилотом погиб и воздушный стрелок Иван Солоп.

За этот подвиг Указом Президиума Верховного Совета СССР от 27 июня 1945 года С. В. Милашенков был удостоен звания Героя Советского Союза (посмертно). Сергей Васильевич Милашенков также награжден Орденом Ленина, Орденом Красного Знамени, Орденом Красной Звезды, Орденом Отечественной войны 2-й степени, медалями.

Именем Героя названа улица в Бутырском районе Северо-Восточного округа города Москвы, расположенная, между улицей Фонвизина и улицей Комдива Орлова, станция монорельсовой дороги «Улица Милашенкова». Также в Бутырском районе находится средняя общеобразовательная школа № 230 имени С.В. Милашенкова, во дворе школы № 1236 установлен памятник Герою.

Владимир Александрович Молодцов

Советский разведчик, капитан государственной безопасности, партизан, Герой Советского Союза (5 ноября 1944, посмертно) псевдоним — Павел Владимирович Бадаев. В Великую Отечественную войну руководил разведывательно-диверсионным отрядом в оккупированной Одессе. Казнён румынскими оккупантами. Место захоронения неизвестно.

Родился 5 июля 1911 года в селе Сасово Елатомского уезда Тамбовской губернии (ныне Рязанская область).

В 1926 году вступил в комсомол (ВЛКСМ) и вскоре стал секретарём Кратовской ячейки. После окончания Кратовской школы учился в 9-летней школе г. Раменское Московской области, 10-й класс закончил в Московской железнодорожной школе № 1. Трудовую деятельность начал в 1929 году чернорабочим, затем помощником слесаря. В 1934 году учился на рабфаке при Московском инженерно-экономическом институте им. С.Орджоникидзе. В том же году, по призыву партии, направлен на учёбу в Центральную школу НКВД СССР. С 1935 года — в центральном аппарате (ГУГБ) НКВД СССР, помощник оперуполномоченного.

С 1935 года — проживал с семьёй в пос. Немчиновка. С декабря 1937 года — проживал в г. Москве.

С началом Великой Отечественной войны 8 июля 1941 года проводил жену с 3-я детьми в эвакуацию в г. Прокопьевск (Кемеровской обл.). 19 июля 1941 года, получив специальное задание от командования, В.А. Молодцов прибыл в г. Одессу для организации партизанских соединений и для руководства диверсионной и разведывательной работой в тылу врага под псевдонимом Павел Бадаев (оперативное имя «Кир»). Непосредственно руководил отрядами в Одесских катакомбах и в городе. 16-18 октября 1941 года совершены первые удары партизан по румынским войскам, вторгшимся в Одессу. До начала 1942 года, несмотря на исключительно сложные условия пребывания в катакомбах, отрядом партизан неоднократно разрушались линии проводной связи, железнодорожное полотно, совершались диверсии в морском порту, была взорвана дамба Хаджибейского лимана, уничтожалась живая сила и техника противника, минировались дороги, добывалась ценная разведывательная информация для Ставки. Советская авиация не раз наносила точные бомбовые удары, координаты для которых командир передавал в «Центр». Отряд в 75-80 человек, базировавшийся в катакомбах, отвлекал на себя значительные силы войск «СС» и полевой жандармерии численностью до 16 000 чел. Румынские и немецкие службы безопасности взрывали, минировали и бетонировали выходы, пускали в шахты ядовитые газы, отравляли воду в колодцах, оставляли засады и т.п., но отряд действовал.

9 февраля 1942 года в результате предательства одного из членов отряда арестованы командир соединения Молодцов В.А., его связные Т. Межигурская и Т. Шестакова, а также Яша Гордиенко на явочной квартире в городе. В тюрьме сигуранцы командир и партизаны мужественно переносили изуверские пытки, но никого не выдали.

29 мая 1942 года — Молодцов впервые заговорил только после оглашения смертного приговора — на предложение подать просьбу о помиловании он ответил: «Мы на своей земле помилования у врагов не просим!».

12 июля 1942 года — Молодцов В. А. казнён в г. Одессе. Место захоронения неизвестно.

Указом Президиума Верховного Совета СССР от 5 ноября 1944 года за геройский подвиг проявленный при выполнении специальных заданий в тылу противника, капитану государственной безопасности Молодцову Владимиру Александровичу посмертно присвоено звание Героя Советского Союза. Также Владимир Александрович был награжден Орденом Ленина, Орденом Красного Знамени, медалями «За оборону Одессы» и «Партизану Отечественной войны» 1 степени.

Память Героя увековечена во многих городах России и на Украине. Его именем названа улица, которая проходит в районах Северное и Южное Медведково в Северо-Восточном административном округе Москвы, В районе Северное Медведково в 2010 году открыта мемориальная доска, именем В.А. Молодцова названа средняя общеобразовательная школа № 285.

Фёдор Михайлович Орлов

Советский военачальник, полковник. Фёдор Михайлович родился в деревне Тетеровка, Гродненской губернии (ныне Гродненская область Белоруссии) в 1878 г. С 1899 по 1905 г. служил рядовым в Гвардейском Уланском полку, принимал участие в Русско-Японской войне. Окончив учебную команду, стал унтер-офицером, принимал участие в Первой мировой войне. После Октябрьской революции 1917 года в Красной Армии. Был направлен на Северный Кавказ для организации красногвардейских и партизанских отрядов. Весной 1918 года назначен комиссаром Кубанского войска. За боевые отличия и подвиги он неоднократно награждался ценными подарками, в числе их золотым именным портсигаром. В 1920 году Федор Михайлович Орлов награждён первым орденом Красного Знамени. Он был соратником М.В. Фрунзе в боях против Врангеля. В декабре 1920 года назначается заместителем командующего войсками Украины и Крыма. В 1920—1921 гг. Командующий Харьковским военным округом. С 1924 года по 1931 гг., по состоянию здоровья (в годы Гражданской войны Орлов получил 24 ранения и контузии), находился в резерве РККА. В 1931 году назначен заместителем начальника особого отдела военно-технической пропаганды РККА. В 1935 году перенес инсульт, и в 1938 году по болезни был уволен из рядов Красной Армии. С 1938 по 1941 гг. зам. начальника 7-го отдела завода № 1 Главного артиллерийского управления РККА. В июле 1941 г. Фёдор Михайлович явился на мобилизационный пункт народного ополчения, но получил отказ, ему было уже 63 года. Но после настоятельных просьб, был записан в ополченцы. Позже командовал ротой, разведывательным батальоном 6-й дивизии народного ополчения. Участвовал в боях под Ельней, получил два ранения, контузию, но остался в строю и вывел из окружения остатки 6-й Московской дивизии народного ополчения. В конце сентября 1941 года был назначен командиром 160-й стрелковой дивизии, переформированной из 6-й Московской дивизии народного ополчения Дзержинского района. 29 января 1942 года, в районе населенного пункта Гриденки Калужской области Орлов в результате налета немецкой авиации получил двадцать пятое, по счету, ранение. Но уже в августе 1942 года опять вернулся в войска и только в 1946 г. уволен с военной службы в звании полковника. Фёдор Васильевич Орлов награжден Орденом Ленина, тремя Орденами Красного Знамени. В честь Комдива Орлова названа улица в районе Марфино Северо-Восточного административного округа.

Евгения Максимовна Руднева

Штурман 46-го гвардейского ночного бомбардировочного авиационного полка 325-й ночной бомбардировочной авиационной дивизии, гвардии старший лейтенант. Герой Советского Союза.

Родилась 24 декабря 1920 года в городе Бердянске, ныне Запорожской области Украины. Жила в посёлке Салтыковка Московской области, в городе Бабушкин. В 1938 г. Женя окончила среднюю школу с аттестатом отличия и стала студенткой мехмата МГУ. Благодаря своему необычайному трудолюбию и пытливости Женя и в университете быстро стала одной из лучших студенток курса. В том же году она начала работать во Всесоюзном астрономо-геодезическом обществе (ВАГО) в отделе Солнца, а уже на следующий год её выбирают заведующей этого отдела. Одновременно она работала и в отделе Переменных звезд, с увлечением, часто ночи напролет проводила наблюдения в обсерватории на Пресне. В 1939 г. в «Бюллетене ВАГО» № 3 была напечатана первая научная статья Е. Рудневой: «Биологические наблюдения во время Солнечного затмения 19 июня 1936 г.». Когда началась Великая Отечественная война, Женя сдавала весеннюю экзаменационную сессию, оканчивая третий курс. Страстно влюбленная в свою специальность, в далекие неугасимые звезды, студентка, которой прочили большую будущность, она твердо решила, что учиться не будет, пока не кончится война, что её путь лежит на фронт. В Красной Армии — с октября 1941 года, окончила штурманскую школу. На фронтах Великой Отечественной войны — с мая 1942 года, была штурманом экипажа. Штурман 46-го гвардейского ночного бомбардировочного авиаполка (325-я ночная бомбардировочная авиадивизия, 4-я воздушная армия, 2-й Белорусский фронт) гвардии старший лейтенант Е.М. Руднева совершила 645 боевых ночных вылетов на уничтожение переправ, железнодорожных эшелонов, живой силы и техники противника. Воевала на Закавказском, Северо-Кавказском, 4-м Украинском фронтах. Участвовала в боях на Северном Кавказе, Таманском и Керченском полуостровах. Отважная лётчица погибла смертью храбрых в ночь на 9 апреля 1944 года при выполнении, вместе с П.М. Прокопьевой, боевого задания севернее города Керчь Крымской АССР. Похоронена в городе-герое Керчь на Воинском мемориальном кладбище. Еще до гибели она была представлена к званию Героя Советского Союза. Указом Президиума Верховного Совета СССР от 26 октября 1944 года за образцовое выполнение боевых заданий командования и проявленные мужество и героизм в боях с гитлеровскими захватчиками гвардии старшему лейтенанту Рудневой Евгении Максимовне посмертно присвоено звание Героя Советского Союза. Награждена орденами Ленина, Красного Знамени, Отечественной войны 1-й степени, Красной Звезды, а также медалями. В честь Евгении Рудневой названа улица в Бабушкинском районе Северо-Восточного округа столицы, установлен памятник.

Андрей Михайлович Серебряков

Советский офицер-танкист, участник советско-финской и Великой Отечественной войн, Герой Советского Союза.

Родился 29 октября 1913 года в городе Ряжске ныне Рязанской области. В Красной Армии с 1939 года. Окончил курсы механиков-водителей танков. Участник советско-финской войны 1939-40 годов. Старший механик-водитель танка 232-го отдельного разведывательного танкового батальона (39-я отдельная лёгкая танковая бригада, 13-я армия, Северо-Западный фронт) комсорг роты младший командир Андрей Серебряков отличился в боях на выборгском направлении. 12 февраля 1940 в бою за город Кююреля танкист восемь раз водил боевую машину в атаку, подавляя огневые точки и уничтожая живую силу противника. Своими действиями экипаж танка создал благоприятные условия для наступления стрелкового подразделения. 28 февраля 1940 года во время разведывательного рейда в глубь обороны противника в районе озера Хейкурила Андрей Серебряков установил местонахождение восьми дотов. Танк был подбит, но экипаж продолжал сражаться до темноты. Ночью танкисты устранили повреждение и вернулись в свою часть. Указом Президиума Верховного Совета СССР от 7 апреля 1940 года «за образцовое выполнение боевых заданий командования на фронте борьбы с финской белогвардейщиной и проявленные при этом отвагу и геройство» младшему командиру Серебрякову Андрею Михайловичу присвоено звание Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали «Золотая Звезда» (№ 295). По окончании боевых действий танкист с 1940 года жил в Москве, работал в органах государственной безопасности.

Участник Великой Отечественной войны с 1942 года. Командир танковой роты имени Феликса Дзержинского 475-го отдельного тяжёлого танкового батальона (танки «КВ» которого в мае 1942 года были изготовлены на средства трудящихся Дзержинского района Москвы) младший лейтенант государственной безопасности Серебряков А.М. пал смертью храбрых в бою 27 июля 1942 года при обороне города Воронежа. Похоронен в братской могиле № 13 (городской парк Воронежа). Андрей Михайлович был награжден Орденом Ленина, Орденом Отечественной войны I степени (16 февраля 1943, посмертно), медалями.

Имя Андрея Михайловича Серебрякова носит проезд в районе Свиблово Северо-Восточного административного округа.

Показать содержимое по тегу: Великая Отечественная война

Муса Джалиль – татарский поэт, воспевший свободу и мужество. Он страстно любил жизнь и Родину, до последнего вздоха боролся за свои идеалы.

Автор: Кавтаева Елена Михайловна.

Рекомендации по работе с презентацией тематического занятия (классного часа) «Муса Джалиль – поэт, герой»
для обучающихся 9–11-х классов
 

Вариант проведения занятия [PDF] [DOCX]
Презентация [PDF] [PPTX]
Задания для обучающихся (рабочий лист) [PDF] [DOCX]

Цель: формирование ценностного отношения к людям, чьи имена вписаны в историю Великой Отечественной войны 1941–1945 гг.

Задачи:

  • воспитание у обучающихся благодарной памяти о людях, внесших большой вклад в Победу;
  • воспитание у обучающихся чувства патриотизма и гражданской ответственности;
  • формирование гуманистических качеств личности;
  • развитие умения аргументированно высказывать свою точку зрения.

Методический материал носит рекомендательный характер. Учитель, принимая во внимание особенности каждого класса, может варьировать задания, их количество, менять этапы урока.


Один из самых узнаваемых символов города Казани – памятник Мусе Джалилю у стен Казанского кремля. Это монументальный комплекс, установленный в 1966 году на площади 1 Мая в Казани в память о Герое Советского Союза, татарском поэте-патриоте Мусе Джалиле, участнике антифашистского подполья, казнённого в нацистской тюрьме Плётцензее в 1944 году.

Задание 1 (рабочий лист). Рассмотрите изображение на слайде и выполните задание.

1. Кому посвящён один из самых узнаваемых символов города Казани?
2. Используя материалы занятия, укажите на карте города место, где установлен памятник, изображенный на слайде. Объясните, почему именно в этом месте города был установлен памятник поэту.
3. Что представляет собой этот памятник? (Монументальный комплекс, состоящий из трёх основных частей: площадки – стилобата, скульптуры и гранитной стенки.)
4. В чём состоит идейно-образный замысел динамичной композиции? (Муса Джалиль дан в неукротимом порыве. Поэт как бы разрывает сковывающие его путы колючей проволоки.)
5. Что выражают обнаженная по пояс фигура, гордо поднятая голова и непреклонный решительный взгляд? (Мужество, стойкость, нравственную силу и героизм.)


Муса Залилов родился в деревне Мустафино близ Оренбурга, учился в Оренбурге, затем в Казани, в Московском университете. Перед войной Муса Джалиль – уже известный поэт, председатель правления Союза писателей Татарии. В 1934 году вышли два сборника Джалиля «Стихи и поэмы» и «Орденоносные миллионы» (посвящён теме комсомола). Очень много он работал с поэтической молодёжью.

Задание 2 (рабочий лист). Проанализируйте отрывки стихов Мусы Джалиля и выполните задания.

1. Что вы можете сказать об авторе этих строк?
2. Что автор говорит о молодости, жизни и Родине?


Татарскому писателю исполнилось тридцать пять, когда грянула Великая Отечественная война 1941–1945 гг. Он отправляется на фронт в первых рядах добровольцев. На фронте сначала его распределяют в конную разведку, но когда командование узнало, что Джалиль – писатель, то направило его военным корреспондентом и политруком во Вторую Ударную армию. На Волховском фронте Джалиль работает в армейской газете «Отвага». В годы войны творчество Мусы Джалиля поднялось на новую ступень. Он активно работал над стихами, быстро их переписывал, обычно в двух экземплярах, и отправлял в тыл, подлинники просил беречь.

Задание 3 (рабочий лист). Прочитайте письма Мусы Джалиля с фронта, рассмотрите изображение на слайде, выполните задание.

1. Что общего в представленных фрагментах писем?
2. Изучите названия стихотворений, упомянутых автором в письмах. Расскажите, о чём писал поэт М. Джалиль на фронте. Что волновало поэта?
3. Изучите почтовую карточку, изображённую в рабочем листе. Используя изображение на слайде, установите, кому оно адресовано. Каким предстает автор письма вне боевой обстановки?
4. В чём состоит ценность писем Мусы Джалиля, отправленных с фронта?


В конце июня 1942 года тяжелораненый писатель попал в плен.

Муса Джалиль, как и тысячи попавших в плен солдат, оказался на территории Польши. Будучи в плену, он продолжает писать стихи о войне, о зверствах, свидетелем которых стал, о трагизме положения и свободе, передавая их на волю при любой удобной возможности. Одним из таких стало стихотворение «Варварство».

Задание 4 (рабочий лист). Рассмотрите изображение на слайде, послушайте стихотворение «Варварство», выполните задание.

1. Какому событию посвящено это произведение? Объясните, почему стихотворение имеет такое название?
2. Какой смысл вложил автор стихотворения в эти строки?
3. Какие чувства и эмоции вызывают у вас стихотворение «Варварство» и изображение на слайде?     


В концлагере под польским городом Радом Муса вступил в легион «Идель-Урал». Гитлеровцы собирали в отряды высокообразованных представителей неславянских наций с целью вырастить сторонников и распространителей фашистской идеологии. Там же в неволе Муса Джалиль вел широкую подпольную деятельность. Эффективность подпольщиков была невероятной. Легион «Идель-Урал» так и не стал полноценной боевой единицей. Его батальоны поднимали восстания и уходили к партизанам, легионеры группами и поодиночке дезертировали, пытаясь добраться до расположения частей Красной Армии. Там, где гитлеровцам удалось не допустить прямого мятежа, дела шли также неважно – немецкие командиры докладывали, что бойцы легиона не в состоянии вести боевые действия. В итоге легионеров с Восточного фронта перебрасывали на Запад, где они тоже себя толком не проявили. (Источник: газета «Стерлитамакский рабочий», август 2014 года)

Задание 5 (рабочий лист). Рассмотрите изображение на слайде, выполните задание.

1. В чём заключалась сложность подпольной работы Мусы Джалиля?
2. Считаете ли вы, что своими действиями подпольная группа М. Джалиля приближала Великую Победу?


Однако гестапо вычислило подпольщиков, и в августе 1943 года все руководители подпольной организации, включая Мусу Джалиля, были арестованы. Это произошло всего за несколько дней до начала общего восстания легиона «Идель-Урал». За участие в подпольной организации Муса был казнён на гильотине 25 августа 1944 года в военной тюрьме Плётцензее в Берлине. 

Задание 6 (рабочий лист).  Послушайте стихотворение «Палачу», рассмотрите картину на слайде, выполните задание.

1. В чём основной смысл стихотворения «Палачу»?
2. Какими чувствами проникнуто это стихотворение? В чём заключается «живая» сила строк этого произведения?
3. Согласны ли вы, что поэты-фронтовики точнее передают смысл строк стихотворения военного корреспондента М. Джалиля?
4. Опишите, каким изобразил художник Харис Якупов поэта Мусу Джалиля на своей картине «Перед приговором»? Какой момент запечатлел художник? Согласны ли вы с утверждением, что образ поэта на картине созвучен его бессмертным строкам: «Не преклоню колен, палач, перед тобою, Не преклоню колен, палач, перед тобою, Хотя я узник твой, я раб в тюрьме твоей. Придет мой час – умру. Но знай, умру я стоя, хотя ты голову отрубишь мне, злодей»?


В гитлеровских застенках Муса Джалиль написал сотни стихов. Вершиной его поэтического творчества стала «Моабитская тетрадь». Муса Джалиль оставил после себя несколько тетрадей. Известно о существовании по меньшей мере трёх. Написаны они были латинским, арабским и русским шрифтами. Первая моабитская самодельная записная книжка размером 9,5х7,5 см содержит 60 стихотворений. Второй моабитский блокнот – тоже самодельная записная книжка – размером 10,7х7,5 см содержит 50 стихотворений. Третья рукопись исчезла.

Задание 7 (рабочий лист). Изучите отрывки воспоминаний, изображение на слайде, выполните задание.

1. Какие факты говорят о высоком авторитете Мусы Джалиля в неволе?
2. Что помогало М. Джалилю жить и оставаться человеком в тюрьме?
3. Согласны ли вы с утверждением, что в неволе оружием Мусы Джалиля стало слово? Поясните свой ответ.


Цикл стихов, написанный им в плену – тетрадь, которая сыграла главную роль в «открытии» поэтического подвига Мусы Джалиля и его товарищей, была сохранена участником антифашистского сопротивления, бельгийцем Андре Тиммермансом, который сидел в одной камере с Джалилем в Моабитской тюрьме. В их последнюю встречу Муса сказал, что его и группу его товарищей-татар скоро казнят, и отдал тетрадь А. Тиммермансу, попросив передать её на родину. После окончания войны и выхода из тюрьмы А. Тиммерманс отнёс тетрадь в советское посольство. Позднее тетрадь попала в руки поэту К. М. Симонову, который организовал перевод стихов Джалиля на русский язык, снял клеветнические наветы с поэта и доказал патриотическую деятельность его подпольной группы. Статья К. М. Симонова о Мусе Джалиле была напечатана в одной из центральных газет в 1953 году. В 1956 году поэт посмертно был удостоен звания Героя Советского Союза, в 1957 году стал лауреатом Ленинской премии за цикл стихотворений «Моабитская тетрадь».

Задание 8 (рабочий лист). Рассмотрите изображение на слайде, изучите указ, размещённый на сайте Государственной публичной исторической библиотеки России, выполните задание.

1. Благодаря кому имя Мусы Джалиля стало символом преданности Родине? Для ответа воспользуйтесь материалами занятия.  
2. Используя текст указа, перечислите основания для присвоения звания Героя Советского Союза поэту Мусе Джалилю. Предположите, почему указ вышел в 1956 году.
3. Используя изображение на слайде и материалы задания, расскажите, как Родина оценила заслуги Мусы Джалиля.


Имя поэта-героя знает сегодня весь мир.

Задание 9 (рабочий лист). Изучите изображения на слайде, прочитайте высказывание руководителя Татарстана, выполните задание.

1. Объясните, какой смысл вложил автор в свое высказывание.
2. Используя изображение на слайде, объясните, как современные поколения чтут память о легендарном поэте.
3. Используя материалы сайта, опишите проведение Дня «Моабитских тетрадей». Чем примечателен этот день для современной истории?
4. Известно, что в Москве почитают имя поэта-героя. В городе установлен памятник поэту. Назовите места столицы, связанные с именем Мусы Джалиля. (ГБОУ города Москвы № 1186 имени Мусы Джалиля. В ЮВАО. Улица Мусы Джалиля в ЮАО города Москвы.)


Дополнительное задание

Задание 10. Используя материалы сайта Национального музея Республики Татарстан, побывайте в Музее-квартире Мусы Джалиля и изучите подлинные экспонаты, рассказывающие о казанском периоде жизни поэта-героя. Какие из них вызвали у вас наибольший интерес? 

 

 


 

 

 

 

 

Василевский Александр Михайлович – великий стратег Великой Победы

Уроженец Кинешемского края Александр Михайлович Василевский признан не просто выдающимся полководцем Второй Мировой войны, но занимает среди них особое место.

Если Жуков Г.К., Рокоссовский К.К., Конев И.С. проявили свой талант на полях сражений, то Василевский А.М. заслужил свою репутацию прежде всего как военный стратег. Именно это позволило ему занять в годы войны особое место в советском военном руководстве. Его оценкам по поводу военно-стратегической обстановки Сталин И.В. доверял, потому что Василевский доказал, что они безошибочны. С такими оценками руководство страны направляло его в качестве начальника Генштаба на самые ответственные участки фронта, чтобы подтвердить теоретические выводы. Вершиной его полководческой карьеры стала беспрецедентная по мастерству Маньчжурская операция.

Василевский Александр Михайлович был родом из села Новая Гольчиха Кинешемского уезда Костромской губернии (ныне Кинешемский район Ивановской области). Его отец был священником. Из воспоминаний Василевского: «Детство мое прошло в постоянной нужде, в труде ради куска хлеба насущного… Скудного отцовского жалованья не хватало даже на самые насущные нужды многодетной семьи. Все мы от мала до велика трудились в огороде и в поле». Александр должен был пойти по стопам отца и потому закончил Кинешемское духовное училище (1909) и Костромскую духовную семинарию (1914). Однако, после начала Первой мировой войны Александр Михайлович проникся идеями патриотизма и решил пойти на фронт. Это кардинально изменило его жизнь. Василевский стал участником всех войн, которые вела в XX веке Россия, и в течении каждой новой войны, и с каждым новым сражением рос и развивался его талант полководца, а сам Василевский поднимался вверх по ступеням карьеры.

Начало Первой мировой войны Александр встретил за партой духовной семинарии в Костроме. Но, пожелав идти на фронт, Василевский сдает досрочно экзамены в семинарии и поступает в Алексеевское военное училище. В первые годы войны на фронте остро не хватало офицеров, потому Александр проходит за четыре месяца ускоренные курсы обучения и после них в чине прапорщика направляется на фронт. Весной 1916 года он стал командиром роты, которая вскоре была признана лучшей в полку. Прапорщик Василевский стал участником легендарного Брусиловского прорыва и за проявленную храбрость досрочно получил чин штабс-капитана.

В дни Октябрьской революции молодой офицер был на фронте в Румынии. Узнав о событиях в Петрограде, Василевский подает в отставку и уходит в запас. Он становится на какое-то время учителем в родном селе. Но Василевский не может удержаться в мирной жизни и в апреле 1919 года записывается в Красную Армию, где становится помощником командира взвода. В этом качестве в декабре 1919 года Василевский принял участие в войне с Польшей, а затем в других сражениях Гражданской войны. После нее военная карьера Василевского стремительно идет вверх.

Для приобретения теоретических навыков в 1936 году Василевский поступил в Военную академию Генштаба. Окончив академию с отличием, он становится начальником кафедры тыла академии. К началу Второй мировой войны Василевский уже был заместителем начальника Оперативного управления Генштаба, а весной 1940 года был назначен первым заместителем главы Оперативного управления. Василевский смог себя проявить и как военный дипломат, когда в 1940 году был включен в состав делегации Председателя Совета народных комиссаров СССР Молотова В.М., направленной в Берлин для участия в переговорах с Германией.

Однако именно крупнейшим военным стратегом Василевский смог проявить себя в годы Великой Отечественной войны. Начало войны застало генерал-майора Василевского в Генеральном штабе в должности заместителя начальника оперативного управления. Через два месяца он занял должность начальника оперативного управления и заместителя начальника Генерального штаба, который возглавлял Шапошников Б.М.

Такое высокое положение в управлении Красной Армией заставило его не только определять стратегические и оперативные задачи на бумаге, но и реализовывать их при необходимости на практике, когда неверный шаг грозил смертельной опасностью для тысяч людей, или даже для судьбы всей страны. Полководец Василевский развивал свои способности по большей части непосредственно на фронте, где на командных пунктах армий во время напряженных наступательных или оборонительных операций успешно реализовывал свои предложения о проведении сражений.

Уже в первые месяцы войны Василевский вместе с Шапошниковым участвует в заседаниях Ставки в Кремле, а в декабре 1941 года во время болезни Шапошникова он исполняет обязанности начальника Генштаба.

Сегодня общепризнана ключевая роль Александра Михайловича в организации обороны Москвы и контрнаступления. В эти трагические для судьбы Москвы дни, с 16 октября до конца ноября, Василевский возглавлял оперативную группу для обслуживания Ставки. Группа должна была правильно оценивать информацию, поступающую с фронта, постоянно сообщать все необходимое Ставке, на основе изменений фронтовой обстановки представлять Верховному Главнокомандованию свои предложении, быстро и точно формулировать планы и директивы. Оперативная группа выступала мозгом и сердцем грандиозной военной операции, вошедшей в историю как Битва за Москву.

Успех этой операции и признание заслуг Василевского воплотились в апреле 1942 года в присвоении ему звания генерал-полковника, а в июне того же года он был назначен начальником Генерального штаба.

Во время Сталинградской битвы Василевский в качестве представителя Ставки был в Сталинграде и координировал действия фронтов. Он сыграл решающую роль в отражении группы Манштейна. В январе 1943 года Василевский получил звание генерала армии и орден Суворова 1-й степени, уже спустя месяц ему было присвоено звание Маршала Советского Союза.

Именно Василевский выдвинул план оборонительной операции, переходившей в контрнаступление, во время Курской битвы. Он смог убедить Сталина и других представителей Генштаба придерживаться этого замысла. Во время Курской битвы Василевский координировал действия Воронежского и Степного фронтов, а танковое сражение под Прохоровкой наблюдал лично с позиции своего командного пункта.

Василевский занимался планированием и руководил освобождением Донбасса, Крыма и юга Украины, а после взятия Одессы в апреле 1944 года был награжден орденом «Победа». Вместе с Жуковым он был в числе первых кавалеров этого ордена.

Когда в мае 1944 года был освобожден Севастополь, Василевский во время первого осмотра города был ранен в ногу: его автомобиль наткнулся на мину. Ранение, пусть и легкое, заставило маршала некоторое время находиться на излечении в Москве. Но уже в конце мая он был на фронте, где координировал действия 1-го Прибалтийского и 3-го Белорусского фронтов в ходе операции «Багратион». За освобождение Прибалтики и Белоруссии, Василевский получил звание Героя Советского Союза.

После гибели в феврале 1945 года командующего 3-м Белорусским фронтом генерала армии Черняховского, маршал Василевский был назначен на его место. Он возглавил штурм Кёнигсберга и намеревался мощными ударами с севера и юга рассечь силы немецкого гарнизона и овладеть городом. Артиллерийские подразделения начали обстреливать крепость 2 апреля. Операция по взятию Кёнигсберга была осуществлена за считанные дни с минимальными потерями.

Свою карьеру полководца Василевскому суждено было продолжить на Дальнем Востоке. О намерениях развернуть здесь наступления против Японии он узнал от Сталина еще летом 1944 года. В апреле 1945 года после завершения Восточно-Прусской операции Василевский приступил к разработке войны с Японией, хотя черновые наброски к этому делал еще осенью 1944 года. Это легло в основу плана Маньчжурской стратегической наступательной операции.

Под покровом глубочайшей тайны Василевский прибыл в Читу 5 июля 1945 года в форме генерал-полковника и с документами на имя Васильева для ознакомления с ситуацией на Дальневосточных фронтах, обсудил обстановку с командующими армиями. 30 июля он возглавил советские войска на Дальнем Востоке. На рассвете 9 августа маршал Василевский лично возглавил наступление. Блестяще подготовленная операция принесла свои плоды: разгром в Маньчжурии Квантунской армии Японии, включавшей до одного миллиона солдат, потребовал всего 24 дня. За победу над Японией Александр Михайлович Василевский был во второй раз удостоен звания Героя Советского Союза.

После окончания войны Василевский оставался во главе Генштаба, а с 1949 года занимал должность министра Вооруженных сил СССР (с 1950 года Военного министра СССР). После смерти Сталина и последовавшего за ней разоблачения культа его личности, карьера Василевского совершила резкий поворот. Он был освобожден от руководства министерством, хотя и оставался до 15 марта 1956 года первым заместителем министра обороны СССР. Однако Василевский уходит в отставку с этой должности по личной просьбе и назначается с 14 августа 1956 года заместителем министра обороны СССР по вопросам военной науки. В декабре 1957 года он увольняется полностью в отставку по болезни с правом ношения военной формы. Отставка позволила сосредоточиться Василевскому на написании мемуаров, а также работе в ветеранских организациях.

Многие годы военной службы тяжело сказываются на его здоровье, он переносит несколько инфарктов и умирает от очередного инфаркта 5 декабря 1977 года в возрасте 82 лет. Урна с прахом Александра Михайловича Василевского помещена в Кремлевской стене на Красной площади. Память маршала была увековечена в названии улиц многих городов России.

«Диктант Победы»: важно хранить память о Великой Отечественной войне и подвиге нашего народа

Третьего сентября, в день окончания Второй мировой войны, на территории Российской Федерации и за рубежом прошла историческая акция «Диктант Победы».  В Московской области в этот день диктант написали более миллиона человек на 1180 площадках – в центрах науки и культуры, школах, библиотеках и университетах. Проверили свои знания о Великой Отечественной войне, ответив на 25 вопросов теста, и жители Большого Подольска. Одной из главных центральных площадок проведения диктанта в округе стал Подольский выставочный зал.

Перед началом акции в стенах учреждения культуры работала выставка «Подольчане на защите Отечества». В экспозиции были представлены работы подольских художников, фотографии Героев Советского Союза, а также детские работы. Ознакомил посетителей с творчеством разных поколений подольчан и постоянной экспозицией поисковых отрядов «43-я Армия в боях на Нарском рубеже обороны в 1941 году» командир военно-патриотического объединения «Память» Игорь Красильников.

— Выставка, посвященная боям на Нарском рубеже обороны, была основана в 1996 году энтузиастами-поисковиками военно-патриотического объединения «Память», — сказал Игорь Красильников. — В рамках постоянной экспозиции представлены карты боевых действий, награды, письма, снаряды, пистолеты, гранаты, обмундирование бойцов и многое другое.

Также в Подольском выставочном зале состоялась презентация книги «Комбат» и автограф-сессия участника войны, командира артиллерийской батареи подполковника в отставке Георгия Михайловича Баранова. После школы Георгий Баранов поступил в легендарное 2-е Ленинградское Краснознаменное артиллерийское училище, которое окончил 2 июня 1941 года в звании лейтенанта. Молодой артиллерист прошел всю войну от Кубани до Берлина, был четырежды ранен. Он награжден пятью боевыми орденами, среди них – два ордена Красной Звезды и три ордена Отечественной войны, медалями «За боевые заслуги», «За оборону Кавказа», «За взятие Кенигсберга», «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.» и юбилейными медалями.

Во время автограф-сессии Георгий Михайлович подписывал каждый экземпляр своего литературного труда с особым старанием и тщательностью. Автор книги поделился, что «Комбат» – это 13 рассказов о юности, начале Великой Отечественной войны, о подвигах товарищей и о любви. В книге также представлены две страницы рукописного текста ветерана, слова его любимых песен военных лет, документы из Центрального архива Министерства обороны России и многое другое.

«Диктант Победы»: память о великом подвиге нашего народа 

Проверить свои знания об одном из важнейших событий в мировой истории 3 сентября на площадки «Диктанта Победы» пришли представители депутатского корпуса, волонтеры, активисты общественных организаций Большого Подольска и другие. Не забыли организаторы акции и о требованиях Роспотребнадзора. В самом начале участникам измерили температуру, обеспечили их средствами индивидуальной защиты. Кроме того, на площадке соблюдалась безопасная дистанция.

Георгий Баранов поприветствовал собравшихся, пожелал присутствующим хорошего настроения и удачи в решении тестовых заданий.

— Мы сегодня вспоминаем удивительный день – 3 сентября 1945 года, последний день Второй мировой войны, — сказал Георгий Михайлович. — Это был необыкновенный день, который невозможно забыть. Позади осталась страшная Великая Отечественная война, позади остались события войны с Японией. Вторая мировая война была очень жестокой, люди прошли через тяжелейшие испытания, голод, холод, разруху, и самое трагичное – через потерю любимых, близких, друзей, родных. Это надо было пережить – и победить! Желаю всем удачи!

Участники акции охотно поделились своим мнением о важности участия в «Диктанте Победы». Отметив, что это способствует сохранению памяти о годах войны и повышению исторической грамотности.

Депутат Московской областной Думы Павел Максимович:

— Акция «Диктант Победы» помогает вновь задуматься о важных исторических страницах летописи Советского Союза, современной России, вспомнить события, которые пытаются перевернуть наши оппоненты, в основном, из западных стран. Чтобы умело отвечать на ложь, мы должны знать факты, документы, в том числе и времен Великой Отечественной войны. Ведь сегодня очень много данных находится в открытом доступе, к примеру, Центральный архив Министерства обороны РФ, который расположен в Подольске, проводит активную работу по цифровизации документов, представляет их открыто. Поэтому призываю земляков быть честными, принципиальными и взвешенно подходить к любой новой информации об исторических событиях.

Инспектор военного комиссариата Московской области, член Общественной палаты Городского округа Подольск Владимир Гольдибаев:

Важно, чтобы в акции «Диктант Победы» активное участие принимала молодежь. Старшее поколение знает историю своей страны и гордится ею. Хотелось бы видеть такие же качества и в молодых жителях России и Большого Подольска. Конечно, в патриотическом воспитании большую роль играют родители и школа. Количество уроков истории, литературы, русского языка надо не сокращать, а увеличивать. Надо рассказывать о ветеранах, которые уходили на фронт из Подольска, Климовска, Подольского района. А еще общество, объединенное чувством любви к Родине, уважением к ее прошлому, к славным страницам ее истории, должно стать для мальчишек и девчонок неотъемлемой частью повседневной жизни. И этот общий пример поможет им быть принципиальными в вопросах, связанных с исторической правдой о самых разных событиях. И Великой Отечественной войны в том числе!

Отец Героя России Александра Монетова, член Общественной палаты Городского округа Подольск Геннадий Монетов:

— Мы должны приложить все усилия, чтобы никаких войн на нашей планете больше не было. Я участвую в акции «Диктант Победы» вместе со многими другими людьми, которые выбирают мир, спокойное детство современных ребят, процветание нашей страны! Подготовиться, если честно, не успел, но в школе очень любил предмет истории, много книг о войне прочитал уже после школы, поэтому уверен, что с заданиями справлюсь. «Диктант Победы» становится знаковым мероприятием, но не единственным, в котором могут принять участие люди самых разных возрастов. Мы вместе храним нашу историю!

Заместитель командира военно-патриотического объединения «Память» Дмитрий Шипилов:

— «Диктант Победы» буду писать впервые. Я сегодня искренне радуюсь этому событию! Ведь 3 сентября – это тоже День Победы, только во Второй мировой войне – страшной, трагичной для жителей нашей страны и многих стран Европы, разрушившей судьбы миллионов людей! В ней участвовали 62 государства из 73-х, существовавших на тот момент! Мы должны об этом помнить, чтобы такие события никогда не повторились. Поэтому нужно рассказывать молодому поколению о последствиях этой войны – самой кровопролитной и драматичной. В наших поисковых вахтах ребята сталкиваются с войной воочию. Потому что узнают о ней не только из книг, но и из страшных подчас находок. В подольское поисковое объединение «Память» входят девять отрядов, в которых более 130 человек. Менее чем за год мы подняли останки 101 бойца, установили имена семи человек и нашли родственников шести погибших бойцов. Родные приедут на церемонию их захоронения в последнюю субботу октября – на традиционное закрытие Вахты памяти. Ребята из поисковых отрядов слышат эхо войны и в наших музеях, они открыты в клубе «Энтузиаст», в школе № 34, в Подольском выставочном зале наша экспозиция. Сегодня мы видим, как много попыток исказить правду о Великой Отечественной войне, о Второй мировой войне – мы не должны этого допустить, нам нужно вырастить поколения ответственных и грамотных людей, которые будут беречь Россию и ее историю.

Каждому участнику проекта выдали индивидуальные комплекты материалов «Диктанта Победы», включая пронумерованные бланки с заданиями, прозвучала устная инструкция по их заполнению. На выполнение работы отвели 45 минут. Тематика вопросов была разноплановой: география войны, исторические личности, плакаты военной эпохи, отражение событий тех лет в художественной литературе. По окончании мероприятии участвующим вручили памятные дипломы.

Отметим, что в Городском округе Подольск работала 61 площадка, активное участие в проекте приняли 4 156 подольчан. «Диктант Победы» включен в План основных мероприятий по проведению в России Года памяти и славы в 2020 году, утвержденного распоряжением руководителя Администрации президента. Итоги подведут до конца этого года. Узнать результат можно в личном кабинете, указав номер участника на официальном сайте проекта. Победители будут определяться только на федеральном и региональном уровнях.

Пресс-служба администрации Городского округа Подольск

Фото Кирилла Шутилина

Подвиг тыла не забыт - Законодательное собрание Ульяновской области

Наряду с городами-героями и городами воинской славы в России появятся новый знак отличия для населенных пунктов, внесших весомый вклад в победу в Великой Отечественной войне - в четверг Госдума приняла в первом чтении президентский законопроект о введении почетного звания "Город трудовой доблести".

Как пояснил представитель главы государства в нижней палате Гарри Минх, внесение документа приурочено к предстоящему празднованию 75-летия Победы. "Он логическим образом дополняет тот набор решений, которые принимались, начиная еще со времен Советского Союза, были продолжены в современной России и были посвящены учреждению звания "Город-герой" и "Город воинской славы", - сказал он.

В годы войны в восточные регионы СССР были эвакуированы более 2,5 тысяч предприятий и около 17 млн специалистов, которые обеспечили бесперебойное производство необходимой стране военной и гражданской продукции, напомнила член комитета по труду, соцполитике и делам ветеранов Ольга Павлова. "Жители этих городов делились последним, отдавая личные сбережения на оборону Родины, подготовку боевого резерва и вооружение Красной Армии", - подчеркнула она.

Для увековечения подвига тружеников тыла президент РФ предложил присваивать почетное звание "Город трудовой доблести" тем городам, "жители которых обеспечили бесперебойное производство на предприятиях военной и гражданской продукции, проявив при этом массовый трудовой героизм". Основаниями для этого будет награждение предприятий, располагавшихся в 1941 - 1945 годах на территории города, государственными наградами и (или) вручение им переходящих Красных знамен Государственного Комитета Обороны, награждение работников таких предприятий государственными наградами за трудовые заслуги, а также документально подтвержденные факты трудового героизма жителей города в годы Великой Отечественной войны.

Инициатива должна исходить снизу. "Предложения о присвоении звания "Город трудовой доблести" вносятся гражданами РФ и общественными объединениями в органы местного самоуправления", - говорится в тексте законопроекта. Затем органы МСУ обращаются к региональному заксобранию и губернатору, а те - "принимают решение обратиться к президенту РФ с ходатайством о присвоении звания "Город трудовой доблести" либо отклоняют внесенные предложения".

Новый статус станет одной из мер по сохранению военно-исторического и трудового наследия и по патриотическому воспитанию жителей города, прежде всего молодежи. В городе, удостоенном звания "Город трудовой доблести", устанавливается стела с изображением герба города и текстом указа президента о присвоении этого звания, а также проводятся публичные мероприятия и праздничные салюты 1 мая (Праздник Весны и Труда), 9 мая (День Победы) и в День города.

По словам Гарри Минха, аналоги почетного звания "Город трудовой доблести" существуют на региональном уровне, подобный статус имеют "несколько десятков" населенных пунктов. Отвечая на вопрос, сколько городов могут получить новое почетное звание, он заявил, что никаких подсчетов умышленно не делалось, поскольку власти на местах сами должны оценить обоснованность присвоения статуса и финансовые возможности по реализации сопутствующих мероприятий.

Представили всех фракций Госдумы единодушно поддержали предложенный законопроект. За его принятие в первом чтении проголосовали все 438 присутствовавших в зале депутатов.

Власти Алтайского края поддержали предложение ОНФ увековечить имя героя Великой Отечественной войны Алексея Кочегарова

В Алтайском крае накануне Дня Победы природному заказнику краевого значения «Мамонтовский» присвоено имя прославленного снайпера Ленинградского фронта Алексея Кочегарова. С таким предложением к министру природных ресурсов и экологии региона Владимиру Попрядухину обращались активисты ОНФ в Алтайском крае. Трудовой путь Алексея Кочегарова был тесно связан с охраной природы Мамонтовского района.

Фронтовик был не только одним из лучших снайперов в годы войны, уничтожившим 182 противника, но и обучил 405 бойцов 128-й и 372-й стрелковых дивизий. Он был награжден орденами Красного Знамени, Красной Звезды, Отечественной войны II степени и даже получил награду от союзников «Серебряную звезду» – одну из высших военных наград США. Дважды Алексей Федорович был представлен к званию Героя Советского Союза, но по стечению обстоятельств его не получил.

Мирная жизнь ветерана связана с охраной природы Мамонтовского района. До войны он был штатным охотником, после работал егерем и охотоведом. Алексея Федоровича не стало в 1991 г., но односельчане помнят о нем. В районном краеведческом музее хранятся его снайперская книжка, военный билет, уникальные фотографии из личного архива. В этом году при участии музея краевая общественная организация социальных и культурных инициатив «Родное» создает передвижную выставку «Алексей Кочегаров – снайпер с мировым именем».  

«Справедливо, что именно в Год памяти и славы поддержку властей получила инициатива о присвоении имени фронтовика государственному природному заказнику «Мамонтовский». Это очень символично, ведь, как сказал классик, «охранять природу значит охранять Родину». Алексей Федорович защищал Родину на фронте, а заказник, который получил его имя, призван защищать от уничтожения наши уникальные ленточные боры», – сказал модератор тематической площадки ОНФ «Экология» в Алтайском крае Алексей Грибков.

Имя прославленного снайпера может носить и школа в Мамонтовском районе, считают общественники. В Министерстве обороны России уже рассматривается ходатайство губернатора Алтайского края Виктора Томенко о присвоении Алексею Кочегарову звания Героя Российской Федерации посмертно.

Забытых сражений Великой Отечественной войны

Советско-германская война была самой ожесточенной, жестокой и самой дорогостоящей главой Второй мировой войны. Поскольку этот конфликт закончился разрушением как Вермахта Германии, так и Третьего рейха Адольфа Гитлера, это был также самый решающий театр военных действий. К сожалению, до недавнего времени - в основном по политическим, идеологическим и военным причинам - исторические записи этой борьбы оставались прискорбно неполными.

Недавно опубликованные российские и немецкие архивные источники теперь указывают на то, что в советской истории войны упускается из виду или затемняется до 40 процентов военных операций Красной Армии во время войны, в первую очередь ее неудачных наступлений, в преднамеренной попытке скрыть эти поражения или защитить репутацию. побежденных военачальников. Воскрешение многих из этих «забытых сражений» позволяет нам признать вклад тысяч солдат Красной Армии, которые сражались, погибли или просто выстояли ради своей Родины только для того, чтобы увидеть, как история забывает их жертвы.

Немецкие операции «Барбаросса» в 1941 г. и «Синие» в 1942 г. - прерванные успешной обороной Красной Армии Ленинграда, Москвы и Ростова в конце 1941 г. и частично успешным контрнаступлением зимой 1941-42 гг. - доминировали в первые 18 месяцев войны на Востоке. Фронт. Хотя вермахт сохранял стратегическую инициативу на протяжении большей части этого периода, Красная Армия сумела лишить Гитлера победы под Москвой, гарантируя, что он больше не сможет выиграть войну.

Истории изображают Барбароссу, начавшуюся 22 июня 1941 г. и завершившуюся 5 декабря 1941 г., как практически непрерывное наступление Германии от западных границ Советского Союза к воротам Ленинграда, Москвы и Ростова, перемежаемое периодическими тяжелыми боями, но непоколебимо, пока немецкие войска не достигли Москвы.Однако с конца июня по сентябрь 1941 года Иосиф Сталин и его Ставка (верховное командование) сознательно и неоднократно пытались остановить немецкую мощь, нанося непрекращающиеся контрудары и, по крайней мере, в одном случае, в полномасштабное контрнаступление.

Уже в конце июня Красная Армия попыталась остановить наступление немцев своими крупными танковыми и механизированными силами. В Литве 3-й и 12-й механизированные корпуса Северо-Западного фронта нанесли ответный удар немецкой группе армий «Север» у Кельме и Расейняй; в Белоруссии 6-й, 11-й и 14-й механизированные корпуса Западного фронта контратаковали группу армий «Центр» в районе Гродно и Бреста; а на Украине 4-й, 6-й, 8-й, 9-й, 15-й, 19-й и 22-й механизированные корпуса Юго-Западного фронта нанесли массированные контрудары по группе армий «Юг» в районе Бродов и Дубно.Плохо скоординированные и плохо поддерживаемые, эти нападения оказались совершенно бесполезными и часто самоубийственными, и в конечном итоге они привели к уничтожению большей части танковых и механизированных сил Красной Армии. Только массированные атаки на юге, которыми лично руководил начальник Генерального штаба Красной Армии генерал армии Георгий К. Жуков, оказали сколько-нибудь заметное влияние на подавляющее наступление немцев.

В июле Красная Армия нанесла очередную серию мощных контрударов. Северо-Западный фронт нанес удар по авангарду группы армий «Север» под Сольцами, задержав наступление немцев на Ленинград на целую неделю.А в центре Западный и Центральный фронты нанесли несколько неудачных контрударов для сдерживания сил группы армий «Центр» вдоль Днепра. Эти бесплодные сражения включали в себя впечатляющие разгромы 5-го и 7-го механизированных корпусов Западного фронта под Лепелем, печально известное, но при этом жалко слабое «наступление Тимошенко» против 2-й танковой группы генерала Хайнца Гудериана вдоль реки Сож и контрудар под Бобруйском. все это не смогло остановить наступление группы армий «Центр» на Смоленск.На юге многочисленные контратаки Юго-Западного фронта в районе Коростеня замедлили, но не смогли остановить продвижение группы армий «Юг» к Киеву.

Несмотря на июльские неудачи, Красная Армия в августе продолжала наносить ответный удар наступающим немцам. На севере Северный и Северо-Западный фронты атаковали авангард группы армий «Север» в районе Старой Руссы, снова задерживая наступление немцев на неделю. В центре Западный фронт атаковал группу армий «Центр» к востоку от Смоленска пятью специальными ударными группами для спасения своих войск, окруженных в городе.Хотя все эти атаки Красной Армии закончились неудачей, их свирепость убедила Гитлера отложить наступление на Москву и вместо этого поразить «более слабые» цели вокруг Киева.

Наконец, в конце августа Западный, Резервный и Брянский фронты начали массированное контрнаступление в районах Смоленска, Ельни и Рославля, чтобы помешать немцам продолжить наступление на Москву и Киев. Последовавший за этим кровавый провал ослабил оборону Красной Армии вдоль московского направления, способствовал ее катастрофическим поражениям при Вязьме и Брянске в начале октября и привел к последующему впечатляющему наступлению вермахтов на Москву во время операции «Тайфун».Наконец, на начальных этапах операции «Тайфун» в конце октября Северо-Западный фронт задействовал специальную оперативную группу (Группа Ватутина) возле Калинина, чтобы остановить наступление 9-й немецкой армии на жизненно важную железнодорожную линию Ленинград-Москва и в конечном итоге помешать этой армии участвовать в боевых действиях. заключительный удар Вермахта по Москве. Эти забытые сражения также объясняют, почему вермахта окончательно потерпели поражение у ворот Москвы в начале декабря 1941 года.

В отчетах о битве под Москвой и зимнем наступлении Красной Армии 1941-1942 годов не учитываются контрнаступления советских войск в Ленинградской области, недалеко от Вязьмы к западу от Москвы, недалеко от Болхова и Обояна к югу от Москвы и в Крыму.На севере Ленинградский и Волховский фронты начали массированное наступление Ленинграда и Новгорода (Любань) в январе 1942 года с целью разгрома 18-й армии группы армий «Север» и снятия блокады Ленинграда. Хотя войскам Волховского фронта удалось прорвать оборону немцев, группа армий «Север» нанесла ответный удар, окружив и уничтожив 2-ю ударную армию и 13-й кавалерийский корпус к началу июля 1942 года.

После успешного январского контрнаступления Красной Армии под Москвой в феврале 1942 года Калининский и Западный фронты начали Ржевско-Вязьминское наступление с целью окружить и уничтожить группу армий «Центр».Возглавляемые кавалерией и воздушно-десантными войсками, два фронта прорвали немецкую оборону к северо-западу и юго-востоку от Москвы и почти соединились в районе Вязьмы. Хотя это наступление вызвало хаос в тылу группы армий «Центр», это наступление также провалилось после нескольких месяцев боев, в результате чего крупные силы Красной армии оказались изолированными в тыловом районе группы армий «Центр», пока немецкие войска не ликвидировали их в середине лета.

Совпадение с январским и февральским наступлением, Брянский и Юго-Западный фронты Красной Армии также провели широкомасштабное наступление, чтобы уничтожить массивный выступ немцев, выступающий на восток от Курска в направлении Болховского и Обояновского районов.Однако провалились и так называемые орловско-болховское, болховское и обоянско-курское наступление. Точно так же со страниц истории исчезли неудачное наступление Северо-Западного фронта в районе Демьянска и наступление Крымского фронта в Крыму.

Красная Армия также отреагировала гораздо более агрессивно, в то время как Вермахт проводил операцию «Синий» с 28 июня по 18 ноября 1942 года. Вместо того, чтобы уступить стратегическую инициативу немцам, в мае 1942 года Советы провели крупные наступательные операции в Харькове и Харькове. в Крыму.Даже после того, как эти наступления потерпели неудачу и началась операция «Синий», Красная Армия яростно нанесла ответный удар Вермахту , когда немцы продвигались к Сталинграду.

В течение июля и августа 1942 года Красная Армия провела многочисленные контратаки против сил вермахта , продвигавшихся к Сталинграду, и против немецкой обороны на других участках фронта. Эти забытые сражения, замаскированные драматическим наступлением немцев, включают в себя три крупных наступления под Воронежем, одно в сочетании с впечатляющим контрударом к западу от Сталинграда и другие под Синявино, Демьянском, Ржевом, Жиздрой и Болховом.

Красная Армия в июле, августе и сентябре в Воронежской области провела крупнейшую попытку разгрома операции «Синяя». В течение июля она использовала свою новую 5-ю танковую армию и целых семь танковых корпусов, насчитывающих до 1500 танков в этой серии. контратаки. Кроме того, Ставка координировала наступление 5-й танковой армии к западу от Воронежа с крупными контрударами 1-й и 4-й танковых армий Сталинградского фронта на подступах к реке Дон к западу от Сталинграда.

Красная Армия также приурочила свои наступления в районах Демьянска, Ржева, Жиздры и Болхова к операциям под Воронежем и под Сталинградом. Например, Западный и Брянский фронты задействовали несколько танковых корпусов, а затем и новую 3-ю танковую армию в своих июльских и августовских наступлениях под Жиздрой и Болховом. С другой стороны, августовско-сентябрьское наступление Западного и Калининского фронтов под Ржевом, организованное Жуковым и имевшее скромный успех, превратилось в виртуальную генеральную репетицию еще более масштабного контрнаступления в том же регионе позднее в том же году (операция «Марс»). .

Хотя второе наступление Ленинградского и Волховского фронтов у Синявино, к востоку от Ленинграда, в августе и сентябре 1942 года потерпело катастрофу, оно помешало немецким войскам захватить Ленинград и сковало немецкую 11-ю армию. который немцы уже уничтожили в Мясном бору к началу июля, в сентябре снова был уничтожен в районе Синявино.

Красная Армия снова захватила стратегическую инициативу в конце ноября 1942 года в результате двойного наступления в районе Ржева и Сталинграда (операции «Марс» и «Уран») и удержала ее во время своего амбициозного, но лишь частично успешного наступления зимой 1942-43 годов.Совершенно естественно, что победа Красной Армии под Сталинградом, ее продвижение к Харькову и на юг, в район Донбасса в начале 1943 года, и контрудар фельдмаршала Эриха фон Манштейна на юге доминируют в рассказах о зимней кампании. Эти отчеты, однако, полностью игнорируют три основных наступления Красной Армии - операцию «Марс», операцию «Полярная звезда» и наступление Орловско-Брянско-Смоленского - и сильно преуменьшают масштабы ее наступления на Донбасс, преувеличивают его достижения в Демьянске и Ржеве и искажают Ставка. ' s стратегическое намерение в конце зимы 1942-43 гг.

Во время операции «Марс», второго Ржевско-Сычевского наступления в конце ноября и декабре 1942 года, которым руководил Жуков, Западный и Калининский фронты стремились уничтожить 9-ю немецкую армию и, если возможно, всю группу армий «Центр». Хотя «Марс» закончился кровавым провалом, он ослабил 9-ю армию и в конечном итоге вынудил группу армий «Центр» покинуть выступ в феврале 1943 года. По крайней мере частично, о наступлении забыли, чтобы сохранить репутацию Жукова.

Западный, Брянский и Центральный фронты вели массированное наступление Орел-Брянск-Смоленск с начала февраля до конца марта 1943 года, чтобы разрушить немецкую оборону в центральной России и отбросить вермахта через реку Днепр.Хотя силы Центрального фронта вышли к реке Десна к западу от Курска, наступление в начале марта приостановилось, когда Западный и Брянский фронты не смогли прорвать немецкую оборону вокруг Орла, а контрудар Манштейна отбил Харьков и Белгород. Это наступление оставило печально известный выступ под Курском.

Северо-Западный, Ленинградский и Волховский фронты провели операцию «Полярная звезда» в феврале и марте 1943 года по прорыву обороны группы армий «Север» под Старой Руссой, ликвидации немцев Демянского выступа, снятию блокады Ленинграда, окружению и уничтожению основной части группы армий «Север». и начать освобождение Балтийского региона.Это наступление прекратилось после того, как немцы добровольно отступили со своего Демьянского выступа, а контрудар Манштейна вынудил Ставку перебросить свои стратегические резервы на юг. Несмотря на явный провал, операция «Полярная звезда» стала виртуальной репетицией наступления Ставка s января 1944 года, которое в конечном итоге привело к освобождению Ленинградской области.

Наконец, в существующих отчетах о первом наступлении Красной Армии на Донбасс в феврале 1943 г. упускается из виду основная часть наступления Юго-Западного фронта и важная роль, которую Южный фронт сыграл в неудавшейся попытке изгнать немецкие войска из региона Донбасса.В частности, в этих отчетах игнорируется весь контекст знаменитого наступления 8-го кавалерийского корпуса на Дебальцево, просто называя его «рейдом», а не неудачным наступлением нескольких мобильных корпусов.

СИГНАЛЬНАЯ ПОБЕДА КРАСНОЙ АРМИИ ПОД КУРСКОМ в июле 1943 года и ее последующая драматическая эксплуатация в направлении Днепра и за Днепром в боях за Гомель, Киев и Кременчуг доминируют в существующих историях летне-осенней кампании 1943 года. Однако за этими рассказами скрываются несколько кровавых событий. Оперативные поражения охватили весь фронт, от Синявино на севере до Таманского полуострова на юге, большинство из которых произошло, когда излишне оптимистичная Ставка проверила оперативные возможности своих сил, завершив успешные наступательные операции.Более того, вопреки постоянным заявлениям о том, что Ставка обычно сосредотачивала свои наступательные усилия на одной стратегической оси, в частности на Украине, на самом деле она приказала Красной Армии проводить стратегические наступательные действия на нескольких направлениях и на широком фронте на протяжении всей кампании.

Единственный крупный забытый конфликт летом 1943 года произошел в контексте Курской битвы, когда Юго-Западный и Южный фронты совместно атаковали вдоль рек Северный Донец и Миус.Хотя мотивы этого второго наступления на Донбасс остаются неясными, как утверждают советские источники, наступление, вероятно, было направлено на то, чтобы разрушить немецкую оборону на Донбассе и отвлечь жизненно важные немецкие бронетанковые резервы из Курской области.

Самые драматические забытые сражения этой кампании начались в начале октября, когда Калининский (1-й Прибалтийский), Западный, Брянский и Центральный (Белорусский) фронты вошли в восточную Белоруссию и захватили Минск; Воронежский (1-й Украинский) фронт начал операции по расширению или захвату новых плацдармов над Днепром к северу и югу от Киева; Степной (2-й Украинский), Юго-Западный (3-й) и Южный (4-й) фронты пытались очистить немецкие войска от излучины Днепра от Кременчуга на юг до Никополя.

Первое белорусское наступление Красной Армии, начавшееся в начале октября и продолжавшееся до конца года, включало ожесточенные и дорогостоящие бои на подступах к Витебску, Орше, Бобруйску и вдоль Днепра. Хотя существующие истории описывают небольшие фрагменты этого массированного наступления, такие как Невельская и Гомельско-Речицкая операции, они старательно игнорируют весь масштаб и амбициозные намерения наступления.

В тех же отчетах обычно игнорируется ожесточенная борьба Воронежского фронта в октябре 1943 года за захват стратегического плацдарма на реке Днепр в Киевской области.В течение трех недель кровопролитных, но безуспешных боев 38-я, 60-я, 40-я, 3-я гвардейские танковые, 27-я и 47-я армии Воронежского фронта вместе с 13-й и 60-й армиями Центрального фронта не смогли выбить силы из 4-й и 8-й танковых войск группы армий Юг. армии, в составе которых находились плацдармы Красной Армии в Чернобыльском, Горностайпольском, Лютежском и Великобукринском районах. В данном случае впечатляющая победа Воронежского фронта под Киевом в ноябре стерла эти неудавшиеся наступления как из памяти, так и из истории.В то же время существующие отчеты также в значительной степени игнорируют столь же досадную неспособность 2-го, 3-го и 4-го Украинских фронтов очистить войска группы армий Юг от нижнего Дона во время наступления Кривой Рог-Никополь с 14 ноября по 31 декабря 1943 года.

Северо-Кавказский фронт вёл наступление на Тамань с начала апреля по август 1943 года, чтобы очистить территорию Северного Кавказа от немецких войск. Это наступление, которое какое-то время возглавлял Жуков, включало в себя длительную серию безуспешных атак на укрепленную оборону немецкой 17-й армии вокруг городов Крымская и Молдаванское, которые стояли на якоре гитлеровского плацдарма в районе Тамани.Наконец, шестое Синявинское наступление Ленинградского фронта в середине сентября 1943 года было яростной, кровавой, но в конечном итоге успешной попыткой преодолеть оборону группы армий «Север» на Синявинских высотах - цели, которая ускользнула от советских захватов более двух лет.

Красная Армия сохраняла стратегическую инициативу с 1 января 1944 года до конца войны. В течение этого периода Советы проводили одновременные и последовательные наступления беспрецедентного масштаба и часто без пауз в Прибалтике, Украине, Белоруссии, Польше, на Балканах и, наконец, в самой Германии, кульминацией которых стала окончательная победа в Берлине в мае 1945 года. .

Отчеты о зимней кампании 1944 года касаются исключительно успешных наступлений Красной Армии в Ленинградской области, Украине и Крыму. Однако при этом они игнорируют частые неудачи наступления Красной Армии, большинство из которых имели место на убывающих этапах успешных наступлений в надежде воспользоваться очевидной слабостью Германии. Эти забытые сражения включают крупные неудачные наступления Красной Армии в Прибалтику, Белоруссию и Румынию.

Ленинградский фронт, к которому позднее присоединились 2-й и 1-й Прибалтийские фронты, в марте и апреле 1944 г. провел свои наступательные операции Нарва, Псков-Остров и Пустошка-Идрица вдоль восточных границ Прибалтики, чтобы извлечь выгоду из предыдущего поражения группы армий Север к югу от Ленинград, прорвитесь за хваленую Линию обороны Пантеры и начните освобождение Балтийского региона.В течение этого периода три армии Ленинградского фронта неоднократно, но безуспешно пытались уничтожить немецкие войска, защищавшие Нарву, и прорваться в глубь Эстонии, в то время как три другие армии Ленинградского фронта вклинились в немецкую оборону между Псковом и Островом на северо-восточной границе Латвии, но не смогли захватить ни одну из них. город, несмотря на шесть недель тяжелых боев. Южнее массированные силы 2-го и 1-го Прибалтийских фронтов неоднократно прорывали оборону 16-й армии от Пустошки к юго-западу от Демьянска до Идрицы, но им удалось добиться лишь ограниченного успеха.

В период с 1 января по конец марта 1-й Прибалтийский, Западный и Белорусский фронты продолжили свое первое белорусское наступление с целью преодоления обороны группы армий «Центр» в восточной части Белоруссии, в ходе которого фронты потеряли более 200 000 человек в семи различных наступлениях. Атакуя к северу и востоку от Витебска, 1-й Прибалтийский фронт прервал сообщение между немецкими войсками в Витебске и Полоцке и продвинулся в западные окраины первого. Западный фронт атаковал немецкую оборону к юго-востоку и югу от города, тщетно пытаясь окружить его с юг.На юге Белоруссии Белорусский фронт в январе захватил Калинковичи к северу от реки Припять, отбросил немецкие войска к Рогачеву и почти прервал сообщение между группами армий Центр и Юг вдоль реки.

На южной оконечности фронта 2-й и 3 -й украинские фронты попытались извлечь выгоду из своего успешного мартовского наступления на Украине, организовав первое наступление на Яссы и Кишинёв с целью прорвать немецкую и румынскую оборону на севере Румынии и захватить эти два жизненно важных города. в апреле-мае 1944 г.Неоднократные неудачные попытки 3-го Украинского фронта прорвать немецкую оборону вдоль реки Днестр в апреле и начале мая завершились немецкими контрударами, которые почти уничтожили многие приднестровские плацдармы 3-го Украинского фронта. В тот же период 2-й Украинский фронт начал два крупных наступления, завершившихся 2 мая атакой почти 600 танков 2-й, 5-й гвардейской и 6-й танковых армий. После четырех дней напряженных, но полностью забытых боев (названных немцами битвой при Таргул-Фрумосе) контратакующие немецкие танковые силы резко остановили наступление с тяжелыми потерями для атакующих.

Благодаря своему успеху наступление Красной Армии летом и осенью 1944 года в Белоруссии, Польше и Румынии резко сократило количество небольших сражений в этой кампании. Однако, хотя Красная Армия достигла гораздо большего, чем предполагала, во время этих масштабных наступлений, по крайней мере в двух случаях Stavka не смогла удержаться от попытки достичь еще большего, на этот раз в результате неудачных наступлений в Восточной Пруссии и Восточной Венгрии.

3-й БЕЛОРУССКИЙ ФРОНТ вторгся в ВОСТОЧНУЮ Пруссию сразу после того, как 1-й Прибалтийский и 3-й Белорусский фронты завершили успешное наступление Мемеля в середине октября 1944 года.К этому времени наступающие силы Красной армии достигли Балтийского моря, отделяя силы группы армий «Север» в Курляндии от групп армий «Центр» в Восточной Пруссии. Воспользовавшись этой ситуацией, 3-й Белорусский фронт начал свое первое наступление в Восточной Пруссии 16 октября, наступая на запад в сторону Кенигсберга 5-й и 11-й гвардейскими армиями, а затем 31-й, 39-й и 28-й армиями и 2-м гвардейским танковым корпусом. Однако это наступление сорвалось с большими потерями после почти недели напряженных боев, когда силы Красной Армии натолкнулись на глубоко укрепленную оборону и интенсивные контратаки спешно перегруппированных танковых резервов.

Во время наступления в Восточно-Карпатском регионе, которое проходило в Карпатах и ​​на востоке Венгрии, части 1-го, 4-го и 2-го Украинских фронтов пытались обойти горную оборону 1-й танковой армии, нарушить связь между группами армий Центр и Юг и окружить их. Немецкие и венгерские войска защищают восточную Венгрию. 38-я армия 1-го Украинского фронта и 1-я гвардейская и 18-я армии 4-го Украинского фронта через горы атаковали восточную Словакию, чтобы соединиться с 6-й гвардейской танковой и 27-й армиями 2-го Украинского фронта, а также 1-й гвардейской кавалерийско-механизированной группа атакует на север через восточную Венгрию.Это наступление не привело к достижению своих амбициозных целей, когда наступление 38-й армии застопорилось у перевала Дукла, наступление 4-го Украинского фронта остановилось в горах, а кавалерийско-механизированная группа 2-го Украинского фронта сама была окружена и сильно повреждена в районе Ньиредьгаза. к северу от Дебрецена контратакой немецких танковых войск.

Большинство отчетов о наступательных операциях, проведенных Красной Армией зимой и весной 1945 года, сосредоточены на ее массированных наступлениях в Восточной Пруссии и Польше и, в меньшей степени, в Венгрии.При этом они игнорируют два других забытых сражения: наступление на Берлин, которое планировалось, но не проводилось до апреля; и наступление в Западных Карпатах, не достигнувшее своих амбициозных целей.

После того, как 1-й Белорусский и 1-й Украинский фронты вышли на реку Одер, в 60 км к востоку от Берлина, в конце января 1945 года Ставка приказала своим войскам провести последний штурм и захватить Берлин к концу февраля или началу марта. Однако через несколько дней после того, как оба фронта начали это новое наступление, 10 февраля Сталин приказал им остановиться.Наиболее вероятным объяснением его изменения взглядов было его желание сместить ось главного наступления Красной Армии с Берлина на западную Венгрию и Австрию, чтобы она могла занять бассейн Дуная до окончания боевых действий. Сталин принял это решение, когда лидеры союзников встречались в Ялте, вскоре после того, как Франклин Д. Рузвельт и Уинстон Черчилль заверили его, что Красная Армия может захватить Берлин и продвинуться к реке Эльбе. В конечном итоге Советы начали наступление на Берлин 16 апреля, на следующий день после того, как Вена пала перед Красной Армией.

В тот же период 1-й, 4-й и 2-й Украинские фронты начали наступление в Западных Карпатах, чтобы преодолеть упорное сопротивление немцев в западных Карпатах на северо-западе Словакии. 60-я и 38-я армии 1-го Украинского фронта вместе с 1-й гвардейской и 18-й армиями 4-го Украинского фронта атаковали на юг через Моравска-Острава в направлении Брно, чтобы соединиться с мобильными силами 2-го Украинского фронта, которые наступали на север, в сторону Брно. 1-я гвардейская кавалерийская механизированная группа и 6-я гвардейская танковая армия, возглавлявшие наступление 2-го Украинского фронта на север, понесли тяжелые потери после провала этого наступления.

Решающие наступления Красной Армии на Берлин и Прагу в апреле и мае 1945 г. сокрушили остатки вермахта и сузили театр военных действий до такой степени, что намерения советских войск были совершенно очевидны. Единственным исключением из этого правила была серия наступлений Красной армии в Курляндии, которые были скрыты драматическими боями в Польше и в Берлине.

После изоляции группы армий «Север» на Курляндском полуострове в середине октября 1944 года 1-й и 2-й Балтийские фронты осадили эти немецкие войска до тех пор, пока они не сдались 9 мая 1945 года.Хотя существующие истории точно описывают осаду Курляндии в целом, они затмевают тяжелые бои, которые произошли, когда силы Красной Армии попытались сократить очаг: например, согласованные наступления, проведенные фронтами в конце октября 1944 года; с 20-24 ноября и 21-22 декабря 1944 г .; и в конце февраля - середине марта 1945 года.

В этом кратком обзоре указаны многие, но не все забытые битвы Великой Отечественной войны. Точная история появится только после того, как эти битвы вернутся на свое надлежащее место в обширной мозаике операций военного времени.Только тогда мы полностью поймем военные стратегии и оперативные приемы участвующих армий. Только тогда мы сможем полностью оценить вклад солдат Красной Армии.

Первоначально опубликовано в августовском номере журнала World War II за 2004 год. Чтобы подписаться, нажмите здесь.

«Контрреволюционная агитация» в Советском Союзе в годы Великой Отечественной войны

1 Начало войны между Советским Союзом и нацистской Германией затронуло советское общество множеством способов, один из которых касался общественного мнения о природе и эффективности советского режима.Судебная статистика 1941-1942 годов зафиксировала заметный рост количества контрреволюционных преступлений, совершенных после 22 июня 1941 года. В частности, это увеличение связано с политически неприемлемыми выступлениями, квалифицируемыми согласно статье 58.10 Уголовного кодекса РСФСР как «контр- революционная агитация и пропаганда ». Изучая обзоры судебного преследования этого преступления, подготовленные Верховным судом СССР в 1941-1942 годах, я хочу ответить на три вопроса: как советская правовая система функционировала как инструмент установления и поддержки социально-политических иерархий? Как война изменила подход судебной власти к политическому инакомыслию? Наконец, как это изменение повлияло на отношения между правящим режимом и советским населением?

  • 2 Питер Х.Соломон, Советское уголовное правосудие при Сталине (Кембридж, 1996).
  • 3 Сара Дэвис, «Преступление антисоветской агитации в Советском Союзе в 1930-е годы», Cahiers du mon (...)

2Эти вопросы не рассматривались ранее. В новаторской и тщательно проработанной монографии Питера Соломона по истории сталинского уголовного правосудия вообще не упоминается период войны2. Статья Сары Дэвис, посвященная преследованию контрреволюционной пропаганды и агитации, заканчивается в 1939 году.3 Такой хронологический выбор подразумевает, что война была поворотным моментом в истории советского общественного мнения и легальных политических репрессий. Однако природа и масштабы предполагаемых изменений остаются неизученными.

  • 4 О содержании довоенного общественного мнения см .: Сара Дэвис, Популярное мнение в сталинской России: Te (...)
  • 5 ГАРФ (Государственный архив Российской Федерации), ф.Р-9474, указ. 16, д. 268: 258-259 обратное. Номер (...)
  • 6 О проблеме использования судебных источников для изучения общественного мнения см .: Марк Эделе, «Подробнее (...)

3 Согласно обзорам судебной практики, проведенным Верховным судом, было мало различий в содержании выступлений, преследуемых как контрреволюционная агитация, во время войны по сравнению с довоенным периодом. Как и в 1930-е годы, советские граждане выражали недовольство той или иной социальной и экономической политикой, жаловались на уровень жизни, не доверяли заявлениям официальной прессы и непочтительно отзывались о поведении и личных качествах руководителей государства.+4 Естественно, Война представила несколько новых тем. Многие люди чувствовали необходимость рационализировать первоначальные поражения Красной Армии и находили объяснения в недавней советской истории. Одно из таких популярных толкований утверждало, что НКВД устранил лучших военачальников во время Большого террора. Другое объяснение обвиняет довоенную советскую экономическую политику (прежде всего, коллективизацию сельского хозяйства) в разрушении экономики страны и, вместе с тем, подрыве лояльности населения5. Однако в целом война не столько изменила содержание критических высказываний, сколько дала у населения появилось множество новых поводов для критики режима.Даже если предположить, что характер судебных обзоров как исторических источников не позволяет нам делать какие-либо заявления о реальных настроениях населения, и что эти обзоры отражают только официальные категории, навязанные различным индивидуальным мнениям, тем не менее важно, что чиновники продолжали полагаться на юридические категории. использовались до войны и не пересматривались с целью отражения каких-либо качественных изменений6

  • 7 О трудностях оценки см .: Сара Дэвис, «Преступление антисоветской агитации», 165, en (...)

4Изменилось количество, а не качество «контрреволюционной агитации», и количество имело значение. Поскольку преследование за все контрреволюционные преступления, предусмотренные статьей 58 в целом, осуществлялось многими правовыми и внеправовыми органами (обычными судами, железнодорожными судами, военными трибуналами и, в значительной степени, НКВД), попытка Обобщить эффект начала войны в конкретных цифрах - непростая задача7. Статистика НКВД, представленная в Таблице 1, показывает, что как абсолютное количество статьи 58.10 случаев, и их доля во всех контрреволюционных преступлениях выросла в 1941 г., достигла пика в 1942 г. и быстро снизилась, начиная с 1943 г.

  • 8 Николас Верт, Сергей Мироненко, ред., История сталинского Гулага: конец 1920-х - первая половина (...)

Таблица 1 . Количество обвинительных приговоров за контрреволюционные преступления НКВД в 1939-1947 гг. 8

Аграндир Оригинал (jpeg, 41k)
  • 9 ГАРФ, ф.Р-9474, указ. 16, д. 216, л. 7.

5 Соответствующая исчерпывающая статистика по судебной системе мне недоступна, но обзоры судебной практики в первые годы войны подтверждают резкий рост как абсолютного, так и относительного количества случаев контрреволюционной агитации в 1941-1942 гг. Например, в апреле 1941 года Горьковский областной суд рассмотрел всего 30 дел о контрреволюционных преступлениях, включая агитацию. В мае их было 28, но уже в июне оно выросло до 39, а в июле выросло до 171 случая.За первые 15 дней августа 1941 г. было открыто 104 новых дела. Контрреволюционная агитация составила более 80% этого быстрого и заметного всплеска9

  • 10 История сталинского Гулага , т. 1, 609.
  • 11 Ibidem, 623.

6 Несмотря на это увеличение, в Советском Союзе в целом в первые годы войны не был побит рекорд судимости за контрреволюционную агитацию, установленный во время Большого террора.В 1937 году только НКВД осудило за это преступление 234 301 человека.10 С другой стороны, как видно из таблицы 2, даже в кризисный 1942 год общее количество осужденных за все контрреволюционные преступления, включая саботаж, терроризм и т. Д. , было 279 651. Учитывая, что в 1942 году только около половины всех обвинительных приговоров по статье 58 НКВД касалось агитации и пропаганды, маловероятно, что общее количество обвинительных приговоров по статье 58.10 превышало уровень 1937 года. Более того, количество людей, осужденных во время войны за другие виды преступлений, указывает на то, что преследование контрреволюционной пропаганды не было главной заботой советской системы правосудия.В то время как общее число лиц, осужденных судами в 1941-1945 годах за нарушение трудовой дисциплины, согласно печально известному Декрету от 26 июня 1940 года, превышает 7 миллионов человек11, соответствующее количество обвинительных приговоров за контрреволюционные преступления достигло лишь 500 908, то есть всего 1 / 14 бывшего номера.

  • 12 Значительная часть работы Петра Соломона Советская уголовная юстиция под посвящена истории (...)

7 Почему же тогда так важно изучение судебного преследования во время войны? Во-первых, количество контрреволюционных обвинений в 1941-1942 годах резко возросло по сравнению с 1939-1940 годами, что свидетельствует о новом повороте в подходе Советского правительства к общественному мнению. Во-вторых, если мы сравним общее количество обвинительных приговоров по всей категории контрреволюционных преступлений на основе опубликованных статистических данных за военное время и ближайшие довоенные и послевоенные годы (таблица 2), мы заметим не только общий рост количество дел, начиная с 1941 года, но также устойчивый рост использования судебного преследования в отличие от внелегальных репрессий (НКВД).Именно во время войны удача в многолетнем соперничестве между юридическими и внелегальными органами за власть выполнять советские законы12 медленно, но в конечном итоге необратимо изменилась в пользу первых. В 1941 году количество контрреволюционных преступлений, преследуемых судами, стало превышать количество дел по делам НКВД.

8Это пропорциональное изменение имело важные последствия. Несмотря на то, что и внелегальные репрессивные органы, и суды действовали в рамках одного и того же уголовного законодательства, на процессуальном уровне их практика сильно различалась.Судебные процессы над НКВД проводились быстро, за закрытыми дверями, а судебные процессы, по крайней мере теоретически, должны были соответствовать правилам «социалистической законности». Свидетели вызывались для дачи показаний в суде, обвиняемые имели право на адвоката, а судебные процессы заканчивались публичными приговорами. Даже если функционирование правовой системы не должно было быть полностью прозрачным для непрофессионалов (как показывают многочисленные секретные инструкции Верховного суда для судей), эти относительно открытые и формализованные судебные разбирательства неизбежно способствовали распространению знаний о советских правовых нормах среди широкой общественности.

  • 13 Составлено на основе послевоенной статистики, опубликованной в Werth, Mironenko, eds., Istoriia stalinsk (...)

Таблица 2 . Количество обвинительных приговоров за контрреволюционные преступления НКВД и советскими судами всех категорий, 1939-1947 гг. 13

Agrandir Original (jpeg, 50k)

9 Эта все более заметная роль судов в преследовании за политические преступления после 1941 года делает особенно важным установить мотивы советской правовой политики и проанализировать, как судебные чиновники понимали социалистическую законность в то время.

  • 14 Обзор дискуссии см .: Ян Плампер, «Beyond Binaries: Популярное мнение в сталинизме», i (...)
  • 15 Помимо монографии Сары Дэвис и статьи Лесли Риммел, цитируемой в сноске 4, сом (...)
  • 16 Здесь я в первую очередь имею в виду Йохена Хеллбека, который наиболее активно поддерживает эту точку зрения. См. (...)

10 Чтобы оценить возможные изменения в военное время в этом отношении, сначала необходимо взглянуть на общую логику советской правовой политики в отношении контрреволюционной агитации.В то время как криминализация альтернативных политических взглядов при Сталине является общеизвестным историческим опытом, подход юридических чиновников к этой форме политического преследования получил мало внимания со стороны историков. Оживленные споры о природе общественного мнения в сталинском обществе, имевшие место в последние пятнадцать лет, мало что помогли в объяснении того, почему, каким образом и с какой целью государство преследовало людей, якобы выражавших антисоветские настроения14. Большинство ученых подходят к запрещенной речи «снизу», пытаясь выявить подлинные политические взгляды советского населения, они склонны игнорировать институциональную перспективу.Для тех историков, которые путем изучения общественного мнения стремятся продемонстрировать сопротивление населения большевистскому режиму, причина, по которой режим хотел подавить такое сопротивление, очевидна15. Мнение, даже явно несогласное, не должно интерпретироваться как неприятие гражданами советской власти и даже демонстрирует их отождествление с доминирующим политическим дискурсом, вопрос о судебном преследовании не имеет значения.16

  • 17 Дэвис, «Преступление антисоветской агитации».

11Единственная работа, посвященная судебному преследованию антисоветской агитации, статья Сары Дэвис, анализирует ее преимущественно количественно, а не качественно. Дэвис описывает, как преследование политически подрывной речи колебалось, по ее собственным словам, «от крайнего к умеренному», с периодами, характеризующимися различным участием юридических и внезаконных органов, а также чередованием большевистского принципа классового фаворитизма и правовая доктрина индивидуальной ответственности.17 Однако она не ставит под сомнение конечные цели репрессивной политики и рассматривает их исключительно как инструмент подавления инакомыслия. Такой подход, в конечном счете, является редукционистским, поскольку он изображает закон как реакцию на уже существующее социальное явление (инакомыслие) и игнорирует его конструктивную природу. Фактически, статья 58.10, как и любой другой закон, не просто закрепляла социальные нормы путем наказания за преступление. Вместо этого он создал норму, проведя границу между приемлемым и неприемлемым поведением.

  • 18 Питер Холквист, «Государственное насилие как техника: логика насилия в советском тоталитаризме», в (...)

12 С конструктивистской точки зрения объектом правовых репрессий являются не отдельные правонарушители, а общество в целом. Как утверждает Питер Холквист в своем новаторском эссе, насилие со стороны государства в большевистской политической системе в значительной степени имело профилактический характер и было направлено на формирование структуры населения по желаемым направлениям.18 Хотя Холквист в основном занимается внелегальными политическими репрессиями, осуществляемыми органами безопасности, его аргумент можно распространить и на судебное преследование. Таким образом, анализируя цели судебного преследования политических преступлений через судебную систему, мы можем уточнить наше понимание того, как сталинский режим управлял различными слоями советского населения и какое общество должно было возникнуть в результате этих усилий. .

  • 19 Питер Холквист, «Информация - это альфа и омега нашей работы»: большевистское наблюдение в Pan-E (...)

13Но как именно и с какими целями советская система правосудия пыталась изменить общество? Была ли эта система, по словам Холквиста, нацелена на «превращение человеческого материала общества в более эмансипированного, сознательного и превосходного человека -« нового человека »»? 19 Из моих источников очевидно, что судебное преследование контрреволюционной агитации во время у войны были гораздо менее амбициозные цели. Его конечной целью было сохранить статус-кво в отношениях между населением и режимом, а не трансформировать политическое сознание советских граждан.

  • 20 Любопытное свидетельство применения социалистической законности упоминается в протоколе закрытого (...)
  • 21 Сара Дэвис, пишущая об этом законодательном изменении, игнорирует его опасный военный контекст: Дэвис, «Кр (...)
  • 22 См. Олег Хлевнюк, «Цели Большого террора, 1937-1938», в Джулиан Купер, Морин Перр (...)

14 Прежде всего, судебное преследование контрреволюционной агитации было направлено на поведение, а не на мысли.Рассматриваемый закон не касался общественного мнения как такового , не говоря уже об индивидуальных политических взглядах. Несмотря на то, что статья 58.10 использовалась de facto для обеспечения политического согласия, закон о контрреволюционной агитации касался потенциальных действий населения в целом, а не индивидуальных убеждений и мнений20. Само появление и преемственность этой правовой нормы было продиктовано мотивами. государственной безопасности, что, в свою очередь, отражало политику тотальной войны.Печально известная статья 58 появилась в феврале 1927 года, в разгар советской войны 1926-1927 годов, когда все контрреволюционные преступления были объединены в одну статью нового уголовного кодекса.21 Сроки внесения этих законодательных изменений прямо указывают на развитие событий. что закон о контрреволюционной агитации направлен на предотвращение: массовой мобилизации во имя врага, которая может либо спровоцировать иностранную военную интервенцию, либо способствовать ей. Как убедительно доказывалось в недавних исследованиях, сам Большой террор, отмеченный историческим пиком статьи 58.10 обвинительных приговоров в значительной степени были мотивированы новой угрозой войны и представляли собой попытку предотвратить появление «пятой колонны», которая могла бы восстать против Советского правительства и способствовать его поражению22. Операция «Барбаросса », иностранное военное вмешательство стало реальностью, получив убедительное подтверждение закону; в то же время это стало серьезным испытанием для советской правовой системы. Впервые после окончания Гражданской войны эта система должна была обеспечить государственную безопасность во время войны на советской территории и одновременно соблюдать требования социалистической законности в (относительно) публичной среде суда.

  • 23 О кампании правосудия в 1920-х и 30-х годах см. Solomon, Soviet Criminal Justice , 81-110.
  • 24 ГАРФ, ф. Р-9474, указ. 16, д. 269, л. 260-260 реверс.
  • 25 См., Например: ГАРФ, ф. Р-9474, указ. 16, д. 218, л. 1-6.

15 В отличие от многих случаев советской довоенной «кампании правосудия», рост числа контрреволюционных агитационных дел после начала войны не был результатом правительственного постановления или законодательных изменений, которые направили бы внимание советских судов на новый воспринимаемый источник общественная опасность.23 Напротив, источники единодушно указывают на то, что более интенсивное судебное преследование было ответом на реальное изменение советского общественного мнения, в свою очередь, спровоцированное событиями на фронте. Эта реакция изначально была несколько непоследовательной на местном уровне и, в любом случае, не была организована вышестоящими властями. Как позже выразился Верховный суд, «не все суды сразу приспособились к новым условиям» после начала войны, и многие судьи, к сожалению, не смогли «отказаться от менталитета мирного времени».24 Таким образом, в то время как число людей, осужденных за контрреволюционную агитацию, резко возросло, высшие судебные чиновники отчитывали суды низшей инстанции за чрезмерную снисходительность.25

  • 26 См., Например, отчет Верховного Суда Киргизской ССР по исследованным уголовным делам 1937- (...)
  • 27 ГАРФ, ф. Р-9474, указ. 16, д. 269, л. 261.
  • 28 Там же, 262.

16 Однако противоположное превышение, суровые сроки наказания, тоже создало серьезные проблемы. Через несколько недель после 22 июня 1941 года советские суды, даже вдали от фронта, начали преследование контрреволюционной агитации в соответствии с частью 2 статьи 58.10 (вместо части 1), которая касалась условий военного времени. В результате тех же действий, которые до июня 1941 года могли привести к лишению свободы всего на шесть месяцев (хотя обычные сроки тюремного заключения за это преступление были более длительными, от двух до десяти лет), 26 преступников столкнулись с перспективой не менее десяти лет лишения свободы или смерти, если не найдены смягчающие обстоятельства (что, согласно букве закона, было невозможно).27 Суды, заваленные контрреволюционными делами, часто без колебаний выносили суммарное правосудие, что приводило к большому количеству приговоров к смертной казни. Например, из 2229 человек, обвиненных в апреле-августе 1942 года в контрреволюционной агитации судами Казахской ССР, 82,1% были осуждены либо к десяти годам лишения свободы, либо к смертной казни с почти равным распределением между двумя категориями. Поскольку у многих осужденных были близкие родственники, сражавшиеся в рядах Красной Армии, чрезмерная смертная казнь и другие суровые наказания были потенциально опасны для режима.28 Каким же образом суды могут перемещаться между этими крайностями и избегать опасности либо потворствовать нелояльности населения, либо спровоцировать ее своими собственными действиями?

  • 29 Ibidem, 257 оборотная сторона, курсив мой.

17 В ответ на первоначальную путаницу на местном уровне в 1942 году Верховный суд издал ряд секретных инструкций нижестоящим судам, гарантируя, что судебное преследование будет распространяться на самые широкие группы правонарушителей, а также предоставив судам подробные инструкции. чтобы уменьшить количество спорных приговоров и ускорить судебное разбирательство.Дальнейшую часть своей статьи я основываю на одном таком длинном документе, датированном июнем 1942 года. Как убедительно демонстрирует этот документ, для достижения этой первой цели Верховный суд пересмотрел одно из основных понятий теории права - субъективную вину и тем самым расширил Применение статьи 58.10. Субъективная виновность в советском уголовном законодательстве, как и в других современных правовых системах, основывалась на презумпции того, что вина зависит не только от совершения лицом фактического преступного деяния, но и от наличия или отсутствия сознательного намерения совершить такое деяние.Эта презумпция не позволяет судьям выносить приговор только на основании иска. Что касается, в частности, контрреволюционной агитации, то согласно закону она определялась как целенаправленное воздействие на массы с целью подорвать их лояльность советскому режиму. Однако, как признал Верховный суд, во многих случаях такая цель отсутствовала, а антисоветские высказывания лишь отражали личные антисоветские настроения выступающих. Иногда вообще не высказывалось отрицательного отношения к советской власти, а спикер критиковал только отдельные правительственные кампании.Таким образом, преследуемая деятельность часто не проявляла признаков агитации. Однако Верховный суд заявил, что применение статьи 58.10 к таким делам было полностью законным. В нем было заявлено, что в новых политических обстоятельствах преступное намерение больше не относилось к желанию свергнуть советскую власть, а касалось, вместо этого, самого акта антисоветских высказываний: «каждый здравомыслящий человек [выражающий антисоветские взгляды ] хочет, чтобы выражал антисоветский характер, а предсказывает , что его выражение будет носить антисоветский характер.”29

18 В то же время официальный подход к виновности в контрреволюционных агитационных делах обнаруживал поразительную непоследовательность. С одной стороны, сознательное намерение совершить преступное деяние является необходимым условием несения полной ответственности перед законом. С другой стороны, активное участие в контрреволюционных агитационных делах было возложено на внешние силы. В первые послереволюционные годы, пояснил Верховный суд, антисоветская агитация заключалась в открытых призывах к свержению советского режима.С победой социализма его враги вместо этого прибегли к скрытой антисоветской деятельности и пытались косвенно влиять на менее сознательные и политически нестабильные элементы. Тогда на каком основании эти пассивные инструменты должны быть наказаны за действия, которые они на самом деле не собирались совершать? Согласно Уголовному кодексу, преступление контрреволюционной агитации не имело обстоятельств, которые могли бы уменьшить вину, и по определению являлось преднамеренным деянием. Не могло быть контрреволюционной агитации, совершенной сгоряча или по неосторожности.Тем не менее Верховный суд настаивал на том, что вина преступников может иметь разную степень, и настоятельно рекомендовал судам низшей инстанции при вынесении приговоров учитывать «личность» обвиняемых.

  • 30 Дэвис, «Преступление антисоветской агитации», 151; Соломона, Советская уголовная юстиция , 33-34.

19 Что означает «личность» в судебной практике? По мнению историков советской системы правосудия, на протяжении 1920-1930-х годов в этой системе чередовались подходы, которые они описывают как «классовый фаворитизм», то есть преференциальное обращение с преступниками из рабочего класса, и противоположный принцип индивидуального подхода. ответственность, при которой только состав преступления (то есть действие и умысел) определяет степень наказания.30 Мои источники указывают, что это противопоставление классового фаворитизма индивидуальной ответственности не всегда адекватно описывает логику судебного преследования. Согласно инструкциям Верховного суда, классовая принадлежность была важна только постольку, поскольку позволяла оценивать субъективную вину.

20 В частности, Верховный суд рекомендовал нижестоящим судам обратить особое внимание на то, исходили ли антисоветские высказывания из систематического мировоззрения или были каким-то образом случайными для виновного.При установлении этого факта судьи не должны полагаться на личные признания вины или заявления о невиновности. Вместо этого судам было рекомендовано вывести связь между личными убеждениями и публичными высказываниями на основании косвенных доказательств: возраста, пола подозреваемых, образования, судимости, а также их семейных связей и социального происхождения.

  • 31 Холквист, «Государственное насилие как метод», 23–24.

21 Вместо того, чтобы культивировать «классовый фаворитизм», советские судьи обратились к социальному происхождению обвиняемого, чтобы установить его или ее личную вину.Для определения степени вины и количественной оценки социальной опасности, исходящей от обвиняемого, использовались социальные знания, аналогичные тому, что Питер Холквист определил как оперативную концептуальную основу внезаконных политических репрессий: определенные социальные категории рассматривались как потенциально более опасные, чем другие.31 Помимо класса, другие факторы, такие как возраст и пол, рассматривались как не менее значимые. Почему эти другие факторы были так важны? Согласно большевистской доктрине, каждой социальной группе было приписано фиксированное политическое мировоззрение.Следовательно, рабочий класс не мог питать подлинных антисоветских настроений. Тот факт, что многие рабочие и крестьяне действительно критиковали режим, объяснялся личными характеристиками, которые не позволяли преступникам полностью реализовать свое классовое сознание.

  • 32 ГАРФ, ф. Р-9474, указ. 16, д. 269, л. 261 реверс.

22 Вопрос о возрасте осужденных чаще всего обсуждается в отчете о судебных ошибках и неоправданно суровых приговорах.Во многих случаях лица, приговоренные к смертной казни за контрреволюционную агитацию, были уже в возрасте 70-80 лет, поэтому Верховный суд заявил, что их приговоры были не только необоснованно суровыми, но и неправильно отражали характер преступления. Антисоветские высказывания в этих случаях якобы не вытекали из развитого идеологического убеждения, а были в значительной степени результатом неграмотности, культурной отсталости людей, неспособных, зачастую ввиду их преклонного возраста, бороться в своем сознании. , пережитки капитализма, под влиянием которого они прожили большую часть своей жизни.32

  • 33 Ibidem, l. 263 реверс.
  • 34 Ibidem, l. 263. Такой подход полностью соответствует официальному взгляду на политическую жизнь крестьянок (...)

23 Пол также считался важным фактором при определении виновности. Крестьянки, в частности, якобы имели склонность к антисоветским высказываниям не из идеологических убеждений, а в связи с трудностями повседневной жизни, и их выражения часто не были результатом систематических политических взглядов, а были вызваны их « культурная и политическая отсталость.33 Женщины, особенно пожилого возраста и с более низким уровнем образования, также воспринимались как чрезмерно эмоциональные и иррациональные, поэтому Верховный суд рекомендовал не понимать их слова буквально в каждом случае34.

  • 35 ГАРФ, ф. Р-9474, указ. 16, д. 269, л. 260 реверс.
  • 36 Ibidem, l. 260 реверс.

24 Личные истории осужденных были еще одним важным фактором при вынесении приговора.В отчете 1942 года упоминается непропорционально высокий процент «скомпрометированных в прошлом или настоящем» среди осужденных за антисоветскую агитацию (115 из 200 дел, рассмотренных Верховным судом в ноябре 1941-марте 1942 года, или 58%). .35 Официальная интерпретация этого факта - что люди, маргинализированные режимом, как правило, не любили его - разумна, но не может полностью объяснить такой высокий процент и должна быть дополнена предположением, что люди, дискредитированные своим прошлым, были особенно склонны к осуждению. и осужден.Действительно, судимость в прошлом может сыграть роковую роль, что продемонстрировано делом о некомпетентности нижестоящего суда, которое касалось человека, который ранее был осужден к семи годам лишения свободы за антисоветскую агитацию, но получил только пять лет лишения свободы за антисоветскую агитацию. повторное преступление той же категории - неприемлемый акт снисхождения в глазах Верховного суда.36 Сам характер правонарушения не имел значения по сравнению с самим фактом предыдущего осуждения, что, в свою очередь, якобы свидетельствовало о том, что осужденный был последовательным антисоветский настрой.

  • 37 Ibidem, l. 276 реверс, л. 277 реверс.

25 Проблема «личности» не ограничивалась характеристиками лиц, предстающих перед судом, и распространялась на их социальные сети, в первую очередь, семью. Особого внимания пользовались родственники «бывших» людей, кулаки и другие отчужденные социальные элементы. Как показывает случай инженера Турчина, наличие или отсутствие таких отношений могло стать вопросом жизни или смерти.В августе 1941 года Турчин был приговорен Горьковским областным судом к десяти годам лишения свободы и пяти годам лишения свободы за преступление антисоветской агитации. Главный прокурор РСФСР заявил, что приговор был недостаточно суровым, указав, что отец Турчина был крупным владельцем недвижимости до 1917 года, а после революции был лишен гражданских прав. Возобновление уголовного дела привело к вынесению приговора к высшей мере наказания. Жалоба осужденного в Верховный суд РСФСР отклонена.Однако Верховный суд СССР установил, что как первоначальный, так и пересмотренный приговоры были основаны на ложных основаниях: документы, содержащиеся по делу, доказывали, что отец Турчина был лишен избирательных прав по ошибке, поскольку стоимость его дореволюционного имущества фактически была невысокой. , относительно незначительно. Вследствие этого Верховный суд заменил приговор шестью годами лишения свободы и удовлетворил ходатайство Турчина об отправке на фронт, приостановив его приговор на время боевых действий.37

  • 38 Ibidem, l. 264 реверс.

26Если даже семейные отношения с отчужденным советским режимом лицом могли превратиться в отягчающее обстоятельство в суде, то вопрос о виновности самих таких лиц на практике иногда решался автоматически. Однако вопреки теории «классового фаворитизма» такие случаи были восприняты как нарушение социалистической законности.В отчете Верховного суда в качестве примера недопустимой халатности и формалистического подхода упоминается дело женщины, виновной в распространении паники, но осужденной не за это относительно незначительное правонарушение, а за более серьезное преступление контрреволюционной агитации только в основа дворянского происхождения женщины.38

27 Преследование определенных социальных групп не было конечной целью советской правовой системы. Вместо этого Верховный суд подчеркнул необходимость выявления и устранения источников общественно опасных идей.Повторяемость содержания «антисоветских» выступлений для юридических органов не могла возникнуть из-за многократных наблюдений над одними и теми же реалиями многими разными людьми. Вместо этого, как утверждал Верховный суд, он «предполагает, что […] антисоветские высказывания возникают не случайно и не изолированно друг от друга, а, возможно, направляются замаскированными врагами советского строя или прямыми агентами фашизма». К сожалению, продолжает документ, «следует отметить, что наши судебные и следственные органы мало внимания уделяют этому аспекту вопроса.”39

  • 40 Ibidem, l. 267 реверс.

28 В качестве примера такой халатности в отчете приводится случай, который объединяет многие темы, упомянутые выше: возраст, пол, класс, и добавляет к ним этническую предвзятость. В начале июля 1941 года некая Ригель, 20-летняя работница бакинской текстильной фабрики, рассказывала о стремительном продвижении врага и якобы утверждала, что немецкая армия уже приближается к столице Советского Азербайджана. .Что еще хуже, она «выразила положительное отношение к лидеру нацистского государства». В сообщении говорится, что расследование правильно сделало предположение, что «недоразвитая молодая женщина» не могла быть автором таких измышлений, и, таким образом, возникла возможность того, что она была «орудием в чьих-то руках». Столкнувшись с вопросами об источниках информации, Ригель сначала обвинила своих коллег на заводе, но, когда на нее настаивали, в конце концов заявила, что ее отец - этнический немец - подстрекал ее к распространению слухов.В личной очной ставке с отцом она снова изменила свои показания, в результате отец был допрошен за выражение антисоветских взглядов, но обвинение в подстрекательстве к нему было снято. Верховный суд отметил, что суд низшей инстанции, который не потрудился найти источник слухов и позволил вероятному подстрекателю уйти, виновен в ненадлежащем отсутствии бдительности40

29 Как показано в этом примере, официальные подозрения в политической лояльности определенных этнических групп повлияли на преследование контрреволюционной агитации.Однако этот случай также свидетельствует о сохраняющейся высокой важности гендерных категорий даже перед лицом этнического козла отпущения: молодая работница Ригель, рожденная от отца-немца, могла быть осуждена как политически чуждый элемент, но была освобождена из-за на ее подчиненное место в сети гендерных и семейных отношений.

30 Хотя все категории и подходы, рассмотренные выше, в равной степени применимы к преследованию контрреволюционной агитации в 1930-х годах, война еще больше замедлила проект социальных преобразований с помощью правоохранительных органов.Несмотря на то, что субъективная вина рассматривалась как решающая концепция для осуществления правосудия, перегруженным работой судьям было рекомендовано определять эту вину не столько на основе индивидуального поведения, сколько на общих социальных категориях, характеризующих обвиняемых. В условиях военного времени Верховный суд уделял повышенное внимание возрасту и полу при определении виновности и неохотно признал неспособность 20 лет советской власти реформировать политически отсталые массы, в то время как суды низшей инстанции снова просили не искать развитые люди. политическое сознание среди тех социальных групп, в которых его нельзя было найти.Таким образом, правовая политика подтвердила традиционную классовую и гендерную иерархию, в которой старые крестьянки находились внизу, но значительная часть советского населения лишь чуть выше их. Другой аспект, имевший далеко идущие последствия для последующей советской истории, касался появления новых потенциально нереформируемых категорий населения, определяемых по этническому признаку. В целом об ускоренной трансформации политического мировоззрения широких слоев населения для судебной власти не могло быть и речи.

31 Было еще одно соображение, которое еще больше снизило актуальность политики социальных преобразований во время войны. Возлагая высшую степень ответственности за антисоветские высказывания на взрослых мужчин, режим изображал эту категорию населения как важную для сохранения общественного порядка - отношение, которое было подтверждено во время войны. Старые люди и женщины могли быть политически «нестабильными» и лично незрелыми, легковерными, эмоциональными и иррациональными, но пока мужчины призывного возраста оставались верными и храбро сражались в Красной Армии, не имело большого значения, что их матери, отцы и жены думали и говорили.Режим не надеялся преобразовать эти «неподходящие» категории в «новых людей» и предпочитал сохранять статус-кво , одновременно удаляя из общества наиболее опасных людей.

  • 41 Ibidem, l. 268 реверс.

32 Однако преследование контрреволюционной агитации имело другое, более долгосрочное и менее прямое воздействие на более широкие массы населения. Из косвенных свидетельств становится ясно, что закон о контрреволюционной агитации также рассматривался как инструмент насаждения официальных ценностей, а не только через страх наказания.Суды знали о гражданах, которые пытались использовать закон, не принимая идеологию, которую он должен был поощрять. Таким образом, в отчете Верховного суда содержится предупреждение о том, что не всем показаниям следует доверять, и что сокамерники ГУЛАГа и, в частности, жители коммунальных квартир могут осуждать своих товарищей, ставя личные интересы выше идеологических соображений41. кто подписался под официальную идеологию. Однако этот аспект карательной политики никогда прямо не обсуждался в судебных протоколах, а суровое наказание за контрреволюционную агитацию, практиковавшееся во время войны, свидетельствует о том, что судебные органы считали хирургическое вмешательство наиболее эффективным видом социальной профилактики.

33 Насколько эффективным было юридическое подавление контрреволюционной агитации для мобилизации народной поддержки сталинского режима? И наоборот, как мы можем оценить рост числа «контрреволюционных» выступлений в первые годы войны? Нетрудно предположить, что в это время, отмеченное серией драматических потерь, многие люди переоценили свою лояльность советскому государству и стали более критически относиться к официальной пропаганде.Так и было, но это не вся картина. На каждый зарегистрированный случай контрреволюционной агитации приходилось несколько свидетелей, готовых дать показания в суде для обвинения. Более того, большинство этих дел, как признается в докладе Верховного суда, были основаны на добровольных осуждениях.42 Другими словами, в то время как многие советские граждане выражали критику режима, еще больше считали такую ​​критику незаконной и считали своим долгом сообщить об этом в властям и предоставить показания, которые обеспечат суровое наказание виновных.В конечном итоге не имеет значения, исходили ли все разоблачения на основе идеологических убеждений. Гораздо важнее то, что, участвуя в реализации официальной судебной политики и становясь свидетелями преследования лиц, нарушивших закон, советские граждане имели возможность узнать, какие взгляды считались «контрреволюционными» и, следовательно, не должны быть выраженным, по крайней мере, публично. По мере того как доля контрреволюционных преступлений, рассматриваемых в судах, возрастала, росло и воспитательное значение статьи 58.10.

  • 43 ГАРФ, ф. Р-9474, указ. 16, д. 269, л. 265.

34 Повлияла ли доступность этого сообщения на актуальное общественное мнение? В отчете Верховного суда признается, что волна «контрреволюционных» выступлений утихла только тогда, когда ситуация на фронте изменилась в пользу Красной Армии43. Несомненно, окончательная победа Советского Союза сделала гораздо больше для восстановления лояльности населения режиму, чем любая политика, сознательно применяемая с этой целью.Однако, анализируя логику судебного преследования контрреволюционной агитации, мы можем лучше понять не только факторы, определившие судьбу многих жертв политических репрессий, но и природу советского режима того времени. Судя по судебным источникам, этот режим выглядит крайне интервенционистским, не желающим выпускать поведение отдельного человека из-под его контроля, а также режимом, который не боится суровых наказаний. В результате пересмотра определения субъективной вины, изложенного в инструкциях Верховного суда, большее, а не меньшее число людей могло быть привлечено к суду за политически неприемлемые высказывания.Поэтому изменения в правовой политике, ставшие реакцией на рост числа контрреволюционных агитаций в первые годы войны, вряд ли можно назвать либерализацией. Тем не менее, режим, проявляющийся через свою правоохранительную систему, также кажется удивительно скромным и консервативным в своих стремлениях изменить сознание населения. На индивидуальном уровне в задачи суда входили не личные мысли, а внешние действия. На социальном уровне это была традиционная иерархия, которую суды стремились сохранить, а не радикально изменить общество.Как это ни парадоксально, оба эти аспекта - интервенционизм и консерватизм - усилились после 1941 года.

ВВС СССР 1941-1943 гг. «Великая Отечественная война» - Warlord Games Ltd

Набор красок 8 цветов в 17 мл; разработан для окраски различных схем камуфляжа советских самолетов с начала «Великой Отечественной войны» в июне 1941 года до 1943 года; поворотный момент на Восточном фронте.

Состав:

  • AII Защитный камуфляж зеленый : Нитроцеллюлозный лак для верхней поверхности самолетов с комбинированными деревянно-тканевыми и, возможно, металлическими конструкциями. Технические характеристики выпущены в 1937 году и использовались с 1938 по 1941 год.
  • AMT-4 Camouflage Green : Нитроцеллюлозный лак для верхней цветовой схемы «Черный / Зеленый» для самолетов с комбинированной структурой дерево / металл и металлической отделкой.
  • A-24m Camouflage Green : Масляная эмаль, эквивалентная цвету AMT-4, цветовая схема верхней поверхности «Серый / Коричневый / Зеленый» и «Черный / Коричнево-зеленый» для самолетов с металлическими конструкциями.
  • AMT-6 Matt Black : Нитроцеллюлозный лак для верхней цветовой схемы «Черный / Зеленый», используемый на самолетах смешанной конструкции и металлической отделки.
  • АИИ Св. Гол. (Svetlo goluboi) Голубой : Нитроцеллюлозный лак для нижней поверхности самолетов с комбинированной тканью / деревом и, в конечном итоге, металлической структурой. Широко использовался в 1940-1942 годах и постепенно вытеснялся АМТ-7.
  • AMT-7 Greyish Blue : Нитроцеллюлозный лак для нижних поверхностей самолетов с комбинированными тканевыми / деревянными и металлическими структурами.Введен в эксплуатацию с 1943 г. в качестве замены AII Sv.gol.
  • A-28m Greyish Blue : Эмаль на масляной основе, эквивалентная цвету AMT-7, для нижней части самолета с металлической структурой. Со временем этот цвет приобрел желтый оттенок.
  • MK-7 Matt White : Съемная водорастворимая краска для временного или сезонного использования, использовалась для зимнего камуфляжа в течение всей войны (1941-1945).

Варианты доставки

NB.Все заказы, отправленные из Великобритании - посмотреть время подготовки и доставки

Таможенные сборы и импортные пошлины оплачиваются покупателем.

Также доступна курьерская служба - подробнее .

Получение на выставке : доступно при оформлении заказа (в зависимости от даты).

Посетите нас : подробнее .

Обмен и возврат

Если у вас возникли проблемы с заказом или кто-то купил вам не ту вещь в подарок, пожалуйста, свяжитесь с нами.Мы хорошие ребята и постараемся решить проблему:

Звоните : 0115 978 4495 (подробности о часах работы)

Эл. Почта : [email protected]

Вопросы?

Хотите ли вы узнать, когда будет доставлен ваш заказ или в каких шляпах должны быть ваши наполеоновские войска, наша служба поддержки клиентов может вам помочь!

Звоните : 0115 978 4495 (подробности о часах работы)

Эл. Почта : info @ warlordgames.com

Советская стратегия в Великой Отечественной войне

Русские, апрель 1945 года - Марта Геллхорн

Один русский гвардеец стоял у понтонного моста на нашей стороне Эльбы. Он был маленьким, косматым и с ясными глазами. Он махнул нам, чтобы мы остановились, подошел к джипу и очень быстро заговорил по-русски, все время улыбаясь. Затем он пожал руку и сказал: «По-американски?» Он снова пожал руку, и мы поприветствовали друг друга.Последовало молчание, во время которого мы все улыбались. Я пробовал немецкий, французский, испанский и английский именно в таком порядке. Мы хотели перейти Эльбу в русскую сторону и нанести визит нашим союзникам. Ни один из этих языков не работал. Русские говорят по-русски. Затем водитель GI сделал несколько замечаний по-русски, которые меня поразили. «В наши дни нужно поговорить обо всем понемногу, - сказал он. Русский охранник выслушал и переварил нашу просьбу и теперь ответил. Ключевое слово в его ответе было: нет.Это единственное слово по-русски, которое я знаю, но вы его часто слышите, и после этого нет смысла спорить.

Итак, мы поехали обратно к КП русского офицера, который, возможно, контролировал этот мост. Здесь у нас состоялся еще один блестящий и приятный разговор, полный рукопожатий, смеха и доброй воли; оперативное слово снова было нет. Мне предложили пойти в здание в Торгау, немного подальше от реки, где я найду больше своих соотечественников, которые того или иного ждут.Это был квадратный серый немецкий дом, возле которого стояли различные джипы и штабные машины, принадлежавшие различным американским и английским офицерам, которые ждали, чтобы пересечь Эльбу по делам. Ситуация казалась постоянно беспорядочной. В атмосфере царила озадаченная, но сердечная покорность. Офицеры стояли на улице и размышляли о российском времени, которое было на час-два раньше или позже нашего. Они спросили себя, приедет ли завтра русский генерал, который должен был сегодня (как они думали), но который на самом деле прибыл и ушел вчера, и если да, то в чей час, в наш или в их час.Они сказали, что бесполезно звонить через реку, потому что телефон, который находился в первом российском офисе, который я посетил, находится в чисто экспериментальной стадии, и все равно по телефону ни на что не ответят, если в Во-первых, телефон работал, и вам довелось связаться с кем-нибудь на другом конце провода. Они сказали, что так оно и есть, приятель, и ты можешь привыкнуть к ожиданию, потому что ждать - это то, что ты делаешь. Вы могли перейти Эльбу на русскую сторону только в сопровождении русского офицера, который приехал, чтобы заставить вас отвезти вас в определенное место с определенной целью.Не было ничего глупого в том, чтобы пройти несколько сотен ярдов по понтонному мосту и пообщаться с нашими союзниками.

На солнышке было довольно приятно, а улица интересная. Мимо прошли две русские девушки-солдаты и русская медсестра с пистолетом на бедре. Русский солдат в синем комбинезоне, с голубыми глазами, под стать, подошел и сказал «по-американски?», Пожал всем руки и получил поток шуток с солдатами, на все из которых он ответил улыбками и словом «русский».Затем он с легким вздохом сказал: «На», снова пожал всем руки и пошел по своим делам. Утро продолжалось, и очевидно, что ничего не должно было произойти, поэтому мы проехали через российскую часть Торгау и через мост, охраняемый депутатами, и отправились на обед в штаб американского батальона. Там мы нашли очень крупного, сильно испачканного русского полковника и его переводчика, которые изо всех сил старались справиться с тарелкой пайков. Они были в восторге от рационов K не больше, чем мы, что доказывает, что они люди со вкусом, но кофе им понравился.В штабе батальона никто не выглядел безупречно, поскольку боевые части слишком спешат и заняты, чтобы выглядеть безупречно, а также в недавно освобожденных городах обычно нет воды. Однако все русские выглядели так, как будто у них не было времени на баню со времен Сталинграда.

Полковник был восхитителен, и он пожал руку, как смертельное сжатие медведя гризли, и через переводчика сказал, что сегодня вечером отвезет меня через Эльбу, когда он возвращается в штаб своей дивизии, и он позовет меня. в пять тридцать.После некоторого обсуждения мы договорились, чье это будет пять тридцать, его или наше, и все остались довольны. В пять тридцать он не пришел, и бегуны вышли его искать. В шесть тридцать я вернулся в российскую часть Торгау и выследил его.

Он настоял, чтобы я пришел поесть с ними; они перекусили. Маленькая закуска была моей мечтой, она состояла из сваренных вкрутую яиц, трех видов колбас, солений, масла, меда и различных вин, и я решил, что у русских более разумный подход к нормированию, чем у нас.Это старомодно, но эффективно и избавляет от многих хлопот; вы живете за счет земли, и любая земля может побить рацион K. Заговорили о переходе через Эльбу. Оказалось, что полковник не понял мою просьбу; нет, без разрешения генерала уехать будет невозможно. Тогда может он позвонить генералу? Что теперь? Да нет.

«Время - деньги», - сказал переводчик.

«Вы так торопитесь, - сказал полковник. «Мы поговорим об этом позже.’

«Вы не понимаете, - сказал я, - я наемный раб. Я работаю на кучку капиталистических огров в Нью-Йорке, которые возят меня днем ​​и ночью и не дают мне покоя. Я буду строго наказан, если буду здесь обедать с вами, граждане, тогда как мой долг перед моей страной - пересечь Эльбу и поприветствовать наших доблестных союзников ».

Они думали, что это нормально, но все равно ничего не произошло.

«Давай, позови генерала», - сказал я, пытаясь уговорить меня. «Какая разница для генерала, если к нему приедет одна ничтожная корреспондентка?»

«Хокей», - сказал полковник, - это единственное известное ему американское слово.Он пошел позвонить генералу, и прошло еще немного времени.

Был еще один полковник и переводчик, и между глотками сваренных вкрутую яиц мы прекрасно поговорили. Мы обсуждали немцев и были в полном согласии по всей линии. Мы обсуждали американскую армию и были полностью согласны по всем направлениям. Мне рассказали о чудесах России, которых я никогда не видел, и меня убедили посетить Крым летом, так как он необычайной красоты. Я сказал, что буду.Меня спросили, что я думаю о российской армии. Я сказал, что отдам все, чтобы увидеть это, но в то же время я думал, что это замечательно, весь мир думал, что это замечательно. У нас было несколько тостов. Мы долго жарили «Триманна», пока я не понял, что мы тосты за президента; по тому, как они это сказали, я подумал, что это какой-то четкий русский термин, означающий «снизу вверх». Потом вернулся полковник. Ключевое слово снова было нет. Я не думаю, что он звонил генералу, но в любом случае этого не произошло.

Разговор был чисто веселым, и они очень веселые, но внезапно он стал серьезным. Мы говорили об их медалях. Они не носят ленточки, они носят всю медаль, как офицеров, так и солдат, а медали носят с обеих сторон груди и выглядят потрясающе. Есть красивые эмалевые украшения для убийства немцев - я считаю, что каждое украшение равно пятидесяти убитым немцам, но я не уверен в этом - и есть медали за индивидуальный героизм и за боевые действия.

Совершенно неожиданно переводчик сказал: «Я польский еврей.Моего отца расстреляли немцы. Через три месяца мою мать убили в газовой камере. Они пришли за моей женой, а она все еще была перевязана после операции, она даже не могла встать прямо. Они увезли ее на работу, а там остался четырехмесячный ребенок. Они убили ребенка, ударив его пистолетом по голове, но моя жена этого не знала. Она получила маленькое письмо ко мне, которое было больше четырех лет назад, и сказала: «Не жди меня, я никогда не вернусь, возьми ребенка, найди ему мать и начни новую жизнь.«Она не знала, что ребенок мертв». Он достал из кармана русскую газету с фотографиями, такими, какие вы уже видели. Они были сделаны в Лембурге и показали ужасно знакомые, но никогда не выносимые груды мертвых и массовые повешения и изуродованные тела тех, кого пытали. «Лемберг был моим домом, - сказал переводчик. - Когда немцы приходят ко мне с плачем, просят об этом или просят об этом, я показываю им эти фотографии и говорю им: «Сначала смотри, а потом плачь!» »

«Пойдем погуляем», - сказал полковник.«Мы не должны грустить. Мы ненавидим войну и хотим вернуться домой, потому что мы уже много лет не были дома, но мы будем убивать немцев, пока они этого просят. А пока хорошая ночь, мы пойдем гулять ».

Вечером Торгау был живописным местом. Из одного здания доносился прекрасный печальный звук русского пения, тихого, медленного и траурного; из другого здания молодой человек высунулся из окна и сыграл очень быструю яркую мелодию на губной гармошке. По улице бродили редкие типы; В лицах и обмундировании русских солдат существует максимально возможное разнообразие.Были и блондинки, и монголы, и свирепые персонажи с усами девятнадцатого века, и дети лет шестнадцати, и это было похоже на обширный лагерь кочевников, где все едят у костров, поют, играют в карты и готовятся к встрече. одеяла и сон. Мы услышали несколько случайных выстрелов и встретили несколько бездомных пьяных, на которые никто не обратил ни малейшего внимания. Мы проезжали пару горящих домов, которые выглядели очень красиво, и двор, где было собрано и сложено множество велосипедов Торгау - и завтра, без сомнения, большая часть русской армии будет мобильна.

Я сказал, что все это очаровательно, но как насчет того, чтобы перебраться через Эльбу? Через две недели, - сказал полковник, - я уверен, что все будет устроено. Если и в чем я был уверен, так это в том, что я не буду ждать в Торгау две недели. - Это политический вопрос, - сказал переводчик, - вы капиталисты, а мы коммунисты. Я горячо сказал им, что не считаю это своим делом, будь то мормоны, каннибалы или балетоманы, в том смысле, что мы были союзниками и, естественно, нас интересовали друг друга и армии друг друга. Никто, - сердито сказал я. куда они пошли; их корреспонденты свободно передвигались с нашей армией, и все были рады их видеть.Если, с другой стороны, они будут вести себя таким подозрительным и недружелюбным образом, это разозлит всех и будет их собственной ошибкой. Мы стремились понять их, и никого из нас в этих краях не интересовали государства. Было бы неплохо, если бы для разнообразия они действовали более открыто. Они согласились на это, но сказали, что в их армии ничего не делается без разрешения; разрешение еще не было предоставлено. Хорошо, сказал я, но если мы все не сможем свободно общаться друг с другом, не будет ни доверия, ни уверенности, а это будет ужасно.

«Со временем все будет организовано, - сказал полковник.

«Время - деньги», - сознательно заметил переводчик.

Утром в центре внимания был понтонный мост. Накануне, к удивлению солдат, появились российские солдаты и вымыли лодки, поддерживающие деревянную ступеньку. Сегодня появились еще русские с горшками с зеленой краской и раскрасили лодки. Вдоль тротуара торчали маленькие ели, и это был самый красивый мост, который только можно было увидеть.Теперь в первых лучах солнца показалась процессия худых, тихих перемещенных лиц; это были русские, попавшие в рабство немцами, и они переходили Эльбу, чтобы вернуться домой. Эльба не очень широкая, а берега покрыты мягкой зеленой травой, но как только кто-нибудь перешел этот мост и исчез на противоположном берегу, он с таким же успехом мог отправиться в Тибет, потому что это была запретная, невообразимая территория.

Некоторое время воцарилось относительное затишье, мы сидели на каменной стене, смотрели на реку, курили и ни о чем не говорили.Постепенно русская армия начала переходить мост на нашу сторону реки. Армия пришла как прилив; особой формы он не имел, никаких заказов не отдавалось. Она текла и текла по каменной набережной и по дорогам позади нас, как поднимающаяся вода, как муравьи, как саранча. Это была не столько армия, сколько целый мир в движении. Ничего не зная о формировании русской армии (и русские никогда не говорили об этом), никто не знает, был ли это полк или дивизия, шесть полков или шесть дивизий, если на то пошло, но это продолжалось и продолжалось, и продолжалось. незрелый, бесформенный и удивительный, он был очень шумным и немного безумным, и он точно знал, что делает.

Сначала пришли люди, их толпы, в брюках, шинелях, мешковатой одежде цвета хаки и с легким автоматом, пистолетами, гранатами и вообще разными боеприпасами. Казалось, что они не маршируют и численно не разделены на группы; они были просто массой. Они выглядели усталыми, довольно равнодушными и определенно опытными. Потом через мост налетели грузовики - черт его знает, какие и где произведены. На них ехало много мужчин и женщин.Эти женщины были одеты, как мужчины, одинаково вооружены, были молоды, абсолютно квадратны и крепки, как борцы за призовые места. Нам сказали, что женщины были прекрасными снайперами и служили депутатами. В этот момент к ближнему концу моста подошла женщина-солдат с двумя флагами, похожими на флаги семафоров, и заняла свою позицию. Она была депутатом, и с ее флагами и властным видом она продолжила управлять этим потрясающим движением.

По мосту грохотал вьючный поезд.Он состоял из побитых повозок, повозок и сильных, но потрепанных лошадей, и погонщики управляли лошадьми с вдохновляющей компетентностью, напоминавшей гонки на колесницах в Бен-Гуре. Вьючный поезд перевозил все: постельное белье, одежду, кастрюли, сковороды и боеприпасы, а также женщин, потому что русские женщины могут воевать со своими мужчинами, и это кажется разумной идеей. Это не были гламурные девушки; они были крестьянами, и они выглядели так, как будто для них не было бы слишком много лишений, не было бы слишком длинных дорог, не было бы слишком жестокой зимы, не было бы слишком большой опасности.

После вьючного поезда появилось что-то вроде первого локомотива. Он был коротким, с огромной дымовой трубой и буксировал две огромные деревянные машины. Глаза на стене над рекой разразились аплодисментами и сказали: «А вот и моторизованный хлам! Мужчины на велосипедах проехали по мосту, и еще несколько человек пешком, а затем несколько грузовиков с понтонами. Это был великолепный славянский рев, смешанный с лязгом колес рона по булыжникам и случайными криками, которые могли быть приказами или проклятиями.У этого исхода не было видимого плана, и вы чувствовали, что смотрите удивительно реалистичный фильм о русских армиях во время войны против Наполеона.Он был совершенно непохож на все, что мы когда-либо видели раньше, и было бы невозможно описать чувство силы, которое пришло из этого хаоса людей и материалов. Мы сидели на стене и думали, как горько, должно быть, сожалели немцы о нападении на русских. Мы думали, что было бы крайне глупо беспокоить этих людей; ибо в этих огромных бесформенных числах они были подавляющими и ужасными, как поток лавы.

Чудом это человечество исчезло из Торгау. никто не знает, как это сделать, и продолжил проникновение вглубь суши, чтобы занять позицию русских вдоль реки Малде, примерно в пятидесяти милях к западу. Я не знаю, как это было сделано; это произошло. Следует отметить, что многие из мужчин носили медали Сталинградской битвы, и все они, безусловно, пробивались себе путь на расстоянии около трех тысяч миль и, вероятно, в значительной степени на собственных ногах.

Было время обеда, и исход на время прекратился.Шоу окончено, - сказал сидевший рядом со мной солдат. Затем, резюмируя все это, он с трепетом сказал: «Боже мой». Мы пошли обратно к мосту, который ведет на американскую сторону Торгау. Мост охраняли два солдата, и русский солдат, лет восемнадцати, стоял через дорогу, по-видимому, охраняя и мост. Трое русских солдат склонились над каменными перилами посреди моста, и внезапно раздался громкий взрыв, и фонтан воды поднялся из ручья внизу.

Ничего подобного, - сказал один из американских охранников.- Они просто бросают в воду ручные гранаты. Они без ума от этого. Не знаю, что он с ними делает, но если вы увидите кого-нибудь где-нибудь возле моста, он наверняка бросит в воду ручную гранату ».

Русский охранник перешел улицу и удивленно произнес: «Американский?», На что солдаты ответили одинаково удивленным тоном: «Русский?» Мы все пожали друг другу руки.

«Русские не могут обернуться для рукопожатия», - сказал короткий солдат. Вот этот лед, например, он был на этом мосту все утро, и это уже четвертый раз, когда он подходит, говорит «по-американски» и протягивает нам руку.’

«Чтобы показать, что мы союзники», - объяснил высокий солдат.

«Конечно, - сказал коротышка, - я не против. Я только спрашиваю себя, сколько раз сегодня этот Джо проходит через эту рутину ».

«Посмотрите на скорую помощь, ладно?» - сказал высокий. Мы обернулись и увидели что-то вроде мебельного фургона, выкрашенного в зеленый цвет и с маленьким красным крестом на боку. Дальше по улице он остановился, и группа раненых поползла, хромала или выпрыгнула. Их запихнули в кучу одеял и матрасов, и они исчезли в доме, который, возможно, был медпунктом.

«Это первая скорая помощь, которую я увидел», - сказал высокий. «Похоже, если ты умеешь гулять, ты пойдешь прямо в их армию. Вы видите больше парней с повязками на голове. Похоже, их ничто не беспокоит ».

«Раньше я думал, что мы крепкие, - сказал другой эксперт, - пока не увидел этих русских». Боже, я имею в виду, они действительно прочные ».

«Они сумасшедшие», - категорично сказал высокий.

«Что случилось?» - спросил я. 'Разве они тебе не нравятся?'

'Конечно, они мне нравятся.Они кажутся довольно хорошими парнями. Они сумасшедшие, вот и все ».

«Я думаю, они скоро отбросят нас обратно к Рейну», - сказал коротышка. «Сегодня утром они определенно столкнули кучу мужчин».

«Меня устраивает», - ответил его коллега. «Надеюсь, они быстро оттеснят нас. Надеюсь, они заберут всю Германию. Они будут знать, как с этим справиться, брат. Они действительно знают. Мне подходит. Я хочу вернуться домой ».

« Вторая мировая война », Энтони Бивор

Ближе к концу этого мощного повествования о Второй мировой войне Энтони Бивор цитирует репортаж австралийского военного корреспондента Годфри Бландена о встреча с некоторыми американскими войсками, только что освобожденными от немецкого П.О. лагеря. Они пробыли в Европе всего несколько месяцев, были брошены в бой и почти мгновенно взяты в плен во время Арденнского наступления, последнего крупного броска Гитлера. У мужчин теперь были «ребра ксилофона» и «неуклюжие руки». Некоторых из их товарищей по заключению охранники забили до смерти за попытку собрать сахарную свеклу с полей. Бланден писал: «Они были более жалкими, потому что они были всего лишь мальчиками, которых призвали из хороших домов в красивой стране, ничего не знавшими о Европе, не жесткими, как австралийцы, или проницательными, как французы, или неизмеримо упрямыми, как англичане.Они просто не знали, в чем дело ».

Еще кто-нибудь? Даже сегодня значение этой ужасной, эпической войны остается неуловимым. Во «Второй мировой войне» Бивор называет ее «величайшей техногенной катастрофой в истории». Это описание очень правдоподобно; в меньшей степени его идея о том, что это была часть «международной гражданской войны между левыми и правыми». В 1941 году ветеран-антикоммунист Уинстон Черчилль объединился с Иосифом Сталиным, сорвав усилия нацистов превратить войну в крестовый поход против большевиков.Японцы также не были очень обеспокоены тем, что президент Рузвельт был (условно говоря) левым человеком; они напали на Перл-Харбор из-за американских угроз их интересам, а не их идеологии. С другой стороны, идеологические лозунги могут быть сильным мотиватором. Люди цеплялись за идею сражаться за фюрера или за императора, чтобы не терять силы перед лицом неизбежного поражения. Русских, со своей стороны, побуждали к борьбе за Родину, а не за идеалы международного социализма, в том, что было названо Великой Отечественной войной.

На Западе национальные ценности были связаны с концепцией свободы - возможно, в большей степени, чем с демократией, которая многим казалась менее осязаемой концепцией. Но будет ли исход войны воспринят как победа за свободу во многом зависел от того, кем вы были и где в мире вам довелось жить. Советское наступление в Восточную Европу создало новые виды страданий, в том числе для российских военнопленных, которые после своего предполагаемого освобождения столкнулись с преследованием со стороны собственного правительства.«Брошенные некомпетентным или напуганным начальством в 1941 году советские солдаты голодали в неописуемых ужасах немецких лагерей», - пишет Бивор. «Теперь к ним стали относиться как к« предателям родины », потому что они не смогли покончить с собой».

Бивор не щадит подробностей подобных жестокостей; книга представляет собой изнурительный, но захватывающий отчет. Он наполнен историями об утоплениях, болезнях (особенно дизентерии), голоде, резне, массовых изнасилованиях, грабежах, этнических чистках и экспериментах с напалмом, а также ошеломляющей статистикой смертей и ранений в результате воздушных бомбардировок и обычного хода боевых действий.Торговая марка Бивора, которую он использовал в своих предыдущих книгах, таких как «Сталинград» и «День высадки», - это использование свидетельских показаний для передачи навязчивых подробностей. Он цитирует, например, одного солдата Красной Армии, писавшего своей матери весной 1945 года: «Ходят по трупам, садятся отдыхать на трупах, едят на трупах. Примерно 10 километров на каждом квадратном метре два трупа фрицев ».

Это было не самое худшее. Бивор также цитирует послевоенных исследователей, которые обнаружили, что «широко распространенная практика каннибализма японских солдат во время войны в Азиатско-Тихоокеанском регионе была чем-то большим, чем просто случайными инцидентами, совершаемыми отдельными лицами или небольшими группами в экстремальных условиях.Свидетельства показывают, что каннибализм был систематической и организованной военной стратегией ». Ужас иногда заквашивается черной комедией. Женившись незадолго до совместного самоубийства, Гитлер и Ева Браун в соответствии с нацистским евгеническим законом спрашивают регистратора, имеют ли они чистое арийское происхождение.

Одна из самых сильных сторон книги - внимание, которое она уделяет китайско-японской войне, которая разразилась в 1937 году и затем переросла в более крупный конфликт. По мнению Бивора, это «недостающий раздел в мозаике», и он наверняка не будет хорошо известен большинству западных читателей.Он показывает нам взаимосвязь между действиями Японии в Китае и более широкой войной в других местах. Он отмечает, что победа Советского Союза над Японией на монголо-маньчжурской границе в августе 1939 года «не только способствовала решению Японии атаковать юг и втянуть Соединенные Штаты в войну, но и означала, что Сталин мог перебросить свои сибирские дивизии на запад, чтобы победить. Попытка Гитлера взять Москву ».

Еще одно достоинство книги - ясный взгляд на военные вопросы. Бивор не уважает репутацию.Он считает, что и британский генерал Бернард Монтгомери, и его немецкий противник Эрвин Роммель серьезно переоценены. Роммель «отказался взять на себя личную ответственность» за свои неудачи в пустыне в 1942 году, а побег того, что осталось от его войск после битвы при Эль-Аламейне, был возможен только из-за «медленной реакции и чрезмерной осторожности Монтгомери».

Эйзенхауэр - фигура, которая сравнительно хорошо выходит из книги. Он умел обращаться с людьми, мог поставить на его место невыносимого Монти, нежно, но твердо напомнив ему, кто здесь хозяин.Айк, возможно, был политически наивен, но его решение в апреле 1945 года остановить свои войска на Эльбе, а не гнать русских в Берлин, как правдоподобно предполагает Бивор, было оправданным с прагматической точки зрения. Бивор также является резким критиком политики бомбардировок союзников, хотя он уклоняется от вопроса о том, была ли она морально эквивалентна собственным атакам люфтваффе на гражданские районы.

В каком-то смысле это старомодная книга. Более 30 лет назад историк-экономист Алан Милвард презирал «бесчисленные, казалось бы, труды по военной истории, в которых армии и флот приходят и уходят, под командованием больших или меньших фигур, решающих важные исторические вопросы, и ничего не говорится о реальных производительных силах». которые сами по себе придают смысл таким событиям.Но Бивор - решительный человек дипломатии и сражений - и даже дипломатические торги обычно отходят на второй план после кровопролития. В некотором отношении акцент на кровавой бойне полезен, как напоминание об истинных человеческих жертвах войны. Но также следует помнить, что наряду с безумием и убийством были акты доброты и героизма. Почти для облегчения нам рассказывают историю доктора Ара Херезиана, который помог спасти венгерских евреев от смерти, хотя он был членом фашистского движения «Крест Стрелы».

Бивор мог бы пересказать больше таких эпизодов, ни в малейшей степени не рискуя обвиниться в слишком солнечном подходе. Поучительно читать о невообразимой резне; столь же поучительно читать о попытках превзойти это.

Взгляд изнутри советское детство

Создание маленького коммуниста

Был холодный и серый полдень в начале ноября 1984 года, когда я, первоклассник из Харькова - города на территории тогда еще Советской Украины - шел домой после школы в приподнятом настроении и с чувством готовности покорить мир.На торжественной церемонии накануне годовщины Великой Октябрьской революции меня вместе с одноклассниками только что приняли в организацию «Маленького октябриста» - ворота для всех молодых, честолюбивых советских коммунистов.

Несмотря на ветер и ледяной мороз, я расстегнула пальто, чтобы все на улице увидели мой новый, блестящий, красный значок со звездочкой, украшенный в центре золотым портретом Владимира Ленина в детстве. Он был приколот к левой стороне груди, ближе к сердцу.Я представил, что маленькая звездочка сияет, как будто светится; зачарованный маяк. Я сняла шляпу, чтобы блестящая заколка в волосах дополняла сияние маленькой красной звездочки. Я надеялся, что кто-нибудь спросит меня об этом. Но никто этого не сделал.

Когда я прибыл в свою квартиру (я был ребенком-ключиком), я был слишком взволнован и взволнован, чтобы оставаться дома, поэтому я взял ведро для мусора с газетой «Правда» внизу, которое заменило мешок для мусора, и пошел к дому. свалка через двор в надежде, что я наткнусь на кого-нибудь, с кем я могу поделиться своими новостями.Обычно на скамейке снаружи собиралась группа соседских старушек, но в тот день было слишком холодно, и там была только одна одинокая женщина, которая не казалась разговорчивой. «Почему у тебя расстегнуто пальто?» - спросила она меня, когда я проходил со своим ведром. «Я сегодня стал маленьким октябристом!» - сказал я, указывая на мою звезду. Она посмотрела на меня с пустым лицом и сказала: «Наденьте шляпу».

Я жил в Советском Союзе в детстве, пока Союз Советских Социалистических Республик не был мирно распущен в декабре 1991 года.Время, крушение советского режима и разоблачения, которые каждое из них принесло, подорвали мою веру в коммунизм и пропаганду, которая маскировала его недостатки и ослепляла его сторонников. Но я испытал свою долю «промывания мозгов».

Методы, используемые советской пропагандистской машиной для воздействия на общественное мнение, все еще живы - благодаря бывшему оперативнику КГБ, в настоящее время находящемуся у власти в России, - хотя часто остаются незамеченными. Стоит оглянуться назад и вспомнить, как население примерно 300 миллионов советских людей в течение поколений жило при коммунистическом режиме и как партия культивировала среди них лояльность.Это мой рассказ о том, каково было быть маленьким коммунистом в Советском Союзе, когда СССР начал распадаться.

Когда я позволяю себе прогуляться по лабиринту советских воспоминаний, я нахожу его настолько многослойным и пропитанным пропагандой, что мне трудно снова найти выход. Возможно, это потому, что для меня и других, рожденных и выросших за железным занавесом, СССР не был империей зла или загадочной общественной утопией разделения и равных прав - это был наш дом.

Мы жили в маленьких квартирах семьями из нескольких поколений, носили школьную форму и галстуки Red Pioneer.Наши семьи собрались за обеденными столами за отварным картофелем, колбасой, , маринованными помидорами и огурцами, и все старались повеселиться. Мы, как попугаи, повторяли партийные линии: пролетарии всех стран, соединяйтесь! Вся власть Советам. Мир людям. Земля крестьянам.

Семейный архив Солдак

Я начал становиться маленьким коммунистом в начале 1980-х, в последние годы Леонида Брежнева, генерального секретаря Советского Союза, который правил восемнадцать лет до 1982 года; время, широко известное как «эра застоя», отмеченное отсутствием экономических реформ и общим разочарованием.

В то время как наши родители, многие из которых потеряли веру в Партию, скептически обсуждали недостатки Советского Союза за чаем на кухне; школьники по всей стране в одинаковой форме - зудящие коричневые шерстяные платья с черными фартуками для девочек и коричневые или темно-синие костюмы для мальчиков - изучали школьную программу и участвовали в молодежных программах, призванных привить понимание коммунизма и почтение к нему. Вождь, дорогой наш Владимир Ильич Ленин - дедушка (дедушка) Ленин, как нас учили называть его.Нам сказали, что мы живем в лучшей стране в мире, и в детстве мы благодарили дедушку Ленина за наше счастливое детство - да, мы искренне верили, что наше детство было счастливым.

Я помню забавные вещи: беготня с друзьями без присмотра и голод; играют в «войну», где одни дети играют роль русских, другие немцев. Где-то в моих воспоминаниях есть захватывающее воспоминание о получении экзотического фрукта от моей бабушки - банана, который несколько дней лежал в кухонном шкафу, созревая в темноте.Другие воспоминания изображают нашу семью, собравшуюся после работы, смотрящую фигурное катание по старому черно-белому телевизору, и бабушку, которая готовит блинов . Несмотря на мрачные серые картинки из детского сада (на которых никто - ученики, учителя, обязательный портрет Ленина на стене - не улыбается), воспоминания остаются счастливыми.

Еще я вспоминаю еще большее счастье, внушенное извне. Мы были благословлены тем, что родились в великолепной стране с лидерами высочайшего качества.Нам было жаль тех, кто имел несчастье родиться в других народах.

Как обычный советский ребенок, я с дошкольного воспитания был патриотом, сторонником партии и почитателем Ленина. Я горевал по нашим генеральным секретарям - Брежневу, Юрию Андропову и Константину Черненко - каждый из которых ушел из жизни один за другим в течение двух с половиной лет в начале 1980-х годов.

Когда умер Брежнев, наши учителя сказали нам, что только что скончался великий лидер, и нам должно было быть грустно.Вместе со своими пятилетними сверстниками я сидел в обязательной тишине, слушая мощный звук сирен, доносящийся из ближайшего растения, пытаясь вызвать в себе печаль.

В рамках нашего дошкольного образования мы впитали советскую пропаганду с водянистым кипяченым молоком, которое нас заставляли пить в школе. Учителя наших детских садов говорили с нами о «них». « Они » были людьми на Западе. Однажды учительница показала нам газету с фотографией, на которой были изображены худые дети в полосатых халатах, идущие по прямой линии.Она рассказала нам, что западные СМИ опубликовали снимок, заявив, что с бедной советской молодежью обращаются как с заключенными, в то время как на самом деле дети в купальных халатах шли к бассейну.

Помню, я подумал, что было бы здорово, если бы в моем детском саду был бассейн. На тот момент в моей жизни я даже не видел пула. Я, конечно, слышал о них и не сомневался, что они реальны, но они существовали в моем сознании, как экзотическое животное или невидимый город.

Еще я подумал о том, что в детском саду с нами не обращались как с заключенными. Конечно, нам приходилось выстраиваться в строй и подчиняться, и мы смертельно боялись наших учителей, но у нас были игрушки, и время от времени нам разрешали играть и веселиться. В моем советском детстве, особенно в начальной школе, крики, физические наказания и грубые выражения не были чем-то необычным. Мы не думали, что это имеет большое значение. Чтобы построить светлое будущее, нам нужно быть жесткими и эффективными. Индивидуальность не приветствовалась; поощрялись коллективная работа и лидерство в социалистических рамках.Сегодня, если моего собственного ребенка накормили липкой пшенной кашей и соленым маргарином, намазанным на черствый хлеб, или если бы воспитатель жестко отругал и накричал, я бы позвонил в социальные службы.

Для многих из нас, далеко за железным занавесом, коммунизм и его ритуалы - салюты, лозунги, церемонии флага - в некотором смысле заменили религию. В детском саду я узнал, что мы должны быть атеистами. "Ты веришь в Бога?" Спрашивала одноклассников, всех их опрашивала. Одна девушка сказала мне, что да.«Это неправильно, - сказал я. «Бога нет, и мы не должны верить в него». Я смотрел на мою прабабушку из сельской местности, когда она молилась утром и вечером.

В начальной школе все стало серьезнее. Хотя коммунистическая идеология ослабляла свою хватку в поколении моих родителей, советская пропаганда все еще шла полным ходом, а школьная система продолжала воспитывать молодых коммунистов. Как и все первоклассники, я присоединился к организации "Маленький октябрь" - представьте себе коммунистическую версию американских скаутов-детенышей - которая пару лет спустя переросла в организацию юных пионеров, которая, в свою очередь, открыла путь к тому, чтобы стать комсомольцем.Потом, повзрослев, можно было стать полноправным членом Коммунистической партии.

Присоединение к этим организациям не было технически обязательным, но за все свое детство я не слышал ни о ком, кто отказывался бы присоединиться к ним. Позже, повзрослев, я наткнулся на несколько смельчаков, которым удалось отказаться от входа, но это редкие исключения. Как пионеры, мы участвовали в патриотических маршах и частых идеологических церемониях, которые заменили обычные школьные занятия. Нас исчисляемыми сотнями, мы прошли к небольшой площади, пели гимны и скандировали лозунги: «Стремиться, искать, находить и не уступать.«Каждый из нас - искра, вместе мы пламя!» Обычно на трибуну приглашали группу самых прилежных пионеров для чтения патриотических стихов. Часто я был одним из них.

Год за годом мы вспоминали гибель молодых коммунистов, отдавших свои жизни, помогая большевикам после революции 1917 года или сражаясь с нацистами во время Второй мировой войны. Каждую осень мы участвовали в обязательной национальной военно-спортивной игре «Зарница», в которой школьники играли в военные игры и учились основам полевого боя.Во время обязательных ежегодных парадов каждому классу назначали военную дивизию, наряжали в соответствующую форму, пели военные песни и маршировали. Череда событий была бесконечной: мы шли и пели в День Великой Октябрьской революции, День Молодого Антифашизма, День Советской Армии и Военно-Морского Флота, День Первомайского труда, День Победы, День пионера, день рождения Владимира Ленина, день его рождения. умер и так далее. Для всего этого марша требовалась практика, поэтому мы маршировали в лагере летом и в школьные часы в остальное время года, иногда собираясь после школы или по выходным.

В моей музыкальной школе, где я пару раз в неделю практиковался на скрипке, помимо музыки Чайковского и Моцарта мы разучивали идеологически заряженные пьесы о нашем Отечестве, летчиках-героях и погибших воинах ВОВ. Они были включены в каждую вокальную или инструментальную программу или выступление.

Вместо Микки Мауса нас воспитывали на рассказах о политически активных детях - маленьких советских героях. Главным образцом для подражания для советских детей был Павлик Морозов, мученик 30-х годов.В нежном тринадцатилетнем возрасте он сдал своего отца властям за то, что тот не разделял веру Павлика в коммунизм и не поддерживал стратегию Иосифа Сталина по ведению коллективного хозяйства. История гласит, что, скорее всего, это плод воображения пропагандиста, отца Павлика отправили в трудовой лагерь, а затем казнили, а Павлика убила его собственная семья. В рамках школьной программы мы обсуждали молодого мученика, восхваляя его храбрость и верность коммунизму, впитывая его историю через стихи и школьные учебники.

открытка

Я также принес домой свое политическое влияние. В канцелярском магазине я купил портрет молодого Ленина и прикрепил его к столу в спальне. Вообще-то спальни у меня не было. Вся семья из пяти человек - мои родители, моя тетя, моя бабушка и я - делила небольшую двухкомнатную квартиру, где семья готовила, развлекала, училась, шила, вязала, время от времени принимала гостей из других городов и каким-то образом управлялась воспроизвести.Все в моей семье спали на раскладных диванах, раскладных стульях и кроватках. Каждое утро кровати убирали, а мебель накрывали чехлами. В какой-то момент моя тетя вышла замуж и переехала жить к своему мужу и его родителям, что дало нам некоторую передышку, пока вскоре после этого не приехала моя младшая сестра. Тем временем я спал в гостиной на выдвижном стуле рядом с диваном, который ночью превращался в кровать для моих родителей.

Хотя партийные лидеры и приближенные к администрации пользовались огромными привилегиями, качество жизни миллионов людей было очень низким.Государство предоставило им жилье, медицинское обслуживание, дешевые потребительские товары и основные продукты питания. После окончания университета (образование было бесплатным) каждому дали работу с фиксированной зарплатой и относительно предсказуемым будущим. Граждане, согласно распространенной поговорке, «делали вид, что работают, а государство им платило».

Моя семья была без привилегий. Моя бабушка по материнской линии, Рая, была матерью-одиночкой, работавшей экономистом в государственной компании. Мои родители, Нина и Саша, когда я родился, были студентами, а потом работали инженерами.У нас никогда не было доступа к элитным товарам, летним курортам, беседкам или специальным продуктовым пакетам.

В гостиной на обеденном столе родители шили для меня платья из папиновых рубашек, зимних пальто и спортивных сумок; так как хороший товар было сложно найти в советских магазинах. В середине 1990-х, когда в Украине стали доступны западные товары, ни один из них больше не прикасался к швейной машине.

В углу нашей гостиной стоял черно-белый телевизор (заметьте, это были 80-е).У наших соседей не было телевизора, и они приходили к нам домой, чтобы посмотреть ежегодные чемпионаты по фигурному катанию, которые очень популярны среди Советского Союза. Наше телевидение могло принимать только два канала: Первый национальный канал с его вечерней пропагандистской программой «Время» и украинский Первый канал - настоящий клон Первого национального канала, но на украинском языке.

Несмотря на тесную совместную жизнь и необходимость делать вещи своими руками и мариновать продукты на зиму, никогда не было никакого недовольства укладом жизни.Моя младшая сестра выросла без пеленок, как и все младенцы. Каждый день семье с детьми приходилось стирать огромное количество вещей вручную. Большинство женщин не имели доступа к средствам женской гигиены и прибегали ко всему, что могли найти, от многоразовой марли до ватных шариков. Но государство дало нам жилье. Было тесно; мы не могли арендовать или купить еще один. По-другому мы и представить себе не могли. Мы стояли в очереди на получение квартиры побольше через работодателя моей матери, поэтому будущее казалось светлым, и мы чувствовали, что наше правительство заботится о нас.У нас было все необходимое для удовлетворения нижнего уровня иерархии потребностей Маслоу.

Для выполнения домашних заданий я унаследовал деревянный стол от мамы и тети. Он был зажат между диваном и черным пианино в нашей второй комнате. Вот здесь, когда я был во втором классе, я однажды днем ​​посмотрел на портрет Ленина, висящий над моим столом, и написал стихотворение:

«Русские крестьяне жили заключенными.

В плену им не было никакой радости.

Пока Великий Ленин не открыл путь к свободе

для русских крестьян, для честных людей ».

Через несколько месяцев я написал еще один:

«Ульянов-Ленин смотрит на меня с портрета.

Если я делаю что-то не так, он меня осуждает.

Он боролся за революцию, он следовал за коммунизмом.

Народ устал от хватки капитализма.

В стране, где всегда солнечно, в стране, где всегда идет дождь

каждый твердо заявит:

Ленин - наш любимый руководитель ».

Я никогда не показывал стихи никому из моих учителей или родителям, но оставил их себе.

Рядом с моим портретом Ленина, на рояле, стояли две куклы. На них тоже повлияла пропаганда. Моей любимой куклой была Саманта Смит, названная в честь двенадцатилетней девочки из штата Мэн, которая побывала в СССР в 1983 году.Ее пригласил пройти через железный занавес советским генеральным секретарем Юрием Андроповым в качестве пиара после того, как он получил от нее письмо. В период эскалации ядерной напряженности она стала для советских детей символом мира, и я почувствовал необходимость отметить ее визит.

Моя кукла Саманта Смит была импортирована из Восточной Германии и, в отличие от своих советских собратьев, которые были жесткими и сделаны из твердого пластика, у нее было мягкое резиновое лицо, ее глаза открывались и закрывались, а руки и ноги могли двигаться вверх и вниз.В красивом наряде с оборчатым фартуком, в белых носках и туфлях она смотрела на меня с пианино, а Ленин висел неподалеку на стене.

Саманта была не единственной куклой, имевшей политические связи. У меня была еще одна, Лиза Чайкина, в память о советском герое: крестьянской дочери, якобы замученной до смерти во время Великой Отечественной войны. Лиза была куклой постарше, привезенной моими бабушкой и дедушкой по отцовской линии из Восточной Германии, где в 1950-х годах находился мой дед, советский военный.

Семейный архив Солдак

Мои родители практически не участвовали в моем патриотическом воспитании. Они не были политическими и, к моему разочарованию, даже не вступили в партию. Единственным человеком, который поощрял мой патриотизм, была моя бабушка по отцовской линии, Зина, учительница начальной школы в Минске, Беларусь. Работая с детьми в советской школьной системе, она была автоматическим и преданным агентом пропаганды. Она организовывала патриотические мероприятия в школе, декламировала лозунги и репетировала со своими маленькими учениками политически заряженные песни.Чрезвычайно мотивированная и творческая Зина искала человеческий фактор в пропаганде и направила свою энергию на поощрение выступлений детей, направляя их на демонстрацию своих талантов в рамках идеологических рамок. «Когда я работала в советской школе, я говорила то, что мне приказывала партия», - говорит она сегодня. «Верил я этому или нет, но делал все, чтобы не навредить себе». Сегодня Зина и ее муж Платон живут в Миннеаполисе. Когда они говорят о тех годах, они извергают клише и партийный язык, а их убеждения прочно укоренились в советских мифах.

Семейный архив Солдак

В детстве, когда я навещал Зину в Минске на праздниках, она водила меня в библиотеку и побуждала читать книги о молодых революционерах и героях войны. В результате, перед тем, как пойти в первый класс, меня познакомили со всей патриотической программой начальной школы, моя голова была забита рассказами о советских жертвах нацистов. Моими любимыми советскими героями были восемнадцатилетняя Зоя Космодемьянская и шестнадцатилетний Олег Кошевой, казненных немцами во время Второй мировой войны.

Мне часто снились кошмары о войне и нацистах, но я никогда не думал, что об этом стоит кому-то упоминать. Семья Бабушки Зины пострадала от войны, так как ее отец и дядя были убиты в концлагере Освенцим. Она рассказывала мне военные истории из своего детства (когда конфликт закончился в 1945 году, она была еще подростком) и водила меня к военным мемориалам и историческим местам. Мы часто бывали в Брестской крепости, месте на границе сегодняшней Беларуси и Польши, где в первую неделю немецкого вторжения происходили ожесточенные бои.

Брест был местом, где советские и нацистские войска прошли совместный марш в сентябре 1939 года, ознаменовав передачу города Советскому Союзу после того, как немецкие войска перешли через всю Польшу. Парад последовал за секретным пактом Молотова-Риббентропа, подписанным в августе того же года, который определил сферы влияния между Германией и СССР. Я ничего не знал об этом соглашении.

Советская версия истории опускает многие факты: Холокост, различные голодоморы, массовые убийства, трудовые лагеря, массовые казни, а также это соглашение между Сталиным и Гитлером.Поскольку советские учебники никогда не упоминали о пакте, я и многие другие молодые люди в СССР повзрослели, прежде чем узнали о его существовании. Для народа Советского Союза Вторая мировая война началась 22 июня 1941 года, когда Гитлер вторгся в СССР и началась Великая Отечественная война.

Народ бывшего СССР никогда не сталкивался с формальным процессом декоммунизации. Может быть, поэтому советская версия истории, усыпанная ложными фактами и пропагандой, все еще жива в России и других бывших советских республиках.

Скрывали тот факт, что многие люди в Украине, Белоруссии и других республиках не хотели жить при советской власти. На территориях, оккупированных немцами во время войны, в основном на Украине, некоторые люди надеялись, что нацисты были меньшим злом, и сражались вместе с ними. Кроме того, некоторые в самом сердце России решили не поддерживать советский режим, который перемещал и убивал миллионы граждан во время голода и в трудовых лагерях. Они искали способы избежать боевых действий Советской Армии против Германии. Мой прадед по материнской линии, Сергей, был одним из них.Живя в центральной части России, советский режим чуть не арестовал его, назвав его «кулаком» (преуспевающим фермером, опасным для режима как потенциальный капиталист), и он бежал из дома со всей семьей. Сергею не нравились советы; когда его призвали во время Второй мировой войны, он выстрелил себе в ногу, и после того, как врач определил, что это ранение, нанесенное самому себе, и согласился не сообщать о нем, Сергея оставили работать в тылу. Наша семья никогда не упоминала эту историю до 1990-х годов.

В СССР школьные учебники избегали сложностей и теней истории.Было гораздо проще и менее уродливо утверждать, что пятнадцать советских республик с радостью присоединились к Советскому Союзу и чтобы все жили долго и счастливо. Мы были за мир, терпимость к другим народам и ко всем равным.

Больше всего меня боялась ядерная война с США. Среди частых кошмаров о бомбардировках нас американцами (смешанных с предыдущими сновидениями о нацистах и ​​Второй мировой войне) я вместе с другими пионерами пел песни: «Да, да, да солнечному миру! Нет, нет, нет ядерному взрыву! »

Нам не разрешали контактировать с западным миром, и очень немногим советским гражданам разрешалось выезжать за границу, и тем, кто обычно посещал страны, дружественные Советскому Союзу.Я не встречался с иностранцем до одиннадцати лет. И даже тогда иностранец был работником АЗС в организованном государством турне по Харькову из коммунистической Польши.

Директор нашей школы попросила меня и еще одного пионера встать у входной двери и поприветствовать гостей. В восторге от возможности познакомиться с людьми из другой страны, я быстро нарисовал пропагандистский рисунок детей, счастливо бегающих со школьными сумками, и написал подпись: «Все дети хотят ходить в школу!» Я подарил рисунок польскому туристу, а потом написал о посещении в дневнике.

Я и большинство других детей в империи были крохотными рыбками, плывущими в море пропаганды. Конечно, не все писали стихи о Ленине, но многим нравилась линия партии. То же самое было и с поколением моих родителей, за исключением того, что когда они стали взрослыми, они начали спокойно сомневаться в славе Советского Союза. Они читали тайно изданные книги таких авторов, как Борис Пастернак и Михаил Булгаков, и обсуждали недостатки системы, каждая из которых вызвала сомнения, которые переросли в несколько других.

В 1986 году советская экономика начала рушиться, и генеральный секретарь Михаил Горбачев, после года пребывания у власти, перевел систему от плановой и централизованной экономики к большей либерализации, к рыночно-ориентированному социализму. В течение многих лет до этого в Советском Союзе наблюдалась относительная стабильность из-за высоких цен на нефть и газ, при этом большая часть продукции советской экономики шла на военные нужды. Вскоре советские СМИ осыпали трехсотмиллионную нацию словами «перестройка» (восстановление), «гластность» (полное раскрытие), «ускорение» (превышение скорости) и «госприёмка» (принятие государством).

Вскоре после перестройки мой роман с коммунизмом пошел под откос. Разговоры о реструктуризации страны не решили проблему продовольственного и потребительского кризиса. Мой родной город Харьков с населением около двух миллионов человек сильно пострадал.

Печально известные очереди за хлебом, люди, выстраивающиеся перед рассветом за молоком, дефицитными продуктами, голыми полками в супермаркетах и ​​пустыми магазинами одежды, стали повседневной реальностью. У нас не было связей с партией или ветеранских льгот - поскольку оба набора моих дедушки и бабушки были слишком молоды, чтобы сражаться на войне, - поэтому мы выстроились в очередь, как и все остальные.Часто раздача еды ограничивалась определенным количеством штук на человека. Взрослые из моей семьи часто таскали меня в магазины, чтобы мы могли купить две упаковки моющего средства вместо одной. Или две буханки белого хлеба вместо одной. Или два бушлаты. Что бы ни появлялось в магазинах поблизости.

Чтобы выжить, люди выращивали овощи в личных садах. Инженерам, программистам, учителям работодатели выделили небольшие участки земли за пределами их городов.По выходным, вооружившись мотыгами и лопатами, многие ездили на свои участки выращивать картофель и помидоры.

Мои бабушка и дедушка из Минска немного подбодрили нас. Минск - столица Беларуси, и в советское время город был обеспечен лучше, чем Харьков. Через родителей своих учеников Зина узнавала, когда в супермаркете собираются выпустить туфли, брюки или другие товары, и она бросалась за ними. Каждые пару месяцев мои минские родственники присылали нам посылку ночным поездом - расстояние 611 миль - с помощью проводника, который был счастлив заработать пару дополнительных рублей.«Поезд Минск-Харьков. Третья машина! » мои бабушка и дедушка сообщали нам по телефону. Утром на станцию ​​подъезжал пакет с замороженной курицей, творогом, хот-догами, колбасой, некоторыми сладостями и школьными принадлежностями, и мы забирали свою посылку.

Чтобы достать продукты, которых нет в Харькове - приличную сметану, бананы, апельсины, шоколад, колбасу - моя семья иногда ездила за покупками в Москву, находящуюся примерно в 460 милях отсюда, чтобы воспользоваться столичными продуктами питания, которые были значительно богаче. чем где-либо в Союзе.Они оставались на выходные у тети, а возвращались в воскресенье вечером с товарами.

В такие тяжелые времена даже для такого преданного юного пионера, как я, стало невозможно верить советской пропаганде и продолжать верить в светлое будущее нашей страны. Я начал писать сатирические стихи о Горбачеве и об отсутствии у нас школьных принадлежностей.

Однажды, тронутый бунтарскими настроениями в воздухе, я пришел в школу без галстука Red Pioneer. Если бы я был плохим учеником, это не было бы большой проблемой для наших учителей.Но в седьмом классе у меня была репутация отличника и активиста, и моя учительница публично линчевала меня, чтобы преподать урок другим. «Вы - непослушный, скользкий человек», - неоднократно говорила мне учительница перед всем классом. «Твоя мать и твоя тетя были хорошими, заслуживающими доверия людьми» (они учились в одной школе), «но ты не последовала их примеру», - продолжила учительница. «… Ты предатель». - Вы предали нашу пионерскую организацию, наше Отечество, - сказал учитель.

Это был 1990 год, за год до распада Советского Союза и обретения Украиной независимости. Советская система уже разваливалась. Молодежь Москвы и Санкт-Петербурга уже игнорировала советскую идеологию. В столице Украины Киеве уже началось движение протеста за независимость Украины. Но в Харькове, Украина - не очень политически активном месте - учителя и школьная система были далеки от прогрессивных изменений. Зимой 1990 года руководство школы все еще собирало всех на свой ежегодный марш-парад.В тот год я притворился больным и избегал всего этого.

Осенью 1990 года, когда я вернулся с летних каникул, которые я обычно проводил в семейном доме в России, всего в нескольких часах от Москвы, руководство школы организовало в районной библиотеке мероприятие на тему Ленина, чтобы обсудить наши «Величайший лидер» в присутствии некоторых местных властей. Казалось, город хочет придерживаться старого правила. Официально мы были Советским Союзом, официально руководила партия, а власти следовали правилам.

В то лето в России я от скуки читал «Архипелаг ГУЛАГ» и «Один день из жизни Ивана Денисовича» Александра Солженицына. В тринадцатилетнем возрасте я поговорил со многими людьми, чтобы понять их точку зрения: религия снова стала популярной, парни отращивали длинные волосы и носили металлические браслеты и кожаные жилеты, повсюду играла рок-музыка. Грядут перемены.

Обладая информацией, которую я узнал во время летней поездки, я встал посреди хвалебных речей о Ленине и сказал аудитории, что Ленин сошел с ума, что коммунизм умирает и так далее.Я рассказал им о демократии, свободе прессы и других либеральных вещах, о которых слышал от моих московских друзей и читал в «Огоньке», журнале эпохи перестройки, который в конце 1980-х стал популярным либеральным изданием, умы людей, ранее промытых пропагандой.

Это был конец Советского Союза, и это был конец моего детства, наполненного пропагандой. Мы, дети, столкнулись с новой реальностью, опробовали новые учебники - гораздо более либеральные, чем у поколений наших родителей - с другим изложением истории, и обнаружили многих ранее подвергавшихся цензуре писателей и поэтов, включенных в нашу школьную программу.Взрослые должны были ориентироваться в мире экономического коллапса и, когда большинство государственных компаний обанкротились, находили новые способы зарабатывать на жизнь.

В то время как я был свидетелем только конца советской эпохи, мои дедушка и бабушка по отцовской линии пережили все это. Они оба из Западной Белоруссии, которая была частью Польши до прихода к власти в 1939 году Советов, и они приветствовали Советы, потому что думали, что жизнь станет лучше. Сегодня, если вы спросите мою бабушку Зину, что она думает о тех временах, она скажет: «Я неоднозначна.Бесплатное образование для всех - это хорошо. Но жизнь была очень тяжелой. Мы не могли ничего купить - обувь, ткань, что угодно ».

Зина говорит, что они не знали о пропаганде, они верили всему слепо и верили, что завтра будет лучше, чем сегодня, и, конечно, лучше, чем было в прошлом. «Мы ничего не знали о ГУЛАГах, о тюрьмах», - говорит она. «Хотя мы слышали об арестах». Они узнали, что люди пострадали без всякой причины только тогда, когда их родственника арестовали и бросили в тюрьму.

Около десяти лет мои бабушка и дедушка находились в Литве вместе с советскими военными. Понимали ли они, что литовцы были не в восторге от их присутствия? «Русские построили в Вильнюсе замечательный русский театр, большой оперный театр», - говорит моя бабушка. «Они пытались относиться к литовцам лучше, чем к себе». Она ничего не знала об этнических чистках и массовой депортации прибалтийцев с целью русификации территории. Но, тем не менее, она говорит: «Я знаю, что они хотели иметь свою страну, и некоторые люди открыто говорили об этом.”

Когда распался Советский Союз, мои дедушка и бабушка уже были на пенсии. В одночасье они потеряли свои сбережения, как и многие советские граждане. Когда представилась возможность переехать в США, чтобы следовать за своими детьми, они не раздумывали.

Сейчас в Миннесоте мои бабушка и дедушка смотрят различные русскоязычные телеканалы, и все они контролируются Кремлем. Удивительно, но Зина не так восприимчива к российской пропаганде, как мой дедушка. Он думает, что Владимир Путин - великий лидер, и одобряет его политику, наблюдая, как Россия возвращается к, временами, знакомым, советским путям.Он не идеализирует СССР, но как бывший военный он разделяет многие взгляды, транслируемые русскоязычными СМИ.

Сегодня русскоязычные социальные сети наполнены ностальгией по СССР. Есть слайд-шоу, в которых плохо одетые дети скользят по замерзшим холмам, фотографии пакетов с кефиром и антисанитарных советских автоматов по продаже безалкогольных напитков, все это романтизировано и вырвано из контекста. Люди с любовью комментируют прошлое, скучают по молодости.

СССР был домом для моего единственного детства, теперь уже иллюзорного.Не только потому, что те дни были десятилетия назад, но и потому, что самой страны больше не существует. Это прошлое, дом, который можно легко идеализировать, очистить от всего негативного и наполнить ностальгией. Это нормально - любить свое детство и сохранять теплые воспоминания о юных годах, вспоминая их довольными, безоблачными и беззаботными. Но это было печальное и жалкое существование, как бы оно ни выглядело сейчас некоторым бывшим советским людям через расплывчатую призму лет.

Декларация независимости: транскрипция

Примечание. Следующий текст является транскрипцией гравюры на камне Декларации независимости на пергаменте (документ, выставленный в Ротонде в Национальном архивном музее.) Орфография и пунктуация соответствуют оригиналу.


Конгресс, 4 июля 1776 г.

Единогласная Декларация тринадцати Соединенных Штатов Америки, Когда в ходе человеческих событий возникает необходимость для одного народа распустить политические банды, которые связывали их с другим, и взять на себя власть земли отдельное и равное положение, на которое их наделяют Законы Природы и Бога Природы, достойное уважение к мнениям человечества требует, чтобы они объявили причины, побуждающие их к разделению.

Мы считаем самоочевидными эти истины, что все люди созданы равными, что они наделены своим Создателем определенными неотъемлемыми правами, среди которых есть Жизнь, Свобода и стремление к счастью. Правительства устанавливаются среди людей, получающие свои справедливые полномочия с согласия управляемых, - что всякий раз, когда какая-либо форма правления становится разрушительной для этих целей, народ имеет право изменить или отменить ее, а также установить новую форму правления. Правительство, закладывая основу на таких принципах и организуя свои полномочия в такой форме, которая им кажется наиболее вероятной, будет влиять на их безопасность и счастье.В самом деле, благоразумие диктует, что давно сложившиеся правительства не должны меняться по легким и преходящим причинам; и соответственно весь опыт показал, что человечество более склонно страдать, хотя зло терпимо, чем исправлять себя, уничтожая формы, к которым они привыкли. Но когда длинная череда злоупотреблений и узурпаций, преследующих неизменно одну и ту же Цель, выявляет замысел подчинить их абсолютному деспотизму, их право, их долг - свергнуть такое правительство и предоставить новую гвардию для их будущей безопасности. .- Таково терпение этих Колоний; и такова теперь необходимость, которая вынуждает их изменить свои прежние системы правления. История нынешнего Короля Великобритании - это история неоднократных травм и узурпаций, прямо направленных на установление абсолютной тирании над этими государствами. Чтобы доказать это, давайте представим факты откровенному миру.

Он отказался принять законы, самые полезные и необходимые для общественного блага.

Он запретил своим губернаторам принимать законы немедленной и неотложной важности, если их действие не приостановлено до получения его согласия; и когда его отстранили, он совершенно не позаботился о них.

Он отказался принять другие законы для размещения больших групп людей, если только эти люди не откажутся от права представительства в Законодательном собрании, права, бесценного для них и грозного только для тиранов.

Он созвал законодательные органы в необычных, неудобных и удаленных от хранилища публичных архивов местах с единственной целью утомить их и привести их в соответствие с его мерами.

Он неоднократно распускал представительские палаты за мужественное сопротивление его посягательствам на права народа.

После таких роспусков он долгое время отказывался от избрания других; посредством чего Законодательная власть, неспособная к уничтожению, вернулась к народу для осуществления своей деятельности; Тем временем государство остается уязвимым для всех опасностей вторжения извне и внутренних конвульсий.

Он пытался предотвратить заселение этих штатов; с этой целью противодействие законам о натурализации иностранцев; отказ пропускать других, чтобы поощрить их миграцию сюда, и повышение условий нового присвоения земель.

Он препятствовал отправлению правосудия, отказавшись принять законы об установлении судебной власти.

Он поставил судей в зависимость только от своей воли в отношении срока пребывания в должности, а также размера и выплаты жалованья.

Он построил множество Новых Офисов и послал сюда стаи офицеров, чтобы преследовать наш народ и поедать их имущество.

Он сохранил среди нас в мирное время Постоянные армии без согласия наших законодательных органов.

Он пытался сделать Военную независимость и превосходство над Гражданской властью.

Он объединился с другими, чтобы подчинить нас юрисдикции, чуждой нашей конституции и не признанной нашими законами; дает свое согласие на их акты предполагаемого законодательства:

Для расквартирования крупных отрядов вооруженных сил среди нас:

За защиту их посредством инсценированного судебного разбирательства от наказания за любые убийства, которые они должны совершить против жителей этих штатов:

Для прекращения нашей торговли со всеми частями мира:

За обложение нас Налогами без нашего согласия:

За лишение нас во многих случаях преимуществ суда присяжных:

Для перевозки нас за море для судебного преследования за предполагаемые правонарушения

За отмену свободной системы английских законов в соседней провинции, установление в ней произвольного правительства и расширение его границ, чтобы сразу сделать его примером и подходящим инструментом для введения того же абсолютного правила в этих колониях:

За отмену наших уставов, отмену наших наиболее ценных законов и коренное изменение форм наших правительств:

За приостановление действия наших собственных законодательных собраний и провозглашение себя наделенным властью издавать законы для нас во всех случаях.

Он отрекся от правительства, объявив нас лишенными своей защиты и развязав против нас войну.

Он разграбил наши моря, опустошил наши побережья, сжег наши города и уничтожил жизни наших людей.

Он в это время перевозит большие армии иностранных наемников, чтобы завершить дела смерти, опустошения и тирании, уже начатые при обстоятельствах Жестокости и вероломства, которые едва ли были сопоставимы с самыми варварскими веками и совершенно недостойны главы цивилизованной нации.

Он принуждал наших соотечественников, взятых в плен в открытом море, нести оружие против своей страны, становиться палачами своих друзей и братьев или падать от их рук.

Он возбуждал среди нас внутренние восстания и пытался натравить на жителей наших границ безжалостных индейских дикарей, чьи известные правила ведения войны - явное уничтожение для всех возрастов, полов и условий жизни.

На каждой стадии этих притеснений мы подавали прошения о возмещении ущерба в самых скромных выражениях: на наши неоднократные прошения были даны ответы только в виде повторных травм.Принц, чей характер, таким образом, отмечен каждым поступком, который может определять Тирана, непригоден для того, чтобы быть правителем свободного народа.

Мы не упускали недостатка внимания и к нашим британским братьям. Мы предупреждали их время от времени о попытках их законодательных органов распространить на нас неоправданную юрисдикцию. Мы напомнили им об обстоятельствах нашей эмиграции и поселения здесь. Мы апеллировали к их исконной справедливости и великодушию, и мы заклинали их узами наших общих родственников, чтобы они отвергли эти узурпации, которые неизбежно прервали бы наши связи и переписку.Они тоже были глухи к голосу справедливости и кровного родства. Поэтому мы должны согласиться с необходимостью, которая осуждает наше разделение, и удерживать их, как мы считаем остальное человечество, врагов на войне, друзей мира.

Таким образом, мы, Представители Соединенных Штатов Америки, в Генеральном Конгрессе, собравшись, взывая к Верховному Судье мира о справедливости наших намерений, действуем от имени и властью добрых людей этих Колонии торжественно публикуют и заявляют, что эти Соединенные Колонии являются и по праву должны быть свободными и независимыми государствами; что они освобождены от всякой лояльности британской короне и что всякая политическая связь между ними и государством Великобритания должна быть полностью прекращена; и что как свободные и независимые государства они имеют полную власть вести войну, заключать мир, заключать союзы, устанавливать торговлю и совершать все другие действия и действия, которые независимые государства могут делать по праву.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *