Как и когда в риме произошел переход от республики к империи: Как и когда в Риме произошел переход от республики к империи?какие этапы в развитии империи выделяют историки?

Содержание

§ 3. Падение республики и переход к империи

§ 3. Падение республики и переход к империи

Во II–I вв. до н. э. развитие рабовладельческого общества в Риме приводит к обострению всех его классовых и социальных противоречий. Сдвиги в экономике, расширение и изменение форм эксплуатации рабского труда, ее интенсификация сопровождались усилением конфликтов между группировками правящих верхов рабовладельцев, а также между ними и большинством свободных, малоимущих и неимущих. Успешная завоевательная политика, превратившая Средиземное море во внутреннее море Римского государства, подчинившая ему почти всю Западную Европу до Рейна, поставила перед Римом новые сложные военные и политические проблемы подавления завоеванных народов, обеспечения управления ими.

В этих условиях становится все более очевидным, что старое политическое устройство уже бессильно справиться с возникшими и обострившимися противоречиями. Рим вступает в период кризиса, который коснулся прежде всего существующих политических учреждений, устаревшей полисной формы государственного устройства, аристократического политического режима правления нобилей, замаскированного республиканской формой правления, создавшей видимость власти римского народа. Возникла объективная потребность их перестройки, приспособления к новым историческим условиям.

При завоевании Италии в V–IV вв. до н. э. Рим стремился прежде всего к конфискации земель, так как рост населения требовал расширения земельных владений. Эту тенденцию не остановила и интенсивная урбанизация, развившаяся ко II в. до н. э. Войны II–I вв. до н. э. несколько сместили акценты — они сопровождались массовым порабощением завоеванного населения, что привело к резкому увеличению количества рабов в Риме. Рабство приобретает «классический», античный характер. Значительная масса рабов эксплуатируется в государственных и крупных частных землевладельческих латифундиях с крайне тяжелыми условиями труда и существования и жестоким террористическим режимом. Естественный протест рабов выливается в ряд все более широких и мощных восстаний. Особенно большой размах имели восстания рабов в Сицилии во II в. до н. э. и восстание под руководством Спартака 74–70 гг. до н. э., поставившее под угрозу само существование Римского государства.

Параллельно с восстаниями рабов и вслед за ними вспыхивают гражданские и союзнические войны, вызванные борьбой за власть между группировками господствующего класса, противоречиями между ним и мелкими производителями и возросшей (до 300 000) массой люмпен-пролетариев, получавших незначительную материальную помощь государства. Рост числа люмпенов становится убедительным свидетельством общей деградации свободных.

Экономическое и политическое засилье нобилей вызвало во II в. до н. э. широкое движение протеста неимущего населения, возглавляемое братьями Тиберием и Гаем Гракхами. Гракхи стремились ограничить крупное землевладение знати и за счет этого создать земельный фонд для наделения землей мелких землевладельцев, а также ослабить власть оплота знати — сената и восстановить потерявшую былое значение власть народного собрания и народного трибуна.

Получив должность трибуна, Тиберий Гракх, опираясь на народное движение, сумел, несмотря на сопротивление сената, провести в 133 году до н. э. через народное собрание Аграрный закон. Закон ограничил максимальный размер земли, получаемый от государства. За счет изымаемых излишков создавался земельный фонд, распределяемый между безземельными или малоземельными гражданами. Получаемые ими участки становились неотчуждаемыми, что должно было предотвратить обезземеливание крестьянства. Несмотря на то, что Тиберий Гракх в том же году был убит, его земельная реформа начала осуществляться, и несколько десятков тысяч граждан получили землю.

Реформаторскую деятельность Тиберия продолжил его брат Гай Гракх, избранный трибуном. Им были проведены законы, ослаблявшие политическое влияние знати, — введение тайного голосования в народном собрании, право народного трибуна избираться на следующий срок. Осуществляя аграрную реформу своего брата, Гай вместе с тем в 123–122 гг. до н. э. провел законы о создании в провинциях колоний римских граждан с наделением их землей и о продаже зерна из государственных складов гражданам по очень низким ценам. Последний закон ограничил важное право сената — распоряжаться государственными расходами, так как финансирование продажи зерна переходило к народному собранию, роль которого значительно возросла. Гай провел и военную реформу. Было ограничено число обязательных для римских граждан военных походов, отменялась военная обязанность для граждан, достигших 46-летнего возраста, воины стали получать жалованье и вооружение от государства и могли обжаловать приговор о смертной казни в народное собрание.

Наряду с этими мероприятиями в интересах низших слоев римских граждан Гай Гракх провел и мероприятия в интересах всадников. В их пользу был изменен порядок откупа налогов с провинций.

Наконец, поскольку Гай Гракх был трибуном, возросла роль этой магистратуры, оттеснившей на второй план даже консулов. Однако, удовлетворив интересы большинства римских граждан, Гай потерял их поддержку в попытке распространить права римского гражданства на свободных жителей Италии. Сенатской аристократии удалось провалить этот непопулярный среди римских граждан законопроект, популярность Гая упала, он был вынужден сложить с себя полномочия трибуна и в 122 году до н. э. был убит.

Провал законопроекта о предоставлении прав римских граждан свободным жителям Италии, считавшимся союзниками Рима, вызвал крайнее недовольство союзников, вылившееся в I в. до н. э. в союзнические войны, существенно осложнившие положение Рима в условиях массовых восстаний рабов и длившихся десятилетиями завоевательных войн в провинциях.

В результате Союзнической войны 91–88 гг. до н. э. жителям Италии удалось уравняться в правах с римскими гражданами. Но это не ослабило политическое напряжение в Риме — обострились противоречия между возникшими в среде свободных граждан группировками оптиматов, опиравшихся на сенат, и популяров, боровшихся против сенатской олигархии. И те и другие использовали подкупаемых люмпенов. Борьба между ними привела в I в. до н. э. к гражданским войнам.

Крайнее обострение политической ситуации в Риме, вызванное восстаниями рабов, недовольством мелких землевладельцев, чьи хозяйства приходили в упадок, не выдерживая конкуренции с крупными латифундиями в результате участия хозяев в бесконечных военных походах, союзнических и гражданских войнах, потребовали усиления центральной государственной власти. Все более очевидной становится неспособность старых политических учреждений справиться с осложнившейся ситуацией. Предпринимаются попытки приспособить их к новым историческим условиям. Наиболее важная из них была предпринята в период диктатуры Суллы (82–79 гг. до н. э.). Опираясь на верные ему легионы, Сулла заставил сенат назначить его диктатором на неопределенное время. Он приказал составить проскрипции — списки своих противников, которые подлежали смерти, а их имущество — конфискации. Увеличив число сенаторов, упразднив должность цензора, он пополнил сенат своими сторонниками и расширил его компетенцию. Ограничена была власть трибуна — его предложения должны предварительно обсуждаться сенатом, — а также и компетенция народного собрания — из нее были изъяты судебные полномочия и контроль за финансами, возвращенный сенату.

Установление пожизненной диктатуры выявило стремление нобилей и верхушки всадников выйти из кризисной ситуации путем установления сильной единоличной власти. Оно же показало, что попытки приспособить старую государственную форму к новым историческим условиям обречены на неудачу (реформы Суллы были отменены Помпеем и Крассом). После Союзнической войны 91–88 гг. до н. э. жители Италии получили права римских граждан. Если до нее этими правами пользовались около 400 000 человек, то теперь их число возросло до двух миллионов. Включение союзников в римские трибуны привело к тому, что комиции перестали быть органами римского народа. Их законодательная деятельность приостанавливается, право избрания должностных лиц утрачивается. Успешные завоевательные войны превратили Рим из небольшого государства-города в столицу огромного государства, к управлению которым старая государственная форма полиса была совершенно не приспособлена.

Установление пожизненной диктатуры и гражданские войны показали, что профессиональная наемная армия превращается в важный политический фактор. Заинтересованная в успехах полководца, она становится в его руках орудием достижения честолюбивых политических целей, способствует установлению диктатуры.

Необходимость выйти из острого политического кризиса, неприспособленность старой государственной формы к новым историческим условиям и переход к наемной армии были основными причинами падения полисно-республиканского строя в Риме и установления военно-диктаторского режима.

Через короткий промежуток времени после диктатуры Суллы власть захватывает первый триумвират (Помпеи, Красе, Цезарь). После него устанавливается диктатура Цезаря, получившего в 45 году до н. э. титул императора (до этого дававшийся иногда как награда полководцу). Затем образуется второй триумвират (Антоний, Лепид, Октавиан) с неограниченными полномочиями «для устроения государства». После распада триумвирата и победы над Антонием Октавиан получает звание императора и пожизненные права народного трибуна, а в 27 году до н. э. — полномочия на управление государством и почетное наименование Август, ранее употреблявшееся как обращение к богам. Эта дата и считается началом нового периода истории Римского государства — периода империи.

Переход от республики к монархии в Древнем Риме, причины перехода. Принципат и доминат. Реформы Диоклетиана и законодательство Константина. Разделение империи на Западную и Восточную. Причины падения Римской империи » Привет Студент!

Министерство образования и науки Российской Федерации

 

Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение Высшего профессионального образования “Рязанский государственный университет имени С. А. Есенина”

 

Факультет юридический

 

 

 

 

Контрольная работа

по дисциплине: «История зарубежного  государства и права»

на тему: «Переход от республики к монархии в Древнем Риме, причины перехода. Принципат и доминат. Реформы Диоклетиана и законодательство Константина. Разделение империи на Западную и Восточную. Причины падения Римской империи»

 

 

                   Работу выполнил:      

студент 1 курса

заочного отделения

группы 8442

Доронина В.С.

Проверила:

К.и.н., доцент

Карева А.В.

 

 

 

 

2015

 

 

Рязань 2015

Содержание

Введение………………………………………………………………………….2

Глава 1. Расцвет и конец Древней Римской империи…………………………4

  • Падение республики и установление монархии. Рождение принципата……………………………………………………………4
  • Пореформенный период при Диоклетиане и Константине…………9
  • Крах империи……………………………………………………….15

 Заключение………………………………………………………………………17

Список литературы………………………………………………………………18

 

  

 

 

 

Введение.

История Рима занимает во всеобщей истории развития права ведущую роль. Она оказала огромное влияние на развитие современной юриспруденции. Римское право есть первая высокоорганизованная  система, оказавшая огромное влияние на античный мир, повлияла на развитие варварского государственного устроения, и так же продолжает оказывать влияние в современном мире, когда на нее ссылаются, как на некий идеал государственного управления. Актуальность данного исследования заключается в рассмотрении исключительного древнего права, философии права, концепции права, прошедшего проверку временем и не утратившего своего влияние на развитие правового государства и в настоящее время, таковым идеалом является право Древнего Рима.

Во II – I вв. до н.э. характеризуется началом распада Римской республики. В истории принято выделять три этапа- Гракховские реформы, диктатура Суллы, диктатура Цезаря. Плюсы в этом падении заключались в том, что на смену некой неустроенности государства пришла достаточно сформированная и целостная Римская империя. Именно она представляет наибольший интерес как историков, но особенно юристов всех стран. Среди трудов юридического характера, достаточно полноценно этот материал рассмотрен такими учеными как: Дворкин А.Л., Колосовская Ю.К., Графский В.Г., Исаев М.А. и другие. Каждый из них рассматривал этот материал через свою призму зрения, в связи с этим данный вопрос требует  рассмотрения, путем обобщения уже имеющегося, по возможности устранив слабые стороны автора при его написании.

Цель данной работы это рассмотрение особенностей и раскрытие ключевых моментов в истории становления развития и падения Римской империи.  Перед нами поставлены следующие задачи:

— Обозначить факторы, повлиявшие на падение республики и воцарения монархии.

— Сущностно рассмотреть такие явления как принципат и доминат.

— Проанализировать влияние реформ Диоклетиана и Константина.

— Узнать причины падения Римской империи.

 

 

Глава 1. Расцвет и конец Древней Римской империи.

  • Падение республики и установление монархии. Рождение принципата.

        

Одна из существенных причин падения Римской империи заключалась во внутренней политике Рима. Это была кровопролитная борьба между двумя сторонами, с одной стороны Клодий, а с другой стороны триумвират. Борьба высших слоев населения в 54 — 51гг. до н.э. вылилась в массовые вооруженные нападения и с той и другой стороны. Магистраты, которые должны были избираться народным собранием[1], приходили к власти путем насилия или подкупа. Злоупотреблением своим положением встречалось на каждом шагу, власть переходила из рук в руки, от одной группировки к другой. Экономика приходила в упадок, это было связано еще с тем, что денежные средства не распределялись, как положено среди слоев населения, а сосредотачивались в руках пришедшей к власти новоиспеченной верхушки. Страну пока была возможность, и безнаказанность рвали по клочкам.

Следующаяя причина заключалась в рабовладельчестве, дешевая рабская сила, позволяла крупным деятелям наживаться, так как издержки и расходы были не существенными. Соответственно большие хозяйства богатели, разоряя тем самым более мелкие производство, что приводит к некой скованности на рынке производства Не позволяло мелким хозяйствам развиваться всеобщая воинская повинность, так как в период войн граждане призывались и должны были оставлять рабочую силу, для ведения своего хозяйства, а это не каждый мог себе позволить. Плюсом сюда войдут земельные поборы аристократии. Крупное земледелие, известное как латифундия, разрослось, и со стечением времени подвело Рим к неизбежному падению

Со временем появляется большой спрос на движимый или денежный капитал, а так как золотая валюта сосредотачивалась в рука высших слоев населения, жизнь простого класса существенно осложнилось. Люди способные работать только «на земле» потеряли много мест своего заработка, там, где могли, было уже занято, а там где свободно они ни кого не интересовали. [2]

Как мы видим, происходил процесс расслоения общества Древнего Рима. Разделения на имущие и не имущие классы, мало подходило республиканскому устроению. Народовластие таяло на глазах, оно не устраивало имущие классы и не находило защиты у старого законодательства. Тем более институт республиканства строился по принципу управления городом, а не целой империей, что становилось уже пережитком прошлого. Старая конституция предусматривала монархический элемент, что как раз и заложило почву для формы монархического правления.

При обширности завоеваний Римом государство существенно разрослось в размерах, а так же в численности населения, государственная форма полиса становилась неэффективной, появляется возможность получения прав людям, проживающим на завоеванных провинциях.

Период империи начинается с Октавия Августа. Как говорили современники «золотой век» оставался позади. Тацит в своем труде анналы передал слова одного из римских граждан, юриста того времени, Гая Кассия Лонгия: « Меры, которые принимались в старину в любой области, были лучше и мудрее, а те, что впоследствии менялись, менялись к худшему». Как нам известно, в период исключительного положения Римского народа, устанавливалась военная диктатура. После смены нескольких диктаторов, диктатором становится выдающийся человек, представляющий мнение свободного народа Гай Юлий Цезарь. У этого человека была единственная, но роковая ошибка в выбранном курсе политики. Свободные люди, решавшие большинством важные вопросы в государстве, просто подкупались теми, кто хотел быть у власти, в итоге люди получившие деньги голосовали именно за того кандидата, кто склонил их на свою сторону. После убийства Цезаря, обретает власть военную, жреческую и административную Октавиан Август. Он смог ими воспользоваться так, что окончательно установилась автократическая форма правления, и именно при нем начинает формироваться ранний принцепат.[3] Таким образом, 30-е годы до н.э. представляют собой вхождение Рима в новую эпоху, эпоху Римской империи. Падение Римской республики и утверждение Римской империи стало мировым историческим событием. Основной организационный момент заключался из перехода организации полисного типа, к более сложной, по своей структуре имперской. [4] Условно, период империи Рима, в истории делят на 2 периода – период принципата и период домината. Один сменяет другой на рубеже III в. н.э. Период принципата является временем неторопливых преобразований властных функций верховного правителя, при внешнем сохранении бытующих устоев.

Как было сказано ранее в 27 г. до н.э. к власти приходит родоначальник принципата – Октавиан. Он использовал термин «принцепс», для обозначения «первого гражданина Римского государства», кем сам впоследствии и стал. Но чтобы понять сущность принципата, требуется рассмотреть реформы Октавиана Августа. В первую очередь при нем произошла полная смена состава людей находящихся у власти. Сенат в этом случае еще был сокращен с 1000 до 600 членов. Октавиан встал во главе сената, и являлся, как бы председателем высшего органа Рима, а титул императора, давал ему права главнокомандующего.

С некоторыми изменениями главные органы республиканского строя остались прежними, но вошли в подчинение правителю.

Народные собрания сохранили за собой трибут, и право принимать законы, избирать магистратов, консулов, преторов и т.д. Но потеряли свои самостоятельные возможности, став полностью подчиняться Октавиану.

Именно в связи с тем, что Сенат олицетворял республиканскую власть, произошло обновление состава, на более прогрессивно мыслящих и подчиняющихся людей императору. Помимо всего этого, полномочия в ведении сената резко сокращались, так как Октавиан продолжал испытывать волнения по отношению послушности этого органа. Но уже  в 27 г. до н.э. он возвращает Сенату его верховную власть.  И между правящими органами и Октавианом устанавливается некое равноправие.[5] Хотя власть принцепса рассматривается, как власть пожизненного диктатора. Эту власть устанавливается захватническим образом, путем склонения на свою сторону армии и формальным подтверждением власти со стороны Сената. Лишь смерть принцепса знаменует уничтожение его экстраординарной магистратуры. Возвращаясь к Октавиану и его передачи верховных прав Сенату, последний оставил за ним исключительные полномочия. Он остается главнокомандующим, а значит в его ведении внешняя политика. Со стечением времени он начинает управлять всеми провинциями Рима, и получает право давать перегринам права римского гражданина.  Он обладает неограниченной уголовной юрисдикцией, а также высшей юрисдикцией по гражданским делам. Он имел право присваивать себе наследства состоятельных граждан. Являл собой неприкосновенное лицо, имевшее право вмешиваться в дела абсолютно любого магистрата. Таким образом, принцепс – верховный понтифик, авгур, цензор.

Мало принцепсов удостоились звания Божественный, среди тех же, кто его получил бал Октавиан Август.  Титул Божественный имел существенное влияние на принцепса, пожалуй, один из наиболее эффективных рычагов давления на него. Так как дурная слава в потомках, это то что в первую очередь запечатлевалось среди людей, а честь того времени блюлась строго. В связи с этим Сенат имел исключительное право судить посмертную память принцепса, вплоть до стирания всех его упоминаний. Смерть принцепса передавала в руки Сената и консулов его власть, которые решали вопрос о ее дальнейшем будующем. Выборы принцепса принадлежали Сенату, и он же имел право сложить с него полномочия.

Несмотря на чрезвычайную власть при чрезвычайных обстоятельствах, они работали по отлаженной республиканской схеме, правда власть была уже не у народа, а в руках одного человека – принцепса. Но так как абсолютная власть это лишь неограниченная возможность, то полномочиями наделялись вспомогательные органы. Таким органом при Октавиане Августе стал совещательный орган, в составе которого были консулы, 15 членов сената, и по одному представителю от других магистрантов.  Со временем появляется имперская бюрократия, а затем приобретает значение двор первого по важности и значению должностного лица республики. До того как Реформы Клавдия постановили основы бюрократии принцепсы назначали следующих должностных лиц. Правителей тех провинций, которые доставались им в управление. При Клавдии появились три главные канцелярии: «относительно писем», «относительно жалоб», «относительно финансов». Далее аппарат продолжает усложняться и появляется разделение чиновничьего корпуса, на чиновников и вспомогательный состав. Вводится административная дисциплина, а именно руководство старших по званию по отношению к младшим служащим.

Исходя из выше сказанного, мы выделяем две главные причины природы появления принципата. Появления резкого классового неравенства, и невозможности полисного управления Римом, ставшим к тому времени мегаполисом.  Образ пожизненного правления есть исключительная особенность власти принцепса.

 

 

  • Пореформенный период при Диоклетиане и Константине. Крах империи.

 

Уже в период принципата рабовладельческий строй в Риме начинает клониться к упадку, а во II—III вв. назревает его кризис. Резко обостряется борьба за власть между враждующими группировками господствующего класса.

Принципат подавил дух гражданственности у римлян, республиканские традиции ушли теперь уже в далекое прошлое, последний оплот республиканских учреждений — сенат окончательно подчинился принцепсу. С конца III, в. начинается новый этап истории империи — доминат, во время которого Рим превратился в монархическое государство с абсолютной властью императора. Но настоящей монархической власти Рим так и не узнал. В эпоху домината принцепс продолжает оставаться чрезвычайной магистратурой при чрезвычайных обстоятельствах.[6]

Домината, тоже есть форма уничтожения диархии. После правления Северов, обнаружили необходимость полной реорганизации государства, и эта реорганизация была проведена Диоклетианом, а затем в том же духе завершена Константином.

Два принципа лежат в основе реформы Диоклетиана и Константина. Первое – это окончательное признание императора абсолютным монархом, то есть dominus, что значит стоящий выше закона. Династический характер не присущ этой монархии, а значит, вопрос о престолонаследии постоянно открыт. Второе это разделение империи на две половины: Восточную и Западную. Но пока это разделение не означало распада империи на два совершенно отдельных и самостоятельных государства: Oriens и Occidens.

Реформенный период  Диоклетиана знаменуется целым рядом реформ.

Было произведено новое административное деление. Вся империя была разделена на 12 диоцезов, границы, которых не всегда совпадали с границами прежних провинций. Диоцезы в свою очередь делились на провинции. Италия потеряла теперь и официально свое привилегированное положение: она разделена была на два диоцеза, которые включали не только италийские, но и другие области.

Система домината являлась заключительным шагом по пути окончательного утверждения военной диктатуры. Подавление сопротивления эксплуатируемых классов и отражение наступающих «варваров» требовали не только политической реорганизации Римского государства, но также хозяйственного и военного его укрепления.1

Военная реформа. Внимание Диоклетиана было направленно, прежде всего на поднятие военной мощи империи. Кроме разделения власти между августами и цезарями необходимо было создать сильную армию, которая была бы способна защитить границы империи от «варваров» и вместе с тем была бы действительной опорой императорской власти.

Наряду с новыми принципами деления войск при Диоклетиане был значительно увеличен состав армии. Диоклетиан обязал крупных землевладельцев доставлять государству определенное количество рекрутов сообразно с количеством, находившихся в их имениях рабов и колонов. Обязаны были служить в армии и леты – пленные «варвары», поселенные на римской территории. Наконец, на военную службу за особое вознаграждение принимались отряды «варваров», переходившие под власть Римской империи.

Вводилась новая система обложения населения налогами. В системе Диоклетиана большое значение приобрели прямые налоги и, прежде всего поземельная подать.

Налоговая реформа Диоклетиана гарантировала государству определенное количество продуктов, необходимое для содержания армии, двора, столицы и резиденции императора. Государственное хозяйство строилось, таким образом, что не зависело от колебаний стоимости денег, рыночных цен, подвоза продуктов.

Финансовая реформа. Денежное хозяйство, конечно, тоже играло еще существенную роль, но оно нуждалось в оздоровлении. В этих целях Диоклетиан провел монетную реформу, которая устанавливала полноценную золотую монету, весившую официально 1/60 римского фунта; кроме того, была выпущена серебряная и бронзовая монета. Реформа эта не имела особенного успеха, так как реальная стоимость монеты не находилась в должном соотношении с номинальной ее стоимостью, соотношение между ценностью и стоимостью металла было определено произвольно, не была принята во внимание система обращения монеты. В результате полноценная монета исчезла из обращения и превращалась в слитки, цены на товары не только не упали, но продолжали расти.1

Эдикт о ценах. В целях борьбы с растущей дороговизной в 301 г. был издан эдикт, устанавливающий максимальные цены на различные товары, а также максимальные ставки для оплаты труда, ничем как шагом отчаяния этот эдикт назвать не удастся.

Судебная реформа. Судебная реформа Диоклетиана произвела коренные изменения в судоустройстве. Разбор уголовных дел от постоянных комиссий перешел сначала к Сенату, а затем к императору и его чиновникам. В пригороде Рима уголовная юрисдикция находилась в ведении перфекта города, в Италии – перфекта претория, а в провинциях – наместников по управлению провинциями. После реформ Диоклетиана в провинциях уголовное судопроизводство вели ректоры.  Разбор гражданских дел в связи с распространением экстраординарного процесса перешел к императорским чиновникам. Реформа Диоклетиана завершила процесс вытеснения формулярного процесса экстраординарным. Также появились новые магистраты для разбора гражданских дел по делам об опеках, алиментах, фидеокомиссах и т. д.1

Отношение к традиционной римской религии. В политической системе, установленной Диоклетианом, религиозному вопросу уделялось большое внимание. Диоклетиан подобно Августу выступил в качестве восстановителя старой римской религии, но вместе с тем, подобно тому, как это было в восточных монархиях, было подчеркнуто божественное происхождение императорской власти.

Реформы Константина. Если в области религиозной политики Константин шел иным путем, чем Диоклетиан, то в области социальной и политической он развивал систему реформ, основы которой были заложены Диоклетианом.

Отделение гражданской власти от военной. Сохраняя административное деление империи, введенное Диоклетианом (на диоцезы и провинции), Константин поставил над диоцезами четыре префектуры: Восток, Иллирию, Италию и Галлию. Префектурами управляли перфекты претория, которым подчинялись викарии диоцезов, а ниже их стояли praesides провинции.

При Константине гражданская власть была окончательно отделена от военной; При нем же была завершена и реформа армии: деление войск на пограничные части и подвижную армию. Вместо преторианской гвардии, уменьшенной в числе при Диоклетиане, появляются особые дворцовые части.

Закрепощение куриалов. Последовательное проведение фискальной политики привело к закрепощению сословий. Эдиктами 316 и 325 гг. высшему сословию городского населения – куриалам – запрещалось оставлять тот город, где они родились. Ни постановления городского совета, ни распоряжения императора не могли освободить их от муниципальных повинностей. Не могла избавить их от этого и какая – либо военная или гражданская должность. Обязанности куриалов сделались наследственной повинностью.

Закрепощение колонов и ремесленников. Императорская конституция 332г. запрещала переход колонов из одного имения в другое; владелец, у которого будет найден чужой колон, должен был вернуть его старому хозяину, кроме того, должен был заплатить причитавшиеся с колона подати. Продолжалось при Константине и прикрепление ремесленников к их коллегиям. Так, в 317 г. было издано распоряжение, в котором говорилось, что «мастерам монетного двора следует навсегда оставаться в своем состоянии, и от этого состояния их не освобождают привилегии, связанные с каким – либо положением».

Основание новой столицы. Еще при Диоклетиане город Рим потерял прежнее значение. Константин построил (в 330 г.) новую столицу на месте греческой колонии Византии. Новая столица была названа именем основателя – Константинополем.1

Отношение к религии. При Константине произошло важное историческое событие: признание за христианством и христианской церковью равноправия с государственным языческим культом (Миланский эдикт 313 г.).

Установление абсолютной монархии повлекло за собой, прежде всего падение сената. Одновременно с падением сената происходит дальнейшее падение старых республиканских магистратур. Все активное государственное управление находиться в руках императорских чиновников, система которых разрастается в сложный бюрократический механизм и подвергается более точной регламентации. Резко проводится разделение должностей на придворные, гражданские и военные; в каждой ветви образуется определенная иерархическая лестница

При особе императора находится государственный совет, который называется теперь consistorium principis. По предложению императора, он обсуждает всякие вопросы законодательства и управления; в нем же разбираются и все судебные дела.

Что касается местного управления, то вся территория подвергается в этом периоде новому административному разделению. Каждая половина империи делится на две префектуры: Восточная половина – на префектуры Восточную (Фракия, Малая Азия и Египет) и Иллирийскую (Балканский полуостров), Западная половина – на префектуры Италийскую (Италия и Африка) и Галльскую (Галлия и Испания). Во главе каждой префектуры в виде ее общего начальника стоит praefectus praetorio. Каждая префектура делится на диоцезы, во главе которых стоят vicarii, и наконец, диоцезы делятся на провинции, которыми управляют rectores. Провинции являются основными клеточками этого административного деления, а правители провинций становятся, поэтому первой административной и судебной инстанцией..Провинции в свою очередь состоят из более мелких единиц – общин, или civitates. Эти общины в своих внутренних делах пользуются известной самостоятельностью, хотя и под сильным контролем правительства. Органами местного, общинного самоуправления являются и теперь местный сенат, и выборные муниципальные магистраты.

Наконец, со времен Константина видное общественное значение приобретает церковная организация. Органы церковного управления представляют епископы, выбираемые общинами; в их руках сосредотачивается церковное управление, заведование церковным имуществом, а также известная юрисдикционная власть над паствой по дела религии и церкви. Чем далее, тем более влияние церкви растет и отражается в различных отраслях права.

 

 

 

 

 

 

 

Как мы знаем, в Риме стала возвышаться церковь. Интересы ее с правительством стали расходиться. Средством политического влияния западной церкви стала поддержка провинциальной знати, активная благотворительность среди низших слоев населения. А условнее разделение резиденции императора и церковной, сила сосредотачивалась далеко не на стороне императора. И по мере того как падал авторитет Империи, и ее бюрократического аппарата, возрастало социальное и политическое влияние церковной организации. Только, вот она была не против захватнической деятельности варваров, с учетом того, что варвары ни как не затрагивали церковную и религиозную жизнедеятельность.

И падение Римской империи практически стало неизбежным, главной опасностью для западной империи были вестготы, во главе которых стоял Аларих. Общее одряхление Западной империи выразилось в развале ее военной организации. Реформированная Диоклетианом и Константином армия к концу IV в. стала обнаруживать свою слабость и малую боеспособность.

Сначала Аларих нападал на балканские области, а затем, в 401 г. напал на Италию. Император Западной империи (Стилихон) заключил с ним мир, причем Аларих должен был оказывать Риму помощь в борьбе с Константинополем. В 406 г. «варварские» племена перешли Рейн и вслед за тем опустошили Галлию; в разных местах появились узурпаторы. В 408 г. Аларих занял Паннонию и Норик, затем двинулся к Италии и потребовал денег для своего войска. Требование его было удовлетворено, так как Стилихон предполагал договориться с Аларихом и использовать его в борьбе против узурпаторов, а также с Константинополем, но при дворе победила противная Стилихону партия, он был лишен власти и казнен (408 г.).

Договор с Аларихом также был расторгнут. Тогда Аларих повел наступление на Италию. Ему оказывали поддержку рабы, среди которых немало было его соплеменников. Два раза готы нападали на Рим. В первый раз Аларих подошел к Риму в 408 г., но ушел, удовлетворившись получением огромного выкупа и освобождением 40 тысяч рабов, а во второй раз, 24 августа 410г., Рим был взят и разграблен войсками Алариха. Три дня город подвергался опустошению.

Аларих оставил Рим. После его смерти готы отошли в Галлию. Однако обессиленная империя уже не могла выдерживать натиск «варваров».

Еще в 409 г. вандалы и аланы вторглись в Испанию и поселились в отдельных ее областях; в 420 г. вандалы и аланы утвердились на юге Пиренейского полуострова, а в 429 г. переправились на Африканское побережье и захватили большую часть Африки. В отдельных случаях римским полководцам удавалось одерживать победы над «варварами», но эти победы не могли изменить внешнего положения империи.

В западной части империи не прекращалась борьба за императорский трон, хотя большее значение имели не императоры, а находившиеся на римской службе «варварские» вожди. В 445г. Рим был разграблен вандалами, которые унесли большую добычу и увели множество пленных. В 475 г. римский патриций Орест возвел на престол своего сына Ромула Августула и от его имени управлял государством. Но против него восстали «варварские» наемники, во главе которых стоял скир Одоакр. В 476 г. Орест был убит, Ромул Августул – лишен власти, знаки же императорского достоинства Одоакр отослал в Константинополь. Это событие принято считать концом Западной Римской империи, и концом периода античности м мировой истории.[7]

 

 

 

 

 

Заключение.

История развития Римского государства, римской демократии, служит источником наглядного права для современных государств. Ведь именно демократизация политического строя Рима делает его государством, привлекавшим и привлекающим до сих пор внимание многих ученых. В данной работе, опираясь на мнения многих ученых, имеющих свою точку зрения по этому вопросу, как классическую, так и индивидуальную,  материал был структурирован и максимально освещен.  На основе всего вышесказанного можно сделать вывод. Необходимость выйти из острого политического кризиса, неприспособленность старой государственной формы к новым историческим условиям были основными причинами падения полисно – республиканского строя в Риме. Экономическое обособление и политическое разделение империи совпало с периодом дальнейшего углубления общего кризиса рабовладельческого строя, и было его проявлением и результатом. Раздел единого государства объективно был попыткой предотвратить гибель этого строя, разрушавшегося ожесточенной политической и идеологической борьбой, восстаниями покоренных народов, вторжениями варварских племен, от которых особенно страдала Западная Римская империя.

Несмотря на однотипность рабовладения, структура экономики Рима отличалась своеобразием, обусловленным природно-географическими особенностями. Темпы экономического развития античных государств намного превосходили динамику древневосточных рабовладельческих государств. За свою историю Рим продемонстрировал превосходство в государственном и общественном устройстве, испытав различные его формы, и в период расцвета, обеспечив демократизацию политического строя и высочайший расцвет культуры, создав недосягаемые и на сегодняшний день ее образцы.

 

 

Список литературы

  1. Всеобщая история права и государства. Учебник / Графский В.Г. – 2-е изд., перераб. и доп. – М.: Норма, 2008.- 752 с.
  2. Всеобщая история. Брандт М. Ю. — М.: 1994.- 352 с.
  3. История государства и права зарубежных стран. Учебник для бакалавриата /Исаев М.А. – М.: Юрайт, 2011.-957с.
  4. История Римского права. Покровский И.А – Минск: Харвест, 2002.- 223 с.
  5. История Древнего Рима. Кузищин В.И. – М., «Высшая школа», 1993. 462 с.
  6. История Древнего Рима. Учебник для вузов, 4-е изд. Перераб. и доп. Кузищин В.И., Маяк И.Л. и др. – М.: Высш. Шк., 2002.- 383с.
  7. Очерки по истории Вселенской Православной Церкви / курс лекций, изд. 5-е, перераб. и доп. Дворкин А.Л. – Нижний Новгород: Христианская библиотека, 2014 г.- 1024 с.
  8. Хрестоматия по всеобщей истории государства и права. Батыр К.И., Поликарпова Е.В. — М.: – 443 с.

 

[1] [3]  История государства и права зарубежных стран. Учебник для бакалавриата /Исаев М.А. – М.: Юрайт, 2011.-376с.

[2] [4] История Римского права. Покровский И.А – Минск: Харвест, 2002.-  4 – 8 с.

[3]  [1] Всеобщая история права и государства. Учебник / Графский В.Г. – 2-е изд., перераб. и доп. – М.: Норма, 2008.- 181 с.

[4]  [5] История Древнего Рима. Кузищин В.И – М., «Высшая школа», 1993. 186 с.

[5] [5] История Древнего Рима. Кузищин В.И – М., «Высшая школа», 1993. 187 с.

[6] [3] История государства и права зарубежных стран. Учебник для бакалавриата /Исаев М.А. – М.: Юрайт, 2011.-386 с.

[7]  [6] История Древнего Рима. Учебник для вузов, 4-е изд. Перераб. и доп. Кузищин В.И., Маяк И.Л. и др. – М.: Высш. Шк., 2002.- 343-350 с.

 

Скачать:  У вас нет доступа к скачиванию файлов с нашего сервера. КАК ТУТ СКАЧИВАТЬ

Причину создания Римской империи неожиданно нашли на Аляске — Российская газета

Американские ученые выдвинули новую гипотезу о причинах распада Римской республики и появления империи. По их мнению, значительную роль в этом процессе сыграло мощное извержение вулкана Окмок на Аляске в 43 году до нашей эры.

Об исследовании рассказывает журнал Science. Его провела междисциплинарная команда ученых. История краха Римской республики, казалось бы, хорошо изучена. Из письменных источников известно, что на протяжении длительного времени государство испытывало политические и экономические трудности.

Древние историки также рассказывали о загадочном исчезновении Солнца после убийства Юлия Цезаря в 44 году до нашей эры, за которым последовали годы холода и неурожая. Началась борьба за власть, следствием чего стало единоличное правление первого императора — Октавиана Августа, приемного сына Цезаря.

Политические распри до сих пор назывались главными причинами появления империи. Однако в новом исследовании ученые доказывают, что истинная причина последовавших в Риме событий находилась на Аляске. В 43 году произошло одно из мощнейших в истории извержений — проснулся вулкан Окмок на Алеутских островах.

После взрыва образовался кратер шириной 10 километров. Расположение вулкана таково, что извергнутые им массы могли подняться в арктическую стратосферу, а затем распространиться по всему северному полушарию, закрывая собой солнечный свет.

«Мы можем абсолютно точно сегодня сказать, что это извержение создало экстремальный климат, — говорит ведущий автор исследования, гляциолог Джозеф Макконнелл. — Оно действительно могло привести к голоду и другим разрушениям в Европе. Крах республики пришелся на те два года, когда царил этот климат. Мы считаем маловероятным то, что это просто совпадение».

Голод и холод спровоцировали вооруженные конфликты внутри республики. Возникла потребность в сильной централизованной власти. А когда она появилась, климат начал теплеть — вулканическая пыль постепенно оседала на поверхность, вновь открывая путь солнечным лучам.

В доказательство исследователи приводят результаты анализа светонепроницаемых сульфатных частиц, извлеченных из глубоких ледяных кернов в Гренландии. Предыдущие работы показали, что эти частицы были выброшены в ходе мощного извержения вулкана. Загадкой оставалось только точное местонахождение и сроки извержения.

Команда Макконнелла обнаружила, что рост присутствия серы в кернах произошел в 43 году до нашей эры. Измерения изотопов показали, что эти частицы подвергались воздействию ультрафиолетового излучения в стратосфере. Они могли оставаться в воздухе в течение многих месяцев и даже лет, прежде чем осесть на поверхность.

Исследователи обнаружили и 35 осколков вулканического стекла. Его состав сравнили с геохимическими «отпечатками» вулканов, которые теоретически могли извергаться в то время. Так ученые и вышли на Окмок — щитовидный вулкан, который остается активным и сегодня.

Климатическая модель продемонстрировала, что эффект от извержения мог быть мощным — температура воздуха на юге Европы и севере Африки могла опуститься до семи градусов Цельсия. Завершающим штрихом стал анализ древесных колец, который подтвердил, что в 43 и 42 годах до нашей эры в Скандинавии и Северной Америке наблюдалось сильное похолодание.

К слову, холодная погода упоминается в письмах Цицерона, римского государственного деятеля, смерть которого в 42 году до нашей эры считается символическим концом республики. Плутарх, знаменитый римский биограф, писал, что армия Марка Антония столкнулась с таким ужасным голодом в апреле 43 года до нашей эры, что есть приходилось даже кору. А историк Аппиан писал, что Рим был опустошен голодом в 42 году до нашей эры. Кстати, голод в том же году поразил и Египет.

Римская империя (древний Рим): история, культура, религия

Где находилась Римская империя
  • Зарождение Римской империи

  • Ранняя история Римской империи – Римская республика

  • Войны Римской империи

  • Кризис и падение римской республики

  • Начало Римской империи

  • Падение Римской империи

  • Культура древнего Рима

  • Искусство древнего Рима

  • Религия древнего Рима

  • Христианство в Римской империи

  • Римская империя, видео
  • Значение великой Римской империи, некогда простиравшейся на обширных территориях от туманной Англии до жаркой Сирии в контексте общемировой истории необычайно велико. Можно даже сказать, что именно Римская империя была предтечей общеевропейской цивилизации, во многом сформировав ее облик, культуру, науку, право (юриспруденция средневековья основывалась на римском праве), искусство, образование. И в нашем сегодняшнем путешествии во времени мы с вами отправимся в древний Рим, вечный город, ставший центром самой грандиозной империи в истории человечества.

    Где находилась Римская империя

    В эпоху своего величайшего могущества границы Римской империи простирались от территорий современной Англии и Испании на Западе и до территорий современных Ирана, Сирии на Востоке. На юге же под пятой Рима находилась вся Северная Африка.

    Карта Римской империи в период расцвета.

    Разумеется, границы Римской империи были не постоянными и после того как Солнце римской цивилизации стало идти к закату, а сама империя приходить в упадок, уменьшались и ее границы.

    Зарождение Римской империи

    Но с чего все начиналось, как возникла Римская империя? Первые поселения на месте будущего Рима появились еще в І тысячелетии до н. е.. Согласно легенде римляне ведут свою родословную от троянских беженцев, которые после разрушения Трои и длительных скитаний, поселились в долине реки Тибр, все это красиво описано талантливым римским поэтом Вергилием в эпической поеме «Энеида». А чуть позже два брата Ромул и Рем потомки Энея основали легендарный город – Рим. Однако историческая достоверность событий «Энеиды» под большим вопросом, другими словами скорее всего это просто красивая легенда, имеющая, однако и практический смысл – придать римлянам героическое происхождение. Тем более, учитывая, что сам Вергилий, по сути, был придворным поэтом римского императора Октавиана Августа, и своей «Энеидой» выполнял своеобразный политический заказ императора.

    Что же касается реальной истории, Рим был, скорее всего, действительно основам неким Ромулом и его братом Ремом, вот только вряд ли они были сыновьями весталки (жрицы) и бога войны Марса (как рассказывает легенда), скорее сыновьями какого-то местного вождя. И в момент основания города между братьями вспыхнул спор в ходе которого Ромул убил Рема. И опять таки, где легенда и миф, а где реальная история трудно разобрать, но как бы там не было, древний Рим был основан в 753 году до н. е.

    По своему политическому устройству ранее римское государство во многом походило на древнегреческие города-полисы. Сперва во главе древнего Рима стояли цари, однако во время правления царя Тарквиния Гордого произошло всеобщее восстание, царская власть была низложена, а сам Рим превратился в аристократическую республику.

    Ранняя история Римской империи – Римская республика

    Наверняка многие фанаты научной фантастики заметят сходство Римской республики, которая впоследствии трансформировалась в Римскую империю с такими многими любимыми «Звездными войнами», где также галактическая республика превратилась в галактическую империю. По сути, создатели «Звездных войн» позаимствовали свою выдуманную галактическую республику/империю из реальной истории самой что ни есть настоящей империи Римской.

    Устройство Римской республики как мы заметили ранее, было схоже с греческими городами-полисами, но имелся и ряд различий: так все население древнего Рима делилось на две большие группы:

    • патрициев, римских аристократов, занимавших главенствующее положение,
    • плебеев, состоявших из рядовых граждан.

    Главный законодательный орган Римской республики – сенат, состоял исключительно из богатых и знатных патрициев. Плебеем далеко не всегда нравилось такое положение дел, и несколько раз молодую Римскую республику сотрясали плебейские восстания, с требованиями расширения прав плебеев.

    С самого начала своей истории молодая Римская республика была вынуждена бороться за место под Солнцем соседними италийскими племенами. Побежденные были вынуждены подчинятся воле Рима или на правах союзников или полностью входя в состав древнеримского государства. Часто покоренное население не получало прав римских граждан, а порой и вовсе обращалось в рабов.

    Самым опасными противниками древнего Рима были этруски и самниты, а также некоторые греческие колонии на юге Италии. Несмотря на первоначально некоторые враждебные отношение с древними греками римляне впоследствии практически полностью позаимствовали их культуру и религию. Даже греческих богов римляне взяли себе, правда переиначили на свой лад, сделав Зевса Юпитером, Ареса Марсом, Гермеса Меркурием, Афродиту Венерой и так далее.

    Войны Римской империи

    Хотя правильнее было бы назвать этот подпункт «войны римской республики», которая хотя и воевала с самого начала своей истории, но помимо мелких стычек с соседними племенами случались и действительно большие войны, сотрясавшие тогдашний античный мир. Первой действительно большой войной Рима было столкновение с греческими колониями. В ту войну вмешался греческий царь Пирр, которому хотя и удалось победить римлян, тем не менее, его собственная армия понесла огромные и невосполнимые потери. С тех времен выражение «Пиррова победа» стало нарицательным, означающим победу слишком большой ценой, победу практически равную поражению.

    Затем продолжая войны с греческими колониями, римляне столкнулись на Сицилии с еще одной крупной державой – Карфагеном, бывшей финикийской колонией. На протяжении долгих лет Карфаген стал главным соперником Рима, соперничество же их вылилось в три пунические войны, в которых Рим одержал победу.

    Первая пуническая война велась за остров Сицилию, после победы римлян в морской битве у Эгатских островов, в ходе которой римляне наголову разбили карфагенский флот, вся Сицилия стала частью римского государства.

    Стремясь взять у римлян реванш за поражение в первой пунической войне, талантливый карфагенский полководец Ганнибал Барка в ходе второй пунической войны сначала высадился на испанском побережье, затем вместе с союзными иберийскими и галльскими племенами совершил легендарный переход через Альпы, вторгнувшись уже на территорию непосредственно римского государства. Там он нанес ряд сокрушительных поражений римлянам, особенно ощутимой была битва у Канн. Судьба Рима повисла на волоске, но Ганнибалу таки не удалось довершить начатое. Взять сильно укрепленный город Ганнибал не смог, и был вынужден покинуть Апенинский полуостров. С тех пор военная удача изменила карфагенянам, римские войска под командованием не менее талантливого полководца Сципиона Африканского нанесли сокрушительно поражение армии Ганнибала. Вторая пуническая война снова была выиграна Римом, который после победы в ней превратился уже в самое настоящее сверхгосударство древнего мира.

    И третья пуническая война уже представляла собой окончательное сокрушение поверженного и потерявшего все свои владения Карфагена всесильным Римом.

    Кризис и падение римской республики

    Завоевав обширные территории, одержав победу над серьезными противниками, Римская республика постепенно накапливала в своих руках все большую власть и богатство, пока сама не ступила в период смут и кризиса, вызванного несколькими причинами. В результате победоносных войн Рима все больше и больше рабов вливались в страну, свободные плебеи и крестьяне не могли конкурировать с поступающей массой рабов, росло их всеобщее недовольство. Народные трибуны, братья Тиберий и Гай Гракхи попытались решить проблему, проведя реформу землепользования, которая бы с одной стороны ограничила владения богатых римлян, а излишки их земель позволяла распределить среди бедных плебеев. Однако их инициатива наткнулась на сопротивление консервативных кругов Сената, в результате Тиберий Гракх был убит политическими противниками, его брат Гай покончил жизнь самоубийством.

    Братья Тиберий и Гай Гракхи.

    Все это привело к началу гражданской войны в Риме, патриции и плебеи столкнулись между собой. Порядок удалось восстановить Луцию Корнелию Сулле, еще одному выдающемуся римскому полководцу, который перед тем победил войска понтийского царя Митридиада Евпатора. Для наведения порядка Сулла установил в Риме настоящую диктатуру, безжалостно расправляясь с неугодными и несогласными гражданами с помощью своих проскрипционных списков. (Проскрипция – в древнем Риме означало нахождение вне закона, гражданин, попавший в проскрипционный список Суллы, подлежал немедленному уничтожению, а его имущество конфискации, за укрывательство «гражданина вне закона» – также казнь и конфискация имущества).

    По сути это был уже конец, агония Римской республики. Окончательно же ее развалил и превратил в империю молодой и амбициозный римский полководец Гай Юлий Цезарь. В молодости Цезарь едва не погиб во время террора Суллы, лишь заступничество влиятельных родственников убедило Суллу не включать Цезаря в проскрипционные списки. После ряда победоносных войн в Галии (современной Франции) и покорения галльских племен авторитет Цезаря, победителя галлов вырос образно говоря «до небес». И вот он уже вступает в схватку со своим политическим противником и некогда союзником Помпеем, преданные ему войска переходят Рубикон (небольшую речку в Италии) и идут на Рим. «Жребий брошен», легендарная фраза Цезаря, означавшая его намерение захватить власть в Риме. Так пала Римская республика, и началась Римская империя.

    Начало Римской империи

    Начало Римской империи идет через череду гражданских войн, сначала Цезарь побеждает своего противника Помпея, затем он сам погибает под ножами заговорщиков, среди которым и его друг Брут. («И ты Брут?!», – последние слова Цезаря).

    Убийство первого римского императора Юлия Цезаря.

    Убийство Цезаря положило начало новой гражданской войны между сторонниками восстановления республики с одной стороны и сторонниками Цезаря Октавианом Августом и Марком Антонием с другой. Одержав победу над заговорщиками-республиканцами Октавиан и Антоний уже вступают в новую борьбу за власть между собой и опять начинается гражданская война.

    Хотя Антония поддерживает египетская царевна, красавица Клеопатра (к слову бывшая любовница Цезаря), он терпит сокрушительное поражение, и Октавиан Август становится новым императором Римской империи. С этого момента начинается высокий имперский период истории римской империи, императоры сменяют друг друга, меняются и императорские династии, сама же Римская империя ведет постоянные завоевательные войны и достигает вершины своего могущества.

    Падение Римской империи

    К сожалению, мы не можем описать деятельность всех римских императоров и все перипетии их правления, иначе наша статья сильно рисковала бы стать необъятной. Отметим лишь, что после смерти выдающегося римского императора Марка Аврелия, императора-философа сама империя стала клониться к упадку. На римском троне воцарилась целая череда так званых «солдатских императоров», бывших полководцев, которые опираясь на свой авторитет в войсках, узурпировали власть.

    В самой империи наблюдались упадки нравов, активно проходила своего рода варваризация римского общества – все больше варваров проникали и в римскую армию и занимали важные государственные посты в римском государстве. Произошел также демографический и экономический кризисы, все это медленно вело к гибели некогда великую римскую державу.

    При императоре Диоклетиане произошло разделение Римской империи на Западную и Восточную. Как мы знаем, Восточная римская империя со временем трансформировалась в Византию. Западная римская империя так и не смогла пережить стремительное нашествие варваров, а борьба со свирепыми кочевниками гуннами, пришедшими с восточных степей, окончательно подорвала мощь Рима. Вскоре Рим был разграблен варварскими племенами вандалами, чье имя также стало нарицательным, за те бессмысленные разрушения, которые вандалы причинили «вечному городу».

    Причины падения Римской империи:

    • Внешние враги, это, пожалуй, одна из главных причин, если бы не «великое переселение народов» и мощный варварский натиск Римская империя вполне могла бы еще просуществовать пару веков.
    • Отсутствие сильного лидера: последний талантливый римский генерал Аеций остановивший продвижение гуннов, одержавший победу в битве на Каталунских полях был коварно убит римским императором Валентинианом ІІІ, который опасался соперничества со стороны выдающегося генерала. Сам император Валентиниан был человеком весьма сомнительных моральных качеств, разумеется, с таким «лидером» участь Рима была предрешена.
    • Варваризация, по сути, на момент падения западной Римской империи варвары уже ее поработили изнутри, так как многие государственные посты были заняты именно ими.
    • Экономический кризис, который в поздней Римской империи был вызван глобальным кризисом рабовладельческого строя. Рабы более не желали безропотно трудиться от зари до зари на благо хозяина, то тут, то там вспыхивали восстания рабов, это вело и к военным расходам, и к подорожанию предметов сельского хозяйства и общему упадку экономики.
    • Демографический кризис, одной из больших проблем Римской империи стала высокая детская смертность и маленькая рождаемость.

    Культура древнего Рима

    Культура Римской империи является важной и существенной частью общемировой культуры, ее неотъемлемой частью. Многими ее плодами мы пользуемся и по сей день, например, канализация, водопровод, пришли к нам из древнего Рима. Именно римляне первые изобрели бетон и активно развили градостроительное искусство. Вся европейская каменная архитектура берет свое начало в древнем Риме. Именно римляне первыми начали строить каменные многоэтажные дома (так званные инсулы), достигающие порой до 5-6 этажей (правда, первые лифты изобрели лишь спустя 20 веков).

    Римские инсулы.

    Также архитектура христианских церквей чуть более чем полностью позаимствована из архитектуры римской базилики – мест для общественных собраний древних римлян.

    В сфере европейской юриспруденции на века заняло господство римское право – кодекс законом сформировавшийся еще во времена Римской республике. Римское право являлось правовой системой, как Римской империи, так и Византии, так и многих других средневековых государств основанных на осколках Римской империи уже в эпоху средневековья.

    Латинский язык Римской империи еще на протяжении всего средневековья будет языком ученых, преподавателей и студентов.

    Сам город Рим превратился в величайший культурный, экономический и политический центр древнего мира, недаром ведь ходила пословица «все дороги ведут в Рим». В Рим стекались товары, люди, обычаи, традиции, идеи со всей тогдашней ойкумены (известной части мира). Даже шелк из далекого Китая через купеческие караваны попадал к богатым римлянам.

    Разумеется, не все забавы древних римлян будут приемлемы в наше время. Те же гладиаторские бои, которые проводились на арене Колизея под многотысячные овации римской толпы, пользовались большой популярностью римлян. Любопытно, что просвещенный император Марк Аврелий даже на одно время полностью запретил гладиаторские бои, однако после его смерти бои гладиаторов возобновились с прежней силой.

    Бои гладиаторов.

    Большой любовью простых римлян также пользовались гонки на колесницах, которые были весьма опасными и нередко сопровождались гибелью неудачных возничих.

    Большое развитие в древнем Риме имел театр, более того, один из римских императоров, Нерон имел очень сильную страсть к театральному искусству, что сам нередко играл на сцене, декламировал стихи. Причем по описанию римского историка Светония делал это он очень не умело, так что специальные люди даже следили за зрителями, чтобы те ни в коем случае не спали и не покидали театр во время выступления императора.

    Богатые патриции обучали своих детей грамоте и разным наукам (риторике, грамматике, математике, ораторскому искусству) или со специальными учителями (часто в роли учителя мог быть и какой-нибудь просвещенный раб) или же в специальных школах. Римская чернь, бедные плебеи, были, как правило, неграмотными.

    Искусство древнего Рима

    До нас дошли многие замечательные произведения искусства, оставленные талантливыми римскими художниками, скульпторами, зодчими.

    Величайшего мастерства римляне достигли в искусстве скульптуры, чему не мало способствовал так званый римский «культ императоров», согласно которому римские императоры были наместниками богов, и просто необходимо было на каждого императора сделать первоклассную скульптуру.

    На века вошли в историю искусства и римские фрески, многие из которых имеют явно эротический характер, как например это изображение влюбленных.

    Многие произведения искусства Римской империи дошли до нас в виде грандиозных архитектурных сооружений, таких как Колизей, вила императора Адриана и т. д.

    Вила римского императора Адриана.

    Религия древнего Рима

    Государственную религию Римской империи можно поделить на два периода, языческий и христианский. То есть первоначально римляне позаимствовали языческую религию древней Греции, взяв себе и их мифологию и богов, которых только назвали по-своему. Наряду с этим в Римской империи существовал «культ императоров» согласно которому римским императорам должны были воздаваться «божественные почести».

    А так как территория Римской империи имела поистине гигантские размеры, то в ней сосредоточились самые разные культы и религии: от верований кельтов до исповедующих иудаизм евреев. Но все изменилось с появлением новой религии – христианства, у которого с Римской империей сложились весьма непростые отношения.

    Христианство в Римской империи

    На первых порах римляне считали христиан одной из многочисленных еврейских сект, но когда новая религия стала набирать все большую популярность, а сами христиане появились и в самом Риме, это несколько озаботило римских императоров. Особенно возмущал римлян (в особенности римскую знать) категорический отказ христиан воздавать божественные почести императору, что согласно христианскому учению являлось идолопоклонством.

    В результате уже упомянутый нами римский император Нерон помимо своей страсти к актерскому искусству приобрел еще одну страсть – к преследованию христиан и кормлению ими голодных львов на арене Колизея. Формальным поводом к преследованию носителей новой веры стал грандиозный пожар в Риме, который будто бы устроили христиане (на самом же деле пожар, скорее всего, был устроен по приказу самого Нерона).

    Впоследствии периоды гонений на христиан сменялись периодами относительного спокойствия, некоторые римские императоры относились к христианам вполне благосклонно. Например, император Александр Север симпатизировал христианам, и некоторые историки даже подозревают, что он был тайным христианином, правда во времена его правления Римская империя еще не была готова стать христианской.

    Последнее великое гонение на христиан в римском государстве произошли в эпоху правления императора Диоклетиана, причем что интересно – впервые годы своего правления он относился к христианам вполне терпимо, более того, даже некоторые близкие родственники самого императора приняли христианство и священники уже подумывали об обращение в христианство и самого императора. Но вдруг императора будто подменили, и в христианах он увидел своих злейших врагов. По всей империи христиан предписывалось преследовать, через пытки принуждать к отречению, в случае отказа убивать. Что послужило причиной такой резкой перемены и столь внезапной ненависти императора к христианам, к сожалению, не известно.

    Самая темная ночь перед расцветом, так стало и с христианами, самое жесткое гонение императора Диоклетиана стало также и последним, впоследствии на троне воцарился император Константин, не только отменил все гонения на христиан, но и сделал христианство новой государственной религией Римской империи.

    Римская империя, видео

    И в завершение маленький познавательный фильм про древний Рим.


    Автор: Павел Чайка, главный редактор исторического сайта Путешествия во времени

    При написании статьи старался сделать ее максимально интересной, полезной и качественной. Буду благодарен за любую обратную связь и конструктивную критику в виде комментариев к статье. Также Ваше пожелание/вопрос/предложение можете написать на мою почту [email protected] или в Фейсбук, с уважением автор.


    История Дагестана

    Первые следы появления человека в Дагестане относятся к концу раннего палеолита (ашельское время) (около 800—1500 тыс. лет назад).

    В эпоху среднего палеолита (мустье) (80—35 тыс. лет назад) археологические памятники встречаются уже во всех физико-географических зонах. В верхнем палеолите (35—10 тыс. лет назад) в условиях наступления ледников с горных районов человек спускается в Прикаспийскую равнину, о чем свидетельствует находка чаши из окрестностей Гиджуха, изготовленной из головки бедренной кости мамонта. С ашельского времени люди научились пользоваться огнем, практиковали коллективную охоту с помощью загонов. В мустье появляются наконечники для копий.

    В эпоху мезолита (10—9 тыс. лет назад) на Кавказе завершилась эпоха ледников, изменились климатические условия, снизился уровень Каспийского моря. Из районов южного Прикаспия в горный Дагестан проникают племена, которые оставили нам Чохское поселение. С ними связаны и наскальные изображения около сел Мекеги и Ругуджа. Важнейшим достижением этого времени было изобретение лука и стрелы. Об идеологических представлениях населения свидетельствуют изображения животных и солярных знаков. Переход к земледелию и скотоводству произошел в неолите (8—7 тысяч лет назад). В это время на Чохском поселении появляется каменное жилище, примыкающее к скальному навесу. Среди важнейших достижений этой эпохи были изобретения керамики, ткачества, новой техники обработки камня (полировка, сверление). В эпоху энеолита (V—IV тысячелетие до н.э.) произошло важнейшее открытие металлов. Эталонным памятником этого времени является Гинчинское поселение с круглоплановыми жилищами. Здесь же было обнаружено два человеческих захоронения.

    Возникновение земледелия и скотоводства было важнейшим событием древнего Дагестана. С этого времени он становится центром бурного развития экономики, ускоренного роста населения, интенсивных демографических процессов, связанных с освоением новых территорий. Возникают временные и сезонные поселения. С началом бронзового века (конец IV—II тысячелетие до н.э.) горный Дагестан оказался в сфере великой земледельческой культуры: агрокультурное террасирование горных склонов достигло своих завершенных форм. Восточный Кавказ, включая Дагестан, как одна из провинций «неолитической революции» сделал вклад в мировую селекцию многими сортами мягких и твердых пшениц, почти 50 разновидностями ячменей, эндемичными культурами льна и бобовых, множеством сортов абрикоса, винограда, семечковых и т.д. В позднем бронзовом веке зарождается производство железа. Это привело к революционным изменениям в экономике, культуре и сознании людей, в конечном счете — к формированию сначала «военной демократии», а потом и государственности.

    Через Дагестан прокатываются разные волны ираноязычных кочевников (сабатиновских, белозерских, скифских племен), которые растекались в странах Закавказья и Передней Азии.

    Период IV в. до н.э. – IV в. н.э. в истории Восточного Кавказа ознаменован образованием и расцветом государства Кавказской Албании. Народы Кавказской Албании приняли участие в войне понтийского царя Митридата IV Евпатора с римлянами. С приходом к власти сасанидских правителей (226 г.) в Иране началась борьба против Рима за влияние на Кавказе. Положение на Кавказе осложнилось Великим переселением народов и вторжением в Прикаспийский Дагестан различных кочевых племен — савиров, авар, барсилов, гуннов и т.д.

    Они представляли опасность для стран Закавказья и Передней Азии. Поэтому сасанидские правители (Ездигерд, Кавад, Хосров, Ануширван) в целях своей безопасности возводили укрепления на северных рубежах. Так, возникли Дербентские оборонительные сооружения. Начал функционировать Великий шелковый путь. В V—VI вв. формируются раннефеодальные царства Лакэ, Табасаран, Зерихгеран, Кайтаг, Гумик, Серир, Дербент, Маскут, которые сыграли важную роль в истории народов Кавказа.

    В середине VII в. формируется Хазарский каганат — крупное государственное образование юго-восточной Европы, своеобразный конгломерат кочевых и оседлых племен и различных народов. Пределы этой огромной державы охватывали Прикаспийский Дагестан. 40-е годы VII—VIII вв. характеризуются арабо-хазарскими войнами, в которые вовлекались и народы Дагестана. На последнем этапе арабские отряды под руководством военачальников Джарраха, Масламы и Мирвана совершали походы во внутренние районы Дагестана. Эти войны привели к разрушению производительных сил Дагестана, уничтожению сел, упадку сельского хозяйства и ремесел. После арабо-хазарских войн вместе с арабскими завоеваниями началось распространение ислама в Дагестан, которое завершилось в XV в. В IX в. Дагестан освобождается от власти арабского халифата, к 965 г. распался и Хазарский каганат. В середине XI в. в Предкавказье появляются половецкие племена кипчаков, которые сыграли решающую роль в образовании кумыкского народа из населения Прикаспийского Дагестана. Целую эпоху истории Дагестана составило татаро-монгольское нашествие. В 1220-1222 гг. 20-тысячное войско во главе с Джэбэ и Субэдэем, несмотря на упорное сопротивление горцев, из Закавказья через внутренний Дагестан прорвались на Северный Кавказ. Последующие годы отмечены серией походов татаро-монгол на Дагестан уже из районов Северного Кавказа (1227, 1239-1240) и упорной борьбой народов Дагестана против агрессоров. Татаро-монгольское нашествие затормозило процесс социально-экономического и культурного развития населения, привело к регрессу культуры. В XIV в., создав в Средней Азии обширное государство, Тамерлан стал претендовать на создание «мировой империи», которую не удалось создать Чингисхану. В 1395 г. во главе огромной армии он из Азербайджана через Дербентский проход проник в дагестанские владения. Варварские погромы Тимура принесли неисчислимые бедствия народам Дагестана, но его жестокость не могла поставить свободолюбивых горцев на колени. Их борьба за свободу и независимость является яркой страницей в истории. В начале XVI в. Иран и Османская империя вступили в схватку за обладание Дагестаном. Эта борьба сопровождалась безудержным грабежом местного населения, разрушением производительных сил края, истреблением и угоном населения в неволю. В 1582 г. объединенные силы лакцев, аварцев и даргинцев нанесли турецким янычарам крупное поражение. Затем развернулась продолжительная борьба народов Дагестана за свободу и независимость, венцом которой стала героическая борьба против иранского шаха Надира, совершившего два опустошительных нашествия на Страну гор. Объединенные силы горцев разгромили иранцев сначала около Джаника в 1738 г. и в 1741 г. в самом Дагестане. Все последующие походы и сражения иранских войск (1742 и 1743 гг.) кончались их поражением. Убедившись в бесперспективности войны с горцами, Надир-шах в 1743 г. в спешном порядке вывел свои войска из Дагестана. Наиболее яркой страницей истории Дагестана и всего Кавказа явилась народно-освободительная борьба горцев против царского колониализма в XIX в. Эта борьба против могущественнейшей в мире империи отмечена героическими подвигами народов Дагестана и Северного Кавказа под руководством имамов Гази-Мухаммеда, Гамзатбека и Шамиля.

    В ходе борьбы было создано государство — Имамат Шамиля, функционировавшее в течение 1834—1859 гг. Героизм и стойкость горцев, отвага и военный гений их вождя — Шамиля вызывали восхищение мирового сообщества. Борьба горцев завершилась 25 августа 1859 г. взятием царскими войсками последнего оплота имама — Гуниба и почетным пленением Шамиля. В результате Кавказской войны Дагестан был фактически присоединен к Российской Империи в качестве Дагестанской области и здесь было введено так называемое военно-народное управление. На этом, однако, борьба горцев за свою свободу и независимость не прекратилась. В 1877 г. поднялось новое восстание в Дагестане, Чечне и Адыгее, которое было жестоко подавлено. Вместе с тем, присоединение к России означало для Дагестана приобщение к российской цивилизации и через нее выход к европейскому сообществу. В конце XIX— начале XX в. в Дагестане стали формироваться капиталистические предприятия, функционировать железные дороги, порт. Стали развиваться экономика и культура, февральская революция, октябрьский переворот 1917 г. и последовавшая за ним граждан-скал война, обернувшаяся бедствием для народных масс, возымели для Дагестана судьбоносные политические и социальные последствия. 13 ноября 1920 г. на Первом вседагестанском съезде народов Дагестана была провозглашена советская автономия Дагестана, 20 января 1921 г. был объявлен декрет ВЦИК об образовании Дагестанской Автономной Советской Социалистической Республики, а в начале декабря 1921 г. на Первом Вседагестанском учредительном съезде Советов была принята Конституция республики. К 1926 г. было восстановлено народное хозяйство, разрушенное гражданской войной, прорыт канал им. Октябрьской революции (КОР) протяженностью 70 км от Судана до Махачкалы (1923), пущен стекольный завод «Дагогни» (1926), начато строительство Гергебильской ГЭС (1929). Быстрыми темпами осуществлялось дорожное строительство. В 1928-1929 гг. было проведено новое административное деление и создано 28 районов вместо прежних 10 округов. В конце 20 — начале 30-х годов начата массовая коллективизация. В 1937 г. на основании Конституции СССР была принята новая Конституция Дагестана. Вместе с тем на политической, экономической и духовной жизни республики пагубно сказались репрессии 30-х годов, порожденные тоталитарной системой партийно-государственного управления. Отечественная война 1941—1945 гг. стала величайшей трагедией для всей страны. Не было в Дагестане семьи, не потерявшей своих близких. Война тяжело отразилась на экономике республики. Однако народы Дагестана вместе со всеми народами СССР одержали победу над фашизмом, 52 дагестанца стали Героями Советского Союза. В результате послевоенного строительства к 1950 г. раны войны были залечены, народное хозяйство страны восстановлено, материальное состояние народа улучшилось. Вместе с тем республика испытала на себе все отрицательные последствия социально-экономических экспериментов последующих десятилетий.

    Сумерки Европы – Мир – Коммерсантъ

    Европа, то включающая, то отторгающая Россию, в последние полвека настолько уверовала во всемогущество сочетания демократии и рынка, что утратила ряд важнейших элементов, делавших ее Европой. Художник, писатель и философ Максим Кантор оценивает глубину пропасти, на краю которой, по его мнению, находится европейская цивилизация, но видит шанс на новое христианско-демократические и республиканское Возрождение в той же вечной рефлексии, благодаря которой Европа вновь, как много раз в прошлом, оказалась перед лицом коллапса.

    Слишком хрупкий альянс

    Нет ничего более постоянного в исторической науке, нежели констатации «конца Европы». Коллапс Европы зафиксирован на протяжении столетий много раз, а попытки объединения Европы, попытки возрождения концепции Римской империи последовательно терпели неудачу. Сочинение Шпенглера не первое и не последнее в череде сочинений на тему заката «вечерней земли» (Abendland).

    Сегодня мы присутствуем при очередном распаде Европы. И поскольку мы знаем, что недавние мировые войны начались с войны европейской, этот сценарий пугает. Три франко-прусских войны — 1870, 1914, 1939 — стали катализаторами общего катаклизма. Пока длится франко-прусский мир, надежда есть у Европы, а значит, и у всего человечества, поскольку Европа — так исторически сложилось — представляет собой как бы «ядро», человечества, нечто вроде эйдоса, аккумулирующего различные идеи и оплодотворяющее ими мир.

    Такое утверждение вовсе не означает того, что Европа — непременный производитель идей. Сама Европа часто питается идеями Востока (например, христианство), но обладает способностью органично аккумулировать эти идеи и распространять их во все стороны света, снабжая идею типично европейской оркестровкой.

    Впрочем, и сама Европа продуцирует идеи в изобилии, разбрасывая их вокруг себя — подобно мифическому зверю из европейских Бестиариев, Таранду, описанному Рабле. Этот зверь, обитающий на острове Мидамоти и напоминающий единорога, постоянно менял окраску и «разбрасывал вокруг себя образы». Упоминает волшебного зверя и Аристотель: «Говорят, что Таранд меняет цвет шерсти смотря по месту, где находится, поэтому трудно ловить его, так как окраска Таранда уподобляется цвету деревьев, местности и всего, что его окружает. С виду же это животное сходно с быком, а голова похожа на оленью» (Аристотель, «О чудесных слухах», книга пятая).

    Можно счесть «таранда» метафорой искусства; еще важнее то, что это метафора Европы. Экстенсивная и интенсивная в то же самое время, вечно раздающая себя и теряющая свой образ и вечно собирающая его обратно — это и есть Европа.

    Что бы мы ни говорили о продуктивности европейского эйдоса, трудно отрицать европейское происхождение нескольких основных концепций человеческой цивилизации, таких как готика, пролетариат, живопись маслом, социализм, Просвещение, пенициллин, городская коммуна и — как квинтэссенция европейской культуры — феномен Возрождения. Хотя сходные явления можно обнаружить в других культурах (произнося слово «гуманизм», можно вспомнить о Конфуции, а говоря о коммуне, можно вспомнить закон о земле, принятый Иисусом Навином, или опыт общин Древнего Китая), эти достижения европейской цивилизации стали уникальными примерами для всего мира.

    Трудно оспорить тот факт, что Америка, Австралия, Россия и Африка питались образами Европы; и вот, пока этот волшебный зверь Таранд, пока этот культурный эйдос Европы пребывает в стабильности (хотя бы относительной), у всего мира имеется своего рода камертон.

    Беда, что камертон этот недолговечен. Европейский альянс всегда хрупок.

    Еще пять лет назад казалось, что попытки извне развалить Европейский союз обречены: европейцы обучены историей, их не проведешь. Однако теперь мы видим, что попытки развалить Европу оказались не напрасными.

    Критичным пунктом в истории Европы стал коллапс Советского Союза.

    Тоталитарная империя, размером достигающая континента, развалившись, выглядела привлекательным ресурсом, легкой добычей. Помимо практической выгоды, развал СССР демонстрировал «историческую правоту» развития Запада — померещилось, что и впрямь существует один-единственный вектор развития мира, и любое отклонение (попытка построить коммунизм) заведомо обречено. Недалеко ушло то время, когда всерьез обсуждалось: не является ли Россия частью Европы и не следует ли считать страну, три четверти которой находится в Азии, «европейской державой» (как декларировала еще царица Екатерина). На фоне сегодняшнего противостояния России и Европы вспоминать эти проекты комично, но они существовали, подпитывая природную европейскую предприимчивость и возбуждая жадность корпораций. Гигантское тело поверженной России, богатое ископаемыми, лежало перед победителем. Рассматривалось даже вступление России в НАТО.

    Теодор Жерико. «Плот Медузы». 1819. Жерико создал реквием наполеоновской империи, поверженной союзными войсками. Плот, затерянный среди Атлантики, легко соотнести с островом Св. Елены

    Фото: Wikimedia

    Развитие России «по европейскому пути» казалось естественным продолжением послевоенного «возрождения» Европы после недолгих тоталитарных режимов. Экономическое чудо Германии, Италии, Франции, продемонстрированное в 1960-х годах, уже представлялось не «чудом», но естественным ходом истории: как может быть иначе? И то, что Восточная Европа и целый континент Россия оказались вовлечены в позитивно-поступательный процесс, казалось исторической закономерностью. То был период недолгого торжества европейского сознания, отождествившего себя с «демократической идеей». Причем слово «демократия» (вообще говоря — не более чем инструментальный термин управления социумом) сделалось в своем роде магическим.

    «Демократические» рецепты развития, рекомендованные постсоциалистическому миру, подразумевали комплекс свобод граждан и рыночное развитие предпринимательства, исключающее народную собственность, некогда декларированную в конституции. Так называемая «приватизация» охватила четверть земного шара — словно на таком огромном пространстве планировалось вырастить невиданное количество индивидуальностей, личностей, свободных индивидов. Впрочем, на деле фантазия не простиралась дальше приватизации народных ресурсов. В отсутствие представлений о возможном государственном и человеческом продукте, который будет получен путем «приватизации» возник плохо управляемый гомункулус, выращенный из постсталинской России. То, что казалось добычей, в итоге стало источником опасности. Для Европы результат эксперимента оказался непредсказуем; возникновение сильной Российской неоимперии в сочетании со стремительным ростом Китая стало критичным для Европы.

    Есть выражение to kill the middle man, «устранить посредника». Европейская концепция «эйдоса» сменилась на концепцию «менеджера». А роль менеджера более не востребована в тот момент, когда производитель осознает собственную силу.

    Сегодня можно констатировать, что «европейская идея» общего пространства демократии и социального государства утратила актуальность.

    Питер Брейгель Старший. «Вавилонская башня». 1563. Недостроенная громада, напоминающая Колизей,— аллегория империи Габсбургов. Царь Нимрод на первом плане имеет некое сходство с Карлом V

    Фото: Wikimedia

    Более того, наступил черед Европы (а вовсе не России и не Китая) стать полигоном для социальных экспериментов, спекуляций и упражнений в политических интригах. Сколь ни парадоксально это прозвучит, роли поменялись.

    Вливая деньги в правые националистические и в левые радикальные партии одновременно, покупая европейских политиков, способствуя внутренней коррупции Европы, играя на самых примитивных и низменных чувствах, внешние силы добились успеха. Видеть в этом процессе коварный план Путина и его шпионов — не более продуктивно, чем видеть только немецкие деньги за русской революцией 1917 года или за революцией 1905 года — японский заговор и сеть масонов, опутавшую мир. Никакой шпионский план Путина не помог бы, если бы не присущий народам Европы природный национализм — чувство, более популярное, нежели идея солидарности трудящихся, и обыкновенная европейская жадность — значительно более распространенное явление, нежели христианское милосердие.

    С сожалением приходится констатировать, что понятие «интернационализм» более не популярно в Европе и в мире, его подменили прагматичным понятием «глобализм», а это далеко не одно и то же. Нет ничего проще, чем дискредитировать идею «интернационала трудящихся»: достаточно подменить идею интернационала трудящихся — идеей рынка, и в скором времени трудящиеся скажут: зачем мне интернационал банкиров? Уж лучше семья соседей по крови. И сегодня это можно услышать в небогатой Греции или в обеспеченной Англии.

    Европейский союз был скреплен идеей демократии, которая казалась формообразующей сама по себе. Концепции «демократии» пришлось играть одновременно роли и «христианства», и «интернационализма», и политического проекта, ведущего непременно к республиканизму.

    В головах многих правозащитников понятие «демократия» отождествилось с «республиканизмом» — хотя демократия равным образом может вести и к империи.

    В концепции демократии ничего «республиканского» не содержится в принципе; ожидания не оправдались, и ноша, возложенная на волшебное слово «демократия», оказалась непосильной для этого, в сущности, совсем не волшебного понятия.

    Путь демократии может вести и к формированию олигархических кланов, демократическим путем может соткаться авторитарная держава — в постсоциалистической Европе и Евразии происходит то, что в подробностях было описано греческими философами. Согласно Платону (его вывод никогда не опровергался практикой), «демократия» — форма общества, справедливая и одновременно несправедливая: власть большинства, при котором личные качества людей не имеют значения. Олигархия возникает как следствие того, что среди большинства «имущих» граждан (чьи моральные качества не принимались во внимание) выделяются наиболее могущественные; затем олигархия перетекает в тиранию. История ХХ века представила несколько вариантов «демократий», которые начинались как обращение к мнению «всех», и заканчивались тоталитарной структурой. Вопиющий пример России и так называемого «выбора народа» лишь подтверждает то, о чем предупреждал Платон.

    Оноре Домье. «Первое апреля. Эй, народ!». 1835. Изображены реформы Июльской монархии Луи-Филиппа 1832–1835 годов, последовавшие после подавления протестов. Легко узнать самого «короля-грушу» и «левого» парламентария, журналиста Тьера, автора реформ

    Фото: Оноре Домье

    Социальные, «демократические», федеративные республики Европы от такого соседства испытали шок.

    Помимо прочего, действует старый исторический закон: пока Россия слаба, Европа может объединяться. В присутствии сильной Российской Империи единства Европы не существует. Развал Советского Союза был великолепным основанием для объединения Европы. Пока слабая Россия выражала желание стать Европой (желание противоестественное даже геометрически — большое не может быть частью малого), в Европе сверкнул звездный миг объединения. В тот момент, когда Россия снова решила стать самостоятельной силой, причем силой традиционно имперской, шансы Европы на объединение стремительно снизились.

    Реинкарнация России в качестве империи стала самым существенным аргументом против объединения Европы в качестве союза демократических государств.

    Собственно, приходится констатировать, что в мире наблюдается поворот к новому типу империализма, новый виток строительства империй — спустя век после их коллапса, вызванного Первой мировой войной. Китайская империя и Российская империя, имперские амбиции Турции, польская концепция «Междуморья», амбивалентная роль Америки — этот контекст делает идею демократического единства Европы уязвимой, если не фатально невозможной.

    К тому же чисто оперативные политические возможности России, Китая, Турции и Америки значительно выше европейских. Любые тактические вопросы авторитарное государство решает значительно быстрее, не расходуя время на бюрократию и сантименты. В империи наглядно очевидно, что приносит пользу строительству государства, а что нет. В демократическом альянсе есть слишком много точек зрения и, что еще более критично, отсутствует ясная цель, которая для империи формулируется просто: постоянная экспансия.

    Европеец сегодня удивляется тому, что китайцы скупили французские виноградники и итальянские порты, а русские покупают английские замки и испанские заводы,— но это только закономерно.

    И выход Англии из Европейского союза стал ожидаемым и трагичным эпизодом в современной концепции Объединенной Европы. Ожидаемым, поскольку это в характере английской политики, трагичным — потому что расщепление европейского ядра может быть первым и фатальным шагом к новой мировой войне. Будущие историки должны будут отметить этот роковой для Европы и мира эпизод. Если следующим шагом станет выход Франции из Евросоюза, Германия останется в окружении зависимых от нее, паразитирующих на ней и ненавидящих ее слабых государств. Для многих неевропейских сил это будет самый желанный вариант развития событий.

    Франсиско Гойя. «Поединок на дубинах». 1829. Гойя пишет перманентную войну всех со всеми: наполеоновское нашествие на Испанию закончилось бесславно, испанский монарх Фердинанд VII, изгнанный французами, вернулся, но подавил инакомыслие, конституция отменена, восстание Риэго подавлено

    Фото: Museo del Prado

    За сравнительно долгий срок существования Европейского союза не был сделан единственный необходимый шаг — создание федерации.

    Оказалось, что есть закон более властный, чем демократия, и цели более желанные, нежели свобода, религия и мир; миром правит жадность. Европа снова стала жертвой жадности, национализма и мелких страстей, первенствующих над ее большими планами.

    Девять шагов к закату

    У вышеописанного процесса есть результаты менее очевидные, но не менее беспощадные.

    1. Моральная основа объединения Европы, «христианско-демократическая» концепция социального государства, воплощенная как в одноименных партиях, так и в принципе, делегирующем христианские моральные императивы в социальные законы,— эта моральная основа более не актуальна.

    Европейское общество больше не управляется христианско-демократическим принципом. Прямым доказательством служит падение популярности христианско-демократических партий, а косвенным — реальность мулитикультурности, обусловленная миграционными и демографическими проблемами. Мультикультурность имманентна Европе в принципе: Европа исторически объединяет несколько культур, начиная от греческой, иудейской, мавританской и заканчивая кельтской. Однако в ХХ веке «мультикультурность» выражает себя через «многорелигиозность», от коей Европа старательно избавлялась путем Реконкист. Культурное разнообразие Европы было сплавлено христианством; может ли христианская Европа органично принять вариации моральных императивов — вопрос оказался критическим: мультирелигиозность отменяет «христианско-демократическую» концепцию Аденауэра как устаревшую.

    Казалось бы, не могло возникнуть противоречия, исходя из интернационализма христианской доктрины. Однако противоречие возникло и оказалось фатальным для «христианско-демократической идеи» как взаимосвязанной концепции. Каждая из составляющих этой формулы — и «демократия», и «христианство» — как минимум нуждается в уточнении.

    2. Смещение политических ориентиров «левых» и «правых» партий привело к дискредитации социалистической идеи, традиционно объединявшей рабочий класс Европы.

    Подмена «левого» дискурса «правым» и смещение ориентиров уже случалась перед Второй мировой войной, когда правые националисты отстаивали интересы локальных рабочих движений; сегодня это смещение выражено еще более гротескно. Левые партии отстаивают «правые» националистические платформы, а правые партии провозглашают принципы «интернационализма», основанные на интернациональной активности глобальных корпораций.

    Наиболее гротескным выглядит движение левых партий, направленных на раскол Европы и национализм; в частности, «Брексит» — характерный пример. Логика «левых» Британии утверждает, что вместо того, чтобы служить интернациональному европейскому капитализму, надо сосредоточиться на внутренних проблемах британских low classes. Одновременно с этим финансовая политика Британии, превратила страну в финансовую прачечную, принимающую ворованное со всех концов света и легализуя деньги, украденные у других народов. Эта политика ведет к мировой войне, в которой бедные пострадают более всех; однако эти соображения «левыми» и «лейбористами» в расчет не берутся, что является, конечно же, профанацией левой идеи.

    3. Стала болезненно ощутимой классовая стратификация европейского общества, хотя 30 лет назад разрыв между классами был не столь заметен и обширный средний класс самим своим существованием сглаживал границы неравенства. Сегодня неравенство вопиющее.

    Важно, что в новой стратификации отсутствует «пролетариат», то есть отсутствует мотор общества, потенциальный «гегемон» — тот класс, что производит необходимый для развития общества продукт и является совестью и кровью общества. Постепенные мутации «пролетариата» в «рабочий класс», мутации рабочего класса в «рабочего аристократа» и в менеджера, в наемного служащего как будто бы мягко нивелировали проблему: главное теперь в наукоемком производстве, а не в физическом труде. Однако обществу требуется мотор: идеология общества создается в интересах социального лидера.

    На роль такого «мотора» претендует класс богатых, задающих критерии морали и стиль жизни. Эта претензия оскорбительна, не способствует единству социума. Более того, можно констатировать что «мотор» общества не выполняет необходимых функций.

    В лице богатых общество получило новый класс люмпенов — страты, не привязанной к проблемам общества, живущей вне его и за счет его.

    Люмпен-буржуазия отличается от люмпен-пролетариата тем, что находится над обществом, а не в его низах. Однако и в том и в другом случае люмпен находится вне общества и по определению не может быть гегемоном. А «пролетариата» — класса тружеников, сознающих свою миссию,— более в Европе не существует.

    Менеджер — необходимый участник трудового процесса, но он, как и владелец предприятия, есть получатель выгоды от производства. Большинство взрослых европейцев — менеджеры; фактически это дает возможность квалифицировать европейское общество как рантье — или как «пенсионеров».

    Вероятно, существовали способы избежать этой необратимой для социума трансформации. Можно было реорганизовать профсоюзы, преобразовать виды политического представительства в соответствии с изменениями труда. Это было сложно в условиях сервисного характера европейской занятости, но это не было невозможно. Однако никто всерьез не старался.

    Как следствие — профсоюзы перестали быть политической силой, и «народ» в понимании Мишле более не существует. «Общего инстинкта», коллективного чувства занятости, превосходящего разум буржуазии (по Мишле), больше нет; а этот «общий инстинкт» европейского труда был духом Европы. В «текущей современности» народ это абстрактное существо, не имеющее выраженных черт. При этом «общий инстинкт» востребован — им может стать только национализм.

    Причины того, что «пролетариат» элиминирован как класс, разнообразны: финансовый капитализм, сервисный капитализм, вынесенное за пределы Европы производство, транснациональные корпорации, превращение Европы в менеджерскую сеть. Но главная причина в том, что роль «пролетариата» перешла от рабочего класса Европы в иные социумы. Бесправный производитель, тот, кто трудится, не обладая при этом собственностью,— это давно уже отнюдь не европеец.

    В мире пролетариат, разумеется, не исчез: пока существует продукт и труд, которым пользуется тот, кто относится к другому человеку как к средству обогащения, пока есть бесправие,— будет существовать и пролетариат. Для обозначения этой судьбы мы можем использовать сегодня термин «прекариат». Но, как ни называй эту страту, она отныне в основном за пределами Европы — это и беднейшее население стран Азии, в том числе мусульманских, и население России, трудящееся на нефтяной помпе.

    Весьма возможно, что рассуждения о культурном/религиозном/расовом противостоянии описывают классический классовый феномен. Тот момент, когда «прекариат», детерминированный скорее географически, чем социально, осознает себя «пролетариатом» в классической марксовой терминологии, может стать роковым.

    Андреа Мантенья. «Цезарь на триумфальной колеснице». Из цикла «Триумфы», 1486–1505. Соперничающие маркизаты, республики и синьории Италии мечтают об имперском единстве

    Фото: Hampton Court Palace

    4. Демократия — общественный строй, объявленный идеальным,— дискредитирована. Невозможно использовать «мнение народа» для усиления классовой стратификации: одно противоречит другому. Но случилось именно так, и людей пытаются уверить, что новое классовое неравенство — это объективное следствие их добровольного выбора.

    Не сразу, но многие поняли, что они нужны только как электорат, как инструмент управления, легализующий власть, а ни в каком ином качестве — не нужны.

    В последние 50 лет «демократия» считалась идеалом исторического развития, «итог всего, что ум скопил», пользуясь выражением Гете. Роль, неадекватную содержанию понятия, демократия долго играть не смогла. Народ выбирает своих представителей в качестве управляющих, но в тот момент, когда управляющие создают государство, в котором права толпы ущемлены, демократия теряет смысл. Общество мутирует от республиканского к олигархическому, сохраняя все формальные атрибуты демократии.

    Платон и Аристотель невысоко оценивали возможности демократии, считая такой строй одним из наименее перспективных. Однако политическая мысль послевоенной Европы навязала «демократии» функции едва ли не религиозные. Тем не менее «демократия» приобрела в ХХ веке своего рода сакральные функции, не учтенные Платоном. В светском обществе, в котором авторитет церкви отсутствует или крайне слаб, термин «свобода» перерастает утилитарное значение и становится социальной идеей, эвфемизмом религиозной. Демократические процедуры, которые были объявлены единственными надежными гарантиями «свободы», наделены теми функциями, которые были возложены на церковь в Средние века.

    Вера в «демократию» как панацею общественного строительства стала наркотиком для Европы, привела к ослаблению европейского организма и оказалась губительна для несчастного понятия «демократия».

    В новейшей российской политической истории концепция «демократии» способствовала ликвидации «народной собственности», что превратило сам термин в нонсенс: получилось, что волей народа была ликвидирована народная собственность на ресурсы. Однако этот исторический анекдот оказался актуален практически для всех стран Европы, в которых «народный» выбор приводил к власти коррупционеров и лишал население элементарных возможностей для жизни.

    Оноре Домье. «Всеобщее избирательное право». 1870. Революция 1830 года была по сути не республиканской, несмотря на антураж, а вела к смене одной ветви Бурбонов на другую. Управляемый коррумпированный парламент Июльской монархии Домье изображал не раз

    Фото: Bibliotheque nationale de France

    5. Критичным для послевоенного развития Европы стало отождествление понятий «демократия» и «рынок». Конечно, буквально так никто не говорил, однако европейская политическая мысль в какой-то момент сочла, что лишь наличие рынка может обеспечить бесперебойную деятельность демократии. Возникла зависимость демократии от рынка.

    Логическим следствием этого спорного утверждения становилось то, что лидер рынка автоматически становился персоной, важной для демократии. Даже если успешный коммерсант не становился сенатором, но он был неизбежно включен в ту элиту, из которой избирается сенатор, и почти всегда сенатор оказывался в числе его друзей.

    Мы не можем утверждать, что из связи «демократии» с «рынком» коррупция следует неизбежно; но и отрицать такую закономерность невозможно.

    Лидером на рынке, как правило, становится человек хитрый, расчетливый, жесткий, жадный — все эти качества неприемлемы для демократического лидера. Но именно такое аморальное существо и оказалось во многих случаях в позиции демократического лидера — и это абсолютно закономерное следствие слияния «рынка» и «демократии».

    6. Итогом политических парадоксов последнего полувека стало то, что в европейских странах понятие «оппозиция» редуцировано.

    Гротескным примером является Россия, страна, в которой оппозиции попросту не существует, поскольку нет альтернативных политических идей. А та страта, которая именует себя оппозицией, ни в коем случае не протестует против сложившейся феодальной структуры общества, против капитализма, сменившего социализм, и против приватизации недр. Претензии имеются лишь к системе выборов государственных чиновников. То есть к отдельной «демократической» процедуре, но отнюдь не к самому рынку как инструменту, гарантирующему свободу и демократию.

    Здесь содержится печальная логическая ловушка.

    Оппозиция печется о ротации власти; но положение дел таково, что ротация власти означает ротацию рынка. А рынок стагнирован, следовательно, ротация власти не происходит и даже не может произойти.

    Не обладая политической волей, которая позволила бы отказаться от магической связки «рынок—демократия», не желая расставаться с «итогами приватизации» как с воплощением свободы, оппозиция оказалась в положении белки в колесе. Фактически она ведет борьбу за ротацию олигархии, в то время как подобная ротация не всегда желательна самим олигархам. Если считать, что рынок все равно формирует демократическую процедуру — а дикий российский капитализм без профсоюзов демонстрирует это самым уродливым образом,— то верность феодальной системе и голосование за «настоящие выборы» кажутся бесконечной бессмыслицей.

    Оноре Домье. «Суфлер». 1870. В роли депутата, говорящего от имени масс, изображен все тот же демократ Тьер. Сейчас он призывает к войне, а после поражения при Седане и пленения Наполеона III возглавит республику и расстреляет Парижскую коммуну

    Фото: Bibliotheque nationale de France

    Хороший пример — поддержка смелого политика, харизматичного националиста и капиталиста Навального «демократической» оппозицией. «Демократический клуб» составляет очень малое количество электората этого очень перспективного политика; большинство — молодые обиженные менеджеры, мечтающие о так называемом социальном лифте.

    Констатация политического кризиса — как в России, так и в масштабах Европы,— не может сама по себе привести к обновлению строя. Республиканской программы развития нет; четкая политическая позиция существует только у националистов.

    Оппозиция в России (боюсь, это верно и для оппозиционных партий Европы) не знает, что именно собирается строить: империю, республику, социализм или капитализм?

    Если спросить десяток европейских лидеров, в чем состоит цель их правления; если спросить десяток лидеров оппозиций, в чем цель их борьбы,— все эти люди ответят одинаково: «Демократия». Ответ этот будет абсолютно искренним. И совершенно бессмысленным.

    7. Из культуры Европы ушло наиболее значительное достижение, благодаря которому Европа является уникальной культурой. Речь о квинтэссенции культуры Ренессанса, о концепции гуманизма.

    Джорджоне. «Три философа». 1505–1509. Иудейский талмудист, мусульманский мудрец и ренессансный христианин здесь изображены как волхвы, знаменующие появление мессии

    Фото: KHM-Museumsverband

    Милосердие к каждому члену общества, ценность всякой жизни и судьбы вне зависимости от класса, расы и гражданства,— социальная концепция, нашедшая афористичное выражение в императиве Канта и воплощенная в философии Просвещения,— некоторое время казалась нравственной базой для европейского республиканского законодательства.

    «Христианский гуманизм» Фичино или «гражданский гуманизм» Пальмиери — со времен Ренессанса понятие «гуманизм» определяло европейскую культуру. В самые темные времена (войны, фашизм, революционный террор) именно гуманизм европейской культуры был спасительным стержнем Европы.

    В современной культуре понятие «гуманизм» отсутствует по техническим причинам: ни искусство, ни рынок, ни демократия, ни менеджмент в гуманизме не нуждается. Современное искусство Европы сознательно дегуманизировано, поскольку не имеет возможности обращаться к отдельному человеку, а узкопрофильные занятия наукой практически исключают представление о Человеке как целом. Вкупе с секуляризацией общества, и тем самым с устранением связи образа Бога и образа Человека как подобия Божьего, прагматическая дегуманизация изменила культуру Европы.

    8. Традиционные формы европейского искусства, то, что отличает эстетику Европы от всего мира, а именно: картина маслом, сочетающая портрет конкретного человека с сакральным сюжетом, историческим событием или мифом; роман, описывающий биографию конкретного человека с тщанием жития святого; и симфония, предъявляющая сложнейшую оркестровку разнообразных чувств и эмоций, не поддающуюся единому и простому сценарию,— эти классические европейские жанры искусства признаны анахронизмом. Иными словами, европейская эстетика отказалась от самого важного из того, что Европа предъявила миру.

    Эстетическая концепция Европы, выраженная в картине маслом, в романе и в симфонии, состоит в том, что судьба отдельного человека равновелика судьбе универсума; исследуя портрет, биографию, структуру сознания одного, отдельного человека, Европа утверждает значение каждого индивида перед лицом общей истории. История общества воплощена в одном, в каждом — в этом состоит эстетический код Европы. Таким образом формировался уникальный европейский социум, высшей точкой воплощения которого был собор, республика и картина.

    Чтобы уничтожить идею Европы, оказалось достаточным заменить собор развлекательным центром, картину инсталляцией, а образ — знаком.

    Произошло это, когда европейский социум приспосабливали для манипулятивных решений в первой трети ХХ века; после короткого послевоенного ренессанса и недолгого возвращения картины и романа тенденция продолжилась. Так было уничтожено то главное, что делало Европу Европой.

    9. Комбинация всех вышеупомянутных факторов привела к такому состоянию общества, когда ни искусство, ни социальная жизнь не продуцирует «героя», то есть индивидуальность, воплощающую цель морального общества: милосердие, справедливость, труд ради других, ответственность одного перед всеми.

    Персонаж искусства, подобный Жану Вальжану, доктору Риэ, Тилю Уленшпигелю, Гансу Шниру, Айвенго, дон Кихоту — в современном искусстве не существует, в развлекательном манипулятивном искусстве такой герой попросту невозможен. Более того, общая культурная установка на «свободу», понятую как раскрепощение эмоций, противоречит сущности образов европейской культуры — а именно христианскому милосердию, принятому как социальный императив.

    Пабло Пикассо. «Герника». 1937. Написанная по поводу бомбардировки баскского города легионом «Кондор», картина изображает проигранную корриду, торжество природных сил над человеком

    Фото: AP

    Дегероизация европейского общества, как правило, провоцирует фашизм — последний всегда начинается как романтическая попытка вернуть Европе былое величие, но это «величие» нисколько не связано с христианским милосердием. Так уже случалось в ХХ веке, нет оснований думать, что сегодняшняя дегероизация приведет к иному результату. Возможно, новый ницшеанский герой появится не в самой Европе, но взорвать сонный европейский мир ему будет исключительно просто.

    Незавершенная миссия

    Сегодня некоторые русские, иные американцы, и уж наверняка множество китайцев часто говорят, что Европа выполнила свою историческую миссию. Вполне возможно, что «закат Европы», анонсировавшийся бессчетное количество раз, все-таки наступил.

    И все же, прежде чем вынести окончательный вердикт, стоит вспомнить, что всего 200 лет назад считалось — и Гегель выразил это предельно просто,— что Китай «выполнил свою историческую миссию» и «уснул навсегда». Вряд ли сегодня такое мнение кто-либо разделяет.

    Существует одно необходимое условие для того, чтобы рассуждать о завершении миссии Европы. Если какое-либо дело завершено, мы несомненно можем определить: в чем данное дело заключалось. Если плотник занят созданием мебели, результатом работы является стул. Если художник рисует и закончил работу, результатом становится картина. Судить о труде плотника и живописца следует по результату труда.

    Если миссия Европы действительно завершена, требуется отчетливо сказать, в чем же заключалась миссия Европы.

    От имперских попыток объединения Европы (Карл Великий, Наполеон, Гитлер) до республиканских проектов (Кампанелла, Монтескье, Де Голль) и вплоть до современной концепции Европейского союза политическая мысль Европы пребывает внутри дискурса, обозначенного социальными концепциями Ренессанса, спора республиканской и имперской мысли.

    Отчасти этот спор отражен еще в конфликте гвельфов и гибеллинов. Он выявляет механизм возвратно-поступательного движения европейского государства. Политические теории — вплоть до самых гротескных, фашизма и коммунизма — могут и должны быть рассмотрены внутри этого возвратно-поступательного механизма, само функционирование которого есть не что иное, как форма самосознания Европы. Эпоха Возрождения, вооружившая политических мыслителей XV века примерами римской государственности, утвердила историческую рефлексию как инструмент государственного строительства.

    Возрождение — палингенез, процесс, постоянно обновляющий культуру и цивилизацию Европы за счет переосмысления собственных ресурсов,— стал принципом жизнедеятельности Европы. В данном случае феномен Возрождения рассматривается не как локальное явление истории Италии XV века, но как принципиальный для жизнедеятельности европейского культурного организма процесс, перманентное самопознание. Палингенез вызывает к жизни глубинные пласты истории и сознания, эта перманентная реинкарнация и есть жизнь Европы.

    Мы не вправе ожидать от палингенеза, что он непременно оживит концепцию греческого республиканизма (как рассчитывал Пальмиери), а не Римской империи, как это было явлено в тоталитарных ретроимпериях ХХ века. Погружаясь в прошлое, вы не знаете, сколь глубоко зайдете и что именно станет предметом размышлений: язычество или монотеизм, империализм или республика. Как это ни печально, фашизм ХХ века тоже был не чем иным, как характерным для европейского политического мышления палингенезом.

    Историческая рефлексия Европы — амбивалентный процесс, и, скорее всего, сейчас мы находимся в той фазе палингенеза, которая возрождает империи и фашизм.

    Шаг, сделанный Европой к очередному осознанию себя набором наций, а не единым организмом, кажется уже критически опасным; националистической Европой сможет управлять лишь новый император; и политика провоцирует именно такое развитие действий. Европа подошла к своей фашистской стадии палингенеза.

    Жан-Огюст-Доминик Энгр. «Наполеон на императорском троне». 1806. Империя, возникшая из республики, еще не предвещает мировой войны

    Фото: Wikimedia

    Но не надо думать, что это необратимый процесс, что это приговор. Наша способность сопротивляться идеологии, сохранять ценности гуманизма может преодолеть время общего энтузиазма, природной жадности и агрессии. Что бы ни случилось: станет ли Европа жертвой какой-либо из новых империй или сама Европа произведет неожиданного лидера и станет Империей — это не имеет принципиального значения для процесса палингенеза. Гораздо важнее то, как преодолеть этот очередной поворот вспять. Регулярно повторяющийся фашизм — одна из форм рефлектирующего самосознания Европы, но это не означает, что республиканский гуманистический Ренессанс не повторится; он, безусловно, повторится.

    Уже сегодня понятны алгоритмы нового гуманистического Ренессанса. Неоязыческая, националистическая Европа изменит вектор своего развития тогда, когда изменится эстетический код Европы, как это было сделано в эпоху Возрождения XIV–XV веков. Именно так и произошло в 1940-е годы, во время борьбы с европейским фашизмом. С сожалением можно констатировать, что возврат к гуманистической ренессансной парадигме оказался недолгим; возврат к гуманизму был нетипичен для эстетического кода ХХ века, а именно эстетика Европы определяет ее историю и политику.

    Язык язычества и новое усилие Возрождения

    Лишь на первый взгляд кажется, что проблема эстетического кода Европы — вещь второстепенная, служебная, не главная по сравнению с насущными вопросами: геополитикой, меняющимся характером труда, миграцией, стратификацией общества.

    На деле обстоит прямо наоборот.

    Использовать эстетический код для характеристики культуры, для понимания того, чего следует ждать от ее носителей, наиболее плодотворно. Именно «эстетическим кодом», кстати, и пользовался и Шпенглер, определяя время жизни Запада. Человек строит общество сообразно эстетическому коду, сформировавшему его личную мораль и суждение о социуме: иначе социальное строительство и не происходит.

    Весь ХХ век, то время, которое Хобсбаум определил как «эпоху крайностей», человечество живет в новой для себя эстетической парадигме, в парадигме так называемого авангарда.

    С тех пор, как в 1910-е годы эстетический код Ренессанса был заменен в Европе на код авангарда, произошло много социальных перемен: войны и передвижения границ, ретроимперии и деколонизации, террор и реабилитации. Менялась власть, революции и контрреволюции чередовались, и лишь код авангарда, новый стиль мышления европейского человека, пребывал без изменений.

    Сопротивляться новому стилю мышления оказалось столь же трудным, как сопротивляться революции: любая эстетическая Вандея (неотомизм или неокантианство, равно как так называемая религиозная традиция) ни в коем случае не ассоциировались с прогрессивным мышлением.

    Авангард появился как необходимый для массовой аудитории язык, как манипулятивная и директивная декларация. Яркое, страстное, демократичное — говорить так стало необходимо, поскольку вне апелляции к «народу» не могла совершиться ни одна перемена, даже в сторону королевской власти, а «демократия» нуждалась в манипулятивном, знаковом языке. Авангард изменил сознание европейца: весь ХХ век — это век авангардного сознания, и «новый человек» есть уже существо, сотворенное не «по образу и подобию Бога», но продукт авангардной эстетики: человек стихий и страстей, первичных элементов.

    Язык авангарда сделался повсеместным языком демократии, до сей поры не имевшей собственного эстетического кода. Великая Французская революция пользовалась пластическим языком империи, и переход от Бурбонов к якобинцам, затем к наполеоновской империи, затем опять к Бурбонам и вновь к Наполеону, уже Третьему, потом к республике Тьера — весь этот витиеватый путь поиска общественной формы оставался в пределах все того же имперского образного языка. «Улица корчится безъязыкая, ей нечем кричать и разговаривать» — это замечено именно в то время, когда демократия властно заявила о том, что отныне в мире требуется иной эстетический код: нужен язык масс.

    Европейский авангард явил миру спрятанный в недрах культуры дух дерзания, обновления, так называемой «свободы», и многие ассоциировали этот дух с социальным обновлением и прогрессом. Но наиболее адекватная характеристика этого духа есть «воля к власти», в совершенно ницшеанском понимании этой метафоры.

    Весьма быстро выяснилось (эмпирическим путем, на практике неудачных революций), что из материала авангарда невозможно построить республику.

    В новой эстетике возникла власть знака над образом, власть стихии над разумом, и — как неизбежный результат — власть идеологии и пропаганды над философией.

    Специфическая материя авангардного сознания, а именно: власть стихий и природных сил — производит только племенные чувства, коим придается значение радикальных, прорывных по отношению к традиции. Племенные чувства отливаются лишь в форму тоталитарных иерархических государств, хотя на первый взгляд апеллируют к «свободе».

    Часто бывает, что национально-освободительный порыв оформляется в националистическую диктатуру, поскольку мотивом является племенное чувство. Сила природного хтонического порыва авангарда используется диктатурой с тем большим успехом, что суть диктатуры именно в этом: это власть природной иерархии.

    Этот в высшей степени досадный парадокс многие авангардисты осознали уже постфактум. Ницше, как и Малевич (наиболее ницшеанский художник) или футуристы, или сюрреалисты — воплощали этот властный порыв, уничтожающий привычную (объявленную «устаревшей) мораль Просвещения — во имя нового строя, а каким именно будет этот строй, во что именно отольется демократия, каков будет выбор народа, это оставалось гадательным. По сути, неоязыческий порыв авангарда возвращал сознание европейского человека в состояние, предшествующее сравнительно недолгому историческому эксперименту «христианского гуманизма». В дальнейшем так называемая «христианская цивилизация», сохраняя свое именование, фактически обходилась без прилагательного «христианский». На протяжении всего жестокого ХХ века Европа пыталась строить республики из материала языческих стихий — но получались диктатуры.

    Круг Николя Фромана. «Алтарь Перусси». 1480. Одно из нечастых изображений поклонения пустому кресту

    Фото: The Metropolitan Museum of Art

    Разум отказывается признать факт, здравый смысл протестует, однако так называемое искусство авангарда вдохновляло как фашистов, так и коммунистов, как тех, кто строил концлагеря, так и тех, кто возмущался их существованием. И это понятно: знак (в отличие от образа) наполняется любым содержанием, знаковое искусство — манипулятивно, призвано управлять энтузиазмом масс.

    Казимир Малевич. «Черный супрематический квадрат». 1915. Термин «супрематизм» обозначает «наивысший»

    Фото: Государственная Третьяковская галерея

    Для современного среднестатистического прогрессивного демократа — естественно не любить Сталина, Ежова и Муссолини, и одновременно естественно любить Родченко, Малевича и Маринетти; и это несмотря на то, что Родченко и Маринетти — такие же певцы насилия, как Ежов и Муссолини, а Малевич такой же тоталитарный организатор общественного пространства, как и Сталин. Прогрессивный демократ не только не ощущает противоречия своих вкусов, он возмутится, если ему на это указать; это столь же оскорбительно, как указание прогрессивному манифестанту на то, что он борется за власть стихии рынка, которая неизбежно рождает диктаторов.

    Бытует миф о том, что Гитлер не любил авангард и именно об этом, мол, свидетельствует выставка «Дегенеративное искусство», на которой нацисты показали авангардные тенденции живописи. Это фальшивый миф. Выставка «Дегенеративное искусство» не была направлена против авангарда и абстракции, ни в коем случае не против знакотворчества и идолопоклонства. На самом деле выставка «Дегенеративное искусство» демонстрировала произведения только фигуративные, изображавшие человека,— просто не арийского идола, а «ущербного» интеллигента. Это была выставка, отрицавшая образное искусство. На выставке демонстрировались в основном работы Шагала, Кирхнера, Макса Бекманна, Кокошки, Гросса и прочих представителей экспрессионизма и «новой объективности», а вовсе не квадраты Малевича и не писсуар Дюшана. Гитлер действительно предпочитал «классические» формы, Муссолини обожал футуризм, Геринг коллекционировал Ренуара и Матисса.

    Но главное, что стиль ретроимперий, стиль диктатур (неоклассицизм гитлеровского рейха, Рим Муссолини или помпезное сталинское искусство) — это точно такое же языческое создание идолов, как и квадраты Малевича; это в точности то же самое языческое искусство. Искусство империй традиционно — языческое. Этот внутренний парадокс лежал в основе идеологии Священной Римской империи, которой во время Контрреформации пришлось прибегнуть к инквизиции и кострам — фактическим человеческим жертвоприношениям. В корпоративном государстве Муссолини, в государстве Франко, использовавших «христианскую идеологию» наряду с языческим социальным ритуалом, идеологическая амальгама проявилась вопиющим образом.

    Фундаментальное противоречие истории ХХ века состоит в том, что средствами языческой пропаганды, создавая тотемы, пытались строить демократии — но средствами неоязычества можно строить только ретроимперии.

    Языческий язык знака — это язык тоталитаризма, и ничего помимо диктатуры сознание человека, верящего в стихию, в знак и в идола, произвести не может в принципе.

    Авангард Европы выявил тот самый процесс палингенеза, воскрешающий глубинные, дохристианские пласты культуры. В отличие от республиканского Ренессанса Флоренции, то был тотальный «фашистский» палингенез, и ХХ век жил в парадигме этого возврата в язычество. Тот эстетический код, которым вооружила себя Европа в самом начале ХХ века, оказался приспособлен только и единственно для строительства диктатур; пользуясь этим кодом, тщились возводить республики — но «демократии» стремительно мутировали в колониальные державы и ретроимперии. Новый, «свободный» от моральных императивов человек строил новое «демократическое» общество, а какое оно получится — оказывалось неожиданностью.

    Парадокс сознания современного европейца в том, что тот индивид, коего окружающие народы воспринимают как ленивого рантье, «паразита», экспонат музея, рудимент прошлого, питает свое сознание радикальными стихиями авангарда, беспредметными элементами природной силы и первичной энергии (именно это призвано воплощать авангардное искусство). Этот «пенсионер» (как его понимают русские нувориши или американские динамичные бизнесмены) приводит себя в возбуждение неистовыми мелодиями и тотемными знаками. Это сущностное противоречие делает «пенсионера» опасным, и прежде всего опасен он для самого себя.

    Речь ни в коем случае не идет о том, чтобы заменить секулярное сознание современного гражданина на сознание религиозное (как может вообразить торопливый читатель или религиозный фанатик). Это не только невозможно, но и не нужно: авангард как воскрешение природных инстинктов и тотемов не есть воплощенное зло; его можно воспринимать и как лекарство: зависит от дозы.

    Отрицать опыт авангарда и неоязыческой эстетики столь же нелепо, как нелепо отрицать эстетику Египта или Рима на том основании, что они не ведают христианской доктрины.

    Речь лишь о том, что опыт ХХ века, заведший Европу туда, где она сейчас находится, должен быть переосмыслен новым витком ренессансного «палингенеза», уже не языческого, но христианского. Речь о том процессе, который начало европейское Просвещение, переводившее христианскую мораль в область критического секулярного законотворчества, в область этики, подобно Канту, или в область законотворчества, как Монтескье. Речь о необходимой преемственности процесса Просвещения, который был в истории Европы абортирован сначала наполеоновскими войнами, а затем «веком крайностей» и общей паганизацией, то есть неоязычеством ХХ века.

    Герхард Рихтер. 4900 цветов (фрагмент). 2007 год

    Фото: Gerhard Richter, Courtesy of the artist and Fondation Louis Vuitton

    Миссия Европы, состоящая прежде всего в возрождении гуманистического императива, в утверждении ответственности каждого перед республиканским обществом, должна быть воплощена эстетически опять, с новой силой — иначе республиканская идея никогда не состоится в социальной практике. Новое усилие Возрождения (в прошлом Европа не раз совершала подобные усилия), несомненно, выведет европейское общество на новый уровень самосознания, но этот шаг должен быть совершен в эстетике в первую очередь. Однажды Европе удалось преодолеть идолопоклонство, а затем его зеркальную ипостась — иконоборчество. Преодолели вульгарность стиля ампир, изжили эстетику фашизма, но теперь требуется новое усилие, подобное тому, которое предпринял Моисей, когда сломал золотого тельца.

    То, что требуется совершить Европе сегодня, звучит исключительно просто: нужно устранить связь искусства и рынка.

    Поскольку демократия, тождество которой с рынком практически узаконили, осознает ценность искусства лишь в рыночном эквиваленте, превращение скрижалей в золотого тельца произошло легко и естественно. Но строить свободную республику с народом, поклоняющимся тельцу, Моисей отказался.

    Европейская цивилизация выражает себя прежде всего в эстетике; то, что происходит,— результат мутации европейской гуманистической культуры, а именно — результат победы языческого идола над человеческим лицом, результат победы языческого знака, который заменил человеческий образ. И тот факт, что истории Европы потребовалось неоязычество в качестве «языка демократии», тревожен.

    Образ индивидуального человека — именно не знак, не стихия, не элемент, но образ морального человека, существующий как зеркало, отражающее Бога (или платоновский эйдос, если требуется менее дидактическая конструкция), способен изменить многое. И только изменение эстетическое изменит социальную природу общества.

    Образ морального человека утрачен Европой, а потеря профсоюзов, потеря свободы среднего класса, ликвидация пролетариата и интернационализма — это лишь следствия. В таком утверждении нет ничего религиозного, лишь наблюдение за связью эстетики и этики, а также чистый прагматизм: если человеческий образ не появится снова, гуманизм имеет весьма низкие шансы. И ждать обновления Европы в таком случае бесперспективно.

    Когда и если мистическая концепция «мультикультурности» будет заменена рабочей концепцией федерации, или Федеративной Республики Европы, элементарная социальная прагматика потребует возродить гуманистическую идею, основанную на ответственности каждого перед всеми, на принципах христианского гуманизма. И тогда должен возникнуть человек: Ганс Шнир, арлекин Пикассо, доктор Риэ — который сможет воплотить эту идею.

    Европейская федерация и союз европейских республик еще возможны, солидарность рабочих и интернационализм не могут быть забыты окончательно, и даже христианский гуманизм все еще имеет шанс скрепить такую федерацию. Но чтобы нечто объединить, нужно иметь очевидные моральные ценности, которые требуют объединения и дополнения друг другом. Стихии объединить нельзя.

    Мнение автора может не совпадать с позицией редакции “Ъ”.

    Почетный член Пембрук колледжа (Pembroke College) Оксфордского университета; доктор философии Туринского университета Максим Кантор


    что скрывается за переименованием столицы двух империй — РТ на русском

    28 марта 1930 г. по указу Мустафы Кемаля Ататюрка Константинополь был переименован в Стамбул. Смена вывески на вратах Царьграда стала одним из заключительных этапов реформ первого президента Турции и символизировала окончательный отказ страны от османского политического наследия и переход на светские рельсы. Сегодня город-легенда, расположенный в двух частях света, снова на распутье — между европеизмом Ататюрка и неоосманизмом Эрдогана.

    Новое имя — новая судьба. Стамбул не раз испытывал на себе справедливость этого тезиса. Впервые крутой разворот в истории города случился в 330 году: по велению Константина древнегреческий Византий стал Новым Римом — официальной столицей Римской империи, а спустя почти полвека он подарил своё родовое название её восточной преемнице. Однако в качестве Нового или Второго Рима город просуществовал немногим более столетия и опять был переименован: столица Византии была наречена Константинополем.

    Очередной поворот судьбы произошёл в 1453 г., когда град Константина был завоёван турками и провозглашён столицей Османской империи. Формально он сохранял прежнее название, но оно было переиначено на турецкий лад — Костантинийэ. Неофициально же новые хозяева окрестили его Истанбулом. А цивилизованный мир стал называть этот город просто — Стамбул.

    Двойное название — двойная жизнь: крупнейший центр восточного христианства превратился в центр исламского мира. В таком двусмысленном положении Стамбул-Константинополь просуществовал до провозглашения республики. А потом решительной рукой Ататюрка город был лишён столичного статуса и вскоре переименован.

    Кстати, вместе с Константинополем вывески сменили и другие турецкие города с греческими корнями: новоявленная столица Ангора стала Анкарой, Смирна — Измиром, Адрианополь — Эдирне. А чтобы любителям старины было неповадно смотреть в прошлое, корреспонденцию с пометкой «Константинополь» отправляли обратно, уведомляя адресата, что такого города не существует.

    Слово и дело

    Но, прежде чем менять указатели, первый президент Турции провёл в жизнь свои знаменитые реформы, превратившие страну из отсталого халифата в процветающую светскую республику.

    Турция преобразилась внешне и внутренне. Женщины получили равные права с мужчинами — и обязательное ношение мусульманской одежды ушло в прошлое. Был введён новый латинизированный алфавит, сменивший арабскую вязь. Канули в лету законы шариата, уступив место Гражданскому кодексу. И наконец Турция приняла единую для всего прогрессивного человечества международную систему времени, календаря и мер. Таким образом, перед Турцией открылись двери в европейскую семью народов.

    Не менее ощутимыми стали преобразования в экономике. Реформы дали толчок бурному развитию промышленности. Страна переживала индустриальный бум, возводились предприятия, строились дороги. Сельское хозяйство благодаря частному предпринимательству шагнуло из допотопного состояния в новую технологическую эру. Одним словом, модернизация шла полным ходом.

    Финальным аккордом симфонии реформ стало изменение имени и самого первого президента Турции. Согласно закону о фамилиях Великим национальным собранием Турции ему была присвоена фамилия Ататюрк («отец турок»), больше, правда, напоминающая почётное звание.

    Вперёд в прошлое

    Завоевания Мустафы Кемаля Ататюрка казались незыблемыми. Но лишь до прихода к власти Реджепа Тайипа Эрдогана. Новый рулевой турецкой республики настойчиво прокладывает курс в сторону Османской империи. Чтобы понять это, достаточно обратить внимание на такие говорящие мелочи, как увеличение числа мусульманских школ, разрешение носить хиджабы в светских вузах и даже в парламенте, а также на возрождение моды на бороды — прежде турки, подражая Ататюрку, брили подбородки и отращивали усы. Показательно и недавнее высказывание первой леди Турции Эмине Эрдоган, которая публично заявила, что «гарем — прекрасная школа жизни».

    Ползучая исламизация проникает во все сферы жизни республики, а главное — в умы её граждан. И сегодня неоосманские идеи многим туркам, особенно молодым, уже не кажутся утопичными. Сладкие грёзы о возрождении халифата Эрдоган подкрепляет радикальными мерами: отказом от миролюбивой внешней политики Ататюрка и агрессивными действиями на международной арене, закручиванием гаек внутри страны и гонениями на свободную прессу. А также сезонными, так сказать, профилактическими порками высшего военного руководства, ещё недавно являвшегося гарантом и опорой светскости Турции. Ведь и сам Ататюрк, чьи портреты сегодня исчезают с улиц, орденов и вымарываются из школьных учебников, был представителем турецкого генералитета.

    Если так пойдёт и дальше, то, возможно, не за горами времена, когда столица двух империй и духовный центр двух религий, снова сменит и имя, и судьбу.

    Илья Оганджанов

    Рим променял свободу на самодержавие. Чем отличается республика Америки?

    Здесь вы можете найти наш сборник за этот час с частичной транскрипцией.


    С Дэвидом Фолкенфликом

    Америка на грани? Оглядываясь назад на падение Рима и на то, что он может научить нас об Америке сейчас.

    Гости

    Эдвард Уоттс , профессор истории Калифорнийского университета в Сан-Диего (). Бывший директор Центра греческих исследований UCSD.Автор книги «Смертельная республика: как Рим погрузился в тиранию».

    Из «Списка для чтения»

    Выдержка из «Смертной республики» Эдварда Дж. Уоттса

    В 22 году до нашей эры серия политических и экономических кризисов ударила по режиму Августа, первого римского императора. Август получил контроль над Средиземноморской империей Рима в 30 г. до н.э. после почти двух десятилетий гражданских конфликтов, но теперь его власть, похоже, постепенно ослабевает. Император только недавно оправился от тяжелой болезни, которая, как он сам боялся, убьет его, когда ряд других несчастий обрушится на имперскую столицу.Чумы и наводнения обрушились на Рим в конце 23-го года, и оба вернулись в начале 22-го. Стихийные бедствия на этих островах привели к нехватке продовольствия и к таким жестоким беспорядкам, что толпа заключила римский сенат в тюрьму в здании сената и пригрозила сжечь их заживо. Август мог вызвать беспорядки только тогда, когда на свои средства оплатил доставку зерна в город. Похоже, империя Августа могла быстро распасться.

    По ходу года дела не улучшались. Август чувствовал себя вынужденным явиться на суд над римским полководцем, напавшим на фракийское племя без законных оснований, и на слушании император обнаружил, что подвергся агрессивному перекрестному допросу со стороны адвокатов обвиняемых.Был раскрыт заговор против него, и, хотя заговорщики были казнены, жюри поставило императора в неловкое положение, не вынеся им единодушного вердикта.

    Проблемы обострились после того, как Август покинул столицу, чтобы заняться делами в восточных провинциях империи. В следующем году, 21 г. до н.э., начались беспорядки по поводу выбора римских магистратов, насилие, которое повторялось почти каждый год, пока император не вернулся в конце 19-го. Рим, население которого составляло один миллион человек, сделало его крупнейшим городом в мире, постоянно сидел там. на грани анархии, в то время как его имперские границы требовали постоянного внимания.Объективный наблюдатель может задаться вопросом, действительно ли один человек, даже такой опытный, как Август, может управлять таким сложным государством. С ее, казалось бы, бесконечными проблемами римская империя при Августе могла по праву выглядеть как неудавшийся политический эксперимент с автократией. Конечно, гражданин современной республики мог бы предположить, что римляне быстро откажутся от автократии и вернутся в репрезентативную республику, в которой римские элиты делили власть друг с другом в течение почти пятисот лет. Именно так мы, прожившие всю свою жизнь в более молодых представительных демократиях, были приучены думать о свободе.

    Но травмы тех лет на самом деле не вернули римлян к знакомым политическим структурам республики. Вместо этого большинство римлян, похоже, еще больше жаждало власти и авторитета Августа. В 22 г. до н.э. римская толпа, угрожавшая сжечь сенат, также пыталась заставить Августа принять титул диктатора, хотя он уже обладал верховной властью в империи. Римский историк III века Кассий Дион писал, что насилие на выборах 21 г. до н.э. «ясно показало, что у римлян невозможно сохранить демократическое правительство».И когда Август вернулся в город в 19 г. до н.э., тот же автор писал: «Не было никакого сходства между поведением людей во время его отсутствия, когда они ссорились, и когда он присутствовал». Одно только присутствие Августа успокаивало хаос в Риме и его империи. Но Дио добавил предостережение. Август умилостивил римлян только «потому, что они боялись». Порядок превратился в хаос только тогда, когда свободу заменили страхом.

    Сам Август очень по-разному объяснил переход от республики к империи.Хотя римляне долгое время считали, что политическое господство одного человека представляет собой противоположность свободы, Август описал свой автократический контроль над римским государством как своего рода демократический акт. По замыслу Августа, он восстановил свободу (libertas) в Риме, сначала освободив римский мир от сенаторов, захвативших власть, убив Юлия Цезаря, а затем устранив угрозу иностранного контроля со стороны Клеопатры и ее любовника Марка Антония. Свобода, в понимании Августа и его сторонников, означала свободу от внутренних беспорядков и иностранного вмешательства, которая приходит только с безопасностью и политической стабильностью, которые обеспечивали Август.Свобода Августа означала, что права собственности римлян оставались в силе. Это открыло экономические возможности новым слоям римского населения. И он забрал контроль над городом и его империей у все более коррумпированной сенаторской элиты, бесхозяйственность которой привела к гражданской войне. В 20-х годах до нашей эры многие римляне соглашались с Августом в том, что свободы не могло быть, если сохранялась незащищенность. Они пришли к выводу, что свобода от угнетения может существовать только в государстве, управляемом одним человеком.

    Эта книга объясняет, почему Рим, все еще одна из самых долгоживущих республик в мировой истории, променял свободу политической автономии на безопасность автократии.Она написана в тот момент, когда современным читателям необходимо особенно хорошо понимать как природу республик, так и последствия их неудач. Мы живем во время политического кризиса, когда под угрозой находятся структуры таких разных республик, как Соединенные Штаты, Венесуэла, Франция и Турция. Многие из этих республик являются конституционными потомками Рима и, как таковые, унаследовали как огромные структурные преимущества, которые позволяли Римской республике так долго процветать, так и некоторые из тех же структурных недостатков, которые в конечном итоге привели к ее упадку.

    Это особенно верно в отношении Соединенных Штатов, нации, основная конституционная структура которой была намеренно построена на идеализированном взгляде на Римскую республику, представленном автором II века до нашей эры Полибием. Это сознательное заимствование из римской модели делает жизненно важным для всех нас понять, как работала республика Рима, чего она достигла и почему спустя почти пять столетий его граждане в конечном итоге отвернулись от нее и обратились к автократии Августа.

    Нет республики вечной.Он живет столько, сколько хотят его граждане. И как в двадцать первом веке нашей эры, так и в первом веке до нашей эры, когда республика не работает, как задумано, ее граждане могут выбрать стабильность автократического правления над хаосом разрушенной республики. Когда свобода ведет к беспорядку, а автократия обещает функциональное и гибкое правительство, даже граждане установленной республики могут пожелать отказаться от давних принципиальных возражений против правления одного человека и воспользоваться его практическими преимуществами.Рим преподносит урок о том, как граждане и лидеры республики могут избежать принуждения своих сограждан к такому мучительному выбору.

    Рим показывает, что основная и самая важная функция республики — создать политическое пространство, которое регулируется законами, способствует достижению компромисса, разделяет управленческую ответственность между группой представителей и вознаграждает за хорошее руководство. Политика в такой республике не должна быть игрой с нулевым результатом. Политик, выигравший политическую борьбу, может быть удостоен чести, но проигравший не должен быть наказан.Римская республика не поощряла своих лидеров к полной и тотальной политической победе. Он не был разработан для того, чтобы заставить одну сторону принимать все, что хочет другая. Вместо этого он предлагал инструменты, которые, подобно американскому пирату, служили для поддержания процесса политических переговоров до тех пор, пока не был найден взаимоприемлемый компромисс. Этот процесс очень хорошо работал в Риме на протяжении веков, но он работал только потому, что большинство римских политиков принимали законы и нормы республики. Они обязались решать свои споры на политической арене, созданной республикой, а не путем насилия на улицах.Республиканскому Риму это удалось больше, чем, возможно, любому другому государству до или после.

    Если первые и средние века Римской республики показывают, насколько эффективной могла быть эта система, то последний век Римской республики показывает огромные опасности, которые возникают, когда политические лидеры цинично злоупотребляют этими механизмами достижения консенсуса, чтобы воспрепятствовать функционированию республики. Подобно политикам в современных республиках, римляне могли использовать вето для блокировки голосования по законам, они могли заявлять о наличии неблагоприятных религиозных условий для аннулирования голосов, которые им не нравились, и они могли использовать другие парламентские инструменты, чтобы замедлить или остановить политический процесс, если это казалось слишком быстро двигаться к результату, который им не нравится.При использовании по назначению эти инструменты способствовали переговорам и политическим компромиссам, не позволяя большинству навязывать решения меньшинствам. Но в Риме, как и в нашем мире, политики также могли использовать такие устройства, чтобы помешать республике делать то, что нужно ее гражданам. Широко распространенное злоупотребление этими инструментами явилось первыми признаками болезни в Римской республике.

    Гораздо более серьезные угрозы для республик возникают, когда споры между политиками выливаются из контролируемой среды представительных собраний и перерастают в ожесточенные столкновения между простыми людьми на улицах.Римляне избегали политического насилия в течение трех столетий, прежде чем серия политических убийств потрясла республику в 130-х и 120-х годах до нашей эры.

    Однако, как только насилие толпы заразило римскую политику, институты Республики быстро утратили способность контролировать контекст и содержание политических споров. В течение поколения, прошедшего после первого политического убийства в Риме, политики начали вооружать своих сторонников и использовать угрозу насилия, чтобы повлиять на голоса собраний и выборы магистратов.Через два поколения в Риме началась гражданская война. А два поколения спустя Август правил как римский император. Когда Республика утратила способность регулировать награды, даваемые политическим победителям, и наказания, которым подвергались проигравшие в политических конфликтах, римская политика превратилась в игру с нулевой суммой, в которой победитель получал огромные награды, а проигравшие часто платили своей жизнью.

    Прежде всего, Римская республика учит граждан своих современных потомков невероятным опасностям, которые сопряжены с потворством политическим препятствиям и подстрекательством к политическому насилию.Римская история не могла более ясно показать, что, когда граждане смотрят в сторону, когда их лидеры ведут себя агрессивно, их республика оказывается в смертельной опасности. Безнаказанная политическая дисфункция препятствует достижению консенсуса и поощряет насилие. В Риме это в конечном итоге привело к тому, что римляне обменяли свою республику на безопасность автократии.

    Так умирает республика.

    Эта книга началась в 280-х годах до нашей эры, вскоре после того, как письменные записи римской истории стали скорее фактическими, чем вымышленными.В первых главах показано, как в кризисные моменты третьего века до нашей эры республика Рима проявляла удивительную стойкость.

    Инструменты достижения консенсуса в Республике обеспечили ее выживание после вторжения карфагенского генерала Ганнибала в Италию в 218 году и сохранение ее прочности на протяжении невероятной территориальной и экономической экспансии, последовавшей за поражением Ганнибала в 202 году. Республика продолжала функционировать так же хорошо, как и Рим. превратился в ведущую военную и политическую державу в Средиземноморском мире в первой половине II века до нашей эры.В отличие от большинства других древних обществ, Рим смог за эти годы поглотить огромные территории и добиться значительного экономического роста, оставаясь при этом политически стабильным.

    Однако к 130-м годам обеспокоенность населения растущим экономическим неравенством стала угрожать стабильности республики. Когда политикам, работающим в рамках Республики, не удалось прийти к консенсусу относительно того, как реагировать на озабоченности своих граждан, некоторые из их соперников оппортунистически использовали их бездействие, продвигая радикальную политику, нарушая границы приемлемого политического поведения.Стремление к консенсусу, сделавшее римскую республику столь стабильной в предыдущие столетия, быстро сменилось принципом «победитель получает все» в отношении политических споров.

    Между 137 и 133 годами сенаторы отреклись от римского договора, чтобы наказать определенных политических противников, группа политиков препятствовала земельным реформам, направленным на устранение социального и экономического неравенства, а их противники прибегали к конституционным уловкам, чтобы обойти препятствия. Затем, когда 133 год подошел к концу, Рим стал свидетелем первых актов смертоносного политического насилия за более чем три столетия.

    Последующие главы показывают, что политическое насилие, которое было столь шокирующим в 130-е годы, становилось все более обычным явлением по мере того, как второе столетие до нашей эры подходило к концу. Однако насилие со стороны толпы тех лет только подготовило почву для жестоких и разрушительных гражданских войн, разразившихся в римском и итальянском обществах в конце 90-х и большей части 80-х годов до нашей эры. Социальная война и последовавшие за ней гражданские войны в Риме привели к десяткам тысяч смертей, казней и конфискации имущества. Республиканские структуры, которые когда-то были такими крепкими и стойкими, рухнули на фоне такого повсеместного насилия и дисфункции.Хотя республика будет восстановлена ​​до начала 70-х годов, она никогда не восстановится полностью.

    Заключительные главы посвящены последним десятилетиям Римской республики. Республика оставалась источником большой гордости и пользовалась значительным общественным доверием на протяжении 60-х, 50-х и даже 40-х годов до нашей эры, но ущерб, нанесенный ей в первые десятилетия первого века, так и не удалось полностью исправить. Гражданская война, повсеместное политическое насилие и их устойчивые экономические и политические последствия теперь стали частью исторического опыта Рима.И когда Республика вступила в последнюю гражданскую войну в 40-х годах, все эти травмы быстро вернулись, чтобы преследовать политическую жизнь.

    Этот жестокий политический мир был тем, что Август пришел к власти, но не так началась республика Рима. Фактически, Республика была специально разработана, чтобы предотвратить появление такой фигуры, как Август, и ограничить политическое насилие, которое сделало возможным кого-то вроде него. Именно с этой яркой, дееспособной и эффективной Римской республики мы начинаем.

    Адаптировано из MORTAL REPUBLIC Эдвардом Дж. Уоттсом с разрешения Basic Books, отпечатка Hachette Book Group. Авторские права © Эдвард Дж. Уоттс, 2018.


    New York Times : «Чему может нас рассказать об Америке падение Римской республики» — «В начале третьего века до нашей эры Римская Республика столкнулась с острая угроза его господству на итальянском полуострове. В череде жестоких сражений Пирру Эпирскому и устрашающему параду из 20 боевых слонов удалось победить армии Рима.Когда Пирр предложил Риму сравнительно мягкий мирный договор, многие из его высокопоставленных государственных деятелей были готовы согласиться на сделку.

    «Это было, как показывает Эдвард Дж. Уоттс в« Смертельной республике », благодаря непревзойденной силе политических институтов Рима, которые в конечном итоге привели к победе Пирра в его пресловутом поражении. Когда Сенат собрался для обсуждения этого предложения,« старое, слепого сенатора по имени Аппий Клавдий внесли в здание сената его сыновья ». Когда в зале воцарилась тишина, он встал, чтобы отчитать своих коллег.«Я, — сказал он, — давно думал о несчастном состоянии моих глаз как о недуге, но теперь, когда я слышу, как вы обсуждаете постыдные решения, которые умаляют славу Рима, мне хотелось бы, чтобы я был не только слепым, но и глухим. . ‘ Подчиняясь Пирру, предупреждал Клавдий, Римская республика только пригласит больше внешних сил, чтобы вмешаться в нее. Какими бы низкими ни были шансы на победу, у Рима не было другого выбора, кроме как продолжать сражаться.

    «Не в силах умиротворить Римскую республику договором, Пирр обратился к взяточничеству.Когда Фабрициус, сенатор, широко известный как бедняк, прибыл на переговоры об обмене пленными, Пирр предложил ему золото и серебро в таком изобилии, что он стал одним из самых богатых людей в мире. Но Фабрициус отказался. «Римская республика предоставляет всем, кто занимается общественной жизнью, все, что им нужно», — надменно заявил он. Поскольку даже бедняк мог занять самые выдающиеся должности, его репутация была для Фабрициуса гораздо важнее, чем деньги Пирра ».

    Vox :« Чему Америка может научиться из падения Римской республики »-« Если вы будь римским гражданином, скажем, в 200 г. до н.э., вы, вероятно, предположили бы, что Рим будет существовать вечно.

    «В то время Рим был величайшей республикой в ​​истории человечества, и его институты доказали свою устойчивость во время вторжений и всевозможных бедствий. Но основы Рима начали ослабевать менее века спустя, и к 27 г. до н.э. республика полностью рухнул.

    «История падения Рима сложна и относительно проста: государство стало слишком большим и хаотичным; влияние денег и частных интересов коррумпировало государственные учреждения; а социальное и экономическое неравенство стало настолько большим, что граждане полностью потеряли веру в систему и постепенно попали в руки тиранов и демагогов.

    «Если все это звучит знакомо, что ж, это потому, что параллели с нашим текущим политическим моментом разительны. Эдвард Уоттс, историк из Калифорнийского университета в Сан-Диего, только что опубликовал новую книгу под названием« Смертная республика », которая тщательно излагает, что пошло не так в Древнем Риме — и как уроки его упадка могут помочь спасти молодые республики, такие как сегодняшние Соединенные Штаты ».

    Хилари МакКуилкин подготовила этот час для трансляции.

    Римская Республика (509 г. до н.э. — 27 г. до н.э.)

    В конце Римского царства и начале Римской республики произошел ряд важных событий. г. В 509 г. до н.э. король Луций Тарквиний Супербус был свергнут знатными людьми Рима. Король Клузиума Ларс Порсенна осадил Рим. Город подписал договор о поддержке с Карфагеном, храм Юпитера Капитолийского был освящен в году и был создан новый офис, названный консулом.

    Fasti consulares (документы с именами консулов ​​или магистратов, описывающие основные события того периода) необходимы для понимания Римской республики с 503 г. до н.э., когда они считаются заслуживающими доверия.

    Еще один очень важный метод, используемый для понимания этого периода римской истории, — это ритуал из clavus annalis . Эта практика началась через год после освящения храма Юпитера Капитолийского и заключалась в установке бронзового гвоздя справа от алтаря один раз в год. Первый гвоздь был установлен в 508 году до нашей эры. В храме Юпитера Капитолийского была целла Юпитера, а также целла Минервы и Юноны.

    Десятилетие после 509 г. до н.э. (год, когда последний царь Рима был свергнут, когда он находился вдали от Рима) является темным периодом, и известно очень мало, только отдельные события.

    Переход к Римской республике

    Переход Рима от монархии к республике привел к серьезной внутренней социальной напряженности. Это отсутствие контроля над городом привело к тому, что соседние племена осадили город и уменьшили его власть . Вот почему Риму приходилось неоднократно подтверждать свою идентичность в течение первых семидесяти лет республики.

    Первые годы республики отмечены политической нестабильностью. Население было разделено: одни хотели монархии, другие — республики, третьи поддерживали короля Клузиума, Ларса Порсенны, а третьи хотели стать частью латинской цивилизации.Дворяне, свергнувшие короля и его семью, не пришли к соглашению относительно типа правительства, которое заменит монархию.

    г. Консулы, которые позже сменили руководство римских царей, были назначены не сразу, а много лет спустя.

    Многие историки считают, что на первых этапах существования Римской республики максимальный претор был назначен только на один год. Позже его обязанности будут разделены на две части, когда будут избираться по два консула для управления Римом.Эта форма правления продолжалась до 449 г. до н.э., когда был принят закон Валерии Горарии.

    Должность главного магистрата предназначалась не только для «патров», которые сформировали римский сенат и контролировали армию и священников со времен Ромула, поскольку есть данные, свидетельствующие о том, что плебеи, простые гражданские лица, становились консулами вплоть до 485 г. ДО Н.Э. Политическая нестабильность побудила сильнейшие фракции заключать между собой союзы.

    С 485 г. до н.э. патриции больше не позволяли простым людям принимать участие в правительстве и начали контролировать все гражданские и религиозные вопросы.

    Римское право

    Наряду с постоянным соперничеством между патрициями и плебеями, Республика также известна как период, когда власть Рима охватила весь полуостров Италии, а римское право было основано Законом Двенадцати Таблиц в 450 г. до н.э. г. Более того, это также период, когда за равенство между римскими жителями происходило множество войн. Двенадцать таблиц были составлены для удовлетворения требований простых людей.

    До написания Таблиц римское право считалось священным, поскольку было установлено монархией и понтификами.Изложив это на бумаге, он стал основой всех законов западного мира.

    Между 133 г. до н.э. и 27 г. до н.э. Рим страдал от сильной внутренней напряженности, что привело к многочисленным гражданским войнам. Братья Грако, предложившие ряд законов в пользу плебеев, также привели к социальному кризису в Риме.

    Диктатура: переход от республики к Римской империи

    Сила, диктатор между 82 и 79 годами до нашей эры, сильно повлиял на политику Рима в то время, сосредоточив всю политическую власть в руках Сената.

    Чтобы поддерживать Империю, Сенат был вынужден выбрать прирожденного лидера, генерала, который также понимал политику, чтобы управлять людьми. В этот период плебеи хотели захватить власть, что привело к тому, что диктатору было предоставлено больше политической власти, чтобы гарантировать, что они не захватят контроль над Римом. . Этот персонализм привел к появлению политического режима триумвирата и диктатуры Юлия Цезаря и Августа. Новая форма правления началась в Риме, Римской империи.

    от Римской республики до Империи — История для детей

    Республика в Империю

    В Древнем Риме их республика просуществовала 500 лет. Древняя Римская республика уступила внутреннему давлению в результате борьбы между плебеями и патрициями.

    Историки спорят о точной дате начала падения Римской республики.

    Падение Римской республики, кажется, начнется с того момента, когда Сенат из года в год обладал меньшими полномочиями.Начиная с 2 -го и -го века до нашей эры, два политика хотели внести изменения в земельные законы в интересах бедных.

    Эти два политика были братьями по имени Тиберий Гракх и Гай Гракх.

    Они были трибунами для плебеев. Вместе они пытались изменить социальную и политическую конфигурацию Рима, чтобы повысить положение низшего класса в Древнем Риме.

    г. Тиберий провел земельную реформу в 133 г. до н. Э. это даст земли бедным солдатам римской армии, когда они вернутся домой.

    Он знал, что Сенат не согласится с его действиями. Вместо того, чтобы передать этот закон в Сенат, Тиберий принес новый закон в Народное собрание для голосования.

    Это действие было воспринято как оскорбление римского сената. С другой стороны, Гай также нарушил многие правила и традиции, что было воспринято как еще одно оскорбление Сената. Он много работал над тем, чтобы итальянские союзники Рима стали гражданами Рима.

    С принятием новых законов о земле, гражданстве и рабстве Древний Рим погрузился в хаос.

    Социальные беспорядки

    Основной причиной земельной реформы в Древнем Риме была война.

    Многие из бедных солдат служили много лет вдали от дома. Вернувшись на свои земли для ведения хозяйства, бедные солдаты обнаружили, что их имущество отняли у них богатые патрицианские семьи.

    Гражданство также сыграло роль в падении Римской республики.

    По мере расширения Древнего Рима во времена республики, завоеванные земли платили Риму налоги или награды.

    Побежденный народ не имел права голоса в вопросе уплаты налогов. Возможность голосовать за выборных должностных лиц была предыдущей проблемой для Римской республики.

    Создание Народного собрания помогло ослабить давление патрициев со стороны плебеев.

    Хотя братья Гракх сыграли важную роль в начале реформ, получение гражданства заняло на несколько десятилетий больше.

    Социальные и гражданские войны

    г. До того, как Рим разрешил гражданство завоеванным народам Италии, росли волнения.

    Социальные войны между Римом и его союзниками в Италии произошли с 90 г. до н. Э. до 88 г. до н. э. Когда войны были завершены, и гражданство было предоставлено всем людям в Италии, кроме рабов. Сразу после Социальной войны в Риме вспыхнула гражданская война.

    После рубежа 1 и века до н. Э. Гай Марий стал успешным консулом. Он занимал этот пост более семи сроков. Он также был успешным солдатом, побеждающим врагов Рима в Галлии, Африке и Италии во время социальных войн.

    Гражданские войны вспыхнули между Марием и другим римским лидером по имени Луций Корнелиус Сулла. Он сыграл важную роль в разгроме римских врагов на востоке. Во время Гражданской войны в Риме Сулла вошел в город со своей армией и объявил себя диктатором Рима.

    диктаторов были назначены в Риме во время кризиса. Эта должность давала ведущим политикам краткосрочные полномочия, отменявшие любые другие должности в Римской республике.

    Сулла занимал этот пост более двух лет, убив тысячи своих политических оппонентов.В конце концов он ушел из диктатора, и республика простояла еще 40 лет.

    В 70 г. до н. Э. Римская республика восстановила должность консула Гнею Помпею и Марку Лицинию Крассу. Оба были превосходными военачальниками.

    Красс подавил восстание рабов под предводительством Спартака в 71 г. до н. Э. Помпей ранее боролся за Суллу и только что одержал победу в Испании в том же году. Два консула продолжали работать друг с другом до тех пор, пока в 60 г. до н. Э. Не был образован Первый Триумвират Помпея, Красса и Юлия Цезаря.

    н. Э.

    Возвышение Юлия Цезаря

    В середине 1 и века до нашей эры Рим пережил очень тяжелые времена, когда начались боевые действия между политическими бандами, поддерживающими политиков, и программы. После смерти Красса в 53 г. до н. Э. Консульство было отдано Цезарю и Помпею.

    У этих двух людей были разные цели и разные армии, чтобы помочь им сражаться. Каждый лидер успешно вел кампании против врагов Рима. Что еще хуже, Юлий Цезарь поддерживал прежнюю радикальную политику братьев Гракхов.

    Помпей был более традиционалистом и поддерживал правление Суллы несколько лет назад.

    В 49 г. до н. Э. В Риме вспыхнула война между двумя лидерами. Помпей умер в 48 г. до н. Э. во время кампании в Египте против Цезаря. Затем Юлий Цезарь взял на себя исключительную роль диктатора и двинулся на Рим.

    Это, по сути, сделало Цезаря первым императором Рима. Став диктатором, Цезарь снова пошел на многочисленные изменения. Изменения включали предоставление гражданства всем людям на завоеванных римских землях.Он также аннулировал задолженность перед многими патрициевскими семьями в Сенате и предложил больше земли солдатам-ветеранам.

    Диктатура Цезаря длилась с 46 г. до н. Э. до 44 г. до н. э. когда он был убит во время мартовских ид Брутом

    Второй триумвират

    После того, как Цезарь был убит, другие люди сформировали новый Второй Триумвират.

    Людей звали Марк Антоний, Октавиан и Эмилий Лепид. Октавиан был приемным сыном Цезаря, а Марк Антоний вместе с Лепидом были сторонниками Цезаря.Трое мужчин продолжили преследование освободителей, убивших Цезаря. Во время этой чистки освободителей были казнены тысячи.

    В конце концов, Октавиан и Энтони остались сражаться друг против друга. В 31 г. до н. Э. Октавиан разгромил военно-морской флот Антония в Египте и принял диктатуру Рима.

    Спустя 500 лет Римская республика пала и теперь официально стала Римской империей, управляемой императором.

    Факты о Римской республике до Империи

    • Римская республика просуществовала 500 лет.
    • Гражданские и социальные волнения в Риме и его завоеванных территориях привели к падению Римской республики.
    • Братья Гракх пытались провести несколько реформ, которые вызвали трения между ними и Сенатом.
    • Земельные реформы вернули бедным солдатам земли, которые ранее были захвачены богатыми патрициевскими семьями, связанными с Сенатом.
    • В 88 г. до н. Э. Сулла стал первым диктатором Рима. Он ушел в отставку, и консулы были снова избраны.
    • В Первый Триумвират вошли Помпей, Красс и Цезарь.Помпей поддерживал Суллу, Красс одержал победу в восстании рабов в 71 г. до н. Э. и Цезарь был способным командиром, который поддерживал реформы брата Гракха.
    • Помпей и Цезарь были вовлечены в гражданскую войну друг против друга. Цезарь хотел проводить радикальные реформы, такие как предоставление гражданства всем людям на завоеванных территориях, а Помпей был традиционалистом.
    • Цезарь убил Помпея в Египте в 49 г. до н. Э. и вошел в Рим со своей армией в 48 г. до н. э., где взял на себя роль диктатора.Он был убит двумя годами позже во время мартовских ид.
    • Второй Триумвират был основан Антонием, Октавианом и Лепидом. Они очистили Рим от всех предателей Цезаря, убив тысячи людей, известных как освободители Рима.
    • Октавиан нанес поражение флоту Антония в Египте и принял на себя роль диктатора в 31 г. до н. Э. Римская республика теперь была Римской империей во главе с императором.

    Вопросы и ответы

    1. Как долго просуществовала Римская республика?

    500 лет

    1. Какие реформы пытались провести братья Гракх?

    Земельная реформа для бедных и гражданство

    1. Кто был первым консулом, объявившим диктатуру в Риме?

    Сулла

    1. Какие реформы, проведенные Юлием Цезарем, были признаны Сенатом радикальными?

    Земельные реформы и предоставление гражданства всем людям, живущим на землях, завоеванных Римом

    1. Кто был приемным сыном Цезаря?

    Октавиан

    Римская империя: история, факты, карта и хронология

    Переход от республики к империи в значительной степени был связан с убийством Юлия Цезаря в 44 году до нашей эры.Наряду с Крассом и Помпеем, Юлий Цезарь был одним из Первого Триумвирата, который правил поздней республикой, но после смерти первого и поражения последнего в гражданской войне он взял на себя единоличный контроль. В конце концов он был объявлен dictator perpetuo, или «пожизненным диктатором». Это оказалось пустым титулом, поскольку его жизнь закончилась чуть больше месяца спустя, жестоко урезанная сенаторами, вооруженными кинжалами, стремившимися отстоять республиканские идеалы Рима.

    Цезарь наследовал новый триумвират, состоящий из Марка Антония, Лепида и Октавиана, названных в завещании Цезаря его приемным сыном и наследником.Таким образом, Октавиан считал себя законным единоличным лидером. Последовала еще одна гражданская война, победившая Октавиана. Впоследствии он принял законы, наделяющие его особыми конституционными полномочиями. С 27 г. до н.э. он будет известен как Август, первый император Римской империи.

    Но было бы неправильно предполагать, что переход от республики к империи произошел мгновенно. Как отмечает историк Филип Матышак, после вознесения Августа «демократия на самом деле не закончилась», но продолжалась в живой форме в большинстве городов империи.

    «Когда мы смотрим на Помпеи и надписи на стенах, мы видим, что там проходили избирательные кампании и, по-видимому, выборы были искренними», — говорит Матышак. «Когда он стал императором, Август стремился создать впечатление, что жизнь Республики продолжается, как прежде. Лишь в течение следующего столетия это все больше и больше превращалось в пустую шараду. Август стремился не говорить всем, что они ему подчиняются. В конце концов, именно из-за этого был убит его приемный отец Казеар.

    Демократия не закончилась с приходом к власти Августа — как видно из этого граффити предвыборного лозунга, найденного в Помпеях (Фото Getty Images)

    «Вместо этого он был известен как принцепс , первый гражданин. Хотя он утверждал, что у него нет юридических полномочий — хотя на самом деле он имел, поскольку он командовал несколькими ключевыми провинциями, — Август не имел себе равных в своем личном авторитете ».

    Сенат все еще функционировал, но Август определенно контролировал правительство.

    Краткий путеводитель по Древнему Риму и римлянам, плюс 9 интересных фактов

    Римлянам помнят завоеванием огромных территорий, изобретением полов с подогревом и строительством обширной сети дорог. Но что вы о них знаете?

    Мы предлагаем вам все, что вам нужно знать о Древнем Риме, с ответами опытных историков, включая Майлза Рассела, Гарри Сайдботтома и Мэри Берд…

    От завоеваний к миру

    Мировая «империя» наводит на мысль о расширении и захвате земель, которые привели к увеличению населения и росту экономики.Однако во время империи физические границы Рима расширились относительно незначительно.

    «К временам Августа империя в значительной степени существовала», — говорит Матышак. «Огромные завоевания Галлии и Ближнего Востока были совершены в течение предшествующего поколения. Когда мы смотрим на имперские завоевания, мы смотрим на Дакию (регион, который сегодня в основном находится в границах Румынии) и Британию. Египет можно считать республиканским приобретением, потому что Август захватил его до того, как стал императором.Так что во время империи было немного действительно крупных экспансий ».

    Как первый правитель династии Юлиев-Клавдиев, охраняя границы Рима, Август принес чувство мира и процветания после периода политических потрясений и потрясений. Это продолжительное время стабильности стало известно как Pax Romana. Август не только заложил метафорические основы империи, он также заказал значительную программу строительных работ, включая строительство первого Пантеона.Сам он заявил, что «нашел Рим городом из глины, но оставил город из мрамора».

    Основание династии

    После его смерти в 14 г. н.э. Августу наследовал его пасынок Тиберий, которому не хватало видения своего отца. Оставшиеся императоры династии Юлиев-Клавдиев также были бледной тенью первого императора, когда дело доходило до гражданского долга. Его сменил внучатый племянник Тиберия Калигула, но его четырехлетнее правление запомнилось его печально известной склонностью к садизму и жестокости.Затем пришел Клавдий, который определенно был лучше Калигулы. Он был прекрасным администратором с честолюбивым взглядом; римское завоевание Британии началось во время его правления.

    Если Pax Romana описал относительно устойчивое состояние обширной империи на протяжении нескольких поколений, политические махинации в самом Риме были явно бурными. Династия Юлиев-Клавдиев закончилась самоубийством преемника Клавдия, его внучатого племянника Нерона, который был одним из самых жестоких вождей империи — человека, который заказал убийства как своей матери, так и своей первой жены, и которому римляне верили на самом деле. начал Великий пожар в Риме в 64 году нашей эры.

    Затем последовал период более глубокого волнения, когда Рим погрузился в серию борьбы за власть; в 69 году нашей эры не менее четырех человек объявят себя императорами. Последующая династия Флавиев — Веспасиан и его сыновья Тит и Домициан — вернули мир и стабильность.

    Одна из величайших проблем правления Тита наступила через несколько месяцев: извержение Везувия в 79 году нашей эры, изображенное здесь на картине Карла Брюллова «Последний день Помпеи» 1833 года (Photo by Fine Art Images / Heritage Images / Getty Images)

    Хотя его правление длилось всего два года, Тит был особенно эффективным императором, вынужденным проявить великое лидерство перед лицом бедствий и невзгод, а именно извержения Везувия в 79 году нашей эры, которое похоронило Помпеи и Геркуланум под вулканическим дождем. камень и пепел, а также второй крупный пожар в Риме в следующем году.

    Дальнейший рост, расширение и процветание пришли с рассветом династии Нерва-Антонинов в 96 году нашей эры. Нерва и четыре последовавших за ним императора руководили чрезвычайно стабильным периодом. Это был пик империи, когда Траян, Адриан, Антониниус Пий и Марк Аврелий по-настоящему укрепили власть Рима. Теперь, контролируя все побережье Средиземного моря, империя занимала территорию почти в два миллиона квадратных миль.


    Карта Римской империи: насколько большой стала Римская империя?


    Кризис третьего века и тетрархия

    История Римской империи волнообразна, с продолжительными периодами стабильности, уравновешенными временами великого хаоса и беспорядка, часто с участием императоров, убитых раньше положенного срока.

    После того, как династия Нерва-Антонинов подошла к концу с кончиной преемника Марка Аврелия Коммода (он был задушен в своей ванне), Год пяти императоров ознаменовался новой многосторонней борьбой за власть, в результате которой с 193 года нашей эры возникла династия Северан. Это последнее происхождение привело к экспансии в Африку, а также к распространению римского гражданства на всех свободных людей по всей империи — хотя эта мера, возможно, была связана не столько с благородными намерениями, сколько с увеличением налоговых доходов Рима.

    Империя была слишком громоздкой, слишком большой, чтобы полностью управляться одним центральным правительством из Рима.

    Политическая борьба, часто завершавшаяся убийством, втянула империю в еще больший хаос и в период, известный как кризис третьего века, или имперский кризис, который длился с 235 по 284 год нашей эры. Война как процессия военачальников боролась за право стать императором.Империя фактически разделилась на три части, прежде чем была воссоединена Аврелианом в 274 году нашей эры. Но это объединение длилось немногим более десяти лет; империя была слишком громоздкой, слишком большой, чтобы полностью управляться одним центральным правительством из Рима.

    Введите Диоклетиана: преемник Аврелиана сначала назначил Максимиана своим соправителем в 286 году нашей эры, а затем, в 293 году нашей эры, создал Тетрархию, в которой управление Римской империей (но не самой империей) было разделено на Восток и Запад. управляемый старшим императором (августом) и младшим императором (цезарем).

    Ваш путеводитель по Римской республике

    До Римской империи была республика. Филип Матышак объясняет, как это произошло, как работал Сенат и почему все это могущественное здание рухнуло…

    Принципат становится Доминирующим

    Правление Диоклетиана имеет другое значение. Его радикализм привел к добавлению термина dominus (господин) к титулу императора. Это был серьезный сдвиг в восприятии себя императором, явный отход от идеи принципата.Оставшаяся жизнь Римской империи теперь определялась как Доминирование. «В первой половине империи император считался первым гражданином», — объясняет Матышак. «Его все чаще считают человеком, задающим тон империи. Затем, во второй половине империи, император становится богом своих владений. Он внезапно стал бесспорным. Его слово — закон ».

    Части империи часто управлялись отдельно друг от друга, но не всегда. В 324 году нашей эры Константин Великий победил своего соправителя Максенция и стал единоличным правителем как Востока, так и Запада.Его правление также имело значение для постановления о сохранении религиозной терпимости по отношению к христианству. Действительно, присутствие христианства часто упоминалось как главный фактор, способствовавший окончательному падению Западной Римской империи, в отличие от широкого язычества, которым в значительной степени жила эта половина империи.

    Кроме того, Западная Римская империя пребывала в военном и экономическом беспорядке по сравнению со своим аналогом на востоке. Последний просуществует еще тысячу лет.В западной половине, однако, обычно указывается дата смерти 476 г. н.э., когда закончилось правление последнего императора.

    Ромул Августул — последний римский император — сдается варвару Одоакру на этой недатированной гравюре (Фото Getty Images)

    «Империя в течение многих лет неуклонно падала под контроль варварских военачальников», — говорит Матышак. «Последним римским императором был Ромул Августул, который, по сути, был подставным лицом. Государством управлял немецкий варвар по имени Одоакр, который решил, что император Западной Римской империи не нужен.Поэтому они сослали его. Это кое-что говорит вам о том, насколько уменьшилась роль римского императора к тому моменту. Они даже не удосужились убить его ».

    Медленный упадок, а не быстрая смерть

    год. Несмотря на дату 476 года нашей эры, не было ни великого падения империи, ни внезапного катастрофического события, которое обозначило бы абсолютный конец.

    «Если бы вы сказали кому-нибудь в 476 году нашей эры, что Римская империя только что пала, они бы посмотрели на вас, как на сумасшедшего», — говорит Матышак. «Люди все еще собирались в кабину для голосования, чтобы выбрать государственных служащих на год.Они все еще собирались на арену смотреть гонки колесниц. Для них жизнь шла своим чередом. Дата 476 г. н.э. была придумана историками в эпоху раннего Нового времени ».

    Для империи, изменившей представление о цивилизации и обществе, это был позорный конец. «Рим не столько падал, сколько постепенно рушился и угасал», — говорит Матышак.

    Пять известных императоров

    Из всех бесчисленных правителей, взявших на себя командование Римской империей, эти пять оставили свой след по разным причинам

    Август (27 г. до н.э. — 14 г. н.э.)

    Август (ранее известный как Октавиан) стал первым фактическим императором Рима после падения Римской республики и поражения Антония и Клеопатры в битве при Акциуме.Эпоха Августа заложила основу примерно 200 лет относительного мира в Средиземноморском мире, известном как Pax Romana.

    Во время своего правления Август улучшил многие аспекты римской жизни — от финансовых, административных и религиозных реформ до масштабных строительных проектов и расширения торговли.

    Траян (rAD 98–117)

    Отобранный и обученный своим предшественником Нервой, Траян был военачальником, родившимся на территории современной Андалусии. Он известен своей щедростью по отношению к своим подданным и много сделал для повышения социального благосостояния, включая увеличение числа бедных граждан, получающих зерно от государства, а также своими строительными проектами.

    При Траяне империя расширилась до Персидского залива, а его завоевание даков в 106 году нашей эры (и богатства, которые он принес домой) рассматривается как одно из определяющих событий его правления.

    Адриан (rAD 117–138)

    Двоюродный брат и преемник Траяна, Адриан во время своего правления посетил почти все провинции империи, включая Британию в 122 году нашей эры, укрепляя имперскую власть.

    Страсть Адриана к архитектуре и строительству проявляется в строительных проектах по всей империи, включая стену Адриана в Британии, и он основал города на Балканском полуострове, в Египте, Малой Азии и Греции.

    Аврелиан (rAD 270–75)

    Несмотря на то, что правил всего пять лет, Аврелиан воссоединил фрагментированную Римскую империю после завоевания Империи Пальмирена в 273 году нашей эры и Галльской империи в 274 году нашей эры — за что он получил титул «Реставратор мира» — к концу — так называемый кризис третьего века.

    Кризис привел к тому, что империя близилась к краху из-за варварских вторжений, политической нестабильности, а также гражданских войн и восстаний и раскололась на три конкурирующих государства.

    Константин I (rAD 306–337)

    г. Признанный западный император с 306 г. до н.э. (хотя он не мог взять на себя полный контроль до 312 г.), а затем единственный император с 324 г. до н.э. после победы над восточным императором Лицинием. Константин был первым римским императором, принявшим христианство на смертном одре. В 313 году нашей эры он издал Миланский эдикт, который узаконил христианство и разрешил свободу вероисповедания во всей империи.

    Некоторые историки задаются вопросом, было ли обращение Константина в христианство и поддержка христианства политическим, а не личным решением и способом удержания империи под своим контролем.Тем не менее, его решение прекратить преследования христиан многие считают поворотным моментом в истории раннего христианства.

    Хронология Римской империи: ключевые даты от Августа до Ромула Августула

    27 г. до н. Э. | Август, внучатый племянник и наследник Юлия Цезаря, приходит к власти, став первым императором Рима и положив конец Римской республике, существовавшей почти пять веков.

    AD 43 | Начинается завоевание Британии. Провинция Британия должна была быть частью Империи на 367 лет, но потребовалось 30 лет, чтобы остров перешел под власть римлян, за исключением крайнего севера.

    AD 64 | Большой пожар уничтожил большую часть Рима. Император Нерон обвиняет христиан в катастрофе и убил многих из них.

    AD 79 | Гора Везувий, вулкан недалеко от современного Неаполя, извергает и засыпает пеплом города Помпеи и Геркуланум.

    AD 80 | В Риме завершено строительство Колизея. Этот грандиозный амфитеатр, сердце развлечений в столице империи, был самым большим из когда-либо построенных в своем роде и вмещал 50 000 зрителей.

    Кем были гладиаторы Древнего Рима? Плюс Спартак, Крикс и еще 8 бойцов, которых вы должны знать

    Гладиаторские игры были организованы элитой по всей Римской империи, чтобы отвлечь население от реальности повседневной жизни, и грозные бойцы Колизея варьировались от простых борцов с животными до эгоистичных императоров.

    AD 117 | При императоре Траяне территория Рима была самой большой — от Иберии до Месопотамии и от Британии до Египта.

    AD 165 | Чума принесена в Рим солдатами, возвращающимися с Ближнего Востока, в результате чего погибло около пяти миллионов человек. Историки считают, что причиной была оспа.

    AD 193 | После убийства императора Коммода пять мужчин претендуют на императорский титул. Септимий Северус станет окончательным победителем, основав династию Северанов.

    AD 235 | Начинается кризис третьего века — период, когда Рим страдает от вторжений, чумы, экономического спада и многих недолговечных императоров, которые борются за власть.

    AD 293 | Диоклетиан положил конец кризису в Риме и разделил управление империей на четыре части. Известная как Тетрархия, империей правили четыре человека: двое на Западе и двое на Востоке.

    AD 324 | Константин Великий, первый император, принявший христианство, снова объединяет империю и становится единственным императором.

    AD 380 | г. Императоры Грациан, Валентиниан III и Феодосий I издают Фессалоникский эдикт, объявляя христианство единственной официальной религией в Римской империи и прекращая государственную поддержку политеизма.

    AD 395 | Феодосий I умирает, став единственным императором в 392 году нашей эры. По его кончине управление Западом и Востоком разделено между его двумя сыновьями, чтобы никогда больше не объединиться.

    AD 455 | Вандалы, германские племена, разграбляют Рим. Некогда великий город систематически грабят.

    AD 476 | Последний император на западе, Ромул Августул, свергнут во время восстания германских «варваров». Некоторые считают это падением Римской империи.

    Доктор Филип Матышак — знаток древней истории с акцентом на Древний Рим; Найдж Тасселл, независимый журналист, специализируется на истории

    Этот контент впервые появился в выпуске BBC History Revealed за сентябрь 2020 г.

    Римская республика против Римской империи и имперской системы

    Храм Антонина и Фаустины на Римском форуме

    Как один из самых продолжительных и Рим — самая могущественная цивилизация в истории, и это захватывающее королевство, которое стоит исследовать.Любое обсуждение Рима обязательно должно включать одно конкретное имя: Юлий Цезарь. Стоя на балансе от Римской республики до Римской империи. Достаточно интересно, что, копаясь в различиях между Римской республикой и Римской империей, можно обнаружить, что изменение было осторожным и сложным, и у этих двух систем было больше общего, чем кажется на первый взгляд.

    Тарквиний и Лукреция Питера Пауля Рубенса — 1610

    Хотя Республика и Империя привлекают наибольшее внимание, Риму было уже более двухсот лет, когда возникла Республика.Первоначальной системой Рима была монархия, хотя она сильно отличалась от средневековых монархий, которые формируют наш образ этого слова. Царство в Риме не было божественным или даже семейным правом. Сыновья предыдущего короля имели больше шансов унаследовать трон, но Сенат окончательно одобрил монарха.

    Слово «сенат» происходит от латинского слова «сенекс» или «старик». Сенат по замыслу был советом старейшин. Будучи глубоко иерархическим обществом, самые старые семьи Рима составляли могущественный класс патрициев, и патриарх каждой из этих семей входил в состав Сената, консультативного совета короля.Когда римляне свергли монархию в 509 г. до н.э., Сенат оставался высшим правительственным органом. Ежегодно избирались два члена Сената, которые возглавили Сенат и армию в качестве консулов.

    Образование республики

    Цицерон осуждает Катилину Чезаре Маккари — 1840-1919

    Сцена из республиканского Сената — Цицерон разоблачает Каталинский заговор с целью свергнуть его и его коллегу-консула

    В первые годы республики Рим был скорее олигархией, чем настоящей республикой, с властью, оставшейся в руках тех же старых семей Рима.Однако в 494 г. до н.э. плебеи, или низший класс, были разочарованы отсутствием своего влияния и организовали крупную забастовку, остановив работу и производство в Риме. В результате Сенат добавил к правительству три новых собрания для принятия законов: Центуриатное собрание, Совет плебеев и Племенное собрание. Каждый из них в первую очередь охватывал определенные области управления; военные вопросы, заботы плебейского класса и выборы в местные органы власти, соответственно.

    На этих законодательных собраниях были избраны консулы и другие магистраты. Признавая неэффективность государственной системы во время серьезных чрезвычайных ситуаций, республика также ввела положение об избрании диктатора. Этот человек будет обладать верховной властью в течение определенного короткого срока, чтобы быстро принимать решения, когда это необходимо.


    РЕКОМЕНДУЕМЫЕ ИЗДЕЛИЯ:

    Древний фракийский город Перперикон


    Убийство Цезаря Карла фон Пилоти — 1865

    Вам нравится эта статья?

    Подпишитесь на нашу бесплатную еженедельную рассылку

    Пожалуйста, проверьте свой почтовый ящик, чтобы активировать подписку

    Спасибо!

    Юлий Цезарь был первым человеком, которого Сенат назвал «пожизненным диктатором», но их страх перед его растущей властью привел к заговору с целью его убийства в зале заседаний Сената.

    Это было положение диктатора, которое позволило в конечном итоге перейти от республиканского к имперскому правительству, назвав человека «пожизненным диктатором». Как только имперская система была прочно установлена, римские императоры обладали высшей властью, командовали армией, могли вводить и накладывать вето на законы, рассматривать дела и подтверждать все политические назначения. Римское правительство резко перешло от представительной демократии к централизованной единой власти. Хотя полномочия законодательных органов и Сената уменьшились, первые годы перемен были нестабильными.Под властью императора некоторые члены римского правительства оставались на удивление похожими.

    Сила влияния Сената

    Бюст Гая Юлия Цезаря Октавиана Августа, племянника Цезаря и первого императора Рима, ок. 20 до н. Э. — Капитолийский музей в Риме, Италия.

    Свержение Рима монархии оставило в стране глубокое недоверие и ненависть к королям, и положение императора никогда не становилось настолько прочным, как может подумать случайный наблюдатель. Сенат спланировал убийство Юлия Цезаря из-за их страха перед его растущей властью и веры в то, что он стремился сделать себя королем, а племянник Юлия Цезаря Октавиан, позже известный как Август, получил свою имперскую власть благодаря осторожным дипломатическим маневрам, всегда поддерживая внешнее уважение к Сенату, якобы получение его власти в свои руки и тщательное избегание любых прямых титулов, указывающих на королевскую власть.

    Мавзолей Августа в Риме

    г. На протяжении всей имперской эры императоры занимали опасное положение. Их полномочия были предоставлены им Сенатом в начале срока их полномочий, и, если они не поддерживали лояльность военных, они также могли быть лишены этой власти. Сенат объявил Нерона врагом общества и приговорил его к смертной казни путем избиения во время восстаний, предшествовавших его смерти. Он сбежал из Рима, прежде чем наконец приказал своему личному секретарю убить его, а не схватить.Имперский Рим пережил частые потрясения и гражданские войны, поскольку могущественные люди боролись за власть. Поддержка Сената могла создать или уничтожить этих людей.


    РЕКОМЕНДУЕМЫЕ ИЗДЕЛИЯ:

    10 лучших шедевров эпохи Возрождения


    Статуя императора Домициана в Везон-ла-Ромен, Франция — Домициан был убит в ходе заговора, составленного группой высокопоставленных сенаторов.

    Кроме того, римская армия и преторианская гвардия держали большую политическую власть на острие мечей.Как и Сенат, их поддержка могла поднять людей к имперской власти, а их несогласие обычно приводило к их смерти. 69 год нашей эры известен как «Год четырех императоров» Гальбы, Отона, Вителлия и Веспасиана. После смерти Нерона четыре губернатора провинций и, следовательно, военачальники стали императорами в короткие сроки. Преторианская гвардия убила Гальбу, и Сенат объявил Отон императором. Однако Отон потерпел военное поражение, когда Вителлий вывел на поле боя одни из лучших легионов римской армии.После поражения Отон покончил жизнь самоубийством, и Сенат признал Вителлия императором. В конце концов легионы под командованием Веспасиана объявили его императором, и сторонники Вителлия медленно покинули его. Легионы Веспасиана захватили Рим и убили Вителлия, а затем Сенат объявил Веспасиана императором.

    Алтарь храма Веспасиана в Помпеях, Италия

    К счастью для Рима, хаотические гражданские войны закончились, и Веспасиан основал династию Флавиев, которая сохраняла стабильную власть в течение следующих двадцати семи лет.Тем не менее, династия Флавиев также закончилась кровью, когда несколько сенаторов замышляли убийство Домициана и поместили на трон Нерву, стабильного старшего сенатора. Он был в значительной степени подручным, чтобы избежать войн 69 года нашей эры, и его преемник, Траян, пользовался сильной лояльностью армии, Сената и народа.

    Влияние преторианцев

    Монета с изображением Дидия Юлиана — 193 г. н.э.

    г. Преторианская гвардия была менее восторженной, но не оспаривала эту конкретную линию императоров.Однако, поскольку личная охрана императора и отряд разрешали носить оружие в Риме, они сохраняли уникальную угрозу для императора и сената и, как таковые, также могли решать судьбу Рима. Фактически, в 193 году нашей эры преторианская гвардия продала с аукциона должность императора, фактически продав Империю. Богатый сенатор по имени Дидий Юлиан купил это место за 6250 драхм за солдата. Однако Дидиус тоже не очень хорошо себя чувствовал. Сенат приговорил его к смерти всего через 66 дней правления, и преторианец казнил его в его собственном дворце.

    Римская республика против Римской империи

    Цифровая реконструкция римской бани из Кассиномага — современный Хассенон, Франция

    Когда имперская система оставалась стабильной, во время правления таких императоров, как Август, Тиберий, Траян, Адриан, Антонин Пий, Марк Аврелий и других им подобных, Разница между Республикой и Империей была огромным политическим сдвигом. Тем не менее, в республиканской системе оставалась скрытая часть, делавшая положение императора шатким.Рим никогда полностью не отвергал свои республиканские корни. Более того, правительство было не единственной областью, где произошли изменения в переходе от Республики к Империи. Римская религия добавила к их поклонению имперские культы, поскольку сенат объявил большинство умерших императоров богами.

    Римские гладиаторы, изображенные на мозаике в настоящее время в Галерее Боргезе в Риме,

    г. Римская культура также претерпела изменения от республики к империи. Централизованная власть и быстрое расширение римской территории и внешней торговли привели к увеличению богатства Рима.Ранние римляне весьма гордились своей репутацией практичных, трудолюбивых и самоотверженных людей. Хотя этот идеал оставался в коллективной психике, приток денег и товаров привел к развитию гораздо более роскошного образа жизни, особенно в самом Риме и окружающих курортных городах итальянской сельской местности. Высшее общество в Риме состояло в основном из роскошных бань и обедов, а также общественных развлечений, и зрелища становились все более показными.


    РЕКОМЕНДУЕМЫЕ ИЗДЕЛИЯ:

    Важные советы по датированию римских монет


    Свернуть и уроки

    Мозаика из гимназии в Остии Антика — портовом городе Рима

    Это процветание позволило увеличить производство литературы, архитектуры и искусства.И частные дома, и общественные здания были обильно украшены прекрасными произведениями искусства, включая статуи, фрески и замысловатые мозаики. Богатые римляне наслаждались множеством удобств и удовольствий, но это процветание также способствовало окончательному падению Рима. Империя отправляла все больше и больше своих стабильных ценностей в золоте и серебре на внешние рынки в обмен на расходные предметы роскоши и зарабатывала государственные средства в основном за счет налогообложения этого иностранного импорта.

    Когда иностранная экономика рухнула, Рим оказался в тяжелом финансовом положении.Вместе с растущими беспорядками, нестабильностью правительственной системы и жестокими набегами варваров западная империя медленно распалась. Путь Древнего Рима в культурном, экономическом и политическом прогрессе — это тот путь, по которому несколько современных народов сейчас заняты, и как таковой заслуживает пристального внимания и анализа, чтобы они могли избежать тех же ошибок.

    Смерть Республики и рождение Империи (Древняя война и цивилизация): Олстон, Ричард: 9780199739769: Амазонка.com: Книги


    «… Олстон дает живое повествование о ходе римской истории того периода. Особенно подходит для тех, кто лишь мельком знаком с этой эпохой в римской истории» — А. A. Nofi, NYMAS
    «В книге Rome’s Revolution Ричард Алстон представляет отличный краткий обзор ключевого периода римской истории от падения Республики до подъема Империи. Он также напоминает нам, что, однако политика и ораторское искусство повлияли на эти годы, именно насилие в конечном итоге изменило Рим.
    — Филипп Фриман, автор Александр Великий и Юлий Цезарь
    «Искусно сотканный портрет основания римского принципата, окрашенный большой кровью» — Том Холланд, автор Рубикон и В тени меча
    «С насилием и кровопролитием в самом сердце, Rome’s Revolution выведет читателей из их исторической зоны комфорта. Ричард Олстон намеревается разъяснить беспорядочную природу римской истории и отвергнуть полезность концепций консенсуса, поселений и т. Д., Которые доминировали в исследовании
    древней истории более чем на одно поколение.»- Рэй Лоуренс, автор (вместе с Алексом Баттерворта) книги Помпеи: Живой город
    » Неустанно обнажая кровавые руины и искалеченные трупы под сияющей поверхностью порядка и мира, восстановленного после эпохи гражданских войн в Риме, захватывающее повествование Алстона насильственного перехода от республики к империи помогает нам понять урок, который важен для всех возрастов — не в последнюю очередь для нашего собственного
    : преимущества империи (независимо от ее природы) достигаются огромной ценой — ценой, которая недостаточно выражена часто злоупотребляли идеалом, который мы, подобно римлянам, называем свободой.»- Курт А. Раафлауб, редактор Война и мир в древнем мире
    » … [] впечатляющая, оригинальная и поучительная работа … Настоятельно рекомендуется. «- ВЫБОР
    » [A ] энергичный, быстрый отчет о событиях … [P] отчетливо силен в описании военных кампаний, приведших к решающим сражениям. »- History Today

    « Олстон тщательно разбирает мифы римлян об их собственном происхождении и политике. ценностей, разбивая повествования о цивилизации и демократии, чтобы показать беспорядочную внутреннюю работу древней системы, построенной на иерархии и насилии…. поразительно острое исследование опасностей в
    самовозвеличивающих мифах о национальной славе и способов, с помощью которых попытки вернуться к несуществующему прошлому могут подтолкнуть государство дальше от их предполагаемых ценностей. «- Бриеди Хеинг, Ежедневный зверь


    Ричард Алстон — профессор истории Рима в Ройал Холлоуэй, Лондонский университет, а также автор или редактор более десятка книг о Древнем Риме.

    Фонд конституционных прав

    Право голоса имели в основном патриции, богатые землевладельцы.В результате консулы в первые годы республики всегда были патрициями. Позже, однако, по крайней мере один консул должен был происходить из плебейского сословия, простолюдинов.

    До Республики король получил совет от Сената. После того, как монархия ушла, Сенат взял на себя большую власть и правил Римом вместе с двумя консулами. На первый взгляд, консулы, казалось, обладали большей властью, чем сенаторы, но они занимали свои должности всего год, в то время как сенаторы служили пожизненно.

    Диктатура

    Основатели Римской республики, как и американские отцы-основатели, сдерживали и уравновешивали власть своих лидеров.Однако римляне нашли способ обойти эту систему сдержек и противовесов, когда требовалось сильное руководство, например, во время кризиса. Сенат мог проголосовать за предоставление абсолютной власти одному человеку, называемому диктатором, на временный период.

    В течение первых 300 лет республики к диктаторам часто обращались, когда Рим сталкивался с вторжением или какой-либо внутренней опасностью. В отличие от диктаторов 20-го века, таких как Адольф Гитлер в Германии или Аугусто Пиночет в Чили, диктатура была ограничена шестью месяцами или даже меньше, если кризис пройдет.Если диктатор отказывался уйти в отставку, его могли удалить принудительно.

    Власть римского диктатора была абсолютной. Он мог править указом. Он мог даже приказать казнить без суда. Веками римские диктаторы служили, когда их требовал долг, и отказывались от власти, когда их сроки заканчивались.

    Но в 82 г. до н.э. генерал по имени Корнелий Сулла захватил Рим. Диктатура Суллы не была похожа на диктатуру прошлого. Он обошел Сенат, который был заполнен его врагами, и убедил собрание граждан сделать его бессменным диктатором.Затем Сулла изгнал или убил сотни своих противников.

    Сулла стал тем, что древние греки называли тираном, человеком, который захватывает личный контроль с помощью военной силы. Когда он путешествовал публично, перед Суллой всегда стояли 24 охранника. У каждого охранника был топор, связанный связкой прутьев, называемых фасциями. Отсюда происходит слово фашизм — слово, которое итальянский диктатор Бенито Муссолини использовал для описания своего политического движения в начале 20 века.

    После более чем трех лет тирании Сулла внезапно ушел в отставку.Следующие 30 лет Римская республика спотыкалась, иногда почти в анархии. Спартак возглавил массовое восстание рабов, которое почти свергло республику. Во время всей этой суматохи возникли новые распри и фракции. Это будет последнее поколение Римской республики.

    Диктатура Юлия Цезаря

    К 53 г. до н. Э. Фракции в Сенате парализовали римское правительство. Ежегодные выборы консула переросли в состязание по подкупу большинства избирателей.Вспыхнули уличные беспорядки. В отчаянном стремлении восстановить порядок ассамблея избрала генерала Гнея Помпея единственным консулом в течение года. Неофициально Помпей делил власть с двумя другими могущественными генералами — Юлием Цезарем и Маркусом Крассом. Красс был генералом, победившим Спартак. А Цезарь был правителем и военным завоевателем Галлии. Этот военный комитет стал известен как Первый Триумвират.

    Цезарь использовал свои деньги и влияние, чтобы поставить таких сторонников, как Марк Антоний, на ключевые должности.Многие враги Цезаря в Риме распространяли слухи о том, что он планировал захватить власть. В 49 г. до н. Э. Цезарь собрал свои легионы на границе между Галлией и Италией. Враги Цезаря распространили слух, что Цезарь собирается вторгнуться в Италию со своей армией. Консул Марцелл объявил Помпея защитником города.

    Сенат потребовал, чтобы Цезарь отказался от своей власти в провинции. Цезарь ответил, повел свою армию через реку Рубикон в Италию. Этот «переход Рубикона» был актом войны, поскольку римскому генералу запрещалось вести армию за пределы провинции, которой он управлял.Помпей и большинство сенаторов бежали из страны.

    В отличие от Суллы, Цезарь не резал своих противников. Он попытался заключить с ними союзы и сам был избран консулом. Затем Цезарь взял свою армию в погоню за Помпеем и победил его в Африке. Пробыв некоторое время с Клеопатрой в Египте, Цезарь вернулся в Рим.

    К 45 г. до н. Э. Цезарь разбил все войска, верные Помпею. Сенат провозгласил его «освободителем» и сделал его диктатором на 10 лет. Цезарь раздавал бонусы своим войскам, раздавал деньги каждому гражданину и прощал врагов.

    В течение пяти лет своего правления Цезарь издал указ о многих реформах, таких как новый календарь и помощь должникам. В свою очередь, римляне оказали ему почести. Один из римских месяцев был переименован в Юлий, наш июль. Статуи Цезаря были воздвигнуты в разных частях города. Его изображение появилось на монетах. Затем, в феврале 44 г. до н. Э., Цезарь стал пожизненным диктатором.

    Согласно традиции, Марк Антоний публично предложил царскую корону Цезарю, который трижды отказался от нее.Как король, Цезарь больше не нуждался в сенате или даже в римских гражданах, чтобы оставаться у власти. Трудно сказать, был ли его отказ искренним, потому что он был убит всего несколько дней спустя.

    Смерть Цезаря погрузила Рим в 17-летнюю гражданскую войну. Война наконец закончилась, когда Октавиан, приемный сын Цезаря, стал единоличным правителем Римской империи. Хотя формы республики, такие как сенат и выборы консулов, продолжались, император обладал всей властью. Демократия в Риме умерла, а диктатура победила.

    Для обсуждения и написания

    1. Как Римская республика пыталась ограничить власть своих политических лидеров? Почему римляне так поступили?
    2. Как вы думаете, Цезарю следовало принять корону короля? Почему или почему нет?
    3. После кровавого нападения на Цезаря один из персонажей шекспировской « Юлий Цезарь » кричит: «Свобода! Свобода! Тирания мертва!» Вы согласны или не согласны с этими словами? Объяснять.
    4. Многие из исторических персонажей, упомянутых в этой статье, были героями пьес и фильмов. В своей библиотеке или видеомагазине возьмите напрокат один из следующих фильмов: Юлий Цезарь, Антоний и Клеопатра, Клеопатра, или Спартак . Посмотрите фильм, а затем поищите персонажа в биографиях или книгах по истории. Сравните, как к персонажу относятся историки и кинематографисты. Укажите причины любых различий. Подготовьте эссе из пяти абзацев о своих выводах и сделайте отчет классу.

    Дополнительная информация

    Rome Project Огромная коллекция ссылок. Отличный сайт. Из школы Далтона.

    Фрэнк Э. Смита Древний мир Электронная книга.

    Возвышение Древнего Рима
    Рим, греки и диктатура Суллы
    Иудея и гражданская война
    Падение Римской республики
    Евреи и христиане в золотой век Рима
    Правление Юлиев-Клавдиев
    Рим: от золотого века к политическому хаосу
    Остатки Римской империи

    Internet Ancient History Sourcebook: Rome Огромная коллекция первоисточников.

    Карты Римской республики и Империи

    Римская республика с 509 г. до н. Э. на возвышенность Августа

    Римская республика Конспект лекций.

    Заметки о римской политике Барбары Макманус, Колледж Нью-Рошель.

    Конституция Римской республики Разъяснение правительства республики.

    Хронология римской истории Хронология основных периодов римской истории.

    Юлий Цезарь: Последний диктатор Биография Цезаря и Рима.Автор Сюзанна Кросс.

    Рим История, культура, философия и ресурсы. Ричард Хукер.

    Иллюстрированная история Римской империи Обширная информация.

    Римляне История Рима. Би-би-си.

    Рим: от республики к империи. Веб-страница, изначально разработанная для курса под названием «Древний Рим в кино, художественной литературе и фактах».

    Рома: политическая система Вкратце рассматриваются три эпохи: короли, республика и империя.

    Обычные консулы Римской республики и Империи, 300 г. до н.э.C.-68 г. от Р. Х. Список консулов.

    Римская империя в первом веке от PBS.

    Римская империя История Рима.

    Повседневная жизнь в Древнем Риме

    Римская цивилизация

    Forum Romanum Полезная отправная точка для всех, кто интересуется цивилизацией Древнего Рима. Дэвид Камден.

    Ресурсы для исследований Августа Ссылки на сайты об Октавиане.

    От Октавиана до Августа: Хронология и изображения

    Когда римское право управляло западным миром Чтение и урок от Фонда конституционных прав, который включает обширные ссылки на римское право.

    А С Т И В И Т И

    Следует ли нам поступать так, как поступали римляне?

    В этом упражнении студенты обсуждают достоинства поправки к конституции, которая применяет римскую концепцию диктатора, решающего краткосрочные проблемы, к современной Америке.

    Предыстория: Сегодня Америка стоит перед множеством серьезных проблем. На нашу землю напали, и мы ведем войну с терроризмом. Сейчас трудные времена, и проблема терроризма кажется неразрешимой.

    Никто не предлагал столь радикального решения, как следующее, но похожие вещи происходили и в других странах. Представьте, что группа сенаторов предложила поправку к конституции, чтобы предоставить президенту полную власть сроком на один год. Он может управлять по указу и делать все, что он или она считает необходимым для решения наших проблем. Это формулировка ключевой части поправки:

    С согласия не менее трех четвертей членов каждой ветви Конгресса, Президент имеет право распоряжаться и издавать все необходимые правила и положения, касающиеся территории или другой собственности, принадлежащей Соединенным Штатам или любому из их граждан, когда становится необходимым противодействовать последствиям нерешенных национальных кризисов.Такие полномочия будут действовать в течение не более 12 месяцев с даты объявления об их использовании.

    1. Кратко обсудите эту поправку со студентами, а затем попросите их сформировать небольшие комитеты для обсуждения идеи.

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован.