Как близко к москве подошли немцы: Немцы так и не вошли в Москву. Факты о первом серьёзном поражении Гитлера | История | Общество

Содержание

«Оборона Москвы внушает большие опасения» – Власть – Коммерсантъ

В октябре 1941 года немцы вплотную подошли к столице СССР. Как выяснил обозреватель «Власти» Евгений Жирнов, в организации обороны подступов к городу царил столь чудовищный беспорядок, что генералы вермахта упустили шанс взять Москву лишь потому, что не смогли в это поверить.

«Генеральный штаб был дезорганизован Сталиным»

Причины неудач первых месяцев Великой Отечественной войны знает любой школьник: внезапное и вероломное нападение превосходящих сил противника привело к тому, что Красная армия отступала, нанося врагу тяжелые потери в живой силе и технике. Вот только с этой концепцией не соглашались не только антисоветчики и русофобы, но и признанные и ценимые страной военачальники. К примеру, маршал Георгий Жуков в мае 1956 года подготовил проект выступления на пленуме ЦК КПСС, в котором говорилось:

«На протяжении нескольких лет перед Отечественной войной советскому народу внушалось, что наша страна находится в постоянной готовности дать сокрушительный отпор любому агрессору.

На все лады восхвалялась наша военная мощь, прививались народу опасные настроения легкости победы в будущей войне, торжественно заявлялось о том, что мы всегда готовы на удар врага ответить тройным ударом, что, несомненно, притупляло бдительность советского народа и не мобилизовало его на активную подготовку страны к обороне. Действительное же состояние подготовки нашей страны к обороне в то время было далеким от этих хвастливых заявлений, что и явилось одной из решающих причин тех крупных военных поражений и огромных жертв, которые понесла наша Родина в начальный период войны. Накануне войны организация и вооружение наших войск не были на должной высоте, а что касается противовоздушной обороны войск и страны, то она была на крайне низком уровне… Неудачи первого периода войны Сталин объяснял тем, что фашистская Германия напала на Советский Союз внезапно. Это исторически неверно. Никакой внезапности нападения гитлеровских войск не было. О готовящемся нападении было известно, а внезапность была придумана Сталиным, чтобы оправдать свои просчеты в подготовке страны к обороне.
.. Сообщение о том, что немецкие войска на ряде участков уже ворвались на нашу территорию не убедило его в том, что противник начал настоящую и заранее подготовленную войну. До 6 часов 30 мин. он не давал разрешения на ответные действия и на открытие огня, а фашистские войска тем временем, уничтожая героически сражавшиеся части пограничной охраны, вклинились в нашу территорию, ввели в дело свои танковые войска и начали стремительно развивать удары своих группировок».

Жуков писал, что начало войны могло быть совершенно иным:

«Я не сомневаюсь в том, что если бы наши войска в западной приграничной зоне были приведены в полную боевую готовность, имели бы правильное построение и четкие задачи по отражению удара противника немедленно с началом его нападения, характер борьбы в первые часы и дни войны был бы иным, и это сказалось бы на всем ее последующем ходе. Соотношение сил на театре военных действий при надлежащей организации действий наших войск позволяло по меньшей мере надежно сдерживать наступление противника.

Неправильным является утверждение о том, что Сталин, разгадав планы немецко-фашистского командования, решил активной обороной измотать и обескровить врага, выиграть время для сосредоточения резервов, а затем, перейдя в контрнаступление, нанести сокрушительный удар и разгромить противника. В действительности такого решения не было, а «теория активной обороны» понадобилась для скрытия истинных причин наших неудач в начальном периоде войны».

Но главным, как считал маршал, оказалась неспособность верховного командования управлять войсками:

«Кроме неподготовленности страны к обороне и неполной подготовленности Вооруженных Сил к организованному отражению нападения противника, у нас не было полноценного Верховного командования. Был Сталин, без которого по существовавшим тогда порядкам никто не мог принять самостоятельного решения, и надо сказать правдиво, в начале войны Сталин очень плохо разбирался в оперативно-тактических вопросах. Ставка Верховного Главнокомандования была создана с опозданием и не была подготовлена к тому, чтобы практически взять в свои руки и осуществить квалифицированное управление Вооруженными Силами.

Генеральный штаб, Наркомат обороны с самого начала были дезорганизованы Сталиным и лишены его доверия. Вместо того чтобы немедля организовать руководящую группу Верховного командования для управления войсками, Сталиным было приказано: Начальника Генерального штаба на второй день войны отправить на Украину, в район Тарнополя для помощи Командующему юго-западным фронтом в руководстве войсками в сражении в районе Сокаль, Броды; Маршала Б. М. Шапошникова послать на помощь командующему западным фронтом в район Минска, а несколько позже 1-го Заместителя начальника Генерального штаба генерала Н. Ф. Ватутина — на северо-западное направление. Сталину было доложено, что этого делать нельзя, так как подобная практика может привести к дезорганизации руководства войсками. Но от него последовал ответ: «Что вы понимаете в руководстве войсками, обойдемся без вас». Следствием этого решения Сталина было то, что он, не зная в деталях положения на фронтах и будучи недостаточно грамотным в оперативных вопросах, давал неквалифицированные указания, не говоря уже о некомпетентном планировании крупных контрмероприятий, которые по сложившейся обстановке надо было проводить».

«Так и сидел, как пень, до утра»

Как писал Жуков, ничего не изменилось и к моменту, когда немцы вплотную подошли к Москве:

«В тяжелый момент упорной борьбы, когда противник с ожесточением рвался к Москве, Берия доложил Сталину, что немцы захватили деревню Дедово и Красную Поляну. Сталин, вызвав к телефону меня и Н. А. Булганина, изругав как полагалось, приказал немедленно выехать мне в Дедово, а Н. А. Булганину в Красную Поляну и взять обратно эти деревни. Наши попытки доказать невозможность в такой тяжелый момент бросать командный пункт и управление войсками фронта были встречены угрозой расстрела. И в то время, когда мы с Н. А. Булганиным брали эти деревни, не имеющие никакого значения, противник прорвал фронт в другом месте — в районе Нарофоминска, ринулся к Москве».

О дезорганизации управления войсками свидетельствовали и другие источники. В донесении руководителей опергрупп НКВД СССР, направленных 5 октября 1941 года на фронт для выяснения истинного положения дел, говорилось:

«К 18 час.

5 октября противник силой до одного батальона при 12 танкетках с минометами, заняв Юхнов, вышел на рубеж р. Угра и оседлал Варшавское шоссе, где вступил в бой с находившимся в этом районе авиадесантным батальоном нашей 53-й авиабригады. После того как противник просочился в стыке 33-й и 43-й армий, тыловые части этих армий начали панически бежать и 5 октября с раннего утра растянулись по шоссе до самой Москвы… Между Юхновым и Медынью 5 октября около 15 час. капитаном 53-й авиабригады Сорокиным был взорван железный висячий мост через р. Шань, что находится примерно в 8 км западнее Медыни. В результате взрыва моста, с одной стороны, затруднен отход нашим частям и автотранспорту, с другой — создано препятствие для продвижения наших частей навстречу противнику. Из-за создавшейся паники 5 октября на участке Юхнов — Малый Ярославец были сняты все посты ВНОС (воздушного наблюдения оповещения и связи.— «Власть») и зенитные батареи. Снятие их было произведено в результате того, что лейтенант Сорокоумов, который командует постами ВНОС на этом участке, неправильно информировал командира полка ПВО Васильева в г.
 Москве и добился от него распоряжения о снятии постов ВНОС. Самолеты противника усиленно обстреливали пулеметным огнем и производили бомбометание днем и ночью 5-6 октября на участке шоссе от Малого Ярославца до Юхнова».

Прорыв немцев в районе Варшавского шоссе обнаружила и авиаразведка. Командующий истребительной авиацией ПВО Московского военного округа генерал Николай Сбытов вспоминал:

«В августе 1941 г., наблюдая за полетами немецких самолетов-разведчиков, мы заметили, что они фотографируют дороги, ведущие к Москве (это сравнительно легко заметить: разведчик, ведущий съемку, должен держать определенную скорость и высоту). Стало ясно, что враг готовит наступление по этим дорогам. Я сразу же организовал воздушный контроль обстановки на дорогах московского направления путем регулярных полетов наших истребителей на всех угрожаемых участках фронта. Каждые четыре часа над всеми дорогами проносились двойки истребителей закрепленного за данным направлением авиаполка. Однако долгое время особых результатов такое наблюдение не давало.

И вот 5 октября на рассвете разведчики доносят: по Варшавскому шоссе, примерно в 50 км от города, безусловно в нашем тылу, двумя колоннами идут немецкие танки и пехота. Информация исключительно важная, поэтому нуждается в тщательной проверке. Был у меня такой майор Карпенко, инспектор по технике пилотирования, человек исключительно храбрый. Посылаю перепроверить. Прилетает назад, докладывает: «Товарищ командующий, точно, идут немецкие танки, очень много». Потом оказалось, что целый немецкий корпус в обход фланга наших войск на направлении Москва—Смоленск прошел практически без боя в наш тыл и спокойно движется на Москву. А у нас никаких резервов нет. Только строительные батальоны и женщины, которые копают окопы для наших войск, которых нет».

Сбытов доложил о прорыве немцев члену военного совета округа генералу Константину Телегину. Тот обещал сообщить наверх и поднять в Подольске курсантов, чтобы хоть как-то задержать немцев до подхода резервов. Но, как вспоминал Сбытов, Телегин ничего не сделал. А самого Сбытова как паникера и труса допросили в НКВД. Ничего не сделал и командующий округом генерал Павел Артемьев.

«Тут вскоре приезжает Артемьев,— рассказывал Сбытов,— и мы стали звонить начальнику Главного оперативного управления Генштаба Василевскому. Тот говорит, что наших танков там быть не может. Значит, точно немецкие. Но мер никаких не принял. И Артемьев не принял. А время уже 18 часов. Практически темно. Авиацию использовать сегодня уже нельзя. Значит, одни сутки потеряны… Ну ладно, сижу жду. Звоню в секретариат Сталина, там говорят: «Идет заседание ГКО, приказано никого не соединять». Так и сидел, как пень, до утра».

«Внутри города, кроме двух милиционеров, никакой военной охраны нет»

В том, что немцы могли без особых проблем прорваться к Москве, свидетельствовал доклад начальника кафедры авиации Академии имени Фрунзе полковника Власова, побывавшего с проверкой в Подольске:

«1. Непосредственная оборона Москвы внушает большие опасения, т.  к. в ее системе отсутствует организационное руководство и управление теми подразделениями, которые предназначены для выполнения этих задач, и губительное для нас зло — неорганизованность — до сих пор продолжает процветать.

2. Наиболее показательно это выявилось в обстановке 6-7 октября, что мне пришлось наблюдать лично и через подчиненных мне командиров. Так, в ночь с 5-го на 6-е по тревоге за 70 км от Москвы, к юго-западу от Подольска, в районе Лукошкино, Вороново, Кресты была выброшена рота в составе слушателей Военной Академии им. Фрунзе и в район Лопасня — рота в составе слушателей Артиллерийской Академии им. Дзержинского. Обе эти роты были подчинены своим начальникам академий и коменданту города Москвы. Мне было приказано организовать пункт сбора донесений от этих рот в Подольске и информировать коменданта города Москвы и Начальника Академии им. Фрунзе о положении на участке действий этих рот. Задача этих рот — прикрыть подступы к Москве и вести разведку до р. Нара. На месте, в районе Подольска, мною установлено, что внутри города, кроме двух милиционеров, никакой военной охраны нет, на дорогах к Подольску только посты проверяющих проходящие автомашины. И это в то время, когда, по сообщению комиссара авиачасти и начальника штаба этой авиачасти капитана Таран, в районе аэродрома Подольск вечером техники этой части видели, как были сброшены 8 парашютистов, но в которых они не стреляли и даже не видели, куда они скрылись. Посланный мною на аэродром для проверки обороны аэродрома старший лейтенант Никулин прошел весь аэродром, ходил около самолетов, дошел до самого начальника штаба капитана Таран, и никто его не остановил и не проверил. В этой обстановке безответственности и неорганизованности невозможно было установить, действительно ли были сброшены парашютисты.

3. Оборона Подольска, этого одного из главных направлений на подступах к Москве, также неорганизованна, и никто этим до сих пор не занимался и не хотел, видимо, заниматься… Вследствие этого командование округа, комендант города Москвы и начальники академий, не зная фактической обстановки на подступах к Москве, дополняют эту неорганизованность, выбрасывая две роты слушателей академий вперед имеющихся там частей, и сами за 70 км управляют этими ротами через пункт связи в Подольске — разговорами по городским телефонам открытым текстом. .. Эта неорганизованность дополнялась еще и тем, что в лесу в районе Белоусово скопились остатки частей 43-й и 33-й армий, имевшие более 200 автомашин, абсолютное большинство красноармейцев без винтовок; в лесу у Лукошкино — 500 человек артполка во главе с комиссаром и десятки автомашин. Помимо этого, в Подольске было задержано более 50 автомашин и около 350 человек рядового и 40 человек начальствующего состава, прибывших разными путями в Подольск с фронта. О мобильности работы штаба округа можно судить хотя бы по тому, что два батальона пехотного училища в Малоярославец были направлены по железной дороге через Москву, когда их можно было перебросить на автомашинах, которых было в Подольске более сотни без дела. Погруженные вечером, эти батальоны к утру следующего дня еще не прибыли в Малоярославец…

4. Возвратившись 8 октября в Москву, я вторично доложил положение в районе Подольска начальнику Академии им. Фрунзе генерал-лейтенанту Веревкину-Рахальскому, который, к моему удивлению, о фактической обстановке в районе Подольска командующему войсками не доложил. Я настаивал на докладе и только имел возможность доложить это коменданту города Москвы генерал-майору Ревякину, который сообщил мне, что он доложил мои соображения командующему войсками и меры приняты.

5. 9 октября о положении в авиачасти на аэродроме Подольск мною было доложено начальнику штаба ВВС Красной Армии генерал-майору авиации тов. Ворожейкину, от которого я получил ответ, что эта авиачасть ни ему, ни Военному Совету Московского округа не подчиняется.

6. Этому просто приходится поражаться, т. к. на каждом шагу, в каждом номере нашей газеты говорится и пишется о взаимодействии в операции и в бою всех родов войск, а на подступах к нашей родной столице взаимодействие противовоздушной и наземной обороны не организовано, и никто, видимо, этим не хочет заниматься до тех пор, пока гром не грянет. Например, до последних дней гадают, рыть или не рыть канавы у дорог под Москвой для установки противотанковых препятствий. Или, например, установлен путаннейший сигнал связи самолетов и наземных частей — «двойная горка с пикированием». Когда спросили в академии многих участников обороны, какой же это по виду сигнал, то никто не знает этого, а у коменданта города Москвы не знают, кто установил этот нелепый сигнал. Вот и рассчитывай, что это поймет боец милицейского истребительного или рабочего батальона и что от этого получится нужное взаимодействие.

7. На заводе N 213 обучается военному делу более 5000 человек, но учат их слабо подготовленные командиры запаса и учат только шагистике и ношению винтовки, в то время когда их надо немедленно научить, как бросать гранату, зажигать бутылку и как бороться мелкими группами против парашютистов и танков. А шагистике и как держать винтовку в руках они сами научатся, т. к. большинство из них ранее служили в армии. В составе подразделений всеобуча надо немедленно обучить группы истребителей танков, использовав для этой цели и в первую очередь спортсменов… Вместо того чтобы использовать слушателей и преподавателей академий для обороны Москвы в качестве «стрелково-револьверной роты», как это сделано в академии им Фрунзе, считаю, что более целесообразно их использовать для командования рабочими и милицейскими частями».

«Немцы сами немного подзадержались»

В то, что ситуация именно такова, ни в Наркомате обороны, ни в ЦК, куда отправил свой доклад полковник Власов, видимо, сразу поверить не могли. А проверив, снабдили высшим грифом секретности — «Особая папка» — и похоронили в архиве. Не могли поверить в то, что их продвижению к Москве не мешает практически ничто, и генералы вермахта.

Только утром 6 октября 1941 года генерал Сбытов получил приказ атаковать немцев, двигавшихся по Варшавскому шоссе. Он вспоминал:

«Утром звонит Ворожейкин, начальник штаба ВВС, толковый человек. Говорит: «Сообщаю тебе, что ГКО на своем заседании твои действия одобрил! Это, безусловно, немцы идут. Немедленно собери все силы, которые только можно собрать, и бей!» А у меня уже со вчерашнего дня все собрано и готово. Начали бить. Сразу же уничтожили примерно 100-120 танков, около 300 машин пехоты. Но к этому времени немцы сами немного подзадержались. Я думаю, они неладное заподозрили. Ведь не было никакого сопротивления, как на прогулке шли. И они подумали, что их заманивают в мешок. Пошли осторожно, прощупывая разведками местность. Юхнов заняли, как я и предсказывал, вечером 5 октября. После нашего авиаудара вообще рассредоточились с главной дороги, чтобы затруднить действия нашей авиации. И тем не менее упорно шли вперед, темпом примерно 10 км в сутки. Поступил приказ Сталина: задержать наступление немцев любой ценой минимум на 5-7 суток. А чем задерживать, неизвестно. Я организовал командный пункт около Подольска, рядом с ним создал оперативный склад снабжения штурмовой авиации. На пути немцев мы смогли поставить только тех же подольских курсантов всего лишь с двумя противотанковыми пушками и мои самолеты, штурмовавшие наступающие немецкие войска по нескольку раз в день. Курсантов в период с 6 по 10 октября легло на полях от Медыни до Крестов три с половиной тысячи только убитыми. Вечная им память!»

При содействии издательства ВАГРИУС «Власть» представляет серию исторических материалов в рубрике АРХИВ

Враг не ждал удара.

Историк – о малоизвестных моментах битвы за Москву Сергей Глезеров

Наследие 24 ноября 2021

Осенью 1941 года казалось, что судьба Москвы буквально висит на волоске: Красная армия терпела поражение за поражением. Но уже через несколько месяцев битва за столицу закончилась первым серьезным провалом Германии в походе на восток. С обеих сторон в этой крупнейшей стратегической операции Второй мировой войны участвовали более трех миллионов человек. В первый и последний раз Германия задействовала здесь сразу три танковые группы. И сколь бы ни сетовали потом немецкие военачальники (а с ними и некоторые современные германские журналисты), что вермахту помешали проливные дожди, «генерал мороз», что не хватило «последнего батальона», факт остается фактом: Москву спасло героическое сопротивление Красной армии. О не самых известных деталях и нюансах тех событий мы говорим с кандидатом исторических наук доцентом СПб Государственного архитектурно-строительного университета Евгением ГУРЬЕВЫМ.

Эти кадры с ноябрьского парада 1941 года в Москве давно уже стали хрестоматийными. Он имел громадное значение не только для страны, но и для всего мира: тот увидел, что Красная армия полна решимости защищать родину при любых обстоятельствах. / ФОТО ТАСС

Евгений Павлович, Москва была целью № 1 в гитлеровском плане «Барбаросса»?

– Не совсем. В плане ведения молниеносной войны против Советского Союза командование вермахта определяло Москву одной из четырех приоритетных целей, другими значились Ленинград, Киев и Кавказ. Результатом операции «Барбаросса» должен был стать выход к ноябрю 1941 года на линию Архангельск – Астрахань. То есть оккупации подлежала вся европейская часть Советского Союза.

Конечно, захват столицы оказался бы колоссальным пропагандистским козырем в руках противника. Но не только. Немцы не могли однозначно загадывать, как себя поведет советское правительство – будет оно оборонять Москву или предпочтет эвакуацию, – но в любом случае сдача столицы привела бы к очень серьезным последствиям.

Главное из них состояло в следующем: железнодорожная сеть европейской части страны была устроена таким образом, что практически все дороги шли через Москву. Ее падение означало бы, что все они автоматически перерезаны. И по большому счету, даже если бы армия сохранила боеспособность и отошла восточнее, возможность защищать европейскую часть России была бы поставлена под вопрос. Даже Ленинград и Киев при всей их политической важности не имели такого значения с точки зрения транспортной инфраструктуры.

Поэтому советское командование пыталось особенно защитить московское направление. Немцы это учитывали и стремились создать здесь качественный перевес. Недаром германской группе армий «Центр» были выделены более значительные силы, чем группам армий «Юг» и «Север», – две танковые группы на начало войны и три танковые группы непосредственно в битве за Москву.

Командование «Центра» планировало наступать на Москву сразу после окончания Смоленского сражения. От Смоленска до Москвы немецким войскам оставалось не больше трехсот километров. Между Западным и Брянским фронтами была пробита брешь, и немцы полагали, что у них есть все шансы достичь столицы до наступления холодов. Командующий группой фон Бок и большинство его командиров были единодушны: надо энергично продолжать наступление на Москву, пока русские не оправились от поражений под Минском и Смоленском.

Трудно предполагать, как развернулись бы события, если бы действительно сразу после взятия Смоленска немцы продолжили наступление на Москву. Однако именно в этот момент, 19 июля, вышла директива Гитлера № 33 о повороте танковых групп армий «Центр» на Ленинград и Киев. Это было единоличное решение фюрера: он опасался контрударов Красной армии по флангам, чтобы самому вермахту не оказаться в окружении. Дело в том, что именно на западном направлении на тот момент немецкое наступление достигло наибольших успехов, в результате линия фронта представляла собой весьма уязвимый выступ.

А советские войска были тогда способны на столь масштабную операцию – окружение целой группы армий?

– Честно говоря – едва ли, ресурсов для этого было недостаточно, да и опыта тоже. Но Гитлер эту опасность все-таки учитывал. В результате 2-я танковая группа была отправлена под Киев, а 3-я – под Новгород. Собственно говоря, именно эти части сыграли роковую роль и в киевском котле, в котором оказались больше миллиона советских бойцов, и в блокировании Ленинграда.

Но момент наступления на Москву, как отмечали потом в своих воспоминаниях и фон Бок, и командующий 2-й танковой группой Гудериан, именно тогда был упущен. Более того, Гудериан даже лично летал в Берлин, пытался уговорить Гитлера отказаться от принятия такого решения, но тот был непреклонен, хотя почти все командование группы армий «Центр» было против.

Директива Гитлера № 35 о подготовке наступления на столицу вышла только 6 сентября 1941 года. А 19 сентября был утвержден план наступления группы армий «Центр», получивший название «Тайфун». И теперь уже пошла речь о том, чтобы снимать войска с других направлений.

Командующий группой армий «Север» фон Лееб потом сетовал, что Гитлер, забрав у него ударный бронированный кулак, лишил его победы под Ленинградом…

– Лееб лукавил. Судя по немецким документам, от идеи взять Ленинград с ходу немцы отказались еще в июле. После боев на Лужском рубеже, которые задержали вермахт практически на полтора месяца, в сентябре задачу взять город штурмом немцы уже не ставили. План был установить окружение на максимально близких подступах к городу и задушить его блокадой.

Приказ о переброске 4-й танковой группы под командованием Гепнера из-под Ленинграда на московское направление Гитлер отдал в первых числах сентября. Да, конечно, ее уход с ленинградского направления определенную роль сыграл, но не решающую. Дело в том, что танки Гепнера были сняты с фронта после того, как дошли до Пушкина и вышли на Пулковские высоты. То есть свою задачу они выполнили, и их уход стратегической ситуации уже не менял.

Опять-таки, судя по немецким документам, уличных боев немцы не планировали ни в Ленинграде, ни в Москве, и тем более не предполагали использовать в них танки. У них был опыт штурма Варшавы осенью 1939 года, когда они понесли значительные (по своим меркам) танковые потери, ведя боевые действия в условиях города.

Битва за Москву началась с октябрьской катастрофы Красной армии под Вязьмой и Брянском. Неужели почти за полгода советские военачальники не набрались опыта?

– Как говорится, против лома нет приема. И, к сожалению, у противника в это время такой «лом» был – танковые и моторизованные дивизии. Как раз к октябрю 1941 года в Красной армии были полностью ликвидированы механизированные корпуса как не оправдавшие себя в приграничных сражениях, остались только танковые бригады, усиленные пехотой.

У немцев же действовали мобильные моторизованные части, способные совершать фланговые удары. Кроме того, если говорить непосредственно о московском направлении, советская разведка не смогла в полной мере вскрыть концентрацию вражеских сил. Она полагала, что Красной армии противостоят только две танковые группы – 2-я и 3-я. Переброску 4-й, одной из самых сильных, и появление ее на вязьменском направлении наша разведка не обнаружила. Свою роль здесь сыграла радиоигра, когда передатчик 4-й танковой группы до последнего момента действовал из-под Гатчины.

Кроме того, наше командование не смогло определить направление главного удара противника. Предполагалось, что на обоих участках фронта – в районе и Вязьмы, и Брянска – немцы будут наступать в направлении Минского и Брянского шоссе. Там строили мощную оборону, концентрировали большую часть противотанковых средств.

Противнику удалось создать качественное превосходство в танках, артиллерии и авиации. На центральном направлении в начале октября войска вермахта насчитывали 1 миллион 929 тысяч человек, 1700 танков, 14 тысяч орудий, 1490 самолетов. У Красной армии в составе Западного, Резервного и Брянского фронтов был 1 миллион 250 тысяч человек, 990 танков, 7600 орудий, 667 самолетов.

Немцы ударили по флангам, где линия наших войск была растянута, и в результате практически вся советская группировка в районе Вязьмы и Брянска, готовившаяся отражать удар на Москву, оказалась в окружении. 7 октября немцы взяли Вязьму, тем самым замкнув кольцо окружения вокруг четырех армий Западного фронта.

В вязьменский и брянский котлы попали 7 армий из 15, сосредоточенных на этом направлении, 11 танковых бригад из 13. В плену оказались около 688 тысяч человек, пробились к своим только 86 тысяч.

В плен попали командующие 19-й армией Михаил Лукин, 32-й – Сергей Вишневский, 20-й – Филипп Ершаков. Командующий 24-й армией Константин Ракутин погиб. Командующий Брянским фронтом Андрей Еременко был ранен и вывезен на самолете, при прорыве из окружения погиб командарм 50-й армии генерал Михаил Петров.

Историки считают эти события одной из крупнейших катастроф, которые Красная армия потерпела во время Второй мировой войны. Фронт зиял огромными дырами.

Надежда оставалась только на Можайскую линию обороны?

– Да. Ее строительство было начато еще 16 июля, в разгар сражения за Смоленск.

Протяженность с севера на юг – 220 км, глубина – от 50 до 80 км. Три полосы обороны. Первая шла через Волоколамск, Бородино, Ильинское, Калугу и Тулу. Вторая – через Клин, Истру, Звенигород, Наро-Фоминск, Серпухов. Третья – Хлебниково, Нахабино, Домодедово, то есть практически уже у самой Москвы. Однако построена линия была лишь на 40%.

В октябрьские сражения за Москву Красная армия бросила в бой все резервы. В бой пошли дивизии народного ополчения, переформированные в пехотные части, курсанты Подольского артиллерийского и пехотного училища, Московского высшего командного училища имени Верховного Совета СССР (кремлевские курсанты), Военно-политической академии имени Ленина.

Решающую роль сыграли резервы Красной армии, переброшенные с других фронтов. К примеру, 1-й Кавалерийский корпус генерала Павла Белова прибыл из-под Киева, а 316-я дивизия генерала Ивана Панфилова – из-под Ленинграда, где она участвовала во 2-й Синявинской операции Волховского фронта. Собственно говоря, блокаду прорвать тогда не удалось в том числе и потому, что пришлось срочно снимать часть войск и перебрасывать под столицу.

Резервы подходили и из тыла. Например, 32-я дивизия – с Дальнего Востока, она воевала еще против японцев у озера Хасан. Теперь она вступила в бой на знаменитом Бородинском поле. А 312-я стрелковая дивизия, сражавшаяся на Ильинском рубеже вместе с подольскими курсантами, прибыла из Средней Азии.

Отдавая свои жизни, защитники столицы задержали продвижение врага, тем не менее на ряде участков немцам все-таки удалось прорвать Можайскую линию обороны.

А что происходило в это время в самой Москве?

– 15 октября, после того как стало известно о прорыве нашей обороны, Государственный комитет обороны издал постановление об эвакуации в город Куйбышев Совета народных комиссаров, Генерального штаба, военных академий и иностранных посольств. На следующий день в Москве началась паника, описанная во многих мемуарах, а также особенно ярко – в романе «Живые и мертвые» Константина Симонова. Он сам был свидетелем тех событий.

Позволю себе небольшую цитату: «Потом, когда все это осталось в прошлом и когда кто-нибудь в его присутствии с ядом и горечью заговаривал о 16 октября, Синцов упорно молчал: ему было невыносимо вспоминать Москву этого дня, как бывает невыносимо видеть дорогое тебе лицо, искаженное страхом… Десятки и сотни тысяч людей, спасаясь от немцев, поднялись и бросились в этот день вон из Москвы, залили ее улицы и площади сплошным потоком, несшимся к вокзалам и уходившим на восток шоссе… Люди, теряя друг друга, искали, не находили, ломились в запертые квартиры, отчаянно ждали на перекрестках, под остановившимися часами, кричали и плакали в водоворотах вокзальных площадей».

Поводом для паники было то, что приказ об эвакуации центральных учреждений был воспринят как подготовка к возможной сдаче города. В тот день с утра не заработал транспорт, не открылось метро, были закрыты магазины, а с улиц исчезла милиция (она занималась эвакуацией учреждений). Некоторые партийные и хозяйственные руководители бросились бежать из города. Известно, что в здании Центрального комитета партии на Старой площади непонятно по чьему распоряжению стали сжигать документы. Начались погромы складов и магазинов.

Возникало впечатление, что власть бежала, что в Москву вот-вот войдут немцы. На самом деле они были на расстоянии 160 километров от города…

Но уже к вечеру того же дня порядок в столице был восстановлен. Паника прекратилась после того, как по радио выступили председатель Моссовета Василий Пронин, а на следующий день – первый секретарь Московского горкома Александр Щербаков. Стало известно, что Сталин и Государственный комитет обороны покидать Москву не собираются. На улицы вернулась милиция, появились войсковые патрули. 20 октября в городе ввели осадное положение.

Тем не менее в ноябре противник подошел к Москве почти вплотную…

– После прорыва Можайской линии обороны действительно был риск стремительного броска немецких войск к Москве, но помогла погода. 18 октября начался затяжной дождь, не прекращавшийся две недели. Командование группы армий «Центр» вынуждено было остановить наступление, поскольку подвозить боеприпасы и горючее стало невозможно. Кроме того, раскисли полевые аэродромы, и немецкие бомбардировщики не смогли выполнять свои задачи.

Ни в коем случае нельзя умалять героическое сопротивление советских войск под Москвой, но природный фактор тоже сыграл свою роль.

4 ноября ударили морозы, и на 15 ноября командование вермахта наметило второй этап наступления, задачей которого было обойти Москву с севера, со стороны Клина и Солнечногорска, и с юга – со стороны Каширы и Коломны. Танковые клинья врага должны были соединиться в районе Ногинска и таким образом перерезать все коммуникации. Немцы рассчитывали, что в этой ситуации советские войска начнут покидать Москву и город будет сдан без боя.

Командующий группой армий «Центр» спешил еще и потому, что к концу ноября половину авиации люфтваффе по указанию Гитлера надлежало перебазировать из-под Москвы на Средиземное море для поддержки итальянцев…

Весь ноябрь в Подмосковье шли ожесточенные бои. Именно тогда, отражая врага, 16 ноября у разъезда Дубосеково пали бойцы дивизии Панфилова. Было их точно 28 или нет – историки спорят до сих пор, но сомнений в совершенном ими подвиге нет и быть не может.

Максимальный пик немецкого наступления на Москву пришелся на начало декабря. Ближе всего к столице противник подошел на Истринском направлении, выйдя к Химкам. А от деревни Ленино, куда прорвался мотоциклетный батальон дивизии СС «Райх», действовавший в составе 4-й танковой группы, до центра столицы оставалось всего 17 км.

Но это были уже последние успехи: противник выдохся. Резервов у немцев больше не оставалось. А у Красной армии, наоборот, они были. Когда немцы форсировали канал Москва – Волга и образовался разрыв между двумя советскими армиями, здесь сразу же появились две новые армии, закрывшие собой брешь.

Именно подход резервов по всей линии обороны и позволил 5 декабря перейти в контрнаступление. Враг удара не ожидал, он полагал, что резервы русских кончились и осталось лишь немного нажать, чтобы Москва пала. О существовании подтянутых к столице резервных армий немцы даже не догадывались. Хотя по количественным показателям Красная армия и в начале декабря продолжала уступать противнику: 1 миллион 100 тысяч человек против 1 миллиона 700 тысяч, 774 танка против 1170.

В мемуарах немецких военачальников нередко можно прочитать: мол, нам не хватило, условно говоря, одного батальона, чтобы переломить ситуацию в свою пользу…

– Да, им так казалось, но это был самообман. Действительность была совершенно иной. Спустя три дня после начала нашего наступления, 8 декабря 1941 года, Гитлер издал директиву о переходе вермахта к обороне на всем Восточном фронте – от Ленинграда до Ростова.

Между тем наступление Красной армии шло на всем центральном направлении, от Калинина до Тулы. Операции были локальными и хорошо продуманными. Ставилась задача ударить по слабому месту, перехватить коммуникации, заставить немцев отойти. И они действительно начали откатываться. Не случайно 16 декабря вышел знаменитый «стоп-приказ» Гитлера – держаться любой ценой. Но остановить отступление он уже не мог.

Начались отставки: 19 декабря – командующего сухопутных войск фон Браухича и командующего группой армий «Центр» фон Бока, затем – командовавших танковыми группами Гудериана и Гепнера. Причина одна и та же: они не могли удержать позиции.

Кстати, главным средством развития успеха Красной армии под Москвой были кавалерийские корпуса. Пожалуй, это было последнее массовое применение кавалерии в ходе Второй мировой войны.

Итоги и уроки. В ходе контрнаступления под Москвой немцы были отброшены на расстояние от 60 до 250 километров. Угроза захвата столицы была снята, однако весь 1942 год Генштаб Красной армии держал здесь сильную группировку, опасаясь повторения немецкого наступления, поскольку враг все-таки продолжал оставаться довольно близко.

Тем не менее возникло понимание, что немцев можно бить и одерживать над ними победы. Не случайно естественным продолжением битвы за Москву стали наступательные операции по всему фронту. Казалось, что еще одно усилие, и в войне наступит перелом. Увы, большой кровью окончились неоднократные попытки ликвидировать «ржевский выступ», своим острием нацеленный на Москву. В том числе и потому, что Красная армия не обладала тогда механизированными и танковыми корпусами, о чем уже говорилось выше, а немцы научились держать оборону.

Для вермахта же главным результатом поражения под Москвой стал срыв «блицкрига», что означало переход войны на востоке в затяжную фазу. Любые попытки – что прошлые, что сегодняшние – объяснить поражение немецких войск какими-то факторами, в том числе и погодными, только не действиями Красной армии и мужеством ее бойцов, объясняются лишь желанием оправдать собственное поражение и умалить значение нашей победы. Ничем иным. Ведь именно от стен Москвы начался долгий и трудный путь на Берлин.

Лучшие очерки собраны в книгах «Наследие. Избранное» том I и том II. Они продаются в книжных магазинах Петербурга, в редакции на ул. Марата, 25 и в нашем интернет-магазине.

Еще больше интересных очерков читайте на нашем канале в «Яндекс.Дзен».

Материал опубликован в газете «Санкт-Петербургские ведомости» № 220 (7057) от 24.11.2021 под заголовком «Враг не ждал удара».


Материалы рубрики

В марте 1945 года немцы яростно попытались перевернуть ход проигранной ими войны — Российская газета

В январе 1945 года удары 4-го танкового корпуса СС (3-я танковая дивизия СС «Тотенкопф» и 5-я танковая дивизия СС «Викинг») поставили 3-й Украинский фронт на грань катастрофы. Словно вернулся 1941-й — раздавленные танками артполки, попавшие в кольцо дивизии, выход из окружения мелкими группами, заградотряды…

Повесть «Южнее главного удара», написанная в 1957 году бывшим командиром огневого взвода Григорием Баклановым, — это еще не о самых тяжелых моментах тех дней…

Только с большим трудом эсэсовцев оттеснили тогда почти на исходные позиции.

А в марте 1945-го — за два месяца до капитуляции рейха — Гитлер в последний раз попытался перевернуть ход проигранной им войны.

Фюрер до последнего цеплялся за западную Венгрию.

«Леший» против Толбухина

К 1945 году вермахту стал грозить топливный голод. Большинство заводов, производивших синтетический бензин, вывела из строя англо-американская авиация. А последние месторождения нефти и нефтеперегонные заводы, принадлежавшие немцам, находились в западной Венгрии и лежавшей за ней Австрии.

Чтобы сохранить эти районы, требовалось разгромить 3-й Украинский фронт Маршала Советского Союза Федора Толбухина — вторгшийся в ноябре 1944-го в западную Венгрию. И отбросить его обратно за Дунай (который делит Венгрию на восточную и западную половины), надежно прикрывшись этой водной преградой.

Удары «Тотенкопфа» и «Викинга» стали лишь прелюдией к более масштабным. 27 января Гитлер приказал перебросить в западную Венгрию 6-ю танковую армию СС оберстгруппенфюрера СС и генерал-полковника войск СС Йозефа Дитриха. Таким образом, на Толбухина должны были обрушиться еще два эсэсовских танковых корпуса — 1-й и 2-й. Куда входили в том числе и знаменитые 1-я танковая дивизия СС «Лейбштандарт СС Адольф Гитлер» и 2-я танковая дивизия СС «Дас Райх».

Вместе с группой генерала танковых войск Германа Балька (6-я германская и 2-я венгерская армии) этот броневой кулак должен был ударить из района между озерами Веленце и Балатон на восток и, выйдя к Дунаю, расчленить войска Толбухина надвое. А затем и разгромить их — при содействии наступающих навстречу, из юго-западной Венгрии и Хорватии, 2-й танковой армии генерала артиллерии Максимилиана де Ангелиса и 91-го армейского корпуса генерала пехоты Вернера фон Эрдмансдорфа.

Удар шваба Дитриха и нижнесаксонца Балька получил кодовое наименование «Весеннее пробуждение».

Удар австрийца де Ангелиса — «Ледокол».

Удар саксонца фон Эрдмансдорфа — «Леший».

А для ярославца Толбухина отражение всех этих ударов стало Балатонской оборонительной операцией (ее называют также Балатонским сражением).

Разведка доложила точно

17 февраля 1945 года Толбухин получил директиву готовить наступление на Вену. Но 18-го в Словакии, в бою на западном берегу реки Грон, бойцы соседнего 2-го Украинского фронта взяли в плен эсэсовца из «Лейбштандарта».

Это заставило встревожиться даже Москву — Генеральный штаб Красной Армии.

Выходит, один из двух корпусов перебрасываемой на советско-германский фронт 6-й танковой армии СС вводится в бой не севернее (как предполагала разведка), а южнее Карпат.

Значит, где-то рядом и второй, и оба — рядом с Венгрией. Она в нескольких километрах от советского плацдарма на Гроне.

Значит, можно ожидать удара Дитриха и по войскам Толбухина.

В первых числах марта последовало подтверждение: радиоразведка 3-го Украинского установила, что армия Дитриха сосредоточивается между озерами Веленце и Балатон…

Да, после боев с американцами в Арденнах она поредела, а пополнили ее зенитчиками, связистами, моряками. Но немало еще было в войсках СС и тех, кто вступил туда добровольно, был прекрасно обучен и бодр духом. «Меня действительно радует, что жизнь на фронте — это игра со смертью. […] Я все еще верю в моего ангела-хранителя, который держит надо мной свою спасающую руку» (из письма 17-летнего стрелка дивизии СС «Тотенкопф» Манфреда Динера родным, январь 1945 года)1.

Уже 20 февраля Ставка приказала 3-му Украинскому подготовиться не только к удару на Вену, но и к отражению немецкого наступления в западной Венгрии.

Колонна 13-й Гвардейской механизированной бригады на марше. Венгрия. 1945 год. Фото: РГАКФД

Поредевшие роты Маршала

Ситуация походила на ту, что сложилась перед Курской битвой. На внезапность враг рассчитывать уже не может, направления его ударов ясны.

Но на подготовку обороны не три месяца (как на Курской дуге), а две недели.

На придунайской равнине много болот, грунтовые воды залегают слишком близко к поверхности. Как тут отрыть окоп полного профиля — глубиной более двух метров? Чтобы укрыть бойцов от пуль и осколков, надо городить перед мелким окопом вал или забор.

Грунт зачастую песчаный, стенки окопов осыпаются, их нужно укрепить досками. А леса в округе мало, все постройки — из камня…

Где три, а где и четыре оборонительные полосы соорудить все же успели. Но слабее, чем на Курской дуге. Дзотов, противотанковых рвов, проволочных заграждений практически не было.

А кто будет держать рубежи?

Пехота Толбухина после зимних боев обезлюдела.

В стрелковых полках девять уставных стрелковых рот пришлось свести где к семи (в 4-й гвардейской армии), где к пяти-шести (в 27-й), где трем-шести (в 26-й). Да и в тех вместо штатных 148 человек было в среднем по 73 (в 4-й гвардейской), по 64 (в 27-й), по 43 (в 26-й)2. ..

Еще в 1916-м, в Брусиловском прорыве, командуя во 2-м Заамурском пограничном пехотном полку ротой «зеленых чертей» (так прозвали немцы заамурских пограничников), поручик Толбухин уяснил, что именно стрелковые роты «решают активную задачу» в бою, именно от них «зависит успех боя»3.

Этих-то рот у маршала Толбухина теперь не было.

Маршал Советского Союза Федор Иванович Толбухин. Фото: РИА Новости

Правда, были сильная артиллерия и саперы.

На танкоопасных направлениях поставили артиллерийские полки — так, чтобы часть орудий могла бить по танкам с фланга, в борт (где броня тоньше лобовой). И подготовили огневые позиции для полков, которые будут выдвинуты сюда по тревоге.

На самом опасном участке — между Веленце и Балатоном — на километр фронта установили по 1075 противотанковых и 473 противопехотные мины4.

Создали подвижные отряды заграждений — готовые поставить новые мины.

… Ну а если фронт все-таки не выдержит удара танкового кулака?

Сомневались даже в Москве. За два месяца до Победы…

«Нельзя забыть тревожных мартовских дней 1945 г. Тогда советское стратегическое руководство не раз и не два взвешивало шансы противника при различных вариантах действий войск. Прикидывали возможные условия и исход борьбы, особенно в случае жесткой обороны на правом берегу Дуная […] Обсуждался и другой вариант: отойти с правого берега Дуная на левый […] В этом случае, прикрывшись широкой водной преградой, можно было гарантировать удержание позиций за рекой»5 (бывший начальник Оперативного управления Генерального штаба Красной Армии Сергей Штеменко).

Решили рискнуть. Не отходить за Дунай. Чтобы не форсировать потом его еще раз…

Экипаж самоходно-артиллерийской установки СУ-76 ведет огонь по противнику. Венгрия. 1945 год. Фото: РИА Новости

Удар

Утром 6 марта 1945 года, после 30-минутной артподготовки, на советские позиции между Веленце и Балатоном двинулись около двухсот немецких танков.

И в базовой желтой окраске, и в темно-зеленых и коричневых (или только коричневых) пятнах поверх нее, и со следами плохо смытой белой зимней окраски. ..

БОльшую часть их составляли 45-тонные «Пантеры» (советское обозначение — Т-V) и 68-тонные «Королевские тигры» (Т-VIВ, «Тигр-Б»)6.

За танками шла пехота.

За пехотой — поддерживавшие ее и танки огнем штурмовые орудия.

За ними — бронетранспортеры с пехотой…

«Для солдат пехоты бои с танками — самые трудные и страшные. Во время танковых атак, которые следовали одна за другой, из головы вылетали все полученные наставления и уроки. […] Поневоле вспомнишь и гитлеровскую бабушку, и всех святых»7(бывший связист 645-го стрелкового полка Наум Левин).

Кое-где танки вышли к окопам еще и внезапно — вынырнув вдруг из пелены снегопада.

И поределые, слабо обученные стрелковые роты 26-й армии гвардии генерал-лейтенанта Николая Гагена и части 1-го гвардейского укрепленного района 4-й гвардейской армии генерал-лейтенанта Никанора Захватаева дрогнули…

«Увидя это, и нам, минометчикам, пришлось сниматься с огневых и под яростный огонь противника переходить на новый огневой рубеж. Это был первый наш отход с занимаемых позиций за всю войну»8(бывший минометчик 140-го минометного полка Петр Фильберт; на фронте с сентября 1942 года).

Но до последнего держались артиллеристы.

Советские штурмовики в воздухе. 3-й Украинский фронт. Январь 1945 года. Фото: РИА Новости

«Прощай, Родина!»

Раненый лейтенант Алексей Сергеев стрелял из 45-мм пушки по танкам 12-й танковой дивизии СС «Гитлерюгенд», даже оставшись один из всего взвода противотанковых орудий 734-го стрелкового полка. Даром что «сорокапятку» называли «прощай, Родина!»…

Как всегда, не отступали без приказа истребительно-противотанковые артиллерийские полки — ИПТАПы. Разворачивали, будучи обойдены, свои 57-мм и 76-мм пушки на 90 — 100 градусов — и продолжали вести огонь!

Желтые скрещенные пушечные стволы в черном ромбе с красной окантовкой — нарукавный знак иптаповцев — вызывали искреннее уважение фронтовиков: все знали, что в противотанковой артиллерии «ствол длинный, жизнь короткая».

«Земля дрожит, а в ушах — знакомый гул и лязг. […] По ту сторону, за посадкой, движется стадо танков.

Показалось именно стадо. Никакого боевого порядка. Гурт. Идут, как коровы на водопой. Только передние стреляют из пушек. Вот так, не останавливаясь, истоптали они половину позиций нашего полка, всё смяли — и орудия, и машины, и людей»9(бывший командир огневого взвода 1245-го ИПТАП, писатель Василь Быков).

6-я батарея 1965-го ИПТАП стреляла по атаковавшим ее на большой скорости танкам даже тогда, когда они были уже в 100 метрах…

1966-й ИПТАП был взят в клещи пехотой «Лейбштандарта», но не дрогнул, а бил по ней шрапнелью с взрывателями, поставленными «на картечь» — так, чтобы 260 круглых пуль вырывались из снаряда сразу по вылете его из ствола…

Брошенные своей пехотой, батареи полка дрались и в окружении — до тех пор, пока не были подбиты все орудия.

А ведь умирать в конце войны не хотелось особенно! Утром 8 марта «каждый надеялся оттянуть время предстоящего кошмара, поэтому стон реактивных минометов неприятеля больно полоснул по сердцу. За Шерегейешем поднялись огромные клубы дыма, следом послышалась душераздирающая канонада»10 (бывший начальник штаба танкового батальона 170-й танковой бригады Василий Брюхов).

Советские офицеры осматривают уничтоженный тяжелый танк «Королевский тигр». Дорога Балашноди — Армат. Венгрия. 1945 год.

«Чертов Балатон»

Земля была напоена талой водой, выпавший снег тоже таял, и немецкая бронетехника вязла в грязи — не только на полях, но и на грунтовых дорогах.

Но — шла вперед. Искала стыки между советскими частями, проходы между заболоченными участками, маневрировала — и прорывалась.

Наступала и по ночам — пользуясь приборами ночного видения, поджигая пулями и снарядами дома и скирды, чтобы осветить местность.

Обороняющиеся тоже жгли здания и заранее подготовленные костры, освещали поле боя ракетами, осветительными снарядами и авиабомбами…

Шерегейеш, Адонь, Аба, Шаркерестур, Шимонторнья, канал Шарвиз — эти венгерские названия повторялись в те дни в сводках всех уровней — включая и докладывавшиеся Сталину. ..

«Огромный «тигр» шел прямо на воронку, где я спрятался. Хотелось выскочить из убежища и бежать куда глаза глядят. Но я знал, что бежать некуда, сразу же пулеметная очередь или гусеницами раздавят»11(бывший связист Василий Тестоедов).

Снова то и дело не выдерживала пехота.

«Прямо на нас бежали отступающие солдаты из-под Балатона»12(бывший помощник начальника штаба 700-го гаубичного артиллерийского полка Илья Марьясин).

Снова цементировала оборону артиллерия.

Яро выли «Тигры», скрежетала бронь…

Не робей, наводчик! В душу мать… Огонь!

Повезет — вернешься ты в родимый дом,

Вспомнишь на досуге чертов Балатон13.

Автор этих строк, бывший командир батареи 1417-го ИПТАП Иван Балибалов воевал южнее Балатона. Там у немцев «тигров» не было, только самоходки — но и те напирали так, что артиллеристам было не до выяснения марок.

Вспоминать про «чертов Балатон» Иван Алексеевич не любил до конца жизни…

До последней капли крови

На участке между Веленце и каналом Шарвиз истерзанную 26-ю сменила 27-я армия генерал-полковника Сергея Трофименко.

По бронетехнике врага били уже все имевшиеся под рукой орудия. И поставленные на прямую наводку тяжелые 122-мм пушки и 152-мм пушки-гаубицы, и 85-мм зенитки… Били из засад танки и самоходные орудия.

Вступили в бой полки новейших самоходок СУ-100 — пробивавших броню «пантер» и «королевских тигров» даже с 1500 метров.

Они стремились действовать из засад, но ошибок немцы не прощали и им. Встал на окраине села — дал врагу прекрасный ориентир! «Только рассвет начался, загорелся один факел, второй, третий, четвертый, пятый, шестой — все самоходки немцы уничтожили»14(бывший командир танкового взвода 170-й танковой бригады Александр Бурцев)

С воздуха танки засыпали кумулятивными бомбами штурмовики Ил-2 — чьи пилоты вновь подтвердили в глазах врага свою репутацию презирающих смерть.

«Я видел много Ил-2, которые рыскали из стороны в сторону, оставляя дымный шлейф, или летели с висящей вниз одной стойкой шасси, но ни один из них не делал нам одолжения и не падал»15 (бывший командир I группы 53-й истребительной эскадры Гельмут Липферт).

В районе Балатона работали все истребители 4-го воздушного флота немцев.

«Над Балатоном… У-у-у… Я думал уже, они меня там купаться заставят. […] Много было моментов, когда было страшно, но Балатон покруче всего остального будет, я тебе скажу»16(бывший летчик 672-го штурмового авиаполка Григорий Черкашин; на фронте с ноября 1943 года).

9 марта все резервы 3-го Украинского фронта были израсходованы, а враг еще не ввел в бой две танковые дивизии. И Толбухин по телефону запросил Сталина, «не стоит ли его войскам и в крайнем случае штабу отойти на левый берег Дуная, чтобы не потерять управления»17.

Не стоит, ответил Верховный.

Отказался он и передать Толбухину 9-ю гвардейскую армию, которая была предназначена для намеченного на 16 марта наступления на Вену.

Риск Верховного

Сталин, безусловно, рисковал — так же, как в критические дни обороны Москвы, в конце ноября 41-го. Тогда он тоже приберегал в резерве три армии — пошедшие 6 декабря в контрнаступление под Москвой.

9 марта «Лейбштандарт» и «Гитлерюгенд» прорвали уже вторую из четырех имевшихся перед ними оборонительных полос.

10-го вторую полосу прорвала и группа Балька, а 11-го — и «Дас Райх».

12 — 13 марта «Лейбштандарт» и Бальк вплотную подошли к третьей полосе. Перед Бальком это была последняя! Он преодолел уже почти полпути до Дуная — 12 километров из 24 — 2718

Но 14-го и 15-го «Весеннее пробуждение» стало выдыхаться. Без остатка израсходованные Толбухиным резервы все же уплотнили оборону, и прорывать ее дальше немцам стало уже не под силу.

Застопорились и «Ледокол» с «Лешим». Южнее Балатона де Ангелис смог потеснить 57-ю армию толбухинского земляка-ярославца, генерал-лейтенанта Михаила Шарохина лишь на шесть километров. Ударившего из-за реки Драва фон Эрдмансдорфа части 57-й, 1-й болгарской (генерал-лейтенант Владимир Стойчев) и 3-й югославской (генерал-лейтенант Коста Надь) армий остановили уже в пяти километрах от берега.

А 16 марта свежие 9-я гвардейская и 6-я гвардейская танковая армии ударили под основание клина, вбитого в советскую оборону Бальком и Дитрихом.

Началось поспешное отступление врага

1. Драбкин А.В. Я дрался в СС и Вермахте. Ветераны Восточного фронта. М., 2013. С. 211.

2. Михайлик А.Г. История боевых действий Красной армии на территории Венгрии (сентябрь 1944 — апрель 1945 гг.). Дисс. … д.и.н. Воронеж, 2016. С. 407 (на правах рукописи).

3. Кузнецов П.Г. Маршал Толбухин. М., 1966. С. 141.

4. Подсчитано по: Михайлик А.Г. Указ. соч. С. 408.

5. Штеменко С.М. Генеральный штаб в годы войны. Кн. 1 и 2. М., 1989. С. 429.

6. Исаев А.В., Коломиец М.В. Последние контрудары Гитлера. Разгром Панцерваффе. М., 2010. С. 190-191.

7. Левин Н.М. Мне приказал тянуть связь в роту // От солдата до генерала. Воспоминания о войне. Т. 13. М., 2010. С. 184.

8. Фильберт П. А. Воспоминания рядового минометчика. Волгоград, 2015. С. 49.

9. Быков В. Долгая дорога домой. М.; Мн., 2005. С. 106.

10. Брюхов В.П. «Бронебойным, огонь!». Воспоминания танкового аса. М., 2009. С. 232.

11. Тестоедов В.Ф. Танк прошел надо мной // От солдата до генерала. Воспоминания о войне. Т. 6. М., 2005. С. 330.

12. Артиллеристы. М., 2019. С. 217.

13. Балибалова Д. …История проверяет, на что мы способны. (Фронтовые письма и воспоминания отца) // Огни Кузбасса. 2015. N 2. С. 125.

14. Драбкин А. Я дрался на Т-34. М., 2005. С. 184.

15. Липферт Г. Дневник гауптмана люфтваффе. 52-я истребительная эскадра на Восточном фронте. 1942 — 1945. М., 2006. С. 220.

16. Драбкин А. Я дрался на Ил-2. М., 2006. С. 224-225.

17. Штеменко С.М. Указ. соч. С. 430.

18. Баронов О.М. Балатонская оборонительная операция. М., 2001. Карта на с. 64.

Как устоял Ленинград — Ведомости

В августе 1941 г. немецкие войска вышли на ближние подступы к Ленинграду. Оставался один, последний бросок к городу. Немцы уже стояли около Гатчины, когда войска 16-й армии группы армий «Север» начали окружение Ленинграда по периметру ближайших пригородов и создание кольца от берега Финского залива до Шлиссельбурга. В идеале немецкие войска должны были занять господствующие над городом с юга Пулковские высоты и часть южных пригородов, планировалось также выйти в район восточных предместий Ленинграда на правом берегу Невы. Выполнение этого плана грозило городу гибелью.

К тому времени уже было ясно, что от идеи «молниеносной войны», которую предусматривал еще довоенный план «Барбаросса», придется отказаться. Ленинград по первоначальному замыслу немецкого командования должны были взять после захвата Прибалтики – так Германия не только нанесла бы советскому руководству и гражданам сильнейший психологический удар, но и получила бы в свое распоряжение все военные заводы Ленинграда. Но ситуация на фронтах стала развиваться не так, как планировало немецкое командование: Красная армия, даже неся тяжелые потери, сопротивлялась куда сильнее, чем ожидали немцы, солдаты не сдавались массово в плен, силы вермахта распылялись. Августовский приказ об окружении Ленинграда уже не предполагал штурма, но рассматривалась возможность занятия территории Ленинграда войсками.

Сил для обороны Ленинграда у советского командования оставалось немного. Только к юго-востоку от города, у Колпино и Слуцка, удалось развернуть 168-ю стрелковую дивизию полковника Андрея Бондарева, сохранившую артиллерию при эвакуации из Карелии. Оборона построенного в рекордно короткие сроки Красногвардейского укрепрайона и недавно сформированных 42-й и 55-й армий держалась в основном за счет ленинградского ополчения. Это были недавно сформированные 2-я и 3-я гвардейские дивизии и несколько отдельных пулеметно-артиллерийских батальонов. Им остро не хватало опытных командиров, стрелкового вооружения, многие укрепления были плохо построены. Но именно им пришлось выдержать удар немецких войск. Единственным серьезным контраргументом советских войск было несколько десятков тяжелых танков КВ. Для противотанковой обороны использовалось около 100 устаревших зенитных пушек (правда, они существенной роли не сыграли).

К 8 сентября 1941 г. были созданы условия для начала общего наступления, которое должно было завершить окружение Ленинграда. Вокруг Ленинграда образовалась громадная дуга из войск группы армий «Север», проходившая от Ропши, Гатчины, вдоль реки Ижоры, к месту впадения реки Тосно в Неву. В этот день войска 16-й армии группы армий «Север» захватили Шлиссельбург – последний оборудованный советский порт, через который можно было снабжать Ленинград и вести эвакуацию. Город и фронт были отрезаны от Большой земли.

Немцы в целом не имели значительного превосходства в живой силе, но имели серьезный перевес в полевой артиллерии над советскими частями, оборонявшими Красногвардейский укрепрайон. Основной удар должны были нанести две танковые и моторизованная дивизии 4-й танковой группы Эриха Гёпнера. Им предстояло захватить Дудергофские высоты и одной дивизией выйти в район Пушкина. Участвовать в уличных боях им фактически запретили еще в августе.

В этот же день произошел и первый массированный налет немецкой авиации на Ленинград. ПВО Ленинграда слишком поздно отреагировала на приближение немецких самолетов, и они прорвались к городу, сбросив большое количество зажигательных бомб. В городе начались пожары. Война пришла к каждому ленинградскому порогу.

К реализации второго этапа плана окружения Ленинграда группа армий «Север» приступила уже 9 сентября 1941 г. К этому моменту командование противника уже отказалось от форсирования Невы из-за действий советских войск. Вермахту не удалось уничтожить отходящие из Эстонии части 8-й армии, и было принято решение при выходе на второе кольцо окружения повернуть часть 18-й армии группы армий «Север» прочь от Ленинграда для наступления вдоль берега Финского залива на запад, чтобы захватить южное побережье залива и береговые укрепления. Это был единственный участок фронта, где поддержка огнем кораблями Балтийского флота сыграла более-менее значительную роль. Ведь только с выходом немцев на берег Финского залива к 15 сентября 1941 г. огонь корабельной артиллерии стал более-менее прицельным. Корабельная артиллерия вела огонь во фланг наступающей на Ораниенбаум немецкой группировке, нанося ей значительный урон. Для борьбы с советскими кораблями, в первую очередь с линкором «Марат», немцы использовали и авиацию, и артиллерию. Только массированные налеты немецкой авиации на Кронштадт ослабили мощь этого огня, что позволило немецкой пехоте совершить последний рывок по восточной части Петергофа. 8-я армия находилась в критическом положении, ее бойцы уже долгое время не выходили из боев, им остро не хватало оружия и боеприпасов, тем не менее они смогли удержать Ораниенбаумский плацдарм.

Положение Ленинграда в сентябре 1941 г. внушало серьезные опасения советскому руководству и лично Иосифу Сталину. Тогдашний командующий Ленинградским фронтом Климент Ворошилов вызвал серьезное недовольство в Москве тем, что допустил окружение Ленинграда. Однако в этот момент связь с Москвой уже была серьезно затруднена, а когда началось немецкое наступление 9 сентября, Ворошилов реагировал на обстановку достаточно адекватно. Но в Ставке уже приняли решение заменить его на более подходящего человека. Им оказался генерал армии Георгий Жуков.

Долгое время его имя вообще не упоминалось в связи с событиями сентября 1941 г. под Ленинградом, о которых рассказывалось довольно скупо и практически без упоминания имен участников. Но после выхода в 1974 г. очередного издания его «Воспоминаний и размышлений» версия о ключевой роли Жукова в обороне города в сентябре 1941 г. стала классической. И это несмотря на то, что, например, Жуков изменил дату своего прибытия в город с 12 сентября на 10 (а вступил в командование 13 сентября – что было оформлено специальным приказом) и приписал себе некоторые принятые ранее решения. Часть заслуг, которые числились за Жуковым, скорее стоит записать на счет Ворошилова – например, то, что Пулковские высоты и Колпино немцы взять не смогли. Но именно Жукова после выхода воспоминаний в официальной историографии стали считать спасителем Ленинграда.

Смог ли Жуков после назначения стабилизировать ситуацию и остановить немецкое наступление? Нет, его действия не дали желаемого результата. Но штаб фронта не владел ситуацией уже к моменту вступления Жукова в должность командующего. В таких условиях принимать решения, отвечающие обстановке, было невозможно.

Существует популярное заблуждение, что в сентябре немецким войскам под Ленинградом был дан «стоп-приказ», фактически остановивший продолжение штурма пригородов и сужение кольца блокады. Но в документах немецких войск, действовавших под Ленинградом, такого приказа, датируемого сентябрем 1941 г., не обнаружено. Версия о «стоп-приказе» появилась после войны, видимо, благодаря бывшему командиру 41-го моторизованного корпуса Хансу Райнхардту, который рвался штурмовать Ленинград. Его слова привел Хартвиг Польманн, ветеран одной из дивизий, воевавших под Ленинградом. Вскоре значительная часть дискуссии о судьбе Ленинграда свелась к этому приказу Гитлера не брать город. В действительности против немцев в сентябре 1941 г. сыграло сразу несколько факторов, которые в итоге не позволили им создать вокруг Ленинграда тесное кольцо окружения, что на тот момент спасло город.

Во-первых, противник серьезно распылил усилия. Строительство Красногвардейского укрепрайона вынудило немецкие войска на ряде участков медленно прогрызать советскую оборону, в частности у села Русско-Высоцкое под Гатчиной, которую немцы штурмовали несколько дней, потратив много времени и усилий и понеся серьезные потери. Эти продолжительные бои не дали возможности противнику сконцентрировать усилия на взятии Пулковских высот, ключевой позиции к югу от Ленинграда. Большую роль в боях за Гатчину сыграли танки 1-го танкового полка Василия Баранова. Танки КВ действовали небольшими группами и поддержали советскую пехоту огнем и гусеницами.

Во-вторых, сама оценка ситуации немцами была слишком оптимистичной. Уже 13 сентября наступающие части 41-го моторизованного корпуса 4-й танковой группы столкнулись с упорным сопротивлением 55-й армии Ленинградского фронта на Пулковских высотах. И здесь тоже очень хорошо показали себя КВ, сражавшиеся в составе 84-го и 86-го танковых батальонов. 84-й танковый батальон майора Константина Ушакова 13 сентября участвовал в контратаке, заставившей нацистов остановиться. Это был один из маленьких эпизодов, повлиявших на исход немецкого наступления. В итоге командование 4-й танковой группы вынуждено было развернуть часть сил для удара во фланг и тыл войскам 55-й армии.

Однако ключевым фактором, поставившим войска группы армий «Север» в критическое положение, были действия 54-й армии маршала Григория Кулика, наступавшей в Южном Приладожье, на запад. Во время ее наступления у поселка Хандрово в бою 12 сентября 1941 г. немцы потеряли сразу 20 танков. Фотографии подбитых боевых машин врага опубликовала «Правда». Контрудар 54-й армии едва не привел к прорыву блокады и заставил немцев остановить наступление под Ленинградом. Это случилось 24 сентября 1941 г. в ходе контрудара у деревни Гайтолово. После того как войска 54-й армии выбили из нее нацистов, немецкое командование вынуждено было срочно укреплять фронт южнее Ладожского озера. Единственным источником для этого была переброска войск из 18-й армии, что поставило крест на дальнейших попытках продвижения противника.

Итого спустя две недели после взятия Шлиссельбурга немцы так до конца и не выполнили свои задачи. Ленинград был рядом, часть целей была достигнута, но оставались незанятыми Пулковские высоты, стрелять по городу могла только незначительная часть артиллерии. В группе армий «Север» начали разрабатывать планы нового наступления, но они не были реализованы: успехи немецких войск на московском направлении в октябре 1941 г. делали его невыгодным. Теперь группа армий «Север» должна была действовать восточнее, уничтожая части Красной армии за Волховом. А ленинградцам противник уготовил другую участь: голодную смерть.

Отдельный вопрос – действия финнов. В сентябре 1941 г. они не поддержали своего союзника: выполнив задачи, предусмотренные еще предвоенными планами, финские части остановились на Карельском перешейке, не дойдя до основного рубежа Карельского укрепленного района. Впрочем, нельзя забывать, что именно финны нанесли войскам Ленинградского фронта одно из самых тяжелых поражений, окружив в конце августа войска 23-й армии под Выборгом. Одним из виновников этого поражения был Ворошилов, который действовал по плану, не отвечавшему реальной обстановке, и руководствовался решениями, которые имели скорее политическое, чем военное значение.

Немцы заплатили довольно высокую цену за свои успехи: общие потери войск группы армий «Север» составили до 23 000 человек. Потери же войск Ленинградского фронта, вероятно, превысили 60 000 человек, из них более 18 000 оказались в плену. Некоторые соединения были уничтожены почти целиком. Погибло большинство пулеметно-артиллерийских батальонов из ополченцев.

Но пик потерь был еще впереди. Осенью 1941 г. трагедия блокады для жителей Ленинграда только начиналась.

Автор – историк

5 декабря 1941 года — начало контрнаступления советских войск под Москвой

75 лет назад началось контрнаступление советских войск под Москвой. Впервые опубликованные документы показывают моральное состояние и жалобы немецких войск на нехватку одежды, свечей и книг и демонстрируют неприятие Гитлером самовольства своего генералитета.

По числу участвовавших войск и количеству нанесенных потерь Битва за Москву — одна из самых масштабных за время Великой Отечественной войны. На этот период приходится серия операций, которые начались с оборонительного этапа действий советских войск 30 сентября 1941 года. В тот день немецкое командование, начав наступление второй танковой группой на брянском направлении, приступило к операции по захвату Москвы «Тайфун», в которой участвовали группы армий «Центр».

2 октября немецкие войска перешли к боям и на вяземском направлении, а позже, согласно сводкам, уже находились в Можайске, Волоколамске и Малоярославце, где войска под командованием генерала армии Георгия Жукова, генерала-полковника Ивана Конева и генерала-лейтенанта Константина Рокоссовского встречали врага.

В тот период советские войска находились в крайне тяжелом положении. Гитлер помнил, как быстро подчинилась ему Франция после взятия Парижа в 1940 году, чем завершился захват Осло, Белграда, Копенгагена, и отчаянно рвался к Москве.

В начале октября в предместьях Москвы спешно строили огневые точки, устанавливали противотанковые укрепления.

«То, что каждый из нас прочувствовал и пережил в те дни, я бы выразил так: никто не хотел верить, что Москва окажется в руках врага, но было непросто доказать даже самому себе, что у нас есть достаточно сил, чтобы остановить фашистских захватчиков у ворот столицы», — писал в своих мемуарах нарком Военно-морского флота Николай Кузнецов. В середине октября положение казалось наиболее критическим: шла эвакуация, мобилизация людей на строительство укреплений, минировали важные военные объекты. 19 октября на заседании Государственного комитета обороны было принято постановление о введении в Москве и прилегающих к ней районах осадного положения.

«Наши газеты в те дни призывали решительно покончить с беспечностью и благодушием и прямо писали, что под угрозой находится само существование Советского государства», — вспоминал Николай Кузнецов.

Подготовка к контрнаступлению

Многочисленные контратаки, ввод резервов и удары с воздуха советских войск все же изматывали врага. Особую страницу в истории занимает и проведение 7 ноября 1941 года на Красной площади короткого военного парада. Тогда, будучи в осаде, когда враг находился совсем близко к городу, москвичи услышали, что боевой дух советских войск не сломлен, Москва не сдастся.

Удары противника удавалось отразить также благодаря продолжительному накоплению резервов. На протяжении всей битвы в составе армейских соединений участвовали и флотские формирования: вдоль Волоколамского шоссе была развернута 75-я морская стрелковая бригада, а на Можайском действовал специальный морской полк. В этом случае руководить соединениями и частями моряков назначались командиры морских стрелковых бригад хотя бы с небольшим опытом командования на суше.

«На фронте различия между моряками и армейцами быстро стирались. Разве только флотские словечки «братва» и «полундра» да хлесткие изречения боцмана в адрес фашистов говорили о том, что здесь воюет морская пехота.

Верность морским традициям проявлялась еще и в том, что в решительный час моряки неизменно шли в бой в полосатых тельняшках, чтобы враг знал, с кем имеет дело!» — писал Николай Кузнецов.

В конце ноября 1941 года, когда немецкие войска охватили с востока Тулу, пытались форсировать канал Москва – Волга и сомкнуть кольцо вокруг столицы, на фронт прибыла 71-я морская стрелковая бригада Тихоокеанского флота (в составе 1-й ударной армии, сформированной из сибиряков, уральцев и тихоокеанских моряков). 1 декабря у села Языково Дмитровского района бригада встретила противника, и только к 6 декабря село удалось освободить. На месте в штабном фургоне немцев было обнаружено несколько комплектов парадных мундиров.

От пленных стало известно, что немецкие офицеры подготовили их для парада в Москве.

В начале декабря 1941 года советские войска под Москвой насчитывали 1,1 млн человек, 7,65 тыс. орудий и минометов, 774 танка и 1 тыс. самолетов. При этом в распоряжении противника было свыше 1,7 млн человек, около 13,5 тыс. орудий и минометов, 1,17 тыс. танков, 615 самолетов.

Благодаря советским войскам вражеские наступления все же останавливались. К тому времени за линией фронта уже были сосредоточены стратегические резервы, в них также входили сибирские и дальневосточные дивизии. При этом противнику все же удавалось получать донесения о подготовке к контрнаступлению, однако верить, что оно действительно состоится, германская сторона не хотела.

4 декабря командующий группой армий «Центр» генерал-фельдмаршал Федор фон Бок после одного из подобных донесений заявил: «Боевые возможности противника не столь велики, чтобы он мог этими силами начать в настоящее время большое контрнаступление».

Начало контрнаступления и первые успехи

5 декабря 1941 года началось контрнаступление советских войск под Москвой. Ставка определила его дальнейшую цель: нанести поражение всей группе армий «Центр». В контрнаступление перешел Калининский фронт под командованием генерал-полковника Ивана Конева. 6 декабря в контрнаступление также перешли Западный фронт (командующий генерал армии Георгий Жуков) и правое крыло Юго-Западного фронта с командующим маршалом Советского Союза Семеном Тимошенко. В операции также участвовал вновь созданный Брянский фронт. 8 декабря Гитлер подписал директиву о переходе к обороне на всем советско-германском фронте.

Уже 9 декабря были освобождены Рогачево и Елец, позже — Солнечногорск. К концу декабря — Козельск, Калуга, в начале января — Малоярославец.

Контрнаступление советских войск успешно продолжалось, несмотря на отсутствие превосходства в силах и сильные морозы, и к 7 января Советская армия нанесла поражение соединениям группы армий «Центр». Фланговые ударные группировки противника были отброшены от Москвы на 100–250 км, разбиты 38 дивизий, освобождено более 11 тыс. населенных пунктов. По некоторым источникам, потери противника с 5 декабря 1941 года по 7 января 1942 года составили 103,6 тыс. человек.

В результате советским войскам удалось далеко пройти в немецкую оборону и нарушить оперативное взаимодействие групп армий «Север» и «Центр». Полностью уничтожить основные силы «Центра» из-за нехватки сил и средств Советской армии не удалось.

В результате контрнаступления были освобождены Московская и Тульская области, многие районы Тверской и Смоленской областей.

Так в ходе войны противник потерпел свое первое крупное поражение. «Увидеть Москву смогли только те «завоеватели», которых провели по ее улицам под конвоем в качестве пленных», — отмечал Николай Кузнецов.

Недавно были обнародованы не публиковавшиеся ранее немецкие документы, относящиеся к контрнаступлению советских войск под Москвой. Проект по изучению, оцифровке и публикации документов, захваченных Красной армией в годы Второй мировой войны, совместно с российскими партнерами ведет Германский исторический институт в Москве. «Газета.Ru» предлагает ознакомиться с самыми интересными их фрагментами.

Директива Верховного командования сухопутных войск Вермахта от 18.02.1942 с оценкой итогов зимней кампании:

«5 декабря 1941 года наступила русская зима с неожиданным похолоданием до минус 30 градусов. Это нанесло тяжелый удар по измотанным боями войскам, которые, не имея зимнего обмундирования и нужного снаряжения, без подготовленных к зиме оружия и техники располагались на открытой местности вдали от баз снабжения и вынуждены были вместо решающего наступления немедленно перейти к обороне.

Судя по всему, этого момента и ждали русские, сознавая, на что способна русская зима.

7 ноября противник начал зимнюю кампанию, которая в первую очередь была направлена на разрушение материально-технических средств и тем самым — на решающее ослабление немецких войск. Сухопутные войска несколько недель сражались за свою жизнь».

Доклад о состоянии боевой техники, прежде всего автомобилей, и другой движимой техники:

«Техническое состояние армии, в особенности моторизированной техники, требует решительных организационных действий. Все прочие быстрые соединения, пехотные дивизии и подразделения восточной армии по большому счету могут пополняться только самими собой. С нехваткой материального снабжения приходится мириться… Серьезные материальные потери последних дней, с одной стороны, и силы русских — с другой требуют всеми возможными способами ограничить расход и потери вооружения и боеприпасов».

Телеграмма от Верховного командования сухопутных войск Вермахта группе армий «Центр» с отрывком из протокола совещания от 20.12.1941, на котором Гитлер обосновывал свой приказ, запрещающий отступление:

«Фанатичное стремление оборонять все занятое войсками пространство нужно внушить всему личному составу, в том числе самыми жесткими методами. Если каждое подразделение будет воодушевлено этим стремлением, в таком случае на любом участке каждая атака и, соответственно, прорыв линии обороны неприятелем будут обречены на провал.

В противном случае русские немедленно начнут преследовать отступающие войска, не дадут им отдыха, снова и снова будут атаковать, не давая возможности закрепиться на каком-нибудь рубеже, так как у войск нет подготовленных тыловых позиций. И есть опасность, что слова о наполеоновском отступлении станут реальностью».

Телеграмма фон Хёпнера с реакцией на приказ из центра:

«Следуя приказу фюрера, я вынужден снова указать на плачевное состояние моих войск. .. Боеготовность снизилась настолько, что дивизию можно рассматривать лишь как усиленный батальон. В таких обстоятельствах удерживание неподготовленной оборонительной линии на открытой местности невозможно. Требующий этого приказ ничем здесь не поможет, если не будет обеспечено пополнение и снабжение. Необходимо осознать всю серьезность положения. Требуемое фанатичное сопротивление приведет к полной потере небоеспособной армии».

Отчет майора фон Герсдорффа о поездке на фронт c 5 по 8 декабря 1941 года:

«Недостаточное или отсутствующее снабжение одеждой или осветительными средствами — а именно с ними связаны важнейшие в настоящий момент потребности — вызвало или вызовет кризис доверия к руководству. В войсках сложилось мнение, что кампания в России была начата без должной заблаговременной подготовки к русской зиме. Настроение в войсках в целом можно охарактеризовать как хорошее, несмотря на то что отвод за линию реки Нары подействовал на настроение угнетающе».

«Имеющаяся в распоряжении одежда, в том числе зимняя форма по уставу, полностью не соответствует условиям русской зимы и приводит к обморожениям личного состава во время морозных дней.

В целом особенно крепкий мороз приводит к ежедневным потерям в четыре-пять человек на каждую роту.

Если морозы продолжатся, то при известной численности личного состава можно просчитать, когда в подразделении не останется ни одного боеспособного военнослужащего. Судя по захваченным и убитым русским, можно заключить, что противник гораздо лучше и практичнее подготовлен к условиям зимы. В этой связи особенно важным видится: а) снабжение пригодной обувью, особенно для мотострелков, чья обувь не подходит для зимнего сухопутного сражения; б) дополнительные поставки носков, износ которых особенно велик; в) снабжение теплым бельем; г) снабжение качественными перчатками и головными уборами».

Пункт III. «Морально-воспитательные мероприятия».

«Личному составу не хватает книг и игр. Предварительное условие — решение вопроса освещения. У меня создалось впечатление, что расстрелы евреев, пленных, а также комиссаров встречают практически полное неприятие в офицерском корпусе.

Расстрел, в частности, комиссаров в том числе потому, что это особенно ужесточает противостояние противника. Эти расстрелы воспринимаются как оскорбление чести немецкой армии, в особенности немецкого офицерского корпуса.

В зависимости от темперамента и склада характера собеседников в более или менее резкой форме высказываются мнения о том, что за это кто-то должен ответить. В связи с этим нельзя не отметить, что имеющиеся факты в полной мере получили огласку и что в офицерском корпусе на фронте об этом говорят гораздо больше, чем можно было предположить».

close

100%

Комментарий историка

«Сообщение Герсдорффа показывает, что начало советского наступления поначалу не было расценено как опасное. Было лишь понятно, что на Восточном фронте имеются проблемы со снабжением. Не хватало даже свечей и необходимой зимней униформы, поскольку из-за трудностей с транспортировкой на фронт удавалось доставить только боеприпасы и продовольствие. К тому же документ показывает, что в группе армий «Центр» сформировался центр сопротивления Гитлеру.

Отставкой Гудериана Гитлер хотел показать наглядный пример. Он более не терпел самовольства своего генералитета и с момента наступления Красной армии под Москвой требовал четкого выполнения приказов вместо проявления инициативы и гибкости в управлении армейскими частями», — прокомментировал опубликованные документы научный сотрудник Германского исторического института доктор Маттиас Уль.

Разгром немцев под каширой 1941

Свидетельства участников боев под Москвой

Помимо историй о вторжении немцев в границы Москвы на уровне слухов, существуют и воспоминания реальных участников боев под Москвой.

О появлении в Химках немецких мотоциклистов упоминает нарком путей сообщения Иван Владимирович Ковалев. Его слова приводит в своей книге «Говорят сталинские наркомы» историк Георгий Куманев. Во время обороны Москвы Ковалев был начальником Управления военных сообщений Красной Армии и руководил воинскими перевозками, в его ведении были передвижения воинских эшелонов по территории страны.

Он рассказывает, что 14 октября после захвата немцами Калинина все поняли, что Москве угрожает серьезная опасность. Фронт был совсем рядом – в дачном Подмосковье появились вражеские танки, что для людей стало полной и шокирующей неожиданностью. Дело в том, что по радио передавали не точные сведения о положении на фронте, а давали информацию в завуалированном виде. Город был полон самых разных слухов, говорит Ковалев.

Москвичи ринулись из города, повторяя судьбу жителей европейских столиц, захваченных Гитлером. Это можно было назвать стихийной эвакуацией или попросту паникой. По Москве молниеносно распространился слух, что фашисты уже ворвались в Москву со стороны Можайского шоссе.

Предшествующие события

22 июня 1941 г. началась Великая Отечественная война. Фашисты стремились реализовать план «Барбаросса», по которому разгром всего Советского Союза должен был состояться уже в 1941 г. Однако Гитлер совсем недооценивал своего противника. СССР был не Францией, которая капитулировала, не продержавшись и двух месяцев, а государством, готовым биться до конца не на жизнь, а на смерть. Советский народ не мог не защищать своего Отечества, ведь по хорошо известному немецкому плану «Ост» предполагалось уничтожение большинства народов, населявших СССР.

На первых порах фашисты стремительно проводили «Блицкриг» (молниеносную войну), но уже в Смоленском сражении (10 июля-10 сентября) нацистам впервые пришлось перейти к обороне. Фашистские планы моментальной победы были сорваны: в Киеве, Смоленске, Одессе, Ленинграде – везде они находили ожесточенное и непримиримое сопротивление. Лишь после кровопролитного захвата Смоленска и Киева фашисты стали готовиться к наступлению на Москву, битва за которую решила исход войны.

Из сообщения Совинформбюро о провале немецкого плана окружения о взятия Москвы 12 декабря 1941 г.

С 16 ноября 1941 г. германские войска, развернув против Западного фронта 13 танковых, 33 пехотных и 5 мотопехотных дивизий, начали второе генеральное наступление на Москву…

До 6 декабря наши войска вели ожесточенные оборонительные бои, сдерживая наступление ударных фланговых группировок противника и отражая его вспомогательные удары на истринском, звенигородском и наро-фоминском направлениях. В ходе этих боев противник понес значительные потери…

6 декабря 1941 г. войска нашего Западного фронта, измотав противника в предшествующих боях, перешли в контрнаступление против его ударных фланговых группировок. В результате начатого наступления обе эти группировки разбиты и поспешно отходят, бросая технику, вооружение и неся огромные потери…

В итоге за время с 16 ноября по 10 декабря сего года захвачено и уничтожено, без учета действий авиации: танков- 1434, автомашин-5416, орудий -575, минометов -339, пулеметов -870. Потери немцев только по указанным выше армиям за это время составляют свыше 85 000 убитыми…

«Сообщения Советского информбюро», т. 1. М., 1944, стр. 407-409.

  • < Все для фронта, все для победы
  • -> Сталинградская битва – начало коренного перелома в войне 1942г >

События ноября 1941 года

50-ая армия остановила Гудериана в районе Тулы. Тем самым удалось немного остановить наступление немцев на южном фронте. Невозможность захвата Тулы вынудили армию Гудериана обойти город и продолжить свое наступление на Москву. Тем не менее, существенных событий в первые дни ноября на фронте не было. Что касается советского командования, то Сталин решил, что традиционный парад 7 ноября состоится. В своей речи на параде Сталин обратился к русскому народу, который должен был стать освободителем для других славянских народов

Советский лидер напомнил о событиях 1918 года, акцентировав свое внимание на интервенции. А в это время битва за Москву шла полным ходом

Войска прямо с парада отправлялись на передовую. Это был, так называемый, «парад войск, уходящих на фронт».

Новое наступление на москву была предпринята в основном из двух направлений:

  • Через северное направление (город Клин)
  • Через южное направление (город Тверь)

О событиях на южном фронте мы уже частично говорили, следует только еще раз отметить, что продвижение по южному фронту было остановлено, тем самым было остановлено и продвижение на Москву. Генерал Гудериан в своих письмах отмечал, что армия находится в бедственном положении, поскольку русские выигрывают время, а немцы сталкиваются с неизбежностью ведения зимней войны.

Примечательно, что 29 ноября министр вооружений германии Фриц Тодт в беседе с Гитлером рекомендовал фюреру прекратить войну с Советским Союзом, поскольку, по его мнению, война в военном и экономическом смысле уже была проиграна. Гитлер ничего не ответил на это. Он понимал, что битва за Москву все решит, а краткие выводы делать еще рано.

Несмотря на существенные проблемы, с которыми столкнулась Германия на этом этапе войны, ее продвижение вперед продолжалось. Генерал фон Бок умело управлял войсками, которые, однако, уже сражались на пределе. Об этом говорил в частности Гудериана, в армии которого 17 ноября началась настоящая паника, которую удалось с трудом сдержать.

Самые знаковые места региона, связанные с Великой Отечественной войной

1. Подвигу 28Волоколамск, д. Дубосеково

Мемориальный комплекс в Дубосеково, посвященный подвигу панфиловцев, – один из самых масштабных в Московской области. Его создали еще в мае 1975 года, к 30-летию Победы. Комплекс памятников включает шесть десятиметровых фигур, олицетворяющих представителей шести национальностей, которые здесь воевали.

2. Памятник Подольским курсантам

Подольск, ул. Кирова

Памятник посвящен сводным отрядам, сформированным из курсантов городских военных училищ, которые в октябре 1941 года совместно с 43-й армией обороняли юго-западную границу Москвы. Юные подольские курсанты истребили почти 5 тыс. немецких солдат, уничтожили 100 танков, потеряв при этом 2500 своих воинов.

3. Памятник воинам-связистам

Можайск, ул. Московская

Первый в России памятник воинам-связистам, погибшим в годы ВОВ. За время войны звания Героя Советского Союза были удостоены более 300 связистов.

4. Перемиловская высота

Дмитров, г. Яхрома, ул. Перемиловская

С 27 ноября по 5 декабря 1941 года здесь шли ожесточенные бои за мост через канал имени Москвы.

5. Музей железнодорожных войск

Щелково, пос. Загорянский, ул. Розы Люксембург, 5

В Загорянском находится единственный в России Музей железнодорожных войск. Основная часть экспозиции посвящена подвигам железнодорожников во время Великой Отечественной войны.

6. Противотанковые ежи

Химки, 23-й км Ленинградского шоссе

Установлены огромные ежи 6 декабря 1966 года в честь 25-летия разгрома фашистской армии под Химками. Композиция посвящена четырем московским и одной иваново-вознесенской дивизиям народного ополчения, которые в осенние дни 1941 года защищали столицу.

7. Вечный огонь

Лобня, мкр-н Красная Поляна

Это ближайшее к Москве место, куда во время вой­ны подошли немцы. По границам того времени до столицы оставалось меньше 30 км. Сейчас на этом месте множество памятников и обелисков. В том числе братская могила, где покоится 1500 советских солдат.

8. История танка Т-34

Мытищи, д. Шолохово, 89а

Это единственный в мире музей, целиком посвященный только одному конкретному образцу военной техники. Учреждение построено недалеко от места Лобненского рубежа. Именно здесь 6 декабря 1941 года началось главное контрнаступление советских войск.

9. Памятник Ил-2

Дубна, перекресток ул. Молодежной и ул. Строителей

С 1939 года в Дубне наладили выпуск самолетов Ил-2 на местном заводе № 30. Впоследствии немцы прозвали эту летающую машину «чумой». В память о подвигах летчиков, конструкторов и работников завода в центре Дубны создан мемориал.

10. Памятник Зое

Руза, 86-й км Минского шоссе

Самый известный монумент, посвященный Зое Космодемьянской, располагается на Минском шоссе вблизи деревни Петрищево, где и была казнена партизанка.

Кто хотел затопить Москву

Искандер Кузеев вместе с другими историками считает, что подобная участь могла постигнуть и москвичей. Исследователь утверждает, что в случае провала обороны столицы И. В. Сталин и Ставка верховного главнокомандующего эвакуировались бы в Самару. После чего сотрудники НКВД должны были взорвать Химкинскую плотину.

В статье «Потоп московский» приведены слова бывшего начальника ФГУП «Канал имени Москвы» Ивана Родионова: «Мы с вами сидим на третьем этаже в здании на самой высокой точке холма. Расчёты показывают, что поток воды дошёл бы здесь до уровня третьего этажа, а верхние этажи многих высотных зданий в центре Москвы стоят на гораздо низшей отметке».

То есть столицу затопило бы полностью. Поскольку уровень Химкинского водохранилища в 1941 году составлял 162 метра, а уровень Москвы-реки – около 120 метров, то сорокаметровый вал ледяной воды смёл бы на своём пути практически все строения, в том числе и Кремль.

Видимо, И. В. Сталин решил использовать опыт великого полководца М. И. Кутузова, принявшего решение сжечь Москву во время Отечественной войны 1812 года. Только на этот раз планировалось уничтожить древний город не огнём, а водой. Правда, в начале XIX века жители были заранее предупреждены о подходе вражеских войск и сами поджигали свои дома, чтобы они не достались французам.

Но, зная методы И. В. Сталина, можно предположить, что никто не стал бы заранее оповещать москвичей о грядущем потопе, как и жителей сёл у берегов Истры, Сестры и Яхромы. Миллионы граждан СССР погибли бы вместе с подошедшими гитлеровскими войсками. Это было бы самое массовое убийство мирного населения за всё время Великой Отечественной войны.

Хорошо, что мы говорим лишь в сослагательном наклонении.

Бывший инженер ФГУП «Канал имени Москвы» Валентин Барковский написал сборник документальных рассказов «Тайны Москва-Волгостроя» (Москва, 2007), в котором упомянул о роли канала при обороне столицы. Автор сообщил читателям: «Когда в восьмидесятые годы разбирали старый мост на Дмитровском шоссе, в его основании нашли десятки тонн взрывчатки, пролежавшей в насыпи ещё с войны».

Последние статьи

  • Крюинговое агентство «Марин МАН»: перспективный и быстрый поиск работы для моряков
  • Как выбрать тарелки для дома
  • Здоровый образ жизни и правильно подобранное питание – залог процветания вашего организма
  • Офисная мебель
  • Мягкая мебель в интерьере лоджии или балкона
  • Получи заряд адреналина в казино Лев
  • Казино Вулкан — играть бесплатно и в любое время
  • Как продлить жизнь своему ноутбуку?
Магазин Орбита-Мебель – лучшие Интернет цены!

                  8 (495) 741-91-14

Теперь лучшая мебель для дома собрана в одном месте! Мебельный Интернет магазин
 
 Остерегайтесь подделок!
Покупайте мебель в проверенных местах!

Реализация плана

Первые три недели войны уверили Гитлера, что все идет по плану. Армия стремительно продвигалась вперед, одерживая победы, советская армия терпела огромные потери:

  • 28 дивизий из 170 выведено из строя.
  • 70 дивизий потеряли порядка 50% личного состава.
  • Боеспособными оставались 72 дивизии (43% от имеющихся в наличии на момент начала войны).

За эти же 3 недели средний темп продвижения немецкий войск вглубь страны составлял 30 км в сутки.

К 11 июля группа армии «Север» оккупировала практически всю территорию Прибалтики обеспечив выход к Ленинграду, группа армии «Центр» дошла до Смоленска, группа армии «Юг» вышла к Киеву. Это были последние достижения, которые полностью соответствовали плану немецкого командования. После этого начались неудачи (пока еще локальные, но уже показательные). Тем не менее инициатива в войне вплоть до конца 1941 года было на стороне Германии.

Неудачи Германии на Севере

Армия «Север» Прибалтику заняла без проблем, тем более, что партизанского движения там практически не было. Следующий стратегический пункт, который следовало захватить, был Ленинград. Вот тут оказалось, что вермахту эта задача не по силам. Город не капитулировал врагу и до конца войны, несмотря на все усилия, Германия не сумела его захватить.

Неудачи армии Центр

Армия «Центр» без проблем дошла до Смоленска, но застряла под городом до 10 сентября. Смоленск сопротивлялся практически месяц. Немецкое командование требовало решительной победы и продвижения войск, поскольку такая задержка под городом, взять который планировалось без больших потерь, была недопустима и ставила под сомнение реализацию плана Барбаросса. В итоге немцы Смоленск взяли, но их войска были изрядно потрепаны.

Историки сегодня оценивают битву за Смоленск как тактическую победу Германии, но стратегическую победу России, поскольку удалось остановить продвижение войск на Москву, что позволило столице подготовиться к обороне.

Осложняло продвижение немецкой армии вглубь страны партизанское движение Белоруссии.

Неудачи армии Юг

Армия «Юг» за 3,5 недели достигла Киева и также, как и армия «Центр» под Смоленском, застряла в боях. В конечном итоге города взять удалось в виду явного превосходства армии, но Киев продержался практически до конца сентября, чем также затруднил продвижение армии немцев, и внос существенный вклад в срыв плана Барбаросса.

Населенные пункты воинской доблести

Города:

1. Истра

2. Кашира

3. Солнечногорск

4. Верея

5. Клин

6. Серпухов

7. Звенигород

8. Лобня

9. Яхрома

Села:

10. Молоди (Чехов)

11. Ярополец (Волоколамск)

12. Осташево (Волоколамск)

13. Спасс (Волоколамск)

14. Каменское (Наро-Фоминск)

15. Званово (Лотошино)

16. Семеновское (Можайск)

17. Середа (Шаховская)

Поселки:

18. Дорохово (Руза)

19. Колюбакино (Руза)

20. Лотошино

Деревни:

21. Нефедьево (Красногорск)

22. Ленино (Истра)

23. Леоново (Чехов)

24. Степыгино (Домодедово)

25. Калицино (Лотошино)

26. Мокрое (Можайск)

27. Нелидово (Волоколамск)

Кстати

Всего в области более 3 тыс. объектов памяти Победы, из них:

1. Мемориальные комплексы –164

2. Монументы – 341

3. Стелы – 243

4. Обелиски – 504

5. Памятники – 191

6. Памятники с техникой – 73

7. Вечный огонь – 463

8. Мемориальные доски – 312

9. Братские могилы – 613

10. Индивидуальные захоронения – 107

11. Бюсты – 4

Оборона Красной Армии на подступах к Москве (12 октября – 5 декабря 1941)

Г. К. Жуков

В середине октября 1941 года советское руководство приняло решение передать все войска Можайской линии обороны в распоряжение Западного фронта. Советские войска, действуя вдоль основных шоссе, сумели несколько части вермахта в районе Можайска примерно на 10 дней, тем самым выигрывая время для укрепления оборонительных рубежей в районе Москвы.

14 октября немецким войскам удалось захватить город Калинин (ныне – Тверь). Здесь был образован советский Калининский фронт, войска которого начали наносить частые контрудары по противнику, сломив его наступательный порыв и ликвидировав опасность для Москвы с северо-запада.

Распутица

19 октября 1941 года на подступах к Москве началась распутица, выражавшаяся в том, что дороги практически превратились в грязевой кисель. Распутица вызвала серьёзные затруднения со снабжением для вермахта; для советской стороны она хоть и привела к затруднениям, но была не столь непривычна. В связи с этим наступление германской армии вновь замедлилось, что не преминуло использовать советское руководство. К Москве стягивались крупные силы из резервов Верховного Главнокомандования, оборудовались оборонительные рубежи.

Период распутицы завершился 4 ноября с наступлением морозов. Германские генералы ждали морозов как облегчения, способного избавить войска от трудностей распутицы. Но на деле самое ужасное для них только начиналось. Морозы почти моментально ударили по частям вермахта, не подготовленным к сложным погодным условиям.

Тем не менее, немецкое наступление продолжилось. В 20-х числах октября немецкие войска начали двигаться к Туле и 29 числа вышли к городу. Обороняла Тулу 50-я армия. Ей, опираясь на укреплённую линию, созданную при широком участии жителей города, удалось задержать противника и не дать ему прорваться сходу. После краха планов по быстрому взятию Тулы части немецкой 2-й танковой группы группы начали движение восточнее города, с целью хватить советскую 50-ю армию и пробиться к Москве с юга. Но и здесь к концу ноября противника ожидала неудача: советские войска, непрерывно контратакуя, сумели полностью остановить продвижение немцев.

Парад 7 ноября 1941

В течение конца ноября немцам удалось овладеть Клином и Солнечногорском, а также выйти к каналу Москва-Волга. До Кремля оставалось примерно 30 километров, но преодолеть их немцам так и не удалось. Советская оборона стала более плотной по сравнению с октябрём, и теперь вермахту противостояли войска, суммарная численность которых составляла примерно 1 миллион человек и 800 танков. Потеряв подавляющее численное превосходство на решающих направлениях, немецкие войска быстро утратили свою «пробивную» способность и в конце ноября — начале декабря увязли в боях местного значения, полностью прекратившихся к 5 декабря 1941 года.

О введении осадного положения в Москве

Постановления Государственного Комитета Обороны 19 октября 1941 г.

  • 1. Ввести с 20 октября 1941 г. в городе Москве и прилегающих к городу районах осадное положение.
  • 2. Воспретить всякое уличное движение как отдельных лиц, так и транспортов с 12 часов ночи до 5 часов утра, за исключением транспортов и лиц, имеющих специальные пропуска от коменданта г. Москвы, причем в случае объявления воздушной тревоги передвижение населения и транспортов должно происходить согласно правил, утвержденных московской противовоздушной обороной и опубликованных в печати…
  • 4. Нарушителей порядка немедля привлекать к ответственности с передачей суду Военного трибунала, а провокаторов, шпионов и прочих агентов вра-а, призывающих к нарушению порядка, расстреливать на месте.

Государственный Комитет Обороны призывает всех трудящихся столицы соблюдать порядок и спокойствие и оказывать Красной Армии, обороняющей Москву, всяческое содействие…

«Правда», 20 октября 1941 г.

Или это исторический миф

Впрочем, далеко не все исследователи уверены, что И. В. Сталин планировал затопить Москву после своего бегства. Существует и альтернативная точка зрения на этот сложнейший период в жизни всего советского народа. Среди специалистов ведутся ожесточённые споры.

Например, известный публицист Арсен Мартиросян в своей книге «Трагедия 1941 года» (Москва, 2008) написал, что миф о бегстве И. В. Сталина из Москвы первым запустил ещё министр пропаганды гитлеровской Германии Йозеф Геббельс, чтобы сломить моральный настрой Красной армии. На самом деле, по мнению историка, глава нашего государства никогда не планировал покидать Москву, понимая, какое значение этот факт имеет для всего народа.

А то, что специально для И. В. Сталина был подготовлен поезд с целью эвакуации в Куйбышев, А. Б

Мартиросян объясняет обычной предосторожностью сотрудников, отвечающих за безопасность первого лица в государстве. Более того, на аэродроме имени М

В. Фрунзе руководителя страны ожидал и самолёт «Дуглас», готовый в любую минуту подняться в воздух в сопровождении истребителей.

Историческое значение битвы под Москвой.

Битва под Москвой имела огромное военно политическое и международное значение. Она, убедительно свидетельствовала о могуществе Советского Союза и его Вооруженных Сил. Одержанная победа явилась решающим событием первого года Великой Отечественной войны, первым крупным поражением гитлеровцев во второй мировой войне. Победоносно завершив эту великую битву, Красная Армия окончательно похоронила гитлеровский план «молниеносной войны», развеяла миф о непобедимости германской армии.

Для восстановления потерь, понесенных на советско-германском фронте, фашистскому командованию пришлось перебросить на Восток из других стран и самой Германии около 40 дивизий. Красная Армия захватила инициативу в ведении боевых действий. Враг был вынужден перейти к обороне.Историческая победа Красной Армии вызвала огромный политический и трудовой подъем в стране, явилась новым источником массового героизма советских людей на фронте и в тылу. Эта победа вдохновила также свободолюбивые народы мира на борьбу с фашизмом, вселила в них уверенность в конечной победе над врагом и оказала большое влияние на последующий ход второй мировой войны.

Разгром гитлеровских войск под Москвой способствовал сплочению и оформлению антифашистской коалиции государств и народов. Под давлением трудящихся масс правительства Англии и США еще в первые дни войны заявили о своей поддержке Советского Союза в его борьбе против гитлеровской агрессии. 12 июля 1941 г. СССР и Англия заключили соглашение о совместных действиях в войне против Германии. 2 августа правительство США заявило, что оно будет оказывать СССР экономическое содействие. Так была заложена основа антифашистской коалиции в составе СССР, Англии и США. К лету 1942 г. эта коалиция уже объединяла 28 стран.

  1. В мае 1942 г. СССР и Англия подписали договор о союзе в воине против фашистской Германии, о сотрудничестве и взаимной помощи после войны.
  2. В июне было подписано советско-американское соглашение «О принципах, применяемых к взаимной помощи в ведении войны против агрессий».

В опубликованных коммюнике сообщалось, что была достигнута полная договоренность об открытии Англией и США в 1942 г. второго фронта в Европе.

Однако на деле правительства западных держав затягивали открытие второго фронта. Их цель состояла в том, чтобы переложить всю тяжесть войны на плечи нашего народа, руками Красной Армии подорвать силы фашистской Германии, одновременно ослабить Советский Союз, а после войны продиктовать свои, империалистические условия мира.

Вместо открытия второго фронта в Европе Англия и США предприняли вторжение в Северную Африку. Боевые действия продолжались также на Средиземном море, в Атлантике и в бассейне Тихого океана. Но по размаху, напряжению и результатам эти военные операции не шли ни в какое сравнение с грандиозными сражениями на советско-германском фронте, который был главным, решающим фронтом второй мировой войны.

…И Красной армии

В Вяземском и Брянском котлах немецкие войска взяли в плен 673,1 тысячи красноармейцев и командиров, а всего группа армий «Центр» с 28 сентября по 18 октября захватила 688,8 тысячи пленных. Вероятно, около 16 тысяч человек были пленены за пределами Вяземского и Брянского котлов.

Коллаж Андрея Седых

Военный журналист и эксперт Михаил Ходаренок привел следующие цифры потерь советских войск на Московском направлении в октябре 1941-го: 855,1 тысячи убитых и пленных, 104,1 тысячи раненых (скорее всего большинство раненых оказались в плену). Вероятно, в безвозвратные потери входят также избежавшие плена окруженцы, оставшиеся на оккупированной территории и позднее освобожденные Красной армией. Общее их число оценивается в 939,7 тысячи человек за 1941–1942 годы. Учитывая, что в тот период в немецкий плен попали около 5,5 миллиона человек, в октябре в зоне наступления группы армий «Центр» могли оказаться порядка 118 тысяч окруженцев. Тогда цифра погибших красноармейцев составит 48,1 тысячи человек. Вероятно, она приуменьшена, поскольку среди окруженцев могли быть и те, кто в действительности бежал из плена. Предположительно доля таких людей достигала одной трети от общего числа окруженцев. Тогда общее число убитых можно оценить в 87 тысяч человек.

Общие безвозвратные потери Красной армии на Московском направлении в октябре за вычетом не побывавших в плену окруженцев следует определить в 816 тысяч человек.

Достоверные данные о советских потерях в ноябре и декабре 1941-го отсутствуют. В 1993 году известный военный историк и тогдашний советник президента России генерал Дмитрий Волкогонов опубликовал цифры безвозвратных потерь РККА за 1942 год с разбивкой по месяцам. В январе они составили 628 тысяч убитых и пропавших без вести, в феврале – 523 тысячи, в марте – 625 тысяч, в апреле – 435 тысяч. Так как сколько-нибудь достоверных сведений об уроне Красной армии ранеными в Московской битве нет, имеет смысл сравнивать только величину безвозвратных советских и немецких потерь.

Продолжение советского контрнаступления (9 января – 20 апреля 1942)

В результате советского контрнаступления для Красной Армии открылись весьма радужные перспективы. Учитывая то, что войска не потеряли боеспособности и наступательного порыва, советское руководство приняло решение начать наступление с целью выбить немцев из Ржева и уничтожить немцев в Демянском «котле». Однако эти действия советских войск оказались весьма неудачными. Во многом это объясняется тем, что войска всё же понесли существенные потери в ходе предыдущих операций, а также очень трудными погодными условиями.

На центральном направлении советские войска в конце января предприняли попытку окружить группу армий «Центр», для чего в районе Рогачёва был высажен массированный воздушный десант в составе 4-й воздушно-десантной бригады. Также навстречу десантникам была выдвинута 33-я армия под командованием генерал-лейтенанта М. Г. Ефремова. Однако немецкие войска, сумев организоваться после длительного отступления, нанесли удар по тылам армии, которые не были прикрыты. В результате 33-я армия попала в окружение, в котором находилась весьма продолжительное время и из которого смогла выйти лишь часть её личного состава. Сам генерал-лейтенант Ефремов застрелился.

https://youtube.com/watch?v=z9Kgoahy1Z4

В результате боёв января-апреля 1942 года, на западном направлении инициатива начала ускользать из рук Красной Армии. Советские войска понесли ощутимые потери и к маю были вынуждены перейти к обороне.

Разгром врага под Москвой.

р В конце ноября советские войска, получившие . подкрепления, в районе Крюкова, Каширы и на других участках фронта нанесли фашистам сильные контрудары. В начале декабря противник был вынужден перейти к обороне.

5-6 декабря войска Калининского, Западного и Юго-Западного (Юго-Западным фронтом командовал маршал С. К. Тимошенко) фронтов перешли в контрнаступление. Под сокрушительными ударами советских войск противник начал отступать, бросая боевую технику, оружие, тысячи убитых и раненых. Германская армия, завоевавшая почти всю Западную Европу, впервые терпела поражение.

Продвигаясь с боями на запад, наши воины видели следы страшных гитлеровских злодеяний – разрушенные города, сожженные села, трупы советских людей на виселицах, оскверненные памятники русской национальной культуры. Фашистские варвары разрушили и разграбили Дом-музей П. И. Чайковского в Клину, Яснополянский музей Л. Н. Толстого, в Истре взорвали Ново-Иерусалимский храм – знаменитый памятник старинной архитектуры, созданный великим русским зодчим М. Ф. Казаковым.

Охваченные наступательным порывом и ненавистью к врагу, советские воины сражались героически. Бессмертный подвиг совершил коммунист сержант 185-й дивизии В. В. Васильковский. В бою за деревню Рябинка, спасая товарищей, он закрыл своим телом амбразуру вражеского дзота. Бойцы бросились в атаку и овладели деревней. В дни грозных испытаний каждый воин понимал, что от него зависит будущее страны, и готов был жертвовать жизнью ради победы.

Советские войска, участвовавшие в контрнаступлении под Москвой, не имели численного превосходства над противником. Не перевес в силах, не морозы остановили гитлеровских захватчиков после их прорыва на московском направлении. Им преградили путь советские люди. Ленинские идеи о защите социалистического Отечества, справедливые цели борьбы вдохновляли бойцов и командиров на беспримерные подвиги.

В ожесточенных сражениях Красная Армия разгромила фланговые группировки противника, угрожавшие Москве с севера и юга, освободила Калинин, Клин, Калугу, Елец, тысячи сел и деревень. В декабре было разбито 38 вражеских дивизий. Группа армии «Центр» потерпела серьезное поражение. Непосредственная угроза Москве была устранена.

За время зимнего наступления, закончившегося в апреле 1942 г., Советские Вооруженные Силы отбросили врага на 100- 350 км, освободили Московскую, Тульскую и Рязанскую области, многие районы Ленинградской, Калининской, Орловской, Смоленской, Курской, Харьковской, Донецкой областей и Керченский полуостров Крыма. Всего было освобождено свыше 60 городов и 11 тыс. других населенных пунктов; из фашистской неволи были вызволены миллионы советских граждан.

В течение зимы противник потерял на советско-германском фронте 400 тыс., а с начала войны – около 1 млн. человек.

Потоп при обороне столицы

В конце 1941 года ситуация на фронте стала критической. Гитлеровцы рвались к Москве, рассчитывая на скорую победу. В ноябре вражеское кольцо начало сжиматься. Наступление разворачивалось сразу по трём направлениям: с севера – на города Клин и Дмитров, с юга – на Каширу и Серпухов, в центре этих «клещей» оказался Волоколамск.

Несмотря на героическое сопротивление Красной армии, Москва практически оказалась в окружении. Началась эвакуация правительства в Куйбышев (Самару). Обсуждался вопрос об отъезде из осаждённой столицы И. В. Сталина. Ситуация осложнялась и тем, что на помощь гитлеровцам с северо-запада направлялись танковые и пехотные части 52-й армии вермахта. Сильные морозы сковали подмосковные реки, и казалось, что продвижению немецкой бронетехники уже ничто не помешает. Но это наступление захлебнулось.

Известный историк Искандер Кузеев в статье «Потоп московский», которая была опубликована в газете «Совершенно секретно» 29 июля 2008 года, написал о секретной операции, позволившей остановить войска вермахта, двигавшиеся на столицу с северо-запада. Дело в том, что верховный главнокомандующий приказал сбросить воду с Иваньковского и Истринского водохранилищ. Причём об этой секретной операции население не было оповещено, так что жители сёл, находившихся на берегах Истры, Яхромы и Сестры, погибли от потоков воды, смешанной с ледяной крошкой.

Искандер Кузеев ссылается на воспоминания маршала Б. М. Шапошникова, под редакцией которого в 1943 году Воениздат выпустил брошюру «Разгром немецких войск под Москвой». Под грифом «для служебного пользования» это издание пролежало в архивах Министерства обороны до 2006 года.

Вот что мы здесь читаем: «24 ноября немцы вплотную подошли к рубежу Истринское водохранилище, река Истра. С приближением немцев к этому рубежу водоспуски водохранилища были взорваны (по окончании переправы наших войск), в результате чего образовался водяной поток высотой до 2,5 м на протяжении до 50 км к югу от водохранилища. Попытки немцев закрыть водоспуски успехом не увенчались».

Впоследствии исследователи выяснили картину произошедшего, побеседовав со специалистами и подняв другие архивные документы. Потоки воды смыли деревни, располагавшиеся по берегам Истры, вместе с мирным населением. А сброс с Иваньковского водохранилища погубил не менее 30 деревень и других небольших населённых пунктов, находившихся у этих рек.

Краевед Игорь Кувырков в статье «”Яхромский ключ” полковника Савёлова», опубликованной на портале, посвящённом каналу имени Москвы, привёл воспоминания непосредственного участника тех событий, предоставленные его внуком.

Фёдор Михайлович Савёлов был полковником инженерных войск Западного фронта. Он написал: «Громадная лавина воды – около двух миллионов кубометров, подняв лёд, затопила пойму рек Яхромы и Сестры площадью около 300 га. Образовалось искусственное море. Создалась непроходимая преграда для танков и мотопехоты. Гитлеровцы не ожидали таких препятствий. Затопление местности произвело на них большое моральное воздействие. Командование гитлеровцев не представляло себе, на сколько будет поднят уровень разлившихся вод. Наступление фашистских войск было приостановлено».

[править] Предыстория

План Барбаросса

23 августа 1939 года был заключен договор о ненападении между Германией и Советским Союзом, согласно которому исключалась любая возможность вооруженного столкновения между СССР и Третьи рейхом, а также производился раздел сфер влияния в Восточной Европе. 1 сентября 1939 года Германия напала на Польшу, после чего началась Вторая мировая война. По результатам войны Польши и Германии СССР получил западную Украину и Белоруссию. СССР напал на Финляндию 30 ноября 1939 года, война завершилась 12 марта 1940 года присоединением Карельского перешейка. В 1940 году советской территорией стали Латвия, Литва, Эстония и Бессарабия (см. также Присоединение Бессарабии, Западной Белоруссии, Западной Украины и Северной Буковины к Советскому Союзу). Происходит постепенное ухудшение отношений между СССР и Германией. В 1941 году создается реальная угроза нападения Германии на СССР, при этом советское руководство считает, что нападение невозможно. 22 июня 1941 года Германия нападает на СССР.

Оцените статью:

(0 голосов, среднее: 0 из 5)

Поделитесь с друзьями!

От Воробьевых гор до Австрийских Альп


НАЧАЛО ВОЙНЫ

Я родился в Москве в 1923 году. Я учился в 25 школе [25-я образцовая московская средняя школа, Старопименовский переулок, д.5]. Школу я закончил со всеми «пятерками». У меня в аттестате на 16 или 17 строчках значилось «отлично». Приятно было, конечно. Я закончил школу 18 июня 1941 года, а 22 июня началась война. 23-го июня я пошел в военкомат, просил записать меня добровольцем и послать на фронт.

Наш добровольческий отряд сначала получил предписание защищать Москву и строить оборонительные сооружения. Война началась на границе с Белоруссией, пока до Москвы дошло, много месяцев ушло. Потом 4 месяца мы рыли оборонительные сооружения на Днепре. Мы вернулись в Москву 1-го октября. В тот момент немцы уже начали непосредственное наступление на Москву.

7 ноября был праздничный день. В Москве прошел военный парад. Он начался в 8 утра, потому что опасались бомбардировки. 7 ноября 1941 года нас собрали и направили в армию.

Пешком из Москвы меня отправили во Владимир и оттуда на Муром [от Москвы до Владимира по прямой 178 км, от Владимира до Мурома — 119 км]. Меня определили в артиллерию, и я стал артиллерийским разведчиком. Такая у меня военная специальность: артиллерист-разведчик. В Муроме мы проучились примерно месяц, и нас отправили на фронт. Наш полк назывался 40-й гвардейский полк. Мне много приходилось переходить из одной части в другую. Во время войны все постоянно менялось.


ЛЕНИНГРАД

Я думал, что мы будем продолжать защищать Москву, но под Москвой уже началось наступление [наступательный период битвы за Москву: контрнаступление 5 декабря 1941 года — 7 января 1942 года и наступление 7 января 1942 года — 30 марта 1942 года], войск хватало, уже сибиряки подошли. Нас эшелоном из Мурома отправили под Ленинград. Поездом мы ехали через Дмитров, Калязин, Кашин… мы прибыли защищать Ленинград со стороны юго-запада. Наш артиллерийский полк был на конной тяге. Не машины, и не трактора возили пушки, а лошади. Я был разведчиком, и у меня был конь, так что я стал еще и кавалеристом. На этом коне я ездил вдоль передовой. Уже в конце лета коней убрали и дали нам машины, чтобы пушки возить. У разведчиков тоже появились машины для передвижения. Я не помню, чтобы мне было страшно. Даже когда видишь, что летит самолет, и бомбы падают, и такое впечатление, что он бомбы сбрасывает прямо на тебя. Они взрываются, взрываются, сразу кругом раненые, стоны, убитые. .. Когда разрывается бомба, возникает вонь такая… неприятная. После Московской и Ленинградской битв, весь наш корпус — 4-й Гвардейский корпус — направили под Сталинград.


СТАЛИНГРАД

В то время немцы очень близко подошли к Сталинграду, они вели бои прямо на улицах, но город считался нашим. Чтобы начать наступление на немцев, были созданы две армии (1-я и 2-я Гвардейская армии). Мы прибыли под Сталинград в декабре 1942 года. С севера против нас действовала 8-я итальянская армия. Гитлер изначально планировал ее направить на Кавказ [в составе 8-й тальянской армии числились три альпийские и две горнопехотные дивизии, которые изначально предназначались для действий на Кавказе]. Но к тому времени Гитлер захватил Кавказ, и даже на Эльбрусе флаг поставили. [21 августа 1942 года горные егеря специальной дивизии «Эдельвейс» взошли на Эльбрус и водрузили знамена с нацистской символикой]Но потом удалось выгнать Гитлера с Кавказа [февраль 1943 года].

Было 16 или 17 декабря 1942 года. У итальянцев шинели были очень слабенькие, а морозы доходили до -20 и -25 градусов. Мы подъехали посмотреть какой-то сарай, а он весь оказался заполнен итальянцами. Они были все замерзшие и все кричали: «Итальяно! Итальяно!», чтобы мы не сомневались в том, что они итальянцы, а не немцы. Мы их даже в плен не брали, потому что их там были сотни, а нам надо было дальше выполнять задание. Были специальные отряды, которые занимались пленными.


ДУЭЛЬ С «МЕССЕРШМИТТОМ»

В районе Северского Донца был такой случай. Я — командир орудийного расчета, иду, и со мной мои помощники: наводчик и заряжающий. Наводчик несет в руках оптический прицел, который используеся при наводке орудия. И вдруг на меня летит «Мессершмитт». Эти самолеты были истребителями, но людей они тоже обстреливали. Я наводчику кричу: «Ложись! Берегись!». Он мне тоже кричит: «Командир! Ложись!».

У меня в руках карабин, я целюсь и стреляю по самолету. С самолета отвечает пулемет. Такая у нас получается дуэль. Потом самолет улетел, и я цел остался. Прошло пять минут, и самолет вернулся. Видимо, еще оставались заряды для пулемета. И опять я кричу: «Ложись!», и мне кричат: «Ложись!» А я не ложусь, а стою, потому что стрелять надо.

Наступление под Сталинградом 4 февраля 1943 года у меня был день рождения, мне исполнилось 20 лет. Наши войска тогда очень успешно шли в наступление, [31 января 1943 года в Сталинграде нашими войсками был пленен германский генерал-фельдмаршал Фридрих Паулюс]. Раз командующего захватили, считается, что Сталинградская битва была выиграна [Сталинградская битва датируется 23 августа 1942 года — 2 февраля 1943 года]. Хотя, конечно, она продолжалась.

И тогда немцы решили пойти ва-банк. Отомстить за то, что проиграли битву. Они создали большую танковую армию, но эта армия запоздала. Хотя немцам удалось окружить наши части, и жертв было много, переломить ход войны они уже не могли. Наша часть тогда шла вперед, мы столкнулись с заслоном, решили его обойти. Пришли в большое село. Смотрим: поставлена сцена, приехали московские артисты и выступают. Они уже заканчивают, и тут выясняется, что немцы прорвались, и надо этих артистов спасать. Получилось, что артисты, как и мы, оказались под ударом.

Тут оказалось, что наше командование допустило ошибку. Оно обеспечило войска снарядами и пушками, но не было топлива. Пушки на себе не потащишь. К тому же потеплело, началась распутица. Командир пришел к нам и говорит: «Получено сообщение: всю технику оставить, спасать людей». Я говорю: «У нас снаряды еще есть, давайте сначала постреляем». Тут как раз подошли немецкие танки. Получилась такая позиция, что танки подходили сверху и подставили нам свое брюхо. Мы постреляли, танки были подбиты, а мы пошли дальше.


ПО ЕВРОПЕ

Мы стали готовиться к следующему этапу — это Курская дуга. Под Курском произошло последнее крупное танковое сражение [с обеих сторон в этом сражении участвовало более 6000 танков и самоходных орудий]. Хотя потерь было много, мы прогнали немцев. Это была большая победа. После чего началось наступление к Днепру. Передышка продолжалась почти до конца года. Мы пережидали, готовились. Получили новую технику, новые люди пришли. И потом было наступление на Одессу.

Я помню, 10 апреля 1944 года мы вошли в Одессу. Шел дождь, снег, сырость страшная. С осени 1944 года уже по Европе мы шагали. Румыния, Польша, Болгария, Югославия… Венгрия…

Мы долго стояли под Будапештом. Немцы не хотели его отдавать. Наши маленькие группы разведчиков ( по 10, по 15 человек) пробирались, изучали, где какая техника есть, где сколько противника. Еще такой помню случай: я был дежурным по нашей части. Я вижу: все группы прибыли, и только одной нет. И потом она пришла. Я тогда говорю: «Пойду доложу, что группа вернулась». Я иду и слышу, что летит снаряд. В это трудно поверить, я даже не понял толком, что произошло, но по инерции сразу прыгнул в кювет. Тут же в том самом месте, где я только что стоял, раздался взрыв. Я поднялся и увидел, что человек семь было убито, и были раненые. И два моих друга были убиты. Одного из них мы прозвали «Синий платочек», потому что он песню эту очень любил.


КОНЕЦ ВОЙНЫ

После Венгрии мы оказались в Австрии. Подошли к Вене. Вокруг Вены немцы создали целую систему укреплений. Наша армия вошла в Вену 14 апреля, а до этого наши ребята целых дней 10 «ползали» вокруг Вены. Взятием Вены для нас война закончилась. Хотя Берлин еще не был взят. Мы стояли в Берндорфе, в 40 км от Вены. Вечером 8 мая мы услышали о капитуляции Германии и решили поехать в столицу. В Вене уже праздновали конец войны. От души радовались и мы, и австрийцы. Австрия была оккупированной территорией, и мы ее освободили от фашистов .


Материал подготовлен: Ольга Макарова / Пресс-служба ИФХЭ РАН

Советский Союз: немецкие военнопленные после Второй мировой войны

Введение | зверства | Смертельные случаи | Окончание | Кодирование | Процитированные работы | Примечания

Введение

Во время Второй мировой войны нацистская Германия отправила своих солдат через большую часть Европы, Советский Союз, Северную Африку и Мировой океан. После того, как в декабре 1941 года судьба Третьего рейха решительно изменилась в проигранной битве за Москву, союзники начали наносить германской армии тяжелые поражения, повлекшие за собой миллионы жертв и военнопленных (военнопленных).

На момент капитуляции Германии 8 мая 1945 года около двадцати стран, объединившихся против территорий, ранее контролируемых нацистами, удерживали немецких военнопленных. Соединенные Штаты, Великобритания, Франция и Советский Союз удерживали подавляющее большинство из одиннадцати миллионов сдавшихся. Примерно 5 миллионов человек были освобождены почти сразу, а последние военнопленные в Советском Союзе не возвращались до 1956 года. И западные союзники, и Советы совершали преступления против военнопленных. Тысячи военнопленных погибли в американских частоколах и французских трудовых лагерях.Военнопленным в Советском Союзе и в странах, оккупированных Советским Союзом, таких как Польша, повезло больше всего. Их использовали на различных работах с небольшим количеством провизии и чаще всего в суровых условиях Сибири. По оценкам, погибли сотни тысяч человек.[i]

После 1945 года Германия была разделена на четыре зоны оккупации. Британская и американская зоны объединились в 1947 году в Бизону, а французская зона объединилась в начале 1949 года, незадолго до провозглашения нового западногерманского государства.В восточной зоне оккупации Советский Союз контролировал ситуацию. Советы способствовали созданию Социалистической единой партии (СЕПГ) в результате насильственного слияния немецких коммунистов и восточных социал-демократов. Тем самым они обеспечили контроль коммунистами восточной зоны под видом демократического единства.

Хотя в этом тематическом исследовании рассматриваются условия содержания военнопленных в нескольких разных странах, основное внимание в нем уделяется военнопленным в СССР. Польша и Югославия рассматриваются в отдельных тематических исследованиях, и данные свидетельствуют о том, что ни одна другая страна не превышает порога в 50 000 смертей, который определяет этот исследовательский проект.

Зверства (1945-1953)

Условия варьировались в зависимости от штата, в котором содержались военнопленные. В конце войны миллионы немецких солдат, опасаясь мести, двинулись на запад в надежде сдаться американцам или британцам, а не Красной Армии. Действительно, Советский Союз никогда не подписывал Женевские соглашения, и поэтому немецкие военнопленные не подпадали под действие законов войны, которые запрещали чрезмерную работу и требовали определенного количества калорий в день на каждого заключенного.Военнопленных использовали для восстановления разрушенной войной страны. Многих отправили на лесозаготовки в Сибирь или на горные работы в Уральские горы. В целом тюремное заключение было суровым. Молодой военнопленный вспоминал, что подвергался «жестоким нападениям ежедневно, голоду, болезням и холоду». Лишь к 1948 году их положение улучшилось. [ii]

Немецкая оккупация опустошила советскую землю, поэтому советской пропагандистской машине не составляло труда внушать ненависть к немцам. Многие военнопленные, умершие в плену, почти наверняка стали жертвами карательной мести, но их точное количество установить невозможно. Однако существует консенсус в отношении того, что большинство смертей не было результатом официальной политики. Похоже, что большинство немецких военнопленных умерли до 1945 года из-за плохого состояния здоровья, когда попали в плен после месячных боев, например, в Сталинграде. Многие другие погибли из-за переутомления и потому, что Советы выделяли ресурсы не на военнопленных, а на их военные действия.После войны советские ресурсы, в свою очередь, были направлены на их собственное население, а плохой послевоенный урожай только усугубил положение военнопленных. До 1947 года самой распространенной причиной смерти была дистрофия, болезнь, вызванная недоеданием. быть ослабленным до такой степени, чтобы его уволили с работы или скорее вернули в Германию. Смерти, которые произошли в результате этого, также не могут быть установлены.Тем не менее, для Советов немецкие военнопленные пригодились; они должны были работать, чтобы восстановить страну. В этом советское обращение с немецкими военнопленными отличалось от политики нацистской Германии военного времени, которая намеренно стремилась убить советских военнопленных. [iv]

Не только Советы обращались с немецкими военнопленными. Приблизительно 40 000 человек погибли в американских частоколах из-за пренебрежения и голода в период с мая по июль 1945 года. Еще 20 000 человек погибли, работая над восстановлением разрушенной войной Франции, часто выполняя опасные задачи, такие как удаление взрывчатых веществ с минных полей.И здесь историки в целом согласны с тем, что преднамеренных попыток уничтожения немецких военнопленных в массовом порядке не было . Хотя проводимая политика, безусловно, была вызвана ненавистью и карательными настроениями, именно тяжелые условия сразу после войны, особенно низкокалорийные диеты, пренебрежение и переутомление, гарантировали смерть военнопленных.[v]

Тем не менее, для целей данного исследования включены случаи со смертельным исходом, которые происходят, когда население находится под непосредственным контролем власти («лагерь» — характерный пример такого примера) в условиях, вызывающих высокую смертность.

Погибшие

Точное число погибших военнопленных и их смерть до или после 1945 г. установить сложно. Причины — неполный учет; хаотическая обстановка ближайшего послевоенного периода и несоответствие между официальными данными и фактическим количеством пропавших без вести военнопленных. Более того, тема военнопленных является фаворитом крайне правых, всегда стремящихся раздуть число погибших военнопленных и этнических немцев, чтобы создать ревизионистские и отрицающие Холокост нарративы.

Цифры наиболее точны для смертей военнопленных в других странах, кроме Советского Союза. По оценкам Макдоно, 80 000 немецких военнопленных погибли в Югославии, работая над восстановлением страны, а также в результате жестокого обращения и недоедания (см. Пример Югославии). Около 10 000 человек погибли на польских шахтах и ​​в лагерях (см. тематическое исследование Польши). По его оценкам, погибло 63 815 военнопленных, находившихся под контролем США, Великобритании, Франции, Бельгии, Люксембурга и Нидерландов. Следует отметить, что американские войска передали французам и бельгийцам тысячи военнопленных для выполнения восстановительных работ.[vi] Количество погибших составляет 40 000 человек в американском плену на территории Германии, 1 254 человека в британском плену в Германии, 21 886 человек во Франции, 450 человек в Бельгии, 210 человек в Голландии и 15 человек в Люксембурге. [vii] Историки согласны с тем, что 100 000 военнопленных, удерживаемых несоветскими войсками, остаются пропавшими без вести, но из исследования не ясно, насколько много общего между «пропавшими без вести» военнопленными и «подтвержденными» погибшими из-за ненадежных данных.[viii]

Самым неприятным для исследователей является советский случай.По официальным советским данным, от 350 000 до 400 000 немецких военнопленных погибли в советских пленах, что, по мнению историков, слишком мало. [x] Путаница возникает при определении точного периода, когда произошли смерти, учитывая неоднородность (или, возможно, даже лживость) записей советских официальных лиц. Ученые знают, что НКВД организовало немецких военнопленных, начиная с 1943 года, по модели ГУЛАГа и интегрировало их в советскую военную экономику в качестве рабочих.Их важность как рабочей силы гарантировала, что Советы были заинтересованы в том, чтобы они хорошо сохранились после 1945 года, что означало сохранение уровня смертности, хотя и в более низких процентах, чем в годы войны. Если в 1945 г. смертность составляла 14,5%, то к 1947 г. она снизилась до 1,7%. Поскольку в 1945 г. под советским контролем находилось 3 миллиона немецких военнопленных, после 1945 г. в советских лагерях должно было погибнуть более 400 000 человек. Тем не менее, это число остается оценочным [xi]

.

Учитывая, что мы рассматриваем Югославию и Польшу отдельно, немецкие военнопленные, включенные в это исследование, составляют: 63 815 (США, Франция, Великобритания, Бельгия, Голландия, Люксембург) и 400 000 советских военнопленных.

Окончание

Вопрос о военнопленных был очень важной темой уже в нацистской Германии. Семьи погибших хотели вернуть своих мужчин. После войны подавляющее большинство простых немцев на востоке и западе считали, что они больше всего пострадали во время Второй мировой войны, а военнопленные были настоящим символом поражения и немецкого преследования. [xii]

Оккупированная Германия была разделена на западную капиталистическую и восточную коммунистическую части.В западной оккупационной зоне немецкие политики всего политического спектра и подавляющее большинство простых граждан лоббировали освобождение военнопленных, оказывая сильное давление на верховного комиссара союзников Джона Дж. Макклоя, чтобы тот освободил тех, кто остался за решеткой. [xiii] Они добились успеха, потому что американцы и британцы отчаянно нуждались в немецких союзниках в их грядущей борьбе против Советского Союза. Западные союзники подписали Женевскую конвенцию, которая предусматривала, что военнопленные должны быть освобождены вскоре после окончания войны, но освобождение военнопленных, и особенно амнистии осужденных военных преступников, следует рассматривать в свете западногерманского лоббирования в контексте зарождающаяся холодная война. [xiv]

У западных немцев был меньший успех в воздействии на Советский Союз до смерти Сталина в 1953 году. Учитывая холодную войну, западные союзники также не могли влиять на Кремль. Советский Союз отказался обсуждать вопрос о военнопленных. Историк Андреас Хильгер утверждает, что логика освобождения военнопленных Советским Союзом до 1953 года не поддается последовательному объяснению. Часто они были обусловлены строго советскими расчетами. Пока военнопленный был здоров и полезен, его продолжали работать, когда они становились слишком больными и слабыми, их репатриировали.Советы также разработали схему, по которой военнопленные, выполнившие рабочую норму, могли вернуться домой раньше. Ни в том, ни в другом случае советские власти не были последовательны в своих обещаниях.[xv] Восточные немцы не были в состоянии бросить вызов советской политике в отношении военнопленных, даже если они рассчитывали на то, что военнопленные, особенно если они стали антифашистами или даже коммунистами, сыграют свою роль в создание новой социалистической Германии. Скорее восточногерманские коммунисты стремились привить населению сталинские ценности, в том числе называя всех военнопленных фашистами.Советский Союз подчинил репатриацию военнопленных потребностям их восстановления. Военнопленные, вернувшиеся в обе Германии в конце 1940-х гг., были «оборванными и истощенными».[xvi]

Потребовалось до 1953 и 1956 годов соответственно, чтобы вернулись последние выжившие военнопленные. Решающим фактором стала смерть Сталина в 1953 году и стремление Москвы свести к минимуму количество иностранных заключенных в стране (было освобождено и много японских военнопленных), сохранить статус-кво в Европе и нормализовать отношения с Западной Германией.Более того, они хотели дать восточногерманскому правительству козырную карту после июньского восстания 1953 года в Восточной Германии, приписав репатриации Восточному Берлину. В 1953 году Советы освободили 10 200 военнопленных. Остальные 9 262 человека были в основном обвинены в военных преступлениях и приговорены к длительным срокам тюремного заключения, которые продлились до 1980-х годов. Тем не менее, Советы хотели установить дипломатические отношения с Западной Германией, что обеспечило бы статус-кво в Восточной Европе, поскольку Германия фактически осталась бы разделенной на Восток и Запад.Учитывая популярность вопроса о военнопленных в Западной Германии, канцлер Западной Германии Конрад Аденауэр прилетел в Москву в 1955 году и сказал Хрущеву, что военнопленные должны быть освобождены до установления дипломатических отношений. Это обеспечило возвращение последних заключенных в Восточную и Западную Германию. [xvii]

Код

Мы кодируем это дело как окончание «как и планировалось» в результате процесса нормализации, ускоренного сменой руководства, которая оказала сдерживающее влияние внутри страны на судьбу военнопленных.

Признавая, что другие могут интерпретировать события по-разному, мы также предлагаем вторичное кодирование этого случая как стратегический сдвиг, посредством которого советское руководство умерило после смерти Сталина.

Библиография

Бисс, Фрэнк. 2006. Возвращение домой: возвращение военнопленных и наследие поражений в послевоенной Германии . Принстон: Издательство Принстонского университета.

Бишоф, Гюнтер, Стефан Карнер и Барбара Штельцль-Маркс, ред., 2005 г.Вена и Мюнхен: R. Oldenbourg Verlag.

Борхард, Майкл. 2000. Die Deutschen Kriegsgefangenen in Der Sowjetunion: Zur Politischen Bedeutung Der Kriegsgefangennfrage, 1949–1955 . Дюссельдорф: Дросте.

Дитер-Мюллер, Клаус, 2005. «Die Geschichte hat ein Gesicht», Бишоф, Гюнтер, Стефан Карнер и Барбара Штельцль-Маркс, ред. Kriegsgefangenen des Zweiten Weltkrieges: Gefangennahme–Lagerleben–Rückkehr . Вена и Мюнхен: R. Oldenbourg Verlag.

Хильгер, Андреас.2000. Deutsche Kriegsgefangene in Der Sowjetunion, 1941–1956: Kriegsgefangennenpolitik, Lageralltag Und Erinnerung . Эссен: Klartext Verlag.

Хильгер, Андреас. 2005. «Скоро Домой?» в Bischof, Günter, Stefan Karner, and Barbara Stelzl-Marx, eds. , 2005. Kriegsgefangenen des Zweiten Weltkrieges: Gefangennahme-Lagerleben-Rückkehr . Вена и Мюнхен: R. Oldenbourg Verlag.

Хортон, Аарон. 2014. Немецкие военнопленные, Der Ruf и генезис группы 47: политическое путешествие Альфреда Андерша и Ганса Вернера Рихтера .Мэдисон: Издательство Университета Фэрли Дикинсон.

Леманн, Альбрехт. 1986. Gefangenschaft Und Heimkehr: Deutsche Kriegsgefangen in Der Sowjetunion . Мюнхен: CH Бек.

Лакс, Гюнтер и Харальд Штутте, 2010 г. Рейнбек в Гамбурге: Rohwolt Verlag.

Макдонаф, Джайлз. 2007. После Рейха: жестокая история союзной оккупации . Нью-Йорк: Основные книги.

Меллер, Роберт Г. 2005 г. «Немцы как жертвы?: Мысли об истории наследия Второй мировой войны после окончания холодной войны», История и память , Том 17, № 1–2 (Весна – Зима): 145– 194.

Шварц, Томас. 1991. Американская Германия: Джон Дж. Макклой и Федеративная Республика Германия . Кембридж, Массачусетс: Издательство Гарвардского университета.

Штейнбах, Питер. 1989. «Zur Sozialgeschichte der deutschen Kriegsgefangenschaft in der Sowjetunion im Zweiten Weltkrieg in der Frühgeschichte der Bundesrepublik Deutschland: Ein Beitrag zum Problem historischer Continuität», Zeitgeschichte 17: 1–18.

Штайнигер, Рольф. 2014. Германия и США: Vom Zweiten Weltkrieg bis zur Gegenwart . Мюнхен: Лау-Верлаг, 2014.

.

Примечания

[i] Леманн1986, 10.

[ii] Лакс и Харальд Штутте, 2010 г., стр. 253–254.

[iii] Hilger 2000, 20 в Bischof, Karner, and Stelzl-Marx 2005, 202–206.

[iv] Lehmann 1986, 10, 81–83; Бисс 2006, 119–140.

[v] Борхард 2000, 38; Макдонаф 2007, 399, 408, 426.

[vi] Макдонаф 2007, 416, 419.

[vii] McDonough 2007, 399, 408, 420, 426.

[viii] Бишоф 2005, 9.

[ix] Хильгер и Дитер-Мюллер дают разные цифры для официальной советской версии. См. Hilger 2000, 71, и Dieter-Müller 2005 , 79.

[x] Borchard 2000 , 11; Штейнбах 1989, 1; Леманн 1986, 10.

[xi] Хильгер 2000, 206.

[xii] Мёллер 2005.

[xiii] Biess 2006, 59; Шварц 1991.

[xiv] Шварц 1991, 168; Штайнгер 2014.

[xv] Hilger 2005 , 204–205.

[xvi] Хильгер 2005, 206.

[xvii] Biess 2006, 126–27, 203–204; Хильгер 2005, 212–216.

«Сталинизм на войне» переосмысливает роль СССР во Второй мировой войне

Успешная война Советского Союза против нацистской Германии едва ли является малоизученной темой. Литература по нему настолько богата и обширна, что трудно сказать что-либо действительно новое по этому вопросу. Но Марку Эделе, профессору истории Мельбурнского университета в Австралии, удалось сделать именно это в «Сталинизме на войне», коротком, ярко написанном отчете о конфликте, который снабжен множеством убедительных, но противоречивых выводов о конфликте.

Эдель сохраняет актуальность своего рассказа о Великой Отечественной войне отчасти тем, что ставит под сомнение сам термин. Вместо четкой трактовки кровопролития 1941–1945 годов мы получаем развёрнутый, обширный отчет о периоде, который простирается примерно с середины 30-х годов и преждевременного сталинского перевооружения до окончательного выгорания антикоммунистических повстанческих движений на Украине и в Прибалтика в первые послевоенные годы.

Попутно истории советских войн в Польше и Финляндии и затянувшаяся серия дальневосточных пограничных стычек с Японией интегрируются в более широкую историю сталинизма военного времени, а не отбрасываются в сторону как второстепенные курьезы.Это освежающий разрыв с традицией, учитывая — как тщательно отмечает Эдель — огромное количество людей, которые сражались и погибли на этих театрах конфликтов, которые в противном случае оставались бы без внимания.

Материал организован как последовательность хронологически расположенных эссе, каждое из которых посвящено определенному аспекту советского военного опыта. Это формат, в котором Эдель выглядит наиболее заставляющим задуматься и провокационным.

Он утверждает, что довоенная сталинская программа перевооружения производила огромное количество некачественной военной техники и дала Советскому Союзу решающую фору в гонке за массовым военно-промышленным производством, которая должна была последовать; что коллективизация подорвала, почти смертельно, готовность крестьян противостоять гитлеровскому вторжению; и что дипломатическая и военная кампания Сталина в конце тридцатых годов, направленная на то, чтобы отговорить японцев от нападения на Дальнем Востоке, представляет собой недооцененный успех, искупивший его катастрофическую неспособность предвидеть натиск Германии на Западе.

Эти субъекты могли заполнить (и уже заполнили) тома. Но Эдель пишет с живой элегантностью, что делает его повествование истинным удовольствием для чтения. Его нежелание увязнуть в мелочах войны или принять чью-либо сторону в малоизвестных историографических дебатах делает текст свежим и читабельным.

Это, как говорит нам вначале Эдель, популярная история. Он выполняет свое обещание с журналистским взглядом на анекдот и цвет. Главы изобилуют личными историями, начиная от советского корейского депортированного на Дальний Восток, который в конце концов осуществил свое желание поступить на службу в Красную Армию, чтобы вытеснить японцев с его родины, до еврея-идеалиста левого толка в оккупированной Польше, который захлестнул хаос операции «Барбаросса».То, что они представляют, — это богатая человеческая история бесчеловечного конфликта, мастерски рассказанная и убедительно переосмысленная.

Из Главы 4: Армагеддон, 1941-2

Хаос

«Ленин оставил нам великое наследство, — возмущался Сталин, — а мы — его наследники — все это нагадили!» Прошло немногим больше недели после нападения немцев без предупреждения и объявления войны. С раннего утра 22 июня ударная группировка Гитлера сокрушила советскую оборону и продвинулась по трем направлениям вглубь советской территории.Группа армий «Север» направлялась к Ленинграду, группа армий «Центр» — к Москве, группа армий «Юг» — к Киеву. В день сталинского порыва гитлеровские танковые части вышли к окраинам Львова на юге и контролировали район южнее Минска в середине. Группа армий «Север» стояла в глубине Литвы. Но Сталин не имел ясного представления о том, что происходит на его западном фронте. Он встречался со своим ближайшим окружением, чтобы обсудить ситуацию: Вячеславом Молотовым, Георгием Маленковым, Анастасом Микояном и Лаврентием Берией.Телефонный звонок в Наркомат обороны не рассеял туман.

Значит, Сталин решил нанести солдатам визит. Встреча с Семеном Тимошенко, Николаем Ватутиным и Георгием Жуковым получилась напряженной. Сталин обрушился на свой генеральный штаб за то, что он не знал, что происходит на фронте. Жуков вышел из комнаты в слезах. «Очевидно, что только теперь Сталин действительно понял, насколько серьезными были его просчеты в отношении вероятности, сроков и последствий нападения Германии и ее союзников», — вспоминал позже Микоян.

На передовой царил хаос. Майкл Гольдберг проснулся 22 июня от грохота бомбардировок Пинска. Когда семья услышала по радио речь Молотова о нападении Германии, у его отца было мало иллюзий относительно судьбы евреев: «Это будет наш конец». для дальнейших инструкций. «Внезапно нас разбудил сигнал тревоги. Когда мы выбежали наружу, то увидели пылающее западное небо и услышали взрывы.Призывникам, все еще одетым в штатское, было приказано идти на восток до ночи. Утром безоружные люди попали под обстрел, но сумели соединиться с колонной моторизованных матросов. «Они дали нам оружие, и вместе мы уничтожили немецкие войска». В конце концов они добрались до Лунца, где их разместили на вокзале, цели для ударов вражеской авиации. «К концу дня мы подверглись первой атаке немецких самолетов, и нам негде было спрятаться. Я был свидетелем резни. Это был мой первый опыт войны.Предполагаемое нападение на Пинск, побудившее их двинуться на восток, было ложной тревогой (военная база подверглась бомбардировке немецкой авиацией). Их отправили обратно в вагонах для перевозки скота, разместили в старой городской церкви, наконец дали униформу, но в остальном пренебрегли. «Нам нечего было делать, и по-прежнему не было ни руководства, ни обучения». Вскоре оставшиеся офицеры разбежались, оставив новобранцев без руля. Обращение к партийному руководству города дало только информацию о том, что вскоре город окажется под немецкой оккупацией.Предоставленные сами себе, большинство солдат вернулись к своим семьям. Осталось только двадцать шесть «закоренелых коммунистов». Гольдберг после некоторого скитания, пытаясь соединиться с семьей, был арестован как дезертир, освобожден после вмешательства местного партийного лидера и после совещания с отцом вернулся к этим остаткам своей части. Его отец убедил его уйти с армией, «так как был уверен, что из-за моего политического послужного списка я буду одним из первых, кого немецкие захватчики повесят».Этот совет отражал широко распространенное «наивное отношение горожан, которые считали, что, хотя политические активисты в опасности, средний гражданин — нет». Затем Гольдберг и его товарищи прошли через мост за город, который был взорван позади них.

Последующее было кошмаром. После ночного марша солдаты очутились на дороге, «заставленной сотнями призывников из числа гражданских лиц, покинувших город до нас из разных мобилизационных пунктов». С восходом солнца жара усиливалась.Это был бы жаркий день без доступа к питьевой воде. Немецкие самолеты контролировали небо и пикировали на демонстрантов, чтобы расстрелять их по желанию. Группы разбились на мелкие стайки. Голдберг был в группе из пяти человек.

К ночи они добрались до деревни, где смогли купить хлеба и молока и договориться о приюте. Голдберг страдал от волдырей на ногах. Боль не давала ему уснуть, и он вышел из хижины, чтобы подышать воздухом.

Затем я подслушал разговор между несколькими фермерами, сговорившимися позже убить еврейских коммунистов, потому что они, вероятно, носили с собой золото! Этот поступок также принесет им похвалу от наступающих немцев.Я тут же разбудил этой новостью друзей, и посреди ночи мы снова продолжили путь. Этот эпизод стал еще одним ударом по моей вере в людей; эти фермеры были из тех людей, которые жили бок о бок с нами на протяжении сотен лет.

В конце концов, один из немногих оставшихся офицеров подобрал отставших и отправил их на железнодорожную станцию ​​для отправки на восток. «Нас погрузили в вагоны для перевозки скота, по 50-60 человек в вагон, и пустили в дальний путь без провизии и санитарных удобств.Вскоре эшелону пришлось изменить направление, так как немецкие войска перерезали ему путь. Затем поезд несколько дней простоял на станции, постоянно подвергаясь атакам люфтваффе. «Таким образом, — размышлял Голдберг, — многие из призывников так и не получили возможности участвовать в войне». В конце концов выживших доставили в Орел. Последовали еще две недели бессмысленного ожидания, прежде чем их отправили в военный тренировочный лагерь в лесу. «Никаких удобств не было. Единственным нашим убежищем были деревья». Паек состоял из копченой селедки и черного хлеба.Многие были еще в штатском. Сменного белья ни у кого не было, и с момента отъезда из Пинска они не мылись. Налеты с воздуха возобновились, и призывникам нечем было защититься от угрозы с неба.

Трудовая армия

В конце концов, солдат из бывших польских регионов эвакуировали на восток в «наших старых друзьях, вагонах для перевозки скота», где они присоединились к другим депортированным. «Я открыл для себя людей разных национальностей; Поляки, украинцы и немцы, родившиеся в Советском Союзе, где их семьи жили сотни лет.Мы поняли, что все мы были людьми, которых советская власть считала ненадежными». То, что он увидел во время путешествия по старому Советскому Союзу, разрушило все иллюзии, оставшиеся у молодого коммуниста. «Я обнаружил нищету и ужасные условия жизни людей в районах, через которые мы проезжали. . . . Они выглядели как люди, живущие в прошлые века, как в экономическом, так и в культурном плане. Я был потрясен бедностью, которая существовала спустя столько лет после революции». Гольдберг и его товарищи путешествовали неделями, «грязные и голодные, питавшиеся недостаточным для выживания пайком» и страдавшие от различных болезней.Наконец, они высадились в Ижевске на севере России, где солдат отправили в трудармию.

Трудармия представляла собой «своеобразное явление», сочетавшее «мобилизацию мужчин и женщин через военкоматы с военизированными формированиями, организованными по трехступенчатой ​​структуре (трудотряды, трудовые колонии, трудбаты)». элементы военной службы, производительного труда и режима заключения, подобного ГУЛАГу». Такой военизированный труд использовался для контингентов, считавшихся подозрительными: среди них были советские немцы, румыны, итальянцы, финны, китайцы, корейцы, греки, калмыки и крымские татары, а также многие из западных окраин, всего около 400 000 человек.

К этой категории в период с 1941 по 1943 год относились

еврея из недавно присоединенных регионов. Живя в палатках в лесу, отряд Гольдберга должен был построить новые заводы, которые будут снабжаться эвакуированным оборудованием и рабочей силой с западной окраины советской империи. За долгие и тяжелые трудовые будни они построили и свои «дома» — вездесущие землянки, «маленькие подземные хижины», с которыми мы уже сталкивались во время корейских депортаций 1937 года и еще не раз увидим в этой войне.Еда была ужасной и недостаточной. Многие опухли от голода. «Работа была очень тяжелой, и мы были голодны», — сообщил бессарабский еврей, которого отправили работать на военный завод в Челябинск. «Мы все болели малярией, а ты должен был продолжать работать». Смертность среди трудармейцев была высока: в 1942 году умерло около 11%, или 11 874 человека; даже при улучшении условий в 1944 году это число все еще составляло 2832 человека, или 3 процента.

Примечание. Для удобства чтения сноски из этого раздела удалены.

Выдержка из книги Марка Эделе «Сталинизм в войне: Советский Союз во Второй мировой войне», опубликованной Bloomsbury Academic. Copyright © 2021 Марк Эделе. Используется с разрешения. Все права защищены.

Для получения дополнительной информации о Марке Эделе и его книге посетите сайт издательства .

Германия и кризис на Украине: раскол из-за Москвы?

Тема: Кризис на Украине и российская аннексия Крыма являются серьезной проблемой для немецких внешнеполитических деятелей.

Резюме: Революция на Майдане в Украине и последующая аннексия Крыма Россией стали неожиданностью для немецких внешнеполитических деятелей. Традиционно Германию и Россию связывают особые отношения, которые исторически вылились в политику «Россия прежде всего» и в отсутствие у Берлина должного дизайна всего постсоветского пространства. Учитывая прошлое и то, что СДПГ снова возглавила министерство иностранных дел, следовало ожидать возобновления внутренних разногласий по поводу Москвы, сравнимых с разногласиями периода Новой восточной политики в конце 1960-х и начале 70-х годов.Тем не менее, в то время как интересы немецкой промышленности и чуткое общественное мнение осложняют политику в отношении России, между политическими элитами не возникло серьезных разногласий, а возникло «реактивное разделение труда». Основная проблема более напористой политики Германии по отношению к Москве — в целом ограниченное пространство для действий и неприменимость некоторых вариантов политики для лиц, принимающих решения в Берлине.

Анализ

Как это было раньше: подход Германии к России и постсоветскому региону
Внешняя политика Германии традиционно опиралась на три столпа: прочные трансатлантические отношения, многосторонность и европейская интеграция.Недаром Россия и постсоветский регион как таковой с трудом вписываются: отношения с Россией всегда были особыми из-за стратегического значения Москвы для Берлина, крепких экономических связей между обеими странами и непростых общих История двух больших войн. Эти особые отношения, по числовым причинам, было трудно приспособить к предпочтительному немецкому методу многосторонности, а также они не были очень совместимы с предпочтительным вектором Берлина Westbindung (за счет продолжающейся европейской интеграции и приверженности западному союзу) и поэтому должны были осуществляться более традиционным двусторонним способом.

Конечно, это регулярно вызывало недоумение не только среди центрально-восточноевропейских государств, ранее входивших в состав Восточного блока, где доминировал Советский Союз, но и традиционно приводило к ссорам между Берлином и Вашингтоном, Лондоном или Парижем при поиске единой позиции по Москве. Наконец, тенденция Германии ставить Россию выше своих политических взглядов на регион привела к определенному пренебрежению по отношению к странам, находящимся между ЕС и Россией, что привело к отсутствию надлежащего немецкого регионального дизайна и периодическому недоверию к Берлину в различные столицы.

Ниже стратегического уровня подход Берлина к Москве традиционно также осложнялся внутренними разногласиями по этому вопросу. До объединения на отношения с Москвой глубоко влияло существование восточногерманского государства, ГДР, и вопрос о том, как можно улучшить «немецко-германские отношения» и преодолеть разрыв между Востоком и Западом. В то время как сменявшие друг друга канцлеры ХДС придерживались так называемой доктрины Хальштейна о непризнании ГДР и твердо стояли на стороне западных союзников в их политической и идеологической конфронтации с Москвой, СДПГ под руководством канцлера Вилли Брандта (1969-72 гг.) Политический подход Германии.«Новая восточная политика», до сих пор рассматриваемая как «наиболее существенная модификация» послевоенной внешней политики Бонна, была направлена ​​на постепенные «изменения путем сближения», улучшение экономических связей и сотрудничества в области безопасности и в то же время принятие принцип невмешательства.

После объединения и до нынешнего кризиса сохранялось старое разделение между консервативным подходом, подчеркивающим права человека и необходимые демократические изменения наряду с прочным партнерством, и прагматичной социал-демократической политикой, основанной на долгосрочных изменениях посредством бескомпромиссных политических и экономических связей.«Откровенность лучше гармонии», — сказала Ангела Меркель после саммита ЕС-Россия в 2007 году, когда она отложила запланированное Соглашение о сотрудничестве ЕС с русскими из-за критики Владимиром Путиным политики центрально-восточноевропейцев в отношении Москвы и его отношения к оппозиции в домой. Ее тогдашний министр иностранных дел Франк-Вальтер Штайнмайер не мог быть в большей ярости: он как раз собирался инициировать так называемое «партнерство для модернизации» (2008 г.) с русскими и боялся, что его дипломатические усилия будут напрасными.Еще в январе 2014 года, через несколько месяцев после того, как он снова стал министром иностранных дел и в разгар революции на Майдане, Штайнмайер твердо придерживался своей дружественной и прагматичной политики в отношении Москвы, комментируя, что «Россия нужна нам для решения практически всех кризисов, связанных с безопасностью». и конфликты современности» и «без России не получится»[1].

Российская политика Берлина после аннексии Крыма: двойственный подход?
Реакция россиян на революцию на Майдане стала неожиданностью даже для опытных международных наблюдателей и экспертов, не говоря уже о все менее образованной во внешней политике немецкой политической элите.Когда Владимир Путин воспользовался слабостью и бесконтрольностью нового украинского правительства, а также обвинениями в «фашистском» перевороте в Киеве, чтобы поддержать пророссийские элементы в Крыму с помощью вооруженной силы, чтобы обеспечить правовую основу для присоединение полуострова к Российской Федерации и, наконец, полная аннексия — Берлин изо всех сил пытался найти политику. Несмотря на российско-грузинскую войну 2008 года и последующее признание Россией Абхазии и Южной Осетии, событие, о котором западные элиты с тех пор намеренно забывают, порядок в Европе после окончания холодной войны всегда воспринимался немцами как нечто само собой разумеющееся.Теперь вопрос заключается в том, повлияет ли переломное событие аннексии Крыма на политику Германии в отношении России и лежащие в ее основе внутренние разногласия.

Более пристальный взгляд на систему принятия решений представляется оправданным. Несмотря на некоторые влиятельные фигуры, такие как Ганс-Дитрих Геншер во главе министерства иностранных дел, во внешней политике Германии в основном доминировал канцлер, который руководит своими соответствующими структурами в канцелярии. Тенденция к тому, чтобы международная политика все чаще проводилась через саммиты и встречи глав государств и правительств в течение последних десятилетий, также укрепила позиции канцлера.Однако во время так называемых «больших коалиций» двух крупнейших партий (например, в настоящее время) существовала тенденция предоставлять министру иностранных дел (обычно также вице-канцлеру) большую автономию. Во время первой большой коалиции (1966-69), когда споры о «Новой восточной политике» шли полным ходом, это привело даже к «дуалистической внешней политике»[2]. Таким образом, может ли нынешний кризис привести к сопоставимому развитию?

Ангела Меркель, в отличие от своего предшественника Герхарда Шредера, у которого сложились тесные личные отношения с Путиным и который однажды позорно назвал его «безупречным демократом», никогда не была близка с российским президентом.В то время как некоторые наблюдатели видят связь между прошлым Меркель в Восточной Германии и личным опытом диктатуры и, следовательно, ее твердой верой в либеральные ценности (в отличие от бывшего офицера КГБ Путина, который находился в Восточной Германии во время Wende ). ), ее трезвый и аналитический подход к разработке политики, возможно, был бы лучшим объяснением. Уже во время своего первого канцлерства она почувствовала, что Путин далек от того, чтобы превратить свой успешный проект государственного строительства в настоящую демократию, и открыто критиковала его за его подход к правам человека.К 2012 году, когда Путин вернулся на свой третий срок, сменив «марионеточного президента» Дмитрия Медведева, и сразу занял жесткую позицию в отношении оппозиции, она потеряла всякие иллюзии в отношении кремлевского лидера и вероятности новых отношений. Поэтому ее немедленная реакция на аннексию Крыма была прямолинейной: такое явное нарушение международного права недопустимо, и Путин должен заплатить цену за свои империалистические амбиции, независимо от того, как это повлияет на особые отношения.[3] Тем не менее, для стиля Меркель также стало типичным излагать более широкие линии, которым необходимо следовать, оставляя место для интерпретации и гибких и своевременных политических мер.

Это пространство для интерпретаций пришлось заполнить министру иностранных дел Франку-Вальтеру Штайнмайеру, который, как известно, поддерживает тесные рабочие отношения с Меркель и рассчитывает на ее доверие. Штайнмайер, вновь занявший пост министра иностранных дел в конце 2013 г., поначалу возлагал большие надежды на возобновление своего прежнего подхода «партнерство ради модернизации» и в качестве жеста назначил Гернота Эрлера, эксперта по России, известного своими сторонниками политики «пытаясь понять» и взаимодействовать с путинской Россией посредством диалога и тесного сотрудничества в качестве его специального координатора по России.Соответственно, совместный подход к русским доминировал в реакции Штайнмайера на кризис в Украине, например, когда он посадил русских за стол переговоров для переговоров по соглашению между тогдашним президентом Януковичем и оппозицией 21 февраля или когда он впервые отказался поддержать санкции. против русских, когда последние уже активно добивались аннексии Крыма в середине марта. Даже после аннексии и введения режима санкций против России Штайнмайер, казалось, неоднократно соглашался с требованиями России, когда его цитировали, говоря, что Украина не может быть членом НАТО и что Запад не должен навязывать окончательный внешнеполитический выбор. странах Восточной Европы и когда он даже какое-то короткое время заигрывал с идеей федерализации Украины.В ответ он подвергся резкой критике со стороны Андреаса Шокенхоффа, бывшего официального представителя партии по вопросам внешней политики, от ХДС, за попытку «проповедовать о здоровой ситуации (в регионе)».[4]

Тем не менее, хотя подход Штайнмайера, кажется, несколько расходится с четкой позицией Меркель и ее партии, трудно поверить, что между ними существуют серьезные разногласия или что даже развивается «двойная внешняя политика» в отношении России. Во-первых, есть веские основания полагать, что Меркель и Штайнмайер ведут своего рода двухуровневую игру, где первая пытается убедить западных партнеров Германии в искренности ее приверженности альянсу и международному праву, тогда как последний старается сохранить для Москвы открытый канал, тем самым расширив ей пространство для маневра и, что не менее важно, угодить немецкому общественному мнению (см. ниже).В конце концов, Меркель знает, что ее возможности в отношении россиян довольно ограничены, тем более что российский президент милитаризировал ситуацию, и санкции, похоже, не работают. Во-вторых, подход Штайнмайера к сотрудничеству, даже если он сам до сих пор им дорожит, подвергся значительному давлению в СДПГ. Вице-канцлер, глава партии СДПГ и министр экономики Зигмар Габриэль в последние недели активно участвовал в политике в отношении России и неоднократно поддерживал более жесткую линию в отношении Москвы, включая экономические санкции.[5] Аннексия Крыма также стала поворотным моментом для многих социал-демократов, особенно с учетом того, что твердая приверженность Германии международному праву по-прежнему является неприкосновенным компонентом ее послевоенного внешнеполитического консенсуса. Наконец, безжалостная дестабилизация Путиным Украины и его агрессивный подход, отказывающийся от сотрудничества с Западом, все больше дискредитирует политику Штайнмайера и может даже ослабить его авторитет как кризисного менеджера.

Таким образом, хотя межинституциональные разногласия и идеологические вопросы, по-видимому, играют незначительную роль в управлении Германией кризисом на Украине и в ее политике в отношении России, необходимо также внимательно рассмотреть два других фактора: влияние экономических интересов и общественного мнения.

Немецкая экономика: просьба не беспокоить!
Прочные германо-российские экономические отношения традиционно являются одним из ключевых факторов, объясняющих особые отношения между Берлином и Москвой. Годовой объем торговли между двумя странами в 2013 году составил почти 76,5 млрд евро, и, по словам Райнера Линднера, директора Ostausschuss der Deutschen Wirtschaft, 300 000 рабочих мест в Германии зависят от бизнеса с Россией. В то время как Германия сильно зависит от поставок энергоносителей из России, на долю которых приходится 37% ее газа и 35% ее импорта нефти, Россия является огромным рынком сбыта для мощной немецкой автомобильной промышленности, а также для ее машиностроительного и химического секторов.[6]

Особого внимания заслуживает зависимость Германии от российских энергоресурсов и особенно газа. С начала 1970-х тогдашний Советский Союз, а затем и Россия стали для Германии основным источником нефти и газа, и немецкая политическая элита хорошо осознает свои ограниченные возможности изменить картину в ближайшем будущем. Хотя решение Берлина в 2011 году в пользу Energiewende (энергетический переход) означает преднамеренное сокращение его будущей зависимости от невозобновляемых источников энергии, а доступность американского сланцевого газа и других вариантов диверсификации может уменьшить зависимость Берлина от российского газа, все это кажется еще далеко.На данный момент, несмотря на нынешний кризис, Германия рассчитывает на то, что Россия выполнит свои контракты, по общему признанию, также из-за широко распространенного мнения о том, что российская экономика пострадает гораздо больше от застоя с поставками. [7]Кроме того, следует добавить, что по сравнению с другими странами ЕС зависимость Германии от поставок российского газа умеренная: Прибалтика (100%), Болгария (89%), Польша (59%) и даже Чехия ( 57%) по-прежнему далеко впереди в этом отношении.[8]

Учитывая сильную взаимозависимость двух экономик, после аннексии Крыма не стало сюрпризом то, что крупные руководители Германии не только отвергли экономические и другие санкции против России, но и высказались за диалог с Москвой и даже выразили некоторое понимание своей позиции.Например, генеральный директор ThyssenKrupp Генрих Хизингер сказал: «У нас здесь ситуация, когда Россия ясно видит, что она загнана в угол», а Франк Аппель, генеральный директор Почты (немецкая почта), утверждал: «Нужно заранее думать о результатах политики, вызывающей политические перемены во дворе великой державы». Кульминация наступила, когда 26 марта генеральный директор Siemens Джо Кезер, не проинформировав об этом министерство иностранных дел, отправился в Москву, чтобы встретиться с Путиным в частном порядке. После того, как процитировали Кайзера, сказавшего, что его компания «не допустит, чтобы ее долгосрочное планирование пострадало от краткосрочных потрясений», вице-канцлер Зигмар Габриэль раскритиковал его («Я нахожу этот визит немного странным»; «Мы не можем дать такое впечатление, что мы продаем наши ценности… как толстосумы»).[9]

Визит Кезера в Москву был вызовом, прежде всего, для министра иностранных дел, чей политический подход к «партнерству для модернизации» приветствовался немецкой экономикой, всегда опасающейся «деструктивной» политики, чрезмерно сосредоточенной на правах человека и политических изменениях. Визит создал впечатление, что бизнес уже стал движущей силой политики Германии в отношении России, и на мгновение заставил Берлин выглядеть очень плохо. Кроме того, СДПГ с болью вспомнили о своем бывшем канцлере Герхарде Шредере, который принял неоднозначное решение стать председателем консультативного совета «Северного потока», дочерней компании «Газпрома», после своего поста канцлера в 2005 году.Однако в качестве еще одного доказательства уменьшения роли межведомственных разногласий в политике Берлина в отношении России Штайнмайер, как и большая часть остального политического спектра, похоже, не беспокоился о сопротивлении немецкой промышленности более жесткой политике, включая экономические санкции. 9 апреля министр иностранных дел обратился к собравшимся немецким деловым лидерам, которые, вероятно, были разочарованы его выводами: «Мы не должны ошибаться, предполагая существование экономического мира, независимого от политического мира, который (имеется в виду первый) не обеспокоен отсутствием важных условий для мирного порядка в Европе».[10]

Общественное мнение: возвращение к древним призракам или мучительный процесс обучения?
Опросы немецкого общественного мнения относительно кризиса и вариантов внешней политики выявили удивительное отношение, которое, по мнению многих наблюдателей, было преодолено за многие годы Westbindung (приверженность Западу). Вопреки общему неприятию российской политической элитой аннексии Крыма Россией, 33% немцев считали, что у Кремля были веские причины для этого, и ошеломляющие 54% считали, что Запад должен принять аннексию.Еще более тревожными, с точки зрения западного альянса, были результаты опроса о предпочтительной позиции Германии по отношению к России: в то время как только 45% считали, что Германия должна быть «твердо связана с западным альянсом», 49% считал, что она должна занять «среднюю позицию между Западом и Россией». Так, только 20% немцев поддерживают жесткие санкции и лишь 19% выступают за исключение России из G8.

Столь же удивительна и относительно резкая разница между восточными и западными немцами, при этом у первых гораздо более дружественная и совместная позиция по отношению к Москве (41% считают, что у России есть веские причины для аннексии; 60% выбирают средний курс).Хотя результаты, кажется, ставят под сомнение то, что до сих пор было внешнеполитическим консенсусом Берлина, картина становится более двойственной, если взглянуть на позиции по Украине и России. В то время как убедительные 72% выступают за экономическую поддержку Украины, а 57% считают, что правительство Януковича было главной причиной кризиса, 76% немцев считают, что отношения с Россией неполноценны, а 55% считают, что Россия представляет угрозу .[11] В чем причины таких двойственных мнений? Почему немцы так боятся русских и так недовольны отношениями с одной стороны, но так стремятся умиротворить их даже за счет международного права и союзничества-сплоченности с другой?

Некоторые наблюдатели указывают на трагическую историю отношений между немцами и русскими и особенно на немецкую вину за гибель миллионов русских (и, хотя часто игнорируется, украинцев) во время Второй мировой войны.Конфликт с русскими, согласно аргументу, может привести только к полному уничтожению, и его следует избегать любой ценой. Более того, в немецком мышлении о России есть сильный элемент романтизма, который в своей более сентиментальной версии имеет тенденцию идеализировать якобы «гармонию, единство и глубину русской души» (искушая немцев принять русский авторитаризм как нечто естественное), в то время как его более агрессивная версия выступает за духовный союз немцев и русских против чуждой, управляемой американцами западной «культуры индивидуализма» и «материалистической одержимости».[12] Тем не менее, несмотря на то, что общий страх Германии перед войной против России неоспорим, и есть некоторая доля правды в заявлении об антиамериканизме, особенно в крайностях немецкого политического спектра (например, Die Linke и AfD), оба исторические а идеологические аргументы могут зайти слишком далеко.

С большей вероятностью двойственное отношение многих немцев к российскому вопросу лучше понять в более широком и более современном контексте: после боснийской войны в середине 1990-х годов начался болезненный процесс обучения, в ходе которого не любящие войны немцы принять участие в военных действиях в Европе и за ее пределами и выполнить обязательства альянса.Они по-прежнему предпочитают жить на «мирные дивиденды», заглядывая внутрь себя и сосредотачиваясь на своем экономическом благополучии. Теперь, с квазигегемонистской позицией страны в государствах ЕС и де-факто снятием гарантии безопасности США, они опасаются, что фаза возможного «самоограничения» окончательно завершилась. Более того, им, возможно, даже придется принять лидерство, навязанное им в результате «примата политики», «нормализации» их отношения к политике безопасности (и подразумевающей, прежде всего, увеличение инвестиций в военную инфраструктуру) и понижение их экономической целей (например, в случае санкций против Москвы).С украинским кризисом и авантюрой России процесс обучения мог достичь критической фазы.

На данный момент кажется, что смелый шаг России в Крыму лишь усугубил страх немцев перед собственной напористостью и необходимостью стать более напористой во внешней политике. Это, в свою очередь, может быть важной причиной, по которой некоторые представители немецкой элиты и широкой общественности желают умиротворить русских, преуменьшить их несправедливый захват Крыма и «понимать их» с исторической точки зрения (как показал недавно Russlandversteher : ‘тот, кто понимает Россию’).Тем не менее, если Кремль продолжит свой нынешний курс, отказываясь от сотрудничества с Западом и удовлетворяя свои территориальные амбиции на востоке Украины, немецкие дебаты о «более решающей и существенной роли в мире» (как этого требует федеральный президент Иоахим Гаука на Мюнхенской конференции по безопасности 2014 года)[13] может быстро принять новый оборот.

Вывод: Кризис на Украине и российская аннексия Крыма являются серьезной проблемой для немецких внешнеполитических деятелей.Ход событий с конца ноября 2013 г., когда президент Украины Виктор Янукович отказался подписывать Соглашение об ассоциации с ЕС, во многом стал неожиданностью для немецкой политической элиты, которая до сих пор борется за то, чтобы сбросить со счетов свою довольно реактивную роль. Однако разработка более активной политики по отношению к русским является очень сложной задачей для Берлина, поскольку политика в отношении России традиционно была предметом споров между более крупными партиями. Здесь были сделаны три основных замечания.Во-первых, несмотря на некоторые незначительные разногласия, Ангела Меркель и ее министр иностранных дел Франк-Вальтер Штайнмайер до сих пор избегали оставаться в тени Neue Ostpolitik и связанных с ней внутренних разногласий. Таким образом, политика Германии в отношении России не так разделена, как может показаться многим наблюдателям. Во-вторых, немецкое общественное мнение переживает критическую фазу самосознания роли страны в мире. Эта фаза может, в зависимости от хода событий, привести либо к еще большему самоограничению и обращению внутрь себя, либо к окончательному прорыву в дебатах о большей роли в мире.

Наконец, на данный момент ясно, что Германия по-прежнему ограничена в своей способности применять жесткий политический подход. Когда Урсула фон дер Ляйен, министр обороны Германии, заявила в середине марта, что НАТО следует увеличить свое присутствие на своих восточных границах, она подверглась резкой критике со стороны СДПГ, «зеленых» и руководства СвДП за «способствование эскалации конфликта». ситуация», в то время как даже ее коллеги из ХДС отказались ее сильно поддержать[14]. Учитывая, что экономические санкции уже не популярны среди влиятельных боссов немецкой промышленности и общественности, этот эпизод показывает, что любое применение жесткой силы (даже просто демонстрация силы) для оказания давления на Владимира Путина невообразимо для немецкой элиты.Несмотря на то, что Германия уже довольно давно участвует в кампаниях НАТО за пределами зоны ответственности, она просто еще не является «нормальным» игроком в политике безопасности и все еще слишком привыкла к тому, что другие обеспечивают ее собственный мир.

Таким образом, при таком ограниченном политическом пространстве и отсутствии надлежащего дизайна развития постсоветского пространства как такового Германия вряд ли сможет превратиться в более напористого игрока в нынешнем кризисе, не говоря уже о том, чтобы взять на себя роль лидера. . Это, в свою очередь, также лишает других членов альянса мотивации быть более жесткими по отношению к русским, которые будут все более довольны отсутствием четкой красной линии для их экспансионистской политики в регионе.

André Härtel
Советник по вопросам политики и внутренний исследователь Совета Европы (Страсбург, Франция) и внештатный лектор по международным отношениям в Йенском университете им. Фридриха Шиллера (Германия)


[1] «Steinmeier stellt sich gegen Merkel», Cicero Online , 29/I/2014.

[2] См., в частности, публикации Ганса В. Маулла из Трирского университета о внешней политике Германии.

[3] «CDU-Parteitag: Merkel droht Путин mit Wirtschaftssanktionen», Spiegel Online , 5/IV/2014.

[4] «ХДС-Außenpolitiker kritisiert Steinmeiers Russland-Strategie», FAZ.NET , 8/IV/2014.

[5] «Gabriel droht Russland mit weiteren Sanktionen», Reuters Deutschland , 15/IV/2014.

[6] «Gas, Öl, Autos, Maschinen: So eng sind Deutschland und Russland verflochten», Spiegel Online , 5/III/2014.

[7] «Die Deutschen und das russische Gas», FAZ.NET , 31/III/2014.

[8] См. статистику Eurogas 2012 в «Сознательном расцеплении», The Economist , 5/IV/2014.

[9] «Gabriel findet Kaesers Besuch bei Путин schräg», DIE WELT онлайн , 30/III/2014.

[10] «Versuch einer Vereinnahmung», Frankfurter Allgemeine Zeitung , 11/IV/2014, S. 2.

[11] Результаты опроса см. в ARD Deutschlandtrend за март и апрель 2014 г., «Ein gefährliches Land» (на основе опроса в Алленсбахе), FAZ.NET , 15/IV/2014, а также в других опросах, проведенных FORSA, TNS. и ЭМНИД.

[12] «Насколько западна Германия? Кризис в России подстегивает конфликт идентичности», Spiegel Online , английское издание, IV сентября 2014 г.

[13] «Gauck fordert aktivere deutsche Außenpolitik», Die Welt (онлайн), 31.1.14.

[14] «Koalition streitet über NATO-Präsenz im Osten», Spiegel Online , 23.3.14.

Немецкие ракетчики в Москве

Немецкая группа А-4 в Москве

В октябре 1946 год, лучшие немецкие инженеры, работавшие на советскую ракетную программу были заказаны в поездах и отправлены в различные места в СССР оказывать помощь в организации ракетного производства и проектирования.Посредством начале 1947 года Советы завершили передачу всех работ по ракетную технику из Германии в секретные места в СССР. в Осенью 1947 года советско-германская команда спустила на воду одиннадцать Ракеты А-4 у поселка Капустин Яр в степях к северу от Каспийского моря.


Быстрый ссылки вокруг этой страницы:


Конец медового месяца

Дано патологическая одержимость советского правительства секретностью, это было замечательное явление, что Иосиф Сталин позволил сотням советских специалисты, многие из них недавние ГУЛАГовцы заключенных, едут в послевоенную Германию и работают бок о бок со своими немецкими коллег по развитию ракетной техники.Неизбежно, весь мероприятие носило временный характер, было направлено на подготовку советских кадров в промышленности чего в то время в СССР практически не было. С самого начала программы, советские власти были серьезно обеспокоены привлечением тысяч немцев, имевших относительную свободу передвижения, в сверхчувствительную оборону проекты, такие как авиация, ракетостроение и ядерные исследования.

Вкл. 7 мая 1946 г., Иван Серов, руководитель советской политики безопасности НКВД в Германии, получил письмо от А.Г. Мрыкин из артиллерийского управления ГАУ с жалобой о подавляющем количестве немцев, причастных к разработке советского ракетостроения усилие. То В документе подчеркивалось, что немецкие специалисты не только набирались опыта в производстве действующей немецкой технологии, но и имел непосредственное доступ к советским усилиям по разработке последующих ракетных систем. (170)

Вдоль с тем, что их ракетная программа была раскрыта западной разведке, СССР сейчас восстанавливал военно-промышленный потенциал Германии, что-то меньше всего интересовало советское правительство.Не говоря уже о советских власти были обеспокоены тем, что союзники обвинят их в неподчинении с соглашениями Контрольного совета союзников о ликвидации германской военная машина, что могло привести к требованиям союзников о проведении инспекций. (172)

Официальный решения о депортации немцев

Вкл. 17 апреля 1946 г. Совет Министров СССР издал постановление № 874-366сс. приказывает Министерству авиационной промышленности МАП депортировать 1400 немецких инженеров. и рабочих в СССР.Включая членов семьи, число депортированных Ожидалось, что на тот момент она достигнет 3500 человек.

Вкл. 24 августа 1946 года генерал-полковник Иван Серов, сотрудник ОВД, занимал должность заместителя Главнокомандующего Советской Администрации в Германии, СВАГ направил письмо Георгию Маленкову, высокопоставленному партийному чиновнику, курирующему ракетной техники, прося решения правительства о депортации немецких специалистов в СССР. А проект постановления правительства по этому вопросу на рассмотрении командующего СВАГ В.Д. Соколовскому и руководителям различных отраслей было удобно прилагается к письму. Среди чиновников, читавших проект, был Дмитрий Устинов, глава Министерства вооружений, разместить ракетную программу; Михаил Хруничев, глава министерства авиационной промышленности, заместитель Устинова Иван Зубович и советские представители в Германии ответственный за реактивную и радиолокационную технику Н. Е. Носовский и М. М. Лукин.

К свести к минимуму попытки побега, советские власти запланировали депортации проходить одновременно по всей советской зоне и в кратчайший возможный период времени с 15 по 20 октября 1946 г.Голова советской тайной полиции в Германии Иван Серов лично руководил операция. Генерал-майор А. М. Сиднев, начальник оперативного отдела МВД, МВД, в Берлине были делегированы обязанности для логистической поддержки.

командир СВАГ Соколовский снабжал войсками, путями, вагонами, горючим и продовольственные пайки. Министр внутренних дел Круглов предоставил охрану агрегаты для поездов.

В за недавнее прошлое у серовского начальника Лаврентия Берии уже накопилось «значительный опыт» принудительных депортаций целых национальные меньшинства в СССР, которые считались угрозой Советский режим.

Вкл. 13 сентября 1946 г. Постановление Совета Министров СССР № 2163-880с. под названием «О снятии технических средств с германских военных предприятий». Документ официально запустил процесс передачи немецкой ракеты производственный потенциал СССР.(170)

Эксплуатация «Осоавиахим»

Советский план депортации тысяч немецких специалистов в СССР получил кодовое название Осоавиахим, в честь формально добровольной советской организации, в 1930-е годы объединил многих энтузиастов авиации, ракетостроения и смежные дисциплины. Недели за две до операции Серов получил список лиц, подлежащих депортации. В него вошли 2200 специалисты в области авиации, атомной техники, ракетостроения, электроники, радиолокационная техника и химия.Они будут распределены по различным промышленным предприятиям. предприятий СССР:

1 250 самолетов, специалисты по крылатым ракетам Министерство авиационной промышленности Майор Генерал С. И. Филатов, начальник МВД в Бранденбурге

500

ракета специалисты Министерство вооружения Майор Генерал С.А. Клепов, начальник МВД Саксонии

350

радар и радиоспециалисты Министерство связи Полковник Свирин

30

специалистов в РДТТ Министерство сельскохозяйственного машиностроения

25

гироскоп, специалисты по навигационным системам Министерство Судостроения

Подсчет членов семьи, общее количество лиц, подлежащих депортации, составит достигать 6000 — 7000 человек.

октябрь 22, 1946

дней перед депортацией многочисленные пассажирские поезда были предварительно поставлены на станции по Германии. Рано утром 22 октября 1945 г. Направлено 2500 сотрудников внутренней полиции в сопровождении солдат. по домам немецких специалистов и приказал им готовиться к поездка в СССР. Затем солдаты начинали загружать мебель и другие предметы. предметы домашнего обихода на рельсах и транспортировать их на назначенную железную дорогу станции.(64) (170)

Есть были несколько противоречивые сообщения о советском подходе к депортации членов семей специалистов. Дикие слухи, циркулирующие десятилетиями рассказывали истории о том, как чекисты предлагали немецким инженерам «в брали любую женщину, какую хотели». В действительности жены немецких инженеров могли бы остаться в Германии, если бы их мужья не настаивали на них идущий. В некоторых случаях женщины, по-видимому, выбрали этот вариант.В других случаях не состоящие в браке пары путешествовали вместе, а не раздельно.

тяжелое испытание, пережитое членами семей немецких специалистов, было ярко описана в мемуарах Ирмгард Греттруп, жены ведущего Немецкий инженер-ракетчик:

Может это те самые офицеры, которые не так давно пытались с вежливой улыбка, чтобы сделать реконструкцию нашей опытной станции вкусной нам? Те же офицеры, которые в ответ на наши предварительные запросы, уверяли нас, что нас никогда не должны посылать в Россию? Их улыбка была такой дружелюбный как никогда.Действительно, они даже дали несколько обещаний: квартира намного больше и намного красивее, чем у нас, жизнь без ограничений, жизнь в великолепной стране, в великолепном городе среди знатных людей. Единственное, чего они не могли пообещать, это когда мы должны увидеть свои собственные снова страна… В какой-то момент, просто чтобы на мгновение освободиться, я попытался чтобы выйти через заднюю дверь. Невозможно! Ствол ружья — а широкое лицо: «Нет». (64)

Это поезду с депортированными немцами потребовалось более 24 часов, чтобы покинуть Блайхерод.Семье Греттрупа, состоящей из двух взрослых и двух детей, было поручено трое. скользящие купе, в большинстве других семей было по одному купе. Отдельный автомобили перевозили мебель и другие предметы домашнего обихода. Тем не менее слухи ходили о людях, перевозимых в крытых вагонах, возможно, неуместное напоминание к варварским методам Германии при истреблении еврейского народа немногие лет назад.

Население поездов также выдавался стандартный продовольственный паек: мука, сухари, манная крупа, соль, салями с твердой плесенью и сыр.Полевые кухни использовались во время поездки для обеспечения горячей пищей.

Известный данные о количестве немецких ракетчиков в СССР

Вестерн источники сообщили различное количество немецких ученых-ракетчиков, депортированных в СССР. Согласно недавно исследованным российским данным, фактическое число депортированных немецких ракетчиков достигло 177 человек, в том числе 24 докторов наук, 17 чел. магистров, 71 чел. с инженерными степенями и 27 рабочих.

Всего Во вновь созданном НИИ-88 работало 136 человек, в том числе 111 человек, идентифицированных как главы домохозяйств, 18 человек без иждивенцев или членов семьи, а семь рабочих были членами семьи. члены других немецких сотрудников НИИ-88. Общее количество граждан Германии под ответственность НИИ-88 попало 495 человек, включая членов семей.

Греттрупс Поезд прибыл в Москву 28 октября 1946 года.По приезду в СССР 73 на остров были отправлены специалисты, прикомандированные к НИИ-88. Городомля, на озере Селигер, к северо-западу от Москвы. Однако число бывших коллег Греттрупа оказалось вообще пропавшим без вести из списков сотрудников НИИ-88.

В пытаясь выяснить судьбу своих пропавших людей, Греттруп пришел к следующим осознаниям, записанным его женой:

…The все было запланировано заранее, и это зависит от человека должностных лиц, входящих в состав Специальной технической комиссии, сделать успех плана. Когда мы были еще в Германии нас внушили, что все офицеры Особого Комиссия принадлежала одному и тому же министерству, тогда как на самом деле они принадлежали во всевозможные учреждения и министерства.

Теневой сделки между министерствами трудно понять; они торгуются над каждым обычным измерительным прибором, регистратором, осциллографом, и Т. Д.(64)

то же самое происходило и с назначением специалистов. Этот «скот рынке», по выражению Греттрупа, привело к тому, что целых 30 бывших сотрудников из Нордхаузена были отправлены на работу в другие министерства, а немецкие граждане с других советских предприятий закончились под его присмотром. После некоторого лоббирования Греттруп смог вернуть часть членов его бригады обратно в НИИ-88.

немцы в ОКБ-456

В тем временем 23 гражданина Германии были направлены на работу в двигатель ОКБ-456 Центр разработок Валентина Глушко, находившийся в то время под ведение Министерства авиационной промышленности.В том числе членов семьи, группа насчитывала 65 человек и возглавлялась доктором Освальдом Путце. В ОКБ-456, Немецкие специалисты занимали должности заместителя начальника и главного инженера опытного строительства, начальник кислородного производства и заместитель начальника начальника нескольких производственных цехов и испытательного стенда. (113)

Тем не менее, другая группа, участвовавшая в программе разработки ракет, отправилась на работу в бюро систем управления полетом (позже известное как НИИ-885) под юрисдикцией Министерства радиотехники.

Резидентура по Москве

Хельмут Греттрупа и других немцев из НИИ-88 поселили в особняках и дачные домики в Подмосковье вдоль Ярославской железной дороги, возле станций Болшево, Валентиновка и Пушкино. Их рабочее место будет корпус НИИ-88 возле станции Подлипки на той же железной дороге.

Согласно Irmgarg Gröttrup средний размер жилья для немецкого специалистов была одна комната на семью из трех человек, две комнаты на семью из четыре.Выпускникам вузов предоставлялась дополнительная комната. Греттрупс была предоставлена ​​шестикомнатная вилла с большим залом и двумя прихожими, бывший дом министра. К дополнить картину, к ноябрю 1946 года власти отправили автомобиль из Германии и дополнил его русским шофером, которого госпожа Греттруп мало отдыхал, исследуя Москву. (64)

Специалисты также работал в ОКБ-456 в Химках на северо-западной окраине Москвы. жил в Подлипках и ездил на работу на автобусах, пока специально не построили коттеджи рядом с конторой не были достроены.Немецкая команда из НИИ-885, находившийся на шоссе Энтузиастов, разместился в санатории. в Монино, примерно в 45 км к северо-востоку от Москвы.

Условия в НИИ-88

Первый несколько месяцев в СССР сохранялся правовой статус немецких специалистов неясно, поскольку советские власти все еще выясняли, как лечить их пленники. У немцев не было ни паспортов, ни каких-либо других документов, и они были не в состоянии отправить письма домой в течение первых двух месяцев в СССР.(64)

Тем не менее, самым большим разочарованием для немецких специалистов в России было не их отсутствие свободы или условий жизни, но бардак на работе. Условие объектов полузаброшенного артиллерийского завода в Подлипках, где должны были строить ракеты, что шокировало даже их российских коллег. (53) Из-за отсутствия складских помещений, аппаратура, доставленная из института Нордхаузен, была выгружена на заснеженной земле вдоль железнодорожных путей, где быстро превращается в металлолом.«Конструкторских бюро» НИИ-88 не хватало инструменты, материалы и даже столы. Сгенерировано множество документов и чертежей в Германии были потеряны в пути или были захвачены конкурирующими министерствами. Обращения Греттрупа к директору НИИ-88 Гонору и министру Вооружение Устинова, казалось, не принесло плодов.

Однако Официальный протест Греттрупа против его коллективной депортации, который он писал в поезде в Москву было возвращено ему советскими чиновниками 6 декабря 1946 г. вместе с разъяснением того, что в СССР имелось юридическое право депортировать немцев для восстановления страны и с предупреждение о том, что его могут отправить на Урал, если он не будет сотрудничать.

Тем не менее, в конце апреля 1947 г. Греттруп сорвал, среди прочего, непониманием работы НИИ-88 и несотрудничеством некоторых Российские коллеги объявили забастовку и предложили уйти с поста главы немецкого коллектива. Это, безусловно, был единственный случай протест такого рода в сталинской России. Удивительно, но к маю 1947 г. НИИ-88 установил официальные оклады для немецких сотрудников. (64) Для Гельмута Греттрупа это было меньше 10 000 рублей в месяц. который он получал ранее, тем не менее он явно оставался высшим платный ракетчик в СССР.

Заработная плата сравнение дальности немецких и советских инженеров НИИ-88 в 1947-1948 гг. (170) :

 
Хельмут Греттруп (руководитель немецкого коллектива) 8 500 Сергей Королев (главный конструктор и начальник отдела) 6000
Курт Магнус (доктор наук) 6000 Юрий Победоносцев (главный инженер) 5000
Инженеры с дипломом 4000 Василий Мишин (заместитель главного конструктора) 2 500

В в то время средний российский инженер зарабатывал около 1000 рублей в месяц.

Греттруп остался на своем посту и официально возобновил работу в НИИ-88 на постоянной основе. в июле 1947 г. Примерно в это же время он посетил и остальные его немецкие соотечественники на острове Городомля. Условия жизни на острове он нашел намного хуже, чем в Подлипках. Однако к концу лета 1947 года советские власти начали снятие немецких служащих с их должностей в Подлипках и отправка их в Городомлю.

Г-1 проект — первое рассмотрение на НТС НИИ-88, НТС.

В первые несколько месяцев в НИИ-88 советское руководство привлекало немецких специалистов в несколько аспектов работы, включая помощь в выдаче русскоязычных документацию по А-4 и начало перспективных исследований будущих баллистических и зенитных ракет, а также на более мощных ракетных двигателях.Немцы также помогали в организации ракетного производства в НИИ-88. опытный завод и подготовка к летным испытаниям А-4.

Однако, основной задачей для немцев в НИИ-88 была разработка предложений за усовершенствование конструкции А-4. Плодом этих усилий стало G-1, или немецкая ракета № 1 — радикальная модернизация А-4. Проект, официально началось примерно в июне 1947 года, включало в себя множество инженерных идеи и технические новшества, некоторые из которых были задуманы еще в Пенемюнде.

Вкл. 25 сентября 1947 г. в НИИ-88 состоялся крупный научный смотр Г-1. проект. (84) Дневник, опубликованный Греттрупом. жена датировала это событие концом 1947 года, и эта дата тогда часто затем цитировали западные историки. Тем не менее, описание, предоставленное Госпожа Греттруп, видимо, со слов мужа, до сих пор обеспечивает уникальный взгляд внутрь НИИ-88 в 1940-х:

Сидячий в празднично украшенном конференц-зале за длинными столами, накрытыми в красном сукне были шестьдесят русских, сливки их интеллигенции и вооруженные силы.Присутствовали высокопоставленные представители правительственной армии и военно-воздушных сил, а также от различных заинтересованных министерств, были и доценты из вузов, и кафедральные руководители института ЦАГИ (Центральный институт аэродинамики). Они были там, чтобы слушать и задавать проницательные вопросы. Гельмут, на своем стороны, были немецкие ученые, ответственные за различные отделы: Доктор Вольф (баллистика), Dr.Альбринг (аэродинамика), доктор Умпфенбах (двигатель), Инженер Мюллер (статика), инженер Бласс (стрелковое оборудование) и доктор Дж. Хох (контролирует).

Гельмут сделал свой доклад с помощью двенадцати огромных рисунков на стене, показывающих предполагаемые усовершенствования нового А-4, и его отчет последовал дальнейшими комментариями каждого из ученых в своей области исследовательская работа. Потом были дальнейшие переговоры Рязанского, русского, и Профессор Франкл, специалист по аэродинамике, эмигрировавший в Россию из Австрия, оба из которых имели возможность работать со всеми данными.(64)

Василий Мишин, заместитель Королева, и Михаил Тихонравов из НИИ-4. Институт должен был рассмотреть и подвергнуть критике проект G-1. (84) Хотя в то время команда Королёва работала над своим преемником. на А-4, обозначенный Р-2, и Тихонравов, и Мишин дал в целом положительный отзыв о немецкой работе. Тем не мение, Мишин подчеркнул, что проект Р-2 будет легче реализовать с учетом Текущий советский производственный потенциал.В 1947 году Королев отступил из первоначальная цель использования баков с топливом и окислителем в качестве внешних стен корпуса ракеты и прибегли к размещению бака с окислителем внутри защитного кожух, как это было сделано в А-4. Напротив, G-1 будет иметь оба баки, несущие полетные нагрузки, и только тонкая перегородка разделяла два пороховых отсеки.

NTS официально одобрил проект G-1, однако запросил более подробную информацию. проектные работы, прежде чем они смогут быть реализованы на практике.как немцы будут учиться, это станет стандартной отговоркой для того, чтобы не продолжать развитие немецких образцов в ближайшие несколько лет. Мы знаем в оглядываясь назад, что проект G-1 так и не был реализован, поскольку советские власти ограничивали роль немецких специалистов консультированием и практическое обучение. (64)

В время немцы только знали, что их взаимодействие с советскими коллегами был почти полностью улицей с односторонним движением — они представили все свои работы в институт, в то время у них было мало информации о проделанной работе советскими отрядами.

Испытания в г. Капустин Яр

Вдоль с отработкой перспективных проектов летом 1947 г. НИИ-88 завершил сборка нескольких ракет А-4 серии «Т», кроме до серии «N» в сборе снова в Германии. Обе партии вместе со вспомогательным оборудованием от Германии были отправлены на недавно основанный испытательный полигон в Капустине. Яр. 26 июля 1947 года Совет Министров официально назначил испытательные пуски ракет А-4 в Капустине Яр в сентябре-октябре 1947 г.(52)

Трансфер в Городомлю

После завершение испытаний в Капустине Яру, советские власти активизировали переброску немецких специалистов из Подлипок в Городомлю. Ирмгард Греттруп сделала следующие записи в своем дневнике от января 1948 года:

Еще раз мы столкнулись с кошмаром переезда. Они делают колоссальный гнать пересадить всех на остров у истока Волги … Несмотря на все протесты, первый транспорт на остров в Волга уже идет. Гельмут ушел с ними. он не хотел идея получить о том, что «это босс отправляет нас прочь». Кроме того, его присутствие должно поднять их боевой дух.

Согласно к российским данным, на 1 января 1948 г. численность немецких специалистов на острове Городомля было 96 человек, не считая членов семьи, а год спустя все, кроме двух из 172 немцев, работающих в Министерстве Вооружение находилось в пределах острова.

Хельмут Греттруп уехал в Городомлю 20 февраля 1948 г. Жена его была разрешили остаться в Подмосковье до июня для ухода за больным сын. Один из последних поездов с немцами в Городомлю ушел в июне 16 сентября 1948 г. Доктор Умпфенбах остался одним из немногих немцев в Подлипках, до этого его тоже перевели в Городомлю. (64)

Конец участия Германии в ОКБ-456

От примерно в середине 1948 г. немцам в ОКБ-456 также было отказано в активном участии в разработке двигателей нового поколения.Они по-прежнему получали различные задания, однако больше не могли видеть «общую картину». По мнению немецких авторов, немцы участвовали в разработке опытные двигатели КС-50 и ЭД-140, которые могли проложить путь к двигатель РД-110 — значительно увеличенная версия силовой установки система от немецкой ракеты А-4. Однако вся соответствующая информация в немецкий источник явно взят из единственного русского издания,(113) что, в свою очередь, не отдает должное немецким инженерам за соответствующую работу.Срок разработки и испытаний двигателя КС-50 (1949 г.) не соответствует периоду, в котором активно участвовали немецкие специалисты в опытно-конструкторские работы в ОКБ-456, согласно российским источникам. Следовательно, уровень немецкого вклада в проект все еще открыт для интерпретации.

К концу 1950 года немцев, работавших в ОКБ-456, отправили обратно в Германию. (113)


Следующая глава: Остров Городомля (индекс

)










Кадры 60 000 немецких военнопленных, марширующих по Москве

Всего через несколько недель после высадки союзников в Нормандии во время Второй мировой войны, с востока на Германию началось второе крупномасштабное наступление.Операция «Багратион», начатая 22 июня 1944 года.

В самую годовщину вторжения нацистов в СССР — была наполнена мощной символикой, которая в значительной степени несла один и тот же посыл: месть.

Сталин задолго до этого настаивал на аналогии между вторжением Наполеона в Россию в 1812 году и нападением Гитлера на Советский Союз в 1941 году. Эти два исторических события, когда-то связанные, придали борьбе мощный мотивационный образ.

Мирные жители выносят вещи из горящих домов (Минск, июль 1944 г.)

Для Советов это был вопрос выживания.Они боролись за само свое существование, как и во время Отечественной войны 1812 года.

Поскольку Вторая мировая война до сих пор известна в России как Великая Отечественная война, связь очевидна. Само имя «Багратион» было выбрано в честь грузинского князя, воевавшего против французов, а также играющего важную роль в качестве персонажа в эпопее Льва Толстого « Война и мир».

Перед наступлением партизанские отряды в тылу немцев в Белоруссии, Польше и Прибалтике внесли свой вклад в нарушение линий снабжения и саботаж инфраструктуры противника.

После массированных бомбардировок было задействовано более двух миллионов советских фронтовых и вспомогательных войск.

Советские воины в Полоцке, 4 июля 1944 г.

Немцы потеряли около 350 000 человек. У Советов было примерно в 5 раз меньше потерь, что сделало Багратион одним из самых успешных советских военных действий войны. Из 160 000 военнопленных менее трети пережили марш в лагеря для военнопленных.

Брошенная техника 9-й немецкой армии на дороге под Бобруйском

Около 57 тысяч уцелевших прошли парадом в Москве 17 июля 1944 года.Возглавляли парад высшие военнопленные офицеры вместе с советским военным эскортом.

Униженные и побежденные немецкие военнопленные шли по улицам Москвы. Хотя некоторые заключенные стыдливо склонили головы, казалось, что все они испытали облегчение, обнаружив, что больше не являются участниками конфликта.

Немецкие военнопленные маршируют советской гвардией. Фото: Лиепая, 1941 г. CC BY-SA 3.0

С другой стороны, их, похоже, не заботило, что город, который они взяли в осаду в 1941 году, открыто насмехается над ними сейчас, всего за несколько месяцев до прихода Красной Армии. добрался до Берлина.

Излишне говорить, что парад послужил мощным моральным подъемом как для советского народа, так и для армии, ведь со времен Наполеона москвичи не видели врага в таком полном разгроме.

Прочтите еще одну историю от нас: Операция «Багратион» – советское освобождение Беларуси

Немецкие военнопленные в Москве. Операция «Большой вальс», парад 57 000 военнопленных состоялся 17 июля 1944 года.

После того, как прошла длинная вереница заключенных, грузовики со шлангами полили улицы, в очередной символический жест ― очищение земли от оккупантов .

НАТО не позволит России диктовать свою военную позицию, заявляет Германия Reuters.com

Регистрация

РУКЛА, Литва, 19 дек (Рейтер) — НАТО обсудит предложения России в области безопасности, но не позволит Москве диктовать военную позицию альянса, заявила в воскресенье министр обороны Германии Кристин Ламбрехт во время визита в базирующиеся немецкие войска в Литве для сдерживания русского нападения.

В пятницу Москва предъявила Западу список требований, в который входит вывод батальонов НАТО из Польши и Эстонии, Латвии и Литвы, когда-то входивших в состав Советского Союза.

Россия также требует юридически обязывающих гарантий того, что НАТО откажется от любой военной деятельности в Восточной Европе и на Украине, и фактического вето России на будущее членство Украины в НАТО, что Запад уже исключил.

Зарегистрируйтесь сейчас и получите БЕСПЛАТНЫЙ неограниченный доступ к Reuters.com

Регистрационный номер

«Нам необходимо решить текущую напряженность на дипломатическом уровне, а также путем надежного сдерживания», — сказала Ламбрехт журналистам в Рукле во время своего первого визита в немецкие войска за границей.

Боевые части, развернутые через три года после аннексии Москвой украинского полуострова Крым в 2014 году, призваны остановить наступление и выиграть время для прибытия дополнительных войск НАТО на линию фронта.

«Обсудим предложения России…Но не может быть, чтобы Россия диктовала партнерам по НАТО свою позицию, и это то, что мы очень четко скажем на переговорах (на следующей неделе в Совете НАТО)», — добавила она.

Запад пригрозил жесткими экономическими санкциями

Выступая в воскресенье вместе с Ламбрехтом, министр обороны Литвы Арвидас Анусаускас обвинил Россию в попытках вбить клин в альянс и заявил, что НАТО не должно позволить Москве разделить Европу на сферы влияния.

«Нам необходимо поддерживать Украину всеми средствами, в том числе поставками летального оружия», — добавил Анусаускас, не уточнив, какое оружие он имел в виду.

Ламбрехт отказался комментировать сообщение Spiegel в субботу о том, что высший генерал НАТО Тод Уолтерс предложил альянсу установить такое же военное присутствие, как в Польше и странах Балтии, в Болгарии и Румынии. читать дальше

Зарегистрируйтесь сейчас и получите БЕСПЛАТНЫЙ неограниченный доступ к Reuters.com

Регистрация

Отчетность Сабина Зибольд, редактирование Виктория Уолдерси, Кирстен Донован

Наши стандарты: Принципы доверия Thomson Reuters.

Последние новости Украины: Киев поддержал ответ США на требования России | Кризис между Украиной и Россией News

Москва начала изучать долгожданную реакцию США и НАТО на радикальные требования безопасности России.

В декабре, после наращивания войск на границе с Украиной, Россия призвала НАТО вывести свои силы и вооружение из Восточной Европы и навсегда заблокировать членство Украины, бывшего советского государства.

Но в письменном ответе на эти требования, сделанном лично в среду послом США в Москве, Вашингтон подтвердил свое обязательство поддерживать политику «открытых дверей» НАТО. Вскоре после этого НАТО, возглавляемое США, заявило, что представило свой собственный ответ «параллельно с Соединенными Штатами».

В четверг, когда документы были переданы президенту России Владимиру Путину, министр иностранных дел Сергей Лавров заявил, что «положительного ответа на главный вопрос не было», имея в виду возможность вступления Украины в альянс.Но «есть ответ, который дает надежду на начало серьезного разговора по второстепенным вопросам», — говорится в заявлении.

Министр иностранных дел Украины Дмитрий Кулеба позже заявил, что Киев «не возражает» против ответа США на требования Москвы.

Живой блог закрыт, спасибо, что присоединились к нам. Вот обновления за 27 января.


США уверены, что «Северный поток — 2» «не пойдет», если Россия вторгнется

Соединенные Штаты уверены, что Германия не откроет газопровод «Северный поток — 2» с Россией, если Москва вторгнется в Украину, заявила официальный представитель Госдепартамента США Виктория Нуланд.

«Если Россия так или иначе вторгнется в Украину, «Северный поток — 2» не сдвинется с места», — сказала она.

На вопрос, почему США так уверены, она ответила, что трубопровод до сих пор не прошел испытания и не был сертифицирован немецкими регулирующими органами.

«Мы будем работать с Германией, чтобы гарантировать, что трубопровод не продвинется вперед», — сказала Нуланд.


Зеленский обсудит с Байденом безопасность, энергетику, финансовую поддержку – пресс-секретарь

Телефонный разговор президента Украины Владимира Зеленского с президентом США Джо Байденом в четверг будет посвящен вопросам безопасности, энергетики и макрофинансовой поддержки, написал в Facebook пресс-секретарь Зеленского Сергей Никифоров.

Корреспондент «Аль-Джазиры» Алан Фишер сказал, что общие детали переговоров будут сосредоточены на дипломатических усилиях, которые будут предприняты США, а именно на продолжении предоставления военных для поддержки Украины, а также на перспективах макроэкономической политики. -финансирование, чтобы помочь стране с затратами на подготовку к любому возможному вторжению России.


Украине противостоят огромные военные силы России

Военные расходы России превосходят расходы Украины, а у Москвы в распоряжении во много раз больше войск, чем у Киева.

Щелкните здесь, чтобы узнать больше о пропасти между двумя сторонами.


Герман Шольц встретится с Байденом в феврале

Канцлер Германии Олаф Шольц встретится с президентом США Джо Байденом в Белом доме 7 февраля. Ожидается, что два лидера обсудят украинско-российский кризис, среди прочего, сообщил Белый дом.

«Визит канцлера Шольца дает возможность подтвердить глубокие и прочные связи между Соединенными Штатами и Германией.Лидеры обсудят свою общую приверженность как продолжающейся дипломатии, так и совместным усилиям по сдерживанию дальнейшей российской агрессии против Украины», — говорится в заявлении пресс-секретаря США Джен Псаки.


Российские истребители приземлились в Беларуси перед учениями

российских истребителя приземлились на белорусских аэродромах в рамках подготовки Москвы и Минска к проведению совместных военных учений.

Кремль также начал учения с мотострелковыми и артиллерийскими подразделениями на юго-западе России, отрабатывающими стрельбу боевыми патронами, боевые самолеты в Калининграде на Балтийском море выполнили бомбардировки, а десятки боевых кораблей отправились на учения в Черное море и Арктику.


Украинский кризис: от Беларуси до Японии, где находятся страны?

Мировая реакция на российско-украинское противостояние включала в себя осуждение Москвы со стороны европейских держав и призывы к спокойствию со стороны Пекина.

Подробнее здесь.


Что говорится в ответе США? Чем ответила Россия?

  • Короткий ответ: мы не знаем полностью.Ни США, ни Россия не обнародовали подробностей реакции Вашингтона, но мы знаем, что призыв Кремля ограничить будущее расширение НАТО был отклонен.
  • Госсекретарь США Энтони Блинкен заявил, что ответ США предлагает «принципиальную и прагматичную оценку» опасений Кремля и определяет дипломатический путь их решения.
  • Москва заявила, что в ответе не учтены ее основные требования, но она внимательно изучит документы, представленные Вашингтоном и НАТО.
  • Документы сейчас находятся у президента России Владимира Путина, и им «потребуется время для анализа», заявил пресс-секретарь Кремля Дмитрий Песков.
  • Реакция США и НАТО дает надежду на последующий серьезный диалог, сказал Лавров, но только по второстепенным вопросам, а не по фундаментальным вопросам, вызывающим озабоченность Москвы.

В чем проблема России с НАТО?

«Аль-Джазира» попросила Максима Сучкова, внештатного эксперта Российского совета по международным делам со штаб-квартирой в Москве, объяснить проблемы России с НАТО.Взгляните на его ответ в видео ниже.


Украинско-российский кризис в инфографике

Пока Россия и Украина противостоят друг другу, «Аль-Джазира» собрала серию инфографик о соответствующих военных ресурсах каждой из них и возможных путях вторжения Москвы, среди прочих тем.

Посмотрите здесь.


Киев доволен ответом США России – глава МИД

Министр иностранных дел Украины Дмитрий Кулеба заявил, что Киев удовлетворен реакцией США на требования безопасности России, которые, по его словам, Украина видела до того, как они были доставлены в Москву.

«Мы видели письменный ответ США до того, как он был передан России. С украинской стороны возражений нет», — написал Кулеба в Twitter.

Мы видели письменный ответ США до того, как он был передан России. С украинской стороны возражений нет. Важно, что США остаются в тесном контакте с Украиной до и после всех контактов с Россией. Никаких решений по Украине без Украины. Золотое правило.

— Дмитрий Кулеба (@DmytroKuleba) 27 января 2022 г.


Зеленский приветствует переговоры с Россией

Президент Украины Владимир Зеленский назвал четырехсторонние переговоры с Россией, Францией и Германией конструктивными и шагом к миру.

«Президент Украины Владимир Зеленский положительно оценивает факт встречи, ее конструктивный характер, а также намерение продолжить содержательные переговоры в течение двух недель в Берлине», — говорится в заявлении его офиса со ссылкой на состоявшиеся в среду переговоры в «нормандском формате» в Париже. , и план дальнейших обсуждений через две недели.

«Для нашего государства первоочередной задачей на сегодняшний день является достижение стабильного и безоговорочного молчания на Донбассе», — говорится в сообщении. «Режим прекращения огня должен быть гарантированным и надежным, и это основа, на которой могут быть предприняты следующие шаги.

Киев ведет бои с пророссийскими сепаратистами на Донбассе с начала 2014 года.

Украина уже охвачена конфликтом, Киев борется с сепаратистским мятежом на востоке страны [Нильс Адлер/Аль-Джазира]

Москва заявляет, что вывод войск НАТО ослабит напряженность

Представитель МИД России заявил, что военный альянс НАТО должен вывести войска из Восточной Европы, поскольку такой шаг поможет снизить военную напряженность в регионе.

«Очевидно, что военная напряженность снизится, если НАТО выведет свои силы из стран Восточной Европы. Это то, к чему мы призываем», — заявил на еженедельном брифинге пресс-секретарь министерства Алексей Зайцев.


Министр иностранных дел Германии защищает позицию Берлина по оружию

Министр иностранных дел Германии выступил в защиту отказа Берлина отправить оружие Украине, шаг, который вызвал удивление у других союзников по НАТО и разочаровал прозападное правительство в Киеве.

Поворот на 180 градусов в этом вопросе следует делать только «с полным осознанием и, прежде всего, не закрывая двери, которые в этот момент лишь предварительно открылись», — заявила Анналена Бербок законодателям в бундестаге Германии.

«Кто говорит, тот не стреляет. Поэтому просто отказываться от возобновления диалога фатально», — добавила она, видимо, имея в виду свежий обмен мнениями между Вашингтоном и Москвой, а также переговоры украинских и российских политических советников в Париже в среду.


Простой путеводитель по украинско-российскому кризису

Противостояние между Россией и Украиной было отмечено головокружительными событиями и пинбольной риторикой между Москвой и Западом. Чтобы помочь вам справиться с кризисом, у «Аль-Джазиры» есть простое объяснение.

Посмотрите здесь.


Мысль о войне с Украиной «неприемлема», заявил представитель России

Зайцев говорит, что мысль о начале войны между Россией и Украиной «неприемлема».

«Мы уже неоднократно заявляли, что наша страна не намерена ни на кого нападать. Мы считаем неприемлемой даже мысль о войне между нашими народами», — заявил журналистам представитель МИД.


Украинский кризис: россияне надеются на мир, пока мир говорит о войне

В то время как опасения по поводу перспективы полномасштабного конфликта в Украине продолжают расти, «Аль-Джазира» спросила граждан России, законодателей и аналитиков об их взглядах на кризис.

Щелкните здесь, чтобы узнать, что они сказали.


НАТО взвешивает развертывание в Словакии, сообщает FM

Министр иностранных дел Словакии Иван Корцок заявил, что НАТО рассматривает возможность размещения некоторых войск в Словакии вместе с другими странами на ее восточном фланге в ответ на наращивание Россией военной мощи вблизи Украины.

Корцок сообщил журналистам на брифинге, показанном на новостном сайте aktuality.sk, что пока никаких решений не принято, ситуация развивается и у правительства страны-члена НАТО нет позиции по этому вопросу.


Разговоры о российских базах в Латинской Америке «вызывают напряженность»: Медведев

Заместитель председателя Совета безопасности России заявил, что в данный момент нет необходимости обсуждать возможность размещения Россией военных баз на Кубе и в Венесуэле, поскольку такие обсуждения вызывают глобальную напряженность, сообщает российское информационное агентство ТАСС.

«Считаю неправильным говорить об этом сейчас, потому что, как правило, это сразу вызывает значительную напряженность», — цитирует Дмитрия Медведева в интервью российским СМИ.Он также подчеркнул, что любые подобные шаги зависят от «суверенных решений этих стран».

Подробнее на эту тему читайте здесь.


‘Шутка’: в Германии высмеяли план по отправке касок в Украину

Германия отказалась предоставить оружие Украине перед лицом возможного российского вторжения.

Вместо этого Берлин предложил прислать 5000 касок, шаг, который широко раскритиковали в Украине и назвали «абсолютной шуткой» мэром Киева.

Подробнее здесь.


Что такое «Северный поток — 2» и почему он вызывает споры?

Поскольку западные державы пытаются предотвратить российское вторжение в Украину, «Северный поток — 2», давно разрекламированный проект энергетической инфраструктуры, который уже вбил клин между Германией и США, может стать ключевым козырем.

Подробнее здесь.

Европейский Союз зависит от России примерно на треть поставок газа [Файл: Максим Шеметов/Reuters]

Германия угрожает акцией по «Северному потоку — 2»

Германия предупредила, что вторжение России в Украину повлечет за собой серьезные последствия, включая санкции против спорного газопровода «Северный поток — 2», построенного для доставки российского газа в Европу.

Бербок сообщил парламенту Германии, что Берлин работает над «сильным пакетом» мер с западными союзниками, которые касаются «Северного потока — 2».

Замечания министра иностранных дел прозвучали после того, как Медведев заявил российским СМИ, что он полностью уверен в том, что «Северный поток — 2» будет введен в эксплуатацию, поскольку запуск его как можно скорее отвечает интересам европейских потребителей.


Москва предупреждает о неминуемом ракетном кризисе без ограничений: доклад

Высокопоставленный чиновник МИД России предупредил, что ракетно-ядерный кризис между Москвой и Вашингтоном неизбежен без мер по обеспечению сдержанности и предсказуемости, сообщает ТАСС.

Владимир Ермаков заявил, что Россия считает, что США готовятся разместить ракеты малой и средней дальности в Европе и Азиатско-Тихоокеанском регионе, говорится в сообщении.

Он добавил, что НАТО способна быстро развернуть ядерное оружие, которое сможет нанести удар по стратегическим объектам в России.

«Мы продолжаем настаивать на том, что приоритетом является достижение принципиального понимания того, что проблемы в этой области должны быть решены в срочном порядке. В противном случае неизбежны новые «ракетные кризисы», — сказал Ермаков.


Глава МИД Украины приветствует февральские переговоры с Россией

Россия, скорее всего, останется на дипломатическом пути с Киевом и Западом как минимум две недели, но продолжит усилия по дестабилизации Украины, говорит Кулеба.

Выступая в среду после переговоров России по безопасности в Париже с дипломатами из Украины, Франции и Германии, министр иностранных дел Украины заявил на брифинге в Копенгагене: «Ничего не изменилось, это плохие новости.

«Хорошая новость заключается в том, что советники договорились встретиться в Берлине через две недели, а это означает, что Россия в течение следующих двух недель, вероятно, останется на дипломатическом пути», — сказал он по итогам встречи с министром иностранных дел Дании Йеппе Кофодом.

Так называемые «нормандские» переговоры в Париже рассматривались как шаг к разрядке более широкой напряженности в сепаратистском конфликте на востоке Украины.


Основные требования России не «учтены», заявляет Кремль

Кремль заявляет, что выглядит очевидным, что основные требования России не были учтены Вашингтоном в ответе последнего на предложения Москвы по безопасности.

«Нельзя сказать, что наши взгляды были учтены или что была продемонстрирована готовность учесть наши опасения», — заявил журналистам пресс-секретарь Дмитрий Песков.

Представитель Кремля заявил, что продолжение диалога в интересах обеих стран, однако предупредил, что замечания Вашингтона и НАТО о неприемлемости основных требований России не оставляют много места для оптимизма.

Он также описал нынешнюю напряженность как напоминающую эпоху холодной войны.


Близкий союзник Путина призывает к дипломатии

Россия и США должны прибегнуть к дипломатии для разрешения противостояния, сказал Медведев, предостерегая от разжигания напряженности ради политических очков.

«Здесь очевидно, что самый важный и единственный путь — это фактически договориться о гарантиях безопасности, [через] политико-дипломатические средства, переговоры, использование принципа неделимости безопасности…» — цитирует РИА Новости — сказал бывший президент России.

Близкий союзник Путина Медведев назвал идею конфликта между Москвой и Вашингтоном из-за Украины «катастрофическим сценарием» и выразил тревогу по поводу того, что «горячие головы» в США и НАТО даже рассматривают такой сценарий.

— Я рассчитываю, что этого никогда не произойдет, — добавил он.


Рубль восстанавливается с почти 15-месячного минимума

Рубль восстановил ранние потери и укрепился, отойдя от почти 15-месячного минимума, достигнутого по отношению к доллару на предыдущей сессии, поскольку эскалация напряженности вокруг Украины продолжает сотрясать российские рынки.

В среду российская валюта упала до самого низкого уровня с начала ноября 2020 года, а затем частично восстановилась, поскольку США заявили, что выбрали дипломатический путь для удовлетворения радикальных требований безопасности России.

К 07:36 по Гринвичу рубль был на 0,5% сильнее по отношению к доллару на уровне 79,06. На предыдущей сессии он упал до 80,4125. По отношению к евро рубль прибавил 0,8% и торговался на отметке 88,65.


Китай призывает все стороны к «спокойствию»

Министр иностранных дел Китая Ван И сказал Блинкену, что Пекин хочет, чтобы все вовлеченные стороны сохраняли спокойствие.

«Мы призываем все стороны сохранять спокойствие и воздерживаться от действий, которые разжигают напряженность и разжигают кризис», — сказал Ван госсекретарю США поздно вечером в среду, говорится в заявлении министерства иностранных дел Китая.

Очевидно, ссылаясь на возражения России против расширения НАТО, Ван также сказал, что региональная безопасность не может быть гарантирована за счет усиления или даже расширения военных блоков.


На востоке Украины участились нарушения режима прекращения огня

Количество нарушений режима прекращения огня на востоке Украины, удерживаемом повстанцами, увеличивается.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.