Иван яковлевич нос: Характеристика героя Иван Яковлевич, Нос, Гоголь. Краткая, подробная, в цитатах

Характеристика героя Иван Яковлевич, Нос, Гоголь. Краткая, подробная, в цитатах

Главная>Характеристики героев Нос

Быстрый переход:

Краткая характеристика (в двух словах)

Подробная характеристика

Характеристика в цитатах

Краткая характеристика (в двух словах)

Цирюльник, который зарабатывал деньги бритьём. Однажды он нашёл у себя в хлебе нос своего клиента Ковалёва. Он успел выкинуть его в Неву, но тут его задержал полицейский. Через какое время Иван Яковлевич вернулся к работе и даже продолжил брить Ковалёва, который, однако, относился к нему с опаской и нос трогать не давал.

Подробная характеристика

Иван Яковлевич – персонаж повести Н. В. Гоголя «Нос», неряшливый цирюльник. Это обычный русский мастеровой, который был страшным пьяницей и неряхой. Хоть и брил он ежедневно чужие подбородки, свой всегда оставлял небритым. Сюртук, как полагается, не носил, а имел пегий фрак с лоснящимся воротником, пуговицы у которого еле висели на ниточках. По натуре Иван Яковлевич был циником. Когда к нему приходил бриться коллежский асессор Ковалев и делал замечание по поводу неопрятных рук цирюльника, тот от души понюхавши табаку, мылил клиента, где ему заблагорассудится: за ушами, под носом, на щеках и т.д.

По сюжету в одно весеннее утро вместо кофе захотелось Ивану Яковлевичу свежеиспеченного хлеба. Когда он разрезал буханку пополам, то там обнаружил нос самого коллежского асессора Ковалева. Жена устроила ему скандал, обозвала пьяницей, который не может свое дело достойно выполнять и выгнала на улицу, чтобы он вынес из дому нос. Иван Яковлевич, аккуратно завернув его в тряпочку, сначала решил куда-нибудь подбросить, пока к ним полиция не заявилась. Затем он решил выбросить нос в реку. Дойдя до Исаакиевского моста, он остановился посмотреть, много ли рыб в реке плавает. Незаметно, как ему казалось, он швырнул нос и направился к заведению с надписью «Кушанье и чай», как вдруг заметил квартального надзирателя. Тот его поманил пальцем к себе и стал задавать множество вопросов. Нос был найден и возвращен коллежскому асессору, но на место никак не вставал.

Характеристика в цитатах

Он был парикмахером

Цырюльник Иван Яковлевич

Фамилия его была неизвестна

фамилия его утрачена

Иван Яковлевич жил на Вознесенском проспекте

живущий на Вознесенском проспекте

Он был пьяница

Иван Яковлевич, как всякий порядочный русский мастеровой, был пьяница страшный

Был циником

Иван Яковлевич был большой циник

Был неопрятным человеком

И хотя каждый день брил чужие подбородки, но его собственный был у него вечно не брит

Фрак у Ивана Яковлевича был пегий, то есть он был черный, но весь в коричнево-желтых и серых яблоках; воротник лоснился; а вместо трех пуговиц висели одни только ниточки

у тебя, Иван Яковлевич, вечно воняют руки!

В тот день он собрался поесть хлеба, но нашёл в нём нос Ковалёва

цырюльник Иван Яковлевич проснулся довольно рано и услышал запах горячего хлеба

хочется мне съесть горячего хлебца с луком

супруга его .

.. вынимала из печи только что испеченные хлебы

Пусть дурак ест хлеб

И бросила один хлеб на стол

принялся резать хлеб

Разрезавши хлеб на две половины, он поглядел в середину и к удивлению своему увидел что-то белевшееся

Он засунул пальцы и вытащил – нос!

Он узнал, что этот нос был ни чей другой, как коллежского асессора Ковалева

Иван Яковлевич хотел оставить его дома, но жена настояла от него избавиться

Стой, Прасковья Осиповна! Я положу его, завернувши в тряпку, в уголок: пусть там маленечко полежит

И слушать не хочу! Чтобы я позволила у себя в комнате лежать отрезанному носу?

Вон его! вон! неси куда хочешь! чтобы я духу его не слыхала!

Он вышел на улицу, чтобы избавиться от него, но у него это не получалось

сопровождаемый нелегкими увещаниями Прасковьи Осиповны, завернул нос в тряпку и вышел на улицу

Он хотел его куда-нибудь подсунуть: или в тумбу под воротами, или так как-нибудь нечаянно выронить

Но на беду ему попадался какой-нибудь знакомый человек, который начинал тотчас запросом: «куда идешь?» или «кого так рано собрался брить?»

В другой раз он уже совсем уронил его, но будошник еще издали указал ему алебардою, примолвив: «подыми! вон ты что-то уронил!»

Отчаяние овладело им, тем более что народ беспрестанно умножался на улице

Он улучшил момент и выкинул его в Неву

Он решился итти к Исакиевскому мосту: не удастся ли как-нибудь швырнуть его в Неву?

Этот почтенный гражданин находился уже на Исакиевском мосту

потом нагнулся на перила будто бы посмотреть под мост: много ли рыбы бегает, и швырнул потихоньку тряпку с носом

Тут его поймал полицейский

как вдруг заметил в конце моста квартального надзирателя благородной наружности

А подойди сюда, любезный!

что ты там делал, стоя на мосту?

И странно то, что главный участник в этом деле есть мошенник цырюльник на Вознесенской улице, который сидит теперь на съезжей

Несмотря на это, когда всё закончилось, он продолжил брить Ковалёва, правда, нос тот не разрешал трогать

В это время выглянул в дверь цырюльник Иван Яковлевич

Иван Яковлевич закрыл его салфеткою и в одно мгновенье, с помощью кисточки, превратил всю бороду его и часть щеки в крем

Наконец осторожно стал он щекотать бритвой у него под бородою

хотя ему было совсем не сподручно и трудно брить без придержки за нюхательную часть тела

наконец одолел все препятствия и выбрил

см. также:
Характеристики главных героев произведения Нос, Гоголь

Краткое содержание Нос, Гоголь

Сочинения по произведению Нос, Гоголь

Краткая биография Николая Гоголя

Иван Яковлевич в повести "Нос" Гоголя: характеристика, образ, описание

Майор Ковалев
в поисках своего носа.
Художники Кукрыниксы
Иван Яковлевич является одним из центральных персонажей знаменитой повести "Нос" Гоголя.

В этой статье представлен цитатный образ и характеристика Ивана Яковлевича в повести "Нос", описание персонажа.

Смотрите: Все материалы по повести "Нос"

Иван Яковлевич в повести "Нос" Гоголя: характеристика, образ, описание

Иван Яковлевич является цирюльником, то есть парикмахером и мастером, который бреет бороды. Он живет на Вознесенском проспекте в Петербурге:

"Цырюльник Иван Яковлевич, живущий на Вознесенском проспекте. .."

Фамилия героя не указана в повести:

"...фамилия его утрачена..."

Судя по всему, его клиентами в основном являются чиновники. Одним из его клиентов является главный герой повести коллежский асессор Ковалев:

"Вместо того, чтобы итти брить чиновничьи подбородки, он отправился в заведение с надписью: «Кушанье и чай» спросить стакан пуншу..." 
"Он узнал, что этот нос был ни чей другой, как коллежского асессора Ковалева, которого он брил каждую середу и воскресенье."

Иван Яковлевич является страшным пьяницей:

"Иван Яковлевич, как всякий порядочный русский мастеровой, был пьяница страшный."

Он настолько сильно пьянствует, что даже не помнит, например, был ли он вчера пьян или нет:

"«...Чорт его знает, как это сделалось», сказал он наконец, почесав рукою за ухом. «Пьян ли я вчера возвратился, или нет, уж наверное сказать не могу. ..»"

Он является неряшливым, неаккуратным человеком. Несмотря на свою профессию, сам он вечно ходит небритым. Он носит грязный черный фрак, покрытый коричнево-желтыми и серыми пятнами. Воротник у фрака лоснится от грязи, пуговиц на фраке не осталось:

"И хотя каждый день брил чужие подбородки, но его собственный был у него вечно не брит. Фрак у Ивана Яковлевича (Иван Яковлевич никогда не ходил в сюртуке) был пегий, то есть он был черный, но весь в коричнево‑желтых и серых яблоках; воротник лоснился; а вместо трех пуговиц висели одни только ниточки." 

У Ивана Яковлевича вечно воняют руки, так что его клиент Ковалев делает ему замечание. Однако мастер не реагирует на эти жалобы:

"Иван Яковлевич был большой циник, и когда коллежский асессор Ковалев обыкновенно говорил ему во время бритья: «у тебя, Иван Яковлевич, вечно воняют руки!», то Иван Яковлевич отвечал на это вопросом: «отчего ж бы им вонять?» – «Не знаю, братец, только воняют», говорил коллежский асессор. .."

Иван Яковлевич женат. Его жену зовут Прасковьей Осиповной:

"Стой, Прасковья Осиповна! Я положу его, завернувши в тряпку..."

Прасковья Осиповна не уважает мужа и ведет себя с ним очень грубо. Она обзывает его самыми разными словами, например, "зверем", "мошенником", "разбойником", "сухарь поджаристый", "потаскушка", "негодяй", "пачкун", "глупое бревно":

"«Где это ты, зверь, отрезал нос?» закричала она с гневом. – «Мошенник! пьяница!" 
 "Сухарь поджаристый! Знай умеет только бритвой возить по ремню, а долга своего скоро совсем не в состоянии будет исполнять, потаскушка, негодяй! Чтобы я стала за тебя отвечать полиции?.. Ах ты пачкун, бревно глупое!"

 

По словам Прасковьи Осиповны, ее муж Иван Яковлевич бреет клиентов очень грубо и жестко и теребит их носы так, что те еле держатся:

"Разбойник какой! Вот уж я от трех человек слышала, что ты во время бритья так теребишь за носы, что еле держатся.

Прасковья Осиповна считает, что ее муж-пьяница Иван Яковлевич скоро будет совсем не в состоянии брить людей. Видимо, супруга имеет в виду, что из-за пьянства он будет выполнять свою работу все хуже: 

"Знай умеет только бритвой возить по ремню, а долга своего скоро совсем не в состоянии будет исполнять, потаскушка, негодяй!"
По словам местного полицейского, Иван Яковлевич является не только пьяницей, но и воришкой. За несколько дней до случая с носом Иван Яковлевич якобы украл в одном магазине набор пуговиц (бортище пуговиц):

"И странно то, что главный участник в этом деле есть мошенник цырюльник на Вознесенской улице, который сидит теперь на съезжей. Я давно подозревал его в пьянстве и воровстве, и еще третьего дня стащил он в одной лавочке бортище пуговиц." (полицейский о нем)

По словам автора, Иван Яковлевич является почтенным человеком во многих отношениях. Вероятно, автор говорит это с иронией, так как в данном герое мало чего-то почтенного:

"Но я несколько виноват, что до сих пор не сказал ничего об Иване Яковлевиче, человеке почтенном во многих отношениях.
"Этот почтенный гражданин находился уже на Исакиевском мосту." (автор о нем)

История с носом майора Ковалева


Однажды утром цирюльник Иван Яковлевич обнаруживает у себя в хлебе чей-то нос — нос его постоянного клиента, майора Ковалева. По требованию жены Иван Яковлевич бежит на улицу и выкидывает нос в реку Неву:
"– Разрезавши хлеб на две половины, он поглядел в середину и к удивлению своему увидел что‑то белевшееся. Иван Яковлевич ковырнул осторожно ножом и пощупал пальцем: «Плотное?» – сказал он сам про себя: «что бы это такое было?»  
Он засунул пальцы и вытащил – нос!.."  
"Но Иван Яковлевич был ни жив, ни мертв. Он узнал, что этот нос был ни чей другой, как коллежского асессора Ковалева, которого он брил каждую середу и воскресенье."

Позже нос майора Ковалева появляется на улицах Петербурга в виде обычного гражданина (см. Внешность носа). Сам майор Ковалев очень страдает из-за отсутствия носа на своем лице. Вскоре полиции удается поймать господина "Носа" и вернуть его хозяину. Пьяницу Ивана Яковлевича забирают в полицию ("на съезжую") как виновного в отрезании носа. Спустя несколько дней нос Ковалева чудесным образом прирастает к своему месту. Майор Ковалев снова радуется жизни:

"И странно то, что главный участник в этом деле есть мошенник цырюльник на Вознесенской улице, который сидит теперь на съезжей."
Вскоре Иван Яковлевич опять приходит брить своего клиента Ковалева. Он ведет себя боязливо. Ковалев спрашивает его, чистые ли у него руки, и разрешает себя выбрить:
"«Хорошо, чорт побери!» сказал сам себе маиор и щелкнул пальцами. В это время выглянул в дверь цырюльник Иван Яковлевич; но так боязливо, как кошка, которую только‑что высекли за кражу сала.  
«Говори вперед: чисты руки?» кричал еще издали ему Ковалев.  
«Чисты. »  
«Врешь!»  
«Ей богу‑с чисты, судырь.»  
«Ну, смотри же.»
Как известно, Иван Яковлевич привык брить своих клиентов, держа их за нос, и при этом довольно жестко теребить его. Но после случившегося майор Ковалев просит, чтобы мастер не трогал его за нос. Иван Яковлевич бреет Ковалева, не придерживая его за нос, и это деликатное бритье дается ему с трудом. В конце концов он все-таки успешно выполняет работу без происшествий: 
"Наконец, легонько, с бережливостью, какую только можно себе вообразить, он приподнял два пальца с тем, чтобы поймать его за кончик. Такова уж была система Ивана Яковлевича.  
«Ну, ну, ну, смотри!» закричал Ковалев. Иван Яковлевич и руки опустил, оторопел и смутился, как никогда не смущался. Наконец осторожно стал он щекотать бритвой у него под бородою, и хотя ему было совсем не сподручно и трудно брить без придержки за нюхательную часть тела, однако же, кое‑как упираясь своим шероховатым большим пальцем ему в щеку и в нижнюю десну, наконец одолел все препятствия и выбрил. "

Это был цитатный образ и характеристика Ивана Яковлевича в повести "Нос" Гоголя, описание персонажа.

Смотрите: Все материалы по повести "Нос"

Нос | Театр в кино в Москве

Действие первоеСанкт-Петербург. Цирюльник Иван Яковлевич бреет коллежского асессора Ковалёва.На следующее утро цирюльник, к своему ужасу, находит в свежевыпеченном хлебе нос. Его жена обвиняет его в том, что он оторвал нос одному из клиентов, и велит избавиться от него. Иван Яковлевич пытается выбросить нос на улице, но ему повсюду попадаются знакомые. Наконец ему удаётся швырнуть нос в реку, тут же к нему приближается квартальный и начинает расспрашивать, что он только что сделал.Ковалёв просыпается и обнаруживает пропажу носа. Недоверие к очевидному факту сменяется шоком, он бросается на поиски. В Казанском соборе он обнаруживает нос: тот стал размером с человека, одет в форму статского советника и горячо молится. Ковалёв пытается вразумить Нос и вернуть его на место, но Нос отрицает свою связь с Ковалёвым, который ниже его рангом. Ковалёв отвлекается на заигрывание с дамой, Нос незаметно уходит.Действие второеСтремясь разыскать пропавший нос, Ковалёв отправляется к полицмейстеру, но того нет дома. Раздосадованный Ковалёв решает дать объявление в газету. Чиновник в газетной экспедиции занят: он обсуждает пропажу собаки с лакеем графини. Ковалёв пытается привлечь к себе внимание и объяснить свою ситуацию. Чиновник не верит ему и отказывает в размещении объявления, заботясь о репутации газеты. Ковалёв вынужден открыть лицо в доказательство того, что нос в самом деле исчез. Чиновник советует описать это явление в «Северной пчеле» и в знак дружеского участия предлагает Ковалёву понюхать табаку. Ковалёв в ярости убегает.Квартира Ковалёва. Лакей Ковалёва валяется на диване, играя на балалайке. Ковалёв бранит лакея и произносит печальный монолог.Действие третьеПолиция устраивает засаду, чтобы поймать Нос. На станции на окраине города квартальный распределяет своих людей. Путешественники занимают свои места. Хорошенькая торговка бубликами отвлекает внимание полицейских. Внезапно появляется Нос, пытаясь остановить поезд. Все преследуют Нос, окружают его и бьют, отчего он принимает прежний вид. Квартальный завертывает его в бумажку.Квартальный возвращает Ковалёву нос, но тот не может приладить нос обратно к лицу. Доктор также не может помочь. Ковалёв подозревает, что причиной его несчастья может быть штаб-офицерша Подточина, которая навела на него порчу за то, что он отказался жениться на ее дочери. Он пишет ей письмо. Ответ Подточиной убеждает Ковалёва в ее невиновности.По городу распространяются слухи, что где-то гуляет Нос. Толпа перебегает из одного места в другое, общее возбуждение нарастает, начинаются драки. Полиция восстанавливает порядок.Ковалёв просыпается в своей квартире и с радостью обнаруживает, что нос на своем месте. От счастья он танцует польку. Цирюльник Иван Яковлевич, которого недавно выпустили из тюрьмы, приходит брить Ковалёва.

Ковалёв прогуливается по Невскому проспекту, обмениваясь приветствиями со знакомыми и наслаждаясь возвращением носа.

Нос / The Nose - Бинокль

Опера в 3-х действиях

Композитор: Дмитрий Шостакович

Либретто: Д.Шостакович, А.Прейс, Г.Ионин

Премьера:  Ленингад, Малый оперный театр, 18 января 1930 года

Главные персонажи:

Ковалёв (баритон)
Иван (тенор)
Нос (тенор)
Квартальный (тенор)
Иван Яковлевич (баритон)
Подточина (меццо-сопрано)
Ее дочь (сопрано)
Ярыжкин (тенор)
Доктор (баритон)

Действие первое

Вступление. Иван Яковлевич бреет Ковалёва.

Картина первая. Цирюльня Ивана Яковлевича. Иван Яковлевич просыпается и завтракает. В хлебе он обнаруживает нос. Прасковья Осиповна закатывает ему скандал. Неожиданно становится темно, в темноте виден призрак квартального надзирателя, затем становится светло. Прасковья Осиповна требует, чтобы Иван Яковлевич немедленно вынес нос из дома.

Картина вторая. Набережная. Иван Яковлевич пытается выбросить нос, но ему повсюду попадаются знакомые. Наконец ему удаётся швырнуть нос в реку, тут же к нему приближается квартальный и начинает расспрашивать, что он только что сделал. Наступает тьма.

Картина третья. Спальня Ковалёва. Платон Кузьмич просыпается и обнаруживает пропажу носа. Он одевается и пускается на поиски.

Картина четвёртая. Казанский собор. Нос в мундире статского советника горячо молится. Ковалёв приближается и пытается вразумить Нос, но Нос отрицает свою связь с Ковалёвым. Пока Ковалёв отвлекается на заигрывание с дамой, Нос незаметно уходит. Опомнившись, Ковалёв беснуется.

Действие второе

Вступление. Ковалёв на извозчичьих дрожках у ворот полицмейстера. Привратник сообщает, что полицмейстер только что уехал. Ковалёв распоряжается везти его в газетную экспедицию.

Картина пятая. Газетная экспедиция. Ковалёв пытается подать объявление о пропаже Носа, но чиновник не верит ему. Тогда Ковалёв показывает лицо. Чиновник советует описать это происшествие в «Северной пчеле» и предлагает Ковалёву понюхать табаку. Ковалёв приходит в ярость и убегает. Дворники подают объявления.

Картина шестая. Квартира Ковалёва. Лакей Ковалёва поёт под балалайку. Ковалёв приходит, бранит лакея и произносит печальный монолог.

Действие третье

Картина седьмая. Окраина Петербурга. На сцене стоит пустой дилижанс. Квартальный распределяет десять полицейских в засаду. Дилижанс постепенно наполняется пассажирами. Появление хорошенькой торговки с бубликами возбуждает полицейских, они уводят её за сцену, квартальный тем временем засыпает. Когда дилижанс трогается, ему навстречу выбегает Нос. Кучер стреляет по Носу, но не попадает. Пассажиры выскакивают из дилижанса. Старая барыня бежит за Носом. Убегая от неё, Нос спотыкается о квартального, тот просыпается и свистит, на свист прибегают полицейские. Пассажиры и полицейские сообща ловят Нос. Нос отстреливается. Все окружают Нос и бьют его, от побоев он принимает прежний вид. Квартальный завёртывает нос в бумажку и вместе с полицейскими покидает сцену.

Картина восьмая. Квартиры Ковалёва и Подточиной. Квартальный возвращает Ковалёву нос. Ковалёв в благодарность даёт ему денег. Но вскоре его радость омрачается: нос не пристаёт к лицу. Иван бежит за доктором. Доктор осматривает Ковалёва, заявляет, что ничем не может помочь, и уходит. Приходит Ярыжкин. Ковалёв признаётся ему, что винит во всём штаб-офицершу Подточину. Ярыжкин советует написать ей обличительное письмо. Подточина получает письмо и читает его вместе с дочерью. Ещё до того, как они заканчивают читать, Ковалёв получает её ответ и читает его вместе с Ярыжкиным. Из ответа он заключает, что Подточина не виновата.
Интермедия. Петербург. На улице толпятся обыватели, слыхавшие, что где-то здесь прогуливается нос майора Ковалёва. Вновь прибывший объявляет, что нос в магазине Юнкера. Все бегут туда, но ничего не обнаруживают. Очередной вновь прибывший утверждает, что нос гуляет в Летнем саду. Все устремляются в Летний сад, там носа тоже нет. В сад заявляется Хозрев-Мирза, заинтересованный слухами о носе. Не обнаружив носа, он удаляется. Полицейские разгоняют толпу.

Эпилог

Картина девятая. Квартира Ковалёва. Проснувшись, Ковалёв с радостью застаёт нос на своём месте. Он пляшет в экстазе. Иван Яковлевич приходит и бреет Ковалёва.

Картина десятая. Ковалёв гуляет по Невскому проспекту, обмениваясь любезностями со знакомыми. По их реакции он всё сильнее убеждается, что нос действительно на месте. В числе прочих во время прогулки он встречает Подточиных. Распрощавшись с ними, он приглашает симпатичную торговку манишками нанести ему визит

Иван Яковлевич ("Нос") - это... Что такое Иван Яковлевич ("Нос")?

Иван Яковлевич ("Нос")
Смотри также Творчество Гоголя

Цирульник, с Вознесенского проспекта. "Фамилия его утрачена, и даже на вывеске его, — где изображен господин с намыленною щекою и надписью: "И кровь отворяют", — не выставлено ничего более. И. Я., "как всякий порядочный русский мастеровой, был пьяница страшный и хотя каждый день брил чужие подбородки, но его собственный был у него вечно небрит. Фрак у И. Я. (И. Я. никогда не ходил в сюртуке) был пегий, то есть он был черный, но весь в коричнево-желтых и серых яблоках: воротник лоснился; а вместо трех пуговиц висели одни только ниточки. И. Я. был большой циник, и когда коллежский асессор Ковалев обыкновенно говорил ему во время бритья: "у тебя, И. Я., вечно воняют руки!" — то И. Я. отвечал на это вопросом: "Отчего ж бы им не вонять?" — и, понюхавши табаку, мылил ему за это и на щеке, и под носом, и за ухом, и под бородою — одним словом, где только ему была охота". Человек робкий, почти забитый. Он робел пред женой и не осмеливался "требовать двух вещей разом", т. е. "кофию" и свежеиспеченного хлебца с луком. Жена называла его: "дурак", "зверь", "мошенник", "пьяница", "разбойник", "сухарь поджаристый", "потаскушка", "негодяй" и т. д. При встрече с квартальным он изъявляет полную готовность брить его "без всякого прекословия" два и три раза в неделю, и когда квартальный, невзирая на это, спрашивал: "Что ты там делал?" — И. Я. "побледнел". Квартальный называет его "мошенником-цирульником", но после съезжей, куда попал И. Я. "по подозрению в краже из лавочки бортища пуговиц", он окончательно оробел и даже, не заходя к Ковалеву, заглядывает в его дверь "так боязливо, как кошка, которую только что высекли за кражу сала".

Словарь литературных типов. - Пг.: Издание редакции журнала «Всходы». Под редакцией Н. Д. Носкова. 1908-1914.

  • Иван Потапыч ("Мертвые души")
  • Издатель ходячей газеты ("Портрет")

Смотреть что такое "Иван Яковлевич ("Нос")" в других словарях:

  • Нос (опера) — У этого термина существуют и другие значения, см. Нос (значения). Опера Нос Композитор Д. Шостакович Автор(ы) либретто Д. Шостакович, Е. Замятин, А. Прейс, Г. Ионин …   Википедия

  • Нос (фильм) — Это статья о фильме. см. также Нос (значения) Нос Жанр …   Википедия

  • Нос (Гоголя) — повесть. Начало работы над повестью относится к 1832 33 гг. В 1835 Г. отправил рукопись в Москву Погодину, для журнала последнего Московский наблюдатель . Редакция нашла повесть грязной и отказалась ее напечатать по причине ее пошлости и… …   Словарь литературных типов

  • Перекрестов, Иван Иванович — стольник и полковник Ахтырского Слободского полка, видный деятель Слободской Украйны конца XVII и начала XVIII века. В характере П. ярко отразились черты века: военные доблести в нем сочетались с такой страстью к стяжанию, которая приближает его… …   Большая биографическая энциклопедия

  • Цирульник ("Нос) — Смотри также …   Словарь литературных типов

  • Творчество Гоголя — …   Словарь литературных типов

  • Гоголь, Николай Васильевич — Запрос «Гоголь» перенаправляется сюда; см. также другие значения. Николай Васильевич Гоголь Фотопортрет Н. В. Гоголя из группового дагерротипа С. Л. Ле …   Википедия

  • Казацкая старшина Гетманщины — Малороссийский гербовник Основная статья: Старшина малороссийская Казацкая старшина Гетманщины  привилегированная категория должностных лиц в Украинском гетманате в 16 18 веках, осуществлявших военное и административное управление. Включала… …   Википедия

  • Гоголь — Гоголь, Николай Васильевич Запрос «Гоголь» перенаправляется сюда; см. также другие значения. Николай Васильевич Гоголь Имя при рождении: Николай Васильевич Яновский[1] …   Википедия

  • Список награждённых медалью «За спасение погибавших», 1998 год — Приложение к статье Медаль «За спасение погибавших» Содержание 1 Республика Адыгея …   Википедия

Книги

  • Нос. Аудиоспектакль, Николай Гоголь. Действующие лица и исполнители: От автора – Василий Бочкарев Майор Ковалев – Михаил Васьков Иван Яковлевич – Александр Вдовин Прасковья Осиповна – Ольга Кузнецова Квартальный – Олег Семисынов… Подробнее  Купить за 229 руб аудиокнига
  • Нос (CDmp3), Гоголь Николай Васильевич. Наверное, все помнят историю, приключившуюся в Санкт-Петербурге с коллежским асессором Ковалевым (предпочитавшим именоваться майором): мало того, что пропавший с его лица НОС загадочным… Подробнее  Купить за 164 руб

Репертуар Большого театра

Действие I

Цирюльник Иван Яковлевич с ужасом обнаруживает в хлебе отрезанный нос. Его жена Прасковья Осиповна обвиняет мужа в том, что это он отрезал чей-то нос во время бритья, и требует вынести страшный предмет вон.

Обезумевший цирюльник пытается избавиться от улики. Он выбрасывает нос в реку. Это замечает квартальный надзиратель и допрашивает Ивана Яковлевича.

Проснувшись утром, майор Ковалев не обнаруживает на месте собственного носа. В отчаянии он отправляется к обер-полицмейстеру.

В Казанском соборе неожиданно для себя майор Ковалев встречает свой Нос в форме статского советника и пытается с ним объясниться. Нос непреклонен и заявляет, что между ними не может быть никаких отношений. Нос исчезает. Ковалев мчится к обер-полицмейстеру, но не застает его.

Ковалев пытается дать объявление о пропаже Носа в газету. Над ним смеются.
Даже убедившись собственными глазами, что Ковалев говорит правду, чиновник
ему отказывает.

Дворники подают объявления.

Подвыпивший лакей Иван в отсутствие хозяина развлекается: играет на балалайке и поет. Возвращается Ковалев, он в отчаянии от происходящего.

Действие II

Окраина Петербурга. В участке квартальный надзиратель инструктирует полицейских для поимки Носа, который, возможно, собирается скрыться из города.

На станции дилижансов полицейские следят за отъезжающими: здесь провожающая дама и отъезжающий господин, Иван Иванович и Петр Федорович, старая барыня в окружении приживалок, торговка бубликами...

В момент отъезда дилижанса появляется Нос и пытается вскочить на подножку.
В общей суматохе полицейские вместе с толпой его ловят.

Квартальный приносит Ковалеву его нос и, получив вознаграждение, исчезает. Майор тщетно пытается вернуть нос на прежнее место. Но даже пришедший доктор не в силах ему помочь. Он рекомендует заспиртовать и продать нос. Ковалев отказывается.

Приходит его приятель Ярыжкин. Он обвиняет в случившемся штабс-офицершу Подточину, якобы пожелавшую отомстить Ковалеву за отказ жениться на ее дочери.

Приятели пишут штабс-офицерше письмо. В ответном послании Подточина отрицает свою причастность к происшедшему.

Новость о том, что от майора Ковалева сбежал нос, взбудоражила город. Все оживленно обсуждают это событие и устремляются в Летний сад, где, по слухам, гуляет Нос.

Ковалев просыпается и обнаруживает нос на своем месте. От восторга он пускается в пляс. Приходит Иван Яковлевич и бреет майора.

Гулянье на Невском проспекте. В толпе появляется майор Ковалев: он с гордостью демонстрирует окружающим, что его нос красуется на своем месте, хотя и сам не может до конца в это поверить. Подточина вновь сватает ему свою дочь, но Ковалев увиливает от ответа.

Распечатать

1. Кошмар: литература и жизнь

1

Теперь прочтем одну из самых замечательных повестей цикла — «Нос». Что в ней происходит? Повесть «Нос» начинается пробуждением цирюльника Ивана Яковлевича, который, как известно, обнаруживает в горячем хлебе нос майора Ковалева. «Марта 25 числа случилось в Петербурге необыкновенно-странное происшествие. Цирюльник Иван Яковлевич, живущий на Вознесенском проспекте (…) проснулся довольно рано…» [71]

Но мы, опытные читатели Гоголя, не дадим обмануть себя ни этим «пробуждением героя», ни «пробуждением» другого героя повести, майора Ковалева: «Коллежский асессор Ковалев проснулся довольно рано…» Напротив, мы, вооружившись нашими знаниями некоторых приемов Гоголя, а главное — составив себе представление о его манере обращения с читателем, зададимся вопросом: почему Гоголь знакомит нас с обоими героями именно в момент их пробуждения? Конечно, потому же, почему первая, «пушкинская», редакция «Носа», опубликованная в «Современнике» в 1836-м, заканчивалась сном героя, что и объясняло, как обычно выражаются критики, «фантастический сюжет повести».

А что происходит дальше? Дальше мы, читатели, попадаем прямо внутрь мира Ивана Яковлевича, чувствуем запах печеного хлеба, удивляемся луковке поутру на завтрак, ежимся от ругани его супруги, немного, конечно, изумляемся находке — носу майора Ковалева, — но ведь чего на свете не бывает? Гоголь, по своему обыкновению, внимательно и постепенно погружает нас в повседневность своих героев, создает ее «насыщенное описание», из деталей которого исподволь, но непреложно проступает сон, в кошмарной природе которого никак нельзя усомниться.

Взять хотя бы похождения цирюльника Ивана Яковлевича. Ему необходимо срочно избавиться от улики — носа майора Ковалева, ибо мысль о полиции повергает его в ужас и «совершенное беспамятство». Его тщетные попытки отделаться от носа — это бегство, способное стать украшением подлинного кошмара. Оно длится по нарастающей до той роковой минуты, когда бедняге наконец удается выкинуть нос в Неву, и вот тут-то его схватывает квартальный «благородной наружности, с широкими бакенбардами, в треугольной шляпе, со шпагою»… [72] «Но здесь происшествие совершенно закрывается туманом, и что далее произошло, решительно ничего не известно» [73].

Иван Яковлевич — в лапах полиции, а нос плывет по Неве, не так ли? А по прошествии нескольких страниц мы узнаем, что этот же самый нос, выкинутый в Неву (!), ездит по городу под видом статского советника с визитами. Встает резонный вопрос — так где же Нос? В хлебе, в кармане Ивана Яковлевича, в Неве или в карете и на службе в Казанском соборе? Или же он — в бумажке, в которой его приносит на квартиру к майору Ковалеву все тот же живописный квартальный? Заметим, что квартальный рассказывает о том, что он арестовал нос, когда тот пытался уехать за границу… — тот самый нос, который он завернул в бумажку и принес с собой?!

«Вы изволили затерять нос свой?»

«Так точно»

«Он теперь найден (…) его перехватили почти на дороге. Он уже садился в дилижанс и хотел уехать в Ригу. И пашпорт давно был написан на имя одного чиновника» [74].

А где же Иван Яковлевич — на съезжей, куда его препроводил квартальный, или на свободе, как это явствует из заключительной сцены бритья майора Ковалева, вновь обретшего свой нос? Квартальный сообщает Ковалеву, принеся ему его нос, что роль в похищении сыграл цирюльник, хотя — информирует нас автор — Ковалев-то знает точно, что цирюльник ни при чем, ибо тот его брил в среду, а нос был при майоре еще и «весь четверток». В конце повести нос прирастает сам собой, и автор комментирует это такими словами:

Чепуха совершенная делается на свете. Иногда вовсе нет никакого правдоподобия (…) [75].

Присмотримся теперь к носу:

Он был в мундире, шитом золотом, с большим стоячим воротником; на нем были замшевые панталоны, при боку шпага. По шляпе с плюмажем (…) [76]

Нос выходит, пожалуй, самым подробно одетым из гоголевских персонажей — у кого еще в повестях, например, описаны панталоны? Следом выясняется, что у носа есть брови («Нос посмотрел на майора, и брови его несколько нахмурились» [77]), лицо («Нос спрятал совершенно лицо свое в большой стоячий воротник и с выражением величайшей набожности молился» [78]). Кроме того, оказывается, что у него есть ноги, руки, что он носит перчатки. И тем не менее всякому — и самому Ковалеву, и квартальному — очевидно, что это не господин, а нос. Получается, что это вовсе не нюхательный орган на ножках, а чистое порождение кошмара, когда мы знаем, что у него есть руки и ноги в панталонах, но это нельзя увидеть, — иными словами, у носа нет образа; выражаясь гоголевским языком — сплошное безобразие.

Далее мы присутствуем при разговоре майора Ковалева со своим носом, говеющим отдельно от майора в Казанском соборе, причем майор расстроен настолько, что не может молиться, а нос, напротив, прилежно молится. Интересно отметить, что на вопрос — почему этот разговор происходит в Казанском соборе? — читатели выдвигают очень разные соображения: например, что майор живет неподалеку, на Вознесенском, так где ж ему еще и говеть? Тогда как мысль о том, что только в абсурде кошмара верующему человеку может привидеться такой разговор молящегося носа со своим обладателем, да еще во храме, как-то не приходит в голову.

Текст с удивительной легкостью, как во сне, переключает внимание читателя с абсурда на обыденность, например, так происходит при появлении дам, как если бы перед нами был обычный роман… или обычный сон:

Сказавши это, нос отвернулся и продолжал молиться. Ковалев совершенно смешался, не зная, что делать и что даже подумать. В это время послышался приятный шум дамского платья: подошла пожилая дама, вся убранная кружевами, и с нею тоненькая, в белом платье, очень мило рисовавшемся на ее стройной талии, в палевой шляпке легкой как пирожное [79].

Что никак не мешает читателю, легко преодолев порог абсурда, переключиться на погоню майора за своим носом, главное действие второй части повести.

Мы можем сколь угодно предаваться рассуждению о метонимии или, например, предположить, что повесть выросла из очередной ожившей «метафоры наоборот»: парадоксальное мышление Гоголя, натолкнувшись на поговорку «остаться с носом», легко могло прийти к вопросу — а вот что будет, если остаться без носа? И подкрепить эту гипотезу ссылкой на эту тему в письме Подточиной: «Если разумеете под сим, будто я хотела оставить вас с носом…» [80]

Но как бы то ни было, встает резоннейший вопрос — что же заставляет нас читать всю эту нелепицу? Почему мы не отбрасываем книгу, а называем Гоголя великим русским писателем, а «Нос» — «одним из выдающихся произведений русской литературы»? [81]

Одно из предположений может заключаться в следующем: «Нос» позволяет распознать читателю те его переживания, которые скрыты покровом ночи, но которые представляют тем не менее существенную основу его психологического опыта, а именно опыта переживания кошмара. И не важно, отдает ли себе в этом отчет читатель, — именно способность встретиться с этим опытом, пережить его наяву, а следовательно, подтвердить для себя его психологическую достоверность (что вполне способно заменить необходимость рационального анализа) составляет для нас неотразимую привлекательность «Носа». Одна из причин, в силу которых читатель не только безропотно, но и с удовольствием следует за абсурдом сюжета, состоит в том, что он считывает с этих страниц свой собственный опыт кошмара или бреда и, пусть неосознанно, получает подтверждение подлинности значимой части своего психологического бытия. Читая «Нос», читатель переживает происходящее как подлинный сон, не удивляясь нелепице и не отдавая себе отчета в том, что он спит, но обнаруживая в литературном произведении отголосок тех же сильных эмоций, что ему случалось переживать в его собственной жизни.

Опыт узнавания психологического переживания в литературе, вполне возможно, оказывается не менее важен, чем опыт преодоления различных жизненных ситуаций или овладение практиками и стратегиями социального поведения.

Привлекательность «Носа» должна была только возрасти в последнее столетие, когда благодаря цензуре «наук о человеке» кошмар окончательно выпал из числа легитимных предметов не только рационального анализа, но даже и светской беседы.

Ибо, в отличие от других повестей петербургского цикла, в «Носе» Гоголь уже не смущается — он прямо делает кошмар главной сюжетной линией своего произведения, не пряча ее под разными не относящимися к делу соображениями. Здесь, напрямую сталкивая читателя с кошмаром, автор уже совершенно уверен в себе. Он ведет себя как опытный наездник, чью твердую руку сразу распознает читатель, и не боится, что этот последний вырвется и откажется погрузиться в кошмар. Его голос гипнотизирует нас, переключает регистры сна, заставляет нас повиноваться его предписаниям. В «Носе» мы уже не найдем прежних компромиссов между кошмаром и прозой: это полноценный кошмар, не таящийся под покровом светского сюжета или литературных дебатов.

Гоголь воспроизводит знакомые каждому, кому случалось видеть кошмар, элементы кошмарного сна, которые могли бы послужить для читателя опознавательными знаками:

…в глазах его произошло явление неизъяснимое: перед подъездом остановилась карета; дверцы отворились; выпрыгнул, согнувшись, господин в мундире и побежал вверх по лестнице. (Откуда нам известно, что это был нос? Ведь сказано же автором только что — «господин в мундире»! — Д.Х. ) Каков же был ужас и вместе с тем изумление Ковалева, когда он узнал, что это был собственный его нос! При этом необыкновенном зрелище, казалось ему, все переворотилось у него в глазах; он чувствовал, что едва мог стоять; но решился во что бы то ни стало ожидать его возвращения в карету, весь дрожа как в лихорадке [82].

Неудивительно, что «Бедный Ковалев чуть не сошел с ума» [83].

Гоголь настолько уверен в себе, что даже позволяет себе ущипнуть читателя в доказательство того, что все, что читатель видит, происходит наяву:

«…Только нет, не может быть», прибавил он, немного подумав. «Невероятно, чтобы нос пропал; никаким образом невероятно. Это, верно, или во сне снится, или просто грезится; может быть, я как-нибудь ошибкою выпил вместо воды водку (…)» — Чтобы действительно увериться, что он не пьян, майор ущипнул себя так больно, что сам вскрикнул. Эта боль совершенно уверила его, что он действует и живет наяву [84].

Это — очевидная провокация, специально предпринятая автором, чтобы убедиться, что читатель спит беспробудным сном: так врач дергает больного перед операцией, желая удостовериться, что наркоз подействовал. Можно даже и еще раз толкнуть, все равно спит:

Он взял бережно найденный нос в обе руки, сложенные горстью, и еще раз рассмотрел его внимательно. (Именно что не рассеянно, как это свойственно героям плохо сработанных инсценировок сновидений, а внимательно. — Д.X. ) «Так, он, точно он!» — говорил майор Ковалев. «Вот и прыщик на левой стороне, вскочивший вчерашнего дня» [85].

Гротескное пробуждение читателя следует в развязке:

Чепуха совершенная делается на свете. Иногда вовсе нет никакого правдоподобия: вдруг тот самый нос, который разъезжал в чине статского советника и наделал столько шуму в городе, очутился как ни в чем не бывало вновь на своем месте, то есть именно между двух щек майора Ковалева [86].

Ага, так вы что же, в самом деле спали? И даже ничего не заметили? Или вы думали, что я не заметил, что вы не заметили, что все это был сон? Или все-таки… не сон? «Вот какая история случилась в северной столице нашего обширного государства!» — так читатель, пробужденный рассказчиком от кошмара, получает заверение в подлинности рассказа: раз «случилась история», то, следовательно, она подлинно была? (Эта фраза лишь несколько уступает в претензии на «историчность» первой фразе повести, где указаны и дата, и место, и происшествие — просто полицейский протокол, куда уж реальнее: «Марта 25 числа случилось в Петербурге необычайное происшествие…») Но уже в следующей фразе выясняется, что Гоголь опять передумал: «Теперь только по соображении всего видим, что в ней есть много неправдоподобного» [87]. И вот тут-то предусмотрительный Гоголь вводит отрицательный персонаж: этакий alter ego рассказчика. Этот рассказчик-скептик вызывает раздражение у растерявшегося читателя, во-первых, потому, что разбудил, во-вторых, потому, что он пошл и глуп, в-третьих, потому, что указывает заспанному читателю на проглоченные им противоречия. Чувство раздражения заставляет читателя солидаризироваться не с ним и не с его скептическим взглядом на рассказ. Гоголь призывает читателя поверить не страдающему бессонницей скептику из «Московского наблюдателя», которому «Нос» может показаться бредом, а в подлинность переживаний, испытанных читателем по поводу перенесенного кошмара. И вновь читатель психологически готов последовать за автором куда угодно, снова покориться ему и заснуть:

…ну да и где ж не бывает несообразностей? — А все однакоже, как поразмыслишь, во всем этом, право, есть что-то. Кто что ни говори, а подобные происшествия бывают на свете; редко, но бывают [88].

Итак, даже и разбудив читателя, автор утверждает свою власть над его сознанием, свое господство над его представлениями о том, что есть сон, а что реальность — ведь, в конце концов, не зря же все это написано!

Тупость и пошлость рассказчика, пришедшего будить читателя, «снимает» пережитое читателем в кошмаре в соответствии с той же эстетической фигурой, как в «Невском проспекте» Пискарева иронически «снимает» Пирогов. Читатель снисходительно улыбается, кивает, мол, меня не проведешь всякими баснями, но остается в убеждении, что увиденный им кошмар был подлинной литературной реальностью, подлинной историей, которую хотел поведать ему автор.

При интерпретации «Носа» нельзя пройти мимо типичной гоголевской шутки: ведь «нос», прочтенный наоборот, это «сон». Характерно, что в последней редакции 1842 года Гоголь не потрудился изменить раннее название повести, убрать подсказку, как он обычно это делал, чтобы поглубже спрятать свой замысел, — вероятно, будучи глубоко убежден в могучей силе воздействия своего слова на читателя.

Данный текст является ознакомительным фрагментом.

Продолжение на ЛитРес

НОС

НОС

Нос, Николай Гоголь


1: Завтрак с Иваном Яковлевичем и Прасковьей Осиповной

25 марта в Петербурге состоялся необычайно странное происшествие. Цирюльник Иван Яковлевич, живущий на Вознесенский проспект (фамилия утеряна и даже на вывеске, где изображен джентльмен с намыленной щекой и надписью «Также кровопускание », больше ничего) - скорее проснулся цирюльник Иван Яковлевич рано и пахло свежим хлебом.Слегка приподнявшись в постели, он увидел свое супруга, довольно респектабельная дама, очень любившая пить кофе, принять свежеиспеченные буханки из духовки.

«Я сегодня кофе не буду, Прасковья. Осиповна, - сказал Иван Яковлевич. «Вместо этого я хотел бы съесть немного горячего хлеб с луком ». (То есть Ивану Яковлевичу понравились бы оба одно и другое, но он знал, что невозможно требовать двух вещей сразу же Прасковья Осиповна очень не любила такие капризы.) «Пусть дурак ешь хлеб; тем лучше для меня, - подумала про себя жена, - будет осталась лишняя чашка кофе ». И она бросила буханку на стол.

Иван Яковлевич ради приличия поставил поверх рубашки накинул фрак и, сев за стол, насыпал соль, приготовил две луковицы, взял нож и, придумав многозначительное выражение, начал резать хлеб. Разрезав буханку на две половинки, он заглянул внутрь и, к своему удивлению, увидел что-то белое.Иван Яковлевич осторожно ткнул ножом и пощупал пальцем. "Твердый!" он сказал себе. "Какие могло ли это быть? »

Он воткнул палец и вытащил нос! Иван Яковлевич был ошарашен. Он протер глаза и нащупал предмет: нос, нос действительно, да еще знакомый. Лицо Ивана Яковлевича выразилось фильм ужасов. Но этот ужас был ничем по сравнению с негодованием, охватившим его. супруг.

«Зверь, где тебе нос отрезал?» она крикнул сердито.«Негодяй! пьяница! Я сам сообщу о вас в полицию. Какой хулиган! Я уже слышал от трех человек, что ты им носом морщишься так много во время бритья, что удивительно, что они остаются на месте ".

Но Иван Яковлевич был скорее мертв, чем жив. Он признал нос не кем иным, как коллежским асессором Ковалева, которого он брил каждую среду и воскресенье.

«Держись, Прасковья Осиповна! Я помещу это в угол, после того, как я оберну его тряпкой: пусть полежит немного, а потом Я заберу это.

«Я даже не слышу об этом. Что я должен позволить отрезанный нос, чтобы валяться в моей комнате? Сухая палка! Все, что он знает, это как натянуть бритву, но скоро он будет не в состоянии выполнять свой долг, грабли, злодей! Должен ли я отвечать за вас в полицию? Ты кусок грязи, ты болван! Долой это! Далеко! Берите с собой куда угодно! С глаз долой Это!"

Иван Яковлевич стоял как бы лишенный чувства. Он думал и думал - и действительно не знал, что и думать."Дьявол знает, как это случилось, - сказал он наконец, почесывая за ухом рука. «Был ли я пьян или нет, когда вчера пришел домой, я действительно не могу сказать. Как ни крути, это невозможное явление. Ведь хлеб это что-то запеченное, а нос - совсем другое. Я не могу сделать это вообще. Иван Яковлевич замолчал. Идея о том, что полиция может найти нос у него и предъявить ему обвинение довела его до полного безумия.Он уже представлял себе алый воротник, красиво расшитая серебром сабля - и он весь дрожал.


2: Иван Яковлевич выходит на улицу

Наконец-то он достал нижнее белье и ботинки, натянул все эти лохмотья и, довольно веские увещевания от Прасковьи Осиповны, замотавшей нос тряпкой и вышел на улицу. Он хотел засунуть это под что-нибудь где-нибудь, либо в столб у ворот, либо просто уронить его, как будто аварии, а затем сверните в переулок.Но как назло, он постоянно сталкивался с людьми, которых он знал, которые сразу спрашивали его: «Где ты? идущий?" или «Кому вы собираетесь побриться так рано? " чтобы Иван Яковлевич не мог найти подходящий момент. Однажды он действительно уронил его, но полицейский на расстоянии указал на него своей алебардой и сказал: «Подними это - ты что-то там уронил », и Иван Яковлевич был вынужден поднять нос и спрятать в карман. Его охватило отчаяние, тем более что количество людей на улице постоянно увеличивалось, когда магазины начали открыто.

Он решил пойти к Исаакиевскому мосту - не мог бы он не успели просто выбросить в Неву? Но я несколько виноват в том, что пока ничего не сказал об Иване Яковлевиче, во многом респектабельном человеке.

Как любой уважающий себя русский ремесленник Иван Яковлевич был ужасным пьяницей. И хотя каждый день он брил других его собственные подбородки всегда были небритыми. Фрак Ивана Яковлевича (Иван Яковлевич никогда не носил сюртука) был пегий, то есть все черный, но с пятнами коричневато-желтого и серого; воротник был блестящим, а в На место трех пуговиц навешивались только концы ниток.Иван Яковлевич был великий циник, и когда коллежский асессор Ковалев сказал ему, будучи побрился: «Руки, Иван Яковлевич, всегда воняют», - Иван Яковлевич ответьте на вопрос: «Почему они должны вонять?» "Я не знаю, моя дорогая молодец, - сказал бы коллежский асессор, - а у них есть, а Иван Яковлевич, приняв щепотку нюхательного табака, в отместку вспенивал все щеки и под его носом, и за ухом, и под подбородком, другими словами, куда бы его ни завела его фантазия.

Этот достойный гражданин оказался на улице Св. Исаакиевский мост. Для начала он внимательно осмотрелся, затем оперся на перила, как будто чтобы заглянуть под мост, чтобы увидеть, есть ли там много рыбы плавали, и украдкой бросили тряпку, содержащую нос. Ему казалось, будто с него вдруг слетела тонна: Иван Яковлевич даже ухмыльнулся. Вместо того, чтобы брить подбородки госслужащим он отправился в заведение с вывеской «Закуски и чай», чтобы заказать бокал. удара, когда он внезапно заметил в конце моста полицейского из выдающейся внешности, с широкими бакенбардами, в треугольной шляпе и с мечом.У него упало сердце: офицер погрозил ему пальцем и говоря: «Иди сюда, друг мой».

Зная этикет, Иван Яковлевич снял его фуражку еще далеко, и, подойдя с живостью, сказал: «Я хочу Ваша честь, крепкого здоровья ».
«Нет-нет, мой хороший друг, не« ваша честь ». Просто скажите мне, что вы делали вон там, на мосту?
«Честно говоря, сэр, я был кого-то побрить и только посмотрел, бежали быстро ».
«Ты врешь, ты врешь.Так не пойдет. Просто постарайся ответить.
«Я готов брить ваше поклонение дважды в неделю, а то и трижды, и нет жалобы, - ответил Иван Яковлевич.
«Нет, мой друг, все это ерунда. У меня есть три парикмахера, которые бреют меня и считают это тоже большая честь. Просто будь так любезен, скажи мне, что ты делал там?"

Иван Яковлевич побледнел. … Но тут весь эпизод окутывается туманом, и то, что произошло впоследствии, абсолютно ничего не известно.


3: В котором мы встречаемся с майором Ковалевым

Коллегиальный асессор Ковалев проснулся довольно рано и издал губами звук «б-р-р-р», как он обычно делал при пробуждении, хотя он не мог объяснить причину этого. Ковалев потянулся и попросил маленькое зеркало, стоящее на столе. Он хотел взглянуть на прыщик, который накануне вечером появился у него на носу. Но его крайнего изумления он увидел, что у него на месте носа идеально гладкая поверхность.Испугавшись, Ковалев потребовал воды и

протер глаза полотенцем: да и носа нет! Он провел рукой по себе, чтобы посмотреть, спит он или нет. Нет, он не думаю так. Коллегиальный асессор вскочил с кровати и встряхнулся - без носа! Он сразу приказал принести ему свою одежду и улетел прямо в начальник полиции.

А пока нужно сказать кое-что о Ковалёва, чтобы читатель увидел, что за человек этот коллежский асессор. Коллегиальные асессоры, получившие звание на основании научных достижений. дипломы ни в коем случае нельзя приравнивать к тем, кто получил звание в Кавказ.Это две совершенно разные породы. Ученые коллежские асессоры… Но Россия - такая чудесная страна, что если что-то сказать об одном коллежского асессора все коллежские асессоры от Риги до Камчатки не будут не воспринимайте это как применимое и к ним. То же самое и со всеми нашими чинами и названия. Ковалев принадлежал к кавказской разновидности коллежских заседателей. Он занимал это звание всего два года и поэтому не мог забыть его на момент; и, чтобы придать себе дополнительное достоинство и вес, он никогда не упоминал себе как коллежскому асессору, но всегда как майору.«Слушай, моя дорогая женщина» он обычно говорил, встречая на улице женщину, продающую манишки, «Приезжайте ко мне, моя квартира на Садовой; просто спроси где майор ковалёв жизней, вам любой покажет ». И если женщина, которую он встретил, оказалась хорошенькой один, он также давал некоторые конфиденциальные инструкции, добавляя: «Вы просто спросите, милая, для квартиры майора Ковалёва ». - Поэтому и мы впредь будем называть этого коллежского асессора майором.

Майор Ковалев имел обыкновение ежедневно принимать прогуляться по Невскому проспекту.Ворот его рубашки всегда был чрезвычайно чистые и накрахмаленные. Его бакенбарды были такими, какие вы все еще можете видеть на областные и районные геодезисты или архитекторы (при условии, что они россияне), а также на тех лиц, которые выполняют различные полицейские обязанности, и в в целом на всех тех мужчин, у которых румяные щеки полны румян и которые очень хорошо разбираются в бостоне; эти бакенбарды проходят по середине щеки прямо к носу. На майоре Ковалёве было очень много сердоликовых печатей, на одних с гербами, на других. со средой, четвергом, понедельником и т. д., выгравированы на них. Майор Ковалев имел приехать в Петербург по делам, а именно искать должность, соответствующую его званию; если бы он мог устроить это, то из вице-губернатора; в противном случае Сотрудник по закупкам в каком-то важном правительственном департаменте. Майор Ковалев был не прочь выйти замуж, но только в том случае, если у невесты состояние в двести тысяч. И поэтому теперь читатель может судить о каково было состояние этого майора, когда он увидел, вместо того, чтобы презентабельный и среднего размера нос, до смешного ровная и гладкая поверхность.

Как назло, ни одной кабины появился на улице, и его заставили идти, закутанный в плащ, его лицо прикрыли платком, делая вид, что у него идет кровь из носа. "Но возможно, я просто представил все это - нос не может исчезнуть таким идиотским способом ». Он зашел в кофейню только для того, чтобы посмотреть на себя в зеркало. К счастью, там никого не было. Служебные мальчики подметали комнаты и расстановка стульев; некоторые из них с сонными глазами выносили подносы с горячим обороты; вчерашние газеты в пятнах кофе валяются на столах и стульях.«Ну, слава богу, здесь никого нет», - сказал майор. «Теперь я могу смотрю." Робко он подошел к зеркалу и взглянул на него. «Проклятие! Как отвратительный!" - воскликнул он, плюнув. «Если бы хоть что-то было в место носа, но ничего! "

С досадой закусив губы, он покинул кафе и решил, вопреки своей привычке, не смотреть и не улыбаться кто-нибудь. Внезапно он остановился как вкопанный перед дверью дома. An необъяснимое явление произошло прямо на его глазах: карета подъехала к Вход; двери открылись; джентльмен в форме выскочил, слегка наклонившись, побежал вверх по лестнице.Представьте себе ужас и одновременно изумление Ковалева, когда он понял, что это его собственный нос! На это необыкновенное зрелище все как бы кружилось у него на глазах; он чувствовал, что он еле держался на ногах. Дрожа всем телом, как в лихорадке, он сделал в его голове, что бы ни случилось, дождаться возвращения джентльмена в карету. Два Через несколько минут Нос действительно вылез наружу. На нем была вышитая золотом униформа с большим воротником-стойкой и бриджами из оленьей кожи; был меч в его сторона.По его шляпе с плюмажем можно было заключить, что он имел статус государственного советник. Все указывало на то, что он собирается позвонить. Он посмотрел направо и налево, крикнул своему водителю: «Обгоните карету», сел и был отогнан.


4: У Собора Казанской иконы Божией Матери

Бедный Ковалев чуть не сошёл с ума. Он сделал даже не знаю, что думать об этом странном происшествии. Действительно, как мог нос который еще вчера был на его лице и не мог ни ездить, ни ходить - как это могло быть в форме? Он побежал за экипажем, который, к счастью, не ушел далеко, но остановился перед Казанским собором.

Он поспешил в собор, прошел мимо ряды старых нищих с забинтованными лицами и двумя прорезями для глаз, над которым он так смеялся, и вошел внутрь. Было всего несколько там молящиеся: все стояли у входа. Ковалев так расстроился, что он был не в состоянии молиться и искал глазами джентльмена в все церковные уголки. Наконец он увидел, что он стоит в стороне. Нос имел полностью закрыл лицо большим воротником-стойкой и молился в отношение крайнего благочестия. «Как мне подойти к нему?» - подумал Ковалев. "Из все, по форме, по шляпе, видно, что он государство советник. Будь я проклят, если узнаю, как это сделать.

Он начал откашливаться, но Нос никогда не изменил своего благочестивого отношения и продолжал преклонять колени.

«Дорогой сэр», - сказал Ковалев, заставляя себя наберитесь смелости, «мой дорогой сэр…»
«Чего вы желаете?» сказал Нос, обернувшись.
«Это странно, мой дорогой сэр… я думаю… вам следует знать свое место.И все внезапно я нахожу тебя - и где? В церкви. Согласитесь… »
« Извините, я не понимаю, о чем вы говорите.… Сделайте себя Чисто."

«Как мне объяснить ему?» подумал Ковалев и, ободренный, начал: «Конечно, я… но я майор. Мне идти без носа, согласитесь, неприлично. Это нормально для разносчика женщина, торгующая очищенными апельсинами на Воскресенском мосту, сидеть без носа. Но поскольку я жду - и, кроме того, у меня много знакомых среди дамы - миссис.Чехтарева, жена государственного советника, и другие . .. Судья по сами ... не знаю, батюшка ... (Тут майор Ковалев пожал плечами плеч.) «Простите, если смотреть на это по правилам долг и честь… ты сам понимаешь… »

«Я абсолютно ничего не понимаю», - ответил Нос. «Проясни себя».

«Дорогой сэр», - сказал Ковалев с чувством собственного достоинства: «Я не знаю, как истолковать твои слова ... Все это кажется мне совершенно очевидно… Или хочешь… Ведь ты мой собственный нос! »-

Нос посмотрел на мажор и слегка завязал его брови.«Вы ошибаетесь, мой дорогой сэр, я существую сам по себе. Кроме, между нами не может быть близких отношений. Судя по кнопкам на твоей униформу, вы должны работать в Сенате или, по крайней мере, в Министерстве Справедливость. Что до меня, то я принадлежу к научному кругу ».

Сказав это, Нос отвернулся и пошел вернуться к его молитвам.

Ковалев был совершенно ошеломлен. Он не знал что делать или даже о чем думать. В этот момент он услышал приятный шорох женское платье: к нему подошла пожилая дама, вся в кружевах, и вместе с ней стройная, в белом платье, приятно подчеркивающем ее стройную фигуру, и в соломенная шляпа, легкая, как крем-пуховик. За ними высокий лакей с огромным бакенбарды и целая дюжина воротников остановились и открыли табакерку.

Ковалев подошел ближе, вытащил батист. воротник рубашки, поправил печати, висящие на золотой цепочке, и, улыбаясь во все стороны, он обратил свое внимание на неземную девушку, которая, подобно весеннему цветку, слегка склонила голову и протянула белую ручку его полупрозрачные пальцы на ее лбу. Улыбка на лице Ковалёва даже стала шире, когда из-под ее шляпы он мельком увидел ее круглую ослепительно-белый подбородок и часть щеки светились цветом первого роза весны.Но внезапно он отскочил назад, как будто обожженный. Он помнил что на месте его носа абсолютно ничего не было, и слезы навернулись на его глаза. Он обернулся, намереваясь без лишних слов сказать джентльмену в военной форме, что он просто притворялся статским советником, что он был негодяй и подлец и ничего, кроме его, майора, собственного носа ... Но Нос больше не было; ему удалось убежать, вероятно, чтобы сделать еще один звонок.


5: В котором окончательно пропал майор Ковалев

Это повергло Ковалёва в отчаяние.Он вернулся, остановился на мгновение под колоннадой и внимательно посмотрел сюда и что, чтобы Нос где-то появился. Он хорошо помнил, что у последнего была шляпа с перьями и вышитая золотом форма, но он не заметил его пальто, или цвет его экипажа или его лошадей, даже если он сзади был лакей, и если да, то в какой ливрее. Более того, была такая множество экипажей мчались взад и вперед и с такой скоростью, что это было их трудно отличить друг от друга; но даже если бы он выбрал одного из них, он бы нет средств остановить это.День выдался ясный и солнечный. Были толпы люди на Невском проспекте. Целый цветочный каскад дам хлынул на тротуар, от Полицейского моста до Аничкина моста. Вот пришел придворного советника он знал и привык обращаться как подполковник, особенно в присутствии посторонних. Здесь же был Ярыгин, старший делопроизводитель. Сенат, его большой друг, неизменно проигрывающий в Бостоне, когда он поднимался восемь. Вот еще один майор, получивший звание асессора на Кавказе, машет Ковалеву присоединиться к нему.…

«О черт!» - сказал Ковалев. «Эй, таксист, возьми меня прямо к начальнику полиции! »

Ковалев сел в кабину и все кричал на таксист: «Иди как можно быстрее».
«Начальник полиции дома?» - крикнул он, входя в зал.
«Нет, сэр, - ответил швейцар, - он только что ушел».
"Вы не говорите".
«Да, - добавил швейцар, - его не было надолго, но он ушел. Если бы ты приходите на минутку раньше, возможно, вы бы его нашли.”

Не снимая платка с лица, Ковалев вернулся в кабину и в отчаянии крикнул: «Езжайте!»
«Куда?» спросил извозчик.
«Езжайте прямо!»
«Что ты имеешь в виду прямо? Здесь есть поворот. Право или лево?"

Этот вопрос поставил Ковалёва в тупик и заставил его подумай еще раз. В его тяжелом положении первое, что ему нужно было сделать, это обратиться в Департамент полиции, не потому, что его дело имело прямое отношение к полиция, но потому что они могли действовать намного быстрее, чем любое другое учреждение; в то время как добиваться удовлетворения от начальства отдела, которым Нос, который утверждал, что его использовали, было бы бессмысленно, потому что из-за собственного отвечает, было очевидно, что этот парень не считал ничего священного, и что он был способен солгать и в этом случае, как он это сделал, когда заверил Ковалёва что они никогда не встречались. Таким образом, Ковалев хотел было сказать извозчику, чтобы он отвезти его в отделение полиции, когда ему снова пришла в голову мысль, что этот негодяй и аферист, который уже так бесстыдно обращался с ним во время их первая встреча, может снова воспользоваться своим первым шансом ускользнуть из города где-нибудь, и тогда все поиски будут напрасны или могут затянуться, не дай бог, целый месяц. Наконец, казалось, само небо привело его в чувство.


6: Майор Ковалев размещает объявление в газете

He решил пойти прямо в редакцию газеты и, пока не стало слишком поздно, разместить рекламу с подробным описанием характеристик Носа, чтобы что любой, кто встретится с ним, может немедленно доставить его или хотя бы дать информацию о его местонахождении.Итак, его решение было принято, он велел таксисту ехать в редакцию газеты и всю дорогу держал ударил его первым по спине, сказав: «Быстрее, негодяй! Быстрее, жулик! - «Ух, мистер!» - говорил извозчик, качая головой и щелкая его поводья на лошади, у которой шерсть была длиной с болонку. Наконец-то кабина подъехали к остановке, и Ковалев, тяжело дыша, вбежал в небольшую приемную, где за столом сидел седой клерк в старом фраке и очках и его зубы, посчитали только что принесенные котлы.

«Кто здесь принимает рекламу?» - воскликнул Ковалев. «Ах, доброе утро!»

«Как поживаете», - сказал седовласый клерк, на мгновение подняв глаза и снова опуская их, чтобы посмотреть на аккуратные стопки денег.

«Я хочу вставить…»

«Извините. Подожди минутку, - сказал клерк, записывая на листе бумаги цифру одной рукой и перемещая два бусинки на счетах пальцами левой руки. Лакей в ливрее, чей внешность наводила на мысль о его пребывании в аристократическом доме, и кто стоял у стол с запиской в ​​руке, счел целесообразным продемонстрировать savoir-faire: «Вы не поверите, сэр, эта маленькая дворняга не стоит восьмидесяти копейки, то есть восемь копеек я бы не дал; но графиня любит, честно говоря, любит - и так, кто найдет, получит сто рублей! Выражаясь вежливо, как мы с вами разговариваем, вкусы у людей различаются: если вы охотник, держите пойнт или пудель; не жалей пятьсот, дай тысяч, но тогда пусть будет хорошая собака.

Достойный писарь слушал это с могилой. выражение, одновременно пытаясь подсчитать количество букв в записка принесла ему. Вокруг стояло множество старух, продавцов и носильщики с записками.

В одном из них выставлен на продажу кучер трезвого провести; другой, мало использованный экипаж, привезенный из Парижа в 1814 году; по-прежнему другие, девятнадцатилетняя крепостная девушка, имеющая опыт работы по отмыванию и подходит для других видов работ; добротные дрожки без одной пружины; а молодой и огненно-серый пятнисто-серый конь семнадцати лет; семена репы и редиса недавно полученный из Лондона; дача со всеми принадлежностями - в остроумие, два стойла для лошадей и место для посадки берез или елей; также было обращение к желающим купить старую подошву ботинок с приглашением появляться на финальных торгах каждый день с восьми до трех часов.

Комната в котором была переполнена вся эта компания, была небольшая, и воздух в ней был очень толстый; но коллежский асессор Ковалев не мог обратите внимание на запах, потому что он прижимал носовой платок к лицу и потому что сам нос его был черт знает где.

«Мой дорогой сэр, позвольте мне вас спросить… Это очень срочно, - с нетерпением сказал наконец майор Ковалев. "В настоящее время, в настоящее время! Два рубля сорок три копейки! Момент! Один рубль шестьдесят четыре копейки, - произнес седовласый господин, бросая записки в лица старушек и дворников."Что может Я делаю для тебя?" - сказал он наконец, обращаясь к Ковалеву.


7: Майор Ковалев и дерзкий газетчик

«Я хочу…», - сказал Ковалев. «Был жульничество или жульничество… До сих пор не могу узнать. Я просто хочу прорекламировать это тот, кто отдаст мне этого мерзавца, получит достойное вознаграждение ».

«Позвольте спросить, как вас зовут?»

«Зачем вам мое имя? Я не могу тебе этого дать. у меня много знакомые: госпожа Чехтарева, жена статского советника; Пелагея Григорьевна Подточина, жена полевого офицера… А вдруг они оказались? выяснить? Боже упаси! Вы можете просто записать: коллежский асессор или, еще лучше, человек в звании майора.

«А беглый ли был вашим домашним крепостным?»

«Что ты имеешь в виду, домашний крепостной? Это было бы не такое уж плохое мошенничество! В побег был… мой нос. … »

« Хм! какое странное имя! И этот господин Носов отнял у вас большую сумму? »

«Мой нос, я хочу сказать - вы меня неправильно поняли. Мой нос, мой собственный нос пропал черт его знает куда. Дьявол, должно быть, хотел подшутить над меня!"

«Но как оно исчезло? Я не совсем понимаю.”

«Ну, я не могу вам сказать, как это сделать; но главное в том, что теперь он скитается по городу и называет себя статским советником. И поэтому я прошу вас рекламировать, что кто бы это ни задержал, доставьте его мне немедленно и без промедления. Судите сами. Как, в самом деле, могу ли я обойтись без такой заметной части моего тела? Это не похоже на маленькое палец, который я засунул в сапог, и никто не видит, там он или нет. На По четвергам я звоню в дом миссис А.Чехтарева, жена государственного советника. Госпожа Подточина, Пелагея Григорьевна, жена полевого офицера, и ее очень хорошенькая дочь, тоже мои очень хорошие друзья, и вы можете судить по как я могу сейчас ... я не могу появиться в их доме сейчас ".

Клерк напряженно задумался, крепко сжав губы. в свидетельство этого. «Нет, я не могу разместить такую ​​рекламу в газетах», - сказал он. сказал наконец после долгого молчания.

«Как так? Почему?»

«Ну, газета может потерять репутацию.Если бы все написали, что его нос разбежался, почему ... А так, говорят, слишком много абсурдных историй и печатаются ложные слухи ».

«Но почему этот бизнес абсурден? Я не думаю, что это что-то в этом роде ".

«Вот что вы думаете. Но возьмите прошлую неделю, там был еще один такой случай. Вошел государственный служащий, как и вы, с Обратите внимание, было выставлено два рубля семьдесят три копейки, а вся реклама состояла в том, что сбежал пудель с черной шерстью.Не похоже слишком много, не так ли? Но это оказалось клеветой. Этот так называемый пудель был казначеем не помню, в каком учреждении.

«Но я размещаю рекламу не о пуделе, а о моем собственном нос; то есть практически то же самое, что и обо мне ».

«Нет, я не могу разместить такую ​​рекламу».

«Но когда мой нос действительно исчез!»

«Если он пропал, значит, это дело врача. Говорят, есть люди кто может поправить вас любым носом, который вам нравится.Однако я заметил, что вы, должно быть, человек веселого нрава и любит подшучивать в компании ».

«Клянусь вам всем святым! Может быть, если уж на то пошло, зачем я покажу ты."

«Зачем себе беспокоиться?» продолжал клерк, беря щепотку табака. "Тем не мение, если это не так уж и сложно, - добавил он, движимый любопытством, - я бы хотел смотрю."

Коллегиальный асессор снял платок. с его лица. "Действительно, очень странно!" сказал клерк. «Это абсолютно плоский, как свежий блин со сковороды.Да, невероятно гладко ».

«Ну, а дальше спорить будете? Понимаете вы не можете отказаться печатать мою рекламу. Я буду особенно благодарен и очень рад, что эта возможность доставила мне удовольствие познакомиться ... »Майор, как мы видим, решил на этот раз использовать немного лести.

«Вставить, конечно, несложно» - сказал клерк, - но я не вижу в этом никакой пользы для вас. Если тебе действительно нужно, отдайте его тому, кто владеет искусным пером, и позвольте ему описать это как редкое явления природы и опубликуйте эту маленькую заметку в The Northern Bee » (здесь он взял еще щепотку табака) «на благо молодежи» (здесь он вытер нос), «или просто так, для общего интереса.”

Коллегиальный асессор чувствовал себя полностью обескуражен. Он опустил глаза на нижнюю часть газеты, где театральные спектакли были объявлены. Его лицо собиралось расплыться в улыбке, когда он наткнулся на имя красивой актрисы, и его рука полезла в карман, чтобы проверьте, есть ли у него синяя записка, потому что, по его мнению, полевые офицеры должны сидеть в партере - но мысль о его носе все испортила.

Казалось, что сам клерк был тронут Досадное положение Ковалева.Желая хотя бы облегчить его страдания, он посчитал уместным выразить свое сочувствие в нескольких словах: «Я действительно горевал, что с тобой такое случилось. Разве вам не нужна щепотка нюхательный табак? Рассеивает головные боли и меланхолию; это даже полезно при геморрое ". С этими словами писарь довольно ловко протянул Ковалеву табакерку. приоткрыв крышку, на которой была изображена дама в шляпе.

Из-за этого непреднамеренного действия Ковалев потерял все терпение. "Я не могу понять, как вы находите время для шуток", - сказал он. сердито.«Разве ты не видишь, что мне не хватает того, что нужно для нюхательного табака? К к черту табак! Я не могу смотреть на это сейчас, даже если бы вы предложили мне какие-то рп и сами, не говоря уже о твоем убогом Березине ».


8. Майор Ковалев посетил участкового инспектора милиции

Сказав это, майор Ковалев, глубоко раздосадованный, вышел из редакции и поехал в район. инспектор полиции, человек со страстью к сахару. В его доме вся гостиная, служившая одновременно столовой, была завалена сахарными буханками. которые местные торговцы привезли к нему из дружбы.На данный момент его повар снимал с инспектора высокие сапоги по правилам; его меч и все его военные атрибуты уже мирно висели по углам, и его трехлетний сын тянулся за своей грозной треугольной шляпой, в то время как сам инспектор готовился отведать плодов покоя после своего рабочего дня воинственных, боевых занятий.

Ковалев вошел в тот момент, когда инспектор просто потянулся, хмыкнул и сказал: «О, хорошенько поспать пару часов!» Таким образом, было легко увидеть, что коллежский асессор пришел к не то время.И мне интересно, были бы ему рады, даже если бы он принесла несколько фунтов чая или кусок ткани. Инспектор полиции был великий покровитель всех искусств и ремесел, но он предпочитал банкноту все остальное. «Вот в чем дело», - обычно говорил он. "Может быть нет ничего лучше, чем он - он не просит еды, он не занимает много места, он всегда помещается в кармане, и если вы уроните его, он не сломается ».

Инспектор довольно холодно принял Ковалёва и сказал, что после обеда вряд ли время проводить расследование, что сама природа задумала, что человек должен немного отдохнуть после хорошей еды (от коллежский асессор мог видеть, что афоризмы древних мудрецов не были неизвестны инспектору полиции), что ни один настоящий джентльмен не допустит ему нужно оторвать нос, и что в этом мире было много майоров, которые у меня не было даже приличного нижнего белья, и он слонялся по разным дурным местам.

Последнее было слишком близко для удобства. Это должно быть заметил, что Ковалев очень быстро обиделся. Он мог простить что бы ни говорили о нем, но никогда ничего, что относилось бы к званию или заглавие. Он даже считал, что в пьесах можно допускать ссылки на младшие офицеры, но это не должно быть критики полевых офицеров. Его прием инспектора так смутил его, что он покачал головой и сказал: с достоинством, слегка разводя руками: «Признаюсь, что после такого оскорбительные замечания с вашей стороны, мне больше нечего добавить.… »И вышел из комнаты.


9: В которой майор Ковалев воссоединяется со своим Носом

Он пришел домой, едва стоя на ногах. Это уже были сумерки. После всех этих бесплодных поисков ему показалась квартира. меланхолия или чрезвычайно убогая. Войдя в холл, он поймал вид своего камердинера Ивана, который, лежа на спине на грязном кожаном диване, плевать в потолок и довольно успешно бить в одно и то же место. Такое безразличие со стороны мужчины приводило его в ярость; он ударил его по лоб со шляпой, говоря: «Свинья, всегда делаешь глупости!»

Иван резко вскочил и бросился взлетать его плащ.

Войдя в свою комнату, майор, усталый и грустный, утонул. в кресло и, наконец, после нескольких вздохов сказал:

«Господи, Господи! Что я сделал, чтобы заслужить такое нищета? Если бы я потерял руку или ногу, все было бы не так уж плохо; если бы я потерял уши, было бы достаточно плохо, но все же терпимо; но без нос у человека черт знает что; он не птица, он не человек; в на самом деле, просто возьмите его и выбросьте в окно! И если бы это было хотя бы отрубили в бою или на дуэли, или если бы я сам был виноват; но это исчез просто так, без ничего, вообще нечего было предъявить за это.Но нет, Этого не может быть, - добавил он, подумав. «Невероятно, что нос должен пропадать; абсолютно невероятно. Я должен либо мечтать, либо просто воображать Это. Может, как-то по ошибке вместо воды выпил водку, которую натираю мой подбородок после бритья. Этот дурак Иван не забирал и я наверное проглотил это вниз. ”- Чтобы убедиться, что он не был пьян, майор ущипнул себя так сильно, что он вскрикнул. Боль, которую он чувствовал, полностью убедила его, что он широк бодрствующий.Он украдкой подошел к зеркалу и сначала прикрыл глаза, думая, что, возможно, нос окажется на своем месте; но то же самое В тот момент он отскочил и воскликнул: «Какая карикатура на лицо!»

Это было действительно непонятно. Если кнопка, серебряная ложка, часы или что-то в этом роде исчезли - но исчезли, и для кого исчезнуть? да еще и в собственной квартире!… Подумав, все обстоятельства майор Ковалев был склонен думать, что, скорее всего, это виновата не кто иной, как жена полевого офицера, миссис Дж.Подточина, которая хотел, чтобы он женился на ее дочери. Он тоже любил с ней флиртовать, но избегал финальное вскрытие. И когда жена полевого офицера прямо сказала ему, что она хотел выдать за него свою дочь, он ослабил свое внимание, сказав что он еще молод, что ему нужно отсидеть еще пять лет, когда он быть ровно сорок два. Итак, жена полевого офицера, предположительно из мести, решил наложить на него проклятие и нанял для этой цели старых ведьм, потому что нельзя было даже предположить, что нос просто отрезан: никто не входил в его комнату; цирюльник Иван Яковлевич побрил его, как недавно в среду и в течение всего дня и даже в четверг его нос был весь - он это хорошо помнил и знал. Кроме того, он бы почувствовал боль и, несомненно, рана не могла зажить так быстро и быть как гладкая, как блин. Ему приходили в голову разные планы действий: должен ли он формально вызывает г-жу Подточину в суд или сам идет к ней и разоблачает человек? Его размышления были прерваны светом, пробивавшимся сквозь все трещина в двери, что говорило о том, что Иван зажег свечу в холле. Вскоре появился сам Иван, неся его перед собой и ярко освещая вся комната.Первым жестом Ковалёва было схватить платок и накидку. место, где только накануне был его нос, так что глупый парень не стал бы стоять и таращиться на такую ​​странность в странной внешний вид.

Едва Иван вошел в свой закуток, как в холле раздался незнакомый голос: «Коллегиальный асессор Ковалев здесь живет? » «Заходите. Здесь майор Ковалев», - прыгнув, сказал Ковалев. быстро поднялся и открыл дверь. Вошел полицейский красивой внешности. с бакенбардами, которые не были ни слишком светлыми, ни слишком темными, и довольно полными щеки, тот самый, который в начале этой истории стоял в конце Св.Исаакиевский мост.

"Вы случайно не потеряли нос?"
"Верно".
«Он был восстановлен».

«Что ты говоришь!» - воскликнул майор Ковалев. Он был в восторге от радости. Он уставился на полицейского, стоявшего перед тот, на чьих полных губах и щеках мерцал дрожащий свет свечи. "Как?"

«По счастливой случайности - его перехватили на точка выезда из города. Он собирался сесть в дилижанс и уехать в Рига. Ему даже давно выписали паспорт на имя некоего госслужащий.Как ни странно, я тоже сначала принял его за джентльмена. Но К счастью, у меня были с собой очки, и я сразу понял, что это нос. Ты Видишь ли, я близорук, и когда ты стоишь передо мной, я вижу только то, что ты есть лицо, но я не могу разобрать, есть ли у тебя нос, борода или что-то в этом роде. Мой свекровь, то есть мать моей жены, тоже ничего не видит ».

Ковалев был вне себя. "Где это? Где? Я сейчас бегу туда.

«Не беспокойтесь.Зная, что тебе это нужно Я взял его с собой. И странно то, что злодей-повар в этом Дело в том, что мошенник-цирюльник с Вознесенской улицы сидит сейчас в изоляторе. Я давно подозревал его в пьянстве и воровстве, и совсем недавно перед вчерашним днем ​​он украл в каком-то магазине дюжину пуговиц. Твой нос вполне в порядке. »- С этими словами полицейский полез в карман и вытащил нос, завернутый в лист бумаги.

"Вот и все!" - крикнул Ковалев."Вот и все верно! Присоединяйся ко мне сегодня за чашечкой чая.

«Я считаю это большим удовольствием, но я просто не могу: мне нужно заглянуть в психиатрическую лечебницу ... Все цены на продукты упали чрезвычайно ... У меня свекровь, мать моей жены, живет с я и мои дети; старший особенно многообещающий, очень умный парень, но у нас нет средств дать ему образование ». Ковалев понял его смысл и, схватив со стола красную банкноту, сунул ее в руки инспектор, который, щелкнув каблуками, вышел за дверь.Почти такой же как только Ковалев услышал свой голос на улице, где он увещевал его кулак - глупый крестьянин, загнавший тележку на бульвар.


10: В котором Нос сопротивляется воссоединению с майором Ковалевым, а Доктор делает предложение

После ухода сотрудника полиции коллегиальный асессор Ковалев несколько минут оставался в каком-то неопределенном состоянии и только через несколько минут к нему вернулась способность видеть и чувствовать: его неожиданная радость заставила его потерять чувства.Он осторожно взял недавно найденный нос в оба своих сложил ладони и еще раз внимательно осмотрел.

«Все, все, хорошо», - сказал Майор. Ковалев. «Здесь с левой стороны прыщик, опухший вчера». В майор чуть не рассмеялся от радости.

Но нет ничего вечного в этом мире, и вот почему даже радость не так сильна в момент, следующий за первым; и мгновение спустя он еще слабеет и, наконец, незаметно сливается с обычное состояние души, как кольцо на воде, сделанное падением камешка, окончательно сливается с гладкой поверхностью.Ковалев задумался и понял что дело еще не закончено: нос нашли, но его еще нужно было приклеить, поставить на свое место.

«А если не прилипнет?»

На этот вопрос, адресованный самому себе, майор побледнел. Охваченный необъяснимым страхом, он бросился к столу и вытащил зеркало поближе, чтобы нос не закруглялся. Его руки дрожали. Осторожно и сознательно он поставил ее на прежнее место. О ужас! нос не прилипнет.… Он поднес его ко рту, слегка согрел дыханием, и снова перенес его на гладкое место между двумя щеками; но нос просто не осталось бы.

«Ну давай, давай, дурак!» он хранил говоря ему. Но нос был как бы деревянным и шлепнулся обратно на стол со странным звуком, похожим на пробку. Лицо майора исказила судорога. "Разве он не будет расти?" - испуганно сказал он. Но сколько бы раз он ни пытался поставить его на место, но его усилия по-прежнему не увенчались успехом.

Он позвонил Ивану и послал его за доктором, который заняли лучшую квартиру на первом этаже того же дома. Врач был прекрасная фигура мужчины; у него были красивые черные как смоль бакенбарды, свежий, здоровая жена, утром ела сырые яблоки и держала рот необычайно чистый, промывая его каждое утро почти три четверти час и полирует зубы пятью разными маленькими щетками. В сразу приехал врач. Спросив его, как давно произошла авария, он поднял лицо майора Ковалёва за подбородок и ткнул его большим пальцем в на том самом месте, где раньше был нос, так что майору пришлось закинуть голову назад с такой силой, что он ударился им о стену.Доктор сказал, что это не имеет значения и, предложив ему отойти немного от стены, велел ему сначала наклонить голову вправо, а, нащупав место, там, где был нос, сказал: «Хм!» Затем он сказал ему склонить голову к ушел и сказал: «Хм!»; и в заключение он снова щелкнул его большим пальцем, так что что майор Ковалев мотнул головой, как лошадь, зубы которой исследуют. Проведя этот тест, врач покачал головой и сказал: «Нет, не может быть Выполнено. Тебе лучше остаться в таком состоянии, а то мы можем еще больше усугубить ситуацию.Из конечно, его можно наклеить. Осмелюсь сказать, я мог бы сделать это прямо сейчас для тебя, но я уверяю тебя, тебе будет хуже.

«Мне это нравится! Как мне остаться без носа? » - сказал Ковалев. «Хуже, чем сейчас, быть не может. Это просто ад вещь! Как я могу где-нибудь показать себя в таком скандальном состоянии? у меня есть знакомства в хорошем обществе; почему сегодня вечером меня ждут на вечеринках в двух домах. Я знаю многих: г-жу Чехтареву, жену государственного советника, Миссис.Подточина, жена полевого офицера ... хотя после того, что она сделала, сейчас я не имею с ней ничего общего, кроме как через полицию. Я обращаюсь к вам » - взмолился Ковалев, - разве нет никакой возможности? Исправить как-нибудь, пусть и не очень ну просто так остается; в чрезвычайной ситуации я мог бы даже поддержать его своим рука. К тому же я не танцую, поэтому не могу причинить вреда какой-нибудь неосторожной движение. Что касается моего признательного признания ваших посещений, уверяю вас, что насколько позволяют мои средства… »

«Вы не поверите?» - сказал доктор в голосом, который не был ни громким, ни мягким, но чрезвычайно убедительным и притягательным: «Я никогда не относитесь к людям из корысти.Это противоречит моим принципам и моим звонит. Это правда, что я беру плату за свои посещения, но исключительно для того, чтобы не обидеть своим отказом. Конечно, я мог бы прикрепить твой нос; но уверяю вас на моем честь, если вы не поверите мне на слово, будет намного хуже. Скорее пусть природа идет своим чередом. Чаще мойте место холодной водой, и уверяю вы, что без носа вы будете так же здоровы, как если бы он был у вас. Что касается носа Сама советую засунуть нос в баночку со спиртом, а еще лучше, налейте в банку две столовые ложки aqua fortis и подогретого уксуса - и тогда можно получить за это хорошие деньги.Я сам куплю, если ты тоже не спросишь много."

«Нет, нет! Я ни за что не продам! » воскликнул Майор Ковалев в отчаянии. «Пусть лучше дойдет до пламени!» "Прошу прощения!" сказал доктор, поклонившись, сказал: «Я хотел быть вам полезен… Ничего подобного! По крайней мере, вы видели мою добрую волю. Сказав это, доктор вышел из комнаты с достойный воздух. Ковалев даже не заметил его лица и в онемевшем состоянии ничего не видел, кроме манжетов его белоснежной рубашки, выглядывающих из рукавов его черный фрак.


11. Майор Ковалев обменивается письмами с госпожой Подточиной

На следующий же день он решил, прежде чем поселить жалобу, написать госпоже Подточиной с просьбой вернуть ему причитающиеся ему без боя. Письмо было следующим:

Уважаемая госпожа Александра Григорьевна,

Я не понимаю вашего странного поведения. Будьте уверены, что, действуя таким образом, вы ничего не получите и уж точно не получите заставь меня жениться на твоей дочери. Поверьте, инцидент с моим носом мне полностью известно, так же как и тот факт, что вы - и никто другой - являетесь главное вовлеченное лицо.Его внезапный отрыв от своего места, его бегство и его маскировка сначала под некоего государственного служащего, а затем, наконец, под собственную маскировку. форма, не что иное, как результат заклинания, наложенного вами или другими которые, как и вы, занимаются такими благородными занятиями. Я со своей стороны считаю своим долгом предупреждаю вас, что если вышеупомянутый нос не вернется на свое место, это в тот же день я буду вынужден прибегнуть к защите и защите закон.

После этого я имею честь остаться со своим полное уважение,
Твой покорный слуга Платон Ковалёв

Уважаемый сэр Платон Кузьмич,

Ваше письмо стало полной неожиданностью для меня.Признаюсь честно, я этого не ожидал, особенно в том, что касается вашего несправедливые упреки. Прошу вас сообщить, что я никогда не получал в своем доме государственный служащий, о котором вы говорите, ни в маскировке, ни в реальной форме. Это правда, что Филипп Иванович Потанчиков был у меня в гостях. И хотя он действительно просил руки моей дочери, будучи сам трезвым человеком и большое обучение, я никогда не возлагал на него никаких надежд. Вы также упоминаете свой нос. Если под этим вы имеете в виду, что я хотел высунуть ваш нос из сустава, это то есть, чтобы дать вам официальный отказ, то я с удивлением слышу, что вы упомянули это, потому что я, как вы знаете, был совершенно противоположного мнения, и если вы сейчас ищите мою дочь замуж законным путем, я готов дать вам немедленное удовлетворение, ибо это всегда было целью моих самых горячих желание, в надежде на которое остаюсь всегда к вашим услугам,

Подточина Александра

«Нет», - сказал Ковалев, прочитав письмо.«Она определенно не виновата. Невозможно! Письмо написано так никто, виновный в совершении преступления, писать не может ». - Коллегиальный асессор был экспертом в по этому делу, будучи несколько раз отправленным для участия в судебном заседании следствие еще во время службы на Кавказе. это случилось? - Только дьявол может разобраться в этом, - сказал он наконец, уныние.


12: В котором Нос становится предметом разговора в городе

Тем временем ходят слухи об этом необычном происшествие распространилось по всей столице и, как обычно в таких случаях, не без особых наростов.В те дни умы всех были особенно склонен к необычным вещам: незадолго до этого весь Городок проявил интерес к экспериментам с эффектами гипноза. Тем более, что история с танцевальными стульями на Конюшенной улице еще не ушла. свежо в памяти, и поэтому не стоит удивляться, что скоро люди начал говорить, что нос коллежского асессора Ковалева пошел прогуливаться Невский проспект ровно в три часа. Сюда приходили толпы любопытных людей ежедневно.

Кто-то сказал, что Нос был в магазине Юнкера: и такая толпа и возле «Юнкерса» был создан затор, в который пришлось вмешаться полиции. Один соискатель респектабельной внешности, с бакенбардами, продававший самые разные сухая выпечка у входа в театр, специально сконструированная, отличная, крепкие деревянные скамейки, на которые он приглашал любопытных сесть за восемьдесят копейки за штуку. Один ветеран-полковник решил пораньше покинуть свой дом. чем обычно и с большим трудом пробирался сквозь толпу, но к своему с большим возмущением увидел в витрине магазина вместо носа обыкновенный шерстяная майка и литография, изображающая юную девушку, поправляющую ее чулок и денди, с лацканами жилета и бородкой, глядел на нее из-за дерева - картина, которая висела на том же месте для большего чем десять лет.Отойдя, он с досадой сказал: «Как они могут путать такими глупыми и неправдоподобными слухами? »

Затем прошел слух, что майор Ковалев вылетел на прогулку не по Невскому проспекту, а по Тавриде. Сады, которые были здесь много лет; что, когда там жил Хосрев-Мирза, он очень восхищался этим странным уродством природы. Некоторые студенты из Туда отправилась Хирургическая академия. Одна аристократическая, респектабельная дама в особенном письмо смотрителю садов с просьбой показать ее детям это редкое явление, сопровождаемое, по возможности, назидательным и назидательным объяснением. поучительно для молодежи.

Все мужчины города, габитус общества вечеринок, которые любили развлекать дам и чьи ресурсы к тому времени были исчерпаны истощенные, были безмерно рады всему этому. Небольшой процент респектабельные и благонамеренные люди были крайне недовольны. Один джентльмен с негодованием сказал, что не может понять, как в этот просвещенный век такие могли распространяться бессмысленные истории, и что он был удивлен тем, что правительство игнорирование этого. Этот джентльмен, очевидно, был одним из тех джентльменов. кто хотел бы втягивать власть во все, даже в повседневную ссоры с женами.После этого ... но здесь снова весь инцидент окутано туманом, и что произошло потом, совершенно неизвестно.


13: Наконец-то воссоединились

В этом мире происходят совершенно бессмысленные вещи. Иногда в них совсем нет рифмы или повода: вдруг самый нос который ходил в чине статского советника и создавал такие движение в городе снова обнаружилось, как ни в чем не бывало, в на свое место, то есть между двумя щеками майора Ковалева.Этот произошло 7 апреля. Просыпаясь и пытаясь взглянуть в зеркало, он видит - свое нос! Он схватил его рукой - в самом деле, носом! "Ага!" - сказал Ковалев, а в от радости он чуть не пустился босиком танцевать по комнате, но Иван вход остановил его. Он велел Ивану принести ему воды для умывания, а пока Умывшись, снова взглянул в зеркало - нос! Вытеревшись полотенцем, он снова глянул в зеркало - нос!

«Посмотри, Иван, кажется, прыщик на мой нос, - сказал он, а тем временем подумал: - Как ужасно, если Иван скажет: нет, сударь, не только прыщика нет, но и самого носа нет! »Но Иван сказал: «Ничего, сэр, без прыщиков - с носом все в порядке!» "Как здорово, черт возьми!" в - сказал себе майор, щелкая пальцами.В этот момент цирюльник Иван Яковлевич заглянул в дверь, но робко, как кот, только что взбитые за кражу сала.

«Сначала скажи мне - чисты ли твои руки?» Ковалев крикнул ему прежде, чем он подошел.
«Они есть».
"Ты врешь".
«Клянусь, сэр».
«Что ж, посмотрим».

Ковалев сел. Иван Яковлевич задрапировал его салфеткой и мгновенно с помощью кисточки для бритья трансформировал его подбородком и частью щеки во взбитые сливки, подаваемые в день именин торговцев стороны."Ну я никогда!" - сказал себе Иван Яковлевич, взглянув на свою носом, а затем склонил голову на другой бок и посмотрел на него сбоку: "Посмотри на это! Просто попробуй понять это, - продолжил он и хорошо посмотрите на его нос. Наконец, осторожно, с величайшей осторожностью, он поднял двумя пальцами, чтобы схватить его за кончик. Таков был метод Ивана Яковлевича.

«Теперь, сейчас, сейчас, посмотри туда!» - воскликнул Ковалев. Ошеломленный и растерянный, как никогда в жизни, Иван Яковлевич позволил своему руки опускаются.Наконец он начал осторожно щекотать его бритвой под подбородка, и хотя это было ему совсем не кстати и трудно бриться без удерживая обонятельную часть лица, тем не менее, как-то укрепляя его искривленный большой палец на щеке и нижней челюсти, он наконец преодолел все препятствия и закончил брить его.

Когда все было готово, Ковалев поспешил в оделся, нанял такси и сразу поехал в кофейню. Раньше он был как раз за дверью он крикнул: «Мальчик, чашка шоколада!» и сразу сделал для зеркала: нос был там.Он весело повернулся и посмотрел по иронии судьбы, слегка прищурив один глаз, на двух военных господ, один из которых нос был не больше пуговицы жилета. После этого он отправился в офис отдела, в котором он пытался получить должность вице-губернатора или, в противном случае, сотрудника по закупкам. Проходя через приемной, он взглянул в зеркало: нос был там. Затем он пошел в гости к другому коллежский асессор или майор, большой шутник, которому он часто отвечал различные насмешливые замечания: «Да ладно тебе, я тебя знаю, ты шутишь." На там он подумал: «Если майор не взорвется от смеха, увидев меня, это верный признак того, что все на своих местах ». Коллегиальный асессор не взорвался. "Это здорово, это здорово, черт возьми!" Ковалев подумал про себя.

На улице он встретил г-жу Подточину, полевого офицера. жена вместе с дочерью поклонились им и были встречены радостными возгласами. восклицания, и так все было в порядке, ни одна его часть не пропала. Он разговаривал с ними очень долго и, нарочно вынув табакерку, прямо перед ними все время затыкал нос табаком у обоих входов на очень долго, говоря себе: «Столько вам, женщины, глупые курицы! Я все равно не выйду за дочь замуж.Что-нибудь еще, par amour - всем средства." И с тех пор майор Ковалев ходил, как будто ничего не происходило, и на Невском проспекте, и в театрах, и везде. И его нос, как ни в чем не бывало, остался на его лицо, не выдавая никаких признаков прогулок. И после этого майор Ковалёв всегда был в хорошем настроении, улыбался, бегал за всеми хорошенькими дам, а однажды даже остановившись перед магазинчиком в Гостином дворе и купил себе ленту какого-то порядка, черт его знает почему, потому что он не был оформлен по любому заказу.


14: Пытаться разобраться во всем этом

Именно такие дела произошли в северная столица нашей огромной империи. Только теперь, если подумать, мы можем увидеть что в нем много невероятного. Не говоря уже о том, что сверхъестественное отслоение носа и его появление в разных местах в облике статского советника действительно странно, как же Ковалев сделал не понимают, что никто не рекламирует нос через газету офис? Я не хочу сказать, что расценки на рекламу кажутся мне слишком высокими: это чепуха, и я вовсе не из этих корыстных людей.Но это неприлично, стыдно, некрасиво! И опять же - как нос оказался в свежеиспеченный каравай, а как насчет Ивана Яковлевича? … Нет, это то, что я не могу понять, положительно не могу понять. Но самое странное, самое Непонятно вообще, как авторы могут выбирать такие сюжеты. я признаться, что это совершенно немыслимо; это действительно ... нет, нет, я просто не могу это вообще понять! Во-первых, никакой пользы в этом нет. за отечество; во-вторых ... но во-вторых, нет пользы тоже нет.Я просто не знаю, что с этим делать. …

И все же, несмотря ни на что, хотя, конечно, мы можем предположить то и то, и другое, может быть, даже ... И в конце концов, где нет ли несоответствий? - но все же, если подумать, есть действительно что-то есть во всем этом. Что бы ни говорили, такие вещи случаются в этот мир; редко, но они делают.


Источник: http://www.bibliomania.com/0/5/140/354/18203/1/frameset.html

Парадигмы обонятельного восприятия в "Носе" Гоголя на JSTOR

Abstract

Статья посвящена тому, как можно осмысленно рассматривать знаменитую повесть Николая Гоголя «Нос» после того, как представители структурализма и герменевтики в славистике назвали ее символом бессмыслицы и нелогичности.Вместо того, чтобы интерпретировать символическое значение рассказа или устанавливать его связь с другими текстами, в настоящей статье рассказывается буквально и спрашивается, что означает потеря обонятельной способности в российской столице в первой трети XIX века. Ответ статьи состоит в том, что рассказ Гоголя можно рассматривать как знаменующий момент, когда традиционные богатые запахом ценности русской культуры уступили место более ориентированной на видение западной сенсорной парадигме, которая имела тенденцию очернять обоняние и его когнитивный потенциал.

Информация журнала

Канадские славянские газеты / Revue canadienne des slavistes (CSP) были созданы в 1956 году. В 1967 году они стали выходить два раза в год, а в 1968 году стали выходить ежеквартально. Журнал является официальным изданием Канадской ассоциации славистов (CAS). CSP - это рецензируемый многопрофильный журнал, публикующий оригинальные исследования на английском и французском языках по Центральной и Восточной Европе. Он привлекает читателей со всего мира и ученых из различных областей: язык и лингвистика, литература, история, политология, социология, экономика, антропология, география, фольклор и искусство.Журнал особенно силен в славянском языкознании; Русская литература и история; Украинская литература и история; Польская и балканская история и культура. Статьи хорошо сбалансированы между темами модерна, раннего модерна и средневековья. Специальные тематические выпуски (или разделы) выходят регулярно и проходят сложную рецензию журнала.

Информация об издателе

Основываясь на двухвековом опыте, Taylor & Francis за последние два десятилетия быстро выросла и стала ведущим международным академическим издателем.Группа издает более 800 журналов и более 1800 новых книг каждый год, охватывающих широкий спектр предметных областей и включая журнальные оттиски Routledge, Carfax, Spon Press, Psychology Press, Martin Dunitz и Taylor & Francis. Тейлор и Фрэнсис полностью привержены делу. на публикацию и распространение научной информации высочайшего качества, и сегодня это остается первоочередной задачей.

«Нос» Николая Гоголя, 1836 г.

«Нос» («Нос») - второй из шести петербургских рассказов Николая Гоголя.(Остальные - «Невский проспект», «Портрет», «Шинель», «Карета», «Дневник сумасшедшего».) Они составляют цикл, в котором Гоголь взял за образец французские газетные фельетоны. в котором описаны улицы и проезды большого города и показано, как городская среда влияет на людей, живущих в нем. Однако забота Гоголя в этих сказках гораздо менее социологическая, чем этическая. «Нос» - это прежде всего этюд тщеславия и амбиций. Это касается Платона Кузьмича Ковалёва, рядового государственного служащего, только что дослуженного до коллежского асессора, который просыпается однажды утром и обнаруживает, что у него пропал нос.История о его попытках найти и вернуть свой нос, который обрел независимую и квази-человеческую жизнь.

История приобретает свое уникальное сказочное качество из-за необычного способа представления действия. Мы не сразу встречаемся с Ковалевым. Вместо этого, используя стиль газетной колонки («25 марта в Санкт-Петербурге произошло необычайно странное событие»), первая сцена представляет шок ковалевского цирюльника Ивана Яковлевича - его фамилия «утеряна» - при обнаружении нос в свежем булочке, который ему испекла жена.Охваченный опасениями, что полиция может арестовать его за то, что он отрезал нос одному из клиентов в пьяном виде, Иван Яковлевич выходит на улицу, чтобы найти подходящее место, где можно избавиться от носа. Но всякий раз, когда он пытается его уронить или выбросить, его замечает знакомый, который неизменно говорит ему, что он что-то уронил. В конце концов он решает пойти на Исакиевский мост и закинуть нос, завернутый в тряпку, в Неву. После того, как он это сделал, к нему обращается угрюмый полицейский, который отказывается верить его заявлениям о невиновности.В этом месте повествование окутывается тайной: «О том, что произошло после этого, определенно ничего не известно».

Действие переходит в покои майора Ковалева. Звание коллежского асессора Ковалев получил не в России, а на Кавказе, где такие отличия приобретаются легче, и на протяжении всей истории мы осознаем его чувство беспокойства и неполноценности, проистекающее из этого факта. Потеря носа, которую он обнаруживает, беря зеркало, чтобы исследовать прыщик, опустошает его, так как атакует там, где он наиболее уязвим, - в его личном тщеславии.Вместо носа у него ничего нет, «совершенно гладкое место». Гоголь уделяет большое внимание «ничтожеству», которое пережил Ковалев. Прикрыв лицо носовым платком, он немедленно отправляется сообщить о пропаже начальнику полиции. По пути он заходит в кондитерскую, чтобы еще раз осмотреть гладкое место, и, выйдя из магазина, видит, как его нос вылезает из экипажа. Носик одет в форму высокопоставленного госслужащего, статского советника, а Ковалев поначалу даже не решается подойти к августейшему персоне.Когда в интерьере Казанского собора во время богослужения он действительно подходит к носу, это относится к нему с холодным пренебрежением, обращая внимание на огромную разногласие в их рядах. После этого он снова исчезает, и Ковалев продолжает свой путь к начальнику полиции. Но начальника нет в офисе, поэтому он идет в редакцию газеты, чтобы разместить объявление с просьбой вернуть ему нос.

История описывает бесплодные попытки майора Ковалёва заставить редактора газеты принять такую ​​подозрительную рекламу, его визит в местное отделение милиции, чтобы сообщить о пропаже, его кризис отчаяния и таинственное возвращение ему носа полицией, которая арестовали его, когда он собирался покинуть город.Гоголь постоянно ведет читателя между реальностью и фантазией, материалом и духом, пока к последней короткой главе не создается ощущение полной абсурдности. «В мире происходит полная чушь», - пишет Гоголь, подчеркивая явно бессмысленную и тривиальную природу своего сюжета: после паники, вызванной у майора исчезновением носа, он вдруг снова оказывается на своем месте. Ковалев с трудом верит в это, и ему нужно, чтобы несколько человек подтвердили, что нос на его лице, прежде чем он признает, что это не сон.Затем, полностью восстановив настроение, он идет в Гостиный двор и покупает медальонную ленту, хотя ни разу медалью не удостаивался. В заключение Гоголь размышляет над абсурдной сказкой, заявляя, что «самое непонятное из всего - это то, как авторы могут выбирать такие сюжеты. Признаюсь, это совершенно непостижимо, это почти… Нет, нет, я совсем не понимаю. во-первых, это явно не приносит пользы Отечеству, во-вторых… но и во-вторых, нет и пользы.Я просто не знаю, что это такое ». И все же, размышляет он:« Если подумать, во всем этом действительно что-то есть. Что ни говори, подобные события происходят в мире - редко, но они случаются ».

Как и другие петербургские рассказы,« Нос »- это полумомическая, полутрагическая медитация о природе реальности и ее неразрывной связи. Это тщеславие Ковалёва временно лишает его носа, потому что для него ордена, награды, звания и медали важнее, чем его собственная человечность.Его моральная слепота обретает собственную жизнь и мучает его, сливаясь с нечеловеческой, сказочной окружающей средой самого города. На одном уровне кажется, что Гоголь говорит, что это мир, в котором реальность определяется тем, что есть в людях, или тем, что им не хватает.

—Дэвид Макдафф

Нос Нос: На Гоголя «И земля будет сидеть на Луне: важные рассказы»

ОДИН ИЗ МОИХ САМЫХ СЧАСТЛИВЫХ моментов, когда я читал русский язык-любитель, и это показал мне, что удовольствие, которое мы получаем от искусства, переполняет нашу предрассудки.Нам нравится то, что нам нравится, даже если мы этого не одобряем. В «Носе», моем втором любимом рассказе в мире, коллежский асессор Ковалев просыпается однажды утром, и у него нет носа. Это невозможно, но это случилось. Он тщеславный, расчетливый, презрительный придурок, поэтому, несмотря на его ужасную потерю, мы не чувствуем ни капли сочувствия. Мы просто заинтригованы, вот и все, как все в Санкт-Петербурге относятся к этому человеку с гладким, как блин, лицом. Тем не менее, когда Ковалев преследует свой нос, видит, что он замаскировался, и когда он пытается разместить объявление в газете, чтобы загнать его в загон, и в отчаянии предвидит безнадежную социальную или домашнюю жизнь, мы улыбаемся.Он нам не нравится; мы не можем идентифицировать себя с ним. Он один из тех плохо ведущих комических персонажей, чьи разочарования нас радуют, но, черт возьми, я забыл, что мы тоже наслаждаемся радостью таких персонажей. Когда я перелез через отрывок на русском языке про полицейского, который приходит в квартиру Ковалёва, чтобы объявить, что нос найден, я смеялся и сиял от счастья: «Радость лишила его речи. Он широко раскрытыми глазами смотрел на инспектора, на полных губах и щеках которого ярко мерцал трепещущий свет свечи.«Но как?» Инспектор объясняет, как, затем «полез в карман и вытащил обернутый бумагой нос. «Да, вот и все!» - крикнул Ковалев. «Это тот!»

Конечно, тот. Но даже если ваш нос вернется, как вы его снова прикрепите?

Попробуйте нажать. Или нанесите немного влаги. Но «нос, казалось, превратился в дерево и все время падал на стол с самыми странными звуками, как будто это была пробка». Кто это сделал с бедным Ковалевым? Он придумывает виновного, пишет ей гневное письмо, но вскоре обнаруживает, что ошибается.Жизнь идиотская! А потом, менее чем через пару недель, он просыпается и там , нос вернулся, посреди его дурацкого лица: «Схватил его рукой - да, нос! «Ура!» - сказал Ковалев ».

Делает ли его выздоровление Ковалёва более приятным, более рефлексивным человеком? Не больше, чем любой из нас после мечты, полной чувства вины.

«Отсутствие читателя», - пишет переводчик Оливер Риди, «может помочь зарегистрировать отсутствующий нос рассказа как фаллический символ, которым он так явно является.«Я один из тех, у кого проблемы с символами. Если N = P, значит, P = N, верно? Неужели я единственный читатель, который думает, что «Нос» касается носа? Если это пенис… то позвольте мне поинтересоваться у парикмахера Ивана Яковлевича: как он попал в свежеиспеченный хлеб, который жена Ивана «бросила […] на стол»? Что значит то, что парикмахер узнает это? Моя любимая фраза в переводе Риди - это когда Иван Яковлевич выдергивает нос из утренней буханки хлеба и видит «не какой-нибудь старый нос, а нос, который знал.Но является ли цирюльник символом кастратора? И в конце рассказа, что мог означать этот фаллический символ носа, когда головокружительный переносый Ковалев «достал табакерку и очень долго с обоих входов затыкал нос»? Наконец, что мы будем думать, когда столкнемся с еще неоткрытой историей Гоголя под названием «Хуй» («Член»)?

«Большой острый нос [Гоголя] был такой длины и подвижности, - пишет Владимир Набоков, - что в дни своей юности он умел (будучи в некотором роде акробатом-любителем) носить его кончик и нижнюю губу в омрачении. контакт; этот нос был его самой острой и важной внешней частью.« Николай Гоголь » Набокова - одно из тех редких литературных этюдов, почти столь же интересных, как и оцениваемое произведение. «Следует отметить, что с самого начала нос как таковой был забавной вещью для него (как и для всех россиян), что-то торчащее, что-то не совсем принадлежащее его носителю [.]» И так, давайте сформулируем мораль: если нос покидает вас и не возвращается, значит, он никогда не должен был принадлежать вам.

Набоков много думает о Гоголе и думает о мире «Шинели», которая не так увлекательна, как «Нос.В «Шинели» тяжеловесен случайный пафос Гоголя. Мы знаем, что эта история более личная, потому что Гоголь сочувствует этому насмешливому профессиональному переписчику Акацкому Акацкевичу (Риди предпочитает этот нетрадиционный перевод Акакия Акакиевича), и мы должны чувствовать к нему тоже.

Молодые клерки высмеивали его со всем остроумием, которое только можно было собрать, рассказывали прямо на его глазах разные выдуманные истории о нем и его семидесятилетней квартирной хозяйке, говорили, что она его била, спрашивали, когда они завязывали узел, разбрасывали ему на голову клочки бумаги и называли их снежинками.Но Акацкий Акацкевич в ответ не сказал ни слова, как будто их и не было. […] Только когда они пошутили, что было просто невыносимо, или когда они продолжали стучать ему по руке и мешать его задаче, он сказал: «Оставь меня в покое. Почему ты меня обижаешь? »И было что-то странное в этих словах и в голосе, которым они были сказаны, что-то настолько жалкое, что один молодой человек, который был назначен совсем недавно и который, следуя примеру других, тоже почувствовал себя вправе смеяться над ним, внезапно остановился, как будто ошеломленный, и после этого как будто в его собственных глазах все изменилось и приняло другой вид.


Одинокий, жалкий, удивительно упорный переписчик, высмеянный на работе, а его портной из-за его поношенного пальто запускает самую крупную кампанию по выкупу копейки в своей жизни, чтобы накопить денег на покупку нового пальто.

Иногда гоголевские рассказчики, наши проводники - это свое собственное зрелище. Я подозреваю, что у всех нас были гиды, которые стали такими же интригующими, как и знаменитые места, по которым они нас вели. Как занимательно и забавно иметь рассказчика, которому, например, не хватает хладнокровия:

Акацкий Акацьевич покачал головой, ухмыльнулся и пошел своей дорогой.Мы можем только задаться вопросом, почему он ухмыльнулся: возможно, он натолкнулся на что-то совершенно незнакомое ему, но от чего, тем не менее, у каждого человека сохранилось какое-то шестое чувство, или, возможно, как многие клерки, он подумал: «О, эти французы! Я имею в виду, правда! Когда они, э-э, решают, что хотят чего-то, тогда э-э… »Или, возможно, он даже не подумал об этом; в конце концов, нельзя просто залезть в душу человека и узнать все, что он думает.


Ты чертовски болван. И трудно прийти к каким-либо выводам о художественной литературе Гоголя, потому что, э-э, гениальность и удовольствие в них выскакивают из половиц, ящиков комода и из его шляпы.Пальто Акаки украдено в первую ночь, когда он его наденет, и в погоне за помощью полиции Акаки унижается «значительным человеком», которого Гоголь мгновенно характеризует: «Строгость окрашивала все его обычные разговоры с подчиненными, которые состояли почти исключительно из три коротких предложения: «Как ты посмел? Вы знаете, с кем разговариваете? Вы понимаете, кто стоит перед вами? »» Возмущенная поза значимого человека приводит к жалкой смерти Акаки, ​​но Гоголь воскрешает Акаки в виде мстительного призрака, и мы чувствуем справедливость, в отличие от совершенно комично аморального «Носа».

В «Дневнике сумасшедшего» дневник разворачивается перед нами; во-первых, он убежден, что две собаки сплетничают и переписываются друг с другом о нем. В этом убежден не только он, но и мы. Это не Гоголь, хладнокровно представляющий жизнь и мысли сумасшедшего, а игра самого сумасшедшего. Он крадет письма из собачьей конуры и убегает домой, чтобы их проанализировать: «Хорошо, давайте посмотрим: достаточно разборчиво. Тем не менее, в почерке есть что-то немного собачье. […] Очень неровный стиль.Он становится нетерпеливым: «Сразу видно, что это не мог бы написать ни один человек. Начинается достаточно разумно, но конец - собачий обед ».

Такие мнения неопровержимы.

Несмотря на разумный аргумент Оливера Риди в кратком введении (т. Е. «Только пурист может заявить, что [эти рассказы] не могут быть освещены некоторыми знаниями их часто дезориентируемого автора»), возможно, менее известный о Гоголе (1809–1852) лучшее. Жизнь комиков обычно не бывает смешной; нужен Ричард Прайор, чтобы быть в огне смешным; требуется «самый странный прозаик из когда-либо созданных в России» (снова Набоков), чтобы заставить нас поверить в мир Гоголя, который был ужасно печален.

Родился в рыночном городке на Украине. «Он был слабаком, трясущимся мальчиком, с грязными руками, с жирными локонами и гноем, струящимся из уха. Он наелся липких конфет. Его одноклассники избегали прикасаться к книгам, которые он использовал »(Набоков). Он уехал из дома в Санкт-Петербург в возрасте 19 лет и регулярно упрашивал овдовевшую мать, чтобы она побольше денег. Он намеревался завоевать литературный мир, и через несколько лет это сделал великий Александр Пушкин, опубликовавший и прославивший его.Но в возрасте 25 лет Гоголь уехал из Санкт-Петербурга и провел большую часть следующих дюжин лет за пределами России, с отрезками в Риме и Париже. Его пьеса « Государственный инспектор » до сих пор забавна. К 33 годам он написал и опубликовал первую часть романа « Мертвых душ», одного из самых смешных романов на свете, но, как говорит Набоков, Гоголь не мог заставить вторую и третью части насмехаться над своими колоссальными морализаторскими планами, в которых он дикая комедия соответствовала бы традиционному консервативному православию.Сойдя с ума, он морил себя голодом и незадолго до своей смерти в возрасте 42 лет сжег незаконченные рукописи Мертвых душ . Его смерть, по словам Набокова, была кошмаром:

Ужасно читать о гротескно грубом обращении, которому подверглось бедное обмякшее тело Гоголя, когда все, о чем он просил, было оставить в покое. […] Доктор Овер (или Ховерт) погрузил своего пациента в теплую ванну, где его голова была промыта холодной водой, после чего его уложили спать с полудюжиной пухлых пиявок, прикрепленных к его носу.Он стонал, плакал и слабо сопротивлялся, пока его жалкое тело (можно было почувствовать позвоночник через живот) несли в глубокую деревянную ванну; он дрожал, лежа голым в постели, и умолял удалить пиявок: они свисали с его носа и попадали ему в рот [.]


Йойкс! Достоевский в своих самых странных проявлениях - для меня самый гоголевский из русских, а Михаил Булгаков, кажущийся более близким к Гоголю (он написал роман, рассказанный частично с точки зрения человека-собаки), принадлежит к советскому человеку. эпохи, и для меня они не связаны.Во-первых, Булгаков - романтик, а Гоголь не может изобразить физическую любовь (впрочем, Набоков: «Живот - красавица его рассказов, нос - красавчик»). Конечно, обобщения допускают исключения. В «Карете» «герой», который в пьяном виде хвастался перед знакомыми потрясающими качествами одного из своих экипажей, утром разбужен женой по прибытии этих знакомых, чтобы осмотреть эту машину: «Поднимайся, ты! хабадуб! Ты не слышишь? У нас гости. - Гости? Какие гости? '' - после чего он издал слабое мычание, как может издать теленок, щупая мордой соски матери.«Мм…» - проворчал он. «Дай мне свою шею, зайчик мой! Дай поцеловать тебя ». Это самая сокровенная по-человечески любовная сцена во всем Гоголе.

Каждый, кто интересуется художественной литературой, должен знать Гоголя не понаслышке, и в этом сборнике есть четыре его величайших рассказа, а также один необычный «Помещики Старого Света», в котором рассказчик - просто неинтересный «нормальный», единственный тип персонажа. в лишенном личности Гоголе. Вежливый рассказчик Гоголя рассказывает историю доброй бездетной пожилой пары, не обращающей внимания на воровство и коварство домашнего персонала и крепостных.Есть штрихи ярких наблюдений Гоголя, но тон подобен желе или спрею, удерживая все волоски на месте. Чарльз Диккенс, его современник (1812–1870), - самый близкий автор, с которым я могу его сравнить: чем более своеобразны их персонажи, тем более живыми они кажутся.

Серия «Основные рассказы» Пушкинской прессы необычайно привлекательна; каждый из них легко читается и читается быстро, около 260 слов на странице на красивой бумаге. Переводы Риэда очень редко переходят черту лексики и фразеологии 19-го века в 21-е (напр.грамм. «Этот аферист […] мог бы воспользоваться случаем, чтобы убить другого бегуна и сбежать из города»; « Ни в коем случае ! Я не буду продавать его по всему миру! »). Но что с того? Эти фразы - неровности на дороге и не перевернут карету с чудесными сказками Гоголя.

Название взято из отрывка из «Дневника сумасшедшего»:

Я бы посоветовал каждому написать «Испанию» на листе бумаги, и вы увидите, что выходит Китай. Однако я был очень расстроен предстоящим завтра мероприятием.Завтра в семь часов произойдет странное явление: Земля сядет на Луну. […] Честно говоря, я чувствовал глубокую тревогу, когда представлял себе необычайную нежность и хрупкость луны. В конце концов, луну обычно делают в Гамбурге, и делают ее очень плохо. […] Сама луна слишком нежная сфера для человеческой жизни, так что теперь там живут только носы. Вот почему мы не можем видеть свои собственные носы: все они на Луне.


Как я и подозревал. Носы есть носы ... но иногда они находятся где-то в другом месте.

¤


Примечание: Набоковский Николай Гоголь все еще печатается из New Directions.

¤


Книга Боба Блейсделла «Создание Анны Карениной: Толстой и рождение самой загадочной героини литературы » будет опубликована Pegasus в августе.

Репертуар

Закон I

Во сне или наяву цирюльник Иван Яковлевич в пьяном ступоре делает свою ненавистную работу. Иван Яковлевич и его жена Прасковья поражены носом в булочке.Паникующий цирюльник пытается избавиться от улик.

Проснувшись утром, майор Ковалев обнаруживает, что у него исчез нос.

В Казанском соборе майор Ковалев неожиданно встречает свой нос и пытается с ним заговорить.

Отдел рекламы в газете: Ковалев пытается подать объявление об исчезновении носа. Безуспешно ...

Квартира Ковалева ... Лакей майора Иван отдыхает тихо, и отчаяние Ковалева нарастает ...

Закон II

Постоялый двор.Окружной констебль приказывает своим людям поймать странствующего Носа.

Входит процессия путников: мать и отец с двумя сыновьями, Иваном Ивановичем и Петром Федоровичем, пожилая дама в окружении прихлебателей и продавец булочек. Вдруг появляется нос. В суматохе умудряются его поймать ...

Квартира Ковалева ... Районный констебль приносит Ковалеву свой Нос и, получив награду, исчезает. Напрасно майор пытается снова прижать Нос к лицу.Приходит врач, но помочь Ковалеву не может ...

Ковалев и его друг Ярыжкин подозревают, что виноватой является Подточина, вдова штабного офицера, действующая в отместку за неуважение Ковале к ее дочери ...

Друзья пишут Подточиной письмо, которое доставляет лакей Иван ...

Иван возвращается с ответом, и Ковалев понимает, что женщины невиновны ...

По городу распространяется слух, что Нос Ковалёва сбежал... Ужасающая сказка захватила воображение всего города: все, в том числе и именитый купец Хорзев-Мирза, самым оживленным образом обсуждают это событие ... Неожиданно к толпе присоединяется майор Ковалев: его нос точно такой же. где это должно быть ...

Распечатать страницу

«Нос» Николая Гоголя

Это издание содержит «Нос» и «Коляску», изначально опубликованные в 1836 году, и я прочитал обе истории в том же переводе Рональда Уилкса в этом более крупном сборнике «Классика пингвинов».

В обоих произведениях мне больше всего нравилась местная деталь, а не сюжет: художественная литература как социальная история.

Так как только на полпути к Нос я начал находить это забавным - когда Ковалев идет разместить объявление в газете с просьбой вернуть ему пропавший нос, - эти подробности очень оживили вверх по предыдущей части истории, например

Завтрак парикмахера из домашних булочек с солью и двумя луковицами, которые он чистит сам; на вывеске его магазина изображен джентльмен с намыленной щекой и надписью «Мы также пустили кровь») .(Значит, хирурги-парикмахеры все еще ходили - наряду с более дорогими докторами, такими как тот, который упоминается позже в истории, который тратит 45 минут в день на чистку рта и зубов.) Такой амбициозный парень, как Ковалев, ходит бриться два раза в неделю (правда ли, что они в другие дни позволяйте себе щетиниться, а не бриться дома, и было ли это достойным уважения?). Когда несчастный цирюльник пытается на улице избавиться от магически аппарированного носа, это было заметно - после недавнего прочтения в комиксе Hellblazer Константина, который избавляется от чего-то маленького, бросая его в канализацию на улице - что в 1836 году в Санкт-Петербурге таких водостоков еще не было, что усложняло жизнь парикмахеру.И некоторые общественные нравы кажутся удивительными читателям английской Викторианы: в витрине магазина стоит дерзкая литография, которая хранилась там уже десять лет.

Я с удовольствием процитирую весь раздел о размещаемых объявлениях. Я хотел бы знать, сколько лет считалось старым для перевозки; если прачка готовится к * другой работе *, значит, она предлагает секс. И, конечно же, люди уже использовали рекламу в юмористических целях: один для сбежавшего пуделя был , означенный как сатира на правительственную кассу .Меня особенно заинтриговало объявление о том, что приглашает потенциальных покупателей старых подошв ботинок посещать определенные аукционные залы между восьми и тремя часами дня . Что из них сделали по технологии России 1830-х годов?

Сатирическая цель обоих рассказов - одержимость русских социальным положением, и, как и в «Носе», это было особенно остро в Санкт-Петербурге, центре государственной бюрократии. Один из первых персонажей, которых мы встречаем, жена парикмахера, описывается как любительница кофе.Моя русская подруга объяснила, что кофе в то время был напитком среднего и высшего сословия: это означает, что она тоже социальный альпинист.

Повторения Ковалёва о том, что он * знает людей *, производят очень сильное впечатление на Гиацинтовое ведро: Как я могу ходить, как урод? Я общаюсь с хорошими людьми. Сегодня меня ждут два вечера. Я знаю почти всех лучших людей - госпожу Чехтареву, жену государственного советника, госпожу Подточину, жену штабного офицера… . (Я не уверен, что редакция перевода 1972 года * 2005 г. вообще подчеркнула эту тенденцию, или же это было задолго до того, как появился этот ситком.)

Иногда одержимость Ковалева рангом приводит к тому, что получаются снимки и менее удачливых:
Согласитесь, не принято для кого-то в моем положении ходить без носа. Это нормально, что какая-то старушка, торгующая очищенными апельсинами на Воскресенском мосту, сидит без них.

Исчезновение его носа - перспектива потери звания, потери лица, дегуманизации:
Человек без носа, однако, черт знает что, ни рыба, ни птица.Просто что-то, что нужно выбросить из окна. Если бы мне отрезали нос во время войны или на дуэли, по крайней мере, я мог бы сказать свое слово в этом вопросе.

Пару раз менее обеспеченные - в частности, два слуги - получают ответ. (Цирюльника больше заботит то, чтобы не попасть в неприятности.)

Болтливый лакей, размещающий объявление, говорит: Поверьте, сэр, эта мерзкая собачка не стоит и восьмидесяти копеек. То есть, я бы даже восемь не отдал за это.Но графиня его обожает, просто обожает, и каждому, кто найдет, она даст вознаграждение в сто рублей.

Ковалев, низший ранг, живущий в квартире, вероятно, не может заплатить достаточно, чтобы получить кого-то, кто будет так же почтителен, как предыдущий лакей, и его низкое насилие вряд ли поможет: Когда он вошел в холл он видел своего лакея Ивана, лежащего на грязной кожаной кушетке, плюющего в потолок, и ему удавалось ударить то же самое место с изрядным успехом. Беспечность человека взбесила его, и Ковалев ударил его шляпой по лбу.

Также: эта сцена - как старик, считающий горошек между двумя контейнерами в фильме Камю Чума - показывает вид деятельности, которая утомляла людей, которые не хотели или, возможно, не могли читать, должны были раньше прибегали к смартфонам и телевизору. А он еще один Иван, как цирюльник * и * три главных героя в двух других рассказах из сборника «Пингвин»: «Иван Федорович Шпонька и его тетя» и «Как поссорился Иван Иванович с Иваном Никифоровичем». Многие авторы не любят повторять имена, а Гоголь, кажется, комично повторно использовал Ивана для обычных персонажей, почти до смыслового насыщения.

Сама сказка о пропавшем носе имеет необычный абсурдный юмор, который мне не совсем подходит, как и рассказы украинского товарища Гоголя Кржижановского, написанные сто лет спустя, которого он, несомненно, вдохновил, а также многие другие. знаменитые и более серьезные Метаморфозы Кафки. (Достоевский сказал: «Все мы вышли из гоголевской шинели»; «Нос Гоголя» не звучал бы так хорошо…)

Хотя, по крайней мере, благодаря чтению и разговору о скандинавской мифологии Нила Геймана в прошлом году я знал о том, что склонность мифологических существ в рассказах резко менять размер без комментариев или объяснений, и что это было особенностью фольклора и сказки, если вернуться достаточно далеко.(Если бы я только читал в последнее время больше русских сказок, чтобы иметь примеры из них.) Очевидно, это было то, что происходило с носом, который в разных сценах был человеческим носом реалистичного размера или достаточно высоким, чтобы сойти за другого человека.

И все же самая странная вещь в этой истории - это то, почему Гоголь решил оставить это первое затухание (хотя второе не имеет значения):
Полицейский обращается к парикмахеру, увидев, как он что-то бросает (нос) в река: Иван Яковлевич побледнел… Но тут все настолько окуталось туманом, что действительно невозможно сказать, что было потом.

Придумать что-нибудь, чтобы соединить это с остальной частью истории, не составит труда - я думаю, это, вероятно, использовалось для написания упражнений для семинаров. И еще больше возможностей, если вы сделаете полицейского, который позже вернет нос Ковалеву, другим (что могло бы лучше соответствовать более поздним событиям). Даже если бы связь была немного слабой, я могу только думать, что в целом эта связь укрепит историю. Возможно, это лучше работает, как на русском языке, как сатира (что-то о стране, уходящей из сказок в реалистическую литературную традицию, но все еще возвращающуюся к фантастической традиции?) - но для читателей, привыкших к почти 200-летнему дальнейшему развитию фантастические сказки, в основном это похоже на отговорку.И притворное недоумение в конце не кажется необходимым.

В примечаниях Уилкса упоминается, что Русский язык имеет много идиом, относящихся к носу, большинство из которых имеют значение обмануть кого-то ... хотел заставить вас выглядеть глупо: Букв. оставлю тебя с носом. Значит, что-то неизбежно теряется при переводе, поскольку в английском языке носы разные метафоры для глупости, например «водимые за нос», которые не являются частью сюжета.

Прочитать «Нос» интересно и полезно в качестве еще одной короткой статьи, облегчающей задачу чтения.Но это, по-видимому, самая короткая работа в списке 1001 книги, где почти все остальное является признанной новеллой или другим самостоятельным произведением. Я бы не согласился, что это особенное.

(Одно из самых важных открытий о «Носе», которое я слышал, было сделано Уориком в комментариях ниже - напоминание о том, что тяжелый сифилис был особенно связан с потерей носа и что в благородных кругах это считалось постыдным, ср. Лорд Честерфилд своему сыну: «В любви человек может потерять свое сердце с достоинством; но если он теряет нос, он теряет свой характер в сделке.". Если бы это было так в Западной Европе, вполне вероятно, что и в России. Если бы амбициозному человеку той эпохи приснилась тревога, сфокусированная на теле, о потере социального статуса, нос был бы очевидным мотивом.

В The Carriage я нашел подробное начальное описание деревни необычайно ярким. Это казалось реальным; у меня было чувство, связанное с путешествием, когда я был моложе, или с визитом к бабушке в одиночестве. Возможно, это был случай, когда что-то просто щелкнуло со мной, что не удивило бы многих других читателей; единственное действительно необычное предложение было такое: Редко вы встретите кого-нибудь на улице - возможно, петушок рискнет перебраться через дорогу и станет мягко, как подушки, когда малейшая капля дождя превращается в .

Такие места были по всей Европе в 1830-е годы,
Посреди площади крохотные киоски, где обязательно увидишь связку хлебных колец, рыночную женщину в красном платке, тридцать лет. -шесть фунтов мыла, несколько фунтов горького миндаля, дробь для охотника, рулон хлопчатобумажной ткани и два продавца, которые целый день играли в поле перед ними.

хотя массовое крепостное право было присущим России обнищанием, о котором писатели слишком привыкли, чтобы не говорить легкомысленно:
очень редко какой-нибудь помещик, владеющий одиннадцатью крепостными и одетый в свой нанкинский сюртук, звякает по

Среди появляются эти глинобитные дома, что для англоязычного читателя представляет собой сценарий, напоминающий Джейн Остин: Маленький городок Б - значительно просветлел, когда *** кавалерийский полк расположился там.

Однако это не история ухаживания. Речь идет о мужчинах, стоящих на заднем плане в Остине - и менее благородных, чем большинство из них. Хотя это не останавливает некоторых из них от социального восхождения. По сути, это эпизод сериала Keeping Up Appearances с участием пьяного русского деревенского оруженосца и офицеров, расквартированных в соседней деревне.

И Остин была бы слишком благородна, чтобы использовать метафору вроде , две трубы и ленточные черви - но это напоминает о том, как часто они были в прошлом почти повсюду, даже среди богатых.

Есть также отголоски Dead Souls : главный герой с неопределенной аурой позора, которая не полностью объяснена читателю; важность демонстрации улучшений в своем имении.

3,5 звезды за «Нос», 4 за «Карету».

* Примечания, согласно странице об авторских правах, относятся к 2005 году, но я думаю, что, по крайней мере, некоторые из них, должно быть, остались такими, какими они были в издании 1972 года. Упоминается, что в Казанском соборе сейчас находится музей религии и атеизма.Это прозвучало довольно по-советски, и я спросил своего друга - здание было возвращено церковью еще в 2000 году.

(Прочитано и просмотрено в сентябре 2020 года)

Нос - bizarrevictoria - LiveJournal

Short Story Environment! Еще один россиянин сегодня, потому что они отлично справляются с сумасшествием. Я собираюсь повторить рассказ Николая Гоголя 1836 года «Нос». Вы можете прочитать это здесь.

Все цитируемые цитаты взяты непосредственно из текста (очевидно).

Предупреждение: приготовьтесь к ругани.

Нос

История начинается с петербургского цирюльника по имени Иван Яковлевич и странной семейной политики, которую он ведет с женой , Прасковьей Осиповной. Прасковья приготовила булочки и кофе на завтрак. Их хватит на двоих, но, видимо, Ивану позволено выбрать только одного. Он выбирает булочку, и Прасковья вся такая: «Оуууууууууу, еще кофе мне!»

Иван разрезает булку, чтобы съесть бутерброд с луком, потому что в России такие мерзкие люди. Разрезав свой рулон, он обнаруживает внутри него. . . нос. Отрезанный (?) Человеческий нос.

Ну это беспрецедентно.

Он нервничает, но не из-за того, что он почти промахнулся по каннибализму, а потому, что нос выглядит знакомо . Его жена оглядывается и тут же обвиняет его в том, что он наугад кому-то отрубил нос, и требует знать, чей это. Я не думаю, что вы, ребята, сейчас сосредотачиваетесь на правильных вещах. Мол, как оно попало в булочку, которую только что испекла Прасковья?

Его жена, , которая является землеройкой высочайшего калибра (серьезно, она, должно быть, ДОСТИГАЛА ее добрачного курса землеройки) угрожает сообщить о нем в полицию и говорит, что все его клиенты жаловались, что он поправляет их носы когда он их бреет, и теперь она знает почему: странный фетиш на носу.

Иван выясняет, что нос принадлежит коллежскому асессору Ковалеву, которого он бреет дважды в неделю. Он велит жене замотать нос, пока они решают, что делать. Его жена размахивает обычной скалкой и говорит ему, что она не остается в ее доме, и что она не лжет полиции от его имени.

Затем Иван пытается вспомнить, пришел ли он вчера вечером домой в пьяном ступоре или нет, и связано ли это с носом. Дружище, если вы не можете вспомнить , тогда ответ - «да».

Его план состоит в том, чтобы вытащить нос в город и бросить его где-нибудь на незаметном месте, где никто не сможет отследить его . К сожалению, он все время натыкается на друзей, которые хотят поболтать, и когда ему удается, наконец, бросить пакет, замечает полицейский, и получает выговор за мусор . Этот нос похож на бездомного кота. Он НИКОГДА не избавится от этого.

Затем мы узнаем кое-что из предыстории Ивана: хотя он занимается украшением и кровопусканием, он сам мерзкий мерзавец , который всегда немытый и пьян.Его клиент, у него пропавший нос, по-видимому, всегда обвиняет Ивана в том, что у него вонючие руки, когда Иван его бреет. Иван в ответ намыливает этому человеку неоправданную самоотверженность .

Он решает бросить нос через мост в реку , что он успешно делает. К сожалению, у подножия моста есть полицейский, который говорит: «Эй, ты! Что ты делаешь на этом мосту! » Потому что, видимо, смотреть на воду вызывает большие подозрения.Иван говорит, что видел, как быстро течет течение, и милиционер сказал: «ЛИАХ», и Иван потерял сознание от напряжения того ужасного дня, который у него был. Справедливо.

MEANWHILE

Коллегиальный асессор Ковалев просыпается без носа . Он смотрит в зеркало и обнаруживает, что его нос был заменен на идеально ровную поверхность. Он не отрезан. Только что прошло .

Он очень напыщенный человек, склонный к преувеличению, чтобы казаться величественнее, чем он есть на самом деле.Что его больше всего бесит в потере носа, так это то, что раньше у него был такой красивый нос хорошего размера, а теперь нет ничего! Просто плоскостность!

Это никоим образом не является глубоко фаллическим.

Посмотрим: он сноб, фаллоцентричный, безносый. . . черт возьми, он русский Волан-де-Морт . Пристегните ремни, все, вероятно, примут темный оборот.

Итак, в свете этой жуткой сверхъестественной модификации тела, он ходит в больницу? Нет. Он идет к своему священнику? Нет. Он идет в полицию .

По дороге в полицейский участок он встречает. . . приготовьтесь к этому. . . гигантский нос - просто нос без человека - в парадной форме. Нос может ходить и водить карету .

Неужели все в Санкт-Петербурге просто спотыкаются о кислоте? Я * я * спотыкаюсь о кислоте? ЧТО ПРОИСХОДИТ ЧТО ЧТО ПРОИСХОДИТ

Ковалев какое-то время следует за носом, прежде чем приблизиться к нему .Он подходит и начинает хвастаться перед носом о том, насколько он силен, и говорит, что для человека с его статусом действительно неприемлемо ходить без носа.

Нос такой: « Я человек! », а Ковалев такой:« Нет, ты мой нос!

Ага, кто-то принял весь ЛСД.

Нос уходит, и Ковалев не понимает, что делать дальше. Ты и я оба, приятель. Внезапно он замечает соблазнительную и девственную сексуальную девушку в шляпе, похожую на пирожное (стр.11), который видимо супер горячо в 19 -м веке России. Он готов пообщаться со своим извращенцем, но в последнюю секунду вспоминает, что у него нет носа!

«Черт возьми!» говорит он. «Носы абсолютно необходимы для соблазнения!» Он ходит по городу с платком на лице, чтобы никто не заметил.

Он запрыгивает в карету и говорит водителю: « Следуй за этим носом! »И водитель спрашивает:« Какой нос? » Ковалев понимает, что нос улетел в собственном вагоне без следа.И они ходят по Санкт-Петербургу, как самые странные туристы, пытаясь разглядеть в толпе подвижный нос в натуральную величину (?).

Он пытается разместить в газете рекламу, предлагающую вознаграждение за потерянный нос , но редактор не принимает такую ​​рекламу, опасаясь, что его газета будет выглядеть нелепо. Наконец, редактор газеты заглядывает под носовой платок Ковалёва и предполагает, что недостающие части тела - это, скорее, специальность врача .

СПАСИБО, ДОБРЫЙ СЭР

Только к врачу не ходит. Вместо этого он наконец добрался до полиции. Только инспектор милиции не очень доволен тем, что его прерывают во время обеда, и говорит Ковалеву: «, что респектабельным мужчинам не отрывают носы » (20). Ковалев настолько обижен, что уходит домой, не вдаваясь в подробности.

Затем он заключает, что жена штабного офицера, должно быть, украла его нос в отместку .Ему нравится гоняться за своей дочерью, но когда она протянула руку дочери, он отказался. Это должно быть так! Она, должно быть, наняла ведьм, чтобы украсть его нос! Это его научит!

Ебля ведьм .

Знаете что? На данный момент я готов во что угодно верить. Конечно. Давай с этим справимся. Ведьмы это так.

Как раз в тот момент, когда он составляет свой план обвинить ее, кто-то стучит в его дверь. Это полицейский из начала истории, с Иваном и мостом.Он говорит, что был найден нос, и может ли он быть вашим?

Сколько носов теряют в Санкт-Петербурге?

Ковалыков спрашивает, как его нашел милиционер. Полицейский говорит: « Очень странно. Мы его перехватили, когда он садился в дилижанс, направлявшийся в Ригу. Его паспорт был оформлен на имя какого-то государственного служащего. Как ни странно, сначала я принял его за джентльмена. К счастью, у меня были с собой очки, поэтому я мог видеть, что это действительно просто нос »(24).

Понятия не имею, что происходит. ЛСД находится в воде. Река Нева на 100% состоит из LSD. Это единственное объяснение. Кто-нибудь Помогите мне?

Офицер говорит, что принес с собой нос, который, к счастью, Коваллыков признает своим. Ура! Офицер также сообщает, что цирюльник Иван находится под стражей , как предполагается, совершившее это преступление.

После ухода офицера Ковалков понимает, что понятия не имеет, как приставить нос к лицу .

Я просто представляю, как Ковалков добавляет к своему дню рождения: «Горячий клеевой пистолет. . . для носа ».

Итак, он НАКОНЕЦ вызывает врача, а доктор не может придумать, как его наклеить, и рекомендует Ковалыкову просто наслаждаться отсутствием носа . Врач говорит: «Эй, если вы бросите нос в водку, чтобы сохранить ее, держу пари, что кто-то ее купит. Я бы даже купил!» ( Почему? Зачем кому-то это покупать? Какая у вас игра, сэр?)

В отчаянии Ковалков пишет жене штабного офицера и говорит, что , если она не получит свой шабаш ведьм, чтобы восстановить его нос. к завтрашнему дню он обратится к закону за защитой .

ПОЧЕМУ ТЫ ВСЕ ЕЩЕ ВЕРИЛ, ЭТО ЕЕ ??? ПОЛИЦЕЙСКИЙ СКАЗАЛ, ЧТО ВАШ ЦИРЮЛЬНИК у него под стражей.

Она отвечает, , спрашивая, о чем, черт побери, он говорит .

Он думает: «Ой, ой. Она, должно быть, невиновна.

Итак, после того, как он ковылял по Санкт-Петербургу, поднимая всякую чертову суету, неудивительно, что о нем и о том, что произошло на самом деле, начали циркулировать слухи. Есть легенда, что его нос вылезает на прогулку каждый день в три часа в этом конкретном месте, и люди стекаются отовсюду, пытаясь увидеть этот пропавший нос. .Конечно, на самом деле они никогда этого не видят, потому что это уже есть у Ковалыкова, и он не может заставить его приклеиться к своему лицу.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *