История реформа: 10 важных реформ в истории России

Содержание

История: Наука и техника: Lenta.ru

Что стало переломной эпохой в истории России, предопределившей ее дальнейшее развитие? Могла ли наша страна выжить без радикальных реформ Петра I? Какой была бы Россия XVIII столетия с конституцией и без крепостного рабства? Что помешало окончательному успеху либеральных реформ Екатерины II? О поучительном опыте русского XVIII века, в течение которого наша страна прошла долгий и тернистый путь модернизации и европеизации, «Ленте.ру» рассказал доктор исторических наук, руководитель Школы исторических наук Факультета гуманитарных наук Высшей школы экономики, автор книги «От Петра I до Павла I: реформы в России XVIII века» Александр Каменский.

«Лента.ру»: В своих работах вы опровергаете популярный у некоторых историков и многих публицистов тезис о цикличности русской истории и скачкообразном характере ее развития. Вы считаете, что история всех реформ в России — это не набор бесконечных и не всегда удачных попыток что-то исправить или улучшить, а длительный процесс преобразования нашей страны?

Александр Каменский

Александр Каменский: Ваш вопрос не о событиях, которые произошли в прошлом, а об их интерпретации, но интерпретация во многом зависит от смысла, который мы вкладываем в используемые нами слова.

В данном случае это слово «реформа». Историки долгое время обращали внимание лишь на те эпизоды русской истории, которые ознаменовались масштабными и даже радикальными преобразованиями — Петра I, Александра II, Столыпина. Я же исхожу из того, что реформы могут быть разного масштаба. Я считаю, что любую новацию, осуществляемую властью, можно интерпретировать как реформу.

При этом всякая власть, естественно, заботится о самосохранении. Поэтому она просто вынуждена постоянно что-то менять, совершенствовать и улучшать, даже если это не является ее осознанной целью

Таким образом, реформа — это средство, инструмент управления, а само управление — это процесс реформирования действительности. Другое дело, что в истории России были периоды интенсивных и радикальных преобразований, в течение относительно короткого времени менявших едва ли не все сферы жизни. Были и периоды, когда власть, даже сознавая необходимость перемен, по тем или иным причинам на них не решалась.

Иными словами, вся история России — это сплошная история реформ с перерывами между ними?

Да, постоянный и поступательный процесс преобразования России то ускорялся, то замедлялся. Но даже интерпретировать эти разные периоды можно по-разному. Так, время, наступившее после Петра Великого, можно рассматривать как своего рода передышку, период накопления сил. В историографии долгое время существовал взгляд на эту эпоху как на время контрреформ.

Вы так не считаете?

Если под контрреформами понимать отмену всего нового и возврат назад, то я этого не вижу. Например, первая четверть XIX века, эпоха правления Александра I, традиционно с реформами не ассоциируется, хотя в действительности именно в это время возникла система центрального управления, просуществовавшая до 1905 года.

Материалы по теме

00:29 — 14 мая 2017

Именно при Александре I было немало сделано в области смягчения нравов и образования, но ожидания реформ, как и замыслы самого императора, были гораздо масштабнее, поэтому на их фоне осуществленное кажется незаметным. Вторая четверть XIX века, эпоха правления Николая I, тоже была отмечена определенными новациями.

Но при этом власть, понимавшая необходимость перемен, сознательно их тормозила. Николай считал, что надо подождать. Ему казалось, что можно если не остановить, то по крайней мере замедлить ход времени. В итоге такой подход привел к катастрофе Крымской войны, показавшей слабость и отсталость России, опасную с точки зрения ее национальной безопасности. И после этого без радикальных реформ уже было никак не обойтись.

Самыми радикальными реформами в русской истории вы называете преобразования Петра I. Но имелась ли у них какая-либо реальная альтернатива? Неужели без них Россия вскоре разделила бы судьбу Турции и Китая, к XIX веку из субъекта мировой истории превратившиеся в ее объект?

Я бы сказал так: в конце XVII века России были жизненно необходимы реформы модернизационного характера, без которых она действительно могла превратиться в объект мировой истории. Но это вовсе не значит, что эти преобразования могли быть только такими, какими их осуществил Петр, и что проводить их можно было только такими методами.

Кадр: фильм «Сказ про то, как царь Петр арапа женил»

При этом описать альтернативу довольно сложно. Ясно одно: к исходу XVII века времени на постепенное, эволюционное развитие у России уже не было. Исторический опыт, например, Османской империи показывает, что системный кризис государства не может быть разрешен путем умеренных и медленных реформ, даже если они носят модернизационный характер.

Материалы по теме

08:59 — 15 марта 2015

Вероятно, можно было создать более эффективную систему управления, более демократично организованное общество, более эффективную экономику, в основе которой была бы частная собственность. Но вряд ли продуктивно предъявлять в этом смысле претензии Петру Великому. Он был человеком своего времени, невероятно масштабной и разносторонней личностью, открытой всему новому, но все же с ограниченным видением и пониманием. Он не был пророком и не мог знать того, что мы знаем сегодня.

Верно ли я понимаю, что главной причиной петровских реформ стало нарастающее несоответствие социально-политической структуры и традиций Московской Руси, сложившихся в XV-XVI веках, во время освобождения от ордынской зависимости и становления независимого государства, новым задачам, стоящим перед Россией XVII века как полиэтничной и многоконфессиональной империи?

Да, на мой взгляд, это именно так. Петровские реформы были подготовлены всем предшествующим развитием России. К концу XVII века ее прежняя государственная система оказалась неспособна дать адекватный ответ вызовам времени — внутренним и особенно внешним. Я интерпретирую это как кризис традиционализма, или системный кризис, преодоление которого требовало только радикальных реформ. При этом надо иметь в виду, что кризис — это не синоним катастрофы.

В чем разница между кризисом и катастрофой?

Кризис — это лишь этап в развитии всякой системы, когда в силу внутренних или внешних причин она перестает должным образом исполнять свои функции и справляться со своими задачами. Кризис возникает в результате нарушения взаимодействия между элементами системы. Выход из кризиса требует качественного изменения всей системы, ее структурной перенастройки с радикальным переформированием взаимосвязей между всеми элементами. А катастрофа — это полный крах всей системы с уничтожением или деградацией ее структурных элементов.

Системный кризис России в конце XVII века прежде всего сказался на политической элите, разобщенной и дезориентированной. Именно поэтому в ней не нашлось влиятельных сил, способных организовать активное сопротивление радикальным реформам Петра I

Сыграла свою роль и трансформация в духовной сфере — прежде всего Великий раскол середины XVII века, не только подготовивший русское общество к модернизации (и европеизации как ее неизбежному спутнику), но и существенно ослабивший политическое влияние духовенства.

Вы указывали, что главным противоречием петровских реформ стало сохранение и даже усиление крепостного права, что потом создало предпосылки для возникновения в России нового системного кризиса. Как вы думаете, мог ли Петр отменить крепостное право и как в таком случае развивалась бы наша страна?

Крепостное право было одной из основ общественного-политического строя Московской Руси, но именно этот строй переживал системный кризис в конце XVII века. Поэтому, на мой взгляд, теоретическая возможность ликвидировать крепостничество имелась лишь в начальный период преобразований Петра I — с начала 1700-х годов до середины 1710 годов.

В этот короткий промежуток времени старая система службы, основанная на поместном окладе, уже была уничтожена, а новая еще не возникла. Тогда еще не появились на свет разного рода законодательные акты, заложившие основу возникновения дворянства как сословия.

Почему же Петр I не пошел на такой шаг?

Во-первых, Петру, в силу особенностей его мировоззрения, это просто не приходило в голову. Он в принципе не понимал, что свободный труд эффективнее рабского. Во-вторых, крепостничество обеспечивало верховную власть необходимыми ресурсами для ведения тяжелой затяжной войны и реализации разного рода иных проектов. С другой стороны, уже Монтескье в «Духе законов» писал, что успех петровских реформ показал, что русские люди — вовсе не скоты, каковыми их считал царь, и, значит, реформы можно было проводить без свойственных им насилия и жестокости.

Материалы по теме

00:03 — 12 августа 2017

Как развивалась бы Россия, если бы крепостное право отменили уже в начале XVIII века? Наверное, в экономическом отношении более успешно. Возможно, капитализм в России появился бы намного раньше. Может быть, нашей стране удалось бы избежать Октябрьской революции. В любом случае развитие России происходило бы совсем иным образом, чем это случилось в реальности. Но история, как известно, сослагательного наклонения не знает.

Еще немного о сослагательном наклонении. Ваш коллега историк Евгений Анисимов в интервью «Ленте.ру» назвал события 1730 года «той точкой бифуркации, когда все могло пойти совсем по-другому» и даже стать основой для формирования парламентско-конституционных традиций в нашей стране. Согласны ли вы с этим утверждением?

Да, с таким мнением вполне можно согласиться. Но это опять же из области альтернативной истории. Она интересна, поскольку дает пищу для размышлений, но для историка важнее то, почему та или иная альтернатива не реализовалась. В данном случае, на мой взгляд, причина была в отсутствии политического опыта или, говоря шире, соответствующей политической культуры.

Но сами по себе события 1730 года свидетельствуют о серьезных изменениях в русском обществе, в его мироощущении и отношении к верховной власти. Именно тогда дворянство осознало себя единым сословием и впервые в нашей истории попыталось взять на себя ответственность за судьбы страны. Все это стало результатом реформ Петра I и связанного с ними процесса модернизации России.

Лист кондиций (список условий, выдвинутых дворянством в попытке ограничить самодержавие в России), надорванный императрицей Анной Иоанновной

Почему десять лет правления Анны Ивановны и двадцать лет царствования Елизаветы Петровны оставили мало следов в нашей национальной исторической памяти?

Историческая память вообще устроена своеобразно. В ней естественным путем запечатлеваются либо яркие исторические события, оказавшие сильное воздействие на жизнь людей, либо те, что используются властью для собственной легитимации. Важную роль играет и наличие письменных источников.

Материалы по теме

00:05 — 22 апреля 2019

К примеру, Отечественная война 1812 года породила целый пласт мемуарной литературы, при обращении к которой мы в состоянии как бы заново пережить это событие. Сейчас люди выходят на шествие Бессмертного полка и несут хранящиеся в семьях фотографии родственников. У многих наших современников сохранились письма дедов и прадедов времен войны, их дневники и прочие документальные свидетельства того времени. Это нити, связывающие нас с прошлым и обеспечивающие сохранение памяти.

А возьмем, к примеру, Полтавскую битву. Из школьных учебников мы знаем о значении этого события, но живой связи с ним у нас нет и быть не может. Шведский историк Петер Энглунд написал замечательную книгу об этом событии, основанную на дневниках, воспоминаниях и письмах участников сражения — шведов. А мемуаров русских участников не существует — их письма, если они и были, не сохранились.

То есть царствование этих двух женщин оказались пересменками эпох и временем некоторой паузы на пути дальнейшего преобразования нашей страны?

И да, и нет. Курс на модернизацию и европеизацию России все-таки продолжался в течение всего XVIII века, хотя и не такими бешеными темпами, как при Петре I, и с некоторыми объективными коррективами. Но за 30 лет царствования Анны и Елизаветы вроде бы не произошло каких-то ярких событий, которые запечатлелись бы в исторический памяти естественным путем.

Материалы по теме

00:05 — 5 марта 2019

Хотя, к примеру, участие России в Семилетней войне имело очень большое значение для ее позиционирования на международной арене в качестве великой державы. Совсем недавно историк Денис Сдвижков сделал потрясающее открытие: он обнаружил в немецких архивах и опубликовал целый комплекс перехваченных пруссаками писем русских офицеров к родным. Они передают непосредственные чувства и впечатления участников той войны, и теперь мы в состоянии увидеть эти события совсем иначе, нежели прежде.

Екатерину II вы называете самым удачным российским реформатором XVIII века. В чем секрет ее успеха?

Я считаю Екатерину самым удачным российским реформатором в том смысле, что она вступила на престол, имея определенную политическую программу, которую в значительной мере удалось реализовать. Этот успех был обеспечен, как мне думается, двумя главными причинами. Во-первых, для екатерининских реформ была подготовлена почва — Россия была к ним готова. Во-вторых, намерения и планы императрицы совпадали с интенциями развития русского общества, с его запросами.

Немалую роль сыграли и личные качества Екатерины. Благодаря ее преобразованиям произошла существенная гуманизация русской жизни. Важно и то, что, продолжая начатую Петром Великим модернизацию и европеизацию, императрица почти никогда (за исключением школьной реформы) не заимствовала готовые европейские модели и не пыталась механически пересадить их на русскую почву.

Кадр: сериал «Великая»

Наоборот, используя идеи современных ей европейских мыслителей эпохи Просвещения, Екатерина их творчески перерабатывала и грамотно адаптировала к российским реалиям. Иначе говоря, она оказалась нужным человеком в нужное время и в нужном месте.

Как вы думаете, правление Екатерины II было золотым веком Российской империи или золотым веком российского дворянства как непосредственной опоры ее трона?

Что касается золотого века, то это ведь метафора, а не научное определение. С точки зрения положения России на мировой арене и ее авторитета екатерининское и последовавшее за ним александровское время можно при желании назвать золотым веком Российской империи. А «золотой век русского дворянства» — это скорее миф, который, как и любой миф, возник неслучайно.

Конечно, реформы Екатерины объективно способствовали укреплению привилегированного положения дворянства, но это не входило в планы императрицы. Такой результат, как и усиление крепостничества, стал побочным эффектом ее либеральных преобразований.

Вы считаете Екатерину II, написавшую в своем «Наказе», что «Россия есть европейская держава», предшественницей всех будущих наших западников. Почему же она так и не отменила крепостное право, если, в отличие от Петра I, вполне осознавала его пагубность для будущего страны? Императрица побоялась негативной реакции дворянства, учитывая свои более чем сомнительные права на престол?

Екатерина была реальным политиком — она понимала, что отмена крепостного права непременно вызовет активное сопротивление дворянства. И дело не только в том, что это могло привести к перевороту, но и в том, что дворянство того времени было наиболее образованной частью общества. Дворянство эпохи Екатерины II — это чиновничество, это те, кто непосредственно осуществляет административное управление огромной империей.

Материалы по теме

00:14 — 4 декабря 2019

И это естественная опора власти — не в силу классовых соображений, а потому, что именно образованная часть общества в первую очередь движет страну вперед. Ошибочно думать, что лишь дворянство сопротивлялось отмене крепостного права, а все остальные только об этом и мечтали. Восстание Пугачева показало, что политические идеалы простонародья были гораздо более архаичными.

Екатерина же говорила, что проводит свои реформы только тогда, когда видит, что общество к ним готово и что они будут встречены благосклонно. Помимо этого, Екатерина разделяла широко распространенные предубеждения об опасности освобождения необразованных, непросвещенных крестьян. Сперва просветить и потом освободить или сперва освободить и потом просвещать — это был один из активно дебатируемых вопросов того времени.

Верно ли, что в конце XVIII века именно крепостное право стало главным тормозом дальнейшего поступательного развития России, из-за которого при наследниках Екатерины II наша страна надолго забуксовала?

В последнее время стали появляться публикации, авторы которых утверждают, что даже и к 1861 году, когда крепостное право было отменено, его экономический потенциал не был исчерпан, и Россия могла бы жить с ним и дальше. Но крепостничество — это не только экономика, хотя и этот тезис, на мой взгляд, сомнителен. Это явление прежде всего социальное, имевшее самые серьезные последствия для самосознания людей, их психологии, для социальных отношений.

Кадр: фильм «Холоп»

Русская интеллигенция как совершенно особое явление — это тоже порождение искажений в социальных отношениях, несоответствия этических, эстетических, моральных ценностей образованного класса положению большей части населения страны.

И тот факт, что крепостное право в России было ликвидировано лишь в 1861 году, то есть всего полтора века назад, продолжает сказываться на нашей жизни до сих пор

Оно влияет на современное российское общество точно таким же образом, как события, которые мы наблюдали недавно в США, непосредственно связаны с тем, что рабство там было отменено только в 1863 году, а с сегрегацией афроамериканцев было окончательно покончено еще сто лет спустя.

Материалы по теме

00:01 — 21 мая 2020

Конечно, реформы Екатерины Великой в сфере государственного управления и социальной организации общества, натолкнувшись на стену крепостничества, в реалиях русского XVIII века вряд ли имели шансы на полный успех. Императрица не имела возможности осуществить то, что сделал ее правнук Александр II, оставшийся в нашей истории как царь-освободитель. Но реформы Екатерины стали важным и необходимым промежуточным звеном в подготовке России к этим великим переменам. И не ее вина, что этот процесс в нашей стране растянулся еще почти на столетие.

Чем опыт преобразований XVIII века, на ваш взгляд, может быть полезен будущим поколениям российских реформаторов?

Думаю, ответ на это вопрос вполне очевиден. Основной урок состоит в том, что реформы — это прежде всего инструмент управления. Они должны быть повседневностью государственной политики. Откладывание давно назревших преобразований, попытки остановить время, «годить», как говорил Салтыков-Щедрин, всегда заканчиваются в лучшем случае кризисом, в худшем — катастрофой.

Административная реформа. Интервью с М.Э. Дмитриевым

Система государственного управления включает президента, правительство, министерства и ведомства, парламент, органы местного самоуправления, суды. Следовательно, термин реформа государственного управления намного шире термина административная реформа, так как включает реформирование других ветвей власти.

Административная реформа – реформа функций и структуры органов исполнительной власти, их взаимоотношений между собой и с субъектами других ветвей власти. Она не включает судебную реформу и изменение порядка избрания депутатов. Административная реформа охватывает проблемы, связанные с организацией принятия решений, мотивацией и подотчетностью, транспарентностью, эффективностью структур управления, порядком оказания государственных услуг, оптимизацией функций, дебюрократизацией.

Реформа системы государственной службы – реформа системы подбора и стимулирования кадров и управления персоналом применительно к исполнительной власти. Обслуживающий персонал судов и Федерального собрания реформируется и стимулируется по отдельным программам.

– В России нельзя открыть бизнес, не обзаведясь «крышей». Беловоротничковая коррупция стала нормой. Возникли кланы чиновников и бизнесменов. Откаты и «крыши» снижают уровень жизни населения, делают неконкурентоспособной нашу страну на мировом рынке. Что не так было сделано в ходе экономических реформ в 1990-е годы? Почему развитие нашего общества пошло по пути чиновничьего, кланового капитализма?

– Особого выбора в этом отношении не было. Россия оказалась примерно в такой же ситуации, что и другие страны из бывшего СССР, которые столкнулись с длительным, затяжным спадом при переходе к рынку. В тот период менялось буквально всё: от политического режима до системы планирования, от социальной сферы до отношений собственности и подходов к регулированию финансового сектора. Разваливались институты плановой экономики и очень медленно формировались институты рыночной экономики. Разлагался реальный сектор. Достаточно вспомнить феномен «красных директоров», которые разворовывали свои предприятия, или феномен олигархов, сколачивавших гигантские состояния нечистоплотными методами.

В таких условиях кардинальное изменение работы органов исполнительной власти, направленное на устранение неэффективности, обуздание коррупции, модернизацию на демократических принципах, повышение подотчетности, было чревато окончательной потерей управляемости в стране. Российская власть в 1990-е годы сознательно откладывала радикальные решения, рассматривала систему госуправления как островок стабильности в море перемен, пыталась опереться на остатки сохранившегося советского потенциала. Правда, он позволял обеспечить лишь минимум управляемости и качества принятия решений, в том числе в проведении рыночных реформ. К тому же в этой системе уже произошли спонтанные изменения, которые резко ухудшили ее дееспособность по сравнению и с советской системой, и с тем, что мы наблюдаем в демократических государствах с рыночной экономикой.

В таких условиях госаппарат сохранил методы, традиции и стереотипы, унаследованные от советской бюрократической системы. Но там многие важнейшие функции, обеспечивавшие работоспособность и эффективность управления, были сосредоточены в партийном аппарате. Прежде всего, это система номенклатуры при назначении руководителя, которая включала право секретаря соответствующего партийного комитета согласовывать ведомству кандидатуру чиновника на должность, входившую в номенклатуру данного партийного руководителя, а также другие механизмы контроля за кадровой политикой для руководящих должностей госаппарата. Она заменяла систему управления персоналом высокого уровня, включая формирование кадрового резерва, переподготовку до планирования карьеры и ротацию кадров. Партийные органы играли ключевую роль и в этическом контроле. При своей ущербности такая система работала, а уровень коррупции в СССР был значительно ниже, чем в постреформенной России.

В ведомствах остались отделы кадров, но они лишь по формальным признакам ведут досье на госслужащих, необходимые для оформления на работу и увольнения, начисления заработной платы и т. п. В постсоветской бюрократической среде так и не сформировалась новая культура управления персоналом. К сожалению, утрачены навыки и в планировании развития, и в проектном управлении. Поэтому сегодня мы не в состоянии реализовать масштабные инвестиционные проекты. Пример национальных проектов показывает, насколько тяжело возрождать все это с нуля.

В результате в 1990-е годы в системе госуправления мы фактически сохранили советскую бюрократию – централизованную, инерционную, с повышенным вниманием к бумажному документообороту, а главное – с акцентом на формальное принятие решений и со слабым интересом к их сути. Бюрократию, никому не подотчетную, поскольку механизмы внешнего контроля исчезли.

– Партийные механизмы исчезли, а политические?

– Политические механизмы стали формироваться только в начале текущего десятилетия. Как показывает индекс Transparency International, с усилением обратной связи и конкурентности в российской политике к концу 1990-х годов заметно снизился уровень коррупции. Эта тенденция прекратилась в середине текущего десятилетия, когда стало наблюдаться существенное замедление, более того, – поворот вспять демократизации, снижение конкурентности и прозрачности в политике.

Для системы госуправления 1990-е годы были тяжелым испытанием еще и потому, что государство как работодатель, да и весь бюджетный сектор теряли конкурентоспособность на рынке труда. Если в советское время талантливые люди стремились попасть в эту систему, которая обеспечивала им пик профессиональной карьеры, то в 1990-е годы они активно покидали ее, особенно средние должности, где как раз готовится и принимается огромное количество решений. Выпадение целых блоков, важнейших для развития госуправления, в сочетании с огромными кадровыми потерями привело к тому, что на рубеже тысячелетия мы получили крайне неэффективный и чудовищно коррумпированный госаппарат. Постепенно пришло понимание того, что с таким аппаратом развивать страну, проводить рыночные преобразования и добиться успехов в экономике практически невозможно.

Примерно так выглядит картина того времени. Но утверждать, что многое было упущено, – значит, на мой взгляд, сильно переоценивать возможности власти той поры. Повторяю: у нее были другие приоритеты – от финансовой стабилизации до наведения порядка в политической системе, которая находилась в состоянии хаоса. В таких условиях заниматься еще и чрезвычайно сложными реформами в системе госуправления было действительно рискованно.

– Перейдем в текущее десятилетие. В июне 2003 года Вы, как заместитель министра экономического развития и торговли, огласили основные принципы, или «презумпции», административной реформы. Напомним их для читателей. Предполагалось, что государство откажется от выполнения тех функций, которые приносят меньше, чем тратится на их выполнение. Государственное регулирование будет устранено везде, где только можно. Будет проведена приватизация везде, где только можно. И вообще, государство уйдет с рынка конкурентных услуг. Речь также шла о нецелесообразности расходов на многие государственные программы, о добросовестности госконтроля, об информационной открытости, о разработке административных регламентов и стандартов доступности и качества услуг, оказываемых государством. Кроме того, предлагалось перейти с порядка финансирования ведомств по числу работников на финансирование расходов на выполнение конкретных функций. Что удалось сделать? Куда двигались – вперед или вспять?

– Административная реформа и в целом модернизация системы государственного управления в начале этого тысячелетия упирались в то, что требовалось не просто провести комплексные институциональные преобразования внутри системы, но и многое изменить вне ее, чтобы она эффективно работала. Например, реформировать правоохранительные органы, судебную систему, повысить качество работы демократических институтов, хотя бы потому, что без этого невозможно остановить массовую коррупцию.

Известно, что реформировать систему госуправления изнутри нереально, потому что у разных групп чиновников есть свои особые интересы, не совпадающие с целями повышения эффективности государственной администрации. Кроме того, в системе госуправления, которую мы получили, потенциал для институциональных преобразований был весьма ограничен. Не хватало и до сих пор не хватает кадров и возможностей для реализации сложных, многоуровневых программ, требующих высокой управленческой квалификации.

Поведение властей при реформировании госуправления в последнее десятилетие напоминало действия спелеолога, который ходит по пещере с фонариком и начинает разбираться с тем, что попало в круг света. Каждые год-полтора менялись приоритеты, фокус внимания и усилий властей смещался с одного вопроса на другой. И нигде проблемы не были полностью решены, прогресс был ограниченным. Этим во многом вызван негативный эффект реформ в системе госуправления.

В 2001 году под председательством Дмитрия Медведева была создана Комиссия по вопросам реформирования государственной службы, которая немало времени потратила на обсуждение проблем и приоритетов в этой сфере. Там столкнулись две точки зрения: одна – государственническая, которую в основном продвигали представители силовых ведомств, другая – в стиле нового государственного управления, которую отстаивали Минэкономразвития и значительная часть экспертного сообщества. Медведев инстинктивно стремился добиться баланса, не готов был занять чью-либо сторону. В результате был принят компромиссный вариант. Но и он реализовывался непоследовательно, всё более скатываясь к традиционным советским подходам в госуправлении.

– В чем была разница в подходах?

– Прежде всего – в кадровой политике. Государственники исходили из устаревшей по современным международным меркам идеи превращения госслужбы в замкнутую касту, изолированную от остального рынка труда, куда люди входят в молодости и в которой, не выходя, работают до старости. Где существует негибкая система оплаты труда с окладами, не ориентированными на результаты и не связанными с уровнем зарплат на рынке труда, а также с надбавками за выслугу лет. Чем дольше человек работает в системе, тем больше может получить. Оклады жестко привязаны и к должностям, и к «табели о рангах» (к системе классных чинов). Почти армейская система классных чинов для гражданских госслужащих была разработана для того, чтобы обеспечить сопоставимость системы госслужбы в гражданском секторе с военной и правоохранительной системами и облегчить ротацию кадров внутри аппарата госуправления. Потенциально это могло привести к изоляции гражданской службы от внешнего рынка труда.

Альтернативный подход состоял в том, чтобы повысить конкурентоспособность госслужбы на рынке труда, иметь возможность привлекать квалифицированных специалистов не только на верхние, но и на средние и даже низовые уровни администрации (последнее в действующей системе практически недостижимо). Для этого предлагались гибкая система оплаты труда, стимулирование за результаты, использование индивидуальных контрактов, которые ограничены определенным сроком и ориентируются на уровень вознаграждения аналогичных специалистов в других сферах деятельности. Вместо пожизненной карьеры – мобильность перехода госслужащих в негосударственный сектор и обратно. Предстояло убрать ограничения, при которых невозможно занять высокую руководящую должность, не имея определенного стажа работы в системе госслужбы. Естественно, предполагалось использование современных методов управления персоналом – развитие лидерства, планирование карьеры и обучения, ротация, которые характерны для кадровых служб системы управления персоналом в развитых странах (не только в госорганах, но и в бизнесе).

Концепция реформы госуправления и новая редакция Закона «О государственной гражданской службе» были основаны на компромиссах. Однако в процессе реализации была введена негибкая система окладов, отрегулированы механизмы найма и увольнения, ограничивающие приток свежих сил, то есть фактически сделан крен в сторону традиционной государственнической компоненты в ущерб модернизационной.

С большим трудом вводились элементы этического регулирования и контроль за конфликтом интересов, крайне важные для сдерживания коррупции. Хотя нормативная база в этой сфере была разработана еще в начале текущего десятилетия и прошло пять лет после принятия Закона «О государственной гражданской службе», эти механизмы все еще не нашли практического применения.

Со временем на первый план стали выдвигаться проблемы, которые касались государственных органов, их взаимоотношений друг с другом и с внешними субъектами, функций и структуры органов исполнительной власти. В результате появилось новое направление, названное административной реформой в противовес реформе системы государственной службы, которая фокусировалась на кадрах и управлении персоналом.

– Административная реформа охватывала многочисленные проблемы, связанные с организацией процессов принятия решений, мотивацией и подотчетностью, транспарентностью, эффективностью структур управления, порядком оказания государственных услуг, оптимизацией функций, дебюрократизацией. С чего начали реформаторы?

– С изменения структуры и функций государственных органов на федеральном уровне. В России любая административная реформа начинается с наиболее понятного политикам элемента – перестановки квадратиков в структуре госуправления, что, как правило, контрпродуктивно. Не стал исключением и данный случай. Переставлялись квадратики, кого-то пересаживали из одного кресла в другое, казалось, шел живой процесс, с помощью которого можно на что-то повлиять…

Первые полтора года административной реформы были потрачены на то, чтобы убрать избыточные функции органов исполнительной власти, освободить бизнес от излишней нагрузки и сформировать трехуровневую структуру госуправления, выделив из министерств организации низового уровня (службы, агентства), подотчетные министерствам. Идея состояла в том, чтобы министерства сосредоточились на выработке политики и разработке правил поведения, подготовке нормативных актов, которыми должны руководствоваться нижестоящие службы и агентства, выполняющие функции контроля, надзора, распоряжения имуществом и оказания государственных услуг.

Я считал, что не стоит спешить с формированием трехуровневой структуры. Сначала следовало бы укрепить кадровый потенциал системы управления и отработать в пилотном режиме новые форматы административных процедур. А это было невозможно без реформы государственной службы и создания гибких механизмов привлечения и найма работников, без увеличения оплаты труда до конкурентного уровня, повышения подотчетности, развития навыков инжиниринговых процессов, изменения мотивации как органов, так и отдельных людей. Эти и многие другие существенные элементы реформы так и остались нереализованными.

Поэтому внедрение трехуровневой структуры только усилило хаос и дезорганизацию. Положительные эффекты оказались минимальными. Сама идея трехуровневой структуры была дискредитирована, поскольку ее применили к госаппарату, чья эффективность оставалась низкой при любой структуре. Это как у Крылова: как, господа, вы не садитесь, всё в музыканты не годитесь.

После того как данная стадия реформы зашла в тупик, из широкой повестки реформы теперь уже под влиянием предвыборного цикла был выхвачен еще один блок вопросов. Идея заключалась в том, чтобы продемонстрировать желание властей добиться улучшения результатов деятельности госорганов, показать, что их работа действительно меняется к лучшему, они поворачиваются лицом к гражданам. Тем самым ставилась задача повысить популярность реформы и привлекательность власти в глазах населения.

Главным приоритетом в 2005–2006 годах стала разработка стандартов оказания услуг государственными органами и регламентов государственных функций. Внедрение современных процедур оказания государственных услуг – чрезвычайно трудоемкая работа. Опять-таки она опирается на наличие или отсутствие управленческих кадров, их качество и способность внедрять современные деловые процедуры, эффективные системы управления.

В российских условиях эта работа, вырванная из остального контекста, вылилась в формальное написание многих тысяч регламентов государственных функций и стандартов оказания услуг, которые в основном закрепляют исторически сложившиеся административные практики. Она активно проводится в течение более трех лет, еще не завершена, но ни население, ни бизнес не почувствовали отдачи от нее. Так, нам обещали, что еще в начале 2007 года загранпаспорта в пилотных регионах будут выдаваться по упрощенной процедуре, в течение трех недель и заявления на их оформление можно будет подавать в электронной форме, – до сих пор эти обещания не реализованы. За ускоренное оформление загранпаспорта посредники в Москве даже в условиях кризиса запрашивают по 500 долларов с человека. Во многих сферах ситуация даже ухудшилась – например, в налоговых органах при декларировании доходов физических лиц. А сроки и мытарства при оформлении прав собственности на землю бьют все рекорды… Лишь отдельные пилотные проекты (регистрация организаций, создание многопрофильных центров предоставления государственных услуг) сделали более доступными некоторые услуги.

Поскольку узкие направления административной реформы не сопровождались улучшением в других сферах, общее состояние системы госуправления улучшалось крайне медленно, а порой и ухудшалось. В частности, наблюдалось дальнейшее падение квалификации госслужащих, потому что, несмотря на повышение зарплаты в госсекторе, он – по крайней мере, на федеральном уровне – по-прежнему существенно отставал от частного сектора, особенно для служащих средних и низовых звеньев. Кадры уходили, качество управления в ведущих ведомствах снижалось, что стало особенно заметно накануне экономического кризиса. На этом фоне разработка регламентов и стандартов услуг вылилась в формальную бюрократическую процедуру: существующий механизм принятия решения просто подробно описывался на бумаге, незначительно подправлялся, что, естественно, не приводило к кардинальному улучшению ситуации.

И все же административная реформа была задумана достаточно разумно, если не считать отдельных фрагментов, например, в системе госслужбы, где были допущены ошибки, за которые мы дорого заплатили в кадровом плане. Но возможности для реализации намеченных планов были крайне ограничены. Правда, в этом плане Россия – не исключение, с аналогичными трудностями в ходе административной реформы сталкиваются практически все страны. Мне не известны примеры успешного и последовательного проведения административной реформы в короткие сроки. Даже в наиболее развитых странах – от Швеции до Новой Зеландии – на административные реформы уходили десятилетия. Эти реформы идут неровно, с перерывами, со сбоями, вызывают много критики, а результаты оказываются зачастую противоречивыми. А российская власть не менее амбициозную реформу вынуждена проводить в условиях ослабленной системы исполнительной власти и острейшего дефицита компетентных управленческих кадров. Это не может не сказаться на результатах.

– Сегодня административную реформу многие воспринимают как синоним борьбы с коррупцией…

– Да, без обуздания коррупции всерьез говорить о повышении эффективности исполнительной власти невозможно. И дело не в том даже, что кто-то наживается на этом, нарушаются чьи-то законные интересы или этические нормы. Недееспособным в широком смысле становится само государство, в котором коррупционные мотивы доминируют над всеми остальными.

В Китае времен гражданской войны 1920-х годов можно было купить даже услуги крейсера, который, стоя на рейде, за деньги обслуживал любую из противоборствующих сторон: утром стрелял по одному берегу, вечером – по другому.

В России коррупция зачастую доходит до абсурда, до крайности, не позволяя обеспечить минимально приемлемое исполнение государственных функций. Сформировалась среда, где коррупция считается естественной нормой поведения. Более того, те, кто не подвержен ей, вытесняются из определенных сфер деятельности. Поэтому порочный круг неэффективного и коррумпированного госуправления можно разомкнуть, лишь добившись ограничения коррупции. Эта задача должна стать неотъемлемой частью любой реформы системы госуправления, иначе остальные усилия по изменению мотивации не принесут ожидаемых результатов.

К счастью, есть средство, способное радикально улучшить ситуацию. Один из американских президентов сказал, что коррупция, как микробы, не выносит солнечного света. Действительно, многочисленные исследования показывают четкую обратную зависимость между уровнем открытости в обществе и уровнем коррупции. Это один из немногих случаев, где просто значительное повышение свободы СМИ, возможность получать информацию о деятельности государственных органах и свободно ее распространять ведет к ограничению коррупции и повышению качества работы госаппарата.

В 2002 году в Минэкономразвития начали разрабатывать Закон «О доступе к информации о деятельности органов государственной власти», который готовился при участии шведских экспертов и во многом строился по образцу шведского законодательства. Это законодательство по тем временам считалось одним из наиболее последовательных в мире с точки зрения доступности информации о деятельности государственных органов. Законопроект фактически был готов в 2003 году, а принят лишь в начале 2009 года. Почему именно в это время? Острейший заказ на ограничение коррупции, по-моему, был спровоцирован нынешним кризисом: власть поняла, что оказалась на «горящей сковороде», – бороться с коррупцией ей придется уже потому, что иначе доверие населения в условиях кризиса сохранять будет крайне трудно.

– Между законодательством и правоприменительной практикой огромная пропасть…

– Разумеется. Мы опять упираемся в то, что этот закон может работать только в условиях высокой степени свободы средств массовой информации, в том числе электронных и телевидения. Сегодня в России эта свобода ограничена. Вряд ли удастся изменить ситуацию без развития конкурентной политической системы.

– Если закон все-таки приняли в 2009 году, значит ли это, что дальше будет шаг в сторону свободы?

– Абсолютно ничего не значит! Эти вещи взаимосвязаны только с точки зрения необходимости каждой из них для получения конечного результата. Но, если мы начнем делать что-то одно, отнюдь не факт, что всё остальное самой собой будет развиваться в нужном направлении.

– Госслужащие, беря откаты, поступают экономически рационально – обеспечивают себе старость. Альтернативой этому в мировой практике стали государственные гарантии, высокий уровень оплаты, а главное – социальные пособия (бесплатное медицинское обслуживание для них и их семей, возможность детям получать образование по льготным программам и т. п.). Идея экономически вытеснить откаты государственными гарантиями, судя по Вашим словам, относится, скорее, к сфере государственнического подхода. Пробовали ли ее реализовать хотя бы частично? Реальна ли она в российских условиях?

– Чтобы работа на госслужбе за зарплату и социальные блага в виде медицинского обслуживания, социальных услуг, достойной пенсии действительно компенсировала отказ от взяток, незаконного обогащения, вознаграждение нужно повысить существенно. А это требует значительного сокращения численности персонала в госсекторе. Сейчас она явно превышает наши возможности финансирования по конкурентоспособным ставкам. Только сотрудников правоохранительных органов в расчете на тысячу жителей в России в три раза больше, чем в США и других развитых странах. Избыточность штатов неизбежно порождает их недофинансирование.

Кроме того, борьба с коррупцией – проблема многоплановая и комплексная. Адекватный уровень оплаты труда и социальные гарантии – необходимое, но недостаточное условие для снижения коррупции. Поскольку многие другие направления борьбы с ней в течение последнего десятилетия практически игнорировались, мотивация госслужащих не могла серьезно измениться только в результате введения жесткой системы окладов и небольшого увеличения пенсий. Ведь никаких существенных изменений в системе пенсионного обеспечения и медицинского страхования сделано не было.

На российском рынке труда существуют серьезные перекосы в уровнях оплаты. Есть специальности (высококвалифицированные финансисты, менеджеры, юристы, специалисты в области информационных и телекоммуникационных технологий), уровни вознаграждения которых невозможно «втиснуть» в жесткую, негибкую сетку окладов в системе госуправления. Поэтому, если мы хотим, чтобы они пришли туда, необходимо дифференцировать оплату с учетом реальной квалификации и спроса на работников данной квалификации на рынке, сделать оплату более гибкой, привязанной к результатам. Это, в частности, предполагает расширение самостоятельности руководителей органов власти при заключении трудовых контрактов и определении вознаграждения в пределах установленного фонда оплаты труда и с учетом результатов работы.

Пока же, несмотря на реформирование, государственный сектор продолжает терять наиболее квалифицированные кадры, что особенно болезненно – в среднем и низовом звеньях управления, где уровень окладов настолько непривлекательный, что там остаются в основном люди с низкой подготовкой и маловостребованные в других сегментах рынка труда.

– И все-таки может ли сегодня успешный менеджер, не имеющий стажа госслужбы и звания государственного советника высокого ранга, быть назначенным, скажем, на должность заместителя министра?

– Такие случаи мне неизвестны. Формально кандидат на должность замминистра должен иметь опыт работы в органах государственной власти, хотя на практике председатель правительства вполне может утвердить в этой должности кандидата без такого стажа.

– Поговорим об опыте других стран в декларировании богатства и источников его происхождения. Так, в Швеции сумма в 500 евро, происхождение которой гражданин не может доказать, оборачивается повесткой в суд. Шведский чиновник стоит перед выбором: принять взятку, которую он не может легализовать, или оставаться в рамках закона. В России предпринимаются робкие попытки обязать чиновников отчитываться о своих доходах и имуществе. Однако декларированию подлежит имущество только госслужащего и его супруги, а взрослые дети от декларирования освобождены. Между тем система откатов базируется на широком использовании родственных и дружеских связей, на участии в офшорных компаниях и т. п. Поэтому в России эффекта от деклараций пока не видно.

– Вы говорите о «незаконном обогащении», преследование за которое рекомендовано Конвенцией ООН о борьбе с коррупцией. Россия ее подписала и ратифицировала. Исходя из нее, к должностным лицам государственных органов могут применяться различные механизмы ответственности, которые освобождают правоохранительные органы от необходимости доказывать факт получения взятки и другие случаи незаконного обогащения. Достаточно предъявить судебным органам свидетельство об имуществе чиновника, происхождение которого он не может объяснить своими легальными доходами и доходами членов его семьи. В этом случае принцип презумпции незаконного обогащения, как минимум, позволяет отстранить и дисквалифицировать госслужащего, как максимум – подвергнуть уголовному преследованию и конфисковать незаконно приобретенное имущество.

– Что реально изменилось в России с подписанием Конвенции?

– Мы внесли немало изменений в уголовное законодательство. Кроме того, ужесточены процедуры представления чиновниками и членами их семей деклараций о доходах и принадлежащем им имуществе (дома, квартиры, автомашины, финансовые активы). Эти же требования обязаны выполнять и все вновь поступающие на госслужбу. Новые правила усиливают внимание к проверке достоверности деклараций. В прошлом декларации практически никогда не проверялись. Факт получения взятки доказывать трудно, значительная доля коррупции не связана с ее получением, расплачиваются иным способом – через сложную систему взаимных обязательств сторон. Зато факт необоснованного обогащения доказать проще, тут сам чиновник вынужден оправдываться. Это намного упрощает борьбу с коррупцией.

Предотвращать коррупцию, контролируя ее косвенные признаки, помогает регулирование конфликта интересов чиновников. Я считаю, что в стране, где коррупция стала нормой поведения, такой подход надо существенно расширить. Надо бороться с коррупцией, опираясь на ее признаки, которые легче всего выявляются. Например, через антикоррупционную экспертизу препятствовать принятию правовых актов, которые заведомо создают благоприятные условия для коррупционных действий. Чем, кроме коррупционных намерений, можно объяснить тот факт, что в Москве для получения разрешения на строительство нужно получить более 400 согласований? И количество их за последние несколько лет выросло примерно вдвое.

На мой взгляд, создание благоприятных условий для коррупции в ряде случаев следует рассматривать, по меньшей мере, как должностной проступок, который может наказываться, скажем, увольнением и дисквалификацией госслужащего. Когда преднамеренные решения создают благоприятную среду для коррупции и случаи эти становятся массовыми, эффективнее обеспечить профилактику, чем преследовать состоявшиеся факты коррупции.

Но, повторяю, нет ни одного решения, которое само по себе способно радикально улучшить ситуацию. Необходимо двигаться сразу в нескольких направлениях. Одно из ключевых – транспарентность. Ее следует дополнить контролем за коррупцией по косвенным признакам, которые гораздо легче выявляются с точки зрения и профилактики, и контроля за состоявшимися случаями коррупции.

Еще одно направление – использование специальных процедур в наиболее подверженных коррупции сферах. Например, во многих странах работа таможенников разбита на этапы, организован перекрестный контроль и создана система процедурных ограничений – типа ограничения жесткой регламентации действий сотрудников, возможности быстрого обжалования нарушений, ограничения случаев непосредственного контакта сотрудников таможни и участников внешнеэкономической деятельности. Полезна также периодическая ротация сотрудников подразделений с наибольшим риском коррупции. Такая ротация препятствует налаживанию устойчивых коррупционных связей.

Хорошо зарекомендовал себя принцип «стеклянной стены», когда чиновник вынужден работать под телекамерой и все его переговоры записываются. Скажем, штраф считается незаконным, если инспектор выписал его и вел переговоры с нарушителем вне машины, где установлена телекамера. Возможны и другие процедуры, затрудняющие получение взяток.

Но опять-таки они должны действовать вкупе с мерами по ограничению необоснованного вмешательства государства в деловую активность, в частности, в оценку последствий регулирующего воздействия. Это позволяет существенно снизить бремя такого воздействия и устранить причины коррупционных отношений.

Разумеется, все эти меры лучше работают в демократической среде, в условиях свободы средств массовой информации, привлечения бизнеса и общественности, тесного взаимодействия между государственными органами и экспертным сообществом. Нет ничего уникального в российской истории по сравнению с другими странами, в том числе с Китаем. Поэтому я не согласен с теми, кто считает борьбу с коррупцией в России безнадежной.

– Известно, что бюрократия сама себя реформировать не может. Нужны внешнее воздействие и заинтересованность в совершенствовании работы органов исполнительной власти и шире – системы государственного управления. До сих пор реформирование проводилось по инициативе «сверху». Результаты малоутешительны. Что Вы скажете о методах совершенствования госуправления под давлением «снизу» – через демократические процедуры?

– Анализ международного опыта борьбы с коррупцией свидетельствует о наличии ярко выраженной связи между уровнем свободы средств массовой информации и уровнем коррупции. Свыше 50% вариации в индексе коррупции Transparency International объясняется различиями в величине индекса политических свобод, а в составе этого индекса – почти полностью значением индекса свободы СМИ.

По другим направлениям давление общественного мнения может оказывать как позитивное, так и негативное воздействие. Общество, как мы неоднократно убеждались, имеет не всегда адекватное представление о том, что делать с коррупционерами. Спросите об этом человека с улицы – он ответит: во-первых, расстрелять всех взяточников, во-вторых, понизить чиновникам зарплату до уровня минимальной пенсии. Очевидно, что реализация подобных общественных запросов не повысит эффективность системы госуправления. В рамках демократического процесса мы наблюдали случаи, когда интересные и многообещающие изменения в ней блокировались искаженными представлениями людей о том, что действительно способно принести хорошие результаты. А популистские идеи встречались населением на ура. Яркий пример – судьба инициативы Бориса Немцова пересадить всех чиновников на отечественные «Волги». Уже через полгода всем стало ясно, что от этой меры работа госаппарата ни на йоту не улучшилась.

Достаточно сложные реформы успешно провели страны с развитыми конкурентными демократическими и политическими системами – Новая Зеландия, Швеция, отчасти США, Великобритания, Австралия и Канада. Благодаря им удалось повысить мотивацию и профессионализм, привнести в систему госуправления современные методы управления, заимствованные из бизнеса, добиться роста эффективности и результативности работы, улучшить качество и повысить доступность услуг для населения.

Однако не менее успешно такие методы внедрялись и в неконкурентных политических системах. Авторитарный Сингапур, где существует политическая цензура и который до сих пор не имеет рейтинга полной демократии, создал одну из самых эффективных в мире систем госуправления. Долгое время по этому показателю он занимал второе место после Финляндии – страны с развитой демократией.

На постсоветском пространстве определенных достижений в реформировании административной системы достиг Казахстан, который трудно отнести к числу демократических государств. Конкуренцию ему составляла Грузия в первые годы президентства Михаила Саакашвили. Там действительно добились успехов в дебюрократизации, удалось резко ограничить коррупцию, улучшить работу полиции, повысить эффективность государственных услуг. Но в Грузии политическая система в тот период двигалась в сторону демократизации, а в Казахстане никакой демократизации не было.

– А страны Восточной Европы?

– В бывших странах советского блока, которые вошли в программу присоединения к Евросоюзу, отчетливо проявилось давление извне. Хотя формально условия присоединения не предусматривали серьезных реформ в системе госуправления, Евросоюз разработал для этих стран специальные программы, оказал им консультационную и техническую помощь. В некоторых министерствах были созданы специальные подразделения по подготовке к вступлению в ЕС, реализованы масштабные программы переподготовки госслужащих и т. п. Резко возрос потенциал подразделений, непосредственно работавших с Евросоюзом, туда попали квалифицированные кадры, которые продолжали развивать свои компетенции. Многие из них потом перешли на работу в Еврокомиссию, потому что оказались востребованными, у них был большой потенциал.

Характерно, что под прессингом задачи присоединения административные органы этих стран предпринимали энергичные усилия по совершенствованию системы госуправления – и именно в тех сферах, где Евросоюз требовал улучшений: в экологическом и техническом регулировании, аграрной политике, таможенном регулировании. Там и были видны хорошие результаты, но за пределами этих сфер почти ничего не происходило. Более того, после присоединения, как только давление спало, стал ослабевать и интерес к административной реформе.

В итоге не могу назвать ни одну страну из новых членов Евросоюза, которая действительно создала бы современную, конкурентоспособную систему госуправления, полностью отвечающую требованиям Организации экономического сотрудничества и развития. Лучше других положение в Эстонии, Латвии и Литве, но и их достижения фрагментарны, им многое не удалось. В частности, не слишком успешны были попытки создать современную систему управления кадрами.

– Поговорим о давлении «снизу». Имеются в виду квазисудебные ведомственные органы внесудебного обжалования, подобные тем, что действуют в США, а также судебные иски в защиту неопределенного круга лиц, которые позволяют гражданину отстаивать общественные интересы, требуя отмены нерациональных, коррупциогенных или противоречащих Конституции и законам правил, стандартов, решений органов исполнительной власти, местных представительных органов. Это такое сильное оружие, как право граждан на частное обвинение чиновников, злоупотребивших властью, – уголовное преследование госслужащих, минуя прокуратуру. Реально ли в России использовать такие демократические способы административной реформы? Или зависимость наших судов от исполнительной власти и устоявшийся правовой нигилизм населения заведомо обрекают их на неудачу?

– Механизмы внесудебного обжалования, безусловно, полезны и при наличии политической воли могут быть широко внедрены уже в ближайшее время. В России найдется достаточно настойчивых граждан, которые станут с их помощью отстаивать и свои, и общественные интересы. Об этом свидетельствует практика работы Конституционного суда.

С самого начала разработки административной реформы мы закладывали в нее механизмы внесудебного обжалования гражданами и организациями решений, действий и бездействия должностных лиц. Кое-что даже делается. Например, Центр стратегических исследований готовит предложения по созданию электронной системы сопровождения досудебного обжалования государственных услуг.

Однако, повторяю, подобные механизмы будут эффективны лишь как часть комплексных усилий по реформированию всей системы госуправления. В ней необходимо развить внутреннюю систему сдержек и противовесов. Надо обеспечить независимость органов внесудебного обжалования от самих ведомств, чьи действия или бездействие становятся предметом обжалования, наделить их достаточными полномочиями не только блокировать принятие незаконных решений, но и совершенствовать сами процедуры управления. Преимущество этих органов – в упрощенной процедуре и быстроте принятия решений. При этом издержки граждан, связанные с обращением в них, должны быть ниже судебных издержек. Обращение в орган внесудебного обжалования не должно лишать гражданина права обращаться в судебные инстанции, если он не удовлетворен результатом внесудебного рассмотрения. Но государственный орган нужно лишить возможности обжалования в суде этих решений.

Вопрос использования судебных исков в пользу неопределенного круга лиц нуждается в тщательной правовой проработке. Мы этим не занимались.

– Вы говорите, что реформа будет успешной, если удастся создать прозрачную, дееспособную и доступную систему управления. Но как этого добиться?

– Для этого особенно важно сделать систему госуправления подотчетной обществу – через публичные механизмы контроля. Известны разные механизмы контроля: реальная многопартийность, независимый суд, прозрачность деятельности, постоянное внимание средств массовой информации, формирование различных надзорных комитетов, органов внесудебного обжалования с включением на паритетной основе представителей государства и представителей структур гражданского общества.

Подотчетность обществу необходима, потому что мы знаем о смычке различных правоохранительных органов (круговая порука, уход от ответственности, замалчивание нарушений). Если органы внесудебного обжалования будут действовать в существующей административно-замкнутой среде, базирующейся на круговой поруке, при отсутствии этических критериев, внешнего контроля, транспарентности, то ясно, во что они выродятся. А в нынешней сложной, чрезвычайно деформированной и неэффективной административной системе ни одна подобная мера сама по себе ситуацию не улучшит. Не является панацеей и политическая конкуренция. В условиях конкурентной политической системы известно много исторических примеров катастрофических реформ системы госуправления, проводимых под популистскими лозунгами.

Мы должны добиваться радикального улучшения работы всей системы государственной власти. Так как осуществлять работу надо параллельно по многим направлениям, а возможности для этого весьма ограничены, процесс будет долгим. На это уйдут не годы, а десятилетия напряженной работы. При этом важно понимать взаимосвязь решений, способных привести к улучшению в будущем, иметь четкий, понятный людям план и политическую волю его исполнить.

Беседу провели Петр Филиппов и Татьяна Бойко Март 2010 года

Источник: © 2010 www.ru-90.ru

История геодезии и картографии - реформы Петра I

Землемеров и межевщиков велено называть отныне геодезистами. А русское словосочетание «чертеж земли» заменить на «ландкарту». Так повелел Петр I, замыслив изменить уклад России, её социальную и экономическую жизнь, дать импульс развитию наук и сделать страну морской державой.

Великие планы царя-реформатора требовали точности и наглядности от новых карт. А значит, нужны были знания и опыт европейцев. В первую очередь Петра I интересовали геодезические, математические, астрономические науки. Без них не могли обходиться артиллерия, навигация, практика военных действий, строительство городов, каналов, дорог, наконец, просто профессиональное образование.

С нехваткой научных знаний и практических навыков Петр I столкнулся еще в 1696 году, когда вместе с адмиралом Корнелием Крюйсом собственноручно проводил промерные работы реки Дона во время Азовского похода. Целью съемки было составление карт для выхода к Азовскому и Черному морям через Керченский пролив и бывшее Тмутараканское княжество. В результате был составлен «Атлас реки Дона, Азовского и Черного морей», вышедший в Амстердаме в 1703-1704 гг. и знаменовавший переход от древнерусского чертежа к географической карте. На одной из карт изображен Волго-Донской канал между реками Иловля (приток Дона) и Камышинки (приток Волги) протяженностью 2,5 версты, выполненный самим царем.

В 1697 году под именем Петра Михайлова русский царь отправился в Голландию во главе «Великого посольства». Верным сподвижником в этом путешествии и на всю последующую жизнь стал для него выходец из Шотландии, российский подданный, командующий артиллерией русской армии и дипломат, впоследствии граф - Яков Брюс. Он уже имел опыт в составлении «Карты земель от Москвы до берегов Малой Азии», на которой была показана вся гидрографическая сеть местности.

Полтора года путешествовало посольство по Европе, изучая ведение государственных дел, кораблестроение и разные науки. Обучившись за границей навигации и геодезии, освоив гравирование карт, Петр I возвратился на Родину, привезя с собой диковинные геодезические приборы, например, Астрономический квадрант, и землемерные инструменты, а также множество иностранных специалистов. Под их руководством в Москве открылись «Гравировальня» для подготовки граверов и картоиздателей и «Школа цифири и землемерия» - первая такого рода профессиональная школа.

В 1701 году по прямому указанию Петра I была открыта Московская математико-навигационная школа, сыгравшая значительную роль в подготовке отечественных геодезических кадров. Это было первое в стране артиллерийское, инженерное и морское училище, историческая предтеча и предшественник всей современной системы инженерно-технического образования России. Во главе школы встал Яков Брюс. По его инициативе в Сухаревой башне была организована первая в России астрономическая обсерватория.

До появления в стране своего профессионального образования молодых отроков из семей бояр и дворян отправляли учиться за рубеж. Позже туда на три года ехали уже выпускники российских учебных заведений для продолжения образования. Будущих навигаторов экзаменовал лично царь и сам определял их в должность.

Ученики-геодезисты Московской математико-навигационной школы в 1705 году под руководством Г. Фарварсона и С. Гвина провели геодезические изыскания по прямой линии «першпективной дороги» между Москвой и Санкт-Петербургом. Дорога, названная «геодезической», впоследствии стала эталоном маштабирования Генеральной и других карт Российской империи. В этом же году открылась первая гражданская типография для издания карт под руководством Василия Куприянова.

С 1706 года на первый план вышло изучение Балтийского моря. В Кронштадте начались постоянные наблюдения за его уровнем.  А в 1710 году развернулась крупная компания по съемке прибалтийских побережий. Отечественные геодезисты добавили к переведенному голландскому атласу три оригинальные русские карты.

Федор Молчанов навсегда вписал свое имя в историю геодезии России, первым произведя в 1715 году инструментальные съемки. За два года до этого в Санкт-Петербурге под руководством все того же Я. Брюса была организована первая оптико-механическая мастерская по изготовлению геодезических приборов. Петербургская Морская академия в классах «Плоской навигации» начала готовить столь необходимых для страны российских навигаторов и геодезистов.

С 1717 года стали снимать территорию Кавказа.

Каспийское море дождалось своих исследователей в 1714 году. Его съемки продолжались до 1722 года. Был найдет ответ на вопрос: впадает ли в него река Амударья? Карту, полученную в результате этих съемок, Петр I в 1721 году представил Парижской Академии наук.

В картографо-геодезической науке страны произошли глобальные перемены. Измерение российских земель, ведение земельного кадастра, составление подробных карт окончательно стало делом государственной важности.

Не случайно все происходящие процессы в области геодезии и картографии находились под строгим контролем учрежденного царем в 1711 году Сената. 28 февраля 1720 года Петр I утвердил Генеральный регламент, или устав Сената.  В его 48 статье «О ландкартах и чертежах государевых» подчеркивалась государственная важность ландкарт и историческая преемственность чертежей России.

С 1720 года после указа Сената о сплошной государственной съемке России, начались планомерные работы на всей территории страны. Для проведения съемочных работ было выделено 30 геодезистов. Выполнение съемок осуществлялось по инструкции 1721 года - «Пункты, каким образом сочинять ландкарты», составленной самим царем, Я. Брюсом и Г. Фарварсоном.

В инструкции предписывалось:

- съемки вести по уездам

- в каждом уездном городе квадрантом определять астрономическую широту по наблюдениям Солнца

- разности долгот вычислять так, «как учили в Академии» (долготы брали с карт  или из каталогов)

- съемочные ходы прокладывать по границам уездов и вдоль дорог

- линии измерять мерной цепью, на углах их поворота определять румбы относительно магнитного меридиана (поворотные углы не измеряли)

- объекты местности между ходами наносить глазомерно или по опросам жителей.

В качестве измерительных приборов использовались квадрант, угломер, астролябия «или феодолит» с компасом, мерная железная цепь длинной 30 саженей. На камеральных работах применялись готовальня, транспортиры, «шкала», «циркуль хартинной большой», александрийская бумага, китайская тушь и другие канцелярские товары, в основном зарубежного производства. Нивелирование выполнялось только при изысканиях и строительстве с использованием ватерпаса и водяного нивелира.

В результате уже в 1721 году стали появляться карты отдельных губерний и уездов. Съемки охватили значительную часть территории страны, причем велись они по уездам до 1744 года и опирались на определения широт (квадрантом, секстантом), в каждом уездном городе с точностью до 1-10 минут (по долготе ошибки достигали 6-7 градусов).

Кроме съемки губерний геодезисты направлялись на опись лесов, межевание земель, строительство крепостей, сопровождали посольства в другие страны и выполняли съемку во время пути. Начиная с 1725 года русские геодезисты принимали активное участие также и в экспедициях Витуса Беринга.

Навигаторы и геодезисты Адмиралтейств-коллегии занимались съемкой морей, крупных озер и рек. Работы выполнялись с берега и движущегося корабля. Курс корабля намечался по прямой с учетом изломов береговой линии. Значения длин линий определяли по скорости движения судна. Время отсчитывали по песочным часам, а расстояние – по числу узлов на движущемся тонком лине (веревке). На углах поворота линий по компасу определяли румбы. Глубину измеряли «диплотом». Опорными пунктами служили береговые астрономические широтные пункты. Значения широт определяли по Солнцу. Долготы вычисляли так же, как при съемке суши.

12 октября 1725 года состоялось первое заседание Академии наук России, которое было посвящено обсуждению астрономо-геодезического вопроса «О сжатии Земли на основе теории Ньютона».

К сожалению, Петр I уже не увидел, как первые российские академики воплотили в жизнь еще одно его мечтание – основание «собрания ученых и искусных людей, которые … сии науки совершить тщаться». Созданная по типу первой в мире Академии Платона, Академия наук России имела научные направления, поделенные на три класса: математическое, физическое и гуманитарное. Астрономия и геодезия относились к первому классу. Уникальным для подобного учреждения было то, что при Академии был организован университет для подготовки будущих русских ученых.

Петр I ушел, оставив после себя мощную державу, с которой считались в Европе. Страна обладала большим флотом, сильной армией и стремящимся к просвещению народом. Теперь «Мы стали гражданами мира, но перестали быть в некоторых случаях гражданами России – виною Петр», - сказал Н.М. Карамзин.


Революция в недвижимости: что принесёт реформа вещного права

Реформу гражданского законодательства задумал провести экс-президент Дмитрий Медведев. В 2008 году он подписал Указ № 1108 «О совершенствовании Гражданского кодекса Российской Федерации». Закон, принятый в 1994 году, неоднократно дополнялся, но реформа предусматривала значительные концептуальные изменения. Они должны были модернизировать законодательство, чтобы оно соответствовало новым рыночным отношениям, с использованием новых и лучших образцов европейского законодательства. В 2009 году Совет при президенте совместно с Исследовательским центром частного права при президенте одобрили концепцию реформы. Первоначальную версию законопроекта представили в 2010 году, в Госдуму он попал в 2012-м. И тогда она решила разбить масштабный документ на части и принять в несколько заходов. 

Но если изменения в интеллектуальное право и обязательственное прошли в 2013–2015 годах, то реформа вещного права до сих пор «буксует». На днях Исследовательский центр частного права опубликовал новый вариант концепции, то есть пока «черновую» версию законопроекта с основными положениями.  Теперь, когда документ закончен, его могут доработать или внести в Госдуму как есть. Или снова отложить «в долгий ящик».

Одна из причин промедления в том, что законопроект будет иметь колоссальное влияние на имущественный оборот, если его примут, отмечает управляющий партнёр Федеральный рейтинг. группа Земельное право/Коммерческая недвижимость/Строительство группа Разрешение споров в судах общей юрисдикции группа Арбитражное судопроизводство (средние и малые споры - mid market) группа Управление частным капиталом 23место По выручке на юриста (менее 30 юристов) 47место По выручке Профайл компании × Денис Литвинов. «Слишком много людей боятся нового, им проще терпеть неудобства, – жаловался в 2015 году первый заместитель председателя совета ИЦЧП  Андрей Егоров. – Тем более эти неудобства не сказываются на всех без исключения». По мнению Литвинова, если всё заработает так, как задумал законодатель, эффект в сфере земельно-имущественных отношений можно будет сравнить с появлением интернета. «Важно только научить всех правильно пользоваться этим «интернетом», – считает эксперт.

Основные изменения проекта касаются недвижимости и вещных прав.

Недвижимость

Было

В концепции

Земельные участки, здания, сооружения и прочие объекты – это недвижимость. К недвижимости относится всё, что прочно связано с землёй и что нельзя переместить без несоразмерного ущерба.

Недвижимая вещь – это участок. А расположенные на нём здания, сооружения и другие объекты, прочно связанные с участком, – это его составные части.


Здания и сооружения могут быть отдельными недвижимыми объектами, если у земли под ними другой собственник, а также при условии регистрации права собственности на них.

Если собственник здания приобрёл землю под ним или наоборот, то здание перестаёт считаться отдельным объектом и становится частью участка.

Жилые и нежилые помещения, а также машино-места относятся к недвижимости (при условии постановки на кадастровый учёт).

Жилые и нежилые помещения и машино-места иногда могут признаваться отдельными недвижимыми объектами.

Помещения, которые не имеют самостоятельного назначения, входят в состав общего имущества здания.

Единый недвижимый комплекс – совокупность объединённых единым назначением зданий, сооружений и иных вещей, неразрывно связанных физически или технологически либо расположенных на одном участке (ст. 133.1 ГК).

Необходимо, чтобы они были зарегистрированы в ЕГРН как одна вещь.

Единый недвижимый комплекс – это совокупность зданий, сооружений, объектов незавершённого строительства с одним назначением, которые на одном или нескольких смежных участках, не принадлежащих их собственнику на праве собственности.

Такую совокупность могут признать единым комплексом независимо от расположения земельных участков и прав на эти участки.

Необходимо, чтобы эти объекты были зарегистрированы в ЕГРН как одна вещь.

Объединить несколько вещей в единый комплекс, разделить их, изменить состав комплекса можно с помощью изменений в ЕГРН.

Как предусматривает концепция, постепенно в числе недвижимости должна остаться только земля. Здания в перспективе будут превращаться в составную часть участков, когда у них совпадут собственники. Например, как в Германии, комментирует партнёр Федеральный рейтинг. группа ВЭД/Таможенное право и валютное регулирование группа Международные судебные разбирательства группа Земельное право/Коммерческая недвижимость/Строительство Профайл компании × Антон Шаматонов. По его словам, это самое значимое изменение в концепции и «полное переосмысление сегодняшнего порядка». Оно потребует значительной корректировки других нормативно-правовых актов. В частности, в сфере регистрации недвижимости, предсказывает Шаматонов.

Законодательство

Роман Бевзенко, который принимал участие в разработке концепции, перечисляет достоинства модели единого объекта: она устраняет неопределённость ст. 130 ГК (о том, какие вещи являются движимыми, а какие нет), подталкивает пользоваться землёй только на основе оформленных прав, снимает проблему налоговой квалификации объектов, а также снижает административные издержки и нагрузку на регистрирующий орган. О неопределённости понятия недвижимости говорил руководитель рабочей группы по совершенствованию законодательства о вещных правах Василий Витрянский. «Суды признают движимыми вещами асфальтированные площадки, заборы, оросительные системы и прочее, – объяснял он. – А подъёмные краны, производственное оборудование – недвижимыми».  

Единый объект: плюсы и минусы

Ряд экспертов поддержали предложенную концепцию единого объекта. Проект упростит оборот земельных участков, а кроме того, он не предусматривает принудительного переоформления прав, отмечает доцент департамента правового регулирования экономической деятельности Финуниверситета Оксана Васильева. Реформа назрела давно, она исключит правовую неопределённость, которая возникала в результате разделения здания и земельного участка как отдельных объектов, считает Ольга Насонова из юрбюро «Мозго и партнёры». Литвинову из «Содружества земельных юристов» обрадовал компромисс: здания и прочие объекты, у которых иной собственник, чем у участка, всё ещё признаются самостоятельными недвижимыми вещами.  

В этом сюжете

Но не все могут согласиться с концепцией единого объекта. Её считает «слишком радикальной» советник юрфирмы Федеральный рейтинг. группа Банкротство (включая споры) Профайл компании × Дмитрий Константинов. По его мнению, вполне достаточно действующего принципа единства судьбы участка и связанных с ним объектов, а проблемы надо решать в первую очередь корректировкой судебной практики. Если земля и здание на ней станут единым объектом, то с ними будет сложно производить любые действия, опасается Константинов. «Представьте, что вам надо отмежевать и продать только часть такого участка или часть здания», – объясняет юрист.

Концепция единого объекта не вызывает вопросов у партнёра Федеральный рейтинг. группа Цифровая экономика группа Интеллектуальная собственность (включая споры) группа ТМТ (телекоммуникации, медиа и технологии) 13место По количеству юристов 25место По выручке на юриста (более 30 юристов) 36место По выручке Профайл компании × Александра Латыева. Но он не может согласиться с императивным (безальтернативным) правилом о «слиянии» земли и здания в один объект. «Это ненормально для гражданского права, особенно в условиях, когда более четверти века оборот основывался на противоположном подходе», – убеждён эксперт.  

Единый комплекс и судьба недостроя

Ещё одно значимое изменение касается единого недвижимого комплекса. Соответствующая норма давно есть в ГК, но не так часто применяется из-за негибкости, говорит Константинов. «Сложно определить, что входит в комплекс, потому что каждое из строений и участков не стоит на отдельном учёте, – объясняет эксперт. – Комплексы на практике слишком сложны и означают риски для собственника и его контрагента». Как будет применяться регулирование в концепции, пока неясно, считает Константинов: конкретики пока нет. Есть упоминание проектной документации применительно к созданию комплекса. Если её станут требовать при любых изменениях, то это может потребовать значительных временных и финансовых трат, хотя своя логика в этом есть, рассуждает Константинов.

Кроме того, проект предусматривает возможность зарегистрировать объект незавершённого строительства. Для этого необходимо, чтобы строительство велось по закону, а сам недострой был готов хотя бы наполовину. Заявление о регистрации можно подать в течение трёх лет со дня прекращения договорного права на земельный участок. Норма представляет собой попытку на законодательном уровне решить всё ещё дискуссионный вопрос о судьбе объекта незавершённого строительства, комментирует Насонова. По её словам, часто встречается недобросовестная регистрация права собственности на недострой, чтобы затем получить участок под ним. Кроме того, судебная практика по-разному отвечала на вопрос, когда объект должен приобретать самостоятельный статус, а проект требует завершения не меньше чем на 50%, отмечает Насонова.  

Вещные права

Было

В концепции

В частности, ограниченными вещными правами (правами на чужую вещь) являются сервитуты, право хозяйственного ведения и оперативного управления, право пожизненного наследуемого владения и право постоянного (бессрочного) пользования земельным участком (ст. 216 ГК).

Среди ограниченных вещных прав (прав на чужую вещь) в законе появляются право постоянного землевладения, право застройки, право личного пользовладения, право приобретения чужой недвижимой вещи.

Нельзя сказать, что это новые институты для российского правопорядка, потому что некоторые из них известны в судебной практике.

-

Владение означает фактическое господство лица над объектом владения и сохраняется до тех пор, пока владелец имеет свободный доступ к объекту владения.

Детально регламентирована защита владения: кто может за ней обратиться (в том числе иногда вовсе не владельцы), как заявляется требование о защите владения, какие аргументы ему можно противопоставить и так далее.

Описаны способы защиты вещных прав. В их числе – требование освободить вещь от ареста (кроме случаев, когда обеспечивается требование к самому владельцу).

-

Появились «соседские права»: они ограничивают права лиц, владеющих соседними объектами недвижимости. В частности, это актуально для дачников.

Право застройки должно заменить право аренды для целей строительства. Как объясняет Бевзенко, это позволит решить целый ряд существующих противоречий. Сейчас застройщик заключает договор аренды с собственником, как правило, на срок до пяти лет. В теории право аренды участка имеет ценность, его можно было бы заложить банку, чтобы получить деньги на строительство. Но на практике это право неустойчивое: арендодатель может отказаться от договора, в одностороннем порядке изменить плату, заблокировать уступку и залог прав, говорит Бевзенко. Также в законе нет минимального срока аренды.

Этих и других недостатков строительной аренды лишено право застройки, считает Бевзенко: оно устанавливается один раз и даёт возможность строить и эксплуатировать построенные здания, которые будут считаться составной частью права застройки. 

«Это предложение долго было предметом дискуссий, споры не утихают до сих пор, – комментирует Шаматонов. – Но большинство цивилистов поддерживают его. Право застройки известно со времён Древнего Рима».

Репортаж

Более скептически настроен руководитель практики недвижимости и строительства Федеральный рейтинг. группа ВЭД/Таможенное право и валютное регулирование группа ГЧП/Инфраструктурные проекты группа Земельное право/Коммерческая недвижимость/Строительство группа Интеллектуальная собственность (включая споры) группа Комплаенс группа Корпоративное право/Слияния и поглощения группа Международный арбитраж группа Налоговое консультирование и споры (Налоговые споры) группа Природные ресурсы/Энергетика группа ТМТ (телекоммуникации, медиа и технологии) группа Транспортное право группа Фармацевтика и здравоохранение группа Финансовое/Банковское право группа Цифровая экономика группа Антимонопольное право (включая споры) группа Арбитражное судопроизводство (крупные споры - high market) группа Международные судебные разбирательства группа Налоговое консультирование и споры (Налоговое консультирование) группа Трудовое и миграционное право (включая споры) группа Семейное и наследственное право группа Уголовное право группа Управление частным капиталом группа Банкротство (включая споры) 3место По выручке 3место По количеству юристов 5место По выручке на юриста (более 30 юристов) Профайл компании × (Russia) Максим Попов. По его словам, ещё в 2012 году законопроект о вещных правах явно не вписывался в существующую систему регулирования земельных отношений, особенно в публичной сфере. А за прошедшие годы разрыв стал ещё сильнее. Попов обращает внимание, что в 2015 году были подробно изложены нормы о предоставлении земельных участков в аренду для строительства, а в 2018 году появился публичный сервитут – один из правовых инструментов, предназначенных для размещения линейных объектов. «Полагаю, лучше заполнять пробелы гражданского законодательства, а не усложнять и без того громоздкую и запутанную систему регулирования земельных отношений», – считает Попов.

О том, что проект надо актуализировать, говорит и Латыев. По его словам, его авторы не трогали те нормы, которые не считают принципиальными. Например, о самовольной постройке, о прекращении права собственности. Эти нормы предполагается переписать в новую версию. Но за время существования проекта они изменились. Эти изменения часто не учтены в концепции, говорит Латыев.

Помимо изменений, важных для экономики, проект содержит интересные населению нововведения. Для них станет знаковой концепция «соседских прав». Как устанавливает проект, собственник земельного участка (в том числе дачи) должен терпеть «пары, запахи, дым, копоть, тепло, шумы» со стороны соседей, пока это не превышает установленных нормативов, а если их нет, то разумных пределов. Каждый владелец должен думать о соседе: не вести посадки, не рыть колодцы, не строить ничего нового, если это ухудшит состояние смежного участка. Например, можно требовать от соседа, чтобы он своими действиями «не изменял притока света на соседний участок и не сужал открывающегося вида», если это выходит за разумные пределы.

Денежная реформа Елены Глинской - Финансовая грамотность на уроках Всеобщей истории и Истории России

Казнь фальшивомонетчиков. Миниатюра из Лицевого летописного свода (1560—1570-е годы)

Во время царствования Ивана III была запрещена чеканка монет удельными князьями. С 80-х годов XV века основными монетами государства стали серебряные денги — московские («московки») весом 0,39 г и новгородские («новгородки») весом 0,78 г. Рубль был только счётной единицей и состоял из 100 новгородских или 200 московских денег, то есть одна новгородка равнялась двум московкам. В Москве также чеканили полушку (1/2 московки), а в Новгороде и Пскове — равную ей четверетцу (1/4 местной денги). Кроме того, в обращении находились все монеты, выпущенные с начала чеканки собственных денег русскими княжествами, то есть с 1380 года. Активно использовались монеты иностранной чеканки «всех времён и народов» самых разных стандартов. Популярным был счёт на алтыны — ещё одну денежную единицу, равную шести московкам. Для мелкой торговли изредка чеканили медные монеты — пулы.

К началу XVI века чеканка монет в Великом княжестве Московском велась на денежных дворах Москвы, Новгорода, Пскова и Твери под контролем государственных чиновников. Однако существовала и практика откупов, когда право чеканки выкупали частные лица — «денежники», уплачивавшие в казну определённую пошлину.

Памятная монета 1989 года с изображением копейки, денги и полушки Ивана IV

В 30-х годах XVI века массовый характер приобрело обрезывание монет. Умельцы обрезали их по краям или переплавляли, добавляя дешёвые примеси (например, медь) и получая фальшивки.

Эти факторы стали причиной проведения денежной реформы, которую обычно называют именем Елены Глинской, матери Ивана IV, который по малолетству ещё не принимал участия в управлении государством. Были проведены показательные массовые казни фальшивомонетчиков. В феврале — марте 1535 года объявлен указ о реформе, и вскоре начата чеканка новых монет. Одновременно из обращения изымались монеты обрезанные, низкой пробы, а затем и все старые, чеканившиеся с 1380 года. Запрещалось хождение иностранных монет, но при желании их можно было отнести на монетный двор и переплавить в общероссийские. Была проведена девальвация денежной единицы, то есть официальное уменьшение содержащегося в ней серебра (сегодня девальвация проводится в форме снижения курса национальной валюты по отношению к иностранным, но об этом будет рассказано в других главах, в частности в главе «Кризис 1998 года»). Если раньше из гривны серебра (204 г) чеканили монет на 2,6 рубля, то теперь — на 3 рубля. При этом нужно отметить, что в обращении уже давно находились монеты, которые в результате обрезывания не соответствовали старой норме и приближались к новой. Иначе говоря, правительство лишь зафиксировало тот стандарт, который складывался на практике.

Денга Ивана IV (около 1535 года)

На монетах одного номинала стали делать одинаковые изображения. На новых новгородских денгах чеканили всадника с копьём, их стали называть «денгой копейной», а затем — просто «копейкой». «Московка», на которой изображали всадника с саблей, некоторое время именовалась «сабельницей», затем стала называться просто «денгой», а потом «деньгой». Третий номинал — полушка, на ней изображалась птица.

Реформа 1535—1538 годов позволила упорядочить денежную систему централизованного Русского государства и освободить её от пережитков феодальной чеканки. Страна получила монеты единого веса и типа. В обращении остались только серебряные копейки (0,68 г), денги (0,34 г) и полушки (0,17 г). Чеканка медных монет прекратилась. Откуп монетных дворов был отменён, изготовление монет окончательно централизовано. В качестве счётных единиц сохранились рубль, эквивалентный 68 г серебра и равный 200 денгам или 100 копейкам, и алтын (6 денег или 3 копейки).

Выводы (исторический и финансовый)

Процесс формирования единого Русского государства сопровождался централизацией денежной системы

В результате реформы была проведена девальвация денежной единицы, то есть официальное уменьшение содержащегося в ней серебра

Пётр Великий: История, традиция, миф. Петровское наследие. Империя и реформы

Подробности
Категория: События
Опубликовано: 23 июля 2020

Через два года мы будем отмечать 350 лет со дня рождения Петра I, прозванного Великим и ставшего первым Императором Всероссийским. Трудно найти в отечественной истории фигуру правителя, которая вызывала бы столько споров. Острые дискуссии о роли этой личности продолжаются как в российской, так и в зарубежной исторической науке и по сей день, свидетельствуя об актуальности темы. А поэтому разговор о смысле Петровских реформ, о значении Петровского наследия, о традициях политической культуры, вдохновлённой образом и стилем Петровского правления, мы начинаем уже сейчас.

Эпохи наступают незаметно. Человечество обычно не замечает, что входит в новую эру. Или даже не желает видеть, что старая уже давно закончилась. Так, в период Раннего Средневековья европейцы отказывались признаваться себе, что Римской империи больше нет. В сознании человека того времени она не пала, да и не могла пасть. Церковь и империя вечны. Они и составляют мировой порядок. Империя должна была продолжить своё существование, хотя в действительности от неё оставались лишь тень и воспоминания.

И все же бывают исключения. Иногда время очень быстро меняет своё обличье. Так, например, случилось и в России на рубеже XVII – XVIII веков. Тогда полномасштабную революцию (которую, разумеется, так никто не называл) трудно было не заметить. Многое и стремительно меняло свой внешний вид и название. Это проложило своего рода границу в общественном сознании. Из XIX столетия допетровская Россия казалась почти доисторическим образованием.

Значимость Петровской эпохи в полной мере ощущали уже современники. Дискуссии о том, что же произошло в начале XVIII в. , продолжаются до сих пор. Едва ли стоит пересказывать споры: некоторым из них триста лет. Проблем, затрагиваемых историками, публицистами, философами, много. Был ли у Петра план преобразований или нет? Реформы имели целью модернизацию страны или решали ситуативные задачи, обусловленные ходом Северной войны? Пётр Великий способствовал европеизации России или же такой цели у него не было? Более того, может быть, император содействовал закрепощению всех слоев населения России? Вправе ли мы в принципе говорить о европеизации или, может быть, только о подражании европейским народам? Можно ли вообще дискутировать о наследии Петра I? Или же к 1725 году, то есть к моменту кончины реформатора, Россия оказалась «у разбитого корыта»?

Ни в одном из этих случаев точки над i пока не расставлены. И вряд ли это когда-нибудь случится. Петровская тема остаётся живой и волнующей. Возникает естественный вопрос: почему? Что делает Петровское наследие актуальным и для нашего современника?

В истории императорской России было много поворотных моментов, достойных внимания исследователей и любопытствующих. Однако редко последние вспоминают о вековых юбилеях со дня рождения Екатерины II, Александра I или Николая I. Петровские же даты и виктории удостаиваются ассамблей и конференций.

Напрашивается простой, как будто единственно возможный ответ: более чем триста лет назад Пётр I «в полемически заостренной» манере поставил перед Россией проблему европеизации. Очевидно, она ни в коей мере не утрачивает своей актуальности. Кроме того, он продемонстрировал поразительные возможности правительственной власти осуществлять грандиозные реформы за сравнительно короткий период.


«Бородовая копейка» – металлический жетон, свидетельствующий об оплате пошлины на бороду

Не всегда простые ответы бывают неправильными. Но они никогда не бывают полными. А полуправда порой бывает хуже лжи. Развешивание ярлыков не позволяет понять суть явления.

Пётр I – «европеизатор», «революционер на троне»… Все эти формулы – из интеллектуального наследия русского девятнадцатого века, как и многое другое, что мы знаем о нашем прошлом. В поисках особой национальной истории братья Аксаковы придумали одного Петра. Пытаясь предложить собственное понимание логики политических процессов в России, А.И. Герцен изобрел другого. Пётр Великий существовал и в иных изводах, которые так или иначе дожили до наших дней.

Всё-таки историография – очень увлекательная наука не столько о прошлом, сколько о постоянно переписываемом настоящем. Историк пытается ответить на вопрос, который интересует его самого и его современника прямо сейчас, в данный конкретный момент времени. Петровское наследие заключает в себе вызов всякому осмысляющему российскую государственность в начале XXI века.

Что-то изменилось в ней тогда, в XVIII столетии. Ведь именно в годы правления Петра Великого Россия стала именоваться империей. Речь идёт отнюдь не только о самоназвании, а о чём-то принципиально большем. Новое именование должно было соответствовать новым вызовам, новым возможностям, а главное, новым амбициям.


Полтавская баталия. Мозаика Михаила Ломоносова

О феномене государства можно спорить долго. Однако нет сомнений, что государство Нового времени как явление тесным образом увязано со складывавшимся монархическим абсолютизмом. Как бы его ни интерпретировать, он подразумевал политическую, социальную и, что, может быть, даже важнее, интеллектуальную революцию. Он выстраивал регулярную армию, регулярную бюрократию, более или менее стройное законодательство. Что в данном случае первично – вопрос, не имеющий однозначного ответа и, в сущности, праздный. Важнее отметить другое. Во-первых, абсолютизм – это в большей степени идеология, нежели практика. Давно доказано, что власть абсолютного монарха была абсолютной только лишь в теории. Речь идет прежде всего о претензии верховной власти на тотальный контроль. Однако такая амбиция сама по себе была вызовом прежней феодальной вольнице, системе привилегий, местных преференций, внутренних таможен – «мира миров», оставшегося в наследство со времён Средневековья. Можно сформулировать иначе. Абсолютизм – это робкая попытка европейских монархий учредить монополию на насилие, а следовательно, и само государство.

Во-вторых, практика абсолютной монархии подразумевает неразрывное единство внутренней и внешней политики. Регулярная бюрократия и усложнявшаяся фискальная система драматически меняли общественную и хозяйственную жизнь. При этом их существование обусловливалось в том числе (а, может быть, даже в первую очередь) необходимостью содержать регулярную армию, в новых обстоятельствах столь необходимую для поддержания конкурентоспособности страны на международной арене. Иными словами, абсолютизм и милитаризм – тесно связанные друг с другом понятия. Абсолютная монархия не может не ставить перед собой серьёзных военных задач.

Петровская империя и решала эту двуединую задачу. Движимая большими амбициями, она создавала армию и соответствующее ей государство. Как и в прочих европейских странах, эта политика сталкивалась со значительным «сопротивлением материала». Соответственно, не всякой декларации суждено было быть воплощённой. В итоге регулярное государство выстраивалось в условиях острого дефицита регулярной бюрократии и, более того, социальной среды, из которой она могла быть рекрутирована. Мечта о тотальной регламентации оставалась несбыточной. Кодифицировать законодательство пока не получалось. Тогда была популярна метафора: государство должно работать как часы. Каждая шестерёнка должна знать своё место. Всё должно функционировать согласно инструкции. В российском же «часовом механизме» XVIII столетия не хватало многих «колёсиков». Он нуждался в ручной настройке, в «великом часовщике», в роли которого неизменно выступал император.

Механизм был ещё несовершенен, но он всё же напоминал механизм. Имперский путь, избранный тогда, – это прежде всего принятый вызов рационализации. Это центр России на краю страны, пытавшийся обуздать всю державу. Это периодическая система государственных элементов, уже начерченная, но ещё не заполненная. В петровские годы возникли институты, так или иначе, со значимыми изменениями и всё же просуществовавшие до конца императорского периода: Сенат, Синод, Табель о рангах, губернии и др.

Естественно, реформы часто живут своей жизнью. Их ход и последствия нередко не соответствуют изначальным замыслам. Это относится и к Петровским преобразованиям. Очевидно, что реформатор многого не предвидел. Он не знал, чем обернётся податная реформа, как она изменит социальную стратификацию в России и даже быт большинства населения страны. Он не мог догадываться о последствиях создания Табели о рангах, о значении чинов, чинопроизводства, о том, какой фундамент он закладывал в основание государственной службы империи. Подобных примеров можно привести много. И всё же вызов рационализации, принятый как раз тогда, в петровские годы, оставался актуальным и в дальнейшем. Наследие царя – это то, к чему непременно апеллировали его преемники. В данном случае важны не столько конкретные решения, сколько политический стиль, приписываемый Петру Великому.


«Пётр I с Минервой». Художник Якопо Амигони

С точки зрения потомков, император продемонстрировал способность исторической власти, оставаясь на троне, совершать полномасштабную революцию, которая признавалась потомками – в целом – успешной, несомненно, великой и чрезвычайно значимой. В рамках этой системы координат такие преобразования теперь только и будут почитаться за реформы. Они должны быть соразмерны революциям по всем параметрам, затрагивая различные сферы жизни человека, будучи сопряжёнными с драматическими последствиями для населения.

Такие изломы исторической памяти заложили основы восприятия любого правительственного курса. Прикладывая политике преобразований петровскую мерку, можно утверждать, что реформы – это не просто частные изменения, отдельные улучшения, а системная и чаще всего болезненная встряска. Они не планомерны, а носят взрывообразный характер. Они подразумевают не преемственность в развитии, а радикальный (хотя, быть может, лишь декларируемый и в большей степени символический) разрыв с прошлым. Это тот случай, когда образы истории накладывают свой отпечаток на будущее.

Видимо, историку всё же следует преодолевать это Петровское наследие, дабы иметь возможность разглядеть бесконечный поток жизни. Он не пресёкся вместе с кончиной Петра Великого. Правительство продолжало принимать решения, отчасти следуя прежнему курсу, отчасти его корректируя. Процесс изменений – не волнообразный, состоящий из чередующихся реформ и контр-реформ, а непрерывный и поступательный. Он складывается из подзабытых нормативных актов, правоприменительной практики, общественных усилий, местных обычаев – всего того, что составляет человеческий быт. Это не периодическое вставание «на дыбы» (хотя такое тоже случается), а накопление и эволюция. В этом тоже есть своя логика, которую увидеть и понять сложнее, но интереснее.

Текст: Кирилл Соловьёв,
доктор исторических наук, главный научный сотрудник ИРИ РАН

Подробности
Просмотров: 6907

Реформа года: история расширения компетенции суда присяжных | Российское агентство правовой и судебной информации

Реформа института присяжных в долгосрочной перспективе заслуживает звание важнейшего правового события прошедшего года как по причине своего исторического масштаба, так и по значимости в укреплении демократических основ отечественной судебной системы. Нововведения направлены на повышение уровня доверия граждан к судебной системе, улучшение качества предварительного следствия, а также создание более высоких стандартов доказанности вины подсудимых. 

РАПСИ вспоминает всю многовековую предысторию этого события, чтобы показать значимость суда присяжных и органичность существования этого института в традициях отечественной судебной системы.  


Для многих, кто следит за изменениями в российском законодательстве, ушедший 2018 год будет ассоциироваться с проведением масштабной реформы, раз и навсегда изменившей структуру судебной системы. В ноябре был принят закон, в соответствии с которым уже в следующем году в системе судов общей юрисдикции будут созданы обособленные апелляционные и кассационные суды.

Однако еще летом произошло не менее важное событие, значение которого для отечественного правосудия нам только предстоит оценить: с 1 июня коллегии присяжных заседателей появились в районных и гарнизонных военных судах, а количество составов преступлений, попадающих под эту форму судопроизводства, увеличилось на девять статей Уголовного кодекса РФ. 

Соответствующие поправки в Уголовно-процессуальный кодекс РФ были внесены по инициативе президента России Владимира Путина, который отметил "необходимость расширить сферу деятельности судов с участием присяжных" и предоставить возможность "как можно большему числу граждан избрать именно эту форму правосудия".

Об основных положениях прошедшей реформы суда присяжных, о том, как она отразилась на характере судопроизводства, а также об истории и дальнейших перспективах развития института присяжных заседателей в России мы расскажем в нашем материале, посвященном важнейшим правовым событиям года. 

От Новгородского вече до Декрета Совнаркома

Суд присяжных можно с полным правом отнести к одной из форм осуществления народом власти в демократическом государстве. Если посредством выборов граждане принимают участие в формировании органов законодательной и исполнительной власти, а через референдум высказывают свою позицию по наиболее значимым вопросам, то благодаря институту присяжных заседателей они имеют право непосредственно участвовать в отправлении правосудия.

Первые суды присяжных были учреждены в Российской империи в ходе судебной реформы XIX века. Тем не менее мы можем говорить о более глубоких исторических корнях этого явления: представители народа участвовали в отправлении правосудия еще во времена Новгородской и Псковской республик. Такое участие осуществлялось через вече – народное собрание, являвшееся высшим органом государственной власти.

Вече рассматривало наиболее важные государственные дела, в том числе связанные с преступлениями, совершенными князьями и посадниками. Следует отметить, что по Псковской судной грамоте князю и посаднику прямо запрещалось участвовать в судебных разбирательствах на вечевых собраниях ("А князь и посадник на вечи суду не судять"). 

Обязательное участие народных представителей в высшем судебном органе было предусмотрено Новгородской судной грамотой. В его состав, помимо наместника и посадника, входило еще 10 человек (присяжных), формируемых из бояр и житьих людей ("а у докладу быть из конца по боярину да по житьему да кои люди в суде сидели, да и приставом, а иному никому же у доклада не быть").  


Таким образом, делегаты от народа участвовали в отправлении правосудия еще задолго до появления судов присяжных, которые был введены в российское законодательство Уставом уголовного судопроизводства 1864 года.


Институт присяжных заседателей вместе с другими дореволюционными судебными учреждениями был упразднен принятым 24 ноября 1917 года Декретом Совнаркома о суде. За период его существования в Российской империи с участием присяжных было рассмотрено около 75% всех уголовных дел.

Становление института присяжных в РФ

Суд присяжных был возрожден в России только спустя 76 лет. Принятая 1993 году на всенародном референдуме российская Конституция гарантировала гражданам право без какой-либо дискриминации участвовать в отправлении правосудия, в том числе в качестве присяжных заседателей. Порванная событиями 1917 года связь с дореволюционной судебной системой была восстановлена.

Первые суды присяжных были учреждены в ноябре 1993 года на территории Московской, Рязанской, Ивановской и Саратовской областей, а также Ставропольского края. С 1 января следующего года они были распространены на территории еще четырех регионов. В 2004 году суды присяжных заработали уже во всех субъектах РФ, исключение составляла лишь Чеченская республика, жителям которой пришлось ждать их появление еще 6 лет.

В российской судебной практике нередко встречались случаи, когда народные и профессиональные судьи по-разному оценивали фактические обстоятельства одного и того же дела и имели диаметрально противоположенные мнения относительно виновности подсудимых. 

Особый резонанс получило дело офицеров Сергея Аракчеева и Евгения Худякова, обвиняемых в убийстве трех жителей Чеченской республики во время боевых действий на территории региона. Присяжные дважды оправдывали военнослужащих, и дважды военная коллегия Верховного суда отменяла вердикт и возвращала дело в суд первой инстанции на новое рассмотрение. 

Дело дошло до Конституционного суда РФ, который в апреле 2006 года постановил, что особо тяжкие дела по преступлениям, совершенным на территории Чечни, должны рассматривать военные суды без участия присяжных. В итоге Северо-Кавказский окружной военный суд 27 декабря 2007 года приговорил Аракчеева и Худякова к 15 и 17 годам в колонии строгого режима.

Дискуссия о компетенции

Изначально суды присяжных осуществляли разбирательство по всем без исключения составам преступления, подсудным областным и приравненным к ним судам, однако, начиная с 2009 года, их перечень значительно сократился.  

Из ведения присяжных были исключены дела о преступлениях против государственной власти: шпионаж, государственная измена, вооруженный мятеж, диверсия, насильственный захват власти. Помимо этого, "народный суд" больше не мог рассматривать уголовные дела о массовых беспорядках и терактах. Впоследствии присяжные лишились возможности участвовать в отправлении правосудия по делам о взяточничестве, бандитизме, организации преступного сообщества. В конце 2013 года список исключений был дополнен рядом преступлений против половой неприкосновенности.

Ограничение сферы применения института присяжных заседателей незамедлительно отразилось на количестве дел, рассматриваемых с их участием. Если в 2012-2013 годах присяжные вынесли вердикт по 524 и 542 уголовным делам соответственно, то за год их число уменьшилось более чем на треть – до 310 в 2014-м. 

Сложившаяся ситуация вызвала критику как в адвокатской среде, так и в среде правозащитников. Еще в 2012 году председатель Совета по развитию гражданского общества и правам человека (СПЧ) Михаил Федотов выразил убеждение, что сферу применения суда присяжных в России нужно расширять, а не сужать. "Пока что у нас значительно больше составов преступлений, по которым суд присяжных мог бы применяться, но не применяется", – поделился своим мнением с РАПСИ Федотов. 

В декабре 2014 года на встрече президента России Владимира Путина с правозащитниками глава Московской Хельсинкской группы Людмила Алексеева выразила сожаление о сокращении количества составов преступлений, находящихся в ведении суда присяжных. По итогам встречи глава государства поручил Верховному суду РФ совместно с правительством, администрацией президента, Генпрокуратурой РФ и СПЧ подготовить предложения о расширении применения института присяжных заседателей. 

Инициатива президента была поддержана Верховным судом. Заместитель председателя ВС Владимир Давыдов в ходе конференции, посвящённой перспективам реформирования суда присяжных, заявил, что полномочия присяжных необходимо существенно расширить, в то же время сократив их число с целью уменьшения расходов на функционирование данного института.

В марте 2016 года президентский законопроект о расширении применения института присяжных заседателей был внесен в Государственную Думу, а уже в июне того же года документ был подписан главой государства.  

Присяжные в районных судах

Предусмотренные законом изменения вступили в силу 1 июня 2018 года. С этого дня коллегии присяжных заседателей начали свою работу в районных и гарнизонных военных судах, а число составов преступлений, попадающих под эту форму судопроизводства, увеличилось. Присяжным стали подсудны уголовные дела, по которым не может быть назначено наказание в виде пожизненного лишения свободы или смертной казни.

Законодатель расширил перечень составов преступлений, по которым можно просить «суда народа», на девять позиций. Теперь с участием присяжных могут быть рассмотрены дела о посягательствах на жизнь государственного или общественного деятеля (статья 277 УК РФ), лица, осуществляющего правосудие или предварительное расследование (статья 295 УК РФ) и сотрудника правоохранительных органов (статья 317 УК РФ). 

К компетенции "народных служителей Фемиды" также отнесены дела о геноциде (статья 357 УК РФ), убийстве (обе части статьи 105 УК РФ), умышленном причинении тяжкого вреда здоровью (часть 4 статьи 111 УК РФ), незаконном производстве, сбыте или пересылке наркотических и психотропных веществ (часть 5 статьи 228. 1 УК РФ) и их контрабанде (часть 4 статьи 229.1 УК РФ). Поскольку по ряду этих статей предусмотрено самое суровое наказание, то условием для возможности просить о суде присяжных станет неоконченность преступлений. 

Ещё одной новацией стало предоставление права рассмотрения дел "народным судом" женщинам, а также мужчинам старше 65 лет. Раньше они были лишены такой возможности, поскольку им, в соответствии с действующим законодательством, не может быть назначено в качестве наказания пожизненное лишение свободы даже за совершение особо тяжких преступлений. Однако Конституционный суд РФ посчитал такую правовую коллизию несправедливой и обязал законодателя обеспечить данную категорию населения правом выбора суда присяжных. 

Изменения также коснулись численного состава коллегии присяжных. В районных и гарнизонных судах вместо привычных 12 заседателей она состоит из 6 человек. Таким образом, для оправдательного вердикта достаточно чтобы этот вариант набрал три голоса, а для обвинительного вердикта необходимо, чтобы за него проголосовали не менее четырех заседателей.

Кроме того, до восьми человек сократилась численность коллегии присяжных в судах городов федерального значения, республиканских, краевых, областных, а также окружных военных судах. Здесь вердикт выносится по аналогичным правилам: большинством голосов, равное число голосов трактуется в пользу подсудимого.

Для формирования коллегии в районных судах необходимо присутствие не менее 12 кандидатов, а в вышестоящих инстанциях — не менее 14. 

Суд присяжных как фундамент правового государства

Многие эксперты сходятся во мнении, что для построения правового государства необходимо, что судам присяжных ежегодно рассматривалось гораздо большее число дел, чем это происходит в настоящее время. 

"Суд присяжных должен определять построение всей системы правосудия, как юридически, так и организационно. Он должен стать не особым, а основным видом судопроизводства", — заявил член СПЧ, федеральный судья в отставке Сергей Пашин в ходе проведения V Московского юридического форума.

По его словам, о суде присяжных как о реально действующем учреждении можно говорить только при условии, если количество разбираемых им дел будет составлять несколько десятков тысяч в год. По данным судебного департамента при ВС в последние три года с участием присяжных ежегодно рассматривались чуть более двух сотен дел (2017 – 224; 2016 – 217; 2015 – 224). Последние изменения в законодательстве, вне всякого сомнения, изменят сложившуюся ситуацию. 

Помимо этого, расширение компетенции судов присяжных по очевидным причинам приведет к улучшению качества предварительного следствия. 

Таким образом, в целях последующей демократизации судебного процесса в РФ представляется вполне естественным дальнейшее расширение компетенции суда присяжных, в том числе за счет предоставления присяжным возможности принимать участие в рассмотрении дел по коррупционным преступлениям. Наделение народных представителей правом отправлять правосудие в отношении чиновников, в том числе занявших свои государственные посты благодарю доверию избирателей на выборах, значительно повысит уровень доверия между обществом и государством.

В то же время нельзя забывать и об определенных трудностях, которые могут сопутствовать судебному разбирательству с участием народных заседателей. Отсутствие определенного уровня юридической грамотности, необходимого для всестороннего и беспристрастного изучения обстоятельств рассматриваемого дела, может сделать присяжных легкой добычей в руках опытного адвоката, ловко манипулирующего фактами и прекрасно владеющего ораторским искусством. Зачастую защитники используют недостаточную компетентность присяжных, обращаясь, в первую очередь, к их эмоциям и чувствам.

История знает немало примеров, когда адвокаты делали себе карьеру именно благодаря искусным речам, произнесенным перед коллегией присяжных заседателей. Одним из таких ораторов стал Александр Керенский, успевший за десять лет пройти путь от никому неизвестного адвоката до председателя Временного правительства.

"Ситуация была почти беспроигрышная — обвинение апеллировало к букве закона, а защита играла на эмоциях. Разжалобить присяжных было несложно даже такому неопытному адвокату, каким в ту пору был Керенский. В результате большинство обвиняемых были полностью оправдано", — пишет о первом судебном процессе Керенского его биограф, историк Владимир Федюк.

Безусловно, с той поры прошло уже более ста лет, общий уровень образования среди российских граждан значительно повысился, так или иначе базовые юридические знания сейчас имеют многие благодаря в т.ч. доступности образовательных программ и консультаций. Однако вопрос о компетентности народных заседателей все ещё открыт, и непрекращающаяся в течение 25 лет дискуссия о роли и месте института присяжных в отечественной судебной системе тому подтверждение.


Никита Ширяев

История: Наука и техника: Lenta.ru

Что стало переломной эпохой в истории России, предопределившей ее дальнейшее развитие? Могла ли наша страна выжить без радикальных реформ Петра I? Какая была бы Россия XVIII столетия с конституцией и без крепостного рабства? Что помешало окончательному успеху либеральных реформ Екатерины II? О поучительном опыте русского XVIII века, в течение которого наша страна прошла долгий и тернистый путь модернизации и европеизации, «Ленте. ру» доктор исторических наук, руководитель Школы исторических наук Факультета гуманитарных наук Высшей экономики школы, автор книги «От Петра I до Павла. I: реформы в России XVIII века »Александр Каменский.

«Лента.ру»: В своих работах вы опровергаете популярный у некоторых историков и публицистов тезис о цикличности русской истории и скачкообразном характере ее развития. Вы считаете, что процесс преобразования всех реформ в России - это не набор бесконечных и не всегда удачных попыток что-то исправить или улучшить, а длительный процесс преобразования страны?

Александр Каменский

Александр Каменский: Ваш вопрос не о событиях, которые произошли в прошлом, а об их интерпретации, но интерпретация во многом зависит от смысла, который мы вкладываем в используемые нами слова.В данном случае это слово «реформа». Историки долгое время обращали внимание лишь на эпизоды русской истории, которые ознаменовались масштабными и даже радикальными преобразованиями - Петра I, Александра II, Столыпина. Я же исхожу из того, что реформы могут быть разного масштаба. Я считаю, что любую новацию, осуществляемую властью, можно интерпретировать как реформу.

При этом всякая власть, естественно, заботится о самосохранении. Поэтому она просто вынуждена постоянно что-то менять, совершенствовать и улучшать, даже если это не является ее осознанной целью

Таким образом, реформа - это средство, инструмент управления, а само управление - это процесс реформирования действительности.Другое дело, что в истории России были периоды интенсивных и радикальных преобразований. Были и периоды, когда власть, даже сознавая необходимость перемен, по тем или иным причинам на них не решалась.

Иными словами, вся история России - это сплошная история реформ с перерывами между ними?

Да, постоянный и поступательный процесс преобразования России то ускорялся, то замедлялся. Но даже интерпретировать эти разные периоды можно по-разному.Так, время, наступившее после Петра Великого, можно рассматривать как своего рода передышку, период накопления сил. В историографии долгое время существовал взгляд на эту эпоху как на время контрреформ.

Вы так не считаете?

Если под контрреформами понимать отмену всего нового и возврат назад, то я этого не вижу. Например, четверть XIX века, эпоха первая правления Александра I традиционно с реформами не ассоциируется, хотя в действительности в это время возникла система центрального управления, просуществовавшая до 1905 года.

Материалы по теме

00:29 - 14 мая 2017 г.

Именно при Александре было немало сделано в области смягчения нравов и образования, но ожидания представлений, как и замыслы самого императора, были намного масштабнее, поэтому на их фоне осуществленное кажется незаметным. Вторая четверть XIX века, эпоха правления Николая I, тоже была отмечена определенными новациями.

Но при этом власть, понимавшая необходимость, сознательно их тормозила. Николай считал, что надо подождать.Ему казалось, что можно если не остановить, то по крайней мере замедлить ход времени. В итоге такой подход привел к катастрофе Крымской войны, показавшей слабость и отсталость России, опасную с точки зрения ее национальной безопасности. И после этого без радикальных реформ уже было никак не обойтись.

Самыми радикальными реформами в русской истории вы называете преобразование Петра I. Но имелась ли у них какая-либо реальная альтернатива? Неужели без них Россия вскоре разделила бы судьбу Турции и Китая, к XIX век из субъекта мировой истории превратившиеся в ее объект?

Я бы сказал так: в конце XVII века России были жизненно необходимы реформы, модернизационный характер, без которых она могла превратиться в объект мировой истории.Это вовсе не значит, что эти преобразования могли быть только такими, какими их осуществил Петр, и что проводить их можно было только такими методами.

Кадр: фильм «Сказ про то, как царь Петр арапа женил»

При этом описать альтернативу довольно сложно. Ясно одно: к исходу XVII века времени на отслеженное, эволюционное развитие у России уже не было. Исторический опыт, например, Османской империи показывает, что системный кризис государства не может быть разрешен путем умеренных и медленных реформ, даже если они носят модернизационный характер.

Материалы по теме

08:59 - 15 марта 2015

Вероятно, можно было создать более эффективную систему управления, более демократично организованное общество, более эффективную экономику, на основе которой была бы частная собственность. Но вряд ли продуктивно предъявляет в этом смысле претензии Петру Великому. Он был человеком своего времени, невероятно масштабной и разносторонней личностью, открытой всему новому, но все же с ограниченным видением и пониманием. Он не был пророком и не мог знать того, что мы знаем сегодня.

Верно ли я понимаю, что главной петровских реформ стало нарастающим несоответствие социально-политической структуры и традиций Московской Руси, сложившихся в XV-XVI веках, во время освобождения от ордынской зависимости и становления независимого государства, новых задачам, стоящим перед Россией XVII века как полиэтничной и многоконфессиональной империи?

Да, на мой взгляд, это именно так. Петровские реформы были подготовлены всем предварительным запуском России.К концу XVII века ее прежняя государственная система оказалась неспособна дать адекватный ответ вызовам времени - внутренним и особенно внешним. Я интерпретирую это как кризис традиционализма, или системный кризис, преодоление которого требовало радикальных реформ. При этом надо иметь в виду, что кризис - это не синоним катастрофы.

В чем разница между кризисом и катастрофой?

Кризис - это лишь этап в развитии всякой системы, когда внутренние или внешние причины перестают должным образом исполнять свои функции и справляться со своими задачами.Кризис возникает в результате нарушения взаимодействия между элементами системы. Выход из кризиса требует качественного изменения всей системы, ее структурной перенастройки с радикальным переформированием взаимосвязей между всеми элементами. А катастрофа - это полный крах всей системы с уничтожением или деградацией ее структурных элементов.

Системный кризис России в конце XVII века прежде всего сказался на политической элите, разобщенной и дезориентированной. Именно поэтому в ней не нашлось сильнодействующих сил, способных организовать активное сопротивление радикальным реформам Петра I

Сыграла свою роль и трансформация в духовной сфере - прежде всего великий раскол середины XVII века, не только подготовивший русское общество к модернизации (и европеизации как ее неизбежному спутнику), но и существенно ослабивший политическое влияние духовенства.

Сохранение и даже усиление крепостных прав, созданных ранее предпосылками возникновения России нового системного кризиса. Как вы думаете, мог ли Петр отменить крепостное право и как в таком случае развивалась бы наша страна?

Крепостное право было одним из основ общественного общественного строя Московской Руси, но именно этот строй переживал системный кризис в конце XVII века. Поэтому, на мой взгляд, теоретическая возможность ликвидировать крепость лишь в начальный период преобразований Петра I - с начала 1700-х годов до середины 1710 годов.

В короткий промежуток времени старая система службы, основанная на поместном окладе, уже была уничтожена, а новая еще не возникла. Произведены пороки дворянства как сословия.

Почему же Петр Я не пошел на такой шаг?

Во-первых, Петру, в силу его мировоззрения, это просто не приходило в голову. Он в принципе не понимал, что свободный труд эффективнее рабского. Во-вторых, крепостничество обеспечивало верховную власть необходимыми ресурсами для ведения тяжелой затяжной войны и реализации разного рода проектов.С другой стороны, уже Монтескье в «Духе цивилизации» писал, что успех петровских людей показал, что русские люди - вовсе не скоты, каковые их считал царь, и, значит, реформы можно было проводить без своих имственных им насилия и жестокости.

Материалы по теме

00:03 - 12 августа 2017

Как развивалась бы Россия, если бы крепостное право отменили уже в начале XVIII века? Наверное, в экономическом отношении более успешно. Возможно, капитализм в России бы намного раньше.Может быть, нашей стране удалось бы избежать Октябрьской революции. В любом случае развития России произошло бы совсем иным образом, чем это случилось в реальности. Но история, как известно, сослагательного наклонения не знает.

Еще немного о сослагательном наклонении. Ваш коллега историк Евгений Анисимов в интервью «Ленте.ру» назвал 1730 года «точка той бифуркации, когда все могло пойти совсем по-другому» и даже стать для формирования системы парламентско-конституционных традиций в нашей стране.Согласны ли вы с этим утверждением?

Да, таким мнением вполне можно согласиться. Но это опять же из области альтернативной истории. Она интересна, поскольку дает пищу для размышлений, но для историка важнее то, почему та или иная альтернатива не реализовалась. В данном случае, на мой взгляд, причина была в отсутствии опыта или, говоря шире, политической культуры.

Но сами по себе события 1730 года свидетельствуют о серьезных изменениях в обществе, в его мироощущении и к верховной власти.Именно тогда дворянство осознало себя единым сословием и впервые в нашей истории попытаться взять ответственность за судьбы страны. Все это стало результатом реформы Петра I и связанного с ними модернизации России.

Лист кондиций (список условий выдвинутых дворянством в попытке ограничить самодержавие в России), надорванный императрицей Анной Иоанновной

Почему десять лет правления Анны Ивановны и двадцать лет царствования Елизаветы Петровны мало в нашей национальной исторической памяти?

Историческая память вообще устроена своеобразно.Искусственным путем запечатлеваются какие-либо исторические события, оказавшие сильное воздействие на жизнь людей, либо те, которые используются для собственной легитимации. Важную роль играет и наличие письменных источников.

Материалы по теме

00:05 - 22 апреля 2019

К примеру, Отечественная война 1812 года породила целый пласт мемуарной литературы, при обращении к которой мы в состоянии заново пережить это событие. Сейчас люди выходят на шествие Бессмертного полка и несут хранящиеся в семьех фотографии родственников.У многих наших современников сохранились письма дедов и прадедов времен войны, их дневники и прочие документальные свидетельства того времени. Это нити, связывающие нас с прошлым и сохранение памяти.

А возьмем, к примеру, Полтавскую битву. Из школьных учебников мы знаем о значении этого события, но живой связи с ним у нас нет и быть не может. Шведский историк Петер Энглунд написал замечательную книгу об этом событии, основанных на дневниках, воспоминаниях и письмах участников сражения - шведов.А мемуаров русских участников не существует - их письма, если они и были, не сохранились.

То есть царствование этих двух женщин, появившихся пересменками эпохи некоторой паузы на пути дальнейшего преобразования нашей страны?

И да, и нет. Курс на модернизацию и европеизацию России все-таки продолжался в течение всего XVIII века, хотя и не такими высокими темпами, как при Петре I, и с некоторыми объективными коррективами. Но за 30 лет царствования Анны и Елизаветы вроде бы не каких-то ярких событий, которые запечатлелись в историческом памяти естественным путем.

Материалы по теме

00:05 - 5 марта 2019

Хотя, к примеру, участие России в Семилетней войне имело очень большое значение для ее позиционирования на международной арене в великой державы. Совсем недавно историк Денис Сдвижков сделал потрясающее открытие: он обнаружил в немецких архивах целый комплекс перехваченных пруссаками писем русских офицеров к родным. Они передают непосредственные чувства и впечатления той войны, и теперь мы в состоянии увидеть эти события совсем иначе, нежели прежде.

Екатерину II вы называете самым удачным российским реформатором XVIII века. В чем секрет ее успеха?

Я считаю Екатерину самым удачным российским реформатором в том смысле, что она вступила на престол, имея определенную политическую программу, которую в мере удалось реализовать. Этот успех был обеспечен, как мне думается, двумя главными причинами. Во-первых, для екатерининских реформ была подготовлена ​​почва - Россия была к ним готова. Во-вторых, планы и планы императрицы совпадали с интенциями развития русского общества, с его запросами.

Немалую роль сыграли и личные качества Екатерины. Благодаря ее преобразованию произошла существенная гуманизация русской жизни. Важно и то, что, продолжая начатую Петром Великим модернизацию и европеизацию, императрица почти никогда (за исключением школьной реформы) не заимствует готовые европейские модели и не пыталась механически пересадить их на русскую почву.

Кадр: сериал «Великая»

Наоборот, используя идеи современных европейских мыслителей эпохи Просвещения, Екатерина их творчески перерабатывала и грамотно адаптировала к российским реалиям.Иначе говоря, она оказалась нужным человеком в нужное время и в нужном месте.

Как вы думаете, правление Екатерины II было золотым веком Российской империи или золотым веком российского дворянства как непосредственной опоры ее трона?

Что касается золотого века, то это ведь метафора, а не научное определение. С точки зрения зрения России на мировой арене и ее авторитета екатерининское и последовавшее за ним александровское время можно при желании назвать золотым веком Российской империи.А «золотой век русского дворянства» - это скорее миф, который, как и любой миф, возник неслучайно.

Конечно, реформы Екатерины способствовали укреплению привилегированного положения дворянства, но это не входило в планы императрицы. Такой результат, как и усиление крепостничества, стал побочным эффектом ее либеральных преобразований.

Вы считаете Екатерину II, написавшую в своем «Наказе», что «Россия есть европейская держава», предшественницей всех будущих наших западников.Почему же она так и не отменила крепостное право, если, в отличие от Петра I, вполне осознавала его пагубность для будущего страны? Императрица побоялась негативной реакции дворянства, учитывая свои более чем сомнительные права на престол?

Екатерина была реальным политиком - она ​​понимала, что отмена крепостного права непременно вызовет активное сопротивление дворянства. И дело не только в том, что это могло произойти к перевороту, но и в том, что дворянство того времени было наиболее образованной частью общества.Дворянство эпохи Екатерины II - это чиновничество, это те, кто непосредственно осуществляет административное управление огромной империей.

Материалы по теме

00:14 - 4 декабря 2019

И это естественная опора власти - не в классовых соображениях, а потому что именно образованная часть общества в первую очередь движет страну вперед. Ошибочно думать, что лишь одно только дворянство сопротивлялось отмене крепостного права, а все остальные только об этом и мечтали. Восстание Пугачева показало, что политические идеалы простонародья были намного более архаичными.

Екатерина же говорила, что проводит свои реформы только тогда, когда видит, что общество к ним готово и что они будут встречены благосклонно. Помимо этого, Екатерина разделяла широко распространенные предубеждения об опасности освобождения необразованных, непросвещенных крестьян. Сперва просветить и потом освободить или освободить освободить и потом просвещать - это был один из активно дебатируемых вопросов того времени.

Верно ли, что в конце XVIII века именно крепостное право стало главным тормозом дальнейшего развития России, из-за которого при наследниках Екатерины II наша страна надолго забуксовала?

В последнее время стали появляться, авторы которых утверждают, что даже и к 1861 году, когда крепостное право было отменено, его потенциал не был исчерпан, и Россия могла бы жить с ним и дальше. Но крепостничество - это не только экономика, хотя и этот тезис, на мой взгляд, сомнителен. Это явление прежде всего социальное, имевшее самые серьезные последствия для самосознания людей, их психологии, социальных отношений.

Кадр: фильм «Холоп»

Русская интеллигенция как необычное явление - это тоже искажение социальных отношений, несоответствия этических, эстетических, моральных ценностей образованного класса положению большей части населения страны.

И тот факт, что крепостное право в России было ликвидировано лишь в 1861 году, то есть всего полтора века назад, продолжает сказываться на жизни до сих пор

Оно влияет на современное российское общество точно таким же образом, как события, которые мы наблюдали недавно в США, связаны с тем, что рабство там было отменено только в 1863 году, а с сегрегацией афроамериканцев было окончательно покончено еще сто лет спустя.

Материалы по теме

00:01 - 21 мая 2020 г.

Конечно, реформы Великой в ​​сфере государственного управления и социальной организации общества, натолкнувшись на стену крепостничества, в реалиях русского XVIII века вряд ли имели шансы на полный успех. Императрица не имел возможности осуществить то, что сделал ее правнук Александр II, оставшийся в нашей истории как царь-освободитель. Но реформы Екатерины стали важным и промежуточным звеном в подготовке России к великим переменам. И не ее вина, что этот процесс в нашей стране растянулся еще почти на столетие.

Чем опыт преобразований XVIII века, на ваш взгляд, может быть полезеним поколениям российских реформаторов?

Думаю, ответ на это вопрос вполне очевиден.Основной урок состоит в том, что реформа - это прежде всего инструмент управления. Они должны быть повседневностью государственной политики. Откладывание давно назревших преобразований, попытаться остановить время, «годить», как говорил Салтыков-Щедрин, всегда заканчиваются в лучшем случае кризисом, в худшем - катастрофой.

Реформа миротворческой деятельности | Операции OOH по поддержанию мира

За прошедшие годы деятельности ООН стала важнейшим инструментом международного мира и безопасности.Сегодня 15 миротворческих операций, используемых во всем мире, используют широкий набор механизмов, стратегий и ресурсов, в отношении устройства, обеспечивающего поддержание мира и безопасности.

Однако в последние годы наши во все более трудных и сложных условиях, при том чтоотворческая деятельность становится все более трудных и сложных условиях. Наши основные рабочие процессы отстают от этих требований. Выполнение мандатов, направляемых на выполнение мандатов, и их неэффективное выполнение, а также отсутствие прозрачности и подотчетности.

Действия по поддержанию мира (A4P)

Миротворческая деятельность является одним из наиболее эффективных инструментов, которое обеспечивает использование в целях поощрения и поддержания международного мира и безопасности. Тем не миротворцы сталкиваются с рядом серьезных проблем, мешающих им выполнять свои мандаты. Политические решения отсутствуют, мандаты миссий, по всей видимости, включают конкретные цели и четкие приоритеты.Комплексные угрозы в результате увеличения числа погибших миротворцев, а миссии порой не выполнено персоналом и техническими средствами для борьбы с такими угрозами. При проведении обслуживания по поддержанию мира также сталкиваются проблемы в выполнении мандатов по защите, вызове в установлении долгосрочного устойчивого мира и достижении согласования действий с другими людьми, работающими в тех же условиях.

Желая решить эти проблемы, Генеральный секретарь выступил с инициативой «Действия по поддержанию мира» (A4P) возобновления взаимных обязательств по проведению миротворческих операций.Генеральный секретарь Совета Европы по выработке принципов международного соглашения к концу 2018 года.

Проведение реформы в 2017 году

Генеральный секретарь Антониу Гутерриш обеспечивает проведение реформы в структурах Организации Объединенных Наций, обеспечивающий мир и безопасность в системе и органах управления ООН и в системе развития ООН.

Согласно его концепции реформирования миротворческих операций в центре этой работы должна быть политика. Общая цель этой концепции состоит в сокращении фрагментации, чтобы повысить качество работы и достижения большей согласованности, оперативности и в деятельности по обеспечению мира и безопасности, уделяя главное внимание превентивным мерам, сохранению эффективности мира и выполнению задач, предоставленных в Повестке дня на период до 2030 года.

Было также предложено провести ряд стратегических обзоров в отношении крупных миротворческих операций, которые должны быть посвящены оценке условий для успешного выполнения мандатов в проведении рекомендаций для Совета Безопасности относительно внесения необходимых поправок.Параметры оценки для выполнения обзоров должны быть актуальны и уместность мандатов, политическую обстановку и готовность ключевых сторон, сравнительные преимущества наших операций по отношению к региональным и другим партнерам, а также партнерам в Организации Объединенных Наций и конфигурации поддержки.

Эти обзоры выявили новые, более надежные подходы к миротворческой деятельности и продемонстрировали сотрудничество, с тем чтобы предотвратить воздействие посредством своевременных превентивных мер, а не просто реагировать на уже вспыхнувшее насилие.

Независимая группа высокого уровня по операциям ООН в пользу мира

31 октября 2014 года бывший Генеральный секретарь Пан Ги Мун учредил Независимую группу высокого уровня по операциям ООН в пользу мира для всеобъемлющей оценки нынешнего состояния операций Организации Объединенных Наций в пользу мира и ресурсов, которые возникнут в будущем. Сообщая о своем решении, Генеральный секретарь заявил, что «мир меняется, и вместе с ним меняться операции в пользу мира.В связи с приближением 15-й годовщины опубликования доклада Генеральный секретарь решил, что необходимо вновь проанализировать меня надежды на миротворческую деятельность ООН и вопрос о том, как Организация бы использовала общее видение перспектив.

Состоящую из 16 членов Группу возглавил г-н Жозе Рамуша-Орту (Тимор-Лешти), его заместителем стала г-жа Амира Хак (Бангладеш). В работе Группы участвующие участники, обладающие широкими знаниями и опытом.

Группа рассмотрела широкий круг операций в контексте в контексте использования мира, включая меня существующие характеры, изменения мандатов, проблемы, связанные с оказанием добрых услуг и миростроительством, управленческие права и административные процедуры, планирование, партнерские отношения, человека и защиту гражданского населения.В рамках этого обзора были охвачены как операции по поддержанию мира, так и специальные политические миссии, которые в совокупности называются «операции Организации Объединенных в пользу мира».

Генеральный секретарь получил доклад Группы 16 июня 2015 года. Генеральный секретарь внимательно изучит рекомендации, рассмотрелся в этой статье, и передаст его на рассмотрение повестки дня и Совета Безопасности.

Новые горизонты

В 2009 году начался процесс «Новые горизонты» в целях:

  • анализа основных тактических и стратегических проблем, которым предстоит решать миротворческими операциями ООН на текущем этапе и в последующие годы; и
  • активизации диалога с заинтересованными сторонами по вопросам совершенствования механизмов миротворческой деятельности ООН, которые соответствовали бы текущим и будущим требованиям.

Новая программа Организации Объединенных Наций: открывая новые горизонты деятельности по поддержанию мира представляет собой внутренний документ, подготовленный в рамках процесса «Новые горизонты», который предусматривает перспективной программы миротворческой деятельности ООН. Он отражает концепции как Департамента операций по поддержанию мира (ДОПМ), так и Департамента полевой поддержки (ДПП).

В документе предлагается активизировать диалог в целях составления концептуальной программы миротворческой деятельности, которая отражает позиции всех участников глобального партнерства в области поддержания мира.Опираясь на предыдущие усилия по реформированию миротворческой деятельности, документ освещает достижения в области усовершенствования миротворческого механизма и выявляет нерешенные и новые проблемы, которые требуют внимания партнеров по миротворческой деятельности.

Ключевые положения этого документа были рассмотрены в представлении Генерального секретаря Специальному комитету по поддержанию мира [A / 64/573]. Они служат для официальных и официальных обсуждений партнеров по миротворческой деятельности, которые проводились в целях формулирования общей концепции среди тем миротворческой деятельности, более эффективной играла свою роль в международном мире и безопасности.

Инициатива «Новые горизонты»: доклады о ходе осуществления

После выпуска документа «Новые горизонты» ДОПМ и ДПП представляют периодические доклады о ходе этой деятельности, в которых представлены главные результаты диалога по вопросам поддержания мира и усилий по среде процесса «Новые горизонты».

Самый последний периодический доклад - Инициатива «Новые горизонты»: периодический доклад № 2 - был выпущен в декабре 2011 года.В нем описан прогресс в выполнении приоритетных задач реформы после выпуска Инициатива «Новые горизонты»: периодический доклад № 1 в октябре 2010 года и освещены прилагаемые усилия по повышению эффективности миротворческой деятельности ООН.

Доклад Брахими

В марте 2000 года Генеральный секретарь учреждения по операциям с использованием поставленной системы Организации Объединенных Наций проанализировать недостатки существующих на тот момент системы и подготовить реалистичные рекомендации по ее реформированию.В состав группы вошли эксперты, имеющие опыт работы в области предотвращения конфликтов, миротворчества и миростроительства.

По результатам работы был подготовлен доклад, известный как доклад Брахими (по имени группы Лахдара Брахими), в котором отмечалась необходимость:

  • возобновления политической приверженности со стороны государств-членов;
  • существенных организационных изменений;
  • большей финансовой поддержки.

В своей системе экспертов отметили, что обязательными условиями обеспечения эффективности операций ООН является наличие необходимых ресурсов, техническая оснащенность и создание четких, реалистичных и выполнимых мандатов.

Пересмотр принципов и стратегии миротворческой деятельности

Принимая во внимание выводы, сделанные в рамках проекта Брахими, членов ООН и Секретариата ООН продолжили деятельность по масштабной реформы в концепциях, изложенных в следующих документах:

Земельные реформы в Украине: история проведения: Экономика АПК

УДК: 332.28 DOI: https://doi.org/10.32317/2221-1055.202001111

История аграрної економічной думки

Земельные реформы в Украине: история проведения Баланюк И.Ф., Иванюк Т.Л. // Экономика АПК. - 2020. - № 1 - С. 111

Цель статьи - раскрыть и проанализировать особенности развития земных отношений на территории Украины и предложения, способствующие функционированию рыночного оборота земли. Методика исследования. Во время исследования используемые следующие методы: системного анализа - для изучения экономических процессов в их взаимосвязи и взаимозависимости с учетом причинно-следственных связей; прогноз - для обобщения разрозненных исследований земельных отношений в сельскохозяйственных предприятиях; абстрагирования - формулировки обобщенных выводов на основе анализа теории и практики организации земельных отношений в сельскохозяйственных.Результаты исследования. Рассмотрена история формирования и развития земельных отношений на территории Украины. Определены основные предпосылки связи, которые предшествовали появлению каждой земельной реформе. Элементы научной новизны. Получили дальнейшее развитие направления по регулированию земельных отношений в Украине в современных условиях хозяйствования. Развернуты и проанализированы теоретические положения по становлению и развитию земельных отношений. Раскрыты основные условия введения рынка земли в Украине.Практическая значимость. Разработаны предложения по введению мер регулирования земельных отношений в современных рыночных условиях. Предложены основные направления по завершению современной земельной реформы. На сегодня успешное развитие земельной реформы - это во введении функционирования полноценного рынка земли, совершенствования механизма арендных отношений и стимулирования кооперации. Илл .: 2. Библиогр .: 19.

Ключевые слова: земельные отношения; землепользование; собственность; земли сельскохозяйственного назначения; земельная реформа; рыночный оборот земли

Список используемых источников
  1. Баланюк І.Ф., Козак І. И., Шеленко Д. І. Формування внутреннего экономического механізму розвитку організаційно-правових форм сільськогосподарських підприємств. Економіка АПК. 2019. № 5. С. 59–67.
  2. Гайдуцький П. І. Аграрна реформа Л. Д. Кучми в Украине: историко-економічні аспекти. Економіка АПК. 2015. № 1. С. 5-13.
  3. Земельний кодекс України № 2768-ІІІ от 25. 10.2001. URL: https://zakon.rada.gov.ua/laws/show/2768-14.
  4. Іванюк Т. Л. Земельные реформы в Украине: материалы Сімнадцатого Конгресу вчених економістів-аграрників и международної науко-практичної конференції (м.Київ, 30 трав. 2019 р.). Київ: ННЦ «ІАЕ», 2019. С 383-386.
  5. Коріненко П. С. Трансформації земельних відносин в українському селі (ІХ - початок ХХІ ст.). Порівняльний аналіз. Тернопіль, 2015. 496 с.
  6. Лупенко Ю. О., Ходаківська О. В. Трансформація земельних відносин у сільському господарстві (аналітичний огляд). Київ: ННЦ «ІАЕ», 2015. 52 с.
  7. Микитенко І. А. Земельні реформи и селянська психологія в Україні. Київ: Ін-т аграр. екон., 2002. 40 с.
  8. Могильний О. М. Оцінювання відповідності земельних відносин рівню и характеру розвитку продуктивних сил. Економіка АПК. 2018. № 8. С. 5-16.
  9. Розвиток земельних відносин в аграрной сфере: монография / [М. М. Федоров, В. Я. Месель-Веселяк, О. В. Ходаківська та ін. ]; за ред. Лупенка Ю. О., Ходаківської О. В. Київ: ННЦ «ІАЕ», 2016. 432 с.
  10. Трансформация земельних відносин до ринкових умов: збірник матеріалів Одинадцятих річних сорів Всеукраїнського конгресу вчених економістів-аграрників (м.Київ, 26–27 лют. 2009 р.) / Редкол .: П. Т. Саблук та ін. Київ: ІАЕ, 2009. 518 с.
  11. Третяк А. М. История земельних відносині землеустрою в Україні: навч. посіб. Київ: Аграрна наука, 2002. 280 с.
  12. Федоров М. М., Месель-Веселяк В. Я. Реформування земельних відносин и механізмїх регулювання. Розвиток форм господарювання на селі: наук. вид. / [В. Я. Месель-Веселяк, П. Т. Саблук, М. Й. Малік та ін.]. Київ: Урожай. 1993, С. 28–39.
  13. Шульга О.История розвитку земельних відносин в Украине. Вісник КНЕТУ. 2010. № 4. С. 123-134.
  14. Баланюк И., Козак И., Шеленко Д., Баланюк С., Козак-Баланюк И. Прогнозирование валовой продукции сельского хозяйства аграрных предприятий Украины: пример с программным обеспечением STELLA. Экономические исследования (Экономические исследования), 2019. № 28 (5). С. 148–163.
  15. Цзяньюнь Хоу, Сюэси Хо, Руншэн Инь. Участие на рынке аренды земли и его влияние на инвестиции в основной капитал и благосостояние домохозяйств: данные с китайских производственных площадок Apple.Устойчивость. 2017. Т. 9, выпуск 11. URL: https://www.mdpi.com/2071-1050/9/11/1961.
  16. Козак И., Баланюк И., Селенко Д., Баланюк С., Козак Х. Традиционная деревенская система - пример из коммуны Кремпна (Польша). 2019, Т. 38, № 1. С. 87–100.
  17. Ноихл, М. Отчет о состоянии концентрации сельскохозяйственных угодий в ЕС: как облегчить доступ к земле для фермеров (2016/2141 (INI)). Комитет по сельскому хозяйству и развитию села. Европейский парламент.2017. С. 18.
  18. Суиннен Дж., Вранкен Л., Стэнли В. Новые вызовы рынков аренды земли. Обзор имеющихся данных для региона Европы и Центральной Азии. Всемирный банк. Вашингтон, округ Колумбия, 2006. Vol. 1. № 4. 99 р.
  19. Уайнман А., Саведа Ливерпуль-Таси, Л. Земельные рынки и справедливое распределение земли в Северо-Западной Танзании. Избранный доклад подготовлен для презентации на 2016 г., Бостон, Массачусетс, 31 июля - 2 августа. 31 р.
Читать статью: ekonomikaapk_2020_01_p_111_120.pdf

Международная научно-практическая конференция «Судебная реформа в России 1864 года: история и современность» в Президентской библиотеке

24 декабря 2019 года в 11.00 в Президентской библиотеке состоится научно-практическая конференция «Судебная реформа в России 1864 года: история и современность». Организатор мероприятия - Фонд поддержки и развития исторического наследия А. Ф. Кони.

Конференция, приуроченная к 155-летию начала судебной реформы Александра II, направлена ​​на интеграцию и координацию деятельности ученых образовательных и научно-исследовательских организаций, практических работников институтов государственной власти и управления в выявлении исторических корней российского государства и популяризации России, возрождении памяти и популяризации России правоведов.

Судебная реформа 1864 года является важной ступенью развития судебной системы нашей страны. Кроме того, реформа заложила основы современного уголовного и гражданского процессов в России, а также в странах СНГ, Прибалтики и некоторых государств Восточной Европы. На сегодня актуальность данной реформы заключается в необходимости нового осмысления и продолжения развития судебно-правовой системы Российской Федерации.

Мероприятие будет транслироваться в прямом эфире на портале Президентской библиотеки, в официальной группе в социальной сети «ВКонтакте» и на youtube-канале учреждения.

Фонд поддержки и развития исторического наследия А. Ф. Кони создан в феврале 2018 года с целью возрождения памяти обатолии Фёдоровичеи - выдающемся законнике-гуманисте, популяризации других выдающихся правоведов прошлого и современности, а также развития, поддержания образовательной и правовой культуры и повышения престижа юридических профессий в Российской Федерации. Основателем Фонда и его президентом является Людмила Васильевна Кулешова, действующий государственный советник юстиции 3 класса, судья-секретарь Уставного суда Санкт-Петербурга в отставке.

Аккредитация представителей СМИ заканчивается 23 декабря 2019 года в 10:00.

Заявки на аккредитацию просим направлять по прилагаемой форме с пометкой «Аккредитация СМИ» на электронный адрес Марии Кондратюк: [email protected]; тел .: +7 905 207-88-11.

В письме необходимо указать ФИО, дату и место рождения, паспортные данные (серию, номер, место регистрации), перечень проносимой аппаратуры, контактные телефоны, наименование СМИ.

Обращаем внимание представителей СМИ, что направлять заявки на аккредитацию и прибывать на мероприятие необходимо заблаговременно .

Вход в Президентскую библиотеку осуществляется только по предварительной регистрации и при наличии паспорта: представителей СМИ - через подъезд № 2; участников и гостей мероприятия - через подъезд № 1.

Революция в недвижимости: принесёт реформа вещного права

Реформу закона задумал провести экс-президент Дмитрий Медведев. В 2008 году он подписал Указ № 1108 «О совершенствовании Гражданского кодекса Российской Федерации». Закон, принятый в 1994 году, неоднократно дополнялся. Они должны были модернизировать законы, чтобы оно соответствовало новым рыночным отношениям, с использованием новых и лучших образцов европейского законодательства. В 2009 году Совет при президенте совместно с Исследовательским частным правом при президенте одобрили концепцию реформы.Первоначальную версию законопроекта представили в 2010 году, в Госдуму он попал в 2012-м. И тогда она решила разбить масштабный документ на части и принять в несколько заходов.

. Если изменения в интеллектуальное право и обязательное прошли в 2013–2015 годах, то реформа вещного права до сих пор «буксует». На днях Исследовательский центр частного права опубликовал новый вариант концепции, то есть пока «черновую» версию законопроекта с использованием положениями положения. Теперь, когда документ закончен, его могут доработать или внести в Госдуму как есть. Или снова отложить «в долгий ящик».

Одна из причин промедления в том, что законопроект будет иметь колоссальное влияние на имущественный оборот, если его примут, отмечает управляющий партнёр Федеральный рейтинг. группа Земельное право / Коммерческая недвижимость / Строительство группа Разрешение споров в судах общей юрисдикции группа Арбитражное судопроизводство (средние и малые споры - средний рынок) группа Управление частным капиталом 23место По выручке на юриста (менее 30 юристов) 47место По выручке Профайл компании × Денис Литвинов. «Слишком много людей боятся нового, им проще терпеть неудобства, - жаловался в 2015 году первый заместитель председателя совета ИЦЧП Андрей Егоров. - Тем более эти неудобства не сказываются на всех без исключения ». По мнению Литвинова, если всё заработает так, как задумал законодательство, эффект в сфере земельно-имущественных отношений, можно будет сравнить с появлением интернета. «Важно только научить всех правильно пользоваться этим« интернетом », - считает эксперт.

Основные изменения проекта касаются недвижимости и вещных прав.

Недвижимость

Было

В концепции

Земельные участки, здания, сооружения и прочие объекты - это недвижимость. К недвижимости относится всё, что прочно связано с землёй и что нельзя переместить без несоразмерного ущерба.

Недвижимая вещь - это участок. А расположенные на нём здания, сооружения и другие объекты, прочно связанные с участком, - это его составные части.


Здания и сооружения могут быть отдельными недвижимыми объектами, если у земли под ними другой собственник, а также при условии регистрации права собственности на.

Если собственник здания приобрёл землю под ним или наоборот, то перестаёт восприниматься и часть участка.

Жилые и нежилые помещения, а также машино-места к недвижимости (при условии постановки на кадастровый учёт).

Жилые и нежилые помещения и машино-места иногда отдельные отдельными недвижимыми объектами.

Помещения, которые не имеют самостоятельного назначения, входят в состав общего здания.

Единый недвижимый комплекс - совокупность объединенных единым назначением зданий, сооружений и связанных вещей, неразрывно связанных физически или технологически либо расположенных на одном участке (ст. 133.1 ГК).

Необходимо, чтобы они были зарегистрированы в ЕГРН как одна вещь.

Единый недвижимый комплекс - это совокупность зданий, объектов незавершённого строительства с одним назначением, которые на одном или нескольких нескольких участках, не принадлежащих их собственнику на праве собственности.

Такую совокупность независимо от расположения земельных участков и прав на эти участки.

Необходимо, чтобы эти объекты были зарегистрированы в ЕГРН как одна вещь.

Объединить несколько вещей в единый комплекс, разделить, изменить состав комплекса можно с помощью изменений в ЕГРН.

Как предусматривается, постепенно должна остаться только земля. Здания в перспективе будут превращаться в составную часть участков, когда у них совпадение собственники. Например, как в Германии, комментирует партнёр Федеральный рейтинг. группа ВЭД / Таможенное право и валютное регулирование группа Международные судебные разбирательства группа Земельное право / Коммерческая недвижимость / Строительство Профайл компании × Антон Шаматонов. По его словам, это самое значимое изменение концепции и «полное переосмысление сегодняшнего порядка». Оно потребует корректировки других нормативно-правовых актов. В частности, в сфере регистрации недвижимости, предсказывает Шаматонов.

Законодательство

Роман Бевзенко, который принимал участие в разработке, перечисляет достоинства модели единого объекта: она устраняет неопределённость ст. 130 ГК (о том, какие вещи являются движимыми, а какие нет), подталкивает пользоваться землёй только на основе оформленных прав, снимает проблему налоговой квалификации объектов, а также снижает административные издержки и нагрузку на регистрирующий орган.О понятиях понятия недвижимости говорил руководитель неопределенной группы по совершенствованию законодательства о вещных правах Василий Витрянский. «Суды признают движимыми вещами асфальтированные площадки, заборы, оросительные системы и прочее, - объяснял он. - А подъёмные краны, производственное оборудование - недвижимыми ».

Единый объект: плюсы и минусы

экспертов поддержали предложенную концепцию единого объекта. Проект упростит оборот земельных участков, а кроме того, он не производит принудительного переоформления прав, отмечает департамента правового регулирования экономической деятельности Финуниверситета Оксана Васильева.Реформа назрела давно, она исключит правовую неопределённость, которая включает в результате разделения здания и земельного участка как отдельных объектов, считает Ольга Насонова из юрбюро «Мозго и партнёры». Литвинову из «Содружества земельных юристов» обрадовал компромисс: здания и другие объекты, у которых иной собственник, чем у участка, всё ещё признаются самостоятельными недвижимыми вещами.

В этом сюжете

Но не все могут согласиться с концепцией единого объекта. Её считает «слишком радикальной» советник юрфирмы Федеральный рейтинг.группа Банкротство (включая споры) Профайл компании × Дмитрий Константинов. По его мнению, вполне достаточно действующего принципа единства судьбы участка и связанных с ним объектов, а проблемы надо решать в первую очередь корректировкой судебной практики. Испытывать уничтожение Константинов.«Представьте, что вам надо отмежевать и продать только часть такого участка или часть здания», - объясняет юрист.

Концепция единого объекта не вызывает вопросы у партнёра. Федеральный рейтинг. группа Цифровая экономика группа Интеллектуальная собственность (включая споры) группа ТМТ (телекоммуникации, медиа и технологии) 13место По количеству юристов 25место По выручке на юриста (более 30 юристов) 36место По выручке Профайл компании × Александра Латыева. Но он не может согласиться с императивным (безальтернативным) правилом о «слиянии» земли и здания в один объект. «Это ненормально для гражданского права, особенно в условиях, когда более четверти века основывался на противоположном подходе», - обвинён эксперт.

Единый комплекс и судьба недостроя

Ещё одно значимое изменение касается единого недвижимого комплекса. Соответствующая норма есть в ГК, но не так часто применяется из-за негибкости, говорит Константинов.«Сложно определить, что входит в комплекс, что каждый из строений и участков не стоит на отдельном учёте, - объясняет эксперт. - Комплексы на практике слишком сложны и означают риски для собственника и его контрагента ». Как будет правил регулирование в концепции пока неясно, считает Константинов: конкретики пока нет. Есть упоминание проектной документации применительно к созданию комплекса. Если её требовать при любых изменениях, то это может потребовать значительных временных и финансовых трат, хотя своя логика в этом есть, рассуждает Константинов.

Кроме того, проект предусматривает возможность зарегистрировать объект незавершённого строительства. Для этого необходимо, чтобы строительство велось по закону, а сам недострой был готов хотя бы наполовину. Заявление о регистрации можно подать в течение трёх лет со дня прекращения договорного права на земельный участок. Норма представляет собой анализ на законодательном уровне решить всё ещё дискуссионный вопрос о судьбе объекта незавершённого строительства, комментирует Насонова. По ее словам, часто встречается недобросовестная регистрация права собственности на недострой.Кроме того, судебная практика по-разному отвечала на вопрос, когда объект должен приобрести самостоятельный статус, а проект требует завершения не меньше чем на 50%, отмечает Насонова.

Вещные права

Было

Концепция

В частности, ограниченными вещными правами (правами на чужую вещь) являются сервитуты, право хозяйственного ведения и оперативного управления, право пожизненного наследенного право постоянного (бессрочного) пользования земельным участком (ст. 216 ГК).

Среди ограниченных вещных прав (прав на чужую вещь) в законе право постоянного землевладения, право застройки, право личного пользованияладения, право приобретения чужой недвижимой вещи.

Нельзя сказать, что это новые институты для российского правопорядка, потому что некоторые из них известны в судебной практике.

-

Владение означает фактическое господство лица над объектом владения и сохраняется до тех пор, пока владелец имеет свободный доступ к объекту владения.

Детально регламентирована защита владения: кто может за ней обратиться (в том числе иногда вовсе не владельцы), как требуется требование о защите владения, какие аргументы ему можно противопоставить и так далее.

Описаны способы защиты вещных прав. В их требование требование освободить вещь от ареста (кроме случаев, когда требуется к самому владельцу).

-

Появились «соседские права»: они ограничивают права лиц, владеющих соседними объектами недвижимости. В частности, это актуально для дачников.

Право застройки должно заменить право для строительства целей. Как объясняет Бевзенко, это позволит решить целый ряд противоречий. Сейчас застройщик заключает договор аренды с собственником, как правило, на срок до пяти лет. В теории аренды участка имеет ценность, его можно было бы заложить банку, чтобы получить деньги на строительство. На практике это право устойчиво: арендодатель может отказаться от договора, в одностороннем порядке изменить плату, заблокировать уступку и залог прав, говорит Бевзенко.Также в законе нет минимального срока аренды.

Этих и других недостатков строительной конструкции лишено права застройки, считает Бевзенко: оно устанавливается один раз и дает возможность строить и эксплуатировать построенные здания, которые будут считаться составной частью права застройки.

«Это предложение долго было предметом дискуссий, споры не утихают до сих пор, - комментирует Шаматонов. - Но большинство цивилистов поддерживает его. Право застройки известно со времён Древнего Рима ».

Репортаж

Более скеп настроен руководитель практики недвижимости и строительства Федеральный рейтинг. группа ВЭД / Таможенное право и валютное регулирование группа ГЧП / Инфраструктурные проекты группа Земельное право / Коммерческая недвижимость / Строительство группа Интеллектуальная собственность (включая споры) группа Комплаенс группа Корпоративное право / Слияния и поглощения группа Международный арбитраж группа Налоговое консультирование и споры (Налоговые споры) группа Природные ресурсы / Энергетика группа ТМТ (телекоммуникации, медиа и технологии) группа Транспортное право группа Фармацевтика и здравоохранение группа Финансовое / Банковское право группа Цифровая экономика группа Антимонопольное право (включая споры) группа Арбитражное судопроизводство (крупные споры - высокий рынок) группа Международные судебные разбирательства группа Налоговое консультирование и споры (Налоговое консультирование) группа Трудовое и миграционное право (включая споры) группа Семейное и наследственное право группа Уголовное право группа Управление частным капиталом группа Банкротство (включая споры) 3место По выручке 3место По количеству юристов 5место По выручке на юриста (более 30 юристов) Профайл компании × (Россия) Максим Попов. По его словам, ещё в 2012 году законопроект о вещных правах явно не вписывался в существующую систему регулирования земельных отношений, особенно в публичной сфере. А за прошедшие годы разрыв стал ещё сильнее. В 2015 году был подробно изложены нормы предоставления земельных участков в аренду для строительства, в 2018 году появился публичный сервитут - один из правовых инструментов, предназначенных для размещения линейных объектов. «Полагаю, лучше заполнять пробелы гражданское законодательство, а не усложнять и без того громоздкую и запутанную систему регулирования земельных отношений», - считает Попов.

О том, что проект надо актуализировать, говорит и Латыев. По его словам, его авторы не трогали те нормы, которые не считают принципиальными. Например, о самовольной постройке, о прекращении права собственности. Эти нормы норм переписать в новую версию. Но за время существования проекта они изменились. Эти часто не учтены в концепции, говорит Латыев.

Помимо изменений, важных для экономики, проект содержит интересные населению нововведения. Для них станет знаковой концепция «соседских прав».Как устанавливает проект, собственник земельного участка (в том числе нормативные дачи) должен терпеть «пары, запахи, дым, копоть, тепло, шумы» со стороны соседей, пока это не факторы нагрузок, а если их нет, то разумных пределов. Каждый владелец должен думать о соседе: не ведёт посадки, не рыть колодцы, если это плохо ведет состояние дополнительного участка. Например, можно требовать от соседа, чтобы он своими действиями «не изменял притока света на соседний участок и не сужал открывающегося вида», если это выходит за разумные пределы.

Денежная реформа Елены Глинской - Финансовая грамотность на уроках Всеобщей истории и Истории России

Казнь фальшивомонетчиков. Миниатюра из Лицевого летописного свода (1560—1570-е годы)

Во время царствования Ивана III была запрещена чеканка монет удельными князьями.С 80-х годов XV века введены монетами государства стали серебряные денги - московские («московские») весом 0,39 г и новгородские («новгородки») весом 0,78 г. Рубль был только счётнойей и состоял из 100 новгородских или 200 московских денег, то есть одна новгородка равнялась двум московкам. В Москве также чеканили полушку (1/2 московки), а в Новгороде и Пскове - равную ей четверетцу (1/4 местного денги). Кроме того, в обращении находились все монеты, выпущенные с начала чеканки собственных русских княжеств, то есть с 1380 года.Активно использовались монеты иностранной чеканки «всех времён и народов» самых разных стандартов. Популярным был счёт на алтыны - ещё одну денежную единицу, равную шести московкам. Для мелкой торговли изредка чеканили медные монеты - пулы.

К началу XVI века чеканка монет в Великом княжестве Московском велась на денежных дворах Москвы, Новгорода, Пскова и Твери под контролем государственных чиновников. Однако существовала и практика откупов, когда право чеканки выкупали частные лица - «денежники», уплачивавшие в казну установленную пошлину.

Памятная монета 1989 года с изображением копейки, денги и полушки Ивана IV

В 30-х годах XVI века массовый характер приобрело обрезывание монет. Умельцы обрезали их по краям или переплавляли, добавляя дешёвые примеси (например, медь) и получая фальшивки.

Эти факторы стали причиной проведения денежной реформы, обычно называемые Елены Глинской, матери Ивана IV, который по малолетству ещё не принимается в использовании.Были проведены показательные массовые казни фальшивомонетчиков. В феврале - марте 1535 годален указ о реформе, и вскоре начата чеканка новых монет. Одновременно из обращения изымались монеты обрезанные, низкой пробы, а затем и все старые, чеканившиеся с 1380 года. Запрещалось хождение иностранных монет, но при желании их можно было отнести на монетный двор и переплавить в общероссийские. Была проведена девальвация денежной единицы, то есть официальное уменьшенное количество в ней серебра (сегодня девальвация проводится в форме снижения курса национальной валюты по отношению к иностранным, но об этом будет рассказано в других главах, в частности в главе «Кризис 1998 года»). Если раньше из гривны серебра (204 г) чеканили монет на 2,6 рубля, то теперь - на 3 рубля. При этом нужно отметить, что в обращении уже давно находились монеты, которые в результате обрезывания не соответствовали старой норме и приближались к новой. Иначе говоря, правительство зафиксировало тот стандарт, который складывался на практике.

Денга Ивана IV (около 1535 года)

На монетах одного номинала стали делать одинаковые изображения.На новых новгородских денгах чеканили всадника с копьём, их стали называть «денгой копейной», а затем - просто «копейкой». «Московка», на которой изображали всадника саблей, некоторое время именовалась «сабельницей», стала называться просто «денгой», а потом «деньгой». Третий номинал - полушка, на ней изображалась птица.

Реформа 1535—1538 годовила упорядочить денежную систему централизованного Русского государства и освободить ее от пережитков феодальной чеканки. Страна получила монеты единого веса и типа.В обращении остались только серебряные копейки (0,68 г), денги (0,34 г) и полушки (0,17 г). Чеканка медных монет прекратилась. Откуп монетных дворов был отменён, изготовление монет окончательно централизовано. В качестве счётных сохранились рубль, эквивалентный 68 г серебра и равный 200 денгам или 100 копейкам, и алтын (6 денег или 3 копейки).

Выводы (исторический и финансовый)

Процесс формирования единого Русского государства централизацией денежной системы

В результате реформы была проведена девальвация денежной единицы, то есть официальное уменьшенное в ней серебра

Денежная реформа Петра I - Финансовая грамотность на уроках Всеобщей истории и Истории России

Эдмунд Галлей (начало XVIII века)

В марте 1697 года Пётр I (1672—1725) отправил в Западную Европу Великое посольство.Дипломатическую миссию из шестидесяти человек планли великих полномочных посла из числа сподвижников Петра. Сам царь следовал с посольством инкогнито - под именем урядника Преображенского полка Петра Михайлова.

Посольство преследовало не только политические цели. В поездке, которая продолжалась почти полтора года, Пётр знакомился с фабрик, мастерских, верфей, музеев. Он изучал корабельное дело, а также подбирал на русскую службу иностранных специалистов. Работа Великого посольства стала подготовкой к преобразованию, который Пётр планировал осуществить в России.

Во время пребывания в Англии Пётр I уделил особое внимание изучению системы денежного обращения и посетил английский Монетный двор, в то время руководил великий учёный Исаак Ньютон (1643-1727). К сожалению, нам неизвестно, встречался ли с ним русский царь. Есть сведения, что Пётр через своего сподвижника Якова Брюса неоднократно делал настойчивые предложения перейти на русскую службу знаменитого английскому астроному Эдмунду Галлею (1656-1742), который тогда руководил одним из филиалов Монетного двора.Но Галлей от этого предложения отказался.

Великое посольство не успело посетить все намеченные страны. Пётр I был вынужден спешно вернуться в Москву, узнав о вспыхнувшем стрелецком бунте. Через несколько дней после подавления бунта Пётр подписал два указа. Первый предписывает брить бороды и носить одежду европейского образца. Во втором говорилось о начале денежной реформы.

Реформу Пётр I проводил поэтапно, совершенствуя денежную систему страны все последующие годы своего правления.

Основой денежной системы, которая сложилась в России к концу XVII века, была серебряная копейка. Реформа началась с того, что в 1698 году её вес был снижен с 0,38 до 0,28 грамма. Тем самым счётный рубль (такой монеты тогда ещё не существовало), эквивалентный 28 граммам, стал равен основной западноевропейской серебряной монете - талеру.

В 1700 году начался выпуск разменных монет из меди - денги (1/2 копейки), полушки (1/4 копейки), полуполушки (1/8 копейки).Помня про Медный бунт 1662 года, причиной которого стало недоверие населения к медным деньгам, в их ввод вводили постепенно, ориентируясь на реальные розничной торговли.

В 1701 году в России впервые отчеканили золотые монеты для обращения - червонцы (общий вес - 3,5 г), образцом для которого послужил голландский дукат. Их цена в рублях не фиксировалась, она изменялась в соответствии со стоимостью золота и серебра.

В 1704 году появились основные монеты - большая круглая медная копейка и серебряный рубль (общий вес - 28 г).На первых рублёвых монетах был изображён Пётр I, на обороте - двуглавый орёл и надпись: «Монета добрая, цена рубль». На их изготовление частично пошло уже русское серебро - с первого серебряного рудника в районе Нерчинска, который стали разрабатывать с 1700 года.

В 1717 году Пётр I совершил свое второе большое в Европу, посетив Германию, Данию, Нидерланды и Францию, - путешествие везде интересовался денежным обращением. На Парижском монетном дворе Пётр изучал, как работают прессы, и собственноручно изготовил три монеты.Тогда же он встречался с Джоном Ло, продвигавшим идею выпуска бумажных денег, и даже пригласил его в Петербург.

Пётр I в Голландии (конец XVIII века)

После возвращения из этой поездки Пётр I приступил к новому этапу денежной реформы.

В 1718 году в России был окончательно прекращён выпуск серебряных копеек. Для их изготовления уже несколько веков использовалась серебряная проволока, которую разрезали на маленькие куски, плющили и наносили изображения.Из-за сходства с рыбьей чешуёй их прозвали чешуйками. Пётр с презрением называл серебряные копейки «старыми вшами». Теперь для чеканки всех новых монет стали использовать специальные круглые заготовки и винтовой пресс - как на европейских монетных дворах.

В 1721 году император издал указ, запрещающий государственные учреждениям использовать другие номиналы, кроме рубля и копейки. Ранее использовавшимися счётными понятиями служили денга (полкопейки) и алтын (три копейки). Россия стала первой европейской страной, где создана единая для всей территории монетная система, основанная на десятичном принципе.

Оценивая итоги денежной реформы, необходимо отметить то, что она достигла основных целей - достижения к новому деньгам и снижению расходов на их выпуск. Этому был подчинён весь её ход. Показательно то, что выпуск привычных для населения серебряных копеек прекратили только в 1718 году. К этому моменту все основные монеты новой денежной системы (в частности, медная копейка) находились в обращении уже почти 15 лет, то есть пользовались полным доверием со стороны населения.

Выводы (исторический и финансовый)

Одной из задач Великого посольства было изучение денежного обращения стран Европы

Реформа началась с понижения качества в рубле таким образом, чтобы он стал равен основной западноевропейской серебряной монете - талеру

Помня про Медный бунт, причиной которого стало недоверие населения к медным деньгам, в их ввод вводили постепенно, ориентируясь на реальные розничной торговли

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *