История геродот: Книга «Геродот. История» Геродот – купить книгу с быстрой доставкой в интернет-магазине OZON

Геродот

 

Римский оратор Марк Туллий Цицерон (I в. до н.э.) назвал Геродота «отцом истории» (Pater historiae). Этот титул до сих пор непременно прилагается к имени великого галикарнасца, жившего почти две с половиной тысячи лет назад.
Галикарнас — город греков-дорийцев на восточном берегу Эгейского моря. В детстве Геродот мог видеть в городской гавани корабли, приходящие из дальних стран с диковинными товарами на борту, и корабли, выходящие в море навстречу неведомым приключениям. Наверное, по улицам Галикарнаса, как любого портового города, ходило множество чужеземцев: купцов, моряков и прочих разного рода странников, пестро одетых, говорящих на разных эллинских и варварских наречиях.
Странствия самого Геродота начались не по его собственной воле: он вынужденно покинул родной город вместе с другими местными аристократами — противниками тирана Лигдамида.
Некоторое время Геродот прожил на острове Самос, а оттуда отправился в путешествие, которое длилось примерно десять лет. На какие средства он путешествовал — неизвестно. Не исключено, что занимался торговлей.
Геродот побывал в Египте, поднимался вверх по течению Нила, посетил города Малой и Передней Азии, Кипр, Фракию и Македонию, побережья Пропонтиды и Понта Эвксинского (современные Мраморное и Чёрное моря). Он добрался до Ольвии — колонии милетских греков, расположенной в устье Гипаниса (современный Южный Буг). Он пробовал на вкус воду Борисфена (Днепр) и нашёл, что она приятна. Здесь, в скифской земле, на краю ойкумены (древнегреческой вселенной) Геродот остановился и повернул обратно, к берегам Эллады. Затем он жил в Афинах, видел Фивы и Дельфы, объездил Пелопоннес и многие острова. В сорокалетнем возрасте (а сорокалетие древние греки считали расцветом человеческой жизни) он принял деятельное участие в основании на юге Италии афинской колонии Фурии. «Многостранствующий муж» — так называли в те времена подобных путешественников.

Писать «Историю», прославившую его на века и тысячелетия, Геродот, вероятно, начал в своих странствиях. Это колоссальный труд — изложение событий от мифических времён до современных автору греко-персидских войн. Учитывая, что «История» — плод личных исследований, наблюдений и впечатлений Геродота, а также расспросов, с которыми он обращался к бесчисленным безвестным и именитым египтянам, персам, эллинам и полуэллинам, фракийцам и скифам, остаётся бесконечно удивляться любознательности галикарнасца и восхищаться его даром рассказчика.
Он говорил, что собирает и записывает сведения, чтобы минувшие события и деяния эллинов и варваров с течением времени не пришли в забвение. Он достиг своей цели. Его «История» — по-прежнему, на редкость увлекательное чтение. Мир в описании Геродота головокружительно многообразен, человеческое счастье — переменчиво. Мудрые, простодушные и причудливые рассказы о странах, городах, судьбах и обычаях — неиссякаемый источник для новых литературных произведений. Так, написанный в 1986 году замечательный роман в жанре фэнтези «Воин Тумана» его автор Джин Вулф посвятил «с величайшим почтением и симпатией» Геродоту из Галикарнаса.

Светлана Малая

 

ГЕРОДОТ. ИСТОРИЯ: В ДЕВЯТИ ТОМАХ / Пер. и примеч. Г.Стратановского. — М.: Ладомир: АСТ, 1999. — 752 с. — (Классики ист. мысли).

Первоначально труд Геродота назывался «Изложением событий» («Histories Apodeixis»). Александрийские грамматики разделили его на девять книг по числу Муз. С тех пор книги называются: «Клио», «Евтерпа», «Талия», «Мельпомена», «Терпсихора» и т.д. В XV веке, после завоевания Константинополя турками, византийские учёные вывезли рукописные копии «Истории» в Западную Европу. Современные издания и переводы основываются на этих средневековых манускриптах, а также на найденных в начале XX века античных папирусах.

ГЕРОДОТ. ИСТОРИЯ: Избр. страницы / Предисл. Х.Л.Борхеса; Пер. с древнегреч. Г.Стратановского. — СПб.: Амфора, 1999. — 412 с. — (Личная б-ка Борхеса).

- Пересказы «Истории» Геродота -

ГЕРОДОТ. ГРЕКО-ПЕРСИДСКИЕ ВОЙНЫ; Воронкова Л. След огненной жизни; Говоров А. Алкамен — театральный мальчик; Воронкова Л. Герой Саламина / Ил. О.Горбушина и И.Ильинского. — М.: УНИКУМ, 1994. — 815 с.: ил. — (Б-ка ист. прозы для детей и юношества).

Сделанный М.Горбушиной пересказ «Истории» Геродота дополнен известными повестями Л.Воронковой и А.Говорова, во многом основанными на геродотовых описаниях событий греко-персидских войн. Иллюстрации подробно показывают вооружение эллинов, персов, египтян и скифов.

МИЛИАДИС Я. ИСТОРИИ ИЗ ГЕРОДОТА / Пер. с новогреч., предисл. и примеч. В.Соколюка; Худож. М.Неверов. — М.: Дет. лит., 1983. — 158 с.: ил.

Янис Милиадис в течении двадцати лет (с 1940-го по 1960 год) был директором музея на Акрополе в Афинах. Его книга — пересказ для детей многих сюжетов «Истории» Геродота: о сказочно богатом лидийском царе Крезе, о воевавшем с ним персидском царе Кире, о походе другого персидского царя — Дария — на скифов, о победе эллинов в Марафонской долине и их поражении при Фермопилах, о великих битвах при Саламине и Платеях.

РУБИНШТЕЙН Р.И. ЗА ЧТО КСЕРКС ВЫСЕК МОРЕ: Рассказы из истории греко-персидских войн / Рис. В.Андреенкова. — М.: Дет. лит., 1967. — 127 с.: ил.

Ревекка Рубинштейн — египтолог и автор научно-популярных книг для детей. Эта история — о персидском царе Ксерксе, который повелел бичевать пролив Геллеспонт после того, как буря помешала переправе войска.

* * *

В конце XIX века неоднократно издавалась книга под названием «Геродот. Греко-персидские войны», составленная Иосифом Гобзой, директором 1-й Московской гимназии.

Светлана Малая

 

Борхес Х.Л. Предисловие // Геродот. История: Избр. страницы. — СПб.: Амфора, 1999. — С. 5-6.

[Горбушина М.]. О Геродоте // Геродот. Греко-персидские войны… — М.: УНИКУМ, 1994. — С. 7-8.

Дитмар А.Б. От Скифии до Элефантины: Жизнь и путешествия Геродота. — М.: Географгиз, 1961. — 87 с.: ил. — (Замечат. географы и путешественники).

Лурье С.Я. Геродот. — М.-Л., 1947.

Профессор С.Я.Лурье, историк античности и автор таких популярных книг, как «Путешествие Демокрита», «Письмо греческого мальчика», «Неугомонный», собирался написать о Геродоте и для детей, но не осуществил этот замысел.

Прилежаева-Барская Б.М. В Северном Причерноморье: (Орик — сын Гелона) / Рис. В.Власова. — Л.: Детгиз, 1958. — 70 с.: ил. — (В помощь школьнику).

Повесть о путешествии Геродота в Скифию.

Рыбаков Б.А. Геродотова Скифия. — М.: Наука, 1979. — 247 с.: ил.

Скржинская М.В. Скифия глазами эллинов: Науч.-попул. изд. — СПб.: Алетейя, 1998. — 296 с. — (Антич. б-ка: Исследования).
Из содерж.: Скифский рассказ Геродота.

Соколюк В. О деяниях славных и удивления достойных // Милиадис Я. Истории из Геродота. — М.: Дет. лит., 1983. — С. 3-14.

Хафнер Г. Геродот: [О трёх мраморных портретах Геродота] // Хафнер Г. Выдающиеся портреты античности. — М.: Прогресс, 1984. — С. 100-101.

С.М.

 

Наука: Наука и техника: Lenta.ru

«Отец истории» Геродот, родившийся 2500 лет назад, оставил в наследие исторический трактат, правдоподобность которого порой вызывает сомнения. Был ли на территории Полтавщины древний мегаполис? Как персы строили понтонные мосты и рекрутировали воинов от Ливии до черноморских степей? Откуда в Индии мохнатые золотоносные муравьи? «Лента.ру» разбирается в том, за что, почему и насколько обоснованно критиковали автора «Истории».

О нем самом известно крайне мало. Родился в Галикарнасе (нынешний турецкий Бодрум) в 484 году до нашей эры. В юности принял участие в политической борьбе. Неудачно — был изгнан из города. Много странствовал, в том числе по Персидской империи, написал фундаментальное сочинение о войнах греков с персами под названием «История».

Вокруг этого эпохального труда в ученом мире было много споров. Как отмечал еще А.И. Немировский, уже античные авторы видели в Геродоте не «отца истории», а «отца лжи». Плутарх, например, посвятил ему отдельный трактат под красноречивым названием «О злокозненности Геродота». С ним солидаризовались многие европейские историки нового и даже новейшего времени.

«История» Геродота — единственный античный источник, описывающий плавание финикийцев вокруг Африки, организованное в VI веке до нашей эры египетским фараоном Нехо II. Британский египтолог Алан Ллойд (Alan Lloyd) утверждает, что этого не было. Логика простая — за два с половиной года финикийцы прошли 30 тысяч километров, то есть совершили самое длинное плавание в человеческой истории до времен Магеллана.

Ллойд уверен, что организация подобной экспедиции сомнительна: «С психологической точки зрения такое просто невозможно для любого фараона, сколь угодно любознательного, по той простой причине, что это потребовало бы резкого отступления от традиционного египетского образа мысли».

При этом Геродот недвусмысленно, хотя и с недоверием сообщает, что «во время плавания вокруг Ливии солнце оказывалось у них на правой стороне». Так и будет, если обогнуть Африку. Ллойд полагает, что тут нет ничего удивительного, поскольку греки времен Геродота уже знали, что Земля шарообразна.

Однако современная наука говорит: до Геродота лишь отдельные мыслители высказывались в пользу шарообразности Земли, а господствующей точкой зрения была теория плоской суши.

Древнегреческий историк описывает город Гелон в земле светлоглазых и рыжих скифов-будинов как поистине огромный: длина его стен достигала 22-26 километров. Это в десять раз длиннее стен Кремля и даже больше, чем стена, возведенная вокруг Парижа в XVIII веке. О Вавилоне вообще говорить не приходится. Неудивительно, что многие считали этот эпизод «Истории» вопиющим преувеличением.

Бельское городище

Как обнаружилось в ходе раскопок советских археологов в XX веке, длина стен Бельского городища (Полтавщина) действительно достигала 26 километров, а площадь поселения — почти 49 квадратных километров. Трудно проверить остальные утверждения древнего историка о впечатляющей деревянной архитектуре и святилищах скифов-будинов, но как минимум масштабы их городов Геродот явно не переоценил.

Наиболее сильные удары по описанию галикарнасцем греко-персидских войн — главному предмету его повествования — нанес в XIX веке немец Ганс Дельбрюк (Hans Delbrück), беспощадно показавший, что почти все сведения Геродота — вымысел.

Дельбрюк был профессиональным военным, пытавшимся избавить историю от дилетантов — тех, кто верит «букве», игнорируя явную практическую невозможность того, о чем повествует тот или иной древний источник. Он считал, что победа в войне возможна исключительно за счет большого численного перевеса, поэтому рассказы об Александре Македонском, сокрушавшем персов в десятки раз меньшими силами, его не устраивали. На пути деконструкции этого «мифа» он прошелся и по «Истории».

Персидское войско

По свидетельству Геродота, Ксеркс в 480 году до нашей эры привел в Грецию самую многочисленную в древнем мире армию — 1,78 миллиона воинов с 1200 триерами и 3 тысячами вспомогательных кораблей. Дельбрюк беспощаден: снабжение такой армии в те времена было невозможно. Персидский флот, отмечает он, в таком случае должен был располагать сотнями тысяч моряков, то есть по личному составу превосходить многие флоты XX века.

Максимум, по его мнению, доступный логистике того времени, — армия в 60-80 тысяч человек. Соответственно, все рассказы Геродота про призывников от Ливии до Инда — «чистая фантазия, совершенно немыслимая в действительности».

Однако на барельефах Ахеменидов показаны солдаты разных этносов, с разным вооружением. Именно так, как рассказывает Геродот.

Барельеф

Слева — мидяне, справа персы. Многонациональный характер персидской армии упоминается в источниках и отражен на барельефах той эпохи.

Кроме того, если исходить из представления о малочисленности персидской армии (30-80 тысяч человек), якобы не слишком превосходящей общеэллинские силы, совершенно непонятно, почему афиняне и их союзники даже не пытались сражаться с персами на суше, тут же уйдя морем на острова. Почему они бросили крепостные стены? Объяснить это в рамках концепции Дельбрюка решительно невозможно.

Между тем все греческие источники в вопросе численности армии персов чрезвычайно близки к Геродоту. Эсхил, участник Саламинского сражения, как и галикарнасец, пишет о 1200 боевых кораблях персов. Его «Персов» 472 года до нашей эры читали те, кто с ними дрался, — вряд ли их можно было обмануть.

Займемся расчетами. Родной город Геродота — Галикарнас — был чрезвычайно мал, однако выставил и смог снабжать пять триер (не менее 1000 человек экипажа). Афинских триер, по разным источникам, было 180 (после войны — 200). Без 170 гребцов триера с места не сдвинется, значит личный состав — это десятки тысяч человек. И если столько выставили Афины, то весь антиперсидский союз (примерно еще столько же) смог собрать в свой флот больше 70 тысяч человек. Очевидно, с выводом о невозможности снабжения таких сил, собранных в одном месте, что-то не так.

Греческая галера

А что же персидский флот? Сама карта Саламина показывает, что греки оборонялись, выбирая позицию, которая бессмысленна, если противник не превосходит по численности в разы. То есть если у эллинов достоверно было более 300 триер, то у персов их было намного больше. При любой оценке персидский флот располагал гораздо более чем 100 тысячами моряков, что ставит крест на всех аргументах Дельбрюка.

Одно из самых странных мест «Истории» — описание двух колоссальных мостов через пролив. Анализ, проведенный профессиональными военными на берегах Дарданелл, где Ксеркс возвел сразу два моста, дает однозначный результат: ни один из них не мог быть короче двух километров, а быть может, достигал и трех. Это не просто ставит их в ряд крупнейших в истории человечества (сегодня мост через этот пролив лишь планируется), но и поднимает вопрос о пределах технических возможностей Древнего мира. Согласно Геродоту, на понтоны для моста потребовалось 674 боевых корабля, поставленных бок о бок и связанных огромными канатами.

Определенно, все это не имело никакого смысла, будь персидская армия как в описании Дельбрюка. На самый малый из кораблей, использовавшихся в качестве понтонов моста, можно было посадить 50 человек. 674 таких судна переправили бы даже двухсоттысячную армию за десяток рейсов, то есть за сутки. На деле у персов было больше трех тысяч судов, на которые можно было посадить 200 тысяч человек и вовсе за один рейс. Зачем строить два моста через море, лишая себя семи сотен кораблей, если есть возможность перевезти всю армию за сутки? Зачем для небольшой армии вообще нужны два моста? И почему по двум параллельным мостам, согласно Геродоту, персы переходили проливы практически неделю?

Ксеркс наказывает море

Ответы на все эти вопросы довольно просты: персы были вполне разумными людьми и знали, что морские перевозки быстрее и дешевле пешего марша. И первая попытка завоевания Афин в 490 году до нашей эры прошла именно по этому сценарию. Тогда 600 персидских кораблей быстро доставили персидскую армию морем в Аттику — что чуть труднее, чем преодоление пролива в 4 километра шириной. Причем и по древним, и по современным оценкам десант не менее чем в 2,5 раза превосходил греков по численности.

Трудно представить себе, чтобы Ксеркс, считавший, что его огромный флот доминирует на море, не захотел бы воспользоваться этим путем. Но у персидского правителя просто не было другого выхода: армия, приведенная им, была так многочисленна, что ее переброска без двух крупнейших в тогдашнем мире мостов была нереальна. В полном соответствии с Геродотом.

Оценки численности персидской армии в 200 тысяч в современной историографии еще встречаются, хотя авторы и не пытаются прояснить, зачем для такой армии понадобились колоссальные инженерные мероприятия, упоминаемые во всех источниках, повествующих о переправе.

В целом современные историки в этом споре скорее на стороне Геродота — мало кто сейчас пытается защищать концепцию «малочисленных персов».

Геродот лишь бегло описывает конструкцию триер и других кораблей своего времени, однако упоминает впечатляющую скорость перемещения по морю и то, что они не тонули даже после разрушения.

Все это военным историкам долго казалось сомнительными. Безбалластные однокорпусные корабли не могут ходить по морю, да и само судно, где три ряда гребцов работают один над другим, выглядит совершенно невероятным. Ведь третьему ряду, чтобы доставать до воды, нужны очень длинные и тяжелые весла, к тому же им мешали бы весла нижних рядов.

Усугубляло ситуацию и то, что другие древнегреческие авторы как будто сговорились с галикарнасцем и повторяли то же самое, рассказывая о средней скорости триер (часть гребцов отдыхает) в 11 километров в час и пиковой до 23 километров в час. Фукидид же и вовсе говорит о плавании одной триеры на веслах на 300 километров в одни сутки. Все эти цифры, на взгляд европейских историков, имели мало смысла. Хорошо известно, что гребные суда медленнее парусных, а 300 километров в сутки — невероятный рекорд даже для парусников Колумба. Подтверждали эту мысль и европейские галеры, строившиеся до XIX века. На веслах они могли идти на скорости 4-5 километров в час, и лишь на 20-30 минут достигали 11-12 километров в час, после чего вся команда долго отдыхала. В общем, древние греки в очередной раз переусердствовали с самовосхвалением.

Логичную и стройную картину «испортили» инженер Джон Коатс (John Coates) и историк Джон Моррисон (John Morrison). В 1980-х на основании данных, полученных при раскопках на пирейских верфях, они построили грубоватую копию триеры — «Олимпию». С неподготовленным экипажем из современных добровольцев она разгонялась до 17 километров в час.

Архитектура этого корабля настолько отличается от европейской, что сравнение с галерами Нового времени не имеет смысла. У триер был очень легкий корпус-полумонокок весом всего 40 тонн, а ряды гребцов располагались уступом наружу, что повышало мореходность даже без балласта. Тот же уступ не позволял веслам мешать друг другу. На каждом весле был лишь один человек, а это резко повышало КПД.

По скорости европейские суда догнали триеры лишь в Новое время, а по маневренности (не зависящей от направления ветра) вообще к XIX веку — причем окончательно лишь с изобретением парохода.

В «Истории» много моментов, выглядящих, мягко говоря, неправдоподобными. Например, рассказ о древнегреческих бегунах. По Геродоту, «суточный бегун» (hemerodrome) Фидиппид донес весть из Афин до Спарты, пробежав за сутки 238-246 километров по горным дорогам, а затем с ответом отправился обратно. Хотя Геродот не освещает его дальнейшую судьбу, не исключено, что гонец и обратный путь преодолевал бегом.

Когда в Европе возродили Олимпийские игры, их организаторы не были столь отважны, чтобы исходя из этой истории, считавшейся тогда чистой фантастикой, назначить максимальную дистанцию бега. Поэтому за основу был взят легендарный эпизод про Марафон с его многократно меньшим километражом.

Теперь взгляд науки на все это изменился. Во-первых, приобретенный опыт бега на длинные дистанции (тот же марафон) показал, что человек вовсе не умирает через 40 километров. Во-вторых, этнографы описали племена охотников, без остановки пробегающих более 200 километров.

Несколько офицеров британских ВВС в 1982 году прибыли в Грецию, чтобы проверить рассказ Геродота. Трое из пятерых даже добежали до конца, хотя, конечно, не так быстро, как профессиональный бегун V века до нашей эры. И возник ежегодный Спартатлон — соревнование, в котором наши убедительно демонстрируют реальность древнегреческих «сказок».

Конечно, Геродот много записывал со слов очевидцев, а их творческая фантазия во все времена способна на многое. Так в «Истории» возникли покрытые мехом муравьи-золотодобытчики величиной с лисицу, обитавшие на северной окраине индийских владений Персидской империи. Местные жители якобы промышляли вынесенным ими на поверхность земли золотым песком.

При всей анекдотичности этого сюжета, он не вполне неверен. Во второй половине XX века Мишель Пессель (Michel Peissel) установил, что в указанной Геродотом местности до самого недавнего времени в золотодобыче действительно использовались животные — причем именно покрытые мехом. Правда не муравьи, а сурки. Роя ходы, они выбрасывали на поверхность земли самый легкий грунт, а в том районе это был золотоносный песок.

Как замечает Пессель, на персидском «горный муравей» и «сурок» звучали одинаково, да и образ жизни гималайских сурков (подземные колонии) может произвести на не видевшего их человека впечатление, что это общественные животные. Так что путаница вполне объяснима.

Большинство историй Геродота о греко-персидских войнах отрицалось по одной схеме — этого не может быть, потому что этого «совершенно очевидно» не может быть никогда. Но оценивая события далекого прошлого, не следует исходить только из собственного опыта. Значительную часть той энергии, которую современный человек тратит на разработку новых айфонов, древние люди направляли слегка в другое русло. Тезис «они не могли» часто выдвигают, забывая, что и до нашей эры Homo sapiens мало чем отличался от нас сегодняшних.

ГЕРОДОТ • Большая российская энциклопедия

Геродот. Римская копияс греческого оригинала 4 в. до н. э. Метрополитен-музей (Нью-Йорк).

ГЕРОДО́Т (Ἡρόδοτος) (ок. 484 до н. э., Га­ли­кар­нас, на юго-за­па­де Ма­лой Азии – ок. 425 до н. э., г. Фу­рии, Юж. Ита­лия), др.-греч. ис­то­рик, «отец ис­то­рии» (Ци­це­рон, Cic. De leg. I, 1). По со­об­ще­ни­ям ан­тич­ных ав­то­ров и ви­зант. лек­си­ко­гра­фов, Г. про­ис­хо­дил из знат­но­го ро­да (воз­мож­но, гре­ко-ка­рий­ско­го). По­лу­чил пре­крас­ное об­ра­зо­ва­ние, хо­ро­шо знал греч. эпич. по­эзию (Го­ме­ра), про­из­ве­де­ния ран­них по­этов-ли­ри­ков и про­заи­ков-ло­го­гра­фов (в ча­ст­но­сти, Ге­ка­тея Ми­лет­ско­го), в то же вре­мя был от­крыт вос­при­ятию куль­ту­ры вост. на­ро­дов. В мо­ло­до­сти на ро­ди­не при­ни­мал уча­стие в по­ли­тич. борь­бе, но по­сле по­ра­же­ния груп­пи­ров­ки, к ко­то­рой при­над­ле­жал, вы­ну­ж­ден был по­ки­нуть Га­ли­кар­нас и пе­ре­се­лить­ся на о. Са­мос. По­сле не­сколь­ких лет из­гна­ния Г. смог вер­нуть­ся на ро­ди­ну, од­на­ко но­вые по­ли­тич. не­уда­чи за­ста­ви­ли его на­все­гда по­ки­нуть род­ной го­род. Об­ла­дая при­род­ной лю­бо­зна­тель­но­стью и пыт­ли­вым умом, бу­ду­чи со­стоя­тель­ным че­ло­ве­ком (за ним ос­та­ва­лось име­ние на ро­ди­не), Г. мно­го пу­те­ше­ст­во­вал – по­се­тил мн. об­лас­ти Ма­лой Азии, Ме­со­по­та­мию (Ва­ви­лон) и Зап. Иран, Си­рию, Фи­ни­кию, Еги­пет (ос­та­нав­ли­вал­ся в Мем­фи­се, под­нял­ся по Ни­лу вплоть до пер­вых по­ро­гов), воз­мож­но, по­бы­вал и в Ки­ре­наи­ке (об­ласть совр. Ли­вии). Др. мар­шрут Г. про­ле­гал на се­вер, че­рез зо­ну про­ли­вов и зем­ли фра­кий­цев, в Ски­фию, в Сев. При­чер­но­мо­рье; жил в Оль­вии, за­тем по р. Ги­па­нис (совр. Юж. Буг) про­ник в глубь скиф­ских зе­мель. По­се­щая раз­ные стра­ны, Г. вёл за­пи­си (опи­са­ние дос­то­при­ме­ча­тель­но­стей), ко­то­рые позд­нее лег­ли в ос­но­ву отд. экс­кур­сов в его «Ис­то­рии». В про­ме­жут­ках ме­ж­ду пу­те­ше­ст­вия­ми Г. по­дол­гу жил в Гре­ции, осо­бен­но в Афи­нах, где сбли­зил­ся с Пе­рик­лом и чле­на­ми его круж­ка (в ча­ст­ности, с Со­фок­лом). В 444–443 при­нял уча­стие в вы­ве­де­нии (по ини­циа­ти­ве Пе­рик­ла) афин­ской ко­ло­нии Фу­рии (на юго-вост. по­бе­ре­жье Ита­лии). Фу­рии ста­ли для Г. но­вой ро­ди­ной, где он и ос­тал­ся до кон­ца сво­их дней.

В от­ли­чие от мно­гих сво­их со­оте­че­ст­вен­ни­ков, Г. был гра­ж­да­ни­ном не ка­ко­го-то од­но­го по­ли­са, но все­го греч. ми­ра. Соз­дан­ный им ис­то­ри­ко-лит. труд «Ис­то­рия» стал яр­ким об­раз­цом греч. уни­вер­саль­ной ис­то­рио­гра­фии.

Со­чи­не­ние Г. по­свя­ще­но центр. те­ме ми­ро­вой ис­то­рии – из­веч­но­му про­ти­во­стоя­нию Вос­то­ка и За­па­да, раз­ре­шив­ше­му­ся в древ­но­сти (на сты­ке ар­ха­ич. и клас­сич. эпох греч. ис­то­рии) гре­ко-пер­сид­ски­ми вой­на­ми (500–449 до н. э.). Эта те­ма обо­зна­че­на ав­то­ром в не­боль­шом всту­п­ле­нии, где он пи­шет о сво­ём на­ме­ре­нии со­хра­нить от заб­ве­ния ве­ли­кие со­бы­тия и свер­ше­ния как эл­ли­нов, так и вар­ва­ров, а бо­лее все­го – при­чи­ну их войн друг с дру­гом. На­чав с древ­ней­ших (ле­ген­дар­ных) вре­мён, Г. очень ско­ро пе­ре­хо­дит к пер­во­му ис­то­рич. ан­та­го­ни­сту гре­ков – ли­дий­ско­му ца­рю Крё­зу, а за­тем, по­сле опи­са­ния раз­гро­ма его пер­са­ми, к на­сту­п­ле­нию по­след­них на греч. мир. Уни­вер­саль­ный ох­ват со­бы­тий ми­ро­вой ис­то­рии, рас­смат­ри­вае­мых с оп­ре­де­лён­ной точ­ки зре­ния, рав­но как и ре­ши­тель­ное об­ра­ще­ние к со­вре­мен­но­сти – гре­ко-пер­сид­ским вой­нам, от­ли­ча­ют Г. от ло­го­гра­фов, со­хра­няв­ших вслед за эпо­сом тра­ди­ци­он­ный ин­те­рес к ми­фич. вре­ме­нам, и де­ла­ют его ис­то­ри­ком в соб­ст­вен­ном смыс­ле сло­ва. Един­ст­ву те­мы со­от­вет­ст­ву­ет в тру­де Г. и строй­ность ком­по­зи­ции.

В эл­ли­ни­стич. эпо­ху «Ис­то­рия» Г. бы­ла раз­де­ле­на на 9 книг, ко­то­рым поз­же бы­ли при­свое­ны име­на муз: Клио, Ев­тер­па, Та­лия и т. д. Кем бы ни бы­ло про­из­ве­де­но та­кое чле­не­ние, оно от­ве­ча­ет ре­аль­но­му со­дер­жа­нию тру­да Г., по­стро­ен­но­му по прин­ци­пу клас­сич. триа­ды: в пер­вых трёх кни­гах рас­смот­ре­но по­сте­пен­ное фор­ми­ро­ва­ние Перс. дер­жа­вы при ца­рях Ки­ре II, Кам­би­зе II и Да­рии I. В сле­дую­щих трёх про­сле­жи­ва­ет­ся на­рас­та­ние ак­тив­но­сти пер­сов и их пер­вые по­хо­ды на Гре­цию при Да­рии I. По­след­ние три кни­ги по­свя­ще­ны ре­шаю­ще­му на­сту­п­ле­нию пер­сов на Гре­цию – по­хо­ду Ксер­кса, под­ви­гу гре­ков при Фер­мо­пи­лах и их по­бе­дам при Са­ла­ми­не, Пла­те­ях и Ми­ка­ле (480–479 до н. э.). Всё из­ло­же­ние опи­ра­ет­ся на бо­га­тую ис­точ­ни­ко­вед­че­скую ба­зу: ле­ген­дар­ные пре­да­ния, про­из­ве­де­ния ран­них по­этов и про­заи­ков-ло­го­гра­фов, до­ку­мен­таль­ные сви­де­тель­ст­ва, уст­ную тра­ди­цию, к ко­то­рой, прав­да, Г. от­но­сит­ся не­дос­та­точ­но кри­ти­че­ски. К соз­на­тель­но­му вы­бо­ру ис­то­ри­че­ски зна­чи­мой те­мы, ра­цио­наль­но­му по­строе­нию из­ложения и от­бо­ру ис­точ­ни­ков до­бав­ля­ет­ся кон­цеп­ту­аль­ность, под­чи­нён­ность не­ко­то­рым об­щим иде­ям, пра­во­ту ко­то­рых и при­зва­но по­ка­зать со­чи­не­ние Г. Это пре­ж­де все­го убе­ж­де­ние в пре­вос­ход­ст­ве греч. ци­ви­ли­за­ции (с её гражд. и де­мо­кра­тич. ус­тоя­ми) над вос­точ­ной дес­по­ти­ей и ве­ра в пред­поч­ти­тель­ность спра­вед­ли­вой ме­ры, или за­ко­на, пе­ред без­мер­ным про­из­во­лом, в не­из­беж­ность су­ро­вой ка­ры со сто­ро­ны бо­же­ст­ва или судь­бы за лю­бое на­ру­ше­ние об­ще­при­знан­ной нор­мы. Про­изв. Г. об­ла­да­ет не толь­ко на­уч­ным, но и ху­дож. ка­че­ст­вом. Оно на­пи­са­но на ио­ний­ском диа­лек­те и тя­го­те­ет к тра­ди­ци­ям ран­ней ио­ний­ской сло­вес­но­сти, от­час­ти но­вел­ли­стич. жан­ра, от­час­ти ещё бо­лее ран­не­го – эпи­чес­ко­го. Ма­не­ра из­ло­же­ния не­то­ро­п­ли­вая и пол­но­кров­ная, сле­до­ва­ние об­ще­му пла­ну не ис­клю­ча­ет от­вле­че­ний, в осо­бен­но­сти в ви­де эт­но­гео­гра­фи­че­ских и ис­то­ри­ко-но­вел­ли­стич. экс­кур­сов, уме­ст­ных в рас­ска­зах о фор­ми­ро­ва­нии Перс. дер­жа­вы (ли­дий­ский, ми­дий­ский, соб­ст­вен­но пер­сид­ский, еги­пет­ский, скиф­ский и др. ло­го­сы) или о со­стоя­нии Гре­ции на­ка­ну­не гре­ко-пер­сид­ских войн (но­вел­лы о древ­них ти­ра­нах). Труд Г. со­хра­ня­ет своё зна­че­ние и по­ны­не, во-пер­вых, как веч­ный об­ра­зец ис­то­рич. про­из­ве­де­ния, со­че­таю­ще­го на­уч­ность с вы­со­кой ху­до­же­ст­вен­но­стью, а во-вто­рых, как не­ис­чер­пае­мый ис­точ­ник све­де­ний о древ­них со­бы­ти­ях и куль­ту­рах (в т. ч. и та­ких свое­об­раз­ных, как древ­не­еги­пет­ская или скиф­ская). Об­щая дос­то­вер­ность этих све­де­ний под­твер­жда­ет­ся но­вей­ши­ми ар­хео­ло­гич., эт­но­гео­гра­фич. и ис­то­рич. ис­сле­до­ва­ния­ми.

История в девяти книгах (Геродот)

00:00 / 17:50

01-Книга Первая. КЛИО

16:37

02-Книга Первая. КЛИО

17:31

03-Книга Первая. КЛИО

18:05

04-Книга Первая. КЛИО

22:36

05-Книга Первая. КЛИО

21:17

06-Книга Первая. КЛИО

15:15

07-Книга Первая. КЛИО

17:16

08-Книга Первая. КЛИО

24:16

09-Книга Первая. КЛИО

21:22

10-Книга Первая. КЛИО

19:04

11-Книга Первая. КЛИО

15:11

12-Книга Первая. КЛИО

17:12

13-Книга Первая. КЛИО

15:33

14-Книга Первая. КЛИО

15:39

15-Книга Первая. КЛИО

15:46

16-Книга Первая. КЛИО

17:36

17-Книга Вторая. ЕВТЕРПА

25:21

18-Книга Вторая. ЕВТЕРПА

18:59

19-Книга Вторая. ЕВТЕРПА

29:18

20-Книга Вторая. ЕВТЕРПА

20:25

21-Книга Вторая. ЕВТЕРПА

15:47

22-Книга Вторая. ЕВТЕРПА

19:49

23-Книга Вторая. ЕВТЕРПА

18:35

24-Книга Вторая. ЕВТЕРПА

22:29

25-Книга Вторая. ЕВТЕРПА

16:59

26-Книга Вторая. ЕВТЕРПА

19:52

27-Книга Вторая. ЕВТЕРПА

15:30

28-Книга Третья. ТАЛИЯ

20:01

29-Книга Третья. ТАЛИЯ

16:28

30-Книга Третья. ТАЛИЯ

18:09

31-Книга Третья. ТАЛИЯ

20:15

32-Книга Третья. ТАЛИЯ

25:54

33-Книга Третья. ТАЛИЯ

17:15

34-Книга Третья. ТАЛИЯ

16:11

35-Книга Третья. ТАЛИЯ

17:03

36-Книга Третья. ТАЛИЯ

25:43

37-Книга Третья. ТАЛИЯ

16:26

38-Книга Четвёртая. МЕЛЬПОМЕНА

15:32

39-Книга Четвёртая. МЕЛЬПОМЕНА

23:06

40-Книга Четвёртая. МЕЛЬПОМЕНА

15:31

41-Книга Четвёртая. МЕЛЬПОМЕНА

26:55

42-Книга Четвёртая. МЕЛЬПОМЕНА

21:53

43-Книга Четвёртая. МЕЛЬПОМЕНА

18:58

44-Книга Четвёртая. МЕЛЬПОМЕНА

19:02

45-Книга Четвёртая. МЕЛЬПОМЕНА

21:51

46-Книга Четвёртая. МЕЛЬПОМЕНА

23:20

47-Книга Четвёртая. МЕЛЬПОМЕНА

20:39

48-Книга Пятая. ТЕРПСИХОРА

22:55

49-Книга Пятая. ТЕРПСИХОРА

24:51

50-Книга Пятая. ТЕРПСИХОРА

17:29

51-Книга Пятая. ТЕРПСИХОРА

26:49

52-Книга Пятая. ТЕРПСИХОРА

25:40

53-Книга Пятая. ТЕРПСИХОРА

16:51

54-Книга Шестая. ЭРАТО

21:32

55-Книга Шестая. ЭРАТО

17:55

56-Книга Шестая. ЭРАТО

26:44

57-Книга Шестая. ЭРАТО

15:51

58-Книга Шестая. ЭРАТО

19:03

59-Книга Шестая. ЭРАТО

26:47

60-Книга Шестая. ЭРАТО

23:59

61-Книга Седьмая. ПОЛИГИМНИЯ

15:13

62-Книга Седьмая. ПОЛИГИМНИЯ

20:33

63-Книга Седьмая. ПОЛИГИМНИЯ

16:41

64-Книга Седьмая. ПОЛИГИМНИЯ

19:02

65-Книга Седьмая. ПОЛИГИМНИЯ

22:06

66-Книга Седьмая. ПОЛИГИМНИЯ

15:25

67-Книга Седьмая. ПОЛИГИМНИЯ

20:01

68-Книга Седьмая. ПОЛИГИМНИЯ

27:23

69-Книга Седьмая. ПОЛИГИМНИЯ

16:51

70-Книга Седьмая. ПОЛИГИМНИЯ

23:07

71-Книга Седьмая. ПОЛИГИМНИЯ

17:56

72-Книга Седьмая. ПОЛИГИМНИЯ

18:42

73-Книга Седьмая. ПОЛИГИМНИЯ

16:20

74-Книга Восьмая. УРАНИЯ

19:10

75-Книга Восьмая. УРАНИЯ

23:43

76-Книга Восьмая. УРАНИЯ

25:17

77-Книга Восьмая. УРАНИЯ

26:58

78-Книга Восьмая. УРАНИЯ

15:43

79-Книга Восьмая. УРАНИЯ

27:47

80-Книга Восьмая. УРАНИЯ

16:36

81-Книга Девятая. КАЛЛИОПА

22:47

82-Книга Девятая. КАЛЛИОПА

19:00

83-Книга Девятая. КАЛЛИОПА

16:35

84-Книга Девятая. КАЛЛИОПА

18:09

85-Книга Девятая. КАЛЛИОПА

17:43

86-Книга Девятая. КАЛЛИОПА

15:39

87-Книга Девятая. КАЛЛИОПА

23:20

88-Книга Девятая. КАЛЛИОПА

17:41

89-Приложение

11:30

90-Приложение

05:54

91-Приложение

12:44

92-Приложение

10:14

93-Приложение

12:15

94-Приложение

15:35

95-Приложение

Геродот из Галикарнаса – «отец истории»

Геродот – автор первого дожившего до наших дней трактата «История», родился в знатной и обеспеченной греко-карийской семье в 484 году до н.э. в городе Галикарнасе (современный Бодрум) и прославил этот город. Его отец Ликс был карийцем, но сыновьям дал греческие имена – Геродот и Феодор. Дядя Геродота Паниосид был великим греческим поэтом своего времени, входил в пятёрку лучших эпиков Греции.

Семья Геродота была настроена против тиранического правителя Галикарнаса, за что будущий историк был изгнан и некоторое время провёл на острове Самос. Затем Геродот отправился в продолжительные путешествия, пересек Средиземное море и побывал в Египте, совершил путешествие в Палестину, Сирию и Вавилон. Отправившись в Македонию, посетил многочисленные острова Греческого архипелага: Родос, Делос, Парос, Тасос, Крит. В одном из плаваний знаменитый историк совершил переход через пролив Геллеспонт (Дарданеллы), достиг северных берегов Черного моря.

Во время своих многочисленных странствий Геродот собирал и записывал информацию обо всем, что видел и слышал, называя эти записи своими «изысканиями». Он слушал мифы и легенды разных народов, записывал народные сказания и былины, описывал быт и нравы жителей других стран.  

В 425 году до н.э. географ и историк опубликовал главный труд своей жизни: подробный трактат Греко-Персидских войн (499-479 гг. до н.э), который он назвал «История» (от греческого слова «historia» - «исследование», «знание»). Эта работа совершила переворот в литературе и науке того времени. После Геродота «исторический анализ» стал необходимой частью политической и интеллектуальной жизни. Во вступлении к книге историк так определил цель ее написания: «…дабы от времени не изгладились из памяти деяния людей и не преданы забвению были великие и достойные восхищения подвиги, совершенные как эллинами, так и варварами, в особенности же – причина, по какой они вступили в войну между собою».

В перерывах между длительными путешествиями Геродот приезжал и останавливался в Афинах, где довольно быстро стал известной личностью. Он произносил речи на площадях перед многочисленной публикой и даже брал плату с официальных лиц за свое присутствие на различных мероприятиях. В 445 году до н.э. жители Афин проголосовали за вручение крупного денежного приза Геродоту, чтобы отблагодарить его за вклад в интеллектуальную жизнь города.

Геродот был ученым-путешественником с пытливым взглядом на мир, неиссякаемой энергией и врожденным интересом ко всему новому и интересному. Его трудолюбие, любознательность, внимание к деталям, любовь к истории вызывают восхищение. Стоит отметить, что Геродот был человеком большой терпимости: в описании представителей других народностей не прослеживается следов национальной враждебности.

После смерти Геродота (ок.430-420 гг. до н.э.) его труды были разделены на 9 книг, каждая из которых впоследствии была названа по имени одной из муз. В первых пяти книгах содержатся сведения по географии Персидских завоеваний, жизни и традициях различных народов, а также прослеживается попытка объяснить причины расцвета и упадка Персидской империи. В следующих 4-х книгах описывается ход Греко-Персидских войн, начиная от вторжения в Грецию персидской армии под командованием императоров Дария и Ксеркса и заканчивая греческим военным триумфом при Саламине, Платеи и Микале в 480 и 479 гг. до н.э.

Несмотря на неточности в изложении, многое из написанного в «Истории» было подтверждено современными учеными, а само творение «Отца истории», как его назвал римский оратор Марк Тулий Цицерон, и по сей день остается одним из ценнейших источников информации об истории, культуре, быте и традициях народов Древнего мира.


Геродот - История читать онлайн

ГЕОРОДОТ.

ИСТОРИЯ

Геродот из Галикарнасса собрал и записал эти сведения1, чтобы прошедшие события с течением времени не пришли в забвение и великие и удивления достойные деяния2как эллинов, так и варваров не остались в безвестности, в особенности же то, почему они вели войны друг с другом.

1. По словам сведущих среди персов людей, виновниками раздоров между эллинами и варварами были финикияне. Последние прибыли от так называемого Красного моря к Нашему морю3и поселились в стране, где и теперь еще живут4. Финикияне тотчас же пустились в дальние морские путешествия. Перевозя египетские и ассирийские товары во многие страны, они, между прочим, прибыли и в Аргос. Аргос же в те времена был самым значительным городом в стране, которая теперь называется Элладой. Когда финикияне прибыли как раз в упомянутый Аргос5, то выставили свой товар на продажу. На пятый или шестой день по их прибытии, когда почти все товары уже были распроданы, на берег моря среди многих других женщин пришла и царская дочь. Ее имя было Ио, дочь Инаха; так же называют ее и эллины. Женщины стояли на корме корабля и покупали наиболее приглянувшиеся им товары. Тогда финикияне по данному знаку набросились на женщин. Большая часть женщин, впрочем, спаслась бегством, Ио же с несколькими другими они успели захватить. Финикияне втащили женщин на корабль и затем поспешно отплыли в Египет6.

2. Так-то, говорят персы, Ио попала в Египет. Эллины же передают это иначе. Событие это послужило первой причиной вражды. Затем, рассказывают они далее, какие-то эллины (имя они не могут назвать) прибыли в Тир Финикийский и похитили царскую дочь Европу7. Должно быть, это были критяне8. Этим они только отплатили финикиянам за их проступок. Потом эллины все-таки снова нанесли обиду варварам. На военном корабле они прибыли в Эю в Колхиде и к устью реки Фасиса. Завершив там все дела, ради которых прибыли, эллины затем похитили царскую дочь Медею. Царь колхов отправил тогда в Элладу посланца с требованием пени за похищенную и возвращения дочери. Эллины, однако, дали такой ответ: так как они сами не получили пени за похищение аргивянки Ио, то и царю ничего не дадут.

3. Затем в следующем поколении, говорят они, Александр, сын Приама, который слышал об этом похищении, пожелал умыканием добыть для себя женщину из Эллады. Он был твердо уверен, что не понесет наказания, так как и эллины тогда ничем не поплатились. После того как Александр таким образом похитил Елену, эллины сначала решили отправить посланцев, чтобы возвратить Елену и потребовать пени за похищение. Троянцы же в ответ бросили им упрек в похищении Медеи. Тогда ведь, говорили они, сами эллины не дали никакой пени и не возвратили Медеи, а теперь вот требуют пени от других.

4. До сих пор происходили только временные похищения женщин. Что же до последующего времени, то, несомненно, тяжкая вина лежит на эллинах, так как они раньше пошли походом в Азию, чем варвары в Европу. Похищение женщин, правда, дело несправедливое, но стараться мстить за похищение, по мнению персов, безрассудно. Во всяком случае, мудрым является тот, кто не заботится о похищенных женщинах. Ясно ведь, что женщин не похитили бы, если бы те сами того не хотели. По словам персов, жители Азии вовсе не обращают внимания на похищение женщин, эллины же, напротив, ради женщины из Лакедемона собрали огромное войско, а затем переправились в Азию и сокрушили державу Приама. С этого времени персы всегда признавали эллинов своими врагами. Ведь персы считают Азию и живущие там варварские племена своими, Европа же и Эллада для них – чужая страна.

5. Таков, говорят персы, был ход событий, и взятие Илиона, думают они, послужило причиной вражды к эллинам. О похищении же Ио финикияне рассказывают иначе, чем персы, вот что. Именно, по их словам, они вовсе не увозили Ио насильно в Египет, так как она уже в Аргосе вступила в любовную связь с хозяином корабля. Когда же почувствовала себя беременной, то от стыда перед родителями добровольно уехала с финикиянами, чтобы скрыть свой позор. Так рассказывают персы и финикияне. Что до меня, то я не берусь утверждать, случилось ли это именно так или как-нибудь иначе. Тем не менее, я хочу назвать человека, который, как мне самому известно, положил начало враждебным действиям против эллинов9. Затем в продолжение моего рассказа я опишу сходным образом как малые, так и великие людские города. Ведь много когда-то великих городов теперь стали малыми, а те, что в мое время были могущественными, прежде были ничтожными. А так как я знаю, что человеческое счастье изменчиво, то буду одинаково упоминать о судьбе тех и других. 6. Крез, родом лидиец10, сын Алиатта, был владыкой народов по эту сторону реки Галиса (Галис течет с юга на север между землями сирийцев11и пафлагонцев и впадает в море, называемое Евксинским Понтом). Этот Крез, насколько я знаю, первым из варваров покорив часть эллинов, заставил платить себе дань; с другими же он заключил союзные договоры. Покорил же он ионян, эолийцев и азиатских дорийцев12, а с лакедемонянами вступил в союз. Однако до владычества Креза все эллины были свободными. Ведь нашествие киммерийцев13, которые еще до времен Креза дошли до Ионии, не было длительным завоеванием, а скорее простым набегом для захвата добычи.

7. Власть, принадлежавшая ранее дому Гераклидов, перешла к роду Креза (этот род зовется Мермнадами)14. Произошло это таким образом: Кандавл, которого эллины называют Мирсилом, был тираном Сард. Он был потомком Алкея, сына Геракла. Первым царем Сард из дома Гераклидов стал Агрон, сын Нина, внук Бела, правнук Алкея. Кандавл же, сын Мирса, был их последним царем. Цари, управлявшие этой страной до Агрона, были потомками Лида, сына Атиса, того лидийца, от которого весь нынешний народ (прежде называемый меонами) получил имя лидийцев. От них, по предсказанию оракула, получили власть Гераклиды. Последние вели свой род от Геракла и рабыни Иардана и правили в течение 22 людских поколений15, 505 лет, причем всегда сын у них наследовал власть от отца вплоть до Кандавла, сына Мирса.

8. Этот Кандавл был очень влюблен в свою жену и, как влюбленный, считал, что обладает самой красивой женщиной на свете. Был у него среди телохранителей некий Гигес16, сын Даскила, которого он особенно ценил. Этому-то Гигесу Кандавл доверял самые важные дела и даже расхваливал красоту своей жены. Вскоре после этого (ведь Кандавлу предречен был плохой конец) он обратился к Гигесу с такими словами: “Гигес, ты, кажется, не веришь тому, что я говорил тебе о красоте моей жены (ведь ушам люди доверяют меньше, чем глазам), поэтому постарайся увидать ее обнаженной”. Громко вскрикнув от изумления, Гигес отвечал: “Что за неразумные слова, господин, ты говоришь! Ты велишь мне смотреть на обнаженную госпожу? Ведь женщины вместе с одеждой совлекают с себя и стыд!17Давно уже люди узнали правила благопристойности и их следует усваивать. Одно из них главное: всякий пусть смотрит только за своим. Я верю, что она красивее всех женщин, но все же прошу: не требуй от меня ничего, противного обычаям”.

Читать дальше

Геродот и египетские жрецы (к вопросу об «отце истории» как «отце лжи»)


Please use this identifier to cite or link to this item: http://hdl.handle.net/10995/3688

Title: Геродот и египетские жрецы (к вопросу об «отце истории» как «отце лжи»)
Other Titles: Herodotus and the Egyptian priests (to the question of "the father of history" as "the father of lies")
Authors: Суриков, И. Е.
Surikov, I. E.
Issue Date: 2007
Publisher: Изд-во Урал. гос. ун-та
Citation: Суриков И. Е. Геродот и египетские жрецы (к вопросу об «отце истории» как «отце лжи») / И. Е. Суриков // Исседон - ΙΣΣΕΔΩΝ: Альманах по древней истории и культуре. — Екатеринбург : [Изд-во Урал. гос. ун-та], 2007. — Т. 4. — С. 7-25.
Surikov I. E. Herodotus and the Egyptian priests (to the question of "the father of history" as "the father of lies") / I. E. Surikov // Issedon - ΙΣΣΕΔΩΝ: Almanac of Ancient History and Culture. — Ekaterinburg: The Ural State University Press, 2007. — Vol. 4. — P. 7-25.
Abstract: Already in antiquity Herodotus was often accused of lies or/and plagiarism, and that trend is in existence even now. Such an approach to his work is not very fruitful, and the aim of this article is to demonstrate this thesis through a case-study. In his Egyptian logos (Book II) Herodotus constantly refers to Egyptian priests as his main source. There is an opinion that the historian never met Egyptian priests, and really he took his information from the work of his predecessor, Hecataeus of Miletus. The latter also took the information not from priests, but it was a product of his original considerations. So we have not two great historians but two great liars, and one of them (Herodotus) was in addition a plagiarist. In this article the author tries to show that the point of view cited above is absolutely incorrect. Herodotus, no doubt, met Egyptian priests and talked to them. They were hardly high-rank priests, but rather some kind of priestly guides. Surely their narration was strongly Hellenized and with a lot of purely Greek elements (stories of Helen, the Trojan War, etc,). But it is because such stories were addressed by Egyptians to Greek strangers, and ordered to satisfy their, specifically Greek, interests.
Keywords: ИСТОРИЯ
АНТИЧНОСТЬ
АНТИЧНЫЙ МИР
ИСТОРИЯ АНТИЧНОГО МИРА
ИСТОРИЯ АНТИЧНОСТИ
URI: http://hdl.handle.net/10995/3688
http://elar.urfu.ru/handle/10995/3688
ISSN: 1683-7037
Origin: Исседон - ΙΣΣΕΔΩΝ: Альманах по древней истории и культуре. 2007. Т. 4.
Issedon - ΙΣΣΕΔΩΝ: Almanac of Ancient History and Culture. 2007. Vol. 4.
Appears in Collections:Исседон : Альманах по древней истории и культуре

Items in DSpace are protected by copyright, with all rights reserved, unless otherwise indicated.

классических лекций | Журнал Reed

Классические лекции

Раймонд Кирстед

«Геродот Галикарнасский демонстрирует здесь свое исследование, чтобы человеческие достижения не были забыты со временем, а великие и чудесные деяния - некоторые из них были совершены греками, некоторые - варварами - не могли остаться без своей славы; и особенно, чтобы показать, почему два народа воевали друг с другом ».

Для историка эти вступительные строки Геродота Истории представляют собой нечто вроде священного текста, начало, как иногда утверждают, практики истории или, по крайней мере, истории как критического способа исследования прошлого. .Как и многие заявления о происхождении и интеллектуальном отцовстве, почтенное клише о том, что Геродот был «отцом истории», может вызывать некоторое подозрение. Возможно, у него были греческие предшественники, заслуживающие звания историка , такие как Гекатей Милетский. Возможно, существуют другие традиции исторического письма, которые должны иметь приоритет, когда мы рассматриваем формирование исторического воображения с течением времени; В этом случае сразу приходит на ум библейская история евреев. Тем не менее, есть аргумент, что Геродот, сплетая воедино истории своей и других культур, беря условности греческой религии и греческого эпоса и делая эти условности значимыми для современных или почти современных событий, создавая плотное повествование. тех событий, и, наконец, в его потрясающем расспросе о своем мире о его воспоминаниях о прошлом, «придумал» историю.И это тот случай, который я попытаюсь изложить сегодня.

История войны Геродота между греками и персами датируется примерно серединой V века. К этому моменту мы находимся в периоде, когда греческая культура была достаточно глубоко проникнута критическим образом мышления, сначала в области философии как части интеллектуального наследия ионийских греков. В случае Геродота, который, по крайней мере до некоторой степени, разделял так называемое ионическое просвещение, критический разум был направлен на человеческие дела во времени.С Геродотом мы сталкиваемся с началом попытки историков бороться с концепцией времени: придать форму времени и памяти и навести определенный порядок в кажущемся хаосе человеческих действий во времени. В своих вступительных строках Геродот не только вызывает идею повествования о войне в эпическом стиле, не только интерес ко всей совокупности человеческого опыта, но, возможно, прежде всего он вызывает идею объяснения, «почему два народа воевали друг с другом». ” Поступая таким образом, он установил историю в самом ее «рождении» как объяснительное предприятие, интерпретирующую дисциплину.Какими бы хорошими ни были истории, которые являются сердцем и душой его творчества, и каким бы убедительным ни был его рассказ, Геродот не был простым рассказчиком. Его «изобретение» было разработано не только для развлечения, но и для сравнения, объяснения и интерпретации.

Этим «изобретением» не всегда восхищались. Почти современники, такие как Фукидид, и более поздние классические историки, такие как Плутарх, презирали работы Геродота. Даже в более поздней античности мы обнаруживаем большое оскорбление работы Геродота: «Отец истории; Отец лжи.Более поздние практики исторического искусства считали, что рассказы об обнаженных царицах и детях, служивших пирогами, принижали историю как серьезное интеллектуальное предприятие. Это смешение обычных историй и общепринятых взглядов, невероятных событий и столь же невероятных разговоров, сплетен и слухов осудило Истории как безнадежно ненадежные и ненаучные. Однако, к счастью для нас, мы стоим по ту сторону этого 2000-летнего разрыва и являемся частью исторической культуры, в которой репутация Геродота надежна.В самом деле, как ни странно, мы живем в интеллектуальном и культурном мире, где Геродота можно считать чем-то вроде горячей темы: важной фигурой в дебатах о разнообразии и европоцентризме и даже немногочисленным игроком в фильме «Английский пациент», получившем премию Оскар. . Боюсь, что моя тема менее актуальна. Я хочу попытаться измерить достижения Геродота с точки зрения современного историка и выявить определенное сходство между его странностями и нашими странностями.

Мы можем начать оценивать достижения Геродота с краткого рассмотрения интеллектуальных традиций, которые он унаследовал. Он находился в культуре, сформированной мифами и эпосами, и есть несколько веских причин, как мы увидим позже, чтобы считать Геродота твердо стоящим в этой двоякой традиции. Так, Вернер Йегер в своей классике Paideia писал: «Его работа была возрождением эпической традиции. . . или, скорее, это был новый рост из эпического корня ». Но само слово «изобретение», которое я решил использовать при анализе достижений Геродота, больше свидетельствует в пользу нововведений, чем воскрешения.Идея о том, что человеческим обществам нужна история, что она является неизбежной частью культурного багажа, антропологически ложна. Хотя можно правдоподобно утверждать, что все общества в той или иной степени зависят от традиций, то есть от необходимости соотносить прошлое и настоящее, миф и поэзия могут достаточно хорошо служить этой цели. Историческое исследование не следует понимать просто как неизбежное эволюционное развитие других способов мышления, не говоря уже о том, что это часть более широкой эволюции от примитивной к более развитой культуре.

Были возможные влияния на Геродота, влияния, традиционно приписываемые его ионическому происхождению. Таким образом, Чарльз Форнара выводит нас на шаг впереди Ягера, когда пишет, что «Геродот, возможно, соединил эпическую тему с ионийским методом». Историограф Герберт Баттерфилд утверждал, что само географическое положение ионийцев между культурными мирами, на перекрестке торговых путей, на окраине великой империи - «месте встречи средиземноморских цивилизаций» - пробуждает интерес к другим народам и, таким образом, к происхождению своего рода историческое расследование.Именно в этом этнографическом контексте попытки понять соседние народы лучше всего можно наблюдать замечательную способность Геродота описывать другие культуры и их различия (они так мочатся, а мы так мочимся). Геродот, с его проницательным вниманием к деталям культуры, был мастером в проведении культурных границ между греческим и варварским, демократией и деспотизмом, Западом и Востоком, персидским и скифским. Но, оценивая свой этнографический метод, не менее важно отметить, что Геродот понимал, что эти границы проницаемы.Египетская цивилизация могла, например, быть источником греческой цивилизации. На более общем уровне Геродот обладал способностью ума выйти за пределы этнографии и признать, что в определенные моменты времени могут быть похожие элементы величия и низости в самых разных цивилизациях. Это означало, что известный мир нельзя было просто противопоставить греческому и варварскому. Этнографический анализ различий, который является столь заметной частью достижений Геродота, имел большую ценность, но также и ограничивал его.

Геродот также был наследником традиции ионийского критического мышления или рационального исследования. Он открыто признавал влияние «историка» конца шестого - начала пятого века, Гекатея Милетского. Гекатей подвергал сомнению традиции, которые стремились очистить и рационализировать легендарное наследие греков и удалить некоторые чудеса из принятой традиции. Например, у царя Эгипта по традиции было 50 сыновей, а у некоего Данаоса - 50 дочерей.Гекатей пришел к выводу, что у каждого было по 20. Его попытки разобраться в легендах и историях и найти наиболее вероятное и наиболее разумное решение явно сформировали метод исследования Геродота и породили традицию отделения фактов от вымыслов, что некоторые считали самой сутью. исторической практики. Это очевидно из скептического отношения Геродота к древним историям о происхождении войн между греками и варварами. Проницательный анализ Геродотом различий между восточным деспотизмом и греческой свободой вполне мог в некоторой степени проистекать из спекулятивных традиций ионийских мыслителей об ответственности климата за характер государств.Короче говоря, мы можем поместить Геродота в широкую интеллектуальную среду, если мы понимаем, что ни одна из ионийских традиций не включала историю как таковую. Хорошо это или плохо, как неизбежно цитируется в лекциях, подобных этой, «не было Геродота до Геродота».

Уникальное изобретение Геродота, история, можно понимать по-разному. Он рассказал эпическую историю войны и великих дел, которая, по сути, была человеческой историей. В традициях Гекатея Геродот стремился отделить факты от мифа, исследовать свои источники, чтобы понять историю.Поступая таким образом, Геродот установил, что станет фундаментальной основой и предметом этой новой формы исследования. История будет иметь дело с почти современными и современными событиями. Как и в эпосе, война и причины войн и столкновения культур во время войны будут существенным предметом истории. Это исследовало бы политическую жизнь. В определенном смысле история будет полисной литературой , то есть серьезным отражением политических культур с точки зрения греческого политического опыта пятого века.

«Другая ложь» Геродота | The New Yorker

«Геродот, знаменитый древнегреческий историк, солгал о решающей битве между греками и карфагенянами, как показало новое исследование». —Живая наука

ЛОЖЬ : Кир Великий основал Персидскую империю.
ИСТИНА : Кир Великий основал Персидскую Империю Persian Rug Emporium, у которой были непревзойденные цены и десятки локаций во всех двадцати провинциях.

ЛОЖЬ : Геродот был изгнан из Галикарнаса по политическим причинам.
ИСТИНА : Геродот был изгнан из Галикарнаса, потому что он был одним из тех людей, которые считали, что частое купание нарушает естественный баланс pH тела.

ЛОЖЬ : Ксеркс хотел завоевать Грецию, чтобы отомстить за поражение персидской армии при Марафоне.
ИСТИНА : Ксеркс хотел завоевать Грецию, чтобы доказать персам, что он все еще актуален в древнем возрасте тридцати шести лет.

ЛОЖЬ : Посланник на Марафоне пробежал 26.2 мили, чтобы доставить новости о победе Греции, прежде чем упасть замертво от истощения.
ПРАВДА : Посланник пробежал всего 2,62 мили, но он был настолько вспотевшим и запыхавшимся, что все подумали, что он преодолел большое расстояние. Он инсценировал свою смерть, чтобы не исправить их.

ЛОЖЬ : Каждая книга историй Геродота названа в честь одной из девяти муз.
ИСТИНА : Каждая книга историй Геродота названа в честь одного из его девяти померанцев.

ЛОЖЬ : Излюбленным оружием греков было копье дору с остроконечным наконечником.
ИСТИНА : Греки не носили оружия, вместо этого уничтожая своих врагов испепеляющими взглядами и резкими репликами.

ЛОЖЬ : Лидийский царь Крез часто консультировался с оракулом в Дельфах при формулировании своей военной стратегии.
ИСТИНА : Лидийский царь Крез часто консультировался с оракулом в Дельфах, когда формулировал свои ставки на гонки на колесницах. Он потерял свое огромное состояние после двусмысленного пророчества: «Если Крез отправится на ипподром, он разрушит огромную финансовую империю.

ЛОЖЬ : В битве при Фермопилах семь тысяч греческих и спартанских солдат удерживали миллион персов в течение недели.
ИСТИНА : В битве при Фермопилах семь тысяч греческих и спартанских солдат удерживали сто пятьдесят тысяч персов в течение трех дней. Поговорим о лиге кустарников.

ЛОЖЬ : Геродот жил в шумном греческом мегаполисе Афинах.
ИСТИНА : Геродот провел четыре месяца скучно в пригороде Афин, редко рискуя попасть в сам город, который он называл «немного рискованным».

ЛОЖЬ : Самыми счастливыми людьми в мире были Клеобис и Битон, два брата, которые впрягались в телегу своей матери, как волы, и отвезли ее на шесть миль в храм.
ИСТИНА : Самым счастливым человеком в мире была соседская девочка, которая настояла на том, чтобы перед путешествием намазывать мальчиков оливковым маслом.

ЛОЖЬ : 50-летние греко-персидские войны велись за контроль над землями, окружающими Эгейское море.
ИСТИНА : 50-летние греко-персидские войны велись из-за изобретения спанакопиты.

ЛОЖЬ : Спартанский принц Дорией покинул свою родину в ярости после того, как его сводный брат Клеомен взошел на трон.
ИСТИНА : Спартанский принц Дориэс покинул свою родину в ярости, увидев так много взрослых мужчин, носящих сандалии круглый год.

ЛОЖЬ : Истории Геродота - это документальная литература.
ИСТИНА : Геродот первоначально представил «Истории» издателям как «умопомрачительную эпическую фантастическую неологию» под названием «Судьбы и фаланги.«Когда никто не укусил, он изменил название и жанр.

ЛОЖЬ : Геродот - отец истории.
ИСТИНА : Геродот - отрывочный дядя истории.


Больше юмора

Геродот


Арион и дельфин: Геродот История
Геродот (1.23–24) рассказывает о чудесном событии, которое произошло, когда Периандр был тираном Коринфа (в седьмом веке до нашей эры), с лучшим игроком на лире своего времени, а именно Арионом из Метимны на Лесбосе, который изобрел дифирамб, специальное стихотворение в честь Диониса.
Арион, проводивший большую часть времени при дворе Периандра, хотел отплыть в Италию и Сицилию, а затем, заработав там много денег, вернуться в Коринф. Поскольку он доверял коринфянам больше, чем кому-либо другому, он нанял один из их кораблей, чтобы доставить его в Тарент.Когда они вышли в море, команда замышляла выбросить Ариона за борт и украсть его деньги. Арион, однако, обнаружил их предательство и умолял их забрать все его деньги и пощадить его жизнь. Но уговорить их он не смог. Ему приказали либо убить себя и похоронить на суше, либо немедленно прыгнуть в море. Загнанный в такое затруднительное положение, Арион умолял их, поскольку это было их желанием, позволить ему стоять на корме корабля в полном костюме певца. После того, как он закончил свою песню, он пообещал, что покончит с собой.Так как им было бы очень приятно услышать лучшего певца в мире, мужчины отошли от кормы к середине корабля, и Арион, надев мантии, взял свою лиру и, стоя на корме, исполнил песня в честь Аполлона. Как только он закончил, он прыгнул в море, как и был во всей своей одежде. Команда отплыла обратно в Коринф, но (как гласит история) дельфин взял Ариона на спину и доставил его в Таенарум (центральный мыс южного Пелопннеса).

После приземления он вернулся в Коринф, облачившись в свои профессиональные одежды, и там рассказал обо всем, что произошло. Периандр, однако, не поверил Ариону и тщательно охранял его, пока он внимательно следил за возвращением моряков. Когда они прибыли, он вызвал их и спросил, могут ли они рассказать ему что-нибудь об Арионе. Они ответили, что он в безопасности в Италии, и оставили его в хорошем состоянии в Таренте. Затем Арион выпрыгнул и предстал перед ними, точно так же, как он выглядел, когда прыгнул в море, они были поражены и больше не могли отрицать правду.Это история, рассказанная жителями Коринфа и Лесбоса. В Тэнаруме есть небольшой бронзовый памятник Ариону, изображающий человека верхом на дельфине.

«Бронзовая статуя Ариона, играющего на лире», была замечена в Тенаруме Павсанием (3.25.5).

10 сказок Геродота

Геродот известен как отец истории. Его книга о войнах между персами и греческими городами-государствами была собранием его Historia - его исследований, - отсюда мы и получили само слово «история».

Тем не менее, некоторым он известен как Отец лжи. Его работа содержит некоторые развлечения. Если он нашел сказку, которая, по его мнению, заинтересует его аудиторию, какой бы надуманной она ни была, он включил ее в свою работу. Вот десять самых странных сказок Геродота, историчность которых я оставляю вам.

10 Гигес узурпируют трон

Прежде чем Геродот сможет рассказать нам о царе Крезе, он решает, что мы должны узнать странные события того, как семья Креза заняла трон Лидии.Похоже, что бывший король Лидии, человек по имени Кандавл, довольно гордился своей женой. Вы можете подумать, что в этом нет ничего плохого. Но у Кандала был фетиш показывать свою королеву своим телохранителям. Одному из стражников, Гигесу, приходилось слушать речи короля на тему восхитительной красоты его жены. [1]

Возможно, однажды глаза Гигеса начали тускнеть, когда король подверг его еще одной панегирике королеве. Кандолес сказал ему: «Похоже, ты не веришь мне, когда я говорю тебе, какая прекрасная моя жена.Что ж, мужчина всегда верит своим глазам лучше, чем своим ушам; так делай, как я тебе говорю - постарайся увидеть ее обнаженной. Гигес попытался не шпионить за королевой, но король настоял на том, чтобы он спрятался в покоях королевы.

Гигес сделал, как ему было приказано, и увидел царицу во всей ее обнаженной славе. Королева тоже заметила его. Разъяренная действиями мужа, она дала Гайджу выбор: убить короля или умереть самому. Гигеса не нужно было много убеждать. Кандавл был убит, а Гигес женился на королеве и сам занял трон.

9 Крез и оракул

Из Гигеса возникла династия царей, закончившаяся тем, что Крез взошел на трон Лидии. Крез был настолько богат, что до сих пор используется поговорка «такой же богатый, как Крез». Предположительно он был первым, кто чеканил золотые монеты. Крез важен для истории Геродота, потому что, прежде чем персы смогли напасть на материковую Грецию, им сначала нужно было завоевать Лидию. Крез получил известие о приближении персов, но не знал, что делать.Он сделал то, что делали многие в древнем мире, и обратился к оракулам, чтобы получить совет богов. Но какой оракул ему следует использовать?

Крез отправил гонцов к самым известным оракулам мира и спросил их все одно и то же: «Что сейчас делает царь Крез?» Все посланники должны были задать вопрос одновременно, и если кто-то из оракулов получит правильный ответ, то это будет тот, которому Крез будет доверять. Крез решил усложнить ответ - он будет готовить черепаху и ягненка в бронзовом котле. [2] Дельфийский оракул понял это правильно, поэтому Крез спросил, должен ли он вступить в войну с Персией. Он получил ответ: «Если Крез начнет войну, он уничтожит великую империю». Крез воспринял это как знак того, что война будет для него удачной, и вывел свои армии в путь.

Войска Креза были уничтожены, и он был свергнут со своего трона. Была разрушена великая империя.

8 Мумификация


Древним грекам египетская цивилизация казалась невероятно старой.Геродот знал, что любые факты, которые он мог бы раскрыть о египтянах, будут охотно восприняты его аудиторией. Как он мог устоять перед самым египетским искусством мумификации?

Геродот подробно описывает три формы мумификации, которые использовали египтяне. [3] Для самых богатых людей используется сложный набор инструментов и техник для сохранения тела. Железный крюк используется, чтобы вытащить мозг через нос, а острым камнем разрезать брюшную полость и удалить все внутренние органы.Душистые травы, специи и духи помещаются в полости, прежде чем тело сушат в соли, чтобы оно не гнило. Те, кто не может себе этого позволить, вынуждены довольствоваться инъекциями бальзамирующих жидкостей. У самых бедных людей очистили кишечник, а тело оставили лежать в соли на 70 дней.

Один любопытный факт, которым Геродот делится с нами о мумификации, заключается в том, что тела богатых женщин не отправлялись непосредственно на бальзамировщиков. Трупам давали гнить в течение нескольких дней, чтобы бальзамировщики не взяли с собой «вольности» - ранняя ссылка на некрофилию.

7 муравьев-золотоискателей


Когда Геродот описывает Персидскую империю, его исследования охватывают все аспекты персидского мира, включая сказочных зверей, которые, как предполагается, там обитают. Одной из самых удивительных странностей, которыми предположительно обладают персы, были муравьи-золотоискатели. [4] Муравьи живут в песках пустынь недалеко от Индии и, по всей видимости, размером с собак. Когда муравьи роют свои норы, они выбрасывают кучи песка, набитые золотом.Охотники за золотом преследуют муравьев верхом на верблюде. Когда они находят насыпь, они загружают своих верблюдов мешками с богатым золотом песком и уезжают как можно быстрее. Муравьи быстрее, чем любое другое животное, и всегда поймали бы тех, кто пытается разграбить их гнезда, если бы не тот факт, что они не торопились, чтобы сформировать свои войска.

Интересно, что были и те, кто не находил эту историю столь абсурдной, как кажется. В Гималаях обитают сурки, которые в легендах могли мутировать в больших пушистых муравьев, роющих месторождения с высоким содержанием золота.В течение нескольких поколений местные жители собирали золотую пыль, которую производят сурки.

6 поликратов и кольцо

Поликрат был тираном острова Самос, у которого, казалось, все шло хорошо. Его войны всегда были успешными, его политика всегда была мудрой, и даже погода была на его стороне. Для нас он может показаться идеальным союзником. Однако в древнем мире удача была чем-то, чего можно было слишком много.

Египетский фараон Амасис написал своему соправителю письмо, чтобы предупредить его о своей удаче. [5] Амасис сказал, что боги не позволят смертному иметь бесконечную полосу удачи. Однажды наступит расплата, которая уничтожит Поликрата и его союзников. Он посоветовал тирану взять вещь, которую он больше всего ценит в мире, и бросить ее в море, чтобы упорядоченно разбить свою удачу. Поликрат решил последовать этому совету. Он снял с пальца золотое с изумрудным перстнем и швырнул его в океан.

Через несколько дней рыбак поймал огромную рыбу.Он предложил свой трофей Поликрату в качестве подарка, достойного царя. Пока повара резали рыбу, кольцо Поликрата выпало. Это было слишком удачей для Амасиса, который немедленно прервал контакт с Поликратом. В конце концов Поликрат действительно пережил ужасное возмездие. Он был схвачен персами и, возможно, был пронзен и повешен на кресте.

5 Вы бы съели своих родителей?

Греки любили хорошо мыслить. Их философы пытались открыть, что было законами природы ( physis ), а что - просто социальными условностями ( nomos ).Это универсальный закон, согласно которому убийство - это плохо? Люди до сих пор спорят об этом. Геродот приводит нам пример персидского философского эксперимента.

Дарий, персидский царь, созвал всех греков, присутствовавших при его дворе, и задал им поразительный вопрос: «Что вам нужно, чтобы съесть трупы ваших отцов?» [6] Греки опешили. Никакая сумма денег не могла заставить их сделать это; это было зло. Персидский царь кивнул. Затем он поговорил с некоторыми индейцами и спросил их, что нужно, чтобы не съели тела их отцов, а сожгли их.Индейцы пришли в ужас. Они думали, что плохо не есть трупы своих отцов.

4 Дарий требует дани

Персидский царь Дарий не хотел сидеть сложа руки и задавать философские проблемы. Греческие города-государства вмешивались в дела его владений. Он потребовал, чтобы они остановились и подчинились его власти. Чтобы показать, что они находятся под его контролем, все, что Дарий просил от городов, - это дать его посланникам символический дар земли и воды. [7] Многие города, осознавая, что они не могут сравниться с великой империей, поступили именно так, как их просили. Однако Афины и Спарта этого не сделали.

Когда посланники царя достигли Афин, они были встречены презрением. Их бросили в яму, куда обычно бросали преступников. Фемистокл, один из ведущих афинян, хотел казнить их за осквернение греческого языка своими «варварскими требованиями».

Спартанцы были еще более откровенны с посланниками.Когда они потребовали землю и воду, спартанцы бросили их в колодец, сказав, что найдут там воду.

3 переодевающихся убийцы


Не все греки были такими негостеприимными. Аминта, царь македонцев, с готовностью дал Дарию землю и воду, о которых он просил. Он также устроил для своих гостей большой пир. Персы повеселились, но у них была еще одна просьба. По их словам, в Персии был обычай, когда замужние женщины и наложницы приходили и угощали гостей. [8] Аминтас сказал, что это не в их обычае, но они сделают это по-персидски.

Женщины вошли, но сели отдельно от мужчин, как было у них по обычаю. Персы жаловались, что это ужасно - видеть женщин и испытывать искушение. Аминта снова подчинился и позволил женщинам сидеть с персами. Персы начали ласкать женщин. Александр (не Великий), сын царя Аминтаса, пришел в ярость. Он умолял отца лечь в постель, чтобы он мог разобраться с персами. Аминтас ушел.Александр сказал персам, что они могут переспать с любой женщиной по своему выбору, но может быть лучше, если они сначала подождут, чтобы протрезветь. Персы согласились на отдых.

Александр собрал всех безбородых мужчин, которых смог найти, нарядил их женщинами и дал им кинжалы. Когда в ту ночь персы начали ласкать «женщин», кинжалы были извлечены, и все персы были убиты на своих местах.

2 Фермопилы


Битва при Фермопилах - одна из самых известных в истории Европы.Персидская армия, вторгшаяся в Грецию, была самой крупной из когда-либо виденных. Остановить их казалось невозможным. В месте, где горы спускались к морю, отряд из 300 спартанских воинов и их союзников (исчисляемых тысячами) преградил персам путь. В узком кругу персы не могли обойти с фланга крошечное число выстроившихся против них.

Спартанцы знали, что они, скорее всего, умрут, но то, что они сделали в процессе подготовки, удивило персов. Вместо того, чтобы быть меланхоличными, спартанцы тратили время на то, чтобы ухаживать за волосами. [9] Они также отремонтировали разрушенную стену, чтобы укрепить свою защиту, но одна стена и блестящие волосы вряд ли могли переломить ход битвы.

Ксеркс, персидский царь, ждал, думая, что спартанцы испугаются и сбегут. Они не. Ксеркс послал свои превосходящие силы, но должен был наблюдать, как они снова и снова отражаются. Он не знал, что делать, пока местный житель не сказал персам о тропе через горы, которая позволит им взять спартанцев в тыл.

Спартанцы узнали об этом шаге и вовремя убежали. Вместо этого они остались и сражались, чтобы позволить своим союзникам сбежать.

1 Взбивая море

Несмотря на то, что Дарий командовал самой большой империей в мире, попытка завоевать Грецию потерпела неудачу. Он отвел свои войска в Персию. Персы не могли понять своей потери. Когда сын Дария, Ксеркс, взошел на персидский престол, он решил завершить завоевание своего отца.

Ксеркс призвал к вторжению еще одну огромную армию.Вместо того, чтобы перебрасывать войска на лодке, Ксеркс построил лодочный мост через Геллеспонт - узкую водную пропасть, отделяющую Европу от Азии. [10] Лодки были связаны веревками из папируса, чтобы обеспечить движение воды. Как только армия приблизилась, налетел шторм и разбросал лодки. Король Ксеркс был недоволен.

Ксеркс приказал, чтобы Геллеспонт получил 300 ударов хлыста за то, что бросил ему вызов. Он также приказал бросить в воду оковы, чтобы показать, что море приковано к его приказу.Чтобы по-настоящему втереть его в воду, он нагрел железные клейма докрасна и погрузил их в море. Во многих отношениях Геллеспонт отделался легко. Людям, строившим мост, обезглавили.

Справочников по истории Интернета

В этой части истории Геродота рассказывается известная история встречи. между лидийским царем Крезом, считавшимся одним из самых богатых людей в мире, и Солон, мудрый афинянин.

Когда все эти завоевания были добавлены к Лидийской империи, и процветание Сарды были теперь в разгаре, туда один за другим приходили все мудрецы Греция, жившая в то время, и среди них Афинянин Солон. Он был в своих путешествиях, выехав из Афин на десять лет отсутствия под предлогом желания увидеть мир, но на самом деле, чтобы избежать принуждения к отмене каких-либо законов, которые по требованию Афинян, он сделал для них.Без его санкции афиняне не могли отменить их, поскольку они связали себя тяжелым проклятием, чтобы в течение десяти лет руководствоваться законами которое им должен навязать Солон.

По этой причине, а также для того, чтобы увидеть мир, Солон отправился в свои странствия в во время которого он отправился в Египет ко двору Амасиса, а также посетил Крез в Сардах. Крез принял его как своего гостя и поселил в царском дворце.На третий или четвертый день он приказал своим слугам провести Солона. над его сокровищницами, и показать ему все свое величие и великолепие. Когда он их всех увидел, и до сих пор Как только позволяло время, осмотрев их, Крез обратился к нему с этим вопросом. "Незнакомец из Афины, мы много слышали о твоей мудрости и о твоих путешествиях по многим странам из любви знаний и желания увидеть мир. Мне любопытно спросить у тебя, кого из всех людей, которых ты видел, ты считаешь самым счастливым? " потому что он считал себя самым счастливым из смертных; но Солон отвечал ему без слов. лесть, согласно его истинным чувствам, "Теллус Афинский, сир." Полон Крез, изумленный тем, что он услышал, резко спросил: считаете Теллуса самым счастливым? "На что тот ответил:" Во-первых, потому что его страна процветал в его дни, и у него самого были прекрасные и добрые сыновья, и он жил видеть детей, рожденных у каждого из них, и все эти дети выросли; и далее потому что, после жизни, проведенной в том, что наши люди считают утешением, его конец был чрезвычайно славный.В битве между афинянами и их соседями близ Элевсина он пришел к помощь его соотечественников, разгромил врага и храбро погиб на поле боя. Афиняне устроили ему публичные похороны на том месте, где он упал, и заплатили ему высшие награды ".

Так Солон увещевал Креза на примере Телла, перечисляя многообразие подробности его счастья. Когда он закончил, Крез во второй раз спросил, кто после Теллус казался ему самым счастливым, ожидая, что в любом случае ему дадут Второе место.«Клеобис и Бито», - ответил Солон; "они были из Аргоси гонка; их состояния было достаточно для удовлетворения их потребностей, и, кроме того, они были наделены столькими физическая сила, что они оба получили призы на Играх. Также рассказывается эта сказка им: - Был большой праздник в честь богини Юноны в Аргосе, на который их маму нужно везти на машине. Теперь быки не вернулись с поля в время: так молодые люди, боясь опоздать, надевают ярмо себе на шею и сами нарисовали машину, в которой ехала их мать.Они нарисовали пять и сорок стадий ее, и остановился перед храмом. Этот их поступок был засвидетельствован всем собрание молящихся, а затем их жизнь завершилась самым лучшим образом. Здесь тоже Бог со всей очевидностью показал, насколько лучше для человека смерть, чем жизнь. Для мужчины-аргосцы, стоявшие вокруг машины, превозносили огромную силу молодежи; а также аргосские женщины превозносили мать, у которой родилась такая пара сыновей; и сама мать, обрадовавшись поступку и завоеванным похвалам, стояла прямо перед изображением просила богиню подарить Клеобису и Бито, сыновьям, у которых были такие очень почитал ее, высшее благословение, которого могут достичь смертные.Ее молитва закончилась, они принесли жертву и приняли участие в священном пиршестве, после чего два юноши пали спит в храме. Больше они не просыпались, но так прошло с земли. Аргивы, посмотрев на них, как на лучших из людей, сделали из них статуи, которые они отдал святыне в Дельфах ".

Когда Солон таким образом поставил этим юношам второе место, Крез сердито вмешался, "Что же такое, чужеземец из Афин, мое счастье, которое ты так ни к чему не ценил, что ты даже не ставишь меня на один уровень с рядовыми людьми? »

«О! Крез, - ответил другой, - ты задал вопрос, касающийся состояние человека, того, кто знает, что власть над нами полна ревности, и любит беспокоить нашу судьбу.Долгая жизнь дает много свидетельствовать и многое пережить. себя, что бы не выбрать. Семьдесят лет считаю пределом жизни человек. В этих семидесяти годах содержатся, не считая дополнительных месяцев, двадцать пять тысяч двести дней. Добавьте вставочный месяц к каждому второму году, чтобы времена года могли наступить в нужное время, и кроме семидесяти лет, тридцать пять таких месяцев, плюс одна тысяча пятьдесят дней.В общее количество дней, содержащихся в семидесяти годах, будет, таким образом, двадцать шесть тысяч. двести пятьдесят, из которых не один, а произведет события, отличные от остальных. Следовательно, человек это полностью случайность. Для себя, о! Крез, я вижу, ты невероятно богат, и искусство владыка многих народов; но что касается того, о чем ты спрашиваешь меня, у меня есть нет ответа, пока я не услышу, что ты счастливо завершил свою жизнь.Конечно, он тот, кто обладает большим запасом богатства, не ближе к счастью, чем тот, у кого достаточно для его повседневных нужд, если только ему не повезет, и поэтому он продолжит наслаждение всеми его хорошими вещами до конца жизни. Для многих из самых богатых мужчин был неблагосклонен к удаче, и многим, имевшим скромные средства, повезло очень хорошо. Люди первого класса превосходят людей второго, но в двух отношениях; эти последние отличия бывшее во многих.Богатый человек лучше способен удовлетворять свои желания и терпеть против внезапного удара бедствия. У другого меньше возможностей противостоять этим порокам (от чего, однако, его удача удерживает его подальше), но он наслаждается всеми этими благословения: он здоров, незнаком с болезнями, свободен от несчастий, счастлив в своем дети, и приятно смотреть. Если, кроме всего этого, он благополучно кончит жизнь, он воистину тот человек, которого ты ищешь, человек, которого по праву можно назвать счастливым.Зовите его, однако, пока он не умрет, не счастливым, но удачливым. В самом деле, вряд ли кто-нибудь сможет объединить все эти преимущества: так как ни одна страна не содержит в себе все, что нужды, но каждый, в то время как он обладает одними вещами, ему не хватает другого, и лучшая страна - это то, что содержит больше всего; так что ни один человек не может быть полным во всех отношениях - всегда чего-то не хватает. Тот, кто объединяет наибольшее количество достоинств, и сохраняя их до дня своей смерти, а затем мирно умирает, этот человек, сир, находится в мое суждение, имеющее право носить имя «счастливый».'Но в любом деле нам надлежит хорошо обозначьте конец: часто Бог дает людям проблеск счастья, а затем бросается их в руины ».

Такова была речь, которую Солон обратился к Крезу. ни щедрости, ни чести. Король смотрел, как он ушел, с большим равнодушием, так как он думал, что человек, должно быть, отъявленный дурак, не считающий настоящего блага, но велел мужчины всегда ждут и отмечают конец.

После того, как Солон ушел, ужасная месть, посланная Богом, пришла на Креза, чтобы наказать его, вероятно, за то, что он считал себя самым счастливым из мужчин. Сначала ему приснился сон в ночь, которая поистине предвещала ему зло, которое вот-вот постигнет его в лицо его сына. Ибо у Креза было два сына, один из которых был поражен естественным дефектом, будучи глухим. и тупой; другой, отличавшийся намного выше всех своих товарищей во всех сферах деятельности.Имя Последним был Атыс. Именно об этом сыне приснился сон о том, что он умрет ударом железного оружия. Проснувшись, он серьезно подумал про себя и: сильно встревоженный этим сном, тотчас заставил сына жениться, а в прошлом лет юноша имел обыкновение командовать лидийскими войсками в полевых условиях, теперь он не хотел позвольте ему сопровождать их. Все копья и дротики, и оружие, использовавшееся в войнах, он вынул из мужских покоев и сложил их кучками в покоях женщин, опасаясь, что одно из орудий, висевшее у стены, может упасть и ударить его.

Так случилось, что пока он готовил свадьбу, Сард - человек, попавший в беду, на котором было пятно крови. Он был по расе Фригийский, и принадлежал семье короля. Представляя себя во дворце Крез, он молился, чтобы его допустили к очищению в соответствии с обычаями страны. Лидийский метод очищения почти такой же, как и греческий.Крез предоставлен просьбу, и прошел все обычные обряды, после чего попросил просителя его рождения и страны, обращаясь к нему следующим образом: - "Кто ты, странник, и из какой части Фригии ты убежал, чтобы укрыться у моего очага? И кого, кроме того, какого мужчину или какую женщину ты убил? »« О! король, - ответил фригиец, «Я сын Гордиаса, сын Мидаса. Меня зовут Адраст.Человек я нечаянно убит был мой родной брат. За это отец выгнал меня с земли, и я потерял все. Тогда я сбежал сюда, к тебе ».« Ты - потомок », - сказал Крез. - возразил, - из дома, дружественного моему, и ты пришел к друзьям. Тебе нужно ни за что, пока ты пребываешь в моих владениях. Неси свое несчастье так же легко, как ты может, так будет лучше с тобой ". С тех пор Адраст жил во дворце король.

Случилось так, что в это самое время на Мизийском Олимпе было огромное чудовище. кабана, который часто выходил из этой горной страны и опустошал кукурузные поля мисийцев. Много раз мизийцы собирались охотиться на зверя, но вместо причиняя ему хоть какую-то боль, они всегда уходили с некоторыми потерями для себя. Наконец они отправили послов к Крезу, которые передали ему свое послание такими словами: «О, царь, в наших краях появилось могущественное чудовище кабана и уничтожило труд наших Руки.Мы делаем все возможное, чтобы взять его, но тщетно. Итак, теперь мы умоляем тебя позволить тебе сын сопровождает нас обратно с некоторыми избранными юношами и собаками, чтобы мы могли избавить нашу страну от животное ". Таков был смысл их молитвы.

Но Крез вспомнил его сон и ответил: с тобой; это не может быть ни в коем случае. Он только что вступил в брак и занят хватит с этим.Я дам вам отобранный отряд лидийцев, всех моих охотников и гончие; и я поручаю тех, кого я посылаю, использовать все рвение, чтобы помочь вам избавиться от страна зверя ".

Этим ответом мизийцы остались довольны; но сын царя, услышав, что молитва мисийцев, вошел внезапно, и после отказа Креза отпустить его с они, таким образом, обратились к своему отцу: "Раньше, мой отец, он считался самым благородным и самое подходящее для меня частое участие в войнах и охотничьих отрядах и снискать себе славу в них; но теперь ты держишь меня подальше от обоих, хотя ты никогда не видел во мне либо трусость, либо бездушие.Какое лицо я должен носить тем временем, идя на форум или вернуться оттуда? Что должны думать горожане, что моя юная невеста должна думать обо мне? Какой вид мужчиной она будет считать своего мужа? Либо, поэтому позвольте мне отправиться в погоню за этого вепря, или назови мне причину, почему мне лучше поступать по твоему желанию ».

Тогда Крез ответил: "Сын мой, это тоже не потому, что я видел в тебе трусость или что-то еще, что мне не понравилось, что я сдерживаю тебя; но потому что видение, которое было передо мной во сне, когда я спал, предупредило меня, что ты обречен на смерть молодой, пронзенный железным оружием.Это первое, что побудило меня поспешить на твою свадьбу, и теперь это мешает мне послать тебя на это предприятие. Фаин, буду ли я следить за Тебя, если я каким-либо образом смогу обмануть тебя при жизни. Для тебя один-единственный сын, которым я владею; другой, чей слух нарушен, я считаю, что он не были ».

«Ах, отец, - ответил юноша, - я не виню тебя за то, что ты бодрствовал. надо мной после такого ужасного сна; но если ты ошибаешься, если ты не понимаешь Мечтай правильно, я не виноват, что показываю тебе, в чем ты заблуждаешься.Теперь мечта, ты сказал сам, предсказал, что я умру пораженным железным оружием. Но какие руки есть кабан, которым можно ударить? Каким железным оружием он владеет? Но это то, чего ты боишься меня. Если бы во сне говорилось, что я умру, пронзенный бивнем, значит, ты хорошо справился с этим. держи меня подальше; но там сказано оружие. Теперь здесь мы сражаемся не с людьми, а с диким зверем. я прошу тебя, позволь мне пойти с ними.«

«Вот и я, сын мой, - сказал Крез. лучше, чем у меня. Я поддаюсь этому, передумаю и соглашаюсь отпустить тебя ».

Тогда царь послал за Адрастом, фригийцем, и сказал ему: "Адраст, когда Тебя ударили жезлом скорби - без упрека, друг мой - Я очистил тебя, и взял тебя, чтобы жить со мной в моем дворце, и был на каждом шагу.Теперь, поэтому тебе надлежит воздать должное за добрые услуги, которые ты получил от меня. руки, согласившись пойти с моим сыном на эту охоту и присматривать за ним, если возможно, на дороге на вас нападет какая-нибудь банда отважных разбойников. Даже врозь отсюда ты должен был пойти туда, где ты можешь прославиться благородными дела. Они наследие твоей семьи, и ты тоже такой стойкий и сильный.«

Адраст ответил: "О, царь, за исключением твоей просьбы, я бы предпочел подальше от этой охоты; мне кажется, что человеку, попавшему в такую ​​беду, как я, не подобает общайтесь со своими более счастливыми товарищами; и, кроме того, мне это не по душе. По многим причинам я остался; но, как ты настаиваешь, и я обязан доставить тебе удовольствие (поистине я должен ответить на твои добрые услуги), я готов сделать то, что ты хочешь.Для твоего сын, которого ты передаешь мне на попечение, будь уверен, что ты примешь его обратно в целости и сохранности, насколько это зависит от осторожности опекуна ".

Уверенный в этом, Крез позволил им уйти в сопровождении группы отборных юношей и хорошо обеспечен собаками погони. Когда они достигли Олимпа, они рассеялись в поисках животное; Вскоре его нашли, и охотники, обвив его кругом, бросили свои оружие на него.Тогда незнакомец, человек, который был очищен от крови, по имени Адраст, он также метнул копье в кабана, но промахнулся и поразил Атиса. Таким образом был сын Креза, убитый острием железного оружия, и предупреждение видения было выполнено. Затем один побежал в Сардис, чтобы передать весть королю, и он пришел и сообщил ему о битве и судьбе, постигшей его сына.

Если для отца стало тяжелым ударом узнать, что его ребенок мертв, это еще больше сильно повлияла на него мысль, что тот самый человек, которого он сам однажды очистил, совершил дело.В неистовстве своего горя он громко призвал Юпитера Катарсия быть свидетель того, что он пострадал от рук незнакомца. Впоследствии он призвал то же самое бог как Юпитер, Эфистий и Гетереус - используя один термин, потому что он невольно укрывал в своем доме человека, убившего его сына; а другой, потому что Незнакомец, которого послали опекуном своего ребенка, изгнал из его самых жестоких врагов.

Вскоре прибыли лидийцы, неся тело юноши, и последовали за ними. убийство.Он встал перед трупом и, протянув руки, Крез подчинился его власти, искренне умоляя пожертвовать его на теле своего сына - "его прежнее несчастье было достаточно тяжким; теперь, когда он прибавил к этому еще секунду и погубил человека, очистившего его, он не мог медведь, чтобы жить ». Услышав эти слова, Крез пожалел Адраст, несмотря на горечь собственного бедствия; и он ответил: "Хватит, мой друг; я отомщу, что мне нужно, раз ты приговариваешь смерти против самого себя.Но, по правде говоря, это не ты причинил мне вред, кроме как до сих пор. как ты невольно нанес удар. Какой-то бог виноват в моей беде, а я был предупрежден об этом давным-давно ». Крез после этого похоронил тело своего сына, с такими почестями, как подобает случаю. Адраст, сын Гордиаса, сын Мидаса, разрушитель его брата в прошлом, разрушитель теперь его очистителя, в отношении сам как самый несчастный негодяй, которого он когда-либо знал, как только все стихло около того места, убил себя на могиле.Крез, лишившись сына, сдался в траур на два полных года.

В конце этого времени горе Креза было прервано разведданными из за рубеж. Он узнал, что Кир, сын Камбиза, разрушил империю Астиага, сын Киаксара; и что персы с каждым днем ​​становились все сильнее. Это привело его подумать над собой, можно ли сдержать растущую мощь этого люди до того, как это дошло до головы.С этим дизайном он решил немедленно испытать несколько оракулов в Греции и один в Ливии. Поэтому он отправил своих посланников в разные направления, некоторые в Дельфы, некоторые в Абаи в Фокиде, а некоторые в Додону; другие в оракул Амфиарая; другие - к Трофонию; другие, опять же, к Branchidae в Милезия. Это были греческие оракулы, с которыми он консультировался. В Ливию он отправил другой посольство, чтобы посоветоваться с оракулом Аммона.Эти посланники были отправлены для проверки знаний оракулов, что, если они действительно вернут правдивые ответы, он может послать во второй раз и спросить, не следует ли ему атаковать персов.

Посланникам, посланным для испытания оракулов, было дано следующие инструкции: они должны были вести счет дней с момента их отъезда Сардами, и, считая с этого дня, на сотый день они должны были проконсультироваться с пророчеств, и спросить их, что делает Крез, сын Алятта, царь Лидии, в тот момент.Данные им ответы должны были быть записаны и возвращены ему. Ни один из ответов не сохранился, кроме ответа оракула в Дельфах. Там, в тот момент, когда лидийцы вошли в святилище, и прежде, чем они зададут свои вопросы, Пифия так ответила им гекзаметровым стихом: -

Я могу сосчитать песок и измерить океан;
У меня есть уши для молчания, и я знаю, что такое тупой человек означает;
Вот! по моим ощущениям поражает запах покрытая панцирем черепаха,
Варить сейчас на огне с мясом ягненка в котел -
Латунь - сосуд внизу, латунь - крышка наверху. Это.

Эти слова лидийцы записали в уста Пифиины, когда она пророчествовала, и затем отправились обратно в Сарды. Когда все посланники вернулись с ответы, которые они получили, Крез развязал свитки и прочитал то, что было написано в каждый. Ему понравился только один - Дельфийский оракул. Этого у него не было раньше услышал, чем он немедленно совершил акт обожания и принял его как правду, заявив, что Дельфийский был единственной действительно оракульной святыней, единственной, которая была обнаружена в способ, которым он был фактически занят.По отбытии своих посланников он решил подумать о том, что было совершенно невозможно представить из его действий, а затем, ожидая пока не настал согласованный день, он действовал так, как он определил. Взял черепаху и ягненка, и разрезав их собственными руками на куски, сварил их вместе в медном котел, накрытый крышкой, тоже из латуни.

Таков был ответ, возвращенный Крезу из Дельф.Какой ответ был Лидийцы, которые отправились в святилище амфиарцев и исполнили обычные обряды, полученные от там оракул, я не в силах упомянуть о нем, потому что о нем нет никаких записей. Все известно, что Крез считал, что нашел там также оракула, который говорил правду.

После этого Крез, решив умилостивить Дельфийского бога величественным жертвоприношение принесло по три тысячи всяких жертвенных зверей и, кроме того, принесло огромную груду и поставленные на нее ложа, покрытые серебром и золотом, и золотом кубки, пурпурные одежды и жилеты; все, что он сжег в надежде сделать сам более уверен в благосклонности бога.Далее он отдал приказ всем люди земли приносят жертвы согласно их средствам. Когда жертва была закончился, царь расплавил огромное количество золота и превратил его в слитки, сделав их шесть ладоней в длину, три ладони в ширину и одну ладонь в толщину. Количество слитков составляло сто семнадцать четыре из золота очищенного, весом два с половиной таланта; в другие из светлого золота, весом два таланта.Он также заставил статую льва быть сделано из чистого золота, вес которого был десять талантов. В то время, когда храм Дельфы сгорели дотла, этот лев упал со слитков, на которые его положили; Это теперь стоит в коринфской сокровищнице и весит всего шесть с половиной талантов, потеряв три с половиной таланта у огня.

По завершении этих работ Крез отправил их в Дельфы, а с ними и двоих. чаши огромных размеров, одна из золота, другая из серебра, которые раньше стояли, последний справа, первый слева, когда входили в храм.Они тоже были переехал во время пожара; а теперь золотой находится в клазоменовской сокровищнице, а весит восемь талантов и сорок две мины; серебряный стоит в углу притвора и вмещает шестьсот амфор. Это известно, потому что дельфийцы его заполняют. во времена Феофании. Дельфийцы говорят, что это произведение Феодора Великого. Самиан, и я думаю, что они говорят правду, потому что, несомненно, это работа не обычного художника.Крез прислал также четыре серебряных бочки, которые находятся в коринфской сокровищнице, и две люстральные бочки. вазы, золотая и серебряная. На первом написано имя Лакедемонянам, и они заявляют, что это их дар, но ошибочно, так как это действительно дано Крезом. Надпись на нем была вырезана дельфийцем, желавшим доставить удовольствие. лакедемоняне. Его имя мне известно, но я воздерживаюсь от его упоминания.Мальчик через чьей рукой течет вода, - это (признаюсь) лакедемонский дар, но они не дали любой из блестящих ваз. Помимо этих различных подношений, Крез послал в Дельфы множество другие, менее известные, среди прочего, несколько круглых серебряных тазов. Также он посвятил женская фигура в золоте высотой три локтя, которую дельфийцы называют статуя его пекарни; и далее он представил ожерелье и пояса своего жена.

Это были приношения, посланные Крезом в Дельфы. К святыне Амфиарая, с с чьей доблестью и несчастьем он был знаком, он послал полностью золотой щит и копье, также из чистого золота, и наконечник, и древко. Они все еще существовали в мое время в Фивы, заложенные в храме Исменского Аполлона.

Посланники, которым поручено доставить эти сокровища к святыням, получили инструкции спросить у оракулов, должен ли Крез вступить в войну с персами, и если Итак, должен ли он укрепить себя силами союзника.Соответственно, когда они достигли места назначения и преподнесли подарки, они приступили к консультированию оракулов в следующих выражениях: - «Крез Лидийский и другие страны, веря что это единственные настоящие оракулы во всем мире, прислал вам такие подарки, как ваш открытия заслужили, и теперь спрашивает вас, пойдет ли он воевать с Персов, и если да, то укрепится ли он силами конфедерат."Оба оракула согласились в содержании своего ответа, который был в каждом есть пророчество о том, что если Крез нападет на персов, он разрушит могущественную империю, и рекомендация ему посмотреть и увидеть, кто был самым могущественным из греков, и заключить с ними союз.

Получив эти ответы оракула, Крез был вне себя от радости и теперь чувствовал себя уверенно. что он уничтожит империю персов, он еще раз послал к Пифону и представил дельфийцам, число которых он установил, два золотых статера часть.В обмен на это дельфийцы предоставили Крезу и лидийцам привилегию приоритетности в консультации с оракулом, освобождение от всех обвинений, самый благородный место на фестивалях и вечное право становиться по желанию гражданами своей город.

Отправив эти подарки дельфийцам, Крез в третий раз посоветовался с оракул, поскольку однажды доказав его истинность, он хотел постоянно использовать его.В вопрос, на который он теперь хотел получить ответ, был: «Будет ли его королевство надолго продолжительность? »Вот что ответил Питонянка: -

Подождите, пока придет время, когда мул монарх Мидии;
Тогда ты, нежный лидианец, прочь к гальке Гермус;
Спешите, о! спешите прочь и не краснеть, чтобы вести себя как трус.

Из всех полученных ему ответов этот понравился ему больше всего, так как казалось невероятно, что мул когда-либо стал царем Мидии, и поэтому он пришел к выводу, что суверенитет никогда не отступит от него самого или его семени после него. Впоследствии он обратил свои мысли к союзу, который ему рекомендовали заключить, и искал выяснить путем расследования, какое из греческих государств было самым могущественным.

The Internet History Sourcebooks Project находится на историческом факультете Фордхэмского университета в Нью-Йорке. Интернет Средневековый справочник и другие средневековые компоненты проекта расположены по адресу: Центр Фордхэмского университета IHSP признает вклад Университета Фордхэм, Исторический факультет Фордхэмского университета и Центр средневековых исследований Фордхэма в обеспечение веб-пространства и серверной поддержки проекта.IHSP - это проект, независимый от Фордхэмского университета. Хотя IHSP стремится соблюдать все применимые законы об авторском праве, Фордхэмский университет не институциональный владелец, и не несет ответственности в результате каких-либо юридических действий.

Геродот: Рождение истории (как развлечение) | Р.Б. Лэмб | Философия истории

Истории Геродота читать по большей части довольно весело. До тех пор, пока кто-то будет подходить к ним как к несколько развлекательным, а не авторитетным, он будет получать от них удовольствие.

Обычно, когда он обсуждает конкретный регион, все из которых являются сателлитами его родной Греции, он приступает к так называемой этнографии . Технически это считается изучением общей культуры большого количества людей. Социологи склонны заниматься подобными вещами, поэтому при встрече с ними следует проявлять либеральный скептицизм и применять его. Обычно речь идет об одном или двух невинных суждениях на основании открытого расизма, но Геродот мертв, и этот риск его не беспокоит.Платон в любом случае был более расистским, но более поэтичным, отсюда и его стойкость.

Геродот охватывает египтян, скифов, персов и других групп человечества, предположительно разделяющих какую-то общую идентичность, и которые чудесным образом все ведут себя одинаково. Честно говоря, американцы более или менее ведут себя подобным образом просто в силу своего американизма, разумеется. Каждые четыре года мы кричим друг на друга и судим друг друга на основании того, какого лжеца мы намерены подвергнуть остракизму в округе Колумбия на том, что мы называем выборами.Так что в этнографии есть что-то, но ничего особенно полезного, кроме обобщений, которые не приносят пользы для научных исследований или рационального мышления.

Однако Геродоту пришлось немного подразнить эту тему. Именно здесь он почти наверняка изобрел жанр исторической фантастики. Некоторые из его утверждений относительно культурных обычаев этих регионов, должно быть, были выдуманы оптом или возникли в результате особенно гнилой виноградной лозы. Его любимой темой была «Фантастические твари и где они обитают» задолго до Дж.К. Роулинг написала свои посредственные истории о любви, побеждающей ненависть.

Он утверждал, что Персия населена гигантскими муравьями; муравьи, достаточно большие, чтобы охотиться, ловить и пожирать верблюдов. Он с уверенностью утверждал, что в Египте жили крылатые ящерицы, и свидетельствовал о том, что видел их кости. Он утверждал, что львята вылезли из утробы матери, сделав ее бесплодной.

Но он не остановился на изобретении зверей. Он утверждал, что сперма некоторых мужчин была черной. Он утверждал, что женщины мочились стоя, а мужчины - сидя.Он даже утверждал, что существует раса людей без голов, чьи рты были в груди.

Все эти утверждения фантастичны и почти наверняка предназначены, независимо от того, верил ли им автор или нет, чтобы пробудить искру прихоти и удивления в сознании читателя. Он намеревался развлечься, оставив при этом пластинку, несомненно, приукрашенную, чтобы потомки удивились.

Геродот, несмотря на то, что иногда демонстрировал элементарное знание простой математики, все же не совсем правильно понимал числа.Он утверждал, что персидские армии под командованием Ксеркса, чье вторжение в Грецию является центральной частью его истории в дополнение к его этнографии, исчисляемой миллионами. Он утверждал, что они пили реки досуха, куда бы они ни шли. Это число, несомненно, преувеличено, и оно вышло за рамки разумного легковерия.

Даже в свое время его (правильно) обвиняли в том, что он просто выдумывает. Я предполагаю, что кому-то захотелось заявить, что они пошли в туалет, стоя, как большой мальчик, а не сидели, как утверждал Геродот, но эта конкретная критика каким-то образом не выдержала разрушительного воздействия времени.Его следовало выгравировать на стеле . Кстати, древние историки регулярно критиковали друг друга, что для меня весело.

Чтобы немного подкрепиться, я должен упомянуть, почему Геродот считал свои усилия стоящими в первую очередь, игнорируя, конечно, продажу книг.

Он пишет: «Это исследования Геродота Галикарнасского, которые он публикует в надежде сохранить от разложения память о том, что сделали люди, и предотвратить великие и чудесные действия греков и варваров. теряют причитающееся им количество славы; и вместе с тем, чтобы зафиксировать причины их вражды.По словам наиболее осведомленных в истории персов, финикийцы начали ссору ».

Если перевести на более современный американский английский, он знал, что у людей ужасная память, и мы все забываем. Он чувствовал, что их запись может помочь предотвратить потерю памяти. Он забыл осознать, что забвение истории - это то, в чем мы преуспеваем, даже больше, чем потеря ключей или воспоминание о том, кто выигрывал Кубок Стэнли Мировой серии во время 128-й Олимпиады - персов или скандинавов. Но это первая формулировка оправдания истории, которую можно рассматривать как оправдание, поэтому мне сказали, что это в некоторой степени важно.У меня нет оправдания своим собственным усилиям здесь, но после пары рюмок я, вероятно, смогу придумать одну. Достаточно хлопков и реплик, и я готов поспорить, что оправдание появится само по себе.

Методически его первоисточниками (проблема, которая не стала формальной проблемой до более чем двух тысяч лет спустя), как правило, были люди, которые вызвались на допрос этого странного грека об их истории и обычаях. Эти люди часто были храмовыми жрецами и жрицами, рассказывающими истории в том виде, в каком они передавались им; как бы древнеегипетская виноградная лоза.

Меня нисколько не удивило бы, как озорного дурака из хулигана, если бы некоторые из этих источников просто лгали странно легковерному маленькому иностранцу.

Интересно, что Геродот выражает скептицизм и сомнения по поводу некоторых из этих историй. Чаще всего он просто пересказывает их так, как им было сказано, и предлагает читателю составить собственное мнение. В других случаях он высказывает свое личное мнение, например, свое не-научное-правильное-или-во всяком случае безосновательное мнение о том, как и почему Нил разливается каждый год.Я не буду рассказывать об этом здесь, поскольку это ни в коем случае не является особенно фантастическим, но оно было неверным, как и большинство (всех) других теорий того времени относительно того, как и почему это происходило с такой регулярностью.

Но я вам гарантирую, это не сделал фараон.

Истории Геродота и их достоверность

Я не совсем понимаю, что произошло в 440 году до нашей эры. Я не уверен, действительно ли кто-нибудь знает, что тогда произошло. Когда что-то так далеко в прошлое, оно становится туманным, поэтому большая часть этого, вероятно, ложна.Но об истории важно знать то, что не всегда имеет значение то, что произошло на самом деле - возможно, большее значение имеет то, что, по мнению людей, произошло. Одна вещь, предположительно произошедшая в 440 г. до н. Э. состоял в том, что Демокрит пытался резать сыр бесконечное количество раз и на основании этого опыта выдвинул гипотезу о существовании атомов (это была шутливая шутка). Еще одно событие, предположительно произошедшее в том же году, - публикация историй «Отцом истории» Геродотом.

Отмечается, что «Истории» положили начало современному изучению истории, что имеет большое значение, потому что без изучения истории моя колонка, вероятно, была бы просто изображениями Джо Байдена, поедающего мороженое.Фактическое содержание книги выходит за рамки как этой колонки, так и моего терпения, так что вот чрезвычайно сокращенное резюме. С 499 г. до н. Э. до 449 г. до н. э. между Персией и Грецией было несколько войн, известных под общим названием греко-персидские войны. Персия была большой и хотела быть больше. Греческие города-государства хотели остаться греческими городами-государствами. Итак, они боролись. Это, вероятно, мало что значит для вас, за исключением тех войн, которые имели довольно запоминающиеся события. Во время этих войн было Марафонское сражение, где якобы был установлен первый мировой рекорд марафонского времени.Также была битва при Фермопилах, которая является основой исторически точного фильма 2006 года 300.

Геродот смог написать этот рассказ о греко-персидских войнах, путешествуя по Греции и Малой Азии. Он систематически выслушивал все рассказы людей о войнах, чего раньше никто не делал. Собрав все эти разные отчеты, Геродот установил для историков стандарт исследования прошлого и создания сообщений для людей.Правда ли он? Еще одно имя, которое использовалось для описания Геродота, - «Отец лжи». Критики, такие как Фукидид, автор «Истории Пелопоннесской войны», утверждают, что Геродот вложил в историческое повествование тонну фольклора и басен, чтобы сделать его более интересным.

Также отмечается, что «Истории Геродота» фактически рассказывались на собраниях, подобных Олимпийским играм, для развлечения людей. Может ли такая работа быть надежной? Есть ли в истории вообще история? Между историками на протяжении всей истории ведется довольно напряженный спор относительно точности работ Геродота.Некоторые археологические исследования предоставили доказательства некоторых из наиболее спорных заявлений Геродота. Но Геродот также делает много заявлений о том, как боги вмешивались в дела людей, что на данный момент не доказано.

Использование историй для понимания истории пятого века было бы похоже на использование музыкального Гамильтона для понимания американской революции. Гамильтон довольно хорош и интересен, за исключением того, что он не должен быть единственным источником, на который вы ссылаетесь при изучении американской революции.Я не думаю, что кто-то может получить окончательный ответ о том, насколько точны Истории, но лучший ответ, который я нашел до сих пор, заключается в том, что мы могли бы также использовать эту работу, потому что это все, что у нас есть.

Сегодня решающее значение имеет то, как мы записываем нашу историю. Люди в будущем собираются использовать контент, который мы производим сейчас, чтобы судить о нашем образе жизни и решениях или делать свой собственный выбор, чтобы мы лучше записывали нашу историю.

Не было исчерпывающих исторических записей о Демокрите, и теперь люди помнят его за то, что он пытался резать сыр бесконечное количество раз (а также начал изучение атомной теории).Часть сыра определенно неправильная, но ее все еще преподавали в начальной школе на уроках естествознания, к радости учащихся по всей Америке и в ущерб наследию Демокрита. Так что, если вы в конечном итоге сделаете что-то историческое, убедитесь, что учебники по истории правильно это понимают.

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *