История боярыни морозовой: Мытищинская история одной из самых известных картин Сурикова «Боярыня Морозова»

Содержание

Мытищинская история одной из самых известных картин Сурикова «Боярыня Морозова»

19 марта отмечается день памяти выдающегося русского живописца Василия Сурикова, который прославился своими крупномасштабными, многофигурными и достоверными полотнами на темы судьбоносных событий в истории России разных эпох. Одной из самых известных картин Сурикова стала «Боярыня Морозова».

Это внушительное полотно размером 304 на 587,5 см., остающееся одним из главных экспонатов Третьяковской галереи. На картине изображена сцена из истории церковного раскола в XVII веке. Для сбора материала для работы над картиной Суриков выбрал Мытищи, где по Ярославскому шоссе в Троице-Сергиеву лавру бесконечными вереницами шли богомольцы. Всех, кто из странников казался художнику интересным, красноречивым и подходящим по замыслу, он торопливо набрасывал на бумагу, временами «захлёбываясь» от яркого многообразия образов.

«Приступая к задуманной работе, он действовал как самый скрупулёзный исследователь.

Ведь всё на полотне должно было соответствовать истине», — рассказал депутат Мособлдумы Вячеслав Фомичёв.

Художник сделал более ста этюдов. На картину ушло три года. Одержимый идеей художник забраковал два холста с набросками. Третий стал основой будущего шедевра. 

«Суриков – несомненно выдающийся мастер исторических полотен. Через призму его полотен открывается подлинная история нашей страны, реальных людей, трагических судеб. Через проект «Культура малой Родины» партии «Единая Россия» мы пытаемся привить нашей молодёжи, да и людям старшего возраста, интерес к родной культуре, к её деталям. Феодосия Прокофьевна Морозова (известная как боярыня Морозова) и протопоп Аввакум выступали ярыми сторонниками старообрядчества, за что оба лишились жизни. Для многих старообрядцев той поры две эти личности были символами старой веры, борьбы с переменами, неугодными народу. В 2020 году весь старообрядческий мир отмечал 400-летие со дня рождения протопопа Аввакума. В честь этого праздника в Рогожской слободе была установлена памятная стела, в строительстве которой я принял самое активное участие», – отметил Вячеслав Фомичёв.

Источник: http://inmytishchi.ru/novosti/kultura/mytishchinskaya-istoriya-odnoy-iz-samyh-izvestnyh-kartin-surikova-boyarynya-morozova

Картина Боярыня Морозова Суриков В. И.,1887 г. Биография Боярыни Морозовой

Картина Боярыня Морозова Суриков В. И. Данное произведение художника навеяно чисто русским течением не легкой жизни того времени, жесткого и не доброго времени церковного раскола.

Суриков изобразил печальный но непобедимый образ главной героини полотна Боярыни Морозовой в 1887 году, в самом композиционном центре картины она богато одета в шубе из бархата, ее везут на санях по улицам Москвы на верную погибель закованную в кандалы, ее руки повязаны цепью, с поднятой рукой вверх.

Боярыня выкрикивает толпе народа прощальные слова, она фанатично предана своей старой вере и не за какие коврижки она ее не продаст и народ в большинстве своем безропотно сочувствует ей и переживает ее трагедию также как свою.

В образе Боярыни Морозовой Суриков был настроен показать великий дух не сломленной веры русской женщины, которая была близка к царю и имела значительный авторитет при дворе и всю роскошь боярской жизни, но ради веры готовая на погибель.

Картина Боярыня Морозова исполнена в привычно для Сурикова в колоритных тонах, играя на контрасте человеческих судеб отразив среди одетых и обутых горожан, босого одетого в грязное и убогое одеяние юродивого, типичный персонаж средневековой Руси который тоже с сочувствием провожает боярыню в последний путь. Справа от Боярыни Морозовой ее провожает ее сестра Княгиня Урусова покрытая в белый платок с вышивкой, провожая ее она одухотворена повторить подобный поступок.

На картине изображено много русского народа, среди сочувствующих есть и недовольные ее поступком, злорадно посмеивающиеся ей в след, приговаривая меж себе подобными о ее сумасбродстве. Среди многих персонажей картины Суриков изобразил и себя в роли странника, который скитается по по городам и селам. Имя Боярыни Морозовой было у всех на устах и каждый ее понимал по своему.

Эта глубоко историческая русская картина Сурикова, где униженную раскольницу Боярыню Морозову художник представляет в победоносном образе не сломленной женщины. Художник Суриков Боярыня Морозова дает возможность зрителю картины прочувствовать весь трагизм данного действия, ощутить ту прошлую и нелегкую жизнь глубоко верующего русского народа.

Сегодня картина находится в Третьяковской галерее в Москве, размер 304 на 587,5 см


Биография Боярыни Морозовой

Боярыня Морозова родилась в Москве 21 мая 1632 года она дочь окольничего Соковнина Прокопия Фёдоровича, являвшийся родственником Марии Ильиничны 1-й жены царя Алексея Михайловича. Фамилия Морозова унаследованная от замужества с Морозовым Глебом Ивановичем, происходившим из знатного по тем временам рода Морозовых, которые являлись ближайшими родственниками царской семьи Романовых.

После смерти брата Бориса Ивановича Морозова а в последствии и Глеба Ивановича все наследство переходит малолетнему сыну Ивану. За малолетством сына всем этим состоянием управляла сама Феодосия Морозова, в ее власти было 8 тысяч крестьян, только домашних слуг в доме было триста человек.

По тем временам у нее имелось имение усадьба отличавшаяся великим роскошеством по образцу богатых заграничных усадеб.  Она разъезжала на красивой дорогой карете с эскортом до ста человек. Богатое наследие, жизнь со вкусом, казалось бы ничего плохого не должно было происходить в ее биографии боярской жизни.

Боярыня Морозова Феодосия Прокопьевна была яркой сторонницей русского старообрядчества. В ее доме часто собирались различные староверы, гонимые царской властью царя Алексея Михайловича, чтобы помолиться у старых старообрядческих икон по древнерусским обрядам.

Боярыня Морозова очень тесно контактировала с протопопом Аввакумом одним из идеологов старообрядчества, благосклонно относилась к юродивым и нищим, которые часто находили в ее доме тепло и приют.

Не смотря на то, что Боярыня Морозова придерживалась старообрядчества она также посещала церковь нового обряда, что соответственно не красило ее в лице сторонников старой веры. В последствии всего этого она тайно приняла постриг у старообрядцев, где ее нарекли именем Феодора, тем самым удалилась от посещения светских и церковных мероприятий. Отказалась от приглашения на свадьбу царя Алексея Михайловича по предлогом болезни, несмотря на то что она при дворе Феодосия Прокопьевна всегда была приближена к царю и имела статус верховной боярыни.

Такое поведение Феодоры соответственно не нравилось царю. Царь много раз пытался подействовать на нее с помощью родственников, посылал боярина Троекурова уговорить ее принять новую веру, но все было тщетно.

Чтобы наказать боярыню за подобные грехи, царю мешало высокое боярское положение Морозовой, да и царица Мария Ильинична также сдерживала царя от наказания строптивой боярыни. Тем не менее царь Алексей Михайлович исчерпав все свое царское терпение, послал к Морозовой архимандрита Чудового монастыря Иакима на пару с думным дьячком Иларионом Ивановым.

От ненависти к этим гостям и новой вере сестры Феодосия княгиня Урусова в знак несогласия легли в постель и лежа отвечали на их допросы. После всего этого позорного действия по мнению архимандрита их заковали в кандалы, правда пока оставили сестер под домашним арестом.

Даже после, когда ее увезли для допросов в Чудов монастырь а потом в Псково-печерский монастырь она так и не сдалась, все ее боярское имение, собственность боярыни перешло в царскую казну, все время заточения она поддерживала отношения со старообрядческими сподвижниками, которые ей помогали и сочувствовали, приносили ей пищу и вещи и даже один старообрядческий священник тайно причастил ее.

По ее душу просил и умолял царя смилостивится сам Патриарх Питирим, на что царь посоветовал главному священнику самому удостоверится в ее сумасбродности. На допросе у Питирима Боярыня Морозова также не захотела стоять на своих ногах перед патриархом провисев на руках у стрельцов.

В 1674 году на Ямском дворе пытками на дыбе истязали двух сестер Морозовых и старо-обрядчицу Марию Данилову надеясь переубедить их. Никакие убеждения не помогли и их уже собирались сжечь на костре, но этому помешало сбыться сестра царя Ирина Михайловна и возмущенное боярство.

Решение царя было такое: 14 человек слуг, которые остались также со старой верой заживо сожгли в срубе, Морозовых Феодосию с сестрой княгиней Урусовой сослать в Боровск Пафнутьево-Боровской монастырь, где их посадили в земляную тюрьму. От полного истощения и тюремных мук сестры Морозовы скончались с разницей в несколько месяцев в 1675 году

VIII. «БОЯРЫНЯ МОРОЗОВА». Суриков

VIII. «БОЯРЫНЯ МОРОЗОВА»

История боярыни Морозовой издавна стала достоянием русского фольклора. Суриков впервые услышал о ней еще в детстве от своей тетки Ольги Матвеевны Дурандиной, которая рассказывала о знаменитой раскольнице либо по изустным преданиям, либо, может быть, по одному из рукописных «житий», распространенных в раскольничьей среде. На эти же рукописные «жития» опирались историки И. Е. Забелин и Н. С.

Тихонравов — авторы трудов, послуживших основным историческим источником для картины Сурикова.

В изложении этих авторов история Морозовой вкратце сводится к следующему.

По происхождению и связям Морозова принадлежала к самому высшему слою придворной московской знати. Отец ее, окольничий Соковнин, был близок ко двору царя Алексея, а муж, боярин Глеб Иванович Морозов, потомок древнейшего рода, доводился родным братом всесильному временщику алексеевского царствования, известному богачу и государственному деятелю Б. И. Морозову. Еще в юности Федосья Прокофьевна Морозова отличалась особенной религиозностью и приверженностью к обрядам старой «народной» церкви.

В 1654 году церковный собор принял реформу обрядности, подготовленную патриархом Никоном.

В. Суриков. Этюд к картине «Боярыня Морозова» (голова боярыни Морозовой) (ГТГ).

В. Суриков. Этюд к картине «Боярыня Морозова» (голова юродивого) (ГТГ).

Значительная часть духовенства, главным образом низшего, решительно высказалась против реформы. Новшества, вводимые Никоном, были восприняты как продукт иноземных влияний, угрожающих чистоте православной веры. Так началось движение раскола.

Правительство царя Алексея вместе с Никоном жестоко преследовало ревнителей старой веры, насильственно вводя новую церковную обрядность. Гонения возбудили религиозный фанатизм раскольников. В их среде возникло учение о приходе антихриста и о близкой кончине мира, позднее перешедшее в проповедь самосожжения.

За религиозно-идеологическими мотивами в расколе выступали социальные мотивы, обусловившие его быстрое распространение.

Раскол был формой борьбы народных масс против феодального гнета, прикрываемого и освящаемого церковью.

Энгельс говорит о религиозных войнах XVI века:

«Если эта классовая борьба носила тогда религиозный отпечаток, если интересы, потребности и требования отдельных классов скрывались под религиозной оболочкой, то это нисколько не меняет дела и легко объясняется условиями времени»[49]. Его слова вполне приложимы и к религиозным движениям Московской Руси.

Ревнители старой веры нашлись преимущественно среди крепостного крестьянства, посадских людей, стрельцов, казачества и сельского духовенства.

В высших классах раскол почти не распространялся. Лишь очень немногие представители знати примкнули к движению. Среди них была и боярыня Морозова.

Рано овдовев и став полной хозяйкой в доме, она превратила его в тайный монастырь и место сборищ раскольников. У нее «не выходя жил во дворе» знаменитый расколоучитель протопоп Аввакум. Послания и «Житие» Аввакума — замечательный памятник русской литературы XVII века — следует причислить к источникам, которые Суриков использовал для своей картины.

В доме Морозовой селились монахини, юродивые, странники. Она сама тайно приняла монашеский постриг и увлекла за собою свою сестру, княгиню Евдокию Урусову. Став монахиней, Морозова совершенно отдалилась от двора и даже отказалась присутствовать на церемонии царской свадьбы, где по своему положению должна была играть видную роль.

Поведение Морозовой было воспринято при дворе как вызов. Обнаружилось, что ее дом стал одним из центров старообрядчества. Царь Алексей послал к боярыне увещателей, но Морозова решительно отказалась подчиниться царской воле и принять новые церковные уставы.

Упорство, проявленное Морозовой, вызвало новые, на этот раз уже более крутые меры со стороны царя. Явился еще один увещатель, архимандрит, строго допросивший Морозову и Урусову: «Како крестишься и како молитву творишь?» Сестры твердо стояли на двоеперстии и старопечатных книгах. Тогда архимандрит по царскому повелению объявил, что они подлежат изгнанию из своих хором, и распорядился заковать их в «железа конские» и держать под караулом.

Через два дня сестер отправили на допрос в Чудов монастырь. Там они держались по-прежнему непреклонно и наотрез отвергли предложение молиться и причащаться по тем богослужебным книгам, по которым молился и причащался царь.

На другой же день обеих раскольниц снова заковали и отправили в заточение. Морозову продолжали увещевать, пробовали воздействовать на нее через родственников, но все было тщетно. В дело вмешался патриарх, который вначале держался примирительно и даже уговаривал царя простить сестер: «Женское их дело, много они смыслят!» Тогда царь предложил патриарху самому испытать характер «сумасбродной и лютой» Морозовой. В Чудовом монастыре состоялся — еще один допрос, опять ни к чему не приведший. Морозову подвергли пытке. Когда ее поднимали на дыбу, она кричала: «Вот что для меня велико и поистине дивно, если сподоблюсь сожжения огнем в срубе на Болоте. Это мне преславно, ибо этой чести никогда еще не испытала».

Казнь, однако же, не состоялась. Правительство царя Алексея считало небезопасным предавать дело широкой огласке и превращать сестер в мучениц за веру. Морозова и Урусова были сосланы в Боровск и заточены в монастырские подземелья, где и умерли после нескольких лет заключения.

Протопоп Аввакум писал о сестрах:

«Федосья Прокопьевна Морозова и сестра ее, Евдокия Прокопьевна, княгиня Урусова, с прочими мучаются в Боровске, в землю живы закопаны, во многих муках, в пытках и домов разорении, алчут и гладут… Чудо, да только подивитися лише сему. Как так? Осмь тысящ крестьян имела, домовова заводу тысящ больши двухсот было — дети мне духовные, ведаю про них — сына не пощадила, наследника всему, и другая также детей имела. А ныне, вместо позлащенных одров, в земле закопана сидит за старое православие…»

Сохранилась суриковская запись, перечисляющая литературные источники «Боярыни Морозовой»: статья Н. С. Тихонравова в «Русском вестнике» 1865 года, немногие страницы в книге И. Е. Забелина «Домашний быт русских цариц» и «Житие» протопопа Аввакума. Приступая к работе над картиной, Суриков не имел перед собой ничего равного запискам Корба, с их исчерпывающей обстоятельностью в передаче деталей и необыкновенной силой повествования. Только поразительная историческая интуиция Сурикова могла воссоздать на основе столь скудных данных жизненный и глубоко правдивый образ русской женщины, проявившей беспримерное мужество, стойкость и силу характера.

* * *

Интерес к судьбе русской женщины возник у Сурикова закономерно. Здесь отчетливо выступают нерасторжимые связи между его искусством и проблемами живой современности. В русской общественной мысли шестидесятых-семидесятых годов, в литературе, в передовой публицистике и в искусстве значительное место занимает круг тем, объединенных так называемым «женским вопросом». С наибольшей четкостью эти темы были развиты в знаменитом романе Чернышевского «Что делать?». Вслед за великим революционным мыслителем к той же тематике обратились русские художники-реалисты — В. Г. Перов, В. В. Пукирев (1832–1890) и многие другие. Суриков ставит ту же тему на историческом материале.

Уже в «Утре стрелецкой казни» и в «Меньшикове в Березове» он создал ряд подлинно эпических и глубоко впечатляющих женских образов. Но в первых картинах он еще не пошел дальше традиционных представлений о жертвенной судьбе русской женщины. В «Боярыне Морозовой» создан новый, еще небывалый в искусстве, но подсказанный Сурикову самою жизнью образ женщины-борца.

3 апреля 1881 года петербургские жители стали свидетелями страшного и трагического зрелища. На Семеновском плацу казнили революционеров-народовольцев, участников покушения на Александра II. Среди казненных была женщина — Софья Перовская.

Толпы народа вышли на улицы, чтобы встретить траурное шествие. К месту казни медленно двигались черные повозки, окруженные конвоем. Осужденных приковали цепями к сиденьям. На груди у каждого висела доска с надписью: «Цареубийца». Спиной к лошади сидела Софья Перовская, одетая в черное, с черным платком на голове.

Это была последняя публичная казнь, на которую решилось самодержавие, и вместе с тем первая в истории русского революционного движения казнь женщины-революционерки.

В памяти очевидцев остался гордый и непреклонный облик Перовской. На ее тонком, изжелта-бледном красивом лице бродила усмешка, глаза презрительно сверкали.

Герои «Народной воли» мужественно встретили смерть…

Современники воспринимали картину Сурикова «Боярыня Морозова» как прямой отклик на события современности.

В далекой архангельской ссылке революционерка Вера Фигнер получила от друзей гравюру с суриковской картины.

«Гравюра говорит живыми чертами: говорит о борьбе за убеждения, о гонении и гибели стойких, верных себе. Она воскрешает страницу жизни…

3 апреля 1881 года… Колесница цареубийц… Софья Перовская…» — писала Фигнер.

Художественные критики в статьях о «Боярыне Морозовой» выражались более осторожно, но не менее определенно. Они указывали, что картина производит то же впечатление, которое возбуждают в жизни случайно встреченные процессии с осужденными, ведомыми на эшафот.

В одной из статей говорится: «Снимите эти костюмы, измените несколько обстановку — и перед вами… современное происшествие в одном из наших городов».

Слова Веры Фигнер и отзывы современников помогают понять атмосферу, в которой возникла картина. В теме «Морозовой» отразилась эпоха восьмидесятых годов, пора героической революционной борьбы и мрачной реакции, жестокого социального угнетения и беспощадных расправ с революционным движением.

Но было бы слишком прямолинейным сводить смысл картины к аллегории и политическому намеку.

Суриков не разделял убеждения Крамского, считавшего, что «историческую картину следует писать только тогда, когда она дает канву, так сказать, для узоров по поводу современности». В истории Суриков видел не собрание поучительных примеров из прошлого, а живой и непрерывный поток событий, из которых слагается жизнь народа, — событий, взаимно между собою связанных и обусловливающих друг друга.

Мир, заключенный в картине, неизмеримо шире тех злободневных — пусть даже исторически значительных — событий, с которыми связывали ее современники.

Первые наброски «Боярыни Морозовой» сделаны в 1881 году; Суриков приступил к ним сразу после завершения работы над «Утром стрелецкой казни». Связь этих двух тем очевидна. Содержанием обеих картин является отношение народа к реформам: светской, осуществленной Петром, и церковной, связанной с именем патриарха Никона и вызвавшей движение раскола.

Интерес к расколу чрезвычайно характерен для передовой русской интеллигенции восьмидесятых годов. Прогрессивный историк Щапов первым разглядел скрытую за догматическими спорами о «двоеперстии» и «троеперстии» социальную сторону движения и привлек внимание науки к «церковно-гражданскому демократизму» и «народным гражданским бунтам под знаменем раскола». В революционных кругах считались с раскольниками, как с возможными союзниками в борьбе против царизма. В русской живописи именно в эти годы появился ряд картин на темы истории старообрядчества: «Никита Пустосвят» В. Г. Перова (1880), «Самосжигатели» Г. Г. Мясоедова (1882), «Черный собор» С. Д. Милорадовича (1885). На передвижной выставке 1885 года появилась (не дошедшая до нас) картина А. Д. Литовченко «Боярыня Морозова», вызвавшая, впрочем, единодушное осуждение со стороны художественной критики.

В отличие от других живописцев, обращавшихся к этому кругу тем, Суриков не коснулся в своей картине церковно-догматической стороны раскола, не показал основных деятелей движения и их словопрений с никонианами, как это сделали Перов и Милорадович. Без интереса отнесся Суриков и к трагическому изуверству раскольников, привлекшему внимание Мясоедова. События, связанные с историей раскола, с религиозным фанатизмом и т. п., играли для него едва ли не последнюю роль. Он видел в этом лишь внешнюю оболочку исторического факта, внутренним содержанием которого был героизм и высокая духовная красота русского народного характера.

Героем суриковской картины здесь, как и в «Утре стрелецкой казни», стал народ, а главным действующим лицом — неукротимая раскольница, своеобразная и по-своему замечательная женщина, поражавшая современников мужеством, силой духа и страстной преданностью своему делу, боярыня Федосья Прокофьевна Морозова.

И наиболее существенными были для Сурикова те черты Морозовой, в которых проявился национальный характер русской женщины.

В теме этой картины и в круге связанных с ней образов с особенной силой — еще большей, чем в «Утре стрелецкой казни», — выступило столь характерное для Сурикова: образы истории переплетались с воспоминаниями детства, сибирскими впечатлениями, памятью о дедовском доме в Торгошине, откуда, по собственному признанию Сурикова, вышло все «женское царство» картины. «Знаете, — говорил он своему биографу Тепину, — ведь все, что описывает Забелин, было для меня действительною жизнью».

* * *

Чтобы довести до зрителя свое понимание темы и превратить историю боярыни Морозовой Тв народную трагедию, Сурикову пришлось существенно перестроить исторический материал, по-своему сгруппировать указания источников и во многом их дополнить.

Сюжетный мотив картины опирается на рассказы историков о том, как Морозову везли на допрос. Вот как описана эта сцена у Забелина:

«Утром пришел думный дьяк, принес цепи со стулами[50] и, снявши с ног железа, стал возлагать на шею ей эти цепи. Морозова перекрестилась, поцеловала огорлие цепи и сказала: «Слава тебе, господи, яко сподобил мя еси Павловы узы возложити на себя». Дьяк повелел посадить ее на дровни… Ее повезли через Кремль. Когда ее везли Кремлем, мимо Чудова монастыря, под царские переходы, она, полагая, что на переходах смотрит царь на ее проезд, часто крестилась двуперстным знамением, высоко поднимая руку и гремя цепью, показывая царю, что не только не стыдится своего поругания, но и услаждается любовью Христовою и радуется своим узам».

Почти так же рассказывает и Тихонравов: «Морозову и Урусову, прикованных за шею к стульям, положили на дровни и повезли мимо Чудова монастыря под царскими переходами. Лежа на дровнях, Морозова поставила стул так, чтобы он был виден всем встречавшимся по дороге, высоко подняла руку со сложенным двуперстным знамением креста и во время пути часто звенела цепями. Боярыня думала, что царь стоит на переходах, смотрит на ее унижение, и хотела показать ему, что нимало не стыдится того поругания, которому подвергалась по его воле».

Суриков взял из этих описаний некоторые бытовые детали — дровни, цепи, жест Морозовой с двуперстным знамением креста, но решительно изменил все смысловые акценты. Забелин и Тихонравов ни одним словом не упоминают о народе. Все дело для них сводится к борьбе раскольницы с царем Алексеем. Историки вполне отдают должное мужеству Морозовой в этой неравной борьбе, но не видят в ней ничего, кроме личной драмы героической русской, женщины.

Суриков, с его пониманием истории как жизни народа, не мог примкнуть к такому истолкованию темы. Написанная им картина изображает не конфликт строптивой боярыни с царем, а сцену всенародного прощания Москвы с опальной, увозимой на допрос, а быть может и на казнь, Морозовой.

Он изобразил не Кремль, а узкую московскую улицу, на которой тесно от наполняющей ее толпы.

В середине композиции, на дровнях, покрытых соломой, помещена Морозова с вдохновенным лицом и высоко поднятой к небу рукой. Она сидит спиной к лошади, голова ее покрыта черной шапкой, на руках цепи.

В этих деталях запечатлелись, быть может, воспоминания о траурном шествии осужденных на казнь народовольцев. Лицо Морозовой, изжелта-бледное и тонкое, с лихорадочно горящими глазами, напоминает облик Софьи Перовской, каким он остался в памяти очевидцев ее последнего дня.

Образ Морозовой является, бесспорно, наиболее сильным и впечатляющим в картине. Главное действующее лицо в полной мере обладает той значительностью, которая оправдывает грандиозное впечатление, произведенное его появлением перед народом. Лицо и движения опальной боярыни выражают несокрушимую душевную силу и безмерное внутреннее напряжение. Среди суриковских образов, быть может, один только рыжебородый стрелец из «Утра стрелецкой казни» по силе и выразительности выдерживает сравнение с боярыней Морозовой.

Чтобы подчеркнуть значение главной фигуры, Суриков пожертвовал исторической точностью и изобразил Морозову одиноко сидящей в санях. Урусова изображена без оков, она пешком идет за санями, сжав руки в молитвенном жесте. Но благодаря безошибочному композиционному расчету Суриков, выделяя Морозову, сумел не противопоставить ее толпе, а сблизить с ней. Героический порыв Морозовой захватывает и потрясает толпу, но не подавляет ее, а, напротив, рождает в ней ответное движение, которое становится для Сурикова не менее значительным, чем переживания главной героини. Морозову окружает атмосфера народной любви.

Сани с трудом прокладывают себе путь в толпе, обступившей боярыню. Изображение саней четко делит композицию на две части.

В правой половине картины, на первом плане, Суриков разместил группу людей, душевно близких Морозовой и особенно горячо откликающихся на ее подвиг.

Здесь — юродивый в лохмотьях и железных веригах, сидящий на снегу, старая нищенка на коленях перед санями Морозовой, странник с посохом, бледная молодая монахиня, юная боярышня в узорной шапочке, отороченной мехом, и склонившаяся в глубоком поклоне боярышня в синей шубке и желтом платке.

За этой группой, в глубине картины, видны лица московской толпы. Опальную боярыню провожают горожане, купцы, посадские люди, московское простонародье, женщины в разноцветных нарядах. Рядом с санями идет стрелец в красной одежде, с секирой на плече.

Первый план в левой части картины совсем не заполнен фигурами. Свободное пространство было необходимо художнику, чтобы подчеркнуть движение саней. Этой же цели служит фигура мальчика в нагольном тулупе, бегущего за санями Морозовой.

Толпа стоит лишь в глубине сцены. В противовес группе друзей боярыни (изображенных на первом плане справа) Суриков показывает здесь ее врагов. Дородный московский купец и рядом с ним священник в лисьей шубе, злобно ощеривший свой беззубый рот, смеются над увозимой на допрос «еретичкой». Но враги и насмешники одиноки в толпе. Их окружают люди, глубоко сочувствующие героической женщине. Возле купца и священника, слева от саней, остановился юноша, почти мальчик, задумчиво и пристально всматривающийся в происходящую сцену. Черты его лица напоминают облик самого Сурикова. Создавая этот образ, художник, быть может, вспоминал свои отроческие впечатления, когда сам он был свидетелем наказаний и казней на площади Красноярска.

Психологический реализм Сурикова с еще небывалой силой проявился в изображении толпы. Гамма чувств и душевных состояний, которые воплощены в образах картины, отмечена необычайным разнообразием и психологической проникновенностью. На лицах участников сцены отражается испуг, любопытство, жалость, умиленный восторг, преклонение, перед подвигом, а дальше, на дальних планах, равнодушие, злоба, насмешка, злорадство.

Образы толпы, как всегда у Сурикова, внимательно индивидуализированы, каждый из них наделен биографией и неповторимым, подчас очень сложным, внутренним миром. Изображая толпу, окружившую сани Морозовой, Суриков вновь, как и в «Утре стрелецкой казни», обратился к своей главной теме, которую можно определить как раскрытие русского национального характера.

Среди персонажей картины особенно выразителен юродивый, благословляющий боярыню двуперстным знамением креста. Суриков наделяет юродивого такой душевной силой, которая, быть может, соперничает со страстной внутренней напряженностью самой Морозовой. В образе этого скорбного, измученного человека, принявшего на себя, как верили в древней Руси, страдание всего народа, воплощена высокая духовная красота. Рядом с юродивым странник — характерный тип русского «искателя правды». В той же группе, в правом углу картины, помещена боярышня в голубой шубке — один из самых поэтичных женских образов, созданных Суриковым. Она стоит в глубокой скорби, в позе, напоминающей склоненного стрельца первой суриковской картины, и подобно последнему невольно вызывает ассоциации с образами древнерусской живописи.

В ряду самых ярких созданий Сурикова замечательна по силе отрицательной характеристики фигура смеющегося попа в левой части картины. Среди обличительных, сатирических образов, созданных русской живописью XIX века, суриковскому попу принадлежит одно из самых заметных мест.

* * *

Работа над «Боярыней Морозовой», начатая в 1881 году, прервалась более чем на три года. Суриков писал «Меньшикова в Березове», потом путешествовал по Европе. Но уже во время путешествия, по признанию самого художника, будущая картина неотступно стояла перед его глазами. Следующие три года (1884–1887) были полностью посвящены «Боярыне Морозовой». Художник собирал материалы, вдумывался в образы будущего произведения, искал натуру, писал этюды и эскизы, разрабатывал композицию.

Он знал, что многие старые традиции бережно охраняются в раскольничьей среде, и недаром направил свои поиски в старообрядческий скит на московском Преображенском кладбище. В речи, движениях и поклонах раскольниц перед Суриковым воскресал уголок древнерусского быта. Здесь художник нашел натуру для большинства своих персонажей.

Со свойственной ему настойчивостью он сумел проникнуть в замкнутый раскольничий мир.

«В Преображенском все меня знали, — рассказывал впоследствии Суриков. — Даже старушки мне себя рисовать позволяли, и девушки-начетчицы. Нравилось им, что я казак и не курю… Девушку в толпе это я со Сперанской писал — она тогда в монашки готовилась. А те, что кланяются, — все старообрядочки с Преображенского».

В том же раскольничьем скиту нашлась натура и для самой боярыни Морозовой.

Образ главной героини картины дался Сурикову лишь после долгих поисков и многократных переработок. Трудно было найти для Морозовой живой прототип.

Первой натурой, в которой Суриков обнаружил черты, близкие к задуманному образу, оказалась горничная одной из московских гостиниц, некая Федора. Но ее облик, по-видимому, лишь отчасти соответствовал тому, что искал художник. Ему пришлось возобновить поиски.

«В типе боярыни Морозовой — тут тетка одна моя Авдотья Васильевна, что была за дядей Степаном Федоровичем, стрельцом-то с черной бородой, — рассказывал Суриков. — Она к старой вере стала склоняться. Мать моя, помню, все возмущалась все у нее странники да богомолки. Она мне по типу Настасью Филипповну из Достоевского напоминала…»

Можно думать, что в сибирской казачке-раскольнице, окруженной богомольцами, Суриков почувствовал душевную близость к Морозовой, фанатично преданной «старой вере». Но внешне черты казачки оказались несколько мелки, и ее лицо не производило того впечатления, которое требовалось для картины.

«…Я на картине сперва толпу написал, а ее после. И как ни напишу ее лицо — толпа бьет. Очень трудно ее лицо было найти. Ведь сколько времени я его искал. Все лицо мелко было. В толпе терялось.

В селе Преображенском, на старообрядческом кладбище — ведь вот где ее нашел…

…Приехала к ним начетчица с Урала — Анастасия Михайловна. Я с нее написал этюд в садике, в два часа. И как вставил ее в картину — она всех победила.

«Персты рук твоих тонкостны, а очи твои молниеносны. Кидаешься ты на врагов, аки лев…»

Это протопоп Аввакум сказал про Морозову, и больше про нее ничего нет».

Чрезвычайно существенно указание Сурикова, что образ Морозовой удался в картине только после того, как уже была написана толпа. Это значит, что в решении характера главной героини Суриков исходил из того собирательного образа, который создался при изображении народа.

Мы уже видели на примере «Утра стрелецкой казни», что Суриков был бесконечно далек от пассивного копирования натуры. Образ рождается у Сурикова в результате сложного творческого процесса, при котором художник как бы раскрывал в своей модели ее внутреннюю жизнь, наполняя ее теми чувствами и идеями, которые он желал воплотить в картине.

Для этого нужно было сжиться, душевно сблизиться с теми людьми, которые служили ему натурой, полюбить их, глубоко проникнуть в их внутренний мир.

Поиски натуры не ограничивались, конечно, раскольничьим кругом. Не только в скиту, но и повсюду вокруг себя художник искал и находил типы, необходимые для картины.

«А юродивого я на толкучке нашел, — рассказывал Суриков. — Огурцами он там торговал. Вижу — он. Такой вот череп у таких людей бывает.

Я говорю — идем. Еле уговорил его. Идет он за мной, все через тумбы перескакивает. Я оглядываюсь, а он качает головой — ничего, мол, не обману. В начале зимы было. Снег талый. Я его на снегу так и писал. Водки ему дал и водкой ноги натёр. Алкоголики ведь они все. Он в одной холщовой рубахе босиком у меня на снегу сидел. Ноги у него даже посинели. Я ему три рубля дал. Это для него большие деньги были. А он первым делом лихача за рубль семьдесят пять копеек нанял. Вот какой человек был».

В пьяном и полупомешанном босяке с Хитрова рынка художник обнаружил внутреннее родство с юродивыми древней Руси и невольно залюбовался бесшабашной удалью этого нищего, когда, получив за случайную работу немалые деньги, тот не задумался бросить их лихачу-извозчику, чтобы хоть раз в жизни почувствовать себя не парией, а полноправным человеком. В этом жесте Суриков увидел не прихоть, а проявление высокой человеческой гордости, широту и страстность характера — черты, глубоко свойственные русскому народу.

С наблюдениями сплетались воспоминания. Память у Сурикова была необычайно цепкой и сохраняла воспринятые впечатления и образы во всей их первоначальной яркости.

«А священника у меня в толпе помните? Это целый тип у меня создан. Это когда меня из Бузима еще учиться посылали, раз я с дьячком ехал — Варсонофием, — мне восемь лет было. У него тут косички подвязаны. Въезжаем мы в село Погорелое. Он говорит: «Ты, Вася, подержи лошадь: я зайду в Капернаум»[51]. Купил он себе зеленый штоф и там уже клюкнул.

«Ну, говорит, Вася, ты правь». Я дорогу знал. А он сел на грядку, ноги свесил. Отольет из штофа и на свет посмотрит. Точно вот у Пушкина в «Сцене в корчме». Как он русский народ знал!

И песню еще дьячок Варсонофий пел… Да в штоф все смотрел… Только утром его привез в Красноярск. Всю ночь так ехали. А дорога опасная — горные спуски. А утром в городе на нас люди смотрят — смеются».

Десятки лет жил в памяти Сурикова дьячок Варсонофий, виденный в далеком детстве, и, наконец, воплотился в образе попа, злорадно глумящегося над боярыней Морозовой.

«…Все с натуры писал: и сани и дровни, — говорил художник. — Мы на Долгоруковской жили. (Тогда ее еще Новой Слободой звали.) Там в переулке всегда были глубокие сугробы, и ухабы, и розвальней много. Я все за розвальнями ходил, смотрел, как они след оставляют, на раскатах особенно.

Как снег глубокий выпадет, попросишь во дворе, на розвальнях проехать, чтобы снег развалило, а потом начинаешь колею писать.

И чувствуешь здесь всю бедность красок.

И переулки все искал, смотрел; и крыши где высокие. А церковь-то в глубине картины — это Николы, что на Долгоруковской.

Самую картину я начал в 1885 году писать; в Мытищах жил, последняя избушка с краю. И тут я штрихи ловил. Помните посох-то, что у странника в руках. Это богомолка одна проходила мимо с этим посохом. Я схватил акварель, да за ней. А она уже отошла. Кричу ей: «Бабушка! Бабушка! Дай посох!» Она и посох-то бросила — думала, разбойник я».

В этом рассказе, бесхитростном и вместе с тем живом И образном, характерном для Сурикова, даны указания, чрезвычайно важные для понимания «Боярыни Морозовой».

Ничего от себя, все с натуры — таков был неизменный творческий принцип Сурикова, последовательно проведенный в работе над «Боярыней Морозовой». Отсюда идет та безупречная подлинность и жизненная правда, которой отмечено в картине все, начиная с характеров действующих лиц и кончая мельчайшей бытовой деталью вроде посоха, увиденного у прохожей богомолки и отданного в руки страннику, провожающему Морозову.

Живя в Мытищах летом 1885 года, Суриков не только «ловил штрихи» и отдельные составные части своей картины, но и воссоздал в натуре всю ее композицию.

Среди подготовительных эскизов к «Боярыне Морозовой» есть карандашный рисунок, изображающий, по-видимому, своеобразную инсценировку картины, разыгранную мытищинскими крестьянами и крестьянками.

По деревенской улице едут сани; в санях видна сидящая женская фигура. Справа и слева от саней зарисована толпа в тех же позах, которые впоследствии запечатлелись в картине. Но действующие лица одеты так, как одевались русские крестьяне в восьмидесятых годах.

Сурикову казалось необходимым увидеть в натуре всю задуманную им сцену, чтобы проверить, уточнить и завершить композиционное построение.

* * *

Композиция всегда была одной из основных проблем художественного творчества Сурикова. В цельной, уравновешенной и ритмичной организации изобразительных мотивов он видел едва ли не главное условие художественной убедительности и силы воздействия своих картин. Но исходил он при этом не из предвзятых формальных схем, а из живых ощущений натуры, в которой острым художническим зрением и чутьем подлинного реалиста он раскрывал законы гармонического построения. Композиция суриковских картин становится поэтому естественной — «такой, как в жизни», но вместе с тем она глубоко продумана: в суриковской композиции нет места случайности.

Огромную композиционную работу над «Боярыней Морозовой» сам Суриков определял словом «утрясание». Понадобились десятки эскизов и предварительных рисунков, чтобы точно и безошибочно определить все пространственные отношения, сравнительную величину фигур, их ракурсы, пересечения и т. д. «Действительные размеры каждого предмета найти нужно, — говорил Суриков.  — В саженной картине одна линия, одна точка фона, и та нужна. Важно найти замок, чтобы все части соединить. Это математика. А потом проверять надо: поделить глазами всю картину по диагонали».

Уже в первом эскизе «Боярыни Морозовой», написанном в 1881 году, намечены многие из тех персонажей, которые в дальнейшем вошли в картину. Но само построение эскиза лишь отдаленно напоминает окончательную композицию, найденную художником в итоге долгих, сложных и напряженных исканий.

Первый эскиз изображает Морозову в темном одеянии, сидящую в дровнях на высоком сиденье (очевидно, том самом «стуле», о котором упоминают исторические источники). Левая рука боярыни поднята в энергичном проповедническом жесте, и тяжелая железная цепь тянется, как бы перерезая фигуру пополам. Дуга лошади украшена разноцветными лентами; злорадно смеющееся лицо возницы повернуто к Морозовой, а в глубине эскиза видна мужская фигура в шапке и зеленом кафтане, высоко поднявшая над толпой какую-то скоморошью палку с бубенчиками. Все эти детали подчеркивают мотив насмешки над упорствующей раскольницей. Но справа от саней изображена толпа москвичей, пришедших проститься с опальной боярыней. Здесь главный мотив — сострадание к мученице. Плачущая женщина идет рядом с санями, нищая старуха склоняется в земном поклоне. В левом углу эскиза изображена женская фигура, благоговейно распростершаяся на снегу.

Вернувшись к работе над эскизами во время заграничного путешествия, Суриков значительно перестроил и обогатил композицию.

В акварельных эскизах, предположительно датируемых 1883 годом, толпа с обеих сторон обступает сани Морозовой и возникают новые персонажи, которых не было в первом эскизе: юродивый в правом углу и смеющийся поп в левой части композиции. Исчезают детали, подчеркнутые Суриковым в первом эскизе, — ленты на дуге, смеющееся лицо возницы, скоморох с палкой, распростертая фигура женщины. Смысловые мотивы насмешки и сострадания должны отныне воплотиться уже не в бытовых деталях, а в образах действующих лиц.

Но и эти эскизы еще далеки от окончательной композиции. В них нет движения, которое пронизывает картину. Сцена, развернутая на широкой площади с каменным теремом справа и башней кремлевской стены на дальнем плане, кажется статичной и как бы вытянутой по горизонтали.

Новая переработка композиции начинается в группе карандашных и акварельных эскизов, исполненных Суриковым по возвращении из заграничного путешествия. Один из этих эскизов подписан художником и датирован 1885 годом.

Здесь уже намечены все основные и второстепенные персонажи картины: рядом с санями появляется изображение стрельца с секирой, второго стрельца слева у дуги, странника в правой части композиции; яснее обозначена фигура склонившейся боярышни в голубой шубке. Вместе с тем экономнее и строже даются бытовые детали; в частности, исчезает изображение «стула», на котором в первых эскизах была помещена фигура Морозовой. Но толпа еще как бы отдалена от зрителя, позы и движения действующих лиц не вполне совпадают с теми, которые осуществились в картине, и еще не определены основные композиционные ритмы.

Настолько сложной представлялась Сурикову композиция «Боярыни Морозовой», так велики были требования, предъявляемые художником к себе самому, что, не удовлетворяясь эскизами всей композиции в целом, он потратил немало труда на предварительную компоновку отдельных групп и составных частей изображенной им сцены.

Особенно интересны этюдные наброски группы женских фигур, размещенных впоследствии в правой части картины.

Эти рисунки как бы приоткрывают перед нами уголок творческой лаборатории Сурикова и дают возможность отметить некоторые характерные черты его метода.

При взгляде на эти рисунки невольно вспоминаются слова художника, сказанные им о годах своего ученья: «Я на улицах всегда группировку людей наблюдал. Приду домой и сейчас зарисую, как они комбинируются в натуре. Ведь этого никогда не выдумаешь».

Такими «невыдуманными», увиденными в самой жизни, представляются этюды к «Боярыне Морозовой», несомненно исполненные с живой натуры. Три женские фигуры изображены слегка склоненными в полупоклоне; впереди — стоящая на коленях нищая; рядом беглыми, эскизными линиями зачерчено несколько фигур толпы. Быть может, монахини со старообрядческого Преображенского кладбища, случайно увиденные Суриковым в этой молитвенной позе, подсказали художнику размещение фигур в этой части его картины.

Следующий этап композиционной работы Сурикова наступил тогда, когда эскизы были перенесены на огромный холст, и тут особенно заострились нерешенные вопросы построения картины и соотношения ее частей.

Многие вопросы и не могли быть решены в маленьких по размеру акварельных и карандашных эскизах. Ведь в живописи изменение масштабов изображения неизбежно влечет за собою изменение ритмов. Поиски композиции завершились лишь на самом холсте картины. Под красочным слоем «Боярыни Морозовой» скрыта сложная, долгие месяцы длившаяся работа художника, который вначале нанес углем на холст всю композицию и потом тщательно проверял, изменял и перерабатывал размещение основных масс, соотношение отдельных частей, позы и движения каждой фигуры.

Одним из существенных моментов в построении картины была передача движения. Изображая массовую народную сцену, в которой толпа волнуется и движется, Суриков настойчиво стремился преодолеть статичность, всегда в большей или меньшей степени свойственную живописи. Это было совершенно новой изобразительной проблемой, никем до Сурикова не решенной. Основную роль и здесь сыграли пропорции. Суриков неоднократно удлинял холст. «Не идет у меня лошадь, да и только. Наконец прибавил последний кусок — и лошадь пошла», — рассказывал художник. В движении есть живые точки, а есть мертвые. Это настоящая математика. «Сидящие в санях фигуры держат их на месте. Надо было найти расстояния от рамы до саней, чтобы пустить их в ход. Чуть меньше расстояние — сани стоят. А мне Толстой с женою, когда «Морозову» смотрели, говорят: «внизу надо срезать, низ не нужен». А там ничего убавить нельзя — сани не поедут».

Основным приемом, который соединил все части картины и вместе с тем подчеркнул мотивы движения, явилось диагональное построение композиции. Четко выраженная диагональ начинается в правом нижнем углу картины, от темного пятна чашки с подаянием юродивого, продолжается в линии саноотвода и отсюда идет вглубь картины. В отличие от «Утра стрелецкой казни», где композиция замкнута архитектурой, улица в «Боярыне Морозовой» неприметно уходит в голубоватую мглу неяркого зимнего дня. На главной диагонали расположен и центр всей картины — фигура Морозовой. А справа и слева возникают новые диагонали, ритмически соединенные с главной, — второй саноотвод, линия крыш, борозды, проложенной на снегу полозьями, и т. д.

Композиционные искания Сурикова неотделимы от его работы над цветом.

Как мы уже видели, колорит имеет огромное эмоциональное значение в «Утре стрелецкой казни» и «Меньшикове в Березове». «Боярыня Морозова» представляет собою новый этап в развитии суриковского колорита. По справедливому замечанию советского искусствоведа Н. Г. Машковцева, «в «Боярыне Морозовой» колорит возвышен до значения, равного значению пространственной формы. Цвет не только равноценен форме, не только равноправно с ней участвует в композиции картины, — он нерасторжимо связан с формой и столь же содержателен, как она».

В цветовом построении, так же как и в пространственной композиции, Суриков исходил от живых впечатлений природы. Задача была в том, чтобы найти и тут «замок, соединяющий все части», и превратить многоцветность натуры в стройное и гармоничное единство.

«Я раз ворону на снегу увидал. Сидит ворона на снегу и крыло одно отставила, черным пятном на снегу сидит. Так вот этого пятна я много лет забыть не мог. Потом «Боярыню Морозову» написал», — рассказывал Суриков М. Волошину.

Эти слова не раз давали повод для кривотолков. Некоторые критики пытались свести весь замысел «Морозовой» к этому чисто зрительному впечатлению. В действительности речь идет, конечно, не об идейном содержании картины, а лишь о ее колорите. Суриков указал здесь ключ к тональному решению «Боярыни Морозовой».

Черное на белом, сочетание черных одежд боярыни и белого снега является основным цветовым контрастом, на котором строится колорит картины. На фоне черной бархатной шубы особенно светлыми и яркими кажутся лицо Морозовой и ее рука, простертая над толпой. Но к основному черно-белому созвучию присоединяется удивительное богатство глубоких, напряженных фиолетовых, темнолиловых, огненно-красных, розовых, коричневых, желтоватых и яркосиних тонов в одеждах толпы и внимательно разработанных рефлексов и переходов цвета на снегу, в небе, на стенах домов и на лицах.

«На снегу писать — все иное получается, — говорил Суриков. — Вот пишут на снегу силуэтами. А на снегу все пропитано светом. Все в рефлексах лиловых и розовых, вон как одежда боярыни Морозовой — верхняя, черная; и рубаха в толпе. Все пленэр. Я с 1878 года пленэристом стал: «Стрельцов» тоже на воздухе писал…»

В «Боярыне Морозовой» колористическое мастерство Сурикова намного переросло те достижения, которыми отмечены «Утро стрелецкой казни» и даже «Ментиков в Березове». Обострилась наблюдательность художника, способность видеть и правдиво передавать цветовые особенности натуры, совершенными стали средства живописного выражения.

Свет неяркого, мглистого, морозного зимнего дня объединяет и связывает между собой все части композиции «Боярыни Морозовой». Светом пропитаны и одежды толпы, и пейзаж, и лица изображенных Суриковым людей. Сложная живопись неба, снега и особенно человеческих лиц, так чувствительных к световым рефлексам, создает ощущение необыкновенной жизненности сцены, представленной в картине. Краски русской зимы, разработанные Суриковым, придают колориту явственно выраженный и сознательно подчеркнутый национальный характер.

* * *

Выставленная на XV передвижной выставке в феврале 1887 года «Боярыня Морозова» была воспринята как огромное событие в русском искусстве. Ни одна из картин Сурикова — ни до, ни после «Морозовой» — не имела такого грандиозного и безоговорочного успеха.

«Суриков — просто гениальный человек, — писал Стасов. — Подобной исторической картины у нас не бывало во всей нашей школе… Тут и трагедия, и комедия, и глубина истории, какой ни один наш живописец никогда не трогал. Ему равны только «Борис Годунов», «Хованщина» и «Князь Игорь».

Правда, реакционная критика, усмотревшая аналогию между сюжетом картины и недавними событиями, поспешила объявить, что «Боярыня Морозова» лишена какой-либо эстетической ценности и более всего напоминает «большую группу из кабинета восковых фигур». Но никакие усилия газетных рецензентов не могли подорвать того огромного впечатления, которое картина производила на зрителей.

Живой голос непредвзятого зрителя слышится в оценке, которую дал «Боярыне Морозовой» писатель Всеволод Михайлович Гаршин:

«Картина Сурикова удивительно ярко представляет эту замечательную женщину (боярыню Морозову. — Авторы). Всякий, кто знает ее печальную историю, я уверен в этом, навсегда будет покорен художником и не будет в состоянии представить себе Федосью Прокофьевну иначе, чем она изображена на его картине. Толкуют о какой-то неправильности в положении рук, о каких-то неверностях рисунка; я не знаю, правда ли это, да и можно ли думать об этом, когда впечатление вполне охватывает, и думаешь только о том, о чем думал художник, создавая картину: об этой несчастной, загубленной мраком женщине».

Общее мнение сложилось единодушно. Отныне в Сурикове стали видеть центральную фигуру русской исторической живописи.

Василий Суриков «Боярыня Морозова» |  Капля света

Главная » История одной картины » Василий Суриков «Боярыня Морозова»

Рубрика «История одной картины»

Автор: Евгений Сусманович

Василий Иванович Суриков «Боярыня Морозова». Холст, масло. 304 на 587,5 (1887)


«Боярыня Морозова» —
одно из известных исторических полотен Сурикова. Оно по многим параметрам напоминает мне картину «Утро стрелецкой казни», написанную за 6 лет до «Боярыни Морозовой», хотя идея нарисовать боярыню пришла к Сурикову именно в 1881 году, в год написания «Утра стрелецкой казни». Не буду говорить о технике исполнения, буду говорить о сюжете. И там и тут изображается судилище мировоззрений. В 1881 году Суриков описывает уничтожение стрелецкого сословия, а в 1887 году — расправу над старообрядчеством. И там и тут являются свидетели суда — люди, город, здания. В «Утре стрелецкой казни» собор Василия Блаженного нависает над стрельцами, в «Боярыне Морозовой» Чудов монастырь принимает двуперстное знамение от раскольницы. И там и тут две правды: правда стрельцов и реформаторская правда Петра I; правда патриарха Никона, церковного реформатора и правда раскольников. Они, эти разные русские правды, схлестнулись друг с дружкой тогда не на жизнь, а на смерть. Схлестнулись тогда, чтобы сегодня мы знали только одну правду — Пётр I был великим русским царём, реформатором-императором, а старообрядцы, коих сегодня лишь около одного миллиона человек, не более чем экзотика православия.

Художник Суриков прославил Феодосию Прокопьевну Морозову (1632 — 1675) своей картиной на века. Хотя в своё время имя этой женщины было известно многим. Во-первых, потому что она была замужем за боярином Глебом Ивановичем Морозовым, богатейшим человеком, приближённым к царю Алексею Михайловичу. После смерти супруга в 1662 году всё богатство наследует его сын от первого брака Иван, но фактически распоряжалась состоянием Феодосья Прокопьевна. Именно в 1662 году она поселяет в своём доме протопопа Аввакума, центрального оппозиционера церковных реформ патриарха Никона. И это уже вторая причина известности боярыни Морозовой — она становится сподвижницей Аввакума, раскольницей, и, следовательно, противницей царя Алексея Михайловича.

Василий Иванович Суриков изобразил на картине момент, когда боярыню Морозову привозят на допрос в Чудов монастырь 17. 11.1671 года.

Толпа народу, изображённая на картине. Такое ощущение, что Суриков аляповатое что-то нарисовал; скученность, перегруженность, статичность. Ну не понимает Суриков действий исторических лиц без толпы — вытащил людей на узкую московскую улицу. Всех подряд здесь расположил: нищебродов, бояр, крестьянских детей, приказчиков, холопов… Лица из толпы смотрят на эту женщину, которая лишилась своих богатств и своего высокого положения ради веры, ради принципов. Для тутошних мальчишек это развлечение, для женщин страх и новая тема для вечерних разговоров, для насмехающихся бояр Морозова сошла с ума, поселившись в собственном мирке. И все они парадоксальным образом ей сочувствуют…

Не знаю, всё-таки нагромождение персонажей даёт свой неповторимый эффект. Кстати, говорят, в образ странника, изображённого в правом углу картины, Суриков вложил себя, своё понимание поступка раскольницы.

В.И.Суриков. Эскиз к картине «Боярыня Морозова»

Боярыня Морозова. Не очень мне нравится её лицо. Оно смахивает на лица некоторых современных женщин с горящими глазами — поборниц истинных религий — адвентисток, иеговисток, бабтисток, больных православием головного мозга. Но фанатичность специально вырисована на лице боярыни художником Суриковым. И не мне всё-таки судить Морозову, её веру, её право отстаивать свои убеждения с таким лицом, какое есть. Такой ли она была на самом деле? До нас не дошли изображения Феодосии Прокопьевны Морозовой Художник долго искал подходящий типаж: «Ведь сколько времени я его искал. Всё лицо мелко было. В толпе терялось». Только на старообрядческом кладбище в селе Преображенском успокоилась душа художника (люблю такие каламбуры), в том смысле, что нашлась натурщица — начётчица с Урала Анастасия Михайловна. За два часа Суриков написал этюд, который всех победил.

В.И.Суриков. Этюд «Голова боярыни Морозовой»

Касаемо работы над картиной. Летом 1885 года на даче под Москвой Суриков рисует этюды. Тридцать эскизов и около семидесяти этюдов было сделано за 6 лет работы над картиной. Весной 1886 года он пишет своим матери и брату в Сибирь:

Я пишу большую картину теперь, «Боярыню Морозову», и будет только к будущему январю готова она. Только к будущему году освобожусь совсем. А это лето все надо писать этюды к этой картине. Боже, когда я с вами повидаюсь, все откладываю год от году! Нельзя — большие задачи для картины беру. Потерпите до будущего лета, если еще верите мне, уж тогда не обману.

Вот некоторые этюды и эскизы к картине:

Картина получилась огромной (304 на 587,5 см) и как не хотелось поначалу Сурикову её продавать, а всё-таки была она приобретена Третьяковым для своей галереи. В 1913 году Суриков напишет в письме к только что назначенному попечителю Третьяковской галереи Игорю Грабарю:

«Расширили дверь комнаты, где помещена картина, и мне администрация галереи показала её с такого расстояния и в таком свете, о которых я мечтал целых двадцать пять лет».

Вам понравилась статья? Поделитесь ею со своими друзьями, нажав кнопку соц. сервиса или «retweet».

Ещё почитать:

.



Вопросы, жалобы, предложения, пожелания и замечания
по данной статье можете оставить здесь:

Что случилось с боярыней морозовой. История боярыни морозовой. Не совсем верное представление

15 ноября (2 ноября по старому стилю)- день памяти одной из самых известных и замечательных женщин на Руси- святой преподобномученицы Феодоры, в миру боярыни Феодосии Прокопьевны Морозовой(1675г.).
Среди мучеников Русской Православной Старообрядческой Церкви одно из первых мест заняла боярыня Феодосия Прокопьевна Морозова со своей сестрой княгиней Евдокией Урусовой.

Феодосия Прокопьевна родилась 21 мая 1632 года в Москве. Ее отец, Соковнин Прокопий Федорович, был окольничим, состоял в родственных связях с первой супругой царя Алексея Михайловича Романова Марией Ильиничной. Феодосия входила в число придворных, сопровождавших царицу.
В семнадцатилетнем возрасте девушку выдали замуж за Глеба Ивановича Морозова — представителя знатной боярской семьи, родственной семье Романовых.
Феодосия Прокопьевна занимала место верховой боярыни, обладала большим влиянием в Москве.
Представительница старообрядческой веры, Морозова всегда благосклонно относилась к нищим и юродивым, подавала им милостыню. Кроме того, в ее доме часто собирались приверженцы старообрядчества, чтобы помолиться по древнерусским канонам у древних икон. Женщина тесно общалась с протопопом Аввакумом и не принимала реформы патриарха Никона.
Царю Алексею Михайловичу были не по нраву убеждения верховой боярыни, он неоднократно пытался воздействовать на Морозову через родственников, но боярыня стояла на своем.
Вечером 16 ноября 1671 года к Морозовой пришел архимандрит Иоаким с думным дьяком Илларионом. В доме находилась и сестра боярыни княгиня Евдокия Урусова. Чтобы показать свое неуважительное отношение к гостям, Феодосия и Евдокия легли в постель и лежа отвечали на вопросы пришедших. После допроса женщин заковали в кандалы, оставили под домашним арестом. Спустя два дня Морозову перевезли сначала в Чудов, а потом в Псково-Печерский монастырь.
После заточения боярыни скончался ее единственный сын Иван, двоих братьев сослали, а все имущество перешло в царскую казну.
В конце 1674 года Морозова была переведена в Ямской двор. Там ее пытали на дыбе, чтобы заставить отказаться от своих религиозных убеждений, однако женщина осталась непоколебимой. Скончалась самая богатая и влиятельная в прошлом москвичка 2 ноября 1675 года от истощения. Незадолго до смерти она попросила охрану постирать в реке рубаху, чтобы умереть в чистой одежде.
В ночь с 1- го на 2-е ноября святая отошла ко Господу.
На ее место перевели Марью Даниловну, до той поры томившуюся в заключении среди отъявленных преступников, и не более как через месяц она также преставилась. Старицу- инокиню Меланью и сподвижницу ее инокиню Иустинью сожгли на костре. Много и других женщин было убито и замучено во время правления «тишайшего» царя.
Таким вот образом навязывалась чуждая русскому народу та злополучная церковная «реформа», трагические последствия которой переживаем мы и до сих пор.

Картина Боярыня Морозова Суриков В. И. Данное произведение художника навеяно чисто русским течением не легкой жизни того времени, жесткого и не доброго времени церковного раскола.

Суриков изобразил печальный но непобедимый образ главной героини полотна Боярыни Морозовой в 1887 году, в самом композиционном центре картины она богато одета в шубе из бархата, ее везут на санях по улицам Москвы на верную погибель закованную в кандалы, ее руки повязаны цепью, с поднятой рукой вверх.

Боярыня выкрикивает толпе народа прощальные слова, она фанатично предана своей старой вере и не за какие коврижки она ее не продаст и народ в большинстве своем безропотно сочувствует ей и переживает ее трагедию также как свою.

В образе Боярыни Морозовой Суриков был настроен показать великий дух не сломленной веры русской женщины, которая была близка к царю и имела значительный авторитет при дворе и всю роскошь боярской жизни, но ради веры готовая на погибель.

Картина Боярыня Морозова исполнена в привычно для Сурикова в колоритных тонах, играя на контрасте человеческих судеб отразив среди одетых и обутых горожан, босого одетого в грязное и убогое одеяние юродивого, типичный персонаж средневековой Руси который тоже с сочувствием провожает боярыню в последний путь. Справа от Боярыни Морозовой ее провожает ее сестра Княгиня Урусова покрытая в белый платок с вышивкой, провожая ее она одухотворена повторить подобный поступок.

На картине изображено много русского народа, среди сочувствующих есть и недовольные ее поступком, злорадно посмеивающиеся ей в след, приговаривая меж себе подобными о ее сумасбродстве. Среди многих персонажей картины Суриков изобразил и себя в роли странника, который скитается по по городам и селам. Имя Боярыни Морозовой было у всех на устах и каждый ее понимал по своему.

Эта глубоко историческая русская картина Сурикова, где униженную раскольницу Боярыню Морозову художник представляет в победоносном образе не сломленной женщины. Художник Суриков Боярыня Морозова дает возможность зрителю картины прочувствовать весь трагизм данного действия, ощутить ту прошлую и нелегкую жизнь глубоко верующего русского народа.

Сегодня картина находится в Третьяковской галерее в Москве, размер 304 на 587,5 см

Биография Боярыни Морозовой

Боярыня Морозова родилась в Москве 21 мая 1632 года она дочь окольничего Соковнина Прокопия Фёдоровича, являвшийся родственником Марии Ильиничны 1-й жены царя Алексея Михайловича. Фамилия Морозова унаследованная от замужества с Морозовым Глебом Ивановичем, происходившим из знатного по тем временам рода Морозовых, которые являлись ближайшими родственниками царской семьи Романовых.

После смерти брата Бориса Ивановича Морозова а в последствии и Глеба Ивановича все наследство переходит малолетнему сыну Ивану. За малолетством сына всем этим состоянием управляла сама Феодосия Морозова, в ее власти было 8 тысяч крестьян, только домашних слуг в доме было триста человек.

По тем временам у нее имелось имение усадьба отличавшаяся великим роскошеством по образцу богатых заграничных усадеб. Она разъезжала на красивой дорогой карете с эскортом до ста человек. Богатое наследие, жизнь со вкусом, казалось бы ничего плохого не должно было происходить в ее биографии боярской жизни.

Боярыня Морозова Феодосия Прокопьевна была яркой сторонницей русского старообрядчества. В ее доме часто собирались различные староверы, гонимые царской властью царя Алексея Михайловича, чтобы помолиться у старых старообрядческих икон по древнерусским обрядам.

Боярыня Морозова очень тесно контактировала с протопопом Аввакумом одним из идеологов старообрядчества, благосклонно относилась к юродивым и нищим, которые часто находили в ее доме тепло и приют.

Не смотря на то, что Боярыня Морозова придерживалась старообрядчества она также посещала церковь нового обряда, что соответственно не красило ее в лице сторонников старой веры. В последствии всего этого она тайно приняла постриг у старообрядцев, где ее нарекли именем Феодора, тем самым удалилась от посещения светских и церковных мероприятий. Отказалась от приглашения на свадьбу царя Алексея Михайловича по предлогом болезни, несмотря на то что она при дворе Феодосия Прокопьевна всегда была приближена к царю и имела статус верховной боярыни.

Такое поведение Феодоры соответственно не нравилось царю. Царь много раз пытался подействовать на нее с помощью родственников, посылал боярина Троекурова уговорить ее принять новую веру, но все было тщетно.

Чтобы наказать боярыню за подобные грехи, царю мешало высокое боярское положение Морозовой, да и царица Мария Ильинична также сдерживала царя от наказания строптивой боярыни. Тем не менее царь Алексей Михайлович исчерпав все свое царское терпение, послал к Морозовой архимандрита Чудового монастыря Иакима на пару с думным дьячком Иларионом Ивановым.

От ненависти к этим гостям и новой вере сестры Феодосия княгиня Урусова в знак несогласия легли в постель и лежа отвечали на их допросы. После всего этого позорного действия по мнению архимандрита их заковали в кандалы, правда пока оставили сестер под домашним арестом.

Даже после, когда ее увезли для допросов в Чудов монастырь а потом в Псково-печерский монастырь она так и не сдалась, все ее боярское имение, собственность боярыни перешло в царскую казну, все время заточения она поддерживала отношения со старообрядческими сподвижниками, которые ей помогали и сочувствовали, приносили ей пищу и вещи и даже один старообрядческий священник тайно причастил ее.

По ее душу просил и умолял царя смилостивится сам Патриарх Питирим, на что царь посоветовал главному священнику самому удостоверится в ее сумасбродности. На допросе у Питирима Боярыня Морозова также не захотела стоять на своих ногах перед патриархом провисев на руках у стрельцов.

В 1674 году на Ямском дворе пытками на дыбе истязали двух сестер Морозовых и старо-обрядчицу Марию Данилову надеясь переубедить их. Никакие убеждения не помогли и их уже собирались сжечь на костре, но этому помешало сбыться сестра царя Ирина Михайловна и возмущенное боярство.

Решение царя было такое: 14 человек слуг, которые остались также со старой верой заживо сожгли в срубе, Морозовых Феодосию с сестрой княгиней Урусовой сослать в Боровск Пафнутьево-Боровской монастырь, где их посадили в земляную тюрьму. От полного истощения и тюремных мук сестры Морозовы скончались с разницей в несколько месяцев в 1675 году

С Боровском связана одна из самых трагических историй раскола русской церкви — гибель боярыни Феодосии Прокопьевны Морозовой.

Мы все помним картину Сурикова — Феодосию Морозову, закованную в железо, везут через Москву, а она поднимает два перста, в знак того, что она не отреклась от старой веры, реформ патриарха Никона не принимает, и готова идти на мученическую смерть.

В действительности все было не совсем так. Морозову и ее сестру Евдокию Урусову провезли через Москву, но вот только руку она поднять не могла, потому что была прикована к каменным колодкам так, что руки были вытянуты вниз. Суриков не мог этого не знать, но видимо ему нужно было показать несгибаемую силу этой женщины.

Ниже мы видим современный дом, на месте которого была могила Феодосии Морозовой и Евдокии Урусовой, приблизительно под ближайшим к нам углом здания.

В 1936 году товарищи большевики эту могилу разорили, и на ее месте построили райком партии. Могилу раскрыли, останки из нее вынули, и мало кому известно, где они сейчас находятся. Видимо, старообрядцы хранят это в тайне.

Здесь же рядом находится здание бывшей боровской гимназии, построенной на месте острога, в котором содержались эти две стойкие женщины.

Феодосию Морозову и Евдокию Урусову привезли в этот острог зимой 1673-го года после чудовищных пыток. Они прибыли сюда живыми великомученицами, и боровчане встретили их как святых.

Хоть они и содержались в остроге, люди приходили к ним семьями, просили благословения, приносили еду, молились вместе с ними, и высокое начальство сочло, что они содержатся недостаточно строго.

После этого страдалиц переместили в яму умирать голодной смертью. В ней они и погибли. Это душераздирающий эпизод, ведь в яме они просидели очень долго. Видимо, люди все-таки находили способ кинуть им что-то из еды.

Евдокия Урусова умерла раньше сестры, когда ей сообщили, что муж от нее отрекся, и вместе с детьми принял новую веру, а дети ее забыли. Феодосия Прокопьевна пережила ее на полтора месяца. Было ей 44 года.

Сохранилось предание, как боярыня Морозова, уже умирая, молила стражника бросить ей хоть калачик, хоть огурчик, хоть яблочко. И стражник отвечал: «Прости матушка, не могу я, боюся». Когда женщин, уже умерших, извлекали из ямы, они были совершенно седыми и походили на скелеты.

В 2005-ом году в Боровске воздвигли часовню памяти боярыни Морозовой. Строили ее 4 года только на народные пожертвования. Внизу, в основании часовни, находится надгробная плита Морозовой и Урусовой, которую когда-то положили на их могилу их братья. Но попасть к ней невозможно.

Когда думаешь об истории раскола русской церкви, о никонианских реформах, о яростном сопротивлении единоверцев Морозовой, всегда задаешься вопросом, а что же такое предложил Никон?

Но видимо сопротивлялись даже не столько самим реформам, сколько методам, которыми Никон их проводил. Он приказывал, он ни с кем не советовался, никому ничего не объяснял, а действовал, и делал это очень жестоко.

Надо отметить, что подобная же реформа в Малороссии прошла достаточно безболезненно. А у нас — ужас и мрак. Ну что ж, я надеюсь, Господь разберется. Ему виднее.

МОРОЗОВА ФЕОДОСИЯ ПРОКОПЬЕВНА

(род. в 1632 г. – ум. в 1675 г.)

Русская боярыня-староверка, ставшая символом раскольнического движения.

«Лепота лица твоего сияла, яко древле во Израили святые вдовы Июдифы, победившия Навходоносорова князя Олеферна… Глаголы же уст твоих, яко камение драгое, удивительны перед Богом и человеки бываху. Персты же рук твоих тонкокостны и действенны… Очи же твои молниеносны, держатся от суеты мира, токмо на нищия и убогия призирают». Вот уже который раз вчитывался в старинный текст В. И. Суриков. Это был психологически тонкий литературный портрет боярыни Морозовой, созданный протопопом Аввакумом. Картина о временах церковного раскола полностью готова. Нет только лица мученицы за веру. Художник чувствовал, что лик ее должен обладать такой мощью, чтобы не затеряться в толпе зевак – сочувствующих, безразличных, ненавидящих. Неистовость духа и отречение от всего земного нашел Суриков в профиле молодой монастырской начетчицы. Так никому не ведомый образ боярыни приобрел конкретную внешность. Упорство веры, жестокий удел мученичества превратил лицо молодой женщины в горящий лик фанатички-старухи. Глаза пламенеют, как угли, рука двуперстным крестом то ли осеняет, то ли проклинает толпу, и сама она – словно «черная ворона на снегу». Так, благодаря живописи, боярыня Морозова, память о которой в народе перешагнула века, получила памятник, достойный ее преданности вере.

Происходила Феодосия из знатного рода Соковниковых. Жила в холе и достатке. Была хороша собой, так что в девках не засиделась. В 17 лет ее отдали замуж за богатого бездетного вдовца Глеба Ивановича Морозова, чей род по знатности не уступал царскому. Его брат, Борис Морозов, был воспитателем, свояком и ближайшим советником царя, да и Глеб занимал видное место при дворе. А сама молодая боярыня Феодосия Прокопьевна дружила с царицей Марьей Ильиничной из рода Милославских.

Юную Феодосию не спрашивали, люб ли ей 50-летний муж. Дочерью и женой она была послушной. Не минуло года, как родился сын Иван. Жизнь текла размеренно. Какие могут быть заботы у боярыни, в чьих хоромах суетится 300 человек челяди? Мамки-няньки над дитятком хлопочут. Богатство в дом, заботами мужа, льется рекой. Сундуки забиты дорогими нарядами и украшениями. А пожелает боярыня из дому выехать – запрягут в карету, украшенную серебром и мозаикой, шестерку, а то и двенадцать лошадей, и вслед побежит сотня, а при парадном выезде и триста слуг и рабов. Живи, ни о чем не задумываясь.

В 30 лет Феодосия Прокопьевна осталась вдовой. Неформальную опеку над ней и малолетним племянником взял Борис Морозов. Человек он был степенный, женатый вторым браком на сестре царя Анне, и бездетный. Боярин любил вести беседы со своей умной и начитанной для женщин того времени снохой. Время было тревожное, ждали конца мира и Страшного суда. Борис Морозов величал Феодосию «другом духовным, радостью задушевной», а после долгих бесед признавался: «Насладился я паче меда и сота словес твоих душевнополезных». Какие темы затрагивали они, неизвестно, но, по-видимому, боярыня обладала смелостью суждений и глубиной мысли.

Борис Морозов умер бездетным, оставив все имущество своей вдове и единственному племяннику. Морозова теперь не только по знатности, но и по богатству стала ровней царю. Какое было дело боярыне при таком достатке до религиозных споров патриарха Никона и подвластной ему господствующей церкви с протопопом-раскольником Аввакумом, поборником «истинной» веры? До 1664 г. нет никаких явных свидетельств о приверженности Морозовой к старообрядчеству. Есть только предположение, что была неравнодушна одинокая женщина к статному, красивому, независимому Никону. И пошла против «никонианской» церкви из-за оскорбительного пренебрежения патриарха к ее чувствам. И тут-то в мятущуюся душу Морозовой ворвались страстные обличительные речи протопопа Аввакума.

Еще в 1640-х гг. оба служителя церкви принадлежали к кружку ревнителей благочестия и пытались повысить авторитет официальной церкви, поднять грамотность духовенства, исправить ошибки, вкравшиеся в богослужебные книги по вине переписчиков, и сделать церковную службу понятной прихожанам. Только Никон, снискав царское расположение, стал патриархом и властно и единолично крушил старинные обычаи и обряды. Но своим стяжательством он вызвал ненависть придворных и недовольство в народе, для которого старая вера была добрей, чем «латинская». Так началось на Руси движение, известное под названием раскола, или старообрядчества.

Аввакум стал предводителем раскольников, обвиняя поддавшихся Никону еретиков. Мол, книги церковные переписываются на греческий манер, вместо привычного «Исус» пишется «Иисус», «аллилуйя» нужно петь по-старому дважды, как и креститься двумя перстами, а не «щепотью».

Морозова часто встречала гневного старообрядца в доме своего двоюродного брата Ф. М. Ртищева. Слушала его речи, в которых он, ссылаясь на пример Христа, призывал создавать общины, где все – от бояр до нищих – будут равны. Он писал Морозовой: «Аки ты нас тем лутчи, что боярыня? Да единако нам Бог распрстре небо, еще же луна и солнце всем сияет равно, такожде земля, и воды, и всяпрозябающая по велению владычню служат тебе не болше, и мне не менши». Проповеди Аввакума были столь убедительны, что боярыня поддалась им, а следом и сестра ее, княгиня Е. П. Урусова. Они стали яростными, восторженными приверженками его учения.

Аввакум поселился в доме Морозовой и здесь же проповедовал. Боярыня как женщина не могла решать никаких церковных споров, но открыла сердце благочестию и благотворительности. Двери своего богатого дома и закрома она распахнула не только для раскольников. Всем гонимым и отверженным, убогим и юродивым находилась одежда, милостыня и еда. Она выкупала приговоренных к публичной казни за неуплату долгов, помогала страждущим в богадельнях и темницах.

Поступками и речами Морозова вызывала осуждение в своем кругу. За ней установили надзор и доносили царю, что боярыня «святую церковь непристойными словами поносит, и не покоряется, и святых тайн по новоисправленным служебникам которыя священники служат – от них не причащается, и хулы страшные исносит…». На какое-то время царская угроза отобрать у нее лучшие вотчины заставила Морозову ослабить рвение. Но «крепкие» увещевания Аввакума, а затем отлучение по решению собора 1666–1667 гг. всех раскольников от церкви и ссылка единомышленников в Пустоозерск заставили боярыню вновь стать на путь истинного благочестия. Теперь она осознанно сделала выбор между богатством и знатностью, душой и верой.

Аввакум слал из ссылки письма с увещеваниями и поучениями. Тексты пестрели ласковыми словами: «свет мой», «друг мой сердечный», «ластовица моя сладкоглаголивая», «голубка», «ангелам собеседница». Но узнав, что боярыня сошлась и согрешила с юродивым Федором, разгневался как на жену: «Я веть знаю, что меж вами с Федором зделалось. Делала по своему хотению. Да Пресвятая богородица союз тот злой расторгла и разлучила вас окаянных… поганую вашу любовь разорвала. Глупая, безумная, безобразная! Выколи глазища свои. Зделай шапку, чтоб и рожу ты всю закрыла…»

Больше о суете мирской Морозова не помышляла и в 1670 г. под именем Феодоры тайно постриглась в монахини. Она твердо вознамерилась стоять за веру, удалилась от хозяйских дел в своих многочисленных вотчинах и перестала появляться во дворце. Тем временем гонения на раскольников усилились: их вешали, резали языки, рубили руки. Царь долго терпел непокорство Морозовой. Может, в память об умершей жене, чьей лучшей подругой она была, может, надеялся, что блажь бабья пройдет. «Огненная ярость» Алексея Михайловича обрушилась на боярыню за открытое неповиновение царской воле. В январе 1671 г. Феодосия Прокопьевна наотрез отказалась присутствовать на венчании царя с молодой красавицей Натальей Кирилловной Нарышкиной, будущей матерью Петра I. А ведь Морозова в числе первых боярынь должна была «титлу цареву говорить», благоверным его назвать, руку целовать и вместе со всеми принять благословение архиерея по новому обычаю. Государь, прозванный Тишайшим, не простил открытого бунта. Он несколько раз посылал бояр с приказом покориться его воле, но Морозова не отступила. С тех пор для тысяч старообрядцев она стала символом раскольнического движения.

В ночь на 16 ноября 1671 г. архимандрит Чудова монастыря в Кремле Иоаким и дьякон Ларион объявили непокорной царский указ: «Полно же тебе быть на высоте! Сниди долу! Встав, иди отсюду!» Это «иди» означало лишения всех прав и свободы. Вместе с сестрой, княгиней Е. П. Урусовой, и женой стрелецкого полковника, М.Г. Даниловой, боярыню Морозову под стражей доставили в Чудов монастырь. Здесь ей заковали ноги, руки, шею в «железа конские», а затем на обычных санях, как простолюдинку, повезли через всю Москву на потеху зевакам в далекий Печерский монастырь. Но прежде боярыне прошлось вытерпеть смертные муки и унижения, как и ее единомышленницам. Она висела на дыбе с вывернутыми руками, замерзала обнаженная в снегу, была бита плетьми. Все стерпела – не отступила.

Церковники требовали для Морозовой костра, но воспротивились бояре. Они просили милости для Феодосии Прокопьевны в память о верной службе Глеба и Бориса Морозовых. И царь явил свою «милость». Публичную казнь, которая могла возвысить мученицу и придать ей ореол святости, он заменил земляным острогом в Боровске. Охрана, подкупленная единоверцами, особой жестокости не проявляла. Узницы получали письма, одежду, еду. В этой яме Морозова узнала о скоропостижной смерти единственного сына и о том, что царь роздал все ее имущество и вотчины покорным боярам. Но не о богатстве рыдала и билась о земляные стены узница. Тужила она, что не смогла проститься с сыном, что чужие руки закрыли ему глаза, что причастили умирающего и похоронили по новому обряду.

Вскоре царю донесли о послаблении в содержании староверок. Он велел сменить и ужесточить охрану. В глубокой пятисаженной яме, во тьме и нечистотах, задыхаясь от зловония, умирали голодной смертью три женщины. Первой преставилась княгиня Урусова. В ночь с 1 на 2 ноября 1675 г. скончалась боярыня Морозова. Единственной ее просьбой к тюремщикам было постирать рубаху, чтобы по русскому обычаю встретить смерть в чистом белье. Через месяц скончалась Мария Данилова.

Древнего рода Морозовых больше не существовало. Наказаны были и родные братья опальной боярыни – их казнили в ссылке. Стойкость Феодосии Прокопьевны потрясла современников не только мученичеством, а и тем, что такое поведение для женщины из придворной знати было из ряда вон выходящим: променять знатность и богатство на веру! Да и казнили ее не как безбожницу. Верующие в милосердного Христа казнили православную христианку только за то, что она отстаивала право молиться Богу по-своему!

Данный текст является ознакомительным фрагментом. Из книги История упадка и крушения Римской империи [без альбома иллюстраций] автора Гиббон Эдвард

Глава 12 (XXVII) Грациан возводит Феодосия в звание восточного императора. — Происхождение и характер Феодосия. — Смерть Грациана. — Св. Амвросий. — Первая междоусобная война с Максимом. — Характер, управление и покаяние Феодосия. — Смерть Валентиниана II. — Вторая

Из книги Русь и Рим. Мятеж Реформации. Москва – ветхозаветный Иерусалим. Кто такой царь Соломон? автора

11. Странности египетского обелиска Тутмеса-Феодосия в Стамбуле Этот обелиск установлен на стамбульском Ипподроме недалеко от Большой Софии. Считается, что он изготовлен по приказанию древне-египетского фараона Тутмеса, но затем перевезен византийским императором

автора Гиббон Эдвард

Глава XXVI Нравы пастушеских народов. — Движение гуннов от Китая к Европе. — Бегство готов. — Они переходят Дунай. — Война с готами. — Поражение и смерть Валента. — Грациан возводит Феодосия в звание восточного императора. — Характер и успехи Феодосия. — Заключение мира и

Из книги Закат и падение Римской Империи автора Гиббон Эдвард

Глава XXVII Смерть Грациана. — Уничтожение арианства. -Св. Амвросий. — Первая междоусобная война с Максимом. — Характер, управление и покаяние Феодосия. — Смерть Валентиниана II. — Вторая междоусобная война с Евгением. — Смерть Феодосия. 378-395 г.н.э. Слава, приобретенная

Из книги Никейское и посленикейское христианство. От Константина Великого до Григория Великого (311 — 590 г. по Р. Х.) автора Шафф Филип

Из книги Русская кухня автора Ковалев Николай Иванович

Житие Феодосия Печерского Повара монастырей достигали не меньшего мастерства, чем повара княжеских дворцов.В житие настоятеля Киево-Печерской лавры Феодосия автор его Нестор (Повести Древней Руси XI–XII вв., 1983) приводит много любопытных сведений о пище монахов. Прежде

Из книги Вселенские Соборы автора Карташев Антон Владимирович

Церковная политика Феодосия I Великого после собора 381–382 гг. Умиротворение умов еще не наступило. И Демофил и Евномий имели опору в своих приверженцах, и те «не сдавались». Смута фактически продолжалась. Феодосий видел, что авторитет бывшего собора не принес легкой

Из книги Курсом к победе автора

Керчь и Феодосия Немецкому командованию, несмотря на отчаянные усилия, не удалось захватить Ленинград; противник, зарывшись в землю, начал варварские обстрелы города. Битва под Москвой не только укротила «Тайфун», как в фашистской Германии окрестили операцию по захвату

Из книги Алфавитно-справочный перечень государей русских и замечательнейших особ их крови автора Хмыров Михаил Дмитриевич

166. РОСТИСЛАВА МСТИСЛАВОВНА, в св. крещении Феодосия, великая княгиня вторая жена Ярослава II Всеволодовича, великого князя киевского и владимирского, дочь Мстислава Мстиславича Удалого, князя новгородского и галицкого от брака с дочерью Котяна, или Котяка, хана

Из книги Книга 2. Освоение Америки Русью-Ордой [Библейская Русь. Начало американских цивилизаций. Библейский Ной и средневековый Колумб. Мятеж Реформации. Ветх автора Носовский Глеб Владимирович

16. Странности египетского обелиска Тутмеса-Феодосия в Стамбуле Этот известный обелиск стоит на Ипподроме Стамбула, недалеко от Большой Софии. Считается, что он сделан «древне»-египетским фараоном Тутмесом, но затем перевезен византийским императором Феодосием в

автора Поснов Михаил Эммануилович

Распоряжения императора Феодосия. Император, прежде других получивший донесение Кандидиана, принял сначала, по-видимому, правильное решение: открыть соборные совещания, после прибытия в Ефес восточных. Свое послание он отправил с сановником Палладием 29 июня и приказал

Из книги История Христианской Церкви автора Поснов Михаил Эммануилович

Попытки императора Феодосия II-го примирить спорившие партии. Стремление комита Иоанна наладить ход соборных деяний, после ареста, казалось бы, главных виновников смуты, — не удалось, и в этом смысле он донес императору, — и не он один… Феодосии, теперь убедившись из

Из книги Сокровища святых [Рассказы о святости] автора Черных Наталия Борисовна

Из книги Вертоград Златословный автора Ранчин Андрей Михайлович

Житие Феодосия Печерского: традиционность и оригинальность поэтики Мнение о высоких художественных достоинствах и о своеобразии Жития Феодосия Печерского (далее — ЖФ), написанного киево-печерским монахом Нестором, утвердилось еще в науке XIX века. «Искусно и пространно

Из книги Женщины, изменившие мир автора Скляренко Валентина Марковна

Морозова Феодосия Прокопьевна (род. в 1632 г. – ум. в 1675 г.) Русская боярыня-староверка, ставшая символом раскольнического движения.«Лепота лица твоего сияла, яко древле во Израили святые вдовы Июдифы, победившия Навходоносорова князя Олеферна… Глаголы же уст твоих, яко

Из книги Курсом к победе автора Кузнецов Николай Герасимович

КЕРЧЬ И ФЕОДОСИЯ Немецкому командованию, несмотря на отчаянные усилия, не удалось захватить Ленинград; противник, зарывшись в землю, начал варварские обстрелы города. Битва под Москвой не только укротила «Тайфун», как в фашистской Германии окрестили операцию по захвату

В 1911 году императором было дано разрешение на разборку архива Тайного приказа царя Алексея Михайловича. Кроме обычных для таких организаций бумаг и доносов, был обнаружен большой объем документов, касающихся церковного раскола, и в частности — дела опальной Феодосии Морозовой. Ее переписка с протопопом Аввакумом, отчеты о дознании, перепись имущества, отчужденного в пользу государства после ссылки боярыни в Боровск. Среди вороха полуистлевших бумаг была найдена одна, о которой тут же доложили по начальству. Реакция последовала незамедлительно: разбор документов до высочайшего распоряжения приостановить, архив засекретить. Письмо, которое столь переполошило правившую династию, касалось личной жизни Алексея Михайловича, вошедшего в русскую историю под именем Тишайший.

Не положено, барыня

В ночь с 1 на 2 ноября 1675 года шел снег. Стены глубокой, в три метра, ямы заиндевели. Сидевшие в яме женщины уже несколько дней не говорили, у них не было сил даже для молитвы. После смерти в сентябре Евдокии их кормили с каждым днем все хуже и реже, а на просьбы о хлебе отвечали: если праведницы, то Бог подаст!

Одна из пленниц зашевелилась, и вторая, не в силах повернуть голову, скосила в ее сторону глаза.

Помру я сегодня, Маша…

Та, которую звали Машей, ничего не ответила, только отвела глаза.

Да и то правда, не живем мы с тобой, а мучаемся…

Женщина заплакала. В изможденной и сломленной старухе мало кто узнал бы статную красавицу Феодосию Морозову.

Было ей сорок три года.

Всех пережила… Глебушка умер, Дуняша умерла, а теперь вот и Ванечки не стало…

Лучшие дня

Сын Морозовой умер раньше тетки, но матери об этом сообщили только сейчас, когда она обессилила.

Вдруг Морозова встрепенулась и, откуда-то взяв силы, встала на ноги и прокричала куда-то вверх, где должна была находиться стража:

Эй, там, наверху! Помилосердствуй! Дай калачика!

Маша что-то осуждающе зашипела, но сверху ответили:

Не положено, барыня, боюсь я.

Тогда хлебца дай! — не унималась Морозова, и в этом ее требовании слышалась последняя решимость.

Не положено.

Добро, чадо… — старуха сникла и как-то вдруг обмякла. — Благословен наш Бог, такой милостивый. Сходи тогда на реку и выстирай мою рубаху… Умирать я собралась, а преставиться надо чистой…

Последние слова Морозова произнесла так тихо, что даже Данилова, находившаяся рядом, их не разобрала. Но стражник услышал, и скоро вниз опустился деревянный шест с железным крюком на конце, к которому Морозова и прикрепила свою жесткую, не менявшуюся уже несколько месяцев рубаху.

Худородная невеста

Царь Алексей Михайлович рано остался без родителей, и когда в шестнадцать лет взошел на престол, наиболее приближенным к нему оказался его воспитатель, друг отца боярин Борис Морозов. Брат Бориса Ивановича Глеб был дядькою младшего брата Алексея Михайловича — Ивана и царским воеводою в Новгороде, Казани, сопровождал царя в военных походах. Оба брата находились довольно близко к русскому трону и не собирались от него отходить. К тому же род Морозовых был более родовитым, нежели Романовых, и кто знает, как далеко простирались их амбиции.

Правда, когда брат царя умер, влияние Глеба снизилось, но и тут Борис нашел способ вернуться на прежние позиции. Мало того, что он подобрал Алексею Михайловичу невесту из худородных, чтобы не соперничали, но и сам женился на сестре царицы — Анне Милославской. Глебу же посоветовал в жены дочь приближенного к Алексею Михайловичу боярина Прокопия Соковнина — Феодосию. Хотя Соковнины и не блистали родословной, Прокопий принимал участие в посольских делах и какое-то время даже был калужским наместником.

Свадьба Глеба Морозова и Феодосии Соковниной состоялась в 1649 году. Особой пышностью она не отличалась, поскольку жених уже был однажды женат, вдовел недавно, не прошло достаточно времени, чтобы первый брак мог забыться. Но для того чтобы продемонстрировать семнадцатилетнюю красавицу, вводимую в боярский дом, гулянье продолжалось больше недели. В один из дней Морозовых навестил и царь Алексей Михайлович…

Золотая карета

Удивительно, но облачившись в мокрую рубаху, принесенную охранником, Феодосия Прокопьевна почувствовала себя счастливой. Скоро ее мучения кончатся, и она чувствовала, как время сочится, приближая ее встречу с Господом. Морозова перекрестилась.

Готовишься? — прохрипела из своего угла Данилова.

Да, Машенька, готовлюсь.

А радуешься-то чему?

Подруга закашлялась, а Морозовой почудилось, что рассмеялась. Она склонилась к обледеневшему земляному полу и попыталась зайтись в привычной и столь легко отлетавшей от языка молитве. Но в голове одна за другой возникали сцены минувшей и, казалось, давно забытой жизни.

Родители сосватали Феодосию, как водится, не спросив. Время пришло, а лучшей партии, чем Морозов, даже представить было нельзя. К тому же, выгодно выдав замуж старшую дочь, можно было рассчитывать на хорошие перспективы и для младших детей — дочери Евдокии и сыновей Федора и Алексея. Сама же Феодосия любви до замужества не знала, а в женихе с первого взгляда оценила щедрость.

Боярин приехал на золоченой карете, запряженной дюжиной породистых лошадей, в сопровождении более сотни слуг. Уже одно это производило впечатление — у Соковниных в лучшем случае запрягали двух лошадей, а во всем доме насчитывалось не более дюжины прислуги. Шуба жениха, отороченная соболиными шкурками и подбитая горностаем, и вовсе заставила Феодосию поверить в то, что супружество обещает превратиться в нескончаемую сказку.

Только тетка Матрена, прижившаяся у Соковниных еще до рождения Феодосии, после того как о свадьбе сговорились, ходила хмурая и то и дело падала на колени перед образами.

Увлекшиеся предсвадебной суетой, родители на Матренины причуды внимания не обращали, но Феденька, как ласково называли младшую дочь в семье, обеспокоилась:

Что с тобою, тетушка? Никак беду чуешь?

Матрена насупилась и отвела глаза. Девушка обняла ее и повторила:

Говори, не мучайся! Мне сегодня так хорошо, что и тебе помогу, и себе останется.

Приживалка перекрестилась и зашептала:

Не мне, старой, помощь нужна, о тебе, Феденька переживаю! Белый ангел окажется демоном, черный человек веру укрепит!

Девушка ничего не поняла, но согласно кивнула.

Не ходи, девка, замуж! Сына потеряешь, веру под испытание подведешь, совсем одна останешься, и похоронят тебя в ледяной земле!

Да что ты такое говоришь, Матренушка?!

Феденька не на шутку испугалась, стала креститься, но старуха не унималась:

Я-то правду говорю, да ты не веришь! Не всякий пряник сладок внутри!

Неожиданно приживалка осеклась и выбежала из комнаты, а Феодосия, утерев слезы, заметила входящую мать.

Что случилось?

Старшая Соковнина была женщиной строгой и не терпела девичьих слабостей.

Да радуюсь я, матушка!

А коли радуешься, так иди готовься! Свадьба уже назначена.

О предсказании приживалки Феодосия Морозова скоро забыла и вспомнила о нем только тогда, когда оно стало сбываться.

Царский приплод

Свадьбу справляли в Зюзине, подмосковном имении Морозовых. Современники восхищались роскошеством дворца — высокие своды залов, отстроенных с соблюдением русских традиций причудливо дополнялись только входившим в Европе в моду наборным паркетом. По зимнему саду горделиво вышагивали павлины, а для охотничьих трофеев хозяина была отведена отдельная комната.

На третий день в Зюзино приехал молодой царь с царицей.

Увидев его, Феодосия ощутила неведомое до того чувство. Голубоглазый отрок с льняными волосами в ярко расшитом кафтане поразил ее своей красотой, а царица Мария Ильинична показалась серой скукожившейся от мороза птицей, по чьему-то недоразумению оказавшейся в райском саду.

Алексей Михайлович тоже приметил молодую боярыню, ее приблизили ко двору, а уже через год у Морозовых родился сын Иван.

Слухи о том, что Феодосия нагуляла сына не от мужа, появились в Москве на следующий день после его рождения. Дело в том, что среди кумушек давно говорили, что братья Морозовы в погоне за богатством растеряли мужскую силу — и старший Борис, и младший Глеб женились по второму разу, но ни у одного, ни у другого детей до Ивана не было. Когда же мальчик немного подрос, его сходство со вторым Романовым перестало быть секретом.

В 1662 году почти одновременно умерли сначала бездетный Бо­рис Иванович Морозов, а чуть позже и Глеб Иванович. На­следником всех морозовских богатств оказался двенадцатилетний Иван, но до совершеннолетия сына управляющей вотчинами была объявлена его мать — Феодосия Прокопьевна Морозова. Ее влияние при дворе, и до того бывшее немалым, выросло многократно. А сплетни и слухи о продолжающейся связи с царем подкреплялись теперь еще и тем, что без его согласия крупнейший в России капитал не мог быть сосредоточен в одних руках. Как правило, чтобы избежать этого (чересчур большое богатство заключало в себе опасность для власти), состояние бездетного брата отторгалось в пользу государства.

Только царица продолжала верить в чистые отношения своего мужа и лучшей подруги. К тому же частые визиты Алексея Михайловича к Морозовым легко объяснялись его монаршей заботой об оставшемся без отца Иване и интересом к Феодосии, как к собеседнице. Еще Борис Иванович Морозов прилюдно восхищался умом и образованностью своей невестки и считал незазорным обсуждать с ней государственные дела. Что же говорить о молодом царе, в одночасье оставшемся без своих лучших советников, в то время, как на Руси происходили бунт за бунтом?

Троеперстие

Алексея Михайловича хотя и прозвали Тишайшим, но царствование его было одним из самых неспокойных на Руси. Закрепощение крестьян началось еще при Иване Грозном, а Уложение 1649 года окончательно его утвердило. Само собой, начались бунты: крестьяне отказывались подчиняться помещикам, уходили на север, где их не могли достать царские воеводы, наиболее свободолюбивые объединялись в банды и совершали набеги на помещичьи усадьбы. Никогда до того в стране не случалось стольких поджогов, а зверства восставших напоминали татаро-монгольское нашествие. При этом как при дворе, жестоко подавлявшем восстание, так и среди беглых крестьян были уверены, что совершают богоугодное дело. А о смерти уважаемого на Руси патриарха Иосифа говорили: или «его отравили помещики, потому что он заступался за крестьян», или «патриарх не вынес неуважения простолюдинами своих господ».

Алексей Михайлович хорошо представлял себе, что для усмирения народа новым патриархом должен стать человек сильный, способный к реформированию аморфной церкви, не оказывавшей до сих пор должной помощи властям. Тут-то он и вспомнил о новгородском митрополите Никоне.

Никон (до монашества — Никита Минов) происходил из крестьян нижегородской губернии. Став священником, приехал в Москву и, служа в одном из московских храмов, попался на глаза молодому царю. Он ему понравился — молодой, статный, глаза горят. От Никона исходила энергия, которая давно не встречалась при дворе, и Алексей Михайлович, несмотря на робкое сопротивление старого патриарха, назначил молодого священника новгородским митрополитом.

Когда в Новгород примчался гонец с царской просьбой занять место усопшего патриарха, Никон согласия не дал, но в Москву поехал. Он хорошо понимал, что назначение относительно молодого человека патриархом будет воспринято неоднозначно народом и царским окружением. Только тогда, когда Алексей Михайлович при большом скоплении людей в Успенском соборе Кремля, умоляя приять патриаршество, поклонился митрополиту в ноги, Никон (опять же прилюдно), истребовав от царя обещания не вмешиваться в церковные дела, дал согласие.

Больное властолюбие нового патриарха проявилось довольно быстро. Да он и не скрывал своего желания построить православную церковь по примеру католической, где власть папы была непререкаема в том числе и для монархов. Поначалу такие изменения Алексея Михайловича вполне устраивали — он нуждался в поддержке сильной церкви.

Первым шагом нового патриарха стало сближение традиционного русского и греческого обрядов. Однако начавшееся при Никоне изменение богослужебных книг и церковного обихода большинство прихожан восприняло как оскорбление традиций. Испокон веков на Руси осеняли себя двумя пальцами — Никон ввел троеперстие, русские во время богослужения привыкли ходить за движением солнца — Никон попытался ввести греческий обычай ходить супротив, на Руси почитали восьмиконечный крест — Никон настаивал на четырехконечном…

В 1654 году Никон собрал церковный собор, на котором бы­ло принято решение исправить церковные книги по греческим и древнеславянским образцам. Несколько человек, в том числе ставший потом знаменитым протопоп Аввакум, не подписали решения, и через два года на новом соборе они были преданы проклятию и отправлены в ссылку.

Простой народ все эти нововведения воспринял однозначно: новая церковь потребовалась царю, чтобы окончательно закрепить крепостничество. Придворные же возненавидели Никона за то влияние, которое он приобрел над молодым царем. И только одна Феодосия Морозова смела выказывать патриарху свою неприязнь.

Голодная гордость

Замерзающая в мокрой рубахе Феодосия по-прежнему пыталась сосредоточиться на молитве, но воспоминания не давали ей это сделать.

Потрескавшиеся губы попытались сложиться в подобие улыбки: то, что новый патриарх — черный человек, она поняла не сразу, но невзлюбила Никона с первой встречи. Той, когда Алешенька ему в ноги поклонился. Никон весь в черном (среди прочего он пытался привить церковникам аскетизм) свое согласие дал не сразу, молча обвел окружавших царя бояр победоносным взглядом и остановил его на ней. Чего он ждал? Хотел, чтобы Морозова покорно склонилась и опустила глаза? Но ей за унижение царя стало обидно, и Феодосия смерила чванливого попа с головы до ног. С той поры и началась их борьба, борьба двух сильных властолюбивых людей. Со стороны казалось, что они за чистоту церкви боролись, но Морозова знала — боролись за любовь царя.

Черный человек

На подавление старообрядцев царем по наущению Нико­на были брошены все силы государства. Раскольни­ки бежали из городов и сел, а следом за ними тут же посылались стре­лецкие команды, которые сжигали старообрядческие скиты с находящимися в них детьми и стариками.

Но стоило Никону во главе войска покинуть Москву, как влияние Морозовой на царя усиливалось. Даже протопоп Аввакум, с которым Феодосия завела переписку, просил ее смирить женскую плоть и больше внимания уделять воспитанию сына.

Вернувшись однажды из «крестового похода» в Москву, Никон, узнав, что Алексей Михайлович опять находится в Зюзине у Морозовых, решил царя проучить: объявил, что сла­гает с себя сан патриарха, и удалился в основанный им Воскресенский монастырь. Никон был уверен, что Алексей Ми­хайлович немедленно явится к нему уговаривать остаться. Од­нако этого не произошло, и с 1658 года патриарший престол освободился. Но только в ноябре 1666 года собрался церковный собор, ко­торый признал Никона виновным в оскорблении царя и впадении в латинские догматы. Он был лишен сана и сослан в Белозерский Ферапонтов монастырь. Однако никоновские реформы зашли так далеко, что возвращение к старому обряду было уже невозможно.

Но победившая «черного человека» Морозова еще не понимала, что церковный раскол пройдет и по ее судьбе.

Царская свадьба

Когда Никона отправили в ссылку, боярыня Морозова была одной из самых родовитых и богатых женщин России. Она была счастлива. У нее были любимый сын и любимый человек, главный враг, пытавшийся разлучить ее с «белым ангелом» Алешенькой, повержен, ей только тридцать три года, и казалось, что жизнь приготовила впереди одни лишь радости.

Но в марте 1669 года умерла сносившая привязанность мужа к своей лучшей подруге царица Мария Милославская, скоро было объявлено о женитьбе царя на юной и смазливой Наталье Нарышкиной. Морозовой Алексей Михайлович дал понять, что отныне их отношения не могут оставаться прежними.

22 января 1671 года состоялась царская свадьба. В сложном свадебном ритуале должна была принимать участие и «верховая» (дворцовая) боярыня Морозова. Она не явилась, и этого Алексей Михайлович ей простить не захотел. Правда, как передают летописцы, сказал окружающим его боярам: «Тяжко ей бороться со мною — один из нас непременно победит».

Для расправы с бывшей любовницей царь решил припомнить ей дружбу с Аввакумом и неприятие нового обряда, то есть то, что до сих пор его забавляло. Он в какой-то степени даже поощрял фрондерство подруги, считая, что ее соперничество с Никоном для государства полезно.

16 ноября 1671 года архимандриту Чудова монастыря Иоакиму было поручено арестовать Морозову. Ее отвезли на подворье Псковского Печерского монастыря на Арбате — оно было куплено Тайным приказом и ис­пользовалось как место заключения.

Впрочем, царь еще не оставлял надежды на добрые отношения с многолетней подругой. Пытаясь обратить ее в новую веру, с Морозовой подолгу беседовал новый патриарх, к сыну Ивану царем были приставлены воспитатели, и об этом Морозовой сообщили. Однако после неожиданной смерти Ванечки ничто не могло уже убедить Феодосию в добром отношении царя.

В голове то и дело стучало предсказание приживалки Матрены: «Белый ангел окажется демоном, черный человек веру укрепит». Теперь она знала уже не только «черного человека», но «белого ангела», оказавшегося на поверку сатаной.

Сущий ангел

Полуживая Данилова обвязала тело подруги веревкой, и его потянули вверх. Но уже перед самым лазом оно за что-то зацепилось, рука Морозовой дернулась, и Даниловой показалось, что та озарила ее крестом.

С того дня Маша отказывалась есть, то и дело впадала в забытье, и ровно через месяц, 1 декабря, умерла.

В этот же день до Москвы доскакал гонец с известием о смерти Морозовой. Но когда Алексею Михайловичу доложили об этом, окружающим показалось, что он даже не сразу вспомнил, о ком идет речь.

Князь Урусов, чью жену, сестру Морозовой Евдокию Прокопьевну, замучили раньше, перекрестился и громко, так, что это услышал будущий летописец, произнес:

Ангел! Сущий ангел! Абсолютно не помнит зла!

Правда, летописец отмечает, что было непонятно, какое зло имеет в виду князь — то, которое причинили Алексею Михайловичу, или то, которое причинил он сам.

Боярыня Морозова — история мятежной раскольницы » Женский Мир

 

1:504

 

1:509

При царе Михаиле Фёдоровиче Романове и его сыне, Алексее Михайловиче, служил Глеб Морозов. Имя этого человека навсегда вошло в историю, однако связано оно не с головокружительной придворной карьерой или военными заслугами, а с личностью, ставшей гораздо известнее его самого….его женой.

1:1038

Оставшись вдовцом, Глеб Иванович женился на семнадцатилетней красавице Феодосии, что более известна как боярыня Морозова. Она стала одной из самых неординарных, неоднозначных и ярких личностей истории России.

1:1426

 

1:1431

Жизненный путь мятежной боярыни Морозовой, запечатленной Василием Суриковым на самом известном его полотне, закончился трагической гибелью. Почему же овдовевшая тридцатилетняя женщина подверглась критике и осуждению? Как вышло, что одни называли Морозову святой, а другие — осуждали, предрекая скорую кару?Кем же она была на самом деле – святой мученицей или одержимой?

1:2114

 

1:4

 

2:510

Литовченко Александр «Боярыня Морозова»

2:590

 

2:595

Морозова — богатая вдова

2:646

 

2:651

Феодосия Соковнина появилась на свет в мае 1632 года в знатной семье окольничего. Известно, что её отец Прокопий Фёдорович, приходился родственником первой супруге царя Алексея. Более того, будущая боярыня входила в состав свиты царицы.

2:1083

 

2:1088

Когда девушке исполнилось 17 лет, её взял в жёны Глеб Иванович Морозов. Вероятно, союз тот строился на расчёте, а о чувствах речи не шло. Морозов был одним из самых богатых людей своего времени, занимал должность царского спальника, владел несколькими крупными усадьбами.

2:1583

 

2:4

Вскоре умирает брат Морозова, после чего всё огромное состояние семейства переходит к Глебу Ивановичу. Однако и сам Морозов не слишком пережил брата. Наследником богатства становится малолетний сын Иван, однако на деле состоянием руководила Феодосия Прокопьевна.

2:492

 

2:497

Овдовевшая Морозова был избрана верховой боярыней, оставшись при дворе. О её богатстве слагали легенды, хотя далеко не все они имели подтверждение. Историк С. М. Соловьёв в своей книге “История России с древнейших времён” приводит слова одного из современников Морозовой:

2:1001

“Дома прислуживало ей человек с триста. Крестьян было 8000… ездила она в дорогой карете, устроенной мозаикою и серебром… за нею шло слуг, рабов и рабынь человек сто, оберегая её честь и здоровье”.

2:1360

 

2:1365

Согласитесь, перед мысленным взором возникает поистине “царский” образ, но боярыню нельзя назвать одной из тех, кто тяготел лишь к роскоши и удовольствиям. Напротив, ей не чужд был и некий аскетизм.

2:1731

 

2:4

Старообрядчество в жизни боярыни Морозовой

2:91

 

2:96

В историю Феодосия Морозова вошла как представительница старообрядчества. Её близким другом был протопоп Аввакум, вместе с которым она выступала против реформ патриарха Никона.

2:427

 

2:432

3:936

Боярыня Морозова навещает протопопа Аввакума. Миниатюра XIX века

3:1058

 

3:1063

Патриарх, поддерживаемый царём Алексеем Михайловичем, принимал нововведения, касающиеся русской православной церкви. В частности, за основу брались принципы Церкви Константинопольской, что давало возможность забирать церковное имущество в пользу государства.

3:1548

 

3:4

После реформы Никона в XVII веке в церкви произошел раскол: староверы отказались принимать новшества. Вслед за протопопом Аввакумом они стали раскольниками и стоически терпели пытки и шли на смерть, но не отрекались от своих убеждений. По приказу царя Алексея Михайловича раскольников отправляли в ссылку, бросали в земляные тюрьмы – глубокие ямы, или в подвалы с крысами. 

3:688

 

3:693

Дом боярыни Морозовой стал оплотом старообрядцев. Свои молитвы она совершала “по старым обычаям”, жертвовала значительные суммы на помощь нищим, убогим и бездомным, которые получали приют в её жилище и называли Морозову святой.

3:1116

 

3:1121

Известно, что Феодосия Прокопьевна носила рубаху-власяницу, которая, согласно поверьям, “смиряла плоть”. Правда, в этом у неё с Аввакумом заметны расхождения во взглядах.

3:1437

Протопоп призывал последовать примеру преподобной Мастридии, выколов глаза, чтобы избавить себя от соблазнов. Здесь прослеживается явная разница между Аввакумом и Морозовой, ведь первый был фанатиком старообрядчества, а вторая — лишь ярой защитницей прежних устоев.

3:1930

 

3:4

4:508

П. Оссовский. Фрагмент триптиха *Протопоп Аввакум – Боярыня Морозова*

4:640

 

4:645

Непреклонность и её последствия

4:711

 

4:716

Алексей Михайлович, поддерживающий реформы Никона, всячески пытался оказать влияние на Морозову. Когда стало ясно, что родственники и знакомые не смогут переменить её взглядов, царь перешёл к более решительным мерам. У боярыни начали отбирать земли и усадьбы. Вероятно, уже тогда Алексей Михайлович задумывался об аресте, но заступничество его супруги, Марии Ильиничны, связанной родством с Морозовой, спасало женщину.

4:1487

 

4:1492

Более того, сама Морозова несколько раз посещала “новообрядческую церковь”, чем вызывала негодование своих соратников. Чтобы убедить их в приверженности прежним идеям и принципам, боярыня приняла постриг, став монахиней Феодорой.

4:1921

 

4:4

В отличие от прочих придворных, Феодосия Морозова отказалась присутствовать на венчании царя Алексея и его второй супруги, Натальи Нарышкиной. Увещевания бояр, направленных государем, не дали результата. Отказом принять новые реформы Морозова подписала свой приговор.

4:501

 

4:506

Арест и смерть Морозовой

4:558

 

4:563

В конце осени 1671 года в дом Морозовой пришли священнослужители, что стали производить допрос Феодосии и её сестры.

4:775

В “русском биографическом словаре указывается:

4:866

“Чтобы выказать своё презрение к пришедшим, они (женщины) легли в постели и лёжа отвечали на вопросы”.

4:1056

 

4:1061  

Боярыня Феодосия Морозова (кадр из сериала «Раскол»)

5:1668

 

5:4

Через несколько дней после допроса сёстры были арестованы и привезены в Чудов монастырь, после чего их отправили на подворье Псково-Печерского монастыря. За Морозову пытались вступиться влиятельнейшие люди того времени. Известно, что сама царевна Ирина Михайловна просила брата смягчить свой гнев. Поддержку боярыне оказывал и патриарх Питирим.

5:645

 

5:650

6:1154

В. Суриков. Этюд к картине *Боярыня Морозова*

6:1239

 

6:1244

В 1674 году Феодосию, её сестру Евдокию и их соратницу Марию Данилову привозят на Ямской двор. Женщин подвергают пыткам на дыбе, вынуждая отказаться от прежних принципов. Несмотря на все мучения, сторонницы старообрядчества остались непреклонны.

6:1694

 

6:4

Как рассказывается в житии Морозовой, её хотели сжечь на костре, однако бояре возмутились подобным варварством по отношению к представительнице знатного рода. Однако гибель была неминуемой. По распоряжению царя сёстры были отправлены в Боровск.

6:458

 

6:463

Василий Суриков изобразил тот момент, когда боярыню везли на дровнях по московским улицам. Художника восхищала женщина, которая восстала против официальной церкви и царской власти, и была настолько сильной, что никакие пытки не сломили ее воли.

6:914

 

6:919

Там, в земляной тюрьме Морозова скончалась от голода в 1675 году. На тот момент ей исполнилось всего 43 года.

6:1113

 

6:1118

Картина Сурикова

6:1156

 

6:1161

7:1665

В. И. Суриков «Боярыня Морозова»

7:62

 

7:67

В 1887 г. картина «Боярыня Морозова» впервые была представлена на 15-й выставке художников-передвижников, после чего ее купил П. Третьяков для своей коллекции.

7:355

Реакция на картину была неоднозначной. Сурикова даже обвиняли в пропаганде раскола.

7:512

Только 3 человека тогда открыто выступили с позитивной оценкой работы: писатели Гаршин и Короленко и музыкальный критик Стасов.

7:749

В. Короленко писал: «Есть нечто великое в человеке, идущем сознательно на гибель за то, что она считает истиной. Такие примеры пробуждают в нас веру в человеческую природу, подымают душу».

7:1095

 

7:1100

8:1604

И. Репин. *Портрет В. Сурикова*

8:57

 

8:62

Историю Морозовой Суриков знал с детства – был знаком с раскольниками, к старой вере склонялась тетка художника Авдотья Васильевна. На первых эскизах именно ее чертами художник наделил боярыню.

8:422

Но результат его не удовлетворил: «Как ни напишу ее лицо – толпа бьет. Ведь сколько времени я его искал. Все лицо мелко было. В толпе терялось». В конце концов прототипом героини ему послужила уральская старообрядка: «Я с неё написал в садике этюд в два часа. И как вставил её в картину – она всех победила», – говорил художник. Именно такой теперь все и представляют боярыню Морозову.

8:1127

 

8:1132

9:1636

В. Суриков. Голова боярыни Морозовой

9:70

 

9:75

Суриков несколько отступил от исторической правды – он знал, что раскольницу везли связанной и обездвиженной, то в таком образе не было героизма и величия. Поэтому его боярыня Морозова сидит на соломе, воздев руку, сложенную двуперстным крестом – символом старообрядчества. Его героиня – воплощение лучших черт всего народа: готовности к самопожертвованию, стойкости и силы духа.

9:777

 

9:782

10:1286

 Суриков. Этюд к картине «Боярыня Морозова»

10:1369

 

10:1374

Боярыня Морозова — одна из самых неоднозначных личностей русской истории. Она была верна старым церковным принципам настолько, что пожертвовала собой во имя веры. Кто-то называет это святостью, кто-то — безумием, но равнодушно относиться к этой женщине, оставившей вечный след в прошлом своей родины, просто невозможно.

10:1959

 

10:4

Как выглядит боярыня. Боярыня Морозова

Когда писатель Гаршин 100 лет назад впервые увидел великое полотно Сурикова, он сказал, что теперь люди будут не в состоянии «представить себе Феодосию Прокопьевну иначе, как она изображена на картине». Так и случилось. Сегодня мы представляем себе боярыню Морозову изможденной старухой с фанатично горящими глазами.

А какой она была? Чтобы понять это, вспомним, как смотрят на Морозову другие персонажи этого полотна. Одни сочувствуют, они видят в ней мученицу за веру, другие смеются над сумасшедшей фанатичкой. Такой и осталась в истории эта незаурядная женщина: то ли святой, то ли безумной.

Девица Соковнина

Феодосия Прокопиевна, будущая боярыня Морозова, родилась в 1632 году, в семье окольничего Соковнина, родственника первой жены царя Алексея Михайловича. В силу этого родства Феодосия была хорошо знакома и дружна с царицей Марией Ильиничной. Когда Феодосие исполнилось 17 лет, ее выдали замуж за боярина Глеба Ивановича Морозова. Глеб Иванович был младшим братом всесильного Бориса Ивановича Морозова, царского воспитателя, которого Алексей Михайлович почитал, как родного отца. Муж был на 30 лет старше Феодосии.

«Приезжая боярыня»

Сразу после свадьбы Феодосия Прокопьевна Морозова получила звание царициной «приезжей боярыни», то есть, особы, имеющей право приезжать к царице на обед и по праздникам по-родственному. Это была немалая честь, которой удостаивались только жены самых знатных и приближенных к государю лиц. Свою роль тут сыграло не только родство молоденькой Морозовой с Марьей Ильиничной, но и знатность и богатство ее супруга. Глеб Морозов владел 2110 крестьянскими дворами. В его подмосковном имении Зюзино был разбит великолепный сад, в котором гуляли павлины. Когда Феодосия выезжала со двора, ее позолоченную карету везли 12 лошадей, а следом поспешали до 300 слуг. По преданию, супруги ладили хорошо, несмотря на большую разницу в возрасте. У них родился сын Иван, которому суждено было унаследовать огромное состояние отца и бездетного дяди – царского воспитателя Бориса Морозова. Феодосия Прокопьевна жила в роскоши и почете, которые были сопоставимы с царскими.

Духовная дщерь протопопа Аввакума

В 1662 году, 30 лет отроду, Феодосия Прокопьевна овдовела. Молодая, красивая женщина могла бы вновь выйти замуж, огромное состояние делало ее очень завидной невестой. Нравы того времени вторичного замужества для вдовицы не возбраняли. Однако, Феодосия Прокопьевна пошла по другому пути, тоже очень обычному для допетровской России. Она выбрала участь честной вдовы – женщины, всецело посвятившей себя заботе о ребенке и делам благочестия. В монастырь вдовицы уходили далеко не всегда, но они учиняли у себя в доме жизнь по монастырскому образцу, наполнив его монашками, странниками, юродивыми, со службами и молитвенными бдениями в домашней церкви. Видимо, в эту пору она и сблизилась с лидером русского старообрядчества протопопом Аввакумом. Когда начались церковные реформы, приведшие к Расколу, Феодосия, всей душой храня преданность старому обряду, внешне поначалу лицемерила. Она бывала на богослужениях у «никониан», крестилась троеперстно, однако, в доме у себя сохраняла старый обряд. Когда из сибирской ссылки вернулся Аввакум, он поселился у своей духовной дочери. Его влияние и стало причиной того, что дом Морозовой превратился в настоящий центр противодействия церковной реформе. Сюда стекались все недовольные нововведениями Никона.

В своих многочисленных письмах протопоп Аввакум вспоминал, как они проводили вера в богатом доме Морозовых: он читал духовные книги, а боярыня слушала и пряла нитки или шила рубахи для бедных. Под богатой одеждой она носила власяницу, а дома и вовсе одевалась в старые, заплатанные платья. Однако, женщине, которой в ту пору было всего 30 лет, хранить честное вдовство было непросто. Протопоп Аввакум даже посоветовал как-то своей духовной дщери выколоть себе глаза, чтобы они не соблазняли ее плотскими утехами. Вообще, из писем Аввакума складывается портрет вдовицы Морозовой, совсем не похожий на тот образ, что мы видим на известной картине. Аввакум писал о рачительной хозяйке, которая печется о том, чтобы оставить сыну отцовские вотчины в полном порядке, о «жене веселообразной и любезной», хоть иной раз и скуповатой.

Мученица

Алексей Михайлович, отправивший мятежного протопопа Аввакума в далекий Пустозерск, до поры до времени смотрел сквозь пальцы на деятельность боярыни Морозовой. Во многом, вероятно, благодаря заступничеству царицы и тому, что на людях Морозова продолжает «лицемерится». Однако, в 1669 году Мария Ильинична умерла. Через год Феодосия Прокопьевна принимает тайный монашеский постриг с именем Феодора. Все резко меняется. Что было простительно вдове Феодосии Морозой, «приезжей боярыне» царицы, недопустимо и невозможно для инокини Феодоры. Морозова прекращает притворство, перестает появляться при дворе и усиливает свою протестную деятельность. Последней каплей стал отказ Морозовой появиться на свадьбе государя, когда он венчался с Натальей Нарышкиной. В ночь на 16 ноября 1671 года инокиню Феодору взяли под стражу. Вместе с ней была арестована и ее сестра княгиня Евдокия Урусова. Так начался крестный путь боярыни Морозовой и ее верной сподвижницы и сестры Евдокии Урусовой. Их подвергали пыткам на дыбе «с тряской», по много часов допрашивали, их оскорбляли и запугивали. Иногда заточение, благодаря хлопотам знатных родственников становилось относительно мягким, иногда ужесточалось, но сестры были непреклонны. Они отказывались принять причастие от «никониан» и крестились двоеперстно. Конец жизни сестер был ужасным. В июне 1675 года их поместили в глубокую земляную тюрьму и запретили охране под страхом смерти давать им воду и пищу. Сначала умерла княгиня Урусова. Инокиня Феодора продержалась до ноября. Умирала она отнюдь не как одержимая фанатичка, а как слабая женщина. Предание сохранило ее трогательный разговор с охранявшим ее стрельцом.

— Раб Христов! — взывала она — Есть ли у тебе отец и мати в живых или преставилися? И убо аще живы, помолимся о них и о тебе; аще ж умроша — помянем их. Умилосердися, раб Христов! Зело изнемогох от глада и алчу ясти, помилуй мя, даждь ми колачика.

— Ни, госпожа, боюся! – отвечал стрелец.

Тогда несчастная просила хлебца или сухариков, или хоть огурчика или яблочка. Напрасно. Запуганный страж, так и не решился бросить в яму хоть корочку хлеба. Зато он согласился сходить на речку и постирать рубаху пленницы, чтобы не предстать ей перед Господом в грязной одежде.

Древлеправославная церковь чтит святых инокиню Феодору (боярыню Морозову) и сестру ее княгиню Евдокию во граде Боровске пострадавших за правоверие.

В.И. Суриков. Боярыня Морозова

Феодосья Прокопьевна Морозова (1632-1675) – деятельница старообрядчества, сподвижница протопопа Аввакума. Благодаря картине Сурикова стала известна просто как боярыня Морозова.

Первые эскизы к «Боярыне Морозовой» относятся к 1881 г. Окончательный вариант размером 3,04 на 5,86 м Суриков закончил в 1887 г. О картине современники говорили, что Суриков воссоздал «подлинную старину, словно был её очевидцем».

Образу боярыни художник придал неистовые черты: поднятая в двуперстном сложении рука, бескровное фанатичное лицо отражают сказанное о ней Аввакумом: «Кидаешься ты на врага, аки лев».

На картине изображён «позор следования боярыни Феодосьи Прокопьевны Морозовой для допроса в Кремль за приверженность к расколу в царствование Алексея Михайловича». Некоторые персонажи на картине любопытствуют, отдельные – глумятся, но большая часть народа смотрит на неё с благоговением и кланяется ей. Среди толпы Суриков изобразил и себя в виде странника с посохом, стоящего в глубокой задумчивости.

МОРОЗОВА ФЕОДОСИЯ ПРОКОПЬЕВНА — дея-тель-ни-ца ран-не-го русского ста-ро-об-ряд-че-ст-ва.

Дочь околь-ни-че-го П.Ф. Со-ков-ни-на, род-ст-вен-ни-ка Ма-рии Иль-и-нич-ны Ми-ло-слав-ской (из ро-да Ми-ло-слав-ских), пер-вой же-ны ца-ря Алек-сея Ми-хай-ло-ви-ча.

В 1649 году вы-шла за-муж за боя-ри-на Гле-ба Ива-но-ви-ча Мо-ро-зо-ва (из старомоск. боярского ро-да Мо-ро-зо-вых). Ов-до-вев (1661/1662 годы), Ф.П. Морозова вме-сте с сы-ном по-лу-чи-ла ог-ром-ное со-стоя-ние. С это-го вре-ме-ни пре-да-ва-лась под-ви-гам бла-го-чес-тия, но-си-ла вла-ся-ни-цу.

Ду-хов-ник Ф.П. Морозовой про-то-поп Ав-ва-кум, не-ко-то-рое вре-мя жив-ший в её до-ме (1664 год), при-зывал её к ещё боль-ше-му ас-ке-тиз-му и ак-тив-ной под-держ-ке ста-ро-об-ряд-че-ст-ва. По-сле от-прав-ки Ав-ва-ку-ма в ссыл-ку на Ме-зень Ф.П. Морозова ста-ла по-сле-до-ва-тель-но вы-сту-пать про-тив ре-форм пат-ри-ар-ха Ни-ко-на .

По по-ве-ле-нию ца-ря Алек-сея Ми-хай-ло-ви-ча ар-химандрит Чу-до-ва монастыря Ио-а-ким (бу-ду-щий пат-ри-арх) пред-при-ни-мал по-пыт-ки вра-зум-ле-ния Ф.П. Морозовой.

По-сле тай-но-го по-стри-га (с име-нем Фео-до-ра), со-вер-шён-но-го в конце 1670 года игу-ме-ном До-си-фе-ем, Ф.П. Морозова ста-ла уда-лять-ся от цер-ков-ных служб и свет-ских це-ре-мо-ний (от-ка-за-лась при-сут-ст-во-вать в январе 1671 года на свадь-бе ца-ря Алек-сея Ми-хай-ло-ви-ча с На-таль-ей Ки-рил-лов-ной На-рыш-ки-ной). Но-вые уве-ще-ва-ния ца-ря с уг-ро-зой на-ка-за-ния не во-зы-ме-ли дей-ст-вия.

16(26) ноября 1671 года Ф.П. Морозову и её се-ст-ру княжну Е.П. Уру-со-ву за-ко-ва-ли и за-клю-чи-ли под стра-жу; на до-про-се в Чу-до-вом монастыре сё-ст-ры зая-ви-ли, что не бу-дут при-ча-щать-ся за ли-тур-ги-ей по но-во-му об-ря-ду.

В начале 1672 года Ф.П. Морозову, Уру-со-ву и их еди-но-мыш-лен-ни-цу М. Да-ни-ло-ву под-верг-ли жес-то-ким пыт-кам, во вре-мя ко-то-рых их уве-ще-вал пат-ри-арх Пи-ти-рим. Не-смот-ря на за-ступ-ни-че-ст-во ца-рев-ны Ири-ны Ми-хай-лов-ны, царь Алек-сей Ми-хай-ло-вич от-пра-вил Ф.П. Морозову и её спод-виж-ниц в за-то-че-ние в Бо-ров-ский ост-рог.

В январе 1675 года уз-ни-цам уда-лось уви-деть-ся с близ-ки-ми людь-ми, сре-ди ко-то-рых был и ав-тор жи-тия Ф.П. Морозовой, её стар-ший брат Ф.П. Со-ков-нин. За это по-се-ще-ние у за-клю-чён-ных ото-бра-ли кни-ги, ико-ны, оде-ж-ду и пи-щу, до-пус-тив-ших сви-да-ние стре-лец-ких сот-ни-ков раз-жа-ло-ва-ли в сол-да-ты и под-верг-ли бес-сроч-ной ссыл-ке.

В ию-не 1675 года всех уз-ниц пе-ре-ве-ли в глу-бо-кую зем-ля-ную тюрь-му; ох-ран-ни-кам под стра-хом смер-ти бы-ло за-пре-ще-но да-вать им пи-щу. 10(20) августа 1675 года вы-шел цар-ский указ, ли-шив-ший Ф.П. Морозову всех зе-мель-ных вла-де-ний.

Вско-ре уз-ни-цы скон-ча-лись от го-ло-да и ис-то-ще-ния.

На пред-по-ла-гае-мом мес-те кон-чи-ны уз-ниц в Бо-ров-ске воз-двиг-ну-та ста-ро-об-рядческая ча-сов-ня. Ста-ро-об-ряд-цы празд-ну-ют па-мять святой пре-по-доб-но-му-че-ни-цы и ис-по-вед-ни-цы Фео-до-ры (Ф.П. Морозовой) 24 сен-тяб-ря.

Ис-то-рия Ф.П. Мо-ро-зо-вой вдох-но-ви-ла ху-дож-ни-ка В.И. Су-ри-ко-ва на соз-да-ние по-лот-на «Боя-ры-ня Мо-ро-зо-ва» (1887 год, ГТГ).

Среди них мучеников русского старообрядчества одно из первых мест заняла боярыня Феодосия Прокопьевна Морозова со своей сестрой княгиней Евдокией Урусовой.

Вот что повествует о судьбе этих своих духовных дочерей протопоп Аввакум в одном из самых ярких своих произведений – «Житии боярыни Морозовой».

Ревность знатной боярыни Феодосии Морозовой к расколу производила большой соблазн в высшем московском обществе, и царь Алексей Михайлович неоднократно посылал к ней (в том числе ее дядю Михаила Алексеевича Ртищева) с увещаниями. В наказание он велел отобрать у нее половину вотчин. Но за нее заступалась царица Марья Ильинична . Пока она была жива (до 1669) и несколько времени после ее кончины боярыня Морозова продолжала свободно исповедовать старообрядчество. Ее окружали беглые инокини и юродивые; а какая-то мать Мелания с помощью некоего отца Досифея тайно постригла ее в иноческий сан. Но в 1671 царь женился вторично. Феодосия Морозова не приняла обычного для боярынь участия в брачных обрядах, ссылаясь на свои больные ноги. Царь разгневался. Возобновились присылки к ней от царя с убеждениями и угрозами. Боярыня Морозова говорила, что хочет умереть в отеческой православной вере и громко поносила никоновские заблуждения высших духовных лиц.

Боярыня Морозова навещает Аввакума в тюрьме

Зимой 1672 года князь Урусов после одного визита в царский дворец сообщил жене своей Евдокии, что великие беды предстоят ее сестре. (Он, по-видимому, не знал, что и его жена – раскольница). «Ступай, простись с ней, – сказал князь, – думаю, что сегодня же будет за ней посылка». Евдокия предупредила сестру Феодосию о предстоящей беде и, решив разделить ее участь, не воротилась домой. Они взаимно благословились и приготовились постоять за правую веру. Ночью, действительно, пришли чудовский архимандрит Иоаким и дьяк Иванов забрать упрямую боярыню Морозову. У неё нашли княгиню Урусову и спросили, как она крестится; та в ответ сложила два перста. Озадаченный архимандрит поспешил к царю. Узнав, что княгиня Урусова хотя и скрывала доселе, но тоже держится раскола, царь велел взять обеих.

Феодосия Морозова отказалась идти сама: ее унесли в кресле. Молодой сын боярыни, Иван, едва успел проститься с матерью. На обеих сестер наложили оковы и посадили под стражу. Это было время междупатриаршества по кончине Иоасафа. Пробовал увещевать Морозову и Урусову местоблюститель патриаршего престола Павел Крутицкий. Но сестры называли еретическим все высшее русское духовенство. На следующее утро их разлучили: Феодосию приковали цепью к стулу и повезли на санях мимо Чудова монастыря под царскими переходами. Полагая, что царь с этих переходов смотрит на нее, боярыня Морозова высоко подняла правую руку с двуперстным сложением. Ее поместили на подворье Печерского монастыря под крепкою стражею. А Евдокию заключили в Алексеевском монастыре, где ее силою водили или носили к церковной службе. Многие боярские жены приезжали в монастырь, чтобы посмотреть, как Урусову на носилках тащили в церковь. Захватили и последовательницу боярыни Морозовой, Марью Даниловну.

Сын Феодосии Морозовой, Иван, с горя заболел. Царь послал к нему своих врачей, но он умер. Все вотчины и конские табуны Морозовой розданы были боярам; а дорогие вещи распроданы. Феодосия Прокопьевна со смирением перенесла известие о смерти сына и полном разорении. Двух ее братьев, Федора и Алексея, послали на воеводство в далекие города.

Боярыня Морозова. Картина В. И. Сурикова, 1887

Когда на патриаршество был возведён Питирим, он стал просить, чтобы царь простил сестер. «Ты – ответил царь, – не ведаешь всей лютости Морозовой. Никто не наделал мне столько хлопот, как она. Призови ее и расспроси сам. Узнаешь тогда все ее упорство».

В тот же вечер скованную боярыню Морозову привезли в Чудов, где ее ожидал патриарх.

– Доколе ты будешь пребывать в безумии и возмущать царя противлением? – восклицал Питирим. – Жалея тебя, говорю: приобщись Соборной церкви, исповедайся и причастись.

– Не у кого мне исповедоваться и причащаться, – ответила Феодосия Морозова.

– Много попов на Москве.

– Много попов, но истинного нет.

– Я сам исповедаю тебя, а потом отслужу (обедню) и приобщу.

– Разве ты от них рознишься, – ответила боярыня Морозова. – Когда ты держался христианского, от отцов переданного обычая русской земли; то и был нам любезен. Ныне же восхотел творить волю земного царя, а небесного презрел и возложил на главу свою рогатый клобук римского папы. Сего ради мы отвращаемся от тебя.

Патриарх счел боярыню повредившеюся в уме и хотел насильно помазать её. Морозова сама не стояла; ее наклоненную держали под руки стрельцы. Но когда патриарх приблизился, она вдруг выпрямилась и приготовилась к борьбе. Патриарх, обмакнув спицу в масло, уже протянул руку. Но Феодосия Прокопьевна оттолкнула её и завопила: «Не губи меня, грешницу! Ты хочешь уничтожить весь мой недовершенный труд! Не хочу вашей святыни!»

Патриарх пришел в сильный гнев и (если верить Аввакуму) велел бросить Морозову на пол и тащить вон цепью за ошейник, так что головой своей она пересчитала все ступени лестницы. Привели к патриарху и княгиню Урусову. Ее он также пытался помазать маслом; но она поступила еще находчивее. Евдокия вдруг сбросила с головы покрывало и явилась простоволосою. «Что творите, бесстыдные? – вскричала она. – Разве не знаете, что я жена!» – чем привела духовных в великое смущение.

Услыхав рассказ патриарха о его неудаче, царь заметил: «Разве я тебе не говорил, какова ее лютость? Я уже сколько лет терплю от нее». В следующую ночь Феодосию Морозову с сестрой и Марьей Даниловной, привезли на Ямской двор и подвергли огненной пытке в присутствии князей Ивана Воротынского и Якова Одоевского, уговаривая смириться. Но страдалицы выдержали все мучения. Царь не знал, как сломить упорство двух знатных женщин, которое могло послужить большим соблазном для других. На Печерское подворье многие тайком проникали к боярыне Морозовой, утешали ее и приносили ей съестные припасы, и царь велел перевезти ее в загородный Новодевичий монастырь, держать ее там под крепким началом и силою влачить к церковной службе. Но и сюда устремились вельможные жены в таком количестве, что весь монастырский двор бывал заставлен каретами. Царь велел перевезти Морозову опять в город. Старшая сестра его, Ирина, началаему пенять:

«Зачем помыкаешь бедную вдову с места на место? Нехорошо, братец! Не мешало бы помнить службу Бориса Морозова и брата его Глеба».

Алексей Михайлович вспылил. «Добро, сестрица, – воскликнул он, – коли ты об ней кручинишься, то место ей будет тотчас готово!»

Феодосию Морозову перевезли в Боровский острог и посадили в яму вместе с Урусовой и Марьей Даниловной. К заключенным никого не допускали, пищу давали им самую скудную. У них отобрали старопечатные книги, старые иконы и оставили только самую необходимую одежду. Но ничто не сломило их твердости. Заключение становилось все суровее и суровее, пищи опускалось в яму все меньше. Наступил конец их страданиям; первою умерла Евдокия, за нею Феодосия и Мария (октябрь и ноябрь 1672). Трогательно описывает Аввакум последние минуты боярыни Морозовой и ее просьбу к одному из сторожей тайком взять и вымыть на реке ее до крайности грязную сорочку, чтобы надеть чистую перед смертью. Сострадательный сторож исполнил эту просьбу. Тело Феодосии Прокопьевны завернули в рогожу и погребли рядом с Евдокией.

По материалам книги Д. И. Иловайского «История России. В 5 томах. Том 5. Отец Петра Великого. Алексей Михайлович и его ближайшие преемники»

(1675-11-12 ) (43 года)

Феодо́сия Проко́фьевна Моро́зова (в девичестве Соковнина́ , в иночестве Феодо́ра ; 21 (31) мая — 2 (12) ноября , Боровск ) — верховная дворцовая боярыня, деятельница русского старообрядчества , сподвижница протопопа Аввакума . За приверженность к «старой вере» в результате конфликта с царём Алексеем Михайловичем была арестована, лишена имения, а затем сослана в Пафнутьево-Боровский монастырь и заточена в монастырскую тюрьму, в которой погибла от голода. Почитается старообрядческой церковью как святая .

Энциклопедичный YouTube

    1 / 3

    ✪ Боярыня Морозова. Раскол (2011)

    ✪ боярыня Феодосия Морозова

    ✪ В.И.Суриков. Боярыня Морозова

    Субтитры

Биография

Старообрядчество

Боярыня Морозова была противницей реформ патриарха Никона , тесно общалась с апологетом старообрядчества — протопопом Аввакумом . Феодосия Морозова занималась благотворительностью, принимала у себя в доме странников, нищих и юродивых . Оставшись в тридцать лет вдовой, она «усмиряла плоть», нося власяницу . Однако Аввакум попрекал молодую вдову, что она недостаточно «смиряет» свою плоть и писал ей «Глупая, безумная, безобразная выколи глазища те свои челноком, что и Мастридия » (призывая по примеру преподобной Мастридии , чтобы избавиться от любовных соблазнов, выколоть себе глаза). Домашние молитвы Морозова совершала «по древним обрядам», а её московский дом служил пристанищем для гонимых властью староверов. Но поддержка ею старообрядчества, судя по письмам Аввакума, была недостаточной: «Милостыня от тебя истекает, яко от пучины морския малая капля, и то с оговором ».

По распоряжению Алексея Михайловича она сама и её сестра, княгиня Урусова, высланы в Боровск , где были заточены в земляную тюрьму в Боровском городском остроге, а 14 их слуг за принадлежность к старой вере в конце июня 1675 года сожгли в срубе . Евдокия Урусова скончалась 11 (21) сентября 1675 года от полного истощения. Феодосия Морозова также была уморена голодом и, попросив перед смертью своего тюремщика вымыть в реке свою рубаху, чтобы умереть в чистой сорочке, скончалась 2 (12) ноября 1675 года .

На месте предполагаемого заключения Феодосии Морозовой и других старообрядцев построена часовня. Попытки сделать это предпринимались и в начале 20-го века, до революции, но разрешения на строительство не давали.

Место смерти Боровск
Страна
Род деятельности верховная дворцовая боярыня, деятельница старообрядчества
Отец Соковнин, Прокофий Фёдорович
Дети Иван Глебович
Феодосия Прокофьевна Морозова на Викискладе
Духовный стих о боярыне Морозовой
Снег белый украсил светлицы,

Дорогу покрыл пеленой,

По улице древней столицы,

Плетется лошадка рысцой.

На улице шум и смятенье,

Народ, словно море, шумит,

В санях, не страшась заключенья,

Боярыня гордо сидит.

Высоко поднявши десницу,

Под звон и бряцанье цепей,

Она оглашает столицу,

Правдивою речью своей.

Она не боится мученья,

И смело на пытку идет,

И к истине сердца влеченье

Ей силу и бодрость дает.

Сменила пиры и палаты

На мрачный сырой каземат,

Душа её верой богата,

Ей правда дороже палат.

И верит она не погибнет,

Идея свободной мольбы,

Настанет пора и воздвигнут,

Ей памятник вместо дыбы.

На месте тех давних событий

Часовня, как символ, стоит,

И людям об Истинной Вере

Она неподкупно гласит.

Вы, люди, не бойтесь гонений,

Ведь правда бывает одна.

И Вера Христова святая

Одна лишь на все времена.

За веру святые страдальцы

На подвиг безтрепетно шли.

Они не боялись мучений,

Лишь веру в душе берегли.

Святая великая мати,

На сем нас пути укрепи.

И иго Христово благое

С любовью нести помоги.

Стяжавше к Христу дерзновенье,

Его ты за всех умоли,

Всем людям на Русской земли.

Чтоб в Истинной вере спасаться

Всем людям на Русской земли.

Место захоронения

В 1998 году администрация города выделила участок для строительства часовни и, после выбора подходящего проекта, она была построена в 2002-2005 гг. Надгробная плита, возвращённая музеем, была размещена в подземной части часовни.

В культуре и искусстве

Картина Сурикова

Картина Литовченко Образ боярыни Феодосии Морозовой воплощен и в картине российского исторического и религиозного живописца, академика Императорской Академии художеств, участника «бунта четырнадцати», одного из учредителей Санкт-Петербургской артели художников, члена Товарищества передвижных художественных выставок Александра Дмитриевича Литовченко . Его картина «Боярыня Морозова» написана в 1885 году и находится в Новгородском государственном объединённом музее-заповеднике.

Опера Щедрина Телесериал «Раскол » (2011).

В роли боярыни Морозовой актриса Юлия Мельникова.

Полностью одетая дворянка XVII века, найденная во Франции

На снимке, сделанном и опубликованном французским Национальным институтом профилактических археологических исследований 2 июня 2015 года, археолог, работающий в Ренне, во время вскрытия свинцового гроба с телом знатной женщины.

В северо-западном французском городе Ренн был обнаружен свинцовый гроб с прекрасно сохранившимся телом дворянки XVII века, все еще в туфлях и чепце.

Труп ростом 1,45 метра (5 футов) был обнаружен в каменной гробнице в часовне монастыря Святого Иосифа в марте прошлого года.

Останки, скорее всего, принадлежат Луизе де Кенго, вдове бретонской знати, которая умерла в 1656 году, когда ей было за 60.

Сердце ее мужа, Туссена де Перрена, было найдено неподалеку, сообщили археологи на пресс-конференции во вторник.

Тело было найдено на строительной площадке будущего конференц-центра.

Четыре других свинцовых гроба XVII века также были найдены в монастыре вместе с 800 другими могилами, но в них были только скелеты, в отличие от полностью сохранившейся Луизы де Кенга.

Когда археологи прибыли к гробнице Луизы, они сказали, что знали, что что-то не так.

«Мы сразу увидели, что там много объема, ткани, обуви», — сказал Розенн Коллетер, археолог из Французского национального института превентивных археологических исследований.Коллетер также сказал, что под плащом они могли различить «руки, которые держали распятие».

После двух сканирований и вскрытия ученые смогли немного узнать об истории болезни Луизы де Кенга.

«С Луизой у нас был сюрприз за сюрпризом», — сказал Фабрис Дедуи, радиолог и судмедэксперт из Тулузы.

Вскрытие выявило «значительные камни в почках» и «спайки в легких», а сердце было извлечено «с настоящим хирургическим мастерством».»

Одежда, пришедшая в негодность за годы ветхости, отреставрирована и должна быть выставлена ​​на всеобщее обозрение.

Скорее всего, решив дожить свои последние дни в монастыре, вдова была найдена в скромном наряде, состоящем из накидки, грубого одеяния, льняной рубашки, туфель на пробковой подошве, шерстяных бриджей, покрывала на лице , и несколько заглавных букв.

Через несколько месяцев ее труп перезахоронят в Ренне.


В Испании разыскивают останки автора «Дон Кихота» Сервантеса

© 2015 АФП

Цитата : Во Франции обнаружена полностью одетая дворянка XVII века (2 июня 2015 г.) получено 7 февраля 2022 г. с https://физ.org/news/2015-06-full-dressed-17th-centre-noblewoman-unearthed.html

Этот документ защищен авторским правом. Помимо любой добросовестной сделки с целью частного изучения или исследования, никакие часть может быть воспроизведена без письменного разрешения. Контент предоставляется только в ознакомительных целях.

Фермерство как инки | История

Вдохновленные недавними археологическими исследованиями, жители региона Куско в Перу восстанавливают террасы и ирригационные системы, восстанавливают традиционные культуры и методы посадки.Синтия Грабер

Анды — одни из самых высоких и крутых гор в мире. Тем не менее инки и предшествующие им цивилизации собирали урожай с крутых склонов Анд и прерывистых водных путей. Они вывели устойчивые сорта сельскохозяйственных культур, таких как картофель, лебеда и кукуруза. Они построили цистерны и оросительные каналы, которые змеились и изгибались вниз и вокруг гор. И они вырезали террасы на склонах холмов, постепенно круче, от долин вверх по склонам.На пике цивилизации инков в 1400-х годах система террас покрывала около миллиона гектаров по всему Перу и питала огромную империю.

За века пришли в негодность цистерны, высохли русла каналов и заброшены террасы. Этот процесс начался, когда испанцы навязали свои собственные культуры и вынудили людей покинуть традиционные земли, чтобы заниматься сельским хозяйством и добычей полезных ископаемых для конкистадоров. Местное население было опустошено войной и, что более важно, болезнями. По оценкам некоторых исследователей, около половины населения инков погибло вскоре после испанского завоевания.Большая часть традиционных сельскохозяйственных знаний и инженерного опыта была утеряна.

Призрак сельскохозяйственных достижений инков все еще омрачает Анды. Остатки древних террас выглядят как зеленые линии на горах. Бывшие оросительные каналы вырезают в земле ложбины. Сегодня в уголке Анд люди вдыхают новую жизнь в древние практики. Вдохновленные недавними археологическими исследованиями, они восстанавливают террасы и ирригационные системы, восстанавливают традиционные культуры и методы посадки.Они делают это отчасти потому, что сельскохозяйственные методы инков более продуктивны и более эффективны с точки зрения использования воды. Но эти современные фермеры также верят, что методы инков могут предложить простые решения, которые помогут защитить продовольственные запасы общин перед лицом изменения климата.

Археолог Энн Кендалл начала изучать террасы в районе Куско в Перу в 1968 году. Она намеревалась сосредоточиться на архитектуре инков и каменной кладке, но вскоре ее очаровали сухие русла каналов и террасы, которые манили со всех концов долины.«Я думала о проблеме, связанной с тем, что у местных жителей не было воды и они не возделывали эту [сельскохозяйственную систему]», — говорит она. Она вспоминает, как подумала: «Если бы только можно было изучить традиционные технологии и реабилитировать все это в Андах, было бы замечательно».

Она решила изучить развитие и технологии сельскохозяйственных систем инков с целью их восстановления. За прошедшие годы она узнала, как строители инков использовали камни разной высоты, ширины и угла наклона для создания наилучших сооружений, водоудерживающих и дренажных систем, а также как они засыпали террасы землей, гравием и песком.

В 1600-х годах Гарсиласо де ла Вега, сын отца-конкистадора и дворянки инков, описал систему террас инков в Королевские комментарии инков : «Таким образом, весь холм постепенно возделывался, платформы сглажены, как ступени на лестнице, и вся обрабатываемая и орошаемая земля используется».

Кендалл обнаружила, что террасы выравнивают площадь посадки, но у них также есть несколько неожиданных преимуществ.Каменные подпорные стены нагреваются в течение дня и медленно отдают это тепло почве, когда температура ночью падает, сохраняя чувствительные корни растений в тепле иногда морозными ночами и продлевая вегетационный период. По словам Кендалла, террасы чрезвычайно эффективно сохраняют скудную воду из дождевых или оросительных каналов. «Мы выкопали террасы, например, через полгода после орошения, а внутри они все еще влажные. Так что, если у вас засуха, это лучший из возможных механизмов.«Если бы почва не была смешана с гравием, — отмечает Кендалл, — то во время дождя вода попадала бы внутрь, почва расширялась и выдавливала бы стену». Кендалл говорит, что террасы инков даже сегодня являются, вероятно, самыми сложными в мире, поскольку они основаны на знаниях, накопленных за 11 000 лет земледелия в этом регионе.

За последние три десятилетия, используя археологические данные о строительстве террас и ирригационных систем, благотворительная организация Cusichaca Trust, основанная Кендаллом в 1977 году, реабилитировала и оросила 160 гектаров террас и каналов в долине Патаканча, недалеко от Куско.Проект удался: он улучшил доступ к воде и сельскохозяйственное производство, а местные семьи сегодня поддерживают постройки. Уроки долины Патаканча теперь используются для восстановления сельскохозяйственных систем инков в других районах Перу.

Стук молота по камню раздается в отдаленной долине в регионе Апуримак. Рабочий из близлежащей деревни размахивает молотком и откалывает края от массивного камня, который втащили в русло древнего ирригационного канала.Этот камень сформирует одну из стен отремонтированного канала. Он и полдюжины рабочих уже месяц вкалывают и восстановили около трети русла.

Работа является частью двухлетнего проекта по смягчению последствий изменения климата. Кендалл и ее местные партнеры в Cusichaca Andina (независимая перуанская некоммерческая организация, созданная в 2003 году) начали свою деятельность в отдаленных регионах Апуримак и Аякучо, потому что хотели выйти за пределы Куско. Район покрыт террасами, большинство из которых не использовалось веками.Он также был центром силы Sendero Luminoso, или Сияющего пути, в 1980-х и начале 1990-х годов. Многие местные жители бежали от партизан, бросая фермы и покидая этот район с небольшим опытом ведения сельского хозяйства.

Точный возраст этого конкретного канала не установлен, но Адрипино Джайо, региональный директор Cusichaca Andina, который возглавляет реставрацию при финансовой поддержке Всемирного банка, считает, что он использовался для отвода воды из близлежащего источника, возможно, с тех пор, как время Вари, чья цивилизация распространилась по Андам за сотни лет до империи инков.

Инструкторы из Кусичака-Андина обучили жителей тому, как отремонтировать канал с использованием местных материалов, которые дешевле бетона и позволяют избежать необходимости импортировать материалы из города. Один рабочий взмахивает киркой, чтобы вырезать грязь, а затем отбрасывает ее лопатой. Другой рабочий равномерно укладывает камни по сторонам канала. Они используют местную глину, чтобы заполнить промежутки между валунами и вдоль земляных берегов. Когда она затвердевает, глина становится водонепроницаемой.

Пожелтевшие стебли кукурузы, лебеды и амаранта драпируют и затемняют уже отремонтированные каменные стены.С сентября по декабрь прошлого года местные рабочие восстановили 54 га террас. К весне 2012 года бригады надеются восстановить почти две мили оросительных каналов.

В нескольких ресторанах, которые можно найти в близлежащих деревнях, рис, привозимый грузовиками из городов и с побережья, предлагается чаще, чем местная лебеда. Джайо цитирует обычный городской рефрен, который может помешать тем, кто живет в горах, праздновать собственную щедрость: киноа едят только бедняки. Во второй половине 1900-х годов, когда отдаленные горные города получили все более широкий доступ к радио, телевидению и связи с городами, местные культуры потеряли популярность.

Но местные зерна более питательны и лучше подходят для андской земли и климата. Поэтому Cusichaca Andina провела обучающие кампании и раздала семена киноа, кукурузы и амаранта. Семена были посажены на площади более 45 гектаров, и теперь они используются в качестве демонстрационных площадок, чтобы показать, как традиционные методы ведения сельского хозяйства, когда кукуруза, лебеда и кабачки высаживаются вместе, а не на отдельных участках, могут дать лучшие результаты, поскольку культуры симбиотически защищают и питают друг друга.

Организация также занимается спасением семян и сортов, которым угрожает исчезновение, таких как хуана, горький сорт картофеля, устойчивый к граду, морозу, засухе и обильным дождям. После замачивания в течение нескольких дней и заморозки на ночь на открытом воздухе, чтобы удалить горечь, картофель высушивается и может храниться годами.

Джайо подчеркивает силу и устойчивость этой культуры: «Сейчас, когда мы столкнулись с кризисом изменения климата, стоит восстановить такие культуры.Клементе Утани, мэр близлежащего города Помакоча, акцентирует внимание на историческом значении работы Кусичаки, говоря: «Мы восстанавливаем то, что потеряли от наших предков».

Подобные подходы могут иметь решающее значение для бедных перуанских фермеров. Изменение климата уже повлияло на таяние ледников и сезонные дожди, являющиеся ключевыми поставщиками воды. Количество дождей уже уменьшилось, перепады температур стали более экстремальными, а ледники Перу сократились примерно на 20 процентов с 1970-х годов.

Потребность в сохранении водных ресурсов и развитии сельского хозяйства намного превышает усилия и доступное финансирование, говорит Джайо. Но идея, кажется, приживается. Министерство окружающей среды Перу в недавнем отчете для Рамочной программы Организации Объединенных Наций по изменению климата подчеркнуло важность таких методов, как восстановление разнообразных местных андских культур и восстановление инфраструктуры доиспанской ирригации.

«Сначала люди думали, что я немного помешан на своих террасах, — со смехом говорит Кендалл, — но теперь это слово встречается повсюду в Перу.И не только в Перу. Анды простираются от Венесуэлы и спускаются по Южной Америке до Аргентины и Чили. Кендалл говорит, что в некоторых странах есть террасы, которые обслуживаются, и группы в Боливии и других странах проявляют интерес к изучению опыта реабилитации Кусичаки.

Горные регионы по всему миру имеют историю террасирования. Кендалл выступила на конференции по террасированию на юге Китая в 2010 году. Она и 50 экспертов поехали на автобусе, чтобы осмотреть обширные орошаемые рисовые террасы и встретиться с фермерами.Однако это не те сухие горные террасы, которыми занимается Кендалл. Но через окна автобуса Кендалл увидел следы сухих террас, окаймляющих холмы и склоны гор, в основном заброшенных и покрытых растительностью — террас, потенциально созревших для восстановления.

Сельское хозяйство инки История Южной Америки

Рекомендуемые видео

Инновационные технологии, лежащие в основе инков

В конечном счете, андены, склады и кипу помогли инкам неуклонно расширять империю, которая в конечном итоге стала господствовать на огромной территории Южной Америки, охватила 12 миллионов человек и создала величественные цитадели, такие как Мачу-Пикчу.

Но прибытие испанских конкистадоров в 16 веке вызвало свержение инков и упадок анденов. Колониальное насилие, эпидемии европейских болезней и насильственное перемещение опустошили коренное население центральных Анд. Были введены европейские культуры и методы ведения сельского хозяйства, которые быстро распространились по всему региону.

Тем не менее, несмотря на то, что многие андены были заброшены или пришли в упадок, они никогда не исчезали полностью. Опираясь на знания, передаваемые из поколения в поколение, многие андские фермеры продолжают использовать их сегодня, и, хотя путешественники часто упускают их из виду, они остаются обычным явлением в таких местах, как Исла-дель-Соль и более широкий регион Титикака, Священная долина недалеко от Мачу-Пикчу, и каньон Колка на юге Перу, трещина, вдвое превышающая глубину Гранд-Каньона.

В последние годы возобновился академический интерес к анденам как к форме устойчивого сельского хозяйства, которая может помочь миру справиться с климатическим кризисом, нехваткой воды и эрозией почвы. Продовольственная и сельскохозяйственная организация ООН, например, описывает традиционную андскую культуру как «один из лучших примеров адаптации и знаний фермеров к окружающей среде» и подчеркивает ее устойчивый подход к землепользованию, управлению водными ресурсами, защите почвы и биоразнообразие сельскохозяйственных культур.

Спустя четыре с половиной тысячи лет после своего появления террасные поля Анд кажутся опережающими свое время.

Чудеса древней инженерии — это сериал BBC Travel, вдохновленный уникальными архитектурными идеями или гениальными конструкциями, построенными цивилизациями и культурами прошлого по всей планете.

Присоединяйтесь к более чем трем миллионам поклонников BBC Travel, поставив нам лайк на Facebook или подпишитесь на нас в Twitter и Instagram .

Если вам понравилась эта история, подпишитесь на еженедельную рассылку новостей bbc.com под названием «The Essential List». Подборка историй из BBC Future, Culture, Worklife и Travel, доставляемых на ваш почтовый ящик каждую пятницу.

Прочитать Возрождение праздной дворянки — Дорога цветов

Она была внебрачной дочерью семьи Гу из города N и мрачной трусихой в глазах всех.
Она была непревзойденным гением в мире финансов, контролируя рынок так, как будто могла предвидеть будущее.
Она была наследницей древнего врачебного искусства, исцеляла раны и наращивала плоть на костях с помощью одной золотой иглы.
Легенда древнего мира боевых искусств, богиня индустрии развлечений, мастер китайского искусства…
Она была ослепительна и талантлива, но также крута, расчетлива и отстранена!
Ее происхождение было загадкой…
По мере того, как ее происхождение постепенно раскрывается, посмотрите, как она берет на себя ответственность и вписывает блестящую страницу в историю!
В прошлой жизни ее семья превратила ее в брошенную дочь, и теперь, когда она переродилась, она сделает все возможное, чтобы изменить судьбу себя и тех, кто ей небезразличен, хвастаясь и общаясь с ней. враги как мухи на пути.

Он был таинственным и величественным, загадкой, сильнейшим в древнем мире боевых искусств.
Он был лидером таинственной организации в Китае, хладнокровно убивал, не моргнув глазом.
Когда крутое и загадочное встречается с хладнокровным, смотрите, как разворачивается шоу!

«Мисс, я вижу, у вас на лбу тень, и в будущем вас ждет несчастье».
«…Позвольте мне сказать вам, что это моя мама, а не ваша, так что вам лучше не появляться перед ней! Мне очень легко заставить человека исчезнуть в этом городе…”
Вскоре перед ней с улыбкой стояла красивая Мисс Гу. «Я даже никогда не смотрел вашей семье в глаза, но… Эта имперская столица — моя территория!»

Цитаты г-на Цзяна:
Ты отвечаешь за то, чтобы быть красивой и хорошо проводить время, я отвечаю за обеспечение семьи.
Мне нравится она, а не тот, кто похож на нее, и кто ведет себя, как она. Я не буду любить никого, если это не она!
Если ты запугиваешь ее, я это сделаю…Уничтожить этот мир…

TLDR: путь женщины к величию после случайного приобретения системы.

В ролях Испанская принцесса против. Реальные люди

  • Премьера второго сезона сериала «Испанская принцесса » на канале Starz состоится в воскресенье, 11 октября.
  • Сезон из 8 серий рассказывает о бурной свадьбе Екатерины Арагонской (Шарлотта Хоуп) и короля Генриха VIII (Руари О’Коннор).
  • Вот как актерский состав Испанская принцесса сравнивается с их реальными коллегами, от Кэтрин до Маргарет Поул.

    По большей части актерский состав второго сезона Испанская принцесса будет выглядеть знакомым поклонникам исторической драмы. Естественно, Шарлотта Хоуп и Руаири О’Коннор возвращаются в роли Екатерины Арагонской и короля Генриха VIII, раздосадованной центральной пары шоу.

    Но среди второстепенных персонажей Испанская принцесса произошла значительная смена персонажей. К концу первого сезона король Генрих VII (Эллиот Коуэн), королева Елизавета Йоркская (Александра Моэн) и грозная Маргарет Бофорт (Гарриет Уолтер) умерли, оставив янтарно-волосый дуэт сериала, чтобы править как король и Королева Англии без особого присмотра взрослых.

    По сути, 2 сезон сериала Испанская принцесса — это история взросления с высокими ставками. «В начале 2 сезона Кэтрин и Генри — кучка дерзких подростков. Они захватили замок. Устраивают вечеринку в центре мира. Что может пойти не так?» Создатель Сара Фрост рассказывает OprahMag.com. «Они узнают на собственном горьком опыте, что чертовски многое может пойти не так — и быстро».

    Джейсон Белл

    Во втором сезоне сериала «Испанская принцесса », в котором подробно рассказывается обо всем, что идет не так у Кэтрин и Генри, часто бывает больно смотреть.Пытаясь произвести на свет наследника престола, Екатерина теряет нескольких детей. «Иногда травма сближает пару. Иногда она их разлучает. Это то, что может их разрушить», — говорит Фрост о проблемах пары во втором сезоне.

    Как и Кэтрин и Генри, большинство других персонажей Испанская принцесса основаны на реальных исторических личностях. Вот как актеры второго сезона сериала «Испанская принцесса » сравниваются с их реальными коллегами.

    Шарлотта Хоуп в роли Екатерины Арагонской

    Старз/Гетти

    Шарлотта Хоуп, наиболее известная по роли Миранды в сериале «Игра престолов », олицетворяет главную героиню исторической драмы. Став королевой Англии, Кэтрин выходит замуж за принца Артура (Ангус Имри), а затем за его младшего брата Генриха, прежде чем, наконец, занять трон. Она была первой из шести жен короля Генриха VIII.

    В беседе с OprahMag.com Хоуп предупреждает, что 2 сезон сериала «Испанская принцесса » будет особенно мрачным, особенно из-за того, что у ее героини случаются выкидыши. «Мне довольно тяжело на это смотреть. Я знаю, что на самом деле это не игра. Я знаю, что в этих сценах я была в довольно мрачном месте», — говорит Хоуп.

    Как и на постере второго сезона, Кэтрин действительно носила сделанные на заказ доспехи на поле боя в Шотландии, созданные для ее беременного живота. «Не было даже обсуждения — Мэтью просто сказал: «Я знаю, что это за постер», — вспоминает Фрост.Грэм рассказал OprahMag.com, что образ был вдохновлен обложкой Vanity Fair Деми Мур, на которой она позировала обнаженной во время беременности.

    Руари О’Коннор в роли короля Генриха VIII

    Старз/Гетти

    Ирландский актер Руари О’Коннор играет Генриха VIII, одну из самых известных фигур в истории. «Все считают его психопатом, который отрезает женщинам головы, — говорит Грэм. Правивший с 1491 по 1547 год король Генрих VIII наиболее известен тем, что женился на шести женщинах и положил начало протестантской Реформации.

    Несмотря на то, что во втором сезоне показаны вспышки паранойи Генриха VIII, создатели T Испанская принцесса хотели дать более тонкий взгляд на безумного короля. «Мы хотим показать, что за всем этим стоял молодой человек. Человек большой страсти, любви и образования», — говорит Грэм.

    Лаура Кармайкл в роли Маргарет Поул

    Старз/Гетти

    Вы, вероятно, знаете Лору Кармайкл как Эдит в Аббатство Даунтон , но в Испанская принцесса она Маргарет Поул, графиня Солсбери, дворянка, пытающаяся пройти через коварное место, которым является Тюдоровский двор.Небольшой список несчастий Маргарет: она осиротела в возрасте 5 лет, ее брат был казнен за то, что представлял угрозу королю Тюдоров, и, наконец, ее собственная смерть по неестественным причинам в возрасте 67 лет.

    Слово о совет? Не гуглите Маргарет Поул, если не готовы грустить. Скажем так, дворянку ждет судьба, аналогичная двум женам Генриха VIII.

    Джорджи Хенли в роли Маргарет Тюдор, королевы Шотландии

    Старз/Гетти

    В детстве Джорджи Хенли прославилась как Люси Певенси в фильмах « Хроники Нарнии ».Сейчас 25-летняя Хенли перешла от роли вымышленных принцесс к реальным королевам. Маргарет Тюдор была сестрой короля Генриха VIII и правила как королева Шотландии с 1503 по 1513 год. Забавный факт: она была бабушкой как Марии, королевы Шотландии, так и второго мужа Марии, лорда Дарнли.

    Сай Беннетт в роли Марии Тюдор, королевы Франции

    Старз/Гетти


    Сезон 2 сериала Испанская принцесса расширяет сферу действия, чтобы сосредоточиться на сестрах Генриха VIII, которым суждено самим стать монархами через брак.Хотя Мэг была представлена ​​​​в первом сезоне, Мэри Тюдор в сериале новичок. Обратите внимание на ее флирт с Чарльзом Брэндоном (Джордан Ренцо) — в реальной жизни они поженились после смерти первого мужа Марии, короля Франции Людовика XII.

    Филлип Камбус в роли Томаса Вулси

    Старз/Гетти

    Если вы читали « Волчий зал » Хилари Мэнтел, то вы уже знакомы с той властью, которой обладал Томас Вулси как близкий советник Генриха VIII и высокопоставленная фигура в католической церкви. В конце концов, Вулси попытается — и потерпит неудачу — договориться об аннулировании брака Генриха с Екатериной Арагонской. Но когда сезон 2 из Испанская принцесса открывается, он все еще выясняет свои отношения в суде.

    Стефани Леви-Джон в роли Лины де Кардоннес

    Джейсон Белл

    О настоящей Лине, фрейлине Екатерины Арагонской, известно немногое, но она определенно существовала. Через персонажей Лины и ее мужа, Овьедо, Испанская Принцесса дает представление о жизни цветных людей в Тюдоровской Англии.

    «Сыграть чернокожую женщину, и не просто подчиненную чернокожую женщину, а чернокожую женщину, занимающую свое место при дворе, — это такая честь. Потому что я никогда не видел изображений чернокожих в то время. период я ​​не думал, что у нас есть место в этой части истории», говорит Леви-Джон. «Это вдохновило меня узнать больше о своей истории».

    Аарон Кобэм в роли Овьедо

    Джейсон Белл

    Историческая личность, вдохновившая Овьедо, была арбалетчиком и практикующим мусульманином. Во втором сезоне сериала Испанская принцесса Овьедо поднимается по служебной лестнице как верный солдат короля Генриха VIII.

    Лина и Овьедо — объективно очаровательная пара, особенно по сравнению с Екатериной и Генрихом VIII, чей брак переносится в этом сезоне. «Лина знает, что у нее хороший партнер. Овьедо вполне современный человек. Он очень уважает Лину. Люди во всем мире хотели бы найти партнера, который любит, уважает и слышит их», — говорит Леви-Джон в интервью OprahMag.ком.

    Этот контент импортирован из {embed-name}. Вы можете найти тот же контент в другом формате или найти дополнительную информацию на их веб-сайте.


    Чтобы узнать больше подобных историй, подпишитесь на нашу рассылку .

    Этот контент создается и поддерживается третьей стороной и импортируется на эту страницу, чтобы помочь пользователям указать свои адреса электронной почты.Вы можете найти дополнительную информацию об этом и подобном контенте на сайте piano.io.

    Плакаты дворянки | Redbubble

    Теги:

    леди Годива Джон Коллиер c1897 Герберт художественная галерея музей графиня мерсия старая годгифу дворянка легенды легенды 13 век ехал голая длинные волосы улицы Ковентри ремиссия репрессивное налогообложение налоговые налоги муж наложил арендаторов подглядывание вуайерист ездить верховая езда пораженные слепые ослепленные мертвые лошади лошади история рассказы сказка, небеса небеса небесный рай странный странно странный возьми меня к своему лидеру далеко за пределами нашего понимания космос космическая вселенная универсальная галактика галактики мир планеты планеты миры лазеры лазеры лучи лучи лучи сияющий Том Хилл, тайные секреты скрытное сокрытие похищение похищение похищение банда похищений банды лодка лодки захват захватывает тюрьма тюрьмы заключенный заключенные заключать в тюрьму заключенный в плен эмоции эмоции эмоциональное настроение угрюмый том хилл, астрономия астроном астрономы астрология астролог астрологический зодиак шаман шаманы гороскоп гороскопы дата рождения рождения небесная широта долгота эклиптика будущее будущее преди cts предсказывает пророчество предсказанное предсказание том хилл, сухой юмор юмористический веселый веселье смешные приколы мультфильмы мультфильмы комикс комиксы комик комики смеются смеются смех развлечение развлекаются забавно хихикают хихикают шутка шутки шутник шутит саркастический сарказм дразнить тизер том хилл, спорт спорт спортивный спортсмен спортсменка спортивная команда команды спортсмен спортсмены легкая атлетика выступление футбол футболист футболисты конкурентоспособные соревнуются соревнуются конкурент конкуренты соревнования соревнования том хилл, преступные преступления уголовный преступник вне закона преступники вне закона незаконный закон законы законно законно плохо плохо яд яды отравлен ядовитый токсический токсичность опасность опасности опасно здоровье здоровый предупреждать предупреждает предупреждение предупреждения копать копает копать том холм, британский великобритания великобритания великобритания великобритания британцы британцы gb острова блайти англия английский лондон юнион джек флаг флаги юг северо-восток запад америка американцы американцы сша сша сша соединенные штаты звезды и полосы прапорщики прапорщики том хилл, работа работает w orker работники работали трудящиеся народы иммигранты иммигранты иммиграция структуры структуры мастерство навыки искусный искусный противник терпеть терпит терпит терпит выносливость усилие результат результаты развлекает развлекает развлечение, женщина мужчина мужчины мужчины мужчины его его мужская женщина она ее девушка девочки дамы дамы женский феминизм женщины младенец младенцы детские питомники милые добрые приключения приключения авантюрный мальчик мальчики ребенок дети дети дети дети том хилл, фото фото фото фотографии фотографии могучая сила мощный мощно вычислить компьютер компьютеры вычисления медитировать безжалостный взламывать хакеры хакер хакеры взламывать тревожный тревожный огорчающий огорчающий том хилл, гений гении гениальный одаренный ученый умный умнее интеллигентный интеллект интеллект вдохновляет вдохновляет вдохновляющий вдохновенный вдохновитель вдохновляет вдохновляющий классика классика классический классически обученный ностальгия ностальгический, политика политический политик политики политический политик депутат член парламента парламент конгресс конгресс страна страны дом родина национальный гимн нации гимны флаги флаги гордость гордый прапорщик прапорщики том хилл, наука науки ученый ученые физик физик физики квантовая механика химик химия химик химия атмосфера атмосфера знание знает знает умный умный интеллигентный интеллект интеллект том хилл, трепет удивительная красота прекрасный шедевр шедевры великолепные изображают изображает изображения изображенное изображение жизнь живая жизнь живая жизнь прожитая эмоция эмоции эмоциональное настроение угрюмая атмосфера атмосферная смесь смешанный том хилл, математика математика математика математика арифметика сложение сложение деление сумма сумма ответ равно вычитание формула вычитания уравнение уравнения философия философ философы бери бери бери безопасно безопасность том хилл, сказки сказки рассказывают рассказывают мастерство навыки опытный умелый удача невезучий удачливый играть играет игрок игроки играют играли графический графика дизайн дизайн s разработан дизайн дизайнер дизайнеры день рождения одаренный том хилл, смешанный смешанный цвет цветной цветной красочный цвет цветной цветной цветной цветной цветной окраски раскраска радуга радуга черный белый силуэт силуэты наброски очертания вселенная универсальный привет свет огни класс классы улучшают усиленный, кино фильмы фильм фильм телевидение телепередачи шоу театральные постановки популярная индустрия бродвей режиссер продюсер сценарист театральный театр театры празднование празднование празднование празднует знаменитости знаменитости том хилл, старый винтаж антиквариат ретро средневековая история истории исторические древние времена прежде умный умный знать знает интеллигентный интеллект интеллект интеллектуальный мысль мысли мыслитель мыслители думают думает думает мышление цитирует цитирует цитирует , символ символы символическая символика знак знаки вывески сигнальные сигналы реклама реклама реклама реклама продвигать продвижение акции продвижение логотип логотипы время добираться пригородные пригородные пригородные пригородные поездки оружие оружие нс том хилл, игра геймер геймеры игровые игры мечтать мечтать мечты мечтатель мечтатели мечтали общаться общается общение общались коммуникатор коммуникаторы связь мода мода модница модница, икона иконы знаковые мудрая мудрость гордая гордость ветеринары ветераны ветераны техника приемы технические технологии технологии технологии палочки знаки отличия патч патчи эмблема эмблемы регалии униформа униформа том хилл, тайна тайны таинственные мифологии мифология миф мифы мифическая магия волшебный волшебник волшебник ведьма колдун знахарь вопрос вопросы сомнительный под сомнение бунт бунт восстание восстание том хилл, король королевство королевства королевы королевы короны короны королевские особы королевские особы принцы принцы принцессы принцессы er hr правило правила правящий правитель правители величие величества помпезность церемония традиция традиции традиционная страна страны том холм, могила могилы кладбище погребенная гробница могилы загробная жизнь после жизни пожиратель пожирает пожирает пожирает приказ ка дух духи духовные энергичные мертвецы смерть смерть умирают смертельно умирающие суждения суждения судят судьи жетоны жетоны, медитация медитирует медитация медитации медитация вера убеждения верующие подземный мир сердца проклятия проклятия проклятия проклятия злой дух истинные истины истина правдивая археология археолог археолог том хилл, патриот патриоты патриотический патриотизм правительства правительство время время путешествия путешествия путешествующий путешественник путешественники билеты билеты коммутируют пригородных пригородных пассажиров транспорт перевозится партнер партнеры романтика романтическая любовь, кто что когда где почему как живет жизнь жил писатель пишет пишет пишет пишет писатель писатели цитируют цитаты цитирует предшественник предшественники хороший плохой мир земной шар глобальные свободы свобода мотивация мотивация мотивация мотивация том хилл, племя племена племена истинные истины истина правдиво правдиво собирать коллекцию коллекций собранных коллекционеров коллекционеров собирающих чудесные формы жизни улучшить e nhanced перья преобразование пера преобразует преобразование преобразование, вычислить расчет пропаганда крест кресты перекрещенные перекрестки заранее продвигать продвинутые визиты посетить посетитель посетители в гостях посетили папа понтифик папы папы меры меры погода погода протест протестующие протестующие протестующие протестующие, таты татуировки татуировки татуировки татуировщики инженер двигатель двигатели инженеры инженеры инженеры инженеры инженеры тепло отопление вентиляция вентиляция вентиляция вентиляция кондиционер кондиционирование прохладный теплый жар свежий потный наслаждайтесь наслаждением том холм, ветер ветры дождь дожди муссон потоп паводки наводнения подъем моря ледники ледник арктический антарктический ледяной керн состояние кондиционирование воздух парниковый эффект двуокись углерода загрязнение СО2 загрязнения загрязнители загрязнители загрязнители загрязнители творение творения творческие креативы создание созданный создатель создатели создают создает мастера мастера нарисованные краски краски художник нарисованные картины картины детский сад малыш малыши вера вера верный фа полностью готический готический готический том хилл, напугать страшно пугать напуганный страх страхи испуг испуг ужасный пугающий пугающий ужас ужасный ужас страшный страх фобии ужасный ужас ужас ужас ужас ужас ужас крик крик крик крик крикун крик Том Хилл, оригинальные оригиналы народные сказки народные феи сказки сказки басни легендарные истории рассказывают рассказывает рассказанный создатель делающий делающий делает искусство художник художник художественный художественный краска краски художник живописец рисующий нарисованный туз тузы шар шары том хилл, культура культура культивированные культуры теряю утрату теряю теряю рыхлую текстуру текстуры текстурированные суеверия суеверия жуткие имена имена названные авторы авторы бесконечная бесконечность достигают достигнутых достижений достижения том хилл, шотландец шотландцы шотландия шотландия шотландия сепаратизм акварель колорист новый современный авангард ваять ваяет скульптуры скульптуры скульптор скульпторы движения движения архитектура архитекторы архитектор экипаж экипажи экипаж Том Хилл, Иисус Христос лорд сын бог спаситель христианин христиане христианство отец сын и святой дух святость жертва принесенный в жертву новый завет писание писания хорошая книга каноническая любовь любит любимый любовник любовники религиозная религия религии том хилл, молиться молиться молиться ученик ученики двенадцать 12 Иуда искариот апостол апостолы пророк пророки пророчествуют пророческий ветхий завет боги божество божества богиня богини акт поклонения поклоняющийся поклоняющийся библейский библейский антихрист убить убивает убийство убийца убийца опустошение опустошение вампир вампир ревенант ревенант травление откровение откровение чума чума болезни болезни ад ад адес дьявол дьяволы демоны демоны дикий зверь звери том хилл, владимир владимирович путин лидер лидеры кгб премьер-министр cik действующий президент президенты диктатор диктаторы коммунизм коммунист коммунисты коммунисты советские советы ссср красные красные государство серп и молот социалистические республики том хилл, наступление наступление воин войны войны воины воины воинственная война военное время воюющие боевые действия комбатанты нападение нападение боевые действия боевые действия боевые действия истребители истребители силы стрелять побеги стрельба стрелять храбрый храбрость том хилл, вооруженная армия армии солдаты солдаты вторая мировая война вторая мировая война 2 солдата солдаты пехота пехота армия армии вооруженные войска войска морские пехотинцы родина родина национальная нация нации гимн герой герои героические легенды легендарные инопланетяне инопланетяне инопланетяне инопланетяне ufo ufos uap uaps уфологи уфолог летающие тарелки тарелки неопознанные летающие объекты сканирование объектов сканы скан сканер земля земной земляне земляне небеса небеса том хилл, ввс муха мухи прилетели летающий флаер прилетели полет самолет самолеты самолеты летный экипаж небо крылья рондел медальоны раф командир командиры крыло пилот пилоты пилотирование экипаж самолета аэропорт аэропорты взлетно-посадочная полоса мечи меч том хилл, египет египтяне царь короли тут тутанхамон тутенхамен тутенхамон фараон фараоны богатый богатство сокровища сокровища су н бог книга книги живой образ атена сцена суда книга мертвых обряд обряды ритуальные ритуалы ритуальные том холм, сад сады садоводство садовник садовники зеленая теплица газон цветок цветы цветение цветение цветет красота красиво созерцать созерцание прогулка прогулки прогулки в улучшении улучшает улучшения улучшение том холм , королевский флот паруса паруса парусный спорт матрос матрос моряк моряки лодка лодки корабль корабли доставка отправлено море моря океан океаны абордажный топор военно-морской флот военно-морской флот метательные инструменты инструмент примитивный этнический абориген аборигены торговля торговля торговец трейдеры Том Хилл

    FROST- Jotun Chronicles #1 — Fireside Surprise

                                        
                                               

    Лиф выглядел злее, чем я когда-либо его видел, и я хотел сказать «нет».Что-то мне подсказывало, что он не собирался драться честно. Возможно, он не убьет меня перед комнатой, полной людей, но я мог видеть, как он сильно ранит меня и выдает это за несчастный случай. В данный момент он явно был не в здравом уме.

                    Я посмотрел на часы. Был только полдень. «Я не могу, королева сказала, чтобы я встретил Эрика в библиотеке на уроках истории, он будет интересоваться, где я». Это была частично ложь. Сначала я должен был пойти на обед, а потом в библиотеку.Технически я мог остаться и драться, но у меня не было намерения позволить ему нанести мне удар.

                    Лиф шагнул вперед, схватил меня за рубашку, скрутил ее и притянул ближе, чтобы зашипеть мне в лицо. — Ты не подчиняешься моему прямому приказу?

                  Злость заставила меня огрызнуться на него: «Я подчиняюсь Королеве, как и вы должны», — я гордился твердостью своего голоса.

                    Взлом! Его рука ударила меня по щеке, и от удара моя голова отлетела в сторону.Единственная причина, по которой я не пошатнулся, заключалась в том, что Лиф схватил меня за рубашку. Моя щека тут же начала пульсировать, но я был слишком ошеломлен, чтобы издать сдавленный всхлип от боли. Он только что ударил меня ! Одно дело быть подрезанным в нашем рукопашном бою, но по сути он просто ударил меня, сука, из ниоткуда. Я попыталась сморгнуть слезы, глядя на него. Он навис надо мной, его голос был низким и угрожающим,

                    «, , никогда не думайте читать мне лекции о Королеве.Она моя мать, а не твоя. Когда ее увлечение вами исчезнет, ​​вы перейдете черту, и она просто прикажет вас казнить, судьба, которую до вас постигли многие. Не обманывайтесь ее добротой. Она холоднее, чем ты думаешь. Он выпустил мою рубашку, оттолкнув меня назад, и мне едва удалось удержаться на ногах, все еще чувствуя головокружение от удара.

                    Он отвернулся и бросил мне через плечо: «Давай, если ты слишком труслив для матча-реванша.

                    Я отказался клюнуть на приманку и вместо этого направился к двери. Я протиснулся через нее в коридор, почти ослепший от слез боли и ярости. Я так его ненавижу. Хотел бы я, чтобы он упал на свой дурацкий меч и заколол себя! Слуги проходили мимо меня, когда я спешила по коридорам, но я смотрела прямо перед собой, не желая видеть, заметили ли они мои слезы. Что-то вырисовывалось на моем пути, заставляя меня посмотреть вверх. Там стоял слуга, выше обычного, угрюмо глядя на меня.Ее лицо было испачкано грязью, а волосы спутались, но я узнал темно-синие глаза и царственную манеру, в которой она все еще держала себя.

                    – Эдда, – я остановился и оглядел ее. Она была едва отличима от гордой дворянки, которую я впервые встретил, одетой в тусклые лохмотья.

                                                                                                                                                        .

                    Как будто ей не все равно .Я бросил на нее подозрительный взгляд: «Верно».

                    «Принц Лиф доставляет вам неприятности, я слышал». Она ядовито улыбнулась мне: «Говорят слуги».

                    Я молча посмотрел на нее, думая, не проскользнуть ли мне мимо нее.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.