Индейцы история: ИНДЕЙЦЫ — информация на портале Энциклопедия Всемирная история

Содержание

история индейцев от исхода с небес до холодной войны

Однако у названия книги есть и еще один, более серьезный смысл. Он акцентирует внимание читателя на том положении, в котором индейцы пребывали на протяжении последних пяти веков, и по сравнению с периодом расцвета их аутентичной культуры это положение, конечно, крайне незавидно. В предисловии об этом сказано: «Современные индейцы Северной Америки — индейцы без томагавков — самые бесправные и обездоленные граждане двух самых богатых капиталистических стран мира — США и Канады; они — самая нищая, наиболее дискриминируемая этническая группа среди всех этнических компонентов американской и канадской наций».

Исход из небесной страны

Книга начинается с красивого предания, часть которого вынесена на суперобложку — это легенда племени варрау, которая проливает свет на происхождение индейцев:

«Давным-давно, в начале существования человеческого рода, жили варрау в прекрасной стране, высоко над небесами. Кроме варрау, эту райскую землю населяли только птицы, на которых охотились юноши племени. И вот один из них, по имени Оконоте, преследовал как-то птичку. Выстрелил из лука, но стрела пролетела мимо цели. И исчезла. Искал, искал Оконоте стрелу и наткнулся на отверстие, в которое она провалилась. Заглянул он туда и увидел внизу нашу землю. Мир, изобилующий стадами диких кабанов, несчетным множеством ланей и иных животных: никем не тревожимые, они паслись и бродили по зеленым лесам и просторам саванн. Отверстие в небе оказалось достаточно широким, и Оконоте решил сплести из волокон хлопка лестницу, чтобы спуститься вниз

».

Вслед за героем с неба спустились все индейцы, и вскоре им пришлось пожалеть об этой авантюре. Самая толстая женщина племени, спускавшаяся последней, наглухо закупорила собой дыру и лишила свой народ возможности вернуться на небеса обетованные: рассудив, что риски спасательной операции слишком высоки, варрау решили оставить ее торчать как есть.

Вообще-то, в ходе повествования Стингл подчеркивает, что очень многие индейские предания в той или иной степени отражали реальность: так, в «Истории чичимеков», написанной христианизированным индейцем с чарующим именем дон Фернандо де Альва Иштлильшочитль, мы находим упоминания о четырех великих эрах, три из которых закончились катастрофами, уничтожившими жизнь на Земле.

Впоследствии археологические раскопки подтвердили, что минимум двум из этих мифических катастроф соответствовало то или иное стихийное бедствие.

Но вот история с женщиной, застрявшей в небесной дыре, на исторические реалии накладывалась довольно плохо, поэтому ответ на вопрос о происхождении индейцев пришлось искать совсем в других областях, о чем Стингл подробно рассказывает. Он условно разделяет свою книгу на три части, отсылая нас к названию одной из самых известных картин Поля Гогена: «Откуда мы пришли? Кто мы? Куда мы идем?». Как нетрудно догадаться, первый вопрос посвящен появлению людей в Америке, второй — собственно истории индейцев, а третий — их текущему положению и историческим перспективам.

Вопрос «Откуда мы пришли?» долгое время считался «кардинальным вопросом американистики» — науки, под которой сегодня чаще подразумевается изучение США, однако Стингл определяет ее как «науку об истории, материальной и духовной культуре индейцев». В период, когда книга была опубликована, на этот кардинальный вопрос уже был дан вполне однозначный ответ: предки индейцев пришли из Азии.

Сегодня, когда этот вывод был подтвержден при помощи генетики, палеонтологии и даже ядерной физики (речь о данных радиоуглеродного анализа, которому подвергли скелеты первых американских жителей), он кажется общим местом, однако мировая наука пришла к нему далеко не сразу — и Милослав Стингл не отказывает себе в удовольствии устроить читателю довольно остроумный экскурс в историю этого вопроса, полную курьезов и странностей.

Вообще говоря, к рассмотрению Азии как прародины современных индейцев ученые пришли методом исключения: еще век назад вариант с Австралией и Океанией казался куда более вероятным, чем гипотеза о том, что азиатские (по некоторым последним исследованиям — алтайские) предки индейцев преодолели невероятный путь сперва по обмелевшему Берингову проливу (точнее, по «Берингийскому мосту»), а затем по гигантскому коридору в огромном леднике, который тогда покрывал всю территорию сегодняшней Канады и северной части США.

Так или иначе, этот вопрос далеко не сразу стал рассматриваться с научной точки зрения. В колониальный период ответ на вопрос о происхождении индейцев было принято искать в Библии:

«Разве не говорится в писании, что после завоевания Палестины из Израиля было изгнано десять племен? Вскоре гипотеза об израильском происхождении американских индейцев нашла сотни поборников. <...> Пожалуй, наиболее яростным сторонником теории израильского происхождения индейцев был раввин Менас ибн Израэль, автор известного труда „Происхождение американцев”, вышедшего в 1650 году в Амстердаме и переведенного на десятки языков. Христианская Европа XVII века нещадно преследовала евреев. Погром следовал за погромом, и потому неудивительно, что исследование раввина о вновь открытой части света и ее обитателях было снабжено выразительным подзаголовком «Вот надежда Израиля».

Эта точка зрения была популярна до середины XIX века. Стингл пишет, что одним из последних ее ярких и авторитетных сторонников стал лорд Кингсборо, который на свои деньги издал десятки томов рукописей древней Мексики, стремясь с их помощью доказать, что индейцы были потомками израильтян. Кончилась эта затея очень плохо: Кингсборо потратил на свой издательский проект огромное состояние, разорился, попал в долговую тюрьму, заболел в ней тифом и умер. После этого попытки объяснить происхождение индейцев библейскими текстами как-то сошли на нет и уступили место, во-первых, чистой дилетантской эмпирике (Стингл с нескрываемым сарказмом пишет, как визуальные наблюдения и аналогии позволяли тем или иным уважаемым господам утверждать, что индейцы — потомки латышей и татар), а во-вторых, более основательным теориям, среди которых особо выделялось учение натуралиста Флорентино Амегино о том, что индейцы вообще ниоткуда не приходили, являясь потомками доисторических людей (протогомо), появившихся на этом континенте.

То, что на территории Америки не водится человекообразных обезьян, никого не смущало: некоторые исследователи и сторонники теории Амегино утверждали, что общим индейским предком была некая специальная обезьяна, не дожившая до наших дней — за ее останки в разное время принимали кости мелких приматов или древней свиньи, но искомую обезьяну так и не нашли.

Поэтому со временем теория о переселении из Азии развилась и заняла свое заслуженное место в мировой науке.

Najdejemouweoolowgooddullaolteedissuneega

Итак, предки индейцев вышли из Азии примерно 25 тысяч лет назад и постепенно, небольшими группами переходили по Берингийскому мосту, медленно, на протяжении тысячелетий, расселяясь по всей территории Северной и Южной Америки. Следующие десять тысяч лет не происходило ничего особенного, кроме территориальной экспансии: в этот период новоиспеченные индейцы не слишком отличались по уровню культуры от своих азиатских предков и занимались в основном охотой.

Затем неолитическая революция определила переход к земледелию, и постепенно на континенте возникли очаги удивительных культур, радикально отличавшихся друг от друга по уровню. Иллюстрируя эту разницу, Стингл пишет: «

Гениальный математик из племен майя — и едва умеющий считать представитель племен из джунглей восточной Бразилии. Философ и поэт ацтек — и примитивный охотник. <...> Когда появились первые европейцы, индейская Америка была необычайно разнолика».

Следующие несколько глав книги посвящены возникновению и развитию индейских культур и империй и появлению ценнейших архитектурных (пирамиды, маунды, скальные города и т. д.) и культурных (собственная письменность, поэзия, астрономия и философия) памятников. Приводить примеры нет смысла: во-первых, они слишком многообразны и разнородны, а во-вторых, головокружительные легенды о цивилизациях ацтеков или майя, известные многим из нас с детства, не так уж далеки от реальности.

Иллюстрируя степень этого культурного разнообразия, Милослав Стингл обращается к языковому аспекту. Так, в 1935 году чехословацкий лингвист Честмир Лоукотка насчитал только в Южной Америке 558 языков, входящих в 94 языковые группы. Стингл, правда, замечает, что многие из этих языков было бы правильнее классифицировать как диалекты, но даже при этом их количество поражает — ведь, скажем, во всей Европе насчитывается лишь несколько десятков языков и они довольно легко объединяются в немногочисленные языковые группы, в то время как у всех индейских языков вообще невозможно найти единый общий признак.

«Правда, — добавляет автор, — долгое время все лингвисты были убеждены, что индейские языки имеют полисинтетический характер. Вместо объяснения приведем пример. Мы взяли его из языка микмаков, обитающих на северо-востоке Северной Америки и принадлежащих к алгонкинской языковой семье. Если, к примеру, мик-мак хочет сказать вам: „Они собираются съесть свою пищу совместно”, ему достаточно для этого одного слова: „Najdejemouweoolowgooddullaolteedissuneega”».

Эта Америка — невероятная, высокоразвитая (Стингл отмечает, что в некоторые периоды средневековья индейцы во многих аспектах превосходили достижения европейцев) — доколумбова Америка. И ее открытие Старым Светом — важнейший водораздел, который естественным образом делит книгу на две части. Этот момент «официального открытия» автор описывает, основываясь на данных корабельного журнала Колумба. Причем особое внимание он уделяет описанию того впечатления, которое на мореплавателя произвела первая встреча с индейцами: о золотых украшениях, замеченных у некоторых из них, в журнале сказано едва ли не больше, чем о внешнем виде самих туземцев.

«Эти слова Колумба, — констатирует Стингл, — уже предвещают индейцам ад, о котором они и не подозревали».

Нетрудно догадаться, что следующие главы книги повествуют в первую очередь об этом аде.

Индейские племена

В приключенческих романах Фенимора Купера и Майна Рида, которыми большинство из нас зачитывались в детстве, индейцы предстают кровожадными необразованными дикарями. Однако всего на материке обосновалось более 2000 народностей со своей культурой, языком и обычаями. И различия между племенами были нередко кардинальными!


Откуда взялись индейцы

Существует масса гипотез, откуда в Северной Америке появились первые поселенцы. Одни учёные предполагают, что это потомки египтян, невесть какими морскими путями добравшиеся до соседнего континента. Другие выдвигают экстравагантную версию, что индейцы – потомки уцелевших после Троянской войны солдат. Исследователи исчезнувших колен израилевых настаивают на еврейских корнях.

Есть вариант, что люди заселили Новый Свет от 50 до 20 тысяч лет назад, придя из Сибири по так называемому Берингийскому мосту – исчезнувшему впоследствии перешейку между Азией и Америкой. Что же касается наименования… Всем известна история о том, как Колумб, случайно открывший Америку, посчитал, что прибыл в Индию.

Ирокезы

Самым развитым племенем прибывшие в Новый Свет европейцы признавали ирокезов. Они занимались земледелием, осваивали ремёсла, периодически вяло конфликтовали с соседями. Но главное отличие было в том, что они в каком-то смысле создали прообраз современной политики США: их конфедерация была демократичной и развитой системой правления. Главенствовали в совете дамы: именно они решали судьбу племени. Позже матриархат изжил себя – борясь за главенство в добыче меха, ирокезы нападали на соседей, применяя жестокие пытки. Кстати, название они получили вовсе не за причёски: на языке племени алгонкинов это слово означает «гадюки» – пацифизм явно вышел из моды.

Зато ирокезы дали современное название прилежащему государству – «Канада» в переводе с их языка значит «село».

Гуроны

Главные враги ирокезов – гуроны. Они также конкурировали за монополизм в торговле мехом, поэтому стычки были регулярными. На фоне соседей выглядели довольно миролюбиво: вегетарианская диета состояла преимущественно из маиса и бобов, лишь по праздникам они позволяли себе ритуально приготовленную собаку. Гуроны не пережили миссионерской деятельности французов – те принесли в их селения чуму и голод.

Чероки

Чероки дольше других противостояли европейцам, но в итоге были вынуждены сдаться и принять христианство, перенять чуждую им культуру и обычаи. Правительство новой страны насильно выселило чероки на неплодородные земли, где они и погибли. Это племя было достаточно цивилизованным: вождь Секвойя, например, разработал собственную грамоту, поэтому индейцы умели читать и писать, правда, по-своему, и даже издавали газеты. Кровь чероки течёт в жилах Барака Обамы, Джонни Деппа, Квентина Тарантино.

Апачи

Апачи – символ индейского сопротивления европейцам. Всемирную известность обрёл их предводитель Джеронимо: он вёл партизанскую войну довольно долго, в итоге был пойман, но не казнён – его возили по выставкам и тиражировали фотографии этого своеобразного бренда угасающей культуры. Знаменитый вигвам («дом») был основным жилищем именно апачей – остальные обитатели Северной Америки укрывались в конических палатках.

Беотуки

Благодаря этому индейскому племени все индейцы получили нелицеприятное прозвище «краснокожие». Они одними из первых встретили европейцев на континенте, и гости, увидев раскрашенные охрой лица, с перепугу так их и назвали. К слову, естественный цвет кожи индейцев – белый или смуглый. В Канаде очень популярна трагическая история женщины из этого племени по имени Демасдуит, погибшей в плену. Именно она оставила сведения о грамматике и особенностях беотукского языка.

Падение цивилизации

Получив лошадей и оружие от колонизаторов, индейские племена стали осваивать прерии. Поскольку европейцы постепенно выживали аборигенов с плодородных земель, тем пришлось уходить в степи. Основным источником пропитания для них стал бизон, из шкуры которого также шили одежду и обувь. Классический образ индейца с головным убором из орлиных перьев, кожаными сапогами, томагавком и индейским луком появился именно там. Но жизнь в резервациях была несладкой: им запрещали исповедовать собственную религию и отбирали детей. Постепенно от безнадёжности люди начали спиваться – их ферментная система не выдержала борьбы с алкоголем, и цивилизация стала угасать.

Современные индейские племена – чероки, навахо, сиу и чиппева – живут за чертой бедности, несмотря на туризм, казино и безакцизную торговлю табаком. Болезни, алкоголизм и безработица – настоящий бич в резервациях. Похоже, великая народность находится на грани окончательного исчезновения. И сегодня, 9 августа, в Международный день коренных народов мира, хочется пожелать не повторять ошибок европейских колонизаторов, а сохранять культуру и обычаи людей, к какой бы народности они ни принадлежали.

Анимационная программа «Путь следопыта»

ЭТНОМИР, Калужская область, Боровский район, деревня Петрово

Круглый год ЭТНОМИР посещают школьники и студенты со всей страны. Центр успешно сотрудничает с ведущими образовательными учреждениями России и мира. У нас проходят молодёжные слёты, смены детских летних лагерей, мы принимаем школьные группы, предлагая готовые программы с набором тематических экскурсий и мастер-классов.

Приезжая в этнографический парк с группой школьников или студентов, к любому образовательному туру вы можете дополнительно подобрать анимационную программу. ЭТНОМИР представляет вашему вниманию игры на силу, скорость и смекалку, традиционные развлечения разных народов мира, увлекательные квесты, посиделки у костра, этнические танцы и приключения в индейском племени. Играя, дети расширяют своё представление об окружающем мире, испытывают естественное желание и потребность узнавать новое, развиваются навыки общения, формируется личность.

Уличная игра «Путь следопыта» – это интерактивное приключение, в ходе которого участники познакомятся с культурой северо-американских индейцев!

почему власти США не позволили индейцам создать собственный штат — РТ на русском

14 июля 1905 года коренные американцы, принудительно выселенные властями США на так называемую Индейскую территорию, объявили о создании нового штата Секвойя. Они выполнили все требуемые законом процедуры, однако официальный Вашингтон не поддержал проект. В результате эта территория стала частью штата Оклахома. Об истории изгнания индейских народностей из родных мест — в материале RT.

К моменту прихода в Северную Америку белых колонизаторов проживавшие там индейские народности находились на разном уровне социального и технического развития: одни жили в условиях родо-племенного строя и занимались собирательством, а другие создали могущественные предгосударственные объединения, освоили земледелие и возводили огромные сооружения.

Одним из наиболее могущественных и воинственных народов были чероки. Сначала они противостояли англичанам (сами по себе и вместе с французами), а потом, уже в союзе с британцами, воевали с американцами. В 1790-е годы они одержали ряд побед над Штатами, но после начала Наполеоновских войн лишились поддержки европейских держав и заключили мир с американцами, уступив им Теннесси и Кентукки, однако сохранив за собой другие обширные территории на современном юго-востоке США.

В начале XIX века Соединённые Штаты приобрели у Франции Луизиану, к которой формально относились и территории современной Оклахомы — дикие земли к западу от Миссисипи. У властей США возникла идея изгнать туда «нецивилизованных» индейцев, отказывающихся вести оседлый образ жизни и принимать европейскую культуру.

  • Секвойя – вождь племени чероки, придумавший алфавит
  • © University of Washington Libraries

Однако так называемые Пять цивилизованных племён — чероки, чикасо, чокто, крики и семинолы — оказались на особом положении. Они были признаны «суверенными нациями», имеющими широчайшие права. Их представители массово принимали христианство, занимались фермерством и давали школьное образование своим детям. Один из лидеров чероки — Секвойя — даже разработал для своего народа алфавит. Богатые представители Пяти цивилизованных племён держали темнокожих рабов и постепенно превращались в преуспевающих плантаторов.

Дорога слёз

Но белых поселенцев становилось всё больше, и их начинало раздражать соседство с индейцами, пусть даже «цивилизованными». Сил эффективно противостоять американцам, как в конце XVIII столетия, у индейцев юго-востока уже не оставалось — белых соседей теперь было слишком много.

Верховный суд США в спорах между хозяевами земли и белыми колонизаторами начал принимать одно за другим решения, руководствуясь ещё средневековой «Доктриной открытия», согласно которой земли, на которые прибывали белые поселенцы, принадлежали «первооткрывателям», причём территории, заселённые индейцами, по умолчанию считались «ничейными». Американские судьи утверждали, что Провидение не привело бы англосаксов к берегам Северной Америки, если бы континент не должен был им принадлежать.

  • Битва при Литтл-Бигхорне
  • © Library of Congress

Уже в 1830 году обещания, которые Вашингтон давал «цивилизованным племенам», были забыты окончательно.

Президент Эндрю Джексон цинично заявил: «Я рад объявить конгрессу, что великодушная политика правительства, неуклонно проводившаяся почти 30 лет в отношении переселения индейцев, подходит к своему счастливому завершению».

28 мая 1830 года в силу вступил принятый конгрессом и подписанный президентом закон «О переселении индейцев». Он обещал выдать коренным жителям, которые согласятся обменять «восточные» земельные наделы на «западные», равные по площади участки, а также финансовую компенсацию за неудобство.

При этом американские политики лицемерно рассуждали о том, что контакт с цивилизацией губителен для индейцев и их нужно от неё защищать.

На практике всё выглядело совсем иначе. Закон стал прикрытием жёстокой насильственной депортации. Индейцам, желающим сохранить племенную структуру, просто не оставляли права жить на плодородных и освоенных землях в восточной части континента.

На севере попытки отселить за Миссисипи так называемых нецивилизованных индейцев, в частности сауков и фоксов, вылились в войны, по итогам которых законные хозяева американской земли были разгромлены и вынуждены согласиться на переселение.

  • Индейцы племени чероки
  • © Library of Congress

Что же касается «цивилизованных» племён, то из них самое активное сопротивление захватчикам оказывали семинолы. С 1814 по 1858 год они провели три полномасштабные войны с армией США. В конечном итоге большая часть индейцев вынуждены были согласиться на переезд в Оклахому, однако несколько сотен отошли в непроходимые болота центральной Флориды и вели там партизанскую борьбу до тех пор, пока в Вашингтоне не поняли, что воевать с ними гораздо дороже, чем оставить в покое. После окончания Второй мировой войны большая часть флоридских семинолов установили контакты с федеральным правительством.

Чероки хотя и не начали активных боевых действий, но добровольно переселяться отказались. Тогда в 1835 году власти США составили фиктивный договор с группой индейцев, которые не имели никаких прав выступать от имени народа чероки. В ответ племя собрало 13 тыс. подписей под петицией, осуждающей фальсификацию, и отправило её в Вашингтон. Однако президент США всё равно ратифицировал фальшивку, а к чероки отправил войска. Индейцев согнали в концлагеря, а потом заставили уйти на равнины к западу от Миссисипи.

Крики попытались взяться за оружие, но были быстро разбиты американской армией и принуждены к переселению. Чокто и чикасо посчитали сопротивление бесперспективным и покорились воле Вашингтона.  

Также по теме

Вождь индейцев чероки рассказал RT о своей борьбе с фальсификацией истории в США

В начале июля Москву посетил вождь индейского племени чероки Машу Белое Перо. В интервью RT он рассказал о роли коренных народов в...

При депортации индейцам не давали даже толком собрать вещи. Большую часть пути они преодолевали пешком и массово гибли от холода и болезней. Так, из 20 тыс. чокто в ходе переселения умерло около четырёх тысяч, из 23 тыс. криков — порядка трёх с половиной тысяч. Из 22 тыс. чероки, по некоторым данным, погибли до восьми тысяч человек. Сам процесс насильственной депортации представителей Пяти цивилизованных племён на запад от Миссисипи получил в исторической литературе название Дорога слёз.

Изначально индейцам отвели практически всю территорию современной Оклахомы (само название было предложено в 1866 году представителями племени чокто и означало «красные люди»). Но в ходе Гражданской войны большая часть индейцев поддержали Конфедерацию (7860 мужчин стали её солдатами и офицерами), и после окончания войны были наказаны за свою позицию: значительная часть территории была у них отторгнута. С 1889 по 1895 год власти провели на бывших индейских землях серию «земельных гонок», когда отведённые ранее коренным американцам территории захватывал тот из белых, кто успевал первым добраться до них на лошади или в повозке.  

Первоначально границы индейских земель как «неорганизованной территории США» были установлены в 1834 году. После проведения первых же «земельных гонок» в 1890-м была официально создана отдельная инкорпорированная организованная территория Оклахома.

Несостоявшийся штат

В 1902 году обитатели оставшейся части Индейской территории, желая приобрести права, равные с жителями США, взяли курс на создание нового штата. Идея была официально поддержана конвенцией представителей Пяти цивилизованных племён. Новый штат было решено называть Секвойя в честь создателя письменности народа чероки.

14 июля 1905 года о создании штата было объявлено официально. 21 августа того же года состоялась конституционная конвенция, избравшая руководство и разработавшая Конституцию, утверждённую затем на референдуме 7 ноября. Кроме того, индейцы подготовили официальный план государственного устройства, разделили штат на округи и направили петицию в Вашингтон.

Однако федеральные власти не захотели даже слушать инициаторов создания штата Секвойя. Президент Теодор Рузвельт заявил, что Индейская территория может стать полноценной частью США только в составе единого штата Оклахома, — что, собственно, и произошло в 1907 году.

«Американцы считали, что если сделать индейцев полноправными хозяевами хотя бы на части их исторических земель, то они со временем захотят вернуть себе всё», — рассказал в беседе с RT политолог-американист Сергей Судаков, член-корреспондент Академии военных наук.

Также по теме

«Аморальный коммерческий проект»: как в конце XIX века на Западе появились «человеческие зоопарки»

135 лет назад на Международной выставке колониальных и экспортных товаров в Амстердаме открылась «экспозиция», которую позже назовут...

По его словам, номинально американцы при создании США руководствовались принципом свободной конгломерации, но этот принцип распространялся не на всех. «Действовали двойные стандарты, индейцы для них были лишними людьми. Им было отведено место в резервациях. Американский нациогенез не подразумевал их участия в качестве отдельного субъекта», — отметил эксперт.

Директор международного некоммерческого фонда «Центр геополитических экспертиз» Валерий Коровин связывает позицию американских властей по вопросу создания штата Секвойя с цивилизационными особенностями Запада как такового.

«Англосаксы не считали индейцев полноценными людьми, равными себе. Конечно, на дворе к этому времени уже стоял ХХ век, индейские войны окончились. Но это не мешало процветать в США сегрегации и работать человеческим зоопаркам, последний из которых закрылся уже после войны. Сама доктрина открытия подразумевала, что американцы относились к индейцам не как к людям, а просто как к существам живой природы. Поэтому ни о каком праве на самостоятельный штат не могло быть и речи», — заключил эксперт.

Индейцы США. 13 фактов

1.В Соединенных Штатах ныне проживают около пяти миллионов индейцев, что составляет примерно 1,6 процента населения страны. Больше всего индейцев в штатах Калифорния (около 740 тысяч), Оклахома (415 тысяч) и Аризона (366 тысяч). Лос-Анджелес – город с наибольшим индейским населением.

2. В Декларации независимости США содержится обширный перечень претензий американских колонистов к королю Великобритании. Одна из них гласит, что король «пытался натравливать на жителей наших приграничных земель безжалостных дикарей-индейцев, чьи признанные правила ведения войны сводятся к уничтожению людей, независимо от возраста, пола и семейного положения».

3. Индейцы – коренные обитатели американского континента. Однако права гражданства США они получили лишь в 1924 году, когда президент Калвин Кулидж подписал соответствующий закон.

4. Согласно законодательству США, индейцем может считаться человек, доказавший, что один из его дедушек или одна из бабушек были коренными обитателями Америки, чье племя проживало на современной территории США.

5. Ныне в США насчитываются 565 индейских племен, официально признанных федеральными властями. Для официального признания, в частности, требуется доказать, что данное племя независимо существовало до первого контакта с «неиндейскими народами» (подразумеваются европейцы и потомки европейцев), что племя сохраняло структуру и традицию передачи власти, имеет письменную конституцию, а современные индейцы имеют генетическую связь с людьми, входившими в это племя до первого контакта с белыми людьми (для этого требуются научные изыскания) и т.д.

Федеральное признание племенного статуса имеет важное значение: такое племя имеет особые отношения с правительством США, подразумевающие, что все контакты производятся исключительно на правительственном уровне. Для их обозначения в официальной переписке используется термин «суверенный народ такого-то племени» (sovereign nation). Кроме того, племена, доказавшие что их (или их предков) собственность реквизировали агенты властей США, получают федеральные дотации и гранты. Правительство США признает права этих племен на самоуправление на самоопределение и поддерживает их суверенитет.

Суверенные нации имеют право на формирование своего правительства, на принятие и исполнение законов (законы штатов в них не действуют), на установление налогов, на присвоение статуса соплеменника, на лицензирование и регулирование практически всех видов деятельности и пр. В большинстве резерваций активно действуют племенные суды и правоохранительные органы. Юридически индейские резервации имеют практически те же права, что и штаты США. Так же, как штаты, они не могут вступать в официальные отношения с иными государствами, вести войну и чеканить монету.

6. Наиболее крупные индейские племена ныне: чероки (около 310 тысяч), навахо (примерно 280 тысяч), сиу (соответственно, 115) и чиппева (113).

7. Индейские племена ныне контролируют примерно 2 процента территории США: на этих землях образованы резервации. Некоторые резервации имеют площадь, не превышающую 1 акр (4 квадратных километра), крупнейшей резервацией обладает племя навахо – ее площадь равна площади штата Западная Вирджиния. В резервациях (третья часть из них расположены на Аляске) ныне проживает более трети индейцев США.

8. Средний возраст индейца – 29,7 года, что заметно меньше возраста среднестатистического американца (36,8 лет). В семьях индейцев больше детей, чем в среднем по США. При этом 66 процентов американцев и лишь 55 процентов индейцев – собственники жилой недвижимости. Дома индейцев стоят намного дешевле, чем в среднем по стране (129,8 тысяч против 185,2 тысяч). За чертой бедности в 2009 году пребывали 23,6 процента индейцев. В среднем по стране этот показатель составлял 14,3 процента.

Несмотря на то, что коренные американцы пользуются значительными льготами при поступлении в высшие учебные заведения и обучение для них, как правило, бесплатное, уровень образования среди индейцев крайне низкий. 28 процентов американцев имеют высшее образование – для индейцев этот показатель составляет лишь 16 процентов.

По данным многолетней статистики Министерства юстиции США, американские индейцы вдвое чаще, чем остальные жители США, становятся жертвами насильственных преступлений. Среди индейцев намного больше людей, злоупотребляющих алкоголем и табаком, чем в целом по США.

9. Примерно 21 процент индейцев говорит дома не только на английском языке (в целом по США – «стране эмигрантов») этот показатель составляет 20 процентов. Ныне в США насчитывается 139 языков индейцев, однако более половины из них находятся под угрозой исчезновения. 72 процента американских индейцев не владеют никаким языком, кроме английского (данные 2008 года).

10. Свобода вероисповедования в США оговорена в Конституции. Лишь в отношении индейцев принят особый закон, который позволяет им свободно практиковать свои религиозные культы. Дело в том, что для исполнения большинства обрядов требуются орлиные перья, но охота на орлов в США запрещена. Для индейцев сделано исключение: только члены племен могут приобретать орлиные перья, однако им запрещено продавать или передавать их неиндейцам.

11. Термин «краснокожий» появился среди британских колонистов, осевших в Новой Англии. С ними соседствовало племя беофакс (ныне не существует), воины которого красили свои тела охрой. Впоследствии слово «краснокожий» приобрело расовый оттенок, отделяющий индейцев от европейцев, африканцев и азиатов. В 1992 году группа американских индейцев обратились в Управление по патентам и торговым маркам США, требуя запретить использовать слово «краснокожий» в названиях фирм, спортивных команд, торговых марках и т. д., поскольку исключительным правом использования данного термина должны обладать краснокожие индейцы. Обращение было отклонено из-за того, что термин «краснокожий» не может быть юридически сформулирован.

12. В 2004 году в центре Вашингтона был открыт Национальный музей американских индейцев. Его здание спроектировано архитекторами-индейцами.

13. В 2005 году Палата представителей штата Массачусетс отменила закон, действовавший 330 лет. Этот закон запрещал индейцам посещать город Бостон.

Новости США читайте здесь

Почему Америка отстала от Старого Света / / Независимая газета

Скотоводство во всех его формах дало историческую фору индоевропейцам

К моменту открытия европейцами Нового Света аборигенные цивилизации находились там на уровне развития Древнего Египта. Кадр из фильма «Апокалипсис». 2006

Вспомните только о том состоянии, в котором находилась Америка до открытия оной Xристофором Колумбом. Ея жители пребывали в глубоком невежестве: не знали не только Наук, но ниже Искуств самых необходимых в жизни; ходили нагие; не имели инаго оружия, кроме лука; не постигали, как может человек ездитъ на животных; почитали море пределом жилищ своих, соединяющимся с небесным сводом, и думали, что далее ничего не находится.Мнение Фонтенеля о возможности путешествовать на Луну. Вестник Европы. Ч. XVII. 1804. № 21

Открытие Америки было одним из поворотных событий в истории человечества. Хотя бы потому, что самая мощная и развитая страна современного мира находится сегодня именно там. Можно сказать, что в Америке бьется пульс планеты. И это тем более удивительно, что в момент открытия Нового Света – исторически совсем недавно, всего лишь пять веков назад – он далеко отставал от Старого Света.

Все как у людей

Те цивилизации, которые существовали там на момент плавания Христофора Колумба, по уровню своего развития находились примерно на уровне Древнего Египта и Междуречья, то есть разрыв между ними и цивилизациями Европы и Азии составлял 3–4 тыс. лет. И потому завоевание империй ацтеков и инков стало возможным ничтожными силами европейцев. Отряд Фернана Кортеса, покоривший Мексику, насчитывал 1300 человек, а Франсиско Писарро завоевал Перу и вовсе со 170 солдатами.

При этом когда произошло заселение Америки – а это было примерно 15 тыс. лет назад, – ее первые жители были на одном уровне с теми, кто оставался в Евразии. И несколько тысяч лет никакого различия между Старым и Новым Светом по уровню развития не наблюдалось. В чем же причина последующего культурного и экономического разрыва?

С точки зрения природных условий никаких различий не имеется. Те же климатические пояса – арктический, таежный, зоны широколиственных лесов и так далее – до джунглей. А затем в Южной Америке все повторяется в обратном порядке. Более того, географически Северной Америке повезло как никакой другой территории. Такого массива равнинных плодородных земель между 50-й и 30-й широтами, каковые имеются в Новом Свете, нигде нет. От Атлантического океана вплоть до Скалистых гор тянутся открытые пространства с благоприятным климатом, лишь на сравнительно небольшом участке – перемежаемые невысокими горами Аппалачи, которые также испещрены продольными широкими долинами. В Евразии на этой широте – высокие горы (Альпы, Балканские, Пиренеи, Апеннины, Кавказ и т.д.), пустыни или засушливые степи. А Великая Китайская равнина территориально не больше Техаса. Что касается Восточно-Европейской, то она расположена гораздо севернее и потому в значительной степени покрыта тайгой, тундрой, болотами.

Если брать общую территорию, то совокупная площадь Америк не намного меньше Евразии – 41 млн кв. км против 55 млн кв. км. То есть возможный аргумент о малом пространстве для разнообразия – основе прогресса – также отпадает. Даже с учетом Африки, из которой лишь самая северная часть участвовала в «глобальной истории» до XVI века. Как в Старом Свете изначально было два очага развитой цивилизации – Нильская долина и Междуречье, так и в Новом Свете очагов имелось два – Мезоамерика и Анды.

Добавим также, что полной изоляции (в том числе генетической) от Старого Света не существовало, волн миграций в Америку прошло несколько. Примерно 5 тыс. лет назад Берингов пролив пересекли предки современных апачей (так называемые на-дене) и расселились от Аляски до Мексики. Приблизительно на рубеже нашей эры в Америку переправились предки современных эскимосов и алеутов.

Так в чем же причина цивилизационного отставания на несколько тысяч лет?

Давай меняться!

На возможный ответ подтолкнуло рассмотрение так называемого колумбового обмена (термин, введенный в 1972 году американским историком Альфредом Кросби) – между Старым и Новым Светом. В этом процессе обе стороны выступали на равных. Напомним, Америка познакомила планету с картофелем, кукурузой, помидорами, фасолью, подсолнечником, какао. А также, увы, табаком. По подсчетам ученых, только за счет введения в диету картофеля население Старого Света с 1700 по 1900 год выросло дополнительно на 25%. Для Экваториальной Африки и Южной Азии его роль выполнили батат, маниок и та же кукуруза. Список американских культурных растений насчитывает сотни видов – от тыквы и сладкого перца до каучуконоса гевеи, арахиса и ананаса.

Но если обратиться к животным, то картина предстает совершенно иная. Американские виды занимают малозаметное место в нашей жизни. Единственная, с кем мы порой соприкасаемся, – морская свинка. Можно еще добавить птицу – индюка. И все.

А вот Старый Свет наряду с растениеводством имел развитое скотоводство: крупный рогатый скот, свиньи, овцы, козы, лошади, буйволы, верблюды, ослы, мулы. Можно вспомнить и экзотических яков, северных оленей и даже приручаемых слонов. У индейцев же имелись лишь собаки, упомянутые морские свинки и ламы с альпаками, которые разводились только в Андах. Из птиц – индюки и мускусные утки (у нас известные как индоутки).

Крупнейший британский археолог второй половины XX века Эндрю Шератт выдвинул теорию «революции вторичных продуктов». Согласно ей, в IV–III тысячелетиях до н.э. в сельском хозяйстве Старого Света произошел переход от выращивания домашнего скота сугубо на мясо (первое приручение лошадей, которое случилось на территории Казахстана – так называемая бохайская культура, преследовало разведение их именно для использования мяса в пищу) к «возобновляемому» его использованию – получению молока, шерсти, тягловой силы, верховой езды, вьючных перевозок. Эти новации первоначально возникли на Ближнем Востоке, а затем за короткое время распространились по Европе и Восточной Азии. Они влекли за собой революционные перемены – распространение новых видов и пород скота, колеса, повозок, пахотной обработки земли.

Но точка бифуркации между цивилизациями Старого и Нового Света лежит раньше, поскольку последний и первую революцию – неолитическую (переход к сельскому хозяйству) прошел не полностью, фактически не развив скотоводства. Оно в первую очередь давало человеку стабильный источник мясной пищи. За счет охоты могли существовать только небольшие неоседлые племена. Спутник Колумба – Микеле де Кунео писал в дневнике о местных жителях: «Это холодные люди, не чувственные. И причина этого, возможно, в том, что они плохо питаются». Диета оседлых индейцев действительно состояла в основном из растительной пищи, рыбы и моллюсков.

Мясо – незаменимый источник белка. Молоко и продукты из него также стали важнейшим компонентом диеты, обеспечивающим выживание, особенно у кочевых народов. Все это вело к увеличению продолжительности жизни и росту численности населения. При стабильном поступлении продуктов скотоводства становилось возможным длительное хранение запасов – сала, вяленого мяса, колбас, сыров. Эндрю Шератт добавляет, что молочное производство тянуло за собой появление новых образцов посуды, развитие гончарного и бондарного ремесел.

Скот – двигатель прогресса

Скотоводство непосредственно воздействовало и на земледелие, преобразив его. Переход от мотыжного, ручного к пахотному, плужному означал резкую мультипликацию производительности сельского хозяйства. Первый плуг (еще в форме сохи или рала) появляется в Египте и Междуречье примерно за 3500 лет до н.э. Пахота происходила на волах. Следующими этапами стали изобретение тяжелого колесного плуга с отвалом. Это произошло приблизительно около 500 года н.э. и имело революционные последствия.

Ведущий американский историк-медиевист Линн Уайт выдвинул теорию о том, что именно введение отвального плуга, по его мнению, пришедшего от славян, стало крупнейшим достижением Средневековья. Оно дало людям больше пищи и обеспечило быстрый рост населения, особенно городского. Вслед за этим идет изобретение жесткого хомута (этот «гаджет» позволил перейти к пахоте на лошадях), а также распространение подков (античность их не знала) и вытекающая из этого трехпольная система ведения земледелия.

Недавно ученые из университета Южной Дании, проверяя теорию Уайта, показали на статистических материалах, что введение отвального плуга на 10% увеличило численность населения Европы и способствовало росту урбанизации в Дании на 40% в Средние века.

Важным фактором влияния скотоводства на земледелие стало использование навоза в качестве удобрения. В нечерноземной зоне внесение навоза дает прибавку урожая для зерновых 6–7 центнеров на гектар, а для корнеплодов и силосных культур – 150–200 центнеров. Добавим, что высушенный навоз – топливо в традиционных культурах в степных и горных зонах.

Всех этих преимуществ индейцы были лишены. Их земледелие было ручным, мотыжным, следовательно – малопроизводительным. Лама могла использоваться только как вьючное животное, на ней нельзя было пахать, ее не доили. Кроме того, ее ареал был привязан строго к высокогорным Андам – малый процент от площади Америк. Но даже этого слабосильного и требовательного к питанию и климату животного было достаточно, чтобы, по мнению немецкого географа Карла Тролля, обеспечить поддержание империи инков, границы которой совпадали с ареалом обитания ламы. Для сравнения: империя ацтеков, имевших только собак, занимала лишь небольшой район в Южной Мексике.

Известно, что в Новом Свете не знали и железа. Связать его появление со скотоводством однозначно нельзя. Но можно отметить, что важным стимулом к распространению и внедрению железа были потребности в серпах и косах, железном лемехе и подковах. Кузнец в традиционном обществе занимался в первую очередь подковыванием лошадей.

Большое количество ремесленников обслуживали скотоводство: шорники, кузнецы, тележники, колесники, производители плугов, сох, борон. И в этой сфере постоянно возникали новации, шла интенсивная торговля сбруей, инструментом, в том числе для стрижки овец. А без скотоводства резко тормозился процесс аккумулирования материальных богатств и развития технологий.

Европейский капитализм Нового времени во многом основывался на тех же овцах, точнее их шерсти. Последняя уже со времен античности вплоть до XVIII–XIX веков была основой для изготовления большинства тканей. Английский историк Джон Мунро пишет: «Ни один из видов производства не имел большего влияния на экономику и общество средневековой Британии, чем промышленность шерстяных изделий». По мнению авторов кембриджского издания «Английский шерстяной рынок», «в период 1250–1350 годов торговля шерстью была основой и движущей силой английской средневековой экономики».

Важнейшим налогом был «великий сбор», введенный в 1275 году, на вывоз шерсти. В память о тех временах спикер Палаты лордов должен сидеть на мешке с овечьей шерстью.

На пике экспорта до 45 тыс. мешков шерсти вывозилось из Англии во Фландрию, где она перерабатывалась в пряжу и ткань. Вторым крупнейшим центром импорта и производства шерстяных тканей была Северная и Центральная Италия, обогнавшая в итоге Фландрию. Первая битва наемного труда и капитала – «восстание чомпи» (чесальщиков шерсти) – произошла именно во Флоренции в 1378 году. Таким образом, искусство Возрождения – что итальянское, что нидерландское – основывалось на экономике шерсти.

В Новом же Свете имелась только альпака, которая живет в высокогорье Анд и не отличается ни плодовитостью, ни объемом настрига (1–3 кг против 5–10 кг). Немного шерсти грубого качества получали попутно и от лам. Таким образом, большинство индейских цивилизаций не знали шерстяных изделий. А ведь в Старом Свете были еще и козьи кашемир и мохер, а также войлок и ковры из шерсти яков и верблюдов.

Отметим попутно, что скотоводство давало и шкуры скота – важнейший материал для обуви, особенно важной в северном климате. Башмачное и сапожное также были важными ремеслами в средневековой Европе, как и кожевенное. Это может звучать парадоксально, но кожа домашнего скота была критически важна для распространения информации и грамотности вплоть до появления бумаги. С конца античности книги писались на пергаменте, который вытеснил папирус как более практичный и долговечный материал.

Индейцы же Центральной Америки писали свои книги либо на коре фикуса (не очень практичный и долговечный носитель информации в тропическом климате), либо на шкурах оленей, что резко ограничивало количество экземпляров (в Европе на одну Библию уходили шкуры от 250 до 500 телят) и соответственно грамотность. Недаром инки так и не создали письменности.

Вклад насекомых и лошадей

Китайцы до изобретения ими бумаги пользовались для этих целей шелковыми свитками, которые быстро вытеснили громоздкие бамбуковые дощечки. Шелководство представляло собой важнейшую индустрию Старого Света. Экспорт шелка из Китая стал основой крупной континентальной торговли, а Великий шелковый путь (термин, введенный географом Фердинандом фон Рихтгофеном) – каналом по обмену знаниями и технологиями. Так в Европу попали бумага, порох, фарфор и компас.

Когда европейцы овладели секретами выращивания тутового шелкопряда, то в той же Италии шелководство вытеснило к XVI веку шерстяное производство как ведущую отрасль текстильной промышленности. Французский Лион стал крупнейшим центром производства и торговли шелком и за счет этого – вторым по значению городом страны.

Недавно Би-би-си, составляя список 50 вещей, которые создали современную экономику, ввела в их ряд и… пчеловодство. Изобретение бортей, а после ульев не только насытило стол людей источником сахара, но и стало основой для изготовления спиртных напитков на меду, а также получения воска – важнейшего товара средневековой торговли с самым широким диапазоном использования: от свечей – до форм для литья. Вклад же индейцев в одомашнивание насекомых ограничивался красителем тканей – кошенилью.

Сам Великий шелковый путь мог функционировать только за счет использования вьючных животных – в первую очередь верблюдов и ослов. Но именно одомашнивание лошади революционизировало транспорт. Персидская империя – первая глобальная в истории человечества, могла существовать и управляться благодаря конной почте. «Царская дорога» длиной в 2700 км преодолевалась конными курьерами за девять дней, тогда как пеший путь занимал три месяца.

Степные районы заселили кочевники, которые со своими стадами наиболее эффективно использовали пастбищный потенциал. Скифы, гунны, монголы были так многочисленны, что могли сокрушать великие империи, будучи высокомобильными благодаря коннице. Ислам утвердился от Гималаев до Пиренеев на конях и верблюдах бедуинов.

Военное дело изменилось кардинально: появились колесницы, а после – рыцарская тяжелая кавалерия. Карфагеняне и индийцы использовали слонов. В Америке же пампасы и прерии заселяли редкие племена охотников на гуанако и бизонов. Напротив, когда европейцы завезли лошадей, то индейцы, пересев на них, сразу резко увеличили свою численность, ибо охота стала производительней.

Известный парадокс – американские цивилизации не знали колеса – может быть также объяснен через развитие скотоводства. В Старом Свете конные колесные повозки предшествовали на пару тысячелетий ручной тачке, которая считается важным достижением Средневековья, облегчившим строительные и горные работы.

Два других применения колеса – прялка и гончарный круг, бывшие в свое время не менее важными, чем паровая машина (тот же Линн Уайт отмечает, что прялка, в 10 раз увеличившая выделку пряжи, «ответственна» за обилие лохмотьев, из которых изготовляли бумагу, что привело, в свою очередь, к возникновению печати), не предшествуют изобретению колесной повозки. Хотя следует оговориться, что связь между ними пока не установлена, но как рабочая гипотеза вполне может быть выдвинута.

Два более поздних применения принципа коловращения – водные и ветряные мельницы – революционизировали энергетику. Индейцам же некого было запрягать, и потому не имелось стимула к изобретению колеса, по крайней мере для транспортировки.

Морская свинка не заменит кролика

Жителям Нового Света не повезло не в силу их консервативной ментальности? Все объясняется гораздо проще: у них отсутствовали подходящие виды животных для одомашнивания. Во время «голоценового вымирания», произошедшего исторически совсем недавно – 10–8 тыс. лет назад, Америка лишилась живших там верблюдов, лошадей, ряда иных крупных млекопитающих, таких как мастодонты. Другие, например, туры – предки крупного рогатого скота, кабаны – предки свиней, муфлоны – предки овец и т.д., там никогда не жили. Именно бедность фауны животными, пригодными для одомашнивания, стала тем ведущим фактором, который и привел к отставанию американских цивилизаций от Старого Света.

И даже по орнитофауне Америке не повезло: курица более универсальная птица, чем индейка, она неприхотливее и, уступая в живой массе, более плодовита, а главное – помимо мяса дает яйца. Иногда выбор был неудачен – морская свинка по всем параметрам уступает европейскому кролику, хотя свои кролики имелись и в Америке. Впрочем, ни эти мелкие животные, ни птица – а в Старом Свете помимо курицы были гуси, утки, цесарки, – решающей роли не играли. Главное, в Новом Свете не имелось подходящих млекопитающих для пахоты, транспортировки, выращивания на шерсть, мясо и молоко.

Важно и то, что одомашнивание одних животных ведет за собой одомашнивание других. Так, жители тундры Евразии приручили северного оленя, глядя на лошадей у южных соседей, а обитатели тундры Северной Америки на оленя только охотились. Были одомашнены сазаны, а карпы и караси, превратившиеся в золотых рыбок, стали предметом роскоши, который европейские купцы везли из Японии. Обмен информацией происходил в Старом Свете и с помощью почтовых голубей.

В одном из романов братьев Стругацких мельком упоминается планета, обитатели которой, не знавшие машин, построили свою цивилизацию исключительно на использовании дрессированных животных. В реальности такое невозможно. Но насколько культура без скотоводства уступает имеющей таковое, показывает пример доколумбовой Америки.

Домашние животные неизмеримо разнообразили и обогатили жизнь человека. Он стал лучше питаться и одеваться, быстрее передвигаться и эффективнее трудиться. Свой вклад вносили мини-революции – отвального плуга или жесткого хомута. Но эти изменения практически обошли стороной Новый Свет. В результате начиная с VI–V тысячелетий до н.э. его аборигенное население стало отставать от жителей Старого. И этот разрыв нарастал с каждым столетием. Разумеется, не только отсутствие развитого скотоводства послужило причиной этого, но в качестве основного фактора оно вполне может рассматриваться. 

История: Наука и техника: Lenta.

ru

О продаже Аляски американцам у нас помнят и скорбят до сих пор. Но мало кто знает, что одной из причин утраты Русской Америки стала кровавая и ожесточенная война между российскими колонистами и отчаянными индейцами племени тлинкитов. Какую роль в этом противостоянии играла торговля России с Китаем? Кто стоял за спинами индейцев, воюющих с русскими? Какое отношении к тем событиям имеет советская рок-опера «Юнона и Авось»? Почему конфликт России с тлинкитами формально закончился лишь при Путине? «Лента.ру» вспоминает малоизвестные страницы освоения и потери русской Аляски.

Российская колонизация Северной Америки в XVIII-XIX веках сильно отличалась от покорения других территорий империи. Если, например, в Сибири вслед за казаками и купцами всегда шли воеводы и стрельцы, то Аляску в 1799 году правительство отдало на откуп частно-государственной монополии — Российско-Американской компании (РАК). Такое решение во многом определило не только особенности российского освоения этой огромной территории, но и ее конечный результат — вынужденную продажу Аляски Соединенным Штатам Америки в 1867 году.

Одним из главных препятствий на пути активной колонизации Аляски стал кровавый и ожесточенный конфликт русских поселенцев с воинственным индейским племенем тлинкитов в начале XIX века. Это противостояние в дальнейшем имело серьезные последствия: из-за него на долгие годы остановилось проникновение русских вглубь американского материка. К тому же после этого Россия была вынуждена отказаться от амбициозных планов овладеть еще и тихоокеанским побережьем к юго-востоку от Аляски вплоть до острова Ванкувер (в настоящее время — территория канадской провинции Британская Колумбия).

Стычки русских с тлинкитами (наши колонисты их называли колошами или колюжами) регулярно происходили еще в конце XVIII века, но полномасштабная война вспыхнула в 1802 году с внезапного нападения индейцев на крепость Михаила Архангела на острове Ситка (сейчас — остров Баранова). Современные исследователи называют несколько ее причин. Во-первых, в составе промысловых партий русские привели на землю тлинкитов их давних злейших врагов — эскимосов-чугачей. Во-вторых, отношение пришельцев к аборигенам не всегда было, мягко говоря, почтительным. По свидетельству лейтенанта русского флота Гавриила Давыдова, «обхождение русских в Ситке не могло подать колюжам доброго о них мнения, ибо промышленные стали отнимать у них девок и делать им другие оскорбления». Тлинкиты были недовольны еще и тем, что русские во время промысла в проливах архипелага Александра нередко присваивали индейские кормовые припасы.

Материалы по теме

00:03 — 9 февраля 2018

Попробуй завоюй

Чукчи жестоко убивали русских и выиграли войну. Но проиграли водке и сифилису

Но главная причина неприязни тлинкитов к русским промышленникам была в другом. Изначально наши «конкистадоры» пришли на побережье Аляски ради добычи каланов (морских бобров) и продажи их меха в Китай. Как пишет современный российский историк Александр Зорин, «хищнический промысел морского зверя, который развернула Российско-Американская компания, подрывал основу экономического благосостояния тлинкитов, лишая их главного товара в выгодной торговле с англо-американскими морскими торговцами, чьи подстрекательские действия послужили своеобразным катализатором, ускорившим развязывание назревавшего военного конфликта. Необдуманные и грубые поступки русских послужили толчком к объединению тлинкитов в борьбе за изгнание РАК со своих территорий. Борьба эта вылилась в открытую войну против русских поселений и промысловых партий, которую тлинкиты вели как в составе обширных союзов, так и силами отдельных кланов».

И действительно, в развернувшейся жестокой конкуренции за морской промысел у северо-западного побережья Северной Америки местные индейцы видели своими главными врагами именно русских, которые пришли сюда всерьез и надолго. Англичане и американцы лишь изредка наведывались сюда на кораблях, поэтому представляли для аборигенов гораздо меньшую угрозу. К тому же они взаимовыгодно выменивали у индейцев ценный мех на европейские товары, в том числе огнестрельное оружие. А русские на Аляске сами добывали мех и мало чего могли предложить тлинкитам взамен. К тому же сами они отчаянно нуждались в европейских товарах.

Историки до сих пор спорят о роли американцев (в России их тогда называли бостонцами) в провоцировании индейского восстания против России в 1802 году. Академик Николай Болховитинов не отрицает роль этого фактора, но считает, что «происки бостонцев» были намеренно преувеличены руководством Российско-Американской компании, а на самом деле «большинство английских и американских капитанов занимали нейтральную позицию либо благожелательно относились к русским». Тем не менее одним из непосредственных поводов к выступлению тлинкитов стали действия капитана американского судна «Глоуб» Уильяма Каннингема. Он пригрозил индейцам полным прекращением с ними всяческой торговли, если они не избавятся от русского присутствия на их земле.

Ситка. Братская могила русских моряков, погибших в войне с тлинкитами в 1804 году

В результате в июне 1802 года тлинкиты в количестве полутора тысяч неожиданно атаковали и сожгли крепость Михаила Архангела на острове Ситка, уничтожив ее немногочисленный гарнизон. Любопытно, что и в обороне русского поселения, и в нападении на него участвовало несколько американских матросов, причем некоторые из них дезертировали с американского судна «Дженни», которым командовал капитан Джон Крокер. На следующий день, также воспользовавшись фактором внезапности, индейцы перебили возвращавшуюся в крепость промысловую партию, а взятых в плен полукровок-креолов Василия Кочесова и Алексея Евглевского до смерти замучили пытками. Через несколько дней тлинкиты уничтожили 168 человек из Ситхинской партии Ивана Урбанова. Уцелевших русских, кадьякцев и алеутов, в том числе вызволенных из плена женщин и детей, взяли на борт оказавшиеся поблизости британский бриг «Юникорн» и два американских судна — «Алерт» и небезызвестный «Глоуб». Как горько замечает Болховитинов, его капитан Уильям Каннингем захотел «по-видимому, полюбоваться результатами своей антирусской агитации».

Потеря Ситки стала тяжелым ударом для главного правителя русских колоний в Северной Америке Александра Баранова. Он с трудом удержался от немедленной мести и решил накопить силы для ответного удара по тлинкитам. Собрав внушительную флотилию из трех кораблей и 400 туземных байдарок, в апреле 1804 года Баранов отправился в карательную экспедицию против тлинкитов. Он намеренно выстроил свой маршрут не по кратчайшему пути, а по огромной дуге, чтобы наглядно убедить местных индейцев в русском могуществе и неизбежности наказания за разорение Ситки. Это ему удалось — при приближении русской эскадры тлинкиты в панике покидали свои селения и прятались в лесах. Вскоре к Баранову присоединился военный шлюп «Нева», совершавший под командованием знаменитого капитана Юрия Лисянского кругосветное путешествие. Итог сражения был предопределен — тлинкиты были разгромлены, а вместо уничтоженной ими крепости Михаила Архангела Баранов основал поселение Ново-Архангельск, ставшее столицей Русской Америки (теперь это город Ситка).

Однако на этом противостояние Российско-Американской компании с индейцами не закончилось — в августе 1805 года тлинкиты уничтожили русскую крепость Якутат. Известие об этом вызвало брожение среди коренных обитателей Аляски. Так тяжело восстановленный среди них авторитет России снова оказался под угрозой. По мнению Болховитинова, за время войны 1802-1805 годов погибло около полусотни русских и «и с ними еще много островитян», то есть союзных им аборигенов. Сколько людей потеряли тлинкиты, естественно, никто не считал.

Церемония потлача (обмена дарами) у индейцев Северной Америки

Тут следует ответить на закономерный вопрос — почему владения огромной и могущественной Российской империи оказались так уязвимы перед нападениями сравнительно небольшого племени диких индейцев? Тому было две причины, тесно связанные между собой. Во-первых, собственно русское население Аляски тогда составляло несколько сотен человек. Ни правительство, ни Российско-Американская компания не озаботились заселением и хозяйственным освоением этой огромной территории. Для сравнения: за четверть века до этого только в Канаду с юга переселилось свыше 50 тысяч лоялистов — британских колонистов, сохранивших верность английскому королю и не признавших независимость США. Во-вторых, у русских поселенцев катастрофически не хватало снаряжения и современного вооружения, в то время как противостоящих им тлинкитов англичане и американцы регулярно снабжали ружьями и даже пушками. Посетивший с инспекционной поездкой Аляску в 1805 году русский дипломат Николай Резанов отмечал, что у индейцев «ружья английские, а у нас охотские, которые никогда никуда за негодностию их не употребляются».

Материалы по теме

00:04 — 15 марта 2017

Находясь на Аляске, Резанов в сентябре 1805 года купил у зашедшего в Ново-Архангельск американского капитана Джона Д'Вулфа трехмачтовую бригантину «Юнона», а весной следующего года со стапелей местной верфи торжественно спустили на воду восьмипушечный тендер «Авось». На этих кораблях в 1806 году Резанов отправился из Ново-Архангельска в испанский форт Сан-Франциско. Он рассчитывал договориться с испанцами, владевшими тогда Калифорнией, о торговых поставках продовольствия для Русской Америки. Нам вся эта история известна по популярной рок-опере «Юнона и Авось», романтический сюжет которой основан на реальных событиях.

Заключенное в 1805 году перемирие между Барановым и верховным вождем тлинкитского клана киксади Катлианом зафиксировало хрупкий статус-кво в регионе. Индейцам не удалось изгнать русских со своей территории, но они сумели отстоять свободу. В свою очередь, Российско-Американская компания хоть и вынуждена была считаться с тлинкитами, но смогла сохранить свой морской промысел на их землях. Вооруженные стычки между индейцами и русскими промышленниками неоднократно случались на протяжении всей последующей истории Русской Америки, но всякий раз администрации РАК удавалось их локализовать, не доводя ситуацию до крупномасштабной войны, как в 1802-1805 годах.

Переход Аляски под юрисдикцию Соединенных Штатов тлинкиты встретили с возмущением. Они считали, что русские не имели права продавать их земли. Когда потом в конфликты с индейцами вступали американцы, они всегда действовали в свойственной им манере: на любые попытки сопротивления немедленно отвечали карательными рейдами. Тлинкиты очень обрадовались, когда в 1877 году США временно вывели свой воинский контингент с Аляски для борьбы с индейцами племени не-персе в Айдахо. Они простодушно решили, что американцы покинули их земли навсегда. Оставшись без вооруженной защиты, американская администрация Ситки (так теперь назывался Ново-Архангельск) спешно собрала ополчение из местных жителей, главным образом русского происхождения. Только благодаря этому удалось избежать повторения резни 75-летней давности.

Город Ситка (Аляска, США), современный вид. Справа — православный собор Михаила Архангела

Фото: Luc Novovitch / Globallookpress.com

Любопытно, что история русско-тлинкитского противостояния не закончилась с продажей Аляски американцам. Формальное перемирие 1805 года между Барановым и Катлианом аборигены не признавали, поскольку оно было заключено без соблюдения соответствующих индейских обрядов. И лишь в октябре 2004 года по инициативе старейшин клана киксади и американских властей на священной поляне тлинкитов состоялась символическая церемония примирения России с индейцами. Россию в ней представляла Ирина Афросина — прапраправнучка первого главного правителя русских колоний в Северной Америке Александра Баранова.

Семь заблуждений об индейцах

Вокруг майя, ацтеков, инков и прочих племен Нового Света накопилось множество исторических мифов. Были ли они дикарями или носителями цивилизации? Сколько их осталось и почему? Как они относились к незваным гостям? Когда, с кем и почему воевали? На эти и другие вопросы отвечает историк-медиевист Андрей Миллер в специальном материале для Concepture.

Тема индейцев, конечно же, чрезвычайно широка и многообразна: ведь под этим термином мы понимаем всех людей, составлявших население сразу двух материков с верхнего палеолита до появления в Америке европейцев, а также существенную («коренную») часть современного населения Северной и Южной Америки. Это огромный масштаб и, следовательно, огромное многообразие этносов и культур, так что и заблуждения на эту тему крайне многообразны. И разбирать их стоило бы по отдельности…

Но это я оставлю индианистам, специализирующимся на конкретных народах, территориях и периодах. Здесь стоит обозначить, что моя специализация – все-таки история освоения Нового Света европейцами, прежде всего испанцами. Так что коренное население я изучаю потому, что невозможно разобраться в каком-то конфликте, глядя на него лишь с одной стороны.

Что ж, попробуем рассмотреть самые «общие» заблуждения, поговорить об индейцах вообще и, насколько это возможно, сконцентрируемся на общем, не особенно углубляясь в частности. И пусть этих заблуждений будет семь: подобно Семи золотым городам, которые мечтали отыскать бледнолицые первопроходцы Северной Америки.

1. Индейцев почти полностью истребили

Тезис, с которым встречаешься буквально на каждом шагу. Если мы говорим только о Северной Америке, то отчасти он справедлив, пусть и не совсем корректно описывать всё словом «истребление» (бывает еще ассимиляция, как-никак). Тем не менее, в США сегодня чуть более 1% индейцев, в Канаде – менее 4%. Безусловно, это очень мало. Однако в остальной Америке ситуация совершенно другая.

«Высадка Колумба в Америке (12 октября 1492 года)» (Джон Вандерлин, 1847)

Скажем, из 133 миллионов мексиканцев (сравнимо с населением РФ) индейцев уже целых 30%, а 60% населения являются метисами. Почти 2 700 000 человек являются носителями языков науа (к таковым когда-то относились ацтеки), а на майанских языках говорит еще примерно миллион.

Из 16 миллионов эквадорцев 25% – индейцы, 65% – метисы. Те же 25% индейцев в 32-миллионом Перу (и 60% метисов). А среди 11 миллионов боливийцев коренные народы и вовсе преобладают: их 55% (еще 30% – метисы). В стране, помимо испанского, еще 36 официальных языков. Схожая ситуация по населению в Гватемале.

К числу носителей языков кечуа (основных для империи инков) сегодня относится порядка 14 миллионов человек, а на языке аймара говорит более 3 миллионов. На гуарани говорит почти 5 миллионов.

Речь совсем не о горстках людей в резервациях. При этом в Южной Америке остались и неконтактные племена, вообще не тронутые цивилизацией.

Словом, индейцев южнее Техаса и за исключением Карибских островов (где их действительно в основном истребили еще на начальном этапе колонизации, чему есть ряд причин со стороны как этих индейцев, так и колонистов) очень и очень много. Местами они преобладают, и в большей части Латинской Америки до сих пор играют существенную роль – как культурно, так и политически.

«Сражение в Теночтитлане» (Эмануэль Лойце, 1848)

Кроме того, я бы хотел обратить внимание, что даже цифры из Северной Америки на деле не совсем уж страшные. Пояснить этот тезис просто: 80% населения РФ составляют русские, еще около 6% приходится на татар, украинцев и белорусов. Ситуация не так уж отличается от Канады и даже от США (учитывая еще тот факт, что население США гораздо больше российского). Тем не менее, думаю, очевидно: множество прочих народов на территории России совсем не «истреблено», это довольно значительные группы населения. Хоть вроде бы даже до мексиканских показателей очень далеко…

2.

«Великие цивилизации»

Именно такой оборот мы постоянно слышим на тему майя, ацтеков и инков. Зачастую предваряет он фантазии в духе РЕН ТВ про «были более развиты, чем Европа», «знали астрономию лучше нас» и так далее. С данным вопросом, конечно, всё не очень просто.

Если убрать из термина слово «великие», то никаких вопросов уже не будет. Безусловно, ацтеки, майя и инки были цивилизованными народами (да и не только они, но об этом ниже). Они создали настоящие государства, которые можно смело сравнить со средневековыми европейскими.

В отдельных областях они добились хорошего уровня технического прогресса: одни гидротехнические сооружения чего стоят – вот тут уровень и правда выше Европы. Да и архитектура ацтеков произвела на испанцев впечатление. Медицина была неплохой (хотя она в общем-то везде будет ужасна до XIX-ХХ веков). Культурные достижения? Тоже были: как-никак, дошло до такого вида искусства, как драматургия. А это примета культуры довольно развитой.

Карта-схема Мехико-Теночтитлана, столицы ацтеков. Опубликована в латинском издании «Реляций» Эрнана Кортеса (Нюрнберг, 1524)

И да, Теночтитлан на момент своей гибели был сравним по населению с Лондоном. Он впечатлял во всех отношениях. Правда, такой великий город на два материка был всего один… Но вместе с тем были моменты катастрофического отставания даже не просто от Европы, а от всего мира, кроме разве что совсем дикой Австралии. Даже включая немусульманскую Африку…

Ацтеки и майя не знали металлургии, технически находясь в каменном веке (единичные находки бронзовых/медных изделий созданы гораздо южнее и были куплены). Инки до бронзы дошли, однако они не имели письменности. Кроме того, все эти народы не сумели создать известное в древности колесо: оно до прихода европейцев так и осталось только деталью детских игрушек.

Не было и ездовых животных, но тут надо сделать скидку на то, что в Америке отсутствовали идеально подходящие для этого лошади – а местных животных и запрячь далеко не так удобно. Как только кони в Америке распространились, индейцы освоили их очень быстро.

А уж про астрономию – это действительно репертуар РЕН ТВ. Да и насчет медицины всё не так однозначно: с приходом испанцев европейская почему-то стала пользоваться огромной популярностью.

Хотя как сказать – почему... При этом характерен пример с расхожим тезисом «испанцы переводили ацтекские труды по ботанике». Имеется в виду, вероятно, «Libellus de medicinalibus indorum herbis» – его написал крещеный ацтек Мартин де ла Крус уже в XVI веке. Затем труд и правда перевели на латынь: что поделать, Мартин успел креститься, но испанский на тот момент еще не выучил. Ирония состоит в том, что бóльшую часть описанных в этой «научной» работе растений никто так никогда в Мексике и не нашел.

Да и вообще почти все пресловутые «кодексы» и прочие ацтекские документы написаны уже при испанцах и по их же просьбам. Зачастую – сразу частично на испанском. Изучать доколумбовое в Мезоамерике приходится в основном по археологии и изобразительным источникам…

В целом, хотя представители этих культур и были носителями цивилизации, на момент контакта они уступали европейцам решительно во всем, кроме гидротехнических сооружений. Хотя и в Европе акведуки построили не инопланетяне – это тоже сделали жители Европы, а причины упадка данных сооружений – тема отдельная (не всё с ними так просто). Даже архитектура: она впечатляла размахом, но технически была на уровне древнего мира. Пирамиды строили по всей Земле не потому, что «палеоконтакт», а потому, что это самый простой способ построить нечто большое.

Хотелось бы добавить, что если майя – цивилизация и правда древняя (родом еще из времен европейской Античности), то говорить так об ацтеках и инках затруднительно. Государство ацтеков возникло и окрепло в XIV–XV веках – это тот период, когда в Европе шла Столетняя война. Империя инков немногим старше – XIII век, времена последних Крестовых походов.

Однако из этого заблуждения прямо в духе диалектического материализма (нет, автор статьи и не носит усов и не бреет голову) происходит и противоположное…

3. Цивилизация была у майя, ацтеков и инков, а остальные – дикари

Как-то так многие себе всё и представляют. Зря.

Начнем хоть с той же архитектуры. Взять Чичен-Ица, знаменитый индейский город в Мексике (кстати, испанцы застали его уже заброшенным, как и Мачу-Пикчу). Он не весь построен майя – существенная часть застройки относится к периоду, когда в этом месте жили тольтеки. У тольтеков тоже было весьма приличное государство, расцвет которого пришелся примерно на то время, когда в Европе хозяйничали викинги. Однако в XIII столетии тольтеки были уничтожены агрессивными соседями.

Чичен-Ица – политический и культурный центр майя на севере полуострова Юкатан в Мексике

Но углубляться в эту тему мы не будем, потому что вопрос тольтеков дискуссионный в индианистике. Трудно отделить реальность от мифов о народе-предтече, которые широко распространились среди индейцев к моменту прибытия колонистов из Европы.

Если говорить о военном искусстве (как ни крути, очень важная составляющая цивилизации), то тут вся «большая тройка» выглядит бледно на фоне арауканов – южных соседей инков, жителей Патагонии (современная территория Чили и Аргентины).

Арауканов испанцы (причем имевшие опыт войн в Европе) на полном серьезе сравнивали с ландскнехтами, едва ли не лучшей пехотой Старого Света. У мапуче (другое название той же народности) была и строевая тактика, и похожее на европейское оружие, и представление о фортификации, в том числе возводимой «на коленке» во время похода – всё то, что напрочь отсутствовало у ацтеков или инков.

Потому и результаты войны совсем другие. Мапуче как свободный народ пережили Испанскую империю – окончательно умиротворили их уже независимые государства Латинской Америки. Эти суровые краснокожие до сих пор сохраняют национальную идентичность и весьма активно отстаивают свое в Чили. А всё благодаря умению воевать. Как-никак, они много раз били испанцев в крупных полевых сражениях и осадах, ни у кого в Америке не было таких успехов против конкистадоров в открытом бою. Сравниться среди краснокожих может разве что Сидящий Бык, персонаж уже другой эпохи…

Женщины мапуче

По сути, это три века войны, которую испанцы так и не выиграли. Сравните с государством ацтеков, которое опрокинули чуть более чем за год.

Индейцы Северной Америки тоже не всегда вели кочевой образ жизни и ютились в шатрах. Достаточно вспомнить акома, построивших на территории современного штата Нью-Мексико довольно впечатляющее поселение: полтысячи каменных домов на 100-метровой скале с вырубленными в ней лестницами. Это совсем не уровень дикарей.

Одним словом, не умаляя солидные достижения ацтеков, майя и инков, они всё же далеко не единственные из индейцев, кто был на что-то способен.

4. Индейцев не удавалось поработить из-за их непокорного духа

Эту тему очень любят люди расистских взглядов, проводящие здесь сравнение с неграми. Они исходят из реального факта: индейцев-рабов было очень мало. Те, что были, находились в основном в колонизируемой португальцами будущей Бразилии. А негры… Ну, едва ли стоит пересказывать историю, которую читатель не может не знать.

Вроде бы факт корректный, однако из-за непонимания его причин люди выдумывают некий особый непокорный индейский дух, якобы противоположный покорному африканскому. Я не стану подробно останавливаться на том, что абсолютное большинство черных рабов продавали европейцам на побережье Африки другие негры – это были пленники по результатам местных войн, так что «покорность» тут точно не расовое свойство, даже если она есть.

Настенная роспись из Дворца Тепантитла в древнем городе Теотиуакан (территория современной Мексики). На росписи изображена «Великая богиня Теотиуакана»

Поговорим об индейцах и рабстве как таковом. Индейцев почти не обращали в рабов по двум причинам.

Во-первых, испанцам, колонизировавшим большую часть Америки, король запретил делать это уже в 1512 году, то есть спустя 20 лет после открытия Америки. Отношение к рабству у испанцев вообще было не очень хорошим, прежде всего потому, что ситуацию, когда один человек владеет другим, очень трудно подружить с христианством. Из-за этого велись активные дискуссии, можно ли считать потомками Адама негров (а ну как они не совсем люди?..), но это отдельная история. Относительно индейцев-то сомнений у церкви не было: порабощать их – плохо, и занимались этим в основном португальские бандейратес, полукриминальные элементы. А английским колонистами было и не до порабощения кого-либо – долгое время в военном плане они были как минимум не особо сильнее местных.

Во-вторых, что еще важнее, обращение индейцев в рабство было просто-напросто не особо эффективно. Основная причина этого очень проста, но почему-то мало кто о ней задумывается. Дело в том, что хороший раб – это тот, которому некуда бежать и некому помочь в этом.

Именно поэтому на протяжении всей истории человечества рабов стремились продать как можно дальше: чем больше расстояние до родины и своего народа. тем лучше. Славян гнали через Крым и Турцию аж до Италии и Северной Африки. Римляне возили невольников из одного конца империи в другой, и даже в Новое время непокорных ирландцев ссылали в качестве рабов на Карибы, а не заставляли трудиться где-то под Лондоном. Иначе точно восстанут и будут постоянно сбегать.

Святыня тольтеков в древнем городе Тула, находящемся на территории современной Мексики

Африканские невольники в Новом Свете тоже устраивали восстания, поселялись в лесах, иногда даже основывали там свои квазифеодальные государства. Но на это решались только самые отчаянные. Большинство же в ситуации, когда вернуться домой невозможно даже теоретически, смирялись с судьбой. Тем более что это для белого человека негр от негра ничем не отличается, но ведь и между собой рабы могли быть не особо-то друзьями по этническому и религиозному признаку.

А вот с индейцами это работало куда хуже. Им и бежать проще, и под боком соплеменники, которые порабощение своих точно не оценят. Хотя эксперименты бывали. Например, в 1680-е французы задумали посадить на галерные весла могавков.

Генерал-губернатор Новой Франции Жак-Рене де Денонвилль исполнил приказание короля, отправив в метрополию 40 краснокожих. Тех посадили на галеры, где они вполне добросовестно гребли до 1689 года (несмотря на какой-то там дух, а ведь эти люди были из туземной «военной аристократии»), когда Денонвилль уговорил короля вернуть невольников домой – обозленные могавки отчаянно мстили колонии. Естественно, подобных проблем не возникало, если просто купить одних негров у других на берегу и уплыть. Поэтому так и поступали, тем более что и церкви спокойнее. Расы и этносы тут ни при чем.

5. Бледнолицые против краснокожих

Именно в таком упрощенном формате широкие массы представляют себе всякий конфликт в Новом Свете. Однако подобная постановка вопроса совершенно неверна. Индейцы – это абсолютно разные этносы с разными языками, верованиями, культурой. Между собой они никогда не чувствовали общности в бóльшей мере, чем чувствовали таковую для себя европейцы (которым и против общей османской угрозы объединиться всегда было тяжело, не говоря о всех прочих противоречиях).

Вид на Мачу-Пикчу, древний город инков на территории современного Перу

И конфликты индейцев с индейцами – это не только театрализованные «Цветочные войны». Даже если взять доколумбов период, то довольно вспомнить Резню в Кроу-Крик, пока довольно загадочное для науки событие, случившееся в середине XIV века. И там археологами найдены останки 500 человек, битва явно была европейских масштабов того же времени. А уж сколько еще всего кровавого происходило в Новом Свете…

Тот же правитель инков Атауальпа, которого любят выставлять невинной жертвой коварства испанцев, вел полномасштабную гражданскую войну против своего брата Уаскара в ходе местной «игры престолов». И это внутри одного из самых развитых государств Америки, не говоря про обычную племенную вражду и тот факт, что империи возникали не в вакууме. Майя, ацтеки и инки подчиняли себе более слабые народы. Эти народы часто становились союзниками испанцев, когда Конкиста достигала новых земель – тренд запустил еще Эрнан Кортес. Словом, индейцы охотно воевали против других индейцев на стороне белых.

Были и более интересные ситуации. Скажем, до прихода упомянутых выше арауканов Патагония принадлежала народу теуэльче. Конечно, конкуренцию с такими воинственными племенами теуэльче не выдержали, быстро оказавшись в очень незавидных условиях. И вот в XIX веке на их земли пришли… валлийские националисты, пытающиеся создать в Аргентине собственное государство без английского языка (для чего аргентинские власти охотно предоставили никому не нужную землю).

У валлийцев дела тоже шли очень плохо, и они с такими же неприкаянными теуэльче объединили усилия на основе равного партнерства. В итоге сейчас для теуэльче валлийский – второй язык. Всего в Аргентине, кстати, около 5000 его носителей, но мы опять отвлеклись…

Надо понимать, что в случае индейцев «народ» – это, как правило, какая-то языковая общность. Те же сиу, единолично сформировавшие визуальный образ индейца в вестерне (спасибо Сидящему Быку и его выступлениям в шоу Буффало Билла), во-первых, никогда сами себя так не называли, во-вторых, представляют собой три группы (лакота, западные дакота и восточные дакота), да еще внутри них делятся на разные племена. И политика у них бывала разная…

Во время Семилетней войны на американском театре боевых действий разные индейцы были на разных сторонах, причём корни тех противоречий лежали в доколониальном периоде. О том, насколько жестоко индейцы воевали друг с другом, дает яркое представление история Бобровых войн, о которых вполне можно почитать на русском.

В общем, расхожее представление об индейцах как о некоем хотя бы отчасти монолитном этносе, некой единой культуре, что сопротивлялась колонизации, – ошибочно. А будь иначе, никакая колонизация бы не удалась.

6. Гармония с природой

О, эти образы из фильма «Аватар», навеянные классической литературой про «благородных дикарей»! Не упомянуть данную тему ближе к концу статьи нельзя, хотя и говорить о ней особо много смысла нет. Звучит тезис о коренных народах, живущих с природой в согласии, очень часто. Но правдив он не более, чем в случае с любой другой культурой на Земле.

Если говорить о примитивных индейских этносах, то для них, как и для всех земледельцев низкого уровня развития, было очень характерно подсечно-огневое земледелие. А это вещь, увы, до предела неэкологичная: лес выжигается, на удобренной золой почве высаживаются нужные растительные культуры. Технически просто, но продуктивность так себе, а главное – лесов вокруг очень быстро не остается. Именно на печальные последствия широкого применения такого метода обратили внимание в начале XVII века первые английские колонисты в Северной Америке. Но использовалось подсечно-огневое земледелие далеко не только там.

Крышка от чаши с изображением животного, сочетающего в себе черты игуаны и ягуара, V век н. э., Мексика

И во всем остальном тоже не было никакой особой «гармонии». Пресловутых бизонов индейцы не истребили из-за низкой плотности своего населения в тех краях и неэффективного оружия, а не по идеологическим причинам. Вообще говоря, «гармонии» в их отношениях с природой было не больше, чем у первобытных людей, и на эту тему я вам рекомендую почитать или послушать известного антрополога Дробышевского. Вы получите вполне полное представление. Ну а уж ацтекская ирригация – это определенно совсем другое… Это цивилизация, как мы уже выяснили.

Осталась еще одна история, которая отчасти связана с рассмотренным выше заблуждением, но все-таки достойна отдельного пункта.

7. Индейцы массово вымирали от европейских болезней

Обычно добавляется: «от которых не имели иммунитета» и «это сильно помогло завоеванию». Доля правды в тезисе есть: конечно, много индейцев умерло от занесенных болезней. Впрочем, на любой войне той эпохи болезни – одна из главных причин потерь. Но тут важно понять несколько моментов.

Во-первых, никакой толковой статистики на эту тему наука не имеет. Мы даже общее индейское население тех или иных территорий до установления там прочной власти колонистов можем оценить ну очень «на глаз»: оценка численности ацтеков гуляет туда-сюда на миллионы. А уж сколько там людей от чего умерло – об этом судить просто невозможно, так что любой автор, что рассказывает вам про 90% и тому подобное, как минимум манипулирует фактами.

Во-вторых, как раз про 90%. Чаще всего речь идет об оспе, которая была страшным бичом и для Европы вплоть до изобретения вакцины. И даже некоторое время после этого жертвами данной болезни в Европе ежегодно становились десятки тысяч человек. Но смертность от неё составляла не более 30%. Никакого волшебного «иммунитета» у европейцев, как вы уже поняли, не было.

И непонятно, каким образом колонисты его вдруг в глазах многих обретают, хотя всем известно, какие ужасные эпидемии переживала Европа в те же самые времена (скажем, во время Великой Чумы 1665–1666 годов умерло 20% населения Лондона, а в 1649 испанская Севилья недосчиталась 60 тысяч человек).

А о стойкости европейцев к гриппу стоит рассказать жертвам «испанки». И это, кстати, уже ХХ век. В конце концов, даже если принять, что колонисты гораздо реже не выдерживали каких-то болезней – их-то в Америке были не миллионы, в отличие от индейцев. И даже не сотни тысяч и даже не десятки на момент контакта... Однако они как-то выжили.

Объяснить такой парадокс можно разве что словами Гогенлоэ-Ноейнштайна про «кажется, Господь – испанец», сказанными им после Чуда при Эмпеле. Видимо, и оспа тоже косила именно врагов Испании... Это напоминает эпос времен ВОВ о политически грамотных советских лесных зверях, которые грызли фашистов и не трогали партизан. Либо, как вариант, можно заявить, что в Новый Свет ехали в основном уже переболевшие оспой, что тоже очевидная чушь.

Часто упоминают, что от оспы умерли такие одиозные лидеры индейцев, как Куитлауак и Вайна Капак. Это тоже правда, но… от неё же умер король Испании Луис I, например. А еще королева Англии, Шотландии и Ирландии Мария II. А еще французский монарх Людовик XV и император Священной Римской империи Иосиф I.

«Завоевание Теночтитлана» (неизвесный автор, XVIII век)

Словом, то, что индейцы сильно страдали от болезней – это правда, но переоценивать данный факт тоже не стоит. Разве что можно отметить два рациональных фактора этого процесса.

Во-первых, индейцы совсем не имели понятия о санитарных мерах, которые европейцы усвоили ещё во времена «черной смерти». Во-вторых, именно европейцы в процессе колонизации заставили их жить более плотно, а где выше плотность населения, там и больше эпидемий. Но это неизбежная цена за переход к чему-то выше родоплеменного строя, и заплатили её в какой-то исторический момент все народы, ставшие нациями.

* * *

Пожалуй, это основные «общие» заблуждения на тему индейцев, которые можно выделить, не углубляясь в частные вопросы конкретных территорий и народов. Некоторые из освещенных выше вопросов, конечно, дискуссионные в науке, но существование такой дискуссии уже не позволяет говорить о таких вещах как об однозначных фактах. Во многом ученым еще предстоит разобраться.

Да, очень многие аспекты истории индейцев по-прежнему ждут своих исследователей.

На превью – фото с сайта History.com.

индейцев / коренных американцев | Национальный архив

Эта страница содержит ссылки на американскую историю, касающуюся коренных американцев.


В ноябре мы отмечаем Месяц коренных народов Америки / Аляски. Ознакомьтесь со статистикой Бюро переписи населения США, а также по ссылкам ниже.



Ресурсы NARA
Американские индейцы Публикации на микрофильмах НАРА
Публикация на микрофильмах записей NARA об американских индейцах, включая записи Бюро по делам индейцев, списки переписей и договоры, касающиеся территорий.
Для поиска в каталоге:
  1. На главной странице каталога микрофильмов нажмите «Расширенный поиск» (рядом с кнопкой «Поиск»).
  2. В правом столбце в разделе «Каталог предметов» выберите «Американские индейцы».
  3. Нажмите "Поиск".
Указатель заявок, поданных на Восточный ролл чероки 1909 года (ролл Гион Миллер)
Указатель включает имена всех лиц, ходатайствующих о компенсации, вытекающей из решения Претензионного суда Соединенных Штатов от 28 мая 1906 года в отношении восточного племени чероки.
Указатель окончательных списков граждан и вольноотпущенников пяти цивилизованных племен на территории Индии (Дауэс)
Это указатель имен лиц, имеющих право на включение в списки различных племен, входящих в Пять цивилизованных племен на территории Индии (Оклахома).
Indian Bounty Land Applications
Осенняя статья 1993 года из публикации NARA Prologue Мэри Фрэнсис Морроу.
Индийские списки переписи
На веб-сайте
NARA описаны публикации на микрофильмах с данными переписи американских индейцев.
Список индийских подарков, приобретенных Мериуэзером Льюисом при подготовке к экспедиции на Запад
На выставке «Расширение и реформа»
NARA (1801-1861) представлен полный текстовый список подарков для индейцев, приобретенных для экспедиции Льюиса и Кларка.
Наследие коренных американцев
Ссылки на помощь и записи коренных американцев в Национальном архиве.
NHPRC: Гранты Оклахоме, 1976-2013 финансовые годы
Составленный список грантов Национальной комиссии по историческим публикациям и записям в Оклахоме, который включает гранты нескольким племенам Оклахомы.
Записи для изучения этнической истории в Национальном архиве Сан-Франциско
Помощь в поиске и использовании записей, относящихся к коренным американцам и американцам из числа меньшинств.
Записи Бюро по делам индейцев
Record Group 75, из Руководства по федеральным архивам в Национальном управлении архивов и документации .
"Semper Fidelis, Code Talkers"
Зимний выпуск издания NARA Prologue за 2001 год содержит статью о «говорящих кодах» навахо, использовавшихся Корпусом морской пехоты во время Второй мировой войны.Первоначальные двадцать девять говорящих на коде навахо получили Золотую медаль Конгресса за их вклад в военное время в поддержание нерушимого кода.
«Змеи и писцы: Комиссия Дауэса и набор заводей»
Эта статья Кента Картера появилась в весеннем выпуске Prologue за 1997 год.
Преподавание с использованием документов: Меморандум о вербовке индейцев навахо
На этом сайте NARA есть план урока, основанный на меморандуме о вербовке индейцев навахо в U.С. Корпус морской пехоты во время Великой Отечественной войны.
Преподавание с использованием документов: карты индийской территории, Закон Дауэса и дело Уилла Роджерса о зачислении
На этом объекте NARA представлена ​​история Закона Дауэса, который позволил президенту разделить общедоступные земли племенных резерваций на небольшие индивидуальные участки.
«Так говорил вождь Сиэтл: история недокументированной речи»
Анализ речи вождя индейцев, якобы произнесенной в 1855 году, в которой говорилось о «бедах и зле, причиненных американским индейцам.»Опубликовано в Пролог.
Договор 1868 г.
Эта веб-страница, представленная на онлайн-выставке NARA, представляет договор 1868 года о признании Блэк-Хиллз частью Великой резервации сиу.

Ресурсы службы национальных парков
Древние архитекторы Миссисипи
Информация об обществах Миссисипи, процветавших в юго-восточной части Северной Америки с 800 г.E. ко времени европейского контакта.
Этническое наследие: американские индейцы
Список Службы национальных парков, включающий более 70 исторических парков, связанных с культурной историей американских индейцев.
Национальный NAGPRA
Национальный закон о защите могил коренных американцев и репатриации, или NAGPRA, - это федеральный закон, принятый в 1990 году, который предусматривает процесс, посредством которого музеи и федеральные агентства возвращают определенные предметы культуры коренных американцев прямым потомкам, связанным с культурой индейским племенам и организациям коренных гавайцев .Этот сайт содержит ссылки, связанные с этим законом.
Связь с коренными американцами
Этот объект Службы национальных парков предназначен для помощи племенам в сохранении их культурного наследия. Содержит ссылки на программы NPS и сайты, связанные с наследием коренных американцев.

Цифровые коллекции
Американские индейцы северо-запада Тихого океана
Американская коллекция памяти 1998 года, сайт Библиотеки Конгресса / лауреата премии Ameritech.Этот сайт иллюстрирует многие аспекты жизни и работы американских индейцев Тихоокеанского Северо-Запада в более чем 2300 фотографиях и 7700 страницах текста.
Фотографирование американских индейцев
Историческое общество Массачусетса представляет фотографии коренных американцев из центральной и западной частей Соединенных Штатов, которые были собраны четырьмя выдающимися бостонцами в конце девятнадцатого и начале двадцатого веков.
Индийские народы Великих северных равнин Цифровая коллекция
«
изображений индейских народов Великих северных равнин» - это доступная для поиска онлайн-база данных фотографий, созданная при грантовой поддержке Национальной программы грантов на лидерство Института музейных и библиотечных услуг.
Эдвард С. Кертис Индеец Северной Америки
"Эдвард Шериф Кертис опубликовал The North American Indian между 1907 и 1930 годами с намерением зафиксировать традиционные индийские культуры. Работа состоит из двадцати томов повествовательного текста и фотогравюрных изображений. Каждый том сопровождается портфелем больших фотопластинок. Вся работа представлена ​​здесь, в значительной степени при финансовой поддержке Института музейного и библиотечного обслуживания."Часть коллекции цифровой библиотеки Северо-Западного университета.
Джордж Кэтлин и его индийская галерея
Смитсоновский музей американского искусства представляет онлайн-выставку картин Джорджа Кэтлина, на которых изображены индейцы равнин на их собственных территориях.
Цифровые коллекции публичной библиотеки Денвера
«Эта онлайн-коллекция содержит подборку фотографий, карт, плакатов, архитектурных чертежей и других документов из коллекций Департамента западной истории / генеалогии» Публичной библиотеки Денвера.Включает материалы, связанные с историей коренных американцев.
Послание президента Эндрю Джексона Конгрессу «Об изгнании индейцев»
Послание президента Эндрю Джексона от 6 декабря 1830 года с призывом переселить восточные индейские племена на землю к западу от реки Миссисипи, чтобы открыть новые земли для поселения граждан Соединенных Штатов.

Генеалогические ресурсы
Генеалогические исследования коренных американцев
Эта страница "Смитсоновской энциклопедии" предлагает список рекомендованной литературы для прослеживания своего индейского происхождения.
Список Синди: коренные американцы
Из Списка Синди, почти полный охват генеалогических и исторических связей, относящихся к наследию коренных американцев.
Справочник по племенам американских индейцев
На этом сайте представлены
племен, признанных на федеральном уровне.
Родословная коренных американцев
Из Государственного исторического общества Миссури, введение к имеющимся документам.
Руководство по поиску предков американских индейцев и коренных жителей Аляски
Публикация Бюро по делам индейцев, в которой содержится информация, полезная при изучении происхождения коренных американцев.
История и генеалогия коренных американцев
Бесплатный генеалогический веб-сайт, содержащий ссылки на доступные для поиска онлайн-базы данных, племенные реестры, списки регистрации и многое другое.

Историческая справка
Американские индейцы / коренные американцы
Библиотеки
Университета Луисвилля составили список государственных ресурсов, посвященных темам коренных американцев.
Легенды нашего времени: ранчо коренных жителей и жизнь родео на равнинах и плато
Совместная площадка Национального музея американских индейцев Смитсоновского института и Канадского музея цивилизации, эта площадка дополняет передвижную выставку, исследующую сложные взаимоотношения между индейцами Североамериканских равнин и лошадьми, собаками и буйволами.
Североамериканские индейцы: книги, чтобы начать с
Этот сайт "Смитсоновской энциклопедии" предлагает библиографию книг о коренных американцах.
Национальный музей американских индейцев
Веб-сайт Смитсоновского национального музея американских индейцев. Ресурсы включают в себя календарь национальных мероприятий, информацию о музеях и ресурсы для учителей и студентов.
Марин Индийский музей американских индейцев
Этот сайт посвящен мивокам Калифорнийского побережья.
Торговцы: голоса из торгового поста
Этот сайт Департамента специальных коллекций Университета Северной Аризоны охватывает историю торговых постов, устные интервью, а также товары и услуги, предлагаемые на торговых постах на американском Западе. Устные интервью посвящены торговым постам в резервациях навахо и хопи.
Кто украл Типи?
Этот сайт Смитсоновского института исследует влияние культуры США на традиции и верования коренных американцев.

Законы и договоры
Дела индейцев: законы и договоры
Отредактированный Чарльзом Капплером, этот семитомный набор представляет собой сборник законов, договоров и указов США, касающихся индейских племен, за период с 1778 по 1970 годы.
Правовые ресурсы коренных американцев
Основные данные этих ресурсов включают «Обзор законодательства американских индейцев» и Проект по оцифровке конституции и законодательства коренных народов Америки.Закончил юридический колледж Университета Оклахомы.
Договоры между США и коренными американцами
Этот сайт, созданный в рамках проекта «Авалон» в Йельской школе права, содержит договоры, касающиеся коренных американцев.
Статуты Соединенных Штатов в отношении коренных американцев
законов, принятых Конгрессом в отношении коренных американцев, составленных в рамках проекта Avalon в Йельской школе права.
Индейцы Северной Америки
Юридическая библиотека Конгресса предоставляет список ценных индийских договоров, судебных решений, U.С. Кодексы и законодательные программы, касающиеся истории коренных американцев.
Закон об американских индейцах
Этот сайт юридического факультета Уошбернского университета представляет собой сборник ресурсов, в том числе судебных дел, правительственных агентств, руководств по исследованиям, организаций и многого другого.

Ресурсы племени
Искатель первых наций
Портал с каталогом и ссылками на веб-сайты североамериканских индейцев.
Ресурсы коренных американцев
RootsWeb предоставляет список генеалогических ресурсов коренных американцев. Исторически значимые документы, карты и первоисточники представлены в общих списках и списках племен.
Ресурсы коренных народов Америки и Аляски
Ссылки на Политику в отношении американских индейцев и коренных жителей Аляски и Справочник для консультаций с признанными на федеральном уровне индейскими племенами на веб-сайте Бюро переписи населения США.
Офис Специального попечителя по делам американских индейцев
Управление специального попечителя по делам американских индейцев Министерства внутренних дел США управляет индийскими фондами, находящимися в доверительном управлении федерального правительства.
Министерство внутренних дел США по делам индейцев
Официальная домашняя страница Министерства внутренних дел по делам индейцев. Предоставляется информация о племенных правительствах и межплеменных организациях, договорах и индийской культуре.
Каталог племен
Этот веб-сайт Бюро по делам индейцев предоставляет Справочник лидеров племен и Список племенных образований в том виде, в каком он публикуется в Федеральном реестре.

ИНДИЙЦЫ КЛИВЛЕНДА | Энциклопедия истории Кливленда

Бейсбольная команда CLEVELAND INDIANS , член-учредитель Американской лиги, основанная в 1901 году, первоначально называлась Blues, затем Broncos, а с 1903-11 годов была известна как Naps в честь игрок-менеджер НАПОЛЕОН ЛАЖОИ.С 1912 по 14 год команда официально называлась Молли Макгуайрс, но в народе по-прежнему называлась Naps. В 1915 году Ладжуа продали, и, основываясь на предложениях спортивных обозревателей, команда стала постоянно называться индейцами, прозвище, использовавшееся в 1890-х годах, когда индеец ЛУИ «ШИФ» СОКАЛЕКСИС играл за старую Национальную лигу CLEVELAND SPIDERS.

Под эгидой первоначальных владельцев, бизнесменов из Кливленда Джона Килфойла (президент, 1901-08) и ЧАРЛЬЗА СОМЕРСА (1908-15), команда начала разрабатывать фермерскую систему, чтобы улучшить свою игру.Однако клуб, который играл в LEAGUE PARK на 65-й улице и Лексингтон-авеню, стал серьезным претендентом на вымпел только в 1908 году. Основные изменения в 1915-1916 годах коснулись команды: торговля Ладжуа, принятие " Прозвище индейцев и его продажа чикагской группе, возглавляемой Джеймсом Данном. На поле ситуация улучшилась под управлением игрока-менеджера TRISTRAM "TRIS" SPEAKER; в 1920 году индейцы выиграли свой первый вымпел и победили «Бруклин Доджерс» в Мировой серии. В 1920-х и 1930-х годах команда обычно финишировала в первом дивизионе, но оспаривалась за вымпел только в 1921 и 1926 годах.

В 1927 году синдикат Кливленда, в который входили братья Ван Сверинген, НЬЮТОН Д. БЕЙКЕР и Альва Брэдли (который занимал пост президента до 1946 года), приобрел команду и участвовал в строительстве КЛИВЛЕНДСКОГО МУНИЦИПАЛЬНОГО СТАДИОНА на берегу озера. Муниципальный стадион, вместимостью более чем в два раза превышающий Парк Лиги и предназначенный для проезда на автомобиле, открылся в июле 1931 года. Индейцы сыграли там свою первую игру в 1932 году, но продолжали играть в будние игры в парке Лиги до 1947 года. Предсезонный фаворит на победу в 1940 году, личные враждебные отношения между менеджером Оскаром Виттом и его ведущими игроками, получившие название «Cry Babies», способствовали занятию 2-го места.

Между 1946 и 1949 годами индейцами владел чикагский бизнесмен Билл Вик, который после сезона 1949 года продал их синдикату Кливленда, возглавляемому Эллисом Райаном и Хэнком Гринбергом. Его пребывание в должности до сих пор помнят как золотой век команды. Век привнес в рекламные кампании необузданный энтузиазм и воображение, резко увеличив посещаемость, поскольку команда быстро улучшила свою игру на поле. Под руководством игроков-менеджеров Лу Будро, а затем Аль Лопеса, индейцы регулярно боролись с Нью-Йорк Янкиз за вымпел с доминирующей подачей Боба Феллера, Боба Лемона и Раннего Винн, среди других.В памятном сезоне 1948 года индейцы во главе с Будро обыграли «Бостон Ред Сокс» со счетом 8: 3 в плей-офф вымпела с 1 игрой и продолжили поражение «Бостон Брэйвз» в Мировой серии. Команда также выиграла вымпел 1954 года под руководством Лопеса, установив рекорд по количеству побед в регулярном сезоне (111), но проиграла Мировую серию «Нью-Йорк Джайентс» в деморализующей серии из 4 игр.

С 1960-х годов индейцам было трудно поддерживать последовательность и конкурентоспособность. Снижение посещаемости, частая смена менеджеров и дезинтеграция фермерских бригад и скаутских систем - все это способствовало нестабильности в коллективной собственности и было вызвано ею.В 1953 году Райан продался Майрону Уилсону, а он, в свою очередь, Уильяму Дейли. В 1961-62 Гейб Пол стал президентом и генеральным менеджером до своего вынужденного выхода на пенсию в 1985 году. Право собственности на команду и пост президента перешли на ВЕРНОН СТАУФЕР в 1966 году, а десять лет спустя Ник Милети, оба потеряли деньги на слухах о том, что команда может переехать. в другой город. Наем Фрэнка Робинсона в качестве игрока-менеджера в середине 1970-х (первый темнокожий тренер бейсбола) не смог переломить тенденцию к снижению. В 1978 году ФРЭНСИС ДЖОЗЕФ «СТИВ» О'НЕЙЛ стал основным владельцем клуба, но к середине 1980-х наследники О'Нила стали искать новых владельцев для команды.В 1986 году команду приобрели Ричард Э. и ДЭВИД Х. ДЖЕЙКОБС. В середине 1980-х у индейцев было два победных сезона под новым владельцем и новым президентом Питером Баваси, и братья Джейкобс начали возрождать систему фермерских хозяйств индейцев. Когда клуб переехал со стадиона на поле Джейкобса в Гейтвэй в 1994 году, их организация низшей лиги состояла из Бизонов Буффало Американской ассоциации. (Класс AAA), индейцы кантона и Акрона, Восточная лига (класс AA) и 3 команды класса A. В 1994 году перегруппировка команд Американской лиги поместила индейцев во вновь сформированный Центральный дивизион, что расширило возможности для участия в плей-офф за вымпел.К сожалению, забастовка игроков высшей лиги 1994 года привела к отмене сезона 1994 года. В сокращенном сезоне 1995 года индийцы во главе с менеджером Майком Харгроувом и звездными игроками Орлом Хершизером, Омаром Вискелем, Кенни Лофтоном и Карлосом Баэрга завоевали титул Центрального дивизиона в 30 играх со счетом 100-44. Левый полевой игрок Альберт Белль сделал 50 хоум-ранов и 52 дубля, первым в высшей лиге, в то время как запасной питчер Хосе Меса побил рекорд по количеству сэйвов подряд с 38 сэйвами подряд, завершив с 46 за сезон.Индийцы вышли в Мировую серию впервые за 41 год, одержав победы в серии чемпионатов дивизиона и лиги над Бостон Ред Сокс и Сиэтл Маринерс соответственно, хотя в Мировой серии они проиграли, потерпев поражение от Атланты. Выдерживает 4 игры против 2 (см. МИРОВАЯ СЕРИЯ БЕЙСБОЛА).

В 1996 году индийцы выиграли свой второй чемпионат Центрального дивизиона и лигу, проведя 99 игр. Однако надежды на продвижение к своей второй Мировой Серии подряд были положены конец девятому иннингу RBI сингла и 12-му хоумрану Роберто Аломара из Балтимора в четвертой игре Серии Американской лиги.В межсезонье произошли серьезные изменения: Альберт Белль подписал контракт с «Чикаго Уайт Сокс» в качестве свободного агента, а Кенни Лофтон был продан «Атланта Брэйвз» по сделке, которая привела Маркиза Гриссома и Дэвида Джастиса в Кливленд. Кэтчер Сэнди Аломар-младший блестяще выступал за индейцев в регулярном сезоне 1997 года, завоевав звание самого лучшего игрока на 68-м Матче всех звезд, проходившем на стадионе Джейкобс Филд, и суммировав результативную серию из 30 игр. Выиграв третий подряд титул чемпиона Центрального дивизиона, индейцы вышли в Мировую серию, победив Янки в серии дивизионов и Балтимора в серии чемпионатов Американской лиги.Индийцы столкнулись с Флоридскими Марлинами в Мировой серии. Индийцы были в иннинге от победы в серии в седьмой игре, когда Хосе Меса отказался от девятого тайма сингла RBI, упустив преимущество 2-1. Marlins выиграли игру в конце 11-го иннинга из двух баз, загруженных синглом Эдгаром Рентерия. В 1998 году индейцы снова завоевали титул Центрального дивизиона, но проиграли янки в серии чемпионатов американской лиги, обойдя Red Sox в серии дивизионов.Сезон 1999 года был отмечен невероятной демонстрацией атакующей силы, чему способствовало добавление свободного агента Роберто Аломара в межсезонье. Было набрано 1009 забегов команды, когда индейцы выиграли 97 игр. 165 ИКР Мэнни Рамиреса были самыми высокими показателями любого игрока с 1935 года. Установив рекорд франшизы, индейцы также возглавили Американскую лигу по посещаемости впервые с 1948 года. К сожалению, подача команды была нарушена, поскольку индейцы проиграли Red Sox в турнире. дивизионная серия.

После того, как индейцы проиграли в плей-офф 1999 года, Майк Харгроув был уволен с поста капитана команды генеральным менеджером Джоном Хартом.Харгроув привел индийцев к двум мировым сериям и пяти титулам в Центральном дивизионе за восемь сезонов. Чарли Мануэль, популярный тренер индийцев по ударам, получил свой первый шанс руководить командой высшей лиги после 37 лет тренировки профессионального мяча. Мануэль стал 37-м менеджером Кливленд Индианс. Через несколько дней после того, как Мануэль был нанят, Ларри Долан стал 16-м владельцем франшизы, купив команду у Ричарда Э. Джейкобса за 320 миллионов долларов, что в то время было самой высокой платой за бейсбольную команду. При Джейкобсе индейцы превратились из умирающей команды в вечную электростанцию.В дополнение к своему успеху на поле, команда достигла своего рекорда в высшей лиге по последовательным продажам до 373. В 1998 году Джейкобс превратил команду в единственную публично торгуемую бейсбольную команду, сохранив при этом полный контроль над ее операциями. . Продажа была завершена, когда весной 2000 года акционеры официально проголосовали за продажу своих акций Долану. Изрядный успех ознаменовал начало эры Долана: «Племя» пропустило плей-офф на одну игру в 2000 году, но выиграло свой шестой титул в Центральном дивизионе Американской лиги в 2001 году, проиграв Сиэтлским морякам в плей-офф.Однако к 2002 году стало ясно, что команда находится в «периоде восстановления»: Джон Харт ушел в 2001 году, чтобы присоединиться к Texas Rangers (замененный Марком Шапиро), а Чарли Мануэль был уволен в 2002 году, его заменил Джоэл Скиннер. В течение года игроки племени, такие как Роберто Аломар, Бартоло Колон и Кенни Лофтон, разменивались, и команда даже близко не подошла к выходу в плей-офф.

В конце сезона 2002 года Эрик Ведж был вызван из «Баффало Байсонз», филиала «Индиан», и заменил Джима Лейланда на посту 39-го менеджера «Кливленд Индианс».В 35 лет Ведж стал одним из самых молодых менеджеров в истории бейсбола. Компания Wedge сосредоточилась на развитии молодых талантов Виктора Мартинеса, Трэвиса Хафнера, Джонни Перальта, Грэди Сайзмора и аса подбора C.C. Сабатия, улучшивший индейцев с четвертого места, завершил свой сезон новичка до чемпионата дивизиона в 2007 году.

В январе 2008 года франшиза заключила шестнадцатилетнее соглашение с базирующейся в Кливленде Progressive Insurance на право присвоения прав на имя Джейкобс Филд по средней годовой стоимости 3 доллара.6 миллионов. В рамках сделки Progressive также получила спонсорские права в качестве официального автостраховщика команды.


Просмотреть изображение в Digital Cleveland Starts Here®

Поиск помощи для отчетов Cleveland Baseball Company, WHRS.

Просмотр изображения в Cleveland Memory.

Просмотр галереи изображений в Cleveland Memory.


Льюис, Франклин. Кливлендские индейцы (1949).

Торри, Джек. Бесконечное лето: Падение и подъем индейцев Кливленда (1995).


книг из Мичигана, Миннесоты и Висконсина, ок. 1820-1910 гг. | Цифровые коллекции | Библиотека Конгресса

Индейские культуры заселили Верхний Средний Запад за столетия до того, как в этот регион прибыли белые. На вторгшихся белых произвели должное впечатление тысячи курганов, которые были найдены в южных частях региона, оставленные вымершими культурами Хопвелла и Миссисипи.Индейцы, с которыми сталкивались белые во время контакта, зависели от рыбной ловли и охоты как средства к существованию и говорили на ирокезских, алгонкинских и сиуанских языках. К тому времени европейское присутствие на востоке изменило жизнь Индии. Индейцы стали зависеть от оружия и других западных товаров (и часто получали западные болезни в придачу). Они воевали друг с другом за первенство в торговле с европейцами. Господство гуронов в Верхних Великих озерах и восточной торговле, а также сами гуроны были уничтожены ирокезами в середине семнадцатого века.Сиу были вынуждены двинуться на запад из-за Чиппева. Индейцы заключали союзы с одной, а затем с другой колониальной державой по мере перехода власти от одной к другой. Чарльз Ланглад, полубелый индейский лидер, известный как отец Висконсина, помог французам победить Брэддока и британцев; затем сражался с Бургойном и британцами против американцев, а затем прожил остаток своей жизни как американец. Остаточные племена сбились в кучу. Индейцы Стокбриджа, двигавшиеся к западу от Массачусетса, жили с онейдами в центре Нью-Йорка, прежде чем перебраться (с некоторыми онейдами) в Грин-Бей, где они вели переговоры с местными индейцами Виннебаго и Меномини, чтобы получить право основать поселение.

«Вождь Маленькая ворона». Ручкой и карандашом на границе в 1851 г .; дневник и зарисовки Фрэнка Блэквелла Майера Фрэнсиса Блэквелла Майера (Сент-Пол, 1932).

Были разговоры о выделении части того, что стало Северо-Западной территорией, в качестве индийского резерва или даже штата со всеми привилегиями других штатов. Эти разговоры прекратились с приближением поселения белых. В каждом из штатов Верхнего Среднего Запада белые переходили в собственность один участок индийской земли за другим в невероятно короткие сроки, когда эта земля становилась для них доступной.Наступление белых часто приводило к окончательному отчаянному противостоянию индейцев, о чем свидетельствует крупномасштабное восстание под предводительством Понтиака (1763-66 гг.), Затем восстание под предводительством Текумсе (1811-13 гг.) И меньшего масштаба в войне Черного Ястреба (1832 г.) в Висконсине и восстании сиу (1862 г.) в Миннесоте. Часто друзья среди белых, применяя то или иное «белое» лекарство от индийской «проблемы», оказывали такое же разрушительное воздействие на образ жизни Индии, как и их заклятые враги. Побежденные индейцы, наконец, были изгнаны с территории, желанной белыми, в резервации в штатах Верхнего Среднего Запада или в отдаленные западные районы, лишенные белых поселенцев.По окончании войн и переселений значительное количество индейцев осталось в каждом из трех штатов, в резервациях и в городах. Фактически, в недавнем прошлом их число резко увеличилось. Белый долг индейцам в освоении и заселении региона косвенно подтверждается обилием индийских топонимов для каждой особенности ландшафта.

американских индейцев в European Contact

Первоначально опубликовано как «Первые исследователи Америки : Приключения и выживание»

Джона У.Kincheloe, III
Используется с разрешения Tar Heel Junior Historian 47: 1 (осень 2007 г.): 6-8, авторские права принадлежат Историческому музею Северной Каролины.

европейских исследователя прибыли в «Новый Свет» Северной Америки в 1500-х годах. До этого континент был для них неизвестным местом. Эти искатели приключений увидели в ней совершенно новую землю, где есть животные и растения. Они также познакомились с новыми людьми в этом захватывающем Новом Мире - людьми с увлекательным образом жизни, которого европейцы никогда не видели, и языками, которых они никогда не слышали.Этот Новый Свет для европейцев был на самом деле очень старым миром для разных людей, которых они встречали в Северной Америке. Сегодня мы называем этих людей американскими индейцами.

Археологи говорят нам, что американские индейцы могли находиться на североамериканском континенте пятьдесят тысяч лет. Они были первыми американцами, и они тоже были великими исследователями. Они пришли на этот континент не сразу. Считается, что эти древние авантюристы прибыли в разное время, на протяжении нескольких тысяч лет.Они шли из Азии пешком или на лодке. Их исследования проходили через ледяные ландшафты и вдоль береговых линий. В конце концов эти первые американские исследователи расселились по всему континенту.

Со временем их жизнь изменилась, поскольку они приспособились к разным условиям. Американские индейцы были творческими людьми. Они нашли способы жить в пустынях, лесах, океанах и травянистых прериях. Коренные народы были прекрасными охотниками и продуктивными земледельцами. Они строили города и вели торговлю на большие расстояния с другими племенами.Это были люди, которых европейские исследователи встретили, когда их корабли приземлились в Америке.

Когда английские, французские и испанские исследователи прибыли в Северную Америку, они принесли огромные изменения племенам американских индейцев. Европейцы принесли индейцам скрытого врага: новые болезни. Коренные народы Америки не имели иммунитета к болезням, которые принесли с собой европейские исследователи и колонисты. Такие болезни, как оспа, грипп, корь и даже ветряная оспа, оказались смертельными для американских индейцев.Европейцы привыкли к этим болезням, но индусы не имели к ним сопротивления. Иногда болезни распространяются при прямом контакте с колонистами. В других случаях они передавались, когда индейцы торговали друг с другом. Результат контакта с европейскими микробами был ужасен. Иногда за короткое время гибли целые деревни.

Еще в 1585 году английский исследователь Томас Харриот наблюдал, как европейские визиты в небольшие деревни прибрежных индейцев Северной Каролины убивали туземцев.Он написал:

В течение нескольких дней после нашего отъезда из каждого такого [индийского] города люди начали умирать очень быстро, а многие в кратчайшие сроки; в некоторых городах около двадцати, в каких-то сорока, в каких-то шестидесяти и в одном шесть десятков [6 x 20 = 120], что на самом деле было очень много по их количеству. . . . К тому же болезнь была настолько странной, что они не знали, что это такое, и как ее вылечить.

Распространение европейских болезней среди американских индейцев было случайностью, которой никто не ожидал.Ни колонисты, ни индейцы не понимали, почему это так сильно повлияло на коренных жителей.

Огромное влияние болезней на коренное население Америки - важная часть истории европейских исследований. Эксперты считают, что до 90 процентов населения американских индейцев могло умереть от болезней, завезенных в Америку европейцами. Это означает, что только каждый десятый туземец пережил этого скрытого врага. Их потомки - 2,5 миллиона индийцев, которые сегодня живут в Соединенных Штатах.

Новые торговые товары представляют собой еще одно большое изменение, которое европейские исследователи и колонисты принесли американским индейцам. Вскоре после встречи со своими европейскими посетителями индейцы очень заинтересовались вещами, которые могли предоставить колонисты. Вскоре индейцы начали использовать эти новые материалы и продукты в своей повседневной жизни. Местные охотники стремились обменивать подготовленные оленьи шкуры и другие шкуры на отрезки цветной ткани. Металлические инструменты, такие как топоры, мотыги и ножи, стали ценными новыми ресурсами.Вскоре американские индейцы отложили свои луки и стрелы в пользу европейского огнестрельного оружия, пороха и свинцовой дроби. Торговые предметы, такие как металлические горшки, часто разрезались и переделывались в новые инструменты или оружие. Желание приобретать европейские товары изменило древние торговые схемы. Традиция простой охоты за едой стала менее важной, чем торговля шкурами животных. Вскоре американские индейцы стали полагаться на европейские товары в повседневных потребностях. Колониальные торговцы также привозили ром, и этот напиток доставил немало проблем некоторым племенам.Новые торговые товары, привезенные из-за Атлантического океана, навсегда изменили жизнь американских индейцев.

Третьим большим изменением, связанным с этой новой торговлей, было рабство. Европейцам нужны были рабочие, чтобы строить дома и расчищать поля. Вскоре они поняли, что могут предлагать определенные племена американских индейцев торговые товары, такие как инструменты и оружие, которые могут принести им других индейцев, захваченных в племенных войнах. Этих захваченных индейцев покупали и продавали как рабов. Вы могли подумать, что африканцы, привезенные в Америку, были единственными порабощенными людьми.Удивительно узнать, что до 1700 года в Каролинах четверть всех порабощенных людей составляли мужчины, женщины и дети американских индейцев. До 1700 года портовый город Чарльстон отправил множество рабов из числа коренных жителей для работы в Карибском бассейне или для продажи в северные города, такие как Бостон. Рабство привело к войне между племенами и к большим лишениям. Многим племенам пришлось переехать, чтобы избежать работорговли, которая полностью уничтожила некоторые племена. Со временем практика порабощения коренных народов прекратилась. Однако это сильно повлияло на американских индейцев Юга и Юго-Запада.

Многие большие изменения произошли с первыми американцами вскоре после того, как их встретили европейцы. Но индийский народ пережил болезни, огромные сдвиги в своей культуре и даже разрушительную работорговлю. В Северной Каролине сегодня насчитывается восемь гордых и стойких племен: восточная группа чероки, ламби, халива-сапони, саппони, окканичи из народа сапони, ваккамау-сиуан, мехеррин и кохари. Сейчас их намного меньше, чем потомков европейских колонистов, но их сильное присутствие чтит их далеких предков - первых из американских исследователей.

Родной интеллект | История | Смитсоновский журнал

22 марта 1621 года делегация коренных американцев прошла через территорию, которая сейчас является южной частью Новой Англии, чтобы встретиться с группой иностранцев, которые заняли недавно заброшенное индейское поселение. Во главе партии стоял непростой триумвират: Массасойт, сахем (военно-политический лидер) конфедерации Вампаноаг, свободной коалиции из нескольких десятков деревень, контролировавших большую часть юго-востока Массачусетса; Самосет, сахем союзной группы на севере; и Тисквантум, пленник, которому не доверяли, которого Массасойт неохотно взял с собой в качестве переводчика.

Массасойт был ловким политиком, но дилемма, с которой он столкнулся, должна была стать испытанием для Макиавелли. Около пяти лет назад большинство его подданных пали перед ужасной катастрофой. Были обезлюдены целые деревни. Это все, что мог сделать Массасойт, чтобы сплотить остатки своего народа. К его проблемам добавилось то, что бедствие не коснулось давних врагов вампаноагов, западного союза Наррагансеттов.Вскоре, опасался Массасойт, они воспользуются слабостью вампаноагов и захватят их. И единственное решение, которое он видел, было чревато собственными опасностями, потому что в нем участвовали иностранцы - люди из-за моря.

европейцев посещали Новую Англию не менее века. Бледные иностранцы были ниже ростом, чем туземцы, странно одеты и часто невыносимо грязны, у них были странные голубые глаза, которые выглядывали из-за щетинистых, звериных волос, покрывающих их лица.Они были раздражающе болтливы, склонны к припадкам хитрости и часто удивительно некомпетентны в том, что казалось индейцам элементарными задачами. Но они также производили полезные и красивые товары - медные чайники, сверкающее цветное стекло, стальные ножи и топоры - в отличие от всего остального в Новой Англии. Более того, они обменивали эти ценные вещи на дешевые меха, которые индейцы использовали в качестве одеял.

Со временем вампаноаг, как и другие сообщества коренных жителей прибрежной Новой Англии, научились управлять европейским присутствием.Они поощряли обмен товарами, но разрешали своим посетителям оставаться на берегу только для коротких, тщательно контролируемых экскурсий. Тем, кто просрочил свой прием, напомнили, что индийское гостеприимство ограничено. В то же время вампаноаг отразил индейцев изнутри, не позволяя им торговать напрямую с иностранцами. Таким образом, прибрежные группы стали классическими посредниками, контролирующими как доступ Европы к индийским товарам, так и доступ Индии к европейским товарам.Теперь, изменив давнюю политику, Массасойт решил разрешить новоприбывшим оставаться там на неограниченное время - при условии, что они формально вступят в союз с вампаноагами против Наррагансетта.

Тисквантум, переводчик, появился в доме Массасойта полтора года назад. Он бегло говорил по-английски, потому что несколько лет жил в Британии. Но Массасойт опасался, что в кризисной ситуации Tisquantum может встать на сторону иностранцев. Самосет - третий член триумвирата - появился за несколько недель до этого, уехав из своего дома в штате Мэн на английском корабле, курсировавшем вдоль побережья.Поскольку Самосет также немного говорил по-английски, Массасойт сначала послал его, а не Тисквантума, на встречу с иностранцами.

17 марта 1621 года Самосет без сопровождения и без оружия вошел в круг грубых хижин, в которых жили британцы. Колонисты увидели крепкого, прямо стоящего человека, одетого только в набедренную повязку; его прямые черные волосы были сбриты спереди, но спускались по плечам сзади. К их изумлению, этот почти голый мужчина поздоровался с ними на ломаном, но понятном английском.На следующее утро он уехал с несколькими подарками, а днем ​​позже вернулся с пятью «высокими приличными людьми» - по словам колониста Эдварда Уинслоу - с трехдюймовыми черными полосами посередине лиц. Обе стороны в течение нескольких часов безрезультатно разговаривали, проверяя друг друга.

Итак, 22-го, когда Массасойт и остальная часть индийской компании были скрыты от глаз, Самосет и Тисквантум вошли в ветхую базу иностранцев. Они говорили с колонистами около часа.Затем Массасойт и остальные индейцы внезапно появились на гребне ближайшего холма, на берегу ручья. Встревоженные европейцы отошли к холму на другой стороне реки, где они разместили свои немногочисленные пушки за незавершенным частоколом. Последовало противостояние.

Наконец Уинслоу проявил решительность, которая позже привела к его избранию на пост губернатора колонии. В полном доспехах и с мечом в руках он перебрался через ручей и предложил себя в качестве заложника.Брат Массасойта взял на себя ответственность за Уинслоу, а затем Массасойт сам пересек воду, за ним последовали Тисквантум и 20 людей Массасойта, все безоружные. Колонисты отнесли сахема в недостроенный дом и дали ему несколько подушек, на которых он мог откинуться. Обе стороны поделились домашним самогоном иностранцев и сели поговорить, переводя Tisquantum.

Массасойт носил те же шали и лосины из оленьей кожи, что и его товарищи, и, как и они, покрыл свое лицо маслом для отпугивания насекомых и красновато-пурпурной краской.На шее у него висели мешочек с табаком, длинный нож и толстая цепочка из ценных белых бус из ракушек, называемых вампум. По внешнему виду, писал Уинслоу позже, он был «очень похотливым человеком в свои лучшие годы, способным телом, серьезным лицом и бережным к речи». Европейцы, едва пережившие предыдущую зиму, оказались в гораздо худшей форме. Половина первоначальной колонии теперь лежала под землей под деревянными маркерами, на которых были нарисованы головы смерти; большинство выживших недоедали. Встреча вампаноагов с английскими колонистами стала критическим моментом в американской истории.«Дружелюбный индеец»

«Дружелюбный индеец»

Иностранцы назвали свою колонию Плимут; они сами были знаменитыми паломниками. Как узнают школьники, на этой встрече паломники воспользовались услугами Тисквантума, обычно известного как Скванто. В 1970-х, когда я учился в средней школе, популярным учебником по истории был Америка: ее люди и ценности . Среди красочных иллюстраций колониальной жизни было сжатое объяснение роли Тисквантума:

Дружелюбный индеец по имени Скванто помог колонистам.Он показал им, как сажать кукурузу и как жить на окраине пустыни. Солдат, капитан Майлз Стэндиш, научил паломников защищаться от недружелюбных индейцев.

Мой учитель объяснил, что кукуруза была незнакома паломникам, и что Скванто продемонстрировал правильный способ ее посадки - воткнул семя в маленькие кучки земли вместе с фасолью и тыквой, которые позже опутали высокие стебли. И он сказал пилигримам удобрять почву, закапывая рыбу вместе с семенами кукурузы.Следуя этому совету, сказал мой учитель, колонисты вырастили столько кукурузы, что она стала центральным элементом первого Дня Благодарения. Мы, студенты, небрежно делали заметки.

История «Америка: ее люди и ценности» не ошиблась. Но впечатление, которое это производит, совершенно обманчиво.

Цвантум имел решающее значение для выживания колонии. Он переехал в Плимут после решающей встречи и провел там остаток своей жизни, за это время он действительно обучал пилигримов методам ведения сельского хозяйства, хотя некоторые археологи полагают, что Тисквант заимствовал идею удобрения для рыб у европейских фермеров, которые использовали эту технику с тех пор средневековье.Но «Америка: ее люди и ценности» никогда не объясняет, почему он с таким энтузиазмом помогал людям, вторгшимся на его родину. Пропуск таких сложностей понятен в книге с ограниченным пространством. Однако недостаток внимания является симптомом более серьезной неспособности учитывать мотивы индейцев или даже того, что у индейцев могут быть мотивы.

Примерно то же самое можно сказать и о союзе, о котором Массасойт договорился с Плимутом. С индийской точки зрения, почему он это сделал? Альянс оказался успешным с краткосрочной точки зрения Вампаноага, поскольку он помог удержать Наррагансетт.Но это было катастрофой с точки зрения индейского общества Новой Англии в целом, потому что оно обеспечило выживание Плимутской колонии, которая возглавила большую волну британской иммиграции в Новую Англию. Все это отсутствовало не только в моих школьных учебниках, но и в академических отчетах, на которых они основывались.

Это упущение восходит к самим паломникам, которые приписывали отсутствие эффективного сопротивления туземцев воле Бога. «Божественное провидение, - писал колонист Дэниел Гукин, - способствовало« тихому и мирному поселению англичан ».Более поздние авторы были склонны приписывать европейский успех европейским технологиям. По словам историков, в соревновании, в котором только одна сторона имела винтовки и пушки, мотивы другой стороны не имели значения. К концу XIX века индейцы Северо-Востока считались быстро исчезающими второстепенными деталями в саге о возвышении Соединенных Штатов - «маргинальными людьми, которые в конце концов потерпели поражение», как сказал Джеймс Экстелл из Колледжа Уильям и Мэри сухо рассказали об этом в интервью со мной. Обличение паломников времен войны во Вьетнаме как империалистов или расистов просто воспроизводило ошибку в новой форме.Будь причиной был Бог-пилигрим, пилигримы или жадность пилигримов, потери туземцев были предопределены; С этой точки зрения, индейцы не могли остановить колонизацию и даже не пытались это сделать.

Но, начиная с 1970-х годов, историки стали недовольны этой точкой зрения. «Индейцев считали банальными, неэффективными, - сказал мне Нил Солсбери, историк из Смит-колледжа. «Но это предположение - целый континент пэтси - просто не имело смысла». Солсбери и другие исследователи пытались заглянуть в колониальные записи о жизнях индейцев внизу.Их работа вызвала цунами исследований взаимоотношений между туземцами и пришельцами в эпоху, когда они смотрели друг на друга как на относительные равные.

«Когда вы смотрите на исторические записи, становится ясно, что индейцы пытались контролировать свою судьбу», - сказал Солсбери. «И довольно часто им это удавалось» - только для того, чтобы понять, как это делают все народы, что последствия были не такими, как они ожидали.

Страна рассвета

Более чем вероятно, что Тисквантум не было именем, которое ему дали при рождении.В этой части северо-востока tisquantum относится к ярости, особенно к ярости маниту , пронизывающей весь мир духовной силы, лежащей в основе религиозных верований прибрежных индейцев. Когда Тисквантум подошел к Паломникам и назвал себя этим прозвищем, он словно протянул руку и сказал: «Привет, я - Гнев Божий».

Тисквант не считал себя «индейцем», равно как и жители той же области сегодня не называли бы себя «западным полушарием».Как стало ясно из более поздней истории Тисквантума, он считал себя прежде всего гражданином Патуксета, одного из дюжины или около того прибрежных поселений на территории нынешнего Восточного Массачусетса и Род-Айленда, составляющих конфедерацию вампаноагов. Вампаноаг, в свою очередь, были частью союза с Наусет, в который входило около 30 групп на Кейп-Коде и Массачусетте, несколько десятков деревень, сгруппированных вокруг Массачусетского залива. Все эти люди говорили на разных языках Массачусетта, члена семьи алгонкинских языков, самой большой в восточной части Северной Америки в то время.В Массачусетте название побережья Новой Англии было Зари, место, где восходит солнце. Жители Страны Рассвета были Людьми Первого Света.

Десять тысяч лет назад, когда индейцы в Месоамерике и Перу изобретали сельское хозяйство и объединялись в деревни, Новая Англия была почти не заселена по той прекрасной причине, что до недавнего времени она была покрыта ледяным покровом толщиной в милю. По мере того как простыня отступала, люди медленно приближались, хотя местность долгое время оставалась холодной и непривлекательной, особенно вдоль береговой линии.Поскольку повышение уровня моря постоянно затопляло берег, заболоченный Кейп-Код не полностью сохранил свою современную конфигурацию примерно до 1000 г. до н. Э. К тому времени Dawnland превратился во что-то более привлекательное: экологическое безумное одеяло из влажных кленовых лесов, усеянных моллюсками приливных устьев, густых высокогорных лесов, мшистых болот клюквы и орхидей, сложных клубков песчаных отмелей и пляжей и вычищенных огнями стоянок смоляной сосны - «огромное разнообразие даже в пределах нескольких миль», как сказал историк-эколог Уильям Кронон.

К концу первого тысячелетия нашей эры сельское хозяйство быстро распространилось, и регион превратился в лоскутное одеяло сообществ, каждое со своим предпочтительным ландшафтом, образом жизни и культурным стилем. По многочисленным озерам, прудам и болотам на холодных возвышенностях были разбросаны небольшие мобильные группы охотников и собирателей. Большинство из них недавно перешло на сельское хозяйство или вскоре сделают это, но возделываемые культуры по-прежнему были второстепенным источником пищи, дополнением к дикорастущим продуктам земли.В долинах крупных рек Новой Англии, напротив, находились большие постоянные деревни, многие из которых располагались в созвездиях пригородных деревушек и охотничьих лагерей. Поскольку обширные поля кукурузы, бобов и тыквы окружали каждый дом, эти поселения растянулись вдоль долин Коннектикута, Чарльза и других рек на многие мили, один город натыкался на другой. Вдоль побережья, где жили Тисквант и Массасойт, деревни, как правило, были меньше и рыхлее, но не менее постоянными.

В отличие от горных охотников, индейцы по рекам и берегам не бродили по земле; большинство семей, проживающих на берегу, переместятся на 15 минут пешком вглубь суши, чтобы избежать прямого воздействия зимних штормов и приливов.В каждой деревне было свое собственное сочетание сельского хозяйства и добычи корма: в одной, примыкающей к богатой устричной грядке, можно было сажать кукурузу исключительно для разнообразия, тогда как деревня всего в нескольких милях от нее могла почти полностью существовать за счет урожая, заполняя огромные подземные хранилища каждую осень. Каждая община постоянно «объединялась и расщеплялась, как ртуть, в текучей структуре в пределах своих границ», - писала Кэтлин Дж. Брэгдон, антрополог из Колледжа Уильяма и Мэри. Она отметила, что такие поселения «не имеют названия в археологической или антропологической литературе.”

«Сладкий, вкусный и сытный»

В конфедерации Вампаноаг одним из таких сообществ ртути был Патуксет, где в конце 16 века родился Тисквант. Укрывшись от берега залива Кейп-Код, Патаксет сидел на невысоком холме над небольшой гаванью, изрезанной песчаными отмелями и настолько мелкой, что дети могли пройти от пляжа на сотни ярдов в воду, прежде чем она достигнет их головы. На западе по песчаным холмам параллельными рядами тянулись кукурузные холмы.За полями, в миле или более от моря, поднимался лес из дуба, каштана и гикори, открытый и похожий на парк, подлесок подгорал ежегодно искусным сжиганием. «Приятный воздух и перспектива», как описал этот район один английский посетитель, в Патуксете «много рыбы и птицы каждый день в году». В гавани заполнились нерестовые стайки атлантического лосося, коротконосого осетра, полосатого окуня и американского шэда. Но самый важный вылов рыбы пришелся на конец весны, когда сельдевые алевки заполонили быстрый мелкий ручей, протекавший через деревню.

Детство Tisquantum wetu (дом) был сформирован из арочных столбов, связанных вместе в купол, покрытый зимой плотно плетеными циновками, а летом - тонкими листами коры каштана. В центре постоянно горел огонь, дым выходил через дыру в крыше. Многослойные маты вэту, которые удерживали изолирующие слои воздуха, были «теплее, чем наши английские дома», - вздохнул колонист Уильям Вуд. К тому же он был менее протекающим, чем типичный английский дом из плетеной глины.Вуд не скрывал своего восхищения тем, как индийские циновки «препятствуют проникновению любой капли дождя, хотя и сильного, и долгого».

По краю дома стояли низкие кровати, иногда достаточно широкие, чтобы на них могла разместиться вся семья; их обычно поднимали примерно на фут от пола, как на платформе, и заваливали циновками и мехами. Засыпая при свете костра, юный Тисквант смотрел на тени мешков из конопли и коробок из коры, свисающих со стропил.Голоса закружились в темноте: один человек поет колыбельную, затем другой, пока все не уснут. Утром, когда он просыпался, большие, яйцевидные горшки с кукурузно-бобовым пюре стояли на огне, кипя с мясом, овощами или сушеной рыбой, чтобы приготовить тушеное мясо на медленном огне. Снаружи он слышал удары больших ступок и пестов, в которых женщины измельчали ​​сушеную кукурузу в нокаке , мучный порошок, «такой сладкий, вкусный и сытный, - удивлялся колонист Гукин, - что индеец много путешествует». дни без другого, кроме этой еды.Согласно одной современной реконструкции, диета Dawnland в то время в среднем составляла около 2500 калорий в день, что было выше, чем в голодной Европе.

Пилигримы писатели повсеместно сообщали, что семьи вампаноагов были близкими и любящими - даже больше, чем английские семьи, как думали некоторые. Европейцы в те дни были склонны рассматривать детей как переходящих прямо из младенчества во взрослую жизнь примерно в возрасте 7 лет, и часто после этого отправляли их на работу. Индийские родители, напротив, рассматривали годы до полового созревания как время игрового развития и держали своих отпрысков рядом до тех пор, пока они не вышли замуж.Мальчики вроде Тисквантума исследовали сельскую местность, плавали в прудах в южной части гавани и играли в своего рода футбол с маленьким кожаным мячом; летом и осенью они разбивали лагеря в хижинах на полях, пропалывая кукурузу и прогоняя птиц. Стрельба из лука началась в 2 года. К подростковому возрасту мальчики играли в стрельбу друг в друга и уклонение от стрел.

Основной целью образования в Зонной стране было формирование характера. Ожидалось, что мужчины и женщины будут храбрыми, стойкими, честными и безропотными.К болтунам и сплетням относились неодобрительно. «Тот, кто говорит редко и своевременно, сдерживает свое слово - единственный мужчина, которого они любят», - сообщил Вуд. Когда индийские мальчики достигли совершеннолетия, они провели всю зиму в одиночестве в лесу, вооружившись только луком, топориком и ножом. Эти методы сработали, добавил Вуд. «Бей их, хлестай, ущипай, бей их, если [индейцы] решат не дрогнуть из-за этого, они не будут».

Режим

Тисквантума, вероятно, был даже более строгим, чем режим его друзей, согласно Солсбери из Смит-колледжа, поскольку кажется, что он был выбран, чтобы стать pniese , своего рода советником-телохранителем сахема.Чтобы овладеть искусством игнорирования боли, потенциальные пнизы должны были подвергнуть себя такому опыту, как бег с голыми ногами по ежевикам. И они часто постились, чтобы научиться самодисциплине. Проведя зиму в лесу, кандидаты вернулись к дополнительному тесту: пить сок горечавки до рвоты, повторяя этот процесс снова и снова.

Патуксет, как и его соседние поселения, управлялся сахемом, который соблюдал законы, заключал договоры, контролировал иностранные контакты, собирал дань, объявлял войну, заботился о вдовах и сиротах и ​​выделял сельхозугодья.Сахем Патуксета был верен великому сахему в деревне Вампаноаг на юго-западе, а через него - сахемам союзных конфедераций Наусет в Кейп-Коде и Массачусетта вокруг Бостона. Между тем вампаноаги были соперниками и врагами наррагансеттов и пекотов на западе и абенаков на севере.

В Новой Англии шестнадцатого века проживало не менее 100 000 коренных жителей, и эта цифра постепенно увеличивалась. Большинство из них жили в прибрежных общинах, где рост численности населения начинал превращать сельское хозяйство из варианта в необходимость.Эти более крупные поселения требовали более централизованного управления; природные ресурсы, такие как хорошие земли и нерестилища, хотя и не редкие, нуждались в управлении. Как следствие, границы между группами становились более формальными. Сахемы, получившие больше силы и больше возможностей для защиты, упорно сталкивались друг с другом. Политическая напряженность была постоянной. Прибрежная и речная Новая Англия, по словам археолога и этноисторика Питера Томаса, была «постоянно меняющимся коллажем личностей, союзов, заговоров, набегов и встреч, в которых участвовало каждое [поселение] индейцев.”

Вооруженный конфликт был частым, но коротким и умеренным по европейским стандартам. Катализатором обычно было желание отомстить за оскорбление или получить статус, а не завоевание. Большинство боев представляли собой молниеносные партизанские налеты в лесу. Злоумышленники ускользнули, как только было начато возмездие. Неудачники быстро признали потерю статуса. Женщин и детей убивали редко, хотя иногда их похищали и заставляли присоединиться к победителям. Пленных часто пытали. Время от времени в знак победы с убитых врагов снимали скальпы, и в особенно крупных столкновениях противники могли встречаться на открытом воздухе, как на европейских полях сражений, хотя результаты, как отметил Роджер Уильямс, основатель колонии Род-Айленд, были « куда менее шумно и пожирающе, чем жестокие войны Европы.”

Внутри поселения царил мир тепла, семьи и привычных обычаев. Но внешний мир, как выразился Томас, был «лабиринтом сбивающих с толку действий и людей, борющихся за сохранение своего существования в тени перемен».

И это было до появления европейцев.

«Красивое телосложение и рост»

Британские рыболовные суда, возможно, достигли Ньюфаундленда еще в 1480-х годах, а вскоре после этого в районы к югу.В 1501 году, всего через девять лет после первого плавания Колумба, португальский авантюрист Гаспар Корте-Реаль похитил более 50 индейцев из штата Мэн. Осматривая пленников, Корте-Реаль к своему удивлению обнаружил, что на двоих из них были из Венеции: сломанный меч и два серебряных кольца.

Самое раннее письменное описание Людей Первого Света было написано Джованни да Верраццано, итальянским моряком, нанятым королем Франции в 1523 году, чтобы выяснить, можно ли достичь Азии, обогнув Америку на север.Отплыв на север от Каролины, он заметил, что береговая линия повсюду была «густонаселенной», дымной от индийских костров; иногда он чувствовал запах гари за сотни миль. Корабль бросил якорь в заливе Наррагансетт, недалеко от нынешнего города Провиденс. Верраццано был одним из первых европейцев, которых увидели туземцы, возможно, даже первым, но наррагансетты не испугались. Почти мгновенно посетителей окружили 20 длинных каноэ. Самоуверенный и изящный сахем Наррагансетта вскочил на борт: высокий, длинноволосый мужчина лет 40 с разноцветными украшениями, свисающими на шее и ушах, «столь красивого роста и сложения, как я могу описать», - писал Верраццано.

Его реакция была обычной. Снова и снова европейцы описывали Людей Первого Света как поразительно здоровых особей. Соблюдая питательную диету, усердно работая, но не ломая себя тяжелым трудом, люди Новой Англии были выше и крепче, чем те, кто хотел переехать. Коренные жители Новой Англии, по мнению Уильяма Вуда, были «приятнее на вид (хотя [одетые] ] только в нарядах Адама), чем многие сложные фантастические [английский денди] по новейшей моде ».

Данные свидетельствуют о том, что индийцы склонны относиться к европейцам с пренебрежением.Расстроенный миссионер сообщил, что гурон из Онтарио считал, что французы обладают «небольшим интеллектом по сравнению с самими собой». Европейцы, как говорили индейцы другим индейцам, были физически слабыми, сексуально ненадежными, ужасно уродливыми и просто дурно пахнущими. (Британцы и французы, многие из которых не принимали ванну всю свою жизнь, были поражены интересом индейцев к личной гигиене.) Иезуит сообщил, что «дикари» испытывали отвращение к носовым платкам: «Они говорят, что мы помещаем то, что нечист в белом куске виссона, и положите его в карманы, как нечто очень ценное, пока они бросают его на землю.”

В течение 15 дней Верраццано и его команда были почетными гостями Наррагансетта, хотя индейцы, признал Верраццано, скрывали своих женщин из поля зрения, услышав «надоедливый крик» моряков, когда в поле зрения появлялись женщины. Большую часть времени он проводил в дружеском обмене. К удивлению европейцев, их сталь и ткань не интересовали Наррагансетта, который хотел обменять их только на «маленькие колокольчики, голубые кристаллы и другие безделушки, которые можно было носить в ухе или на шее». На следующей остановке Верраццано, на побережье штата Мэн, абенаки действительно хотели сталь и ткань - фактически, потребовали их.Но на севере дружеский прием исчез. Индейцы отказали посетителям в разрешении на посадку; отказываясь даже прикасаться к европейцам, они передавали товары туда и обратно на веревке по воде. Как только члены экипажа прислали последние вещи, местные жители начали «показывать ягодицы и смеяться». Под луной индейцев! Верраццано был сбит с толку этим «варварским» поведением, но причина этого кажется очевидной: в отличие от Наррагансеттов, абенаки имели большой опыт общения с европейцами.

Небольшой корабль

В течение столетия после Верраццано европейцы были постоянными посетителями Страны Рассвета, обычно ловили рыбу, иногда занимались торговлей, а иногда похищали туземцев в качестве сувениров.(Верраццано сам схватил один, мальчик лет 8). К 1610 году, по оценке одного историка, в одной только Британии было около 200 судов, курсирующих у Ньюфаундленда и Новой Англии; еще сотни прибыли из Франции, Испании, Португалии и Италии. Эти путешественники с поразительной единообразием сообщали, что Новая Англия густо заселена и хорошо защищена. В 1605 и 1606 годах Самуэль де Шамплен посетил Кейп-Код, надеясь создать французскую базу. Он отказался от этой идеи. Там уже проживало слишком много людей. Год спустя британский дворянин Фердинандо Горджес попытался основать общину в штате Мэн.Оно началось с большего количества людей, чем более позднее предприятие Паломников в Плимуте, и было лучше организовано и обеспечено. Тем не менее местные индейцы, многочисленные и хорошо вооруженные, убили 11 колонистов, а остальных выгнали домой в течение нескольких месяцев.

Тисквантум, вероятно, видел Шамплена и других европейских посетителей, но известно, что впервые европейцы повлияли на его жизнь летом 1614 года. Небольшой корабль плыл, хлопая парусами. Встречать команду вышел «Патуксет». Почти наверняка сахем был бы сторонником партии; его сопровождал бы его пниз, в том числе Тисквантум.Вождь незнакомцев был невероятным зрелищем: коренастый мужчина, даже ниже ростом, чем большинство иностранцев, с пышной рыжей бородой, которая закрывала так большую часть его лица, что в глазах индейцев он выглядел скорее животным, чем человеком. Это был капитан Джон Смит, известный под названием «Покахонтас». По словам Смита, он прожил полную приключений и гламурную жизнь. Он утверждал, что в молодости служил капером, после чего был схвачен и порабощен турками. Он сбежал и присвоил себе звание капитана армии Смита.Позже он фактически стал капитаном корабля и несколько раз путешествовал по Северной Америке. На этот раз он отплыл в Мэн на двух кораблях, намереваясь охотиться на китов. Группа потратила два месяца на погоню за зверем, но не поймала ни одного. Позже Смит написал запасной вариант: «Рыба и мех». Он поручил большей части команды ловить и сушить рыбу на одном корабле, в то время как на другом он плавал вверх и вниз по побережью, обмениваясь на меха.

Несмотря на своеобразную внешность Смита, Тисквантум и его товарищи, по-видимому, устроили ему экскурсию, во время которой он полюбовался садами, фруктовыми садами и кукурузными полями, а также «большими группами людей стройных размеров», ухаживающими за ними.В какой-то момент произошла ссора и были натянуты поклоны, сказал Смит, «сорок или пятьдесят» Патуксетов окружили его. Его рассказ расплывчат, но кажется вероятным, что индейцы намекали на ограничение его пребывания. В любом случае визит закончился достаточно радушно, и Смит вернулся в Мэн, а затем в Англию. Он нарисовал карту того, что он видел, убедил принца Чарльза взглянуть на нее и выслужился перед ним, попросив его присвоить британские имена всем индийским поселениям. Затем он поместил карты в книги, которые написал, восхваляя свои приключения.Так Патуксет получил свое английское название Плимут, а регион стал известен как Новая Англия.

Смит оставил своего лейтенанта Томаса Ханта в штате Мэн, чтобы завершить загрузку другого корабля сушеной рыбой. Не посоветовавшись со Смитом, Хант решил посетить Патуксет и, оказавшись там, пригласил нескольких индейцев подняться на борт. Мысль о летнем дне на корабле иностранцев, должно быть, была заманчивой. Несколько десятков сельских жителей, в том числе Тисквантум, приплыли к кораблю на байдарках. Без предупреждения и предлога моряки попытались запихнуть их в трюм.Индейцы сопротивлялись. Люди Ханта обстреляли палубу из стрелкового оружия, устроив «великую бойню». Под дулом пистолета Хант заставил 19 выживших, включая Тисквантума, пройти нижние палубы, а затем отплыл с ними в Европу, остановившись только один раз, на Кейп-Коде, где он похитил семерых Наусет.

Вслед за Хантом возмущенные сахемы конфедераций Вампаноаг и Наусет поклялись не позволять иностранцам снова отдыхать на своих берегах. Из-за «бесполезной» охоты, сетовал Ущелье, потенциальный колонизатор штата Мэн, «война [была] новой войной между нами и жителями тех краев.«Несмотря на европейские орудия, большая численность индейцев, их сильные позиции, знание местности и превосходная стрельба из лука сделали их грозными противниками. Примерно через два года после преступлений Ханта французский корабль потерпел крушение у мыса Кейп-Код. Его экипаж построил грубое убежище с защитной стеной из столбов. Носет, спрятанный снаружи, убивал моряков одного за другим, пока не осталось только пятеро. Они схватили пятерых и отправили их в группы, жертвами которых стали европейские похитители. Примерно в то же время в Бостонской гавани стояло на якоре еще одно французское судно.Массачусетт убил всех на борту и поджег корабль.

«Промысл Божий»

Паломники отказались нанять опытного Джона Смита в качестве гида, исходя из теории, что они могут просто использовать карты из его книги. В результате, как позже кукарекал Смит, несчастный Mayflower провел несколько холодных недель, исследуя Кейп-Код в поисках подходящего места для приземления, в течение которых многие колонисты заболели и умерли. Выход на берег в Патуксете не решил их проблем.Колонисты намеревались производить себе еду, но не взяли с собой коров, овец, мулов или лошадей. (Возможно, у них были свиньи.) Конечно, пилигримы намеревались зарабатывать большую часть средств к существованию не земледелием, а ловлей рыбы для экспорта в Британию. Но единственные рыболовные снасти, которые привезли пилигримы, были бесполезны в Новой Англии. Только половина из 102 человек на Mayflower пережила первую зиму.

Как выжило даже такое количество людей? В своей истории колонии Плимут сам губернатор Уильям Брэдфорд дает один ответ: грабить дома и могилы индейцев. Mayflower первым поднялся на Кейп-Код. Оттуда вышла вооруженная компания пилигримов. В конце концов они нашли заброшенное индейское жилище. Пришельцы - голодные, замерзшие, больные - рыли открытые могильники и обыскивали дома в поисках подземных тайников с едой. После двух дней нервной работы компания отвезла десять бушелей кукурузы обратно на Mayflower , неся большую часть добычи в большом металлическом котле, который они также украли. «И конечно же, по доброй воле Божьей, мы нашли это зерно, - писал Уинслоу, - иначе мы не знаем, как нам следовало поступить.”

Отсутствие подготовки паломников было типичным. Экспедиции из Франции и Испании обычно поддерживались государством и обычно укомплектовывались солдатами, привыкшими к тяжелой жизни. Английские морские путешествия, напротив, почти всегда финансировались венчурными капиталистами, которые надеялись на быстрое получение денег. Спустя десятилетия после первого прикосновения к Америке венчурные капиталисты Лондона все еще не поняли, что в Новой Англии холоднее, чем в Британии, несмотря на то, что она находится южнее. Даже когда они сосредотачивались на более теплых местах, таких как Вирджиния, они постоянно выбирали в качестве колонистов людей, не знающих земледелия; Паломники, увы, были примером для них самой надеждой избежать религиозных преследований.Приумножая трудности, потенциальные колонизаторы прибывали в самый разгар суровой, многолетней засухи. Джеймстаун и другие набеги на Вирджинию выжили благодаря индийской благотворительности - они были «полностью зависимы и, следовательно, контролируемы», - пишет Карен Ордал Купперманн, историк из Нью-Йоркского университета. То же самое и с авантюристами в Плимуте.

Неопытные в сельском хозяйстве пилигримы тоже не были лесными людьми. В ту первую ужасную зиму, ютясь в своей незавершенной деревне, колонисты редко видели местных жителей, за исключением редких случаев дождя из медных стрел или стрел с когтями.После февраля проблески и наблюдения участились. Напуганные пилигримы вытащили пять небольших пушек с Mayflower и установили их в оборонительном укреплении. Но после всех тревог их первый контакт с индейцами прошел на удивление хорошо. Через несколько дней Тисквант поселился среди них. А потом они услышали его рассказы.

Не сохранилось никаких записей о путешествии Тисквантума через Атлантику, но Хант - отступник, подчиненный Джона Смита, который похитил Тисквантума и более десятка его товарищей, - связал бы или приковал цепями и затолкал индейцев в любой доступный темный угол корпуса. .Предположительно их кормили из судового груза вяленой рыбы. Смиту понадобилось шесть недель, чтобы пересечь Атлантику в Англию. Нет причин думать, что Хант пошел быстрее. Единственная разница заключалась в том, что он отправился на своем корабле в Малагу, на побережье Средиземного моря Испании. Там он намеревался продать весь свой груз, включая людей.

Фактически, Ханту удалось продать лишь нескольких своих пленников, прежде чем местные римско-католические священники захватили остальных - испанская церковь решительно выступала против жестокости по отношению к индейцам.(В 1537 году папа Павел III провозгласил, что «сами индейцы действительно настоящие люди» и не должны «лишаться свободы» и «низводиться к нам на службу, как звериные животные».) Священники намеревались спасти тело обоих Тисквантумов, предотвратив его порабощение и его душа, обратив его в христианство, хотя маловероятно, что последнее им удалось. В любом случае, этот находчивый человек убедил их позволить ему вернуться домой или, вернее, попытаться вернуться. Он перебрался в Лондон, где остановился у Джона Слэни, судостроителя с инвестициями в Ньюфаундленде.Слэни, по-видимому, учил Тисквантум английский язык, поддерживая его в качестве любопытства в своем городском доме. Тем временем Тисквантум убедил его организовать переправу в Северную Америку на рыболовном судне. Он оказался в крошечном британском рыбацком лагере на южной окраине Ньюфаундленда. Он находился на том же континенте, что и Патуксет, но между ними была тысяча миль скалистого побережья и союзы микмаков и абенаков, которые находились в состоянии войны друг с другом.

Поскольку пересечь эту враждебную территорию было бы трудно, Тисквантум начал искать корабль, чтобы доставить его в Патуксет.Он поблагодарил за щедрость Новой Англии Томаса Дермера, одного из подчиненных Смита, который тогда находился в том же лагере. Дермер связался с Фердинандо Горджесом, который, несмотря на свои предыдущие неудачи, сохранил свой интерес к Америке, и с Тисквантумом отплыл обратно в Англию и встретился с Горжесом. Ущелья предоставили Дермеру свежий корабль, и, коснувшись земли в штате Мэн, они отправились в мае 1619 года в Массачусетс.

Секретное оружие европейцев

То, что Тисквант увидел по возвращении, ошеломило его.От юга Мэна до залива Наррагансетт побережье было пустым - «совершенно пустым», - сообщил Дермер. То, что когда-то было вереницей оживленных сообществ, теперь превратилось в массу полуразрушенных домов и заброшенных полей, заросших ежевикой. Среди домов и полей разбросаны обесцвеченные солнцем скелеты. Постепенно команда Дермера осознала, что плывёт вдоль границы кладбища длиной 200 миль и глубиной 40 миль. Патуксет был поражен особой силой. Не осталось ни одного человека.

В поисках родственников Тисквант повел Дермера в меланхолический марш вглубь страны.Поселения, мимо которых они проезжали, были пусты до неба, но полны брошенных мертвецов. Наконец, отряд Тисквантума натолкнулся на нескольких выживших - горстку семей в разрушенной деревне. Эти люди послали за Массасоитом, который появился, как писал Дермер, «с охраной из пятидесяти вооруженных людей» - и пленным французским моряком, выжившим после кораблекрушения на Кейп-Коде. Массасойт рассказал Тискванту о случившемся.

Один из потерпевших кораблекрушение французских моряков достаточно изучил Массачусетт, чтобы сообщить своим похитителям перед смертью, что Бог уничтожит их за их проступки.Nauset усмехнулся над угрозой. Но европейцы несли болезнь и завещали ее своим тюремщикам. Судя по описанию симптомов, эпидемия, вероятно, была вызвана вирусным гепатитом, который, вероятно, распространялся через зараженную пищу, согласно исследованию Артура Э. Списса из Комиссии по сохранению исторического наследия штата Мэн и Брюса Д. Списса из Медицинского колледжа Вирджинии. . Индейцы «умирали кучей, лежа в своих домах», - заметил торговец Томас Мортон. В панике недавно инфицированные бежали от умирающих, бессознательно неся болезнь с собой в соседние общины.Позади них мертвые были «оставлены на охоту воронам, коршунам и паразитам». Начиная с 1616 года, эпидемии потребовалось как минимум три года, чтобы исчерпать себя и унести до 90 процентов населения прибрежных районов Новой Англии.

Массасойт напрямую управлял сообществом из нескольких тысяч человек и контролировал конфедерацию, насчитывающую до 20 тысяч человек. Теперь его группа сократилась до 60 человек, а вся конфедерация - менее чем до 1000 человек. И индейцы, и паломники считали, что болезнь отражает волю небесных сил.Вампаноаг, как писал историк Смит Солсбери, пришел к очевидному выводу: «их божества объединились против них».

Точно так же губернатор Брэдфорд, как говорят, приписал чуму «доброй руке Бога», которая «одобрила наши начинания», «сметая множество туземцев ... чтобы освободить место для нас». Действительно, более 50 первых колониальных деревень в Новой Англии были расположены в индейских общинах, опустевших из-за болезней. Эпидемия, сказал Горджес, оставила землю «без [людей], которые могли бы потревожить или умиротворить наше свободное и мирное владение ею, с того момента, когда мы можем справедливо заключить, что БОГ уступил дорогу своей работе.”

Подобно тому, как Лиссабонское землетрясение 1755 года, унесшее жизни десятков тысяч человек, вызвало духовное недомогание по всей Европе, эпидемия Новой Англии разрушила представление вампаноагов о том, что они живут в равновесии с понятным миром. Вдобавок к этому огромное количество погибших привело к политическому кризису. Поскольку враждебность между вампаноагами и соседним Наррагансетом ограничила контакты между ними, болезнь не распространилась на последний. Теперь люди Массасойта не только понесли потери, но и оказались в опасности порабощения.

Узнав об эпидемии, обезумевший Тисквантум вернулся с Дермером на юг штата Мэн - дома, который он пытался найти, больше не существовало. Но остаться с европейцами он тоже не мог. В конце концов он вернулся в Массачусетс пешком - в долгое и рискованное путешествие по раздираемой войной территории, которого он хотел избежать. Почти неизбежно Тисквантума схватили по дороге домой, возможно, из-за его связи с ненавистными европейцами, и отправили в Массасойт в качестве пленника.

И снова Тисквант попытался найти выход из затора, заполнив уши Массасойта рассказами об англичанах, их городах и мощных технологиях. Тисквантум сказал, по словам одного из знакомых ему колонистов, что, если Массасойт «мог бы сделать [англичан] его друзьями, то [любые] враги, еще обладающие для него [o] сильными» - другими словами, Наррагансетт - были бы ограничены поклониться ему ». Массасойт возразил, по-видимому, удерживая Тисквантума под домашним арестом. Через несколько месяцев пришло известие, что группа англичан поселилась в Патуксете.Вампаноаг наблюдали за ними, когда они пережили первую суровую зиму. В конце концов Массасойт пришел к выводу, что ему следует вступить с ними в союз - по сравнению с Наррагансеттами, они были меньшим из двух зол. Тем не менее, только когда потребность в переводчике стала неизбежной, он позволил Тискванту встретиться с паломниками.

Массасойт сказал пилигримам, что готов оставить их в покое (можно предположить, что это блеф, поскольку изгнание их оттуда потребовало бы его ограниченных ресурсов). Но взамен он хотел, чтобы колонисты помогли Наррагансетту.Для пилигримов мотив сделки Массасойта был очевиден: индийскому лидеру требовалось оружие. «Он думает, что мы можем иметь для него некоторую силу, - сказал позже Уинслоу, - потому что наши орудия [ружья] для них ужасны».

Однако с сегодняшней точки зрения кажется вероятным, что у Массасойта был более тонкий план. Он, вероятно, хотел больше противостоять Наррагансетту с непривлекательной перспективой нападения на одну группу англичан одновременно с тем, что их основными торговыми партнерами были другие англичане.Столкнувшись с возможностью подорвать свое привилегированное положение посредников, Наррагансетт может дважды подумать, прежде чем организовать такое вторжение. Если эта интерпретация верна, Массасойт пытался включить паломников в сеть местной политики. Незадолго до этого он изгнал иностранцев, которые слишком долго оставались на территории Вампаноага. Но поскольку теперь вся конфедерация меньше, чем одна из ее бывших общин, лучшим вариантом, казалось, было позволить паломникам остаться. Это оказалось бы решительным, даже фатальным решением.

Первый День Благодарения

Тисквант упорно трудился, чтобы доказать свою ценность для паломников. Он был настолько успешен, что когда некоторые антибританские индейцы похитили его, колонисты послали военную экспедицию, чтобы вернуть его. Новички никогда не задавались вопросом, почему он может быть таким важным. Но судя по рассказам паломников об их отношениях с ним, ответ кажется очевидным: альтернативой пребыванию в Плимуте было возвращение в Массасойт и возобновление пленения.

Понимая, что колонисты вряд ли оставят его здесь вечно, Тисквантум решил собрать вместе нескольких выживших коренных жителей Патуксета и воссоздать старую общину на месте недалеко от Плимута. Еще более амбициозный он надеялся использовать свое влияние на англичан, чтобы сделать этот новый Патуксет центром конфедерации вампаноагов, тем самым лишив сахемства Массасойта. Для достижения этих целей, как позже рассказывал губернатор Брэдфорд, он намеревался натравить индейцев и англичан друг на друга.

Схема была рискованной, не в последнюю очередь потому, что вечно подозрительный Массасойт послал одного из своих пнизов, Хобамока, в Плимут в качестве наблюдателя. Иногда Хобамок и Тисквант работали вместе, например, когда пара помогала паломникам заключить договор с Массачусеттом на севере. Они также помогли заключить перемирие с наусетом Кейп-Код после того, как губернатор Брэдфорд согласился возместить убытки, нанесенные колонистами в результате более раннего ограбления могил.

К осени положение поселенцев стало достаточно безопасным, и они устроили праздник благодарения.Позже Уинслоу вспоминал, что Массасойт появился с «примерно девяносто человек», большинство из которых было с оружием. В ответ ополченцы-пилигримы маршировали и стреляли в воздух, чтобы передать угрозу. Обе стороны с удовольствием сели, съели много еды и пожаловались на Наррагансетта. Ecce День благодарения.

Все это время, писал Брэдфорд, Тисквантум «стремился к своим целям и играл в свою игру». Тайно он пытался убедить других вампаноагов, что он может лучше защитить их от Наррагансеттов, чем Массасойт.В случае нападения, утверждал Тисквантум, он может ответить таким же количеством индийских войск, плюс пилигримы. Чтобы продвинуть свою позицию, Тисквантум сказал другим индийцам, что иностранцы «закопали в землю» тайник с агентом, вызвавшим эпидемию, и что он может манипулировать ими, чтобы развязать его.

Даже когда Тисквантум пытался вызвать недоверие к Массасойту среди индейцев, он сказал колонистам, что Массасойт собирается обмануть их, возглавив совместную атаку с Наррагансеттом на Плимут.Затем он попытался обманом заставить пилигримов атаковать сахема.

Весной 1622 года Тисквант отправился с делегацией паломников в Массачусетт в Бостонскую гавань. Через несколько минут после их отбытия, по словам Брэдфорда, один из выживших патуксетов «в большом страхе» сообщил поселенцам, что Наррагансетт и Массасойт собираются атаковать. По всей видимости, Тисквант считал, что колонисты, услышав эту новость, восстанут и убьют Массасойта. Поскольку Тисквантума не было, его руки казались чистыми.Вместо этого все пошло наперекосяк. Услышав известие о надвигающейся атаке, Брэдфорд приказал выстрелить из пушки, чтобы отозвать делегацию, включая Тисквантума. Между тем Хобамок, немного овладевший английским, с негодованием опроверг слухи. Затем, предприняв шаг, которого Тисквантум не ожидал, Брэдфорд отправил жену Хобамока в дом Массасойта, чтобы узнать, что он задумал. Она сообщила, что «все было тихо». Когда Массасойт узнал о заговоре, он потребовал, чтобы паломники прислали к нему Тисквантума для быстрой казни.

Брэдфорд отказался; Языковые навыки Тисквантума были слишком важны. - Тисквантум - один из моих подопечных, - сказал Массасойт. Вы, пилигримы, не имеете над ним власти. И он предложил кучу мехов, чтобы подсластить сделку. Когда колония все еще не сдала Тисквантум, писал Уинслоу, Массасойт послал гонца с ножом и сказал Брэдфорду отрубить Тисквантуму руки и голову. Чтобы еще больше выразить свое недовольство, он призвал Хобамока домой и прекратил все контакты с паломниками.Обеспокоенные, колонисты начали строительство оборонительных укреплений. В период с середины мая до середины июля их посевы засохли из-за отсутствия дождя. Поскольку вампаноаги перестали торговать с ними, пилигримы не могли пополнить свой урожай.

Тисквантум, ставший знаменитым человеком, не мог выйти из Плимута без сопровождения. Тем не менее, он сопровождал Брэдфорда в поездке на юго-восток Кейп-Код для заключения нового пакта. Они ехали домой, когда Тисквантум внезапно заболел.Он умер через несколько дней.

В следующее десятилетие десятки тысяч европейцев приехали в Массачусетс. Массасойт руководил своим народом через волну поселений, и договор, который он подписал с Плимутом, просуществовал более 50 лет. Только в 1675 году один из его сыновей, возмущенный законами колонистов, предпринял, возможно, неизбежную атаку. К ним присоединились индейцы из десятков групп. Жестокий и печальный конфликт разразился по Новой Англии.

Победили европейцы.Историки объясняют часть победы нежеланием Индии следовать европейской тактике истребления целых деревень. Другой причиной была рабочая сила - к тому времени колонистов было больше, чем туземцев. Такие группы, как Наррагансетт, которых щадила эпидемия 1616 года, были подавлены эпидемией оспы в 1633 году. От трети до половины оставшихся индейцев в Новой Англии умерли от европейских болезней. Люди Первого Света могли избежать или адаптироваться к европейским технологиям, но не к европейским микробам.Их общества были уничтожены оружием, которое их оппоненты не могли контролировать и даже не подозревали о том, что они обладают.

коренных американцев - Первые владельцы Америки - Легенды Америки

Продюсировал Дэйв Александер. Рассказывает Дэйв Дарт, голос за кадром в тот же день. Чтобы оставить комментарий, смотрите нас на YouTube ЗДЕСЬ.

Коренные американцы, или коренные народы Америки, - это доколумбовые жители Северной и Южной Америки и их потомки.Те, кто живет в границах нынешних Соединенных Штатов, состоят из многочисленных отдельных племен, групп и этнических групп, многие из которых выживают как нетронутые суверенные нации.

Большинство авторитетных источников согласны с тем, что первые свидетельства того, что люди населяли Северную Америку, указывают на то, что они мигрировали сюда из Евразии более 13000 лет назад, скорее всего, пересекли мост через Берингово сушу, существовавшую во время ледникового периода. Однако некоторые историки считают, что люди мигрировали в Америку намного раньше, примерно 40 000 лет назад.Эти ранние палеоиндейцы распространились по всей Америке, разделившись на многие сотни различных в культурном отношении наций и племен.

Термин «индеец» получил свое начало от Христофора Колумба, который в поисках Азии думал, что прибыл в Ост-Индию. Тем не менее, имеется немало свидетельств в поддержку успешных исследований, которые привели к поселению норвежцев в Гренландии, поселению Л’Анс-о-Мидоуз на Ньюфаундленде и, возможно, другим, примерно за 500 лет до высадки Колумба на Багамы.С точки зрения коренных американцев устные рассказы многих племен указывают на то, что они жили здесь с момента своего возникновения, что описывается множеством мифов о творении.

К тому времени, когда в 15 веке прибыли европейские авантюристы, по оценкам ученых, в Америке уже проживало более 50 миллионов человек. Из них около 10 миллионов проживали в регионе, который впоследствии стал Соединенными Штатами. Со временем эти мигранты и их потомки продвигались на юг и восток, приспосабливаясь по мере продвижения.С этими новоприбывшими пришли столетия конфликтов и приспособлений между обществами Старого и Нового Света. Сегодня коренные американцы составляют около 1,5% населения Соединенных Штатов, многие из которых продолжают гордиться своими исконными традициями - все еще практикуют музыку, искусство и церемонии, которые имели место много лет назад.

Фотопринты коренных американцев

Молитвенное благословение чероки

Пусть теплые ветры небесные
Нежно подуют на ваш дом.
Да благословит великий Дух
всех, кто входит туда.
Пусть ваши мокасины
Осчастливят трассы
на многих снегах,
и пусть радуга
Всегда касайтесь плеча.

История семинолов - Государственный департамент Флориды

Семинолы Флориды называют себя «Непокоренным народом», потомками всего 300 индейцев, которым удалось избежать захвата Соединенными Штатами.С. армия в 19 веке.

Сегодня более 2000 человек живут в шести резервациях штата - в Голливуде, Биг-Сайпресс, Брайтоне, Иммокали, Форт. Пирс и Тампа.

Семинолы упорно трудятся, чтобы быть экономически независимыми. Для этого они начали работать в разных отраслях. Прибыль от туризма и бинго оплачивает инфраструктуру и школы в их резервациях, в то время как цитрусовые рощи и крупный рогатый скот заменили в начале 20 века торговлю шкурами животных и ремеслами в качестве основных источников дохода племени.

Становясь более разнообразным в экономическом отношении, семинолы также сохраняют уважение к старым обычаям. Некоторые до сих пор живут в открытых жилищах, покрытых пальмовыми соломами, называемых цыплятами, носят одежду, которая является эволюцией традиционных стилей, а некоторые празднуют смену времен года так же, как их предки более двух веков назад. Они также посещают школы и фестивали по всему штату, исполняют традиционные танцы и музыку, чтобы поделиться своей историей с неиндийцами.

Крикс мигрируют во Флориду

История семинолов начинается с племен индейцев крик из Джорджии и Алабамы, которые мигрировали во Флориду в 1700-х годах.Конфликты с европейцами и другими племенами заставляли их искать новые земли, чтобы жить в мире.

Группы Нижних Ручьев двинулись во Флориду, чтобы уйти от господства Верхних Ручьев. Некоторые крики искали новые богатые поля для выращивания кукурузы, бобов и других культур. Некоторое время Испания даже поощряла эти миграции, чтобы обеспечить буфер между Флоридой и британскими колониями.

1770-е годы - это время, когда индейцы Флориды стали называться семинолами, что означает «дикие люди» или «беглецы».«

Помимо криков, к семинолам относились ючи, ямассы и несколько остатков аборигенов. Население также увеличилось за счет беглых рабов, нашедших убежище среди индейцев.

В состоянии войны с США

Встречи с белыми поселенцами на рубеже веков становились все более регулярными. Поселенцы хотели вернуть индийские земли и своих бывших рабов.

В 1817 году эти конфликты переросли в первую из трех войн против Соединенных Штатов.Будущий президент США Эндрю Джексон вторгся в испанскую Флориду, атаковал несколько ключевых мест и вытеснил семинолов дальше на юг, во Флориду

.

После принятия Закона о переселении индейцев в 1830 году правительство США предприняло попытку переселить семинолов в Оклахому, что вызвало еще одну войну - Вторую войну семинолов.

После победы над США в первых сражениях Второй войны семинолов лидер семинолов Оцеола был захвачен Соединенными Штатами 20 октября 1837 года, когда США.Войска заявили, что хотят перемирия, чтобы поговорить о мире.

К 8 мая 1858 года, когда Соединенные Штаты объявили о прекращении конфликтов в третьей войне с семинолами, более 3000 из них были перемещены к западу от реки Миссисипи. В результате во Флориде осталось от 200 до 300 семинолов, спрятанных в болотах.

Следующие два десятилетия Флоридские семинолы почти не видели. По крайней мере, до тех пор, пока в конце 19 века не открылись торговые посты в Форт-Лодердейле, Чоколоски и других местах, тогда некоторые семинолы начали выходить на рынок для торговли.

Семинолы обретают большую независимость

В конце 1950-х годов среди индейских племен началось стремление к самоорганизации и составлению собственной хартии - это произошло в результате федерального законодательства, которое разрешало индейским резервациям действовать как субъекты, независимые от правительств штатов, в которых они находились. Пережив первую половину 20-го века благодаря сельскому хозяйству и продаже ремесел, люди увидели, что организация как конституционная форма правления будет положительным шагом.Племя семинолов улучшило свою независимость, приняв конституционную форму правления. Это позволило им действовать более независимо. Итак, 21 июля 1957 года члены племени проголосовали за Конституцию семинолов, которая установила признанное на федеральном уровне племя семинолов Флориды.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *