Игорь внешняя политика: Страница не найдена — ИНФОРМАРУС

Содержание

Князь Игорь Рюрикович — внешняя политика

Игорь Рюрикович – князь великой Киевской Руси. Исходя из того, что написано в летописи, Игорь правил в 915-945 годах. Игорь Рюрикович был прямым потомком Рюрика, мужем княгини Ольги и отцом Святослава. Игорь считается первым древнерусским князём.

Печенеги

К концу 9 столетия, перед тем как Игорь стал князем, рядом с русскими землями появились некие кочевники – печенеги. Они хорошо стреляли из своих орудий, а также были отличными наездниками. Выглядели печенеги свирепо и дико. Игорь Рюрикович стал первым, кому пришлось воевать и оборонять свои земли от печенегов. Верхом на степных лошадях печенеги кидались на врагов. Они были хитрыми. Если они не могли победить врага, то убегали, заставляя его бежать за ними. Это делалось для того, чтобы заманить противника в кольцо и напасть с тыла.

Первый поход на Византию

Внешняя политика Игоря Рюриковича была достаточно агрессивной. Однако его главной целью являлось желание создать максимально комфортные условия русским купцам для торговли.

В 941 году Игорь решил провести военный поход на Византию, однако его планы были разрушены. Болгары с Дуная оповестили Византию о нападении. Византийский император решил дать бой Игорю и его войску.

Он собрал большую армию, состоящую из большого количества кораблей. Войско Игоря было не готово к такому отпору. На кораблях византийцев использовались огненные снаряды, которые состояли из нефти, серы, смолы и других веществ. Их нельзя было потушить даже водой. Поэтому огненные снаряды оказались страшной силой противника. Те русские воины, кому удалось уцелеть в битве, с ужасом вспоминали эти события. Они говорили, что греки стреляли в них молнией. Византии удалось разгромить войско князя Игоря.

Второй поход на Византию

Князь Игорь Рюрикович хотел стереть позор поражения, поэтому он решил организовать поход в греческие земли во второй раз. Для этого Игорь заплатил печенегам, чтобы они воевали за него. Он отправился со своей дружиной по суше, а печенегов отправил по морю. Однако в очередной раз планы Игоря были нарушены. Император снова был предупреждён. Решив избежать столкновения, собрав дружину, император решил, что лучше откупиться от Игоря и печенегов, чем вновь воевать. Греки отправили несколько купцов навстречу к князю, чтобы провести сделку. Купцы встретили его на подходе к Византии. Там они сделали предложение об отказе от войны. Собрав дружину, Игорь Рюрикович решил, что лучше принять дары, чем участвовать в войне. Также Византийский император отправил богатые дары печенегам. Согласившись на эти условия, князь развернул войска и отправился домой. Спустя год Князь Игорь Рюрикович подписал мирный договор с Византией. Всё свое правление Игорь старался подчинить восточнославянские объединения своей власти.

Поход в прикаспийские земли

В 913 году Игорь Рюрикович собрался совершить поход в прикаспийские земли. Он спустил 500 кораблей на воду и отправился через Чёрное море прямиком к Азовскому морю, а дальше по Дону к Волге. Существовала одна проблема: дорога к каспийским землям проходила через земли хазар. Нельзя было просто так пройти через их земли — для этого требовалось личное разрешение правителя. Игорю удалось договориться с хазарами. Они пропустили его, а также его войско, но потребовали взамен половину того, что они добудут в Каспии.

В прикаспийских землях русские вели себя как дикие звери. Грабили, убивали жителей, жгли дома и церкви, брали в плен женщин. В целом Игорю удалось достать огромную добычу. Вместе с добычей и своим войском он отправился домой. Но словесный договор между хазарами и князем был нарушен. Хазары захотели забрать всю добычу у Игоря, но он отказался. Вследствие этого трёхдневного ужасного боя армия Игоря была разбита, а хазары завладели всей добычей, не выходя из своих земель. Уцелевшая часть воинов спасалась бегством вверх по Волге, однако там они были вынуждены вступить в бой с болгарами.

Такова внешняя политика Игоря Рюриковича — решительная, агрессивная и беспощадная. Он пытался сделать свою страну богаче за счет нападения на своих «соседей».

Увеличение дани

В 945 году дружина выразила своё недовольство. Это было связано с их финансовым положением. Выслушав претензии, Игорь решил отправиться за данью на древлян. Так как древляне не участвовали в битве под Византией, они были обязаны платить дань князю Игорю. Он увеличил её почти в два раза несмотря на то, что при её сборе войско издевалось над людьми, сжигало дома и грабило сёла. Древлянам приходилось это терпеть. Однако Игорь перешёл все границы. Таковой была внутренняя политика Игоря Рюриковича.

Смерть Игоря

После очередного сбора дани по пути домой Игорь Рюрикович решил, что собрал слишком мало дани. Он отправил большую часть войска домой, а сам с дружиной повернул обратно. Для древлян это стало шоком, и они не могли с этим смириться. Из-за того, что в этот раз войско Игоря было слишком маленькое, древляне решили его разбить, и у них получилось. Самого князи древляне казнили.

Если верить летописи, то князь был привязан ими к натянутым деревьям. После того как деревья были отпущены, Игоря порвало на две части. Княгиня Ольга жестоко отомстила древлянам за данный поступок. Она казнила всех старейшин, убила многих представителей мирного населения, сожгла земли, а также обложила древлян огромной данью, большей, чем была при князе Игоре. При поддержке дружины и бояр Игоря Ольга стала править Русью до того момента, пока не вырос сын Игоря, Святослав.

Спецпроекты — «Советский Союз распался не из-за внешней политики»

Смотрите видео или читайте текстовую версию интервью.

— Этот цикл «Коммерсанта» называется «30 лет без СССР». Если очень и очень пунктирно, в чем за эти 30 лет были, на ваш взгляд, главные победы российской дипломатии?

— Вы знаете, я этот период разделил бы на несколько этапов. Я знаю, что среди ваших коллег и не только среди ваших коллег есть те, кто активно критикует 90-е годы, внешнюю политику в начале 90-х годов.

— По-моему, эти же люди критикуют вообще все, что было в 90-х.

— С моей точки зрения, наверное, ваши гости здесь много говорили о процессе распада Советского Союза, но, естественно, что все это отразилось не только на внутренней жизни, на социально-экономической, но и на внешней политике. Все это произошло вмиг.

Я в это время находился в Мадриде, был назначен послом. Я был, по-моему, последний или предпоследний посол Советского Союза. Я выехал из Советского Союза, вручил верительные грамоты как посол Советского Союза за две недели до распада Советского Союза…

— Вы упредили мой вопрос о том, как дипломаты пережили этот момент.

— Вот так мы вот и переживали. Я вам скажу, что период был очень сложный, потому что ты был оторван, тогда не было интернета, такого объема информации. Мы были оторваны, не понимали, что происходило. Мы могли предчувствовать или чувствовали, но понимать многие вещи было очень сложно. И это не только в посольстве было, наверное, и здесь (внутри страны.“Ъ”) было. В том числе и в дипломатической службе. Поэтому, естественно, что наступил период серьезных осмыслений того, что произошло в политическом плане и, соответственно, каким образом действовать в этой ситуации.

Когда говорят, что внешняя политика была такая неопределенная, что она шаталась из стороны в сторону, в какой-то мере я не пытаюсь оправдываться или оправдывать кого бы то ни было, но для меня, как профессионала, было понятно (что происходило.— “Ъ”). Конечно, были и перегибы, например, курс на то, чтобы порвать отношения со всеми своими идеологическими партнерами периода советского времени и начать выстраивать новые отношения.

— Вы имеете в виду страны Варшавского договора?

— Не только Варшавского договора. Все страны, где коммунистическая, социалистическая идеология была у власти. И, к сожалению, это, конечно, нанесло ущерб нашим интересам, и потом потребовались большие усилия, чтобы восстановить отношения там, где это было необходимо для нашей страны. И в дальнейшем уже мы, кто сотрудничал вместе с Евгением Максимовичем (Примаковым.—

“Ъ”) и работал под его руководством, реализовывали многие те идеи, задумки, которые он, как министр, инициировал.

— А почему Примаков рекомендовал на пост министра вас? Потому что вы были первым замом или были еще какие-то причины?

— Вы знаете, я был первым замом и у Козырева Андрея Владимировича и потом по наследству у Евгения Максимовича Примакова. Он мне сказал, что хотел, чтобы по крайней мере во внешней политике у него был человек, которого он знает, которому доверяет и с которым может сотрудничать, а не какой-то «строитель новых типов отношений». И он обратился с такой просьбой к Борису Николаевичу Ельцину, президенту России, с тем, чтобы указ о его назначении премьер-министром одновременно подписать с указом о моем назначении министром иностранных дел. И когда он вернулся от президента в МИД, он положил на стол два указа. Для меня это был такой же сюрприз, наверное, как и для многих других.

Но тут уже выбирать не приходилось, да.

— Вот мы говорим о 90-х и о критике 90-х. Один из персонажей, которых всегда критикуют, когда говорят о горбачевской эпохе, о 90-х,— Эдуард Амвросиевич Шеварднадзе. Не так он себя повел, не с теми договор подписал… Расскажите о нем, как вы его оцениваете и его вклад в международные дела?

— В 85-м году для всех для нас неожиданно, думаю, не только для МИДа, но и, наверное, для страны министром иностранных дел был назначен Эдуард Амвросиевич. Я вам откровенно скажу, я не знал, останусь ли помощником министра, потому что мы думали, что придет новая метла и будет по-новому расставлять кадры. Конечно, в министерстве столкнулись две идеологии, скажем так. Одна идеология — консервативная, которая формировалась на протяжении длительного периода времени…

— А другая обновленческая.

— И другая, совершенно правильно,— понимание новой ситуации в мире. Можно долго спорить, насколько она была правильной, насколько отвечала интересам нашей страны, но я уверен, что если произошли проблемы у нас в стране, которые привели потом к распаду Советского Союза, то это не из-за внешней политики. Я считаю, что это проблемы внутренние, прежде всего связанные с экономикой. У нас фактически не было сформулировано, по крайней мере я этого не видел и не слышал, четкого плана перехода от стопроцентной централизованной советской экономики к рыночной. Произошел стихийный обвал, который привел к тому, к чему привел. Поэтому если приход Горбачева в 85-м году имел колоссальную поддержку населения, то в последние годы, как вы знаете, поддержки никакой не было. И это не из-за внешней политики, а прежде всего из-за социально-экономического положения.

— Попросту из-за пустых прилавков.

— Совершенно правильно. Поэтому иногда можно принимать популярные решения, которые сегодня будут встречать аплодисментами, а завтра это обернется тяжелыми последствиями, и наоборот. Активно критиковали Горбачева и Шеварднадзе за то, что они подписали договор о ликвидации ракет средней и малой дальности. Вот мы сегодня видим, что договора нет, нет этого договора! Но мы-то его хотели сохранить. Мы же обвиняли Соединенные Штаты, что они в одностороннем порядке вышли из договора.

Так зачем надо было критиковать тогда тех, кто подписал тот договор (о ликвидации ракет средней и малой дальности.— “Ъ”), который, оказывается, нужно было сохранить уже в наше время?

— Хочу напомнить еще об одной точке критики Шеварднадзе как министра иностранных дел — это подписание договора по разделу морской акватории по Баренцеву морю.

— Вы знаете, ничего подписано не было. Шли переговоры, и были определенные договоренности. Вот когда говорят, что Шеварднадзе что-то подписал, я хочу вам напомнить, что в советское время министр иностранных дел не имел таких полномочий подписывать на свое усмотрение что бы то ни было.

— Существовало Политбюро, которое принимало решения.

— Совершенно правильно. Все решения принимались на Политбюро. И затем только министр был уполномочен от имени советского руководства подписывать те или иные документы. Я вам напомню один простой и очень интересный пример, который мало кто знает. На Генеральной ассамблее Организации Объединенных Наций каждый год выступал министр иностранных дел Советского Союза. Его выступление утверждалось на заседании Политбюро перед тем, как министр выезжал в Нью-Йорк. И он не имел права поменять слова…

— Отступить…

— Совершенно правильно. Если в ходе, скажем, работы Генеральной ассамблеи возникали какие-то вопросы, мы должны были писать в Москву запрос в ЦК КПСС, можно ли изменить, или переставить те или иные фразы.

— Потрясающе!

— Вот в мое время этого уже не было, я вам откровенно скажу. Поэтому говорить о том, что что-то в одностороннем порядке кто-то сдавал, я считаю безграмотным. Это непонимание тех реалий, которые были в Советском Союзе.

— В вашей биографии есть одна страничка, очень, на мой взгляд, важная и смелая. Вы урегулировали конфликт между сторонниками Шеварднадзе и новой властью Саакашвили в Грузии. «Революция роз» произошла мирным путем. В конце концов в Грузии не пролилась же кровь. Во многом благодаря тому, что вы были посредником. А как это происходило, почему вы решились на это?

— Вот так же, как и мое назначение на пост министра иностранных дел. У нас было неформальное заседание Совета безопасности в Москве.

— Перед этим.

— Оно проходило, во время заседания сообщили, что президент Грузии Шеварднадзе хотел бы срочно переговорить с Владимиром Владимировичем Путиным. И их соединили. Шеварднадзе обрисовал картину, которая складывалась в то время в Грузии, и выразил обеспокоенность, что ситуация может выйти из-под контроля. Он просил оказать содействие с российской стороны тому, чтобы из этого кризиса выйти конституционным путем. Владимир Владимирович спросил, а как мы можем вам оказать содействие? Он говорит, что можете прислать Иванова Игоря Сергеевича. Его здесь хорошо знают, он знаком со многими нашими политиками, может быть, мы что-то вместе сможем сделать. Владимир Владимирович мне поручил, и я в ту же ночь вылетел в Грузию. Так что здесь никакого большого секрета нет, так я оказался вовлеченным в этот конфликт.

Я встречался и с лидерами оппозиции, и с Саакашвили, и с Жванией, и с Эдуардом Амвросиевичем. Смысл всей нашей миссии заключался в том, чтобы выйти из этого кризиса бескровно, не нарушая конституционных норм. И в принципе такая договоренность была достигнута. Надо было посадить за стол их вместе, потому что они не разговаривали (друг с другом.— “Ъ”). Когда лидеры «революции роз» вошли в парламент, то фактически Эдуард Амвросиевич был вынужден оттуда срочно уехать к себе в резиденцию. Они по-прежнему не общались, только через какие-то третьи каналы, поэтому надо было их посадить за стол и вместе договориться, как выйти из этого кризиса.

Мы осуществляли некую челночную дипломатию до тех пор, пока не удалось усадить их за этот стол переговоров. И смысл нашего послания был в том, что нужно сделать все, чтобы не допустить кровопролития и не нарушить конституцию. Шла речь о том, чтобы, учитывая, что оппозиция не принимала результатов состоявшихся до этого выборов, провести новые выборы. В принципе была такая договоренность. Мы так договорились, что и Саакашвили, и Жвания приехали в резиденцию к Эдуарду Амвросиевичу. С одной стороны был Эдуард Амвросиевич с его помощником, с другой стороны — Саакашвили и Жвания. Ну и я там был. В этой части я сказал, что считаю свою миссию выполненной, мы в принципе обговорили, как выходить из этого кризиса. Я улетел оттуда в Батуми, потому что нужно было с Абашидзе договориться, лидером Аджарии, чтобы он тоже поддержал такую договоренность. Что там дальше произошло, я не знаю, скажу вам откровенно. Но когда я прилетал в Батуми, меня встретил Абашидзе и сказал, что после нашего отлета через полчаса Эдуард Амвросиевич сообщил, что уходит в отставку. Я не могу сказать вам, какой там был разговор, потому что во время моих разговоров ни о какой отставке речь не шла. Речь шла о том, чтобы выйти из кризиса путем проведения новых выборов.

— Вы больше после этого с Саакашвили не сталкивались?

— Как вы знаете, после этого состоялись выборы, победил Саакашвили. Я был на инаугурации, и затем, конечно, у нас было очень много контактов.

— Что вообще о нем думаете?

— Я считаю, что была возможность серьезно нормализовать отношения между Россией и Грузией. С российской стороны было сделано очень много для этого. Вот в Грузии бытовало и бытует такая версия, что ключи от урегулирования находятся в Москве, они все время это повторяли. Когда Саакашвили свой первый визит осуществил в Москву, на встрече с президентом России Владимиром Путиным он сказал, что ключ у вас в Москве. На что Владимир Владимирович ответил, что ключ у вас, мы готовы оказать содействие и будем его оказывать.

Мы действительно очень помогали. Значительная часть, 40 тыс. или более грузинских беженцев вернулись в Абхазию, мы сформировали делегации для того, чтобы закрыть вопрос по границе. Более того, мы приняли очень сложное решение, чтобы вывести две наши военные базы с территории Грузии. Это был сложный вопрос, но мы такое решение приняли, при этом наши грузинские коллеги, в данном случае президент Саакашвили, уверяли нас, что эти базы не будут заняты третьими государствами, а будут использованы для нужд в чрезвычайных ситуациях, а возможно, и для совместных каких-то действий между Россией и Грузией. То есть с российской стороны было сделано, с моей точки зрения, очень много. К сожалению, затем, я не могу судить почему, последовал целый ряд провокационных действий с задержанием российских граждан, с навешиванием различных ярлыков и так далее. Отношения стали портиться.

Я всегда говорю, профессионал может строить отношения или портить, смотря какую задачу поставить перед ним.

Можно построить отношения, можно их разрушить, примерно одно время займет, даже разрушить быстрее. Кто поставил задачу разрушить отношения между Грузией и Россией, я не знаю, но могу вам с уверенностью сказать, и за это я несу ответственность, с российской стороны было сделано все, чтобы выстроить долгосрочные, нормальные отношения на длительную перспективу.

— Вы в одном интервью сказали довольно сенсационную для меня вещь, что до того, как США еще вступили в Ирак, там уже существовала уникальная система контроля во избежание производства оружия массового поражения. Я никогда ничего не слышал о такой системе, которая существовала в Ираке по контролю. Что это такое, о чем вы говорили?

— На протяжении ряда лет до вторжения Соединенных Штатов, Великобритании и других стран на основании соответствующей резолюции Совета Безопасности ООН в Ираке была развернута система так называемого мониторинга, когда группы специалистов различных областей — специалисты в ядерной области, химической, ракетной и так далее — получали возможность посещать различные объекты, которые могли вызывать подозрение, устанавливать соответствующую аппаратуру для круглосуточного мониторинга и так далее. Более того, я вам скажу…

— То есть это была акция, поддержанная руководством Ирака?

— Совершенно правильно. Более того, даже в некоторых дворцах Хусейна международные эксперты проводили досмотр.

— Очень интересно.

— Это, конечно, было сделано с провокационной целью западными нашими коллегами с тем, чтобы Хусейн отказался (от международного контроля.— “Ъ”). Тогда бы сказали, что у него во дворце находится спрятанное ядерное оружие или какое-то другое. Мы активно работали непосредственно с президентом страны, с иракским руководством. Три заседания было — это редкий случай на уровне министров иностранных дел Совета Безопасности, где мы обсуждали ситуацию в Ираке. Если бы не начало войны, которая, как вы знаете, началась без каких-либо санкций, то через два-три месяца две комиссии, которые там работали по линии ООН — одну возглавлял Бликс, другую эль-Барадеи, дали бы развернутую информацию о том, что нет ни ядерного оружия, ни химического, ни бактериологического и никаких носителей, которые бы нарушали резолюции Совета Безопасности. Мы бы смогли закрыть этот конфликт. Это была уникальная возможность, поэтому Соединенные Штаты так торопились.

— Скажите, пожалуйста, когда вы тревожно говорите о том, что все три уровня отношений между Россией и НАТО нарушены на уровне дипломатии, на уровне политики, на уровне военных, у меня возникает вопрос, а какой из них самый тревожный?

— Для меня, конечно, самый тревожный — это политический. У нас ежегодно проводилось два саммита Россия—Европейский союз, встречи премьер-министров, встречи министров иностранных дел, министров экономики, у нас была сеть создана для диалога. У нас ежегодно проходил саммит Россия—НАТО, на высшем уровне встреча министров обороны, министров иностранных дел, начальников генеральных штабов. Была создана огромная ткань двусторонних отношений, которая позволяла балансировать и снижать риск тех или иных инцидентов и конфликтов, искать пути решения.

К сожалению, постепенно сначала отменили одну встречу по какой-то причине, потом другую. И если раньше визит министра иностранных дел Франции был обыденным явлением, потому что он два-три раза в год мог приехать, то сегодня вы будете говорить: ой, какое это событие! Я уже не говорю про встречи президентов и так далее. Раньше это все было нормально, как оно и должно быть, потому что сегодня во внешнюю политику вовлечены руководители государств, все ведомства и так далее. Должны быть нормальные контакты, диалог. Это не значит, что каждый раз надо ждать каких-то судьбоносных решений, договоров, соглашений,— это обмен мнениями, попытка разобраться в тех или иных вопросах, понять логику другой страны, чтобы политика была предсказуемой, чтобы другая страна понимала, а что вы можете сделать в определенной ситуации, а что не можете или не будете делать.

И беда еще в том, когда отсутствует диалог, теряется культура диалога.

Журналист, если он не пишет, то через пару-тройку лет он не сможет писать. Если дипломат не ведет переговоров, то через какое-то время теряются навыки тонкой настройки, как мы говорим, дипломатической. А некоторым это просто даже нравится, когда можно отделываться общими заявлениями или посылать твиты или делать стейтменты. Так, наверное, проще, потому что для этого большого ума не надо.

— У нас появилась категория послов, которые очень резко относятся к стране пребывания, как бы демонстрируют свою такую наступательную позицию. Должен ли посол любить страну, в которой работает?

— Я к послам по понятным причинам отношусь с уважением. Послы, как правило, действуют в соответствии с теми инструкциями, которые они получают. Что касается страны пребывания, конечно, если ты страну не знаешь, а тем более ее не любишь, то успехов никогда не будет. Конечно, страну надо знать, любую страну. Я иногда удивлялся сам, когда пришел работать в Министерство иностранных дел, почему некоторым моим коллегам нравился не Париж, а нравился Кабул. У нас была целая школа специалистов по Афганистану, которые мечтали вернуться в Афганистан, хотя, наверное, комфортнее было бы жить в Европе. Африканисты наши просто были влюблены в Африку. Мне кажется, это нормальное состояние. Нормально, когда ты знаешь страну, ты знаешь не только ее дефекты и проблемы, ты знаешь ее прекрасные стороны. Любая страна имеет свои прекрасные стороны.

— Как человек, познакомившийся с вами, когда вы были послом в Испании, могу сказать, что вы знали и любили эту страну.

— Это правда.

Я один из немногих, кто продолжает любить корриду.

Я был недавно в Испании, там целое движение против корриды под европейским влиянием, а я люблю корриду. Я всегда говорю, что коррида — это дипломатия, это примерно одно и то же, это целый спектакль, который заканчивается победой одного или другого актера.

— Несколько коротких вопросов. Вы ведете дневник?

— Нет, не веду. Это, видимо, формируется на каких-то этапах в юности. Когда поехал работать в Испанию, в 73-м году, был период, когда еще франкизм там был, мы снимали небольшое помещение. Нас было 13 человек, это была торговая миссия, в которой было четыре представителя Министерства иностранных дел, в том числе я. Естественно, у нас не было никаких возможностей хранить какие-то документы и так далее, поэтому надо было все хранить в голове. Все встречи, мысли, задумки надо было держать в голове, пока не удастся один раз в несколько месяцев поехать во Францию в наше посольство, закрыться в секретную часть и все это сформулировать на бумагу. Поэтому, видимо, я никогда ничего не писал, я все пытался запомнить. Пока еще помню, хотя, может быть, и не все.

— Как вы относитесь к фразе «любое силовое вмешательство — это опасная игра и его последствия обычно постыдны»?

— Так и отношусь, вы сами все сказали.

— Спасибо большое за интервью. Это был цикл «Коммерсанта» «30 лет без СССР».

Интервью взял Виктор Лошак

Партнер проекта: ВКонтакте

Ярослав Мудрый – внешняя политика

Ярослав Мудрый (см. его краткую и подробную биографии) своими действиями указал правила, которых преемники его держались в делах со Скандинавией. До середины XI века дружины русских князей нередко пополнялись норманнскими витязями, которые охотно приходили в Русскую землю служить князьям ее, брали богатые дары (между прочим с одного Новгорода 300 гривен ежегодно), привносили свои понятия, свои права, свой образ жизни. (См. Варяги и Русь.) После восстания новгородцев на дерзких пришельцев, по смерти Владимира, Ярослав уничтожил собираемый в пользу их налог. [См. также Ярослав Мудрый – внешняя и внутренняя политика, таблица.]

 

Ярослав Мудрый и расцвет Киевского государства. Видеоурок

 

В делах с соседями Ярослав действовал как государь, уважавший права чуждого владения, и в то же время как бдительный страж Русской земли: не искал завоеваний, не уступал и своего. Все, что было приобретено оружием предков, считал собственностью своего дома и служил в этом отношении примером для своих преемников. Польша нашла в нем честного соседа: взяв у польского короля Мечислава города червенские (Галицию), отчасти построенные святым Владимиром и неправильно присвоенные Болеславом Храбрым, Ярослав не хотел пользоваться внутренними смятениями польского королевства, приходил туда с войском как миротворец и помогал королю Казимиру I обуздать мятежи в Мазовии; сверх того, вступил с ним в родство, отдав за него сестру свою Марию (Доброгневу). Эта политика, основанная на родстве, постоянно возобновлявшемся, на взаимной помощи и обороне, на обоюдном признании прав владения того и другого дома, служила более трех столетий руководством для его преемников.

Для соседей хищных, чуждых уставов гражданских, тревоживших Русь набегами, Ярослав был грозою. Чаще всего он обращал оружие на печенегов, неоднократно вторгавшихся в южные пределы Руси в последние годы княжения Владимира; решительными победами истребив целые толпы этих злодеев, он так ослабил их, что они не в силах были тревожить наше отечество. Кроме того, великий князь старался обуздать других соседей, не столь многочисленных, но равно хищных и упорных: ятвягов в позднейшей Гродненской губернии, единоплеменных им литовцев в Виленской губернии, чудь в Эстляндии и емь (или ямь) в южной Финляндии.

Для защиты Руси от вторжения диких народов, окружавших ее почти со всех сторон, Ярослав основал города и крепости: на берегах Роси для обуздания печенегов; Юрьев (Тарту) для охранения Псковской области; Ярославль на пределах черемисских. Система обороны государства построением крепостей на границах и неприязнь к диким кочевым народам были руководством для его преемников.

Ярослав не ограничивал своей политики одними соседями: он искал тесной связи с отдаленными европейскими венценосцами, указав тем, что Русь должна принадлежать к системе государств европейских: кроме сестры, Марии, вышедшей за польского короля Казимира I, дочери великого князя были супругами государей знаменитых: Елизавета вышла за Гаральда, принца норвежского, который только рыцарскими подвигами смог заслужить ее руку; Анна сочеталась браком с Генрихом I, королем французским; Анастасия с Андреем I, королем венгерским.  Сыновья его также избрали супруг иноземных: Всеволод женился на греческой царевне, Изяслав на принцессе польской, Вячеслав на дочери владетеля Штадского, Игорь на графине Орламиндской.

Со времен Ярослава установились и границы Руси: на запад до Финского залива, Нарева, западного Буга, истоков Вислы и гор Карпатских; на юг до верховьев Прута, Ингула, Ворсклы, Хопра и Медведицы; на восток до устья Оки и берегов Волги; на север до Ладожского и Онежского озер. Все, что заключалось между этими рубежами, навсегда удержало имя Руси и, невзирая на чужеземное господство, впоследствии несколько веков продолжавшееся, оставалось русским по вере, языку и внутреннему образу правления.

 

Quo vadis внешняя политика Германии при новом трехпартийном правительстве?

24 ноября 2021 г. в Берлине участники коалиционных переговоров — представители СДПГ, партии «Союз 90/Зеленые» и СвДП — презентовали проект соглашения «Отважиться на больший прогресс. Альянс за свободу, справедливость и устойчивость», в котором на 177 страницах обозначены программно-целевые установки развития Германии до 2025 г. Коалиционеры подпишут документ после его обсуждения и возможного внесения поправок рядовыми членами «зеленых», партийной верхушкой социал-демократов и либералов. В первой половине декабря политический и экономический лидер Евросоюза с высокой долей вероятности получит новый кабинет министров во главе с Олафом Шольцем. Впервые в истории объединенного немецкого государства в очередном легислатурном периоде высшая исполнительная власть будет представлена тремя партиями, идеологические установки которых по многим параметрам имеют существенные отличия. Это определяет и компромиссный характер коалиционного соглашения, и сложность наполнения его конкретным содержанием в последующие четыре года, и необходимость решения возникающих при этом неизбежных конфликтов как внутри партий, так и между ними.

Новая коалиция не только подтверждает приверженность морально-этическому и ценностному подходу к основам германской внешней политики, но и указывает на необходимость его укрепления и усиления. Коалиционеры подчеркивают, что их целью является многостороннее сотрудничество со всеми странами мира, но особенно «с теми государствами, которые разделяют наши демократические ценности». Они также добавляют, что «речь также идет о системном соревновании с авторитарными государствами и о стратегической солидарности с нашими демократическими партнерами».

Германская внешнеполитическая стратегия по-прежнему опирается на три столпа: непосредственно внешнюю политику, политику безопасности и обороны, международную политику содействия развитию.

Как и прежние правительства, нынешняя коалиция однозначный приоритет отдает Евросоюзу, «определяя интересы Германии в свете европейских интересов» и с учетом «глобальной ответственности в мире», которую обещает пересмотреть. Очевидно, речь идет о готовности формализовать лидерскую роль ФРГ, к чему ее давно призывают эксперты. К основным вызовам, стоящим перед ЕС и ФРГ, отнесены изменение климата, цифровая трансформация и необходимость сохранения демократии.

Заявлена цель усиления суверенитета ЕС и укрепления его роли как самостоятельного дееспособного международного актора. В связи с этим предлагается заменить правило единогласия в вопросах общей внешней политики и политики безопасности и обороны механизмом квалифицированного большинства, а также реформировать Европейскую службу внешних связей, включая трансформацию поста Высокого представителя в «настоящего министра иностранных дел ЕС». Германо-французский тандем остается одной из основ развития политических и интеграционных процессов Евросоюза. Берлин по-прежнему делает ставку на «Веймарский треугольник», рассматривая его как один из важнейших механизмов взаимодействия с Польшей, однако в отличие от тандема здесь вряд ли стоит ожидать какого-либо прогресса.

Подчеркивается, что Германия рассматривает НАТО как незаменимую основу безопасности страны, она привержена задачам укрепления этой организации и «справедливому разделению бремени в ее рамках». При этом коалиционеры едины в вопросе необходимости ускорения процесса разоружения, отказа от ядерного оружия и его вывода с территории ФРГ.

Новый кабинет министров продолжает настаивать на реформе Совета Безопасности ООН и, соответственно, на своем членстве в этой структуре, аккуратно прикрывая свое желание заявлением о необходимости «более справедливого представительства всех регионов мира».

Коалиционеры предлагают усилить контроль за нелегальной миграцией, дебюрократизировать и ускорить процесс рассмотрения прошений о предоставлении убежища, ускорить процесс высылки нелегалов, отказаться от реализуемой с 2018 г. концепции Х. Зеехофера по созданию центров компактного размещения беженцев (АнкЕР-центров). С другой стороны, они хотят упростить процесс интеграции легальных мигрантов, выполняющих законы и проявляющих соответствующее желание.

В рамках политики помощи развитию усилено внимание к реализации климатической повестки в странах-партнерах, в том числе к передаче знаний и технологий, расширению использования возобновляемых источников энергии, созданию устойчивой инфраструктуры, поддержке мер по защите и адаптации климата, ориентированных на сохранение биоразнообразия, лесов и болот и преодолению энергетической бедности.

Одно из центральных мест в «двусторонне-региональном» разделе уделено России. Вопреки экспертным ожиданиям, коалиционеры начинают анализ отношений не с известных красных линий (как это сделано в их предвыборных программах), а с конструктивных положений: «Германо-российские отношения глубоки и разнообразны. Россия также является важным международным игроком. Мы понимаем важность прочных и стабильных отношений и продолжаем стремиться к ним. Мы готовы к конструктивному диалогу». Примечательно, что отсутствует прямое указание на одну из основных конфликтных тем — проект «Северный поток — 2».

Формально конструктивно-критическое содержание раздела, посвященного России, не дает оснований для оптимистической оценки будущего сотрудничества. Не следует ожидать качественного изменения в политической сфере, в которой ценностные параметры по-прежнему будут определять нынешний глубокий кризис отношений. Поступательное развитие можно предположить в сфере экономики, науки, образования, культуры, молодежного и регионального обмена. «Принудительное» взаимодействие ожидается в международной сфере (Афганистан, Иран, Сирия, Ливия).

Кратко прокомментируем видение новым правительством отношений с Китаем. Соответствующий раздел начинается с критической оценки отношений: «Мы хотим формировать наши отношения с Китаем на основе партнерства, конкуренции и системного соперничества и должны это делать. На основе прав человека и международного права мы стремимся к сотрудничеству с Китаем везде, где это возможно. Мы хотим справедливых правил в условиях возрастающей конкуренции с Китаем. Чтобы реализовать наши ценности и интересы в системном соперничестве с Китаем, нам нужна комплексная китайская стратегия Германии в рамках общей политики ЕС — Китай». Далее следуют требования выстраивания отношений в трансатлантическом контексте и уменьшения стратегической зависимости ФРГ от Китая. Критически упоминаются Тайвань, Синьцзянь, Гонконг, в том числе в контексте нарушений прав человека, что немедленно вызвало негативную реакцию Пекина. Инвестиционное соглашение ЕС с Китаем, подписанное благодаря усилиям А. Меркель в самом конце председательства ФРГ в Совете Евросоюза (декабрь 2020 г.), в документе не упоминается. Берлину предстоит сложный период выстраивания нового формата сотрудничества с Пекином, жестко выступающего против любых попыток «ценностного вмешательства» в его внутреннюю политику.

Кардинальных изменений во внешней политике в течение 20-го легислатурного периода ожидать не следует, речь идет о традиционной точечной настройке ее отдельных положений. Наполнение конкретным содержанием внешнеполитического раздела коалиционного договора во многом будет зависеть от руководства министерства иностранных дел, в первую очередь от его министра, которым должна стать А. Бербок. «Зеленым» предстоит определить, кто будет ее статс-секретарями. Правительственного и внешнеполитического опыта у сопредседателя партии нет.

Напомним, что важную роль в реализации внешней политики играет федеральный канцлер и его ведомство. В вопросах безопасности многое будет зависеть от главы министерства обороны, в политике содействия развития — от руководителя министерства экономического сотрудничества. Оба упомянутых ведомства возглавят социал-демократы, имена которых станут известны 4–5 декабря. Они могут несколько компенсировать возможную антироссийскую риторику Бербок, Хабека и других коллег по правительственной коалиции.

О первых итогах новой внешней политики Германии, об успехах и ошибках ответственных за нее персоналий можно будет судить спустя первые сто дней деятельности правительственной коалиции, то есть в начале весны 2022 г.

24 ноября 2021 г. в Берлине участники коалиционных переговоров — представители СДПГ, партии «Союз 90/Зеленые» и СвДП — презентовали проект соглашения «Отважиться на больший прогресс. Альянс за свободу, справедливость и устойчивость», в котором на 177 страницах обозначены программно-целевые установки развития Германии до 2025 г. Коалиционеры подпишут документ после его обсуждения и возможного внесения поправок рядовыми членами «зеленых», партийной верхушкой социал-демократов и либералов. В первой половине декабря политический и экономический лидер Евросоюза с высокой долей вероятности получит новый кабинет министров во главе с Олафом Шольцем. Впервые в истории объединенного немецкого государства в очередном легислатурном периоде высшая исполнительная власть будет представлена тремя партиями, идеологические установки которых по многим параметрам имеют существенные отличия. Это определяет и компромиссный характер коалиционного соглашения, и сложность наполнения его конкретным содержанием в последующие четыре года, и необходимость решения возникающих при этом неизбежных конфликтов как внутри партий, так и между ними.

Особое место в актуальной правительственной программе традиционно отведено внешнеполитической стратегии, однако в рамках прошедшей предвыборной кампании она также традиционно была освещена в наименьшей степени. Такая ситуация с завидной регулярностью повторяется каждые четыре года: все этаблированные партии подробно прописывают свое видение будущей внешней политики в программах, но внимания ей в ходе борьбы со своими политическими оппонентами практически не уделяют, объясняя данный казус отсутствием интереса электората к этой теме.

Несмотря на ряд существенных проблем в современной внешнеполитической сфере Германии, в предвыборном дискурсе 2021 г. не обсуждались возможные пути реформирования соответствующих механизмов и структур. Не были затронуты и вопросы внесения необходимых корректив в стратегию и ключевые направления внешней политики ФРГ и ее взаимоотношения с основными государствами и группами стран. Дискуссия в основном проходила на уровне экспертного сообщества, в первую очередь представленного Мюнхенской конференцией по безопасности, Фондом науки и политики (SWP) и Германским обществом внешней политики (DGAP).

Кандидаты на пост канцлера — Армин Лашет (ХДС/ХСС), Аннелена Бербок («Союз 90/Зеленые»), О. Шольц (СДПГ) — имели возможность презентовать свои взгляды на внешнюю политику и показать уровень своей внешнеполитической компетенции в первой телевизионной триэли «Beyond Westlessness: роль Германии в мире», одним из модераторов которой 26 июня 2021 г. выступил председатель Мюнхенской конференции Вольфганг Ишингер. Дискуссия показала, что этот уровень, мягко говоря, не очень высокий. И это неудивительно: никто из кандидатов в последние двадцать лет не имел прямого отношения к формированию и проведению федеральной внешней политики. Последующие три телевизионные встречи (конец августа – сентябрь) в таком же формате подтвердили это. Включение в дискуссию в последние недели перед выборами тематики Афганистана и «Северного потока — 2» не помогло претендентам на пост канцлера повысить рейтинг своих компетенций по внешнеполитической проблематике.

Работа над коалиционным соглашением началась в конце октября в 22 рабочих группах, одна из которых занималась подготовкой предложений по внешней политике. Через две недели обсуждение продолжилось уже в более узком кругу переговорщиков, согласовавших в итоге спорные вопросы и подготовивших вышеупомянутый документ. Переговорный процесс проходил в исключительно доверительном режиме, и содержательных информационных утечек практически не было.

Внешней политике посвящен седьмой раздел проекта соглашения — «Ответственность Германии за Европу и мир». Он состоит из трех подразделов: «Европа», «Интеграция, миграция, убежище» и «Внешняя политика, безопасность, оборона, содействие развитию, обеспечение прав человека» (стр. 130–157).

Новая коалиция не только подтверждает приверженность морально-этическому и ценностному подходу к основам германской внешней политики, но и указывает на необходимость его укрепления и усиления. Коалиционеры подчеркивают, что их целью является многостороннее сотрудничество со всеми странами мира, но особенно «с теми государствами, которые разделяют наши демократические ценности». Они также добавляют, что «речь также идет о системном соревновании с авторитарными государствами и о стратегической солидарности с нашими демократическими партнерами».

Германская внешнеполитическая стратегия по-прежнему опирается на три столпа: непосредственно внешнюю политику, политику безопасности и обороны, международную политику содействия развитию. С точки зрения коалиционных партнеров, эти направления предстоит наполнять конкретным содержанием в рамках упомянутого ценностного подхода, единой стратегии и тесного межведомственного взаимодействия. В этом контексте выделим наиболее значимые для будущей внешней политики положения проекта.

Как и прежние правительства, нынешняя коалиция однозначный приоритет отдает Евросоюзу, «определяя интересы Германии в свете европейских интересов» и с учетом «глобальной ответственности в мире», которую обещает пересмотреть. Очевидно, речь идет о готовности формализовать лидерскую роль ФРГ, к чему ее давно призывают эксперты. К основным вызовам, стоящим перед ЕС и ФРГ, отнесены изменение климата, цифровая трансформация и необходимость сохранения демократии. Берлин поддерживает начавшую работу в мае 2021 г. Конференцию о будущем Европейского союза и считает, что основным ее итогом должно стать «дальнейшее развитие федеративного европейского союза государств, организованного на децентрализованной основе в соответствии с принципами субсидиарности и соразмерности».

Заявлена цель усиления суверенитета ЕС и укрепления его роли как самостоятельного дееспособного международного актора. В связи с этим предлагается заменить правило единогласия в вопросах общей внешней политики и политики безопасности и обороны механизмом квалифицированного большинства, а также реформировать Европейскую службу внешних связей, включая трансформацию поста Высокого представителя в «настоящего министра иностранных дел ЕС». Германо-французский тандем остается одной из основ развития политических и интеграционных процессов Евросоюза. Берлин по-прежнему делает ставку на «Веймарский треугольник», рассматривая его как один из важнейших механизмов взаимодействия с Польшей, однако в отличие от тандема здесь вряд ли стоит ожидать какого-либо прогресса.

В подразделе безопасности обращает внимание отсутствие положения о расходах на оборону в размере 2% ВВП, ставшего камнем преткновения правительства А. Меркель в отношениях с администрацией Д. Трампа. Канцлерин пообещала Дж. Байдену придерживаться данного обязательства, оно было включено в предвыборную программу ХДС/ХСС. Другие этаблированные партии этого не сделали и к тому же не упомянули PESCO. Вместо этого говорится о «стратегическом компасе», который активно продвигался Германией во время ее председательства в Совете ЕС во второй половине 2020 г., и о необходимости более тесного сотрудничества между национальными армиями стран ЕС по примеру кооперации между ФРГ и Францией. Предлагается создать «совместные командные структуры и совместный военно-гражданский штаб», имеющие «оперативную совместимость и взаимодополняемость с командными структурами и возможностями НАТО». Кроме того, заявлено: «Мы хотим, чтобы Германия в долгосрочной перспективе инвестировала три процента своего валового внутреннего продукта в международные действия в контексте сетевого и инклюзивного подхода, тем самым укрепляя свою дипломатию, политику содействия развитию и выполняя свои обязательства в рамках НАТО». Подчеркивается, что Германия рассматривает НАТО как незаменимую основу безопасности страны, она привержена задачам укрепления этой организации и «справедливому разделению бремени в ее рамках». При этом коалиционеры едины в вопросе необходимости ускорения процесса разоружения, отказа от ядерного оружия и его вывода с территории ФРГ, что еще до публикации проекта соглашения обеспокоило генерального секретаря Столтенберга, заявившего 19 ноября о возможности его переноса на восток от Германии.

Коалиционные партнеры выступают за обеспечение бундесвера «наилучшими кадрами, материальными и финансовыми ресурсами», что было лейтмотивом деятельности всех министров обороны в правительствах А. Меркель. В документ включена цель вооружения немецкой армии боевыми дронами и возможность использования их в зарубежных миссиях в целях защиты, но с оговоркой, что при этом учитываются нормы международного права и неприменимы «внесудебные казни». Одновременно отвергаются летальные автономные системы вооружения, неподконтрольные человеку. Ставится задача расширения роли Германии в урегулировании международных кризисов и улучшения взаимодействия в этой сфере между государственными ведомствами.

Новый кабинет министров продолжает настаивать на реформе Совета Безопасности ООН и, соответственно, на своем членстве в этой структуре, аккуратно прикрывая свое желание заявлением о необходимости «более справедливого представительства всех регионов мира». Оставаясь приверженцем критикуемой Москвой концепции мультилатерализма, Берлин по-прежнему выступает за создание альянса его сторонников и «альянса демократий» и собирается активно продвигать эту идею в рамках председательства Германии в «Группе семи» в 2022 г.

Коалиционеры предлагают усилить контроль за нелегальной миграцией, дебюрократизировать и ускорить процесс рассмотрения прошений о предоставлении убежища, ускорить процесс высылки нелегалов, отказаться от реализуемой с 2018 г. концепции Х. Зеехофера по созданию центров компактного размещения беженцев (АнкЕР-центров). С другой стороны, они хотят упростить процесс интеграции легальных мигрантов, выполняющих законы и проявляющих соответствующее желание. Агентство Фронтекс должно стать полноценным пограничным ведомством Евросоюза.

В рамках политики помощи развитию усилено внимание к реализации климатической повестки в странах-партнерах, в том числе к передаче знаний и технологий, расширению использования возобновляемых источников энергии, созданию устойчивой инфраструктуры, поддержке мер по защите и адаптации климата, ориентированных на сохранение биоразнообразия, лесов и болот и преодолению энергетической бедности. Обещана более активная поддержка деятельности политических фондов Германии в этих странах. Предусмотрено упрощение процедур распределения финансовых средств, за которое отвечают министерства международного сотрудничества (BMZ) и иностранных дел (АА), а также укрепление независимости Немецкого института оценки сотрудничества в целях помощи развития (DEval) и Немецкого института содействия развитию (DIE).

Новая коалиция, отвечая пожеланиям немецкого экспертного сообщества, заявляет о стремлении к диалогу с гражданами по вопросам международной политики, о регулярном информировании Бундестага касательно подготовки к важным международным саммитам и об их итогах, о презентации в 2022 г. «всеобъемлющей стратегии национальной безопасности», в которой, очевидно, будут уточнены конкретные механизмы, инструменты и прочие детали данного внешнеполитического блока.

Предпринятые Ангелой Меркель в течение 2021 г. усилия по укреплению внешнеполитического фундамента Германии в отношении двусторонних векторов вне рамок ЕС не прошли даром. Многие из достигнутых результатов переговорщики учли и отразили в пункте «Двусторонние и региональные отношения».

В первую очередь это относится к США. Германия в течение последующих четырех лет планирует выстраивать отношения с администрацией Дж. Байдена на основе «совместной стабилизации основанного на правилах международного порядка, общих действий против авторитарных тенденций» и тесного взаимодействия в направлении восточно- и южно-европейских стран, в отношении которых Брюссель и Берлин проводят «политику соседства». Приведены положения подписанной А. Меркель и Джо Байденом в середине июля Вашингтонской декларации и их договоренностей о начале американо-германского партнерства в области климата и энергетики, а именно: амбициозное взаимодействие в указанной сфере, тесное сотрудничество в области прав человека, здравоохранения, торговли, международных стандартов, разоружения, геополитики и вопросов безопасности, а также по вопросам суверенитета данных, сетевой свободы и искусственного интеллекта. Поставлена цель развития отношений со всеми стэйкхолдерами в США: конгрессом, штатами, городами, гражданским обществом, бизнесом и наукой. Можно предположить, что до 2024 г. двусторонние отношения во всех сферах будут последовательно улучшаться. Камнем преткновения останутся американские механизмы экстерриториальных санкций, которые вряд ли будут смягчены или отменены.

Украине обещана помощь в «восстановлении полной территориальной целостности и суверенитета». Здесь возникает вопрос к немецкой стороне: что конкретно имеется в виду? Если речь идет о Крыме, то какими методами она собирается содействовать «возвращению» субъекта, являющегося неотъемлемой частью Российской Федерации?

Берлин готов оказать Киеву поддержку энергетического партнерства в «области возобновляемых источников энергии, производства «зеленого» водорода, энергоэффективности и сокращения выбросов CO2», что прописано в Совместном заявлении ФРГ и США от 21 июля 2021 г.

В отношении Белоруссии в документе содержится ожидаемая критика ее президента с требованием «безоговорочного освобождения всех политических заключенных» и угрозами введения финансовых санкций. Очередные вопросы вызывает следующее положение: «Российское вмешательство в пользу Лукашенко недопустимо. Мы продолжим поддержку демократической оппозиции в Беларуси». Во-первых, существует Союзное государство со своими правовыми механизмами и взаимоотношениями. Берлин готов подвергнуть сомнению его международную правоспособность? Во-вторых, насколько допустимо вмешательство во внутренние дела другой страны через прямое содействие отдельным политическим группам?

Одно из центральных мест в «двусторонне-региональном» разделе уделено России. Вопреки экспертным ожиданиям, коалиционеры начинают анализ отношений не с известных красных линий (как это сделано в их предвыборных программах), а с конструктивных положений: «Германо-российские отношения глубоки и разнообразны. Россия также является важным международным игроком. Мы понимаем важность прочных и стабильных отношений и продолжаем стремиться к ним. Мы готовы к конструктивному диалогу. Мы исходим из интересов обеих сторон на основе принципов международного права, прав человека и европейского мирного порядка, которому Россия также привержена. Мы уважаем интересы наших европейских соседей, особенно наших партнеров в Центральной и Восточной Европе. Мы будем принимать во внимание различное восприятие угроз и сосредоточимся на общей и последовательной политике ЕС в отношении России». Только потом упоминается конфликт на Украине с указанием на то, что его мирное урегулирование на востоке страны зависит от полного выполнения Минских соглашений. Возможно, у нового правительства появятся конкретные представления о том, как сдвинуть с мертвой точки «нормандский формат».

Затем вновь следует позитивный посыл: «Мы хотим более тесно сотрудничать с Россией по вопросам будущего (например, водород, здравоохранение) и в решении глобальных проблем (например, климат, окружающая среда)». И только потом идет указание на критическое отношение к «всестороннему ограничению гражданских и демократических свобод», на ожидание того, что «российское правительство предоставит гражданскому обществу возможность беспрепятственно контактировать с немецкими партнерами». Завершается посвященная России часть снова конструктивом: «Мы хотим создать возможность безвизового въезда из России в Германию для особо важных целевых групп, например молодых людей до 25 лет».

Примечательно, что отсутствует прямое указание на одну из основных конфликтных тем — проект «Северный поток — 2». Косвенно к нему относится пассаж на стр. 59 (пункт «Газ и водород»): «Европейское энергетическое право применимо и к проектам энергетической политики в Германии». Очевидно, что здесь «зеленые» сделали указание на то, что для будущей сертификации проекта Федеральным сетевым агентством трудность составит процесс признания ее чиновниками Брюсселя.

Формально конструктивно-критическое содержание раздела, посвященного России, не дает оснований для оптимистической оценки будущего сотрудничества. Не следует ожидать качественного изменения в политической сфере, в которой ценностные параметры по-прежнему будут определять нынешний глубокий кризис отношений. Поступательное развитие можно предположить в сфере экономики, науки, образования, культуры, молодежного и регионального обмена. «Принудительное» взаимодействие ожидается в международной сфере (Афганистан, Иран, Сирия, Ливия).

Оставим без комментариев отношения с Турцией, Балканами, странами Ближнего и Среднего Востока, Африки и Латинской Америки, заслуживающими отдельной аналитики, и кратко прокомментируем видение новым правительством отношений с Китаем. Соответствующий раздел начинается с критической оценки отношений: «Мы хотим формировать наши отношения с Китаем на основе партнерства, конкуренции и системного соперничества и должны это делать. На основе прав человека и международного права мы стремимся к сотрудничеству с Китаем везде, где это возможно. Мы хотим справедливых правил в условиях возрастающей конкуренции с Китаем. Чтобы реализовать наши ценности и интересы в системном соперничестве с Китаем, нам нужна комплексная китайская стратегия Германии в рамках общей политики ЕС — Китай». Далее следуют требования выстраивания отношений в трансатлантическом контексте и уменьшения стратегической зависимости ФРГ от Китая. Критически упоминаются Тайвань, Синьцзянь, Гонконг, в т. ч. в контексте нарушений прав человека, что немедленно вызвало негативную реакцию Пекина. Инвестиционное соглашение ЕС с Китаем, подписанное благодаря усилиям А. Меркель в самом конце председательства ФРГ в Совете Евросоюза (декабрь 2020 г.), в документе не упоминается. Берлину предстоит сложный период выстраивания нового формата сотрудничества с Пекином, жестко выступающего против любых попыток «ценностного вмешательства» в его внутреннюю политику.

Кардинальных изменений во внешней политике в течение 20-го легислатурного периода ожидать не следует, речь идет о традиционной точечной настройке ее отдельных положений. Наполнение конкретным содержанием внешнеполитического раздела коалиционного договора во многом будет зависеть от руководства министерства иностранных дел, в первую очередь от его министра, которым должна стать А. Бербок. «Зеленым» предстоит определить, кто будет ее статс-секретарями. Правительственного и внешнеполитического опыта у сопредседателя партии нет. Выше уже было сказано и об отсутствии у нее необходимых компетенций для такого ответственного поста, что ставит под сомнение способность Бербок эффективно решать стоящие перед ауссенамтом и внешнеполитическим аппаратом непростые задачи, включающие и необходимость его аккуратного реформирования, на которую указывают эксперты. Ей предстоит выстроить эффективные и доверительные отношения с чиновниками ведомства и с германскими дипломатическими службами. Отдельная непростая задача — взаимодействие со средствами массовой информации.

Напомним, что важную роль в реализации внешней политики играет федеральный канцлер и его ведомство. В вопросах безопасности многое будет зависеть от главы министерства обороны, в политике содействия развития — от руководителя министерства экономического сотрудничества. Оба упомянутых ведомства возглавят социал-демократы, имена которых станут известны 4–5 декабря. Они могут несколько компенсировать возможную антироссийскую риторику Бербок, Хабека и других коллег по правительственной коалиции.

О первых итогах новой внешней политики Германии, об успехах и ошибках ответственных за нее персоналий можно будет судить спустя первые сто дней деятельности правительственной коалиции, то есть в начале весны 2022 г.


ИВАНОВ Игорь Сергеевич

Герой России, министр иностранных дел РФ (1998–2004), Секретарь Совета безопасности РФ (2004–2007), член корреспондент РАН, доктор исторических наук

Родился 23 сентября 1945 года в Москве, в семье военного. Отец — Иванов Сергей Вячеславович (1904 г. рожд.). Мать — Сагирашвили Елена Давыдовна (1911 г. рожд.). Супруга — Козырева Екатерина Семёновна (1944 г. рожд.). Дочь — Иванова Ольга Игоревна (1972 г.рожд.).

В юности И.С. Иванов, по его собственным словам, дипломатом быть не мечтал. Проучившись семь лет в Московском суворовском военном училище, собирался по примеру отца, офицера, участника Великой Отечественной войны, посвятить себя армейской службе. Однако на пути претворения в жизнь этих планов встала медкомиссия, обнаружившая какой-то изъян в состоянии здоровья. Поскольку в суворовском училище много внимания уделялось изучению английского языка, в 1963 году И.С. Иванов решает сдавать экзамены в Московский государственный педагогический институт иностранных языков имени Мориса Тореза.

После окончания института в 1969 году И.С. Иванов пробует силы на научном поприще: он поступает на работу в Институт мировой экономики и международных отношений Академии наук, являвшийся одним из ведущих «мозговых центров» страны. Институт возглавлял в то время академик Н.Н. Иноземцев, помощником которого становится И.С. Иванов. Там же происходит его первое знакомство с Е.М. Примаковым, в то время заместителем директора института, с которым в дальнейшем его сведет судьба на дипломатической работе.

В 1973 году в жизни И.С. Иванова произошло событие, которое резко изменило его профессиональную карьеру. В начале 1970-х годов наступила некоторая активизация в отношениях между СССР и франкистской Испанией. Страны обмениваются торговыми представительствами. В условиях отсутствия полномасштабных дипломатических отношений они договариваются о том, что несколько сотрудников, формально являясь работниками торгпредств, будут выполнять дипломатические функции. Учитывая, что в институте И.С. Иванов занимался проблематикой Испании и прекрасно владел испанским языком, одну из таких торгово-дипломатических должностей предлагают ему.

Пришлось временно отложить написание диссертации и направиться в Испанию. Командировка, однако, затянулась на 10 лет. В течение этого периода работы в Испании И.С. Иванов являлся одним из главных участников процесса становления и развития советско-испанских отношений. Завершил свою командировку он уже на посту советника-посланника Посольства СССР в Мадриде.

После возвращения на Родину в 1983 году И.С. Иванов работает в группе помощников министра иностранных дел СССР А.А. Громыко. По отзыву И.С. Иванова, работа с одним из крупнейших политиков и дипломатов нашей страны второй половины XX века стала незаменимой школой, которая дала путевку в дипломатическую жизнь.

1986-1991 годы – период глубочайшей трансформации страны и ее внешней политики. В этот период И.С. Иванов работает в Общем секретариате МИД СССР – одном из ключевых подразделений внешнеполитического ведомства. Последовательно занимая должности заместителя начальника, первого заместителя и, наконец, начальника Общего секретариата, он принимает непосредственное участие в реформировании дипломатической службы, ее адаптации к новым задачам, связанным с коренными изменениями международной обстановки после окончания «холодной войны».

В 1991 году И.С. Иванов возвращается в хорошо знакомую ему Испанию – теперь уже в качестве Чрезвычайного и Полномочного Посла. Под его руководством разворачивается активная работа по закладке нового фундамента отношений двух государств, переживающих сходные процессы глубоких демократических преобразований.

В 1994 году И.С. Иванов возвращается в Москву, чтобы занять пост первого заместителя министра иностранных дел.

Середина 1990-х годов – переломный момент в развитии длительного и непростого процесса поиска новой Россией своего места и роли в мировых делах. С приходом на пост министра иностранных дел Е.М. Примакова начинается существенная переоценка международной обстановки, внешнеполитических задач и приоритетов. Во главу угла ставится задача обеспечения внешних условий для поступательного и устойчивого развития страны. Эти перемены в российских внешнеполитических подходах происходят на фоне все более стремительных и масштабных изменений в мире, вызванных процессами глобализации. Одновременно все более острый характер приобретают новые угрозы и вызовы международной стабильности, затрагивающие интересы всего мирового сообщества.

11 сентября 1998 года Указом Президента Российской Федерации И.С. Иванов назначается министром иностранных дел России, сменив на этом посту Е.М. Примакова, ставшего Председателем Правительства.

Первые месяцы его деятельности в качестве министра прошли под знаком серьезных разногласий на мировой арене вокруг ключевых проблем обеспечения международной безопасности и стабильности. Сталкиваются два принципиально разных подхода к формированию нового миропорядка. Один из них нацелен на построение однополярной модели, при которой на международной арене доминировали бы мнения и подходы ограниченной группы наиболее развитых государств. Остальной же части мирового сообщества оставалось бы жить по правилам, определяемым, а порой и навязываемым силой этим «привилегированным клубом». Последствия такого курса самым драматическим образом дают о себе знать в ходе кризиса на Балканах.

В этот период российская дипломатия решает непростые задачи, суть которых – не допустить сползания к новой конфронтации, сохранить перспективу позитивного развития мировых дел. Россия последовательно отстаивала на международной арене идею построения многополярного демократического миропорядка, основанного на уважении суверенитета и обеспечении равной безопасности всех стран, а также укреплении многосторонних механизмов управления мировыми процессами на базе неукоснительного соблюдения норм международного права.

Новый этап в становлении внешней политики современной России открывается, несомненно, с избранием Президентом Российской Федерации В.В. Путина, который вновь назначает И.С. Иванова на пост министра иностранных дел. В 2000–2001 годах российская дипломатия обретает дополнительный динамизм, проводит активную, многовекторную внешнюю политику, направленную на развитие отношений со всеми государствами на прагматической, взаимовыгодной основе. Наиболее существенными результатами такой политики стали дальнейшее развитие двустороннего и многостороннего сотрудничества в рамках СНГ, начало формирования масштабных партнерских отношений с Европейским союзом, активизация российско-американского диалога, углубление партнерства с крупнейшими азиатскими государствами, прежде всего Китаем, Индией, а также Японией. Многое делается для того, чтобы сохранить и укрепить стратегическую стабильность в мире, не дать повернуть вспять процесс разоружения.

Опыт внешней политики России на рубеже XX-XXI веков нашел концентрированное выражение в разработанной под руководством И.С. Иванова новой редакции Концепции внешней политики России, которая была утверждена Президентом Российской Федерации В.В. Путиным в июне 2000 года. В этом документе воплощена идеология всей деятельности Российского государства в сфере международных отношений, впервые сформулировано современное понимание долгосрочных национальных интересов страны. Новая Концепция явилась подтверждением того, что Российская Федерация состоялась как демократическое государство с активной, самостоятельной и предсказуемой внешней политикой.

Трагические события сентября 2001 года в США, связанные с беспрецедентной агрессией международного терроризма, со всей остротой подтвердили жизненность Концепции, обоснованность позиции России, уже давно призывающей к объединению усилий всех государств в борьбе с новыми вызовами, представляющими реальную, а не гипотетическую угрозу глобальному миру и безопасности. Этот призыв находит все более широкий позитивный отклик в мировом сообществе.

В период пребывания И.С. Иванова на посту министра иностранных дел значительно расширились связи между дипломатической службой и формирующимся в России гражданским обществом. При его непосредственном участии крепнут постоянный диалог и взаимодействие МИД с обеими палатами Федерального Собрания, созданы и успешно развиваются механизмы сотрудничества с руководством регионов и субъектов Российской Федерации, возникают всё новые формы дипломатической поддержки отечественного предпринимательства. Под руководством министра действуют Научный совет, объединяющий ведущих российских ученых-международников, а также Совет деятелей российской науки, образования и культуры.

По инициативе И.С. Иванова в МИДе развернута активная работа по изучению исторического наследия российской дипломатии, цель которой – восстановление исторической преемственности внешней политики страны. Перед учебными заведениями системы МИДа поставлена задача воспитывать молодых дипломатов в духе уважения к традициям российской и советской дипломатических школ, бережного сохранения позитивного опыта, наработанного предшествующими поколениями.

И.С. Иванов неоднократно возглавлял российские делегации на сессиях Генеральной Ассамблеи Организации Объединенных Наций, других крупных международных конференциях и форумах.
Игорь Сергеевич Иванов – секретарь Совета безопасности Российской Федерации (2004–2007).

С середины 2007 года отошел от политики и занялся коммерческой, преподавательской и научной деятельностью. Являлся членом, председателем Комитета по стратегии и инвестициям Совета директоров ПАО «Лукойл». Также является членом неправительственных организаций и клубов, в частности Европейского совета по толерантности и взаимоуважению, Наблюдательного совета Международного Люксембургского форума по предотвращению ядерной катастрофы.

С 2010 года член совтеа общественного движения «За модернизацию.ру». В июне 2012 – учакстник Бильдербергской конференции от России.

С  2011 года по настоящее время – президент Российского совета по международным делам.

И.С. Иванов – доктор исторических наук, автор книг: «Внешняя политика России на современном этапе» (М., 2000), «Внешняя политика России и мир» (Статьи и выступления; М., 2000), «Новая российская дипломатия: Десять лет внешней политики страны» (М., 2001). В 2002 году Игорь Сергеевич выпустил книгу «Новая российская дипломатия: Десять лет внешней политики новой России». 

И.С. Иванов имеет дипломатический ранг Чрезвычайного и Полномочного Посла, присвоенный ему 4 декабря 1989 года. Герой Российской Федерации И.С. Иванов награжден российскими и иностранными орденами, в том числе орденом «За заслуги перед Отечеством» II, Ш, IV (1999), (2005),(1996) степени, орденом «Знак Почета» (1988), медалью «В память 850-летия Москвы» (1997). С 1995 по 1999 год ежегодно отмечался Благодарностями Президента России. Имеет – Большой крест ордена Сан-Карлоса (2001, Колумбия), ордена – Дружбы (2001, Вьетнам), Достык 1 степени (Казахстан, 2001), памятную медаль А.М. Горчакова (2005, МИД России) и другие. Имеет звание «Заслуженного работника дипломатической службы РФ».

Князь игорь внешняя и внутренняя политика. Внутренняя и внешняя политика первых киевских князей (Олега, Игоря, Ольги, Святослава). Документальный фильм о правлении и политики князя Игоря

славянин норманнский древняя русь князь

Вещий Олег (т.е. знающий будущее) — великий древнерусский князь, что пришёл к власти после легендарного Рюрика — первого правителя Руси. Именно Вещему Олегу принадлежит заслуга образования Древнерусского государства — Киевская Русь, с центром в Киеве. Прозвище Олега — «вещий» — относилось исключительно к его склонности к волхованию. Другими словами, князь Олег как верховный правитель и предводитель дружины одновременно выполнял ещё и функции жреца, волхва, кудесника, чародея. По преданиям, Вещий Олег умер от укуса змеи; этот факт лёг в основу ряда песен, легенд и преданий.

В древнерусских летописях говорится, что, умирая, первый правитель Руси Рюрик передал власть родственнику своему Олегу (879-912 г.г.), так как сын Рюрика, Игорь, был мал годами. Сей опекун Игорев скоро прославился своей отважностью, победами, благоразумием и любовью подданных. Он успешно правил 33 года. За это время он покняжил в Новгороде, занял Любеч и Смоленск, сделал Киев столицей своего государства, покорил и обложил данью ряд восточнославянских племён, совершил удачный поход на Византию и заключил с ней выгодные торговые переговоры.

Подвиги Вещего Олега начались с того, что в 882 г. Он совершил поход в землю кривичей и захватил их центр Смоленск. Затем, спустившись вниз по Днепру, взял Любеч, обманув и убив правивших в Киеве варяжских князей Аскольда и Дира. Олег захватил город, где и утвердился, став новгородским и киевским князем. Это событие, относимое летописью к 882 году, традиционно считается датой образования Древнерусского государства — Киевской Руси, с центром в Киеве.

В 907 году киевский князь Олег привёл (морем и берегом) к столице Византии многочисленное войско. В результате похода были опустошены окрестности Константинополя и в 911 году заключён выгодный для Руси мирный договор. Согласно договору, русские, приезжающие в Византию с торговыми целями, имели привилегированное положение.

До появления на берегах Днепра Вещего Олега и его военной дружины «неразумные хазары» абсолютно безнаказанно собирали дань со всех соседних славянских племён. Несколько веков сосали они русскую кровь, а под конец попытались даже насильно навязать совершенно чуждую русскому народу идеологию, религию, исповедуемую хазарами — иудаизм.

Один из самых больших пробелов «Повести временных лет» падает на годы княжения Олега. Из 33 лет его княжения поздние редакторы полностью вычеркнули из летописей записи, касающиеся 21 (!) года. Как будто в эти годы ничего не происходило. Происходило да ещё как! Только вот Олеговым престолонаследником что-то не понравилось в его деяниях или родословной. С 885 года (покорение радимичей и начало похода против хазар, о чём первоначального текста не сохранилось) и по 907 год (первый поход на Царьград) в летописи зафиксированы всего лишь три события, относящиеся собственно к истории Руси.

Какие же чисто русские реалии остались в летописи? Первая — прохождение в 898 году мимо Киева мигрирующих угров (венгров). Вторая — знакомство Игоря со своей будущей женой — Ольгой. Согласно Нестору, сие случилось в 903 году. Наконец, третье событие, воистину эпохальное, появление письменности на Руси. Имена солунских братьев — Кирилла и Мефодия, создатели славянской письменности, появляются в «Повести временных лет» также под 898 годом. Князю Олегу мы обязаны не только утверждением авторитета державы, но и величайшим деянием, значение которого сравнимо разве что со свершившимся спустя 90 лет принятием христианства. Это деяние — утверждение грамотности на Руси, реформы письменности, принятие азбуки на основе кириллического алфавита, коим мы пользуемся по сей день.

После его смерти процесс дальнейшего формирования державы Рюриковичей сделался уже необратимым. Его заслуги в этом деле неоспоримы. Так склоним же голову в знак неоплатной признательности перед великим сыном земли Русской — Вещим Олегом: князь- язычник и великий воитель-жрец сумел подняться над собственной религиозной ограниченностью во имя развития культуры, просвещения и великого будущего народов России, которое стало уже неизбежным после обретения ими одного из своих главных сокровищ — славянской письменности и русской азбуки.

Игорь (912-945) продолжил деятельность своего предшественника-опекуна (дяди или племянника) Олега. Став после смерти Олега (912 г.) великим князем, он подчинил своей власти восточнославянские племенные объединения между Днестром и Дунаем, подавил антикиевское восстание древлян. В 915 году на Русь впервые напали печенеги — объединённые племена заволжских кочевников — упорная борьба между Русью и Великой Степью продолжалась.

Неспокойная обстановка на южных рубежах Киевской Руси не помешала Игорю предпринять поход на Константинополь (941 г). Этот поход не имел успеха: ладьи Игоря на подходе к Константинополю были сожжены так называемым «греческим огнём». В 943 году Игорь вновь пошёл войной на Византию, желая отомстить за первую неудачу. Византийский император Роман Лакапин предпочёл уклониться от новой войны, откупившись богатыми дарами. Игорь принял предложение императора, так как древляне во главе с князем Малом вновь восстали против гегемонии Киева.

Вернувшись на Русь, Игорь с небольшим войском поспешил к городу Искоростень — главному городу древлянской земли. Осада Искоростеня длилась почти год. Однажды ночью (945 г.) древляне напали на лагерь Игоря. Нападение это было настолько стремительным и ожесточённым, что Игорь с небольшой свитой обратился в бегство. Древляне догнали беглецов и взяли их в плен. Великий князь Игорь был предан позорной смерти: его привязали к вершинам двух наклонённых берёз и разорвали пополам. По другой версии, жадный до богатства Игорь, собрав с древлян положенную дань (полюдье), вернулся и потребовал выплатить новую полную дань. Тогда древлянский князь Мал произнёс: «…повадится волк в стадо, всё стадо перетаскает». Ополчение древлян, предводительствуемое князем Малом, окружило лагерь Игоря и предало его смерти вместе «со всею дружиною».

Сведения о семье Игоря противоречивы. Вероятнее всего у него было несколько жён, в их числе и Ольга, мать будущего великого князя киевского Святослава.

Княгиня Ольга (890-969 гг.) — Великая Княжна, вдова убитого древлянами Великого Князя Игоря Рюриковича, что правила Русью за малолетством их сына Святослава. Имя Княгини Ольги находится в истоке русской истории, и связанно с величайшими событиями основания первой династии, с первым утверждением на Руси христианства и ярких черт западной цивилизации. После смерти простой народ назвал её хитрой, церковь — святой, история — мудрой.

В чём же заключается историческое значение Ольги? Она праматерь нашего православия. Именно на её мудрой голове корона впервые украсилась православным крестом. До Ольги (945-957 гг. ) было три более или менее смутного варяжского царствования; все три образуют эпоху не столько мирного управления, сколько постепенного завоевания огромной страны от Балтийского до Чёрного моря. В сущности, весь этот почти 100-й период правления варягов до Игоря был не столько русской историей, сколько варяжской — это была история их походов на Византию. Завоевание Руси было попутным. Оно было не целью, а лишь средством другого великого завоевания, захвата второго Рима.

Огромный напор с севера в центр тогдашней цивилизации прекратился лишь в веке Ольги. Она первая остановила варягов и внесла в варяжскую стихию, как славянка, начало более мирной и мягкой культуры. В лице Ольги варяжская национальность ломается и становится народно-русской.

После смерти князя Игоря Ольга унаследовала крайне трудное государственное положение дел: первый серьёзный бунт, мог грозить полным развалом ещё не до конца сросшемуся из отдельных племён государства. Осложнялся бунт тем, что он вспыхнул среди недавно покорённого литовского населения. Успех мятежа мог явиться роковым соблазном и для других недавно покорённых племён. Поэтому Ольга действовала хладнокровно и особо жестоко. Послы древлян были убиты, уничтожена столица древлян Искоростень, большая часть древлян обращена в рабство. Подавив древлянский мятеж, Ольга восстановила единодержавие, усмирила страсти и спасла от смерти поставленное под удар молодое государство.

Для древних славян месть считалась благородной, так как защищая нарушенные права убитого, мститель подвергает смертельной опасности собственную жизнь. Месть Княгини Ольги не в коем случае нельзя рассматривать как личную месть — её месть, прежде всего, — укрощение государственного мятежа. Погасив мятеж, Ольга начала борьбу с причиной вызвавшей мятеж, в вопиющими недостатками тогдашней государственности.

Чего не было до Ольги — это культурного устроения земли, бросив военные походы, Ольга принялась за мирные, чисто хозяйственные походы. Летопись отмечает, что в укрощении древлянской земли Ольга ходила не как грабитель, а как управитель «и идёт Вольга по Дерьвостей земли с сыном своим и с дружиною, уставляющи уставы и уроки, суть становища её и ловища». Отдохнув после тяжёлой войны всего лишь «единое лето» в следующем году идёт Вольга Новгороду и устави по Месте посты и дани, и по Лузе оброки и дани».

Ольга ездила по огромной и дикой стране всюду, устраивая государственную и культурную организацию. Её предшественники — варяги, как и все германцы, строили только замки: рубили города, как опорные пункты своей власти. До народного быта им, кроме взятия дани, не было дела. Ольга повела себя как первый государь Руси, она вспомнила о мирных — обязанностях власти. Она, говорит Карамзин: «Разделила Землю на погосты или волости».

Власть государственная в то время была путешествующего, так сказать амбулаторного типа. От ноября до апреля ежегодно князья отправлялись в «полюдье» — не только для сбора дани, но и для суда и расправы. Ольга учредила погосты, т. е. станции для угощения. Она же установила оброки, т. е. определила содержание дани.

Великая женщина сама училась, путешествуя, и во всю заставляла учиться других. Может быть этой наукой следует объяснить тот удивительный авторитет, который она приобрела у Игоревой дружины и мирного населения. При княгине Ольге не записано летописцем ни ропота войск, ни мятежей народных.

Укрепив единодержавие и придав стране, вид государственно-культурный, Ольга приступила к своему третьему подвигу — к введению христианства. Понимая, что религиозная совесть свободна, Ольга крестилась только сама, не насилуя ни своей семьи, ни подданных. Она верила в могущество своего примера и знала, что добровольно принятая религия истинная.

Главная заслуга Ольги в том, что после смерти Князя Игоря, она не дала распасться ещё слабой русской государственности. Подавив восстания древлян, Ольга разделила Русь на волости, что явилось весьма дальновидным политическим решением. Она отменила опасное «полюдье», установив твёрдый размер дани «уроки», сроки её сдачи и место сбора «погосты». Эти погосты становились затем опорными центрами княжеской власти.

Не следует забывать, что именно Ольга явилась праматерью христианства на Руси. Дальнейший процесс Крещения Руси продолжил её внук — Князь Владимир. Без сомнения Ольга сделала всё для блага и рассветы государства.

После княжения Ольги на престол взошёл Святослав (957-972 гг.). Святослав Игоревич — великий князь Киевский, сын князя Игоря и княгини Ольги, вошёл в историю как великий полководец и завоеватель. С юных лет Святослав воспитывал в себе привычку к лишениям. Был суровый и сильный воин. При князе Святославе границы Киевской Руси были значительно расширенны как на Восток, так и на Запад. По числу одержанных военных побед, князя Святослава по праву можно назвать АЛЕКСАНДРОМ МАКЕДОНСКИМ ВОСТОЧНОЙ ЕВРОПЫ.

Святослав в ходе своих многочисленных походов начал присоединение земель витячей, нанёс поражение Волжской Болгарии, покорил мордовские племена, разгромил Хазарский каганат, успешно воевал на Северном Кавказе и Азовском побережье, овладел Тмутараканью на Таманском полуострове, отразил натиск печенегов. Он попытался приблизить границы Руси к Византии и включился в болгаро-византийский конфликт, а затем повёл упорную борьбу с константинопольским императором за Балканский полуостров. В период успешных военных действий Святослав даже подумывал о перенесении столицы своего государства на Дунай в город Переяславец, куда, как он считал, будут сходиться «блага из разных стран»: шёлк, золото, утварь Византии, серебро и скакуны из Венгрии и Чехии, воск, мёд, меха и пленные рабы из Руси. Однако борьба с Византией окончилась неудачно, Святослав был окружён стотысячным греческим войском. С большим трудом ему удалось уйти на Русь. Был заключён договор с Византией о ненападении, но дунайские земли пришлось вернуть.

По дороге в Киев Святослав в 972 году попал в засаду, которую печенеги устроили у Днепровских порогов, и был убит. Печенежский хан приказал сделать из черепа Святослава чашу, окованную золотом, и пил из неё на пирах, считая, что к нему перейдёт слава убитого.

Игорь же стал правителем только в 912 году.

Политика всех первых киевских князей сводилась к расширению границ государства, и его развитию за счет поглощения соседей. Игорь не стал исключением.


Внутренняя политика князя Игоря

Внутренняя политика Игоря не отличалась гуманностью и дальновидностью. Да, князь продолжал дело Рюрика и Олега, собирал славянские племена под свое начало. Государство расширяло свои границы.

Основой внутренней политики князя стало введение полюдья. Полюдье — вид дани. Киевская дружина, с ноября по апрель объезжала свои земли и собирала дань с подвластных племен.

Размер дани определен не был, так же как и место сбора. Отсутствие правил игры, провоцировало конфликты. Дружине было мало, а племена не хотели делиться тем, что нажито непосильным трудом.

Собранная дань шла на экспорт в Византию, пополняя казну русского государства. Дань, как правило, состояла из меда, меха, урожая хлеба.
Киевская власть крепла, соседние земли были кротки и покорны. Но, всему есть придел. Однажды, Игорь собирал дань с племени Древлян. Дань, собранна, пора отправляется домой. Но дружине показалось, что древляне могли бы дать и больше. Князь пошел на поводу у своих войной, и вернулся за добычей. Древляне, удивились возвращению гостей. А когда услышали требования, дали дружине отпор. В результате столкновения Игорь был убит.

Жена, князя жестоко отомстила древлянам, сожгла их деревню. Но урок был усвоен. Княгиня оказавшись у власти, сразу же определила место сбора дани и ее размеры. По сути это была первая налоговая реформа.


Внешняя политика князя Игоря

Как и все первые русские князья, стремился расширить границы своего государства, наделся собирать богатую дань. В 913 году, князь с дружиной решили поживиться богатством прикаспийских племен. Дорога на Каспий лежала через владения Хазарского каганата. Хазары за часть добычи, любезно предоставили правила прохода через свои территории. Но каганат никогда не был надежным партнером. На обратном пути киевского князя, Хазары вознамерились отобрать у дружины всю добычу. Завязался кровавый бой. Спастись удалось немногим.

История не стояла на месте. Народы продолжали отвоевывать свое право на лучшую жизнь. Рядом с границами государство начали, появляется кочевники — печенеги. Кочевники любители быстрых набегов, которые наносят максимальный урон. Князь впервые столкнулся с подобным ведение войны. Русское государство успешно обороняло свои границы. А в 915 году, «партнеры», на пять лет заключили мирный договор.

В 941 Игорь решил отправиться в большой поход на Византию. Удачные походы князя Олега не давали покоя новому князю. Дунайские болгары, увидев русские суда на Черном море, сообщили императору Византии о походе русских. Греки собрали мощное войско, и разгромили дружину Игоря.

Спустя 4 года, Игорь решил повторить поход на Византию. Взяв в союзники Печенегов, дружина отправил к границам Империи. Греки опять прознали про надвигающуюся угрозу. Но в этот, раз вместо боя, просто решили откупиться. Мир был сохранен, а богатые дары Греков пополнили русскую казну. Интересно, что при заключении мирного договора, в международном документе впервые, владения князя назвали русской землей.

Документальный фильм о правлении и политики князя Игоря



Итоги внутренней и внешней политики князя Игоря
  • Князь стремился укрепить центр власти
  • Оградил государство от набегов кочевников
  • Выгодно торговал с Византией
  • Расширил границу

Игорь был сыном Рюрика, оставшимся на попечении родственника Олега после его смерти. После Рюрика фактическим правителем остался Олег, так как Игорь был в то время еще очень мал, чтобы взять на себя ответственность за судьбу государства.

После смерти Вещего Олега в 912 (в других источниках – 913) году Игорь становится полноправным Великим князем. Игорь Старый известен прежде всего как воин и князь-завоеватель. Он отличался крутым нравом и вспыльчивым характером. Это проявилось не только в отношении иноземных племен.

Игорь продолжил объединение восточнославянских племен, начатое его предшественником Олегом, и в целом придерживался его стиля управления государством. Это первое направление внутренней политики Игоря. Он и подчинил тиверцев и уличей.

Важное место во внутренней политике Игоря играли отношения с древлянами. В самом начале его правления, в 912 году, они отказались платить дань и организовали бунт против князя. Однако Игорь со своей дружиной подавили бунт и обложили древлян еще более жесткой данью.

Стоит сказать, что именно от рук древлян Игорь нашел свою гибель в 945 году. Во время очередного осеннего похода за данью Игорь решил собрать с древлян дань дважды. Это решение было вызвано не столько жадностью князя, как принято считать. Дело в том, что в дружине Великого князя служили варяжские наемники во главе с дружинником Свенельдом. Он как раз и потребовал большую плату, потому Игорь с частью войска вернулся к древлянскому хану за «добавкой». Древляне, обозлившись, его жестоко . Жена Игоря, княгиня Ольга, управлявшая Древнерусским государством после мужа, за гибель Игоря.

Полюдье – основное направление внутренней политики

Еще одним направление внутренней политики Игоря в период его управления Древнерусским государством стало введение полюдья. Это ежегодный князем с дружиной подвластных земель с целью сбора дани. Взнос дани производился натуральным образом, то есть урожаем, мехами, медом и пр. Полюдье совершалось с ноября по . Впоследствии собранная мзда отправлялась на экспорт в Византию. Во время правления Игоря не существовало фиксированного размера дани, за что и пострадал сам князь. Позже Ольга установила размер податей.

По мнению историков, в результате внутренней политики князя Игоря удалось очертить довольно большой круг земель с политическим центром в Киеве, а также укрепить княжескую власть.

После смерти великого князя Олега древляне попытались обособиться от Киева. Князь Игорь Рюрикович усмирил их и обложил еще большей данью, чем при Олеге. Воевода Свенельд за покорение угличей и взятие их города Пересечен получил в награду от Игоря древлянские подати.

Внутренняя политика князя Игоря в основном была направлена на усмирение возмущений разных славянских племен.

В 913 г. Игорь наметил совершить набег на прикаспийских жителей. Путь лежал через хазарские владения по Волге. За обещание отдать половину добычи хазарский каган пропустил руссов. Но на обратном пути победителей хазары решили завладеть всей добычей, и большая часть русской рати была истреблена, а спасшиеся почти все погибли в борьбе с болгарами.

В конце IX века по соседству со славянскими племенами появились орды кочевников – печенегов, и князю Игорю первому пришлось оборонять свои области от них. В 915 г. князь Игорь заключил с ними мирный договор, который длился 5 лет, а позднее (в 944 г.) вступил с ними в союз против греков. Но в основном в русско-греческих отношениях печенеги выступали на стороне греков.

В 941 г. князь Игорь решил, по примеру Олега, совершить большой поход на Византию, в этот раз на азиатские берега империи. Но дунайские болгары, увидев русские суда в Черном море, сообщили об этом императору. Греки собрали силы, снарядили корабли и выступили против врага. В жестоком морском бою русские не выдержали «греческого огня» и потерпели поражение.

Игорь хотел загладить стыд своего поражения и в 944 г., наняв печенегов, снова двинулся на Грецию. На этот раз византийский император не стал вступать с русскими в бой, а откупился богатыми дарами. На следующий год князь Игорь заключил с греками мирный договор.

Во внешней политике князь Игорь преследовал торговые выгоды и разные льготы для русских купцов в Византии.

Под старость Игорь Рюрикович не ходил сам на полюдье (сбор дани), а поручил это дело Свенельду, на что возмутились его дружинники. Послушав их, князь Игорь пошел на землю древлян собирать дань, причем он и его дружина прибегали к насилию. На обратном пути в Киев, решив, что недостаточно собрали дани, они решили вернуться на повторные поборы.

Такой поход князя Игоря на древлян привел его к гибели. Древляне перебили его отряд и убили самого князя. Есть известие, будто древляне, пригнув стволы двух деревьев, привязали к ним князя, отпустили их, и он был разорван на две части.

После смерти князя Игоря в 945 г. управление взяла его жена княгиня Ольга , т.к. их сын Святослав был еще мал. Она была очень умна, решительна, твердого нрава. Ольга, прибегнув к хитрости, жестоко отомстила древлянам за убийство князя Игоря.

Великий князь киевский Игорь Рюрикович по прозвищу Старый правил русским государством с 912 по 945 годы. Он чаще предшественников отмечен в исторических источниках, однако «белых пятен» в его биографии осталось немало, но не о них речь. Во внутренней и внешней политике неудач у этого князя было больше чем успехов. В исторических описаниях он не выделялся авторитетом, умом и личной воинской доблестью. Князь Игорь менее ярок, чем Олег, или Святослав, тем не менее его деяния исторически значимы для нашего Отечества.

Летописец Нестор, в своей «Повести временных лет», ведет родословную Игоря от Рюрика и устоявшаяся историческая традиция принимает это положение как данность. В «Слове о законе и благодати» от митрополита Иллариона и «Памяти и похвале князю русскому Володимеру» монаха Иакова, князя Игоря называют «Старым» и выделяют его как родоначальника великокняжеской династии. В среде академических историков есть споры только о путанице в датах, затрудняющих определение возраста Игоря в узловые моменты его биографии.

В классической версии жизнеописания Игоря нет точной даты рождения Игоря, известно лишь то, что сын Рюрика и Ефанды осиротел в младенчестве. Воспитанник Вещего Олега был при захвате Киева и, взрослея, приобщался к военным и политическим делам в той мере, какую ему отводил попечитель. В 903 году Игорь женился на юной псковитянке Ольге и еще девять лет оставался в тени своего авторитарного воспитателя. Скорее всего, он этим не тяготился, но получив власть как обузу, Игорь сумел много чего сделать во внутренней и внешней политике. Хорошо ли, плохо? Другой вопрос.

Особенности внутренней и внешней политики князя Игоря Старого

В 912 году князь Олег гибнет и начинается самостоятельное княжение Игоря. В период своего правления князь строил свою внутреннюю политику, решая основные задачи:

  1. Сохранение единства только что основанного Древнерусского государства.
  2. Удержание в повиновении местных князей, жесткое подавление непокорных.
  3. Регулярный сбор дани на подвластных территориях.
  4. Поддержание традиционной правовой системы Руси, свода норм устного Закона Русского.
  5. Сохранение языческих духовных традиций и терпимость к приверженцам других религий.

Эти положения отразились в событийной линии внутренней политики Игоря Старого:

Направления деятельности

Сохранение единства славянских племен

Предотвращение выхода из повиновения древлян (сепаратные настроения древлян проявились после гибели князя Олега)

Покорение уличей

914 – 917 годы

Война с племенным союзом уличей и присоединение их к Киеву

Покорение радимичей и тиверцев

Присоединение к Киевской Руси территорий радимичей и тиверцев

Подавление попыток выхода из повиновения

После отказа древлян платить дань князь Игорь силой принудил их возобновить выплаты, повысив ее размеры

Усиление военной и экономической мощи нового государства

Весь период правления

Регулярный сбор дани. Увеличение численности дружины. Укрепление городов. Создание предпосылок для земледелия, промыслов, ремесла и торговли

Укрепление власти великого князя

Весь период правления

Создание основ вертикали власти. Выделение шести уделов под доверенным управлением бояр на условиях кормления и сбора дани

Расширение границ государства

Основание города Тмутаракань на Таманском полуострове

Во внешней политике князь Игорь действовал на двух направлениях:

  1. Восточном – Кавказ, Каспийское море.
  2. Южном – «Дикое поле», Византия.

Это подтверждается основными внешнеполитическими событиями периода правления князя Игоря:

Направления деятельности

Наступательные действия на восточном направлении

Поход русского войска на Каспийское море. Грабительский рейд в Персию.

Удачные походы на Кавказ и Закавказье

Оборонительные действия. Защита границ

Отражение первого нашествия печенегов на Русь

Заключение договора о мире с печенегами (оказался непрочным)

Политика в отношении Византии

Поход на Константинополь. Византийцы применили «греческий огонь» и сожгли флот Игоря. Вернуться в Киев смогли немногие

Поход-реванш. Византийцы выплатили дань без боя

Новый торговый договор с Константинополем. Беспошлинная торговля отменена. Впервые письменно упомянут термин «Русская земля»

Нескладная гибель князя Игоря

Полюдье 945 года закончилось для князя Игоря трагически. Собрав дань с древлян, он отправился дальше, но подстрекаемый недовольными дружинниками вернулся, чтобы получить подать еще раз. Древлянский князь Мал и его приближенные на вече приговорили: «Когда повадится волк к овцам, то перетаскает все стадо, если не убить его. Так и князь Игорь, и если не убьем его, то он погубит нас!» Сопровождавших князя Игоря дружинников древляне перебили, а его самого привязали к верхушкам согнутых деревьев, которые распрямившись, разорвали несчастного пополам. Такая незавидная участь постигла Игоря старого за неумеренную алчность.

Значимость княжения Игоря Старого

Как бы то ни было, князь Игорь Старый является в летописных сводах первым «природным» Великим князем Киевской Руси. Несмотря на то, что он слишком долго оставался в тени своего именитого попечителя – Вещего Олега и безвременно погиб нелепой смертью, сделать ему удалось не так мало. Князь Игорь значительно расширил границы Киевской Руси, отбывал степняков, укреплял города. При нем появилось «кормление» как первичный элемент устройства государственной власти. Он организовывал военные походы и заключал договоры как лидер сильного государства.

Президент укрепил внешнюю политику американистом

Владимир Путин в субботу назначил Игоря Неверова новым начальником управления президента по внешней политике. Его предшественник Александр Манжосин, которому 28 сентября исполнилось 60 лет, занимал этот пост с 2004 г. и был в очередной раз переутвержден в должности при формировании новой кремлевской администрации в июне 2018 г.

62-летний Неверов проработал в МИДе 40 лет, 30 из них занимался США, затем был послом в Швеции, а в последние годы руководил Вторым европейским департаментом МИДа, отвечающим за страны Северной Европы. В 1998–2002 гг., когда Неверов работал советником-посланником посольства России в США, послом в Вашингтоне был нынешний помощник президента по международным вопросам Юрий Ушаков.

Разговоры об уходе Манжосина ходили довольно давно, говорит председатель президиума Совета по внешней и оборонной политике Федор Лукьянов. По его мнению, выбор на эту должность Неверова, вероятно, объясняется рекомендацией Ушакова: «Неверов, как и Ушаков, – американист, опытный карьерный дипломат, никакой интриги здесь нет». Это назначение показывает, что американское направление остается главным в российской внешней политике, полагает эксперт: «Это кажется несколько странным в ситуации полного тупика [в двусторонних отношениях], но, видимо, руководство [страны] считает иначе».

Неверов очень грамотный, профессиональный человек, имеющий большой опыт работы – и посольской, и в центральном аппарате МИДа, отмечает политолог Андрей Кортунов. Возможность его назначения на этот пост обсуждалась давно и не исключено, что на окончательный выбор мог повлиять руководитель администрации президента, выходец из МИДа Антон Вайно, допускает эксперт. В любом случае это кадровое решение – со знаком плюс, считает Кортунов. Хотя и переоценивать значение занятой Неверовым должности не стоит, оговаривается эксперт: «Все же руководитель управления – фигура скорее административно-техническая, а не политическая. Он занят подготовкой графика, согласованием документов, которые подписываются в ходе визитов [президента]. То есть это важная позиция, но она не носит политического характера».

Профессор Игорь Истомин о программе «Двигатели внешней политики России – Россия и Евразия»

Майкл Манделькорн, магистр искусств 2020 года, Университет Тафтса

Зал Кроу был полон в среду днем, когда Россия и Евразийская программа и Евразийский клуб Школы Флетчера приветствовали профессора Игоря Истомина, доцента кафедры прикладного международно-политического анализа МГИМО России. После нескольких минут тихой беседы и вдумчивого жевания зал поставил на стол свой обед и наклонился, чтобы послушать краткий доклад Истомина под названием «Что движет российской внешней политикой.

— Почему русская душа такая мистическая, — начал он. — Потому что никто не пытался его изучить. Эта шутка задала тон вечеру. По мнению Истомина, большая часть освещения в западных СМИ и политического анализа не соответствует действительности. Он считает, что западные СМИ и аналитики в значительной степени застряли, веря в несколько устойчивых мифов, окружающих российский внешнеполитический истеблишмент. Эти мифы, заманчивые и настойчивые, тиражировались столько раз, что даже типично острые аналитики и журналисты, а также многочисленные россияне затуманили свои суждения этими мифами.Истомин сформулировал три мифа, которые часто ассоциируются с российской внешней политикой , и развенчал их.

Первая и самая большая проблема, мешающая западному восприятию российской внешней политики, — это миф об унитарном акторе. Истомин начал с наблюдения: почему так много западных анализов деятельности российского государства читаются как анализы действий одного человека. — Мы все знаем этого конкретного человека, — с веселой улыбкой сказал Истомин. Подразумевается, что ничего не происходит в России без прямого приказа Путина, особенно когда речь идет о внешней политике.Этот слишком персонализированный взгляд на российскую политическую систему может быть чрезвычайно проблематичным, если не опасным. Хотя Путин, очевидно, играет большую роль во внешней политике России, возложение всего российского внешнеполитического истеблишмента к его ногам является чрезмерным упрощением, если не производным.

Следствием этой идеи о Путине как об унитарном акторе является то, что российское государство на самом деле проводит не российскую внешнюю политику, а внешнюю политику Путина — что российская внешняя политика работает не на национальные интересы России, а на личные интересы Путина.Этот сбор часто взимался во время аннексии Крыма Россией. В ответ на это утверждение Истомин не мог не рассмеяться, заявив, что, по любым данным опросов, «реинтеграция» Крыма была, безусловно, самой популярной вещью, которую Путин сделал за свои 18 лет» правления. Путин играет чрезвычайно важную роль в российской политике, но российское государство любит проводить политику, пользующуюся популярностью внутри страны. Следовательно, при таком большом внимании Запада к ответу на вопрос «Кто такой г-н Путин?» гораздо более широкие области внешней политики России и ее соответствующие мотивы были проигнорированы.Нам нужно, утверждает Истомин, взглянуть на российскую политику в целом гораздо более комплексно.

Второй миф Истомина связан с вопросом союзов с Россией и созданием союзников, в то время как его третий миф касается широко распространенного представления о том, что российская внешняя политика основана исключительно на платформе realpolitik . Эти мифы, действительно, несколько взаимосвязаны. Оба они коренятся в неверных представлениях о советской внешней политике и затуманивают умы западных аналитиков с 1970-х годов.И в основе этих заблуждений, по словам Истомина, лежит фундаментальная разница в том, как realpolitik рассматривается в американских и современных российских внешнеполитических кругах.

Как же мы можем бороться с этими мифами и не допустить, чтобы они омрачали нашу собственную внешнюю политику и наш анализ и понимание действий России на международной арене? Истомин предположил, что во внешнеполитическом истеблишменте США должно быть больше специалистов по регионоведению — тех, кто явно занимается Россией, Восточной Европой, Кавказом и Центральной Азией, — пишущих о российской внешней политике, а не более общих теоретиков и критиков международных отношений. Хорошо, что Истомин был лишь первым в насыщенной серии выступлений осенью 2018 года, организованной программой Флетчера для России и Евразии.

Игорь Фруман, бывший соратник Джулиани, приговорен к одному году лишения свободы

А связи г-на Фрумана помогли организовать встречу между г-ном Джулиани и преемником г-на Шокина, Юрием Луценко, по словам двух человек, знакомых с договоренностями. Г-н Луценко, помогавший г-ну Джулиани раскопать компрометирующую информацию о Байденах, также хотел, чтобы Мари Л.Йованович, американского посла в Украине, снять с занимаемой должности. Она была отозвана в 2019 году.

Усилия по свержению г-жи Йованович стали предметом первого судебного разбирательства по делу об импичменте г-на Трампа и привели к федеральному уголовному расследованию того, нарушил ли г-н Джулиани законы о лоббировании, по словам людей, осведомленных в этом вопросе. Он отрицал правонарушение.

Но прежде чем служить пехотинцами в кампании г-на Джулиани, г-н Фруман и г-н Парнас были предпринимателями, которые решили создать компанию, которая будет импортировать природный газ в Украину.

Прокуроры заявили, что хотят укрепить репутацию компании и начали делать пожертвования кандидатам и группам республиканцев. Вскоре г-н Фруман и г-н Парнас стали постоянными участниками митингов и собраний доноров в таких местах, как Мар-а-Лаго, клуб г-на Трампа во Флориде. Они были запоминающейся парой. Г-н Фруман, родившийся в Беларуси, говорил на смеси русского и отрывистого английского. Родившийся в Украине г-н Парнас излучал искренность.

Сообщалось, что пожертвование в размере 325 000 долларов про-Трамповскому суперкомпьютерному комитету America First Action поступило от компании, созданной мистером Трампом.Парнас и г-н Фруман, именуемые Global Energy Producers. По словам прокуроров, это нарушило закон о финансировании избирательной кампании, потому что деньги поступили не от компании, а из кредита, который взял г-н Фруман.

Г-на Фрумана и г-на Парнаса также обвинили в том, что они упрашивали российского магната Андрея Муравьева отправить им один миллион долларов, чтобы они могли сделать пожертвования на предвыборную кампанию. По словам прокуроров, цель заключалась в том, чтобы повлиять на кандидатов, которые помогли бы начинающему бизнесу по производству каннабиса, который обсуждали все трое.

Сообщения, полученные прокуратурой, показывают, что г.Фруман неоднократно настаивал на этих деньгах, предоставляя банковский счет и маршрутный номер компании, контролируемой его братом. Записи, собранные прокуратурой, показывают, что две компании, принадлежащие г-ну Муравьеву, перевели по 500 000 долларов каждая компании, контролируемой братом г-на Фрумана.

Игорь В. Тимофеев, партнер, судебная практика

Игорь Тимофеев является партнером судебной практики Пола Хастингса и базируется в офисе фирмы в Вашингтоне, округ Колумбия. Практика г-на Тимофеева сосредоточена на апелляционном производстве, а также международном арбитраже и разрешении споров.Он представлял корпорации и бизнес-ассоциации в апелляционных, судебных и регулирующих разбирательствах, касающихся конституционных, иностранных дел, ценных бумаг, здравоохранения, патентов и антимонопольного законодательства. В области международных судебных разбирательств г-н Тимофеев представлял интересы транснациональных корпораций и иностранных правительств в спорах Всемирной торговой организации, арбитраже между инвесторами и государством, специальном международном коммерческом арбитраже и внутренних судебных разбирательствах в США. Кроме того, он консультировал клиентов по вопросам, касающимся инвестиционных договоров и соглашений о свободной торговле.

До начала частной практики г-н Тимофеев работал клерком у судьи Энтони М. Кеннеди в Верховном суде США и судьи (теперь главного судьи) Алекса Козински в Апелляционном суде США по девятому округу. Он также работал помощником по правовым вопросам судьи Теодора Мерона, председателя Международного уголовного трибунала по бывшей Югославии. Тимофеев также занимал должность директора по иммиграционной политике и специального советника по делам беженцев и убежища в США.Департамент внутренней безопасности. В этом качестве он консультировал министра внутренней безопасности по иммиграционной, визовой политике, политике в отношении беженцев и убежища, а также координировал регулирующую политику министерства в отношении иммиграционной реформы, льгот и правоприменения. Г-н Тимофеев дал показания и проинформировал Конгресс по вопросам иммиграционной реформы и правоприменения, визовой политики, а также предоставления убежища и защиты беженцев. Он также представлял Министерство внутренней безопасности в Рабочей группе «Большой восьмерки» по борьбе с терроризмом и охране правопорядка.S.-Канадская рабочая группа по визовой политике и в Комитете ООН по правам человека. Г-н Тимофеев часто выступает с докладами на темы, касающиеся внутренней безопасности, иммиграции и законодательства о беженцах.

  • Йельская юридическая школа, доктор юридических наук, 2001 г. (редактор статей в Йельском юридическом журнале и Йельском журнале международного права) College, BA, 1996 ( с отличием , с высшим отличием по истории)

Поток Эпизод #71 | Бразилия в мире под руководством Жаира Болсонару (Игорь Сабино) от Foreign Policy ProvCast

опубликовано

В этом выпуске Марк Мелтон беседует с Игорем Сабино о политической ситуации в Бразилии и роли этой страны в мировых делах. Они сосредоточены на президентстве Жаира Болсонару, а Сабино объясняет причины, по которым бразильские евангелисты поддержали его. Угождая евангелистам, Болсонару пообещал улучшить отношения с Израилем, поэтому Сабино резюмирует, чего удалось добиться президенту, уравновешивая свои отношения с арабскими странами. У бразильских политиков есть история коррупции, поэтому Мелтон и Сабино обсуждают, как Болсонару смог представить себя чистым кандидатом, баллотируясь на пост, поскольку другие были замешаны в скандале с операцией «Автомойка».Но Сабино рассказывает о том, как бразильцы относятся к президенту сейчас, после некоторых недавних откровений о судебных процессах по делу о коррупции и о том, как правительство справляется с пандемией COVID-19. У Дональда Трампа были хорошие отношения с Болсонару, но некоторые предупреждают, что слишком тесное сближение с ним может поставить американцев, особенно республиканцев, в затруднительное положение в Бразилии, если политическая ситуация изменится. Имея это в виду, Сабино анализирует, как бразильцы сейчас относятся к США. По мере того, как США и Китай приближаются к соперничеству, похожему на холодную войну, Бразилия может оказаться между ними.Сабино рассматривает место Бразилии в этом новом глобальном конфликте. Наконец, бразильцы проголосуют в октябре 2022 года, и Сабино проанализирует, что может произойти и за какими актерами следует следить американцам. Примечание по поводу звука: у нас возникли некоторые технические трудности при удаленной записи подкаста, поэтому приносим извинения за качество. Но мы все же хотели, чтобы слушатели услышали этот репортаж о Бразилии. Игорь Сабино — кандидат политических наук Федерального университета Пернамбуку в Бразилии. Он имеет степень бакалавра и магистра международных отношений Государственного университета Параиба в Бразилии и является выпускником Института лидерства проектов Philos.Его текущие исследования сосредоточены на внешней политике и религии США. Вы можете следить за ним в Твиттере здесь: @igorhsabino.

Жанр
Новости и политика
Лицензия: все права защищены

Источник досье Стила арестован по делу Дарема — ПОЛИТИКА

Эти отчеты, известные как досье Стила, помогли разжечь расследование ФБР и послужили кормом для запросов, которые правоохранительные органы направили в тайный следственный суд, чтобы получить ордера на проверку сообщений бывшего советника по внешней политике кампании Трампа Картера Пейджа. .

Однако несколько утверждений в досье оказались ложными, что побудило Конгресс, генерального инспектора и уголовное расследование того, как были составлены отчеты и почему правительство США оказало им такое доверие.

На кратком слушании в Окружном суде США в Александрии, штат Вирджиния, в четверг днем ​​прокуроры не просили задержать Данченко, пока он ожидает суда.

Мировой судья Тереза ​​Бьюкенен распорядилась об освобождении Данченко под необеспеченный залог в размере 100 000 долларов.

Прокурор Майкл Кейлти заявил, что Данченко планировал сдаться в четверг, но из-за «утечки в прессе» ФБР вместо этого арестовало подсудимого.

Прокуратура утверждает, что в серии допросов ФБР Данченко сфабриковал детали и изменил описанную им последовательность ключевых событий, связанных с так называемым досье. В обвинительном заключении также утверждается, что он тесно сотрудничал как минимум с одним человеком, близким к предвыборному штабу Клинтон, и что Данченко ложно отрицал контакт с этим человеком.

Впервые Данченко был идентифицирован как источник Стила в ходе расследования республиканцев в Сенате, кульминацией которого стали последние недели прошлогодних президентских выборов. Тогдашний председатель Судебного комитета Сената Линдси Грэм (RS.C.) опубликовал стенограмму интервью, проведенного Данченко с ФБР в январе 2017 года, в котором он рассказал, что некоторые из самых взрывоопасных обвинений в досье Стила были основаны на слухах и слухах. .

Российский внешнеполитический аналитик Игорь Данченко (в центре) покидает федеральный суд в Александрии, штат Вирджиния. после первого слушания по обвинениям, предъявленным специальным советником Джоном Даремом. | Джош Герштейн/POLITICO

Стенограмма была рассекречена тогдашним генеральным прокурором Уильямом Барром незадолго до того, как Министерство юстиции передало ее Грэму.

Хотя Грэм не назвал Данченко, когда он опубликовал отредактированное резюме интервью, документ содержал достаточно идентифицирующей информации, и вскоре выяснилось, что Данченко был неназванным источником Стила.

Примерно в это же время Грэм обнародовал еще один документ, также рассекреченный Барром, в котором содержался краткий обзор контрразведывательного расследования, проведенного ФБР в отношении Данченко с 2009 по 2011 год.Расследование включало проверку того, пытался ли Данченко получить секретную информацию от имени России, но оно было закрыто без каких-либо выводов, и Данченко продолжал проживать в Соединенных Штатах.

Тем не менее, союзники Трампа указали на закрытое расследование, чтобы назвать Данченко «шпионом» и обвинить демократов и ФБР в использовании российской дезинформации путем использования досье для получения ордера на слежку за Пейджем.

В новом обвинительном заключении не утверждается, что Данченко работал на российское правительство или российские интересы, но есть намеки на то, что это могло быть так.В обвинениях говорится, что в июне 2016 года руководитель отдела по связям с общественностью и демократический активист, тесно связанный с предвыборным штабом Клинтон, написал электронное письмо о Данченко, в котором говорилось: «Он слишком молод для КГБ. Но я думаю, что он работал на ФСБ. С тех пор, как он сказал мне, он провел два года в Иране. И когда я впервые встретил его, он знал обо мне больше, чем я. [подмигивающий смайлик]».

Руководитель отдела по связям с общественностью, предложивший откровенную оценку Данченко, в обвинительном заключении не упоминается, но это давний активист-демократ и эксперт по связям с Россией Чак Долан-младший., подтвердил адвокат Долана в четверг.

«Чак понимает и ценит ваш интерес. Я могу подтвердить, что в обвинительном заключении он является PR-менеджером-1», — говорится в заявлении адвоката Ральфа Друри Мартина. «Поскольку он является свидетелем по текущему делу, для Чака было бы неуместно в настоящее время комментировать дальнейшие утверждения в обвинительном заключении».

Долан не обвиняется в деле.

В 1980-х годах он работал исполнительным директором Демократической ассоциации губернаторов, а затем председателем штата Вирджиния во время президентских кампаний Билла Клинтона в 1992 и 1996 годах, а также советником Джона Керри на президентских выборах в 2004 году и Хиллари Клинтон в 2008 году.Долан, бывший сотрудник Конгресса, в последнее время работал старшим вице-президентом в компаниях по связям с общественностью Ketchum, Prism и kglobal.

В Ketchum Долан работал над лоббистской деятельностью фирмы в отношении Российской Федерации, согласно документам Закона о регистрации иностранных агентов. Его веб-страница на сайте kgglobal, где он был старшим советником, была закрыта вскоре после того, как стало известно об аресте Данченко.

На слушаниях в четверг Кейлти заявил, что, по мнению правительства, Данченко несколько раз контактировал с лицами в посольстве России. Прокурор назвал это «вызывающим озабоченность» и призвал поставить Данченко под надзор по этой и другим причинам.

Бьюкенен согласился с этим, но после того, как Кейлти сказала, что наблюдение за местом происшествия, вероятно, не может быть организовано в четверг и что тем временем прокуратура не возражает против освобождения Данченко, судья, похоже, встревожилась и передумала.

«Тогда вы не должны сильно беспокоиться» о его побеге, сказал Бьюкенен. «В таком случае я отказываюсь от электронного наблюдения.

Бьюкенен приказал Данченко держаться подальше от возможных свидетелей по делу, но отсутствие наблюдения означает, что он может организовать такую ​​встречу без ведома ФБР.

Выйдя из здания суда через пару часов после заседания, Данченко проигнорировал вопросы журналистов. Адвокат Данченко Марк Шамель не сразу ответил на запрос о комментариях. Следующее слушание по делу назначено на следующую среду перед судьей окружного суда США Энтони Тренгой.

Данченко — третий человек, которому предъявлены уголовные обвинения по делу Дарема, которому Барр официально присвоил статус специального адвоката в октябре 2020 года.

В прошлом месяце Дарем предъявил обвинение адвокату округа Колумбия Майклу Сассманну, в котором утверждалось, что он дал ложные показания главному юрисконсульту ФБР в начале расследования в отношении России. Суссмана, который не признал себя виновным, обвиняют в том, что он ввел в заблуждение ФБР, отрицая, что он представлял Национальный комитет Демократической партии или любого другого клиента, когда он сообщил о подозрениях о возможных связях между компьютерами в Башне Трампа и российским банком.

В январе этого года бывший поверенный ФБР Кевин Клайнсмит был приговорен к году условно за изменение электронного письма, связанного с запросом на слежку, который был частью расследования в отношении России.

Страница не найдена — London Speaker Bureau

Основные докладчики — Категории Найдите докладчика по текущим мировым тенденциям

Основные докладчики — Темы Найдите докладчика по определенной теме

Наши услуги Основные услуги London Speaker Bureau делятся на три отдельные категории: основные докладчики, мастер-классы по обучению руководителей и консультации в зале заседаний. Каждая услуга предлагает все более глубокий интерактивный опыт, особенно для небольшой избранной аудитории и ключевых лиц.

Executive Learning
  • Индивидуальные мастер-классы для решения уникальных проблем и стимулирования изменений
  • Проводятся ведущими экспертами отрасли
  • Предназначены для руководителей высшего и высшего звена
Основные докладчики
  • Более 4000 международных докладчиков во всех секторах
  • для каждой организации и мероприятия
  • Влиятельные голоса, которые вдохновляют, бросают вызов и оказывают долгосрочное влияние
Совет директоров
  • Доступ к самым элитным главам государств мира, председателям и старшим директорам
  • Консультации по таким вопросам, как стратегия, риски и планирование преемственности
  • Предназначено для команд старшего руководства
Онлайн-мероприятия
  • Эффективно и действенно в объединении международных организаций с экспертными идеями
  • Интерактивное взаимодействие между спикером и аудиторией
  • Полностью всеобъемлющий service

Вебинары и онлайн-мероприятия В London Speaker Bureau мы готовы предоставить комплексную, индивидуальную и простую онлайн-услугу вебинара, которая связывает нашу глобальную сеть экспертов и консультантов с нашими клиентами — будь то их сотрудники, члены правления или их собственные клиенты.

Блог — Интервью и статьи От лидерства до кибербезопасности. Узнайте все последние статьи о наших основных докладчиках в нашем официальном блоге

Эксклюзивные подкасты Каждую неделю наша коллега Мария Францони приглашает одного из наших основных докладчиков, чтобы обсудить их жизнь, работу, текущие проекты и увлечения. Мы надеемся, что, узнав о них больше, вы сможете лучше понять, кто они такие.

Новые основные докладчики Узнайте о наших новых докладчиках для вашего следующего мероприятия.Спикеры по вопросам лидерства и мотивации, политики, футуристы и многие другие основные докладчики

Посмотреть профиль Добавить в шорт-лист

Наташа Грано

Инфлюенсер с более чем 10 миллионами подписчиков, включенный в десятку лучших в мире основных докладчиков по версии журнала LA Weekly

Посмотреть профиль Добавить в Shortlist

Michael Pawlyn

Архитектор, известный своей работой в области биомиметической архитектуры и инноваций. Властная трансгендерная пара Великобритании после того, как издание Independent

назвало ее «Самой влиятельной ЛГБТК-парой» Посмотреть профиль Добавить в шорт-лист

Ханна Граф

Капитан британской армии Ханна и ее партнер Джейк Граф известны как трансгендерная сила Великобритании Пара после того, как The Independent назвала ее «Самой влиятельной ЛГБТК-парой».

Посмотреть профиль Добавить в короткий список

Посмотреть профиль Добавить в короткий список

Steven Bartlett

29-летний основатель маркетингового агентства Social Chain и инвестор в Dragons’ Den BBC

Посмотреть профиль Добавить в Shortlist

Cheryl Goh

Вице-президент группы по маркетингу, Grab

Посмотреть профиль Добавить в Shortlist

Анн-Мари Имафидон

Основной докладчик, ведущий и соучредитель отмеченного наградами социального предприятия Stemettes

Интервью – Игорь Окунев

Игорь Окунев имеет степень магистра истории Манчестерского университета и степень доктора политических наук МГИМО (Московский государственный институт международных отношений).Он является профессором-исследователем МГИМО и директором его Центра пространственного анализа в международных отношениях. Он является сопредседателем Исследовательского комитета по геополитике Международной ассоциации политических наук. Его работа посвящена политической географии, критической геополитике, федерализму и столицам. В 2021 году он опубликовал учебник английского языка по политической географии , а Coursera запустила его онлайн-курс по той же теме. Он является автором трех монографий: Основы пространственного анализа , Столичные города в критическом зеркале геополитики и Геополитика микрогосударств , все на русском языке.

Где, по вашему мнению, происходят самые захватывающие исследования/дебаты в вашей области?

Политологи и специалисты в области международных отношений долгое время считали политическую географию преимущественно описательной дисциплиной. Для многих людей — а мы здесь говорим в общих чертах — она описывает, где расположены те или иные элементы на политической карте мира и как все так сложилось. Однако в области политической географии имеется огромный аналитический потенциал.Это наука, которая поддается эмпирическим методам исследования (как количественным, так и качественным) и как таковая позволяет нам объяснять социальные явления, в том числе международные отношения, через пространственные переменные. В первую очередь это связано с появлением так называемых школ новой политической географии (Питер Тейлор, Джон О’Лафлин, Джон Эгнью) и критической геополитики (Джерард Тоал). Политическая география превращается в точную науку, что, в свою очередь, должно придать ей большее значение в программах подготовки по политологии и международным отношениям.

Как ваше понимание мира изменилось с течением времени и что (или кто) вызвало самые значительные сдвиги в вашем мышлении?

Еще когда я учился в школе, я знал, что хочу заниматься исследованиями в области политической географии. Но по воле судьбы я получил степень бакалавра лингвистики. Каково же было мое удивление, когда во время учебы в докторантуре по геополитике я обнаружил, что именно лингвистические методы позволяют нам понять движущие силы мировой политики.Оказалось, что политическая география имеет много общего с герменевтикой, только интерпретации требуют не тексты, а карты и географические нарративы. Второе ключевое открытие для меня состояло в том, что я мог применять пространственные эконометрические методы к политической географии. Мне удалось разрешить извечный спор между географическим детерминизмом в геополитике (утверждающим, что структура физического пространства является ключевым фактором политических процессов) и географическим нигилизмом (утверждающим, что важностью пространства в политических процессах можно пренебречь) с помощью математической статистики. .Оказывается, мы можем измерить степень влияния пространства — это пространство является вероятностной величиной.

В вашей недавно опубликованной книге по политической географии вы обсуждаете пространственные измерения политики. Как эти аспекты рассматриваются в книге?

Книга предназначена для использования в качестве основного учебника для студентов, изучающих международные отношения. В ней я представляю политическую географию не как узкую дисциплину, являющуюся побочным эффектом естественного фактора мировой политики, а скорее как самостоятельную дисциплину, дающую нам сетку пространственных координат для системы международных отношений. Отношения между государствами развиваются во времени и пространстве, и знание политической истории и политической географии имеет решающее значение для изучения международных отношений и политической науки. В учебнике я даю сравнительную характеристику всем элементам политической карты мира и классифицирую их по уровню занимаемого ими политического пространства, что создает сложную структурную концепцию этой карты.

Как директор Центра пространственного анализа в международных отношениях , каковы уникальные преимущества использования эмпирических методов пространственного анализа для понимания международных отношений?

С помощью пространственных эконометрических методов создаются геоинформационные математические модели пространственного фактора системы международных отношений.Методы пространственного анализа уже широко используются, например, в таких областях, как метеорология и экономическая география. Всякий раз, когда вы заказываете такси или ищете ближайшее кафе, ваш смартфон или компьютер использует алгоритмы пространственного анализа. Мы пытаемся применить эти методы на межгосударственном уровне и посмотреть, например, как соседство между государствами влияет на электоральное поведение или в какой степени локализация в одном регионе помогает государствам более тесно интегрироваться в данной области. Мы используем пространственную автокорреляцию для проверки гипотез, например, влияет ли усиление конфликта в одной стране на безопасность в регионе в целом, способствует ли демократизация в данном государстве политическим трансформациям в соседних странах и т. д.Оказалось, что пространственный фактор был слаб в одних областях (например, когда речь идет о распространении политических режимов, ценностей или коррупции) и невероятно силен в других (таких как электоральное поведение, демографическая политика или конфликты).

Как геопространственные технологии развиваются для решения современных глобальных рисков и проблем безопасности?

Соседние государства часто сталкиваются со схожими проблемами безопасности, такими как экологические катастрофы, неурожаи или что-то очень актуальное сегодня, пандемии, которые неизменно затрагивают несколько стран одновременно. Страны разрабатывают аналогичные инструменты как ответ на схожие проблемы, что в конечном итоге приводит к созданию региональных комплексов безопасности. Геоинформационное моделирование может помочь нам определить, например, где национальные меры реагирования могут быть более подходящими для борьбы с внешними рисками, а какие проблемы лучше оставить для международных организаций.

Практическое использование геопространственных технологий будет зависеть от состояния географических информационных систем (ГИС) в разных странах.Как это может быть более справедливой и доступной методологией исследования?

С точки зрения доступа к ГИС-системам в современном мире это не проблема, так как доступно качественное бесплатное ПО (например, QGIS). Проблемным является тот факт, что в странах с развивающейся картографической культурой ощущается нехватка картографических данных в свободном доступе – именно там, где требуется помощь развитых стран. В частности, необходимо создать открытую библиотеку пространственных данных с файлами, содержащими информацию о географических координатах каждой страны мира и их административно-территориальных единиц на всех уровнях и во всех избирательных округах. Это позволит нам создать своеобразный международный центр обмена ресурсами, где студенты, преподаватели и ученые со всего мира смогут получить картографическую основу для своих проектов. К сожалению, все существующие сегодня базы данных либо платные, либо устарели, либо содержат только часть данных.

Ваша работа тесно связана с критической геополитикой. Чем это отличается от традиционной геополитики?

Критическая геополитика возникла в 1990-е гг. как ответ, с одной стороны, на трансформации, происходящие в системе международных отношений после распада биполярного мира, а с другой — на конструктивистский поворот в общественных науках. вообще и в географии человека в частности.Схематично традиционная геополитика исходит из того, что физическое пространство способно влиять на глобальные политические процессы.

Критическая геополитика же строится на представлении о том, что пространство живет внутри нашего сознания в виде определенных представлений, и именно эти пространственные мифы и образы оказывают существенное влияние как на тех, кто принимает внешнеполитические решения, так и на на тех, кто их анализирует. Эти репрезентации проявляются в форме дискурсов и нарративов и как таковые нуждаются в лингвистическом и семиотическом анализе.Например, посмотрите, как некоторые государства (например, Грузия или Кипр) строят свою внешнюю политику, позиционируя себя как европейские страны, хотя физически они находятся за пределами Европы. В этом случае представления о пространстве важнее, чем само пространство.

В этой статье вы описали различные способы урегулирования территориальных споров посредством альтернативных подходов к суверенитету. Считаете ли вы их применимыми при решении современных морских территориальных споров, например, в Восточном Средиземноморье и Южно-Китайском море?

В статье я утверждаю, что на аналитическом уровне достаточно инструментов для решения практически любого территориального спора.Я привожу много примеров из истории, как неатрибутивное отношение (противоположное одной стране — один суверенитет) использовалось для разрешения бесчисленных споров по всему миру. Совместное и поочередное управление территорией несколькими странами, сдача ее в аренду, передача ее под международный контроль или создание трансграничных или суверенных регионов — все это возможности, наряду со многими другими. Таким образом, решение любого спора, в том числе и упомянутого Вами, зависит от политической воли (или ее отсутствия) участников процесса.Задача экспертного сообщества — смешивать разные сложные, асимметричные и нестандартные подходы, чтобы помочь политикам принять решение, устраивающее все стороны, но только тогда, когда придет время.

Какой самый важный совет вы могли бы дать молодым исследователям международных отношений?

Я думаю, самое главное, что отличает человека, который просто интересуется международными отношениями, от специалиста в этой области, это способность последнего мыслить в разных научных парадигмах и школах.Выпускник-гуманитарий выработал навыки оценивать мировую политику с точки зрения, не соответствующей его собственным устоявшимся представлениям, смотреть на глобальные политические процессы с помощью альтернативной системы логики и рассуждений, то есть может если не принять, то по крайней мере понять разные точки зрения.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.