Хендель бог: Рональд Хендель. Древнееврейская религия / Пер. с англ.: И.С. Анофриев

Содержание

gaz.wiki - gaz.wiki

Navigation

  • Main page

Languages

  • Deutsch
  • Français
  • Nederlands
  • Русский
  • Italiano
  • Español
  • Polski
  • Português
  • Norsk
  • Suomen kieli
  • Magyar
  • Čeština
  • Türkçe
  • Dansk
  • Română
  • Svenska

«Бывали дни, когда я часами думал о своих похоронах» — история человека, столкнувшегося с синдромом заложника тела Статьи редакции

После очередной дозы героина Джейк Хендель на полгода потерял возможность говорить и двигаться, но обрёл нечто гораздо более ценное.

16 401 просмотров

Джейк Хендель в ноябре 2020 года перед началом сессии вопросов-ответов для пользователей Reddit Фото из его личного архива

Наркотики пришли в жизнь уроженца штата Массачусетс Джейка Хенделя рано: в 19 лет он потерял мать, и к тому моменту уже в течение нескольких лет торговал марихуаной и употреблял оксикодон — популярное обезболивающее-опиоид. «Как и многие ребята в моей школе, я влюбился в оксидон. Если у нас был семейный ужин в ресторане, я выходил в туалет, чтобы употребить», — рассказывал Хендель изданию The Guardian, которое и опубликовало его историю.

На этом зависимость не прекратилась, и к 25 годам, во время работы поваром в загородном клубе, он увлекся героином. К 2013 году американец достиг того состояния наркозависимого, когда тот почти в панике пытается найти дозу. Вскоре у него началась опиоидная ломка, которую он описывает как «тяжелую форму гриппа с предчувствием скорой смерти». А героин же напротив, давал покой, вызывая эйфорию и предотвращая сильную тошноту и дрожь от ломки.

В конце 2016 года Хендель, так и не поборов зависимость, женился на своей девушке Эллен. До брака она спрашивала возлюбленного, употребляет ли он героин, но тот врал о зависимости. Однако вскоре после свадьбы правда вскрылась, и их отношения пошли под откос. Хендель торговал и покупал героин и алкоголь, стремительно опустошая семейный бюджет.

К маю 2017 года ситуация становилась только хуже, но Эллен заметила в супруге изменения: в его голосе появились странные интонации, а слова стали невнятны и неточны. Процесс, который изменит жизнь Джейка, предварительно её разрушив, начался.

Без морального и физического контроля

21 мая полицейский патруль остановил Хенделя на пути на работу. Он ехал хаотично, то сбрасывая, то набирая скорость, метаясь между полосами движения. Джейку казалось это странным, ведь в тот день он никак не изменял своей рутине: как всегда покурил героин, почистил зубы и отправился на смену. Но этого ему казалось мало, так что он брал пакет с наркотиком в машину и употреблял в салоне.

Это и стало ключевой ошибкой — когда он остановил машину по приказу полиции, то осознал, что пакет с веществом лежит на видном месте. Хендел попытался его убрать, но руки внезапно перестали слушаться, безвольно повиснув. Полицейскому не потребовалось много времени, чтобы понять, что к чему, и арестовать мужчину.

Джейк вышел под залог, но следующие два дня ему становилось только хуже, и Эллен вызвала скорую. Приехавшие медики заподозрили у него инсульт и немедленно отвезли в больницу, где у пациента выявили глубокое повреждение белого вещества (компонент центральной нервной системы) и нервных волокон, которые облегчают связь между областями мозга. Ему диагностировали лейкоэнцефалопатию, которая так же известна как синдром погони за драконом.

Причина этого состояния — регулярное вдыхание паров героина. Судя по всему, в составе наркотика находился некий токсин, который отравил мозг Джейка. Специальных лекарств или курса лечения для такой болезни не предусмотрено, поэтому его отправили домой, снабдив препаратами для борьбы с симптомами. Однако это не помогло — к осени состояние американца только ухудшилось, он похудел, а его мышцы ослабли настолько, что ему едва хватало сил глотать еду.

В ноябре Хенделя положили в больницу и подключили к питательной трубке и аппарату ИВЛ. Вскоре у него начались спазмы, серьёзные проблемы с давлением и продолжительные боли. Напуганный, он не знал, что с ним происходит, и часто проваливался в галлюцинации. Его миелиновая оболочка (защищает нервные волокна мозга) продолжала разрушаться, и сначала он потерял возможность двигаться, затем говорить, а потом и двигать глазами. Джейк оказался заперт в собственном теле, потеряв способность на какое-либо взаимодействие с миром.

Джейк во время очередного приступа. Осторожно, кадры ролика могут шокировать

Но слух американца не покинул, поэтому большую часть времени он всё слышал, но не мог отреагировать. В больнице этого не знали, поэтому не особо считались с его присутствием в палате. Он неоднократно слышал, как медсестры и врачи обсуждали его, говоря, что у него необратимые повреждения мозга. «Эти разговоры только добавляли боли. Они говорили обо мне так, будто меня нет», — вспоминает Джейк. Это было недалеко от правды — вскоре американца отправили лечиться домой, как обычно поступают с людьми со смертельными болезнями. Отцу сообщили, что он умрёт через несколько недель.

Жизнь в стенах сознания

«Он всё ещё здесь?» — эту фразу не раз задавали врачам жена и отец Джейка. Никто точно не знал. Электроэнцефалограмма (ЭГК) зафиксировала искажения в нервной активности мозга, что указывало на тяжёлую церебральную дисфункцию. «Почти комнатное растение», описывал состояние сына отец. На самом же деле Хендель был более чем «здесь», однако столкнулся с синдромом запертого человека, при котором больной не реагирует на внешние реакции, не может говорить и двигаться, но сохраняет сознание и чувствительность.

«Я мог только слушать и глядеть на область передо мной, в зависимости от того, как расположат мою голову на подушке», — рассказывал Джейк. Потеряв возможность взаимодействовать с миром, он стал заложником собственных мыслей и страха, что останется в этом состоянии навсегда. Кроме того, он продолжал чувствовать, но в основном лишь мучительные ощущения — зуд, сухость во рту из-за жажды, голод и боль. Так продолжалось месяцами — Хендель мог лишь слышать самого себя.

В 1995 году подобное произошло с редактором французского журнала ELLE Жаном-Домиником Боби, которого парализовало после инсульта. У журналиста функционировал лишь левый глаз, с помощью которого он, используя специальный алфавит, «диктовал» медикам текст для своей книги «Скафандр и бабочка» о жизни с синдромом запертого человека. Через два дня после выхода произведения, ставшего бестселлером, Боби скончался от пневмонии.

Кадр из фильма «Скафандр и бабочка»

Однако если француз сохранил возможность хоть как-то общаться с миром, Хендель мог об этом только мечтать. «Я чувствовал себя отвратительно», — говорит он, вспоминая, как получал кислород и еду через специальные трубки, а также мучился из-за постоянного потоотделения. При этом лейкоэнцефалопатия никуда не исчезла — американец всё ещё регулярно страдал от повышенного сердцебиения, высокой температуры и чувства, что задыхается.

Со временем Хендель нашёл способ, как не сойти с ума и не впасть в полное отчаяние. Он начал вести в голове диалог между двумя версиями себя: одна сообщала, чего ему хочется или что у него болит, а другая утешала его и уверяла, что боль скоро пройдёт и всё будет хорошо. Такие же диалоги он пытался строить с медсёстрами и родными, когда они кормили его или переворачивали, чтобы избежать пролежней (некроз мягких тканей и нарушение кровообращения).

«Я постоянно „встревал“, когда люди говорили обо мне. Если одна медсестра спрашивала другую, слышу ли я их, я кричал в своей голове: „Да, я вас слышу!“. Мне нравилось, когда кто-то говорил со мной, даже если они не верили, что я действительно „с ними“. Один из медработников пел мне. А другой сказал, что я похож на греческого бога. Признаюсь, мне это польстило», — вспоминал Джейк.

Больше других в живое сознание американца верила его супруга Эллен, которая, по её словам, могла заглянуть в глаза супруга и понять, что ему нужно. Как говорят специалисты, больше чем в половине случаев именно родные, а не врачи, замечают, что пациент в сознании. Впрочем, порой они лишь видят то, что хотят увидеть. Сам же Хендель, видя старания и заботу родных, стал ощущать тяжесть вины за свои поступки. Ведь из-за своей наркозависимости он заставил семью пройти через ужасные испытания.

Эти волны стыда и позора периодически сменялись простой тягучестью времени. «Господи, как же было скучно», — вспоминает Джейк. Чтобы развлечься, он решал в голове математические задачи и фантазировал, как гуляет на улице, играет в игры, занимается сексом. Или же просто считал до тысячи, а потом начинал сначала. И ещё раз. И ещё раз.

В палате в хосписе, где американец недолгое время жил, были часы, однако вне его области зрения. Поэтому для отслеживания времени он ориентировался на передачи по телевизору в палате. «Я всегда хотел знать, сколько времени, какой сегодня день, сколько прошло», — вспоминает он. Утро (5-7 утра) Джейк зачастую встречал с приступом холодного пота и с проповеднической передачей по ТВ (служители церкви часто выбирают утренние телевизионные слоты, потому что они дешевле).

«Каждое утро мне приходилось слушать религиозного фрика, просившего денег. Мне казалось, будто я в аду, словно меня уже пытают, и этот сраный шут — часть одной большой пытки», — рассказывает Хендель. На тот момент он всё ещё осознавал весь масштаб случившегося с ним и чувствовал себя на грани депрессии. «Бывали дни, когда я часами думал о своих похоронах».

Путь к новой жизни

Хотя врачи уверяли родных Джейка, что ему осталось недолго, спустя полгода после начала болезни, в мае 2018 года, он всё ещё жил. Врачи до сих пор не были уверены, в сознании ли он, но решили вернуть его в больницу. Так начался путь к выздоровлению — решение врачей вселило в Хенделя надежду, что он сможет выжить и даже восстановиться.

К июню эта уверенность дала свои плоды: он заметил, что может немного двигать глазом вверх и вниз. Как правило, именно это первый признак, что к пациенту возвращается способность двигаться, но так как сначала это было непоследовательно, в больнице не сразу придали этому значение. «Было невероятно трудно слышать от врачей раз за разом: „Это непроизвольное движение“. Временами мне казалось, что меня разрывают рыдания и истерика», — рассказывал Джейк.

Всё окончательно изменилось 5 июля, когда врач заметил лёгкое движение правого запястья пациента: «Повторите это, если можете», сказал он моментально подскочив к кровати. И Джейк, даже не напрягаясь, исполнил просьбу. Движение было слабое, но достаточно убедительное, чтобы шокировать врачей. В следующие несколько дней он научился моргать, имитируя ответ «да» и «нет», а чуть позже отправился в реабилитационный центр Сполдинг, который считается одним из лучшим медцентров США.

Сравнение мозга Джейка с мозгом здорового человека

Уверенность в выздоровлении охватила американца: он постоянно говорил самому себе, что у него всё получится, что он выздоровеет и восстановится. Для общения он начал использовать устройство MegaBee, которое позволяет пациенту с помощью движения глаза выбирать буквы и фразы, после чего те отображаются на экране. «Я всё ещё могу умереть?» — один из первых вопросов, что он задал врачу. Но они заверили, что на данный момент его жизни ничего не угрожает. Медики лишь поражались, как быстро восстанавливается Джейк, успешно проходя все тесты и демонстрируя чёткую память и адекватное восприятие мира.

До конца непонятно, как именно мозгу удаётся восстанавливаться после тяжёлых травм или прогрессирующих болезней. Однако за последние десятилетия количество научных исследований этой темы значительно выросло. По словам специалиста в области черепно-мозговых травм Сета Германа, мозг Джейка рассредоточил часть функций на разные области, чтобы восстановиться. «Мозг хочет исцелиться, изменить себя и сформировать новые нейронные пути. Это вопрос регулярных повторений, и Джейк стремился к этому», — говорит врач.

В сентябре 2018 года Джейка, уже имеющего возможность двигать конечностями и передвигаться (хотя и весьма ограниченно) отправили в больницу общего типа в Уэстфилде. Там он несколько месяцев провёл между кроватью и инвалидным креслом, но зато обрёл возможность двигаться и общаться с людьми. К весне 2019 года он начал говорить, но в это же время осознал, что супруга Эллен стала резко отдаляться от него: она почти перестала общаться с мужем и навещать его.

В мае Хендел в последний раз попытался восстановить отношения, пригласив Эллен на свидание в кино. Не без помощи врача, который доставил пациента в кинотеатр и оставил пару вдвоём, они посмотрели фильм «Прорыв», повествующий о возвращении подростка из комы. На особо тяжёлых моментах картины супруги держались за руки, а перед тем как разойтись договорились созвониться тем же вечером в видеочате. Однако Эллен так и не ответила на звонки, и с тех пор они больше не виделись и не общались.

Джейк учится заново говорить

Синдром закрытого человека — это весьма редкое явление, с которым в США одновременно проживает примерно несколько тысяч человек. В большинстве случаев с ним сталкиваются пациенты, пережившие инсульт или столкнувшиеся с тяжёлым повреждением мозга. Лишь немногие восстанавливаются и получают возможность вновь двигаться и ходить.

Тем удивительнее случай Джейка, который к февралю 2020 года, через 18 месяцев после восстановления способности говорить, чувствует себя отлично. Хотя у него сохраняются проблемы с конечностями, он двигается уверенно и энергично, а ещё постоянно улыбается и смеётся, даже когда вспоминает самые трудные моменты болезни. «Когда-то я был таким нервным и подавленным. Но, после всего, через что я прошёл, мир не кажется таким уж плохим», — делится американец.

Как показывают исследования, изменения личности после повреждения или травмы мозга далеко не редкость, и родные Джейка это подтверждают — он стал гораздо более позитивным. Наркотики довели его до ужасного состояния, но после восстановления «он стал тем человеком, которым я хотел, чтобы он стал», говорит отец Джейка. Но точного ответа, почему он поправился, нет.

«Если говорить простым языком, он до смерти испугался и решил, что не хочет умирать», — предполагает дядя Джейка, профессиональный радиолог.

«С точки зрения неврологии у меня нет объяснения. Возможно, существует некая форма функционирования на молекулярном уровне, которую мы просто не можем обнаружить через МРТ. Может, это как-то связано с тем, что из себя представляет сам Джейк».

Сам же Хендель убеждён, что восстановился благодаря собственной вере, что всё получится. «Я дошел до точки, когда думал: „Хер там, я выздоровею“».

12 апреля 2020 года Джейк проснулся с высокой температурой и спазмами по всему телу. Приехавшие на вызов медики диагностировали у него Covid-19 и отправили в больницу. Там медики посудили, что из-за ослабленного иммунитета и организма в целом пациента придётся интубировать (введение трубки в организм, через которую поступает кислород или питательные вещества). Для Хенделя это значило одно — он вновь потеряет возможность говорить. Вскоре у него начались проблемы с дыханием, и американец всерьёз решил, что на этот раз ему не избежать смерти.

«Я боялся ИВЛ. Был в ужасе от перспективы трахеотомии (операция по подшиванию стенки трахеи к коже, благодаря которой в дыхательные пути поступает кислород — прим. TJ) — не был уверен, что смогу пройти через всё это ещё раз», — описывал своё состояние Джейк. Размышляя об этом, он уснул, полагая, что утром его интубируют. Но утром проснулся с хорошим аппетитом, быстро пошёл на поправку и выписался.

За последующие несколько недель Джейк стал чувствовать себя только лучше. Слабость и онемение в ногах, к которым он успел привыкнуть, исчезли. Совпадение или нет, но после Covid-19 он стал чувствовать себя только лучше. В декабре он пройдёт серию сканирований мозга, чтобы врачи могли больше понять, какое влияние мог оказать на него коронавирус.

На момент написания статьи Джейк находится на самоизоляции в городе Кеймбридж, записывая различные ролики для своего YouTube-канала. Там он рассказывает о пагубном влиянии героина и делится историями о своём восстановлении. В октябре ему исполнилось 32 года, и в ролике-обращении по этому поводу он призвал зрителей «быть благодарней за людей вокруг вас и за всё, что у вас есть».

Подобные мысли о ценности жизни стали возникать у Джейка довольно часто. Во время одной из последних бесед с журналистом The Guardian он спросил репортёра: «Вы бы предпочли ходить и двигаться, но не иметь сознания, или мыслить, но без тела?». А пока репортёр формулировал ответ, ответил сам: «Я бы выбрал разум, а не тело. Даже после того, как я был заперт, я бы всё равно выбрал разум».

Джейк показывает свою первую (со времён начала болезни) собственную квартиру, 2 декабря 2020 года

Жизнь с царем в голове | Статьи

Накануне своего 95-летия потомок русских аристократов барон Эдуард Фальц-Фейн в беседе с Владимиром Мамонтовым размышляет о России и Путине, о водке и будущем, о том, почему правильно говорить Хендель и Хитлер, о такой долгой, но такой быстротекущей жизни.

Барон Эдуард Александрович Фальц-Фейн - изделие штучное. Понадобилось совпадение многих обстоятельств, влияние многих сред, несколько счастливых случайностей и, конечно, причудливая российская история, крепко приправленная кровью и горечью, чтобы материализовался он — аристократ, эмигрант первой волны, журналист, владелец сувенирного магазинчика, первейший Казанова русского зарубежья, благородный старец, чудак, возвращающий России то, что она у него отняла.

Кто он на самом деле - знает только он сам.

Он довольно богат и делает, кто не знает, вот что: покупает на торгах картины, документы, ценные исторические вещи российского происхождения и дарит России. Он помог вернуть архив следователя Соколова, основной источник правды о трагической судьбе царской семьи. Вместе с Юлианом Семеновым он искал Янтарную комнату, а когда не нашел, то сделал все, чтобы ее восстановить. Последний дар — его собственный уникальный, разложенный по полочкам архив. Когда-то революция вышвырнула его семью, работящую и аристократическую, что вовсе тогда не было противоречием, за границу. Отняла все. Имение "Аскания-Нова", которое создали его предки. Вычеркнула из собственной истории разветвленное генеалогическое древо Фальц-Фейнов и Епанчиных. Он не озлобился. Он стал восстанавливать разорванную ткань. Сколько мог. Докуда дотянулся.

Фактически он вернул России себя.

Поняла ли она, что получила? Барон обласкан, с ним встречались Примаков, Ельцин, Черномырдин, Путин. Но в свои 94 года Эдуард Александрович испытывает тревожное чувство недоединения, недослияния с любезной родиной — если я правильно его понял, побывав на его уютной вилле в Лихтенштейне — конечно, она называется "Вилла "Аскания-Нова". Барон торопится довысказать все важное, что не уложилось в долгую жизнь, что надо бы доделать... Он ищет тех, кто понял бы его и помог ему.

Барон пьет горячее молоко, на нем удобный халат. Барон возлежит у окна, за которым покрывается крупным, раздольным российским снегом Лихтенштейн, 160 квадратных километров Европы. Барон только что явился нам со второго этажа на движущейся табуретке, коя медленно съезжает по наклонному рельсу: ноги ходят плохо. "Старость не радость", — говорит он на чудесном, чужедальнем русском, который выучил уже за границей. "Почему вы говорите Хельсинки, но Гендель? Хендель, Хендель надо говорить! Сидят в концертном зале русские из России и обсуждают "Генделя"! Если бы вы знали, как ужасно это звучит!" "Нашу Москву тоже именуют Моску, Москау", — оправдываюсь я. "При чем тут это?" — говорит барон сердито, и у меня недостает духу спорить с ним. "Спрашивай, спрашивай, что ты сидишь? У меня мало времени, может, это последнее интервью". — "Господь с вами, Эдуард Александрович". — "Я чувствую".

Спрашиваю, как он видит современную Россию. Как она ему? Барон смотрит на меня с разочарованием:

— Про это надо спрашивать в конце интервью! Я знаю, я же журналист! Ты знаешь, где я работал? В "Экип"! Знаешь, как было дело? Я был молодым, мне было 24. Я был велогонщик, и уже довольно известный. Меня пригласил главный редактор и спросил: хочешь поехать в Германию и освещать, как немцы готовят Олимпийские игры? Давать репортажи каждый день? Что бы ты ответил?

— Я бы согласился.

— Еще бы! Еще бы! Мне дали автомобиль, аусвайс. Я ходил по улицам, был счастлив, я стал на хорошем счету в журнале, я сидел на трибуне прессы, а неподалеку сидел Хитлер. И я вот о чем думаю: почему я тогда не чувствовал, что будет война? Хитлер очень переживал, для него это был не просто спорт, а успех или поражение Германии. Дурак, зачем он напал на Россию? Но тогда, на трибуне, я думал о результатах, люди кругом безудержно болели, царил дух спортивной страсти... Никакого предчувствия трагедии. Наверное, я просто был слишком молод, да? Ты чувствовал когда-нибудь такое — что сидел и не предвидел чего-то важного, а потом удивлялся: как же я был слеп?

— Да, — ответил я честно и почему-то спросил, видел ли барон на стадионе Лени Рифеншталь.

— Разумеется, она снимала "Олимпию", она была увлечена античной красотой спортсменов. Она со своим оператором изобретала новые ракурсы. Она тоже ничего не чувствовала. Или не хотела чувствовать. Спрашивай, спрашивай о важном.

— Кто был первым из советских людей, с которым вы познакомились?

— Вот это хороший вопрос! Кто же это был? Михалков! Отец, разумеется, детский поэт. Вы его видите в Москве?

— Иногда, на торжествах.

— Как он?

— Для его лет — хорошо, насколько я могу судить.

— Привет ему, когда увидите. Он гимн написал! Слушайте, зачем вы вернули этот гимн? Какой чудесный был Глинка! Нам, эмигрантам, он был по душе. Хотя Михалков переписал слова — надо же, он успел в две эпохи, — но музыка, музыка чудовищная, брым, брым, какая-то бесчувственная.

— Многие советские люди думают иначе.

— Вот! Вот! Советские! Я как-то еще в 50-е годы шел по Елисейским Полям и услышал русскую речь. "Вы русские?" — обратился я к соотечественникам. "Нет, мы советские", — ответили они. Похоже, они были слегка в панике. Вам же тогда не разрешалось общаться с эмигрантами. Так вот: Сережа Михалков. Он приехал в Европу с еще одной детской поэтессой... Очень известной у вас...

— Агния Барто?

— Да. И совершенно случайно зашел купить марки в сувенирный магазин "Квик", который я держал. Виза у них была в Швейцарию, и они очень испугались, когда узнали, что заехали в Лихтенштейн. Смешно сейчас вам такое слышать? А это было при режиме, который был тогда у вас, бедных русских.

— Я застал эти времена, Эдуард Александрович.

— Так вы поймете волнение Михалкова. Они что-то купили у меня, мы поговорили, и я понял, что он хороший человек и не простая птица. Автор гимна! И я попросил его помочь мне в деле, которое тогда неотступно томило меня. Я хотел привести в порядок гробницы моих предков в России — адмиралов Епанчиных. Вы знаете, при чем тут Епанчины?

— Епанчин ваш дед по материнской линии.

— Хоть что-то вы знаете. Трое Епанчиных были адмиралами, выиграли немало морских сражений. Сын третьего Епанчина, Николай, был моим дедом. Их надгробия были утеряны, могилы в запустении. Я хотел увековечить их память в России, в Петербурге. И сказал об этом Михалкову. Он не забыл. Через какое-то время он дал знать, что похлопотал о моем деле. Я приехал в Ленинград, стал заниматься надгробиями. И тут мне повезло еще раз. Я пошел на прием к нужному и важному мне адмиралу. Ох, как же его фамилия? Кажется, Фадеев... Нет, Фадеев как раз не помог... А! Самойлов! Внизу на вахте меня встретил часовой, я дал ему на чай, чтобы он доложил о моем приходе. Я не очень верил в успех. Но, представьте, мне сказали, чтобы я поднимался, а в приемной адмирала я увидел... картину Айвазовского — Наваринского сражения, в котором отличились Епанчины, первый и второй, командовавшие кораблями "Елена" и "Проворный"! Конечно, я сказал об этом адмиралу, когда излагал ему свою просьбу. Интересный человек! Я говорю, говорю, а он молчит, и я не понимаю, верит ли он мне или выставит сейчас. Тут он нарушил молчание, посмотрел на меня так пронзительно: "Смелый эмигрант! Учит Советскую власть, как ей следует уважать историю России". А потом вдруг сказал: "Вы правы. Я вам помогу!" Значит, в России еще не все забыто, подумал я. Он тоже сдержал слово, могилы я привел в порядок, надгробия были найдены, и теперь их можно видеть в Александро-Невской лавре. Правда, установлены они не совсем там, где похоронены прадеды, точное местоположение их упокоения после всей российской неразберихи не найдешь... Но они ведь в российской земле лежат, а на ней — надгробия с уместной надписью. Это ничего, пусть будет так, верно? В России трудно добиваться идеала.

— А когда вы впервые приехали в Москву?

— Перед Олимпиадой-80. Я был представителем Лихтенштейна в Олимпийском комитете. И сделал немало, чтобы игры получила Москва. Признаюсь, использовал и свои родственные связи — среди тех, кто принимает такие решения, много аристократов, а аристократы связаны и переплетены родственными узами... Как жаль, что СССР влез тогда в Афганистан! Такую Олимпиаду испортили! Дураки! Ну скажите, зачем они тогда влезли?

— Зачем американцы влезли сейчас в Ирак?

— О, да вы не безнадежны! Очень верное замечание! Мой ответ — они тоже дураки. Понимаете, московская Олимпиада все равно удалась, было интересно — но не так, как могло бы быть. И мне обидно, что полного триумфа России не было. Знаете, я, пожалуй, расскажу вам то, что меня очень волнует. Мой дед не был адмиралом, его даже Николай Второй с удивлением спрашивал: "Как же так, Епанчин — и не адмирал?" Но он был директором Его Императорского Величества Пажеского корпуса. Это была элита монархии. "Пажей" ждала после революции печальная судьба. Их красные убивали прямо на улицах, завидев их красивую форму. Я дал денег на восстановление церкви на территории корпуса, там суворовское училище — теперь юноши знают, от кого идет их родословная. Но моя мечта открыть там настоящий музей. К сожалению, имею плохое известие из Канады. Архив и музей Пажеского корпуса не вернутся в Россию.

— Почему?

— Потому что в России нет демократии и у власти кагэбэшник.

— Н-ну...

— Что вы заерзали? Не волнуйтесь, это не я так думаю, а некто Лаенс. О нем речь впереди. Я думаю, что это не так. Я думаю, что вам надо беречь Путина, он очень много делает и еще сделает для России. У вас скоро выборы... Я немножко знаю кандидатов. Есть такой импозантный, с усами...

— С усами?

— Очень благородная внешность! Его прабабушка явно согрешила с аристократом! Как же его?

До меня доходит:

— Грызлов?

— Да! Я шучу, разумеется, насчет бабушки, пусть он не обижается... Жаль, что Путину вообще надо уходить. Монархия имеет много преимуществ. Так вот: про архив и Канаду. Там живет такой человек Марвин Лаенс. Он собрал о пажах все что можно. Документы, письма, мундиры, рукописи (до сих пор не изданы мемуары двухсот пажей), фотографии, книги. Он переписывался с пажами, а их в 70-е годы за границей было 130 человек. Плюс родственники. И эти люди отдавали ему вещи и документы, потому что он их убеждал: все вернется в Росcию, когда она снова станет Россией. Пажи были людьми служивыми, государственными, на Кот д’Азуре вилл не нажили, в эмиграции многие очень нуждались, но семейные реликвии антикварам не продавали. От Лаенса же они не требовали ни денег за вещи, ни даже расписок, что передали ему ценности. Россия давно стала Россией, но Лаенс, который хорошо заработал на пажах, выпуская книги и став фактически хозяином коллекции экспонатов, все время ставил невыполнимые условия: под музей он требовал отдать Воронцовский дворец, и целиком. Прикажете из него суворовцев выгонять на улицу? Еще Собчак предлагал под музей Мраморный дворец, что, на мой взгляд, прекрасно: Марсово поле, музей российской военной элиты... Лаенс уперся: только Воронцовский.  И наверняка вопрос с музеем мог быть решен, но лукавый Лаенс, который, как я понимаю, не намерен расставаться с сокровищами, которые получил под честное слово, написал теперь следующее: коллекцию не отдам, Россия пока не такова, как я ее вижу. А видит он ее, читая западные газеты. Вы знаете, что там про Россию пишут. На "Сотбис" тем временем за огромные деньги уходят русские лоты. Лаенс знает, что стал владельцем целого состояния. Не захотел даже видеться с российским послом. Закрыл экспонаты на ключ. Большевики пытались стереть память о Пажеском корпусе, теперь Лаенс — каков поворот сюжета? Он и меня отговаривал передавать свой архив. Но для меня счастье передать его России. А он даже не понимает, что есть такое счастье, ведет себя как ростовщик. Напишите о нем — пусть узнают правду про этого человека. Так, перерыв. Давайте-ка мы с вами водочки выпьем. Много пить нельзя, это меня еще мама научила, а понемногу — обязательно нужно.

— С удовольствием.

На столике у дивана появляются соленые огурчики, бутерброды. Отставлена в сторону чашка с горячим молоком, которым барон лечил горло. В полумраке гостиной мерцают холсты — пейзаж "Аскания-Нова", портреты предков. На рояле — ноты.

Отец барона написал эту пьесу для его бабушки — Фальц-Фейны были не только предпринимателями, помещиками, адмиралами, но и композиторами.

Барон выпивает, похрустывает огурцом и говорит:

— Как можно быть таким нечестным человеком, как этот Лаенс? Нет, он кое-что сделал, многие высокородные эмигранты были членами его фонда "Воронцовский дворец", и я был. Он, в сущности, создал хороший музей, но кому это нужно в Канаде? Вы меня понимаете?

Понимаю я вот что. Трудно стягивать историческое полотно через семидесятилетнюю дыру. И Пажеский корпус для многих так же далек, как война 1812 года. Да что там — 1945-го! Я думаю о том, что у меня вечно не находится времени привести в порядок скромный архив собственной семьи. О том, что советское время, которое барон считает почти потерянным для русской духовности, — это большая часть моей собственной жизни, и я упрямо не хочу считать ее потерянной. Думаю про двух своих дедов: одного, который был красным — краснее не бывает, белые офицеры убили и затолкали под лед Амурского залива. Другой — не белый, не красный, а солдат — застудил легкие в окопах Первой мировой и умер, едва вернувшись с войны, оставив вдовой мою бабушку и сиротой — маму. Которые считали возможным наливать мне капельку портвейна, когда у нас собиралась веселая компания, и говорили: "Много нельзя, а понемногу — можно..." Глубинная и бескорыстная правота Эдуарда Александровича, абсолютно ясная и мне, — в том, что Россия была разной, но всегда — Россией. А отговорки Лаенса... Бог с ним. Правда, у барона с ним и Бог, похоже, разный.

Честно сказать, Эдуард Александрович устал. Он громко говорил, напрягая горло, хотя то и дело сбавлял тон, понимая, что кричит, потому что стал хуже слышать. Но докричаться он хочет не только в прямом, но и в переносном смысле. Если он не доделает важных дел, не скажет важной для России правды — то кто?

— Вот что еще запишите. Это принципиальный вопрос. Я нахожу, что стыдно не понимать до сих пор такой важной вещи: who is who в семье Романовых. Я постоянно получаю прессу из России, и мне становится неловко, когда я вижу снимки "будущего царя" в Кремле — Георга Гогенцоллерна. Как вы знаете, в Россию очень часто приезжали потомки кирилловской ветви — княгиня Леонида Романова (урожденная Багратион-Мухранская) с дочерью Марией и внуком Георгом. Мария вышла замуж за принца Франца-Вильгельма Прусского. Значит, Георг — прусский принц, он Гогенцоллерн, а не великий князь Романов. Так или нет!? Но эта семья настойчиво навязывает его как наследника несуществующего Императорского двора. Их повсюду принимали с помпой — в Москве, в Петербурге. Мы все в эмиграции были в ужасе, когда узнали, что на подпись президенту Ельцину подготовлены бумаги об их особом статусе в России. Спасибо Дмитрию Сергеевичу Лихачеву, он вмешался вовремя. "Кирилловичи" не получили то, что хотели.

— Порой действительно нелегко во всем этом разобраться...

— Я понимаю, 70 лет вы были в изоляции. Ничего не знали, что в эмиграции у нас происходит. Поэтому я и хочу поставить точки над i. По закону о престолонаследии право на трон имели только великие князья, а это значит — сыновья и внуки царя. Ни одного великого князя не осталось.

Есть еще моральный аспект этой проблемы. Мы, старые эмигранты, не можем забыть, как великий князь Кирилл Владимирович, двоюродный брат Николая II, повел себя в трудную для всей царской семьи минуту. В 1917 году он нацепил красный бант на грудь и под красным знаменем повел свой полк в Таврический дворец — предлагать услуги Временному правительству. Он предал царя. А потом в эмиграции назначил сам себя царем всея Руси, раздавал титулы и награды. Все кирилловичи — его наследники — носят титулы великих князей и княгинь незаконно. И этот фарс продолжается. Это же фальсификация нашей истории! Стыд и срам!
...Ехал я по ночной дороге обратно в Цюрих и думал: прав Эдуард Александрович. Это важно, чтоб у России был правильный царь.

В голове.

Благодарю за неоценимую помощь в написании интервью Надежду Данилевич, биографа барона и автора книги о нем.

Книга: Рассказы израильских писателей - Иехудит Хендель - КнигаГо

Рассказы израильских писателей


Израильская литература и ее истоки

Прежде чем раскрыть книгу, переведенную с иврита и идиш, русский читатель должен хотя бы в самых общих чертах знать, как шло историческое развитие литератур на этих двух еврейских языках. Может быть, не лишне именно теперь напомнить, что литература на древнееврейском языке началась с записей песен и сказаний о борьбе кочевников хабири (так называли дальних предков евреев), а затем групп северных (израильтян) и южных (иудеев) племен за свое существование.

Образцы народной поэзии более чем трехтысячелетней давности — мифы о сотворении мира и всемирном потопе, «Песнь Деборы», сказания о богатыре Самсоне, «Песнь песней» — могучий, ничем не сдерживаемый гимн любви и человеческой красоте — и др. стоят в ряду лучших литературных творений древности.

Следует также сказать, что анонимные авторы таких ранних памятников, как повествования о первых царях, смело вносят в литературу полемичность, публицистический тон. Наряду с обычными восхвалениями в адрес царя Давида, например, сказано много горьких слов о его коварстве и жестокостях.

Подлинное величие художественная публицистика в древнееврейской литературе приобретает с появлением речей пророков VIII–VI вв. до н. э. Речи Амоса, Исайи, Иеремии и других были обращены к народу, к толпе. Они произносились на улице — пророки, так сказать, митинговали. Острое социальное звучание этих речей дало возможность древнееврейской публицистической прозе идти в ногу со своим временем, быть в числе активных борцов против рабовладельческого строя.

В середине V в. до н. э. завершилась огромная по своим масштабам работа, в результате которой пропущенные через богословский фильтр произведения прошлых времен были включены в религиозный канон, и жрец Эзра, основной редактор Ветхого завета, возвел его в степень Закона для евреев. Казалось, что теперь литературное творчество народа за прошедшие столетия подытожено и можно ожидать дальнейшего его развития.

Однако жизнь складывалась иначе.

Собирание и переработка литературных произведений для включения их в Ветхий завет проводились в условиях пребывания евреев в пятидесятилетием, без малого, вавилонском плену, после того как Навуходоносор покорил и разрушил в 586 г. до н. э. иудейское государство. Когда Нововавилонское царство пало под ударами персидского царя Кира, евреи по милости последнего вернулись в Палестину, и жить им пришлось в условиях теократической общины, управлявшейся группой жрецов-обскурантов во главе с первосвященником.

Конечно, не так-то просто было жрецам и надзирателям из администрации Кира заглушить голос наследников пророков. То и дело появлялись полемические произведения, такие, например, как «Книга Руфи», внешне спокойная идиллия о доброй невестке, которая после кончины мужа заботится о свекрови. В ней положительная героиня является по национальности моавитянкой, и это в то время, когда теократическое правительство издало закон против смешанных браков! Или героиня «Книги Эсфири», ставшая женой персидского царя Артаксеркса и спасшая своих соотечественников от истребления, или герой «Книги Даниила» (о временах вавилонского пленения). Самим своим появлением эти книги, будучи патриотическими по своей сути, спорили с установками, которые жрецы и их чужеземные хозяева давали древнееврейской литературе.

Вместе с тем нельзя было не заметить факт приспособления великих литературных памятников к религиозным канонам — открытое насилие над ними со стороны святых редакторов.

Это подтвердилось появлением в IV–III вв. до н. э. книг, от которых веяло глубоким пессимизмом, безысходностью, покорной созерцательностью, отказом от борьбы. Смысл в общем-то богоборческой «Книги Иова» не только в том, что хорошего, добродетельного человека постигло несчастье, что он потерял своих детей, имущество, сам покрылся язвами, — смысл этой книги в том, что на жалобы несчастного, разочаровавшегося в боге человека отвечает сам бог, то есть незыблемое вечное начало, и вывод, к которому после этого приходит автор, таков: терпи, человек, подчиняйся своей участи, ибо бессилен ты перед законами всевышнего.

2011 год | Официальный портал органов власти Чувашской Республики

Чрезвычайный и Полномочный Посол Словацкой Республики в России Йозеф Мигаш:

«Если меня спросят, каково мое первое впечатление от Чувашии, я отвечу – чистота и порядок. Чисто. Прекрасно. Просто завидую.

За всем этим, несомненно, стоит грамотный руководитель. По возвращении на родину я буду всем советовать посетить Чувашию, чтобы посмотреть,

как надо управлять регионом»

Первый заместитель Председателя Совета Федерации Федерального Собрания Российской Федерации Александр Торшин

«Чувашия – прекрасная земля Поволжья, сочетающая в своем развитии традиции древности и современности. Со дня образования в 1920 году

республика совершила мощный рывок в своем развитии. Сегодня Чувашия – это субъект Российской Федерации с большим инновационным потенциалом»

   

Председатель Комитета Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации по международным делам,

сопредседатель оргкомитетаIV Чебоксарского экономического форума Константин Косачев:

«Чебоксарский экономический форум год от года набирает обороты и авторитет не только в масштабах Приволжского федерального округа,

но и в определенной части в масштабах страны».

«Конкурентные преимущества Чувашии это удобное географическое положение между Европой и Азией, продвинутые технологии,

например, в энергетике, злектротехнике. Это не сырье, а технологии 21-го века. Этим можно гордиться».

«Чувашия задает тон по многим направлениям. Здесь набирают ход высокотехнологичные проекты. Это видно по выставке.

Динамично развивается производство. Власти Чувашской Республики находятся по эту сторону реальной экономики и здравого смысла».

«Родники России» собрали в этом году удивительное число талантливых людей самых разных национальностей от Белоруссии до Ирана,

от Дагестана до Чукотки. Всех нас здесь сплотила удивительно красивая Чувашская Республика. Мы все сегодня объединены великой силой

народного творчества, которая основывается на принципах добра, справедливости и простого человеческого счастья».

   

Председатель Комитета Совета Федерации Федерального Собрания Российской Федерации по образованию и науке Юрий Солонин:

 «Я бывал на многих форумах. Здесь впервые вижу, что Чебоксарский экономический форум имеет свое лицо, свою определенность, несхожесть

с другими форумами. Он стимулирует развитие внутреннего потенциала России».

Руководитель отделения Посольства Республики Беларусь в Российской Федерации в г.Казани Руслан Дрозд

 «Ваш регион представляет значительный интерес для Республики Беларусь в плане развития экономических, научных и культурных связей,

что положительно отражается на повышении уровня благосостояния наших народов. Хотел бы отметить прилагаемые усилия руководства

Чувашской Республики, направленные на привлечение современных технологий и инвестиций в развитие промышленной инфраструктуры,

сельского хозяйства, объектов социальной и культурной сферы. Уверен, что ваши достижения – это результат работы трудолюбивого народа Чувашии»

Временный Поверенный Посольства Республики Иран в Российской Федерации господин Хейдариан Ахмад:

«Очень рады быть в Чебоксарах в окружении друзей. Я считаю, что это очень красивый город с добрыми людьми. Народы Ирана и России

имеют многовековые отношения. В России знают Иран, и в Иране также хорошо знают Россию. У нас много общего».

 «Здесь (в Чебоксарах) мы увидели много возможностей для сотрудничества. И в экономических, и в культурных отношениях мы можем работать вместе».

   

Клаус Рубениус, председатель совета директоров компании  «Рубениус»:

«Мы поняли, что команда, которая работает в Чувашском госуниверситете - это команда профессионалов в области электроэнергетики».

   

Директор Департамента программ стимулирования спроса ОАО «Роснано» Александр Морозов:

«В Чувашской Республике потенциал  развития наноиндустрии весьма высок!»

   

Заместитель министра экономики Республики Татарстан Артем Алексеевич Здунов:

«Выставка удачно отражает потенциал и достижения Чувашской Республики».

   

Коммерческий директор Поволжской Экологической компании (г.Казань) Андрей Николаевич Чумаков:

«Благодаря участию в данной выставке мы смогли «и себя показать, и других посмотреть», во-первых, сложилась более четкая картина

о потенциальных клиентах (поставщиках отходов), во-вторых, были интересны стенды фирм – потенциальных покупателей вторсырья.

Огромную благодарность хочется выразить Министерству природных ресурсов и экологии Чувашской Республики за возможность участия,

надеемся на дальнейшее плодотворное сотрудничество, которое будет интересно обеим сторонам».

   

Заведующий кафедрой офтальмологии Кировской государственной медицинской академии профессор А. Чупров:

«Чебоксары воспринимаются в медицинском сообществе как столица офтальмологии ПФО».

   

Заместитель руководителя Организации культуры Исламской Республики Иран по культурному сотрудничеству господин Али Реза Эсмаили:

«Я очень рад своему приезду и участию в фестивале «Родники России». Проведение таких мероприятий создает почву для познания друг друга

и всестороннего развития отношений между нашими странами».

   

Командир экипажа Андрей Борисенко двадцать восьмой основной экспедиции МКС:

«Великая честь быть гражданином России, но еще большая честь – жить на земле, рождающей космонавтов. Желаем счастья жителям и гостям Чувашии,

творческих успехов космического масштаба участникам Всероссийского фестиваля «Родники России».

   

Заслуженный работник культуры Юрий Беккер (г. Иваново):

«Мне кажется, что с каждым годом становится все интереснее. Появляются новые имена, новые творения. Но самое главное, что остается – это

высочайшее мастерство конкурсантов».

   
 

Председатель жюри конкурса «Русь мастеровая», зав. отделом Всероссийского музеядекоративно-прикладного и народного искусства, 

Светлана Исраелова

«Потрясающий город! Люди такие спокойные, домашние, жизнь размеренная. Очень умиротворяет.Хотя, возможно, это после суетливой Москвы так кажется.

И просто невероятно теплый, радушныйприем, далеко не везде такой встретишь»

Председатель жюри конкурса «Русь мастеровая», зав. отделом Всероссийского музеядекоративно-прикладного и народного искусства, Светлана Исраелова

«Потрясающий город! Люди такие спокойные, домашние, жизнь размеренная. Очень умиротворяет.Хотя, возможно, это после суетливой Москвы так кажется. И просто невероятно теплый, радушныйприем, далеко не везде такой встретишь»

   

Руководитель фольклорного ансамбля «Радовесь» Воронежской  области Светлана Ревнева

«Мы впервые на вашем фестивале, но наслышаны о нем давно. Здесь представлены коллективы  самых разных национальностей,

и он по-настоящему сплачивает разные народности многонационального государства. Не важно, калмыки, чуваши или марийцы выступают,

все прониклись чувством родства. Это прекрасное, ни с чем несравнимое ощущение. Мы едины, мы – одна семья!».

   

Руководитель ансамбля казачьей песни «Чарочка» Светлана Белкина

«На «Родниках России» четвертый раз. По душе не только замечательный город, но и люди. Оченьхорошая организация, четкая и продуманная, 

внимательное отношение к артистам. Кому такое непонравится»

   
 

Руководитель народного самодеятельного ансамбля казачьей песни «Разгуляй» Ольга Андреева

«В Чувашию приехали впервые. Ваша столица сразу поража­ет чистотой, красивостью, очень многозелени! И люди приветливые, улыбаются. 

Жаль, погода подвела, так хотелось в Волге искупаться...»

 

   

Художественный руководитель ансамбля «Шевле» Республики Башкортостан, мастер по художественному бисеру Светлана Матвеева

«Я хоть и родилась в Башкирии, но по национальности чувашка. Очень люблю чувашский народ. Этодобродушные люди, всегда готовы поддержать, помочь.

 Поэтому часто сюда приезжаю. Хотя в конкурсе«Русь мастеровая» участвую в пер­вый раз»

«В Чувашию на День Республики стремлюсь приехать каждый год. В предыдущее годы приезжали с коллективом на конкурс «Ай, юрлар-и», фестиваль

«Венок дружбы», в этом году решила попробовать свои силы в конкурсе мастеров. Удивительно сильный состав участников, представлено такое

разнообразие народного творчества!».

   
 

Мастер резьбы по дереву, по профессии инженер-электроник Сергей Билицкий

«В «Руси мастеровой» участвовал не раз. Чебоксары - самый лучший город на земле. Компактный,уютный. Мне здесь хорошо, поэтому, собственно, 

так часто на конкурс и приезжаю»

 

   
Резчик по дереву Нахи Курбанова из Республики Дагестан

«Я благодарна организаторам конкурса за столь внимательное и чуткое отношение к мастерам. Я намерена и впредь приезжать на этот конкурс».

   

 Мастер по керамике из Татарстана Андрей Махинин

«Конкурс «Русь мастеровая» проходит интересно. Во-первых, представлены разнообразные виды ремесел. Во-вторых, очень высокий уровень мастеров со своим авторским стилем. Это показатель. Есть мнение, что народное искусство должно сохраняться в чистом виде. Но оно должно развиваться, мастера на этом конкурсе демонстрируют какие-то особые ходы, технические приемы, раскрывают неожиданные образы. Мне это нравится. При этом в Чувашии народное творчество сохранилось без примеси гламура. Это видно даже по костюмам».

   

Участница фольклорного ансамбля «Дим» Республики Башкортостан Маргарита Петрова:

«Была в Чебоксарах проездом в прошлом году. Загадала вернуться. И вот желание сбылось – приехали вместе с ансамблем на фестиваль. Столько эмоций и впечатлений от праздника! Спасибо организаторам – как им удалось собрать столько коллективов и организовать такой большой концерт!».

 

   

Солист Государственного чукотско-эскимосского ансамбля «Эргырон» Василий Кевкей

«Нас всегда хорошо встречают в Чувашии, поэтому мы приезжаем сюда вновь и вновь. В наш первый приезд еще не было такой красивой набережной, как раз открыли мост через залив. Видно, как за эти годы преобразился город. Фестиваль также заметно развивается. У меня появились многочисленные друзья из Воронежа, Москвы, Ульяновска. Коллективы меняются, но всегда такое счастье видеть их здесь».

   

Евгений Тарнопольский (участник фестиваля песчаных скульптур), Комсомольск на Амуре:

«Чебоксары от других городов отличает удачное расположение  на холмах. Это выглядит эффектно и красиво. Придает очарование и обилие зелени.

   

Искусство и культура - Москва

Как проходит одно из самых значительных событий современного искусства documenta, почему кинематограф Веймарской республики был лучшим в мире, как зародилась немецкая хип-хоп сцена? Рубрика «Искусство и культура»электронной библиотеки Гёте-института Onleihe объединяет значимые документальные ленты на немецком языке, в фокусе которых – художники, культурные феномены и восприятие искусства публикой.


Сразу пять фильмов в рубрике «Искусство и культура» знакомят зрителя с историей немецкого кинематографа. Лента «Бертольт Брехт – образ и модель» (Bertolt Brecht – Bild und Modell) рассказывает о кино и фотографии как о второй страсти Бертольта Брехта после театра. Фильм «Харлан – в тени Еврея Зюсса» (Harlan – Im Schatten von Jud Süß) посвящён судьбе и творчеству одного из ведущих кинематографистов фашистской Германии. Картина «Фассбиндер» (Fassbinder) – талантливая попытка документалиста Аннекатрин Хендель объяснить гениального немецкого режиссёра публике. Оммаж «Что здесь конец» (Was heißt hier Ende?) – дань уважения культовому немецкому кинокритику Михаэлю Альтену.

Особенно среди этих фильмов хочется выделить ленту «От Калигари до Гитлера: немецкое кино во времена массовости» (Von Caligari zu Hitler: Das deutsche Kino im Zeitalter der Massen). Картина основывается на тезисе знаменитого немецкого кинокритика Зигфрида Кракауэра. Он считал, что кино отражает «тёмные» глубины подсознания масс. В первые годы Веймарской республики главным направлением в кинематографе был экспрессионизм. Его особенностью стало пристальное наблюдение за психикой главного героя, страдающего от тревоги, страха и переживания затаённой угрозы. Развитие этого направления повлияло на восприятие кинематографа как седьмого вида искусства. «Что знает кино, чего не знаем мы?» – этим вопросом задаётся автор картины «От Калигари до Гитлера» Рюдигер Зухсланд, анализируя значимые киноленты эпохи Веймара. Со временной стабилизацией экономики в период золотых двадцатых кинематограф Веймарской республики переходит от экспрессионизма к новой вещественности. Режиссёры этого направления предпочитали акцентировать внимание на социальных проблемах, отдаляясь от субъективности экспрессионизма.

Режиссёр фильма «От Калигари до Гитлера» предлагает современным легендам немецкого кино Фолькеру Шлёндорфу и Фатиху Акину, как и зрителю, найти ответ на вопрос, что знает немецкое кино «отцов-основателей» о Германии из того, чего не знаем мы.

Литература Картины «Андерсон» (Anderson) и «Кто боится Сибилле Берг» (Wer hat Angst vor Sibylle Berg) посвящены двум немецким писателям – выходцам из ГДР. «Андерсон» режиссёра Аннекатрин Хендель – фильм о писателе Александре «Саше» Андерсоне, долгое время работавшем на Штази (министерство госбезопасности ГДР). После разоблачения в начале девяностых он перестал быть частью литературной сцены Берлина. В этом фильме Хендель продолжает осмысление темы, которой она посвятила свой режиссёрский дебют с говорящим названием «Предатели отечества» (Vaterlandsverräter).
 

Искусство Картина «Дом искусства – мой Кассель» (Art’s Home is my Kassel) показывает закулисье одного из самых значительных событий в мире искусства – выставки документа (documenta), проходящей раз в пять лет. Сёстры-режиссёры Катрин и Сюзанне Хайнц возвращаются в свой родной город Кассель, из которого они уехали десять лет назад, как делают многие молодые люди, мечтающие о жизни и искусстве в большом городе вроде Нью-Йорка, Лондона или Берлина. Сёстры Хайнц приезжают в Кассель, готовящийся к 12-й документе и стараются выяснить, как жители их родного города относятся к современному искусству.

Лента «Мак Билл – абсолютный глазомер» (Max Bill – Das absolute Augenmaß) – документальный портрет одного из неоднократных участников документы, архитектора и дизайнера, швейцарца Макса Билла. Фильм об ученике школы Баухауса в Дессау, основателе Высшей школы искусств в Ульме, представителе конкретного искусства, антифашисте, борце за ядерное разоружение и противнике войн.

Фильмы «Большой музей» (Das Große Museum) и «Сокровищница Берлина» (Schatzkammer Berlin) показывают зрителю ту сторону жизни музеев, которую нельзя увидеть, просто посетив их. Режиссёр Иоганн Хольцхаузен на протяжении двух лет наблюдал за реконструкцией венского Музея истории искусств («Большой музей»). Лента «Сокровищница Берлина» предлагает посмотреть на объекты искусства и услышать удивительные истории музеев, входящих в «Фонд прусского культурного наследия».
 

Музыка Документальные фильмы «Когда падает занавес» (Wenn der Vorhang fällt) и «Путешествие к Джа» (Journey to Jah) посвящены музыке.

Фильм Майкла Мюнха «Когда падает занавес» о становлении и развитии немецкой хип-хоп сцены назван в честь одноимённой песни, которую исполняла существовавшая до 2007 года музыкальная группа Freundeskreis. Пионеры хип-хопа и музыканты следующего поколения рассказывают, что для них значит рэп, об их знакомстве с жанром как с феноменом субкультуры, о признании рэпа немецкой публикой и о его коммерциализации.

Для большинства музыкантов Германии слово «рэп» стало знакомым лишь в 80-е годы. Тогда в немецкоязычном пространстве только возникала хип-хоп культура. Противостоявшие друг другу в восьмидесятые участники групп Advanced Chemistry и Die Fantastischen Vier вспоминают, каково это было – стать основателями немецкой хип-хоп сцены. Если, к примеру, Stieber Twins из Гейдельберга выступали за «тройственность» жанра – за рэп, брейк-данс и граффити, то Die Fantastischen Vier из Мюнхена предпочитали отделять рэп от остального хип-хопа. Безвестность, нераспроданные пластинки, поиск собственных «уличных» тем, которые делали рэп таким популярным за океаном, начало непрекращающейся дискуссии о «чистом» хип-хопе и его противоположности – эти черты отличают, по мнению героев фильма, начало истории немецкого хип-хопа. С приходом девяностых и появлением немецкого MTV началась вторая эпоха – саморекламы музыкантов и продажи пластинок. Если раньше в зарабатывании денег рэпом было некое противоречие, то в девяностых субкультура, ставшая «признанной» культурой, превратилась в индустрию.

В конце девяностых-начале нулевых на немецкой хип-хоп сцене появились рэперы Kool Savas и Taktlos (Westberlin Maskulin), а несколько позже Buschido, Sido, Fler (Aggro Berlin), ставшие представителями немецкого гангста-рэпа. В этот переломный для немецкого хип-хопа момент многие музыканты были вытеснены со сцены гангста-рэперами, легко ставшими зарабатывать деньги и славу, пропагандируя – в чём их стали обвинять медиа – секс и насилие. Герои фильма Мюнха – это представители старого и нового поколений немецкого хип-хопа, рассказывающие о нём для тех, кто хочет знать его закулисную историю.

«Знаешь, я правда люблю жизнь, но иногда у меня такое чувство, будто я не могу найти к ней доступ», - говорит один из героев фильма «Путешествие к Джа», регги-музыкант Gentleman. Документальное кино должно, конечно, просвещать, но мы любим его не за подборку фактов, а за трансляцию порой очевидных, непридуманных истин, до которых мы самостоятельно не успеваем, не стремимся или забываем дойти. Отто Тильман – немецкий музыкант Gentleman – предпочитает бедные кварталы столицы Ямайки Кингстона Берлину. Рынок, стройка, местная радиостанция или регги-вечеринка под открытым небом – рядом с людьми культуры растафари проще чувствовать жизнь, чем в европейских городах, где всё ещё царит бум потребления. Вместе с другом Alborosie – итальянским музыкантом Альберто де Аскола, переехавшим жить на Ямайку – они записывают совместную композицию Journey to Jah.

Съёмочная группа сопровождала героев фильма, нашедших на Ямайке свою духовную родину, семь лет. Своим мнением о Кингстоне также делятся местные жители. Они рассказывают о жизни в гетто – ежедневной борьбе за существование, о далёкой от совершенства политике, о противостоянии наркодилеров и государства, о предвзятом представлении внешнего мира о Ямайке.

В одной из сцен Alborosie, с собранными дредами, подобно старику Хемингуэя, просит бога послать ему большую рыбу. В Кингстоне каждый должен уметь удить рыбу самостоятельно - вместо того, чтобы ждать, когда её принесут на блюдце. Искать и находить доступ к жизни, который иногда забывается, как пароль от неиспользуемой почты, нужно также уметь находить самому. В этом – жизнеутверждающий посыл из кажущегося неблагополучным (и отчасти действительно такого) Кингстона, переданный через кино.

Маргарита Афанасьева

Новая карта израильской политики. Итоги недели

Редакция NEWSru.co.il продолжает еженедельную публикацию обзоров политической ситуации, которые готовит журналист Габи Вольфсон. Планируем публиковать эти обзоры по пятницам.

26 марта 2020 года войдет в историю как один из дней, изменивших израильскую политику почти до неузнаваемости. Решение Бени Ганца, уже бывшего главы блока "Кахоль Лаван" (пора снова привыкать к титулу глава партии "Хосэн ле-Исраэль"), пойти на сотрудничество с Биньямином Нетаниягу не только открыло перспективу хотя бы временного выхода из безумного политического тупика, не только приблизило возможность создания (наконец-то) правительства в Израиле, не только отдалило следующие выборы. Решение Ганца перекраивает всю политическую карту.

Несколько факторов, сошедшихся воедино, привели нас к непостижимой ситуации, в которой человек, который утром был кандидатом на пост премьер-министра, вечером стал спикером парламента и без пяти минут министром в правительстве национального единства с человеком, ради отстранения которого от власти упорно действовал последние полтора года.

Первым фактором стало исчезновение с повестки дня возможности создания правительства меньшинства при поддержке Объединенного арабского списка. Еще до выборов было почти очевидно, что такая коалиция будет скорее всего единственно возможной с точки зрения "Кахоль Лаван". Итоги выборов лишь подтвердили это. "Ликуд" и не подумал указать Нетаниягу на дверь, праворелигиозный блок из 58 депутатов остался монолитным, а "свои" Цви Хаузер и Йоаз Хендель полностью похоронили надежды Ганца. У главы блока "Кахоль Лаван" оставалось две возможности: пойти на создание правительства национального единства с Нетаниягу или с высокой долей вероятности отправить нас на четвертые выборы.

Вторым фактором стал Авигдор Либерман. Его законопроект о том, что Кнессет может отстранить от власти главу переходного правительства, которому предъявлены обвинения, не на шутку испугал премьер-министра. Нетаниягу, предпочитавший четвертые выборы, на которых, как ожидал, сумеет все же собрать 61 мандат, понял, что к этим выборам может просто оказаться за пределами политической системы. Добавьте к этому законопроект "Кахоль Лаван", запрещающий обвиняемому в уголовных преступлениях формировать коалицию, добавьте к этому звон натачиваемых ножей в недрах "Ликуда" и станет ясно, почему премьер-министр решил, что лучше Ганц в руках, чем 61 мандат в небе.

Работу по сближению сторон доделал коронавирус. Можно обвинять политиков во всех смертных грехах, но и Нетаниягу, и Ганц, являющиеся патриотами Израиля, понимали, что тащить напуганную страну, задыхающуюся от карантина, экономического кризиса и далекой от завершения эпидемии, на четвертые выборы, это национальное преступление и политическое самоубийство.


Все эти факторы вместе привели к тому, что Бени Ганц предпочел правительство единства с Нетаниягу блоку единства с Лапидом и Яалоном, а Нетаниягу предпочел коалицию с Ганцем продолжению борьбы за мандаты, которых ему не хватало для создания монолитного правительства.

В воздухе повисло немало вопросов, на которые пока нет ответа. Почему Ганц пошел так далеко навстречу Нетаниягу еще до того, как было достигнуто соглашение? Сейчас у него нет обратной дороги – в случае провала переговоров с "Ликудом", он будет напоминать того человека из известной притчи, который и отведал тухлой рыбы, и был бит палками, и покинул город. Почему не была реализована идея о краткосрочном правительстве чрезвычайного положения, которую со скрипом и стонами, но готовы были переварить Лапид и Яалон? Почему провалилось обсуждавшееся предложение о "сети безопасности", которую "Кахоль Лаван" готовы были предложить "Ликуду" на месяцы борьбы с эпидемией? Возможно, речь идет о политической необстрелянности Ганца, возможно о недальновидности Лапида, возможно о политическом профессионализме экстра-класса, которым Бог одарил Нетаниягу. Факт остается фактом. Бени Ганц сделал то, чего, по свидетельству хорошо знакомых с ним людей, старался никогда не делать: принял жесткое решение, понимая, что заплатит за него цену. Решение, которые меняет израильскую политику.

Это решение было принято в тот момент, когда "Кахоль Лаван" фактически завершил захват всех ключевых позиций в Кнессете и сделал "Ликуд" де-факто парламентской оппозицией. Все комиссии находятся в руках уже не существующего блока "Только не Биби". При помощи БАГАЦа "Кахоль Лаван" удалось освободить место спикера Кнессета, которое в соответствии с договором между "Хосэн ле-Исраэль", "Еш Атид" и ТЭЛЕМ должен был занять Меир Коэн, один из наиболее приближенных людей Лапида. И именно в этот момент оказалось, что все слова о монолите "Кахоль Лаван" были только словами. Бешеная, не знающая границ ненависть Яалона к Нетаниягу, стремление Лапида сохранить позицию альтернативы "Ликуду" не оставили Ганцу выбора. Решение НДИ, "Аводы-МЕРЕЦ" и Объединенного арабского списка голосовать против Ганца на пост спикера ясно показал ему, что их поддержка обусловлена одним: готовностью до победного конца бороться с Нетаниягу. Лидеры НДИ, напомним, совсем недавно утверждали, что готовы поддержать правительство национального единства "Кахоль Лаван" – "Ликуд". В окружении Нетаниягу, в свою очередь, готовы были смириться с устранением Юлия Эдельштейна с поста спикера, но передача этой должности Меиру Коэну, который стал бы активно работать на продвижение законов, направленных на политическую ликвидацию Нетаниягу, а не на создание коалиции с ним, было для "Ликуда" красной чертой. Ганц – офицер и джентльмен – не стал сажать в кресло спикера кого-то из своих людей, а взял ответственность на себя. Остальное известно всем.

В Кнессете говорят о том, что коалиция будет сформирована уже на следующей неделе. Ее контуры более или менее известны: полтора года Биньямин Нетаниягу премьер-министр, Ганц – исполняющий обязанности, а потом наоборот. До 2021 года Бени Ганц будет занимать пост министра иностранных дел, а затем эту должность получит Биньямин Нетаниягу. Министром обороны будет Габи Ашкенази, министром финансов Нир Баркат. Особо острая дискуссия развернулась вокруг должности министра юстиции. В политических кругах утверждают, что разногласия по этому вопросу были главным препятствием на пути к созданию правительства. В итоге был найден компромисс: это министерство получит "Кахоль Лаван", однако персона министра должна быть приемлема для "Ликуда". Хили Тропер (один из архитекторов формирующегося правительства) является главным кандидатом на заветный приз.

Бени Ганц, разумеется, не намерен долго оставаться на посту спикера Кнессета. Его избрание на эту должность абсолютно формальное. Как только будет сформировано правительство, Ганц подаст в отставку, а место спикера займет Юлий Эдельштейн. Глава Верховного суда Эстер Хайют обвинила его в подрыве основ израильской демократии. Эта демократия, сделав неожиданный пируэт, возвращает Эдельштейна в кресло спикера на полтора года. Во вторую половину каденции этот пост перейдет к "Кахоль Лаван".


Перспективы будущего правительства более чем туманны. Шауль Мофаз (и не только он) может подробно рассказать о печальном опыте союза с Нетаниягу. Проблема Ганца состоит в том, что он накрепко связал себя с премьер-министром. Развал правительства ничего ему кроме исчезновения с политической карты не сулит. Поэтому можно рискнуть предположить, что полтора года правительство просуществует. Дальнейшее в немалой степени зависит от окружного суда в Иерусалиме, где рано или поздно начнется рассмотрение дела Нетаниягу. Сегодня есть те, кто уже говорят о Бени Ганце, как о возможном преемнике Нетаниягу во главе "Ликуда" или, по крайней мере, как о кандидате на эту должность. Но кто в Израиле возьмется прогнозировать что-либо на полтора года вперед?

Повестка дня правительства "Ликуд" – "Хосэн" будет очень сдержанной. Уже не говоря о том, что в первую очередь, предстоит борьба с эпидемией, правительство национального единства фокусируется, как правило, на управлении рутиной, а не на революционных шагах. "Сделка века" кажется историей из далекого прошлого. Реформ в области судебной системы также ждать не приходится. Израильскому обществу нужно преодолеть эпидемию, вызванный ею кризис и немного отдохнуть.

Оставшимся в оппозиции предстоит работа по организации своих сил. Если Лапид и Яалон продолжат сотрудничество, то далеко неясно, как поступят Йоаз Хендель и Цви Хаузер. Они (как и их товарищ по фракции ТЭЛЕМ Андрей Кожинов) проголосовали за Ганца на пост спикера. В Кнессете говорят о том, что Хаузер и Хендель планируют создание своей небольшой фракции. Пойдут ли они на этот шаг? Свидетельствует ли голосование Кожинова о том, что он не закрывает для себя возможности сотрудничества с ними или Ганцем? Будущее покажет.

Продолжается и обсуждение возможности объединения "Еш Атид" с НДИ. В окружении Лапида такую перспективу оценивают как крайне маловероятную.

Политическая система более всего напоминает дом, треснувший от внезапного землетрясения. "Жильцы" только начинают ориентироваться в новой реальности.


И последнее. Конфликт между Юлием Эдельштейном и БАГАЦем вновь обострил напряженность в отношениях между законодательной и судебной властями, вызванную отсутствием четкого разделения функций. Такой конфликт в первую очередь опасен для общества. Хочется надеяться, что новое правительство успеет заняться и поиском решения этой проблемы.

За нашими публикациями можно следить в следующих социальных сетях и мессенджерах (указана активная ссылка на страницу):

FACEBOOK TELEGRAM TWITTER ВКОНТАКТЕ ОДНОКЛАССНИКИ

Подписывайтесь на наши новости. Мы признательны вам за внимание и доверие.

Telegram NEWSru.co.il: самое важное за день

5 фактов о Мессии Генделя, которых вы могли не знать

Рики О’Бэннон
[email protected]

В оркестровом мире « Messiah » Джорджа Фридриха Генделя - это во всех смыслах ежегодная рождественская традиция, такая же как гоголь-моголь и переутомленный торговый центр Santas.

Только в сезоне 2014–2015 годов 13 из 22 крупнейших американских оркестров исполнят это произведение 38 раз.

Оратория «Мессия» была впервые представлена ​​в 1742 году, когда немец Гендель был выдающимся композитором в своем приемном доме в Соединенном Королевстве.Имя Генделя привлекло такую ​​толпу, что зрителям посоветовали оставить свои юбки-кольца и мечи дома, опасаясь перенаселенности на премьере Messiah Dublin.

Но, несмотря на то, что работа Генделя стала традицией, многие современные слушатели могут не знать, как она возникла и как она стала доминирующей в календаре оркестра Йольского времени.

Джордж Фридрих Гендель

1.Многие думали, что это кощунственно

Учитывая священный сюжет оратории и примечание Генделя к его оригинальной рукописи, в котором говорилось: «Слава одному Богу», трудно представить, чтобы какая-либо публика могла интерпретировать музыку как нечто меньшее, чем благочестивое.

Однако в 1700-х годах оперные и классические композиторы часто становились предметом морального возмущения. Во время исполнения оперы Генделя в 1727 году два ведущих сопрано подрались на сцене, пока публика их поддерживала.Этот инцидент побудил сатирика Джона Арбетнота написать брошюру об абсурдности лондонского оперного мира, в которой была фраза: «Позор, что две такие благовоспитанные дамы называют [друг друга] ублюдками, ругают». и драться. "

Опера Генделя Эстер также вызвала возмущение епископа Лондона, когда она была исполнена певцами собора в 1732 году. Когда Гендель перешел от оперы к оратории, посвященной религиозной тематике, многие критики возражали против идеи смешения священного и светского миров. где один и тот же театр может сегодня показывать религиозные сюжеты, а завтра - наводящие на размышления комедии.

Гендель надеялся, что реклама произведения как «Священная оратория» вместо «Мессия» поможет разрядить некоторые противоречия, и его решение провести премьеру произведения в Дублине, а не в Лондоне, отчасти было связано с тем, чтобы опробовать произведение вдали от англиканских епископов. Но даже в Ирландии Джонатан Свифт из Gulliver’s Travels пригрозил публично запретить певцам из Собора Святого Патрика участвовать.

2. Это не новогоднее украшение

Либреттист Чарльз Дженненс, который был близким другом и сотрудником Генделя, использовал библейские истории об Иисусе для текста Мессии .Дженненс описал свою работу как «размышление о нашем Господе как о Мессии в христианской мысли и вере».

Но только первая треть работы была посвящена рождению Иисуса. Второй акт посвящен смерти Иисуса, а третий - его воскресению. Таким образом, произведение изначально задумывалось как произведение к Пасхе и было показано весной во время Великого поста.

К 19-му веку Мессия стал обычным продуктом декабря, особенно в Соединенных Штатах.Лоуренс Каммингс, дирижер Лондонского оркестра Генделя, сказал Smithsonian Magazine , что обычай рождественских выступлений, возможно, частично возник из-за необходимости.

«Так много прекрасной пасхальной музыки - особенно страсти Баха по Матфею - и так мало великой сакральной музыки, написанной на Рождество», - сказал он.

3. Написано невероятно быстро

Гендель написал оригинальную версию Мессии за три-четыре недели.Согласно большинству исторических источников, композитор потратил всего 24 дня на написание оратории.

Что делает это еще более поразительным, так это огромная шкала оценки на 259 страницах. Ричард Лакетт, автор «Мессия Генделя» : A Celebration, , пишет, что есть несколько неисправленных ошибок или вычеркнутых заметок, но при этом заметно мало ошибок, учитывая скорость письма Генделя.

Музыкальный обозреватель NPR Майлз Хоффман оценивает, что в Messiah содержится примерно четверть миллиона нот.По словам Хоффмана, при 10-часовом рабочем дне чуть больше трех недель, Генделю пришлось бы вести непрерывный темп, записывая 15 заметок в минуту.

4. Окончательной версии нет

Леонард Бернстайн однажды вызвал удивление, переставив разделы Messiah для выступления в Карнеги-холле. Не многие дирижеры решились бы повозиться с изначальными намерениями такого композитора, как Гендель, но на самом деле его первоначальные намерения трудно угадать.

Гендель переписал части оратории, чтобы лучше соответствовать способностям солистов и доступным инструментам в каждом из 13 оригинальных исполнений. Исторически сложилось так, что Messiah продолжал меняться вместе с исполняющими его ансамблями. Моцарт реорганизовал Messiah в 1789 году и придал ему более современное звучание по стандартам классического оркестра. Он смиренно написал, что любые внесенные им изменения не следует рассматривать как попытку улучшить.

5. Король Георг II стоял во время хора «Аллилуйя»… а может и нет

Часто повторяющаяся легенда о Мессии рассказывает историю короля Георга II, который был так тронут хором «Аллилуйя» во время лондонской премьеры Мессии , что он поднялся на ноги, а затем все присутствующие последовали его примеру, чтобы не сидеть, когда царь встал.

Таким образом, мы полагаем, что возникла регулярно обсуждаемая традиция стоять во время хора «Аллилуйя», что также породило бесчисленные пассивно-агрессивные битвы концертного приличия между сидящими и стоявшими.

Однако, по мнению различных экспертов, эта история не соответствует действительности. Фактически нет никаких свидетельств того, что король Георг II присутствовал даже на этом мероприятии, и маловероятно, что присутствовавшие в зале газетные писатели не заметили упоминания о королевском присутствии.Первым упоминанием об этой истории было письмо, написанное спустя 37 лет после происшествия.

Как раз то, что нам остается, в ежегодном противостоянии стенд-против-ситтаун, хотя все еще остается предметом споров.

Георгий Фридрих Гендель | Христианская история

Подпишитесь на «Христианство сегодня» и получите мгновенный доступ к прошлым выпускам «Истории христианства»!

«Он [Гендель] часто заявлял о том удовольствии, которое он испытывал, помещая Священное Писание на музыку, и о том, как созерцание множества возвышенных отрывков из Псалмов способствовало его назиданию.
- Сэр Джон Хокинс

К 1741 году Джордж Фридрих Гендель потерпел неудачу. Обанкротившийся, испытывающий сильную физическую боль и ставший жертвой заговоров с целью саботажа своей карьеры, некогда великий оперный композитор запланировал «прощальное» выступление в Лондоне на апрель. Для лондонской элиты это выглядело так, как будто этот «немецкий чушь», как его когда-то называли, закончился. Тем летом, однако, он написал книгу «Мессия», которая не только вернула его в центр внимания, но и по-прежнему считается некоторыми «воплощением христианской веры».«

Начало противостояния

В отличие от соотечественника Генделя и современника Иоганна Баха (они родились в один год, но никогда не встречались), у Генделя никогда не было музыкальной семьи. Отец Джорджа был практичным «хирургом-цирюльником», который на каждом шагу препятствовал музыкальной карьере сына. Его сын должен был стать юристом. Действительно, Джордж изучал право до 1703 года, хотя его отец (который, наконец, позволил своему сыну брать уроки музыки в 9 лет) умер, когда ему было 11. К 12 годам Гендель заменил своего учителя органа и написал свое первое сочинение.

После музыкальных исследований в Германии и Италии, Гендель переехал в Англию, где оставался до конца своей жизни и стал композитором Королевской капеллы. Его величайшей страстью была опера - несвоевременная страсть, поскольку эта форма быстро выходила из моды в Англии. Самым популярным произведением была «Опера нищего» 1728 года, высмеивающая саму форму. Тем не менее, Гендель продолжал писать оперы до 1740-х годов, теряя все больше и больше денег.

Друзья Генделя выразили обеспокоенность тем, что концертный зал почти пуст.Неважно, пошутил он, пустое место означало бы отличную акустику.

Хронология

1653

Кромвель назван лордом-протектором

1654

Блез Паскаль имеет значительный опыт конверсии

1682

Уильям Пенн основывает Пенсильванию

1685

Джордж Фридрих Гендель родился

1759

Умер Джордж Фридрих Гендель

1793

Уильям Кэри плывет в Индию

Шутил он недолго.В 1737 году оперная труппа Генделя обанкротилась, и он перенес, кажется, легкий инсульт. Но что еще хуже, его последнее музыкальное увлечение - оратория (сочинение для оркестра и голосов, рассказывающих священную историю без костюмов, декораций или драматических действий) - было его самым спорным. Его первая оратория (фактически первая в своем роде на английском языке), «Эстер», была встречена церковью с возмущением. «Простые ряженые» рассказывали библейскую историю, и, что еще хуже, слова Бога произносились в театре!

«К чему мы приходим, когда воля сатаны навязывается нам таким образом?» воскликнул один министр.Епископ Лондона, очевидно, согласился и запретил исполнение оратории. Когда Гендель все же продолжил свое дело и присутствовала королевская семья, это имело успех, но церковь все еще была в гневе.

В 1739 году реклама Израиля в Египте была сорвана набожными христианами, которые также помешали его работе. Все это возмутило благочестивого лютеранина Генделя. Как прокомментировал его друг сэр Джон Хокинс: «На протяжении всей своей жизни [он] проявлял глубокое чувство религии. В разговоре он часто заявлял о том удовольствии, которое он испытывал, помещая Священное Писание на музыку, и о том, как созерцал многие возвышенные отрывки из Псалмов. способствовал его назиданию.«

Несмотря на раздражение - а Гендель часто раздражался, заработав репутацию обильного проклятия на пяти языках, - он отклонил опасения пуритан. «Я очень хорошо прочитал свою Библию, - сказал он, - и выберу сам». Фактически, Гендель утверждал, что знал Библию не хуже любого епископа. Однако в финансовом отношении это принесло ему мало пользы. Когда-то он был королевским композитором, но теперь ему грозила долговая тюрьма.

Осуществлено
Мессией

Глубоко подавленный, Генделя навестил его друг Чарльз Дженненс.Богатый, набожный англиканец написал либретто о жизни Христа и работе искупления с текстом, полностью взятым из Библии. Суетливый перфекционист, Дженненс написал ее, чтобы бросить вызов деистам, отрицавшим божественность Иисуса. Сочинил бы для него музыку Гендель? он спросил. Гендель ответил, что будет, и оценил его завершение через год.

Вскоре после этого группа благотворительных организаций Дублина обратилась к Генделю с просьбой написать произведение для благотворительного выступления. Собранные деньги помогут освободить людей из тюрьмы должника, а Гендель получит щедрое комиссионное вознаграждение.Теперь, имея текст и мотивацию, Гендель начал сочинять «Мессию» 22 августа 1741 года. В течение шести дней первая часть была закончена. Еще в девяти, часть вторая. Еще шесть, и часть третья была сделана. Ему потребовалось всего два дополнительных дня, чтобы закончить оркестровку. Гендель сочинял, как одержимый. Он редко выходил из комнаты и редко прикасался к своей еде. Но за 24 дня он написал 260 страниц - огромный физический подвиг.

Когда он закончил писать то, что впоследствии стало известно как Хор Аллилуйя, он сказал: «Я действительно думал, что видел все Небеса передо мной и самого великого Бога.«

Хотя исполнение пьесы снова вызвало споры (Джонатан Свифт, автор «Путешествий Гулливера», а затем декан собора Святого Патрика, был возмущен и поначалу отказался допустить своих музыкантов к участию), премьера состоялась 13 апреля 1742 г. Музыкальный зал на Фишембл-стрит произвел фурор. Прибыла толпа из 700 человек с избыточными производственными мощностями, поднявшая 400 фунтов, чтобы освободить из тюрьмы 142 человека. (Спрос на билеты был настолько велик, что мужчин попросили не носить мечи, а женщин попросили не носить обручи на юбках, что позволило попасть в зал на 100 человек.Такие обручи сразу вышли из моды для концертов.)

Тем не менее, Мессия был приглашен в Лондон почти через год. Религиозные споры окружали его и там, и Гендель немного пошел на компромисс, убрав «кощунственное» название из рекламных листовок. Вместо этого он назывался «Новая священная оратория». Но спор не был достаточно сильным, чтобы удержать короля, который сразу же встал у первых нот хора Аллилуйя (хотя некоторые историки предположили, что это произошло из-за того, что он был частично глухим и принял его за национальный гимн) традиция когда-либо поскольку.

Несмотря на то, что он получил восторженные отзывы в Дублине («самое законченное музыкальное произведение»), после премьеры он не пользовался большой популярностью в Лондоне. К 1745 году Гендель снова играл для пустых домов и приближался к бедности. Лишь после его оратории «Иуда Маккавей», которую англичане неправильно понимали как завуалированный националистический гимн, Гендель (а вместе с ним и Мессия) достиг вершины своей карьеры.

До своей смерти Гендель дирижировал 30 спектаклями Мессии (ни одного на Рождество, поскольку Гендель считал это произведением Великого Поста), только одно из которых было в церкви, Бристольском соборе.В этой аудитории сидел Джон Уэсли. «Я сомневаюсь, что это собрание относилось к проповеди так серьезно, как во время выступления», - заметил он.

Гендель умер за день до Пасхи 1759 года, надеясь «встретить своего доброго Бога, своего милого Господа и Спасителя в день Его Воскресения». Близкий друг заметил: «Он умер, как жил - добрый христианин, с истинным чувством своего долга перед Богом и людьми и в совершенном милосердии со всем миром».

История хора «Аллилуйя» из «Мессии Генделя»

Главное достижение Генделя, Мессия, , не принесло немедленного успеха.В 1741 году Гендель был по уши в долгах из-за череды музыкальных неудач. Казалось, что его карьера окончена, и его могут даже посадить в должниковую тюрьму. 8 апреля 1741 года Гендель дал то, что считал своим последним концертом.

Позже в том же году два ключевых события навсегда изменили ход жизни Генделя и музыкальный ландшафт - его друг Чарльз Дженненс написал либретто из Библии, основанное на жизни Иисуса Христа, и передал его Генделю. Затем Гендель получил финансирование от группы благотворительных организаций из Дублина, Ирландия, на создание нового произведения для благотворительного мероприятия, которое помогло бы освободить мужчин из тюрьмы должников.Гендель также получил свою комиссию за сочинение произведения, что, в свою очередь, помогло ему на его пути к тому, чтобы обратить вспять его собственное несчастье.

Составление Мессии , полной 260-страничной оратории, началось 22 августа 1741 года и было составлено всего за 24 дня, когда Гендель закончил финальную оркестровку 14 сентября 1741 года.

Гендель сочинил Мессию , не выспавшись и даже не съев много еды. Когда его помощники приносили ему еду, они часто оставались несъеденными.Его слуги часто находили его в слезах, пока он сочинял. Когда он закончил «Аллилуйя», он, как сообщается, сказал своему слуге: «Я действительно думал, что видел все Небеса перед собой, и Самого великого Бога, восседающего на Своем троне, со Своей компанией ангелов».

Хотя первое выступление в Дублине 13 апреля 1742 года имело огромный успех, Messiah не был встречен с таким волнением в Лондоне в следующем сезоне. Шесть запланированных выступлений были отменены Генделем в 1743 году, Мессия был полностью удален из расписания 1744 года, и оно не проводилось в Лондоне до 1749 года.

В другом повороте судьбы лондонская больница для подкидышей провела концерт по сбору средств, на котором Гендель исполнил смесь новой музыки и старых произведений, включая хор «Аллилуйя». В то время, Messiah все еще был в некоторой степени неизвестен лондонской публике, но концерт был так хорошо принят, что Генделя снова пригласили в следующем году, где он исполнил всю ораторию Messiah . Представления Мессии стали пасхальной традицией в Больнице для подкидышей до 1770-х годов.Доходы от многих ранних исполнений оратории использовались для помощи бедным, нуждающимся, сиротам, вдовам и больным.

В 1910 году Табернакальный хор сделал свои первые записи, в том числе хор «Аллилуйя»; Скорее всего, это была первая запись музыки Messiah за пределами Англии. Это была также первая запись произведения Messiah с использованием уже существующего хора, поскольку все ранние записи были сделаны с использованием временных хоров, состоящих из временных певцов.

Текст «Аллилуйя» взят из книги Откровение Нового Завета. Откровение 19: 6: «Аллилуия, ибо Господь Бог всемогущий царствует». Откровение 19:16: «И на его одежде и на бедре написано имя: Царь царей и Господь господствующих». В Откровении 11:15 говорится: «И будет царствовать во веки веков».

Хор "Аллилуйя" (Текст)

Аллилуйя, аллилуйя, аллилуйя, аллилуйя, аллилуйя

Аллилуйя, аллилуйя, аллилуйя, аллилуйя, аллилуйя

Ибо царствует Господь Бог всемогущий

Аллилуйя, аллилуйя, аллилуйя, аллилуйя

Ибо царствует Господь Бог всемогущий

Аллилуйя, аллилуйя, аллилуйя, аллилуйя

Ибо царствует Господь Бог всемогущий

Аллилуйя, аллилуйя, аллилуйя, аллилуйя

(Ибо царствует Господь Бог Всемогущий)

Аллилуйя, аллилуйя, аллилуйя, аллилуйя

Ибо царствует Господь Бог всемогущий

(Аллилуйя, аллилуйя, аллилуйя, аллилуйя)

Аллилуйя

Царство этого мира;

стало Царством Господа нашего,

и Его Христа

и Его Христа

И будет царствовать во веки веков

И будет царствовать во веки веков

И будет царствовать во веки веков

И будет царствовать во веки веков

Царь царей во веки веков аллилуйя, аллилуйя

и Господь господствующих во веки веков аллилуйя аллилуйя

Царь царей во веки веков аллилуйя, аллилуйя

и Господь господствующих во веки веков аллилуйя аллилуйя

Царь царей во веки веков аллилуйя, аллилуйя

и Повелитель господ

Король королей и Повелитель лордов

И он будет царствовать

И он будет царствовать

И он будет царствовать

Он будет царствовать

И будет царствовать во веки веков

Король королей во веки веков

и Господь господствующих, аллилуйя, аллилуйя

И будет царствовать во веки веков

Король королей и Повелитель лордов

Король королей и Повелитель лордов

И будет царствовать во веки веков

Во веки веков и во веки веков

(Король королей и Господь господствующих)

Аллилуйя, аллилуйя, аллилуйя, аллилуйя

Аллилуйя

Посмотрите крупнейший в мире виртуальный хор «Аллилуйя».Более 2500 певцов виртуально присоединяются к Табернакальному хору и оркестру на Храмовой площади для грандиозного сотрудничества на века. Ищите узнаваемые лица, такие как Донни Осмонд, Питер Холленс, Алекс Бой и другие.

Получите новую запись хора любимой оратории Генделя. Будут доступны две версии: полная оратория , содержащая каждое движение Messiah на двух компакт-дисках с бонусным DVD, и основных фрагментов , содержащие избранные припевы и соло.

«И слава Господня» из «Мессии» Генделя

Информационный бюллетень

Гендель написал Мессию в 1741 году на Брук-стрит, 25, всего за 24 дня. Работа была написана хорошим другом Генделя Чарльзом Дженненсом, который сотрудничал с Генделем для многих других работ, включая Саула (1753-9) и Валтасара (1744-5). Эти слова были взяты из Библии и рассказывают о рождении, смерти и воскресении Иисуса Христа. Дженненс использовала сборник отрывков из Библии короля Иакова и псалмов, включенных в Книгу общих молитв.Портрет Чарльза Дженненса можно увидеть в комнате композиции в Доме Генделя.

«Мессия» - первая попытка в истории музыки взглянуть на грандиозную драму искупления человечества с художественной точки зрения. В отличие от большинства ораторий Генделя, певцы в «Мессии» не берут на себя драматических ролей; нет единого повествовательного голоса и используется очень мало цитируемой речи.

Для первого выступления малый оркестр включал струнные, две трубы, литавры, орган и континуо клавесина.Это был относительно немногочисленный оркестр для крупномасштабной работы, потому что первое выступление Мессии должно было состояться в Дублине, и Гендель не знал, какие инструменты будут ему доступны. Гендель добавил больше инструментов (гобоев и фаготов) для более поздних выступлений.

«Мессия» состоит из 53 музыкальных произведений; 21 из которых - полные припевы. «И слава Господня» - это первый полный хор, который появляется у Мессии; хор поет впервые в произведении.

Слова говорят о пришествии Господа (обещанного Мессии):
«И явится слава Господня, и вся плоть увидит это вместе, ибо уста Господа изрекли это.”

Пьеса открывается коротким оркестровым вступлением. Первая вокальная запись - это альты, исполняющие мелодию оркестрового вступления. Затем другие вокальные партии отвечают на это линией баса, повторяющей линию альта с линиями сопрано и тенора в гомофонической гармонии. Произведение продолжается с повторением и вариациями между каждой вокальной партией как с полифонической, так и с гомофонической текстурой.

Гендель разбивает текст на 4 части, создавая 4 отдельных музыкальных мотива:
I.И слава, слава Господня | II. Откроется | III. И вся плоть увидит это вместе | IV. Ибо уста Господа изрекли это.

Хор следует этому основному плану:
1. Представление и развитие первых двух мотивов (такты 1-43)
2. Представление и развитие двух последних мотивов (такты 43-73)
3. Комбинация всех четырех мотивов .

Это радостное движение, которое отражено в яркой тональности ля мажор, темпе аллегро и мелодичных ритмах.

Премьера

«Мессия» состоялась в Дублине в 1742 году и была очень хорошо принята. Первыми солистками были Кристина Мария Авольо и Сюзанна Сиббер. Однако к лондонской премьере (март 1743 г.) прием был не таким теплым, как в Дублине. Пресса объявила, что тема произведения слишком велика, чтобы исполняться в театре светскими певцами, такими как Сиббер, и в результате Гендель представил произведение как Новую Священную Ораторию вместо Мессии. Генделю пришлось адаптировать свою музыку к разным площадкам и разным певцам, поэтому «Мессия» постоянно переделывалась и исправлялась.

Произведение получило признание и со временем стало одним из самых популярных хоровых произведений в истории западной музыки. Говорят, что после
года, когда услышал движение Мессии «Аллилуйя Хор», король Англии Георг II, по общему мнению, был настолько переполнен эмоциями, что спонтанно поднялся на ноги. Когда король встает, все встают, поэтому публика сразу же поднялась. Традиция встать в хор до сих пор соблюдается в большинстве живых выступлений «Мессии».С момента создания произведение много раз изменялось и обновлялось, и многие другие музыканты, в частности Моцарт, отредактировали его.

К 1754 году Гендель заболел слепотой и в 1755 году передал руководство Мессии своему ученику Дж. К. Смиту. Последнее представление произведения, на котором присутствовал Гендель, состоялось в Ковент-Гардене 6 апреля 1759 года, за восемь дней до его смерти.

"И слава Господня" Краткое содержание музыкальных элементов

Размер:

¾

Тональность:

Мажор

Темп:

Аллегро (живое и быстрое)

Вокальный диапазон:

Верхняя ля для сопрано и нижняя соль для баса

Динамика:

мф и ф, чтобы соответствовать радостному настроению слова

Ритм:

Регулярные ритмы вязания крючком в ритме соответствуют величавому настроению.Использование нот гемиолы, сгруппированных в 2-долевые единицы

Гармония:

Очистить мажорные гармонии - минор, избегая совпадения радостных слов.

Текстура:

Чередование омофонических и полифонических разделов

# 17 - Жизнь Genesis, с Рональдом Хенделем [MIPodcast]

BLAIR HODGES: Это подкаст Института Максвелла. «В начале сотворил Бог небо и землю». Это одна из самых легко узнаваемых вступительных строк любого литературного произведения, Книги Бытия, книги, которую за тысячи лет своего существования интерпретировали бесчисленным количеством способов.В этом выпуске мы разговариваем с экспертом по Книге Бытия. Это часть серии подкастов Института Максвелла из серии « жизней великих религиозных книг ». Рональд Хендель написал биографию для книги Бытия . Он широко признанный профессор кафедры еврейской Библии и иудаики Калифорнийского университета в Беркли. Он также работает над проектом по выпуску нового критического издания еврейской Библии. В этом эпизоде ​​Хендель предлагает портрет Книги Бытия, ее жизни и истории ее интерпретации.Он пишет: «Загробная жизнь текста неизбежно влияет на тех, кто читает его сегодня».

Спасибо за прослушивание подкаста Института Максвелла. Как всегда, пожалуйста, найдите время, чтобы оценить шоу в iTunes и порекомендовать его своим друзьям. Вопросы и комментарии по поводу этого и других эпизодов можно присылать мне, Блэру Ходжесу, по адресу [email protected] .

***

УЧЕБНАЯ И РЕЛИГИОЗНАЯ ИНФОРМАЦИЯ

BLAIR HODGES: Добро пожаловать в подкаст Института Максвелла, Dr.Хендель. Книга, о которой мы сегодня говорим, - это ваша биография Книги Бытия. Я подумал, что мы начнем с того, что поговорим немного о вашем академическом образовании, которое привело вас к этому конкретному проекту, и, возможно, немного о вашем религиозном происхождении.

РОНАЛЬД ХЕНДЕЛ: Хорошо. Ну, я профессор Библии на иврите в Калифорнийском университете в Беркли. У меня есть докторская степень по библейской истории и северо-западной семитской филологии Гарвардского университета, поэтому мой подход очень академический.Это во многом с гуманитарной точки зрения. Такой дискурс продолжается в университете. В этой книге я пытаюсь расширить традиционное академическое внимание к еврейской Библии, включить ее историю восприятия и историю толкования. В самом тексте есть жизнь, и эта жизнь не ограничивается древним миром. Эта жизнь принимает самые разные формы, как люди интерпретировали ее на протяжении того, что я называю временем существования книги, вплоть до настоящего времени.

HODGES: Как вас выбрали для этого конкретного тома? С вами связывался издатель?

HENDEL: Ага. Я написал ряд книг и статей по Книге Бытия, и я думаю, кого-то попросили написать эту книгу, и они сказали нет, они не хотят этого делать, но вы должны спросить Хенделя. Так что это пустяки. Но люди знают, что я работаю над Genesis.

HODGES: Вправо. Я имею в виду, что вы также являетесь главным редактором того, что раньше называлось Оксфордской еврейской Библией.Это недавно переименовали?

HENDEL: Да, мы покинули Oxford University Press, чтобы сделать еще несколько интересных вещей в нашей электронной версии. Итак, теперь мы с Обществом библейской литературы, которое является основным научным сообществом в области библейских исследований. Он будет называться Еврейская Библия: критическое издание . Книги будут опубликованы SBL, а электронная версия будет иметь свободный и открытый доступ и размещена на их серверах.

ИСКУССТВО

HODGES: Одна из замечательных особенностей вашей книги - это искусство, которое было выбрано для этой книги. Можете ли вы как бы описать это и рассказать о том, откуда появилось искусство для вашей книги?

HENDEL: Ага. Ну, издатель сказал: «Вы можете сделать несколько иллюстраций», а я сказал: «Ну, черт возьми, я не думал об этом». Я понял, что у меня есть близкий друг, профессор Библии на иврите в Калифорнийском университете в Сан-Диего; его зовут Билл Пропп.Он один из мировых экспертов по Книге Исхода, но он также художник. Поэтому я сказал, что это тот, кто был бы идеальным человеком, потому что он понимал бы то, что я делаю в книге, но он также сделает эти прекрасные черно-белые линейные рисунки, эти прекрасные принты, которые иллюстрируют темы, идеи в едином стиле. творческий путь. Он только что сделал эти великолепные рисунки тушью, которые находятся в начале каждой из глав. У каждого из них есть небольшая цитата из Книги Бытия ниже или из одной из интерпретаций Книги Бытия, которую исследует его работа.

HODGES: Они очень суровые. Это действительно красивое черно-белое искусство.

HENDEL: Он проделал великолепную работу. Они очень трогательные. Это очень трогательное произведение искусства само по себе.

НАПИСАНИЕ БИОГРАФИИ ДЛЯ КНИГИ

HODGES: Мой следующий вопрос как бы затрагивает суть всей серии, в которой находится ваша книга. Это серия изданий Princeton University Press «Жизни великих религиозных книг», и вы беретесь за метафору создания биографии книги во введении.Как вы думаете, в каком смысле мы можем сказать, что книга живая, как живое существо?

HENDEL: Что ж, Книга Бытия, я думаю, действительно яркий пример книги, жизнь которой меняется, растет, меняет направление, и поэтому метафора чего-то живого, на мой взгляд, очень хороша для этой книги. У него есть оригинальный контекст, оригинальные авторы, аудитория и т. Дело в том, что он по-разному живет в западной культуре.Итак, проследить эту жизнь и ее перипетии и повороты - это действительно история о жизни западной культуры.

HODGES: Мне показалось интересным то, что казалось, что вы говорите, и поправьте меня, если я ошибаюсь, что сама книга обретает жизнь в отношениях, которые она имеет со своими читателями. Как будто книга действительно не может быть живой, если ею не занимаются другие живые люди.

HENDEL: Ну, это немного похоже на падение дерева в лесу, и никто этого не слышит, это действительно произошло? Что ж, это, конечно, действительно произошло, но это не имело никакого отношения к людям, если никто не был там, чтобы это слышать.Так что идея о том, что у книги есть жизнь, но что жизнь есть только в людях, которые ее слышат, имеет определенный смысл.

Итак, у книги есть своя собственная реальность, точно так же, как дерево, падающее в лесу, имеет свою собственную реальность, но настоящая история - это то, как оно влияет на людей, и как его влияние на людей изменилось с течением времени, и как люди привносят разные вещи в свои жизни. На понимание книги влияет то, как люди понимают мир, зависит от того, как они понимают эту книгу, и наоборот, то, как люди понимают книгу, влияет на то, как они понимают мир.Так что метафора жизни книги, в которой есть биография, я считаю критической метафорой, потому что она позволяет вам соединять все виды вещей, связи которых вы иначе могли бы не увидеть.

HODGES: Есть ли у этой метафоры какие-то ограничения, которые, по вашему мнению, ограничены? Проходя проект, вы сталкивались с какими-либо неожиданными стенами, думая о нем как о живом?

HENDEL: Хороший вопрос. Единственная часть, с которой трудно бороться, что я постоянно делал, я думаю, на протяжении всей книги, - это то, что в самой книге есть что-то реальное.На странице есть слова, есть предложения, есть дискурсы, и поэтому есть своего рода ощущение реальности этих слов на странице. В жизни книги бывают разные периоды, когда люди читают слова более внимательно, и поэтому бывают моменты, когда есть больше вовлеченных или того, что я называю реалистичным чтением книги, и бывают моменты, когда люди воспринимают больше, что мы могли бы сказать , свободы или более творческие подходы к книге. Это какая-то диалектика. Это идет вперед и назад.Так что в самой книге есть своего рода реализм, который постоянно требует от нее претензий, так что, когда интерпретации уходят слишком далеко, часто возникает своего рода маятник, возвращающийся к чтению книги в некотором смысле реалистично. Итак, я бы сказал, что существует своего рода маятник между реалистичным чтением книги и ее фигурным чтением. И это напряжение, эта дихотомия, я бы сказал, часть жизни книги.

ЭРИХ АУЕРБАХ

HODGES: Хорошо.И мы будем расширять этот вид по мере продвижения, потому что это лежит в основе вашей общей интерпретации, как я ее понимаю. Но прежде чем вы это сделаете, давайте поговорим на секунду о том, почему Genesis все еще существует. Это очень старая книга, и она по-прежнему очень важна для многих различных культур. Итак, Эрих Ауэрбах - это как вы называете имя этого ученого?

HENDEL: Да, да.

HODGES: Итак, Эрих Ауэрбах - великий литературовед. С его работой меня познакомили в аспирантуре.У него есть это захватывающее описание Книги Бытия, чтобы объяснить ее постоянную актуальность. Мне действительно это нравится. «Книга рассказывает истории, - говорит он, - но эти истории полны предыстории». Они полны предыстории. В этих историях так много незавершенных концов, неустановленных деталей или просто невысказанных предположений, что текст фактически как бы умоляет читателей заполнить детали, заполнить пробелы. Так что вы думаете о выводах Ауэрбаха?

HENDEL: Как вы знаете, моя книга основана на том, что я называю своего рода сюжетом Ауэрбаха.Книга Ауэрбаха называется «Мимесис: представление реальности в западной литературе », и он начинает с «Бытия», а также начинается с гомеровских эпосов с «Одиссея » и сравнивает то, как реальность представлена ​​в «Бытии» и в «Одиссее ». их литературные стили, и он делает важное замечание о том, что в Книге Бытия есть открытое переплетение, чреватое предысторией. Это качество фона привлекает вас, чтобы заполнить этот фон. Итак, эта книга требует, чтобы вы ее интерпретировали.Это книга, которая втягивает в себя и в каком-то смысле не отпускает. Это действительно шаблон для всей моей книги. Вот почему книга так важна и остается таковой. Потому что это книга, которая претендует на нас, и ее литературный стиль делает это. Вот что такое качество «чревато фоном».

Ауэрбах также говорит о том, что в стилистической репрезентации реальности в Книге Бытия присутствует своего рода реализм. Он называет это сдержанным стилем, а не цветочным стилем.Это просто, лаконично, многозначительно, в нем очень важны двусмысленность характера, парадоксы характера, отношения между Богом и людьми, которые никогда не бывают простыми, они всегда сложны, неоднозначны и являются частью того качества, которое привлекает вы вошли. Итак, он описывает этот психологический реализм в Книге Бытия как действительно одну из основных дыр литературного представления во всей западной культуре.

Итак, в этом смысле стиль и концептуальность Книги Бытия с тех пор лежат в основе всей западной литературы.В некотором смысле, когда мы читаем, например, современные романы, которые представляют вещи реалистично и исследуют двусмысленность персонажей, конфликты и двусмысленность человеческого существования, человеческих взаимоотношений, религии и т. Д. Он сказал бы, что все восходит к Книге Бытия. Таким образом, очень глубоко, многое из того, что есть в нашей культуре, то, как мы думаем о вещах, как мы представляем вещи, действительно уходит корнями в Бытие. Таким образом, в некоторых очень глубоких отношениях мы обязаны Книге Бытия, и мы имеем дело с Книгой Бытия даже там, где мы не осознаем, что мы есть.Итак, это часть жизни Книги Бытия. Жизнь Книги Бытия окружает нас в тех местах, о которых мы даже не думаем.

РАЗНЫЕ ЧТЕНИЯ БИБЛИИ

HODGES: Я думаю, что эта точка зрения также объясняет тот факт, что ее было так много разных интерпретаций, разных прочтений. В одной из цитат из книги вы говорите: «То, как люди воспринимают Книгу Бытия, как формируют, так и отражают их восприятие реальности». Вы как бы упомянули, что буквально мгновение назад эта идея о том, что люди сформированы Книгой Бытия, но они также помогают формировать Книгу Бытия так, как они ее читают, исходя из своих общих жизненных предположений.Это правильно?

HENDEL: Ага. Что ж, это видно даже в сегодняшнем мире. Есть люди, для которых Бытие - их устав, их конституция, позволяющая понять все. Есть люди, скажем, радикальные атеисты, чья антирелигиозная позиция полностью основана на критике Книги Бытия. Таким образом, они по-прежнему глубоко увлечены Книгой Бытия, даже когда отвергают ее. Так что Genesis по-прежнему собеседник. Даже люди, которые не хотят, чтобы он был собеседником, он остается собеседником.Таким образом, Книга Бытия по-прежнему формирует то, как мы думаем о вещах, и то, как мы думаем о вещах, формирует то, как мы говорим и интерпретируем Книгу Бытия. Она по-прежнему занимает центральное место в наших культурных войнах, в том, что происходит на конгрессе, в том, что происходит в государственных школах, вряд ли у нас сегодня есть гражданские дебаты, что Книга Бытия в каком-то смысле не является одним из собеседников. .

HODGES: Таким образом, разные поколения как бы привносят в текст свои собственные проблемы, а затем эти проблемы как бы помогают сформировать историю, которую они получают, или то, как они ее читают, что помогает учесть этот невероятный диапазон различных интерпретаций. что в Книге Бытия вы прослеживаете повсюду.Итак, вопрос в том, зачем тогда заботиться о прошлых интерпретациях, если каждое поколение вносит свои собственные проблемы в текст и может играть с текстом или извлекать уроки из текста? Так зачем копать те прошлые истории, которые интерпретировали другие люди?

HENDEL: Позвольте мне вернуться к метафоре биографии. Если вы пытаетесь понять жизнь человека, допустим, Джордж Вашингтон был первым президентом Соединенных Штатов, но если вы хотите понять Джорджа Вашингтона, вы читаете его биографию.То, как он формировался с ранних лет, перерастает в его зрелые достижения. Так что я думаю точно так же, когда кто-то интерпретирует Книгу Бытия… вот в чем суть. Когда кто-то интерпретирует книгу по-разному, вы неизбежно повторяете способы интерпретации, которые уже были сделаны.

Итак, мы снова находимся под влиянием не только Книги Бытия, но я думаю, что более важно, на нас также влияют предыдущие толкования Книги Бытия. Итак, если мы хотим знать о нашем отношении к этой книге, а вам не обязательно знать о своем отношении к этой книге, но если кто-то хочет узнать о своем отношении к этой книге, вам нужно пойти и посмотрите на предыдущие интерпретации, которые все еще циркулируют на том или ином уровне и все еще влияют на нас.

ОРИГИНАЛЬНОЕ НАМЕРЕНИЕ

HODGES: Таким образом, современные исследования в области библейской критики могут помочь в этом, и я хочу сосредоточиться здесь на том, что большая часть библейской критики направлена ​​на доступ к изначальному жизненному миру, в котором текст был первоначально записан или задуман, назад в исходной обстановке. Это может помочь нам понять, что текст должен был значить для его первоначальных получателей и как он должен был функционировать в этой культуре.Проблема, кажется, в том, что последующие интерпретации иногда отклонялись от этого первоначального намерения, иногда даже ничего не помнят об этом первоначальном намерении, например, предполагалось ли, что это была какая-то литургия? Или это должна была быть настоящая точная история создания мира и тому подобное? Итак, как вы отреагируете на этот вопрос, учитывая, что в вашей книге много внимания уделяется этим последующим интерпретациям? Мне кажется, что вы находите большую ценность даже в интерпретациях, которые отклоняются от первоначального замысла.

HENDEL: Да. Это дихотомия, о которой я говорил. Что на самом деле говорят слова на странице. Позвольте мне сказать, чтобы понять, что, прежде всего, вы должны понимать язык, на котором они написаны, и чтобы понимать библейский иврит, вы должны много понимать о первоначальной культуре, потому что слова имеют значения, у них есть нюансы, что человек из другой культуры не подберется, если вы действительно не изучите исходный язык и мысленный мир, в котором эти слова и предложения распространялись.Таким образом, работа исторической науки имеет решающее значение, если кто-то хочет понять слова на странице, то, что они на самом деле говорят, в наиболее подробном и рефлексивном смысле.

Однако на этом задача не заканчивается, потому что, как я предположил, влияние книги не полностью определяется тем, что она означала в Израиле железного века. Очевидно, что влияние книги в значительной степени зависит от того, как книга прожила свою жизнь в западной цивилизации. Итак, когда кто-то хочет связать эти два аспекта друг с другом, то, что на самом деле говорят слова и как сами эти слова были восприняты по-разному.Я хочу сказать, что вы не можете полностью избежать деталей самого текста. Итак, в этом отношении первоначальное намерение постоянно возвращается и заявляет о себе, потому что тот или иной интерпретатор внезапно скажет: «Нет, то, что вы сказали, не грамматично». Такие вещи, как грамматика, семантика, отсылки к другим текстам, даже к древнему Ближнему Востоку, эти вещи позволяют нам увидеть, как текст в некотором смысле оказывает на нас свою силу так, как говорит Ауэрбах. Так что это никогда не исчезнет.Он может по-разному приливаться и отливаться, но никогда не исчезает.

Итак, я думаю, что историческая наука имеет решающее значение, если кто-то хочет понять слова на странице и то, как эти слова на странице продолжают оказывать на нас свою силу, даже если кто-то делает очень образную интерпретацию. Так что это часть приливов и отливов, маятникового колебания между реализмом и фигурализмом. Реализм присутствует всегда. Дерево всегда есть в лесу, даже если его никто не слушает.

ЧТОБЫ ПОЛУЧИТЬ ОШИБКУ

HODGES: Еще одна цитата из книги, вы говорите, что когда читатели пытаются выйти за пределы буквального смысла текста, мы можем ошибаться, но иногда это прекрасно.Так что, вы говорите, вы можете прекрасно ошибиться, не так ли?

HENDEL: Да.

HODGES: Можете ли вы ошибаться, как неуместно?

HENDEL: О, конечно.

HODGES: Как вы определяете, что является прекрасной ошибкой, а что нет?

HENDEL: Позвольте мне привести несколько примеров. Например, платоническое толкование Библии. В греческий период это было начато Филоном Александрийским, который был еврейским ученым в Александрии в первом веке нашей эры.Д. и был поднят в христианское богословие такими людьми, как Ориджин и другими отцами христианской церкви. Платоническая интерпретация - это своего рода способ согласования библейских историй с греческой философией.

Так, например, позвольте мне выразиться так, переосмысливая идею мудрости в Книге Притч с помощью греческого термина «логос», что означает «мудрость», это означает «слово», и он также принимает это мистическое значение. о разновидности ранее существовавшего духа, который одновременно является Богом и не является Богом. Что ж, вы видите, как эти идеи текут в Евангелии от Иоанна, в прологе Евангелия от Иоанна.Таким образом, это неправильная интерпретация концепции мудрости в еврейской Библии, но, связав библейскую концепцию с платонической концепцией, а затем снова связав эту идею мудрости с Бытием 1, вы получите новую сложную концепцию, которая по-своему такова: конечно, великолепно.

ГЕНЕЗИС БЫТИЯ

HODGES: Хорошо. Я хочу откусить еще один кусок яблока, теперь, когда мы заложили эту предварительную основу. Итак, давайте поговорим конкретно о происхождении Бытия, о начале текста.Большинство слушателей шоу, вероятно, достаточно хорошо знакомы с историями из Книги Бытия, но они могут быть удивлены всем тем, что упаковано в эту первую книгу канона. Они могут не вспомнить о сотворении мира, Эдемском саду, наводнении, ковчеге, Вавилонской башне, зове Авраама, сыне Иакова Иосифе и его знаменитом одеянии и обо всех этих историях. Все они упакованы в Книгу Бытия, так что есть все эти истории. Но что ученые говорят о происхождении всех этих историй, собранных таким образом?

HENDEL: Ученые изучили, как составлялась Библия, как писалась Библия.Очевидно, это сложный текст. Мы видим, что, во-первых, в древних ближневосточных религиозных традициях существуют всевозможные традиции о сотворении и древности, и некоторые из них по-разному заимствованы в Книге Бытия. Например, история потопа у нас есть старые вавилонские версии в мифе об Атрахасисе и в эпосе о Гильгамеше, поэтому в некоторых случаях вы действительно можете увидеть, как старая история тем или иным образом трансформируется. У нас есть истории о сотворении мира в месопотамской и египетской мифологии, а также в греческой мифологии у вас есть начальное состояние хаоса, которое часто изображается как водно-темный хаос, а затем боги создают вселенную из этих первозданных материалов.

В Бытие 1 вы видите текст, который опирается на эти старые концепции и переосмысливает их, перекристаллизовывая их, своего рода систематическим способом, который показывает преемственность с этими старыми темами, но также и трансформации. Например, всего лишь один бог создает вселенную, а он создает вселенную почти материальным образом. Бог стоит отдельно от вселенной и создает ее таким образом, что это почти похоже на ощущение просветления, когда Бог создает бесконечно сложные часы, которые продолжают работать, бегать и бегать, так что возникает новая концепция творения и даже новая концепция мира и природа в Бытие 1.Но в то же время мы видим преемственность, мы видим темы, мотивы, почерпнутые из древних материалов Ближнего Востока. Итак, есть отношения, в которых рождается Книга Бытия, снова возвращаясь к этой метафоре жизни, она рождается в чреве древнего Ближнего Востока, но это уникальный ребенок, это уникальная личность.

Во-вторых, мы можем сказать, что Книга Бытия состоит из разных письменных источников, которые были вторично отредактированы вместе. Таким образом, некоторая сложность книги проистекает из того факта, что эта глава была написана этим человеком, а эта глава была написана другим человеком, и эти два человека не знали друг друга, и в данном контексте эти две истории в Бытии не учитываются. Похоже, мы не знаем друг друга.

РАЗЛИЧНЫЕ АВТОРЫ

HODGES: У вас есть пример? На что ученые указывают в качестве примера чего-то, что кажется соединением двух разных историй?

HENDEL: Ярким примером являются две истории создания. История создания в Бытие 1 - это великолепная идея божественного часовщика. Он говорит: «Да будет свет», и появился свет, и люди созданы последними как вершина творения как образ Бога, который правит всеми другими животными на земле.Затем у вас есть история Эдемского сада, которая в значительной степени начинается заново. Он говорит: «В тот день, когда Бог сотворил небо и землю…» Это начинается снова. У него другой порядок создания. Первым был создан человек, первым был создан Адам, а в первой истории он был создан последним. Затем создаются животные, а затем из его ребра создается Ева.

Итак, вы можете видеть, что существует другая последовательность событий и даже разные концепции того, для чего нужны люди. В истории об Эдемском саду был создан Адам, и он был помещен в Эдемский сад, чтобы обрабатывать его и охранять его.По сути, он создан, чтобы быть божественным садовником. Он рабочий. Это довольно приятная работа - ухаживать за раем, но затем из-за определенных проступков, которые совершают он и его жена, их изгоняют из сада, и тогда ему приходится быть нормальным фермером, что намного труднее. в полузасушливом климате Ближнего Востока. Так что даже представление о том, кем были созданы люди, отличается в двух историях творения. Так что они разные не только в деталях, но и в концептуальности, стоящей за ними.

HODGES: Имея это в виду, когда вы смотрите на Книгу Бытия в ее первоначальном контексте, ученые могут увидеть влияния, исходившие из других культур того времени, и Бытие как бы меняет их и делает свое дело с этими историями -

HENDEL: Есть несколько рассказов разных авторов.

ОРИГИНАЛЬНЫЙ КОНТЕКСТ

HODGES: Верно, и вы видите их вместе. Как тогда функционировал текст, например, почему он был написан тогда изначально? Как он функционировал в той изначальной культуре? Справедливо ли сказать, что способ, которым его можно было бы прочитать, понять или услышать, вероятно, в этом исходном контексте, будет похож на реализм чтения? Думали ли они, что это настоящая история, что Бог действительно сделал это таким образом?

HENDEL: Да, я думаю, мы должны думать, что люди слышали эти истории как авторитетные истории о прошлом, что так появился мир.Теперь позвольте мне сказать, что это становится сложным, когда вы складываете эти разные истории воедино. Итак, если бы у вас было две истории о сотворении мира, какая из них истинна, а какая нет? Так что, просто сопоставляя эти истории, вы, по сути, должны интерпретировать их так, чтобы они были гармоничными. Так что это часть того, что само рождение книги порождает потребность в интерпретации и действительно интенсивной интерпретации, так что вы можете рассматривать две истории создания как взаимодополняющие.

Таким образом, вы можете рассматривать, например, историю Эдемского сада как воспоминание о шестом дне творения, что является стандартным подходом большинства ранних интерпретаторов, но есть и другие интерпретации, которые также стимулируются этим.Например, я упомянул Филона Александрийского, он объединяет Бытие со своим пониманием греческой философии. Поэтому он говорит, что люди, созданные в истории Бытия 1, которые были созданы по образу Бога, отличаются от Адама и Евы во второй истории, которые были созданы, ну, он создан из праха земли, а затем она создана из его ребра. Он говорит, что это две разные сущности. Он говорит, что первые люди, созданные по образу Бога, являются идеальными формами людей, которые живут в этом невидимом более высоком духовном мире, и что затем Бог создает Адама из земной субстанции, так что это материальный Адам, который является своего рода земным материальным проявлением этого. Идеальная концепция того, что такое люди, была создана в Бытие 1.

Итак, у нас есть идеальный человек и материальный человек, и это иллюстрирует вид платонической дуальности, где все идеи и концепции имеют невидимую абсолютную вневременную форму в невидимом высшем мире, а затем преходящее материальное проявление на Земле. Таким образом, сложность рассказа стимулирует его таким образом, что создает гармонию между рассказами, между противоречиями между рассказами, но он решает эту проблему, интегрируя с ней эту платоническую, эту дуалистическую, платоническую философию.

HODGES: Вы указываете в книге, что такого рода противоречия были обнаружены даже раньше, чем Филон.Прежде всего, когда Филон делал свои интерпретации?

HENDEL: Первый век н.э.

НЕОБХОДИМОСТЬ ПЕРЕВОДА

HODGES: Итак, вы указываете, что на самом деле Genesis как бы входит в общественное достояние с самого начала, особенно после того, как он был скомпилирован, поскольку нуждается в интерпретации. Сам Ветхий Завет показывает это в Неемии, верно?

HENDEL: Да. Итак, когда Ездра возвращается из вавилонского плена и говорит, что он приносит с собой книгу Торы Моисея, и он открывает магазин в Иерусалиме, люди собираются на площади, и он читает им это весь день.Они не слышали этого раньше и плачут, они так тронуты, услышав эту книгу. Но также говорится, что вокруг него были помощники, которые переводили книгу для аудитории. Сейчас мы не совсем понимаем, что это значит. Это могло означать, что они фактически переводят его на арамейский, который, возможно, был обычным языком людей в то время, и они не могли понимать библейский иврит. Но это также может означать, что они и переводят, и объясняют, как бы заполняя пробелы.Таким образом, так или иначе интерпретация сопровождает жизнь Библии с момента ее публичного опубликования, с момента ее появления на свет.

ЧЕТЫРЕ ДОПУЩЕНИЯ

HODGES: Затем вы говорите об этих четырех предположениях, которые как бы выросли вокруг текста еврейской Библии. Эти четыре предположения, что текст загадочен, актуален, совершенен и божественен. Не могли бы вы рассказать о том, как они влияют на то, как люди читают Книгу Бытия?

HENDEL: Это то, что я почерпнул из книги Джеймса Кугеля и его замечательной книги Библия как она была . Он говорит о том, что во второй половине периода второго храма в раннем классическом иудаизме в раннем христианстве люди уже читают Библию с этими предположениями, построенными на том, что книга, как вы сказали, совершенная, загадочная, божественная, актуальная. Вот некоторые из вещей, которые определяют эти интерпретации. Например, почему вы думаете, что Библия загадочна? Что ж, одна из причин, по которой вы могли бы так подумать, состоит в том, что, если вы внимательно ее прочитаете, есть эти трения; есть эти кажущиеся конфликты между историями.Во многих историях также есть много неясных моментов, на которые нет ответа. Некоторые из них представляют собой просто странные грамматические формы, которые в более поздний период были забыты и считались странными.

Итак, по разным причинам в книге есть неясности, и поэтому возникла идея, что эти неясности, эти кажущиеся противоречия, эти кажущиеся противоречия сами по себе являются своего рода красным флагом, который говорит о том, что здесь скрыты неясные загадочные значения, и это Работа переводчика заключается в том, чтобы погрузиться в эти скрытые, загадочные значения и исследовать эти скрытые, загадочные значения, которые затем уясняют смысл вещей в тексте, которые в противном случае не имели бы смысла.Так что это очень мощная форма интерпретации и, по сути, способ сказать, что книга имеет смысл, даже в тех местах, где его нет.

Так, например, Филон Александрийский, когда он читает, что Бог насадил сад в Эдеме, он говорит: «Нет, это не может быть правдой», потому что для его концепции Бога, всеведущего, вездесущего, абстрактного, это Бог, который не пачкает руки и не сажает огород. Он говорит, что это антропоморфное изображение Бога, которое не соответствует действительности, поэтому это означает, что он должен копнуть глубже и сказать: «Ну, что это означает?» Если это неправда, что Бог на самом деле сажает сады или, скажем, испытывает эмоции или ходит по саду ближе к вечеру, если это не может быть правдой, тогда что правда? Поэтому ему приходится смотреть на эти вещи и интерпретировать их образно, образно, платонически, чтобы найти более глубокие истины, в которых это скрыто.

ВОССТАНОВЛЕНИЕ ФИГУРНОГО ЧТЕНИЯ

HODGES: Так это рост подобного фигурального прочтения текста?

HENDEL: Итак, это рост образного прочтения текста, и в некотором смысле это способ придать смысл последовательно правдивому, глубокому, поучительному, вдохновляющему и актуальному для настоящего времени, говоря, где это кажется странным или трудным. в нем есть более глубокие скрытые смыслы, которые делают этот сложный текст даже более глубоким, чем окружающий его материал.

HODGES: Итак, ранее вы упомянули, что платоническое мышление как бы изменило понимание людьми Книги Бытия. Это когда люди привносили в текст платонические идеи, и, например, я думаю, что Филон будет там учтены, верно? Где он прочитал эти две разные истории творения как одну, изображающую более творение в идеальной сфере, а затем более прочное творение. Итак, он вводит Платона в книгу, и это влияет на то, как с тех пор читается текст. Есть еще один контекст, на который вы указываете, возникший, апокалиптический контекст, который был привнесен в текст.Вы можете немного рассказать об этом?

HENDEL: Ага. Что ж, это чрезвычайно важная точка зрения, которая также возникает во второй половине периода второго храма, когда люди снова начинают читать Библию как загадочный текст, но для апокалиптических читателей скрытое качество не столько в высших философских истинах, сколько в это было бы для платонического читателя, но смысл - о будущем и конце дней. Возникновение апокалиптических интерпретаций связано с более широким ростом этого мировоззрения, в котором непонятные вещи в Библии загадочны.Но в этом отношении скрытые значения не столько связаны с высшими философскими реалиями, сколько на самом деле являются загадочными знаками или предзнаменованием того, что указывает на будущее, которое указывает на конец времени, искупление, Мессию и так далее. Так что, конечно же, примером может служить Новый Завет, Евангелие от Матфея, где он постоянно читает Ветхий Завет как предзнаменование пришествия Христа. Таким образом, этот ключ к прочтению Ветхого Завета как хранилища секретов о конце времен становится очень сильным методом толкования, и он также применим к Книге Бытия.

Например, картина рая переосмысливается не только как что-то, что произошло в начале времен, но и как проблеск того, на что будет похоже существование конца времени, что мы вернемся в Эдемский сад, мы вернемся в рай. Эти образы будущего Эдемского сада, куда праведники отправятся во время великого суда, мы видим эти идеи уже в третьем веке до нашей эры. в Книге Еноха, которая является одной из самых влиятельных книг, о которой никто не знает, потому что она не вошла в Библию, эти идеи очень сильно выражены в Свитках Мертвого моря, где учитель группы, называемый Учителем праведности, он Говорят, что это тот, кому Бог открыл секреты, содержащиеся в книгах Библии.Чтобы у вас был вдохновенный толкователь, который может интерпретировать эти секреты в библейском тексте, и эти секреты в конечном итоге связаны с концом времени, временем великого искупления, войной между детьми света и детьми тьмы. , приход Мессии и так далее. Так что это вернет вас в рай. Таковы способы, которыми Бытие проникает в эти апокалиптические тайны.

АВГУСТИН

HODGES: Итак, у вас как бы есть ранний текст, интерпретированный реалистично, у вас есть рост образных интерпретаций, где Бытие смешано с платонической философией, с апокалиптическими взглядами на историю, а затем вы прослеживаете сдвиг в обратном направлении. в более буквальном прочтении, это примерно пятый век с Августином, верно?

HENDEL: Что ж, Августин, да, Августин был одним из великих мыслителей христианской традиции.Он хотел получить лучшее из обоих миров. Он хотел сказать "да" фигуральному, "да", рассказывающему историю города Бога в этом платоническом мире наверху, в то время как мы живем в городе людей внизу, но он хотел, чтобы это было и то, и другое. Он хотел иметь некий платонический смысл, более высокий смысл, но он также хотел, чтобы это было исторически правдой. Поэтому он сказал, что этих двоих нельзя разделить. Поэтому он развил идею, что все истории исторически точны, что, как вы знаете, Бог действительно насадил сад, но в то же время сами эти исторические события имеют фигуральное содержание, так что сама реальность, события, которые рассказываются в Библии, имеют фигуральное значение, так что они не только исторические.Это не просто реальные события или настоящие существа, но каждое событие, каждое дерево, каждый камень имеют более высокое духовное значение. Таким образом, он как бы сочетает образную и реалистическую интерпретацию в очень интересном синтезе, в котором они оба обозначают друг друга.

Теперь настоящее возвращение к реализму, я бы сказал, происходит в иудаизме с Раши, который является действительно важным средневековым толкователем -

РАШИ

HODGES: Это примерно двенадцатый век, верно?

HENDEL: Это в двенадцатом веке.Он сказал: «Я должен очень внимательно читать текст и понимать текст в его контексте», поэтому значение слова или предложения должно быть ограничено более крупными абзацами или более крупными историями, в которых оно содержится. Поэтому он сделал критика традиционной раввинской интерпретации. Он сказал: «В этом много мудрости, много проповедей, но только некоторые из традиционных раввинских интерпретаций действительно связаны с простым смыслом текста».

Итак, его идея заключалась в том, что вам нужно было реалистично прочесть ясный смысл текста, и только тогда вы можете спрыгнуть и выполнить другие фигурные упражнения, но он говорит, что это просто вышивка, они не являются реальными необходимыми. имея в виду.Таким образом, он отделяет фигуру от простого смысла самих слов. На него также очень повлияли еврейские грамматики, которые действительно понимали работу грамматики иврита, гораздо более конкретно. Так что это более внимательное прочтение текста. Теперь его влияние напрямую переходит к Мартину Лютеру. Итак, Мартин Лютер переходит к следующему шагу.

ЛЮТЕР

HODGES: Значит, сейчас шестнадцатый век?

HENDEL: Это в шестнадцатом веке.Итак, это начало протестантской реформации, он взял эту идею и сделал ее очень мощным инструментом в самой протестантской реформации. Он говорит, что все эти образные интерпретации, особенно эти аллегорические интерпретации, он говорит, что они - чушь собачья. И он очень хорошо говорит, что католическая церковь распространяет эти фигуральные интерпретации, чтобы оправдать свою власть.

HODGES: И я думаю, что «у-у-у» было похоже на прямую цитату, верно? Как это было на самом деле -

HENDEL: О, он был веселым парнем.Он говорит: «Когда я был монахом, я делал аллегорические интерпретации. Я мог бы сделать аллегорическую интерпретацию пирога с мочой », - сказал он. Поэтому, когда он пробудился и решил провести протестантскую реформацию, он сказал, что фигуральное толкование - это просто обман католической церкви.

HODGES: Значит, он видел их метод интерпретации как средство, с помощью которого религия могла как бы ограничивать жизнь отдельных верующих, что-то вроде вещи?

HENDEL: Именно так.Таким образом, он видит в этом способ проявления силы церкви, что эти образные интерпретации, по его словам, являются всего лишь уловкой церкви, направленной на то, чтобы манипулировать людьми, навязать людям свою силу толкования, а также свой политический и экономический авторитет. Затем он использовал это как клин, чтобы сказать, что, во-первых, если эти образные интерпретации представляют собой чушь бреда, то, следовательно, вам не нужна церковная иерархия. Вам не нужен папа, вам не нужны священники, вам не нужны кардиналы. Каждый верующий может быть своим священником.Каждый верующий может самостоятельно прочитать Библию и понять ее простой смысл. Итак, он берет этот язык из простого смысла Библии и говорит, что это настоящий смысл, и это чувство, которое каждый индивидуально может прочитать и понять. Весть о спасении проста. Это одно из его орудий против католической церкви, и это было его самое мощное оружие.

ПАРОДИИ БЫТИЯ

HODGES: Итак, глядя на те четыре предположения, о которых говорил Кугель, одно из главных, которые, как казалось, продвигал Мартин Лютер, было загадочным.Но когда вы начинаете подвергать сомнению эти оригинальные способы чтения, загадочные, актуальные, совершенные, божественные, вы знаете, все они как бы попадают в руки в тот момент, когда вы начинаете тыкать в любой из них, вы можете начать тыкать в любое количество их. Вот что приносят шестнадцатый и семнадцатый века, и вы их проследите. Один из них, который действительно интересен, - это то, что вы находите пародию. Примерно в это же время появляются пародии на Бытие, верно?

HENDEL: Да. Итак, у вас есть кто-то вроде Рабле, который является католиком, очень образованным католическим гуманистом, он был монахом.И все же он, как ученый человек ... ну, часть эпохи Возрождения возвращается к истокам и изучает языки оригинала. Это также связано с критикой образных интерпретаций Мартином Лютером: когда вы читаете греческий или древнееврейский оригинал, кажется, что многие из этих сложных толкований действительно не основываются на каком-либо основании. Итак, Рабле написал эту веселую книгу о Гаргантюа и Пантагрюэле и высмеивает ученых священников, болтающих о Библии. Он высмеивает саму Библию, что является очень странным отношением.В начале своей книги он говорит: «Эта книга сама по себе является образной интерпретацией. Это следует читать образно ». В своем предисловии он фактически высмеивает людей, которые так поступают.

Итак, это одна из самых смешных книг, когда-либо написанных. Одна из вещей, над которыми он высмеивает, - это притворства священников, и он высмеивает некоторые истории из Библии, но делает это настолько эффективно, что вы не можете не смеяться вместе с ним. На самом деле он был фаворитом некоторых пап, потому что он был таким веселым.Итак, старые способы интерпретации становятся предметом юмора, и это один из способов показать, что у этих старых способов больше нет ног. Когда в наши дни кто-то становится кормом для комиксов по телевидению, вы знаете, что им не на что опереться. Так случилось с различными толкованиями Библии в этот период.

СОВРЕМЕННАЯ НАУКА И ГЕНЕЗИС

HODGES: Мы также видим здесь рост новых научных взглядов на мир, которые бросают вызов объяснению сотворения мира и природы.Так как же современная наука повлияла на жизнь Книги Бытия?

HENDEL: Ну, этот период Возрождения, а затем Просвещения, протестантской Реформации, это также время подъема науки. Все эти вещи связаны друг с другом, имея более реалистичный взгляд на Библию и читая ее в ее простом смысле детализированным, терпеливым, вы знаете, квазинаучным способом, это также то, как люди читают природу в этом время. Итак, в настоящее время люди говорят, что камни, деревья и цветы не обладают дополнительными духовными качествами.Это просто естественные вещи. Это своего рода демистификация различных сторон повседневной жизни. Есть критика магии, астрологии и подобных вещей, так что в каком-то смысле есть своего рода возрастающий реализм во многих направлениях мысли.

Итак, когда у вас есть кто-то вроде Галилея, он берет это, кто-то другой изобрел телескоп, он сделал лучший, а затем ему пришла в голову умная идея направить его вверх ночью, и внезапно он увидел луну, а луну уже не идеальный объект, в нем есть дыры, в нем есть кратеры.Затем он смотрит на Юпитер и видит, что вокруг Юпитера движутся луны. Теперь это реальные детали, которые он видит, но которые никто не видел раньше, и они имеют реальное значение для нашего понимания реальности. Например, если вокруг Юпитера вращаются луны, это означает, что не все вращается вокруг Земли.

HODGES: Как написано в Книге Бытия, верно?

HENDEL: Как изображено, колодец -

HODGES: Ну, я думаю, они этого не касаются.Но в Бытии действительно есть земля в центре, а наверху есть такой небосвод, где вода и…

HENDEL: Да. Итак, картина, которую мы имеем в Бытие 1, такова:

.

HODGES: Это как снежный шар.

HENDEL: Ага. Небосвод, это слово действительно объясняет то, что говорит на иврите, - это нечто твердое. Это прочное тело. Это похоже на снежный шар или стадион с куполом, и Бог устанавливает солнце, луну и звезды на этом небосводе, да, в этом куполе в небе.По сути, это геоцентрическая картина, на которой солнце, луна и звезды находятся на небе и вращаются вокруг нас. В Библии есть и другие вещи, в которых говорится о восходе и восходе солнца, а затем о возвращении туда, откуда оно снова начиналось. Это нормальная картина до Галилея. В это верили все. И я до сих пор верю в это сам, потому что вижу, как солнце встает на востоке, садится на западе, затем куда-то уходит, а на следующий день возвращается на восток.Итак, это мир человеческого восприятия, который изображен. Без телескопа и без такого умного человека, как Галилей и Коперник, иначе невозможно было бы понять.

РАЗМЕЩЕНИЕ

HODGES: Но вы ведь говорите об идее проживания? Что интересно в Галилее, так это то, что он не был тем парнем, который открыл науку, а затем сказал: «Ну, избавьтесь от этого, я не знаю этой Библии. Мне не нужна религия ». Я имею в виду, что в то время у него явно была стычка с католической церковью, но он сохранял определенное уважение к Библии, и вы говорите о приспособлении как способе.Что это?

HENDEL: Да, да. Ну, есть две вещи. Прежде всего, Галилей был набожным католиком. Он понятия не имел, что он что-то подрывает. Он придерживался старых идей Августина о том, что наука и Библия не могут противоречить друг другу, потому что они оба верны. Если есть кажущееся противоречие, вы должны интерпретировать Библию образно, загадочно. Таким образом, Галилей на самом деле является более традиционной фигурой в христианской интерпретации, чем его инквизиторы в католической инквизиции, которая признала его виновным в подозрении в ереси.

Итак, он согласовал Библию с наукой, говоря, что мы должны читать Библию в образном смысле, и это была церковь, которая говорила «нет», вы должны читать Библию в простом смысле. Таким образом, они, по сути, были убеждены, что то, что говорил Мартин Лютер, было правильным, вы должны читать Библию в простом смысле, а простой смысл Библии, кажется, действительно описывает геоцентрическую вселенную. Итак, они сказали, что здесь наука противоречит Библии и, следовательно, наука ошибается.Так что они действительно создали структуру, шаблон современного фундаментализма.

ВОССТАНОВЛЕНИЕ СОВРЕМЕННОГО ФУНДАМЕНТАЛИЗМА

HODGES: Давайте перейдем к этому. Итак, в девятнадцатом веке наступил подъем фундаментализма. Некоторые теологи из Принстонской семинарии хотели защитить Библию как полностью буквальную. Они сказали бы, что все утверждения научного характера в Библии следует истолковывать буквально как истинные, и тому подобное.Джордж Марсден сказал, что эти типы мыслителей кажутся антисовременными в том смысле, что они как бы отвергают научные перспективы, но он также говорит, что в некоторых отношениях они поразительно современны. Что он здесь имеет в виду?

HENDEL: О, и он абсолютно прав. То, что мы видим в современном фундаментализме в Америке в том виде, в каком он сформировался в конце 1800-х годов, и эти люди в Принстонской духовной семинарии были своего рода интеллектуальными лидерами этого движения. Они реагируют на проблемы, поднятые современностью, и поэтому в очень сильном смысле они являются одним из феноменов современности, поскольку они противостоят ей.Интересно, что то, как они реагируют на достоверность науки, скажем так, началось с того, что проблема заключалась в геологии -

HODGES: Возраст Земли, верно? Так что он старше шести тысяч лет, установленных Ашером.

HENDEL: Правый. Итак, если Земле миллионы лет, а Вселенной миллиарды лет, то вы знаете, что здесь есть противоречие. Затем проблема становится астрономией, и, наконец, проблемой становится биология, с Дарвином.Так что, если люди произошли от обезьян, то Бытие 1 не может быть правдой. Или если какие-то виды меняются, если сами виды эволюционируют, тогда рассказ о сотворении мира в Бытии 1 противоречит этому. Но особенно резина попадает в путь создания людей. Если люди произошли от других видов, тогда вы не созданы в шестой день по образу Бога и так далее.

Одна из вещей, которые делают эти критики современной науки, эти ранние фундаменталисты, - это то, что они думают очень научным образом.Они говорят, что Библия - это серия научных положений, и эти положения обязательно верны. То, как они говорят об этом, - это то, как наука говорит о данных. То, как они думают, - это очень, очень современный научный образ мышления, но они используют научную мысль, и в конечном итоге они говорят, что Библия более научна, чем наука. Итак, наука ошибается. Наука - это просто мнения и так далее, но Библия - это действительно систематическая наука. Таким образом, мы можем увидеть, что фундаментализм - это совершенно современный феномен.Августин говорил иначе. Мартин Лютер говорил иначе. Итак, они говорят с научной точки зрения о том, что Библия более верна, чем наука, но вся их идиома отчетливо современна.

HODGES: И это только один из этих, опять же, еще один способ прочтения Бытия. Вначале мы говорили о том, что предположения, которые читатели привносят в текст, могут формировать текст в той же степени, в какой, по мнению читателей, тексты формируют их жизнь. Это взаимные отношения.

HENDEL: Это круг. Это интерпретирующий или герменевтический круг, в который мы всегда включены. Ага. Это парадоксально, но фундаментализм - это, по сути, современное явление.

HODGES: Что, я думаю, многие фундаменталисты сказали бы: «Что?» Они считают, что они как бы противодействуют пагубным последствиям модернизма, верно? Отталкиваясь. Но на самом деле они принимают все эти предположения в том виде, в котором они их формулируют.

HENDEL: Именно так.Так что это иронично. Это очень иронично. Итак, когда вы видите историю этого, это просто показывает вам, как люди на самом деле не осознают, как на них влияют прошлые категории, но они принимают это как вечную истину, но эти категории на самом деле являются очень недавними категориями.

ЕВРЕЙСКИЕ ИНТЕРПРЕТАЦИИ

HODGES: Один из примеров, который я увеличу, - это Ноев ковчег. Это история, которая, кажется, изображает этот потоп, люди предполагают, что он глобальный, люди ищут доказательства этому, и мне интересно, как в иудаизме у вас есть своего рода еврейское происхождение, мне интересно, как евреи сегодня читают текст.Я предполагаю, что есть много разных способов прочтения этой истории. Многие ли практикующие евреи верят, что произошло какое-то историческое событие, когда вся земля была затоплена, или они читают это более образно? Какой в ​​этом общий смысл?

HENDEL: Что ж, в иудаизме действительно существует такой же широкий диапазон интерпретаций чего-то вроде истории о потопе, как и в христианстве. Итак, есть еврейские фундаменталисты, которые были бы полностью согласны с… О ком я думаю? Любой, кто сегодня стоит на крайне правом фланге фундаменталистского христианства.Например, Джерри Фолвелл.

HODGES: Кен Хэм или что-то в этом роде?

HENDEL: Ага. Кен Хэм, Джерри Фалуэлл, все эти люди. Есть ультраортодоксальные евреи, которые принимают каждое слово Библии как истину в историческом смысле. Но они также склонны читать его в различных мистических и переносных смыслах. В некотором смысле они почти больше похожи на Августина, где считают это исторической правдой, но также и загадочными духовными средствами. Тогда есть просто широкий диапазон.Основные еврейские синагоги имеют тот же диапазон, что и основные христианские церкви, а также есть очень либеральные и светские еврейские общины, которые воспринимают это как литературу или произведения древней культуры, которые не имеют для нас никакого отношения сегодня. Так что это просто огромный разброс мнений в иудаизме, который действительно отражает разнообразие взглядов в христианстве.

ПОЧЕМУ ПРОЧИТАЙТЕ БЫТИЕ СЕГОДНЯ

HODGES: Итак, это возвращает нас к главному вопросу, который, я надеюсь, мы как бы исследовали на протяжении всего эпизода, и поэтому прочитайте Бытие сегодня.Вы пишете, что сегодня люди могут читать Книгу Бытия страстно и критически даже при их современном понимании науки и мира. Вы пишете, что Бытие - великолепное литературное произведение, которое все еще может вдохновлять. Итак, что вы посоветуете читателям книги Бытия сегодня?

HENDEL: Что ж, я бы сказал, что в каком-то смысле мы все читаем Книгу Бытия, знаем мы это или нет. Так что в некотором отношении осознавать это - значит быть более самосознательным, и что в жизни Книги Бытия это было воспринято по-разному.Я говорю своим ученикам, что мы хотим прочитать текст очень внимательно, потому что, и это восходит к тому, о чем вы говорили с Эрихом Ауэрбахом, что это действительно великолепное произведение.

Чтобы по-настоящему внимательно прочитать его и понять нюансы самого текста, нужно вдохновиться тем, что на самом деле является великолепным произведением того, что я бы назвал человеческой мыслью, как светского человека, но считается, что не только великолепное произведение религиозная литература древней культуры, но она все еще является частью нас.Итак, признаем мы это или нет, он информирует наши представления о самих себе, наших представлениях о вселенной, наших представлениях о том, что такое реальность. Таким образом, в этом отношении наше представление о реальности и наше чтение Книги Бытия по-прежнему связаны друг с другом. Так что в некотором смысле просто осознание этого делает вас более самосознательным человеком.

ГЕНЕЗИС В КЛАССЕ

HODGES: И вы говорите о себе как о светском человеке, который так подходит к тексту.По мере того, как вы преподаете текст ученикам, вы нашли учеников, которые более религиозно склонны к тому, чтобы их беспокоили те вещи, о которых вы говорите, когда преподаете текст Бытия, или у вас есть способы взаимодействия с людьми, которые, возможно, воспринимают более буквальные чтение Бытия? Какие переговоры ведутся в классе, если у вас есть группа светских людей, группа религиозно набожных людей и что-то среднее между ними?

HENDEL: Ага. Что ж, одна из очень интересных вещей в преподавании Библии заключается в том, что люди испытывают к ней самые разные чувства.Я думаю, что люди склонны воспринимать идею внимательно читать текст. Если вы уважаете книгу, если вы проходите курс, это означает, что вы заинтересованы в каком-то уровне чтения текста и понимания его. Если вы смотрите на текст, изучаете его нюансы, видите, насколько это действительно великолепное произведение письма, которое привлекает людей, независимо от того, откуда они. Так что у нас есть очень продуктивные обсуждения и захватывающие исследования этого материала. Люди приходят из разных мест, но когда вы исследуете тонкости этого текста подробно и целенаправленно, у вас есть своя реальность и своя награда.Таким образом, это вызывает вопросы у набожных людей, но эти вопросы следует задавать. Это делает людей более изощренными религиозными мыслителями.

ПРЕДПОЧТИТЕЛЬНЫЙ ПЕРЕВОД

HODGES: Еще один быстрый вопрос в тандеме с этим. У вас есть предпочтительный перевод? Особенно это подчеркивает литературные качества. У вас есть тот, который вы рекомендуете?

HENDEL: Ага. Когда я просто преподаю Книгу Бытия, я всегда использую перевод Роберта Альтера.Это, безусловно, лучший английский перевод, а также в своих сносках он подчеркивает некоторые нюансы, которые невозможно воспроизвести в переводе. Это своего рода модель очень внимательного чтения текста из-за его литературной текстуры. Это то, что Альтер умеет делать в своем переводе. Это просто показывает вам нюансы, тонкости, сложности, и в некотором смысле утверждение, что это литература, не означает, что она антирелигиозная, не означает, что это антирелигиозный способ чтения.

HODGES: Вправо.

HENDEL: Это просто способ чтения, чтобы понять книгу на более глубоком уровне, а затем вы можете делать с этим все, что хотите.

HODGES: Да, вы заметите другие детали, чем вы замечали раньше, вы заметите эпизоды сюжета, характеристики, обстановку, настроение и конфликт.

HENDEL: Да, и более глубокая концептуальность историй заключается в деталях. Все это восходит к тому, о чем вы говорили с Ауэрбахом, что это очень сжатый текст.Это чревато фоном. Итак, чтобы увидеть, что это за предыстория и как вас направляют, чтобы увидеть эти сложности, эти двусмысленности, эти концептуальные проблемы, текст действительно делает это. Как говорит Ауэрбах, оно втягивает вас и не отпускает. Это волшебство книги.

HODGES: Это доктор Рональд Хендель. Он - профессор Нормы и Сэма Дабби по иудаике, Библии и иудаике Калифорнийского университета в Беркли. Он является автором книги из принстонской серии «Жизни великих религиозных книг».Это биография Книги Бытия. Он также работает над критическим изданием еврейской Библии с Обществом библейской литературы. Большое спасибо за то, что присоединились к нам сегодня.

HENDEL: С удовольствием.

[Конец]

Лучшие записи Мессии Генделя

Выступления Мессии Генделя теперь являются публичным ритуалом, однако наши ежегодные певческие выступления и выступления хорового общества искажают это произведение.

Задуманный на невысоком уровне карьеры, Мессия успешно прошел испытание в Дублине, но в Лондоне нарушил церковный запрет на исполнение библейских стихов в театре. Гендель решил эту проблему, сделав «Мессию» на своих благотворительных концертах в честь Великого поста. Это стало сезонным ритуалом для ведущих горожан, не в последнюю очередь из-за новой музыки, которую Гендель представил своим звездным солистам.

После поминовения памяти Генделя 1784 года в Вестминстерском аббатстве счет Мессии стал фиксированным, а количество исполнителей - огромным. В версиях после 1780 года, переоцененных Моцартом и другими, отсутствовали звездные соло, затемнялись контрапункты Генделя и замедлялись его энергичные танцевальные ритмы.

Художники, борющиеся с Мессией сегодня, поэтому сталкиваются с проблемой как разобраться с различными версиями Генделя, так и оправдать ожидания, порожденные дезинформированной прошлой практикой.

Лучшая запись Мессии Генделя

Стивен Лейтон (дирижер)
Аллан Клейтон, Истин Дэвис, полифония; Бриттен Синфония (2009)
Hyperion CDA67800

Музыканты Стивена Лейтона привносят в это знакомое произведение непревзойденную свежесть, сочетая мощь с утонченностью, верной барочной чувственности Генделя.Музыка, которую Гендель сочинил для Мессии, призвана убедить аудиторию в видении, выходящем за рамки религиозной фракционности, и Лейтон справедливо строит свое чтение вокруг стихов оратории .

Каждая фраза, играемая или спетая, наполнена смысловым значением. Импульс накапливается на протяжении всей работы благодаря отличной музыкальности хора, дирижера , инструменталистов и солистов.

Отзывчивость хора, воздушный ансамбль Britten Sinfonia, плавность темпа Лейтона и музыкальное воображение солистов ловко нюансируют партитуру, выкованную из версии Мессии 1750 года и некоторых более поздних вариантов.

Современные инструменты сделаны так, чтобы звучать как инструменты того времени, а музыканты перенимают ясность, ловкость и изобретательность импровизации в стиле барокко. Изобилие великолепных инструментальных соло.

Строки облигато скрипачки Жаклин Шейв особенно восхитительны, поставленные с такой сладкой уязвимостью, что одни и те же пассажи на дисках конкурентов кажутся неуклюжими.

Точно так же, хотя и больше, чем хоры, которыми руководил Гендель, «Полифония» сохраняет прозрачность, необходимую для изображения тщательно продуманного контрапункта Генделя, кульминацией которого является финальное «Аминь».Этот Мессия не только захватывает сердце, но и насмехается над ухом.

Еще три великих записи Мессии Генделя

Рене Якобс (дирижер)
Керстин Авемо, Патрисия Бардон, Лоуренс Заццо, Коби ван Ренсбург, Нил Дэвис; Хор колледжа Клэр, Кембридж, Фрайбургский барокорчестер (2006)
Harmonia Mundi HMC

8

Virtuosity делает это представление потрясающим. Это версия Мессии «Гуаданьи», адаптированная Генделем в 1750 году для демонстрации этого прославленного альт-кастрата, но здесь все звезды.Резкие атаки группы превращают знакомые числа, такие как «Почему нации» и «Но кто может выдержать», в шоу-стоп.

Контртенор Лоуренс Заццо с абсолютной убежденностью населяет партии Гуаданьи, в то время как Рене Джейкобс извлекает из хора колледжа Клэр нехарактерную яркость, особенно в хоре «Аллилуйя», где изобилуют резкие контрасты.

Джон Батт (дирижер)
Сьюзен Гамильтон, Энни Гилл, Клэр Уилкинсон, Николас Малрой, Мэтью Брук, Эдвард Касвелл; The Dunedin Consort & Players (2006)
Linn 285 крон

Консорт Данидина и игроки смело идут с проторенной дороги в этой записи самого первого Мессии Генделя (из Дублина в 1742 году).

Костяк всего 13 вокалистов и аккуратная группа из 17 участников обеспечивают гибкость и отзывчивость, уникальные среди записей Messiah, и действительно, припевы удивительно крепкие. Весьма оригинальными являются как реализация континуо (с Джоном Баттом на клавесине), так и мечтательная атмосфера раздела «Пифа» или «Пасторальная симфония».

Вокальный ансамбль ловко дразнит различные настроения Мессии, и они обладают впечатляющей свежестью на протяжении всей записи, хотя надо сказать, что солисты иногда разочаровывают.

Уильям Кристи (дирижер)
Барбара Шлик, Сандрин Пиау, Андреас Шолль, Марк Падмор, Натан Берг;
Les Arts Florissants (1994)
Harmonia Mundi HMG 501498.99

По качеству солистов этот диск занимает первое место: Андреас Шолль, Сандрин Пиау, Натан Берг и молодой Марк Падмор великолепны. В первом речитативном ариозо Падмора тишина используется более красноречиво, чем в любой другой записи, которую я слышал, в то время как прозрачная красота контртенора голоса Шолля в сочетании с тонкостью его интерпретации делает самые простые мелодии наиболее красноречивыми.

Дирижер Уильям Кристи применяет быстрые французские точечные ритмы к партитуре Генделя, чтобы прояснить такие жесты, как мелодия сарабанды в «Созерцайте Агнца Божьего», но его общая хладнокровие подрывает хор, чей драматический голос, к сожалению, остается в значительной степени нереализованным.

И то, чего следует избегать…

Есть что-то вечное в записи Томаса Бичема с прикрытием с Королевским филармоническим оркестром и хором - и не в хорошем смысле этого слова.

Кажется, это будет длиться вечно.Темпы уныло медленные, инструментальная игра ритмично вялая и часто просто фальшивая, а динамика почти такая же тонкая, как тетушка на Рождество после слишком большого количества хереса.

А насчет пения - либо театральные солисты, либо неуклюжий припев. Больше беспорядка, чем Мессия.

Эта статья впервые появилась в рождественском выпуске журнала BBC Music Magazine за 2013 год

Авраам

Авраам упоминается в Библии как отец веры и предок израильтян (Быт. 12-24; Рим. 4: 1-12).Согласно Книге Бытия, Бог призвал его из своего дома в Месопотамии, чтобы отправиться в обетованную землю, где Бог обещал умножить потомство Авраама и сделать из них великий народ и благословение для народов. Три основные монотеистические религии - иудаизм, христианство и ислам - называют Авраама своим отцом. Важность Авраама для этих религий вызывает множество вопросов, как богословских, так и исторических.
Был ли Авраам первым монотеистом?

В книге Иисуса Навина говорится, что когда Бог призвал Авраама из Месопотамии, семья Авраама была политеистической: они «служили другим богам» (Нав. 24: 2).Но эта тема не поднимается в рассказах об Аврааме в Книге Бытия. Бог призывает Авраама и заключает завет с ним и его семьей (Быт. 12, Быт. 15, Быт. 17). Это исключительные отношения между одним богом и определенной семьей. В древнем мире эти черты относятся к категории семейной религии, в которой семейного бога часто называют «богом отца». Помимо обычаев семейной религии, древние люди также поклонялись богам племени, города или государства. Однако в рассказах об Аврааме бог отца - это также «Бог Всевышний, Создатель неба и земли» (Быт. 14:19).Другими словами, история Авраама показывает слияние семьи и государственной религии, в результате чего последовало поклонение единому богу. С библейской точки зрения Авраам был первым монотеистом.

Существовал ли Авраам на самом деле?

Авраам определенно существует в библейской памяти. Двенадцать колен Израиля вспомнили его как своего первого патриарха. Но воспоминания племен в древнем мире не всегда были исторически точными - они были смесью истории, легенд и мифов.Такие традиционные истории меняют прошлое так, чтобы оно оставалось актуальным для настоящего. Истории Авраама не защищены от этих культурных изменений. В результате мы не знаем, существовал ли Авраам на самом деле. Но даже если бы он это сделал, многие (или большинство) деталей в рассказах Авраама являются легендарными, а не историческими. Некоторые детали, которые, кажется, действительно сохраняют древние исторические воспоминания, - это важность Верхней Месопотамии (регион Харран) как прародины и поклонение божеству по имени Эль («Бог»).Обе эти особенности важны в племенных культурах аморитов в начале второго тысячелетия до н. Э. Кажется, что в рассказах иногда сохраняются древние подробности. Но эти истории не о полузабытой фигуре амореского племени; они о библейском Аврааме, патриархе Израиля и избранном Богом.

Библейский Авраам, возможно, на самом деле не существовал, но его память определенно существует в трех великих монотеистических религиях. В классическом иудаизме толкователи разрабатывали библейские истории, делая Авраама преданным монотеистом еще до того, как Бог избрал его.Таким образом, эти толкователи разъяснили, почему Бог выбрал Авраама: потому что он уже был первым монотеистом! В раннем христианстве апостол Павел опирался на историю Авраама, чтобы подтвердить, что вера не зависит от дел, потому что Авраам доверял Богу до того, как ему было велено обрезать себя и своих сыновей (Рим. 4: 1–12). Согласно исламу, старший сын Авраама Измаил - предок арабов - наследует благословение, а не младший сын Исаак. Бог повелевает Аврааму принести в жертву Измаила, и после спасения возлюбленного сына Авраам и Измаил отправляются в Аравию и строят святыню (Каабу) в Мекке.

Рональд Хендель, "Авраам", н.п. [цитировано 7 сентября 2021 г.]. Интернет: https://www.bibleodyssey.org:443/en/people/main-articles/abraham

Авторы

Рональд Хендель - профессор иврита, Библии и иудаики Нормы и Сэма Дабби в Калифорнийском университете в Беркли. Его последняя книга - «Книга Бытия: биография » (Princeton University Press, 2012).

Религия и культура евреев. Он возник как потомок древней израильской религии и характеризуется монотеизмом и соблюдением законов, содержащихся в Письменной Торе (Библии) и Устной Торе (Талмудическая / Раввинистическая традиция).

Религиозная система или относящаяся к ней, для которой характерна вера в существование единственного божества.

Земля, которую Яхве обещал Аврааму в Бытии, также называлась Ханааном.

Относится к размышлениям о природе и поведении Бога.

Gen 12-24

Зов Аврама
1Теперь Господь сказал Авраму: «Иди из страны твоей, и родины твоей, и дома отца твоего в землю, которую Я покажу тебе. 2 Я сделаю из тебя. Подробнее

Рим. 4: 1-12

Пример Авраама
1Что же мы должны сказать, что было приобретено Авраамом, нашим предком по плоти?.. Просмотреть больше

Младшее божество, лично привязанное к определенной семье; часто представлены почитаемыми идолами (ср. Бытие 31: 19-35).

Джош 24: 2

2И сказал Иисус Навин всему народу: «Так говорит Господь, Бог Израиля: давным-давно ваши предки - Фарра и его сыновья Авраам и Нахор - жили за Евфрой ... Подробнее

Gen 12

Зов Аврама
1Теперь Господь сказал Авраму: «Иди из страны твоей, и родины твоей, и дома отца твоего в землю, которую Я покажу тебе.2Я сделаю из вас ... Подробнее

Gen 15

Завет Бога с Аврамом
1 После этого слово Господа пришло к Авраму в видении: «Не бойся, Аврам, Я твой щит. ; ваша награда будет v ... Подробнее

Gen 17

Знак завета
1Когда Авраму было девяносто девять лет, Господь явился Авраму и сказал ему: «Я Бог Всемогущий; иди передо мной и будь виноватым ... Подробнее

Gen 14:19

19Он благословил его и сказал:
«Благословен Аврам Бог Всевышний,
Творец неба и земли;

Связан с божеством; проявление религиозного значения; отдельно от обычных (т.е. "профанные") вещи.

Люди, изучающие текст с исторической, литературной, теологической и других точек зрения.

Здание в Мекке, Саудовская Аравия, одно из самых священных мест в исламе. Паломничество в Каабу хотя бы раз в жизни является обязательным для всех мусульман, которые могут туда поехать.

Город в современной Саудовской Аравии, являющийся святым местом для мусульманских паломников.

Относится к коленам, особенно к так называемым десяти коленам Израиля.

Рим. 4: 1-12

Пример Авраама
1 Что же мы должны сказать, было приобретено Авраамом, нашим предком по плоти? 2 Ибо, если Авраам был оправдан делами, он имеет что-то ... Посмотреть ещё

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *