Хасан 1938: Советско-японский конфликт в районе озера Хасан в 1938 году

Содержание

Советско-японский конфликт в районе озера Хасан в 1938 году

Из-за усиливавшейся угрозы военного нападения командование 59-го Посьетского пограничного отряда приняло решение — на высоте Заозерной постоянно держать наряд, его выставили 9 июля.

15 июля 1938 года временный поверенный в делах Японии в СССР Харухико Ниси потребовал вывода советских пограничников с высот в районе озера Хасан. 20 июля японский посол в Москве Мамору Сигэмицу повторил наркому иностранных дел Максиму Литвинову притязания на высоты. В обоих случаях, ссылаясь на русско-китайский протокол 1886 года и приложенную к нему карту, советские дипломаты заявили — японские утверждения о том, что высота Заозерная расположена за пределами территории СССР, неоправданны.

Начались локальные провокации со стороны японских войск. 25 июля в районе погранзнака № 7 советский пограничный отряд подвергся ружейно-пулеметному обстрелу, 26 июля японская рота захватила пограничную высоту Чертова Гора.

29 июля ранним утром под прикрытием тумана японские войска внезапно вторглись на советскую территорию у высоты Безымянной, убив пятерых пограничников. Подоспевшая на помощь рота поддержки из 40-й стрелковой дивизии успешно контратаковала противника, но столкновения продолжались.

Уже первые бои 29-30 июля показали, что завязался не обычный пограничный инцидент. Для разгрома вторгшихся на территорию СССР японских войск был выделен усиленный 39-й корпус в составе 40-й стрелковой дивизии имени С. Орджоникидзе, 32-й Саратовской стрелковой дивизии и 2-й механизированной бригады. Боевыми действиями руководил начальник штаба Дальневосточного фронта (ДВФ) комкор Григорий Штерн, общее руководство возлагалось на командующего ДВФ маршала Василия Блюхера.

Из-за удаленности и почти полного отсутствия дорог выдвижение войск к границе проходило медленно. Обстановку усложнили непрерывные ливневые дожди.

Утром 31 июля японцы открыли артиллерийский огонь и силами двух пехотных полков перешли в наступление. Используя численное превосходство, они захватили важные в тактическом отношении высоты Заозерная и Безымянная. Японские войска укрепляли захваченные высоты, строили окопы, проволочные заграждения, подтягивали артиллерию и резервы. Их пулеметы и снайперы держали под огнем все подступы к высотам и оба перешейка. Дальнейшая задержка с наступлением позволила бы противнику еще более укрепиться, и борьба против него была бы сопряжена с большими жертвами.

2 августа в Посьет прибыл Василий Блюхер. В тот же день 40-я стрелковая дивизия перешла в наступление. Главный удар на высоту Безымянная наносили с севера 119-й и 120-й стрелковые полки, с юга наступал 118-й стрелковый полк. Попытки выбить противника с сопок силами лишь 40-й дивизии успеха не имели.

4 августа посол Японии в Москве встретился с наркомом иностранных дел СССР Литвиновым и заявил о намерении разрешить конфликт "мирным путем". Япония предлагала советской стороне переговоры об изменениях границы, а также желала добиться оставления на ряде участков советской территории японских войск. Предложение было отвергнуто. Советское правительство твердо заявило, что прекращение военных действий возможно лишь при условии восстановления положения, существовавшего до 29 июля. Японцы ответили на это отказом.

6 августа части 32-й и 40-й дивизий при поддержке танков перешли в наступление, их действия поддерживали 250 самолетов. Бои шли с неослабевающей силой. Обе стороны несли большие потери.

После ожесточенных боевых столкновений 9 августа 1938 года советские войска полностью очистили советскую территорию от захватчиков.

10 августа состоялась очередная встреча японского посла Сигэмицу с представителями советского правительства. Конфликтующие стороны договорились прекратить огонь и восстановить статус-кво на границе СССР с Маньчжоу-го.

11 августа в 12.00 военные действия у озера Хасан были прекращены.

Пограничный конфликт в районе озера Хасан был скоротечен, однако потери сторон оказались значительными. Историки считают, что по числу убитых и раненых Хасанские события выходят на уровень локальной войны.

По официальным данным, опубликованным только в 1993 году, советские войска потеряли убитыми 792 человека и ранеными 2752 человека, японские соответственно — 525 и 913 человек.

За героизм и мужество 40-я стрелковая дивизия была награждена орденом Ленина, 32-я стрелковая дивизия и Посьетский пограничный отряд — орденами Красного Знамени, 26 военнослужащим было присвоено звание Героя Советского Союза, 6,5 тысяч человек — награждены орденами и медалями.

Хасанские события лета 1938 года явились первой серьезной проверкой возможностей Вооруженных Сил СССР. Советские войска получили опыт применения авиации и танков, организации артиллерийского обеспечения наступления.

На международном процессе над главными японскими военными преступниками, проходившем в Токио в 1946-1948 годах, был сделан вывод о том, что нападение в районе озере Хасан, которое планировалось и было осуществлено с использованием значительных сил, нельзя рассматривать как простое столкновение между пограничными патрулями. Токийский трибунал считал также установленным, что военные действия были начаты японцами и носили явно агрессивный характер.

После Второй мировой войны документы, решение и само значение Токийского трибунала в историографии интерпретировались по-разному. Неоднозначно и противоречиво были оценены и непосредственно хасанские события.

Материал подготовлен на основе информации РИА Новости и открытых источников

Советско-японский конфликт в районе озера Хасан (1938)

Советский Союз принимал меры по усилению дальневосточной группировки войск, но войска были рассредоточены на огромных пространствах Приморья и Приамурья.

В июле 1938 года стало очевидно, что японцы готовятся к нападению на СССР и для развязывания крупной военной провокации избрали Посьетский район — малообжитую и плохо освоенную часть советского Дальнего Востока. С одной стороны, он обеспечивал подступы к советскому побережью Японского моря и Владивостоку, с другой — граничил с Кореей и Маньчжурией и занимал фланговое положение по отношению к Хунчунскому укрепленному району, построенному японцами на подступах к советской границе. На западе Посьетского района находится горный кряж. Наиболее значительными высотами здесь являлись сопки Заозерная и Безымянная, достигающие по высоте 150 метров. По их вершинам проходила госграница, а сами высотки находились в 12-15 километрах от берега Японского моря. В случае овладения ими противник получил бы возможность вести наблюдение за участком советской территории к югу и западу от залива Посьет и за Посьетской бухтой, а его артиллерия смогла бы держать под огнем всю эту местность.

Непосредственно с востока, с советской стороны, к сопкам примыкает озеро Хасан (длиной около пяти километров, шириной один километр). Между озером и границей было всего 50-300 метров.

Советская разведка установила, что в район Посьетского участка советской границы японцы подтянули три пехотные дивизии, кавалерийский полк, механизированную бригаду, тяжелую и зенитную артиллерии, три пулеметных батальона и несколько бронепоездов, а также 70 самолетов. Их действия готов был поддержать подошедший к устью реки Тумень-Ула японский отряд боевых кораблей в составе крейсера, 14 миноносцев и 15 военных катеров.

В связи с этим пограничная охрана Дальневосточного края усилила мероприятия по организации обороны советской государственной границы и высот, находящихся в непосредственной близости от нее. 9 июля 1938 года на советской части высоты Заозерная, которая до этого контролировалась лишь пограничными дозорами, началось строительство укреплений.

15 июля группа японских жандармов нарушила границу в районе этой сопки. Один из них был убит на советской территории в трех метрах от линии границы. В тот же день японское посольство в Москве предъявило правительству СССР требование об отводе советских войск с высот к западу от озера Хасан, считая их принадлежащими Маньчжоу-го. Японское требование было категорически отвергнуто правительством СССР. Японскому поверенному в делах были предъявлены официальные документы — текст Хунчунского русско-китайского соглашения 1886 года и приложенные к нему карты, согласно которым район сопок Заозерная и Безымянная бесспорно принадлежал Советскому Союзу. Этим документам японское посольство смогло противопоставить лишь неопределенные данные правительства Манчжоу-го и вымышленное утверждение о проведении манчжурским населением религиозных праздников на указанной территории.  20 июля японский посол в Москве Мамору Сигэмицу повторил наркому иностранных дел Максиму Литвинову притязания на высоты. Литвинов остался непреклонным.

29 июля японцы, подтянув к границе полевые войска и артиллерию, двумя колоннами по 70 человек каждая, вторглись на советскую территорию и попытались захватить высоту Безымянная. Оборонявшие сопку 11 советских пограничников с одним станковым пулеметом продержались более трех часов, пока к ним не пришли на помощь две резервные группы пограничников и подразделение 40-й стрелковой дивизии. В результате атаки советских воинов японцы были выбиты с высоты Безымянной и оттеснены на 400 метров вглубь маньчжурской территории.

После этого японские войска неоднократно пытались штурмом овладеть сопкой, но, неся большие потери, откатывались назад. 31 июля части японской армии произвели тщательно подготовленную ночную атаку, в результате которой рано утром 1 августа им все же удалось оттеснить советские подразделения и занять высоту Заозерная. К вечеру японцы захватили еще несколько высот, в том числе и Безымянную. Враг продвинулся вглубь советской территории на четыре километра. Захваченные сопки были превращены японцами в сильно укрепленные районы, способные вести длительный бой. Попытка советских войск силами одной 40-й дивизии 2 августа выбить противника с высоток успеха не имела.

В связи с расширением конфликта в поселок Посьет прибыл командующий Дальневосточным фронтом Василий Блюхер. По его приказу в район боев стали подтягиваться дополнительные силы.

4 августа посол Японии в СССР встретился с наркомом иностранных дел СССР и заявил о намерении разрешить конфликт дипломатическими средствами. Советское правительство твердо заявило, что прекращение военных действий возможно лишь при условии освобождения японцами захваченной ими территории СССР.

За короткое время противоборствующие стороны нарастили в месте боев большие силы. На 5 августа с японской стороны сопки Заозерная, Безымянная и Пулеметная Горка удерживали: пехотная дивизия, пехотная бригада, два артиллерийских полка и отдельные части усиления, в том числе три пулеметных батальона, общей численностью до 20 тысяч человек. Советское военное командование к этому времени создало новую ударную группировку, насчитывающую 32 тысячи человек, около 600 орудий и 345 танков. Действия наземных войск готовы были поддержать 180 бомбардировщиков и 70 истребителей.

Непосредственно в районе боевых действий находилось свыше 15 тысяч человек, 1014 пулеметов, 237 орудий, 285 танков, входившие в состав 40-й и 32-й стрелковых дивизий, 2-й отдельной механизированной бригады, стрелкового полка 39-й стрелковой дивизии, 121-го кавалерийского и 39-го корпусного артиллерийского полков.

6 августа по японским позициям и районам расположения их резервов был нанесен авиационный удар. Затем после короткой артиллерийской подготовки в атаку в сопровождении танков пошла пехота. Однако на сопках не все японские огневые средства оказались подавленными, и они открыли огонь по наступающим советским войскам. Бои шли целый день. Вечером советская авиация повторила свой удар. Бомбардировке подверглись артиллерийские позиции на маньчжурской территории, откуда артиллерия противника обстреливала советские войска. К исходу дня советские воины овладели высотой Заозерная.

Японцы постоянно проводили мощные контратаки, силясь отвоевать утраченную местность. Для отражения контратак врага советское командование 8 августа на высоту Заозерная перебросила стрелковый полк с танковой ротой.

9 августа советские воинские части, наступавшие вдоль западного берега озера Хасан, выбили японцев с высоты Безымянная и отбросили их за границу. В этот день вся территория, захваченная ранее японцами, была возвращена СССР, но контратаки врага не ослабевали.

10 августа японцы после безуспешных попыток отбить высоты отошли с большими потерями. В тот же день по инициативе Японии в Москве начались переговоры. 11 августа военные действия у озера Хасан прекратились. Согласно договоренности о перемирии советские и японские войска должны были остаться на тех рубежах, которые они занимали 10 августа к 24.00 по местному времени. В дальнейшем при демаркации границы были использованы исключительно документы, представленные советской стороной.

Пограничный конфликт в районе озера Хасан был скоротечен, однако потери сторон в живой силе оказались значительными. Историки считают, что по числу убитых и раненых Хасанские события выходят на уровень локальной войны.

Советские потери составили 989 человек убитыми (по другим источникам — 960, или 1112, или 792) и 2752 ранеными, японские соответственно — 525 и 913 человек (по другим данным ‑ около 650 и 2500).

За героизм и мужество личного состава 40-я стрелковая дивизия была награждена орденом Ленина, 32-я стрелковая дивизия и Посьетский пограничный отряд ‒ орденами Красного Знамени, 26 участникам боев было присвоено звание Героя Советского Союза, 6,5 тысяч человек награждены орденами и медалями.
Советским воинам, погибшим в боях у озера Хасан, установлено несколько памятников, среди них монументы на вершине Крестовой сопки, Памятник героям Хасана в поселке Славянка, "Братская могила командира Красной Армии Миронова и красноармейцев, погибших на озере Хасан" во Владивостоке.

После окончания Второй мировой войны в 1946 году 13 высокопоставленных военных и гражданских чиновников Японии были осуждены за развязывание Хасанского конфликта.

Материал подготовлен на основе информации РИА Новости и открытых источников

 

Краткий курс истории. Бои у озера Хасан: историческая правда России от РВИО

29 июля 1938 года близ озера Хасан произошло первое столкновение между японскими войсками и советской РККА. Вместе с последовавшей чередой столкновений эти события в отечественной историографии получили название боев у озера Хасан или Хасанских боев.

Борьба за земли

Военные конфликты накануне Второй мировой войны можно назвать пробой сил для будущих противников. Япония не возымела желаемого успеха в ходе военной интервенции в Сибири и на Дальнем Востоке в 1918–1922 годах, но с тех пор продолжала лелеять надежды об аннексии обширных азиатских земель СССР. Особенно ситуация обострилась, когда реальную власть в Японии (к 1930 году) получила милитаристская часть японской элиты. В эти сложные взаимоотношения был вовлечен и Китай, в случае с которым яблоком раздора была КВЖД. В 1931–1932 годах Япония, воспользовавшись ослаблением из-за непрекращающейся гражданской войны Китайской Республики, оккупировала Маньчжурию и создала марионеточное государство Маньчжоу-го). С 1936 года японские войска участили провокации на советско-японской границе в поисках ее слабого места. Таких инцидентов по 1938 год насчитывается более 300. К моменту начала Хасанских боев СССР и Япония уже достаточно давно рассматривали друг друга как наиболее вероятного военного противника.

Кто сеет бурю, пожнет ураган

В 1938 году газета «Правда» о пограничном инциденте возле озера Хасан написала: «Кто сеет бурю, пожнет ураган». В историю России Хасанские бои вошли как решительная победа РККА над японскими агрессорами. 26 солдат и офицеров были удостоены звания Героя Советского Союза, более 6,5 тыс. награждены орденами и медалями. Подведением итогов боев у озера Хасан 31 августа 1938 года занимался Военный совет Наркомата обороны СССР. Дело закончилось принятием решения о расформировании управления Дальневосточного Краснознаменного фронта и отстранении маршала Блюхера от должности командующего войсками означенного фронта. Такие решения обычно выносятся по факту провала, поражения, а здесь победа… Почему?

Бомбардировка сопки Заозерная

Обстановка у озера

Непосредственную роль в ускорении развязывания конфликта между Японией и СССР сыграл Генрих Люшков, сотрудник НКВД высочайшего ранга. Он прибыл на Дальний Восток с особыми полномочиями и перебежал к японцам, раскрыв им ряд важнейших сведений об охране государственной границы, касающихся численности войск и мест их дислокации. Японцы тут же начали накапливать войска на советско-маньчжурской границе. Поводом к началу боевых действий стало обвинение, предъявленное японской стороной советской, в строительстве наблюдательного пункта на сопке Заозёрной, которую каждая из сторон считала своей, поскольку граница на местности не была четко обозначена. Комиссия, направленная Блюхером для расследования, установила, что советские войска якобы продвинулись на сопке на три метра дальше положенного. Предложение Блюхера о перестроении укреплений встретило неожиданную реакцию: ранее Москва приказывала не реагировать на японские провокации, а теперь потребовала организовать вооруженный отпор. 29 июля 1938 года 150 японских солдат начали штурм сопки Безымянной, им противостояли 11 советских пограничников. Вскоре подоспела помощь, и японцы отступили. Блюхер отдал приказ об усилении обороны сопок Безымянной и Заозёрной. После штурма в ночь на 31 июля японцы захватили эти сопки. Уже в первых числах сентября Народный комиссар обороны СССР маршал Ворошилов именно за эту неудачу обвинит Блюхера в сознательном саботаже обороны. Долю понимания такого отношения к заслуженному герою Гражданской войны, обладателю ордена Красного Знамени за № 1 вносит упомянутый эпизод с Люшковым. Блюхер же действовал нерешительно, но не предательски, руководствуясь общей ситуацией на международной политической арене и тактическими соображениями. 3 августа на посту командующего боевыми действиями с японцами Блюхера по приказу из Москвы сменил Григорий Штерн. Ценой значительных потерь и после массированного применения авиации советские войска выполнили поставленную перед ними задачу по защите государственной границы СССР и разгрому частей противника. 11 августа 1938 года между СССР и Японией было заключено перемирие. За все неудачи и просчеты вину возложили на Блюхера. Выявленные недочеты в ходе боев на озере Хасан, ставших первым для СССР крупным военным столкновением за последние десять лет, были учтены, армия усовершенствована, и уже в 1939 году СССР одержал уверенную и безоговорочную победу над Японией в боях на реке Халхин-Гол. Хасанские бои нашли яркое отражение в советской культуре: в кратчайшие сроки были сняты фильмы, написаны песни, а само название «Хасан» стало нарицательным для многих небольших и прежде безымянных озерец в разных частях СССР.

Памятник Героям Хасана. Поселок Краскино, Приморский край

Провокация Сталина. Как из провала у озера Хасан сделали победу

В советской, а затем и в российской историографии сражение на Халхин-Голе, 80-летие которого отмечается в этом году, называют попыткой японцев взять реванш "за позорный разгром" на озере Хасан в 1938 году. Но была ли победа армии Сталина у озера Хасан? Читайте вторую часть исследования мифов советской истории. Первая часть здесь.

6 июля на вершине высоты Заозёрной вновь зафиксированы советские конные дозорные. Затем появились и бойцы, приступившие к рытью окопов. 7 июля из Посьета, из штаба 59-го погранотряда, последовала очередная просьба разрешить захват высоты, которая фактически уже была занята: первому заместителю наркома внутренних дел СССР Михаилу Фриновскому нужно подшить в дело документ, исходящий от подчиненных. По словам комкора Григория Штерна, 8 июля "по решению командира 59-го отряда погранохраны высота была занята и поставлен один станковый пулемет". Ни о какой самодеятельности начальника погранотряда и речи быть не может: приказ лично отдал Фриновский. Но устно. Письменно же всё оформили как слёзную мольбу полковника Гребенника: "Японцы подготовляют захват высоты с отметкой горизонтали 100, проводят телефонную линию, дошли до западных скатов этой высоты… Могут упредить захват…" Тут же следует распоряжение полковника Федотова: высоту охранять постоянным нарядом. И уже по приказу начальника Посьетского погранотряда высота Заозерная захвачена сначала постоянным нарядом (10 человек), а затем подошла и резервная застава – ещё 30 бойцов. В ночь с 8 на 9 июля 1938 года советские пограничники, выполняя приказ командования, стали устанавливать проволочные заграждения и рыть окопы полного профиля. Из донесения в Хабаровск: "Сооружено проволочное заграждение, окопы и проволочное заграждение находятся на самой линии границы по вершине высоты… чтобы предотвратить занятие этой высоты японцами как выгодной для постоянного наблюдения за нашей территорией. Нарушения границы не было". 10 июля 1938 года заместитель начальника Посьетского пограничного отряда майор Александр Алексеев доложил в Хабаровск: "Высота занимается резервной заставой, дополнительно нарядом заставы Подгорная, Пакшекори… Начаты окопные работы, идет заготовка кольев…" Окопы пограничники вырыли не только на советском склоне сопки, но и на маньчжурской территории – с военной точки зрения так удобнее… И не только окопы: на склонах сопки устроили камнезавалы и заложили несколько фугасов – "сюрпризов", установкой этих фугасов занимался лейтенант Виневитин. 15 июля полковник Гребенник рапортует: "Готовность окопных работ на 80%, заграждения 50%. Окопов отрыто 3 ячейковые в полные профили, каждый на одно отделение…" Разумеется, японцы протестовали, требуя восстановить статус-кво, но советский НКИД категорически отрицал как нарушение границы, так и факт строительства укреплений.

Захваченные советские пулеметы

Тем временем спецгруппа Фриновского добралась до штаба 59-го Посьетского погранотряда, откуда и выдвинулась на сопку Заозёрную. Формальный предлог выхода к самой линии границы чиновника столь высокого ранга (второе лицо в НКВД) – всё то же "расследование" побега Люшкова. Для сопровождения этой свиты и был прикомандирован лейтенант Виневитин – как снайпер. 15 июля свита Фриновского, в составе которой находился и лейтенант Виневитин, возникла на сопке Заозёрной. Далее, как следует из документов, произошло нечто совершенно неожиданное: по приказу Фриновского несколько человек из его свиты пересекли линию границы и, зайдя на маньчжурскую территорию, демонстративно стали изображать там ведение инженерно-земляных работ. "Японо-маньчжуры" это засекли и выдвинули к месту нарушения небольшую группу. Не доходя до границы, жандармы вежливо попросили советских товарищей прекратить незаконные работы на маньчжурской территории. Товарищи на такую "гнусную провокацию" не поддались, и лейтенант Виневитин метким винтовочным выстрелом в голову наповал уложил настырного японца – по личному приказу тов. Фриновского. Вторым выстрелом Виневитин лишь ранил другого жандарма, но это не промах: ему дали уйти умышленно – дабы всё доложил начальству, детально и в красках. Труп же застреленного японца, обвязав веревкой, затащили на советскую территорию.

Почему Фриновский не использовал головорезов своей личной свиты, среди которых, несомненно, имелись и отменные стрелки? Так не факт, что не использовал, хотя, быть может, именно тут стрелок был нужен как раз местный – дабы и на месте остался, навсегда.

Судя по публикации сотрудника Центрального пограничного музея ФСБ, вместе с Виневитиным в засаде сидел ещё один лейтенант – Курдюков. Кто он, какова его должность – не сказано. Но согласно Боевому уставу пехоты РККА (БУП-38), "снайпер действует в составе снайперской пары, выполняя по очереди обязанности стрелка и наблюдателя". Значит, если один лейтенант – первый номер, то другой, его напарник, – второй номер снайперской пары? Позже лейтенант Курдюков засвечивается именно как командир … группы снайперов: по одному источнику, возглавляет группу из 12 снайперов, по другому – под его началом группа уже из 20 снайперов. Снайперы – персоны штучные, своей основной задачей имеющие, опять же согласно БУП-38, "уничтожение снайперов, офицеров, наблюдателей, орудийных и пулеметных расчетов … и вообще всех важных, появляющихся на короткое время и быстро исчезающих целей". Даже в пределах одного войскового объединения (округ, фронт, армия, армейская группа) их насчитывается в лучшем случае десятка полтора. Потому группа снайперов, да ещё такой численности – явление из ряда вон выходящее. Но такую группу ещё собрать надо – для конкретных целей… Группа из трех-четырех снайперов, сформированная для особо важного конкретного задания, – и то много. Но такого количества спецов с собой не привезешь: аэропланы небольшие и не ведомству Фриновского подчинены. Может, группу на месте собирали – как раз за тот месяц, что и прошел от появления Фриновского в Хабаровске до его явления на сопке? Вполне правдоподобно по срокам: группу же не только отобрать и собрать надо – проверить, обучить дополнительным навыкам, боевое слаживание провести, задачи поставить…

Советские солдаты на привале

"У вас был месяц на подготовку"

Обстоятельства этого дела оказались задокументированы, можно сказать, случайно: командующий Дальневосточным фронтом Василий Блюхер, узнав о случившемся, направил на Заозёрную комиссию для расследования. Прибыв на место 24 июля, комиссия установила: имела место провокация, спланированная и организованная спецгруппой Главного управления государственной безопасности НКВД СССР, тайно, без ведома командующего фронтом прибывшей из Москвы – через Хабаровск и Посьет. Комиссия также зафиксировала, что часть отрытых советскими пограничниками окопов и установленных ими проволочных заграждений – за линией границы, на маньчжурской территории.

На другой день комдив Соколов делает полковнику Гребеннику втык: "Где сказано, что надо допускать на линию границы командный состав, не имеющий отношения к охране границы? Почему не выполняете приказ о недопуске на границу без разрешения?.. Вы не выполняете приказ, а начальник штаба армии фиксирует один окоп за линией границы, там же проволочные заграждения…"

Установив, что инцидент спровоцирован по приказу Фриновского, Блюхер телеграфирует Ворошилову, обвинив первого замнаркома внутренних дел в развязывании конфликта. Маршал потребовал немедленного ареста и начальника погранучастка, и лейтенанта Виневитина. "Блюхер считал, что в этом конфликте виноваты мы, – говорил в своём выступлении на Военном совете Штерн. – Он считал, что в 59-м погранотряде имелись провокаторы, которые спровоцировали нас на конфликт, и самым главным виновником этого конфликта считал сапера Виневитина, который убил одного японца и одного ранил при переходе ими линии границы". 27 июля по приказу Блюхера в район Заозёрной для продолжения расследования выехала новая комиссия, но её немедленно отозвали резким окриком уже из Москвы: "Прекратить возню с комиссией и выполнять решение Советского правительства об организации отпора японцам!"

Но Блюхер всё никак не мог понять. 1 августа 1938 года, когда у Хасана уже шли бои, он выходит на связь с Ворошиловым, настойчиво убеждая наркома, что во всём виноваты пограничники, "что мы захватили чужую территорию и что мы не имеем права этого делать". Да и вообще, мол, ещё не поздно всё отыграть назад, разрешив дело мирно и переговорами. И вот тогда, сообщил участникам заседания Военного совета Ворошилов, "в это здание является товарищ Сталин и Молотов. Мы вызываем по прямому проводу Блюхера…". Но согласно документу, всё выглядело чуть иначе: когда Блюхер вышел на связь с Ворошиловым, тот вдруг заявил маршалу, что тут, мол, по коридору случайно прогуливался т. Сталин и – случайно же – заглянул в кабинет к Ворошилову и теперь хочет поговорить с Блюхером. Конечно, случайно приехал в здание Наркомата обороны, случайно зашел к наркому, случайно решил поговорить с Блюхером – именно из кабинета Ворошилова, хотя прекрасно мог сделать это и не выходя из своего кремлёвского (или дачного) кабинета, – целая цепь "случайностей". Шокированный Блюхер едва не утратил дар речи. Документально зафиксированный разговор по прямому проводу был интересный: "Скажите, товарищ Блюхер, честно, есть ли у вас желание по-настоящему воевать с японцами? Если нет у вас такого желания, скажите прямо, как подобает коммунисту, а если есть желание, я бы считал, что вам следовало бы выехать на место немедля…" Жалкий лепет Блюхера об истинном виновнике Сталин оборвал: "Товарищ Блюхер должен показать, что он остался Блюхером периода Перекопа…" Что в подтексте означало: почему ты ещё лично не пошёл с винтовкой наперевес в штыковую атаку, чтобы погибнуть в бою героем?..

Советский самолет, сбитый над территорией Кореи

Ещё Сталин спрашивал: "Скажите-ка, Блюхер, почему приказ наркома обороны о бомбардировке авиацией всей нашей территории, захваченной японцами, включая высоту Заозерную, не выполняется?" Блюхер оправдывается плохими метеоусловиями, нелетной погодой, обещает, что "авиация сейчас поднимается в воздух, но, – добавляет, – боюсь, что в этой бомбардировке мы, видимо, неизбежно заденем как свои части, так и корейские поселки". "Мне непонятна ваша боязнь задеть бомбежкой корейское население, – незамедлительно парирует Сталин, – а также боязнь, что авиация не сможет выполнить своего долга ввиду тумана. Кто это вам запретил в условиях военной стычки с японцами не задевать корейское население? Какое вам дело до корейцев, если наших людей бьют пачками японцы! Что значит какая-то облачность для большевистской авиации, если она хочет действительно отстоять честь своей Родины? Жду ответа".

Похоже, только в этот момент Блюхер понял, что вовсе не Фриновский автор этой провокации – сам Хозяин. А ведь должен был понять сразу, ведь знал же загодя. Ворошилов проговорился, делая в ноябре 1938 года выволочку командующему 1-й (Приморской) армией Кузьме Подласу: "Подготовка к конфликту началась, как известно, 7 июля, и вы, как командующий армией, обязаны были и соответственно расставить своих людей, и предпринять ряд мероприятий, вытекающих из условий создававшейся обстановки. Для подготовки у вас был ровно месяц, примерно месяц. Вы же знали, что японцы готовят нападение, и обязаны были сообразить, что вам нужно делать". То есть на границе относительно спокойно, японцы не в курсе, что они чего-то там готовят, но товарищ Ворошилов уже знает. Это ключевой момент: значит, до тех, кому положено, уже не позже 7 июля 1938 года довели решение о развязывании конфликта. Понятно, что такие решения принимал только один человек, и вовсе не нарком. Фраза которого "обязаны были сообразить" – показательна: характерный стиль именно Сталина. Исполнитель скользких, грязных и острых акций всегда должен был как бы сам дойти до понимания того, что именно желает вождь.

В протоколе заседания Главного военного совета РККА от 31 августа 1938 года записано: "Заранее зная о готовящейся японской провокации и о решениях Правительства по этому поводу […] получив ещё 22 июля директиву народного комиссара обороны о приведении всего фронта в боевую готовность, т. Блюхер ограничился отдачей соответствующих приказов и не принял действительных мер для поддержки пограничников войсками. Вместо этого он совершенно неожиданно 24 июля подверг сомнению законность действия наших пограничников у озера Хасан", послал комиссию на высоту Заозёрная, которая "обнаружила "нарушение" нашими пограничниками маньчжурской границы на 3 метра и, следовательно, "установила" нашу "виновность" в возникновении конфликта на оз. Хасан".

Советский военнопленный

Товарищ Блюхер "не понял", хотя товарищ Сталин так рассчитывал на его понятливость. Ведь ещё в конце мая 1938 года на самом верху решили, что пора переформатировать ОКДВА в настоящий фронт – Блюхер не знал, зачем это делается? В своих мемуарах маршал Захаров привёл и конкретную дату: "Еще 26 мая 1938 года по приказанию Наркома обороны Маршал Советского Союза В. К. Блюхер был полностью ознакомлен с планом развертывания и записал задачи войск на Дальнем Востоке. Кроме того, ему были даны все другие расчетные данные". Впрочем, быть может, Блюхер как раз всё понял, но попал в собственную ловушку: слишком долго заверял вождя, что "войска фронта хорошо подготовлены и во всех отношениях боеспособны" и уж "на вражьей земле мы врага разгромим малой кровью, могучим ударом…" При этом он лучше, чем кто бы то ни было, знал: войска столь мало боеспособны, что не в состоянии реализовать поставленную Сталиным задачу – ни быстро, ни малой кровью.

Китайский маневр Сталина

Рассекреченные ныне документы красноречиво свидетельствуют, что именно Кремль умышленно провоцировал конфликт, стараясь сделать так, чтобы виновниками и инициаторами выглядели японцы. Конечно, в планы вождя вовсе не входило бодание с японцами из-за какой-то пары сопок, полномасштабную войну с Японией затевать он тоже не собирался. Но задачу при этом решал стратегического масштаба. В марте 1938 года – аншлюс Австрии, присоединением которой Гитлер резко усиливает свои позиции на континенте. Затем – первый Судетский кризис апреля – мая 1938 года, грозивший вылиться в большую войну, к которой Сталин пока не готов. Попутно из-за чехословацкого вопроса обострились и отношения Москвы с Варшавой. К лету 1938 года обозначилась и неизбежность поражения республиканцев в Испании – тоже провал сталинской политики: не удалось взять Европу в клещи с двух сторон, используя испанский плацдарм. В никчемную бумажку превращается и франко-советский пакт о взаимопомощи 1935 года. Но совсем уж плохо именно на Дальнем Востоке: японские войска, начав в январе 1938 года новое и широкомасштабное наступление, одерживают одну победу за другой в центральном и южном Китае. И когда в июне японцы двинулись на Ухань, войска Гоминьдана оказались на грани полного краха. Начал сыпаться и без того шаткий союз Чан Кайши с коммунистами Мао. Но Москва не может допустить выхода Китая из войны: в её интересах, чтобы китайцы продолжали сражаться, сковывая японскую армию. По факту СССР и так уже втянут в эту войну: шлёт в Китай колоссальное количество вооружений и боеприпасы, в китайскую армию командированы советские инструктора и военные советники, да одних лишь советских авиаторов к тому времени там уже было свыше 500. Но японцы продолжают одерживать победы, а китайские партнеры уже открыто сообщают: мы больше не в силах держаться, или вступите в войну, или…

К прямому участию в войне с Японией Советский Союз не готов – его основные силы завязаны на Европу, где назревает нечто большее. Остаётся организовать такую демонстрацию немедленной и неукоснительной помощи Китаю, которая позволит оттянуть распад коалиции чанкайшистов и коммунистов, и продолжить войну, не допустив использования японцами китайской ресурсной базы. Значит, нужно организовать инцидент – небольшой, но такой, что свяжет японцам руки, не дав им возможность перебросить дополнительные войска из Маньчжурии в Китай. Место для этой демонстрации выбрали почти идеальное: стык советской, маньчжурской и корейских границ – оттуда 1-я (Приморская) армия могла ударить по коммуникациям, связывающим Японию с континентальными войсками. Да и китайским партнерам демонстрировалась готовность к немедленному и действенному оказанию помощи. И ещё предоставлялась возможность продемонстрировать потенциальным союзникам, постоянным недругам и врагам, что Красная Армия сильна как никогда.

Но в период подготовки этой демонстрации надо было не попасть под превентивный удар в самый неподходящий момент боевого развёртывания – любая армия наиболее уязвима именно в последние дни перед полным боевым развёртыванием. Именно в этот опаснейший момент к японцам и перебегает Люшков, от которого противник получает вполне определённую информацию о состоянии дел. По результатам оценки полученных данных японское командование вынуждено в спешке кардинально перерабатывать планы своих операций, теряя драгоценное время. Что и требовалось.

…На Хасане вышло не так, как задумывал Сталин: не быстро, не на чужой территории и кровью далеко не малой. Как вынужден был признать Ворошилов, "Хасан – это победа… но не увлекайтесь, эта победа маленькая, притом дорого нам стоящая, мы могли бы иметь, повторяю, ту же и более блестящую, более разительную победу малой кровью". По данным доктора военных наук Александра Корабельникова, безвозвратные людские потери советской стороны составили 1943 человека, санитарные – 3279, а всего – не менее 5222 человек. Японские потери много меньше – 1440 человек: 526 убитыми и 914 ранеными. Это не удивляет: какая уж там боевая подготовка, когда всё было брошено только на поиск "врагов народа", а командиры рот, по словам Штерна, "в среднем заменялись по 5 раз в течение 1938 года", да и в штабе армии "было не больше 15–20% личного состава".

Хвалиться было нечем, но бои на Хасане поспешили объявить триумфом и полной победой. При этом советские войска так и не выбили японцев с сопок Безымянная и Заозёрная – на момент заключения перемирия их ещё занимали японские солдаты. Красноармейцы поднялись на эти сопки, лишь когда японцы сами их покинули, после оформления перемирия. Но если вместо заказанного триумфа вышел провал, необходимо организовать празднование триумфа.

Уничтоженный советский танк

Маршал Блюхер свое последнее сражение проиграл. Проигран был и бой. Но – не стратегическое сражение. Все же своей демонстрацией "немедленной и неукоснительной помощи" Сталину удалось и распад коалиции чанкайшистов с коммунистами оттянуть, и "несвоевременного" прекращения японо-китайской войны не допустить, сорвав возможность массированной переброски свежих сил из Маньчжурии в Центральный Китай в самый ответственный момент…

Правда, мало кто тогда понял, что в реальности сокрыто в сталинской многоходовке. К тому же чрезмерно много знавших об изнанке провокации, следствием которой и стали "события у озера Хасан" (как предельно скромно советские пропагандисты окрестили сражение), вскоре убрали, зачистив концы. В ноябре 1938 года не стало Блюхера, тогда же арестован (а позже и ликвидирован) Ежов, вскоре – и Фриновский (и уж точно не выжил никто из свиты, сопровождавшей его на той сопке), в конце 1938 года арестован (затем и расстрелян) курировавший Дальний Восток замнаркома иностранных дел Борис Стомоняков. Разумеется, не мог уцелеть и лейтенант Виневитин, застреливший по приказу Фриновского японского жандарма, – такие свидетели никогда не выживают. Потому, согласно официальной версии, лейтенант Виневитин, возвращаясь в ночь на 1 августа 1938 года на свои позиции – после выполнения боевого задания по оборудованию проходов в японских минных полях, назвал неправильный пароль и был застрелен своим же часовым. Посмертно удостоен звания Героя Советского Союза. Лейтенант Курдюков тоже значится среди награждённых – орденом Ленина, в указе не уточнено, посмертно или нет, но имя и этого пограничника тоже больше нигде не встречается…

(В работе над материалом принимал участие Александр Крушельницкий.)

Виртуальная выставка "К 80-летию вооруженного конфликта в районе озера Хасан. Июль-август 1938 г."

80 лет назад 11 - 13 августа 1938 г. в районе озера Хасан на дальневосточной границе СССР завершились боевые действия между советскими и японскими войсками, заключено перемирие и состоялся обмен телами погибших. Этим событиям предшествовали многолетние агрессивные действия японских милитаристов на Дальнем Востоке.

В 1932 г. японские войска завершили оккупацию китайской Маньчжурии, создав марионеточное государство Маньчжоу-го, сопредельное с Советским Дальним Востоком. С этого момента не было и года, чтобы на советско-маньчжурской границе не происходили стычки и конфликты, инспирируемые японской военщиной. Причем с каждым разом масштабы провокаций со стороны японцев нарастали. В общей сложности только за период с 1936 по 1-ю половину 1938 г. японо-маньчжурскими силами было осуществлено 231 нарушение границы СССР, в 35 случаях произошли крупные боевые столкновения.

К началу лета 1938 г. штаб расположенной в Маньчжурии Квантунской армии завершил подготовку плана войны против СССР («Политика обороны государства»), который предусматривал нападение на Советский Союз крупными военными силами до 18 дивизий. Предлогом для начала боевых действий Японией стали территориальные претензии к Советскому Союзу. Наиболее напряженная обстановка сложилась на участке границы у озера Хасан, с близлежащих сопок которой просматривалось и простреливалось значительное пространство в глубине территории СССР. В связи с явной военной угрозой 8 июля 1938 г. советским командованием было принято решение установить на сопке Заозерной постоянный пост пограничной охраны. В ответ на это части японской армии сымитировали атаку на позиции советских пограничников, а японские власти направили в адрес советского правительства ноты протеста с требованием вывода советских войск «с незаконно занятой территории». После отказа советской стороны удовлетворить неправомерные претензии японцев император Хирохито 22 июля 1938 г. отдал приказ о начале боевых действий.

Утром 29 июля 1938 г. японские войска численностью в 150 человек атаковали советские позиции на сопке Безымянная, оборонявшиеся 11 пограничниками. Потеряв до 40 солдат,  японцы добились временного успеха, но уже к вечеру были выбиты обратно, подоспевшим к пограничникам подкреплением. 30 июля 1938 г. японцы после артиллерийского обстрела вновь атаковали советские позиции на сопках Безымянная и Заозерная, но были отбиты батальоном 118-го полка 40-й стрелковой дивизии, выдвинутым в усиление пограничникам. В последующие дни японские войска неоднократно предпринимали атаки на приграничные сопки, и с каждым разом число войск, втянутых с двух сторон в боевые действия, и их накал нарастали. Бои шли с переменным успехом. В этой связи 1 августа И.В.Сталин по прямому проводу подверг командующего советскими войсками маршала В.К.Блюхера резкой критике, а после доклада начальника Главного политического управления РККА Л.З.Мехлиса, в котором давалась негативная оценка его действий, 3 августа 1938 г. отстранил от командования, и командующим всеми войсками, действовавшими против японцев, назначил комкора Г.М.Штерна.

Вступив в должность, Г.М.Штерн начал интенсивную подготовку советского контрнаступления, сосредоточив против японских войск ударную группу численностью 15 тыс. человек, 237 орудий, 285 танков, которую с воздуха прикрывали 250 самолетов. 6 августа 1938 г. после массированной авиабомбардировки и артобстрела 32 стрелковая дивизия, усиленная танковым батальоном, нанесла главный удар по высоте Безымянная, а 40-я стрелковая дивизия при поддержке танкового и разведывательного батальонов – вспомогательный удар в направлении высоты Заозерная. Несмотря на ожесточенное сопротивление Квантунской армии и попытки японского командования организовать контрнаступление на флангах наступающих советских войск, 8 августа 1938 г. части 40 и 32 стрелковых дивизий овладели высотой Заозёрной, 9 августа – высотой Безымянной. Попытки японцев отбить высоты, предпринятые 10 августа, окончились неудачей. Понеся большие потери, японские войска отошли на исходные позиции. В этот же день японская сторона обратилась в МИД СССР с предложением о начале мирных переговоров. Советская сторона согласилась на прекращение боевых действий при сохранении войск на тех позициях, которые противоборствующие стороны занимали по состоянию на 24 часа 00 минут 10 августа 1938 г.

11 августа 1938 г. в 13 часов 30 минут по местному времени боевые действия были прекращены по всей линии фронта и заключено перемирие.

12 – 13 августа 1938 г. прошли встречи советских и японских представителей, на которых было уточнено расположение войск и произведен обмен телами погибших.

На момент прекращения боевых действий потери советских войск составили 960 человек погибших и пропавших без вести (по некоторым источникам число безвозвратных потерь равнялось 1112 человек), 2752 раненых и 527 заболевших. Японские потери колебались в пределах 526 – 650 убитыми и 914 – 2500 ранеными. Однако ряд историков оспаривает последние цифры, утверждая, что согласно секретному донесению на имя императора Хирохито количество потерь японских войск существенно превосходит официально опубликованные данные.

По итогам боевых действий за мужество и героизм личного состава 40-я стрелковая дивизия была награждена орденом Ленина, 32-я стрелковая дивизия и Посьетский пограничный отряд, принявший на себя первый удар, - орденами Красного Знамени. 26 участников боев были удостоены звания Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина, 6,5 тысяч человек награждены различными орденами и медалями. Среди награжденных было 47 жен и сестер пограничников. 5 июля 1939 г. был учрежден нагрудный знак «Участник Хасанских боев», который был вручен 3481 человеку.

22 октября 1938 г. бывший командующий советскими войсками, участвовавшими в Хасанских боях, маршал В.К.Блюхер был арестован и погиб в застенках НКВД. Среди обвинений, выдвинутых против него, были огромные недочеты в организации войск, роковые ошибки, допущенные им в ходе боевых действий против японских войск и шпионаж в пользу Японии.

Представленные на виртуальной выставке документы дают яркое представление о драматических событиях, развернувшихся на дальних рубежах Советской России. Они составляют лишь малую часть архивного наследия о хасанских событиях, которые хранит Российский государственный военный архив. Всего на выставке экспонируются 112 документов РГВА и 11 аудиодокументов Российского государственного архива фонодокументов. При этом большинство документов, электронные образы которых представлены на выставке, до недавнего времени были недоступны широкой общественности.

Выставка состоит из трех разделов, документы которых расположены в последовательном порядке в соответствии с хронологией событий, отраженных в них, а также датами создания.

Первый раздел, состоящий из 7 частей, составляют документы разведовательно-оперативного характера, отражающие начало и ход боевых действий, состояние войск, как своих, так и противника, сведения о героизме и мужестве, проявленном красноармейцами и командирами, о понесенных потерях.

Второй раздел выставки составила фотосерия «В районе озера Хасан», изданная в 1939 г. Комитетом по делам кинематографии при СНК СССР в виде фотоальбома, в который вошли фотоснимки специального корреспондента газеты «Правда» В.А.Темина, являвшегося непосредственным свидетелем боев на озере Хасан. К подготовке фотоальбома, в частности, его коллажей также были привлечены известные деятели советского искусства А.М.Родченко и В.Ф.Степанова.

В третий раздел вошли аудиодокументы РГАФД – выступления участников боев у озера Хасан – Героев Советского Союза, воспоминания очевидцев событий, а также песни советской поры, в которых нашло отражение восприятие их советскими людьми. При подготовке данного раздела были использованы также фотоматериалы ранее изданного РГВА фотоальбома «Герои Хасана» (М.: Изд-во Патриот, 2008), фотоальбома «Памятники Сибири. Восточная Сибирь и Дальний Восток» (М.: Изд-во Советская Россия. 1975) и советские плакаты 30-х годов ХХ века.

Участники проекта выражают надежду, что представленные на выставке документы позволят напомнить о полных драматизма событиях, которые произошли на дальневосточной окраине советской державы летом 1938 г., и прийти к пониманию того, что мужество и героизм, проявленные тогда советскими солдатами и командирами, стали одной из причин заставивших милитаристскую Японию отказаться от вступления в войну с СССР в 1941 г.

РГВА благодарит коллектив Российского государственного архива фонодокументов за помощь в подготовке выставки, и особенно заведующую читальным залом М.Г.Лазареву.

 

 

 

Боевые действия у озера Хасан ( История боевых действий и фото )

Военно-историческая реконструкция Хасанского сражения 1938 года.

Ночью чёрной, ночью тёмной -

Был приказ по фронту дан,

Завязался бой упорный

Возле озера Хасан!

Звёзды в небе не светили

Но пылала кровь огнём

Мы не раз японцев били

И ещё не раз побьём!

С.Алимов.

 

Из воспоминаний бывшего начальника погранзаставы «Подгорная» Героя Советского Союза П. Терешкина:

«29 июля на высоту Заозерная прибыли начальник политотдела округа дивизионный комиссар Богданов и полковник Гребник. …В начале беседы меня срочно вызвал по телефону лейтенант Махалин. Я доложил Богданову. В ответ: «Пусть действуют самостоятельно, японцев на нашу территорию не допускать…». Махалин вызывает снова и взволнованным голосом говорит: «Большой отряд японцев нарушил границу и начал атаковать расположения погранотряда, будем стоять насмерть, отомстите за нас! Связь прервалась. Я спросил разрешение у дивизионного комиссара Богданова подержать группу Махалина огнем станковых пулеметов. Мне в этом было отказано с мотивировкой, что это вызовет ответные действия японцев и в районе высоты Заозерной. Тогда я на помощь лейтенанту Махалину направил 2 отделения под командованием Чернопятко, и Батарошина. Вскоре дивизионный комиссар Богданов и начальник отдела Гребник убыли в Посьет».29 июля 19 часов. 20 мин. Донесение УКПВВ Дальневосточного округа по прямому проводу: «Полковник Федотов, находившийся на высоте Заозерной в 18 час. 20 мин. донес, что Безымянная высота освобождена от японцев. И что на высоте обнаружен убитым лейтенант Махалин и найдены четыре раненых красноармейца. Остальные пока не найдены совсем. Японцы в тумане отошли и расположились примерно в 400 метрах от линии границы».

 

 Лейтенант пограничных войск А.Махалин

  С этого боя, в котором 11 советских пограничников сражались с пехотой японской регулярной армии, начался Хасанский инцидент. Он вызревал давно. Ещё во время своей безуспешной интервенции 1918-22 годов японцы начали всерьёз задумываться об отторжении от России и присоедини к империи Микадо всего Дальнего Востока вплоть до Байкала. Свои экспансионистские фантазии в Токио не скрывали, в 1927 году их озвучил премьер-министр Танака в своём меморандуме. В ответ СССР в 1928 году предложил заключить пакт о ненападении, но предложение не было принято. Напротив, императорский генеральный штаб начал разрабатывать планы войны против СССР. Эти планы существенным образом отличались от обычных оперативных планов, составление которых является функцией любого генерального штаба любой страны. Планы войны против СССР, которые имели кодовое название «Оцу», никогда не носили теоретического характера, всегда отличались конкретностью и тщательностью разработки.

В 1931 году началась японо-китайская война и оккупация Маньчжурии, по японским планам это была лишь прелюдия ко вторжению в Сибирь. Было рассчитано, что Квантунская армия к 1934 году должна быть технически и организационно готова к нападению на СССР. Советский Союз вновь предложил заключить пакт о ненападении, но безуспешно.

С целью создать более выгодные условия для удара по СССР в начале 30-ых годов японцами были организованы многочисленные провокации на Китайской Восточной железной дороге (КВЖД), соединяющей Забайкалье с Порт-Артуром (Люйшунем). Дорога была построена ещё при Российской империи, являлась собственностью СССР, имела полосу отчуждения и экстерриториальный статус. В 1929 году Красная армия уже сражалась за неё с белокитайцами, но на этот раз враг был гораздо серьёзнее.

В ответ на крайнее обострение ситуации на КВЖД в 1933 году Советский Союз предложил Японии купить дорогу, после очень тяжёлого торга 23 марта 1935 года было подписано соглашение о приобретении дороги властями подконтрольной японцам Маньчжоу-Го за 140 миллионов иен. Это было значительно меньше тех средств, которые в своё время были вложены русским правительством в строительство КВЖД.

В феврале 1936 года в Токио была совершена попытка государственного переворота и, хотя она не удалась, к власти пришли более радикально настроенные политики. 25 ноября того же года Япония подписала с Германией так называемый «Антикоминтерновский пакт», главной целью которого являлась ликвидация СССР. В ответ Советский Союз усилил помощь Китаю, который своим сопротивлением удерживал Японию от вторжения. Нанкинским властям (столицей в то время был город Нанкин) и коммунистам поступали советские деньги, вооружение, направлялись военные советники и добровольцы, среди которых было особенно много лётчиков. То же самое СССР делал и на Западе, помогая в противовес Германии и Италии, красным в только что вспыхнувшей гражданской войне в Испании.

Тем временем, в правительственных и военных кругах Японии усилилась подготовка войны против СССР. Главными элементами в ней были ускорение создания военного и военно-промышленного плацдарма в Манчжурии и Корее, расширение агрессии в Китае и захват наиболее развитых районов Северного, Центрального и Южного Китая. Программа была одобрена правительством генерала С.Хаяси, пришедшего к власти в феврале 1937 года. На первом же заседании правительства генерал Хаяси заявил, что «с политикой либерализма в отношении коммунистов будет покончено». В японской печати стали появляться откровенно антисоветские статьи с призывами «к маршу до Урала».

Кабинет Хаяси вскоре был вынужден уйти в отставку, уступив место новому правительству во главе с принцем Ф.Коноэ, политическая платформа которого была открыто антирусской. Обе страны оказались на пороге большой войны.

Какой может быть эта война, показала чудовищная резня, устроенная японцами при взятии китайской столицы Нанкина в декабре 1937 года, в результате которой было убито более 300 тысяч мирных жителей и изнасиловано не менее 20 тысяч китаянок.

Предвидя возможность резкого обострения отношений, Правительство СССР 4 апреля 1938 года предложило Японии мирным путем разрешить все спорные вопросы. Ответом на это стала пропагандистская кампания вокруг так называемых «спорных территорий» на границе Маньчжоу-Го с Приморьем, развёрнутая Японией в мае-июне 1938 года.

Японцы были готовы. Уже в конце 1937 года в Манчжурии на границе с Советским Союзом и МНР было создано тринадцать укрепрайонов. В каждом из них можно было разместить от одной до трех пехотных дивизий. Половина из 13-ти Уров была построена у границ Приморья. Япония активно строила в Манчжурии дороги, военные объекты, предприятия, расположенные в непосредственной близости от границ СССР. В Северной и Северо-Восточной Манчжурии была сосредоточена основная группировка Квантунской армии (около 400 тысяч человек, что составляло 2/3 всей японской армии). Кроме того, японцы держали резервные армии в Корее.

Но Советский Союз тоже готовился к столкновению. В январе 1938 года японцы пытались захватить высоту на участке «Золотая» Гродековского погранотряда, в феврале тоже самое произошло на участке заставы «Утиная» Посьетского погранотряда, обе провокации были пресечены.

14 апреля начальник Посьетского погранотряда полковник К.Е.Гребник издал приказ о подготовке застав и подразделений к оборонительным боям в связи с намерениями японцев совершать вооруженные провокации на границе. А 22 апреля 1938 года командующий Особым Краснознамённым Дальневосточным округом маршал В.К.Блюхер отдал приказ о приведении авиации, частей зенитной обороны, службы воздушного наблюдения, освещения, связи и укрепрайонов в состояние повышенной боеготовности.

13 июня 1938 года на советско-японской границе произошёл необычный инцидент. Её перешёл и сдался японцам начальник управления НКВД по Дальневосточному краю Г.Люшков. Сведения, полученные от него, совершенно шокировали японское командование. Оно узнало, что Красная армия на Дальнем Востоке значительно сильнее, чем предполагали японцы. Тем не менее, подготовка к разведке боем со стороны Японии продолжилась.

Так же поступила и советская сторона. 28 июня 1938 года Особый Краснознамённый Дальневосточный округ был преобразован в Дальневосточный Краснознаменный фронт, который возглавил Маршал Советского Союза В.К. Блюхер. Весь май и июнь на границе продолжались всё более и более наглые японские провокации.

В ответ на это 12 июля советские пограничники заняли на спорной территории с Манчжоу-Го сопку Заозёрную (Чангуфэнь) — одну из двух господствующих высот в районе озера Хасан. И начали там строительство укреплений.

 

Сопка Заозёрная

 

  14 июля Правительство Маньчжоу-Го заявило протест СССР по поводу нарушения советскими войсками маньчжурской границы, а 15-го в ходе очередной провокации в районе Заозёрной погиб японский жандарм. Последовала немедленная реакция — 19 июля при попустительстве официальных властей Японии в Токио был совершён налёт местных фашистов на полпредство Советского Союза.

20 июля японцы потребовали передать район озера Хасан Маньчжоу-Го. Столкновение стало неизбежным. 22 июля вышла директива наркома обороны маршала К.Ворошилова командующему Дальневосточным Краснознаменным фронтом маршалу В.Блюхеру о приведении войск фронта в боевую готовность, а 24-го вышла директива Военного Совета фронта о приведении в боевую готовность 118, 119 стрелковых полков и 121 кавалерийского полка. Деморализованный волной репрессий в армии командующий фронтом перестраховался и направил комиссию на высоту Заозерная с целью расследования действий советских пограничников. После того, как комиссия обнаружила нарушение пограничниками маньчжурской границы на 3 метра, В.Блюхер послал телеграмму наркому обороны с требованием немедленного ареста начальника погранучастка и других «виновников в провоцировании конфликта» с японцами, за что был резко одёрнут из Москвы.

После начала инцидента 29 июля и нападения на отряд пограничников на сопке Заозёрной, японцы продолжили свои атаки на другой день, расширив полосу наступления и включив в неё высоту Безымянную. На помощь пограничникам были срочно переброшены части 53-го отдельного противотанкового артдивизиона. Были приведены в боеготовность 1-ая Приморская армия и Тихоокеанский флот.

В 3 часа утра 31 июля японские войска значительными силами атаковали сопки Заозерная и Безымянная, а к 8 часам заняли их. Вся дальнейшая борьба в ходе конфликта шла за эти господствующие высоты. В тот же день комфронта маршал В.Блюхер направил в район инцидента 32 стрелковую дивизию и 2 механизированную бригаду. В штаб 39 стрелкового корпуса прибыли начштаба фронта комкор Г.Штерн и армейский комиссар 1-го ранга Л.Мехлис, прилетевший на Дальний Восток 29 июля.

 

Красноармейцы в окопе у озера Хасан


 Тем не менее, 1 и 2 августа советские войска, не смотря на общее превосходство в силах, добиться успеха не смогли. Место вторжения было выбрано японцами очень удачно. С их берега реки Туманной (Тумень-Ула, Тумыньцзян) к месту инцидента подходили несколько грунтовых дорог и железнодорожная ветка, благодаря чему они могли легко маневрировать. С советской стороны находились болота и собственно озеро Хасан, что исключало фронтальные атаки на захваченные японцами высоты. За границу СССР войскам выходить запрещалось, поэтому они атаковали под постоянной угрозой удара во фланг со стороны японцев, которых никак не удавалось подавить артиллерией.

 

 Расчет 76,2-мм пушки образца 1902/1930 годов читает сводку из района боевых действий. 32 стрелковая дивизия РККА, начало августа 1938 года (АВЛ).

 

Маршал В.Блюхер получил лично от И.Сталина нагоняй за промедление в использовании авиации (японцы имеющуюся авиацию на протяжении всего конфликта не использовали). Но у маршала было оправдание, погода во время боёв была не просто пасмурной, бойцы сражались под настоящим тропическим ливнем. Впрочем, войска и без этого по ряду причин оказались недостаточно подготовлены борьбе с сильным противником. Основной из них был низкий уровень подготовки командиров, многие из которых заняли свои должности совсем недавно, сделав в результате репрессий головокружительные карьеры.

Для усиления командования 3 августа нарком обороны направил В.Блюхеру директиву с требованием немедленно ликвидировать многоначалие в управлении войсками. Все части действующие в районе конфликта сводились в 39 стрелковый корпус в составе 40, 32, 39 стрелковых дивизий, 2 механизированной бригады и других более мелких частей. Командиром корпуса был назначен начштаба фронта Г.Штерн.

 

 Комкор Г.Штерн

4 августа Япония предложила урегулировать инцидент мирным путём, в ответ СССР заявил, что он может быть урегулирован только при отведении войск на линию, которую они занимали по состоянию на начало 29 июля.

 Тем временем бои продолжались. Г.Штерн выдвинул части корпуса на позиции южнее озера Хасан. Всего в район боевых действий уже было стянуто свыше 15 тысяч человек, 1014 пулеметов, 237 орудий, 285 танков.

 

Т-26 из состава танкового батальона 32-й стрелковой дивизии РККА. Танки замаскированы инженерными средствами. Район озера Хасан, август 1938 года (РГАКФД)

 

5 августа Москва разрешила войскам использовать Маньчжурскую территорию для атак на господствующие высоты. В.Блюхер дал приказ начать наступление 6 августа.

Наступление началось с массированного артобстрела и последующей бомбардировки 216 советскими самолётами японских позиций. В результате штурма удалось овладеть высотой Заозёрной. Знамя на ней установил лейтенант 118 стрелкового полка 40 стрелковой дивизии И.Мошляк.

 

Лейтенант 118 стрелкового полка 40 стрелковой дивизии И.Мошляк

 

В течение 7 и 8 августа японцы непрерывно до 20 раз в день атаковали Заозёрную, но безуспешно, 9 августа части Красной армии взяли советскую часть высоты Безымянной.

 

Пехотинцы 120-го стрелкового полка 40 сд отрабатывают боевую слаженность, находясь в резерве наступающей группировки. Район высоты Заозерная, август 1938 года (РГАКФД)

 

10 августа Япония обратилась к СССР с предложением о перемирии. 11 августа огонь был прекращён, а с 20 часов 12 августа главные силы японской армии, и главные силы Красной армии в северной части высоты Заозерная были отведены назад на расстояние не ближе 80 метров от гребня.

 

Командиры и бойцы одного из батальонов 78-го Казанского Краснознаменного стрелкового полка 26-й Златоустовской Краснознаменной стрелковой дивизии под командованием капитана М.Л. Свирина в оперативном резерве в районе села Краскино. Дальневосточный фронт, 9 августа 1938 года (РГАКФД)

 

19 августа на советской территории не осталось ни одного японского солдата.

Красное знамя над высотой Заозёрной

 

В ходе конфликта с каждой из сторон участвовало до 20 тысяч человек. Потери советских войск составили 960 погибших и 2752 раненых. Из числа погибших:

- погибло на поле боя — 759,

- умерло в госпиталях от ран и болезней — 100,

- пропало без вести — 95,

- погибло в небоевых происшествиях — 6.

Японские потери, согласно советским данным, составили около 650 убитых и 2500 раненых.

 

Действия маршала В.Блюхера в ходе конфликта вызвали раздражение в Москве и вскоре после окончания боёв он был вызван в столицу. Оттуда после разбора итогов конфликта его отправили отдыхать на юг, где он и был арестован. 9 ноября 1938 года он скончался в тюрьме, не выдержав пыток.

 

Маршал Советского Союза В.К.Блюхер

 

Через два с половиной месяца после завершения конфликта у озера Хасан. За образцовое выполнение боевых заданий и проявленные при этом мужество и героизм Указом Президиума Верховного Совета СССР от 25 октября 1938 года 40-я стрелковая дивизия была награждена орденом Ленина, 32-я стрелковая дивизия и Посьетский пограничный отряд — орденом Красного Знамени.

26 участникам боёв было присвоено звание Герой Советского Союза; 95 бойцов и командиров удостоились ордена Ленина, ордена Красного Знамени — 1985 участников боев; 4 тысячи человек были награждены орденом Красной Звезды, медалями «За отвагу» и «За боевые заслуги» (эта награда была учреждена специально). Всего 6500 участников хасанских событий получили боевые государственные награды.

На сопке Крестовой, у поселка Краскино, стоит отлитая из бронзы 11-метровая фигура красноармейца. Это памятник павшим за Родину в боях у озера Хасан. Именами героев названы многие железнодорожные станции и сёла Приморья — Махалино, Провалово, Пожарское, Бамбурово и другие.

 

В 1938 году Правительство СССР учредило специальный знак «Участнику хасанских боёв». Он вручался и труженикам тыла, помогавшим и поддерживавших бойцов и командиров Красной армии.Через год после конфликта у озера Хасан, японцы ещё раз проверили боеспособность Красной армии. Сокрушительное поражение на берегах Халхин-Гола заставило их, наконец, подписать с Советским Союзом пакт о ненападении, который обезопасил СССР в предстоящей мировой войне от борьбы на два фронта.

 

Указом Президиума Верховного Совета СССР от 25 октября 1938 года

участники Хасанских боёв были награждены 

следующими орденами и медалями:


Карты боевых действий у озера Хасан.

 

 

Воинские части, принимавшие участие в Хасанском конфликте

 

Советские части

59 Посьетский Краснознаменный пограничный отряд

39 стрелковый корпус (комкор Г.Н. Штерн)

187 корпусной артиллерийский полк (батарея 203 мм гаубиц)

40 стрелковая дивизия им. Г.К. Орджоникидзе (полковник В.К. Базаров)118 Ачинский стрелковый полк

119 стрелковый полк

120 стрелковый полк

40 легкий артиллерийский полк

40 гаубичный артиллерийский полк

40 отдельный танковый батальон (ст. лейтенант Ситник)

39 стрелковая дивизия

115 стрелковый полк

танковая рота

32 Саратовская стрелковая дивизия (полковник Н.Э. Берзарин)

94 стрелковый полк

95 стрелковый полк

96 стрелковый полк

32 легкий артиллерийский полк

32 гаубичный артиллерийский полк

32 отдельный танковый батальон (майор М.В. Алимов)

26 Златоустовская Краснознаменная стрелковая дивизия

78 Казанский Краснознаменный стрелковый полк

176 стрелковый полк

2 механизированная бригада (полковник А.П. Панфилов)

121 кавалерийский полк

2 штурмовой авиационный полк40 истребительный авиационный полк

48 истребительный авиационный полк

36 смешанный бомбардировочный авиационный полк

55 смешанный бомбардировочный авиационный полк

10 смешанный авиационный полк ВВС ТОФ

отдельная авиационная эскадрилья им. В.И. Ленина

21 отдельная разведывательная эскадрилья

59 отдельная разведывательная эскадрилья

 

Японские части

19 Ранамская императорская дивизия (генерал-лейтенант Камэдзо Суэтака)

64 гвардейский полк

75 полк

 

Фотоальбом боевых действий

Бои на озере Хасан (1938)

Бои на озере Хасан (29 июля 1938 – 11 августа, 1938) (в Китае и Японии известны как «инцидент у высоты Чжангуфэн») возникли из-за взаимных претензий СССР и зависимого от Японии государства Маньчжоу-Го на одну и ту же пограничную территорию. Японская сторона полагала, что СССР ложно трактовал условия Пекинского трактата 1860 г. между царской Россией и Китаем.

 

Причины столкновения

На протяжении всех первых десятилетий двадцатого века между Россией (потом СССР), Китаем и Японией существовала сильная напряженность по вопросу о границе в северо-восточном Китае. Здесь, в Маньчжурии, проходила Китайско-Восточная железная дорога (КВЖД), которая связывала Китай и российский Дальний Восток. Южная ветвь КВЖД (иногда именовавшаяся Южно-Маньчжурской железной дорогой) стала одним из поводов к русско-японской войне, последующим инцидентам, вызвавшим китайско-японскую войну 1937-1945, а также к ряду столкновений на советско-японской границе. Наиболее примечательными среди последних были китайско-советский конфликт 1929 года и Мукденский инцидент между Японией и Китаем 1931 г. Бои на озере Хасан вспыхнули между двумя державами, которые уже давно не доверяли друг другу.

Это столкновение было вызвано тем, что дальневосточные советские войска и пограничные части НКВД возвели дополнительные укрепления на маньчжурской границе в районе озера Хасан. К этому отчасти подтолкнуло бегство 13-14 июня 1938 к японцам советского генерала Генриха Люшкова, который ранее командовал всеми силами НКВД на советском Дальнем Востоке. Люшков передал японцам важнейшие сведения о плохом состоянии советской обороны в этом регионе и о массовых расстрелах армейских офицеров в ходе Большого террора Сталина.

 

Развязывание конфликта

6 июля 1938 года японская Квантунская армия перехватила и расшифровала сообщение, посланное командиром советских войск в районе Посьета своему штабу в Хабаровске. Он просил, чтобы штаб дал солдатам распоряжение занять ранее никому не принадлежавшую возвышенность к западу от озера Хасан (близ Владивостока). Обладание ею было выгодно, так как она господствовала над корейским портом Раджин и стратегическими железными дорогами, связывающими Корею и Маньчжурию. В следующих две недели небольшие группы советских пограничных войск прибыли в данный район и начали укреплять упомянутую высоту, обустраивая огневые точки, окопы наблюдения, заграждения и средства связи.

Поначалу японские войска в Корее обратили мало внимания на советское выдвижение. Однако Квантунская армия, в чью зону ответственности входили эти высоты (Чжангуфэн), обеспокоилась советскими замыслами и предписала войскам в Корее принять меры. Корейские войска обратились в Токио с рекомендацией направить официальный протест СССР.

15 июля японский атташе в Москве Мамору Сигэмицу потребовал вывода советских пограничников с сопок Безымянная (Шачаофэн) и Заозёрная (Чжангуфэн) к западу от озера Хасан, настаивая, что эти территории относятся к нейтральной полосе советско-корейской границе. Но его требования были отклонены.

 

Ход боёв у озера Хасан

Японская 19-й дивизия вместе с некоторыми подразделениями Маньчжоу-Го приготовилась атаковать советский 39-й стрелковый корпус (он состоял из 32-й, 39-й, и 40-й стрелковых дивизий, а также 2-й механизированной бригады и двух отдельных батальонов; командующий – Григорий Штерн). Полковник Котоку Сато, командир японского 75-го пехотного полка, получил от генерал-лейтенанта Суэтака Камэдзо приказ: «При первом известии, что противник продвинулся вперёд хотя бы слегка, Вам следует предпринять твердую и настойчивую контратаку». Смысл приказа состоял в том, что Сато должен был изгнать советские силы с занятых ими высот.

Красноармейцы идут в атаку. Бои на озере Хасан, 1938

 

31 июля 1938 полк Сато предпринял ночное нападение на укрепленные красноармейцами сопки. У Заозёрной 1114 японцев напали на советский гарнизон численностью в 300 солдат, перебив их и подбив 10 танков. Японские потери при этом составили 34 убитых и 99 раненых. У сопки Безымянной 379 японцев застали врасплох и разгромили еще 300 советских бойцов, подбив 7 танков, и потеряв сами 11 человек убитыми и 34 ранеными. Сюда подошли ещё несколько тысяч японских солдат 19-й дивизии. Они окопались и просили подкреплений. Но японское Верховное командование отклонило эту просьбу, опасаясь, что генерал Суэтака использует подкрепления для атак на другие уязвимые советские позиции и этим вызовет нежелательную эскалацию конфликта. Вместо этого японские войска были остановлены в захваченном районе с приказом оборонять его.

Советское командование собрало у озера Хасан 354 танка и штурмовых орудия (257 танков Т-26, 3 танка СТ-26 для прокладки мостов, 81 легкий танк БТ-7, 13 самоходок СУ-5-2). В 1933 году японцы создали так называемый «Особый Бронированный поезд» (Rinji Soko Ressha). Он был развернут во «2-м железнодорожном бронетанковом подразделении» в Манчжурии и участвовал китайско-японской войне и боях на Хасане, перевозя тысячи японских солдат с поля боя и на него и демонстрируя Западу «способность азиатской нации воспринять и внедрить западные доктрины о быстром развертывании и транспортировке пехоты».

31 июля нарком обороны Клим Ворошилов приказал привести в боевую готовность 1-ю Приморскую армию. Был мобилизован и Тихоокеанский флот. Командующий созданным ещё в июне Дальневосточным фронтом, Василий Блюхер, прибыл к Хасану 2-го августа 1938. По его распоряжению в зону боёв были переброшены дополнительные силы, и 2-9 августа японские войска на Чжангуфэн подверглись упорным атакам. Превосходство советских сил было таково, что один японский артиллерийский офицер подсчитал: русские выпустили больше снарядов в один день, чем японцы – за всё двухнедельное сражение. Несмотря на это, японцы организовали эффективную противотанковую защиту. Советские войска несли в своих атаках большие потери. Тысячи красноармейцев были убиты или ранены, не менее 9 танков сожжены полностью, а 76 – в той или иной степени повреждены.

Но несмотря на отражения нескольких штурмов, было ясно, что японцы не смогут удержать Безымянную и Заозёрную без расширения конфликта. 10 августа японский посол Мамору Сигэмицу запросил мира. Японцы сочли, что инцидент имел «почётный» исход для них, и 11 августа 1938 в 13-30 местного времени прекратили бои, уступив высоты советским войскам.

 

Потери в боях на Хасане

За бои на озере Хасан более 6500 советских солдат и офицеров были награждены орденами и медалями. 26 из них получили звание Героя Советского Союза, а 95 – орден Ленина.

Советские потери по тогдашним данным составили 792 погибших и пропавших без вести и 3279 раненых. В настоящее время считается, что число убитых было значительно большим. Японцы утверждали, что уничтожили или повредили около сотни вражеских танков и 30 артиллерийских орудий. Трудно оценить, насколько эти цифры точны, но потери советской броневой техники, без сомнения, исчислялись десятками. Японские потери, согласно данным Генштаба, составили 526 убитых и пропавших без вести плюс 913 раненых. Советские источники увеличивали японские потери ранеными до 2500. В любом случае Красная армия понесла заметно больше жертв. Ответственность за это была возложена на Василия Блюхера. 22 октября 1938 он был арестован НКВД и, видимо, замучен до смерти.

Подбитый советский танк. Бои на озере Хасан, 1938

 

В следующем (1939) году произошло ещё одно советско-японское столкновение – на реке Халхин-Гол. Для японцев оно имело гораздо более плачевный результат, приведя к разгрому их 6-й армии.

По окончании Второй Мировой войны Международный военный трибунал для Дальнего Востока предъявил (1946) обвинения в преступлениях против мира тринадцати высокопоставленным японским чиновникам за их роль в развязывании боёв у озера Хасан.

 

Эль-Шами, Хасан М. 1938- [WorldCat Identities]

Самые популярные работы автора Хасан М Эль-Шами

Архетипы и мотивы в фольклоре и литературе: справочник Джейн Гарри ( )
27 изданий опубликовано между 2004 г. а также 2017 г. в английский и проводится 2173 члена WorldCat библиотеки по всему миру
"Это энциклопедическое представление и обсуждение самых основных тематических элементов, повсеместно встречающихся в фольклоре и фольклоре. литература, а именно архетипы и мотивы.В работе представлен углубленный анализ примерно 175 наиболее распространенных архетипов. и мотивы, найденные в фольклоре избранных сообществ по всему миру. Каждая запись написана отмеченным авторитетом в поле и включает ссылки на цитаты. Записи введены в шеститомный указатель народной литературы Стита Томпсона. и сгруппированы в соответствии со схемой Указателя. Во Введении обсуждаются концепции архетипов и мотивов, а также обзор фольклорных и литературных исследований, посвященных этим темам, а также истории изучения фольклора в целом."--Пиджак Сказки Египта: с ближневосточными и африканскими параллелями. Хасан М Эль-Шами ( )
24 изданий опубликовано между 1979 г. а также 1988 г. в 3 языки и проводится 1673 члена WorldCat библиотеки по всему миру
Рассказы, мифы, легенды и современные юмористические рассказы и анекдоты из Египта представлены с объяснением их культурного контекста. и обсуждение их значения Марокканские сказки Джилали Эль Кудиа ( )
10 изданий опубликовано между 2003 г. а также 2018 г. в английский и проводится 1255 участников WorldCat библиотеки по всему миру
"Сказки, собранные здесь - из Теуана, Аль-Хусеймы, Марракеша, Тазы, Феса и Таханута - дают представление о Марокко. богатое прошлое и культурное наследие.«Основываясь на рассказах, которые он слышал в детстве от родственниц, Джилали Эль Кудиа представляет срез совершенно завораживающих повествований. Наполнены упырями и дураками, доброй магией и злом, вечными узами и земными пожелания, это завораживающие истории, которые нужно смаковать, изучать или просто ценить. Разные жанры включают анекдоты, легенды, и басни о животных. Многие из включенных сказок очень похожи на европейские, например «Аамар и Его сестра »(Гензель и Гретель) и« Нунья и Белый голубь »(Золушка).Все захватывает сердце и душу Марокко своего народа ». - Жакет Популярные истории Древнего Египта Джи Масперо ( )
9 изданий опубликовано между 2002 г. а также 2004 г. в английский и проводится 1251 участник WorldCat библиотеки по всему миру
"Когда впервые были опубликованы в 1882 году, народные сказки, собранные в" Народных историях Древнего Египта ", составили первую антологию древние египетские рассказы когда-либо будут собраны в книжную форму.Кульминация дела всей жизни Гастона Масперо, возвышающийся как фигура египтологии девятнадцатого века, он представил огромное количество информации о египетской культуре, языке, истории и общество. С момента публикации были обнаружены, расшифрованы или переведены на современные языки дополнительные тексты. В Настоящая коллекция состоит из двадцати четырех сказок, почерпнутых из бесчисленных древних письменных источников, а также из множества исторических периоды.Он содержит некоторые из самых древних существующих сказок, такие как «Повесть о двух братьях», которая считается самый старый в мире. Среди других историй - "Король Хуфуи и волшебники", "Плач Феллы", "Кораблекрушение". Матрос, Приключение Сатни-Хамоиса с мумиями, Обреченный принц и История Рампсинита. Это издание содержит новое предисловие Хасана Эль-Шами, в котором описывается работа Масперо и впервые приводится указатель мотивов и обширный отождествления древнеегипетских традиций с точки зрения интернациональных сказок."" Определенно будет интересна фольклористам. и египтологов, эта классическая коллекция также понравится родителям, студентам, рассказчикам или всем, кто любит аутентичные народная мудрость »- Жакет Сказки, которые рассказывают арабские женщины: и модели поведения, которые они изображают Хасан М Эль-Шами ( Книга )
8 изданий опубликовано в 1999 г. в английский и проводится 359 член WorldCat библиотеки по всему миру
В этой книге есть рассказы, в которых рассказывается о ситуациях, связанных с участием родителей и отцов, ухаживания и супружеских отношений, братьев и сестер, и мальчик и брат матери Народные традиции арабского мира: руководство по классификации мотивов по Хасан М Эль-Шами ( Книга )
21 изданий опубликовано в 1995 г. в английский и проводится 352 член WorldCat библиотеки по всему миру
Типы сказок в арабском мире: демографически ориентированный указатель сказочного типа. Хасан М Эль-Шами ( Книга )
11 изданий опубликовано в 2004 г. в английский и проводится 306 член WorldCat библиотеки по всему миру
"Типы сказок в арабском мире" - это указатель и предварительный анализ сказок, рассказанных различными этническими группами. которые населяют то, что обычно называют арабским миром.Это также комплексное и междисциплинарное руководство по рассказам в связанных культурных сферах, от Африки к югу от Сахары до Турции и за ее пределами. Ему суждено стать незаменимым справочником работают для всех, кто интересуется арабской культурой и сказками »- Жакет Мотивированный указатель Тысячи и одной ночи. Хасан М Эль-Шами ( Книга )
7 изданий опубликовано в 2006 г. в Английский и арабский и проводится 204 член WorldCat библиотеки по всему миру
Религия среди народа в Египте Хасан М Эль-Шами ( Книга )
7 изданий опубликовано между 2008 г. а также 2009 г. в английский и проводится 101 член WorldCat библиотеки по всему миру
Сказки о животных из Карибского моря Георгий Лист ( Книга )
4 изданий опубликовано в 2017 г. в английский и проводится 97 Член WorldCat библиотеки по всему миру
Эти 21 сказка о животных с колумбийского Карибского побережья представляют собой образцы традиционных историй, рассказываемых всю ночь. погребальные поминки, ритуал, проводимый в полусвященном пространстве внутреннего двора (заднего двора) дома.Такие поминки также включают другие эстетические и выразительные практики, такие как шутки, игры с песнями, настольные игры и молитвы. Находясь в контексте их производительности, рассказы представляют собой тщательно ритуализированный свод устных знаний, которые веками сохранялись и культивировались выходцами из Африки. населения в Америке. Этномузыколог Джордж Лист собирал эти сказки в ходе своей многолетней полевой работы среди сельские костенья в середине 20-го века и с помощью исследовательской группы переписали и перевели их на английский перед смертью в 2008 году.В этом томе Джон Холмс Макдауэлл и Хуан Себастьян Рохас Э. приводят ранее не публиковавшиеся рукопись к свету, с комментариями к транскрипциям и переводам, дополнительным культурным контекстом через новый введение и дальнейший типологический и культурный анализ Хасана М. Эль-Шами. Дополнение расшифрованного и переведенного тексты - это ссылки на оригинальные испанские записи историй, позволяющие читателям проследить и испытать традиционные рассказывая сказки для себя.- с задней обложки Фольклорное поведение: теория изучения динамики традиционной культуры Хасан М Эль-Шами ( )
7 изданий опубликовано в 1967 в Английский и неопределенный и проводится 44 член WorldCat библиотеки по всему миру
Исправленное издание диссертации.Изменения в оригинальном печатном издании, хранящемся в библиотеке, указаны в предисловии. Пагинация также отличается от оригинального печатного издания Брат и сестра, тип 872: когнитивно-бихевиористический анализ ближневосточного ойкотипа. Хасан М Эль-Шами ( Книга )
5 изданий опубликовано в 1979 г. в английский и проводится 19 член WorldCat библиотеки по всему миру
Народные традиции арабского мира: руководство по классификации мотивов по Хасан М Эль-Шами ( Книга )
4 изданий опубликовано в 1995 г. в английский и проводится 12 член WorldCat библиотеки по всему миру
Алфавитный указатель мотивов по Хасан М Эль-Шами ( Книга )
1 издание опубликовано в 1995 г. в английский и проводится 7 член WorldCat библиотеки по всему миру
Бихевиоризм и текст Хасан М Эль-Шами ( Книга )
2 изданий опубликовано в 1975 г. в английский и проводится 6 член WorldCat библиотеки по всему миру
За пределами Эдипа: синдром брата и сестры, описанный в сказочном типе 872 *: когнитивно-бихевиористский, демографически ориентированный текстовый анализ арабского ойкотипа Хасан М Эль-Шами ( Книга )
2 изданий опубликовано в 2013 в английский и проводится 6 член WorldCat библиотеки по всему миру
"За пределами Эдипа" раскрывает существование синдрома братьев и сестер, ключевого психологического ядра, которое было затмено. из-за презумпции существования Эдипова комплекса у арабов и соседних народов.По сути Синдром проявляется через любовь брата и сестры, которая сильно влияет на отношения в других нуклеарных семьях, а также на структуру чувств в более крупных родственных группах. Помимо того, что это тематическое исследование «Фольклорного поведения», основанное на поддающихся проверке доказательствах, Beyond Эдип заново вводит и переопределяет психологию «когнитивных систем» в фольклористике. В своем уникальном лечении 39 вариантов народного повествования арабского мира и множество взаимосвязанных народных, популярных и элитных социокультурных выражений, это новаторское исследование учитывает аспекты исполнения сказки в стиле и структурных характеристиках этнических, возрастных, и гендерные группы »- Задняя обложка La традиция au présent: monde arabe ( Книга )
2 изданий опубликовано в 1988 г. в Французский и английский и проводится 3 член WorldCat библиотеки по всему миру
"Dans le monde arabe, la littérature orale oscille, selon les genres, entre l'oubli et l'adaption à la modernité.C'est ce que s'attache à montrer ce n ° en prenant des образцы в традициях peu connues de régions arabes peu étudiées Аннотированный сборник египетских сказок, собранный у египетского моряка в Бруклине, штат Нью-Йорк, автором Хасан М Эль-Шами ( )
2 изданий опубликовано в 1964 г. в английский и проводится 2 член WorldCat библиотеки по всему миру
Шахада лил-тарих: такрир муракабат интхабат аль-барламания, 2011-2012 гг., Автор: Марказ ибн Халдун лил-Дирасат аль-Инмадия ( Книга )
1 издание опубликовано в 2012 г. в арабский и проводится 2 член WorldCat библиотеки по всему миру
Типология и перформанс в исследовании прозы в Африке. Хасан М Эль-Шами ( )
1 издание опубликовано в 2004 г. в английский и проводится 2 член WorldCat библиотеки по всему миру

более меньше

Уровень аудитории

0 1
Дети Общие Специальный

Связанные личности
  • Гарри, Джейн Автор, редактор
  • Эль Кудиа, редактор переводчика Джилали, автор
  • Масперо, Г.(Гастон) 1846-1916 Автор
  • Аллен, Роджер (Роджер Н.) Переводчик
  • Дорсон, Ричард М. (Ричард Мерсер) 1916-1981 Автор введения
  • Список, Георгий 1911-2008 Автор
  • Макдауэлл, Джон Холмс 1946- редактор
  • Рохас Э., Хуан Себастьян, редактор
  • Аллен, Роджер 1942- переводчик
  • Университет Индианы, Блумингтонский факультет фольклора и этномузыкологии

Обложки

Альтернативные названия

аль-Шами, Хасан аль-

аль-Шами, asan M al- 1938-...

<> Шамы, Хасан М., 1938 -

аш-Шами, asan M. аш- 1938-

эль-шами, Хасан М.

Эль-Шами, Хасан 1938 -

Эль-Шами, Хасан М. 1938 -

Эль-Шами, Хасан М. Эль- 1938-

Эль-Шами, Хасан 1938 -

asan M.аш-Шами

Хасан М. аш-Шами 1938 -

Хасан М. эль-Шами

Хасан М. Эль-Шами 1938 -

Хасан М. Эль-Шами béaloideasaí

Хасан М. Эль-Шами enseignant égyptien

Хасан М. Эль-Шами Фольклорист

Хасан М. Эль-Шами профессор egipcio

Хасан М.Эль-Шами профессор exipcianu

Шами, Хасан ал- 1938 -...

Шами, asan M al-

Шами, Хасан Мал- 1938 -...

Шами, Хасан М. аш- 1938-

Шами, Хасан М.

Шами, Хасан М. 1938 -

Шами, Хасан эль- 1938-

Шамы, Хасан М.

Шамы, Хасан М. 1938 -

Шамы, Хасан М. Эль-

Шамы, Хасан М. эл 1938-

حسن الشامى

حسن الشامي

حسن الشامي ، 1938-

языков

Хасан Сабри Айвазов (1878-1938)

Известный крымскотатарский журналист, педагог и политик, Айвазов родился в 1878 году в Алупке, прибрежном городке на берегу Черного моря.Он учился в местных школах и провел год в Стамбуле, продолжая свое образование в 1902–1903 годах. Его первые статьи начали появляться в газетах в 1890 году, и он работал в газете, издававшейся в Баку, Азербайджан, в 1905-1906 годах. Вернувшись в Крым в 1906 году, он стал участником движения молодых татар и стал соучредителем националистической газеты. Ватан Хадими с Резидом Медиевым в Карасупазаре. Его взгляды, призывающие к политической и образовательной реформе, привлекли внимание царских властей, и в 1908 году он был изгнан из Крыма.Он вернулся в Крым в 1913 году и начал работать. для известной газеты Tercuman, издаваемой Исмаилом беем Гаспринским в Бакчисарае. После смерти Гаспринского в 1914 году Айвазов стал главным редактором Tercuman и продолжал занимать эту должность до тех пор, пока газета не прекратила выходить в 1918 году.

Хасан Сабри Айвазов

1917 год был захватывающим годом для реформаторских крымских татар, которые проводили собрания в течение года и сумели создать демократически избранное правительство в декабре.Айвазов был одним из лидеров Курултай (Национальный Конгресс). Однако Крымская Народная Республика просуществовала недолго. Он был распущен, когда большевики получили контроль над Крымским полуостровом в январе 1918 года и казнили его президента Нумана Челебичихана (1885-1918). В 1920-е годы Айвазов работал секретарем отдела переводов в Центральном исполнительном комитете правительства Крыма. В этот период он издал крымскотатарский журнал «Коз Айдын» на латинице и другие работы. реформа алфавита и крымскотатарский литературный язык.Его многочисленные публикации, касающиеся крымскотатарской литературы и культуры, в конечном итоге привели к его увольнению из правительства Крыма в начале 1930-х годов. Позже он был арестован и казнен 17 апреля 1938 г.

Inci Bowman
опубликовано: 17 апреля 2018

Источник: Зухал Юксель, 2003 г. «Кирим Татар Харекети ве Хасан Сабри Айвазов».
Скачан 14 апреля 2018.

Хасан Али Юджел: интеллектуальный бюрократ

Национализм определял все действия государства в Турции во время президентства Мустафы Кемаля.Если быть более конкретным, кемалистская культурная революция опиралась на два основных столпа: секуляризм и национализм, что побудило некоторых историков культуры считать годы Мустафы Кемаля «периодом национальной культуры».

Превратить турецкое общество из коллективного исламского сообщества в современную европейскую нацию было мечтой Мустафы Кемаля. Позже этот сон стал общественным кошмаром из-за жестоких действий, предпринятых во имя секуляризма.

Когда Мустафа Кемаль умер в 1938 году, государственные служащие заявили, что они создали новую нацию, одновременно провозгласив смерть старой османской исламской культуры.Однако принятие новых идеалов было замечено только в городских районах. Попытки распространить национализм и секуляризм в сельской Турции, где проживает 75 процентов населения, потерпели неудачу.

Inventing homo-Turkus

Интеллектуалы выдвигали различные аргументы во время националистической революции по основным антропологическим вопросам: каким должен быть «турок»? Откуда они пришли? Каковы их основные характеристики? И какова их глобальная цель?

После того, как Исмет Инёню стал президентом, была принята новая культурная политика, названная историками «Гуманистической культурной политикой».Государственные администраторы решили, что они могут ускорить модернизацию, только распространив ее по стране в целом, что привело их к выводу, что образование будет ключевым фактором. Однако эффективное обучение людей также будет проблемой, поскольку администраторы будут спорить, как и какими методами они подойдут к задаче.

Хасан Али Юджел, тогдашний министр образования, вмешался, чтобы написать публикации «Западной классики» и вскоре стал основным рупором «Гуманистической культурной политики».«Юджеля с его светским суфизмом, интеллектуальным и художественным прошлым обычно помнят по сериалу« Западная классика »и Деревенским институтам, которые были основой сельской секуляризации в Турции.

Ранние годы

Юджель родился в 17 декабря 1897 года, Стамбул. Его отец был государственным служащим, а его мать принадлежала к знатной семье. Его семейное окружение было богатым и просвещенным, с влиятельными людьми и очевидными суфийскими наклонностями. В детстве Юсель участвовал в визитах своей семьи. к дому Мавлави недалеко от Еникапы в старом Стамбуле.

Юсель получил музыкальное образование у мастера мавлави. Его обучение началось в возрасте четырех лет, он научился писать и был очень активным учеником. Он любил рассказывать новые факты, которые он узнал в школе, слугам семьи, когда они собирались на кухне.

Юсель поступил в Вефа Идадиси, которая в то время была известной средней школой. Однако в начале Первой мировой войны он был призван в армию на последнем курсе и прослужил в армии большую часть войны.

Инспектор образования

Юсель был принят в юридический факультет; Тем не менее, он бросил колледж, чтобы перейти в учительскую школу, которую он окончил в 1921 году, и начал работать учителем литературы.

Будучи студентом, Юсель ежедневно писал статьи и издал несколько небольших книг по образованию в период с середины до конца 1920-х годов. В 1927 году он стал инспектором Министерства образования и вскоре после этого опубликовал латинские версии нескольких стихотворений Тевфик Фикрет в 1928 году, что стало достижением после реформы алфавита, осуществленной основателем Турецкой Республики Мустафой Кемалем. Ататюрк, в 1928 году, благодаря его талантам редактора и издателя.

Юсель был отправлен в Париж для изучения французской системы образования, включая ее институты, законы и методы обучения. В 1930 году он сопровождал Ататюрка в поездке по Парижу в качестве консультанта по образованию. В награду за свою службу он был назначен начальником этимологии Института изучения языков, основанного в 1932 году.

Юджел опубликовал свои основные работы - «Mevlana'nın Rübaileri» (Рубайят Руми), «Türk Edebiyatına Bakışlar» ( Очерки турецкой литературы) и "Goethe, Dehanın Romanı" (Гете: гениальный роман) в 1932 году.

Политик

Юсель был тихим, послушным и трудолюбивым, что помогло ему стать членом парламента в 1935 году. Несмотря на медленное движение, Юсель всегда двигался вперед и вверх, сияя во все стороны. Он был интеллектуальным бюрократом, а не политиком, и он служил однопартийному правилу, и партия всегда благодарила его, предоставляя ему оптимальные должности.

Когда Джелал Баяр учредил первый кабинет после смерти Мустафы Кемаля и под председательством Исмета Иненю, он не забыл Юджела и предложил ему должность министра образования.Юселю доверяли как человека, который инициировал новую политику вестернизации или «гуманистическую» культурную реформу, которая включала публикацию греческих, римских и западных классиков для детей школьного возраста.

Юсель был министром образования восемь лет подряд. В это время он открыл Village Institutes, учебное заведение, целью которого было обучать учителей тому, как обучать сельских жителей. Однако деревенские институты функционировали как инструмент пропаганды Народно-республиканской партии (НРП) и помогали вербовать фанатиков в партию.

Юджель подписал конвенцию ЮНЕСКО от имени Турецкой Республики. Он внес свой вклад в открытие инженерных и научных колледжей, в том числе Стамбульского технического университета, Медицинской школы Анкары, факультета естественных наук университетов Стамбула и Анкары.

Как упоминалось ранее, он не был политиком. После того, как был принят многопартийный режим, но НРП обманула на выборах в 1946 году, он ушел из министерства. Он также ушел из НРП после того, как партия проиграла выборы 1950 года.ТЭЦ могла проиграть, а Юсель - нет. Он стал свободным писателем для «Джумхуриет», которая была основным пропагандистским инструментом НРП.

Юджель умер в 1961 году и был похоронен на Cebeci Asri Mezarlığı (современное кладбище Cebeci) в Анкаре. Его сын, Джан Юджел, эксцентричный второстепенный поэт, написал «Hayatta Ben En Çok Babamı Sevdim» («Я любил отца больше всего в жизни») в честь покойного министра.

Mazhar Hasan And Ors. vs Мухтар Хасан и Анр. 1 ноября 1937 г.

Воспользуйтесь нашими услугами для Premium Member : Virtual Legal Assistant , Query Alert Service и без рекламы.Бесплатно в течение одного месяца и платите, только если вам это нравится.

Высокий суд Аллахабада

Mazhar Hasan And Ors. vs Мухтар Хасан и Анр. 1 ноября 1937 г.

Эквивалентные ссылки: AIR 1938 All 64, 173 Ind Cas 360

Автор: Bennet

ПРИГОВОР Беннет, Дж.

1. Это вторая апелляция трех истцов, чей иск о заявлении о том, что договор купли-продажи, подписанный Ашуром Али, ответчиком 2, в пользу Мухтара Хусейна, ответчика 1, от 21 июля 1934 года, является недействительным, поскольку ущемляет права истцов.Истцы утверждали, что они являлись владельцами собственности в соответствии с предыдущим актом купли-продажи от 22 августа 1907 года, в котором их имена никогда не были внесены путем изменения в хеват. Истцы представляли лиц, имеющих право на 3/4 имущества в иске, а лицо, имеющее право на оставшуюся четверть, не участвовало в иске и не было привлечено к делу. Речь идет о долях в различных махалах и деревнях. Истцы были узуфруктуарными ипотекой по ипотеке от 28 декабря 1885 г.) и еще одной ипотекой от 8 августа 1890 г.В 1905 году была получена мутация имен истцов в качестве узуфруктуарных ипотеков, владелец был записан как ответчик 2. Истцы владели акциями заминдари, и по этой причине они заявляют, что никогда не обращались за изменением. Акт продажи 1907 года был только за рупий. 49, и в соответствии с разделом 17 (1) (b) прежнего Закона о регистрации регистрация не требовалась. Тем не менее, договор купли-продажи был фактически зарегистрирован 24 августа 1907 г. В оформлении договора купли-продажи было отказано в п.2 письменного заявления предполагаемого ответчика-исполнителя 2 Ашура Али и в качестве подтверждения не требуется для сделки купли-продажи в соответствии с разделом 54, T.P. По закону, присутствие свидетеля не требовалось, и писец Назир Хан (P.W. 3) заявил, что ответчик 2 подписал договор купли-продажи в его присутствии. Приведенные ниже суды установили, что этот договор купли-продажи был заключен в пользу истцов в 1907 году, но они постановили, что это в соответствии с положениями статьи 41, T.P. Закон, ответчик 1 имеет право сохранить свой нынешний договор купли-продажи.Раздел 41 требует, чтобы:

Если с явного или подразумеваемого согласия лица, заинтересованного в недвижимом имуществе, лицо является якобы владельцем такого имущества и передает его за возмещение, передача не может быть оспорена на том основании, что лицо, передавшее недвижимое имущество, не было уполномочено сделать это: при условии, что получатель, приняв разумные меры для того, чтобы удостовериться в том, что передающий имеет право осуществить передачу, действовал добросовестно.

2. Вопрос в том, проявил ли ответчик разумную осторожность 1.В приведенном ниже решении Суда установлено, что ответчик 1, который является регистратором в офисе коллекционера, осмотрел кхеваты, запросил у патвари и проверил регистры мутаций. Он также утверждал, что получил запрос из регистрационного бюро, и суд первой инстанции поверил этим доказательствам, но апелляционный суд низшей инстанции не поверил им и постановил, что это расследование не проводилось. Если бы он проверил регистрационные записи за последние 12 лет перед актом купли-продажи 1932 года, он бы ничего не нашел, но если бы он вернулся на 25 лет назад, к 1907 году, он бы обнаружил, что 24-го числа была регистрация этого акта купли-продажи. Август 1907 г.Во второй апелляции от имени истцов утверждается, что разумная осторожность в соответствии с разделом 41 привела бы ответчика 1 к поиску регистрационных записей за период в 25 лет. Learned Counsel утверждает, что такое утверждение подразумевается в постановлении, вынесенном по делу Хатун Фатима против Шиб Сингха (1933) 20 A.I.R. Все. 917. Однако в некоторых отношениях дело было другим, поскольку в расчетной документации была сделана запись о собственнике и было указано, что часть его доли является предметом ипотеки.Настоящее дело не касалось записи простой ипотеки, поскольку запись касалась узуфруктуарной ипотеки, и, поскольку запись узуфруктуарной ипотеки сохранялась, не было никаких оснований предполагать, что по ипотеке был подан какой-либо иск. Срок давности узуфруктной ипотеки составляет 60 лет, и, предположительно, в данном случае узуфруктуарный залогодержатель находился во владении. Таким образом, обстоятельства несколько отличались от постановления. Я считаю, что было бы расширением доктрины, изложенной в постановлении, что обыск должен был проводиться в настоящем деле в течение 25 лет в офисе регистрации, когда в обстоятельствах не было ничего, что указывало бы на то, на тот период должно было быть сделано.Обычно поиск длится 12 лет, а в случае претендента на продажу с аукциона 12 лет - это срок для сертификата, предоставленного из регистрационного офиса. При таких обстоятельствах я не вижу причин вмешиваться в согласованные постановления судов. Ничего себе, и я отклоняю эту апелляцию с возмещением расходов. Разрешается подавать апелляцию на патентные письма.

Перейти к основному содержанию Поиск