Характеристика вожатого из капитанской дочки: Слова-характеристики Вожатого по 2 главе из повести А.С. Пушкина «Капитанская Дочка»

Сравнительная характеристика героев повести «Капитанская дочка» (таблица)

  • Автор: А. С. Пушкин
  • Произведение: Капитанская дочка
  • Это сочинение списано 146 698 раз
Петр Гринев Мария Миронова Алексей Швабрин Савелич Емельян Пугачев Капитан Миронов Василиса Егоровна
Внешность Молодой, статный, собирательный образ русского человека Миловидная, Румяная, круглолицая, с светло-русыми волосами Молодой, не очень привлекательный на лицо, невысокий.
Пожилой человек. В нем воплощен образ всего русского народничества, со всем национальным колоритом Невысокий широкоплечий с проседью в бороде. Хитрые глаза и лукавая улыбка на губах, которая порой кажется жестоким оскалом. Пожилой человек, немного смешной и несуразный. Пожилая женщина. Вся ее внешность указывала на положение жены коменданта.
Характер Порядочный, благородный, справедливый Скромная, боязливая, преданная Циничный, резкий, трусливый Умный, преданный, смекалистый Резкий, строгий Преданный, смелый, добрый, честный, порядочный. Добрая, хозяйственная, преданная мужу.
Общественное положение Дворянин, офицер Дочь капитана Белогородской крепости. Простая девушка. Дворянин, офицер Крепостной, дворовый слуга Петра Гринева Крестьянин. Предводитель восстания. Капитан Белогородской крепости Жена Капитана Белогородской крепости
Жизненная позиция Быть честным офицером, достойно исполнять службу Стать преданной, любящей женой. Во всем получать выгоду, быть всегда первым. Во всем слушаться своих господ. Защищать Петра в любых ситуациях. Освободить крестьян от дворянского гнета и крепостничества Выполнять свой долг, наложенный на него чином. Быть хорошей женой и хозяйкой в доме.
Отношение к моральным ценностям Считает следование моральным принципам – обязанностью офицера Ценит мораль. Пренебрегает моралью Обладает высокими моральными ценностями, такими как самопожертвенность и преданность. Трудно   выявить моральные ценности у человека, который поднял кровавое восстание, хоть и в с благородной целью. Высокоморальный человек Разделяет уверения мужа. Считает, что аморальных поступков быть не должно.
Отношения к материальным ценностям Равнодушен к богатству. Деньги не имели для нее значения. Никогда не мечтала о богатстве Стремится к деньгам. Равнодушен к деньгам. Особо не стремится к богатству, но не пренебрегает ими. Равнодушен к богатству. Рад тому, что имеет.   Равнодушна к богатству, Довольствуется тем, что есть
Нравственность Нравственный Высоконравственная Безнравственный Высоконравственный человек. Безнравственный Честный, нравственный Нравственная
Взаимоотношения Гринев влюблен в Марию Миронову, вступается за нее и участвует в дуэли за ее честь. К родителям Маши относится с уважением и почтением. К Савеличу относится как к слуге. Ни разу не поблагодарил его за помощь. Влюблена в Гринева, и даже родительский запрет на их женитьбу не избавляет ее от теплых чувств к нему. Боится Швабрина. Он ей неприятен. Надменно относится ко всем. Презирает Семью Мироновых. Увлечен Марией. Хочет на ней жениться, но не задумываясь сдает ее врагам. Предан своему барину. Любит его и готов защищать. Не смеет ослушаться и попросить благодарности за службу. Относится хорошо ко всем, кто относится хорошо к Петру. Выступает жестоким, кровавым предводителем восстания. Убивает родителей Маши Мироновой. Но он помнит о доброте Петра, поэтому дарует жизнь и отпускает его вместе с Марией. Любит жену и дочь. Хорошо относится к Гриневу. Принимает его в своем доме. Во всем поддерживает горячо любимого мужа. Беспокоится за благополучие дочери. Хорошо относится к Гриневу, но против   его брака с Машей.
Преданность родине, отношение к Пугачеву Верен присяге. Не перейдет на сторону врага. Не пресмыкается перед Пугачевым.   Смело отвечает на его вопросы. Не перейдет на сторону врага. Верна сложившемуся укладу. Не знает как относиться к Пугачеву: он убил ее родителей, но спас ее саму. Легко отказывается от присяги. Готов вымаливать прощение, ползая в ногах Пугачева. Предан Родине, предан барину. Не желает присоединяться к восстанию. Не боится Пугачева. Молит его лишь о том, чтобы Емельян пожалел Петра. Предводитель восстания, недовольный сложившимся режимом правления. Преданный солдат, не нарушивший присягу даже перед лицом смерти Поддерживает во всем мужа. Не присягнет Пугачеву под страхом смерти.

Какой же сон видел Гринев в романе «Капитанская дочка» (Капитанская дочка Пушкин)

Какой же сон видел Гринев? Ему снилось, что он вернулся домой: «…Матушка встречает меня па крыльце с видом глубокого огорчения. «Тише,- говорит она мне,- отец болен при смерти и желает с тобою проститься».- Пораженный страхом, я иду за нею в спальню. Вижу, комната слабо освещена; у постели стоят люди с печальными лицами. Я тихонько подхожу к постеле; матушка приподымает полог и говорит: «Андрей Петрович, Петруша приехал; он воротился, узнав о твоей болезни; благослови его». Я стал на колени и устремил глаза мои на больного. Что ж?.. Вместо отца моего, вижу в постеле лежит мужик с черной бородою, весело на меня поглядывая. Я в недоумении оборотился к матушке, говоря ей: – Что это значит? Это не батюшка. И к какой мне стати просить благословения у мужика? – «Всё равно, Петруша,- отвечала мне матушка,- это твой посаженый отец; поцелуй у него ручку, и пусть он тебя благословит…»

Реальная сцена казни Пугачева не может не вызвать в памяти образа чернобородого мужика с топором. И, странное дело, казнь не воспринимается как возмездие, наоборот, она наполняет особым волнующим смыслом образ из Гриневского сна – этому помогает калмыцкая сказка! Пугачев знал, что ждет его, и шел безбоязненно по избранной дороге. Соотнесенность с Пугачевым объясняет появление пронзительного по своей идейной неожиданности оксюморона – ласковый мужик с топором! Читатель наполняет этот образ содержанием, приобретенным в процессе знакомства с Пугачевым. «Ласковость» Пугачева к Гриневу и Маше Мироновой создает ему особый ореол.

Оттого «ласковость» мужика с топором не кажется читателю страшной и странной.

Гринев вначале называет неизвестного «дорожным», «мужичком», ямщик – «добрым человеком». По приезде на постоялый двор Гринев спрашивает Савельича: «Где же вожатый?» При прощании Гринев, благодаря за оказанную помощь, называет своего спасителя «вожатым». Реальное содержание слова «вожатый» однозначно.: проводник. Намерение писателя придать Пугачеву символическое значение образа вожатого реализовано было в названии главы. В нем, как в фокусе, собирался тайный, глубокий смысл образов метели и человека, который знает дорогу. Заглавие подчеркивало возможность превращения однозначного слова в многозначный образ. Неизвестный был вожатым потому, что вывел Гринева из метели к жилью. Но неизвестный окажется Пугачевым, а обстоятельства сложатся так, что он станет вожатым того же Гринева в грозной метели восстания. Сквозь многозначный образ начинало просвечивать скрытое до времени, тайное и громадное значение человека, который может быть Вожатым с большой буквы.

Обратим внимание на подчеркнутую реальность событий сна и действующих лиц – все буднично, ничего символического в описанной картине нет. Она скорее нелепа и фантастична, как это часто и происходит в снах: в отцовской постели лежит мужик, у которого надо просить благословения и «поцеловать ручку»… Символическое в ней будет проступать по мере знакомства читателя с сюжетным развитием романа – тогда родится догадка, что мужик с черной бородой похож на Пугачева, что Пугачев так же ласков был с Гриневым, что это он устроил его счастье с Машей Мироновой… Чем больше узнавал читатель о восстании и Пугачеве, тем стремительнее росла многогранность образа мужика из сна, все отчетливее выступала его символическая природа.

Колоссальный образ чернобородого мужика с топором – это обобщенный поэтический образ могучего народного характера. Обобщенный – хотя он и дан в начале романа, до нашего знакомства с Пугачевым. Объясняется это особой природой символического образа – он лишен статики, Пушкин наделил его способностью «самостоятельно» жить во времени, развиваться, представать в своей многозначности.

Знаменательно, что роман завершался кровавой сценой, написанной уже самим Пушкиным – издателем мемуаров Гринева. Опираясь на «семейственные предания», он писал, что Гринев «присутствовал при казни Пугачева, который узнал его в толпе и кивнул ему головою, которая через минуту, мертвая и окровавленная, показана была народу».

Совершенно особую роль в романе играет сон Гринева, который он видит сразу же после первой встречи с вожатым – Пугачевым. Неизученность реализма Пушкина 1830-х годов приводит к тому, что символическое начало в нем игнорируется, не принимается в расчет при анализе произведений, в частности «Капитанской дочки». Введение сна Гринева объясняется как предваряющая события информация: Пушкин-де предупреждает читателя, что будет с Гриневым дальше, как сложатся его отношения с Пугачевым.

Пугачев вошел в роман поэтически – из «тайного места», из метели. Прозаический его разговор с ямщиком обретает вещий смысл. Неизвестный из метели оборачивается человеком, знающим дорогу, способным выручить из беды. Читатель еще не знает, что это Пугачев. А когда узнает – он вернется к этой сцене, и тогда-то откроется для него глубокое значение ночного разговора Гринева с Пугачевым.

Это становится особенно наглядным в заключительной сцене сна. Гринев не хочет исполнить просьбу матери – подойти под благословение мужика. «Я не соглашался. Тогда мужик вскочил с постели, выхватил топор из-за спины, и стал махать во все стороны. Я хотел бежать… и не мог; комната наполнилась мертвыми телами; я спотыкался о тела и скользил в кровавых лужах… Страшный мужик ласково меня кликал, говоря: «Не бойсь, подойди под мое благословение…»«

Мужик, с топором, мертвые тела в комнате и кровавые лужи – все это уже открыто символично. Но символическая многозначность проявляется от нашего знания о жертвах восстания Пугачева, о многих мертвых телах и лужах крови, которые увидел Гринев позже – уже не во сне, а наяву.

Подобное толкование противоречит самому принципу повествования Пушкина – с его краткостью, с лаконизмом динамически развивающегося сюжета. Да и зачем, спрашивается, дважды повторять одно и то же: сначала во сне, а потом в реальной жизни? Правда, сон в известной мере наделен и функцией предсказывания последующих событий. Но это «предсказывание» нужно совершенно для особых целей: Пушкину необходимо заставить читателя при встрече как бы со знакомыми фактами возвращаться к сцене сна. Об этой особой роли возвращений будет сказано позже. Важно помнить при этом, что увиденный сон – вещий, пророческий: об этом предупреждает читателя сам Гринев: «Мне приснился сон, которого никогда не мог я позабыть и в котором до сих пор вижу нечто пророческое, когда соображаю с ним странные обстоятельства моей жизни». Давний сон свой Гринев помнил всю жизнь. И читатель должен был его помнить все время так .же, как Гринев, «соображать» с ним все случившееся с мемуаристом во время восстания.

Вещие сны человек помнит всю жизнь, и особенно остра память в период ожидания исполнения этого сна. Притягательная, гипнотизирующая сила символического сна такова, что читатель не может забыть его. Образ мужика с топором, сливаясь с поэтическим образом Пугачева, становится глубоко содержательным символом романа – в нем, как в накрепко сжатой пружине, сконцентрирован идейный смысл «Капитанской дочки».

Подобное восприятие символического смысла сна обусловливается многовековой народной традицией. Исследователь сновидений в народных верованиях справедливо писал: «С самых древних времен человеческий ум видел в сновидениях одно из наиболее действительных средств для того, чтобы приподнять таинственную завесу будущего». Вещие, пророческие сны, пишет тот же исследователь, опираясь на богатейший материал наблюдений, «никогда не забываются человеком до тех пор, пока не сбудутся» !. Пушкин знал эти верования. Оттого Гринев и не забывал свой вещий сон. Не должен был его забывать и читатель.

И, наконец, эти слова мужика – «не бойсь!..», поражающие сначала своей как бы абсурдностью: ну как же не бояться человека с топором, которым он машет, наполняя комнату трупами? Нельзя не бояться такого мужика! Но возвращение читателя к сцене сна во всеоружии знания Пугачева кардинально обновляет смысл этого слова. Ведь все отношения Пугачева с Гриневым и строятся на том, что он ласково убеждал его не бояться восстания – затем и калмыцкую сказку рассказывал, и уговаривал перейти к нему.

Капитанская дочка (Опера) Сюжет и персонажи

Сценаристы: Цезарь Кюи

Обзор

  • Обзор
  • Персонажи
  • Сцены
  • викторины
  • изображения
  • сопутствующие товары
  • Полезные статьи

Обзор

Показать информацию

Музыка

Цезарь Кюи

Категория

Опера

Количество актов

4

Жанры

Литой Размер

большой

Лицензиар

Нет / без лицензионных отчислений

Заметки о кастинге

В основном мужской состав
Включает взрослых, зрелых взрослых, пожилых, поздних подростков, молодых взрослых, ранних подростков.

Синопсис

Действие происходит в России, в 1775 году во время Пугачевского восстания. Родители отправляют юного Петра в крепость, чтобы он записался в солдаты. В пути ему помогает пройти через метель проводник, который позже оказывается лидером повстанцев Пугачевым. В крепости он влюбляется в Машу, дочь коменданта. Вскоре повстанцы захватывают крепость и убивают родителей Маши. Петр оказывается замешанным в мятеже, но обращение Маши к Екатерине Великой приводит к его оправданию.

Ведущие персонажи

Петр [или Петр] Андреевич

Капитанская дочка — Опера

Пугачев

Капитанская дочка — Опера

Маша

Капитанская дочка — Опера

Посмотреть всех персонажей Капитанская дочка

Разделы справочника «Капитанская дочка»

Обзор

  • Обзор
  • Персонажи
  • Сцены
  • викторины
  • изображения
  • сопутствующие товары
  • Полезные статьи

Потрясающее откровение и несколько важных уроков – Хроника доказательного наставничества

Джин Родс

Исследователи и практики часто ссылаются на «Одиссею» Гомера, когда обсуждают древние корни наставничества. В нем Одиссей назначает старого друга Ментора присматривать за своим домом и сыном Телемахом в его отсутствие во время Троянской войны. По общему мнению, Ментор был защитной, руководящей и поддерживающей фигурой, которая действовала как мудрый и надежный советник Телемаха, сына Одиссея.

Этот древний миф четко воплощает наши представления об идеальных отношениях между поколениями и помог объединить тысячи программ и одноименную организацию MENTOR вокруг общих целей. Более внимательное прочтение эпической поэмы Энди Робертса (1999), однако, предполагает, что наше поле могло бы быть так же логично названо пастухом, чайкой, дочерью капитана корабля или ласточкой, все из которых были формами, которые греческая богиня Афина Паллада (Афина) воплотила, чтобы передать мудрость юному Телемаху. Конечно, ее первое появление было в образе «вождя тафийцев по имени Ментес». (там же: 28).

Проанализировав «Одиссею» через призму наставничества, Робертс пришел к выводу, что Ментор ни в коем случае не был главной фигурой в эпической поэме и, ну, не совсем образцовым наставником. По словам Робертса, Ментор не изображается как направляющий Телемаха каким-либо значимым образом — на самом деле в стихотворении «нет упоминания о том, что он дает советы, советует или воспитывает». Более того, вместо того, чтобы служить защитником, Ментор возглавил полный хаос, позволив дому Одиссея погрузиться в руины и наводниться нежелательными женихами, которые издевались над Телемахом и беспокоили его мать. Это далеко от образа мудрого и заботливого советника.

Почему же тогда слово наставник стало синонимом мудрости, руководства, совета и совета? Робертс утверждает, что претензией Ментора на архетипическую мантию мы обязаны одной из самых популярных книг 17 века, Les aventures de Telemaque (1699 г.), французскому роману Фенелона, архиепископа Камбре и наставника внука Людовика XIV. . Книга похожа на раннюю форму фанфикшена, поскольку автор построил ее на основе «Одиссеи» Гомера, чтобы рассказать новую историю об образовательных путешествиях Телемаха и его наставника, наставника. В книге также содержался резкий упрек самодержавному правлению Людовика XIV и бесчинствам его двора, что объясняет как ее популярность, так и изгнание автора из Версаля. Хотя термин «наставник» не упоминался в течение предыдущих трех столетий, он стал широко использоваться в последующие десятилетия после этой книги.

Несмотря на наше ошибочное мнение, есть интересные выводы из Афины, Ментора и самой эпической поэмы. Например, Афина, казалось, интуитивно чувствовала необходимость быть «заслуживающим доверия посланником», передавая мудрость, в которой Телемах нуждался, но не мог сразу получить от богини. Надежные мессенджеры использовались во многих мероприятиях в области здравоохранения (Lavis, 2003) для более эффективной передачи знаний, и программа наставничества Arches является ярким примером программы, которая эффективно использовала эту идею.

Точно так же, принимая разные роли, Афина, похоже, также понимала, что молодым людям нужны разные и часто несколько наставников.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *