Гроза варвара островский: Характеристика героя Варвара (Гроза Островский А.Н.) :: Litra.RU

Содержание

сочинение по литературе на Сочиняшка.Ру

  • Сочинения
  • /

  • Литература
  • /

  • Островский

Варвара Кабанова — это дочь зажиточной купчихи Кабанихи и сестра Тихона Кабанова, мужа Катерины. Образ девушки ярко выделяется на фоне образов остальных членов семьи.

Островский подробно не описывает внешность и наряд Варвары, но подчеркивает, что она молодая и красивая девушка. Варвара привлекает к себе внимание не красотой, а своенравным характером, вызывающем поведением.

Тирания, деспотизм и жестокость Кабанихи обращены не только в сторону Катерины, но и в сторону родной дочери, Варвары. Однако, девушка не поддается давлению матери. Варвара очень умная и находчивая, а природная гордость и сила духа не дают ей дать себя в обиду. Девушка научилась искусно лгать матери, брату и другим окружающим людям. По словам героини, у них на этом дом держится. Варвара делает вид, что уважает Кабаниху и выполняет все требования матери, но в душе не испытывает к ней привязанности.

Несмотря на свою внешнюю испорченность, Варвара в глубине своей души сохранила добро и стремление к любви. Она искренне полюбила Катерину, жену своего брата, Тихона. Варвара желала ей счастье и хотела помочь ей приспособиться к жизни в их доме. Однако, Катерина была совсем другой. Ей было противоестественно лгать, быть лицемерным человеком.

У Варвары был возлюбленный — Кудряш, сотрудник Дикого. Он был таким же ярким, бойким, смелым, веселым, активным молодым человеком. В те времена это было очень неприлично для молодой и незамужней девушки, но Варвара думала, что нужно делать то, что хочешь, а не то, что от тебя требует общество. Девушка искренне любила своего возлюбленного, была очень проницательной, смекалистой, поэтому Варвара быстро узнала о чувствах Катерины к Борису. Девушка захотела помочь им, поэтому устроила им тайное свидание в саду, подобное встречам девушки с Кудряшом.

В этих поступках проявляется сострадание, находчивость, эмоциональность, желание помочь ближнему, присущие Варваре.

Кабаниха осуждала ночные свидания дочери и пыталась ее контролировать, не выпускала ее одну из дома. Варвара предупреждала мать, что все ее действия приведут лишь к худшему результату. Однако, между ними не было взаимопонимания. Однажды своенравная Варвара не удержалась и сбежала с Кудряшом в неизвестном направлении. На этом ее история заканчивается.

Варвара — это смелая, активная, бойкая девушка. Она не похожа ни на одного из других персонажей «Грозы».

Характеристика Варвары из пьесы «Гроза» А. Н. Островского

Марфа Кабанова установила в семействе диктаторские законы, которым должны повиноваться все без исключения. Такие правила не устраивали никого, но перечить помещице никто не мог. Тихону не хватало смелости, и он, дабы хоть как-то утешиться, прикладывался к алкоголю. Катерина жила в доме свекрови как птица в клетке, она поддалась соблазну и решилась на суицид после душевных мук.

Варвара — это единственный человек, который без особых жертв для своего нрава и психики научился жить в доме матери. Девушку отличает от прочих героев её

практичный подход ко многим вещам.

Качества, присущие характеру дочери Кабановой

  • смелость;
  • находчивость;
  • практичность;
  • жизнерадостность.

Её не назовёшь циничной, а скорее практичной особой. Зная, что мать не одобрит её связь с Ваней Кудряшом, Варя все равно бегает к нему на свидания и даже получает от этих тайных прогулок наслаждение.

Девушка отличается сильным характером, который обеспечит ей в будущем уверенность в своих силах. Жизнь в отчем доме научила врать, изворачиваться и пропускать обидные вещи мимо уха. Несклонная к истерикам

, озорная девушка находит способ выбегать на вечерние свидания к своему жениху. Её хитрости можно позавидовать, ведь пришлось подменить ключ от садовой калитки, хранившийся у матери, чтобы каждый вечер сбегать через неё на «свободу».

На фоне беззаботности нетрудно разглядеть и сочувствие, которое проявляет к Катерине Варвара. Она выслушивает печали девушки, и искренне сопереживает ей. В меру своей нравственности, Варвара предлагает Катерине выход из сложившегося положения, который, по её мнению, многое разрешит. Дочь Кабановой предлагает своей невестке сходить на тайное свидание с Борисом, которое сама же и помогает организовать. Катя не привыкла жить во лжи, и робко говорит об этом своей золовке.



Образ Варвары в пьесе «Гроза»

Ясно, что основное внимание в островской пьесе приковано к трагической судьбе Катерины. Но даже за её спиной ярким пятном проступает фигура Варвары, которую автор создал для контраста двух характерных образов. Один робкий, нежный и слегка меланхоличный — Катерины, а другой практичный, жизнерадостный и находчивый — Варвары.

Лживость этой героини также оправдана

, ведь девушка не врёт ради обогащения.

Её живой ум помогает разобраться, насколько глупы и неправильны законы, царящие вокруг. Истерики Кабанихи не вводят её в ступор, она даже находит в себе смелость шёпотом с сарказмом комментировать их.

Образ Варвары Островский позволяет читателю додумывать самому, он лишь вкладывает в её уста цитаты, которые и определяют её характер.


Речевая характеристика Варвары

Смелая и свободолюбивая — так можно охарактеризовать Варвару Кабанову.

Выполнив речевую характеристику Варвары, сделаем выводы о таких чертах героини:

  • сочувствующая;
  • склонная к анализу и к философии;
  • способная по-сестрински любить.

Поглощённая своими чувствами, девушка, тем не менее, не обходит сочувствием Катерину. Фраза: «Что мне тебя судить! У меня свои грехи есть» говорит о том, что она далека от осуждения, и как покажет будущее, даже готова протянуть руку помощи.

Девушка не считает нужным открыто

противиться нраву матери, но её поведение она подвергает осуждению: «Нашла место наставления читать…»

Способность философски подходить к некоторым устоям и понятиям обнаруживается во фразе бунтарки — «Красота-то ваша вас радует?». А эта фраза повествует о том, как оправдывает себя юная Кабаниха за обман и вранье: «И я не обманщица была, да выучилась, когда нужно стало».

Бунтарский дух не смогли погасить обстоятельства и авторитарная натура матери. После фразы «Не запирайте, хуже будет!», Варвара сбежала из дому вместе со своим возлюбленным.

В заключение хочется отметить, что только на первый взгляд Варвару можно считать лживым и безнравственным человеком. Стоит поближе познакомиться с её матерью, и поневоле начинаешь сочувствовать её детям, которых диктатура Марфы Кабановой сделала слабыми и лживыми. Научившись врать, Варвара адаптировалась к окружающим условиям, и даже стала получать от них свою порцию удовольствия. Все будет «шито-крыто», если провернуть все правильно.

Искренняя любовь к Катерине

открывает натуру девушки с другой стороны. Здесь она не только сочувствующая, но ещё и искренне любящая «За что ж мне тебя не любить-то!».

Бойкая, весёлая и смелая натура девушки просто не позволяет ей надолго погружаться в уныние. И талантливый прозаик это ясно показал, на фоне самодуров, инфантильных мужей и слишком ранимых дев.

Все свои поступки Варвара осознаёт, поэтому её не назовёшь легкомысленной. Убегая из отчего дома, девушка спасается от монастырского заточения, стремясь к развлечениям.

Возможно, она и чувствует свою вину в гибели чистой и романтичной Кати, но ясно, что долго терпеть душевные терзания не станет, а смело окунётся в новую бурную жизнь с головой.

/ / / Образ Варвары в пьесе Островского «Гроза»

Островский в своей пьесе « » подняв проблему «темного царства», доказал, что оно существует в реальном мире. Одним из жителей этого царства была Варвара.

Она была дочерью и сестрой . С раннего детства Варя ощутила на себе все законы и порядки «темного царства». В душе она была не такая, как ее окружение, но открыто протестовать девушка не решалась. Со временем она приспособилась к такой жизни, пусть даже скрывая свои предпочтения и обманывая окружающих.

Варвара выросла эгоисткой и жила только в свое удовольствие. Стоит отметить, что Варя стала тем человеком, которому Катерина могла доверить свои секреты. Только ей главная героиня рассказала о своем увлечении Борисом. очень ценила дружбу и любила сестру своего брата. Она видела в Варваре того человека, который может поддержать в трудную минуту, дать совет или просто поболтать по-женски.

Жизнь в доме Кабановых научили Варвару быть скрытной. Она была авантюристкой, любящей приключения. Варя не отличалась высокой моральностью, нежностью, мечтательностью, порядочностью, как ее подруга Катерина. Она не разделяет ни мыслей, ни фантазий главной героини. Все, что было ценно и дорого Катерине, не представляло ни какой ценности для Варвары. Они были полными противоположностями. Возможно поэтому, они и были хорошими подругами, ведь дополняли друг друга.

С матерью у Варвары были напряженные, даже враждебные отношения. Варя не могла терпеть тиранию и самодурство Кабанихи. Она могла не задумываясь сказать ей неправду или плохо отозваться о ней.

В отличие от своего брата Тихона, у Варвары был стержень, она обладала волей и смелостью. Будучи частью «темного царства», Варя не чувствовала ответственности за свои поступки. Девушка живет по принципу «делай, что хочешь, только бы шито да крыто было». Именно поэтому Варвара советует Катерине тайно встретиться с Борисом и даже помогает организовать свидание.

Подталкивая главную героиню к Борису, Варвара предает своего брата, но это для нее не важно, ведь она привыкла жить только для себя в свое удовольствие. Возможно, этим поступком Варя хотела затащить Катерину в «темное царство», сделать ее похожей на себя. В конечном итоге, Катерина поддалась уговорам своей подруги и пошла на свидание к Борису.

Островский отвел Варваре роль искусительницы.

Варя, как и Тихон, была жертвой «темного царства». Но все равно продолжала жить по его законам, ведь это было удобно, а других законов она не знала.

Варвара Кабанова является одним из нескольких главных персонажей в известной драме А. Н. Островского «Гроза». По сюжету, живет Варвара в городе Калинове, ей не нравятся многие порядки в этом городе, но она не стремится с ними бороться, она научилась жить по-своему, просто приспосабливаясь к чужим правилам. Образ Варвары в пьесе «Гроза» очень быстро привлекает внимание читателя. Эта девушка имеет сильный и стойкий характер, и, несмотря на то, что она не пытается противостоять своей матери, не собирается ей потакать.

Сочинение 2

Варвара Кабанова одна из главных героинь пьесы «Гроза». У нее есть брат – Тихон, ее мать — Марфа Игнатьевна.

В пьесе можно заметить отличия сестры и брата. Вера бойкая, а у Тихона отсутствует инициатива. Они оба не готовы принять правила своей жизни, но Варвара приспосабливается.

Она достаточно хитра и умна. Ей не по нраву устои Домостроя. Она всегда поступает так как ей вздумается. Вера довольно ветрена, она подговорила Катерину на свидание с Борисом. Она полагает, что нужно действовать по велению души, а в грехах сознаваться не нужно.

Героиня не выступает против жесткого порядка, но она борется за свободу при помощи лжи. После того как ее мать приказала ее запереть, Варвара решает бежать из дома вместе с Кудряшом. Так она желает начать новое существование без патриархальных законов матери.

В пьесе есть еще один персонаж – Катерина. Она не такая как Варвара. Ей кажется, что предательство мужа это плохо, также как и жизнь с ненавистной свекровью. Поэтому она решает покончить с собой: «В могиле лучше», думает она.

В этой драме рассматривается увлечение страстной Варвары, ее борьба с правилами дома. Варвара, как и Катерина молода и красива. Они живут в провинциальном городе Калинов и принадлежат к купеческо-мещанскому слою.

Обе девушки жертвы деспотичной Кабанихи. Она тиранит не только дочь, но и невестку. Катерина любит мечтать, Варвара же более приземленная, она умеет врать.

Варвара не замужем и она встречается с Ваней Кудряшом. Он бойкий парень, как и она. Эти встречи она скрывает от матери, но не боится быть разоблаченной. Варвара не считает, что люди обязаны мучить себя и приносить в жертву собственное счастье ради тех, кто оценить этого не способен. А вот Катерина замужем, она ценит целомудрие и чистоту. Ее встречи с Борисом представляются ей страшным грехом.

Варвара же решает сбежать из дома, когда ее мать делает ее существование невыносимым. Бежит она со своим возлюбленным Кудряшом.

В пьесе «Гроза» можно увидеть 2 разных образа. Это Катерина и Варвара. Обе женщины не способны существовать во лжи, им нужна любовь. Каждая из них старается бороться с этим положением вещей, но у каждой при этом свой путь. На это повлияло их воспитание и взгляды на жизнь.

Островский вносит в пьесу новые веяния. Он показывает иную сторону жизни купцов. Поэт демонстрирует бесправие, жестокость, обман.

Какая она — Варвара?

Варя является человеком реалистичным, она прекрасно понимает, что ее судьба зависит только от нее самой. Этим образ Варвары в пьесе «Гроза» существенно отличается от образа мечтательной Екатерины. Варвара понимает, что жизнь, которой живут люди в ее городе, уже не актуальна, поэтому она не боится критиковать слова своей матери. Это подчеркивает ее ум и характер.

Далее в пьесе перед читателем еще ярче раскрываются такие Вари, как мышление и проницательность. Она с легкостью догадывается, что замужняя Катерина тоскует по чужому мужчине. И пока та еще не до конца разобралась со своими желаниями, как Варя уже все поняла и начала строить планы.

Варвара достаточно прагматичная девушка. Она понимает, что не нужно ждать от окружающих ни жалости, ни сострадания и уж тем более беспрекословно выполнять чужие распоряжения. Но при этом ей удается не вступать в открытый конфликт с окружающими, создавая видимость приличия.

Катерина и Варвара


Катерина и Варвара в драме А. Н. значительно отличаются друг от друга не только своей внешностью, но и характером, мировоззрением. Катерина выступает принципиальным, искренним и честным персонажем. Эта героиня не умеет обманывать и не способна на фальшь. Она принимает все за чистую монету, поэтому ей очень тяжело жить не только в семье Кабановых, но и в самом городе Калинове. Катерина – это человек, который не изменит своим правилам, не пойдет против своих принципов, не сможет долго жить в неволе.

Совсем другое дело – Варвара. Она не суеверна, ничего не боится. Варя способна не только жить по чужим правилам, но и нарушать их, не вызывая при этом ни единого конфликта. Варвара — человек, который научился жить в том мире, который сложился вокруг.

Уникальность героини

Варвара («Гроза»), характеристика которой не может быть однозначной, по-своему уникальна. Она далеко не глупа, остроумна, имеет сильный характер и вызывает у читателей определенную симпатию. Например, в отличие от трепетной Катерины, она совершенно не боится грозы. Кроме того, она вовсе не считает обязательным соблюдать патриархальные обычаи, принятые в ее среде. Несмотря на воспитание, она прекрасно умеет отличать хорошее от плохого, и сочувствует Катерине. Но разделять ее трагическую судьбу вовсе не желает. У Варвары одна надежда — найти подходящего мужа и вырваться из плена «темного царства». Она покидает дом, когда понимает, что ее планы могут потерпеть крах. Эта девушка, без сомнения, являет собой тип способной самостоятельно мыслить и принимать решения.

Теперь вы знаете, что не только Катерина может вызвать интерес в пьесе «Гроза» (Островский). Варвара — не менее яркий персонаж, который, правда, постоянно находится в тени главной героини. Но ее образ воплощает в себе зарождение нового типа русской женщины — свободной от мрачных предрассудков старины и способной отстоять собственную независимость.

Чаще всего анализу подвергаются главные персонажи произведений. Но имеются роли второго плана, которые помимо воли притягивают внимание читателя, и он начинает сопереживать им или же выражать неприязнь.

Такой яркой получилась второстепенная роль Варвары Кабановой в пьесе «Гроза» А. Н. Островского. Она дочь Марфы Игнатьевны Кабановой, которая является хозяйкой дома, где и проживает большая часть героев произведения. Рождённые и воспитанные в одной семье

брат Тихон и сестра Варя кардинально отличаются чертами характера. Если Тихон, муж главной героини драмы Катерины, является человеком бесхарактерным и слабым, то в Варваре отмечается больше силы, жизненной энергии и любви к приключениям.

Две противоположности

Варвара полна решительности, в отличие от своей золовки Катерины. Она реально оценивает недостойный характер своего брата и не видит ничего плохого в том, что Катерина ему изменяет. Будь Варя на ее месте, она бы так никому и не призналась в этой измене, но Катерина не способна молчать, она все рассказывает мужу. Можно ли считать Варю подлой или циничной? Нельзя ничего утверждать, ведь именно такой характер помогал ей справиться с условиями, в которых она росла.

В этом и заключается образов. Катерина и Варвара в драме «Гроза» являются как бы противоположными мирами, которые пересекаются между собой. С помощью этих двух девушек автор пытался показать разные типажи людей, их поведение, сильные и слабые стороны.

Плюсы и минусы характера Варвары

Очень много различных качеств соединил в себе образ Варвары. В пьесе «Гроза» она выступает очень реалистичной девушкой, даже слишком. Хорошо это или плохо – судить читателю. Также Варя является прямолинейной, но в то же время хитрой девушкой. В ней собрано достаточно большое количество прекрасных черт характера, но атмосфера фальши и обмана в родительском доме, оставила свой отпечаток на ее характере. «Делать можно все, лишь бы никто не знал» — это является жизненной позицией героини.

План образа Варвары из пьесы «Гроза» несет в себе не только ее черты характера, но и ее мировоззрение, ее поведение в различных ситуациях, ее ошибки.

Варвара намного умнее и опытнее, чем Катерина. Хоть последняя — замужняя женщина. Варя намного лучше разбирается в жизни.

Внимание, только СЕГОДНЯ!

Является пьеса «Гроза». В ней присутствуют незабываемые женские образы — грозная Кабаниха, искренняя Катерина, хитрая Варвара. Все эти персонажи заслуживают отдельного внимания, ведь каждый из них по-своему уникален. Но в этой статье мы поговорим о самом малоизученном из них — Варваре.

Расчетливость — определяющая черта

После прочтения вышеприведенных строк может создаться впечатление, что речь идет о положительном персонаже. Однако характеристика Варвары из пьесы «Гроза» определяет основную направленность ее личности вовсе не как духовность и не как стремление к красоте, к новому. Сущностью Варвары Кабановой является расчет.

Она, просчитав ситуацию, когда ей выгодно, может совершить как хороший поступок, так и плохой. Мерилом является лишь ее здравый смысл, допускающий совершение подлостей из корысти.

Варвара и Катерина

Варвара («Гроза»), характеристика которой будет изложена ниже, не занимает ведущей позиции в системе образов пьесы. Однако этот персонаж также играет существенную роль в произведении. В «Грозе» ее образ постоянно оттеняет искренность и душевную красоту другой главной героини. Ведь Варвару в этой пьесе проще всего сопоставить именно с Катериной. Обе девушки живут в одном доме и, видимо, являются ровесницами. Они проводят вместе много времени, именно с Варварой Катерина делится своими воспоминаниями и душевными переживаниями. В обеих девушках присутствует нечто искреннее и живое. Однако Варвара здраво смотрит на жизнь. «Я хуже тебя» — откровенно заявляет она Катерине. Девушка совершенно не обольщается на свой счет, и это говорит об ее остром уме и трезвой самооценке. Но почему же она хуже главной героини?

Варвара в любви

Варвара («Гроза»), характеристика которой заслуживает отдельного внимания, так же, как и Катерина, влюблена. Однако даже к предмету своих чувств — Кудряшу — она обнаруживает некоторое равнодушие. В ней нет пламенной страсти, и это отчетливо проявляется в сцене ее свидания с возлюбленным. Вместо глубоких эмоциональных переживаний, свойственных Катерине, Варвара демонстрирует холодность и равнодушие. Впрочем, ее возлюбленный также не страдает от сердечных переживаний. Островский не раз указывает на это в своих ремарках: «Варвара прилегает к плечу Кудряша, который, тихо играет». Во время бесед со своим любимым Варвара постоянно зевает. Все в отношениях с Кудряшом ей кажется привычным и обыденным. Но, может быть, это притворное равнодушие, и девушка просто скрывает свои истинные чувства?

Роковая роль Варвары в жизни Катерины

Прижившаяся и привыкшая к «темному царству» Варвара сочувствует невестке Катерине, терзаемой купчихой Кабанихой и неподдерживаемой мужем — индифферентным ко всему и растоптанным морально Тихоном. Когда молодая женщина Катерина воскликнула, что желает ощутить жизнь, радость, дочь купчихи понимает это по-своему.

Как мы уже упоминали, характеристика образа (Варвара) в драме «Гроза» не отличается высокими моральными принципами. Выросшая в атмосфере лицемерия и обмана, она считает нормальным, если золовка изменит ее брату. Она не считает, что это семейный позор.

Для того чтобы разнообразить жизнь Катерины, сочувствуя ей, Варенька устраивает ей свидание с Борисом, племянником купца Дикого. При этом даже не подозревая, что измена нанесет молодой женщине глубокую моральную травму и подставит под нещадный удар «темного царства».

Жизненная философия героини

Дело в том, что Варвара («Гроза»), характеристика которой имеет большое значение для раскрытия основной идеи произведения, обладает иным типом сознания, нежели Катерина. Она покорно принимает условия своей жизни и пассивно приспосабливается к ним. Девушка не любит лишних разговоров, и все ее мысли сосредоточены на уровне бытовых проблем, повседневных отношений и принятых в ее среде правил. Образ Варвары («Гроза») — это олицетворение человека, который не нуждается в творческом озарении и любовных муках. Девушке даже смешны все эти нерациональные душевные порывы. «Мудрая какая-то» — говорит она о Катерине и совершенно не понимает ее. Ее обыденное сознание руководствуется здравым смыслом, а мечтательность главной героини она считает некой слабостью. Даже если бы у Варвары были крылья, она вряд ли пустила бы их в ход без весомой причины. «Витание в облаках» ей абсолютно не свойственно. Поэтому и любовь для нее — всего лишь повседневная обязанность, окрашенная соблазнительным авантюризмом.

Популярные сочинения

  • Сочинение Победа в войне — заслуга народа
    В обществе есть определенные управляющие и направляющие элементы, которые определяют зачастую если не структуры этого сообщества, то формы, очертания, ход основных процессов.
  • Сочинение Наша квартира (описание)
    Мы с родителями проживаем в двухкомнатной квартире. Купили мы её на самом верхнем (семнадцатом) этаже. Наш дом с лифтом и мусоропроводом. Мне нравится смотреть сверху на вид улиц, автомобилей
  • Сочинение по картине Портрет Арсеньевой Боровиковского (описание для 5, 9 класса)
    На портрете изображена молодая девушка лет семнадцати. У нее милое лицо, белоснежная кожа и румяные щеки. Красивые кудрявые волосы, пухлые щеки и пронзительный взгляд

Отношения с матерью

Кабанова Варвара в пьесе «Гроза» является сестрой Тихона и дочерью Кабанихи. В принципе, ее можно также назвать жертвой «темного царства», ведь воспитание в доме властной матери окончательно искалечило ее в нравственном плане. Внутренне Варваре чужды патриархальные законы, которые ей с детства навязывают, однако жизнь научила ее скрывать подлинные чувства. У девушки сильный характер, и она могла бы открыто отстаивать свои убеждения, но не хочет делать этого. Ей намного проще существовать по принципу: поступай, как хочешь, но так, чтобы никто об этом не узнал. Наверное, воспитание деспотичной Кабанихи и не могло привести к другому результату. Умная и хитрая Варвара умеет приспосабливаться к общепринятым порядкам: она легко обманывает, виртуозно притворяется и, в конце концов, делает все по-своему. Лицемерное поведение матери научило ее тому, что иначе жить нельзя. Все вокруг лгут, так почему же она должна быть искренней? Лишь когда девушку посадили под домашний арест, она решилась убежать из дома. Тем самым она нанесла сокрушительный удар своей матери.

Варвара — морально искалеченный человек

Характеристика Варвары из пьесы «Гроза» дает нам основание рассуждать, что «темное царство» оставило неизгладимый тлетворный след на ее личности. У этой молоденькой девушки внутри уже прочно сложилась лакейская сущность. Сформировался полностью типаж приспособленки. Если нужно, она будет молчать и делать вид, что согласна с тем, кто сильнее. При этом ее позиция будет при ней. Это неписаные правила, по которым живет большинство населения Калинова. Ее жизненный принцип — творить, что заблагорассудится, скрывая это.

Неоптимистична автобиографическая характеристика Варвары из пьесы «Гроза»: сама она считает, что окружающий мир навсегда уничтожил ее чистоту и честность. Она выучилась лгать всегда и во всем. Считает правильной линией поведения «чтобы все было шито да крыто». Юная девушка уже не питает надежд на романтику в жизни, на то, что встретит любовь… Она просто живет в свое удовольствие. Втайне встречается с Кудряшом, приказчиком купца Дикого («А что за охота сохнуть-то!..»).

При этом она знает, что тот также не питает особых чувств к ней.

Сравнительная характеристика Катерины и Варвары в таблице

Катерина Варвара
Характер Искренняя, общительная, добрая, честная, набожная, но суеверная. Нежная, мягкая, в то же время, решительная. Грубоватая, веселая, но неразговорчивая: «… много разговаривать не люблю». Решительная, может дать отпор.
Темперамент Страстная, вольнолюбивая, смелая, порывистая и непредсказуемая. Она сама о себе говорит «Такая я уж зародилась горячая!». Вольнолюбивая, умная, расчетливая, смелая и непокорная, не боится ни родительской, ни небесной кары.
Воспитание, семья Росла вольной, в доме ее любили, баловали, все позволяли. Маменька в ней души не чаяла. Росла с волевой, непреклонной матерью, чуждой ко всему новому, но все же, ласковой к ней.
Вера в Бога Верила безгранично, всей душой, растворяясь в своей вере, словно в сказке. Молилась так, что все только на нее смотрели. Ходила в церковь, но больше формально, грешить не боялась, свою судьбу решала сама.
Отношение к жизни Жизнь для нее есть любовь и воля, без этого она не видит своего существования. Жизнь для нее – это воля и веселье: «… некогда мне. Мне гулять пора». Живет, чтобы наслаждаться жизнью.
Отношение ко лжи Катерине чужда ложь: «Обманывать-то я не умею; скрыть-то ничего не могу». Может подстраиваться под обстоятельства: «Я не обманщица была, да выучилась, когда нужно стало».
Отношение к Кабановой Поначалу не делает отличия между родной матерью и свекровью, проявляет уважение, но может высказать свое мнение при ней. В конце проявляет нетерпимость: «Сокрушила она меня…» Она тать терпит до поры до времени, но не любит. Не боится ее и не позволяет ей управлять собой.
На что готовы ради любви Ради любви жертвует всем. К сожалению, она поняла, что эта ноша не для ее любимого. Без любви Катерине не нужна жизнь: «Для чего мне теперь жить?». Варвара не понимает жертв и метаний Катерины: « Ты какая-то мудреная, бог с тобой!» Для нее любовь – это игра, наслаждение.
Чувства к любимому Любит беззаветно, страстно. Страстных проявлений не выказывает: «Зевает, потом целует холодно…».
Отношение к браку Несмотря на любовь к другому, вначале Катерина пытается сохранить брак и полюбить мужа. К сожалению, причин для этого не находит и в конце его ласки для нее «хуже побоев». Мучить себя в браке не станет: «Какая ж неволя себя мучить-то?». Она будет делать так, как ей хочется, лишь бы «шито, да крыто было».
Отношение к себе В начале жалеет себя, затем боится своего нрава, потом ругает и ищет искупления. Дает себе трезвую оценку, понимая, что грешна: «Я хуже тебя».
Отношение к устоям города Катерина женщина нового времени, она не сможет жить в этом «темном царстве». Может приспособиться к жизни, но до тех пор, пока ее не трогают.
Отношение к неволе «Ох, горька неволя…». Она готова стать бабочкой, лишь бы быть на воле. О себе говорит, что ничего ее не удержит: «Не хочу здесь жить, так не стану, хоть ты меня режь!» Варвара вольная казачка. Она убегает из дома с Кудряшом, но не из-за любви, а в доказательство, что может это сделать: «Не запирайте, хуже будет».

Варвара Кабанова - Варвара здесь! — ЖЖ

Александр Николаевич Островский. "Гроза" (1859 год)
Среди персонажей пьес Островского можно выделить особую категорию тех, которые для достижения своих целей (связанных с определённым воздействием на окружающих) творят своего рода “спектакль”, с заранее намеченным хотя бы в самых общих чертах “сценарием”, с принятыми на себя и назначенными некоторым привлечённым лицам “ролями”. Среди проявляющих подобную постановочную активность можно назвать прежде всего Глумова в пьесе “На всякого мудреца довольно простоты”, Мурзавецкую в “Волках и овцах”, Счастливцева и Несчастливцева в “Лесе”...
Конечно, указанный приём не является монополией Островского, в мировой драматургии он широко распространён. Присущ и театру Шекспира. А название поставленной Гамлетом “Мышеловки”, пожалуй, было бы удобно, связав его с интересующим нас приёмом, использовать как своего рода термин.
Итак, речь пойдет о “спектакле-мышеловке” в “Грозе”. Здесь он не особенно бросается в глаза. Но приглядевшись, его удаётся обнаружить.
Даже на самый поверхностный взгляд наибольшие способности к “постановочной деятельности” в “Грозе” обнаруживает Варвара Кабанова.
Первые же (после появления её на сцене - в явлении пятом первого действия) реплики Варвары, содержащие полемический комментарий к высказываниям Марфы Игнатьевны, снабжены авторской пометкой: “про себя”.
КАБАНОВА. Не очень-то нынче старших уважают.
ВАРВАРА (про себя). Не уважишь тебя, как же!
И ниже:
ВАРВАРА (про себя). Нашла место наставления читать.
Тем самым с самого начала подчёркивается, что Варвара - себе на уме.
Учтём также самохарактеристику Варвары в разговоре с Катериной, где она откровенно причисляет себя к “обманщицам”. На реплику Катерины: “Обманывать-то я не умею, скрыть-то ничего не могу,” - Варвара отвечает: “Ну, а ведь без этого нельзя; ты вспомни, где ты живёшь! У нас весь дом на том держится. И я не обманщица была, да выучилась, когда нужно стало...” И в том же эпизоде чуть ниже: “А по-моему: делай что хочешь, только бы шито да крыто было.”
Поразительные способности Варвары пускаться на уловки, держа при этом полный контроль над ситуацией, предусматривая все мелочи, видны, например, в том, как она обеспечивает прикрытие ночных гулянок. Об этом у неё заходит разговор с Кудряшом:
КУДРЯШ. А это вы важную штуку придумали, в садовую калитку лазить. Оно для нашего брата оченно способно.
ВАРВАРА. Всё я.
КУДРЯШ. Уж тебя взять на это. А мать-то не хватится?..
ВАРВАРА. Э! Куда ей! Ей и в лоб-то не влетит.
КУДРЯШ. А ну, на грех?
ВАРВАРА. У неё первый сон крепок; вот к утру, так просыпается.
КУДРЯШ. Да ведь как знать! Вдруг её нелёгкая поднимет.
ВАРВАРА. Ну, так что ж! У нас калитка-то, которая со двора, изнутри заперта, из саду; постучит, постучит, да так и пойдёт. А поутру мы скажем, что крепко спали, не слыхали. Да и Глаша стережёт; чуть что, она сейчас голос подаст. Без опаски нельзя! Как же можно! Того гляди в беду попадёшь.
В другом эпизоде мы видим, как Варвара буквально читает мысли своего брата, элементарно просчитывая его поведение:
ВАРВАРА. По глазам вижу, что у тебя на уме-то. К Савёлу Прокофьевичу хочется, выпить с ним. Что, не так, что ли?
ТИХОН. Угадала, брат.
Для Варвары не составляет секрета, о чём за закрытыми дверьми беседуют “маменька” и Тихон:
КАТЕРИНА. Где ж это Тихон-то?
ВАРВАРА. С маменькой сидят запершись. Точит она его теперь, как ржа железо.
КАТЕРИНА. За что же?
ВАРВАРА. Ни за что, так, уму-разуму учит. Две недели в дороге будет, заглазное дело! Сама посуди! У неё сердце всё изноет, что он на своей воле гуляет. Вот она ему теперь и надаёт приказов, один другого грозней, да потом к образу поведёт, побожиться заставит, что всё так точно он и сделает, как приказано.
КАТЕРИНА. И на воле-то он словно связанный.
ВАРВАРА. Да, как же, связанный! Он как выедет, так запьёт. Он теперь слушает, а сам думает, как бы ему вырваться-то поскорей.
Стоит ли говорить, что и предсказав поведение Тихона в поездке, она как в воду глядела. Подтверждение получаем от самого Тихона, из его разговора с Кулигиным в пятом действии: “На дорогу-то маменька читала, читала мне наставления-то, а я как выехал, так загулял. Уж очень рад, что на волю-то вырвался. И всю дорогу пил, и в Москве всё пил...”
Оправдываются и все заключения Варвары относительно Катерины:
“А ведь ты, Катя, Тихона не любишь. Давно уж я заметила, что ты любишь одного человека.”
В дальнейшем, прикидывая шансы на участие Катерины в ночном гуляньи, Варвара опять-таки не ошибается:
“А ужотка я знаю, что Катерина не утерпит, выскочит.”
____________
Варвара - безусловный инициатор “постановки сцены свидания” Катерины (жены её брата Тихона) и Бориса (приехавшего из Москвы за долей бабушкиного наследства племянника калиновского купца Савёла Прокофьевича Дикого). Варвара, во-первых, убедила Катерину в возможности встречи с Борисом; во-вторых, раздобыла ключ от тайной калитки, запираемой Марфой Игнатьевной Кабановой, “маменькой”, на замок; в-третьих, выхлопотала у “маменьки” разрешение ночевать с Катериной в садовой беседке; в-четвертых, сообщила Борису место и время свидания. Причём устроила она всё очень быстро, от высказанной ею Катерине идеи - “Вот погоди, завтра братец уедет, подумаем; может быть, и видеться можно будет,” - до “сцены свидания” прошли всего сутки, назавтра же оно и было, т. е. спустя всего несколько часов после отъезда Тихона. (Позже Катерина признается Тихону: “В первую же ночь я ушла из дому... И все-то десять ночей я гуляла...”)
Варвара умело распоряжается даже самим ходом свидания Катерины с Борисом, предписывая им, что надлежит делать: “Пошли бы погуляли, а мы (т. е. сама Варвара и Ваня Кудряш) подождём. Когда нужно будет, Ваня крикнет.” Даже наедине со своим Ваней она не забывает, что нужно следить за временем. Ваню же и спрашивает: “Как бы это узнать, который час?” И когда, по её мнению, становится “пора”, даёт Кудряшу команду: “Покричи-ка.” А потом и сама торопит влюблённых, “часов не наблюдающих”: “Будет вам прощаться-то, не навек расстаётесь, завтра увидитесь.”
На первый взгляд, готовя свидание, Варвара движима состраданием к Катерине. Так она сама ей говорит. Однако при этом почему-то, по авторской ремарке, “глядя в сторону”. Речь о первой из парных сцен Катерины и Варвары, “явление седьмое” “действия первого”. Вот начало их диалога (после ухода Тихона выпивать к купцу Дикому, приятелю семьи Кабановых):
КАТЕРИНА. Так ты, Варя, жалеешь меня?
ВАРВАРА (глядя в сторону). Разумеется, жалко.
КАТЕРИНА. Так ты, стало быть, любишь меня? (Крепко целует.)
ВАРВАРА. За что ж мне тебя не любить-то.
(И т. д.)
Чтобы нагляднее проявить значение подчёркнутой здесь ремарки, попробуем её вымарать, - и посмотрим, что изменится? С одной стороны, если заранее про неё не знать, из самой сцены невозможно вывести её необходимость. Всё вроде бы и так на своих местах... Зритель этот нюанс может и пропустить, как пропускает его, по-видимому, Катерина. Но он важен для выстраивания всей линии роли Варвары. Это маленький штрих, “прокалывающий” двусмысленность её поведения. Очевидно, для автора важно подчеркнуть, что Варвара неискренна с Катериной, - раз она прячет глаза.
“Глядение в сторону” - не единственная странность в поведении Варвары.
Вот, скажем, назначая Борису прийти к “оврагу за Кабановым садом”, Варвара закрывается платком, чтобы он её не узнал. Почему? Если она здесь лишь представитель заинтересованного лица - Катерины, - так неужели Варваре не безразлично, как отнесется Борис к её участию в устройстве его с Катериной встречи?
Впрочем, Борису не открывает она и того, с кем именно у него намечается свидание, - опять-таки по причине, о которой мы можем только догадываться. На вопрос Бориса, зачем его туда зовут, отвечает: “Какой ты глупый! Приходи, там увидишь, зачем.” Правда, само место, где происходит разговор - у ворот дома Кабановых, - даёт ему некоторый намёк...
А непосредственно перед этим разговором Борис (вместе с Кулигиным) был свидетелем, как эта теперь закрывшаяся от него платком девушка, которая подозвала его жестом, - в сумерках с кем-то целовалась. Борис глядел во все глаза на экзотическую для него картинку “местных нравов”, обменялся о ней репликами с Кулигиным (БОРИС: “Целуются.” - КУЛИГИН: “Это у нас нужды нет.”). Может быть, Борис даже угадал в кавалере девушки Кудряша, подручного своего дяди Дикого... Впрочем, нам об этом ничего не известно. Варвару Борис не узнал, как это следует из его реплики в ночном разговоре с Кудряшом (“Я не разобрал, темно было. Девушка какая-то...”).
Зато Варвара Бориса определила издали, - и подала ему знак приблизиться. Правда, его, приезжего из Москвы выученика Коммерческой академии, наверно, немудрено было узнать, - уж очень особенная для этих мест на нём одежда - европейская, по столичной моде. (Есть авторское примечание к списку действующих лиц: “Все лица, кроме Бориса, одеты по-русски.”)
Затевая рассчитанную на Бориса игру с маскировкой, - что, собственно, Варвара рассчитывает в ней выиграть? Частично она сама отвечает на этот вопрос.
“Не узнал ведь! - делает она вывод, оставшись одна. - Пущай теперь подумает. А ужотка я знаю, что Катерина не утерпит, выскочит.”
Вот ведь как: Варвара расчётливо воздействует на мысли Бориса, намеренно ведёт к тому, чтобы заинтриговать его. Играет перед ним словно бы воплощённую “загадочную женскую природу”, исполненную соблазна. А перед этим, как мы помним, на глазах у него целовалась с Кудряшом... Не напоказ ли? Может быть и тот поцелуй - элемент её “спектакля”?
В самом деле, каков наиболее вероятный ход мысли Бориса? Что - раз девушка не хотела быть узнанной, значит она - не просто нейтральный исполнитель чьих-то поручений, а лицо заинтересованное; возможно, сама к нему неравнодушна. Собственно, Борис идёт на свидание не к Катерине, а к этой заинтриговавшей его девушке. Потому и Кудряшу он только с большим трудом может объяснить своё присутствие на заветном месте и кого именно он здесь ждёт.
БОРИС. Напрасно ты сердишься; у меня и на уме-то нет отбивать у тебя. Я бы и не пришёл сюда, кабы мне не велели.
КУДРЯШ. Кто ж велел?
БОРИС. Я не разобрал, темно было. Девушка какая-то остановила меня на улице и сказала, чтобы я именно сюда пришёл, сзади сада Кабановых, где тропинка.
КУДРЯШ. Кто ж бы это такая?
Что вызов на свидание может исходить от Катерины, Борис лишь смутно надеется (потому что разговор с неузнанной девушкой был у ворот дома Кабановых), но гонит от себя эту мысль. Предположение об этом высказывает сначала не сам Борис, а Кудряш - предположение, спасающее для Кудряша ситуацию, снимающее конфликт с Борисом, с которым он, кажется, вовсе не горит желанием ссориться.
КУДРЯШ. ...Так вот оно что! Ну, честь имеем проздравить!
БОРИС. С чем?
КУДРЯШ. Да как же! Значит, у вас дело на лад идёт, коли сюда приходить велели.
БОРИС. Так неужто она велела?
КУДРЯШ. А то кто же?
БОРИС. Нет, ты шутишь! Этого быть не может. (Хватается за голову.)
Чего стоит одна только фраза, из сказанных тогда Варварой Борису: “Какой ты глупый!” Звучит уж очень интимно, особый момент неожиданности и соблазна для Бориса в том, что она сразу обратилась к нему на ты. Собственно, тем самым она опять-таки даёт понять собеседнику, что здесь присутствует её личная заинтересованность. Да не будь с её стороны глубокого личного мотива, чего бы ради она решилась фактически на роль соблазнительницы? Ведь почему-то ей важно именно вот это: “Пущай теперь подумает...”
Ночью она, появляясь перед пришедшим на условленное место Борисом чуть раньше Катерины, говорит с ним опять-таки “закрыв лицо платком”... Уж тут-то зачем? Цель выманить Бориса на свидание к Катерине достигнута (если такова была цель), можно бы уже и “раскрыть карты”... Но отчего-то “соблазнение” загадочностью (либо демонстрацией смущения) - и это в присутствии Кудряша - продолжается.
И почему вообще Варвара, как-никак сестра Тихона, золовка Катерины, принимает такое участие в устройстве отношений своей снохи с Борисом, пуская в ход всё своё хитроумие? Заводит с ней нескромные разговоры, и недвусмысленно склоняет её к измене брату... Она явно затевает отвечающую её интересам интригу, - но ради чего?
ВАРВАРА. Знаешь что, Катя! Как Тихон уедет, так давай в саду спать, в беседке. Я б тебя и не звала, да меня одну маменька не пустит, а мне нужно.
КАТЕРИНА (смотря на неё). Зачем же тебе нужно?
ВАРВАРА (смеётся). Будем там ворожить с тобой.
КАТЕРИНА. Шутишь, должно быть?
ВАРВАРА. Известно, шучу; а то неужто в самом деле?
Молчание.
Настоящей причины Варвара так и не называет. Может быть, цель в том, чтобы беспрепятственно видеться с Кудряшом?
Но Варвара и так имеет массу возможностей с ним видеться. Марфа Игнатьевна Кабанова её, собравшуюся на свидание, даже (по ремарке) “ласково” напутствует: “А мне что! ...Гуляй, пока твоя пора придёт. Ещё насидишься!”
Есть и слова Кудряша, свидетельствующие свободу местных нравов (как раз в том напряжённом ночном разговоре с Борисом): “У нас насчёт этого слободно. Девки гуляют себе, как хотят, отцу с матерью и дела нет. Только бабы взаперти сидят.”
О том же в разговоре с Борисом ведёт речь Кулигин: “А знаете, сударь, кто у нас гуляет? Молодые парни да девушки. Так эти у сна воруют часик, другой, ну и гуляют парочками. Да вот пара.” И дальше ремарка: “Показываются Кудряш и Варвара. Целуются.”
Тем не менее Варвара ещё и ключ у матери крадёт от задней калитки, дескать, затем, чтобы и ночи не пропадали... Но почему она навязывает хранение ключа Катерине? Не спокойнее ли держать его у себя, чтобы полностью контролировать ситуацию, в которой так заинтересована?
Ведь до сих пор, как будто, все нити были в её руках?
Или нет? И отдавая ключ, Варвара делает ситуацию более удобной для себя?
Но тогда где тот момент, который до сих пор ускользал от её контроля?
Навязывая ключ, Варвара обнаруживает намерение управлять Катериной, сделав ту, несмотря на всю её несклонность к лицемерию, соучастницей обмана. Варвара как бы обращает Катерину в свою веру. Но зачем ей это нужно? Разве Катерина и есть тот рычаг, который позволит Варваре воздействовать на что-то важное для неё? Но тогда речь идёт, очевидно, не об отношениях с Кудряшом, - тут Катерина вряд ли окажется полезна.
И зачем Варвара перед Борисом-то скрытничает? Что бы изменилось, если бы она, решив помочь в устройстве его встреч с Катериной, прямо ему об этом сказала? Тогда бы она просто исполнила взятое на себя обязательство - без особой личной заинтересованности, а лишь из расположения к Катерине...
Впрочем, Катерина ничего подобного Варваре не поручает, инициатором свидания себя не считает. Говорит Борису, что поддалась влиянию чужой воли.
КАТЕРИНА. Ну как же ты не загубил меня, коли я, бросивши дом, ночью иду к тебе.
БОРИС. Ваша воля была на то.
КАТЕРИНА. Нет у меня воли. Кабы была у меня своя воля, не пошла бы я к тебе. /.../ Твоя теперь воля надо мной, разве ты не видишь!
Но точно так же не видит здесь “своей воли” Борис. И действительно, первый шаг к свиданию делает не он (вспомним сказанное Кудряшу: “Я бы не пришёл сюда, кабы мне не велели”).
Как ни крути, за всем стоит Варвара. Это она, затевая какую-то собственную игру, делает ставку на замеченный ею взаимный интерес в Катерине и Борисе. Начинает использовать это для управления ими обоими.
В этом плане показательна исполненная уверенности в собственной власти над Катериной фраза Варвары: “А ужотка я знаю, что Катерина не утерпит, выскочит.” Здесь, кстати, слышится и довольно циничное отношение к Катерине, именно вот в этом “выскочит”...
Очевидно, в глаза Катерине подобного Варвара не сказала бы. Здесь же, когда она наедине с собой, у неё нет причины не быть откровенной. Получается, Варвара “жалеет” Катерину только на словах, недаром и говорит с ней, “глядя в сторону”, - пряча глаза. Так же не откровенна с нею, как с прочими. Манипулирует ею, подпуская, если надо и “откровенности” типа: “И я не обманщица была, да выучилась”.
Да ведь Варваре пришлось фактически “соблазнять” разговорами о Борисе Катерину, уговаривать её пойти на свидание с ним. То есть в очередной раз мы можем убедиться, что Варвара действует исходя не столько из интересов Катерины, сколько из своих собственных. Без уговоров Варвары Катерина при её совестливости и религиозности, доходящей до экстазов (Катерина сама о них рассказывает в той же первой парной сцене с Варварой), может быть, и не решилась бы на такой, как считает Катерина, “грех”... Для Катерины, натуры исключительно цельной, лишённой лукавства, он - уже в самых мыслях о Борисе: “Ах, Варя, грех у меня на уме!”
Доставку Катерины Борису Варвара едва ли не ставит себе в заслугу, для неё Катерина, с одной стороны, - пассивный объект манипуляций, с другой же - крайне ненадёжное звено, которое в любой момент может подвести: “сама не своя”, “чудная какая-то”... Такой Катерину Варвара рисует Борису в разговоре из четвертого действия, словно намеренно дискредитируя её в его глазах, - значит недаром было и “глядя в сторону” в том разговоре, и циничное “выскочит”... Определённо, дело вовсе не в участии к Катерине.
ВАРВАРА. ...Что нам с Катериной-то делать? Скажи на милость!
БОРИС. А что?
ВАРВАРА. Беда ведь, да и только. Муж приехал, ты знаешь ли это? /.../ Она просто сама не своя сделалась. /.../ Ты её не знаешь! Она ведь чудная какая-то у нас. От неё всё станется! Таких дел наделает, что...
БОРИС. Ах боже мой! Что же делать-то! Ты бы с ней поговорила хорошенько. Неужели уж нельзя её уговорить!
ВАРВАРА. Пробовала. И не слушает ничего. Лучше и не подходи.
______________
Что за отношения у Варвары, дочери богатой вдовствующей купчихи, с Ваней Кудряшом, конторщиком, которого его хозяин купец Дикой едва не сдал в солдаты?
В начале пятого действия Тихон Кабанов сообщает Кулигину, что Варвара пропала, “взяла да и ушла.” На вопрос Кулигина: “Куда ушла?” - Тихон отвечает: “Кто её знает. Говорят, с Кудряшом с Ванькой убежала, и того также нигде не найдут.”
Молва поторопилась соединить Кудряша и Варвару. Но есть ли к тому основания более веские, чем догадки, почёрпнутые крепко выпившим Тихоном скорее всего в застолье у Дикого, откуда он теперь идёт? Попробуем поискать.
В начале первого действия Кудряш в присутствии Кулигина и своего приятеля Шапкина заявляет, что он вообще “больно лих ... на девок-то”, готов бы переключиться и на дочерей Дикого, да “жаль, что дочери-то у него подростки, больших-то ни одной нет.” И тут же (в 1-м действии, после сцены с Кулигиным и Борисом) Кудряш уводит Шапкина куда-то на гулянку, говорит тому: “Пойдём, Шапкин, в разгул!”
Пока что-то не заметно в Кудряше глубокого чувства к Варваре... А их отношения к этому моменту, несомненно, уже давние. Есть их обычное место свиданий, о котором Кудряш в третьем действии (т. е. уже “назавтра” после событий действия первого) говорит Борису: “...Борис Григорьич, вы, я вижу, здесь ещё в первый раз, а у меня уж тут место насиженное, и дорожка-то мной протоптана.”
Похоже, к “разгулам” Кудряш относит и свои встречи с Варварой, поскольку, ожидая свой “предмет” и обнаружив в подобном положении Бориса, Кудряш делает вывод, что тот “тоже в разгул пошёл”.
Если Борис перед свиданием взволнован, говорит Кудряшу: “Я с ума сойду от радости,” - то Кудряш такую “романтику” вовсе не понимает, для него-то “разгулы” - дело совершенно обычное: “Вота! Есть от чего с ума сходить!”
Таким образом, есть некоторые основания полагать, что Варвару Кудряш не особенно-то и выделяет из “них” - девиц, до которых он вообще “лих”. “Ты что ж так долго? Ждать вас ещё!” - обращается он к Варваре, как к “одной из...”
Тогда, выходит, причина выбора Кудряшом Варвары - вовсе не в сфере “романтических чувств”. Может быть, он с нею - из расчёта?
Что же касается характера отношения Варвары к Кудряшу, то на этот счёт даётся едва ли не прямое авторское указание - в ремарке, появляющейся в эпизоде завершения ночных гуляний, после которого Кудряш из пьесы исчезает. При расставании Варвара (в отсутствие свидетелей, значит, не “напоказ”) Кудряша на прощанье “целует холодно, как давно знакомого”...
Островский пишет, конечно, прежде всего для театра. Между тем в данном случае точность авторского указания применительно к условиям реальной постановки совершенно необязательная, избыточная. Такая тонкая краска до зрителя всё равно не дойдет, тем более - дело происходит глубокой ночью. Так что здесь достаточно было оставить: “Целует,” - безо всяких уточнений. И уж если автор выписывает такую практически недоводимую до зрителя подробность, к ней надо отнестись с особенным вниманием. Кажущаяся избыточной функционально, она подытоживает всю линию отношений этой пары. То есть, надо понимать, Варвара к Кудряшу совершенно “холодна”. Видимо, держит его при себе как самого завидного в этих местах кавалера, теша своё тщеславие и используя его зависимость от неё, возможность вертеть им, как ей вздумается. Иначе же просто непонятно, зачем автору понадобилась такая излишне подробная ремарка.
Помнится, одно из “дежурных” выражений сочувствия Варвары Катерине звучало следующим образом: “Молоду тебя замуж-то отдали, погулять-то тебе в девках не пришлось: вот у тебя сердце-то и не уходилось ещё.” Видимо, гулянья Варвары с Кудряшом и проистекают из тех самых соображений - самой нагуляться досыта, пока есть возможность, чтобы “сердце-то ... уходилось”.
Конечно же, не случайно Островский создаёт такой контраст двух рядом расположенных ночных дуэтных сцен: Борис - Катерина и Варвара - Кудряш (соответственно, явление третье и четвёртое сцены 2-й действия третьего). Со страстным диалогом Катерины и Бориса непосредственно соседствуют вполне резонёрские рассуждения другой пары: зевающей поминутно Варвары и Кудряша, который, оказывается, только и прислушивался, бил ли в доску сторож... Очень похоже, что эти двое совершенно безразличны друг другу.
Если мы всё-таки предположим, что для Варвары по-настоящему важны их отношения, тогда очень трудно объяснить её явную небережность к ним. На место своих обычных свиданий с Кудряшом, не ставя его в известность, Варвара назначила прийти Борису, спровоцировав ситуацию, в которой Кудряш счёл Бориса своим более счастливым соперником.
Примечательно, что по этому довольно-таки серьёзному поводу никакого разговора с Варварой Кудряш не заводит, сцен ревности ей не устраивает, причин, как такое могло случиться, не выясняет. Словно бы ничего особенного не произошло.
Некий намёк на обиду Кудряша проскальзывает, может быть, лишь в одной ремарке:
“Кудряш берёт несколько аккордов на гитаре. Варвара прилегает к плечу Кудряша, который, не обращая внимания, тихо играет.”
Очевидно, ситуация с непредупреждением для безденежного конторщика, связавшегося с купеческой дочкой из богатого дома, довольно унизительна. Бестактностью Варвары ему как бы между прочим указано его действительное место: она готова с ним обходится, как ей удобнее. А он это совершенно безропотно “съедает”.
Вот ведь как: Кудряш, который, по его словам, “рабствовать не станет” и перед Диким, способен стерпеть от Варвары такой урон своему самолюбию, какой он несёт из-за их недоговоренности по поводу Бориса... Значит, ему почему-то очень важно быть при Варваре - и сердечные дела здесь, очевидно, не на первом месте. Иначе-то неминуемо было бы “выяснение отношений”.
Пожалуй, в этой истории кое-что проясняется, если вспомнить, что Дикой Кудряша хотел в солдаты отдать... Служили же тогда 25 лет (реформа, сократившая этот срок, была ещё три года спустя после написания “Грозы”, законченной 9 октября 1859 года). Об этой невыносимой для Кудряша перспективе известно из его разговора с Шапкиным в начале первого действия.
КУДРЯШ. ...Дикой племянника ругает. Мало у нас парней-то на мою стать, а то бы мы его озорничать-то отучили. ...Только бы ходил да оглядывался.
ШАПКИН. Недаром он хотел тебя в солдаты-то отдать.
КУДРЯШ. Хотел, да не отдал, так это всё одно, что ничего. Не отдаст он меня, он чует носом-то своим, что я свою голову дёшево не продам.
Мстительная ненависть Кудряша, проявившаяся в намерении “постращать хорошенько” Дикого - “вчетвером этак, впятером в переулке”, наводит на мысль, что Кудряш сам вдосталь хлебнул равноценного “стращания”.
К неприятной для себя теме солдатчины Кудряш впоследствии не возвращается (правда он и появляется в пьесе потом только в третьем действии, в сцене ночного свидания, и больше зритель его уже не видит). Но не похоже, чтобы угроза для него окончательно миновала. Казалось бы, раз Дикой его в солдаты всё-таки не отдал, могло бы состояться их примирение. Однако этого нет. Видимо, положение у Кудряша всё ещё неопределённое, с Диким надо быть ко всему готовым... А о причинах, по которым тот может начать благоволить к Кудряшу, ничего не известно. Разве что одна: весьма вероятно, что шанс Кудряшу даёт его сближение с Варварой Кабановой. Ибо с семейством Кабановых Дикой всё-таки считается. Не оттого ли Кудряш и закрутил любовь с хитроумной Варварой? Больше-то ему рассчитывать, кажется, не на что и не на кого. Тогда в ненависти к Дикому может играть свою роль и ощущение Кудряшом унижения оттого, что он в каком-то смысле “продаётся” Варваре за неуход в солдаты.
Если их отношения основаны именно на этом, тогда для Кудряша перемена к нему Варвары, да еще связанная с Борисом, - катастрофа. Во-первых, у него больше нет козыря в глазах Дикого. Во вторых, при всей двусмысленности положения Бориса в доме Савёла Прокофьевича, он всё-таки его племянник, а с племянником Дикого Кудряшу портить отношения - значит самому обострять ситуацию, мостить себе дорогу к отправке на казённое довольствие.
Не случайно Кудряш пытается объясниться с Борисом хотя и настойчиво, но максимально миролюбиво, почти подобострастно: “...У меня уж тут место насиженное, и дорожка-то мной протоптана. Я вас люблю, сударь, и на всякую вам услугу готов, а на этой дорожке вы со мной ночью не встречайтесь, чтобы, сохрани господи, греха какого не вышло.”
Приняв во внимание предусмотрительность Варвары, очень трудно представить, что Кудряша она предупредить просто забыла. Ведь рассталась-то с ним (с поцелуем, едва ли не показным) на глазах у Бориса, за мгновенье до того, как позвать последнего для сообщения о том самом месте возможной встречи...
Так как же Варвара могла забыть?! Обычно-то она отдает себе полный отчёт в последствиях, тому масса примеров. По мнению Кудряша - уж её “взять на это”. “Ждать вас ещё! - вырывается у него в момент появления Варвары перед ним и Борисом. - Знаешь, что не люблю!” Кудряшу-то видней, с кем имеет дело, пожалуй, она действительно всё до мелочей “знает”. С “легкомыслием”, проявленным в отношении Кудряша, совершенно не стыкуется хитроумие Варвары в том же деле устройства свиданий.
Как видно, она не опасается разрыва с ним. Напротив, практически подаёт прямой повод. А тот даже отношений с ней выяснять не осмеливается, так крепко от неё зависим. Он только что имел полную возможность почувствовать, что ему ничего не светит кроме солдатчины, коль скоро выбор Варвары падёт на племянника Дикого. Создав эту ситуацию, Варвара Кудряшу указала на его действительное место - “шута” при ней.
В “Горячем сердце” (1869) сын разорившегося купца Вася Шустрый, чтобы избежать казармы, идёт на великое унижение, становится шутом у миллионщика Хлынова. Именно готовность унижаться отталкивает невесту Васи Парашу, которая уж было решила стать солдаткой, пойти за ним и в казарму. Кстати, действие “Горячего сердца” разворачивается в том же городе Калинове.
А Кудряшу - так ли уж сладко быть “шутом” при Варваре?
Но пока он при ней, Дикому, очевидно, нет резону от него избавляться: это может стоить Савёлу Прокофьевичу добрых отношений с Кабановыми.
Если принять, что Кудряш зависим от Варвары, двусмысленность в сцене свидания для него вдвойне, втройне унизительна. Варвара лишний раз тычет его носом в эту зависимость от неё, - дабы знал своё место. Уж какая тут “любовь”! Он ещё пытается изобразить (играя “на публику” в лице Бориса) независимость - мол, много вас у меня, таких поклонниц, - “Ждать вас ещё!..” Но, во-первых, всё-таки ждёт, во-вторых - потом всё-таки покорно идёт по её зову “на Волгу”... Что-то уж больно он терпелив с Варварой, зато она с нем вовсе не церемонится. В ремарке Островский лишний раз подчёркивает лидерство Варвары, которая Кудряша “обнимает... одной рукой, и уходят”. Причём обнимает на глазах у Бориса, - опять устраивая “спектакль” специально для него, чтобы на него произвести впечатление. И Бориса это действительно взволновало, - видно по его возбуждённому монологу: “Точно я сон какой вижу! Эта ночь, песни, свидания! Ходят обнявшись. Это так ново для меня, так хорошо, так весело!..”
Не удаётся найти никаких свободных от двусмысленностей оснований предполагать, что по отношению к Кудряшу у Варвары есть какие-то серьёзные чувства и намерения.
Что бы не происходило в пьесе между Кудряшом и Варварой, - что они “любят” друг друга, нигде у Островского найти невозможно!
Случайно ли, - уговаривая Катерину ночевать в саду, - настоящей причины Варвара ей так и не открывает? Говорит: “...Мне нужно.” - КАТЕРИНА: “Зачем же тебе нужно?” - “Будем там ворожить с тобой.” - “Шутишь, должно быть?” - “Известно, шучу; а то неужто в самом деле?”
Уж, кажется, Варвара могла хотя бы сказать, что “любит одного человека”, - Катерина вряд ли стала бы и допытываться, кого именно. А если не говорит, то, может быть, потому, что на первом месте в этом “нужно” - не любовь, а интрига. Если б любила Кудряша - нет причины скрывать, что кого-то любит. А если любит Бориса, - говорить само слово “люблю” при Катерине, уж наверно, язык не повернётся... А вообще-то она с Катериной во всех их парных сценах говорит об одном Борисе, Кудряша как бы и не существует. Ну так и где же тут - любовь Варвары к Кудряшу?
_______________
У Островского в “Грозе” (1859) и “Волках и овцах” (1875) есть эпизоды поразительно схожие. Можно сказать, “параллельные места”. Тот момент в “Грозе”, когда Варвара заводит с Катериной речь о Борисе, очень напоминает начало разговора Глафиры и Евлампии Купавиной о Лыняеве в “Волках и овцах”.
”Гроза”, действие второе, явление второе. ”Волки и овцы”, действие второе, явление восьмое.
ВАРВАРА. ...Напрасно ты от меня скрываешься! Давно уж я заметила, что ты любишь одного человека. КАТЕРИНА (с испугом). Почём же ты заметила? В. Как ты смешно говоришь! Маленькая я, что ли! Вот тебе первая примета: как ты увидишь его, вся в лице переменишься. (Катерина потупляет глаза.) Да мало ли... К. (потупившись). Ну, кого же? /.../ В. Бориса Григорьича. ГЛАФИРА. ...Рада служить вам всем, чем могу. Откройте мне свою душу! Впрочем, не надо, я догадываюсь. Вы женщина светская, значит, легкомысленная, - вы влюблены? КУПАВИНА. Вы почти угадали. Г. Мне жаль вас. /.../ К. ...Разве вы его знаете? Г. Конечно, знаю. К. Сомневаюсь. Г. Вы плохо хитрите, ваш секрет известен всем: вы любите Лыняева.
Дальше каждый из этих разговоров идёт по-своему. В комедии “Волки и овцы” Глафира ошиблась в своей догадке, в “Грозе”, жанр которой автор определил как драму, Варвара попала в точку.
До тех пор, пока Глафира видит в Евлампии Купавиной соперницу, её поведение определяется принятой на себя ролью “постницы”. Но как только выясняется, что на Лыняева Евлампия никаких видов не имеет, Глафира тут же сбрасывает маску и вместе с Купавиной решает, как ей лучше прибрать к рукам выгодного женишка.
У Варвары ситуация очень похожая, только момента, после которого она могла бы открыться Катерине, так и не наступает. А в общем-то, по характеру Глафира очень напоминает Варвару. И мотивы, проявившиеся в сходных эпизодах, по-видимому, у них одинаковые: желание сблизиться с интересующим объектом, войдя в доверие к сопернице. И если бы Глафира не ошиблась столь счастливо для себя в своей догадке, надо думать, ей пришлось бы использовать что-то из тактики Варвары...
У Островского можно найти ещё сюжетные ходы, напомнающие приведённую здесь версию истории Варвары. Скажем, в финале “Бесприданницы” Кнуров обнаруживает свой существовавший загодя циничный расчёт добиться Ларисы при посредстве “совратителя” Паратова, которого любит Лариса. В Варваре мы находим словно бы “женский вариант” Кнурова, - с подобным кнуровскому расчётом в отношении Бориса, когда “приманкой” служит влекущая Бориса Катерина.
Если допустить в Варваре глубоко запрятанный интерес к Борису, многое в её поведении получает объяснение.
А иначе - где мотив её бегства? Да и всех её действий по устройству свиданий? Всех усилий по “совращению” Катерины, которую она явно сводит с Борисом, - а это ведёт к разрушению семьи брата и чревато подрывом всего дома Кабановых.
Как человек расчёта она, очевидно, действует с полным сознанием возможных последствий. Но тогда у неё должен быть очень мощный мотив. Причём - позитивный, так как она всюду ищет реальных выгод. На поверхности же - мотив чисто негативного свойства: вырваться из-под суровой опеки “маменьки” (кстати, к Варваре маменька наименее сурова). Для хитроумной Варвары этого явно недостаточно. Ну, вырвется, настоит на своём, уничтожив собственную семью, - а дальше что? Удовольствуется жизнью “у разбитого корыта”? Вряд ли. Да и во имя чего, если Кудряша не любит? Средств у того нет (иначе почему бы ему грозила сдача в солдаты?). Кабаниху при сложившихся обстоятельствах их самовольный брак наверняка разъярит, Варвара тогда никаких средств к существованию, даже в отдалённой перспективе, не получит. Так зачем ей бежать из дома? Куда? Не определив для себя совершенно чёткого ответа на этот вопрос, Варвара, наверняка, ничего подобного не совершила бы. Уж такой это характер, - не станет она действовать, не убедившись, что это несёт выгоду, - не определившись с позитивной программой. Так в чём же эта программа?
И вот, оказывается, у Варвары есть мотив - сильнейший! - который вполне оправдывает всю линию её поведения. Он не на поверхности, - впрямую нигде не заявлен. Он, что называется, в подводном течении.
Но всё говорит за то, что Варвара, используя Катерину, хочет в конечном счёте сблизится с Борисом. А для этого надо стать сначала его наперсницей, поверенной сердечных тайн. И сбегает она тогда, когда решён отъезд Бориса “в Тяхту, к китайцам”. Определённо, туда она и направляется. А у Бориса там просто не будет других знакомых - её задача упрощается. Таким образом, у Варвары - всесокрушающий мотив, мощная позитивная программа: устремление к Борису, решимость быть с ним - хотя бы ценой благополучия собственной семьи.
Кстати материально Варвара, если оправдается подобный расчёт, пожалуй, не прогадает - мать-то устроил бы брак с Борисом: через это получается родственный союз с торговым домом Дикого. А у самого Бориса сразу увеличиваются шансы на получение наследства - ведь и Дикому такая ситуация выгодна. Тот сразу начнёт любить “почтительного” племянника, поделится, наверно, и наследством Анфисы Михайловны. В перспективе же Варвара может прибрать к рукам и средства бессчастного брата, к которому отнюдь не благоволит.
А что, если и бегство её устроилось по договорённости с Диким, может, даже при его материальной поддержке? При этом Тихона, конечно, они не стали бы посвящать в свои дела, ему пока довольно знать, что сестра - “говорят, с Кудряшом с Ванькой убежала...”
Варвара могла ведь и подать Дикому совершенно отвечающую логике её “сценария” идею “сослать” Бориса, с которым её сближение вполне устроило бы старшее поколение обеих семей. Да, в конечном счёте, и Бориса; ведь его ведущий мотив, ради которого он с самого начала готов был отказаться от всякой борьбы за Катерину, - получив наследство, обеспечить больную сестру: “Я бы бросил всё да уехал. А то сестру жаль. Он (т. е. Дикой) было и её выписывал, да матушкины родные не пустили, написали, что больна.”
Но почему Кудряша “также нигде не найдут”? Во-первых, потому, что без Варвары для него возобновляется угроза солдатчины.
Впрочем, Кудряш исчезает ведь раньше, чем Варвара, он не появляется уже в четвёртом действии, после ночной сцены, которая проявила действительное отношение к нему Варвары. Вероятно, он понял, что рассчитывать на неё особенно не приходится. И чтобы не попасть в солдаты, он, скорее всего, ещё тогда решил податься в бега.
Вот и раскрылся механизм спектакля-мышеловки, который должен был доставить Варваре Бориса. Случилось так, что при этом пала жертвой Катерина, слишком близко к сердцу принявшая отведённую ей Варварой роль.
© "РУССКАЯ ЖИЗНЬ"

Противники и жертвы темного царства в пьесе Островского Гроза

Домашнее здание к уроку

1. Собрать материал для характеристики Варвары, Кудряша, Бориса, Тихона, Кулигина.
2. Уметь дать устную характеристику.

Одним из частных проявлений конфликта пьесы является столкновение характеров. Конечно же, антитеза обнаруживается в характерах Катерины и ее свекрови, но об этом мы побеседуем чуть позже. Контрастными оказываются также характеры Катерины и Тихона.

Тихон

Задание

Охарактеризуйте Тихона.

Ответ

Недалекий, бесхарактерный, безвольный, добрый; подавлен деспотизмом матери; трагическая гибель Катерины вызывает робкий протест.

Задание

Приведите доказательства из текста.

Ответ

Тихон появляется в пьесе со словами: «Да как же я могу, маменька, вас ослушаться!» Д.I, явл. V. Стр. 231 (привести все слова Кабанова).

Прочитать по ролям д.II, явл.III

Вывод

Все человеческое задавлено в нем деспотизмом матери, он становится покорным исполнителем ее воли, в нем мы видим живое воплощение той цели, к которой стремятся властители "темного царства". Они были бы совершенно спокойны, если бы сделали всех людей такими же забитыми и безвольными. Благодаря усилиям "маменьки" Тихон настолько пропитался страхом и покорностью, что не смеет даже думать о том, чтобы жить своим умом и своей волей. "Да я, маменька, и не хочу своей волей жить. Где уж мне своей волей жить!" – уверяет он мать.

Его безропотность подчеркнута именем. Он не в силах по-настоящему постичь меру страданий и стремлений жены, не в состоянии проникнуть в ее душевный мир. Тем более не может он ей прийти на помощь.

Вопрос

Соответствует ли характер Тихона его фамилии Кабанов?

Ответ

Тихон от природы неплохой человек. Он добр, отзывчив, искренне любит и жалеет Катерину, чужд всяких корыстных стремлений. Есть в нем и способность к здравому суждению, и стремление вырваться на волю из тисков, в которых он оказался.

Задание

Приведите доказательства из текста

Д.II, явл.IV, стр.246 прочитать по ролям.

Д.V, явл.I, стр.275 (Я в Москву ездил…)

И только в финале этот зашибленный, но внутренне противоречивый человек поднимается до открытого осуждения тирании матери.

Д.V, явл. VI, стр. 282–283, 284

Трагедия Катерины заставляет даже покорного Тихона поднять голос протеста. Если первые слова Тихона в пьесе: "Да как же я могу, маменька, вас ослушаться!", то в конце ее он с отчаянием бросает в лицо матери страстное гневное обвинение: "Вы ее погубили! Вы! Вы!"

Борис

В не меньшей степени характеру непокорной Катерины противостоит Борис. Невыносимая жизнь под гнетом Кабановой, тоска по свободе, стремление к любви и преданности – все это, не нашедшее отзыва в Тихоне, явилось причиной зарождения чувства Катерины к Борису.

Задание

Давайте охарактеризуем этого персонажа.

Ответ

Борис не похож на остальных обитателей Калинова. Он душевно мягкий и деликатный, простой и скромный, к тому же благодаря своему облику, образованности, манерам, речи кажется человеком из другого мира. Как и Катерина, он тоже угнетен, и это вызывает у молодой женщины надежду найти в нем родственную душу, способную ответить на ее горячее чувство.

Вопрос

Любит ли Борис Катерину?

Ответ

Любит. Д.III, сцена I, явл.III, стр.2. Д.III, сцена II, явл.II, стр.260–261.

Д.III, сцена II, явл.III, стр.262–263 (прочитать по ролям).

Вопрос

Как вы думаете, действительно ли Катерина нашла родственную душу?

Ответ

Катерина горько обманулась в Борисе. Это безвольный человек, находящийся в рабской зависимости от своего дяди.

Вопрос

Проанализируйте его поведение во время прощания с Катериной.

Ответ

Д.V, явл. III, стр. 279.

Даже при последнем свидании с Катериной, когда он ясно видит, что любимая женщина погибает, Борис не может отделаться от трусливой мысли: "Не застали бы нас здесь!" Эта расчетливая осторожность до конца раскрывает ничтожество Бориса.

Вопрос

Как вы думаете, кто в пьесе выглядит душевно привлекательнее Борис или Тихон?

Ответ

Борис только внешне кажется лучше Тихона, в действительности же он хуже его. Как и Тихон, Борис не имеет своей воли и безропотно подчиняется всем капризам Дикого. Но если Тихон с детства забит и не подозревает о возможности другой жизни, то Борис, получивший образование, живший в культурной среде, сознательно подчиняет себя самодуру ради слабой надежды получить хоть ничтожную долю причитающегося ему наследства. Корыстный расчет заставляет Бориса терпеть унижения, является причиной его трусости. Он, как и Тихон, фактически становится пособником самодуров, соучастником их преступлений; но Борису это более непростительно, так как он понимает всю преступность деспотизма.

Варвара

История трагической любви Катерины показана рядом с параллельно нарисованным «гуляньем» Варвары.

Вопрос

Что это за персонаж?

Ответ

Варвара по-гречески означает «грубая». Смела и решительна. Она не суеверна, не боится грозы в отличие от Катерины. Не считает обязательным строгое соблюдение установленных обычаев.

Д.I, явл.VI–VII, стр.234, явл. X, стр.239.

Д.II, явл. II, стр. 243

Исключительно правдивой Катерине противостоит нравственная непритязательность Варвары. Воспитанная на лживой, показной морали, Варвара придерживается правила: "Делай, что хочешь, только бы шито да крыто было". Она сочувствует Катерине, презирает бесхарактерность брата, возмущается бессердечностью матери. Но душевные порывы Катерины ей непонятны.

Задание

Найдите страницы, посвященные свиданию Варвары и Кудряша. Проанализируйте поведение влюбленных.

Ответ

Д.III, явл.IV, Стр.265

С яркой поэтичностью, трепетной возвышенностью, эмоциональностью переживаний Катерины в сцене ночного свидания контрастирует слишком земная, монотонно-усталая, грубовато-эротичная, в чем-то неискренняя встреча Варвары и ее лихого приказчика Кудряша. Целуются они «холодно» и при этом многократно зевают.

Вопрос

Принадлежит ли Варвара к «темному царству»? Каковы ее взаимоотношения с его представителями?

Варвара приспособилась к законам «темного царства». По своему положению она не может открыто выступить в защиту своих прав и вынуждена хитрить и обманывать. На слова Катерины о том, что она не умеет ничего скрывать, Варвара отвечает: "Ну, а ведь без этого нельзя! Ты вспомни, где ты живешь! У нас ведь дом на том держится. И я не обманщица была, да выучилась, когда нужно стало".

Побег Варвары, о котором упоминает Тихон (с.277) противопоставлен финалу судьбы Катерины.

Кудряш

Задание

Дайте характеристику Кудряшу.

Ответ

Он вырос в обстановке Калинова. Как и другим калиновцам, ему непонятно восхищение Кулигина красотой природы. По своему культурному уровню он не отличается от обитателей города.

Вопрос

Как вы думаете, Кудряш жертва или хозяин жизни?

Ответ

Он хорошо знает нравы купеческой среды. (стр.227–228). Свободолюбив. Он не только осуждает деспотизм Дикого и Кабанихи, но и умеет постоять за себя. Как ни самодурствует Дикой, Кудряш отстоял для себя независимое положение. «Мало у нас парней-то на мою стать, а то бы мы его озорничать-то отучили». (стр.224). Он скорее хозяин жизни, чем жертва.

Задание

Понаблюдайте за репликами Кудряша, когда он узнает о связи Катерины с Борисом.

Ответ

(Д.III, сцена II, явл.II, стр.260–261)

Вопрос

Как он относится к Варваре?

Ответ

Кудряш горячо и искренне любит Варвару: "Я за свою... да я и не знаю, что сделаю! Горло перерву!" (Д.III, сцена II, явл.II, стр. 259).

И, в отличие от Бориса, он не останавливается перед тем, чтобы бежать с Варварой из Калинова и начать новую жизнь.

Кулигин

Вопрос

Чем отличается от жителей города Кулигин?

Ответ

Образованный человек, механик-самоучка – фамилия напоминает фамилию Кулибин. Чувствует красоту природы. Эстетически стоит выше других героев: поет песни, цитирует Ломоносова. Ратует за улучшение города, пытается уговорить Дикого дать деньги на солнечные часы, на громоотвод. Пытается влиять на жителей, просвещать их, объясняя грозу как явление природы. Таким образом Кулигин олицетворяет лучшую часть жителей города, но он одинок в своих стремлениях, поэтому его считают чудаком. (Вечный мотив горя от ума.)

Вопрос

С кем из персонажей можно соотнести Кулигина?

Ответ

С Катериной. Оба они обогащают лирическое начало пьесы. Кулигин, как и Катерина, олицетворяет в «темном царстве» «другую жизнь, с другими началами». (Добролюбов).

Вопрос

В чем разница в поступках Катерины и Кулигина?

Ответ

В отличие от непокорной Катерины, Кулигин – сторонник смягчения противоречий между хищниками и их жертвами, проповедник терпения и покорности.

Задание

Проиллюстрируйте эту мысль примерами из пьесы.

Ответ

В ответ на решительные меры против Дикого, предлагаемые Кудряшом, Кулигин возражает: «С него, что ль, пример брать! Лучше уж стерпеть». А на рычание Дикого реагирует так: «Нечего делать, надо покориться!» Активного способа противостоять распоясавшимся самодурам он не видит.

В раскрытии характеров пьесы Островский применил принцип контраста. Таким образом ему удалось рельефно показать их сложность, оттенить существенные их особенности и столкнуть всех персонажей своей драмы.

Домашнее задание

Написать письмо о жизни в городе Калинове от лица Бориса (на уроке в качестве проверочной работы, закончить дома).

 

Гроза / Театр им. Евгения Вахтангова. Официальный сайт.

«Нам хотелось сочинить архаичный, поэтичный спектакль, понятный современным зрителям: про человека, про любовь, про боль. Сейчас очень не хватает глубокого, подробного разговора о человеке. Мир живет в страшной спешке, так что мы не успеваем самое главное: поговорить, рассказать, добраться до глубины в человеческих отношениях» (Уланбек Баялиев)

«Гроза» – самая знаменитая драма А. Н. Островского. Многие по сей день считают её одним из наиболее загадочных произведений мировой драматургии.

После её выхода в свет в 1859 году, после первых премьер в Москве и Санкт-Петербурге «Гроза» сразу породила множество споров и противоположных суждений. Кто-то называл её несерьезной балаганной поделкой, а кто-то – совершенным поэтическим творением. Но все люди театра ясно ощутили в «Грозе» настроение глобальной катастрофы, которая призвана то ли разрушить мир, то ли его обновить.

Столь огромным оказалось влияние вроде бы простой, на современный взгляд, истории, произошедшей в некоем провинциальном городке Калинове на реке Волге. Главная героиня «Грозы» Катерина – молодая замужняя женщина – впервые испытывает сильную любовь к мужчине, который не является её мужем. Это чувство превращается в роковое испытание для неё, ибо ни её воспитание, ни общий уклад жизни не позволяют ей покинуть семью ради возлюбленного, который к тому же не готов принять её… С первых же постановок «Грозы» стало ясно, что роль Катерины относится к вершинам женского трагического репертуара.

Уланбек Баялиев, режиссёр:

«Мысли Островского очень объемны и современны. В городе Калинове каждый человек – сгусток боли. Эта боль – «тяжесть бытия», и у каждого она оправдана. В «Грозе», мне думается, нет «тёмного царства», нет противопоставления света и тьмы. Катерина не «светлее», не «лучше», чем все остальные. Просто она другая: она, как никто другой, ищет свободы, права на жизнь, права на любовь, пусть даже вопреки устоявшемуся порядку.

Все мы знаем, что в душе всегда есть мечты и желания; но есть и мир, с которым надо считаться. Недаром интернет в наши дни – главная среда общения: там можно быть не собой, надеть маску, менять личины, казаться лучше чем ты есть. В интернете ты можешь все регулировать сам, а можешь и скрыться насовсем, уйти в тихое, незаметное одиночество, которое очень похоже на спасение…

Но мир и окружающих людей отрегулировать невозможно; от мира нельзя спастись одиночеством, как в интернете. В мире, наоборот, надо искать человека. Так в «Грозе»: там каждый герой ищет себе человека, каждый ищет общения. Таков, например, Кулигин – наверное, самый одинокий из героев Островского.

А может, таковы и Кабаниха с Диким? В учебниках литературы их называют главными злодеями «Грозы», повелителями «тёмного царства». А ведь между ними когда-то могла случиться первая, настоящая любовь… Может, Кабаниха отказалась от своей любви, чтобы выйти замуж за не любимого, но понятного и надежного? И не оттого ли её дети не вспоминают отца, что он «сгорел» слишком рано и не оставил о себе памяти? Может, теперь Кабаниха узнаёт во влюбленной Катерине себя молодую и хочет уберечь своего сына Тихона от трагической судьбы нелюбимого мужа?

А. Н. Островский отдает частичку себя каждому из персонажей: он любит их всех, внимательно слушает их. Как будто ходит к ним в гости на чай в том самом халате, в котором его изобразил на портрете художник В. Перов.

Почему Катя так боится большой любви, которая грозит разрушить её брак? Кто-то говорит, из-за религии; мне думается, из-за совести. Катя хочет, как и все мы, быть достойным человеком, порядочным, жить без вранья.

Кто-то должен взять на себя смелость проявить потаённое, истинное, сказать, совершить поступок, упасть и снова встать, чтобы мы могли жить. Такие люди, как Катя, становятся героями, идолами или изгоями – во всяком случае, на их долю выпадают бесконечные похвалы и осуждения, размышления, оценки, исследования…».

А.Н.Островский. Гроза. Действие I - III


А.Н.Островский
(1823-1886)

Гроза[1]

Драма в пяти действиях

Лица*:

Савел Прокофьевич Дикой, купец, значительное лицо в городе.
Борис Григорьевич, племянник его, молодой человек, порядочно образованный.
Марфа Игнатьевна Кабанова (Кабаниха), богатая купчиха, вдова.
Тихон Иваныч Кабанов, ее сын.
Катерина, жена его.
Варвара, сестра Тихона.
Кулигин, мещанин, часовщик-самоучка, отыскивающий перпетуум-мобиле.
Ваня Кудряш, молодой человек, конторщик Дикова.
Шапкин, мещанин.
Феклуша, странница.
Глаша, девка в доме Кабановой.
Барыня с двумя лакеями, старуха 70-ти лет, полусумасшедшая.
Городские жители обоего пола.

*Все лица, кроме Бориса, одеты по-русски.

Действие происходит в городе Калинове,[2] на берегу Волги, летом. Между 3-м и 4-м действиями происходит 10 дней.

 

ДЕЙСТВИЕ ПЕРВОЕ

Общественный сад  на  высоком берегу Волги, за Волгой  сельский вид. На сцене две скамейки и несколько кустов.

ЯВЛЕНИЕ ПЕРВОЕ

Кулигин   сидит  на  скамье   и  смотрит  за  реку.   Кудряш  и  Шапкин прогуливаются.

К у л и г и н  (поет).   "Среди  долины  ровныя,  на   гладкой  высоте..."[3]  (Перестает  петь.) Чудеса, истинно надобно сказать, что чудеса! Кудряш! Вот, братец ты мой,  пятьдесят лет я каждый день гляжу за Волгу и все наглядеться не могу.
К у д р я ш. А что?
К у л и г и н. Вид необыкновенный! Красота! Душа радуется.
К у д р я ш. Нешто!
К у л и г и н.  Восторг!  А  ты "нешто"! Пригляделись вы  либо  не понимаете, какая красота в природе разлита.
К у д р я ш. Ну, да ведь с тобой что толковать! Ты у нас антик, химик.
К у л и г и н. Механик, самоучка-механик.
К у д р я ш. Все одно.

     Молчание.

К у л и г и н (показывает в сторону). Посмотри-ка,  брат Кудряш, кто это  там так руками размахивает?
К у д р я ш. Это? Это Дикой племянника ругает.
К у л и г и н. Нашел место!
К у д р я ш. Ему  везде место.  Боится, что  ль,  он кого!  Достался  ему на жертву Борис Григорьич, вот он на нем и ездит.
Ш а п к и н. Уж такого-то ругателя, как у нас Савел Прокофьич, поискать еще! Ни за что человека оборвет.
К у д р я ш. Пронзительный мужик!
Ш а п к и н. Хороша тоже и Кабаниха.
К у д р я ш. Ну, да та хоть, по крайности, все под видом благочестия, а этот как с цепи сорвался!
Ш а п к и н. Унять-то его некому, вот он и воюет!
К у д р я ш. Мало у нас парней-то на мою стать, а то бы мы его озорничать-то отучили.
Ш а п к и н. А что бы вы сделали?
К у д р я ш. Постращали бы хорошенько.
Ш а п к и н. Как это?
К у д р я ш. Вчетвером этак, впятером в переулке где-нибудь поговорили  бы с ним с глазу на  глаз, так он бы шелковый сделался. А про нашу  науку-то и не пикнул бы никому, только бы ходил да оглядывался.
Ш а п к и н. Недаром он хотел тебя в солдаты-то отдать.[4]
К у д р я ш. Хотел, да не отдал, так это все  одно, что ничего. Не отдаст он меня: он чует носом-то своим, что я свою голову дешево не продам. Это он вам страшен-то, а я с ним разговаривать умею.
Ш а п к и н. Ой ли?
К у д р я ш. Что тут: ой ли! Я грубиян  считаюсь;  за  что ж он меня держит? Стало быть, я ему нужен. Ну, значит,  я его и не  боюсь, а пущай же он  меня боится.
Ш а п к и н. Уж будто он тебя и не ругает?
К у д р я ш. Как не ругать! Он без этого дышать не может. Да не спускаю и я: он слово, а я десять; плюнет, да и пойдет. Нет,  уж я перед ним  рабствовать не стану.
К у л и г и н. С него, что ль, пример брать! Лучше уж стерпеть.
К у д р я ш. Ну вот, коль ты умен, так ты его прежде  учливости-то выучи, да потом и нас учи.  Жаль, что дочери-то у  него подростки, больших-то ни одной нет.
Ш а п к и н. А то что бы?
К у д р я ш. Я  б его  уважил. Больно лих я  на девок-то! 

Проходят  Дикой и Борис, Кулигин снимает шапку.

Ш а п к и н (Кудряшу). Отойдем к сторонке: еще привяжется, пожалуй.

Отходят.

ЯВЛЕНИЕ ВТОРОЕ

Те же. Дикой и Борис.

Д и к о й.  Баклуши  ты,  что  ль,  бить сюда приехал? Дармоед! Пропади ты пропадом!
Б о р и с. Праздник; что дома-то делать.
Д и к о й. Найдешь  дело, как захочешь. Раз тебе  сказал, два  тебе сказал: "Не смей мне  навстречу попадаться"; тебе все неймется! Мало тебе  места-то? Куда  ни  поди,  тут ты и есть!  Тьфу  ты,  проклятый!  Что ты,  как  столб, стоишь-то? Тебе говорят аль нет?
Б о р и с. Я и слушаю, что ж мне делать еще!
Д и к о й  (посмотрев на Бориса).  Провались ты! Я с тобой и говорить-то не хочу, с езуитом. (Уходя.) Вот навязался! (Плюет и уходит.)


ЯВЛЕНИЕ ТРЕТЬЕ

К у л и г и н, Борис, Кудряш и Шапкин.

К у л и г и н. Что у вас,  сударь, за  дела  с ним? Не поймем мы никак. Охота вам жить у него да брань переносить.
Б о р и с. Уж какая охота, Кулигин! Неволя.
К у л и г и н.  Да  какая  же  неволя, сударь, позвольте  вас спросить?  Коли можно, сударь, так скажите нам.
Б о р и с. Отчего ж не сказать? Знали бабушку нашу, Анфису Михайловну?
К у л и г и н. Ну, как не знать!
К у д р я ш. Как не знать!
Б о р и с.  Батюшку  она  ведь  невзлюбила   за  то,   что  он  женился  на благородной.[5] По этому-то случаю  батюшка с матушкой и жили в Москве. Матушка рассказывала, что она трех дней не могла ужиться с родней,  уж очень ей дико казалось.
К у л и г и н.  Еще бы  не дико!  Уж что  говорить!  Большую привычку  нужно, сударь, иметь.
Б о р и с.  Воспитывали  нас  родители в  Москве  хорошо,[6] ничего для нас не жалели. Меня отдали в Коммерческую  академию,  а сестру в пансион, да  оба вдруг и умерли в холеру, мы с сестрой  сиротами и остались. Потом мы слышим, что и бабушка здесь умерла и оставила  завещание,  чтобы дядя нам  выплатил часть, какую следует, когда мы придем в совершеннолетие, только с условием.
К у л и г и н. С каким же, сударь?
Б о р и с. Если мы будем к нему почтительны.
К у л и г и н.  Это  значит,  сударь,  что вам наследства  вашего  не  видать никогда.
Б о р и с. Да нет, этого мало,  Кулигин!  Он прежде наломается  над  нами, надругается всячески, как  его  душе  угодно, а кончит все-таки тем, что  не даст ничего или так,  какую-нибудь малость. Да еще станет рассказывать,  что из милости дал, что и этого бы не следовало.
К у д р я ш. Уж это у  нас в купечестве такое заведение. Опять же,  хоть бы вы и  были к нему почтительны,  нешто кто  ему запретит  сказать-то, что  вы непочтительны?
Б о р и с. Ну да. Уж он и теперь поговаривает иногда: "У меня свои  дети,  за  что  я чужим деньги отдам? Через  это  я своих обидеть должен!"
К у л и г и н. Значит, сударь, плохо ваше дело.
Б о р и с.  Кабы я один,  так бы ничего!  Я бы  бросил  все  да уехал. А то сестру  жаль. Он  было  и  ее  выписывал,  да  матушкины родные не  пустили, написали, что  больна. Какова  бы  ей  здесь  жизнь  была  – и  представить страшно.
К у д р я ш. Уж само собой. Нешто они обращение понимают!
К у л и г и н. Как же вы у него живете, сударь, на каком положении?
Б о р и  с.  Да ни  на  каком. "Живи, – говорит, – у  меня,  делай, что прикажут,  а жалованья, что положу".  То есть через  год  разочтет, как  ему будет угодно.
К у д р я ш.  У него уж  такое заведение. У  нас  никто  и пикнуть не смей о жалованье,  изругает на чем свет  стоит. "Ты, – говорит, –  почему знаешь, что я на уме держу? Нешто ты мою душу можешь знать? А может, я приду в такое расположение, что тебе пять тысяч дам".  Вот ты и поговори с ним! Только еще он во всю свою жизнь ни разу в такое-то расположение не приходил.
К у л и г и н. Что ж делать-то, сударь! Надо стараться угождать как-нибудь.
Б о р и с.  В  том-то  и дело,  Кулигин,  что никак  невозможно. На него  и свои-то никак угодить не могут; а уж где ж мне?
К у д р я ш.  Кто  ж  ему  угодит,  коли  у  него  вся  жизнь   основана  на ругательстве? А уж пуще всего из-за денег;  ни одного расчета  без  брани не обходится.  Другой рад от своего отступиться,  только бы унялся. А беда, как его поутру кто-нибудь рассердит! Целый день ко всем придирается.
Б о р и с.  Тетка  каждое  утро  всех  со  слезами  умоляет:  "Батюшки,  не рассердите! Голубчики, не рассердите!"
К у д р я ш. Да нешто убережешься! Попал на базар, вот и конец! Всех мужиков переругает.  Хоть  в убыток  проси, без брани все-таки не отойдет. А потом и пошел на весь день.
Ш а п к и н. Одно слово: воин!
К у д р я ш. Еще какой воин-то!
Б о р и с. А вот  беда-то,  когда  его обидит  такой  человек,  которого не обругать не смеет; тут уж домашние держись!
К у д р я ш.  Батюшки!  Что смеху-то было!  Как-то его на  Волге на перевозе гусар обругал. Вот чудеса-то творил!
Б о р и с.  А каково домашним-то было! После этого две недели все прятались по чердакам да по чуланам.
К у л и г и н. Что это? Никак, народ от вечерни тронулся?

Проходят несколько лиц в глубине сцены.

К у д р я ш. Пойдем, Шапкин, в разгул! Что тут  стоять-то? 

Кланяются  и уходят.

Б о р и с. Эх, Кулигин,  больно трудно  мне  здесь, без привычки-то. Все на меня как-то дико  смотрят,  точно я здесь лишний, точно мешаю им. Обычаев  я здешних  не знаю. Я понимаю, что все это наше русское, родное, а все-таки не привыкну никак.
К у л и г и н. И не привыкнете никогда, сударь.
Б о р и с. Отчего же?
К у л и г и н. Жестокие нравы, сударь, в нашем городе, жестокие!  В мещанстве,  сударь, вы ничего,  кроме  грубости да  бедности нагольной не  увидите.  И  никогда нам, сударь, не  выбиться из этой  коры! Потому что  честным трудом никогда не заработать нам больше насущного хлеба. А  у кого  деньги, сударь, тот старается  бедного  закабалить,  чтобы на его труды даровые еще  больше денег  наживать. Знаете,  что  ваш дядюшка,  Савел Прокофьич, городничему[7] отвечал? К городничему мужички пришли жаловаться, что он  ни  одного из них путем  не  разочтет.  Городничий и  стал ему говорить: "Послушай, – говорит, – Савел Прокофьич, рассчитывай ты мужиков хорошенько! Каждый  день ко мне  с жалобой  ходят!" Дядюшка  ваш потрепал городничего по плечу да и говорит: "Стоит  ли,  ваше  высокоблагородие,[8]  нам  с   вами  о  таких  пустяках разговаривать!  Много у меня  в  год-то народу перебывает; вы то поймите: не доплачу  я  им по какой-нибудь копейке  на  человека, у меня из этого тысячи составляются, так оно; мне и хорошо!" Вот как,  сударь! А между  собой-то,  сударь, как живут! Торговлю  друг  у  друга подрывают,  и  не  столько из корысти,  сколько  из зависти.  Враждуют друг на  друга; залучают в свои  высокие-то хоромы пьяных приказных,[9] таких, сударь, приказных, что и виду-то человеческого на нем нет, обличье-то человеческое потеряно.  А те им  за малую благостыню  на гербовых листах[10] злостные кляузы строчат на  ближних. И  начнется  у них, сударь,  суд да дело, и  несть конца мучениям. Судятся,  судятся здесь да  в губернию  поедут,[11] а там уж их и  ждут да  от , радости  руками плещут.  Скоро  сказка  сказывается, да не  скоро дело делается;  водят  их, водят, волочат их, волочат, а они еще и рады этому волоченью, того только им и надобно. "Я, – говорит, – потрачусь, да уж и ему станет  в копейку". Я было хотел все это стихами изобразить...
Б о р и с. А вы умеете стихами?
К у л и г и н.  По-старинному,  сударь. Поначитался-таки  Ломоносова, Державина...[12]  Мудрец был Ломоносов,  испытатель природы...  А ведь  тоже  из нашего, из простого звания.
Б о р и с. Вы бы и написали. Это было бы интересно.
К у л и г и н.  Как можно,  сударь! Съедят, живого проглотят.  Мне уж и  так, сударь, за мою болтовню достается; да не могу, люблю разговор рассыпать! Вот еще про семейную  жизнь  хотел я вам,  сударь, рассказать; да когда-нибудь в другое время. А тоже есть что послушать.

Входят Феклуша и другая женщина.

Ф е к л у ш а.  Бла-алепие,  милая, бла-алепие!  Красота  дивная!  Да  что уж говорить! В обетованной земле живете![13] И купечество все народ благочестивый, добродетелями  многими украшенный! Щедростью  и подаяниями  многими!  Я  так довольна, так,  матушка, довольна, по горлышко! За наше  неоставление им еще больше щедрот приумножится, а особенно дому Кабановых.

Уходят.

Б о р и с. Кабановых?
К у л и г и н. Ханжа, сударь! Нищих оделяет, а домашних заела совсем.

Молчание.

Только б мне, сударь, перпету-мобиль[14] найти!
Б о р и с. Что ж бы вы сделали?
К у л и г и н.  Как же, сударь! Ведь англичане  миллион дают; я бы все деньги для общества и употребил, для поддержки. Работу надо дать мещанству-то. А то руки есть, а работать нечего.
Б о р и с. А вы надеетесь найти перпетуум-мобиле?
К у л и г и н. Непременно, сударь! Вот только бы теперь на модели деньжонками раздобыться. Прощайте, сударь! (Уходит.)

ЯВЛЕНИЕ ЧЕТВЕРТОЕ

Б о р и с  (один).  Жаль  его  разочаровывать-то!  Какой  хороший  человек! Мечтает себе  – и  счастлив.  А мне, видно, так и загубить свою молодость в этой трущобе. Уж ведь совсем убитый хожу, а тут еще дурь в голову лезет! Ну, к  чему пристало!  Мне ли уж  нежности заводить?  Загнан, забит, а  тут  еще сдуру-то  влюбляться  вздумал. Да  в  кого?  В  женщину,  с которой  даже  и поговорить-то никогда не удастся!  (Молчание.) К все-таки нейдет она у меня из головы, хоть ты что хочешь. Вот она! Идет с мужем, ну, и свекровь с ними! Ну, не дурак ли я? Погляди из-за угла да и ступай домой. (Уходит.)

 С противоположной стороны входят Кабанова, Кабанов, Катерина и Варвара.

ЯВЛЕНИЕ ПЯТОЕ

Кабанова, Кабанов, Катерина и Варвара.

К а б а н о в а.  Если  ты хочешь мать  послушать, так  ты, как приедешь туда, сделай так, как я тебе приказывала.
К а б а н о в. Да как же я могу, маменька, вас ослушаться!
К а б а н о в а. Не очень-то нынче старших уважают.
В а р в а ра (про себя). Не уважишь тебя, как же!
К а ба н о в. Я, кажется, маменька, из вашей воли ни на шаг.
К а б а н о в а. Поверила бы я  тебе, мой друг, кабы своими глазами не  видала да своими  ушами  не  сдыхала,  каково  теперь стало  почтение родителям  от детей-то! Хоть бы то-то помнили, сколько матери болезней от детей переносят.
К а б а н о в. Я, маменька...
К а б а н о в а. Если  родительница что  когда  и обидное, по  вашей гордости, скажет, так, я думаю, можно бы перенести![15] А, как ты думаешь?
К а б а н о в. Да когда же я, маменька, не переносил от вас?
К а б а н о в а. Мать стара, глупа; ну, а вы, молодые люди, умные, не должны с нас, дураков, и взыскивать.
К а б а н о в (вздыхая, в сторону). Ах ты, господи. (Матери.) Да смеем ли мы, маменька, подумать!
К а б а н о в а. Ведь от любви родители и строги-то к вам бывают, от любви вас и бранят-то, все думают добру научить. Ну, а это нынче не нравится. И пойдут детки-то  по людям славить, что мать ворчунья,  что мать проходу не дает, со свету сживает. А сохрани  господи, каким-нибудь словом снохе не угодить, ну и пошел разговор, что свекровь заела совсем.
К а б а н о в. Нешто, маменька, кто говорит про вас?
К а б а н о в а. Не  слыхала, мой друг, не  слыхала, лгать не  хочу. Уж кабы я слышала,  я бы с тобой, мой  милый, тогда не так заговорила. (Вздыхает.) Ох, грех тяжкий! Вот долго ли согрешить-то! Разговор близкий сердцу пойдет, ну и согрешишь, рассердишься. Нет, мой друг,  говори что  хочешь про меня. Никому не закажешь говорить: в глаза не посмеют, так за глаза станут.
К а б а н о в. Да отсохни язык...
К а б а н о в а. Полно, полно, не божись! Грех! Я уж давно вижу, что тебе жена милее матери. С тех пор как женился, я уж от тебя прежней любви не вижу.
К а б а н о в. В чем же вы, маменька, это видите?
К а б а н о в а. Да во всем, мой друг! Мать чего глазами не увидит, так  у нее сердце вещун, она сердцем может чувствовать. Аль жена тебя, что ли, отводит от меня, уж не знаю.
К а б а н о в. Да нет, маменька! Что вы, помилуйте!
К а т е р и н а. Для меня, маменька, все одно, что родная мать, что  ты,  да и Тихон тоже тебя любит.
К а б а н о в а. Ты бы, кажется, могла  и помолчать, коли тебя  не спрашивают. Не заступайся, матушка, не обижу небось!  Ведь он мне тоже сын;  ты этого не забывай! Что ты выскочила в глазах-то поюлить! Чтобы  видели, что ли, как ты мужа любишь? Так знаем, знаем, в глазах-то ты это всем доказываешь.
В а р в а р а (про себя). Нашла место наставления читать.
К а т е р и н а. Ты про меня, маменька, напрасно это говоришь. Что при  людях, что без людей, я все одна, ничего я из себя не доказываю.
К а б а н о в а. Да я об тебе и говорить не хотела; а так, к слову пришлось.
К а т е р и н а. Да хоть и к слову, за что ж ты меня обижаешь?
К а б а н о в а. Эка важная птица! Уж и обиделась сейчас.
К а т е р и н а. Напраслину-то терпеть кому ж приятно!
К а б а н о в а. Знаю я, знаю, что  вам  не  по нутру  мои  слова,  да  что  ж делать-то, я вам не чужая, у меня об вас сердце болит. Я давно вижу, что вам воли хочется. Ну что ж, дождетесь, поживете и на воле,  когда меня не будет. Вот уж тогда делайте что хотите, не будет  над вами старших. А может, и меня вспомянете.
К а б а н о в.  Да мы об вас, маменька, денно и нощно бога  молим, чтобы вам, маменька, бог дал здоровья и всякого благополучия и в делах успеху.
К а б а н о в а.  Ну, полно, перестань,  пожалуйста. Может  быть,  ты и  любил мать, пока был холостой. До меня ли тебе: у тебя жена молодая.
К а б а н о в. Одно другому не мешает-с: жена само по себе, а  к родительнице я само по себе почтение имею.
К а б а н о в а. Так променяешь ты жену на мать? Ни в жизнь я этому не поверю.
К а б а н о в. Да для чего ж мне менять-с? Я обеих люблю.
К а б а н о в а. Ну да, так и есть, размазывай! Уж я вижу, что я вам помеха.
К а б а н о в. Думайте как хотите, на все есть ваша воля; только я не знаю, что я за несчастный такой человек на свет рожден, что не могу вам угодить ничем.
К а б а н о в а. Что ты сиротой-то прикидываешься?  Что ты  нюни-то распустил? Ну  какой ты  муж? Посмотри  ты  на себя! Станет ли тебя  жена бояться после этого?
К а б а н о в. Да зачем  же ей бояться? С меня и того довольно, что  она меня любит.
К а б а н о в а. Как зачем бояться! Как зачем бояться! Да ты рехнулся, что ли? Тебя  не станет  бояться, меня  и  подавно.  Какой же это порядок-то в  доме будет? Ведь ты,  чай, с ней в законе живешь. Али, по-вашему, закон ничего не значит?  Да уж коли ты такие дурацкие  мысли в  голове  держишь,  ты бы  при ней-то, по крайней мере, не болтал да при  сестре, при  девке; ей тоже замуж идти:  этак  она твоей болтовни наслушается, так  после муж-то  нам  спасибо скажет за науку. Видишь ты, какой еще ум-то у тебя,  а  ты  еще хочешь своей волей жить.
К а б а н о в. Да я, маменька, и не хочу своей волей жить. Где  уж мне  своей волей жить!
К а б а н о в а. Так, по-твоему, нужно все лаской с женой? Уж и не прикрикнуть на нее и не пригрозить?
К а б а н о в. Да я, маменька...
К а б а н о в а  (горячо).  Хоть  любовника  заводи!  А? И  это,  может  быть, по-твоему, ничего? А? Ну, говори!
К а б а н о в. Да, ей-богу, маменька...
К а б а н о в а (совершенно хладнокровно).  Дурак! (Вздыхает.) Что с дураком и говорить! Только грех один!

     Молчание.

Я домой иду.
К а б а н о в. И мы сейчас, только раз-другой по бульвару пройдем.
К а б а н о в а.  Ну,  как  хотите,  только  ты  смотри,   чтобы  мне  вас  не дожидаться! Знаешь, я не люблю этого.
К а б а н о в. Нет, маменька, сохрани меня господи!
К а б а н о в а. То-то же! (Уходит.)

ЯВЛЕНИЕ ШЕСТОЕ

     Те же, без Кабановой.

К а б а н о в. Вот видишь  ты, вот всегда мне за тебя  достается от маменьки! Вот жизнь-то моя какая!
К а т е р и н а. Чем же я-то виновата?
К а б а н о в. Кто ж виноват, я уж не знаю,
В а р в а р а. Где тебе знать!
К а б а н о в. То все  приставала: "Женись да женись, я хоть  бы поглядела на тебя на женатого". А теперь поедом ест, проходу не дает – все за тебя.
В а р в а р а. Так нешто она виновата? Мать на нее нападает, и ты тоже. А еще говоришь, что любишь жену. Скучно мне глядеть-то на тебя! (Отворачивается.)
К а б а н о в. Толкуй тут! Что ж мне делать-то?
В а р в а р а. Знай свое дело  – молчи, коли уж лучше ничего не  умеешь. Что стоишь – переминаешься? По глазам вижу, что у тебя и на уме-то.
К а б а н о в. Ну, а что?
В а р в а ра. Известно, что. К Савелу Прокофьичу хочется, выпить с ним. Что, не так, что ли?
К а б а н о в. Угадала, брат.
К а т е р и н а.  Ты, Тиша,  скорей приходи,  а  то маменька  опять  браниться станет.
В а р в а р а. Ты проворней, в самом деле, а то знаешь ведь!
К а б а н о в. Уж как не знать!
В а р в а р а. Нам тоже невелика охота из-за тебя брань-то принимать.
К а б а н о в. Я мигом. Подождите! (Уходит.)

ЯВЛЕНИЕ СЕДЬМОЕ

     Катерина и Варвара.

К а т е р и н а. Так ты, Варя, жалеешь меня?
В а р в а р а (глядя в сторону). Разумеется, жалко.
К а т е р и н а. Так ты, стало быть, любишь меня? (Крепко целует.)
В а р в а р а. За что ж мне тебя не любить-то.
К а т е р и н а.  Ну,  спасибо тебе!  Ты милая  такая,  я  сама тебя  люблю до смерти.

Молчание.

Знаешь, мне что в голову пришло?
В а р в а р а. Что?
К а т е р и н а. Отчего люди не летают?
В а р в а р а. Я не понимаю, что ты говоришь.
К а т е р и н а.  Я говорю, отчего люди не летают так,  как птицы? Знаешь, мне иногда кажется, что я птица. Когда стоишь на горе, так тебя и  тянет лететь. Вот так бы  разбежалась, подняла руки  и полетела. Попробовать нешто теперь? (Хочет бежать.)
В а р в а р а. Что ты выдумываешь-то?
К а т е р и н а (вздыхая). Какая я была резвая! Я у вас завяла совсем.
В а р в а р а. Ты думаешь, я не вижу?
К а т е р и н а. Такая ли я была! Я жила, ни об чем не тужила, точно птичка на воле. Маменька во мне души не чаяла,  наряжала меня,  как куклу, работать не принуждала; что хочу, бывало, то и делаю. Знаешь, как я жила в девушках? Вот я  тебе  сейчас  расскажу. Встану я, бывало, рано; коли  летом, так схожу на ключок, умоюсь, принесу с собой водицы и все, все цветы в доме полью. У меня цветов  было  много-много.  Потом  пойдем  с  маменькой  в  церковь,  все  и странницы, – у нас полон дом был  странниц; да богомолок. А придем из церкви, сядем за какую-нибудь работу, больше по бархату  золотом, а странницы станут рассказывать:  где   они  были,  что   видели,  жития  разные,[16]  либо  стихи поют. Так до обеда время и пройдет. Тут старухи уснуть  лягут, а я по саду гуляю. Потом  к вечерне, а вечером опять рассказы да пение. Таково хорошо было!
В а р в а р а. Да ведь и у нас то же самое.
К а т е р и н а. Да здесь все как будто из-под неволи.  И до смерти я любила в церковь ходить! Точно, бывало, я в рай войду и не вижу  никого,  и время  не помню, и не  слышу, когда служба  кончится. Точно как все это в одну секунду было.  Маменька  говорила, что все,  бывало,  смотрят на меня,  что со  мной делается.  А  знаешь:  в солнечный  день из купола такой  светлый столб вниз идет, и  в этом  столбе ходит  дым, точно  облако, и вижу  я,  бывало, будто ангелы в этом столбе летают и поют. А то, бывало, девушка, ночью встану – у нас  тоже везде лампадки горели – да где-нибудь в уголке  и молюсь до утра. Или рано  утром в сад  уйду, еще только солнышко восходит, упаду  на колена, молюсь  и плачу, и сама не знаю,  о чем молюсь и  о  чем плачу;  так  меня и найдут. И  об  чем я молилась  тогда, чего просила, не знаю; ничего  мне  не надобно, всего  у меня было  довольно.  А  какие  сны мне снились, Варенька, какие  сны! Или храмы золотые, или сады  какие-то необыкновенные, и все поют невидимые голоса, и кипарисом  пахнет, и горы и  деревья будто не такие, как обыкновенно, а как  на образах пишутся. А то, будто  я летаю, так и летаю по воздуху. И теперь иногда снится, да редко, да и не то.
В а р в а р а. А что же?
К а т е р и н а (помолчав). Я умру скоро.
В а р в а р а. Полно, что ты!
К а т е р и н а. Нет, я знаю, что умру. Ох, девушка,  что-то со мной  недоброе делается, чудо  какое-то! Никогда со мной этого не было. Что-то во мне такое необыкновенное. Точно я снова жить начинаю, или... уж и не знаю.
В а р в а р а. Что же с тобой такое?
К а т е р и н а (берет ее за руку). А вот что, Варя: быть греху какому-нибудь! Такой  на  меня страх, такой-то  на меня страх! Точно я стою над пропастью и меня кто-то туда  толкает, а удержаться  мне не за что. (Хватается за голову рукой.)
В а р в а р а. Что с тобой? Здорова ли ты?
К а т е р и н а. Здорова... Лучше бы я больна была, а то нехорошо. Лезет мне в голову мечта  какая-то. И никуда я  от  нее не уйду. Думать стану –  мыслей никак не соберу, молиться  –  не отмолюсь никак. Языком лепечу слова,  а на уме совсем не  то: точно мне лукавый в  уши шепчет,  да  все  про такие дела нехорошие. И то мне представляется, что мне  самое себе совестно  сделается. Что со мной? Перед бедой перед какой-нибудь это! Ночью, Варя, не спится мне, все  мерещится шепот  какой-то: кто-то  так ласково говорит со  мной,  точно голубь воркует. Уж не снятся мне, Варя, как прежде, райские деревья да горы, а точно меня кто-то обнимает так горячо-горячо и ведет меня куда-то, и я иду за ним, иду...
В а р в а р а. Ну?
К а т е р и н а. Да что же это я говорю тебе: ты девушка.
В а р в а р а (оглядываясь). Говори! Я хуже тебя.
К а т е р и н а. Ну, что ж мне говорить? Стыдно мне.
В а р в а р а. Говори, нужды нет!
К а т е р и н а.  Сделается  мне так душно, так душно дома, что  бежала бы.  И такая  мысль придет на меня,  что,  кабы моя  воля, каталась бы я  теперь по Волге, на лодке, с песнями, либо на тройке на хорошей, обнявшись...
В а р в а р а. Только не с мужем.
К а т е р и н а. А ты почем знаешь?
В а р в а р а. Еще бы не знать.
К а т е р и н а.  Ах, Варя, грех у меня  на уме! Сколько  я, бедная,  плакала, чего уж я  над собой не делала! Не уйти мне от  этого греха. Никуда не уйти. Ведь это нехорошо, ведь это страшный грех, Варенька, что я другого люблю?
В а р в а р а. Что мне тебя судить! У меня свои грехи есть.
К а т е р и н а. Что же мне делать! Сил моих не хватает. Куда мне деваться;  я от тоски что-нибудь сделаю над собой!
В а р в а р а.  Что  ты!  Что  с  тобой!  Вот  погоди,  завтра  братец уедет, подумаем; может быть, и видеться можно будет.
К а т е р и н а. Нет, нет, не надо! Что ты! Что ты! Сохрани господи!
В а р в а р а. Чего ты испугалась?
К а т е р и н а. Если я с ним хоть раз увижусь, я убегу из дому, я уж не пойду домой ни за что на свете.
В а р в а р а. А вот погоди, там увидим.
К а т е р и н а. Нет, нет, и не говори мне, я и слушать не хочу.
В а р в а р а. А что за охота сохнуть-то! Хоть  умирай с тоски, пожалеют, что ль, тебя! Как же, дожидайся. Так какая ж неволя себя мучить-то!

     Входит Барыня с палкой и два лакея в треугольных шляпах сзади.

ЯВЛЕНИЕ ВОСЬМОЕ

     Те же и Барыня.

Б а р ы н я.  Что,   красавицы?  Что  тут  делаете?   Молодцов   поджидаете, кавалеров?  Вам весело? Весело? Красота-то  ваша  вас радует? Вот красота-то куда ведет. (Показывает на Волгу.) Вот, вот, в самый омут.

     Варвара улыбается.

Что смеетесь! Не радуйтесь!  (Стучит палкой.) Все  в огне гореть будете неугасимом.  Все  в  смоле будете кипеть  неутолимой. (Уходя.) Вон, вон куда красота-то ведет! (Уходит.)

ЯВЛЕНИЕ ДЕВЯТОЕ

     Катерина и Варвара.

К а т е р и н а. Ах,  как она  меня испугала! Я дрожу вся, точно она  пророчит мне что-нибудь.
В а р в а р а. На свою бы тебе голову, старая карга!
К а т е р и н а. Что она сказала такое, а? Что она сказала?
В а р в а р а. Вздор все. Очень нужно слушать, что она городит. Она  всем так пророчит. Всю жизнь  смолоду-то грешила.  Спроси-ка, что об ней порасскажут! Вот умирать-то и боится. Чего сама-то боится, тем и других пугает.  Даже все мальчишки  в  городе  от  нее  прячутся,  грозит на  них  палкой  да  кричит (передразнивая): "Все гореть в огне будете!"
К а т е р и н а (зажмурившись). Ах, ах, перестань! У меня сердце упало.
В а р в а р а. Есть чего бояться! Дура старая...
К а т е р и н а. Боюсь, до смерти боюсь. Все она мне в глазах мерещится.

     Молчание.

В а р в а р а  (оглядываясь).  Что  это  братец  нейдет,  вон,  никак,  гроза заходит.
К а т е р и н а (с ужасом). Гроза! Побежим домой! Поскорее!
В а р в а р а. Что ты, с ума, что  ли, сошла? Как же ты  без братца-то  домой покажешься?
К а т е р и н а. Нет, домой, домой! Бог с ним!
В а р в а р а. Да что ты уж очень боишься: еще далеко гроза-то.
К а т е р и н а.  А  коли  далеко, так, пожалуй, подождем немного; а право бы, лучше идти. Пойдем лучше!
В а р в а р а. Да ведь уж коли чему быть, так и дома не спрячешься.
К а т е р и н а. Да все-таки  лучше, все покойнее: дома-то я к образам да богу молиться!
В а р в а р а. Я и не знала, что ты так грозы боишься. Я вот не боюсь.
К а т е р и н а.  Как,  девушка,  не  бояться!  Всякий должен  бояться.  Не то страшно, что убьет тебя, а то, что смерть  тебя вдруг застанет, как ты есть, со  всеми  твоими грехами,  со  всеми  помыслами  лукавыми. Мне  умереть  не страшно, а как я подумаю, что вот вдруг я явлюсь перед богом  такая, какая я здесь с  тобой, после этого  разговору-то, –  вот что страшно. Что у меня на уме-то! Какой грех-то! Страшно вымолвить!

Гром.

Ах!

Кабанов входит.

В а р в а р а. Вот братец идет. (Кабанову.) Беги скорей!

Гром.

К а т е р и н а. Ах! Скорей, скорей!

 

ДЕЙСТВИЕ ВТОРОЕ

Комната в доме Кабановых.

ЯВЛЕНИЕ ПЕРВОЕ

Глаша (собирает платье в узлы) и Феклуша (входит).

Ф е к л у ш а. Милая девушка, все-то ты за работой! Что делаешь, милая?
Г л а ш а. Хозяина в дорогу собираю.
Ф е к л у ш а. Аль едет куда свет наш?
Г л а ш а. Едет.
Ф е к л у ш а. Надолго, милая, едет?
Г л а ш а. Нет, ненадолго.
Ф е к л у ш а. Ну, скатертью  ему дорога! А что, хозяйка-то  станет выть аль нет?
Г л а ш а. Уж не знаю, как тебе сказать.
Ф е к л у ш а. Да она у вас воет когда?
Г л а ш а. Не слыхать что-то.
Ф е к л у ш а. Уж больно я  люблю, милая  девушка, слушать, коли  кто  хорошо воет-то.

     Молчание.

А вы, девушка, за убогой-то присматривайте, не стянула б чего.
Г л а ш а.  Кто  вас  разберет,  все вы друг на  друга  клеплете.  Что  вам ладно-то  не живется?  Уж у нас ли,  кажется, вам, странным,  не житье,[17] а вы все ссоритесь да перекоряетесь. Греха-то вы не боитесь.
Ф е к л у ш а. Нельзя,  матушка, без  греха: в миру  живем.  Вот что  я  тебе скажу,  милая  девушка:  вас,  простых  людей, каждого один враг смущает,  а  к  нам, к странным  людям, к  кому  шесть,  к  кому  двенадцать приставлено; вот и надобно их всех побороть. Трудно, милая девушка!
Г л а ш а. Отчего ж к вам так много?
Ф е к л у ш а.  Это, матушка,  враг-то из ненависти  на  нас, что жизнь такую праведную ведем. А я, милая девушка, не вздорная, за  мной  этого греха нет. Один грех за мной есть точно, я сама знаю, что есть. Сладко поесть люблю. Ну так что ж! По немощи моей господь посылает.
Г л а ш а. А ты, Феклуша, далеко ходила?
Ф е к л у ш а. Нет, милая. Я, по своей немощи, далеко не ходила; а слыхать – много слыхала. Говорят, такие страны есть, милая девушка, где и царей-то нет православных,  а салтаны землей правят. В  одной земле сидит на троне салтан Махнут турецкий,  а  в другой – салтан Махнут персидский; и суд творят они, милая девушка, надо всеми людьми, и, что ни судят они, все неправильно. И не могут  они,  милая, ни  одного дела рассудить  праведно,  такой уж им предел положен. У нас закон праведный, а у  них, милая, неправедный; что по  нашему закону  так выходит,  а  по-ихнему все напротив. И все судьи у них, в ихних странах, тоже  все неправедные; так им, милая  девушка, и в  просьбах пишут: "Суди меня, судья неправедный!". А то есть еще земля, где все люди с песьими головами.
Г л а ш а. Отчего же так – с песьими?
Ф е к л у ш а. За неверность. Пойду я, милая девушка, по купечеству  поброжу: не будет ли чего на бедность. Прощай покудова!
Г л а ш а. Прощай!

Феклуша уходит.

Вот еще какие земли есть! Каких-то,  каких-то чудес  на свете нет! А мы тут сидим, ничего  не знаем. Еще  хорошо, что добрые люди есть: нет-нет да и услышишь, что на белом свете делается; а то бы так дураками и померли.

Входят Катерина и Варвара.

ЯВЛЕНИЕ ВТОРОЕ

Катерина и Варвара.

В а р в а р а (Глаше). Тащи  узел-то  в кибитку, лошади приехали. (Катерине.) Молоду  тебя замуж-то отдали, погулять-то тебе в девках не  пришлось: вот  у тебя сердце-то и не уходилось еще.

Глаша уходит.

К а т е р и н а. И никогда не уходится.
В а р в а р а. Отчего ж?
К а т е р и н а. Такая уж  я зародилась,  горячая! Я  еще  лет шести была,  не больше, так что сделала! Обидели меня чем-то дома,  а дело было к вечеру, уж темно; я выбежала на Волгу, села в лодку,  да и  отпихнула ее от  берега.  На другое утро уж нашли, верст за десять!
В а р в а р а. Ну, а парни поглядывали на тебя?
К а т е р и н а. Как не поглядывать!
В а р в а р а. Что же ты? Неужто не любила никого?
К а т е р и н а. Нет, смеялась только.
В а р в а р а. А ведь ты, Катя, Тихона не любишь.
К а т е р и н а. Нет, как не любить! Мне жалко его очень!
В а р в а р а.  Нет, не любишь.  Коли жалко, так  не любишь. Да и не за  что, надо правду сказать. И напрасно ты от меня скрываешься! Давно уж я заметила, что ты любишь другого человека.
К а т е р и н а (с испугом). По чем же ты заметила?
В а р в а р а. Как ты смешно говоришь! Маленькая я, что  ли! Вот  тебе первая примета: как ты увидишь его, вся в лице переменишься.

Катерина потупляет глаза.

Да мало ли...
К а т е р и н а (потупившись). Ну, кого же?
В а р в а р а. Да ведь ты сама знаешь, что называть-то?
К а т е р и н а. Нет, назови. По имени назови!
В а р в а р а. Бориса Григорьича.
К а т е р и н а. Ну да, его, Варенька, его! Только ты, Варенька, ради бога...
В а р в а р а. Ну, вот еще! Ты сама-то, смотри, не проговорись как-нибудь.
К а т е р и н а. Обманывать-то я не умею, скрывать-то ничего не могу.
В а р в а р а. Ну, а ведь без этого нельзя; ты вспомни,  где ты живешь! У нас ведь дом на том держится. И  я не обманщица была,  да выучилась, когда нужно стало. Я вчера гуляла, так его видела, говорила с ним.
К а т е р и н а  (после непродолжительного молчания, потупившись). Ну, так что ж?
В а р в а р а. Кланяться тебе приказал. Жаль, говорит, что видеться негде.
К а т е р и н а (потупившись еще более). Где же видеться! Да и зачем...
В а р в а р а. Скучный такой.
К а т е р и н а. Не говори мне про него,  сделай  милость, не говори! Я его  и знать не хочу! Я  буду мужа любить. Тиша,  голубчик мой,  ни на кого тебя не променяю! Я и думать-то не хотела, а ты меня смущаешь.
В а р в а р а. Да не думай, кто же тебя заставляет?
К а т е р и н а.  Не  жалеешь  ты  меня ничего! Говоришь:  не  думай,  а  сама напоминаешь. Разве  я хочу  об  нем думать? Да  что  делать, коли  из головы нейдет. Об  чем ни задумаю, а он  так и стоит  перед  глазами.  И хочу  себя переломить, да  не  могу никак. Знаешь ли  ты,  меня нынче ночью  опять враг смущал.[18] Ведь я было из дому ушла.
В а р в а р а. Ты  какая-то мудреная,  бог с  тобой!  А по-моему: делай,  что хочешь, только бы шито да крыто было.
К а т е р и н а. Не хочу я так.  Да и что  хорошего! Уж я лучше  буду терпеть, пока терпится.
В а р в а р а. А не стерпится, что ж ты сделаешь?
К а т е р и н а. Что я сделаю?
В а р в а р а. Да, что ты сделаешь?
К а т е р и н а. Что мне только захочется, то и сделаю.
В а р в а р а. Сделай, попробуй, так тебя здесь заедят.
К а т е р и н а. Что мне! Я уйду, да и была такова.
В а р в а р а. Куда ты уйдешь? Ты мужняя жена.
К а т е р и н а. Эх, Варя, не знаешь ты моего характеру!  Конечно, не  дай бог случиться!  А  уж  коли очень мне здесь опостынет, так не удержат меня никакой силой. В  окно выброшусь, в Волгу кинусь. Не хочу здесь жить, так не стану, хоть ты меня режь!

Молчание.

В а р в а р а.  Знаешь что, Катя! Как Тихон  уедет, так давай в саду спать, в беседке.
К а т е р и н а. Ну зачем, Варя?
В а р в а р а. Да нешто не все равно?
К а т е р и н а. Боюсь я в незнакомом-то месте ночевать,
В а р в а р а. Чего бояться-то! Глаша с нами будет.
К а т е р и н а. Все как-то робко! Да я, пожалуй.
В а р в а р а. Я б тебя и не звала, да меня-то одну маменька не пустит, а мне нужно.
К а т е р и н а (смотря на нее). Зачем же тебе нужно?
В а р в а р а (смеется). Будем там  ворожить  с  тобой.
К а т е р и н а. Шутишь,  должно быть? 
В а р в а р а. Известно, шучу; а то неужто в самом деле?

     Молчание.

К а т е р и н а. Где ж это Тихон-то?
В а р в а р а. На что он тебе?
К а т е р и н а. Нет, я так. Ведь скоро едет.
В а р в а р а.  С маменькой  сидят  запершись. Точит она  его теперь, как ржа железо.
К а т е р и на . За что же?
В а р в а р а. Ни за что, так, уму-разуму учит. Две недели в дороге будет, заглазное дело. Сама посуди! У нее сердце все изноет,  что он на  своей воле гуляет. Вот она  ему теперь  надает приказов, один другого грозней, да потом к образу поведет, побожиться заставит, что все так точно он и сделает, как приказано.
К а т е р и н а. И на воле-то он словно связанный.
В а р в а р а. Да,  как  же, связанный!  Он как выедет, так запьет. Он теперь слушает, а сам думает, как бы ему вырваться-то поскорей.

Входят Кабанова и Кабанов.

ЯВЛЕНИЕ ТРЕТЬЕ

Те же, Кабанова и Кабанов.

К а б а н о в а. Ну, ты помнишь все, что я  тебе сказала. Смотри  ж, помни! На носу себе заруби!
К а б а н о в. Помню, маменька.
К а б а н о в а.  Ну, теперь  все  готово. Лошади  приехали.  Проститься  тебе только, да и с богом.
К а б а н о в. Да-с, маменька, пора.
К а б а н о в а. Ну!
К а б а н о в. Чего изволите-с?
К а б а н о в а. Что ж  ты стоишь, разве порядку не забыл? Приказывай жене-то, как жить без тебя.

     Катерина потупила глаза.

К а б а н о в. Да она, чай, сама знает.
К а б а н о в а. Разговаривай еще! Ну, ну, приказывай. Чтоб и я  слышала,  что ты ей приказываешь! А потом приедешь спросишь, так ли все исполнила.
К а б а н о в (становясь против Катерины). Слушайся маменьки, Катя!
К а б а н о в а. Скажи, чтоб не грубила свекрови.
К а б а н о в. Не груби!
К а б а н о в а. Чтоб почитала свекровь, как родную мать!
К а б а н о в. Почитай, Катя, маменьку, как родную мать.
К а б а н о в а. Чтоб сложа руки не сидела, как барыня.
К а б а н о в. Работай что-нибудь без меня!
К а б а н о в а. Чтоб в окна глаз не пялила!
К а б а н о в. Да, маменька, когда ж она...
К а б а н о в а. Ну, ну!
К а б а н о в. В окна не гляди!
К а б а н о в а. Чтоб на молодых парней не заглядывалась без тебя.
К а б а н о в. Да что ж это, маменька, ей-богу!
К а б а н о в а  (строго).  Ломаться-то  нечего!  Должен исполнять,  что  мать говорит. (С улыбкой.) Оно все лучше, как приказано-то.
Кабанов (сконфузившись). Не заглядывайся на парней!

     Катерина строго взглядывает на него.

К а б а н о в а. Ну, теперь поговорите промежду себя, коли что нужно.  Пойдем, Варвара!

Уходят.

ЯВЛЕНИЕ ЧЕТВЕРТОЕ

Кабанов и Катерина (стоит, как будто в оцепенении).

К а б а н о в. Катя!

Молчание.

Катя, ты на меня не сердишься?
К а т е р и н а (после непродолжительного молчания, качает головой). Нет!
К а б а н о в. Да что ты такая? Ну, прости меня!
К а т е р и н а  (все  в  том  же состоянии,  покачав  головой).  Бог с тобой! (Закрыв лицо рукою.) Обидела она меня!
К а б а н о в. Все к сердцу-то принимать, так  в чахотку скоро  попадешь. Что ее слушать-то! Ей ведь что-нибудь надо ж говорить! Ну и пущай она говорит, а ты мимо ушей пропущай, Ну, прощай, Катя!
К а т е р и н а (кидаясь на  шею мужу). Тиша, не уезжай! Ради бога, не уезжай! Голубчик, прошу я тебя!
К а б а н о в. Нельзя, Катя. Коли маменька посылает, как же я не поеду!
К а т е р и н а. Ну, бери меня с собой, бери!
К а б а н о в (освобождаясь из ее объятий). Да нельзя.
К а т е р и н а. Отчего же, Тиша, нельзя?
К а б а н о в.  Куда  как весело  с тобой ехать!  Вы  меня уж  заездили здесь совсем! Я не чаю, как вырваться-то; а ты еще навязываешься со мной.
К а т е р и н а. Да неужели же ты разлюбил меня?
К а б а н о в. Да не разлюбил, а с этакой-то неволи от какой хочешь красавицы жены убежишь! Ты подумай то: какой ни на есть, я все-таки мужчина; всю жизнь вот этак жить, как ты видишь, так убежишь и от жены. Да как знаю я теперича, что недели две никакой грозы надо мной не будет, кандалов этих на ногах нет, так до жены ли мне?
К а т е р и н а. Как же мне любить-то тебя, когда ты такие слова говоришь?
К а б а н о в.  Слова  как слова! Какие же мне еще слова  говорить! Кто  тебя знает, чего ты боишься? Ведь ты не одна, ты с маменькой остаешься.
К а т е р и н а. Не говори ты мне об ней,  не тирань ты моего сердца! Ах, беда моя,  беда!  (Плачет.) Куда  мне, бедной,  деться? За  кого мне  ухватиться? Батюшки мои, погибаю я!
К а б а н о в. Да полно ты!
К а т е р и н а (подходит  к  мужу и прижимается к нему). Тиша, голубчик, кабы ты остался либо взял ты меня  с  собой, как бы я  тебя любила, как бы я тебя голубила, моего милого! (Ласкает его.)
К а б а н о в. Не разберу я  тебя, Катя! То от тебя слова не добьешься, не то что ласки, а то так сама лезешь.
К а т е р и н а. Тиша,  на кого ты меня оставляешь!  Быть  беде без тебя! Быть беде!
К а б а н о в. Ну, да ведь нельзя, так уж нечего делать.
К а т е р и н а.  Ну,  так вот  что!  Возьми  ты  с меня  какую-нибудь  клятву страшную...
К а б а н о в. Какую клятву?
К а т е р и н а.  Вот какую: чтобы не смела я без тебя ни под каким  видом  ни говорить  ни с  кем чужим,  ни видеться, чтобы и думать я не смела ни о ком, кроме тебя.
К а б а н о в. Да на что ж это?
К а т е р и н а. Успокой ты мою душу, сделай такую милость для меня!
К а б а н о в. Как можно за себя ручаться, мало ль что может в голову прийти.
К а т е р и н а (Падая на  колени).  Чтоб  не видать  мне ни отца, ни  матери! Умереть мне без покаяния, если я...
К а б а н о в (поднимая ее). Что  ты! Что ты!  Какой грех-то! Я и  слушать не хочу!

     Голос Кабановой: "Пора, Тихон!" Входят Кабанова, Варвара и Глаша.

ЯВЛЕНИЕ ПЯТОЕ

Те же, Кабанова, Варвара и Глаша.

К а б а н о в а. Ну, Тихон, пора. Поезжай с богом! (Садится.) Садитесь все!

     Все садятся. Молчание.

Ну, прощай! (Встает, и все встают.)
К а б а н о в  (подходя  к  матери).  Прощайте,  маменька!  Кабанова  (жестом показывая в землю). В ноги, в ноги!

     Кабанов кланяется в ноги, потом целуется с матерью.

Прощайся с женой!
К а б а н о в. Прощай, Катя!

     Катерина кидается ему на шею.

К а б а н о в а.  Что   на  шею-то   виснешь,  бесстыдница!  Не  с  любовником прощаешься! Он тебе муж – глава! Аль порядку не знаешь? В ноги кланяйся!

     Катерина кланяется в ноги.

К а б а н о в.  Прощай,  сестрица!  (Целуется  с  Варварой.)  Прощай,  Глаша! (Целуется с Глашей.) Прощайте, маменька! (Кланяется.)
К а б а н о в а. Прощай! Дальние проводы – лишние слезы.

 Кабанов уходит, за ним Катерина, Варвара и Глаша.

ЯВЛЕНИЕ ШЕСТОЕ

К а б а н о в а (одна). Молодость-то что  значит! Смешно  смотреть-то даже  на них! Кабы  не  свои,  насмеялась  бы  досыта: ничего-то не  знают,  никакого порядка.  Проститься-то путем  не умеют. Хорошо еще, у кого  в доме  старшие есть,  ими дом-то и держится,  пока живы.  А ведь тоже, глупые, на свою волю хотят; а выйдут на волю-то,  так  и путаются на покор да смех  добрым людям. Конечно,  кто  и пожалеет,  а больше все смеются.  Да не смеяться-то нельзя: гостей позовут, посадить не умеют, да  еще, гляди, позабудут кого из родных. Смех,  да и  только! Так-то вот  старина-то  и  выводится. В  другой  дом  и взойти-то  не  хочется. А  и  взойдешь-то, так  плюнешь, да вон  скорее. Что будет, как старики перемрут, как будет свет стоять,  уж и не знаю. Ну, да уж хоть то хорошо, что не увижу ничего.

     Входят Катерина и Варвара.

ЯВЛЕНИЕ СЕДЬМОЕ

Кабанова, Катерина и Варвара.

К а б а н о в а. Ты вот похвалялась, что мужа очень любишь; вижу я теперь твою любовь-то. Другая хорошая жена, проводивши мужа-то, часа полтора воет, лежит на крыльце; а тебе, видно, ничего.
К а т е р и н а. Не к чему! Да и не умею. Что народ-то смешить!
К а б а н о в а. Хитрость-то  невеликая.  Кабы любила,  так бы выучилась. Коли порядком не умеешь, ты хоть бы  пример-то этот сделала; все-таки пристойнее; а то, видно, на словах только. Ну, я богу молиться пойду, не мешайте мне.
В а р в а р а. Я со двора пойду.
К а б а н о в а (ласково). А мне что! Поди! Гуляй,  пока твоя пора придет. Еще насидишься!

     Уходят Кабанова и Варвара.

ЯВЛЕНИЕ ВОСЬМОЕ

К а т е р и н а (одна, задумчиво). Ну, теперь тишина  у вас в  доме воцарится. Ах, какая скука! Хоть бы дети чьи-нибудь! Эко горе! Деток-то у меня нет: все бы я и сидела с ними да  забавляла их. Люблю очень с детьми разговаривать – ангелы ведь это. (Молчание.) Кабы я маленькая умерла, лучше бы было. Глядела бы я с неба на землю да  радовалась  всему.  А то полетела бы невидимо, куда захотела. Вылетела бы в поле и летала бы с василька на василек по ветру, как бабочка. (Задумывается.) А  вот что сделаю: я  начну  работу какую-нибудь по обещанию;  пойду в  гостиный двор, куплю холста,  да и буду  шить белье,  а потом раздам бедным. Они за меня богу помолят. Вот и засядем шить с Варварой и не увидим, как время пройдет; а тут Тиша приедет.

     Входит Варвара.

ЯВЛЕНИЕ ДЕВЯТОЕ

Катерина и Варвара.

В а р в а р а  (покрывает голову  платком  перед зеркалом).  Я  теперь гулять пойду; а ужо нам Глаша постелет постели  в саду, маменька позволила. В саду, за малиной, есть калитка, ее маменька  запирает  на замок, а  ключ прячет.  Я  его  унесла,  а ей подложила другой, чтоб не заметила. На вот, может быть, понадобится. (Подает ключ.) Если увижу, так скажу, чтоб приходил к калитке.
К а т е р и н а (с испугом отталкивая ключ). На что! На что! Не надо, не надо!
В а р в а р а. Тебе не надо, мне понадобится; возьми, не укусит он тебя.
К а т е р и н а. Да что ты затеяла-то, греховодница! Можно ли это! Подумала ль ты! Что ты! Что ты!
В а р в а р а.  Ну, я много разговаривать  не  люблю, да  и некогда  мне. Мне гулять пора. (Уходит.)

ЯВЛЕНИЕ ДЕСЯТОЕ

К а т е р и н а (одна,  держа  ключ в  руках). Что она это делает-то?  Что она только придумывает? Ах, сумасшедшая, право сумасшедшая! Вот погибель-то! Вот она! Бросить его, бросить далеко, в реку  кинуть, чтоб не нашли  никогда. Он руки-то жжет, точно уголь. (Подумав.) Вот так-то  и гибнет наша сестра-то. В неволе-то кому весело! Мало ли что в  голову-то придет. Вышел случай, другая и рада: так  очертя голову и кинется.  А как же  это можно, не подумавши, не рассудивши-то! Долго ли в беду попасть! А там  и плачься всю жизнь, мучайся; неволя-то еще горчее покажется. (Молчание.) А горька неволя, ох, как горька! Кто от нее не плачет! А пуще всех  мы, бабы. Вот хоть я теперь! Живу, маюсь, просвету себе не вижу. Да и не увижу, знать!  Что  дальше, то хуже. А теперь еще этот грех-то на меня. (Задумывается.) Кабы не свекровь!.. Сокрушила  она меня... от нее  мне и дом-то опостылел;  стены-то даже  противны, (Задумчиво смотрит на ключ.) Бросить его? Разумеется, надо бросить. И как  он ко мне  в руки  попал? На соблазн, на  пагубу мою. (Прислушивается.) Ах,  кто-то идет. Так  сердце  и  упало.  (Прячет ключ в карман.)  Нет!..  Никого!  Что я  так испугалась! И ключ  спрятала... Ну,  уж, знать, там ему  и быть! Видно, сама судьба того хочет! Да какой же в этом грех, если я взгляну на него раз, хоть издали-то! Да хоть и поговорю-то, так все не беда! А как же я мужу-то!..  Да ведь он сам не захотел. Да, может, такого  и  случая-то  еще во всю жизнь не выдет. Тогда и плачься на себя: был случай, да не умела пользоваться. Да что я говорю-то, что  я  себя обманываю? Мне хоть умереть, да увидеть его. Перед кем  я  притворяюсь-то!..  Бросить ключ! Нет,  ни за что  на свете!  Он  мой теперь... Будь что будет, а я Бориса увижу! Ах, кабы ночь поскорее!.. 

 

ДЕЙСТВИЕ ТРЕТЬЕ

СЦЕНА ПЕРВАЯ

Улица. Ворота дома Кабановых, перед воротами скамейка.

ЯВЛЕНИЕ ПЕРВОЕ

Кабанова и Феклуша (сидят на скамейке).

Ф е к л у ш а. Последние времена,  матушка Марфа Игнатьевна, последние, по всем приметам последние.  Еще  у вас в городе  рай  и тишина, а по другим городам так просто содом, матушка: шум, беготня, езда  беспрестанная! Народ-то  так  и  снует,  один туда, другой сюда.
К а б а н о в а. Некуда нам торопиться-то, милая, мы и живем не спеша.
Ф е к л у ш а.  Нет,  матушка, оттого у вас тишина в городе, что многие люди, вот хоть бы вас взять, добродетелями, как цветами,  украшаются: оттого все и делается прохладно  и благочинно. Ведь эта  беготня-то, матушка, что значит? Ведь это суета! Вот хоть бы в Москве: бегает народ взад и вперед, неизвестно зачем. Вот она суета-то и есть. Суетный народ, матушка Марфа Игнатьевна, вот он  и  бегает. Ему  представляется-то,  что он  за делом  бежит;  торопится, бедный, людей не узнает;  ему  мерещится, что его  манит  некто, а придет на место-то,  ан пусто,  нет  ничего,  мечта  одна. И пойдет в тоске. А другому мерещится,  что  будто  он догоняет кого-то знакомого. Со стороны-то  свежий человек сейчас видит, что никого нет; а тому-то все кажется от суеты, что он догоняет. Суета-то,  ведь  она  вроде  туману  бывает.  Вот у  вас в  этакой прекрасный  вечер  редко кто и  за  ворота-то выйдет посидеть; а в Москве-то теперь гульбища да игрища, а по  улицам-то индо  грохот идет, стон стоит. Да чего, матушка Марфа Игнатьевна, огненного змия стали запрягать:[19] все, видишь, для ради скорости.
К а б а н о в а. Слышала я, милая.
Ф е к л у ш а. А я, матушка, так  своими глазами видела;  конечно, другие от суеты  не видят  ничего,  так  он  им  машиной  показывается,  они машиной и называют, а я видела, как он лапами-то вот так (растопыривает пальцы)  делает. Ну,  и  стон, которые люди хорошей жизни, так слышат.
К а б а н о в а. Назвать-то  всячески  можно,  пожалуй, хоть  машиной  назови; народ-то глуп, будет всему  верить. А меня  хоть ты золотом осыпь, так  я не поеду.
Ф е к л у ш а. Что за крайности, матушка! Сохрани господи от такой напасти! А вот еще, матушка Марфа Игнатьевна, было мне в Москве видение некоторое.  Иду я рано поутру, еще чуть брезжится, и  вижу, на  высоком-превысоком доме,  на крыше,  стоит  кто-то, лицом черен. Уж  сами  понимаете кто.  И делает он руками, как будто сыплет что, а ничего не сыпется. Тут я догадалась, что это он  плевелы  сыплет,[20] а  народ днем  в суете-то своей невидимо и подберет. Оттого-то они так и бегают,  оттого и женщины-то  у них  все такие худые,  тела-то никак не нагуляют, да как будто они что потеряли  либо  чего ищут: в лице печаль, даже жалко.
К а б а н о в а. Все может быть, моя милая! В наши времена чего дивиться!
Ф е к л у ш а.  Тяжелые  времена,  матушка  Марфа  Игнатьевна, тяжелые.  Уж и время-то стало в умаление приходить.
К а б а н о в а. Как так, милая, в умаление?
Ф е к л у ш а. Конечно, не мы, где нам  заметить в суете-то! А вот умные люди замечают,  что  у нас  и время-то короче становится. Бывало, лето  и зима-то тянутся-тянутся,  не дождешься, когда кончатся;  а  нынче  и не увидишь, как пролетят. Дни-то  и  часы все те же  как будто остались, а время-то, за наши грехи, все короче и короче делается. Вот что умные-то люди говорят.
К а б а н о в а. И хуже этого, милая, будет.
Ф е к л у ш а. Нам-то бы только не дожить до этого,
К а б а н о в а. Может, и доживем.

     Входит Дикой.

ЯВЛЕНИЕ ВТОРОЕ

Те же и Дикой.

К а б а н о в а. Что это ты, кум,[21] бродишь так поздно?
Д и к о й. А кто ж мне запретит!
К а б а н о в а. Кто запретит! Кому нужно!
Д и к о й. Ну, и, значит, нечего разговаривать. Что я, под началом, что ль, у кого? Ты еще что тут! Какого еще тут черта водяного!..
К а б а н о в а. Ну, ты не очень горло-то  распускай! Ты найди подешевле меня! А я  тебе дорога!  Ступай своей  дорогой, куда  шел. Пойдем, Феклуша, домой. (Встает.)
Д и к о й. Постой,  кума,  постой! Не  сердись. Еще  успеешь  дома-то быть: дом-от твой не за горами. Вот он!
К а б а н о в а. Коли ты за делом, так не ори, а говори толком.
Д и к о й. Никакого дела нет, а я хмелен, вот что.
К а б а н о в а. Что ж, ты мне теперь хвалить тебя прикажешь за это?
Д и к о й. Ни хвалить, ни бранить. А, значит, я хмелен. Ну, и кончено дело. Пока не просплюсь, уж этого дела поправить нельзя.
К а б а н о в а. Так ступай, спи!
Д и к о й. Куда ж это я пойду?
К а б а н о в а. Домой. А то куда же!
Д и к о й. А коли я не хочу домой-то?
К а б а н о в а. Отчего же это, позволь тебя спросить?
Д и к о й. А потому, что у меня там война идет.
К а б а н о в а. Да кому ж  там воевать-то?  Ведь ты один только там воин-то и есть.
Д и к о й. Ну так что ж, что я воин? Ну что ж из этого?
К а б а н о в а. Что? Ничего. А и честь-то не велика, потому что воюешь-то  ты всю жизнь с бабами. Вот что.
Д и к о й. Ну, значит, они и  должны  мне  покоряться.  А  то я,  что  ли, покоряться стану!
К а б а н о в а. Уж немало я дивлюсь на тебя: столько у тебя народу  в доме, а на тебя на одного угодить не могут.
Д и к о й. Вот поди ж ты!
К а б а н о в а. Ну, что ж тебе нужно от меня?
Д и к о й. А вот что: разговори меня, чтобы у меня сердце прошло. Ты только одна во всем городе умеешь меня разговорить.
К а б а н о в а. Поди, Феклушка, вели приготовить закусить что-нибудь.

     Феклуша уходит.

Пойдем в покои!
Д и к о й. Нет, я в покои не пойду, в покоях я хуже.
К а б а н о в а. Чем же тебя рассердили-то?
Д и к о й. Еще с утра с самого.
К а б а н о в а. Должно быть, денег просили.
Д и к о й.  Точно  сговорились, проклятые;  то тот,  то другой  целый  день пристают.
К а б а н о в а. Должно быть, надо, коли пристают.
Д и к о й. Понимаю я это; да что ж ты мне прикажешь с собой делать, когда у меня сердце такое! Ведь уж знаю, что надо отдать, а все добром не могу. Друг ты  мне,  и я тебе  должен  отдать, а приди ты у меня просить –  обругаю. Я отдам, отдам, а обругаю. Потому,  только заикнись мне  о деньгах, у меня всю нутренную разжигать станет; всю нутренную вот  разжигает, да и только; ну, и в те поры ни за что обругаю человека.
К а б а н о в а. Нет над тобой старших, вот ты и куражишься.
Д и к о й.  Нет,  ты, кума,  молчи! Ты  слушай!  Вот какие со мной  истории бывали.  О  посту  как-то  о великом  я  говел,[22]  а тут  нелегкая  и  подсунь мужичонка: за деньгами пришел, дрова  возил. И принесло ж  его  на грех-то в такое время!  Согрешил-таки:  изругал,  так  изругал,  что  лучше  требовать нельзя, чуть  не  прибил. Вот оно,  какое  сердце-то  у меня! После прощенья просил,  в ноги кланялся, право так.  Истинно  тебе  говорю,  мужику в  ноги кланялся. Вот до чего меня сердце доводит: тут на дворе, в грязи, ему и кланялся; при всех ему кланялся.
К а б а н о в а.  А зачем  ты  нарочно-то  себя в сердце приводишь? Это,  кум, нехорошо.
Д и к о й. Как так нарочно?
К а б а н о в а.  Я  видала,  я знаю.  Ты,  коли видишь, что  просить  у  тебя чего-нибудь  хотят,  ты  возьмешь да  нарочно  из  своих  на  кого-нибудь  и накинешься, чтобы рассердиться; потому  что ты знаешь, что  к тебе сердитому никто уж не пойдет. Вот что, кум!
Д и к о й. Ну, что ж такое? Кому своего добра не жалко!

     Глаша входит.

Г л а ш а. Марфа Игнатьевна, закусить поставлено, пожалуйте!
К а б а н о в а. Что ж, кум, зайди. Закуси, чем бог послал.
Д и к о й. Пожалуй.
К а б а н о в а. Милости просим! (Пропускает вперед Дикого и уходит за ним.)

     Глаша, сложа руки, стоит у ворот.

Г л а ш а. Никак. Борис Григорьич идет. Уж не за дядей ли?  Аль так гуляет? Должно, так гуляет.

Входит Борис.

ЯВЛЕНИЕ ТРЕТЬЕ

Глаша, Борис, потом К у л и г и н.

Б о р и с. Не у вас ли дядя?
Г л а ш а. У нас. Тебе нужно, что ль, его?
Б о р и с. Послали из дому узнать, где он.  А коли у вас, так пусть  сидит: кому его нужно. Дома-то рады-радехоньки, что ушел.
Г л а ш а. Нашей бы хозяйке за  ним быть, она б его скоро прекратила. Что ж я, дура, стою-то с тобой! Прощай. (Уходит.)
Б о р и с. Ах ты, господи! Хоть бы одним глазком взглянуть  на  нее!  В дом войти  нельзя: здесь незваные не ходят. Вот жизнь-то! Живем  в одном городе, почти рядом, а увидишься раз  в  неделю, и то в церкви либо на дороге, вот и все! Здесь что вышла замуж, что схоронили – все равно.

     Молчание.

Уж совсем бы мне ее не  видать: легче бы было! А то видишь урывками, да еще при людях; во сто глаз на тебя смотрят. Только сердце надрывается. Да  и с  собой-то не  сладишь никак. Пойдешь гулять, а  очутишься  всегда  здесь у ворот.  И  зачем я  хожу  сюда? Видеть  ее никогда  нельзя,  а еще, пожалуй, разговор какой выйдет, ее-то в беду введешь. Ну, попал я в городок! (Идет, ему навстречу Кулигин.)
К у л и г и н. Что, сударь? Гулять изволите?
Б о р и с. Да, гуляю себе, погода очень хороша нынче.
К  у  л и г  и н. Очень хорошо, сударь, гулять теперь.  Тишина,  воздух отличный, из-за Волги с лугов цветами пахнет, небо чистое...

Открылась бездна, звезд полна,[23]
Звездам числа нет, бездне – дна .

Пойдемте, сударь, на бульвар, ни души там нет.
Б о р и с. Пойдемте!
К у л и г и н.  Вот какой,  сударь, у  нас городишко!  Бульвар сделали,  а не гуляют.  Гуляют только по  праздникам, и то один  вид делают, что гуляют,  а сами ходят туда  наряды  показывать. Только пьяного приказного и встретишь, из трактира домой плетется. Бедным гулять, сударь, некогда, у них день  и ночь  работа. И спят-то всего часа  три в  сутки.  А богатые-то  что делают? Ну,  что бы,  кажется,  им не гулять, не дышать свежим воздухом? Так нет. У всех  давно ворота, сударь,  заперты, и собаки спущены... Вы думаете, они  дело  делают  либо богу  молятся?  Нет,  сударь.  И  не  от  воров  они запираются,  а чтоб  люди не видали, как они своих домашних  едят  поедом да семью  тиранят. И что слез льется за этими запорами, невидимых и неслышимых! Да что вам говорить, сударь! По  себе можете судить. И что, сударь, за этими замками разврату темного да пьянства! Все  шито да  крыто – никто ничего не видит  и  не  знает, видит только один бог! Ты, говорит, смотри,  в людях меня да на  улице, а до семьи моей  тебе дела нет; на  это, говорит, у  меня есть  замки,  да  запоры,  да собаки  злые.  Семья,  говорит,  дело  тайное, секретное! Знаем мы эти секреты-то! От этих  секретов-то, сударь, ему только одному  весело, а  остальные волком воют.  Да  и  что за секрет? Кто  его не знает! Ограбить сирот, родственников,  племянников, заколотить домашних так, чтобы ни об чем, что он  там  творит, пискнуть не смели. Вот  и весь секрет. Ну,  да бог  с ними! А знаете, сударь, кто у нас гуляет?  Молодые  парни  да девушки. Так  эти у сна воруют часок-другой,  ну и  гуляют парочками. Да вот пара!

     Показываются Кудряш и Варвара. Целуются.

Б о р и с. Целуются.
К у л и г и н. Это у нас нужды нет.

Кудряш уходит,  а Варвара  подходит к своим воротам и  манит Бориса. Он подходит.

ЯВЛЕНИЕ ЧЕТВЕРТОЕ

Борис, Кулигин и Варвара.

К у л и г и н. Я, сударь, на бульвар пойду. Что вам мешать-то? Там и подожду.
Б о р и с. Хорошо, я сейчас приду.

     К у л и г и н уходит.

В а р в а р а (закрываясь платком). Знаешь овраг за Кабановым садом?
Б о р и с. Знаю.
В а р в а р а. Приходи туда ужо попозже.
Б о р и с. Зачем?
В а р в а р а.  Какой  ты глупый!  Приходи: там  увидишь,  зачем.  Ну, ступай скорей, тебя дожидаются.

     Борис уходит.

Не узнал ведь! Пущай теперь подумает. А  ужотко я знаю, что Катерина не утерпит, выскочит. (Уходит в ворота.)

 

СЦЕНА ВТОРАЯ

Ночь. Овраг, покрытый кустами; наверху – забор сада Кабановых и калитка; сверху – тропинка.

ЯВЛЕНИЕ ПЕРВОЕ

К у д р я ш (входит  с гитарой). Нет никого. Что ж это она  там! Ну, посидим да подождем. (Садится на камень.) Да со скуки песенку споем. (Поет.)

Как  донской-то казак,  казак  вел коня поить,[24]
Добрый молодец, уж он  у ворот стоит.
У ворот стоит, сам он думу думает,
Думу  думает, как будет жену губить.  
Как  жена-то,  жена   мужу  возмолилася, 
Во   скоры-то  ноги  ему поклонилася:
"Уж ты, батюшка, ты ли, мил сердечный друг!
Ты не бей, не губи ты меня со вечера!
Ты убей, загуби меня со полуночи!
Дай уснуть моим малым детушкам,
Малым детушкам, всем ближним соседушкам".

  Входит Борис.

ЯВЛЕНИЕ ВТОРОЕ

Кудряш и Борис.

К у д р я ш (перестает петь). Ишь ты! Смирен, смирен, а тоже в разгул пошел.
Б о р и с. Кудряш, это ты?
К у д р я ш. Я, Борис Григорьич!
Б о р и с. Зачем это ты здесь?
К у д р я ш. Я-то? Стало быть, мне нужно, Борис Григорьич, коли я здесь. Без надобности б не пошел. Вас куда бог несет?
Б о р и с  (оглядывает  местность). Вот  что, Кудряш: мне  бы  нужно  здесь остаться, а тебе ведь, я думаю, все равно, ты можешь идти и в другое место.
К у д р я ш.  Нет, Борис Григорьич, вы,  я вижу, здесь еще в первый раз, а у меня  уж  тут место  насиженное и дорожка-то  мной протоптана. Я вас  люблю, сударь, и на всякую вам услугу готов; а на  этой дорожке вы со мной ночью не встречайтесь, чтобы,  сохрани господи,  греха какого  не вышло. Уговор лучше денег.
Б о р и с. Что с тобой, Ваня?
К у д р я ш. Да что: Ваня! Я знаю, что я Ваня. А вы идите своей дорогой, вот и все. Заведи себе сам, да и гуляй себе с ней, и никому до  тебя дела пет. А чужих не трогай!  У  нас так не  водится,  а то  парни ноги переломают. Я за свою... Да я и не знаю, что сделаю! Горло перерву.
Б о р и с. Напрасно ты сердишься; у меня и на уме-то нет отбивать у тебя. Я бы и не пришел сюда, кабы мне не велели.
К у д р я ш. Кто ж велел?
Б о р и с. Я не разобрал,  темно было. Девушка какая-то  остановила меня на улице  и  сказала,  чтобы я  именно сюда  пришел, сзади сада Кабановых,  где тропинка.
К у д р я ш. Кто ж бы это такая?
Б о р и с.  Послушай,  Кудряш. Можно с  тобой  поговорить по  душе,  ты  не разболтаешь?
К у д р я ш. Говорите, не бойтесь! У меня все одно, что умерло.
Б о р и с. Я здесь ничего не знаю, ни порядков ваших, ни обычаев; а дело-то такое...
К у д р я ш. Полюбили, что ль, кого?
Б о р и с. Да, Кудряш.
К у д р я ш. Ну что ж, это ничего. У нас насчет этого слободно. Девки гуляют себе как хотят, отцу с матерью и дела нет. Только бабы взаперти сидят.[25]
Б о р и с. То-то и горе мое.
К у д р я ш. Так неужто ж замужнюю полюбили?
Б о р и с. Замужнюю, Кудряш.
К у д р я ш. Эх, Борис Григорьич, бросить надоть!
Б о р и с. Легко  сказать – бросить!  Тебе это, может быть, все  равно; ты одну бросишь, а другую найдешь. А я не могу этого! Уж я коли полюбил...
К у д р я ш.  Ведь  это,  значит,  вы  ее  совсем   загубить  хотите,  Борис Григорьич!
Б о р и с. Сохрани, господи! Сохрани меня, господи! Нет, Кудряш, как можно. Захочу ли  я  ее погубить!  Мне только  бы видеть ее  где-нибудь, мне больше ничего не надо.
К у д р я ш. Как, сударь, за себя поручиться! А ведь здесь какой народ! Сами знаете. Съедят, в гроб вколотят.
Б о р и с. Ах, не говори этого, Кудряш, пожалуйста, не пугай ты меня!
К у д р я ш. А она-то вас любит?
Б о р и с. Не знаю.
К у д р я ш. Да вы видались когда аль нет?
Б о р и с. Я один раз только и  был у них с  дядей.  А то в церкви вижу, на бульваре встречаемся. Ах, Кудряш,  как она молится, кабы ты посмотрел! Какая у ней на лице улыбка ангельская, а от лица-то будто светится.
К у д р я ш. Так это молодая Кабанова, что ль?
Б о р и с. Она, Кудряш.
К у д р я ш. Да! Так вот оно что! Ну, честь имеем проздравить!
Б о р и с. С чем?
К у д р я ш.  Да как же! Значит, у вас дело на лад идет, коли сюда приходить велели.
Б о р и с. Так неужто она велела?
К у д р я ш. А то кто же?
Б о р и с. Нет, ты шутишь! Этого быть не может. (Хватается за голову.)
К у д р я ш. Что с вами?
Б о р и с. Я с ума сойду от радости.
К у д р я ш. Бота! Есть от чего с ума сходить!  Только вы смотрите  --  себе хлопот не наделайте, да и ее-то в беду не введите! Положим, хоть у нее муж и дурак, да свекровь-то больно люта.

     Варвара выходит из калитки.

ЯВЛЕНИЕ ТРЕТЬЕ

Те же и Варвара, потом Катерина.

В а р в а р а (у калитки поет).

За рекою, за быстрою, мой Ваня гуляет,[26]
Там мой Ванюшка гуляет...

К у д р я ш (продолжает).

Товар закупает.

(Свищет.)
В а р в а р а (сходит по тропинке и, закрыв лицо платком, подходит к Борису). Ты, парень, подожди. Дождешься чего-нибудь. (Кудряшу.) Пойдем на Волгу.
К у д р я ш. Ты что ж так долго? Ждать вас еще! Знаешь, что не люблю!

Варвара обнимает его одной рукой и уходит.

Б о р и с.  Точно  я  сон  какой вижу!  Эта ночь,  песни,  свиданья!  Ходят обнявшись. Это так  ново  для  меня, так хорошо, так весело!  Вот  и  я  жду чего-то! А чего жду – и  не знаю, и вообразить не могу; только бьется  сердце да дрожит каждая жилка. Не  могу даже и придумать теперь, что сказать-то ей, дух  захватывает,  подгибаются  колени!  Вот  когда  у  меня  сердце  глупое раскипится вдруг, ничем не унять. Вот идет.

Катерина  тихо  сходит  по тропинке, покрытая  большим  белым  платком, потупив глаза в землю.

Это вы, Катерина Петровна?

Молчание.

Уж как мне благодарить вас, я и не знаю.

     Молчание.

Кабы вы знали, Катерина Петровна, как я  люблю  вас! (Хочет взять ее за руку.)
К а т е р и н а (с испугом, но не поднимая глаз). Не трогай,  не трогай  меня! Ах, ах!
Б о р и с. Не сердитесь!
К а т е р и на.  Поди  от меня! Поди прочь,  окаянный человек!  Ты знаешь ли: ведь мне не замолить  этого греха, не замолить никогда! Ведь он камнем ляжет на душу, камнем.
Б о р и с. Не гоните меня!
К а т е р и н а.  Зачем  ты пришел?  Зачем ты пришел,  погубитель  мой? Ведь я замужем, ведь мне с мужем жить до гробовой доски!
Б о р и с. Вы сами велели мне прийти...
К а т е р и н а. Да пойми ты меня, враг ты мой: ведь до гробовой доски!
Б о р и с. Лучше б мне не видеть вас!
К а т е р и н а  (с  волнением).  Ведь что я себе готовлю?  Где  мне место-то, знаешь ли?
Б о р и с. Успокойтесь! (Берет ев за руку.) Сядьте!
К а т е р и н а. Зачем ты моей погибели хочешь?
Б о р и с. Как  же я могу  хотеть  вашей  погибели, когда  люблю вас больше всего на свете, больше самого себя!
К а т е р и н а. Нет, нет! Ты меня загубил!
Б о р и с. Разве я злодей какой?
К а т е р и н а (качая головой). Загубил, загубил, загубил!
Б о р и с. Сохрани меня бог! Пусть лучше я сам погибну!
К а т е р и н а. Ну, как же  ты не  загубил меня,  коли я, бросивши дом, ночью иду к тебе.
Б о р и с. Ваша воля была на то.
К а т е р и н а. Нет у меня воли. Кабы была у меня своя воля, не пошла бы я к тебе. (Поднимает глаза и смотрит на Бориса.)

Небольшое молчание.

Твоя  теперь воля  надо мной, разве  ты не  видишь! (Кидается к нему на шею.)
Б о р и с (обнимает Катерину). Жизнь моя!
К а т е р и н а. Знаешь что? Теперь мне умереть вдруг захотелось!
Б о р и с. Зачем умирать, коли нам жить так хорошо?
К а т е р и н а. Нет, мне не жить! Уж я знаю, что не жить.
Б о р и с. Не говори, пожалуйста, таких слов, не печаль меня...
К а т е р и н а. Да, тебе хорошо, ты вольный казак, а я!..
Б о р и с. Никто и не узнает про нашу любовь. Неужели же я тебя не пожалею!
К а т е р и н а.  Э! Что меня жалеть, никто не виноват, – сама на  то пошла. Не жалей, губи меня! Пусть все знают, пусть все видят, что я  делаю! (Обнимает Бориса.) Коли я для тебя греха не побоялась, побоюсь ли я людского суда? Говорят, даже  легче бывает,  когда  за какой-нибудь  грех  здесь,  на земле, натерпишься.
Б о р и с. Ну, что об этом думать, благо нам теперь-то хорошо!
К а т е р и н а. И то! Надуматься-то да наплакаться-то еще успею на досуге.
Б о р и с. А я было испугался; я думал, ты меня прогонишь.
К а т е р и н а  (улыбаясь). Прогнать! Где уж!  С нашим ли сердцем! Кабы ты не пришел, так я, кажется, сама бы к тебе пришла.
Б о р и с. Я и не знал, что ты меня любишь.
К а т е р и н а. Давно  люблю. Словно  на грех ты  к нам приехал.  Как увидела тебя, так  уж  не  своя стала. С  первого же раза,  кажется, кабы ты поманил меня, я бы и пошла за тобой; иди ты хоть на край света, я бы все шла за тобой и не оглянулась бы.
Б о р и с. Надолго ли муж-то уехал?
Катерина. На две недели.
Б о р и с. О, так мы погуляем! Время-то довольно.
К а т е р и на.  Погуляем. А там... (задумывается) как  запрут  на замок, вот смерть! А не запрут на замок, так уж найду случай повидаться с тобой!

Входят Кудряш и Варвара.

ЯВЛЕНИЕ ЧЕТВЕРТОЕ

Те же, Кудряш и Варвара.

В а р в а р а. Ну что, сладили?

Катерина прячет лицо у Бориса на груди.

Б о р и с. Сладили.
В а р в а р а. Пошли бы,  погуляли, а мы подождем.  Когда  нужно будет,  Ваня крикнет.

Борис и Катерина уходят. Кудряш и Варвара садятся на камень.

К у д р я ш. А это вы важную штуку придумали,  в садовую калитку лазить. Оно для нашего брата оченно способна.
В а р в а р а. Все я.
К у д р я ш. Уж тебя взять на это. А мать-то не хватится?
В а р в а р а. Э! Куда ей! Ей и в лоб-то не влетит.
К у д р я ш. А ну, на грех?
В а р в а р а. У нее первый сон крепок; вот к утру, так просыпается.
К у д р я ш. Да ведь как знать! Вдруг ее нелегкая поднимет.
В а р в а р а. Ну  так  что  ж! У  нас калитка-то, которая  со двора, изнутри заперта, из  саду; постучит, постучит, да так и пойдет. А поутру  мы скажем, что крепко  спали, не  слыхали.  Да  и Глаша  стережет; чуть что, она сейчас голос подаст. Без опаски нельзя! Как же можно! Того гляди, в беду попадешь.

     Кудряш берет  несколько  аккордов  на гитаре. Варвара прилегает к плечу Кудряша, который, не обращая внимания, тихо играет.

В а р в а р а (зевая). Как бы то узнать, который час?
К у д р я ш. Первый.
В а р в а р а. Почем ты знаешь?
К у д р я ш. Сторож в доску бил.
В а р в а р а (зевая).  Пора. Покричи-ка.  Завтра  мы  пораньше  выйдем,  так побольше погуляем.
К у д р я ш (свищет и громко запевает).

Все домой, все домой,
А я домой не хочу.

Б о р и с (за сценой). Слышу!
В а р в а р а (встает). Ну, прощай. (Зевает,  потом целует холодно, как давно знакомого.)  Завтра,  смотрите,  приходите пораньше!  (Смотрит в ту сторону, куда пошли Борис и Катерина.) Будет вам  прощаться-то, не навек расстаетесь, завтра увидитесь. (Зевает и потягивается.)

     Вбегает Катерина, а за ней Борис.

ЯВЛЕНИЕ ПЯТОЕ

Кудряш, Варвара, Борис и Катерина.

К а т е р и н а  (Варваре). Ну, пойдем, пойдем! (Всходят по тропинке. Катерина оборачивается.) Прощай.
Б о р и с. До завтра!
К а т е р и н а. Да,  до  завтра!  Что  во  сне  увидишь,  скажи! (Подходит  к калитке.)
Б о р и с. Непременно.
К у д р я ш (поет под гитару).

Гуляй, млада, до  поры,[27] 
До  вечерней  до  зари!
Ай лели,  до поры, 
До вечерней до зари.

В а р в а р а (у калитки).

А я, млада, до поры,
До утренней до зари,
Ай лели, до поры,
До утренней до зари!

Уходят.

К у д р я ш.

Как зорюшка занялась,
А я домой поднялась... и т. д.

 

Разговор Катерины с Варварой ❤️| Островский Александр

Драма А. Н. Островского «Гроза» — выдающееся произведение русской литературы, которое остается современным и по сей день, так как ставит множество проблем, в первую очередь нравственных. Любовь и долг, правда и ложь, неволя и стремление освободиться от нее, муки совести и грех — все это воплотилось в образе главной героини пьесы Катерины.

Характер Катерины, своеобразие психологии ее, внутренний конфликт, нравственные муки раскрываются драматургом постепенно, в течение всего хода пьесы.

Сцена разговора Катерины и Варвары

во втором явлении 2-го действия помогает нам проанализировать особенности характера Катерины, дает нам ключ к пониманию ее дальнейших поступков, а также заставляет задуматься и над судьбой Варвары.

Этот разговор происходит перед отъездом Тихона, когда Варвара строит планы вырваться хоть на время от материнского гнета. Она хочет получше узнать Катерину, хочет выведать ее затаенные желания. Главное различие между Катериной и Варварой в том, что Катерина не умеет ничего скрывать, она честный, открытый, правдивый человек. Когда Варвара говорит ей, что заметила любовь Катерины к Борису, то Катерина отвечает:

«Обманывать-то я не умею, скрыть-то ничего не могу». Варвара исподволь пытается изменить взгляды Катерины: во-первых, ей непонятна логика правдивого человека, во-вторых, она надеется сделать Катерину такой, как она сама. Варвара хочет доказать Катерине, что без лжи, обмана, лицемерия в доме Кабановых жить нельзя: «И я не обманщица была, да выучилась, когда нужно стало». Катерина ведет внутреннюю борьбу со своим чувством к Борису: как человек религиозный, она боится греха, ее мучает совесть, что, будучи замужней, она мечтает о другом мужчине. А Варвара постоянно напоминает Катерине о Борисе, как будто хочет ее грехопадения. Видимо, Варвара чувствует нравственное превосходство Катерины, ее душевную чистоту, недаром имя Катерина означает «чистая». Варвара хочет снизить нравственную планку Катерины, поставить на один уровень с собой. Вряд ли Варвара из жалости к Катерине сводит ее с Борисом. Катерина говорит Варваре, как она борется со своей любовью к Борису: «Разве я хочу об нем думать; да что делать, коли из головы нейдет. Об чем ни задумаю, он так и стоит перед глазами. И хочу себя переломить, да не могу никак. Знаешь ли ты, меня нынче ночью опять враг смущал. Ведь я было из дому ушла». Враг — так в народе называют дьявола, так называет Катерина своего искусителя. Но в разговоре Катерины и Варвары в роли искусителя выступает Варвара. На все речи Катерины она отвечает: «Ты какая-то мудреная, Бог с тобой! А по-моему: делай, что хочешь, только бы шито да крыто было». Но Катерина так не может. И будь Варвара более дальновидной, она бы поняла, что ее поступки приведут к трагедии. Ведь характер у Катерины очень горячий, вспыльчивый, своевольный, непокорный: «Такая уж я зародилась горячая! Я еще лет шести была, не больше, так что сделала! Обидели меня чем-то дома, а дело было к вечеру, уж темно; я выбежала на Волгу, села в лодку да и отпихнула ее от берега. На другое утро уж нашли, верст за десять!» В этом же разговоре Катерина восклицает: «Эх, Варя, не знаешь ты моего характеру! Конечно, не дай Бог этому случится! А уж коли очень мне здесь опостынет, так не удержат меня никакой силой. В окно выброшусь, в Волгу кинусь. Не хочу здесь жить, так не стану, хоть ты меня режь!» В этих репликах чувствуются сила Катерины «уйти» от опостылевшего быта. Но одновременно возникает тема самоубийства, как будто Катерина сама предсказывает свой конец.

После этих слов Варвара молчит, словно обдумывает свои дальнейшие действия, и предлагает Катерине на время отсутствия Тихона спать в саду, в беседке. Она, конечно, не объясняет Катерине, что по ночам хочет встречаться с Кудряшом, просто говорит, что ей нужно. Кабаниха ей одной этого не разрешит, поэтому она просит Катерину. Простодушная, доверчивая Катерина не подозревает, зачем понадобилось ее согласие спать в беседке. Она соглашается, потому что единственный человек в семье Кабановых, с которым она может откровенно поговорить, излить свою душу, — это Варвара, которую она не хочет огорчить отказом.

В конце диалога Катерина вспоминает о Тихоне. Тихон — это та соломинка, за которую хватается Катерина, чтобы не совершить грех. Она надеется, что муж поможет ей избавиться от преступных, по ее мнению, желаний. Варвара говорит ей о том, как Кабаниха «учит его уму-разуму» перед отъездом. Катерина искренне сочувствует ему: «И на воле – то он словно связанный». Но Варваре удается сразу же развеять иллюзии Катерины: «Да, как же, связанный! Он как выедет, так запьет. Он теперь слушает, а сам думает, как бы ему вырваться-то поскорей».

Нет, ни безвольный Тихон, ни хитрая Варвара не помогут Катерине в ее сложной ситуации. Катерина остается одинокой со своими чувствами, со своим поруганным достоинством, униженная, ненавидимая свекровью. Разговор Катерины с Варварой показывает нам, как беззащитна Катерина, как она открыта и чиста. Она не может встать на путь лжи и лицемерия, скорее она расстанется со своей жизнью. Этот разговор показывает нам, что в судьбе Катерины назревает трагедия.

В конце пьесы, не только под тяжестью того греха, что она совершила, изменив мужу, а, самое главное, понимая, что еще больший грех — продолжать жить в неволе, Катерина совершает самоубийство. Жизнь для Катерины имеет ценность тогда, когда в ней есть радость, любовь и свобода. Эти нравственные ценности всегда будут важны для человека, поэтому «Гроза» А. Н. Островского и по сей день остается интереснейшим произведением, раскрывающим всю глубину человеческой души.

"Темное царство" Островского "Шторм". Представители «темной Империи»

Произведения А. Н. Островского лежат в основе нашей национальной драматургии. Фонвизин, Грибоедов и Гоголь положили начало созданию великого русского театра. С появлением пьес Островского, с расцветом его таланта и мастерства драматическое искусство поднялось на новые высоты. Недаром критик Одоевского отмечал, что по Островскому в русской литературе было всего 3 драмы: «Малая», «Горе от ума» и «Ревизор».Спектакль «Банкрот» он назвал четвертым, подчеркнув, что это последний недостающий краеугольный камень, на котором возведено величественное «здание» русского театра.

«Банкрот» на «Грозу»

Да, это комедия «Свои люди - хит» (другое название «Банкрот») начинается повсеместной популярностью Александра Николаевича Островского, драматурга, объединившего в своем творчестве и умело переделавшего лучшее. традиции «естественной» школы - социально-психологическая и сатирическая. Став Колумбом.», Он явил миру неизвестный доселе пласт русской жизни - и средний мелкий купеческий класс и мелкая буржуазия, отразив его личность, показал, насколько сильны яркие чистые характеры и суровая суровая реальность мира торгашества, лицемерия, отсутствие высоких стремлений и идеалов. Произошло это в 1849 году. И уже в своей первой значительной пьесе писатель обрисовывает в общих чертах особый тип личности, который ему придется появляться снова и снова: из Самсона Силиха, Большой Титус Титико Брусково из «В странном застолье похмелья», а затем: Марте I.Кабанова и Сабель Дикий Прокопьевич из «Грозы» - тип тирана, названный очень точно и лаконично и вошедший, благодаря драматургу, в наш тираж. К этой категории относятся люди, полностью нарушающие логические и морально-этические нормы человеческого общества. «Тираны русской жизни» назвал критика Добролюбова Диком и кабаном, олицетворяющим «темное царство» в пьесе Островского «Буря».

Рекомендуем

LP - женщина или мужчина, а это важно?

Те, кто хоть раз удосужился познакомиться с творчеством магии певицы LP, безвозвратно влюбились в ее удивительную харизму, раскрепощение и увлекательную игру, популярную сейчас на укулеле.Ее настоящие поклонники перестали гадать ...

Песня "Гибралтар-Лабрадор". Смыслы и изображения

Песня «Гибралтар-Лабрадор» Вячеслава Бутусова стала известна широкой публике в 1997 году. Она стала частью звуковой дорожки известного фильма Алексея Балабанова «Брат 2». Сегодня его слушает второе поколение поклонников русского рока. В ...

Юэн МакГрегор: фильмография, биография актер

Зрителям нравятся фильмы с участием обычных актеров.Таким в глазах многих был Юэн МакГрегор. Его фильмография насчитывает более шестидесяти работ, причем разноплановых и многогранных. Эван с одинаковым успехом вникает в образы богатых и ...

Тирания как социотипологический феномен

Рассмотрим подробнее это явление. Зачем быть мелочным? В первую очередь от реализации собственной полной и абсолютной власти, полного уравнивания интересов и мнений других по сравнению с собой, чувства безнаказанности и отсутствия сопротивления со стороны жертв.И это показывает «темное царство» в спектакле Островского «Буря». Дикий и Кабанов - богатейшие жители небольшого провинциального городка Калинов, расположенного на берегу Волги. Деньги позволяют им ощутить личную значимость и значимость. дать им и власть - над своим домом, над другими людьми, у некоторых зависимых людей и в более широком смысле - над общественным мнением в городе. «Докажите» Островского «Буря» ужасна тем, что уничтожает или искажает малейшие проявления протеста, любые дыхание свободы и независимости.Тирания - оборотная сторона рабства. В равной степени развращает себя, как «хозяев», и тех, кто от них зависит, отравляя своим зловонным дыханием все сферы общественной жизни России. Поэтому по определению Добролюбова «доказывает» Островского «Штурм» и является синонимом произвола.

Конфликт драмы

Обладая глубоким пониманием действительности, писатель сумел изобразить ее самое значительное и значимое. В дореформенном 1859 г. он находился под впечатлением от путешествия через Волгу в 1856–1857 гг., Он создает пьесу, впоследствии признанную одним из лучших своих творений, - драму «Буря».Что интересно: буквально через месяц после окончания спектакля в Костроме произошли события, по сценарию воспроизводящие литературное произведение. Что это значит? О том, насколько точно почувствовал и угадал Александр конфликт и насколько реалистично он отразился, «доказывает» произведение «Буря».

Островский не зря, так как главный конфликт выбрал главное противоречие русской жизни - столкновение консервативного начала, основанного на многовековых патриархальных традициях и основанных на непререкаемых авторитетах, морали и запретах, с одной стороны, и с другой - начало бунтарской, творческой и живой личности, нужно ломать стереотипы, идти вперед в духовном развитии.Ведь не только Вайлд и Кабанича воплощают «темное царство» в пьесе «Шторм». Островский дает понять, что малейшее его учтивничество, попустительство и молчаливое согласие автоматически переводят человека в ранг сообщников.

Философия «темного царства»

С первых же строк спектакль в нашем сознании разлетелся на две стихии: вольные волжские просторы, чудесные пейзажи, широкие горизонты и душная, сгущенная атмосфера преграды, утомительного ожидания любых потрясений и жажда обновлений.Представители «темного царства» представили произведение «Шторм» ужасных катаклизмов природы, видя в них проявление гнева Божьего и грядущего наказания за грехи - очевидные и мнимые. На этом все время настаивает Марфа Игнатьевна, перекликается и Дикий. На просьбу Кулигина пожертвовать деньги на строительство громоотвода для горожан он обвиняет: «Гроза де дается в наказание, а тебя, такого-то, от шестого Лорда я хочу защищать». Это замечание ясно показывает философию, которой придерживаются представители «темного царства» пьесы «Буря»: нельзя противостоять тому, что господствовало веками, нельзя идти против воли или наказания свыше, смирение и послушание должны остаются этическими нормами современности.Что интересно: они сами главные тираны Калиново не только искренне верят в такой порядок вещей, но и признают его единственно правильным.

Фанат под личиной добродетели

«Темное царство» по пьесе А.Н. Островского «Шторм» многолик. Но столпами его в первую очередь являются Дикий и Кабанов. Марфа Игнатьевна, дородная купчиха. хозяйка дома за высоким забором, из которого лились невидимые слезы происходящее и унижение человеческого достоинства и свободы воли, названа в спектакле ханжой.Поговорите об этом: «Плохо распределяют милостыню, ходить в церковь, благочестиво креститься, есть дома, есть, точить, ржаветь, как железо». Внешним законам древности она старается во всем следовать, при этом не особо заботясь об их внутреннем содержании. Кабанича знает, что Младший должен подчиняться старшему и требовать слепого подчинения. Расставаясь с Екатериной Тихон перед отъездом, она совершает этот поклон к ногам мужа, а сына - для того, чтобы дать ей строгие указания, как себя вести. Там «мама подчиняться» и «парни не восхищаться» и многие другие «просьбы».И все присутствующие понимают ситуацию варовасти, ее лживость. И только Марфа Игнатьевна упивается своей миссией. Решающую роль в трагедии Екатерины сыграла и она, исказившая характер сына, разрушив для него семейную жизнь, надругавшись над самой душой и заставив Екатерину сделать роковой шаг с берегов Волги в пропасть.

Ложь в законе

«Темное царство» в драме А. Н. Островского «Буря» - тирания в высшем ее проявлении. Катерина, сравнивая жизнь в своей семье и в семье мужа, замечает принципиальную разницу: здесь все как от оккупации ».И это правда. Либо вы подчиняетесь нечеловеческим правилам игры, либо вы будете уничтожены. Кулигин прямо заявляет, что манеры города «брутальные». Кто богат, тот пытается поработить бедных на их гроши, чтобы улучшить состояние. Тот же Дикое мужество над пристрастившимся к нему Борисом: «Собираешься ли ты мне угодить, да отдай наследство!» Но угодить тирану невозможно, а судьба несчастных Бориса и его сестры предрешена. Они останутся униженными и оскорбленными, бессильными и беззащитными.Есть выход? Это: лгать, уворачиваться, как можно дольше. Сестра Тихона - варвар. Его моральные принципы просты: делай, что хочешь, просто никто не заметил «да, тише, тише» было. И когда Катерина возражает, что не может лгать, не может лгать, Барбара ей просто говорит: «А я не знаю как, но это было необходимо - узнала!»

Керли, Барбара и др.

А что вообще представляют собой жертвы «темного царства» драмы А. Н. Островского «Шторм»? Людей с сломанной судьбой, искалеченными душами, искалеченным нравственным миром.Тот же Тихон по натуре добрый, нежный человек. Тирания матери убила в нем начало по собственной воле. Он не может противостоять ее давлению, не может сопротивляться и находит утешение в выпивке. Поддерживать жену, быть на ее стороне, защищаться от произвола Кабановской тоже ему не по силам. Однако по наущению матери у него есть Кэтрин, и он сожалеет об этом. И только смерть жены заставляет его открыто обвинять мать, но ясно, что очень быстро предохранитель пройдет и все останется по-прежнему.

Другое дело еще один мужской персонаж - Ваня Кудряш. То, что в его слова не лезут, всем отдаёт и даже «пронзительный» Wild тянет на грубость. Однако этот персонаж Мартваси испорчен влиянием «темного царства». Керли - копия Уайлда, но еще не вступившая в силу, не заматеревший. Пройдет время и он будет достоин своего хозяина. Барбара, ставшая лгуньей и терпеть угнетение матери, в конце концов убегает из дома.Ложь стала для нее второй натурой, и потому, что героиня пробуждает в нас сочувствие и сострадание.Робкий Кулигин редко решается защитить себя щекой от тиранов «темного царства». На самом деле ни у кого, кроме Екатерины, тоже, кстати, не хватило твердости бросить это «Царство» призыв. №

Единственным героем этого произведения, которому не хватает моральной решимости осудить жизнь и обычаи «темного царства» в пьесе А. Н. Островского «Гроза», является Катерина. Ее естественность, искренность, горячая порывистость не позволяют вдохновению смириться с произволом и насилием, взять под диктовку еще раз с домашним этикетом.Катерина Я хочу любить, радоваться жизни, испытывать естественные чувства, быть открытой миру. Как и птица, она хочет оторваться от земли, мертвой жизни и полететь в небе. Она религиозная, но не по-кабановской. Ее прямолинейный характер разбивается на две части: противоречие между долгом по отношению к мужу, любовью к Борису и осознанием своей греховности перед Богом. И все это глубоко, искренне, от глубины души. Да, Екатерина тоже жертва «темного царства».Однако ей удалось разорвать его кандалы. Потряс вековые устои. И смог указать другим путь - не только своей смертью, но и вообще протестом.

Варвара («Гроза»): характеристика изображения

Одно из самых известных произведений Островского - пьеса «Гроза». В нем есть незабываемые женские образы - грозная Кабаниха, искренняя Катерина, коварная Варвара. Все эти персонажи заслуживают особого внимания, ведь каждый из них по-своему уникален.Но в этой статье мы поговорим о самой малоизвестной из них - Варваре.

Варвара и Катерина

Варвара («Гроза»), характеристика которой будет описана ниже, не занимает лидирующих позиций в системе образов спектакля. Однако и этот персонаж играет в произведении значительную роль. В «Грозе» ее образ постоянно оттеняет искренность и душевную красоту другого главного героя. Ведь в этом спектакле Варвару легче всего сравнивать с Катериной.Обе девочки живут в одном доме и, судя по всему, одного возраста. Они много времени проводят вместе, это с Варварой Катериной, которая делится своими воспоминаниями и переживаниями. В обеих девушках есть что-то искреннее и живое. Однако Варвара разумно относится к жизни. «Я хуже тебя», - откровенно говорит она Катерине. Девушка совершенно не льстит себе, а это говорит об ее остром уме и трезвом чувстве собственного достоинства. Но чем он хуже главного героя?

Варвара в любви

Варвара («Гроза»), характеристики которой заслуживают особого внимания, как и Катерина, влюбленная.Однако даже к предмету своих чувств - Кудряшке - она ​​обнаруживает некоторое безразличие. В ней нет пламенной страсти, и это ярко проявляется в сцене ее встречи с возлюбленным. Вместо свойственных Катерине глубоких переживаний Варвара демонстрирует холодность и равнодушие. Однако и ее возлюбленный не страдает сердечными переживаниями. Островский часто указывает на это в своих замечаниях: «Варвар примыкает к плечу Кудряша, который, не обращая внимания, тихо играет.«Во время разговоров с любимой Варварой постоянно зевает. Все в отношениях с Кудряшом кажется ей привычным и обыденным. Но, может быть, это притворное равнодушие, и девушка просто скрывает свои истинные чувства?

Жизненная философия героини

Дело в том, что Варвара («Буря»), характеристика, имеющая большое значение для раскрытия основной идеи произведения, имеет иной тип сознания, чем Катерина. Она смиренно принимает условия своей жизни и пассивно адаптируется. им.Девушка не любит лишних разговоров, и все ее мысли сосредоточены на уровне бытовых проблем, бытовых взаимоотношений и принятых в ее окружении правил. Образ Барбары («Гроза») - олицетворение человека, не нуждающегося в творческих просветлениях и любовных муках. Девушка даже смеется над всеми этими иррациональными духовными порывами. «Мудрая», - говорит она о Катерине и совсем ее не понимает. Ее обычное сознание руководствуется здравым смыслом, а мечтательность главной героини она рассматривает как некую слабость.Даже если бы у Барбары были крылья, она бы не отпустила их без уважительной причины. Ему совершенно не свойственен «Ветер в облаках». Поэтому любовь для нее - всего лишь повседневный долг, окрашенный соблазнительным авантюризмом.

Родство с матерью

Кабанова Варвара в спектакле «Гроза» - сестра Тихона и дочь Кабанихи. В принципе, ее тоже можно назвать жертвой «темного царства», ведь воспитание властной матери в доме окончательно искалечило ее морально.Внутренне Варваре ей чужды чужие патриархальные законы, которые ей навязывают с детства, но жизнь научила скрывать искренние чувства. У девушки сильный характер, и она могла открыто отстаивать свои убеждения, но она не хочет этого делать. Ей намного проще существовать по принципу: действуй, как хочешь, но так, чтобы об этом никто не узнал. Наверное, воспитание деспотичной Кабанихи не могло привести к другому результату. Умная и хитрая Варвара умеет подстраиваться под общепринятый порядок: легко обманывает, виртуозно притворяется и, в конце концов, все делает по-своему.Лицемерное поведение матери научило ее, что иначе жить невозможно. Все валяются, так почему это должно быть искренним? Только когда девушку поместили под домашний арест, она решила сбежать из дома. Таким образом, она нанесла своей матери сокрушительный удар.

Уникальность героини

Варвара («Гроза»), характеристика которой не может быть уникальной, по-своему уникальной. Она далеко не глупа, остроумна, обладает сильным характером и вызывает у читателей определенную симпатию.Например, в отличие от трепещущей Екатерины, ей совершенно не страшна гроза. Кроме того, она не считает обязательным соблюдать патриархальные обычаи, принятые в ее окружении. Несмотря на воспитание, она умеет отличать хорошее от плохого и симпатизирует Катерине. Но она не хочет делиться своей трагической судьбой. У Варвары только одна надежда - найти подходящего мужа и сбежать из плена «темного царства». Она уходит из дома, когда понимает, что ее планы могут провалиться.Эта девушка, без сомнения, - тип сильной личности, способной самостоятельно мыслить и принимать решения.

Теперь вы знаете, что не только Катерина может вызвать интерес к спектаклю «Буря» (Островского). Варвара - не менее яркий персонаж, который, однако, постоянно находится в тени главного героя. Но ее образ олицетворяет рождение русской женщины нового типа - свободной от мрачных предрассудков старины и способной отстоять собственную независимость.

p>

Ну что мне стыдно сказать.Монологи из пьесы Островского «Буря еще современна»

В детстве мечта летать птицами очень прагматична - нам кажется, было бы восхитительно, если бы у людей были крылья и они могли бы летать куда угодно. Со временем желание обладать крыльями трансформируется в более символический характер - в сложных психологических ситуациях кажется, что единственный возможный вариант успешного развития событий - это полет, как птица.

Главный герой пьесы Островского «Гроза» почти всю жизнь находился в тяжелом положении.В детстве она испытала финансовые затруднения, став замужней женщиной, узнала о психологическом, моральном давлении. Пережитые эмоции выражаются в девушке в виде снов с элементами фантазии - она ​​волей волшебства хочет очутиться в мире без проблем и негодования.

Монолог Катерины:

«Почему люди не летают? ... Я говорю, почему люди не летают, как птицы? Знаешь, иногда я думаю, что я птица. Когда вы стоите на горе, вас тянет летать.Вот так она убегала, поднимала руки и летела. Попробовать что-нибудь сейчас? ...

И до смерти любил ходить в церковь! ... И вы знаете: в солнечный день такой яркий столб спускается с купола, и дым идет как облако в этой колонне, и я раньше видел летящих и поющих ангелов в этой колонне ...

Или я выйду из сада рано утром, это просто восход солнца, я упаду на колени, буду молиться и плакать, и я не знаю, о чем молюсь и о чем плачу... А какие сны мне приснились ... какие сны! То ли золотые храмы, то ли какие-то необычные сады, и все поют невидимые голоса и пахнут кипарисом, а горы и деревья кажутся не такими, как обычно, а такими, как написано на изображениях. И как будто летаю, и летаю по воздуху. А теперь иногда снятся, но редко, и не то ...

Сон приходит мне в голову. И я никуда ее не оставлю. Начну думать - не собираюсь с мыслями, молиться - вообще не буду молиться.

Я бормочу слова языком, но это совсем не в моих мыслях: это как бы хитрый шепот в ушах, но все в таких вещах плохо. И тогда мне кажется, что мне самому будет стыдно.

Что со мной случилось? Прежде чем неприятности, прежде чем все это! Ночью ... Не могу заснуть, некоторые шепотки, кажется, воображают: кто-то так ласково разговаривает со мной, как воркование голубя. Я правда не мечтаю ... как раньше, райские деревья и горы, а как будто кто-то так сильно и горячо обнимает меня и куда-то ведет, а я за ним иду, иду... »

Всего: Катерина по своей природе очень деликатная и чувствительная, ей сложно отстаивать свою независимость, она избавится от психологического давления свекрови, из-за этого страдает девочка. Она чистая и добрая душа, поэтому все ее мечты обозначены чувством нежности и позитива. Она не видит возможности испытать счастье в реальной жизни, но в своих снах и снах она может все: летать по воздуху, как птица, и слушать нежное воркование.


А.Н. Островского
(1823-1886)

Буря

Драма в пяти действиях

Человек:

Савель Прокофьевич Дикий, купец, значимая личность в городе.
Борис Григорьевич, племянник, молодой человек образованный.
Марфа Игнатьевна Кабанова (Кабаниха), зажиточная купчиха, вдова.
Тихон Иванович Кабанов, ее сын.
Катерина, его жена.
Варвара сестра Тихона.
Кулигин, ремесленник, часовщик-самоучка, ищущий вечный двигатель.
Ваня Кудряш, юноша, делопроизводитель Диков.
Шапкин, мещанин.
Феклуша странник.
Глаша Девушка в доме Кабановой.
Дама с двумя лакеями, старушка 70 лет, полубезумная.
Городские жители обоего пола.

* Все люди, кроме Бориса, одеты по русски.

Действие происходит в городе Калинов, на берегу Волги, летом. Между 3-м и 4-м действием происходит 10 дней.

ACTION ONE

Сквер на высоком берегу Волги, сельский вид за Волгу. На сцене две скамейки и несколько кустов.

ПЕРВЫЙ ЯВЛЕНИЕ

Кулигин сидит на скамейке и смотрит через реку. Кудряш и Шапкин идут.

K u l and g and n (поет). «Среди равнинной долины, на ровной высоте... »(перестает петь.) Чудеса, воистину надо сказать, чудеса! Кудрявый! Ну, брат, я пятьдесят лет каждый день смотрю на Волгу и не могу смотреть на нее целиком.
К р д ш. И что?
К у л и д и н. Вид изумительный! Красота! Душа радуется.
К р д ш. Ничего такого!
К у л и д и н. Восторг! А ты "нешто"! Присмотрелись или не понимаешь, какая красота распространяется в природе.
К р д ш. Ну что с тобой! Вы антикварный химик.
К у л и д и н. Слесарь-самоучка.
К р д ш. Все одно.

Тишина.

K y l и g и n (указывая в сторону). Смотри, брат Кудряш, кто там так руками машет?
К р д ш. Это? Это дикий племянник ругает.
К у л и д и н. Нашел место!
К р д ш. Везде его место. Боится, что он есть кто! Борису Григоричу пришлось принести его в жертву, поэтому он катается на нем.
Ш и п к и Н. Уже такое проклятие, как у нас Савель Прокофич, ищите побольше! Ни по какой причине человек не будет отрезан.
К р д ш. Пронзительный мужчина!
Ш и п к и Н. Кабан тоже хорош.
К р д ш. Ну да, по крайней мере, по крайней мере, все это было под видом благочестия, а вот этот разорвался как цепь!
Ш и п то и Н. Его некому успокоить, значит, он воюет!
К р д ш. Нашим парням мало стать моими, иначе мы бы отлучили его от шалостей.
Ш и п к и Н. Что бы вы сделали?
К р д ш. Они будут хорошо расти.
Ш и п к и н. Как это?
К р д ш. Четверо или около того, пятеро где-нибудь в переулке говорили с ним лицом к лицу, так что он становился шелком. А что касается нашей науки, я бы ни к кому не придирался, если бы только пошел и посмотрел вокруг.
Ш и п к и Н. Недаром он хотел отдать тебя солдатам.
К р д ш. Хотела, но не сдавалась, так что все одно, ничего. Он не откажется от меня: он носом чувствует, что я не продам голову задешево. Он боится тебя, но я могу с ним поговорить.
Ш а п к а Н. Ой ой
К р д ш. Что там: ах! Меня считают грубым; почему он держит меня? Значит, я ему нужен. Что ж, тогда я его не боюсь, но пусть он меня боится.
Ш и п к и н. Неужели он вас ругает?
К р д ш. Как не ругать! Без него он не может дышать. Да я не подведу: он то слово, а мне десять; плевать, и да будет. Нет, я не собираюсь порабощать его.
To at l и g и N. С ним ну пример! Лучше терпеть.
К р д ш. Что ж, раз уж ты умен, то учишься этому, а не вежливости, а потом учишь нас. Жалко, что дочери подростки, крупных нет.
Ш и п к и н. Что бы это было?
К р д ш. Я бы его уважал. У меня болит по девочкам!

Проходят дикие и Борис Кулигин снимает шляпу.

Ш а п к а н (Кудряшу). Отойдем в сторону: возможно, еще и привязаны.

Отправление.

ВТОРОЙ ЯВЛЕНИЕ

То же.Дикий и Борис.

D и до о. Давай, ты пришел сюда бить? Паразит! Черт тебя подери!
Б о р и с. День отдыха; что делать дома.
D и до об. Ты найдешь дело как хочешь. Однажды вам сказали, двое сказали вам: «Не смей встречаться со мной»; у тебя все онемело! Мало мест для вас? Куда бы вы ни пошли, вы здесь! Ух ты проклятый! Что ты, как столб, стоишь? Вы говорите «нет»?
Б о р и с. Я слушаю, что мне еще делать!
D и о (глядя на Бориса).Не удалось вам! Я не хочу разговаривать с вами, с иезуитом. (Уходит.) Вот и навязываюсь! (Плюет и уходит.)


ТРИ ЯВЛЕНИЯ

Кулигин, Борис, Кудряш и Шапкин.

К у л и д и н. Что вы, сэр, с ним имеете? Мы ничего не понимаем. Желание, чтобы вы жили с ним и терпели насилие.
Б о р и с. Ох, какая охота, Кулигин! Плен.
К у л и д и н. Но что за кабала, сэр, позвольте спросить? Если можете, сэр, сообщите нам.
Б о р и с. Почему бы так не сказать? Вы знали нашу бабушку Анфису Михайловну?
К у л и д и н. Ну как не знать!
К р д ш. Как не знать!
Б о р и с. Она не любила отца за то, что он женился на знатной женщине. По этому поводу отец и мать жили в Москве. Мама рассказывала, что три дня не могла ужиться с родственниками, ей это казалось очень диким.
К у л и д и н. Все еще не дикий! Что я могу сказать! Вам нужно иметь большую привычку, сэр.
Б о р и с. Родители хорошо нас воспитали в Москве; они ничего не жалели для нас. Меня отправили в Коммерческую академию, а мою сестру - в интернат, и мы оба внезапно умерли от холеры, мы с сестрой остались сиротами. Затем мы слышим, что бабушка здесь умерла и оставила завещание, чтобы дядя заплатил нам ту часть, которая должна быть, когда мы достигнем совершеннолетия, только при условии.
К у л и д и н. Чем, сэр?
Б о р и с. Если мы относимся к нему с уважением.
К у л и д и н.Это означает, сэр, что вы никогда не увидите своего наследства.
Б о р и с. Нет, этого мало, Кулигин! Сначала он ломается над нами, оскорбляет нас всеми возможными способами, как того желает его сердце, и все же в конечном итоге не дает ничего или того, ни одной мелочи. Да, он начнет рассказывать, что раздал по милости, а этого не должно было быть.
К р д ш. Это заведение у наших торговцев. Опять же, даже если вы относились к нему с уважением, неужели кто-то запрещает ему говорить то, что вы неуважительно?
Б о р и с.Ну да. Уже сейчас он иногда говорит: «У меня есть собственные дети, за которых я буду давать деньги чужим людям? Этим я должен оскорблять своих!»
К у л и д и н. Итак, сэр, у вас плохие дела.
Б о р и с. Если бы я был один, все было бы хорошо! Я бы все бросил и ушел. И тогда моя сестра сожалеет. Был и выписал, но родственники матери не пустили, написали, что она больна. Какой бы здесь была жизнь для нее - и представить себе страшно.
К р д ш.Уже само по себе. Что-то они понимают призыв!
К у л и д и н. Как вы с ним живете, сэр, в каком положении?
Б о р и с. Ни за что. «Живи, - говорит он, - со мной, делай, что приказываешь, и плати, сколько я кладу». То есть через год разберется, как ему заблагорассудится.
К р д ш. У него действительно есть такое заведение. У нас нет никого и зарплату ругать не смеем, ругает при чем горит. «Вы, - говорит он, - почему вы знаете, что я имею в виду? Что-то ты можешь знать мою душу? Или, может быть, я приду к такой договоренности, что тебе будет пять тысяч.Так вы и поговорите с ним! Только за всю свою жизнь он ни разу не пришел к такому-то устройству.
К у л и д и н. Ну сделайте что-нибудь, сэр! Надо как-то стараться угодить.
Б о р и с. В том-то и дело, Кулигин, что невозможно. Они также не могут угодить своему народу; Где я?
К р д ш. Кто доставит ему удовольствие, если вся его жизнь основана на проклятии? И прежде всего из-за денег; ни один расчет не обходится без ругательств. Другой рад сдаться самостоятельно, пока он успокоился.И беда, как утром его рассердят! Целый день к каждому придираться.
Б о р и с. Тетя каждое утро со слезами умоляет всех: «Батюшка, не сердись! Милый, не сердись!»
К у р д ш. Да что-нибудь безопасное! Добрался до рынка, вот и конец! Он ругает всех мужчин. Хоть и в недоумении, спроси, не ругаясь, все равно не уйдет. А потом он пошел весь день.
Ш и п к и Н. Одно слово: воин!
К р д ш. Какой воин!
Б о р и с.Но беда в том, что его обижает человек, которого он не смеет не ругать; вот держись дома!
К р д ш. Отцы! Какой это был смех! Как-то гусар отругал его на Волге во время перевозки. Он творил чудеса!
Б о р и с. А какой это был дом! После этого две недели все прятались на чердаках и в туалетах.
К у л и д и н. Что это? Неужели люди из вечерни переехали?

За сценой идут несколько человек.

К у р д ш. Пойдем, Шапкин, на разгул! Что там стоять?

Поклонись и уходи.

Б о р и с. Эх, Кулигин, мне здесь без привычки больно. Все дико смотрят на меня, как будто я здесь лишний, как будто я им мешаю. Я не знаю здесь обычаев. Я понимаю, что все это наше русское, родное, но все равно никак к этому не привыкну.
К у л и д и н. И вы никогда не привыкнете к этому, сэр.
Б о р и с. От чего?
К у л и д и н. Жестокие нравы, сударь, в нашем городе, жестокие! В мещанстве, сударь, вы не увидите ничего, кроме грубости и бедности. И мы никогда, сэр, не выберемся из этого лая! Потому что честным трудом мы никогда не заработаем больше хлеба насущного. А тот, у кого есть деньги, сэр, пытается поработить бедных, чтобы заработать еще больше денег на его бесплатной работе. Вы знаете, что мэру отвечал ваш дядя Савель Прокофич? Крестьянин пришел в мэрию, чтобы пожаловаться, что не разгадает ни одного из них путем.Мэра стал ему говорить: «Слушай, - говорит, - Савель Прокофич, посчитай людей хорошо! Каждый день они приходят ко мне с жалобой! » Ваш дядя похлопал горожанина по плечу и сказал: «Стоит ли ваша милость, мы с вами должны говорить о таких пустяках! Я часто остаюсь с людьми год или около того; Вы должны понимать, что я не буду платить им ни цента за человека: «Я сделал их тысячи, так оно и есть; мне хорошо!» Вот как, сэр! А между собой, сударь, как живут! Торговля друг с другом подрывается, и не столько из личных интересов, сколько из зависти.Они расходятся друг с другом; они пили в свои высокие особняки пьяных клерков, таких, сэр, клерков, что на него не видно человеческого взгляда, человеческий облик потерян. А те, кто настаивает на том, чтобы на марочных листах были штампы, злословят своих соседей. И они начнут, сэр, суд и дело, и нет конца мучениям. Судятся, здесь судятся и едут в провинцию, а там их ждут от да, от радости плещут. Скоро сказка сказывается, но не скоро дело сделано; они ведут их, они гонят их, они тянут их, они тащат их, и они также довольны этим рисунком, который им только нужен.«Я, - говорит, - потрачу, и даже он получит копейку». Я хотел все это изобразить в стихах ...
Б о р и с. Вы знаете стихи?
К у л и д и н. По старинке, сэр. Ведь Ломоносов и Державин узнали ... Мудрец был Ломоносов, испытатель природы ... Но он тоже был из нашего, из простого чина.
Б о р и с. Вы бы написали. Это было бы интересно.
К у л и д и н. Как вы можете, сэр! Ешь, глотай живьем. Я уже делаю это, сэр, для болтовни; Да не могу, люблю разговор раскидывать! Вот еще о семейной жизни, я хотел бы вам рассказать, сэр; да когда-нибудь в другой раз.А еще есть что послушать.

Входят Феклуша и еще одна женщина.

F eklu sha. Мля алепи, милый, бла алепи! Дивная красота! Что я могу сказать! Вы живете в обетованной земле! А все купцы благочестивые люди, многими награжденные добродетелями! Щедростью и милостыней многих! Я так довольна, мама, довольна, шею до шеи! За то, что мы не предоставим их, увеличится еще больше награды, особенно дому Кабановых.

Уезжаем.

Б о р и с. Кабаны?
К у л и д и н. Ханджи, сэр! Дает нищим, а домашних питомцев полностью съел.

Тишина.

Просто используйте меня, сэр, чтобы найти вечный мобильный телефон!
Б о р и с. Чтобы ты делал?
К у л и д и н. Ну что ж, сэр! В конце концов, британцы дают миллион; Я бы потратил все деньги на общество и поддержку. Работу надо отдать мещанству. А то есть руки, а работать нечем.
Б о р и с.Вы надеетесь найти вечный двигатель?
К у л и д и н. Конечно, сэр! Только сейчас мы можем получить деньги на эту модель. До свидания, сэр! (Уходит.)

ЯВЛЕНИЕ ЧЕТВЕРТОЕ

Б о р и с (один). Извини, что разочаровал его! Какой милый человек! Мечтаешь о себе - и счастлив. А я, видимо, и рушу свою молодость в этой трущобе. Ведь я совсем мертв, иду, а то в голову лезет дерьмо! Ну что подходит! Действительно ли мне нужна нежность? Загнали, забили, а потом по глупости решили влюбиться.Да кому? В женщине, с которой даже поговорить, что-то никогда не удастся! (Молчание.) По-прежнему она не приходит мне в голову, даже если ты хочешь. Вот она! Приходит с мужем, ну и свекровь с ними! Ну разве я дурак? Загляни за угол и иди домой. (Уходит.)

На противоположной стороне Кабанова, Кабанов, Катерина и Варвара.

ПЯТЫЙ ЯВЛЕНИЕ

Кабанова, Кабанов, Катерина и Варвара.

А б а н о в а. Если ты хочешь послушать свою мать, то по прибытии сделай так, как я тебе приказал.
К и б о н. В. Но как я могу тебя ослушаться, мама!
А б а н о в а. Сегодня мало кто уважает старших.
In a r in a ra (самому себе). Не уважаю тебя, как же так!
Ба н о в. Я, кажется, мама, вне твоей воли ни шага.
А б а н о в а. Я бы поверил тебе, мой друг, если бы я не видел это своими глазами и не умер своими ушами, каким теперь уважением стали родители со стороны их детей! Хотя бы вспомнили, как сильно матери болеют от детей.
К и б о н. В. Я, мама ...
Б а н о в а. Если родитель говорит что-то в обидном, по вашей гордости, я могу передать это, я думаю! Как вы думаете?
К и б о н. В. Но когда я этого от тебя не вынес, мама?
А б а н о в а. Мать старая, глупая; ну а вы, молодые люди умные, не должны нас дураков обвинять.
КАБАНОВ (вздыхая в сторону). О ты, бог (Матери.) Да смеем мы, мама, думать!
А б а н о в а.Ведь от любви родители к тебе строги, от любви ругают, все думают научить добру. Что ж, теперь мне это не нравится. И дети пойдут хвалить людей, что мать хрюкающая, что мать не пропускает проход, выдавливает от света. Но не дай бог, ни одну невестку словом не порадовать, ну был разговор, что свекровь совсем застряла.
К и б о н. В. Несто, мама, а кто о тебе говорит?
А б а н о в а.Я не слышал, друг мой, я не слышал, не хочу врать. Если бы я слышал, я был бы с тобой, моя дорогая, то я так не говорил. (Вздыхает.) Ах, тяжкий грех! Как долго грешить! Пойдет душевный разговор, ну грешишь и злишься. Нет, друг мой, говори обо мне что хочешь. Не прикажешь никому говорить: в глаза не посмеют, так за глаза станут.
К и б о н. В. Да, суши язык ...
To a b a n about in a. Полный, полный, не ругайтесь! Грех! Я давно видел, что твоя жена слаще твоей матери.С тех пор, как я женился, я больше не вижу от тебя такой любви.
К и б о н. В. Что ты видишь, мамочка?
А б а н о в а. Да во всем, друг мой! То, что мать не может видеть глазами, - это сердце ее обладательницы, она может чувствовать сердцем. Эл жена забирает тебя у меня, я не знаю.
К и б о н. В. Нет, мамочка! Ты что, помилуй!
К атерина. Для меня, мамочка, все одно, что мама, что ты, и Тихон тебя тоже любит.
А б а н о в а.Вы бы молчали, если бы вас не спросили. Не вставай, мама, я тебя не обижу! В конце концов, он тоже мой сын; не забудь это! Чего ты в глаза выпрыгнул, чтобы ныть! Чтобы увидеть, любите ли вы своего мужа? Итак, мы знаем, мы знаем, по глазам вы всем это доказываете.
In a r in a r a (самому себе). Нашел место для чтения.
К атерина. Ты про меня, мама, напрасно говоришь. Что с людьми, что без людей я совсем один, я ничего не доказываю от себя.
А б а н о в а. Да, я не хотел о тебе говорить; так вот, кстати.
К атерина. Да хоть кстати, почему ты меня обижаешь?
А б а н о в а. Это важная птица! Ох, и обиделась сейчас.
К атерина. Приятно терпеть доброго человека!
А б а н о в а. Я знаю, я знаю, что тебе не нравятся мои слова, но что делать, я тебе не чужой, у меня сердце болит за тебя. Давно вижу то, что ты хочешь.Что ж, подожди, ты будешь жить в дикой природе, когда меня не будет. Тогда делай, что хочешь, старших над тобой не будет. А может ты меня вспомнишь.
К и б о н. В. Да, мы молимся о тебе, мама, день и ночь, чтобы Бог, Бог дал тебе здоровья и всякого благополучия и успехов в делах, мама.
А б а н о в а. Ну хватит, пожалуйста. Может быть, вы любили свою мать, пока были одиноки. Вы мне скажите: у вас молодая жена.
К и б о н. В. Одно другому не мешает, сэр: жена одна, а я сам уважаю родителей.
А б а н о в а. Так вы обменяете жену на мать? Я не поверю в это при жизни.
К и б о н. В. Да зачем мне переодеваться, сэр? Я люблю обеих.
А б а н о в а. Ну да, мажьте! О, я вижу, что я тебе помеха.
К и б о н. В. Думайте, что хотите, все - ваша воля; только я не знаю, каким несчастным таким человеком я родился на свет, что ничем не могу вам угодить.
А б а н о в а.Почему ты прикидываешься сиротой? Что вы уволили медсестрой? Ну что ты за муж? Посмотри на себя! Будет ли ваша жена после этого бояться?
К и б о н. В. Но чего ей бояться? Мне достаточно того, что она меня любит.
А б а н о в а. Чего бояться! Чего бояться! Вы с ума сошли? Вы не будете бояться, меня тем более. Какой это будет порядок в доме? Ведь ты чаю живешь с ней в законе. Али, ты думаешь, закон ничего не значит? Если бы вы держали в голове такие глупые мысли, вы бы болтали хотя бы не с ней, а со своей сестрой и девушкой; она тоже замужем, чтобы уйти: так она будет слышать вашу болтовню, поэтому после мужа она поблагодарит нас за науку.Вы видите, какой у вас другой ум, и вы по-прежнему хотите жить по своей воле.
К и б о н. В. Да, я, мама, и я не хочу жить по своей воле. Где жить по собственному желанию!
А б а н о в а. Итак, по вашему мнению, вам нужна всякая привязанность к жене? Разве ты не можешь кричать на нее и угрожать ей?
К и б о н. В. Да, мамочка ...
Кабанова (горячо). Хоть заводной любитель! НО? А это, может быть, по вашему мнению, ничего? НО? Хорошо, скажи это!
К и б о н.В. Да господи, мамочка ...
Кабанова (совершенно спокойно). Дурак! (Вздыхает.) Какой дурак сказать! Только грех!

Тишина.

Я иду домой.
К и б о н. В. А теперь по бульвару пройдем всего пару раз.
А б а н о в а. Ну как хочешь, только смотри, чтоб я тебя не ждала! Знаете, мне это не нравится.
К и б о н. В. Нет, мама, храни меня Боже!
А б а н о в а. Это оно! (Уходит.)

ШЕСТОЙ ЯВЛЕНИЕ

Те без Кабановой.

К и б о н. В. Видишь ли, здесь я всегда получаю за тебя от мамочки! Вот моя жизнь!
К атерина. В чем я виноват?
К и б о н. В. Кто виноват, не знаю
In a r in a r a. Откуда ты знаешь!
К и б о н. В. Вот все приставали: «Выходи замуж и женись, я бы хоть посмотрел на тебя замужем». А сейчас ест, проход не дает - все за тебя.
В а р в а р а. Так в чем-то она виновата? Мать нападает на нее, и ты тоже.И вы говорите, что любите свою жену. Мне скучно на тебя смотреть! (Отворачивается.)
К и б о н. В. Объясни здесь! Что я должен сделать?
В а р в а р а. Знай свое дело - молчи, если ничего лучше не знаешь. Что ты стоишь? По моим глазам я вижу, что у тебя на уме.
К и б о н. В. Ну и что?
В р в ра. Известно, что. Хочу спасти Савеля Прокофича выпивкой. Что, не правда ли, что ли?
К и б о н. В. Угадала, брат.
К атерина. Ты, Тиша, приходи скорее, а то мама опять ругает.
В а р в а р а. Фактически, вы быстрее, потому что знаете!
К и б о н. В. Как не знать!
В а р в а р а. У нас также мало желания терпеть насилие из-за вас.
К и б о н. В. Я мгновенно. Ждать! (Уходит.)

СЦЕНА СЕДЬМАЯ

Катерина и Варвара.

К атерина. Так что, Варя, ты меня жалеешь?
В и в (глядя в сторону). Конечно, извините.
К атерина. Значит, ты меня любишь? (Сильно целует.)
В р а н а. Почему бы мне не любить тебя?
К атерина. Что ж, спасибо тебе! Ты такой милый, я тебя до смерти люблю.

Тишина.

Вы знаете, что со мной произошло?
В а р в а р а. Какие?
К атерина. Почему люди не летают?
В а р в а р а. Я не понимаю, что вы говорите.
К атерина. Я говорю, почему люди не летают, как птицы? Знаешь, иногда я думаю, что я птица.Когда вы стоите на горе, вас тянет летать. Вот так она убегала, поднимала руки и летела. Попробовать что-нибудь сейчас? (Он хочет бежать.)
В рэке. Что ты придумываешь?
КАТЕРИНА (вздыхает). Как я был резвым! Я полностью засох.
В а р в а р а. Думаешь, я не понимаю?
К атерина. Был я такой! Жила, ни о чем не беспокоилась, как птица в дикой природе. У мамы не было во мне души; наряжала меня как куклу и не заставляла работать; что я хочу, это то, что я делаю.Вы знаете, как я жила в девочках? Вот я вам сейчас расскажу. Я встаю, раньше было рано; если летом пойду как ключик, умываюсь, воду принесу и все, все цветы в доме поливаю. У меня было много, много цветов. Потом идем с матерью в церковь, все и странники - у нас был дом, полный странников; да богомол. А мы выйдем из церкви, сядем поработать, побольше золотого бархата, и странники начнут рассказывать: где были, что видели, разные жизни или стихи пели.Так что до обеда пройдет время. Потом старушки заснут, а я гуляю в саду. Потом к вечерне, а вечером снова сказки и пение. Это было хорошо!
В а р в а р а. Но у нас то же самое.
К атерина. Да здесь вроде все из плена. И до смерти любила ходить в церковь! Точно так получилось, что я иду на небеса и никого не вижу, и я не помню время, и я не слышу, когда закончится служба. Как будто все произошло за одну секунду.Мама сказала, что все раньше смотрели на меня, что со мной происходило. И вы знаете: в солнечный день такой яркий столб спускается с купола, и дым идет облаком в этой колонне, и я раньше видел, как ангелы летают и поют в этой колонне. А потом случилось, девочка, я встаю ночью - у нас тоже везде были лампочки - но где-то в углу и молюсь до утра. Или я выйду из сада рано утром, это просто восход солнца, я упаду на колени, буду молиться и плакать, и я не знаю, о чем молюсь и о чем плачу; так что они найдут меня.И о чем я молился тогда, о чем я просил, я не знаю; Ничего не надо, всего надоело. А какие сны мне снились, Варенька, какие сны! То ли золотые храмы, то ли какие-то необычные сады, и все поют невидимые голоса и пахнут кипарисом, а горы и деревья кажутся не такими, как обычно, а такими, как написано на изображениях. И как будто летаю, и летаю по воздуху. А теперь ей снится иногда, но редко, и не то.
В а р в а р а. Как насчет?
Катерина (после паузы).Я скоро умру.
В а р в а р а. Полно того, что ты есть!
К атерина. Нет, я знаю, что умру. О, девочка, со мной что-то творится, чудо! Со мной такого никогда не случалось. Что-то во мне такое необычное. Как будто я снова начинаю жить, или ... не знаю.
В а р в а р а. Что с тобой случилось?
К атерина (берет ее за руку). А вот что, Варя: быть каким-то грехом! Такой страх за меня, такой страх за меня! Как будто я стою над пропастью, и кто-то толкает меня туда, но мне не за что держаться.(Хватается рукой за голову.)
В бою. Что случилось? Ты здоров
К атерина. Здоров ... Хотел бы я заболеть, иначе было бы плохо. В голову приходит мечта. И я никуда ее не оставлю. Начну думать - не собираюсь с мыслями, молиться - вообще не буду молиться. Я бормочу слова языком, но это совсем не в моих мыслях: это как бы хитрый шепот в ушах, но в таких вещах все плохо. И тогда мне кажется, что мне самому будет стыдно.Что со мной? Прежде чем неприятности, прежде чем все это! Ночью, Варя, я не могу заснуть, воображается какой-то шепот: кто-то так ласково говорит со мной, как воркование голубя. Я не мечтаю об этом, Варя, как раньше, райские деревья и горы, а как будто меня кто-то так сильно и горячо обнимает и куда-то ведет, а я за ним иду, иду ...
In ar in ar а. Хорошо?
К атерина. Но что я тебе говорю: ты девушка.
In a r in a r a (оглядываясь по сторонам).Говорить! Я хуже тебя.
К атерина. Ну что я должен сказать? Мне стыдно.
В а р в а р а. Скажи нет нужды!
К атерина. Мне будет так душно, так душно дома, что я побегу. И мне в голову придет такая мысль, что я бы сейчас по Волге катался на лодке с песнями или на тройке на хорошей, обнимался ...
In ar in ar a . Только не с мужем.
К атерина. Как много ты знаешь?
В а р в а р а. Все еще не знать.
К атерина. Ах, Варя, на уме грех! Как я, бедняга, плакал, чего не делал на себе! Не оставляй меня от этого греха. Никуда не ходи. Ведь это нехорошо, ведь это страшный грех, Варенька, что я люблю другого?
В а р в а р а. Что я должен тебя судить! У меня есть грехи.
К атерина. Что мне делать! Моих сильных сторон недостаточно. Куда я иду? Сделаю что-нибудь над собой от тоски!
В а р в а р а. Что ты! Что случилось! Погоди, брат завтра уедет, подумай; может быть, это удастся увидеть.
К атерина. Нет, нет, не надо! Что ты! Что ты! Боже, храни!
В а р в а р а. Почему ты напугана?
К атерина. Если я увижу его хотя бы раз, то сбегу из дома, ни за что на свете не поеду домой.
В а р в а р а. Но подождите, посмотрим.
К атерина. Нет, нет, и не говори мне, я не хочу слушать.
В а р в а р а. А какая охота сушить! Умирая от тоски, они пожалеют о тебе! Ну подожди. Так что за кабалу мучить себя!

Входит дама с палкой и двумя лакеями в треугольных шляпах сзади.

ВОСЕМЬ Феномен

То же и Барыня.

Барын. Что, красавицы? Что ты здесь делаешь? Молодцы, подождите, господа? Весело ли тебе? Веселье? Тебе нравится твоя красота? Вот куда ведет красота. (Указывает на Волгу.) Вот, здесь, в самой лужи.

Барбара улыбается.

Какой смех! Не радуйтесь! (Стучит палкой.) В огне все сгорит неугасимо. Все в смоле будет кипеть ненасытно. (Уходя.) Туда, туда, куда ведет красота! (Листья.)

ЯВЛЕНИЕ ДЕВЯТЬ

Катерина и Варвара.

К атерина. Ой, как она меня напугала! Я весь дрожу, как будто она мне что-то пророчила.
В а р в а р а. На твою собственную голову, старая карга!
К атерина. Что она сказала, а? Что она сказала?
В а р в а р а. Ерунда это все. Очень нужно слушать, что она говорит. Она всем так пророчит. Всю жизнь грешил с юных лет. Спросите, что о ней говорят! Он боится смерти.То, что она боится себя, боится других. Даже все мальчишки в городе прячутся от нее, угрожают им палкой и кричат ​​(имитируя): «Вы все сгорите в огне!»
Катерина (прищурившись). Ах, ах, перестань! Мое сердце замерло.
В а р в а р а. Есть чего бояться! Старый дурак ...
К атерина. Боюсь, я до смерти боюсь. Все, что она видит в моих глазах.

Тишина.

In a r in a r a (оглядываясь по сторонам). Что этот брат в темноте, никак, буря приближается.
Катерина (с ужасом). Гроза! Бежим домой! Торопиться!
В а р в а р а. Вы с ума сошли что ли? Как ты можешь пойти домой без брата?
К атерина. Нет, домой, домой! Да благословит его Бог!
В а р в а р а. Чего вы на самом деле боитесь: буря еще далеко.
К атерина. А если так далеко, возможно, немного подождем; и ладно, лучше идти. Пойдем лучше!
В а р в а р а. Почему, если есть что-то, дома ты не спрячешься.
К атерина.Да лучше, спокойнее и спокойнее: дома молюсь изображениям и Богу!
В а р в а р а. Я не знала, что ты так боишься грозы. Я не напуган.
К атерина. Как, девочка, не бойся! Всем следует бояться. Не то чтобы страшно, что он убьет вас, но эта смерть внезапно схватит вас, как вы есть, со всеми вашими грехами, со всеми вашими злыми мыслями. Я не боюсь умереть, но как я думаю, что внезапно предстану перед Богом, как я здесь с тобой, после этого разговора, вот что страшно.Что у меня на уме! Какой грех! Страшно сказать!

Гром.

Входят кабаны.

В а р в а р а. А вот и брат. (Кабанову.) Беги!

Гром.

К атерина. Ой! Быстрее быстрее!

АКЦИЯ ДВА

Комната в доме Кабановых.

ПЕРВЫЙ ЯВЛЕНИЕ

Глаша (собирает платье в узлы) и Феклуша (входит).

F eklu sha. Милая девочка, ты на работе! Что ты делаешь милая?
Глава A Я собираю хозяина на дороге.
F eklu sha. Ал идет, где наш свет?
Глава А. Поездки.
F eklu sha. Как долго, дорогой, идет?
Глава A Нет, ненадолго.
F eklu sha. Что ж, скатертью ему дорога! А что, не выть хозяйка будет?
Глава A Я не знаю, как вам сказать.
F eklu sha. Да, когда она на тебя воет?
Глава A Ничего не слышно.
F eklu sha. Мне очень больно, дорогая девочка, слушать, если кто-то умеет выть.

Тишина.

А ты, девочка, берегись убогих, не догадалась почему.
Глава A Кто вас понимает, вы все друг друга клепаете. Чем не живете хорошо? Неужели мы вам, кажется, странно не живем, а вы все ссоритесь и ссоритесь. Вы не боитесь греха.
F eklu sha. Без греха невозможно, мама: мы живем в мире. Вот что я тебе говорю, милая девушка: тебя, обычных людей, смущает каждый враг, а нас, чужих людей, которых шесть, которым назначено двенадцать; здесь надо их все побороть.Жесткая, милая девочка!
Глава A Почему вы так много интересуетесь?
F eklu sha. Мать, это враг ненависти к нам за то, что мы ведем такую ​​праведную жизнь. Но я, милая девушка, не абсурд, за мной нет греха. Один грех для меня точно, я сам знаю, что это. Я люблю сладкое. Ну тогда! По моей слабости Господь посылает.
Глава А А ты, Феклуша, далеко ушел?
F eklu sha. Нет, дорогой. В моей слабости я не ушел далеко; и слышать - я много слышал.Мол, есть такие страны, милая девушка, где нет королей и православных, а землей правят салтаны. В одной стране на троне восседает турецкий махнут, а в другой - персидский махнут султан; и они создают суд, милая девушка, над всеми людьми, и что бы они ни судили, все неправильно. И они не могут, милый, ни о чем не судить праведно, таков их предел. У нас есть закон праведный, и среди них, дорогие, неправедные; что по нашему закону так, а по их мнению все наоборот.И все судьи в них, в их странах, тоже все неправедны; вот они, милая девушка, и в своих просьбах пишут: «Судите меня, судите несправедливо!» А то есть еще есть земля, где все люди с собачьими головами.
Глава A Почему так - с песнями?
F eklu sha. За неверность. Пойду, милая, по купцам побродю: будет ли что за бедность? А пока до свидания!
Глава A До свидания!

Феклуша уходит.

Вот еще земли! Чудес на свете не бывает! А мы тут сидим, ничего не знаем.Еще хорошо, что есть хорошие люди: нет-нет, и ты услышишь, что делается в этом мире; иначе они бы умерли такими дураками.

Входят Катерина и Барбара.

Катерина и Варвара.

В а р а р а (Глаша). Втащите узел в повозку, лошади подъехали. (Катерине.) На молодых подарили, в девчонках гулять не пришлось: теперь сердце еще не ушло.

Глаша уходит.

К атерина.И никогда не уходит.
В а р в а р а. Почему?
К атерина. Вот и родился я, горячий! Мне было шесть лет, не больше, вот и я! Дома меня чем-то обидели, а это было вечером, уже было темно; Я побежал к Волге, сел в лодку и оттолкнул ее от берега. На следующее утро они уже нашли десять миль!
В а р в а р а. Ну что, ребята на вас смотрели?
К атерина. Как не заглянуть!
В а р в а р а. Что делаешь? Неужто никого не любил?
К атерина.Нет, она только засмеялась.
В а р в а р а. Но ты, Катя, Тихона не любишь.
К атерина. Нет, как не любить! Мне его очень жаль!
В а р в а р а. Нет, не любишь. Если жаль, тебе это не нравится. Да и совсем нет, я должен сказать правду. И напрасно прячешься от меня! Давным-давно я заметил, что ты любишь другого человека.
Катерина (испуганно). Что вы заметили?
В а р в а р а. Как смешно вы говорите! Маленькая я что ли! Вот ваш первый знак: когда вы его увидите, все ваше лицо изменится.

Катерина опускает глаза.

Да мало ли ...
Катерина (подавленно). Ну кого?
В а р в а р а. Зачем, ты сам знаешь, как звонить?
К атерина. Нет, назови это. Звоните по имени!
В а р в а р а. Борис Григорич.
К атерина. Ну да, он, Варенька, он! Только ты, Варенька, ради бога ...
В р а р а. Ну и еще кое-что! Ты сам, смотри, не упускай.
К атерина. Обманывать не умею, ничего скрывать не умею.
В а р в а р а. Что ж, без этого жить нельзя; помни где ты живешь! Ведь на этом держится наш дом. И я не был лжецом, но узнал, когда это стало необходимо. Я вчера гулял, видел его таким, разговаривал с ним.
Катерина (после недолгого молчания, подавленная). Ну что тогда?
В а р в а р а. Я приказал тебе поклониться. Извините, говорит, что смотреть негде.
Катерина (еще более подавленная). Где встретиться! Да и зачем ...
In a r in a r a. Такой скучный.
К атерина. Не рассказывай мне о нем, помилуй, не говори! Я тоже не хочу его знать! Я буду любить своего мужа. Тише, моя дорогая, я тебя ни на кого не променяю! Я не хотел думать, но вы меня смущаете.
В а р в а р а. Не подумайте, кто вас заставляет?
К атерина. Вы меня ни о чем не пожалеете! Вы говорите: не думайте, но напоминайте себе. Я хочу думать о нем? Но что делать, если это не в моей голове. Я обо всем подумаю, но он все еще стоит перед его глазами.И я хочу сломать себя, но не могу. Знаете, враг снова меня сегодня сбил с толку. В конце концов, меня не было дома.
В а р в а р а. Хитрый ты какой, бог с тобой! И на мой взгляд: делай, что хочешь, лишь бы прошили и прикрыли.
К атерина. Я не хочу этого. Да и что хорошего! Я лучше выдержу, пока буду терпеливым.
В а р в а р а. Но он не потерпит, что ты будешь делать?
К атерина. Что я буду делать?
В а р в а р а.Да что ты будешь делать?
К атерина. Что я просто хочу, я сделаю это.
В а р в а р а. Сделай, попробуй, вот и схватят тебя здесь.
К атерина. Что мне! Я уйду, и действительно был.
В а р в а р а. Куда ты собираешься? Вы муж жена.
К атерина. О, Варя, ты не знаешь моего характера! Конечно, не дай бог! И если я буду здесь очень опозорен, они не удержат меня никакой силой. Я в окно выкинусь, в Волгу бросусь. Я не хочу здесь жить, поэтому не буду, даже если ты меня порежешь!

Тишина.

В а р в а р а. Знаешь что, Катя! Как Тихон уйдет, так давайте спать в саду, в беседке.
К атерина. Почему, Варя?
В а р в а р а. Да что-то не все равно?
К атерина. Боюсь в незнакомом месте переночевать,
In a r in a r a. Чего бояться! Глаша будет с нами.
К атерина. Все как-то робко! Да, я думаю.
В а р в а р а. Я бы не стал звонить тебе, но мама одна меня не пустит, а мне нужно.
Катерина (глядя на нее). Зачем тебе это?
ВАРВАРА (смеется). Давай с тобой свяжемся.
К атерина. Ты что, шутишь?
В а р в а р а. Это шутка; а на самом деле?

Тишина.

К атерина. Где Тихон?
В а р в а р а. Что он для тебя?
К атерина. Нет, я. Скоро будет.
В а р в а р а. Мумия сидит взаперти. Теперь она точит его, как ржавое железо.
К атер и далее. Зачем?
В а р в а р а.Ни в коем случае, так учит разум. Две недели в дороге будет сглаз. Судите сами! Ее сердце измучено, что он ходит самостоятельно. Итак, она теперь отдает ему приказ, еще один угрожающий, а затем она приведет его к изображению, заставит его поклясться, что он сделает все именно так, как приказано.
К атерина. А в дикой природе это как бы связано.
В а р в а р а. Да как связаны! Он уйдет, как только выпьет. Он сейчас слушает и думает, как бы вырваться наружу как можно скорее.

Входят Кабанова и Кабанов.

Те же, Кабанова и Кабанов.

А б а н о в а. Что ж, ты помнишь все, что я тебе говорил. Смотри, помни! Взломай себе нос!
К и б о н. В. Я помню, мамочка.
А б а н о в а. Что ж, теперь все готово. Приехали лошади. Вы только прощаетесь и с Богом.
К и б о н. В. Да, мамочка, пора.
А б а н о в а. Хорошо!
К и б о н.В. Что вам нужно, сэр?
А б а н о в а. Ты чего стоишь, не забыл ли порядок? Расскажи жене, как жить без тебя.

Катерина опустила глаза.

К и б о н. В. Да, она сама знает чай.
А б а н о в а. Снова поговорим! Ну-ну, заказывай. Чтобы я слышал, что ты ею приказываешь! А потом вы приходите спрашивать, все ли сделано.
Кабанова (против Катерины). Слушай, мама, Катя!
А б а н о в а.Скажи мне, чтобы я не грубил моей свекрови.
К и б о н. В. Не будь грубым!
А б а н о в а. Читать свекровь, как мать!
К и б о н. В. Почитай, Катя, мамочка, как мама.
А б а н о в а. Чтобы я не сидела сложа руки, как дама.
К и б о н. В. Работай что-нибудь без меня!
А б а н о в а. Чтоб в глаза не смотрели!
К и б о н. В. Да, мама, когда она ...
Б а н о в а.Ну что ж!
К и б о н. В. Не выглядывать в окна!
А б а н о в а. Чтобы без тебя не смотреть на молодых парней.
К и б о н. В. О, мама, ей-богу!
Кабанова (строго). Нечего ломать! Должен делать то, что говорит мать. (С улыбкой.) Становится лучше, как велено.
Кабаны (смущенно). Не смотрите на ребят!

Катерина строго смотрит на него.

А б а н о в а. Что ж, а теперь поговорим между собой, если нужно.Давай, Барбара!

Уезжаем.

Кабанов и Катерина (стоят как в оцепенении).

К и б о н. В. Катя!

Тишина.

Катя, ты на меня не сердишься?
Катерина (после недолгого молчания качает головой). Нет!
К и б о н. В. Что ты, черт возьми, такое? Ну простите меня!
Катерина (все в таком же состоянии, качая головой). Бог с вами! (Закрыв лицо рукой.) Она меня обидела!
К и б о н.В. Примите все близко к сердцу, так скоро впадете в чахотку. Что ее слушать! В конце концов, она должна что-то сказать! Ну пусть говорит, а ты мимо ушей проскакиваешь, Ну прощай, Катя!
Катерина (бросается мужу на шею). Тише, не уходи! Ради бога, не уходи! Уважаемый, прошу вас!
К и б о н. В. Не можешь, Катя. Если мама пришлет, как мне не пойти!
К атерина. Ну возьми меня с собой, возьми меня!
Кабанов (вырывается из рук).Да это невозможно.
К атерина. Почему, Тиша, это невозможно?
К и б о н. В. Куда так весело ехать с тобой! Вы действительно полностью меня сюда загнали! Не люблю как вырываться; а ты все еще меня навязываешь.
К атерина. Но ты действительно разлюбил меня?
К и б о н. В. Да, я не разлюбила, но в какой-то неволе хочется сбежать от любой красивой жены! Подумайте об этом: как бы то ни было, я все еще мужчина; всю жизнь так жить, как видишь, от жены тоже будешь убегать.Но откуда мне теперь знать, что две недели не будет гроза надо мной, эти кандалы не на ногах, а нужна ли мне жена?
К атерина. Как я могу любить тебя, когда ты говоришь такие слова?
К и б о н. В. Слова подобны словам! Какие еще слова я должен сказать! Кто знает, чего ты боишься? Ведь вы не одиноки, вы с мамой остаетесь.
К атерина. Не рассказывай мне о ней, не тирань мое сердце! Ах, несчастье мое, несчастье! (Плачет.) Куда мне идти, бедняжка? Кого я должен схватить? Мои отцы, я погибаю!
К и б о н.В. Да ты сыт!
Катерина (подходит к мужу и прижимается к нему). Тише, милый, если бы ты остался или взял меня с собой, как бы я тебя любил, как бы я тебя нырнул, мой милый! (Ласкает его.)
К и б о н. В. Не могу разобрать, Катя! Вы не получите от вас ни слова, не то чтобы ласки, но вы лезете сами.
К атерина. Тишина, ради которой ты меня оставишь! Беда без тебя! Быть беде!
К и б о н. В. Что ж, это невозможно, нечего делать.
К атерина. Ну вот и все! Принеси мне какую-нибудь страшную клятву ...
К и б о н. В. Какая клятва?
К атерина. Вот что: чтобы я не осмелилась ни с кем разговаривать или видеть меня под каким-либо видом без тебя, чтобы я не смела думать ни о ком, кроме тебя.
К и б о н. В. Да что это?
К атерина. Успокой мою душу, помилуй меня!
К и б о н. В. Как можно за себя поручиться, мало что может прийти в голову.
Катерина (падает на колени). Чтоб не видеть ни отца, ни мать! Умереть без покаяния, если я ...
А б и н о в (поднимая). Что ты! Что ты! Какой грех! Я не хочу слушать!

Те же, Кабанова, Варвара и Глаша.

А б а н о в а. Что ж, Тихон, пора. Поезжай с Богом! (Садится.) Сядьте все!

Все садятся. Тишина.

Ну, до свидания! (Встает, все встают.)
Кабанов (подходит к матери).Прощай, мамочка! Кабанова (указывая на землю). У ног, у ног!

Кабанов кланяется его ногам, затем целует мать.

Попрощайтесь с женой!
К и б о н. В. Прощай, Катя!

Катерина бросается ему на шею.

А б а н о в а. Что ты на шее вешаешь, бесстыдство! Не прощайся со своим возлюбленным! Он твой муж - голова! Ал не знаю порядка? Поклонись ногам!

Катерина кланяется ногам.

К и б о н. В. Прощай, сестра! (Целуется с Барбарой.) Прощай, Глаша! (Целуется с Глашей.) До свидания, мамочка! (Кланяясь.)
Б а н о в а. Прощай! Далекие провода - лишние слезы.

Уходит Кабанов, за ним Катерина, Варвара и Глаша.

Кабанова (одна). Молодость - вот что это значит! На них забавно даже смотреть! Если бы она не была ее, она бы засмеялась в полной мере: они ничего не знают, никакого порядка. Они не знают, как попрощаться.Хорошо, что те, у кого в доме есть старейшины, держатся за них, пока живы. Но также, глупые, они хотят по собственному желанию; но они почему-то уходят в дикую природу и смущаются смирением и смехом перед хорошими людьми. Конечно, кто об этом пожалеет, но больше всех смеются. Да, не смеяться невозможно: гостей позовут, сажать не умеют, да еще глядишь, кого-то из родственников забудут. Смех и многое другое! Так вот откуда взялась древность.Я не хочу идти в другой дом. А если выйдешь, то плюнешь, а точнее. Я не знаю, что будет, сколько стариков умрут, как будет стоять свет. Ну, по крайней мере, хорошо, что я ничего не увижу.

Входят Катерина и Барбара.

Кабанова, Катерина и Варвара.

А б а н о в а. Вы хвастались, что очень любите своего мужа; Теперь я вижу твою любовь. На крыльце лежит другая добрая жена, после полутора часов выла мужа; а вам, кажется, ничего.
К атерина. Ничего особенного! Да, и я не могу. Что люди смеются!
А б а н о в а. Уловка невелика. Если бы я любил, я бы научился этому. Если вы не знаете, как это сделать, вы, по крайней мере, приведете этот пример; еще приличнее; а то, видимо, только на словах. Ну, я пойду к Богу помолиться, не мешайте мне.
В а р в а р а. Пойду со двора.
Кабанова (ласково). А мне что! Давай! Прогуляйтесь, пока не придет ваше время. Увидимся тоже!

Кабанова и Варвара уезжают.

Катерина (одна, задумчиво). Что ж, теперь в вашем доме воцарится тишина. Ах, какая зануда! Лишь бы дети никого! Эко горе! Детей у меня нет: все бы я с ними сидел и развлекал. Очень люблю разговаривать с детьми - ангелочки. (Молчание.) Было бы лучше, если бы я был немного мертв. Я бы посмотрел с неба на землю и всему радовался. И тогда я летал бы незримо, куда хотел. Я бы вылетела в поле и полетела от василька к васильку на ветру, как бабочка.(Он думает.) Но что я сделаю: я начну работать над обещанием; Пойду в гостевой дом, куплю холст, буду шить белье, а потом раздам ​​бедным. Они будут молиться за меня за Бога. Так что сядем шить с Барбарой и не будем смотреть, как идет время; а потом придет Тиша.

Входит Барбара.

Катерина и Варвара.

In a r in a r a (накрывает голову платком перед зеркалом). Я сейчас пойду гулять; и кровать Глаши в саду, мама разрешила.В саду за малиной калитка, мать ее запирает, а ключ прячет. Я забрал его и подбил ей другого, чтобы не замечать. На, возможно, понадобится. (Отдает ключ.) Если увижу, скажу, чтобы он подошел к воротам.
Катерина (со страхом отбивает ключ). Для чего! Для чего! Нет нет нет!
В а р в а р а. Тебе не нужно, мне понадобится; он тебя не укусит.
К атерина. Почему вы заводите грешника! Является ли это возможным! Ты думал! Что ты! Что ты!
В а р в а р а.Что ж, я не люблю много говорить, и у меня нет времени. Мне нужно прогуляться. (Уходит.)

Феномен TEN

К атерина (один, держит в руках ключ). Что она это делает? Что она только что придумала? Ах, сумасшедший, прямо сумасшедший! Вот смерть! Вот она! Бросьте, бросьте далеко, бросьте в реку, чтобы их никогда не нашли. Он обжигает руки, как уголь. (Размышляя.) Так умирает наша сестра. В неволе кому то весело! Неважно, что приходит в голову.Вышел инцидент, другой и радостный: так стремительно и торопливо. Но как это сделать, не задумываясь, не осуждая что-то! Как долго попадать в беду! А там и плакать всю жизнь, мучить; бондаж будет казаться еще горячее. (Молчание.) Горькая кабала, о, какая горькая! Кто от нее не плачет! И больше всех нас, женщин. Вот и я! Живу, маюсь, себя не вижу. Да и не увижу, чтобы знать! Что дальше - хуже. И теперь этот грех на мне. (Она задается вопросом.) Если бы не свекровь! .. Она раздавила меня ... меня тошнило от нее и от дома; стены даже противные, (задумчиво смотрит на ключ.) Бросить? Конечно, бросить надо. И как он попал в мои руки? К искушению, к моей гибели. (Слушает.) А, кто-то идет. Итак, сердце упало. (Он прячет ключ в кармане.) Нет! .. Никто! Почему я так напуган! И она спрятала ключ ... Ну, чтобы знать, он должен быть! Видно сама судьба этого хочет! Но какой это грех, если я посмотрю на это хоть раз, даже издалека! Да, хотя я расскажу, это не проблема! А как же мой муж! .. Но он не хотел. Да, может, этим и чем-то другим в жизни не выделишься. Тогда плачьте сами: был случай, но не смог им воспользоваться. Что я говорю, что обманываю себя? Я должен умереть, но увидишь его. Кем я притворяюсь! .. Брось ключ! Нет уж! Он теперь мой ... Что бы ни случилось, но я увижу Бориса! Ах, если скоро ночь! ..

АКЦИЯ ТРИ

СЦЕНА ПЕРВАЯ

Ул. Ворота дома Кабановых, перед воротами скамейка.

ПЕРВЫЙ ЯВЛЕНИЕ

Кабанова и Феклуша (сидят на скамейке).

F eklu sha. Последнее время мама Марфа Игнатьевна, последняя, ​​последняя, ​​судя по всему. У тебя в городе по-прежнему рай и тишина, а в других городах такой простой содом, мама: шум, беготня, беспрерывная езда! Люди просто снуют, один там, другой здесь.
А б а н о в а. Нам некуда спешить, дорогая, мы живем медленно.
F eklu sha. Нет, мама, поэтому у тебя в городе тишина, что многие люди, только чтобы тебя забрать, украшены добродетелями, как цветы: поэтому все делается круто и порядочно.В конце концов, эта беготня, мама, что это значит? Ведь это суета! Если только в Москве: люди бегают туда-сюда, неизвестно почему. Вот это суета. Тщеславные люди, мать Марфа Игнатьевна, так он бежит. Ему кажется, что он бежит после работы; спешит, бедный, не узнает людей; ему кажется, что его кто-то манит, но он придет на свое место, но пусто, ничего нет, одна мечта. И впадай в тоску. А другому кажется, что он догоняет знакомого.Со стороны свежий человек теперь видит, что никого нет; но этому все кажется из суеты, которую он нагоняет. Тщеславие, потому что кажется туманным. Вот такой прекрасный вечер, редко кто выйдет из ворот посидеть; а теперь в Москве гробницы и игры, а Индо грохочет по улицам, стон стоит. Да ведь, мать Марфа Игнатьевна, огненного змея стали запрягать: все, видите ли, ради скорости.
А б а н о в а.Я слышал, дорогая.
F eklu sha. А я, мама, своими глазами видела; Конечно, другие ничего не видят от суеты и суеты, поэтому он им показывает машину, они называют это машиной, и я видела, как он так лапает (разводит пальцами). Что ж, стон, который так слышат люди хорошей жизни.
А б а н о в а. Возможно, вы можете назвать это как угодно, по крайней мере, назвать его машиной; люди глупы, всему поверят. По крайней мере, ты меня золотом засыпаешь, так что я не пойду.
F eklu sha. Что за крайность, мама! Упаси нас Бог от такой беды! И вот, мама Марфа Игнатьевна, у меня было какое-то видение в Москве. Я иду рано утром, еще немного щепетильно, и вижу, на высоком, высоком доме, на крыше, стоит кто-то с черным лицом. Вы сами понимаете кто. И делает руками, как будто что-то наливает, а не льется ничего. Тогда я догадался, что он плевелы наливает, и люди днем ​​в суете и суете сами заберут свои.Вот почему они бегают, поэтому женщины у них все такие худые, они никак не ходят по телу, а как будто что-то потеряли или что-то ищут: грустно даже в лицо.
А б а н о в а. Все может быть, родная! В наши дни зачем удивляться!
F eklu sha. Тяжелые времена, мама Марфа Игнатьевна, тяжелые. И само время начало отступать.
А б а н о в а. Как так, дорогая, в уничижении?
F eklu sha. Конечно, не мы, где мы что-то замечаем в суете! Но умные люди замечают, что наше время сокращается.Бывало, что лето и зима тянутся, тянутся, не дождетесь, когда они закончатся; но теперь вы не увидите, как они пролетают. Дни и часы остаются такими же, как если бы они остались, но время на наши грехи становится все короче и короче. Так говорят умные люди.
А б а н о в а. И хуже того, дорогая, будет.
F eklu sha. Мы просто не должны дожить до этого,
To a b a n about in a. Может, мы выживем.

вступает в дикую природу.

А б а н о в а.Что, черт возьми, ты так поздно блуждаешь?
D и до об. И кто мне запретит!
А б а н о в а. Кто запретит! Кто нуждается!
D и до об. Ну, а это не о чем говорить. Что я под руководством, а, кого? Что еще ты здесь! Что, черт возьми!
А б а н о в а. Ну, ты же глотку толком не открываешь! Ты найдешь мне дешевле! И я дорожу тобой! Иди туда, куда шла. Иди, Феклуша, домой. (Встает.)
D и до о.Подожди, крестный, подожди! Не злись. У тебя еще есть время побыть дома: твой дом не за горами. Вот он!
А б а н о в а. Если вы на работе, не кричите, а говорите прямо.
D и до об. Делать нечего, но я пьян, вот что.
А б а н о в а. Ну что, теперь приказываешь мне хвалить тебя за это?
D и до об. Ни хвалить, ни ругать. А это значит, что я пьян. Что ж, все кончено. Пока я не просплю, это дело не исправить.
А б а н о в а. Так что иди спать!
D и до об. Куда я иду?
А б а н о в а. Дом. А потом где!
D и до об. А если я не хочу домой, тогда?
А б а н о в а. Почему это так, позвольте спросить?
D и до об. Но потому что у меня там идет война.
А б а н о в а. Но с кем бороться? В конце концов, ты там единственный воин.
D и до об. Ну тогда какой я воин? Ну что из этого?
А б а н о в а.Какие? Ничего такого. И честь не велика, потому что вы всю жизнь с женщинами что-то боролись. Это то что.
D и до об. Что ж, значит, они должны меня слушаться. А потом я, что ли, подам!
А б а н о в а. Я очень удивляюсь вам: у вас в доме столько людей, но они не могут доставить удовольствие только вам.
D и до об. Ну вот!
А б а н о в а. Ну что тебе от меня нужно?
D и до об. И вот что: поговори со мной так, чтобы мое сердце забилось.Ты единственный во всем городе, кто знает, как со мной разговаривать.
А б а н о в а. Пойдем, Феклушка, меня водили готовить что-нибудь поесть.

Феклуша уходит.

Пойдем по камерам!
D и до об. Нет, в камеры не пойду, в камерах хуже.
А б а н о в а. Что вас рассердило?
D и до об. С утра с.
А б а н о в а. Должно быть, они просили денег.
D и до об.Совершенно сговорчивый, проклятый; то один, то другой целый день приставал.
А б а н о в а. Так и должно быть, если прилипает.
D и до об. Я это понимаю; так что ты приказываешь мне делать с тобой, когда у меня такое сердце! В конце концов, я уже знаю, что подарить, но не могу делать все хорошо. Ты для меня друг, и я должен дать тебе это, и если ты придешь ко мне спросить, я тебя отругаю. Я дам, дам и поругаю. Поэтому только намекните насчет денег, я начну зажигать весь интерьер; зажигает весь интерьер, и все; Ну, в те времена я бы никогда не стал ругать человека.
А б а н о в а. Выше вас нет старейшин, так что вы притворяетесь.
D и до об. Нет, крестный, молчи! Вы слушаете. Это истории, которые произошли со мной. Я про пост про отличный говорил, а тут мужику непросто и подсунуть: за деньгами приехал, дрова погонял. И это привело его к греху именно в такое время! Он так же грешил: ругал, так ругал, что лучше не требовал, чуть не прибил. Вот оно, какое у меня сердце! После прощения он спросил, поклонился ему в ноги, да так.Истинно говорю вам, человек поклонился в ноги. Вот до чего доводит меня сердце: здесь, во дворе, в грязи, и поклонились ему; со всеми поклонились ему.
А б а н о в а. Почему вы намеренно приближаетесь к сердцу? Это, крестная, нехорошо.
D и до об. Как так нарочно?
А б а н о в а. Я видел, знаю. Если вы видите, что они хотят вас о чем-то спросить, вы намеренно принимаете это у кого-то нарочно и нападаете на себя, чтобы рассердиться; потому что вы знаете, что никто не пойдет на вас сердиться.Вот что, крестный!
D и до об. Тогда что это? Кому не жаль его добра!

Входит Глаша.

Глава А Марфа Игнатьевна, накормили, пожалуйста!
А б а н о в а. Ну, крестная, заходи. Закуска, чем послал Бог.
D и до об. Возможно.
А б а н о в а. Добро пожаловать! (Прыгает вперед Уайлд и идет за ним.)

Глаша, праздно, стоит у ворот.

Глава A Ни в коем случае. Приходит Борис Григорич.Может быть, для дяди? Ал так ходит? Так должно быть.

Входит Борис.

Глаша, Борис, затем Кул и г и н.

Б о р и с. У тебя есть дядя?
Глава A У нас есть. Тебе это нужно?
Б о р и с. Отправлено из дома, чтобы узнать, где он. А если есть, так пусть сидит: кому надо. Дома рады, что уехали.
Глава A Наша хозяйка будет за ним, она скоро остановит его. Ну я, дурак, стою с тобой! До свидания.(Уходит.)
В о р и с. О боже! Просто взгляните на нее! В дом нельзя войти: незваные люди сюда не ходят. Вот жизнь! Мы живем в одном городе, почти рядом, и увидимся раз в неделю, а потом в церкви или в дороге, вот и все! Вот что вышли замуж, что похоронили - все равно.

Тишина.

Я бы ее и не увидел: было бы проще! А потом вы видите урывки и даже с людьми; сто глаз смотрят на тебя. Разрывается только сердце.И никак не можешь поладить с собой. Вы пойдете гулять, но всегда окажетесь здесь, у ворот. И зачем я сюда приезжаю? Вы никогда ее не увидите, и, может быть, какой разговор выйдет, вы ее в беду введете. Ну я в город! (Идет навстречу Кулигину.)
К у л и д и н. Что, сэр? Вы любите гулять?
Б о р и с. Да, сам гуляю, погода сегодня очень хорошая.
К у л и д и н. Отлично, сэр, теперь прогуляемся.Тишина, воздух отличный, из-за Волги с лугов пахнет цветами, небо чистое ...

Бездна открылась, звезды полны,
Нет числа звездам, дно бездне.

Пойдемте, сэр, на бульвар, там нет ни души.
Б о р и с. Давай!
К у л и д и н. Вот что, сэр, у нас городок! Они сделали бульвар, а не прогулку. Гуляют только по праздникам, а потом делают один вид, что идут, а сами идут туда, чтобы показать свои наряды.Вы встретите только пьяного клерка, он плетется домой из таверны. Плохая прогулка, сэр, однажды у них работа днем ​​и ночью. И спят они всего три часа в сутки. Но что делают богатые? Ну что бы им не гулять, не дышать свежим воздухом? Так что нет. У всех давно ворота, сэр, заперты, и собаки опущены ... Как вы думаете, они что-то делают или Богу молятся? Нет, сэр. И не они запираются от воров, а чтобы люди не видели, как они едят домашних животных и тиранят свои семьи.И что за запорами, невидимыми и неслышными, текут слезы! Что я могу сказать, сэр! Вы можете судить по себе. А что, сэр, за этими замками - тление тьмы и пьянства! Все покрыто и покрыто - никто ничего не видит и не знает, видит только один бог! Ты, говорит, посмотри, в людях я на улице, а тебе нет дела до моей семьи; на это, говорит, у меня запоры, да запоры, да собаки злые. Семья, мол, это секретное, секретное дело! Мы знаем эти секреты! Из этих секретов, сударь, у него только одно развлечение, а остальные воют как волки.Да и в чем секрет? Кто его не знает! Грабить сирот, родственников, племянников, забивать домохозяйства, чтобы они не посмели пискнуть ни о чем, что он там делает. В этом весь секрет. Что ж, бог с ними! Вы знаете, сэр, кто ходит с нами? Юноши и девушки. Так вот эти украли от сна час-другой, ну и парами ходят. Да вот парочка!

Показаны Кудряш и Варвара. Целовать.

Б о р и с. Целовать.
К у л и д и н.Нам это не нужно.

Кудряш уходит, а Варвара подходит к его воротам и зовет Бориса. Он идет.

Борис, Кулигин и Варвара.

К у л и д и н. Я, сэр, пойду на бульвар. Что вас беспокоит? Я подожду там.
Б о р и с. Хорошо, я сейчас буду.

К у л и г и н у.

In a r in a r a (закрытие платком). Вы знаете овраг за Кабаньим садом?
Б о р и с. Я знаю.
В а р в а р а.Вернись позже.
Б о р и с. Зачем?
В а р в а р а. Как ты глуп! Приходите: там вы поймете, почему. Ну иди скорее, они тебя ждут.

Борис уходит.

Я не узнал! Пусть думают сейчас. Но уже знаю, что Катерина не потерпит, выскочит. (Идет к воротам.)

СЦЕНА ВТОРАЯ

Ночь. Овраг, заросший кустарником; вверху - ограда сада Кабановых и калитка; выше - путь.

ПЕРВЫЙ ЯВЛЕНИЕ

K u rd sh (в комплекте с гитарой). Нет никого. Зачем она здесь! Ну что ж, давай посидим и подождем. (Садится на камень.) Да, от скуки песню споем. (Поет.)

Как донский казак, казак коня напоил коня,
Молодец, у ворот стоит.
Стоит у ворот, думает он сам,
Дума думает, как его жену погубить.
Как жена, жена беспокоила мужа
Через какое-то время его ноги склонились перед ним:
«Хорошо, отец, ты, мой дорогой друг!
Не бей, не уничтожай меня вечером!
Убить меня, погуби меня с полуночи!
Пусть уснут мои маленькие дети
Маленьким детям, всем близким соседям.«

Входит Борис.

Кудряш и Борис.

К рд ш (перестает петь). Эх ты! Скромный, скромный, а также обезумевший.
Б о р и с. Кудряшка, это ты?
К у р д ш. Я, Борис Григорич!
Б о р и с. Почему ты здесь?
К у р д ш. Что я? Так что мне нужно, Борис Григорич, если я здесь. Я бы не пошел без нужды. Куда тебя ведет Бог?
Б о р и с (оглядывает местность). Вот что, Кудряш: мне бы здесь остаться, а ты, я думаю, все равно можешь уехать в другое место.
К у р д ш. Нет, Борис Григорич, вы, я вижу, впервые здесь, но я уже сижу здесь, и я уже проторчена. Я люблю вас, сэр, и готов на любую услугу; но на этой тропе ты меня не встретишь ночью, чтобы, не дай Бог, какого греха не случилось. Убеждение лучше денег.
Б о р и с. Что с тобой, Ваня?
К у р д ш. Что: Ваня! Знаю, что я Ваня. И вы идете своей дорогой, вот и все. Возьми себя в руки и прогуляйся с ней, и никому до тебя нет дела.Не трогайте незнакомцев! У нас такого нет, а то ребята сломают ноги. Я за себя ... Да, я не знаю, что буду делать! Я себе горло перережу.
Б о р и с. Напрасно гнешься; Я не думаю, что тебя отбивать. Я бы не приехал сюда, если бы мне не сказали.
К у р д ш. Кто заказывал?
Б о р и с. Я не разобрал, было темно. Какая-то девушка остановила меня на улице и велела подойти сюда, за сад Кабановых, где есть тропинка.
К у р д ш. Кто бы это был?
Б о р и с. Слушай, Кудряшка. Вы можете поговорить, как вам нравится, разве не разговариваете?
К у р д ш. Говорите, не бойтесь! У меня одна вещь умерла.
Б о р и с. Я здесь ничего не знаю, ни о ваших приказах, ни о обычаях; а дело в том ...
К р д ш. Любил, а кого?
Б о р и с. Да, Кудряш.
К у р д ш. Ну это ничего. Мы об этом слабо. Девочки сами ходят как хотят, папе и маме плевать.Только женщины заперты.
Б о р и с. Это моя печаль.
К р д ш. Так действительно замужем замужем?
Б о р и с. Женат, Кудряш.
К у р д ш. О, Борис Григорич, брось пить!
Б о р и с. Легко сказать - брось! Для вас это может не иметь значения; вы оставите одно и найдете другое. И я не могу этого сделать! Ой, если бы я влюбился ...
K u r d sh. Ведь это значит, что вы хотите его полностью испортить, Борис Григорич!
Б о р и с.Храни тебя Бог! Боже, храни меня! Нет, Кудряшка, как можешь. Я хочу уничтожить ее! Мне просто нужно ее где-то увидеть, мне больше ничего не нужно.
К у р д ш. Как, сударь, за себя поручиться! Но какие здесь люди! Вы сами это знаете. Поедят, гроб забьют.
Б о р и с. Ах, не говори этого, Кудряш, пожалуйста, не пугай меня!
К у р д ш. Она тебя любит?
Б о р и с. Я не знаю.
К у р д ш. Да вы видели, когда все нет?
Б о р и с.Однажды я был с ними и моим дядей. А потом вижу в церкви, мы встречаемся на бульваре. Ах, Кудряш, как она молится, пока глядишь! Какая ангельская улыбка на лице, но от лица кажется, что она светится.
К у р д ш. Так это молодая Кабанова, что?
Б о р и с. Она, Кудряшка.
К у р д ш. Да! Итак, вот оно! Что ж, имеем честь поздравить!
Б о р и с. С чем?
К у р д ш. Почему! Значит, у вас все хорошо, если вам приказали прийти сюда.
Б о р и с. Так на самом деле она заказывала?
К у р д ш. А кто тогда?
Б о р и с. Нет, ты шутишь! Этого не может быть. (Схватившись за голову.)
К р д ш. Что с тобой не так?
Б о р и с. Я сойду с ума от радости.
К у р д ш. Бота! Есть на что сойти с ума! Только посмотрите - не беспокойтесь и не навлекайте на нее неприятности! Предположим, даже если у нее есть муж и дурак, свекровь до боли свирепа.

Барбара выходит из ворот.

То же и Варвара, потом Катерина.

In a r in a r a (поет у ворот).

Через речку, через пост, ходит мой Ваня,
Там ходит мой Ваня ...

К у рд ш (продолжение).

Товар покупается.

(Свистит.)
Варвара (идет по тропинке и, закрыв лицо платком, подходит к Борису). Подожди, мальчик. Вы будете чего-то ждать. (Кудряшу.) Поехали на Волгу.
К р д ш. Почему ты так долго? Жду вас еще! Вы знаете, что мне это не нравится!

Барбара обнимает его одной рукой и уходит.

Б о р и с. Это именно то, о чем я мечтаю! Этой ночью песни, до свидания! Иди обнимайся. Это так ново для меня, так хорошо, так весело! Так что я чего-то жду! А чего жду - не знаю и представить себе не могу; только сердце бьется, и каждая вена дрожит. Не могу сейчас даже придумать, что ей сказать, дух захватывает, колени сгибаются! Теперь, когда мое тупое сердце внезапно начинает закипать, нечего умилостивить.Вот оно.

Катерина тихо идет по тропинке, прикрытая большим белым шарфом, опустив глаза в землю.

Это вы, Катерина Петровна?

Тишина.

Ой, как я могу тебя отблагодарить, я не знаю.

Тишина.

Если бы вы знали, Катерина Петровна, как я вас люблю! (Он хочет взять ее за руку.)
К атерина (испуганно, но не поднимая глаз). Не трогайте, не трогайте меня! Ах ах!
Б о р и с. Не злись!
К атер и далее.Приди от меня! Уходи, проклятый! Вы знаете: я не могу молиться за этот грех, я не могу никогда не молиться! Ведь он ляжет на душу камнем, камнем.
Б о р и с. Не гони меня!
К атерина. Почему ты пришел? Зачем ты пришел, мой разрушитель? Ведь я замужем, потому что мы с мужем дожили до могилы!
Б о р и с. Ты сам велел приехать ...
К атерина. Да ты меня понимаешь, ты мой враг: ведь до могильной доски!
Б о р и с.Лучше я тебя не вижу!
Катерина (взволнованно). В конце концов, что я готовлю для себя? Знаете, где мне место?
Б о р и с. Успойкойся! (Берет ев за руку.) Сядьте!
К атерина. Зачем тебе моя гибель?
Б о р и с. Как я могу желать твоей гибели, если я люблю тебя больше всего на свете, больше себя!
К атерина. Нет нет! Ты меня погубил!
Б о р и с. Я злодей?
К атерина (качая головой). Разрушенный, разрушенный, разрушенный!
Б о р и с.Боже, храни меня! Лучше я умру сам!
К атерина. Ну как ты меня не загубил, если я, выйдя из дома, пойду к тебе ночью.
Б о р и с. Твоя воля была там.
К атерина. У меня нет завещания. Если бы у меня была собственная воля, я бы не пошел к вам. (Поднимает глаза и смотрит на Бориса.)

Немного тишины.

Твоя воля теперь надо мной, разве ты не видишь! (Кидается ему на шею.)
Б о р и с (обнимает Катерину). Моя жизнь!
К атерина. Ты знаешь? Теперь мне вдруг захотелось умереть!
Б о р и с.Зачем умирать, если мы так хорошо живем?
К атерина. Нет, я не могу жить! Я знаю, что не живу.
Б о р и с. Не говори таких слов, не печалься ...
К атерина. Да тебе хорошо, ты вольный казак, а я! ..
Б о р и с. Никто не узнает о нашей любви. Неужели я тебя не пожалею!
К атерина. Эээ Что за меня никто не виноват, она сама пошла на это. Не жалей, уничтожь меня! Пусть все знают, пусть все видят, что я делаю! (Обнимает Бориса.) Если я греха за тебя не боялся, то не побоюсь ли я народного суда? Говорят, это еще легче, когда ты терпишь какой-то грех здесь, на земле.
Б о р и с. Ну что тут думать, благо теперь нам на пользу!
К атерина. А потом! Решить что-нибудь и поплакать, у меня еще есть время в свободное время.
Б о р и с. И мне было страшно; Я думал, ты меня прогонишь.
К атерина (улыбается). Уехать! Где так! Это от всего сердца! Если бы вы не пришли, кажется, я бы сам пришел к вам.
Б о р и с. Я не знала, что ты меня любишь.
К атерина. Я тебя давно люблю. Как будто за грех вы пришли к нам. Как я видел вас, это не мое. С первого раза кажется, что если бы ты меня поманил, я бы пошел за тобой; если бы вы отправились на край света, я бы все последовал за вами и не оглядывался бы.
Б о р и с. Как давно ушел мой муж?
Катерина. На две недели.
Б о р и с. Ой, так гуляем! Времени хватит.
К атер и далее. Прогуляться. А там ... (думает) как запереть, вот смерть! И они меня не посадят, так что я найду возможность увидеться с вами!

Входят Кудряш и Варвара.

То же, Кудряш и Варвара.

В а р в а р а. Ну что, подсластили?

Катерина прячет лицо на груди Бориса.

Б о р и с. Они сделали это.
В а р в а р а. Пойдем погуляем, но подождем. Когда будет нужно, Ваня закричит.

Борис и Катерина уходят. Кудряш и Варвара сидят на камне.

К у р д ш. И вы придумали эту важную вещь, чтобы залезть в садовую калитку. Это очень способно для нашего брата.
В а р в а р а. Все I.
К р д ш. Уже беру вас на это. А матери не хватит?
В а р в а р а. Ух, где ей! В лоб она тоже не влетит.
К р д ш. Ну что грешить?
В а р в а р а. Ее первая мечта сильна; вот утром так просыпается.
К р д ш. Откуда ты знаешь! Вдруг поднять будет непросто.
В а р в а р а. Ну тогда! У нас есть калитка, которая запирается со двора, изнутри, из сада; стучите, стучите, и да будет. А утром скажем, что спали крепко, не слышали. Да и Глаша охраняет; просто сейчас она даст голос. Вы не можете быть в безопасности! Как ты можешь! Слушай, у тебя будут проблемы.

Curly берет несколько аккордов на гитаре. Варвара лежит на плече Кудряша, который, не обращая внимания, тихонько играет.

Варвара (зевая). Как мне узнать, который час?
К р д ш. Первое.
В а р в а р а. Откуда вы знаете?
К р д ш. Сторож бил по доске.
Варвара (зевая). Пора. Кричи. Завтра мы уедем пораньше, так что прогуляемся подольше.
К у рд ш (свистит и поет громко).

Все дома, все дома
Я не хочу идти домой.

Б о р и с (за кадром). Я слышу!
ВАРВАРА (встает).Ну, до свидания. (Зевает, потом холодно целует, как он давно знал.) Завтра, смотри, приходи пораньше! (Смотрит в ту сторону, куда ушли Борис и Катерина.) Прощайся, расстанешься навсегда, увидимся завтра. (Зевает и потягивается.)

Вбегает Катерина, а за ней Борис.

Кудряш, Варвара, Борис и Катерина.

Катерина (Варвара). Ну пошли, пошли! (Они поднимаются по тропинке. Катерина оборачивается.) До свидания.
Б о р и с. До завтра!
К атерина.Да, увидимся завтра! То, что вы видите во сне, скажите сами! (Подходит к воротам.)
Б о р и с. Конечно.
К рд ш (поет под гитару).

Погуляй, Млада, пока,
До вечера перед рассветом!
Ай лели, пока
До вечера перед рассветом.

In a r in a r a (у ворот).

А я, Млада, пока,
До утра до рассвета
Ай лели, пока
До утра до рассвета!

Уезжаем.

К у р д ш.

Как занялась зорюшка
А я пошел домой ... и тд.

Монолог Кулигина

Жестокие нравы, сударь, в нашем городе, жестокие! В мещанстве, сударь, вы не увидите ничего, кроме грубости и бедности. И мы никогда, сэр, не выберемся из этого лая! Потому что честным трудом мы никогда не заработаем больше хлеба насущного. А тот, у кого есть деньги, сэр, пытается поработить бедных, чтобы заработать еще больше денег на его бесплатной работе. Вы знаете, что мэру отвечал ваш дядя Савель Прокофич? Крестьянин пришел в мэрию, чтобы пожаловаться, что не разгадает ни одного из них путем.Мэра стал ему говорить: «Слушай, он говорит, Савель Прокофич, крестьян хорошо считай! Каждый день ко мне приходят с жалобой! «Ваш дядя похлопал горожанина по плечу, и он говорит:« Стоит ли, ваше высокое дворянство, говорить с нами о таких пустяках! Многие люди остаются со мной через год; вы понимаете: я не буду платить им ни копейки за человека, но у меня их тысячи, так что это хорошо для меня! «Вот как это, сэр! А между собой, сударь, как живут! Торговля друг с другом подрывается, и не столько из личных интересов, сколько из зависти.Они расходятся друг с другом; они пили в свои высокие особняки пьяных клерков, таких, сэр, клерков, что на нем нет человеческого разума, человеческий облик истеричен. А те им, для маленького благочиния, на гербовых листах злобные лозунги строчат соседям. И они начнут, сэр, суд и дело, и нет конца мучениям. Судятся, здесь судятся, но поедут в провинцию, а там их ждут и от радости плещут. Скоро сказка сказывается, но не скоро дело сделано; водите их, водите, тащите их, тащите; И они тоже довольны этим рисунком, а это им всего лишь нужно.«Я, говорю, трачу деньги, и даже он будет копейки». Я хотел изобразить все это в стихах ...

Вот что, сэр, у нас городок! Они сделали бульвар, а не прогулку. Гуляют только по праздникам, а потом делают один вид, что идут, а сами идут туда, чтобы показать свои наряды. Вы встретите только пьяного клерка, он плетется домой из таверны. Плохая прогулка, сэр, однажды у них дневная и ночная забота. И спят они всего три часа в сутки. Но что делают богатые? Ну что бы им не гулять, не дышать свежим воздухом? Так что нет.У всех уже давно ворота, сэр, заперты, собаки опущены. Как вы думаете, они это делают или молятся Богу? Нет, сэр! И не они запираются от воров, а чтобы люди не видели, как они едят домашних животных и тиранят свои семьи. И что за запорами, невидимыми и неслышными, текут слезы! Что я могу сказать, сэр! Вы можете судить по себе. А что, сэр, за этими замками - тление тьмы и пьянства! И все покрыто и покрыто - никто ничего не видит и не знает, только один бог видит! Вы, говорит, посмотрите в людей да на улице; но тебе наплевать на мою семью; на это, говорит, у меня запоры, да запоры, да собаки злые.Семья, мол, это секретное, секретное дело! Мы знаем эти секреты! Из этих секретов, сударь, у него только одно развлечение, а остальные воют как волки. Да и в чем секрет? Кто его не знает! Они не решаются грабить сирот, родственников, племянников, забивать дома так, чтобы ни о чем, что он там ни делал. В этом весь секрет. Что ж, бог с ними! Вы знаете, сэр, кто ходит с нами? Юноши и девушки. Так вот эти украли из сна на час-другой, ну и парами ходят.Да вот парочка!

Популярный монолог Катерины из "Грозы Островского"

Почему люди не летают?
Я говорю, почему люди не летают, как птицы? Иногда мне кажется, что я птица. Когда стоишь на горе, значит, тебя тянет летать! Я бы убежал, поднял руки и полетел ... Попробовать что-нибудь сейчас ?! ... А какой я был резвый! Был я такой! Жила, ни о чем не беспокоилась, как птица в дикой природе. У мамы не было во мне души; наряжала меня как куклу и не заставляла работать; что я хочу, это то, что я делаю.Вы знаете, как я жила в девочках? Я встаю, раньше было рано; если летом пойду как ключик, умываюсь, воду принесу и все, все цветы в доме поливаю. У меня было много, много цветов. А какие сны мне снились, какие мечты! То ли золотые храмы, то ли какие-то необычные сады, и все поют невидимые голоса и пахнут кипарисом, а горы и деревья кажутся не такими, как обычно, а такими, как написано на изображениях. И как будто летаю, и летаю по воздуху.А теперь ей иногда снится, но редко, и не то ... Ой, со мной творится что-то злое, чудо! Со мной такого никогда не случалось. Что-то во мне такое необычное. Как будто я снова начинаю жить, или ... не знаю. Такой страх за меня, такой страх за меня! Я как будто стою над пропастью и меня туда кто-то толкает, а держаться не за что ... В голову приходит мечта. И я никуда ее не оставлю. Начну думать - не собираюсь с мыслями, молиться - вообще не буду молиться.Я бормочу слова языком, но это совсем не в моих мыслях: это как бы хитрый шепот в ушах, но в таких вещах все плохо. И тогда мне кажется, что мне самому будет стыдно. Что со мной? Не могу заснуть, вроде как шепчет: кто-то так ласково разговаривает со мной, как будто ворковал голубь. Я не мечтаю, как раньше, о райских деревьях и горах, а как будто кто-то так сильно и горячо обнимает меня и куда-то ведет, а я иду за ним, иду...

Марфа Игнатьевна Кабанова - Божий одуванчик. Так она ассоциирует себя в городе Калинов. Это так?

Ханге, сэр! Дает нищим, а домашних питомцев полностью съел.

Тупая, невежественная, она окружает себя такими же обскурантами, как и она сама. Скрывая деспотизм под маской набожности, Кабаних доводит свою семью до того, что Тихон не смеет ей ни в чем противоречить. Барбара научилась лгать, прятаться и уворачиваться. Своей тиранией она довела Катерину до смерти.Варвара, дочь Кабаных, убегает из дома, и Тихон сожалеет, что не умер вместе с женой.

Вера Кабаних в Бога и принципы сочетается с удивительной строгостью и безжалостностью: она точит своего сына, как ржавое железо, за то, что он любит свою жену больше, чем свою мать, что он, кажется, хочет жить по своей воле. Острота нрава Кабаних еще более выражена в ее отношениях с невесткой: она резко и злобно обрывает ее на каждом слове, со злобной иронией осуждает ее за нежное обращение с мужем, который, по ее мнению, она должна не любить, а бояться.Бессердечие Кабаних достигает ужасающей степени, когда Катерина признается в своем проступке: она сердито радуется этому событию: «Такую жену нечего жалеть, ее надо заживо похоронить в земле ...»

Кабан с его хитростью, лицемерием, холодом, неумолимой жестокостью и жаждой власти поистине ужасен - это самая зловещая фигура в городе. Вайлд стремится грубо утвердить свой авторитет, Кабаниха спокойно самоутверждается, оберегая все старое, уходя.

Катерина. Был я такой! Жила, ни о чем не беспокоилась, как птица в дикой природе. У мамы не было во мне души; наряжала меня как куклу и не заставляла работать; что я хочу, это то, что я делаю. Вы знаете, как я жила в девочках? Вот я вам сейчас расскажу. Я встаю, раньше было рано; если летом пойду как ключик, умываюсь, воду принесу и все, все цветы в доме поливаю. У меня было много, много цветов.Потом идем с матерью в церковь, все и странники - у нас был дом, полный странников; да богомол. А мы выйдем из церкви, сядем поработать, побольше золотого бархата, и странники начнут рассказывать: где были, что видели, разные жизни или стихи пели. Так что до обеда пройдет время. Потом старушки заснут, а я гуляю в саду. Потом к вечерне, а вечером снова сказки и пение. Это было хорошо!
Барбара Но у нас то же самое.
Катерина. Да здесь вроде все из плена. И до смерти любила ходить в церковь! Точно так получилось, что я иду на небеса и никого не вижу, и я не помню время, и я не слышу, когда закончится служба. Как будто все произошло за одну секунду. Мама сказала, что все раньше смотрели на меня, что со мной происходило. И вы знаете: в солнечный день такой яркий столб спускается с купола, и дым идет облаком в этой колонне, и я раньше видел, как ангелы летают и поют в этой колонне.А потом случилось, девочка, я встаю ночью - у нас тоже везде были лампочки - но где-то в углу и молюсь до утра. Или я выйду из сада рано утром, это просто восход солнца, я упаду на колени, буду молиться и плакать, и я не знаю, о чем молюсь и о чем плачу; так что они найдут меня. И о чем я молился тогда, о чем я просил, я не знаю; Ничего не надо, всего надоело. А какие сны мне снились, Варенька, какие сны! То ли золотые храмы, то ли какие-то необычные сады, и все поют невидимые голоса и пахнут кипарисом, а горы и деревья кажутся не такими, как обычно, а такими, как написано на изображениях.И как будто летаю, и летаю по воздуху. А теперь ей снится иногда, но редко, и не то. Катерина. Это я был! Жила я или не горюю о том, что именно птица в дикой природе. Мама во мне обожала наряжать меня как куклу, не принужденную к работе; Хочу привыкнуть и делаю. Вы знаете, как я жила в девушке? Вот и скажу сейчас. Вставать я раньше привыкла; если летом, так пойду в ключок, помою, принесу с собой немного воды, а все цветы в доме мелководье. У меня было много цветов, много.Потом идем с мамой в церковь, и все паломники - наш дом был полон паломников; да богомолок. А выйдя из церкви, посиди за какой-нибудь работой еще на бархате с золотом, и паломник скажет, где они были, видели жития разных или спетые стихи. Так до обеда время и прошло. Потом старуха легла спать, а я иду по саду. Потом на вечерню, и снова вечером сказки да пение. Такое было хорошо!
Варвара. Да ведь и у нас то же самое.
Катерина.Да, здесь все вроде как из неволи. А до смерти любила ходить в церковь! Ровно случилось, пойду на небеса и никого не увижу, и пока не помню и не слышу, когда служба закончится. Точно как это была одна секунда. Моя мама сказала, что все произошло, посмотри на меня, что на я готов. Вы знаете: солнечный день в куполе опускается фонарный столб, а в этом посте идет дым, как будто тучка, и я вижу, как раньше мне нравились ангелы в этой колонне летают и поют. А что получилось , девочка, вставай ночью - у нас тоже везде горят лампы - да где-то в углу и молиться до утра.Или рано утром в сад уйти, солнце еще встает, упасть на колени, молиться и плакать, а она не знает, о чем молиться и на что платить; так меня и найди меня. И о чем я тогда молился, о чем вы спрашиваете, я не знаю; Ничего мне не надо, все с меня хватит. И какие сны мне снились, Варвара, какие сны! Или Храм Золотого, сады или какие-то необычные, и все поют незримым голосом, и запах кипариса, и горы и деревья если не такие, как обычно, а как написанные изображения.А потом, если я лечу, и летаю по воздуху. А теперь мечта иногда, но редко, и не то.

На вопрос мне очень нужен монолог Катерины из Грозы !!! «Почему люди не летают, как птицы!» Киньте ссылку или полный текст монолога автора Екатерина лучший ответ Барбара Что?
Катерина. Почему люди не летают?
Варвар А. Я не понимаю, что вы говорите.
Катерина. Я говорю, почему люди не летают, как птицы? Вы знаете меня
Иногда мне кажется, что я птица.Когда вы стоите на горе, вас тянет летать.
Вот так она убегает, поднимает руки и летит. Попробовать что-нибудь сейчас?
(Он хочет бежать.)
Барбара Что ты придумываешь?
Катерина (вздыхает). Как я был резвым! Я полностью засох.
Барбара Как вы думаете, я не вижу?
Катерина. Был я такой! Жила, ни о чем не беспокоилась, как птичка по завещанию
. У мамы не было во мне души, наряжала меня как куклу, я не работаю
по принуждению; что я хочу, это то, что я делаю.Вы знаете, как я жила в девочках? Вот
я вам сейчас скажу. Я встаю, раньше было рано; если летом так пойду на
ключ помою, воду принесу и все, все цветы в доме поливаю. У меня
было много-много цветов. Тогда пойдем в церковь с мамой, это всего
странников, - дом был полон странников; да богомол. И выйдем из церкви,
давай сядем поработать, побольше золотого бархата, и странники станут
рассказывать: где они были, что видели, жизни «разных», или стихи
поют2.Так что до обеда пройдет время. Потом старушки заснут, а
я гуляю по саду. Потом к вечерне, а вечером снова сказки и пение. Такой вот
был хорош!
Барбара Но у нас то же самое.
Катерина. Да здесь вроде все из плена. И до смерти любил в
церкви ходить! Точно так и случилось, я войду в рай и никого не увижу, а время не
я помню, и я не слышу, когда служба закончилась. Прямо как все это было за одну секунду
было.Мама сказала, что раньше все смотрели на меня, что со мной
сделано. Знаете ли вы: в солнечный день такой яркий столб вниз от купола
идет, и дым движется в этом столбике, как облако, и я вижу, это случилось, как будто
ангелов в этом столбе летают и поют . А потом случилось, девочка, я встаю ночью - у нас
тоже везде горели лампы - но где-то в углу и молюсь до утра.
Или рано утром выйду из сада, это просто солнце встает, я упаду на колени,
я молюсь и плачу, а я сам не знаю, о чем молюсь и о чем плачу для; так меня и
найдешь.И о чем я молился тогда, о чем я просил, я не знаю; мне ничего не надо
, всего хватило. А какие сны мне снились, Варенька,
какие сны! Или золотые храмы, или какие-то необыкновенные сады, и все поют
невидимыми голосами и пахнут кипарисом, и горами и деревьями, как будто не так, как обычно
, и как они написаны на изображениях. И как будто летаю, и летаю на
по воздуху. А теперь ей снится иногда, но редко, и не то.
Барбара Что насчет?
Катерина (после паузы).Я скоро умру.
Барбара Полна того, что ты есть!
Катерина. Нет, я знаю, что умру. Ой девочка что то плохое со мной
сделано, чудо какое то! Со мной такого никогда не случалось. Что-то подобное у меня
экстраординарное. Как будто я снова начинаю жить, или ... не знаю.
Барбара Что с тобой?
Катерина (берет ее за руку). А вот что, Варя: быть каким-то грехом!
Такой страх за меня, такой страх за меня! Как будто я стою над пропастью и
меня туда толкают, а мне не за что держаться.(Хватается за голову
рукой.)
Барбара В чем дело? Ты здорова
Катерина. Здоров ... Хотел бы я заболеть, иначе было бы плохо. Ползет ко мне в
какая-то мечта в голове. И я никуда ее не оставлю. Начну думать - мысли
не соберу, не буду молиться. Я лепечу слова языком, но на
это совсем не так: это как бы хитрый шепот в ушах, а все про такие вещи
плохие. И тогда мне кажется, что мне самому будет стыдно.
Что со мной случилось? Прежде чем неприятности, прежде чем все это! Ночью, Варя, мне не спится,
какой-то шепот кажется: кто-то так ласково говорит со мной, как будто
голубь воркнет. Я не мечтаю, Варя, как прежде, райские деревья и горы,
а как будто кто-то так горячо обнимает меня и куда-то ведет, а я иду
за ним, иду ...

Караттеристика Варвара мельница-драм "Гроза" Островского

Il- "renju skur" nominali deher l-ewwel fl-artiklu ta 'reviżjoni ta' Николай Добролюбов fuq il-logħob "Буря" минн Александр Островский.Id-drammaturgu, li kien Russu fl-ispirtu, ippreżenta fil-ħidma tiegħu deskrizzjoni profonda u vivaċi tal-problemi tas-soċjetà Russa fl-aħħar tas-seklu tmintax. Ix-xogħol tiegħu sar kontinwazzjoni tajbin tat-tradizzjonijiet tat-teatru nazzjonali Russu, stabbilixxa Gogol, Griboyedov, Fonvizin.

Il-karattri tad-drama Ostrovsky huma rikonoxxibbli u maħbubin mill-poplu, dawn saru nominali: bħala l-pożittiv prinċipali - Катерина Кабанова, u dawk negattivi, li jieklu l-regħba 'u mibegħ renda Игнатьевна Кабанова у меркантили Савелий Прокопьич Дикий.

Karatteristika qasira tal-Barbara

Madankollu, id-drammaturista brillanti żammet ix-xogħol tiegħu ma 'gallerija sħiħa ta' stampi sekondarji karatteristiċi. Huma jipparteċipaw ukoll fl-azzjoni, jiffurmaw il-plott. Дан l-artikolu huwa ddedikat lil wieħed minnhom. Иль-караттеристика Варвара мельница-логħоб "Гроза" hija rrappreżentata minn Ostrovsky pjuttost sħiħa u rikka. Hija għandha 18-il sena. Жисимни Кабанова, хиджа бинт тан-негозянт армат Марфа Игнатьевна. Hija għandha anzjanita 'miżżewġa - Тихон.Hija intelliġenti, orjentata tajjeb fin-nies. Гħандха ль-куншетти тагħха двар ир-реалта тал-мадвар. Bħal ħuh, ma jaqax taħt l-influwenza ta 'add. Хува ма джмурх ф'кунфлитт (хува иктар гали галих иннифсу). Huwa jippreferi jaħbi l-ħsibijiet u l-azzjonijiet tiegħu. Fl-istess in, хиджа детермината у tikseb il-pjanijiet tagħha. Дан ль-артиколу хува ддедикат гал дан иль-караттру.

Il-komputabilità hija l-karatteristika li tiddefinixxi

Wara li taqra l-linji ta 'hawn fuq, tista' tieħu l-impressionjoni li dan huwa karattru pożittiv.Маданколлу, иль-караттеристика та 'Варвара мельница-драмм «Гроза» тиддетермина л-испинта эвлениджа тал-персонита тагħха, xejn bħala spiritwalita у mhux bħala xewqa għal sbuħija għal waħda ġdida. L-essenza ta 'Варвара Кабанова хиджа ль-калколу.

Привет, wara li kkalkulat is-sitwazzjoni meta tkun ta 'profitt, tista' tagħmel kemm att tajjeb kif ukoll ain. Il-miżura hija biss is-sens komun tagħha, li tippermetti li timponi indħil ta 'interess personali.

Varvara hija persuna b'diżabilità mentali

Il-karatteristika tal-Barbarian mill-dramm "Storm" tagħtina r-raġuni li jargumenta li l- "renju skur" alla traċċa pernikliċi li ma titħassarx ilà fuqħassarx.Din iż-żagħżugħa minn ġewwa hija diġà stabbilita sew bħala essenzjalment nieqsa. Ikunu kompletament it-tip ta 'adattament. Jekk meħtieġ, hija tibqa 'sieket u nippretendu li hi taqbel ma' min hu aktar b'saħħtu. Иль-поизджони тагħха се ткун магħха. Рассвет Huma regoli mhux miktuba, skond liema l-maġġoranza tal-popolazzjoni ta 'Kalinov tgħix. Иль-prinċipju тал-ħajja tagħha huwa li toħloq dak li tobb, abiha.

Il-karatteristika awtobijografika ta 'Varvara mid-dramm "Гроза" mhijiex ottimista: привет привет стесс теммен ли д-динджа тал-мадвар деджем текред ил-пурита у ль-онеста тагха.Hija tgħallmet li tinsab dejjem u kollox. Хува джкис ли дин хиджа ль-линджа та 'кондотта корретта «ли коллокс гħанду джкун дерьмо у магħлук». A tfajla m'għadhiex tittama għall-rumanz fil-ajja, għall-laqgħa imħabba ... Hija biss tgħix għall-pjair tagħha stess. Сегретамент джилтака 'ма' Кудряш, л-искриван тал-меркантили Дикой («Лима каа тинксеф х'имкиен! ...»).

Fl-istess in, hi taf li hu wkoll m'għandux sentimenti speċjali għalih.

Jiena f'moħħi

Spiss il-klassiċi jagħtu karatterizzazzjoni ambigwa ta 'l-eroj.Варвара ("Буря", Островский А.Н.) taġixxi bħala tip newtrali: mhux pożittiv u mhux negattiv. B'differenza mis-sofferenza Katerina, hija tifhem li fid-dinja madwarha ta '"renju skur" ħadd ma juri ħniena lil xulxin. Għalhekk, huwa raġonevoli li ma tiħux bis-serjetà xi regoli jew ordnijiet. It-tfajla kienet kompletament assimilata mat-tagħlim bla tmiem ta 'ommha, sempliċement tevitahom.

Karatteristika tad-diskors

Id-drammatur Alexander Alexander Ostrovsky ħoloq immaġni interessanti u karatteristika li ma tidhirx bħala extras ordinarji... Huwa pjuttost uniku anke l-karatteristika tal-kliem ta 'Varvara mill-logħob "Буря". Tiddiskuti l-irien, evalwazzjonijiet qosra ta 'l-avvenimenti ... Wara dan kollu, hemm sens komun qawwi ta' kuljum. Il-frażijiet tagħha huma qosra u jirriflettu l-moħħ kiesaħ, prattiku u mndane.

Waqt li s-surijja ta 'kulħadd u l-mara crazy li tibża' lill-Katerina kuntenta għall-mewt, hija tweġibiet b'mod raġonevoli: "Fuq kap tiegħek ..." Двар Шуха хиджа m'jbdaiu- , minkejja r-relazzjoni mill-qrib.Fil-fatt, il-ħuh u l-oħt huma nies kompletament aljeni. Тихон вакт конвертацджони ма Катерина, хиджа тагти дескриззйони та 'сувидью, у таллега ли м'гħандукс футур: ху бис джахраб мельница-инфлувенса та' омму, аллура ху джиспута.

Fl-istess in, il-faqar tad-dinja ta 'ewwa, l-interessi ta' l-interessi ta 'Varvara huma espressi fid-diskors tagħha. Mhijiex mimlija bil-poeżija folkloristika. Hi ma tistax, bal Katerina, teskludi: "Għaliex in-nies ma jtajrux bħal għasafar?"

Ir-rwol Фатал тал-Barbarini фил-Хадж той 'Екатерина

Ssejvjata у mdorrija għall- "isfera skura" Варвары tissimbolizza MAL-бинт той' Катерины, itturmentata фрезерно-merkantili Kabanikh у mhux sostnuta Mir-Ragel tagħha - indifferenti Ghal kollox у mtebbieta мораль Тихона.Мета мара żgħira Katerina qalet li hi trid tħoss ħajja, ferħ, il-bint ta 'negozjant jaf dan bil-mod tag steha stess.

Kif diġà semmejna, il-karatterizzazzjoni tal-immaġni (Varvara) скрипичная драма "Гроза" mhijiex distinta minn prinċipji morali għolja. Tkabbir f'atmosfera ta 'ipokrisija u qerq, hija tqis li huwa normali jekk il-oħt il-liġi tbiddel lil uha. Ма тасибх ли дин хиджа мистħиджа тал-фамилья.

Sabiex tiddiversifika l-ajja ta 'Katerina, simpatizzanti magħha, Varenka torganizza laqgħa ma' Boris, in-neputi tan-negozjant Salvaġġ.Fl-istess in, mingħajr ma jissuspettaw ukoll li t-tradizzjoni se tikkawża trawma morali profonda fuq mara żgħira u se tpoġġiha taħt il-qawwa bla skop ta '"renju skur".

Konklużjoni

Varvara karatteristika mill-logħob ta 'Островский "Буря" tarrikkixxi l-gallerija ta' immaġini femminili klassiċi fil-letteratura Russa. Maħluqa mid-drammatur, it-tip ta 'tfajla huwa tipiku għall-klassi merkantili-filistina tat-tmiem tat-XVIII - il-bidu tas-seklu XIX. Mhux litterati, imma għaqlija.Sane u prudenti. Tfixkil tal-konvenzjonijiet soċjali. Hija telqet mid-dar wara s-suwiċidju ta 'oħt il-liġi bil-lover Кудряш. Hi taf kif tiltaqa 'u плетет интриги.

Min joroġ minnu: il-Kabanikha ġdida jew il-mara li jippreferu ajja ielsa mill -pressjoni? Кулл каррей тад-драма "Гроза" se jkun jista 'jimmaġina fil-mod tiegħu stess ...

Гроза Александра Островского

Еще одна Эмма Бовари на берегу Волги?

Могила под деревом... как сладко .... его согревает солнышко, на него падает сладкий дождь ... весной на нем растет трава, мягкая и сладкая трава ... птицы будут летать на дереве и петь, и приносить вырастите их малышей, и расцветут цветы; золотые, красные и синие ... всевозможные цветы, (мечтательно) всевозможные цветы ... как тихо! как мило! Мое сердце как бы легче!

Обсуждая «Леди Макбет из Мценска» Николая Лескова,

Еще одна Эмма Бовари на берегу Волги?

Могила под деревом... как сладко .... его согревает солнышко, на него падает сладкий дождь ... весной на нем растет трава, мягкая и сладкая трава ... птицы будут летать на дереве и петь, и приносить вырастите их малышей, и расцветут цветы; золотые, красные и синие ... всевозможные цветы, (мечтательно) всевозможные цветы ... как тихо! как мило! Мое сердце как бы легче!

Обсуждая «Леди Макбет из Мценска» Николая Лескова, моя подруга Катя любезно предложила мне обратить внимание на русскую пьесу Александра Островского « Гроза » (также известная как Гроза , 1859).Так же, как многие будут знакомы с рассказом Николая Лескова по одноименной опере Шостаковича , я обнаружил, что знаком с сюжетом пьесы Островского в другом пакете, а именно с оперой Леоша Яначека , написанной под названием главная героиня спектакля, Катя Кабанова, в которой я участвовал в постановке Роберта Карсена во фламандской опере в 2004 году.

Александр Николаевич Островский (1823–1886) был драматургом и режиссером, тесно связанным с Малым театром в Москве.Его пьесы воплощают совпадающую роль в драме великого романа-реалиста второй половины XIX века в России. Хотя, в отличие от пьес Чехова, пьесы Островского мало известны за пределами России, так как их трудно правдиво перевести, по сей день многие из его примерно пятидесяти пьес, комедий и трагедий, действие которых происходит в крестьянской, мелкобуржуазной или коммерческой среде, все еще часто исполняется в России.

Подобно «Леди Макбет из Мценска» Лескова, «Буря » Островского - это совершенно мрачная и мрачная история, которая соблазняет задуматься о месте женщины и отдельного человека в российском обществе в 19 веке, шторм названия отражает погоду, внутреннее напряжение центральной фигуры и межпоколенческое напряжение в семье и обществе.Неверность - это социальное нарушение, сквозь призму которого мы станем свидетелями действий, эмоций и затруднительного положения нарушителя социальных норм в удушающей, угнетающей среде, в обоих случаях с точки зрения женщины. Параллели между обеими трагедиями поразительны; И Катерина Львовна Лескова, и Катерина Кабанова из Островского заплатят ужасную цену, разрываясь между желанием свободы и любви и своей совестью, сокрушенная в конце концов изнемогающим чувством вины. То, что их судьба, несмотря на различия в характере и поступках, окажется весьма схожей (и согласуется с обычным отношением к литературной (анти) героине XIX века, которая нарушает правила или отклоняется от норм своей социальной среды), дух времени пока не допускает другого исхода, независимо от их отличительной индивидуальности и попыток протеста.В лице Варвары, молодой невестки Катерины Кабановой, Островский предполагает, что для молодого поколения все будет по-другому, искра надежды там, где отношения, кажется, задушены неясной консервативной моралью.

Обе Катерины - страстные, энергичные женщины, связанные браком без любви. Оба принадлежат к купеческому сословию и ограничены семейной жизнью, а в отсутствие мужа их контролирует свекровь. В то время как Катерина Львовна совершит ужасные преступления после супружеской измены, она попадает в состояние полной скуки, Катерина Кабанова - мечтательная, чувствительная душа, которая усвоила клетку, из которой она так хочет сбежать, клетку, построенную из мистических религиозных верований и традиций от которого она не может освободиться (как и ее слабый любовник Борис).

In De Russische leeslijst: Essays over de klassieke Russische Literatuur Александр Генис и Петр Вайлжл проводят довольно увлекательное сравнение между The Storm и Madame Bovary Флобера (скандал и юридическая процедура, о которых сообщалось в русских газетах и ​​романах Флобера, были роман, переведенный на русский язык в 1858 году, произвел большое впечатление в России). Они демонстрируют, как The Storm отражает Madame Bovary во многих аспектах, как структурно, так и по типам характера (деспотичные и враждебные свекрови, слабые и послушные мужья, беспомощные любовники, возражения, сформулированные адептами. науки) и даже образы (птицы, видения ада).Они пропагандируют тезис о том, что Островский полемизирует с романом Флобера и что его пьеса в этом отношении может быть помещена в продолжающуюся дискуссию между западными людьми и славянофилами. Сделав свою Катерину эмблемой неизмеримо глубокой лирической русской души, Островский противопоставляет ее возвышенное состояние ума и ее иррационализм тоске Эммы и зацикленному на деньгах миру Мадам Бовари , в котором Эмма в конце концов погибает в банальности долгов.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *