Гомер эллиада: «Илиада» за 12 минут. Краткое содержание поэмы Гомера

«Илиада» за 12 минут. Краткое содержание поэмы Гомера

Мифы большинства народов — это мифы прежде всего о богах. Мифы Древней Греции — исключение: в большей и лучшей части их рассказывается не о богах, а о героях. Герои — это сыновья, внуки и правнуки богов от смертных женщин; они совершали подвиги, очищали землю от чудовищ, наказывали злодеев и тешили свою силу в междоусобных войнах. Когда Земле стало от них тяжело, боги сделали так, чтобы они сами перебили друг друга в самой великой войне — Троянской: «...и у стен Илиона / Племя героев погибло — свершилася Зевсова воля».

Продолжение после рекламы:

«Илион», «Троя» — два названия одного и того же могучего города в Малой Азии, возле берега Дарданелл. По первому из этих имён великая греческая поэма о Троянской войне называется «Илиада». До неё в народе существовали только короткие устные песни о подвигах героев вроде былин или баллад. Большую поэму из них сложил легендарный слепой певец Гомер, и сложил очень искусно: выбрал только один эпизод из долгой войны и развернул его так, что в нем отразился весь героический век. Этот эпизод — «гнев Ахилла», величайшего из последнего поколения греческих героев.

Троянская война длилась десять лет. В поход на Трою собрались десятки греческих царей и вождей на сотнях кораблей с тысячами воинов: перечень их имён занимает в поэме несколько страниц. Главным вождём был сильнейший из царей — правитель города Аргос Агамемнон; с ним были брат его Менелай (ради которого и началась война), могучий Аякс, пылкий Диомед, хитроумный Одиссей, старый мудрый Нестор и другие; но самым храбрым, сильным и ловким был юный Ахилл, сын морской богини Фетиды, которого сопровождал друг его Патрокл. Троянцами же правил седой царь Приам, во главе их войска стоял доблестный сын Приама Гектор, при нем брат его Парис (из-за которого и началась война) и много союзников со всей Азии. Сами боги участвовали в войне: троянцам помогал сребролукий Аполлон, а грекам — небесная царица Гера и мудрая воительница Афина. Верховный же бог, громовержец Зевс, следил за битвами с высокого Олимпа и вершил свою волю.

Брифли существует благодаря рекламе:

Началась война так. Справлялась свадьба героя Пелея и морской богини Фетиды — последний брак между богами и смертными. (Это тот самый брак, от которого родился Ахилл.) На пиру богиня раздора бросила золотое яблоко, предназначенное «прекраснейшей». Из-за яблока заспорили трое: Гера, Афина и богиня любви Афродита. Зевс приказал рассудить их спор троянскому царевичу Парису. Каждая из богинь обещала ему свои дары: Гера обещала сделать его царём над всем миром, Афина — героем и мудрецом, Афродита — мужем красивейшей из женщин. Парис отдал яблоко Афродите. После этого Гера с Афиной и стали вечными врагами Трои. Афродита же помогла Парису обольстить и увезти в Трою красивейшую из женщин — Елену, дочь Зевса, жену царя Менелая. Когда-то к ней сватались лучшие богатыри со всей Греции и, чтобы не перессориться, сговорились так: пусть сама выберет, кого хочет, а если кто попробует отбить ее у избранника, все остальные пойдут на него войной. (Каждый надеялся, что избранником будет он.

) Тогда Елена выбрала Менелая; теперь же ее отбил у Менелая Парис, и все бывшие ее женихи пошли на него войной. Только один, самый молодой, не сватался к Елене, не участвовал в общем уговоре и шёл на войну только для того, чтобы блеснуть доблестью, явить силу и стяжать славу. Это был Ахилл. Так чтобы по-прежнему никто из богов не вмешивался в битву. Троянцы продолжают свой натиск, во главе их — Гектор и Сарпедон, сын Зевса, последний из сыновей Зевса на земле. Ахилл из своего шатра холодно наблюдает, как бегут греки, как подступают троянцы к самому их лагерю: вот-вот они подожгут греческие корабли. Гера с вышины тоже видит бегство греков и в отчаянии решается на обман, чтобы отвлечь суровое внимание Зевса. Она предстаёт перед ним в волшебном поясе Афродиты, возбуждающем любовь, Зевс вспыхивает страстью и соединяется с нею на вершине Иды; золотое облако окутывает их, а земля вокруг расцветает шафраном и гиацинтами. За любовью приходит сон, и, пока Зевс спит, греки собираются с духом и приостанавливают троянцев.
Но сон недолог; Зевс пробуждается, Гера дрожит перед его гневом, а он говорит ей: «Умей терпеть: все будет по-твоему и греки победят троянцев, но не раньше, чем Ахилл усмирит гнев и выйдет в бой: так обещал я богине Фетиде».

Продолжение после рекламы:

Но Ахилл ещё не готов «сложить гнев», и на помощь грекам вместо него выходит друг его Патрокл: ему больно смотреть на товарищей в беде. Ахилл даёт ему своих воинов, свои доспехи, которых привыкли бояться троянцы, свою колесницу, запряжённую вещими конями, умеющими говорить и прорицать. «Отрази троянцев от лагеря, спаси корабли, — говорит Ахилл, — но не увлекайся преследованьем, не подвергай себя опасности! О, пусть бы погибли все и греки и троянцы, — мы бы с тобою одни вдвоём овладели бы Троей!» И впрямь, увидев доспехи Ахилла, троянцы дрогнули и поворотили вспять; и тогда-то Патрокл не удержался и бросился их преследовать. Навстречу ему выходит Сарпедон, сын Зевса, и Зевс, глядя с высоты, колеблется: «Не спасти ли сына?» — а недобрая Гера напоминает:

«Нет, пусть свершится судьба!» Сарпедон рушится, как горная сосна, вокруг его тела закипает бой, а Патрокл рвётся дальше, к воротам Трои. «Прочь! — кричит ему Аполлон, — не суждено Трою взять ни тебе, ни даже Ахиллу». Тот не слышит; и тогда Аполлон, окутавшись тучей, ударяет его по плечам, Патрокл лишается сил, роняет щит, шлем и копье, Гектор наносит ему последний удар, и Патрокл, умирая, говорит: «Но и сам ты падёшь от Ахилла!»

Брифли существует благодаря рекламе:

До Ахилла долетает весть: Патрокл погиб, в его, Ахилловых, доспехах красуется Гектор, друзья с трудом вынесли из битвы мёртвое тело героя, торжествующие троянцы преследуют их по пятам. Ахилл хочет броситься в бой, но он безоружен; он выходит из шатра и кричит, и крик этот так страшен, что троянцы, содрогнувшись, отступают. Опускается ночь, и всю ночь Ахилл оплакивает друга и грозит троянцам страшным отмщеньем; а тем временем по просьбе матери его, Фетиды, хромой бог-кузнец Гефест в своей медной кузнице выковывает для Ахилла новое дивное оружие. Это панцирь, шлем, поножи и щит, а на щите изображён целый мир: солнце и звезды, земля и море, мирный город и воюющий город, в мирном городе суд и свадьба, пред воюющим городом засада и битва, а вокруг — сельщина, пахота, жатва, пастбище, виноградник, деревенский праздник и пляшущий хоровод, а посредине его — певец с лирою.

Наступает утро, Ахилл облачается в божественные доспехи и созывает греческое войско на сходку. Гнев его не угас, но теперь он обращён не на Агамемнона, а на тех, кто погубил его друга, — на троянцев и Гектора. Агамемнону он предлагает примирение, и тот с достоинством его принимает: «Зевс и Судьба ослепили меня, а сам я невинен». Брисеида возвращена Ахиллу, богатые дары внесены в его шатёр, но Ахилл почти на них не смотрит: он рвётся в бой, он хочет мстить.

Наступает четвёртая битва. Зевс снимает запреты: пусть сами боги бьются, за кого хотят! Ратница Афина сходится в бою с неистовым Аресом, державная Гера — с лучницей Артемидой, морской Посейдон должен сойтись с Аполлоном, но тот останавливает его печальными словами: «Нам ли с тобой воевать из-за смертного рода людского? / Листьям недолгим в дубраве подобны сыны человечьи: / Ныне цветут они в силе, а завтра лежат бездыханны. / Распри с тобой не хочу я: пускай они сами враждуют!..»

Ахилл страшен. Он схватился с Энеем, но боги вырвали Энея из его рук: Энею не судьба пасть от Ахилла, он должен пережить и Ахилла, и Трою. Разъярённый неудачей, Ахилл губит троянцев без счета, трупы их загромождают реку, речной бог Скамандр нападает на него, захлёстывая валами, но огненный бог Гефест усмиряет речного.

Уцелевшие троянцы толпами бегут спасаться в город; Гектор один, во вчерашних Ахилловых доспехах, прикрывает отступление. На него налетает Ахилл, и Гектор обращается в бегство, вольное и невольное: он боится за себя, но хочет отвлечь Ахилла от других. Три раза обегают они город, а боги смотрят на них с высот. Вновь Зевс колеблется: «Не спасти ли героя?» — но Афина ему напоминает:

«Пусть свершится судьба». Вновь Зевс поднимает весы, на которых лежат два жребия — на этот раз Гекторов и Ахиллов. Чаша Ахилла взлетела ввысь, чаша Гектора наклонилась к подземному царству. И Зевс даёт знак: Аполлону — покинуть Гектора, Афине — прийти на помощь Ахиллу. Афина удерживает Гектора, и он сходится с Ахиллом лицом к лицу. «Обещаю, Ахилл, — говорит Гектор, — если я тебя убью, то сниму с тебя доспехи, а тела не трону; обещай мне то же и ты». «Нет места обещаньям: за Патрокла я сам растерзаю тебя и напьюсь твоей крови!» — кричит Ахилл. Копье Гектора ударяет в Гефестов щит, но тщетно; копье Ахилла ударяет в Гекторово горло, и герой падает со словами: «Бойся мести богов: и ты ведь падёшь вслед за мною». «Знаю, но прежде — ты!» — отвечает Ахилл. Он привязывает тело убитого врага к своей колеснице и гонит коней вокруг Трои, глумясь над погибшим, а на городской стене плачет о Гекторе старый Приам, плачет вдовица Андромаха и все троянцы и троянки.

Патрокл отомщён. Ахилл устраивает другу пышное погребение, убивает над его телом двенадцать троянских пленников, справляет поминки. Казалось бы, гнев его должен утихнуть, но он не утихает. Трижды в день Ахилл гонит свою колесницу с привязанным телом Гектора вокруг Патроклова кургана; труп давно бы разбился о камни, но его незримо оберегал Аполлон. Наконец вмешивается Зевс — через морскую Фетиду он объявляет Ахиллу: «Не свирепствуй сердцем! ведь и тебе уже не долго осталось жить. Будь человечен: прими выкуп и отдай Гектора для погребения». И Ахилл говорит: «Повинуюсь».

Ночью к шатру Ахилла приходит дряхлый царь Приам; с ним — повозка, полная выкупных даров. Сами боги дали ему пройти через греческий лагерь незамеченным. Он припадает к коленям Ахилла: «Вспомни, Ахилл, о твоём отце, о Пелее! Он так же стар; может быть, и его теснят враги; но ему легче, потому что он знает, что ты жив, и надеется, что ты вернёшься. Я же одинок: из всех моих сыновей надеждою мне был только Гектор — и вот его уже нет. Ради отца пожалей меня, Ахилл: вот я целую твою руку, от которой пали мои дети». «Так говоря, он печаль об отце возбудил в нем и слезы — / Оба заплакали громко, в душе о своих вспоминая: / Старец, простершись у ног Ахилла, — о Гекторе храбром, / Сам же Ахилл — то о милом отце, то о друге Патрокле».

Равное горе сближает врагов: только теперь затихает долгий гнев в Ахилловом сердце. Он принимает дары, отдаёт Приаму тело Гектора и обещает не тревожить троянцев, пока они не предадут своего героя земле. Рано на заре возвращается Приам с телом сына в Трою, и начинается оплакивание: плачет над Гектором старая мать, плачет вдова Андромаха, плачет Елена, из-за которой началась когда-то война. Зажигается погребальный костёр, останки собирают в урну, урну опускают в могилу, над могилой насыпают курган, по герою справляют поминальный пир. «Так воителя Гектора Трои сыны погребали» — этой строчкой заканчивается «Илиада».

До конца Троянской войны оставалось ещё немало событий. Троянцы, потеряв Гектора, уже не осмеливались выходить за городские стены. Но на помощь им приходили и бились с Гектором другие, все более дальние народы: из Малой Азии, из сказочной земли амазонок, из дальней Эфиопии. Самым страшным был вождь эфиопов, чёрный исполин Мемнон, тоже сын богини; он сразился с Ахиллом, и Ахилл его ниспроверг. Тогда-то и бросился Ахилл на приступ Трои — тогда-то и погиб он от стрелы Париса, которую направил Аполлон. Греки, потеряв Ахилла, уже не надеялись взять Трою силой — они взяли ее хитростью, заставив троянцев ввезти в город деревянного коня, в котором сидели греческие витязи. Об этом потом расскажет в своей «Энеиде» римский поэт Вергилий. Троя была стёрта с лица земли, а уцелевшие греческие герои пустились в обратный путь.

Гомер «Илиада»

«Великий Гектор стрелами убит.

Его душа плывет по темным водам,

шуршат кусты и гаснут облака,

вдали невнятно плачет Андромаха.»

И. Бродский, 1961

“Порой опять гармонией упьюсь,

Над вымыслом слезами обольюсь…”

Пушкин.

«Что он Гекубе? Что ему Гекуба?

А он рыдает».

Шекспир.

Я часто вспоминаю эти строки, когда размышляю о Гомере и его поэмах. Но что же ещё можно сказать об «Илиаде», этом начале и архетипе европейской литературы, после всего того, что уже было сказано за прошедшие века? Ведь никакие эпитеты и слова восхищения не будут достаточными. Поистине удивительно то, что уже тысячелетия (!) «Илиада» существует не только как литературный памятник, но и как живое произведение, оказывая неизгладимое впечатление на читателя. Действительно, основные мотивы этого эпоса сложились уже в саму ахейскую эпоху, отстоящую от времени Гомера (то ли VII, то ли VIII в. до н. э.) лет на пятьсот. А сама поэтика эпоса начала складываться, по-видимому, ещё IV-III тыс. до н. э. Может быть, дело в том, что в гомеровском эпосе более ярко, чем в каком бы то ни было произведении литературы, обнажены «вечные» человеческие чувства: гнев, страх, любовь и ненависть, сострадание, тщеславие и т.д. Кроме того, здесь как бы зафиксирован переход, формирование чувств из архаической психики, где они были объединены с ощущениями и рациональным началом, и формирование основ этики и морали – категорий, характерных уже для достаточно развитого социума последующих эпох. Это обстоятельство придает отдельным персонажам поэмы статус символов. В самом деле, кажется, что к героям «Илиады» неприменимо еще в полной мере понятие нравственности, они находятся как бы вне понятий абстрактного добра и зла. Если кто-то из них храбр, «благороден», то эта доблесть еще не совсем принадлежит ему, но является даром богов. Впрочем, олимпийские боги превосходят людей могуществом, но не мудростью или чем-либо иным. С другой стороны, герои древности возвеличиваются тем, что они почти равны богам. Ярость Ахилла в бою сдерживается лишь речным божеством, человеческие страсти неукротимы как стихия, Диомед ранит копьем Афродиту, олимпийские боги подвержены всем человеческим страстям ещё более, чем сами люди. Всё это придает миру «Илиады» совершенно особую атмосферу — «сказочную» и реалистичную одновременно. Особенно интересно то, что здесь органично переплетаются миф, авторская фантазия и исторические реалии конца бронзового века. Не сразу становится понятно, чем все-таки, по большому счету, отличаются герои Гомера от людей современности. А ответ очевиден – полным отсутствием лицемерия. В этом смысле они ещё «дети», «детство человечества». Но, какие дети!

Было бы бессмысленно обсуждать вопрос о том, кто более «прав» в войне, троянцы или ахейцы. Хотя голос моей русской крови влечет симпатию на сторону защитников, а не завоевателей, для Гомера это, по-видимому, не так. Он часто использует эпитет «благородный» (правда, речь идет о переводе Н. Гнедича) для тех, кто по современным понятиям является просто разбойником и садистом, жестоким фанатиком. Естественно, что первый среди них Ахилл, приносящий человеческие жертвы. Причем эти жертвы Ахиллес приносит не какому-либо божеству, но лишь собственной ярости и горю по убитому другу Патроклу. Таким образом, Ахиллес не только великий воин, но и великий палач. (Согласно итальянскому интерпретатору А. Барикко, Ахиллес – верховный жрец религии войны.) Натурализм батальных сцен производит впечатление, особенно борьба за трупы и надругательство над мертвым телом врага. Но у этих «разбойников» есть то, что нечасто встречается в современном «мозаичном» мире, это «цельность натуры», неколебимая убежденность в значимости собственной жизни. Мелочность им не свойственна. С одной стороны им ведомы и любовь к ближнему, и дружба, и «высокие чувства», но с другой — они, иной раз, почти людоеды. Это тем более удивительно, что и троянцы и аргивяне люди одной культуры, которые даже говорят на одном языке. Дело тут не только в законах древнего эпического жанра, но и в сознательном утверждении некоего идеала. Вероятно, ценность «Илиады» и в том, что в ней достоверно изображен по-настоящему иной мир (не авторская фантазия), мир иной исторической эпохи и имманентного мифологического сознания, проникающего всё бытие. В то время как позднее многие авторы воспользовались лишь внешней канвой и «атрибутикой» античности и предшествующих эпох, превращенными в бутафорию. Не удивительно, конечно, что непосредственно своим сюжетом Гомер вдохновлял и вдохновляет «классиков и современников». А уж насколько велика вообще литература по «гомеровскому вопросу» (гомероведению)!

Среди эпических деяний и титанических страстей поэмы мне особенно запомнились такие строки:

«Рек – и сына обнять устремился блистательный Гектор;

Но младенец назад, пышноризой кормилицы к лону

С криком припал, устрашася любезного отчего вида,

Яркою медью испуган и гребнем косматовласатым,

Видя ужасно его закачавшимся сверху шелома.

Сладко любезный родитель и нежная мать улыбнулись».

Удивителен запечатленный здесь переход от героического эпоса к лирической зарисовке. Так повторяется в поэме неоднократно. Невероятная глубина художественного обобщения то и дело проступает в строфах «Илиады». Вообще, некоторые песни — «Свидание Гектора с Андромахой», «Выкуп Гектора» наиболее близки, как мне кажется, драматическому стилю как в классическом греческом, так и в современном его понимании. Сам Гектор именуется и «блистательным», и «божественным», и «великим». Даже само его имя, с ударением на первом слоге, в отличие от имен других героев, звучит как-то особенно. Пожалуй, он и в самом деле наиболее «положительный» персонаж поэмы, наравне с ликийским царем Сарпедоном. Он вынужден защищать свою родину, не чувствуя, как будто, призвания к войне. Кажется, Гектору единственному из вождей, не Агамемнону и, тем более, не Ахиллесу, свойственно чувство ответственности перед своим народом. И это уже его личное качество, а не дар переменчивых богов. Закономерно, что смерть Гектора, горе Приама, Гекубы, Андромахи и всех троянцев – наиболее драматичные сцены великой поэмы. Символично, что имя Гектора звучит и в самой последней строке поэмы. Гектор, однако, является довольно-таки наивным военачальником, который в конце концов теряет всё. Сочувствие знакомо Гомеру — человеку, в отличие от богов-олимпийцев, хотя он и прославляет, по большей части, «подвиги» завоевателей. Но всё-таки по отношению к Пелиду наряду с восхвалениями Гомер словами Феба-Аполлона явственно выражает неприятие, когда тот в своем горе и ярости выходит за определенные границы, теряет уже облик, достойный героя.

Вероятно, хорошо было бы прочесть Гомера в оригинале… Но и перевод Гнедича, многократно подвергавшийся критике как «устаревший», представляется, без всякого сомнения, достойным оригинала. Ведь необходимо было не только передать читателю смысл поэмы, но и, по возможности, воспроизвести средствами русского языка древнегреческий стихотворный размер и ритм. В своем эссе «Путь к Гомеру » переводчик С. Маркиш написал верные, я полагаю, слова: «Русский перевод «Илиады», выполненный Н.И. Гнедичем около полутораста лет назад, как нельзя вернее воспроизводит отчужденность эпического языка, его приподнятость надо всем обыденным, его древность». Перевод В. Вересаева, по-видимому, формально более адекватен современному русскому языку, но его я пока не касался. К тому же он не вполне самостоятелен. (Кстати, слова Вересаева: «Перевод Гнедича — один из лучших в мировой литературе переводов «Илиады». Он ярко передает мужественный и жизнерадостный дух подлинника, полон того внутреннего движения, пафоса и энергии, которыми дышит поэма».) И в собственно поэтическом смысле «Илиада» великолепна. Мир, рисуемый Гомером, с первых строк захватывает своей осязаемостью, вещностью. Хочу заметить, что, на мой взгляд, мрачная и торжественная «Илиада» лучше, эмоционально сильнее воспринимается посредством аудио-воспроизведения (в профессиональном исполнении), чем с листа. Возможно, это более соответствует эпохе синкретического искусства, времени написания поэмы. На примере «Илиады» еще раз убеждаешься, что чтение мировой классики весьма полезно для пополнения словарного запаса, если не активного, то пассивного, во всяком случае :). Для человека с воображением «Илиада», как уникальное явление мировой культуры, соприкосновение с которым не может заменить ни что, достойна не рядового восхищения, но, скорее, благоговейного удивления.

Интересно отметить, что если говорить не о гомеровской, а об исторической Трое, то, как теперь известно, победная троянская война явилась закатом микенской цивилизации, а Илион был вновь отстроен и заселен…

Илиада

«Илиада» начинается с конфликта в стане осаждающих Трою ахейцев (называемых также данайцами). Царь Агамемнон похитил дочь жреца Аполлона, Хриса. Хрис приходит в греческий стан выкупить взятую в плен и доставшуюся в рабыни Агамемнону дочь Хрисеиду.

Получив грубый отказ, он обращается с мольбой об отмщении к Аполлону, который насылает на войско моровую язву. В собрании греков, созванном Ахиллом, Калхант объявляет, что единственное средство умилостивить бога состоит в выдаче Хрисеиды её отцу без выкупа. Агамемнон уступает всеобщему требованию, но, чтобы вознаградить себя за эту потерю, отнимает у Ахилла, которого считает инициатором всей интриги, его любимую рабыню Брисеиду.

В гневе Ахилл удаляется в палатку и просит свою мать Фетиду умолить Зевса, чтобы греки до тех пор терпели поражения от троянцев, пока Агамемнон не даст ему, Ахиллу, полного удовлетворения. Девятилетняя осада на грани срыва, но ситуацию исправляет Одиссей.

Во второй песне Гомер описывает силы противоборствующих сторон. Под предводительством Агамемнона к стенам Трои приплыло 1186 кораблей, а само войско насчитывало свыше 130 тыс. солдат. Свои отряды прислали различные области Эллады. На стороне троянцев под предводительством Гектора сражались ополчения дарданов (под началом Энея), карийцев, ликийцев, меонов, мизы, пафлагонцев (под началом Пилемена), пеласгов, фракийцев, фригийцев.

Поскольку Троянская война началась с похищения Елены, то в третьей песне в единоборство вступают её юридический муж Менелай с фактическим — Парисом. В поединке побеждает Менелай, однако богиня Афродита спасает Париса от смерти и раненого уносит с поля боя. Из-за того, что поединок не закончился смертью одного из соперников, он считается недействительным. Агамемнон настаивает на исполнении заключенного договора, но троянец Пандар нарушает перемирие, пуская стрелу в Менелая, после чего завязывается первое открытое сражение (четвёртая песнь), Элефенор убит Агенором.

Война продолжается. Однако ни ахейцы, ни троянцы не могут одержать верх. Смертным помогают бессмертные боги. Ахейцам покровительствует Афина Паллада, Гера и Посейдон, троянцам — Аполлон, Арес и Афродита.

Пятая песнь рассказывает о том, как в жестокой битве даже бессмертные Арес и Афродита получают ранения от руки ахейца Диомеда, руководимого Афиной. Видя силу Афины Паллады, предводитель троянцев Гектор возвращается в Трою и требует принести богине богатые жертвы. Заодно Гектор стыдит скрывшегося в тылу Париса и обнадеживает свою жену Андромаху.

Менелай убивает Пилемена, но Сарпедон сражает царя Родоса Тлеполема. Возвратившись на поле боя, Гектор вызывает на поединок сильнейшего из ахеян и его вызов в седьмой песне принимает Аякс Великий. Герои бьются до поздней ночи, но никто из них не может одержать верха. Тогда они братаются, обмениваются дарами и расходятся.

Тем временем воля Зевса склоняется на сторону троянцев и лишь Посейдон остается верен ахейцам. Ахейское посольство отправляется к Ахиллу, чье войско бездействует из-за ссоры их предводителя с Агамемноном. Однако рассказ о бедствиях ахейцев, прижатых троянцами к морю, трогает лишь Патрокла — друга Ахилла.

Троянцы атакуют: Агенор убивает Клония, а Медонт сражен Энеем. Атакуя, троянцы едва не сжигают ахейский флот, но благосклонная к ахейцам богиня Гера обольщает и усыпляет своего мужа бога Зевса, чтобы спасти своих фаворитов. Видя подожженный троянцами ахейский корабль, Ахилл отправляет в бой своих солдат под командованием Патрокла, одетого в доспехи Ахилла, однако сам уклоняется от сражения, держа гнев на Агамемнона. Однако Патрокл гибнет в битве. Сначала его в спину копьем поражает Эвфорб, а затем Гектор наносит ему смертельный удар пикой в пах.

В борьбе за тело Патрокла Аякс Теламонид убивает Гиппофоя и Форкия, а Менелай поражает Евфорба. Ахеец Схедий гибнет от руки Гектора. Желание отомстить за друга возвращает в игру Ахилла, который, в свою очередь, убивает Гектора, поразив его копьем в шею. В конце «Илиады» разворачивается тяжба за тело Гектора, которое Ахилл первоначально отказывался выдавать отцу погибшего для погребения. Для погребения Гектора и Патрокла устанавливается одиннадцатидневное перемирие, устраиваются похоронные игры.

Книга Илиада читать онлайн Гомер

Гомер. Илиада

 

«ИЛИАДА» ГОМЕРА: ФОЛЬКЛОРНАЯ ТРАДИЦИЯ И ИНДИВИДУАЛЬНОЕ ТВОРЧЕСТВО

 

Среди древнейших литературных произведений, вошедших в сокровищницу мировой культуры, трудно назвать такое, которое по силе и продолжительности влияния на последующие десятки поколений могло бы соперничать с «Илиадой», созданной в VIII веке до н. э.

Греки классической эпохи (V-IV вв. до н. э.) видели в Гомере поэта по преимуществу, Поэта с большой буквы. Аристотель, рассуждая в «Поэтике» о сущности художественного творчества, непрестанно обращался к гомеровскому эпосу как к современному, активному участнику литературной жизни его времени. Три столетия спустя, когда Вергилий работал над своей «Энеидой», другой римский поэт — Проперций, предвидя появление нового шедевра, возвещал, что «рождается нечто выше «Илиады», — произведение Гомера продолжало оставаться эталоном художественного совершенства. По истечении еще нескольких веков, почти на самом исходе античного мира, некий Квинт из Смирны сочинил огромную поэму в четырнадцати книгах, названную «О том, что после Гомера»: своей задачей Квинт считал изложение событий под Троей, не охваченных замыслом его гениального предшественника.

В отличие от многих других героев древнегреческой литературы, заново вошедших в арсенал европейской культуры со времен Возрождения, персонажи гомеровского эпоса продолжали жить в сознании всего средневековья. От троянских вождей начинала историю франков «Хроника» VII века, сохранившаяся под именем некоего Фредегара, и ее примеру вплоть до XVI века следовали почти все историки и хронисты. К середине XII века относится огромный стихотворный французский «Роман о Трое» Бенуа де Сент-Мора, в два раза превышающий объем гомеровской «Илиады» и содержащий, в частности, знаменитый эпизод о любви Троила и Брисеиды, использованный затем Боккаччо, Чосером и, наконец, Шекспиром в его «Троиле и Крессиде». В форме «Притчи о кралех» и «Повести о создании и пленении Тройском и о конечном разорении, еже бысть при Давиде, царе июдейском» (!) герои сражения за древнюю Трою попали не позже XV века в круг чтения образованных людей на Руси. И если в средневековой и раннеренессансной Европе персонажи троянского цикла нередко претерпевали такие фантастические перемены, что в них лишь с трудом можно узнать героев «Илиады», то у источника этих метаморфоз находился все же сам Гомер: с ним спорили, его перетолковывали и опровергали, — не считаться с ним не могли.

Впрочем, предметом всякого рода противоречивых суждений Гомер стал задолго до средних веков. Уже в древности, согласно античному двустишью, «спорили семь городов» за право называться родиной великого поэта. Среди александрийских филологов высказывались сомнения в принадлежности одному и тому же автору «Илиады» и «Одиссеи». Но все эти споры — сущая безделица по сравнению с размахом, который приобрела научная полемика вокруг гомеровского эпоса в новое время. Один лишь перечень работ, посвященных так называемому гомеровскому вопросу только за последние десятилетия, должен в три-четыре раза превысить объем этого предисловия. Самые различные, зачастую прямо противоположные мнения высказывались и высказываются буквально обо всем, что касается «Илиады» и ее автора: о том, является ли ее создателем один поэт или какой-то добросовестный «редактор» свел воедино разрозненные героические песни; представляет ли она собой результат устного творчества или текст ее сразу же был задуман в письменной форме; существует ли историческая основа сказания о Троянской войне и где эту основу искать; являются ли средства изображения человека в «Илиаде» специфическими по сравнению с литературой нового времени или между художниками слова, в течение трех тысячелетий описывающими человека с его радостями и горестями, больше общего, чем различий? Дать сколько-нибудь обстоятельный ответ на эти и множество других вопросов было бы возможно только в обширнейшей монографии.

Гомер «Илиада», песнь 1 – краткое содержание

Шла Троянская война. Первая песнь гомеровской «Илиады» повествует, что уже девять лет осаждали греки Трою. Настал десятый год великой борьбы. В начале этого года прибыл в стан греков жрец бога Аполлона Хрис. Он молил всех греков, и прежде всего их вождей, вернуть ему за богатый выкуп взятую в плен дочь Хрисеиду. Выслушав Хриса, все согласились принять за Хрисеиду богатый выкуп и отдать ее отцу. Но разгневался главный предводитель греков, могучий царь Агамемнон и сказал Хрису:

– Старик, уходи и никогда не смей показываться здесь, у наших кораблей, иначе не спасет тебя и то, что ты жрец бога Аполлона. Не верну я тебе Хрисеиды. Нет, всю жизнь будет она томиться в неволе. Остерегайся сердить меня, если хочешь невредимым вернуться домой.

 

Гомер. Илиада. Песнь 1. Краткое содержание. Иллюстрированная аудиокнига

 

В страхе покинул Хрис стан греков и пошел опечаленный на берег моря. Там, воздев к небу руки, так взмолился он великому сыну Латоны, богу Аполлону:

– О, сребролукий бог! Внемли мне, твоему верному служителю! Отомсти твоими стрелами грекам за мою скорбь и обиду.

Услышал Аполлон жалобу своего жреца Хриса. Быстро помчался он со светлого Олимпа с луком и колчаном за плечами. Грозно гремели в колчане золотые стрелы. Мчался Аполлон к стану греков, пылая гневом; мрачней ночи было лицо его. Примчавшись к стану ахейцев, он вынул из колчана стрелу и послал ее в стан. Грозно зазвенела тетива лука Аполлона. За первой стрелой послал Аполлон вторую, третью, – градом посыпались стрелы в стан греков, неся с собой смерть. Страшный мор поразил греков. Множество греков гибло. Всюду пылали погребальные костры. Казалось, настал для греков час гибели.

Девять дней свирепствовал уже мор. На десятый день, по совету, данному богиней Герой, созвал великий герой Ахилл на народное собрание всех греков, чтобы решить, как быть им, как умилостивить богов. Когда собрались все воины, первым обратился к Агамемнону с речью Ахилл:

– Придется нам плыть обратно на родину, сын Атрея, – сказал Ахилл, – ты видишь, что гибнут воины и в боях, и от мора. Но, может быть, мы прежде спросим гадателей: они скажут нам, чем прогневали мы сребролукого Аполлона, за что послал он гибельный мор на наше войско.

Лишь только сказал это Ахилл, как поднялся прорицатель Калхас, уже много раз открывавший грекам волю богов. Он сказал, что готов открыть, чем прогневан далеко разящий бог, но откроет он это лишь в том случае, если Ахилл защитит его от гнева царя Агамемнона. Ахилл обещал свою защиту Калхасу и поклялся в этом Аполлоном. Тогда только сказал Калхас:

– Гневается великий сын Латоны за то, что обесчестил царь Агамемнон жреца его Хриса, прогнал его из стана, не приняв от него богатого выкупа за дочь. Умилостивить можем мы бога лишь тем, что вернем отцу черноокую Хрисеиду и принесем в жертву богу сто тельцов.

Услыхав, что сказал Калхас, воспылал страшным гневом на него и Ахилла Агамемнон; однако видя, что ему все же придется вернуть Хрисеиду отцу, он, наконец, согласился, но потребовал только себе награды за ее возвращение. Упрекнул в корыстолюбии Агамемнона Ахилл. Это еще больше рассердило Агамемнона. Он стал грозить, что своей властью возьмет себе награду за Хрисеиду из того, что досталось на долю Ахиллу, или Аяксу, или Одиссею.

– Бесстыдный, коварный корыстолюбец! – вскрикнул Ахилл. – Ты грозишь нам, что отымешь у нас наши награды, хотя никто из нас никогда не имел равной с тобой доли в наградах. А мы ведь пришли сражаться не за свое дело; мы пришли сюда ради помощи Менелаю и тебе. Ты хочешь отнять у меня часть той добычи, которая досталась мне за великие подвиги, совершенные мной. Так лучше вернуться мне назад в родную Фтию, я не хочу увеличивать твою добычу и сокровища.

– Что же, беги в Фтию! – крикнул в ответ Ахиллу Агамемнон. – Больше всех царей ненавижу я тебя! Ты один затеваешь раздоры. Не страшен мне твой гнев. Вот что скажу я тебе! Хрисеиду верну я отцу, раз таково желание бога Аполлона, но за это отниму я у тебя пленницу Брисеиду. Ты узнаешь, насколько больше у меня власти! Пусть каждый опасается считать себя равным по власти мне!

Страшный гнев овладел Ахиллом, когда он услышал эту угрозу Агамемнона. Схватился за свой меч сын Фетиды; он уже извлек его наполовину из ножен и готов был броситься на Агамемнона. Вдруг почувствовал Ахилл легкое прикосновение к волосам. Обернулся он и в ужасе отшатнулся. Пред ним, незримая для других, стояла великая дочь громовержца Зевса Афина-Паллада. Гера послала Афину. Жена Зевса не желала гибели ни того, ни другого из героев, оба они – и Ахилл и Агамемнон – были ей одинаково дороги. С трепетом спросил Ахилл богиню Афину:

– О, дочь громовержца Зевса, зачем спустилась ты с высокого Олимпа? Неужели пришла ты сюда, чтобы видеть, как неистовствует Агамемнон? О, скоро погубит он себя своей гордостью!

– Нет, могучий Ахилл, – ответила светлоокая Паллада, – не за тем пришла я. Пришла я укротить твой гнев, если только ты повинуешься воле богов-олимпийцев. Не обнажай меча, удовольствуйся лишь словами, ими бичуй Агамемнона. Верь мне! скоро здесь, на этом же месте, заплатят тебе за обиду дарами, которые будут во много раз богаче. Смирись и подчинись воле бессмертных богов.

Покорился воле богов Ахилл: он вложил свой меч в ножны, и Афина опять вознеслась на светлый Олимп в сонм богов.

Много гневных слов сказал еще Ахилл Агамемнону, называя его пожирателем народа, пьяницей, трусом, собакой. Бросил свой скипетр на землю Ахилл и поклялся им, что настанет время, когда нужна будет его помощь против троянцев, но напрасно будет молить о ней Агамемнон, раз он так тяжело оскорбил его. Напрасно мудрый царь Пилоса, старец Нестор, старался примирить враждующих. Не послушался Агамемнон Нестора, не смирился и Ахилл. Гневный ушел великий сын Пелея со своим другом Патроклом и храбрыми мирмидонянами к своим шатрам. Неистово бушевала в его груди злоба на оскорбившего его Агамемнона.

Между тем царь Агамемнон велел спустить быстроходный корабль на море, отнести на него жертвы богу Аполлону и отвезти прекрасную дочь жреца Хриса. Корабль этот должен был плыть под начальством хитроумного Одиссея в Фивы, город Эстиона, а греки в стане, по повелению Агамемнона, должны были принести богатые жертвы Аполлону, чтобы умилостивить его.

Быстро несся посланный Агамемноном корабль по волнам безбрежного моря. Наконец, вошел корабль в гавань Фив. Спустили паруса греки и причалили к пристани. Сошел с корабля во главе отряда воинов Одиссей на берег, отвел прекрасную Хрисеиду к отцу и обратился к нему с таким приветствием:

– О, служитель Аполлона! Я прибыл сюда по воле Агамемнона, чтобы возвратить тебе дочь. Привезли мы и сто быков, чтобы умилостивить этими жертвами великого бога Аполлона, пославшего тяжкое бедствие на греков.

Обрадовался старец Хрис возвращению дочери и нежно обнял ее. Немедленно приступили к жертвоприношению Аполлону. Молил Хрис бога-стреловержца:

– О, сребролукий бог! Внемли мне! И раньше внимал ты моим мольбам. Услышь ты и ныне меня! Отврати великое бедствие от греков, прекрати гибельный мор!

Услышал мольбу Хриса бог Аполлон и прекратил мор в стане греков. Когда же были принесены Хрисом жертвы Аполлону, устроен был роскошный пир. Весело пировали греки в Фивах. Юноши разносили вино, наполняя им доверху чаши пирующих. Громко раздавались величественные звуки гимна в честь Аполлона, который пели юноши-греки. До заката солнца продолжался пир, а утром, освеженные сном, Одиссей и его отряд отправились в обратный путь к обширному стану. Аполлон послал им попутный ветер. Как чайка, несся корабль по морским волнам. Быстро достиг корабль стана. Вытащили его на берег пловцы и разошлись по своим шатрам.

Пока плавал Одиссей в Фивы, Агамемнон исполнил и то, чем он грозил Ахиллу. Призвал он глашатаев Талфибия и Эврибата и послал их за Брисеидой. Неохотно шли посланные Агамемнона к шатру Ахилла. Они застали его сидящим в глубоком раздумье у шатра. Подошли послы к могучему герою, но в смущении не могли вымолвить ни слова. Тогда сказал им сын Пелея:

– Привет вам, глашатаи. Я знаю, что вы ни в чем не повинны, виновен один лишь Агамемнон. Вы пришли за Брисеидой. Друг мой, Патрокл, выдай им Брисеиду. Но пусть будут они сами свидетелями, что настанет час, когда буду нужен я, чтобы спасти от гибели греков. Не сможет тогда Агамемнон, потерявший разум, спасти греков!

Проливая горькие слезы, покинул Ахилл друзей своих, ушел на пустынный берег, простер к морю руки и громко призвал мать свою, богиню Фетиду:

– Мать моя, если уже родила ты меня обреченным на краткую жизнь, зачем же тогда лишает меня славы громовержец Зевс! Нет, не дал он мне славы! Царь Агамемнон меня обесчестил, отняв у меня награду за мои подвиги. Мать моя, услышь меня!

Услыхала богиня Фетида призыв Ахилла. Покинула она морскую пучину и дивный дворец бога Нерея. Быстро, подобно легкому облаку, всплыла она из морских пенящихся волн. Вышла Фетида на берег и, сев около нежно любимого сына, обняла его.

– Что ты рыдаешь так горько, сын мой? – спросила она. – Поведай мне твое горе.

Рассказал матери Ахилл, как тяжко оскорбил его Агамемнон. Он стал просить мать вознестись на светлый Олимп и там молить Зевса, чтобы наказал он Агамемнона. Пусть поможет Зевс троянцам, пусть прогонят они греков до самых кораблей. Пусть поймет Агамемнон, как неразумно поступил он, оскорбив храбрейшего из греков. Ахилл уверял мать, что не откажет ей в просьбе Зевс. Ей ведь стоит только напомнить Зевсу, как помогла она однажды ему, когда боги Олимпа замыслили свергнуть Зевса, сковав его. Тогда призвала Фетида на помощь Зевсу сторукого великана Бриарея; увидав его, смутились все боги и не посмели поднять рук на Зевса. Пусть напомнит Фетида об этом великому Зевсу-громовержцу, и он не откажет ей в ее просьбе. Так молил Ахилл мать свою Фетиду.

О, мой возлюбленный сын, – воскликнула, горько плача, Фетида, – зачем только родила я тебя на столько бедствий! Да, недолга будет твоя жизнь, близок уже твой конец. И вот теперь ты и недолговечен, и всех несчастней! О, нет, не скорби так! Я подымусь на светлый Олимп, там буду я молить громовержца Зевса помочь мне. Ты же оставайся в своем шатре и не принимай больше участия в битвах. Сейчас покинул Зевс Олимп, он со всеми бессмертными отправился на пир к эфиопам, на южный край земли. Но когда через двенадцать дней возвратится Зевс, тогда я припаду к его ногам и, надеюсь, умолю его!

Покинула Фетида печального сына, и он пошел к шатрам своих храбрых мирмидонян. С этого дня Ахилл не участвовал ни в собраниях вождей, ни в боях. Печальный сидел он в своем шатре, хотя и жаждал воинской славы.

Миновало одиннадцать дней. На двенадцатый день, ранним утром, вместе с седым туманом вознеслась богиня Фетида из пучины моря на светлый Олимп. Там упала она к ногам Зевса, обняла его колени и с мольбой протянула к нему руки, коснувшись его бороды.

– О, отец наш! – молила Фетида. – Молю тебя, помоги мне отомстить за сына! Исполни мою просьбу, если когда-нибудь оказала я тебе услугу. Посылай до тех пор победу троянцам, пока не станут греки умолять моего сына помочь им, пока они не воздадут ему великих почестей.

Долго не отвечал тучегонитель Зевс Фетиде. Но неотступно молила его Фетида. Наконец, глубоко вздохнув, сказал громовержец:

– Знай, Фетида! Просьбой своей вызываешь ты гнев Геры, гневаться будет она на меня. Уже и так постоянно укоряет она меня за то, что помогаю я троянцам в битвах. Но ты удались теперь с высокого Олимпа так, чтобы не видала тебя Гера. Я обещаю исполнить твою просьбу. Вот тебе знамение, что я исполню обещание.

Сказав это, Зевс грозно нахмурил брови, волосы на голове его поднялись, и весь Олимп содрогнулся. Успокоилась Фетида. Быстро помчалась она с высокого Олимпа и погрузилась в пучину моря.

Зевс же пошел на пир, на который собрались боги. Все они встали навстречу Зевсу, ни один не осмелился приветствовать его сидя. Когда царь богов и людей сел на свой золотой трон, обратилась к нему Гера. Она видела, что Фетида приходила к Зевсу.

– Скажи мне, коварный, – сказала Зевсу Гера, – с кем из бессмертных имел ты тайный совет?

– Всегда скрываешь ты от меня твои помыслы и думы, Гера, – ответил ей Зевс, – ты не рассчитывай, что когда-либо будешь знать все, о чем я думаю. Что можно знать, то ты будешь знать раньше всех богов, но всех тайн моих не пытайся узнать и не спрашивай о них.

– О, тучегонитель, – ответила Гера, – ты знаешь, что никогда не старалась я узнать твои тайны. Ты всегда решаешь все без меня. Но я боюсь, что сегодня уговорила тебя Фетида отомстить за сына ее Ахилла и погубить множество греков. Я знаю, что ты обещал исполнить ее просьбу.

Грозно взглянул на Геру Зевс, разгневался он на жену свою за то, что вечно следит за всем, что он делает. Гневно велел Зевс ей сидеть молча и повиноваться ему, если не хочет она, чтобы он наказал ее. Испугалась Гера гнева Зевса. Молча сидела она на своем золотом троне. Напуганы были и боги этой ссорой Зевса с Герой. Встал тогда хромоногий бог Гефест; он укорял богов за то, что они начинают ссоры из-за смертных.

– Ведь если мы будем ссориться из-за смертных, то всегда будут лишены веселья пиры богов, – так говорил бог Гефест и молил мать свою Геру покориться силе Зевса, так как грозен он в гневе и может низвергнуть с тронов всех богов-олимпийцев.

Гефест напомнил Гере, как низверг на землю его самого Зевс за то, что поспешил он на помощь матери, когда разгневался на нее мечущий молнии Зевс. Взял кубок Гефест и, наполнив его нектаром, поднес Гере. Улыбнулась Гера. Гефест же, прихрамывая, начал черпать кубком нектар из чаши и разносить его богам. Засмеялись все боги, видя, как хромой Гефест ковылял по пиршественному чертогу. Снова веселье воцарилось на пиру богов, и безмятежно пировали они до захода солнца под звуки златой кифары Аполлона и под пение муз. Когда же окончился пир, разошлись по своим покоям боги, и весь Олимп погрузился в спокойный сон.

 

Для перехода к краткому содержанию следующей песни «Илиады» пользуйтесь кнопкой Вперёд ниже текста статьи.

См. также полный текст «Илиады» по песням, краткое изложение всей этой гомеровской поэмы в одной статье, краткое содержание «Одиссеи» и материал Троянская война.

 

Гомер. Илиада | Антикварные книги

25000 руб.

/ пер. Н.И. Гнедича — СПб.: Товарищество «Просвещение», [1912]. [6], 532 с.: 24 л. ил.; 20х14,5 см.

В издательском коленкоровом переплёте. В очень хорошем состоянии.

Илиада (Ἰλιάς) – древнейший из памятников древнегреческой литературы, эпическая поэма, наряду с «Одиссеей» приписываемая Гомеру. Сюжет поэмы описывает события Троянской войны, по-видимому, в основу «Илиады» легли фольклорные сказания о подвигах древнегреческих героев. В древнегреческой литературе существовал больший цикл о героях, однако только  «Илиада» и «Одиссея» Гомера сохранились целиком. Считается, что «Илиада» была написана на рубеже IX—VIII вв. до н. э. в ионийских городах Малой Азии. Название поэме дано по наименованию столицы Троянского царства Илиона – другое название Трои. «Илиада» буквально обозначает «Троянская поэма».

«Илиада» написана гекзаметром – шестистопным дактилем, и состоит из 15.700 стихов. Так же, как и «Одиссея» поэма разделена на 24 песни, каждая из которых обозначена буквой греческого алфавита (заглавными буквами обозначают песни в «Илиаде», строчными – в «Одиссее»).

Действие «Илиады» относится к последним месяцам десятилетней осады Трои ахейцами, описывается эпизод из истории, который охватывает незначительный промежуток времени: события, происходившие во время катастрофы бронзового века, начала 12 века до н. э. Таким образом, Гомера отделяет от описываемых событий порядка 400 лет. Серьёзные дебаты ведутся исследователями по поводу того, насколько правдиво описаны в поэме реальные традиции микенской цивилизации. В перечне кораблей есть свидетельства того, что «Илиада» описывает не географию Греции железного века времён Гомера, а ту, которая существовала до дорийского вторжения. Долгое время исследователи спорили о том, описывает ли поэма реальные события, или Троянская война была лишь вымыслом. Раскопки Шлимана в Трое обнаружили культуру, соответствующую описаниям в «Илиаде» и относящуюся к концу II тысячелетия до н. э. Дешифрованные хеттские надписи также свидетельствуют о наличии могущественной ахейской державы в XIII веке до н. э. и даже содержат ряд имен, до сих пор известных лишь из греческой поэмы.

«Илиада» тест с ответами (5 класс) на знание поэмы Гомера

Сложность: знаток.1 человек проходит прямо сейчас.

Перед прохождением теста рекомендуем прочитать:

Материал подготовлен совместно с учителем высшей категории

Опыт работы учителем русского языка и литературы - 27 лет.

  1. Вопрос 1 из 10

    Кто является автором древнегреческого произведения «Илиада»?

    • Правильный ответ
    • Неправильный ответ
    • Пояснение: Автор «Илиады» – древнегреческий поэт-сказитель Гомер.
    • Вы и еще 95% ответили правильно
    • 95% ответили правильно на этот вопрос

    В вопросе ошибка?

    Следующий вопросОтветить
  2. Вопрос 2 из 10

    К какому литературному жанру принадлежит произведение Гомера «Илиада»?

    • Правильный ответ
    • Неправильный ответ
    • Пояснение: «Илиада» – это эпическая поэма.
    • Вы и еще 81% ответили правильно
    • 81% ответили правильно на этот вопрос

    В вопросе ошибка?

    Ответить
  3. Вопрос 3 из 10

    Похищение какой прекрасной девушки стало причиной начала Троянской войны?

    • Правильный ответ
    • Неправильный ответ
    • Пояснение: «Мы за Елену Аргивскую с ним перед вами сразимся. Кто из двоих победит и окажется явно сильнейшим, В дом и Елену введет, и сокровища все он получит. Вы ж, заключившие дружбу и клятвы святые, владейте Троей холмистой; ахейцы же в Аргос, конями богатый...».
    • Вы и еще 78% ответили правильно
    • 78% ответили правильно на этот вопрос

    В вопросе ошибка?

    Ответить
  4. Вопрос 4 из 10

    Сколько лет длилась Троянская война?

    • Правильный ответ
    • Неправильный ответ
    • Пояснение: «Нам же девятый уже исполняется год круговратный, Здесь пребывающим. Нет, не могу я роптать, что ахейцы Сетуют сердцем, томясь при судах. Но, ахейские мужи, Стыд нам — и медлить так долго, и праздно в дома возвратиться! Нет, потерпите, о други, помедлим еще, да узнаем...».
    • Вы и еще 64% ответили правильно
    • 64% ответили правильно на этот вопрос

    В вопросе ошибка?

    Ответить
  5. Вопрос 5 из 10

    Как звали мать великого греческого героя Ахиллеса?

    • Правильный ответ
    • Неправильный ответ
    • Пояснение: «Сыну в ответ говорила Фетида, лиющая слезы: «Сын мой! Почто я тебя воспитала, рожденного к бедствам!».
    • Вы и еще 69% ответили правильно
    • 69% ответили правильно на этот вопрос

    В вопросе ошибка?

    Ответить
  6. Вопрос 6 из 10

    Кто из богов поддерживал ахейцев в их противостоянии троянцам?

    • Правильный ответ
    • Неправильный ответ
    • Пояснение: «В мысли ему то вложила богиня державная Гера: Скорбью терзалась она, погибающих видя ахеян.» «Страшный свой меч из ножон извлекал он, — явилась Афина, С неба слетев; ниспослала ее златотронная Гера, Сердцем любя и храня обоих браноносцев; Афина, Став за хребтом, ухватила за русые кудри Пелида,» «Гера и царь Посейдаон и с ними Афина Паллада. Ты, о богиня, представ, уничтожила ковы на Зевса.».
    • Вы ответили лучше 59% участников
    • 41% ответили правильно на этот вопрос

    В вопросе ошибка?

    Ответить
  7. Вопрос 7 из 10

    На чьей стороне был Одиссей?

    • Правильный ответ
    • Неправильный ответ
    • Пояснение: « «Сын благородный Лаэрта, герой. Одиссей многоумный! Как? со срамом обратно, в любезную землю отчизны Вы ли отсель побежите, в суда многоместные реясь? Вы ли на славу Приаму, на радость троянам Елену Бросите, Аргоса дочь, за которую столько ахеян Здесь перед Троей погибло, далёко от родины милой? Шествуй немедля к народу ахейскому; ревностно действуй...».
    • Вы и еще 50% ответили правильно
    • 50% ответили правильно на этот вопрос

    В вопросе ошибка?

    Ответить
  8. Вопрос 8 из 10

    Как звали отважного троянского героя, сына Приама, которого убил Ахиллес?

    • Правильный ответ
    • Неправильный ответ
    • Пояснение: «Дух испуская, к нему провещал шлемоблещущий Гектор: «Знал я тебя; предчувствовал я, что моим ты моленьем Тронут не будешь: в груди у тебя железное сердце. Но трепещи, да не буду тебе я божиим гневом В оный день, когда Александр и Феб стреловержец, Как ни могучего, в Скейских воротах тебя ниспровергнут!»».
    • Вы и еще 68% ответили правильно
    • 68% ответили правильно на этот вопрос

    В вопросе ошибка?

    Ответить
  9. Вопрос 9 из 10

    Кто выковал Ахиллесу новые доспехи?

    • Правильный ответ
    • Неправильный ответ
    • Пояснение: «Снова пока не приду я и сам ты меня не увидишь: Завтра я рано сюда с восходящим солнцем явлюся И прекрасный доспех для тебя принесу от Гефеста...».
    • Вы и еще 54% ответили правильно
    • 54% ответили правильно на этот вопрос

    В вопросе ошибка?

    Ответить
  10. Вопрос 10 из 10

    Что послужило причиной глубокой скорби Ахиллеса?

    • Правильный ответ
    • Неправильный ответ
    • Пояснение: «Пал наш Патрокл! и уже загорелася битва за тело; Он уже наг; совлек все оружие Гектор могучий!»... ...Подле младой Антилох тосковал, обливаясь слезами, И Ахиллеса, стенящего горестно, руку держал он, В страхе, да выи железом себе не пронзит исступленный. Страшно он, плача, вопил; услышала вопль его матерь...».
    • Вы и еще 54% ответили правильно
    • 54% ответили правильно на этот вопрос

    В вопросе ошибка?

    Ответить

Доска почёта

Чтобы попасть сюда - пройдите тест.

    
  • Ильсияр Шайдуллина

    10/10

  • Лёня Гладышев

    10/10

  • Марина Никитина

    10/10

  • Стас Полозов

    8/10

  • Птинчявый Амадинов

    10/10

  • Лилия Гильметдинова

    6/10

  • Оксана Свистунова

    7/10

  • Клавдия Горовая

    9/10

  • Геннадий Андреев

    10/10

  • Ирина Шопинская

    10/10

Рейтинг теста

Средняя оценка: 3.8. Всего получено оценок: 3894.

А какую оценку получите вы? Чтобы узнать - пройдите тест.

Путеводитель по классике: Илиада Гомера

«Илиаду» Гомера обычно считают первым произведением европейской литературы и, по мнению многих, величайшим. В нем рассказывается часть саги о городе Троя и войне, которая там произошла. Фактически, Илиада берет свое название от «Илиоса», древнегреческого слова, означающего «Троя», расположенного на территории современной Турции. Эта история занимала центральное место в греческой мифологии.

Поэма повествует об очень коротком периоде десятого года Троянской войны.Это иногда удивляет современных читателей, которые ждут всей истории Трои (как, например, в фильме Вольфганга Петерсена 2004 года «Троя»). Но Гомер и другие ранние эпические поэты ограничивали свои повествования определенными периодами войны, такими как ее происхождение, ключевые боевые столкновения, падение города или возвращение солдат в Грецию. Нет сомнений в том, что Гомер и другие ранние поэты могли полагаться на очень обширные знания своей аудитории о Троянской войне.

Брэд Питт в роли Ахилла в фильме «Троя».Warner Brothers

Центральная фигура в «Илиаде» - Ахиллес, сын Пелея (смертного аристократа) и Фетиды (богини моря). Он родом с севера Греции и поэтому является чем-то вроде постороннего, потому что большинство главных греческих князей в поэме родом с юга. Ахиллес молод и дерзок, блестящий боец, но не великий дипломат. Когда он вступает в спор с Агамемноном, ведущим греческим принцем в войне, и теряет свою пленную принцессу Брисеиду, он отказывается сражаться и остается в своем лагере.

Он остается там большую часть стихотворения, пока его друг Патрокл не будет убит. Затем он взрывается обратно на поле битвы, убивает троянского героя Гектора, убившего Патрокла, и калечит его тело.

«Илиада» заканчивается выкупом тела Гектора его старым отцом Приамом, который отправляется с миссией в лагерь Ахилла во мраке ночи, чтобы вернуть тело своего сына. Стоит отметить, что фактическое падение Трои с помощью известной хитрости греков, спрятанных в Деревянном Коне, не описано в «Илиаде», хотя, безусловно, упоминалось в других стихотворениях.

Все это происходит под бдительным взором олимпийских богов, которые одновременно являются актерами и зрителями «Илиады». Олимпийцы разделились по поводу судьбы Трои, как и смертные - в «Илиаде» Троянская война - это космический конфликт, а не просто конфликт, разыгранный на человеческом уровне между греками и не-греками. Зловещие для Трои боги с греческой стороны, особенно Гера (царица богов), Афина (богиня мудрости и войны) и Посейдон (бог земли и моря), представляют собой гораздо более могущественную силу, чем божественные сторонники. Трои, главной фигурой которого является Аполлон (бог-лучник и бог дальнего света).

Ахилл оплакивает смерть Патрокла. Джон Флаксман, Илиада, 1793 г.

Многоликая Гомер

«Илиада» - это всего лишь одно поэтическое произведение, посвященное войне за Трою; многие другие не сохранились. Но его качество и глубина таковы, что он занимал особое место в древности и, вероятно, сохранился по этой причине.

Ахилл тащит тело Гектора за свою колесницу. Ваза около 490 г. до н.э.

Мы практически ничего не знаем о Гомере и о том, создал ли он еще одно стихотворение от своего имени, «Одиссею», в котором рассказывается о возвращении Одиссея из Троянской войны на остров Итака.«Илиада», вероятно, была составлена ​​около 700 г. до н.э. или немного позже, предположительно, гениальным поэтом, погруженным в традиционные навыки устного сочинения (например, «Гомер»). Эта традиция устного сочинения, вероятно, восходит к сотням лет до Илиады.

Ранняя эпическая поэзия может быть способом сохранения культурной памяти о крупных конфликтах. История и археология также учат нас, что в конце второго тысячелетия до нашей эры (в Гиссарлыке на западе Турции) могла быть историческая «Троянская война», хотя она очень отличалась от той, которую описывает Гомер.

«Илиада» была составлена ​​как одно непрерывное стихотворение. В его нынешнем виде (скорее всего, после создания Александрийской библиотеки в начале III века до нашей эры) он разделен на 24 книги, соответствующие 24 буквам греческого алфавита.

Он имеет метрическую форму, известную как «дактильный гексаметр» - метр, также связанный со многими другими эпическими поэмами древности (такими как «Одиссея» и «Энеида», римский эпос Вергилия). В «Одиссее» бард по имени Демодокус поет по просьбе в аристократическом контексте о Деревянном Коне в Трое, давая представление о том, какое существование мог вести «Гомер».

Язык Илиады представляет собой смесь различных региональных диалектов, что означает, что он не принадлежит к какому-то конкретному древнему городу, как большинство других древнегреческих текстов. Поэтому он имел сильный резонанс во всем греческом мире, и его часто считают «панэллинским» стихотворением, достоянием всех греков. Точно так же нападение греков на Трою было коллективным поиском сил со всего греческого мира. Таким образом, панэллинизм занимает центральное место в «Илиаде».

Смерть и война

Центральная идея «Илиады» - неизбежность смерти (как и в более раннем «Эпосе о Гильгамеше»).Острота жизни и смерти усиливается тем фактом, что жертвы войны обычно молоды. Ахиллес молод и упрям, его мать - богиня, но даже он должен умереть. Мы узнаем, что у него был выбор - долгая жизнь без героической славы или короткая и славная жизнь на войне. Его выбор последнего делает его героем и дает ему своего рода бессмертие. Но и другие воины, включая троянского героя Гектора, готовы умереть молодыми.

Богам, напротив, не нужно беспокоиться о смерти.Но на них может повлиять смерть. Сын Зевса Сарпедон умирает в «Илиаде», и Фетиде приходится иметь дело с неминуемой смертью ее сына Ахилла. После его смерти она будет вести по нему вечный траур. Бессмертие в греческой мифологии может быть смешанным благословением.

В Илиаде также много говорится о войне. Зверства в войне под Троей совершены греками на троянцев. Ахиллес совершает человеческие жертвы в самой «Илиаде» и калечит тело Гектора, а в других стихотворениях рассказывается и о других злодеяниях.

Троянская сага в ранних греческих источниках повествует о геноциде троянцев, а греческие поэты исследовали некоторые из самых мрачных импульсов человеческого поведения на войне. В последней книге «Илиады» Ахилл и Приам в самых острых условиях размышляют о судьбах людей и о том, что они делают друг с другом.

Археологические раскопки Трои на западе Турции. Хорхе Ласкар, CC BY

Постскриптум и плагиаты

Часто говорили, что «Илиада» была своего рода «библией греков», поскольку ее восприятие в греческом мире и за его пределами было не чем иным, как экстраординарным.Знание Гомера стало стандартной частью греческого образования, будь то формальное или неформальное.

Древние писатели после Гомера, даже довольно суровый греческий историк Фукидид в V веке до нашей эры, признают историчность большей части сюжета «Илиады». Аналогичным образом, Александр Великий (356-323 гг. До н.э.), похоже, руководствовался стремлением стать «новым Ахиллом». Плутарх рассказывает восхитительную историю о том, что Александр ночью спал с кинжалом под подушкой вместе с копией Гомеровской Илиады.Этот экземпляр был аннотирован бывшим учителем Александра, философом Аристотелем. Можно только представить себе его ценность сегодня, если бы он сохранился.

В римском мире поэт Вергилий (70-19 гг. До н.э.) задумал написать эпическую поэму о происхождении Рима из пепла Трои. Его стихотворение под названием «Энеида» (в честь Энея, традиционного троянского основателя Рима) написано на латыни, но в значительной степени основано на «Илиаде» и «Одиссее» Гомера.

Я считаю, что Вергилий знал Гомера наизусть и, вероятно, подвергался критике в своей жизни за то, насколько сильно он полагался на Гомера.Но традиция записывает его ответ, что «легче украсть клуб Геракла, чем украсть одну строчку у Гомера». Этот ответ, будь он фактическим или нет, отражает заклятие, которое Гомеровская «Илиада» околдовала античность и большую часть периода с тех пор.

Гомер (около 750 г. до н.э.) - Илиада: В переводе

Полный перевод на английский язык с гиперссылочным индексом и иллюстрациями, любезно предоставленными Государственным музеем

Таковы были погребальные обряды Гектора,

укротитель лошадей.

Гомер, 'Илиада' Bk XXIV: 776-804.

Книга I: Ссора

Книга II: Каталог кораблей

Книга III: Дуэль

Книга IV: Прекращенное перемирие

Книга V: Диомед сражается с богами

Книга VI: Гектор и Андромаха

Книга VII: Аякс против Гектора

Книга VIII: Троянцы у стены

Книга IX: Ахиллес неподвижен

Книга X: Ночной рейд

Книга XI: Изгнание ахейцев

Книга XII: Гектор штурмует Стену

Книга XIII: Битва на кораблях

Книга XIV: Гера обманывает Зевса

Книга XV: Греки в заливе

Книга XVI: Смерть Патрокла

Книга XVII: Битва за тело Патрокла

Книга XVIII: Новые доспехи Ахилла

Книга XIX: Ссора окончена

Книга XX: Ахиллес ведет армию

Книга XXI: Битва на реке

Книга XXII: Смерть Гектора

Книга XXIII: Похоронные игры Патрокла

Книга XXIV: Ахилл и Приам


Индекс А

BCDE

FGHILMN

OP

RSTUWXZ

Текст полностью связан с указателем и наоборот.

Каждая Книга разбита на абзацы, и каждый абзац возглавляется соответствующей ссылкой на строку в греческом тексте.


Об этой работе

«Илиада», основной труд, основавший европейскую литературу, обычно датируется примерно 8 веком до нашей эры и приписывается Гомеру. Это эпическая поэма, написанная на древнегреческом языке, но предположительно полученная из более ранних устных источников, и в значительной степени повествует о легендарной Троянской войне между материковой Грецией и городом Троя в Малой Азии.Культурный фон стихотворения указывает на то, что это был бронзовый век примерно за 400-500 лет до самого гомеровского литературного периода. Сама поэма сосредоточена на фигуре Ахилла, греческого воина, его ссоре с царем Агамемноном, греческим лидером, смерти друга Ахилла Патрокла и окончательном поражении Ахилла троянского воина Гектора. В ходе повествования этой основной истории освещаются основные события всей войны. Качество написания, вдумчивое отношение к войне и тематический интерес материала сделали «Илиаду» самым влиятельным ранним произведением западной литературы, определенно со времен Возрождения.Современные археологические исследования подтвердили версию Гомера о местонахождении и значении Трои, а также многие детали культуры бронзового века, которые он описывает, что придает историческую достоверность исходным легендам, которые он использовал.

об авторе

Истинное авторство и датировка «Илиады» и другого великого стихотворения, приписываемого Гомеру, «Одиссеи», вызывает много споров. Последовательность языка и трактовки позволяет утверждать, что один автор Гомер создал или, по крайней мере, консолидировал и отредактировал литературный материал.Таково было мнение древнегреческих авторитетов, хотя они сильно расходились по вопросу о том, кем был Гомер и в какое время он жил. Многие мифические элементы собирались вокруг имени Гомера, пока образ слепого барда с острова Хиос не получил известность, несмотря на отсутствие доказательств его слепоты или его бардских странствий, и несмотря на то, что многие места утверждали, что были его местом рождения или жительства. Точно так же нет абсолютно определенного текста, скорее, принятый в настоящее время текст является результатом работы многих редакторов в течение длительного периода времени, по крайней мере, с 3 века до нашей эры до наших дней.Существует множество увлекательных и эрудированных исследований, касающихся гомеровского этоса, включая литературные, лингвистические, культурные, археологические и другие свидетельства, и дискуссии продолжаются. Однако вопрос о литературном авторстве никоим образом не умаляет силы и целостности самих эпических поэм.


Перевод А.С. Кляйна © Copyright 2009 Все права защищены.

Эта работа может быть свободно воспроизведена, сохранена и передана, в электронном или ином виде, , .Применяются условия и исключения.

Последнее изменение 28 августа 2009 г.

Гомер, Илиада | World Epics

The Iliad и Odyssey , приписываемые в древности почти наверняка легендарному поэту по имени Гомер, являются синоптическими представителями целой системы традиционных песен, которая развивалась в течение многих сотен лет, а возможно, и тысяч лет. На самых ранних этапах эта система включала песенные традиции (ныне утерянных) эпосов, известных под общим названием Эпический цикл, и еще более поздние эпические традиции, на которые иногда ссылаются Илиада и Одиссея , например, путешествие на Арго.Эти песенные традиции были разнообразны; они не существовали в фиксированной форме до самого конца своей эволюции. Но в то же время эти эпические сказки были традиционными в том смысле, что они рассказывались так, как они были переданы предыдущими поколениями певцов, которые сочиняли свои песни в исполнении, используя шаблонную дикцию, которая веками развивалась для этой цели (Dué 2019). .

Гнев Ахилла, начатый в книге 1 Илиады , заставляет его отступить от битвы, что привело к большим потерям для его греческих товарищей.Ахиллес - признанный «лучший из ахейцев» ( Илиада, 1,244, 2,769), лучший боец ​​под Троей. В его отсутствие сначала Диомед, а затем Патроклос выступают, чтобы спасти греков от троянского нападения. Патроклос - ближайший товарищ Ахилла, и его смерть в книге 16 является причиной того, что Ахилл отбрасывает свой гнев и возвращается в битву, хотя он знает, что сам умрет, если он это сделает. Смерть Патроклоса от рук троянского принца Гектора, Гектора от рук Ахилла и Ахилла от рук Парижа (за рамками стихотворения) фундаментально взаимосвязаны в «Илиаде ».Смерть Ахилла неоднократно предвещалась после смерти Патроклоса и предсказывалась различными персонажами, в том числе его матерью, богиней Фетидой, которая говорила Ахиллу в Илиаде 18.96: «Твоя собственная смерть ждет тебя сразу после смерти Гектора». На последнем дыхании Патроклос предсказывает смерть Гектора, а тот, в свою очередь, своим предсмертным вздохом предсказывает смерть Ахилла. Эта взаимосвязь проявляется в обмене доспехами, который происходит между этими тремя персонажами (Whitman 1958: 199–203).Патроклос идет в бой в знаменитых доспехах Ахилла, созданных Богом, именно для того, чтобы его приняли за Ахилла. Гектор снимает с Патроклоса эту броню после убийства и надевает ее на себя. Ахиллес должен получить новый набор божественно созданных доспехов, в котором он противостоит Гектору, который все еще носит свой старый набор. Затем каждый из этих персонажей становится воплощением Ахилла; Убивая Патроклоса, Гектор, возможно, убивает и Ахилла, а убивая Гектора, Ахилл убивает себя.

Убийство Гектора в Илиаде 22 является победой и моментом крайнего удовлетворения для главного героя Илиады , Ахилла, и все же эпическая камера немедленно сдвигается, когда мы становимся свидетелями мучительной реакции матери Гектора. , отец и жена до его смерти.Точно так же Илиада заканчивается похоронами не Ахилла, а Гектора. Короткая жизнь Ахилла и его грядущая смерть находят отклик в стенаниях его злейшего врага. Илиада заканчивается преследующими песнями женщин, которым вскоре предстоит стать пленными рабынями греков - вдовами, иностранцами, старыми и молодыми, они являются полной противоположностью идеалу греческого гражданина, абсолютным другим. Но печаль, которую они инициируют, - это общая скорбь, общая песня скорби, которая на поверхности оплакивает Гектора, но, с точки зрения греческой аудитории Илиады , еще более фундаментально является песней печали самого Ахилла (Nagy, 1979). : 94-117).

Прежде всего, это плач Андромахи, жены Гектора и главной скорбящей ( Илиада, 24.719-776). Слова Андромахи укоризны, как это типично для греческих плачей по мертвым, и рассказывают Гектору о страданиях, которые ей и их сыну придется вынести теперь, когда Гектор бросил их в смерти. Все вещи, которых боится Андромаха, сбываются (как мы знаем из сохранившихся резюме ныне утерянных стихотворений Эпического цикла и других засвидетельствованных мифов). Но в то же время ее плач укрепляет память о Гекторе как о хранителе и единственном защитнике Трои на все времена.Его смерть означает разрушение города, смерть мужчин и порабощение женщин и детей. Эти же слова инициируют его героический kleos , его слава, которая будет жить в песне. Ее горе и горе города - слава Гектора. Таким образом, стенания Андромахи и других женщин из Илиады имеют двойную функцию. На уровне повествования это оплакивание мертвых, мужей и сыновей-воинов, которые неизбежно падают в битве. Они протестуют против жестокой участи оставленных женщин и рассказывают о горьких последствиях войны.Горе, выражаемое этими женщинами, является грубым и реальным. Но для зрителей античного эпоса оплакивание этих мужей и сыновей также является прототипом оплакивания героев, которых, по их мнению, продолжают оплакивать и оплакивать как часть древнегреческой религии. Как утверждал Томас Грин, плач в эпосе разрушает границы между аудиторией и героическим прошлым, производя «священное общение между ними». Он утверждает, что на самом деле цель большей части европейской поэзии, известной как эпос, - это слезы, и что через слезы общение между прошлым и настоящим наиболее доступно (Greene 1999: 195).

В Илиаде горе быстро распространяется от человека к сообществу. Когда каждый плач подходит к концу, окружающее сообщество скорбящих антифонно отвечает своими собственными криками и слезами. Немаловажно то, что заключительный плач Илиады и, действительно, заключительные строки стихотворения, спетый Еленой (похищение которой троянским принцем Парисом является причиной войны), не заканчиваются антифонными стенаниями женщины (по состоянию на Илиаду 6.499, 19.301, 22.515 и 24.746), но о людях: «И она говорила сокрушаясь, и народ плакал в ответ» ( Илиада, 24.776).

Илиада рассматривает человечество без этнических или каких-либо других различий, которые заставляют людей хотеть убивать друг друга. Это не антивоенная поэма: война была фундаментальной и даже священной частью греческой культуры. Но это стихотворение, которое может выйти за рамки этнической принадлежности и оплакивать смерть героев в битвах, будь то греки или троянцы, и оно может даже оплакивать смерть величайшего греческого героя из всех, Ахилла, оплакивая смерть своего величайшего героя. враг.Это стихотворение, которое может увидеть Ахилла глазами его жертв, сквозь печаль, которую он порождает, и в то же время испытать и оценить его собственную нескончаемую печаль.

Iliad - это, в конечном счете, kleos Ахилла . Одна из основных метафор эпической песни в Илиаде - это цветок, который никогда не увянет, как говорит нам сам Ахилл, когда он снова отказывается вернуться в битву в книге 9 (Nagy 1979: 174-184):

Моя мать, богиня сияющих ног Фетида,
говорит мне, что есть два пути, которыми я могу встретить свой конец.
Если я останусь здесь и буду сражаться вокруг города Троя,
мое возвращение домой потеряно, но моя слава в песне [ kleos ] будет невосприимчивой.
Если я доберусь до дома, мой kleos пропадет, но жизнь моя будет долгой,
и смерть не скоро заберет меня. ( Илиада 9.410-416)

Здесь Ахиллес раскрывает не только суть выбора судеб, вокруг которого построена сама Илиада , но и движущий принцип греческой эпической песни. Невидимый цветок эпической поэзии противопоставляется неизбежно смертному герою, чья смерть наступает слишком быстро.

гомер iliad toc

Книга I Ярость Ахилла
Ахилл проклинает Агамемнона
Книга II Великое собрание Армии
Odysseus встречает Thersites
Книга III Елена Обзоры Чемпионы
Работы Афродиты
Книга IV Перемирие в войне
Удар Пандара
Книга V Диомед борется с богами
Диомед Раны Ареса
Книга VI Гектор возвращается из Трои
Гектор встречает Андромаху
Книга VII Аякс Дуэли с Гектором
Гектор встречает Аякс
Книга VIII Прилив битв
Гера и Афина сталкиваются с Зевсом
Книга IX Посольство в Ахилле
Феникс консультирует Ахилла
Книга х Мародеры через Ночь
Состязание шпионов
Книга XI День славы Агамемнона
Книга XII Трояны штурмуют Валы
Сарпедон ищет славы
Книга XIII Сражения за корабли
Книга XIV Гера обходит Зевса с фланга
Гера Сеукс Зевс
Книга XV Ахейские армии в Залив
Книга XVI Патрокл сражается и Плашки
Последний бой Сарпедона
Книга XVII Звездный час Менелая
Гектор принимает Ахиллеса Оружие
Книга XVIII Щит Ахилла
Гефест Шилдс Ахиллес
Книга XIX The Champion Arms для Битва
Книга XX Олимпийские боги в оружии
Книга XXI Ахиллес борется с Река
Ахиллес сходит с ума
Книга XXII Смерть Гектора
Гектор смотрит на Ахилла
Книга XXIII Похоронные игры для Патрокл
Последнее появление Патрокла
Книга XXIV Ахиллес и Приам
Приам присоединяется к Ахиллу

Гомер Илиада: Содержание

Гомер Илиада: Содержание


Гомер
Илиада


Перевод
Ян Джонстон
Университет острова Ванкувер
Нанаймо, Британская Колумбия
Канада

Пересмотренное издание 2010 г.

Этот перевод посвящен моему сыну Джеффри (1974-1997) и моему внуку Фабиану (р.1992)

Поколения мужчин подобны листья.
Зимой ветры сдувают их на землю,
но затем, когда снова наступает весенний сезон,
почек растет еще больше. Так и с мужчинами -
одно поколение растет, другое умирает.
( Илиада 6.181-5)

Для получения информации о copyright, воспользуйтесь следующей ссылкой: Copyright . Этот перевод доступен в виде опубликованной книги на Richer Resources Публикации.И полная запись этого перевода доступна на Наксосе. Аудиокниги. Чтобы загрузить эту версию в формате Rich Text (Word) или PDF перевод, воспользуйтесь следующими ссылками: Илиада [RTF] и Илиада [PDF]


Обратите внимание, что сокращенный текст этого перевода Илиада , примерно треть длины оригинала, доступна через следующая ссылка: Илиада Сокращенный .

Книга 1: Ссора кораблей
Книга 2: Сон Агамемнона и Каталог кораблей
Книга 3: Париж, Менелай и Елена
Книга 4: Столкновение Армий
Книга 5: Диомед идет на битву
Книга 6: Гектор и Андромаха
Книга 7: Гектор и Аякс
Книга 8: Троянцы Успех
Книга 9: Мир Подношения Ахиллу
Книга 10: Ночь Рейд
Книга 11: Ахейцы сталкиваются с бедой
Книга 12: Битва у баррикады
Книга 13: Троянцы Атаковать корабли
Книга 14: Зевс Обманутый
Книга 15: Битва при Корабли
Книга 16: Патрокл Бои и смерти
Книга 17: Битва Над Патроклом
Книга 18: Герб Ахилла
Книга 19: Ахилл и Агамемнон
Книга 20: Ахиллес возвращается в бой
Книга 21: Ахиллес борется с рекой
Книга 22: Смерть Гектора
Книга 23: Похороны Патрокла
Книга 24: Ахиллес и Приам

ПРИМЕЧАНИЕ ПЕРЕВОДЧИКА
[11 августа 2000 г., пересмотренный текст 2019]

Этот перевод направлен на предоставить точный текст Илиады на современном английском поэтическом языке.это разработан, в первую очередь, для тех, кто читает стихотворение Гомера для первый раз. Я приветствую любые предложения по улучшению точности и Беглость.

В этом тексте используется традиционное латинское написание и общеупотребительные английские эквиваленты греческих имен, например, Achilles, Clytaemnestra, Ахейцы, Менелай, Гекуба, а не современные интерпретации, которые стремятся остаться ближе к греческим: Ахиллей, Клитаймнестра, Ахайцы, Менелай, Гекаба, и так далее, за исключением очень немногих имен богов - Кронос, Уран - и несколько других (e.г., Идайос). И где есть обычное английское исполнение name (например, Ajax, Troy, Teucer), я использовал это. Диерезис над гласной указывает на то, что оно произносится само по себе (например, Coön рифмуется со словом «go on», но не с «goon» Deïphobus произносится как «Day-ee-phobus», а не «Day-phobus» или «Ди-фобус»).

В этом английском тексте притяжательные имена, оканчивающиеся на -s , обычно указываются в обычном путем добавления (например, Зевс, Зевс; Атрей, Атрей, и так далее).Это соглашение приводит к добавлению слога к слову ( звук -из ). Кроме того, иногда это дает довольно странно звучащий результат. Таким образом, по метрическим и благозвучным причинам притяжательное слово в имени в местах обозначается простым апостофом, без s (альтернативный достаточно распространен в письменном английском): например, Achilles гнев вместо Ахиллес с Гнев . Эта последняя процедура не добавляет лишнего слога к слово.В приведенном выше примере Achilles ’ имеет три слога, в отличие от Ахиллес с, который имеет четыре.

Если вы хотите, чтобы весь текст Илиады отправил Вам в одном файле Word, пожалуйста, свяжитесь с Яном Джонстон .

ДОПОЛНИТЕЛЬНЫЙ МАТЕРИАЛ

Полный глоссарий и Указатель для Илиады
Список смертей в Илиаде
Список английских переводов Iliad и Odyssey
Индекс чего-либо Речи в Илиаде
Очерки Илиады
Гомеровские сравнения в Илиаде и Одиссее (нумерованный список)

ПРИМЕЧАНИЕ К ПЕРЕВОДЧИКУ

Ян Джонстон - почетный профессор Университета острова Ванкувер, Нанаймо, Британская Колумбия.Он является автором книги «Иронии войны: введение в Илиада Гомера и сочинений и аргументов: пособие для студентов-писателей Очерки. Он также перевел ряд работ, в том числе следующие:

Эсхил, Орестея ( Агамемнон , Libation Bearers , Эвменид, )
Эсхил, Персы
Эсхил, Связанный Прометей
Эсхил, Семеро против Фив
Эсхил, Поддерживающая женщина
Аристофан 907, Птицы 9052Аристофан, Аристофан , Птицы
Аристофан, Рыцари
Аристофан, Лисистрата
Аристофан, Мир
Аристотель, Никомахова этика (сокращенный)
Кювье, Рассуждения о революционных потрясениях

8 Дескарте, метод на поверхности Земли 90
Декарт, Размышления о первой философии
Дидро, Беседа между Д'Аламбером и Дидро
Дидро, Сон Д'Аламбера
Дидро, племянник Рамо
Euripraides,
Euripraides,
Еврипид, Бегемот lytus
Еврипид, Медея
Еврипид, Орест
Гомер, Илиада (Полная и сокращенная)
Гомер, Одиссея (Полная и сокращенная)
Кафка, Метаморфоза
Кафка, выбранная

Kafka Selected 900 , Всеобщая история природы и теория неба
Кант, О вечном мире
Ламарк, Зоологическая философия , Том I
Лукреций, О природе вещей
Ницше, Рождение трагедии
Ницше, За гранью добра и зла
Ницше, Генеалогия морали
Ницше, Об использовании и злоупотреблениях историей для жизни
Овидий, Метаморфозы
Руссо, Рассуждения о происхождении и основаниях неравенства среди людей
Руссо, Рассуждения о науках и искусствах
Руссо, Общественный договор
Софокл, Антигона
Софокл, Аякс
Софокл, Электра
Софокл Софокл Эдип 52 Царь Эдип
Софокл, Филоктет
Ведекинд, Замок Веттерштайн
Ведекинд, Маркиз Кейт .

Большинство этих переводов были опубликованы как книги или аудиокниги (или и то, и другое) издано Richer Resources Publications, Broadview Press, Naxos, Audible и другими.

Ян Джонстон поддерживает веб-сайт, на котором тексты этих переводов находятся в свободном доступе. доступны для студентов, учителей, художников и широкой публики (johnstoniatexts). На сайте есть несколько лекций Джонстона по этим а другими словами, все в свободном доступе.

Илиада и Одиссея

Илиада и Одиссея

Илиада и Одиссея: историческая справка

Кто, что, Где:

Эти эпические истории о микенском или бронзовом веке, древние греки, которые процветали примерно с 1600–1100 гг. До н. Э.Это , примерно , примерно в то время, когда Моисей возглавил Израильтяне из Египта в те времена, когда Давид правил единой еврейской нацией; от в большинстве случаев Моисей вывел евреев из Египта, а Троя упала где-то поблизости 1300-1200 гг. До н. Э. (Смотрите нашу хронологию)

Эти "греки" относительно поздно пришедшие в область, которую мы сейчас называем "Грецией" и, вероятно, происходили из к востоку от Черного моря, вокруг области, которая сейчас называется Кавказ (между Черным и Каспийское море, где Россия, Турция и Н.Встречаем Иран). История Прометей, прикованный к восхождению на Кавказ, демонстрирует сильную связь между их изначальная культура, культура шумеров и т. д. Эти люди также вероятно, вторглись в Индию на восток / юг примерно в то же время (обсудите мифологию Праманты / Прометея). Таким образом, эти микенские люди находились под влиянием других великих цивилизации еще до того, как появилась письменная история (или, если на то пошло, письмо). СМОТРЕТЬ КАРТЫ НИЖЕ

До Микенцы прибыли в регион, более ранние «греческие» культуры поклонялись древним богиням плодородия, вероятно, связанным с Иштар, Афродита, даже Афина и Гера, и, кажется, жили довольно миролюбивый, сельскохозяйственный образ жизни (мы предполагаем это, потому что археологические раскопки показывают эти домикенские люди жили без военного оружия и укреплений...до того как на них вторглись миканцы).

В отличие от " местные жители », греческие легенды, которые мы читаем, прославляют войну; это литература о военных завоевателях , так что микенский народ имел столько же общего, скажем, с более поздними викингами, сколько и с более поздними философскими «цивилизованные» греки: это культура рейдеров, мародеров и мародеров. С этой точки зрения, «Илиада» - это работа военной пропаганды, которая оправдывает микенский контроль над самым ценным морским переходом эпохи. (Босфор) и г. Odyssey оправдывает колонизацию Италии и Сицилии на Западе.

Итак, как на иврите Священные Писания - или наши собственные «вестерны» (ковбои / мы против индейцев / они) - эти греческие легенды оправдывают вторжение и засилье ранее «коренных» жителей.

Эти древние (и даже классические) Греков лучше всего рассматривать как культуру , а не как единый народ или «нация». Когда мы говорим о «древних греках», это так же, как мы рассматриваем «западную культуру» как относящуюся к Европе, Великобритании, США, Канада, Австралия.Ахиллес сам по себе царь, как и Одиссей, Меналей, Агамемнон и т. Д., И Ахиллес идет на все, чтобы указать, что Агамемнон - это , а не его король; Агамемнон - просто командующий федерацией независимого города. состояния. Это различие важно для понимания Илиады : Ахиллес по праву считает себя равным Агамемнону.

Считается, что Троя упали около 1184 г. до н.э. и г. Илиада и Одиссея г. не были написаны вниз до c.800-700 гг. До н.э., поэтому, хотя они основаны на неопределенно реальных исторические события и реальные исторические персонажи, это события, которые произошли за сотни лет до автор даже жил; это история, которая превратилась в мифологию. Мы до сих пор говорят, что они были написаны слепым поэтом Гомером, но это такой же миф, как и сами рассказы; нет никаких оснований полагать, что человек по имени Гомер когда-либо писал какие-либо из этих рассказов, или что он был слепым. Можно предположить, что это сборник различных устных сказок и большая часть повествования описывает, какой была греческая жизнь и войны в 750 году до нашей эры, а не в 1184 году до нашей эры.

Интернатура Илиада , Другое Одиссея:

Илиада : Илиада рассказывает последнюю главу истории двух главных «греческих» альянсов бронзового века. сражаются друг с другом. Он заканчивается, когда ахейцы (люди в основном из того, что мы сейчас называют Грецией) снимать Трою / Илион (расположенный в современной Турции). Это долго, извилистая эпопея, но она в первую очередь вращается вокруг «богоподобного» Ахиллес "борется против его высокомерия и очеловечивается.

Как по объему, так и по типа, считайте троянскую войну похожей на войну между разными европейскими фракции в Первой и Второй мировых войнах, или между Севером и Югом в Гражданской Война: это было основополагающее событие, повлиявшее на формирование истории, и событие внутри -культурного war: война между люди одной базовой культуры; , хотя обе стороны защищены разных богов, все боги принадлежат к одному и тому же основному пантеону или семейству того, что мы теперь называем «греческими богами».

Одиссея , напротив, в основном происходит за пределами этой общей культуры и описывает контакт с домикенскими средиземноморскими культурами. История фокусируется о борьбе Одиссея и его семьи за восстановление после Троянской войны. эффекты и, в первую очередь, с Одиссеем изо всех сил пытаются вернуться домой. Итак, Илиада описывает столкновение двух одинаково блестящих и красивых групп «Греки» и Одиссея описывает контакт с «Другим», представленным как монстры и ведьмы.

Глубокое воздействие:

Мы заинтересованы в часть в том, насколько знакомыми и "нормальными" кажутся эти истории, насколько экзотических они являются, потому что они основа того, как западная культура думает о повествовании, и о том, как это повествование, в свою очередь, сформировало нашу концепцию о том, что значит быть человеком. Пока евреи дали западные культура - его религиозная основа, греки подарили нам нашу культуру, части нашу жизнь мы даже не замечаем, потому что это тот самый воздух, которым мы дышим - наши чувство героизма, индивидуальности, отношения людей к другим, или наши средства выражения наших эмоций и как мы рассказываем истории.Еврейские истории открыли нам путь к осмыслению Бога, но греки дали нам представление о нас самих как о человеческих существах . Слово для этого - «гуманизм» или Греческий гуманизм.

Национальные географические карты

Карта в том числе Западная Азия и Черное море:

Общая карта область, край:

Находится план его путешествий. здесь. ОБРАТИТЕ ВНИМАНИЕ, однако, что ученые действительно не знают фактического маршрута Одиссея, если там когда-либо был «настоящим» Одиссеем и т. д., так что относитесь к этим картам с недоверием.

Чтение «Илиады» Гомера переносит слушателей в Древнюю Грецию

Киртана Сиварамакришнан / Старший персонал

Пока Ник Фесетт, доцент театра в Оксфордском колледже, записывал эпическое столкновение между троянцами и греками, комната грохотала от бурной грозы, разразившейся прямо снаружи.

Казалось, что сам Зевс пришел, чтобы наэлектризовать это событие. С 13 по 15 сентября музей Майкла Карлоса сотрудничал с Театром Эмори и Общественным вещанием Джорджии, чтобы провести живое чтение «Илиады» Гомера в переводе Стэнли. Ломбардо, заслуженный профессор классических наук Канзасского университета. Ломбардо также озвучил ход мероприятия, рассказав несколько книг стихотворения. Каменные украшения Акерман-холла с выгравированными изображениями древних боев и фрагменты колонн в греко-стиле сделали его идеальным местом для проведения мероприятия.

Когда его спросили, почему он решил внести свой вклад в длинный список переводов «Илиады», Ломбардо ответил, что он «просто влюбился в Гомера».

«Я был поэтом, взял гомеровский греческий язык и никогда не читал подобных стихов», - сказал Ломбардо в интервью «Колесу». «Я услышал голос, не похожий на голос любого другого поэта, который я когда-либо слышал».

Он объяснил, что его перевод сделан для исполнения, в отличие от других версий «Илиады».

«В своем переводе я пытаюсь не просто передать смысл - я пытаюсь уловить голос Гомера, что означает уловить его разум», - сказал Ломбардо.«Я не претендую на большой успех, но это направление моего перевода. Это для производительности. Я не знаю другого перевода, который был бы написан для выступления ».

Слушатели чтения разделяли благоговение перед классическим миром, так как некоторые из них отметили свой опыт исследования истории Греции. Многие участники сопровождали выступления в личных копиях «Илиады». Даже кофейня Ébrik внесла свой вклад в гомеровский дух, составив меню «Специальных блюд Илиады», в которое вошли такие классические греческие блюда, как долмады и оливки, хумус и пахлава.

Хотя сторонний наблюдатель, возможно, посмеялся над мыслью о том, чтобы слушать, как кучка людей по четыре часа читает текст возрастом почти 3000 лет, перформативное чтение было живым и захватывающим. В нем была вращающаяся дверь читателей, каждый из которых был привязан к определенной книге или разделу эпической поэмы. Читатели, в основном преподаватели факультета классической литературы и английского языка факультета Эмори или члены театрального сообщества Атланты, представили историю в своем стиле. Эта установка предлагала разнообразие в течение трех дней чтения, удерживая слушателей в динамичном исполнении.В то время как Ломбардо рассказывал с захватывающей силой, придававшей огромное значение эпосу, профессор американской истории семьи Эмори Кахун Патрик Аллитт прочел свой раздел Книги 2 с бодрой энергией, придав поэме легкость, которая контрастировала с более поздними, более кровавыми книгами сказка.

Несмотря на то, что «Илиаде» тысячи лет, Ломбардо утверждал, что зрители все еще могут проникнуться историей. По словам Ломбардо, стихотворение «выражает человеческое состояние, которое не меняется с течением времени - оно лежит в основе того, что значит быть человеком.”

Хотя некоторые студенты могут неохотно читать «Илиаду», если ее назначают в классе, устная презентация эпоса в Музее Карлоса придала истории мощный резонанс и эмоциональный вес, который часто теряется на страницах. Живое чтение эпической поэмы показало, почему «Илиада» выдержала испытание временем и как она будет оставаться актуальной на протяжении тысячелетий.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *