Франция революция марат: МАРАТ, ЖАН-ПОЛЬ | Энциклопедия Кругосвет

Содержание

Марат и французская революция

Определение 1

Жан-Поль Марат (1743 — 1793) — политический деятель Великой французской революции, лидер якобинцев, радикальный журналист, врач.

Просветительская деятельность Марата

В 1774 году Маратом была опубликована первая политическая книга – «Цепи рабства». Выступив врагом деспотизма, проследив эволюцию его форм в истории общества, и выдвинув положительную программу эгалитаристского общественного устройства, Марат следовал за Руссо. Однако в конкретных вопросах Руссо остался далеко позади. Указав на связь деспотизма и богатства, Марат пришел к заключению, что противоречия между феодальным дворянством и либеральной буржуазией являются менее острыми по сравнению с противоречиями между бедными и богатыми. «Цепи рабства» стали удивительным пророчеством сложного пути Французской революции.

В 1780 г. Марат представил «План уголовного законодательства», в котором примкнул к школе криминалистов-филантропов. Высказавшись о правах низших классов в духе просветительной эпохи, Марат проводит мысль, что, пока есть нуждающиеся в насущном люди, никакой избыток не должен кому-либо принадлежать.

Исходным пунктом рассуждений Марата являлся по-прежнему идеал Руссо.

В 1791 г. Марат создал собственный проект Декларации прав человека и Конституции. Этот объёмистый документ из 60 страниц существенно повлиял на конституцию 1793 г.

Замечание 1

Главный принцип его конституции — главенство права на жизнь перед правом на собственность.

Естественное право должно ограничиваться общественным правом, которое защищает права всех членов общества. Эта защита обязана содержать исключение в том, чтобы закон предупреждал большое неравенство состояний, устанавливал предел, который они не могут переступать.

В 1789 г. Марат написал «Дар отечеству», «Список пороков английской конституции», составил проект конституционной монархии и начал издавать газету «Друг народа», выходившую под разными названиями до самого дня смерти Марата. Целью издания стало изобличение врагов народа, при этом Марат одинаково резко обрушивался как на королевскую семью и на министров, так и на членов национального собрания. «Друг народа» способствовал распространению среди парижан крайнего революционного фанатизма; его покупали нарасхват, популярность газеты выражалась и в многочисленных подделках под нее.

Борьба с жирондистами и террор

Ожесточённость тона газеты вызвала преследования Марата. Он был принуждён скрываться, не оставляя, впрочем, работы; один раз даже бежал в Англию — но гонения лишь дали больше энергии и сделали более свирепым: он заговорил о необходимости обновления общества путем принесения в жертву голов изменников. В конце 1791 года Марат переселился в Лондон и занялся составлением новой книги, однако уже в апреле 1792 года возвратился в Париж и взялся за издательство с удвоенной энергией.

Любопытна эволюция воззрений Марата относительно монархии и республики. Одним из очевидных черт в общеполитических взглядах и тактике Марата являлось нигилистское отношение к республиканской форме власти. Всю свою деятельность он упорно высказывался за сохранение монархической власти, при этом выступая против системы деспотизма. Однако в странном несоответствии с публично развиваемыми общими положениями в феврале 1791 г. Марат продолжал утверждать, что именно ограниченная монархия более всего пригодна для Франции и даже что Франции нужен именно действующий король, и народ должен благословлять небо, что оно дало его. В это время лозунгом Марата было не свержение монархии, а разгон Национального собрания. В июле 1791 года отношение его изменилось после расстрела возмущённых попыткой короля бежать демонстрантов. С этого момента Марат занимал позицию, уже популярную у масс, что свержение короля необходимо. После попытки Людовика бежать 10 августа 1792 года происходит восстание, которое уничтожило монархию. Король был арестован. В декабре 1792 года Людовика XVI предали суду Конвента. Много и громко призывавший к к расправе над тиранами Марат отказался принять предложение якобинцев покарать короля без суда. Он полагал, что необходимо провести судебный процесс с соблюдением формальностей. Конвент решил судить короля с соблюдением демократической и революционной процедуры.

14 января он прекращает прения и начинает голосовать по вопросам: виновность короля, обращение к народу и мера наказания. Марат добился, чтобы решение Конвента было поставлено на поимённое голосование. По вопросу о мере наказания королю 387 депутатов из 721 проголосовавшего отдали голос за смертную казнь.

Избранный в Национальный Конвент от Парижа, Марат возглавил якобинцев и стал мишенью жирондистских ораторов, которые настаивали на предании его суду за воззвание, в котором он заявил, что конвент в своих недрах заключает контрреволюцию. Несмотря на многочисленные возражения, 14 апреля 1793 года Марат был призван к суду за призывы к роспуску собрания и к «убийству и грабежам». В качестве доказательств служили выдержки из номеров его газеты. Через десять дней революционный трибунал оправдал его, после чего он был с триумфом приведён в Конвент.

Убийство Марата

Последние полтора месяца Марат страдал от тяжёлой болезни, почти не выходил из дома, публично не выступал и активно не участвовал в управлении страной и политической жизни, но тем не менее продолжал оставаться основным объектом ненависти жирондистов. В 1793 году он тяжело болел прогрессирующей кожной болезнью, которой заразился, когда лечил английских бродяг. Чтобы облегчить страдания, он постоянно сидел в ванне, там писал и принимал посетителей. 13 июля 1793 года Жан-Поль Марат прямо в ванной был заколот дворянкой Шарлоттой Корде, ярой поклонницей жирондистов. 16 июля с большим торжеством его тело было похоронено в саду клуба Кордельеров. 21 сентября 1794 года тело было перенесено в Пантеон, но 8 февраля 1795 года удалено оттуда и перезахоронено на кладбище у церкви Сент-Этьен-дю-Мон 26 февраля.

Жан-Поль Марат: Наука и Политика

(Глава 1 была опубликована в предыдущем номере)

(фрагменты из книги «Психиатрические этюды Французской революции 1789 года». Иерусалим, «Оникс», 1997)

Глава 2.

Гравюра А. Туркати по рисунку Г. Симона.

Марат и Революция

С первых дней Великой Французской революции Марат утратил всякий интерес к физическим опытам и оставил многолетние усилия вырвать «самый большой бриллиант» из короны Ньютона. Он приступил к изданию газеты «Парижский Публицист или Друг Народа», стремясь просветить и наставить депутатов Учредительного собрания. Они казались ему совершенно несведущими в «науке политики». Депутаты, однако, не проявили никакой склонности признавать «великие истины», открываемые Другом Народа. Он понял, что дело не столько в их ничтожестве, сколько в злом умысле. И точно так же, как главными научными оппонентами были для него Ньютон и Лавуазье, свои яростные удары он направляет теперь на трёх самых почитаемых людей первых месяцев революции: мэра Парижа (известного астронома) Байи, маркиза Лафайета, возглавлявшего дворянскую оппозицию двору, и Неккера, финансиста, призванного для спасения близкой к банкротству платежной системы государства. К общему изумлению, Марат объявил всех троих, кому «воскуряют фимиам», негодяями и предателями.

Вскоре уже не отдельные вожди Учредительного собрания, а большинство депутатов представляются Марату вовлеченными в зловещий спектакль, и, «несмотря на личину честности, с которой они выступают», он видит в них «плутов, мошенников, клятвопреступников», заговорщиков, изменников, злоумышленников [1, т. 2, с. 188].

Старый порядок был миром произвола, и потому самым священным принципом новой Франции должен стать Закон. Обязательный для всех — чиновников, министров, генералов, придворных и короля — он казался надежной защитой только что обретенных свобод, единственным средством от попыток вернуть нацию в старые оковы. Поэтому все сторонники перемен — от умеренных до левых — настойчиво утверждали незыблемость законов. Во всей Франции только Марат громко и открыто требовал насильственных действий: «…граждане, воздвигнем 800 виселиц в Тюильрийском саду и повесим на них всех этих изменников отечества во главе с бесчестным Рикетти (Мирабо. — А.К.), и одновременно устроим посреди бассейна большой костер, чтобы изжарить на нем министров и их приспешников» [1, т. 2, с. 191-192]. Марат горько сожалел, что во Франции не найдется хотя бы двух тысяч решительных людей, во главе которых он мог бы двинуться на спасение отечества -вырвать сердце у преступного Лафайета на глазах у его батальонов, посадить на кол депутатов Собрания и поджечь логово, где они заседают.

«Справедливое небо! Почему он не может передать в души своих сограждан огонь, пожирающий его, почему он не может оставить тиранам всего мира ужасный пример народной расправы? О, мое отечество! Прими выражение моего горя и отчаяния!» [1, т. З., с. 28].

С каждым разом число голов, которые Марат считал нужным снести, увеличивалось. Вначале 500-600 было достаточно, чтобы удержать народ у разверзшейся пропасти. Уже через 6 месяцев, в течение которых глупо позволили непримиримым врагам «плести заговоры», число их возросло до 5-6 тысяч. Но, если придется срубить даже 20 тысяч голов, писал Марат, это будет лишь необходимая мера для предотвращения куда более ужасных несчастий [2, с. 67-68]. Наконец, в 1793 г. он уверился, что «свобода никогда не восторжествует, пока не будут снесены преступные головы 200 тыс. негодяев» [2, с. 128].

Марат удивлялся, как могут не понять такое арифметически элементарное суждение: разумнее вовремя срубить нужное количество голов, чем потом рубить их тысячами. Ему были абсолютно чужды сомнения как в благотворности самой меры, так и в том, чьи именно головы заслуживают этой участи.

Позже Марат настойчиво предлагал выбрать диктатора, народного трибуна, который был бы облечен неограниченной властью творить суд над изменниками. И это тоже была «пощёчина общественному вкусу», поскольку либералы, избавившись от старой тирании, не хотели и думать о новых, якобы благодетельных диктаторах.

Давид Жак Луи. «Смерть Марата»

Марату не стоило жаловаться на невнимание к своим рекомендациям: 10 августа 1792 г. королевская резиденция — дворец Тюильри — была взята штурмом, а вскоре последовал один из самых кровавых эпизодов революции — резня заключенных в тюрьмах (так называемые «сентябрьские избиения») Якобинцы поддержали кандидатуру Марата, и он был избран в Национальный Конвент. С самого начала суда над королём Марат побуждал депутатов отклонить любую кару, за исключением смертной казни. Во время поименного голосования Марат подал голос за смерть «тирана» в 24 часа.

Но после казни обстоятельства, увы, не спешили перемениться к лучшему. Скорее, наоборот. Назревали тяжелые поражения на фронтах. Повысилась цена на хлеб, и особенно вздорожало мыло. 24 февраля 1793 г. в Париже разразились продовольственные беспорядки. На следующий день вышел знаменитый 133-й номер газеты Марата: «В каждой стране, где права народа не являются лишь пустыми словами, ограбление нескольких лавок, у дверей которых были бы повешены скупщики, быстро положило бы конец злоупотреблениям, приводящим 5 млн. человек в отчаяние и обрекающим тысячи на гибель из-за нищеты» [1, т.З., с.254]. В день выхода этого номера газеты в городе происходили особенно сильные грабежи бакалейных лавок.

В Конвенте Марат вызывал раздражение многих депутатов, но на его стороне были теперь Коммуна, радикальные секции Парижа, якобинцы и кордельеры. Попытка привлечь Марата к суду за проповедь грабежа и убийств, за стремление призвать к власти диктатора не удалась. Огромная толпа заняла все залы и коридоры Дворца правосудия, все прилегающие к нему улицы. Она готова была наброситься на всякого, кто осмелился бы поднять преступную руку на Друга Народа. Едва выслушав объяснения, суд объявил Марата оправданным. Тотчас к нему бросились со всех сторон, окружили, принялись целовать, надели на голову лавровый венок и унесли на руках при общих рукоплесканиях и радостных возгласах. Его несли от Дворца правосудия до Конвента через переполненные народом улицы, при общих криках почти 200-тысячной толпы: «Да здравствует республика, свобода и Марат!» [3, т.8, с.237]. В Якобинском клубе Марата встретили шумными аплодисментами, поднесли гражданский венок, женщины осыпали его цветами. Но он посоветовал своим восторженным почитателям прекратить эту «детскую игру» и думать лишь о том, чтобы побыстрее раздавить всех врагов.

13 июля 1793 г. молодая девушка Шарлотта Корде вошла в комнату, где страдающий от боли Марат работал, сидя в ванне. Она убила его ударом ножа, который прятала под одеждой.

На суде ее спросили, когда она замыслила убить Друга Народа. «После событий 31 мая, дня изгнания народных депутатов (жирондистов. — А.К.)», — прозвучал ответ. «Я убила, — продолжала она, возвысив голос, — одного человека, чтобы спасти сто тысяч, злодея -чтобы спасти невинных, хищного зверя — чтобы дать спокойствие моей отчизне. Я была республиканкой прежде революции, и никогда во мне не было недостатка в энергии» [4, с. 210].

Шарлотта Корде, поразив Марата, надеялась уничтожить источник насилия и беззакония. Это он настойчиво провозглашал арифметику общественного спасения: нужно срочно обезглавить 500 человек, чтобы спасти 500 тысяч, посадить на кол 600 депутатов, чтобы спасти всю Францию, гильотинировать 200 тыс. человек, чтобы спасти революцию. Но лишь после убийства Марата этот метод получил широкое признание.

При огромном стечении народа, при участии Конвента, явившегося в полном составе, тело Марата было погребено в Тюильрийском саду, в искусственном гроте. В течение нескольких дней парижские секции и посланцы провинций продолжали траурные торжества, во время которых скорбные причитания сменялись призывами к мести. Одна депутация предложила бальзамировать тело Марата и доставить его поочередно во все департаменты, чтобы все французы могли оплакать Великого человека и получить новый импульс к свободе. Сердце Марата, заключенное в великолепную агатовую вазу, отделанную драгоценными камнями, было выставлено в Люксембургском саду на уличном алтаре.

Истерическая экзальтация распространилась в предместья. Женщины явились в муниципальный совет Парижа, чтобы принести клятву воспитать столько Маратов, сколько у них будет детей, и дать им новое Евангелие, коим явится собрание сочинений Друга Народа. На Карусельной площади был установлен монумент Марату возле которого круглосуточно стоял военный караул. Дети, родившиеся в 1793-1794 гг., получали имена Руссо-Марат, Брут-Марат, Марат-Ла-Монтань. Взрослые меняли свои имена. Мюрат, будущий знаменитый маршал Наполеона, а затем король Неаполитанский, попросил разрешения изменить свою фамилию на Марат. Города, предместья и деревни следовали возникшему движению. Гавр превратился в Гавр-Марат, Монмартр — в предместье Мон-Марат. Наконец, после падения Робеспьера, который препятствовал этому апогею посмертных почестей, прах Марата перенесли в Пантеон. Но здесь Марат не обрел вечного покоя. Не прошло и 5 месяцев, как Конвент декретировал, что никто не может быть удостоен почестей Пантеона ранее чем через10 лет после смерти. 26 февраля 1795 г. прах Марата перенесли на кладбище Сен-Женевьев.

Революция пожирала собственных детей, но это никак не облегчало страдания народа. Настроение парижских санкюлотов стало меняться. Теперь главные вдохновители террора вызывали всеобщее раздражение.

Вспомнили, что и Марат вначале предпочитал монархию, и тут же возник призыв: «Долой Марата! Он роялист!». Ненависть нарастала. Исчезли портреты. Бюсты Марата оказались в сточных канавах. Поспешно возвращались к прежним именам. Под одобрительные возгласы толпы разрушили монумент на Карусельной площади.

Кабанес и Л. Насс, авторы книги «Революционный невроз», отнесли Марата к психически больным с бредом преследования и высказали сожаление, что Революция приняла его всерьез. Диагностические заключения без личного обследования предписывают максимальную осторожность. Это, однако, не отменяет законного вопроса: почему Революция приняла его всерьез? Знаменитый психиатр Эмиль Крепелин отметил: «Влияние подобных психопатов на общественную жизнь обычно парализуется отовсюду оказываемым сопротивлением, но в переходные периоды их импонирующая и возбуждающая энергия и не останавливающаяся ни перед каким насилием воля могут принести много несчастий» [5, с. 104].

Научные достижения Марата оценивали профессионалы. Они знали их истинную цену. В этом и причина отказа Мадридской академии наук признать Марата достойным кандидатом на пост её президента. Те, кто выбирал Марата в Национальный Конвент, вряд ли могли понимать, что психические особенности, обнаруженные Маратом в борьбе с Академией, могут роковым образом повлиять на Революцию. Призывы Марата к народным расправам, многочисленные клеветнические обвинения вызывали, конечно, возмущение и слабые попытки применить закон для его наказания. Но в первый, эй-форический период революции (и не только французской) её умеренные лидеры испытывали отвращение к репрессиям. Провозглашенное братство казалось возможным и близким, и они боялись повредить ему излишней строгостью. Но революция склонялась к диктатуре и террору, мнения Марата получали все большее распространение, а кровавые меры, которые он предлагал, вызывали всё больший энтузиазм парижских низов.

Широкое распространение свойственного Марату (и не только ему) стиля мышления может быть понято как психическое заражение.

В 1793 г. главные силы Революции — санкюлоты предместий, революционные клубы и Парижская коммуна воспринимали события в полном соответствии с разоблачениями Марата. Он казался пророком и в качестве такового сделался предметом настоящего культа.

Марату не прошлось увидеть революционный террор на самом его пике, но именно аномальный стиль мышления, который он так успешно распространял, сделал террор возможным. Не случайно карательный отряд комиссара Каррье в Нанте, проводивший массовые расстрелы и утопления, именовался красной гвардией, или ротой Марата.

Менее чем через месяц после гибели Марата Конвент постановил закрыть академии. Тщетно пытался Лавуазье воспрепятствовать этому. Сам великий химик погиб в числе 28 осужденных почти без всякого судебного разбирательства [6]. Луи Блан писал, что никто из знавших Лавуазье не мог сомневаться в его совершенной невиновности. Полагают, что суд отказался отсрочить казнь до завершения серии важных опытов. Сказанные при этом слова приписывают то Дюма, то Фукье-Тенвилю: «Нам ученых не нужно» [3, т.10, с.369]. По Броку, на просьбу Лавуазье отвечал судья Революционного трибунала Коффингаль: «Республика не нуждается в химиках» [6, с.62].

В начале советской эпохи известность Марата пережила своего рода возрождение. Его именем вновь называли детей, улицы, боевые корабли. Интернационал борцов за новое общество предусматривал почитание не только своих революционеров, но и немецких, американских, французских. Предпочтение отдавалось мученикам. Советские историки выбрали Марата. Они были настолько очарованы этим не знающим компромиссов борцом за народное счастье, что приняли за чистую монету легенду о «ясновидении», созданную им самим и «заразившую» массы. Идеи величия, которые побудили Марата распространить эту легенду, остались незамеченными. Историк Е. Тарле в 1936 г. в большой статье представил Марата как героическую тень, «к которой всегда с особенно страстным интересом приковывались взоры не только ближайших поколений, но и далекого потомства» [7].

История — строгий учитель. Урок, плохо усвоенный в Париже, пришлось повторять в Москве.

1. Марат Ж.-П. Избранные произведения в 3-х томах. М., Изд-во Акад. наук СССР, 1956.

2. Марат Ж.-П. Памфлеты. М., Гос. соц.-эконом. изд-во, 1937.

3. Блан Л. История Французской революции 1789 г. СПб., Изд-во Полякова, 1871-1909.

4. Минье. История Французской революции. СПб, 1906.

5. Крепелин Э. Введение в психиатрическую клинику, т.1, изд. 4, Гос. изд-во, М.-Пг., 1923.

6. Брок. Французская революция в показаниях современников и мемуарах. СПб, 1892.

7. Тарле Е.В. Сочинения т. VI. М.: Изд-во АН СССР. 1959. с. 263-290.

Обсудить в ЖЖ-сообществе trv_science_ru.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

См. также:

Краткая биография Жана Поля Марата

Марат Жан Поль (1743—1793), один из вождей Великой французской революции.

Сын швейцарки и итальянского учителя иностранных языков, родился в июле 1743 г. в городе Будри близ Невшателя. В 16 лет покинул родную Швейцарию, два года был воспитателем в доме купца из Бордо, изучал естественные науки в Париже (1762—1765 гг.), затем в Англии, где работал врачом (1765—1775 гг.).

Получив степень доктора медицины в Эдинбургском университете, Марат вернулся в Париж (1776 г. ). Врачебная практика приносила ему хороший доход, а изданные труды были настолько известны, что Академия наук в Мадриде пригласила его на должность президента, однако парижские учёные помешали этому избранию. Марат стал автором памфлета «Цепи рабства» (1774 г.) и трактата «План уголовного законодательства» (1780 г.), призывавших покончить с абсолютизмом и феодальными порядками.

В начале революции Марат был проникнут идеей объединения всех сил общества в борьбе с монархией: к этому он призывал в брошюрах «Дар отечеству», «Дополнения» и в первых номерах газеты «Друг народа» (1789 г.). Поддерживая самых радикально настроенных революционеров-санкюлотов, публицист призывал к немедленным массовым убийствам. «Ещё год назад, — писал он в июле 1790 г., — пять или шесть сотен отрубленных голов сделали бы вас свободными и счастливыми. Сегодня придётся обезглавить десять тысяч человек. Через несколько месяцев вы, может быть, прикончите сто тысяч человек». «Вешайте, вешайте, мои дорогие друзья!» — убеждал Марат.

Избранный от Парижа в Конвент (1792 г.), Марат стал среди монтаньяров (представители демократических группировок) левее М. Робеспьера.

Благонамеренные жирондисты не смогли расправиться с Маратом через суд трибунала, зато он поднял санкюлотов на кровавое восстание против Жиронды (1793 г.).

Марат приветствовал установление якобинской диктатуры.

Немногие знали, что пламенный трибун страдает страшной болезнью кожи и может умерить зуд лишь в тёплой воде.

3 июля 1793 г. 25-летняя Мари Анна Шарлотта де Корде д’Амон пробралась в дом Марата и вонзила нож в грудь нежившегося в ванне революционера.

Рубрика

Близкие темы

Популярные темы

Комментарии

Террор против террора. Как юная девушка убила легенду Французской революции | История | Общество

Имя одного из радикальных лидеров Великой Французской революции Жана-Поля Марата хорошо известно в России. Якобинец Марат во времена советской власти считался предтечей коммунистического движения. Его именем были названы улицы во многих городах страны. Герой песен Александра Розенбаума «на улице Марата счастлив был когда-то».

Революционер на должности придворного врача

С именем Марата мы встречаемся в самом юном возрасте: из стихов Сергея Михалкова о дяде Стёпе известно, что герой-великан служил в годы войны на линкоре «Марат». Кстати сказать, такой боевой корабль действительно входил в состав ВМФ СССР.

Больше того, сама фамилия «Марат» стала в Советском Союзе популярным интернациональным именем.

Уроженец Швейцарии Жан-Поль Марат родился 24 мая 1743 года в семье известного врача. Получив хорошее образование, Марат тоже стал врачом. На одном месте молодому медику не сиделось — он ездил по различным городам, зарабатывая на жизнь медицинской практикой.

Помимо способностей к медицине, Жан-Поль Марат являлся прирождённым оратором и публицистом, который подвергал сомнению все общественные устои того времени. Радикальные и резкие суждения, с одной стороны, принесли ему популярность, а с другой — позволили Марату нажить множество противников, в том числе и среди влиятельных персон.

Нажмите для увеличения

Авторитетов Марат не признавал — он вступал в острую полемику с Вольтером, критически относился к научным работам Ньютона и Лавуазье. Оппоненты, признавая несомненную одарённость Марата, отмечали его крайнее самомнение.

С 1779 по 1787 годы будущий трибун революции Жан-Поль Марат был придворным медиком у графа д’Артуа — в 1824 году этот представитель королевского дома Бурбонов взойдёт на трон под именем Карла X. Однако и его правление закончится революцией — в 1830 году он будет свергнут с престола.

Впрочем, эти события произойдут значительно позднее истории, о которой мы говорим сегодня.

Карьера Жана-Поля Марата претерпела резкие изменения с началом Великой Французской революции. Медик, который успешно совмещал работу при особе королевской фамилии с написанием радикальных работ о переустройстве общества, в 1789 году с головой окунулся в революционные события.

Разоблачитель «врагов народа»

Марат создал собственный проект установления конституционной монархии и стал выпускать газету «Друг народа», которой было суждено стать главным идеологическим рупором революции.

Со страниц своего издания яркий публицист разоблачал преступления режима, клеймил королевскую семью, продажных министров, нечистоплотных депутатов. Влияние Марата на массы росло день ото дня — никто, кроме него, не мог так успешно разжигать революционный фанатизм в массах.

Разумеется, противников у Марата было более чем достаточно. Монархисты и умеренные революционеры ненавидели его, считая, что «Друг народа» зовёт массы к террору.

Собственно, так оно и было. В 1791 году Марату пришлось скрываться от преследований в Лондоне, однако по возвращении он продолжил свою деятельность.

Жан-Поль Марат писал, что борьба с контрреволюцией должна быть жестокой, и если обновление общества нуждается в обезглавливании сотен и тысяч «врагов народа», эти головы нужно немедленно срубить.

Сам термин «враг народа» родился вовсе не в Советском Союзе, а в революционной Франции — Марат в своей газете стал публиковать списки «врагов народа», и участь тех, кто попадал в них, была крайне печальной.

Марат был одним из самых горячих сторонников казни свергнутого короля Франции Людовика XVI и приветствовал её.

В 1793 году, в период яростной борьбы между радикальными якобинцами, вождями которых были Робеспьер и Марат, и более умеренными жирондистами, последним удалось добиться суда над издателем «Друга народа», обвинив его в подстрекательстве к убийствам. Однако Революционный трибунал 24 апреля 1793 года полностью оправдал Марата.

Жан-Поль Марат находился на вершине славы, но до его гибели оставалось меньше трёх месяцев.

Бунтарка из древнего рода

Шарлотта Корде, полное имя которой Мари Анна Шарлотта Корде д’Армон, родилась 27 июля 1768 года в Нормандии. Она происходила из древнего дворянского рода, а её прадедом был Пьер Корнель — основоположник жанра французской трагедии.

Девушка получила начальное образование дома, а затем, в традициях того времени, была помещена в пансион бенедиктинского аббатства Святой Троицы в Кане. Ветер перемен к тому времени дул во Франции вовсю — в аббатстве юным воспитанницам разрешалось читать не только религиозную литературу, но и труды Монтескье и Руссо.

В 1790 году в духе революционных преобразований монастырь закрыли, и Шарлотта Корде вернулась домой.

Современники вспоминали, что 22-летняя Шарлотта была «человеком новой эпохи» — о замужестве не думала, любовным романам предпочитала газеты и революционную литературу. Как-то на обеде у родственников молодая дворянка позволила себе неслыханную дерзость, отказавшись пить за короля. Шарлотта заявила, что Людовик XVI — слабый монарх, а слабые монархи несут своему народу исключительно бедствия.

Шарлотта Корде была республиканкой, однако она категорически выступала против террора и была потрясена казнью короля. «Люди, обещавшие нам свободу, убили её, они всего лишь палачи», — писала Шарлотта подруге.

24-летняя девушка считала, что должна что-то предпринять, дабы повлиять на исторический процесс. Кан, где она жила, к тому времени стал центром жирондистской оппозиции, выступавшей против якобинцев.

Шарлотта Корде решила, что остановить террор можно, если уничтожить идеолога террора — Жана-Поля Марата.

Кухонный нож как орудие истории

Для осуществления своего замысла она встретилась с приехавшими в Кан жирондистами и получила от них рекомендательное письмо к их единомышленникам — депутатам Конвента в Париже. Своей настоящей цели Шарлотта не раскрывала — она говорила, что якобы хочет похлопотать о своей подруге по пансиону, оставшейся без средств к существованию.

Прибыв в Париж 11 июля 1793 года, Шарлотта Корде стала искать встречи с Маратом. Девушка осознавала, что уцелеть самой после покушения ей не удастся, поэтому написала несколько прощальных писем, а также «Обращение к французам, друзьям законов и мира», в котором объясняла мотивы своего поступка. «О, Франция! Твой покой зависит от исполнения законов; убивая Марата, я не нарушаю законов; осуждённый вселенной, он стоит вне закона… Я хочу, чтобы мой последний вздох принёс пользу моим согражданам, чтобы моя голова, сложенная в Париже, послужила бы знаменем объединения всех друзей закона!» — писала Шарлотта Корде.

Девушка пыталась встретиться с Маратом якобы для того, чтобы передать ему новый список «врагов народа», обосновавшихся в Кане.

К тому времени Жан-Поль Марат почти не появлялся в Конвенте — он страдал от кожного заболевания, и страдания его облегчала только ванна, в которой он дома и принимал посетителей.

После нескольких обращений 13 июля 1793 года Шарлотта Корде добилась аудиенции у Марата. С собой она прихватила кухонный нож, купленный в парижской лавке.

При встрече Шарлотта рассказала ему об изменниках, собравшихся в Кане, а Марат заметил, что они скоро отправятся на гильотину. В этот момент девушка ударила находящегося в ванной Марата ножом, убив его на месте.

Корде была схвачена немедленно. Каким-то чудом её удалось спасти от гнева толпы, желавшей расправиться с ней прямо у трупа поверженного кумира.

Посмертная пощёчина

После допроса она была отправлена в тюрьму. Следствие и суд были скорыми, а приговор очевидным. Шарлотта Корде не просила о снисхождении, но настаивала, что совершила убийство в одиночку. Это не помогло — в Париже уже начались аресты её предполагаемых пособников, которых также ждал смертный приговор.

В те времена не было фотографии, но художник Гойер в день суда и за несколько часов до казни сделал набросок портрета убийцы Марата.

Суд присяжных утром 17 июля единогласно приговорил Шарлотту Корде к смертной казни. На девушку надели красное платье — по традиции, в нём казнили убийц и отравителей.

По свидетельству палача, Шарлотта Корде вела себя мужественно. Весь путь до места казни на площади Республики она провела стоя. Когда вдали показалась гильотина, палач хотел закрыть её вид от приговорённой, однако сама Шарлотта попросила его отойти — она сказала, что никогда не видела это орудие смерти, и ей очень любопытно.

От исповеди Шарлотта Корде отказалась. В половине восьмого вечера она взошла на эшафот и была казнена при большом скоплении народа. Плотник, помогавший устанавливать помост, подхватил отрубленную голову девушки и выразил ей своё презрение, дав пощёчину. Этот поступок пришёлся по вкусу радикальным сторонникам Марата, но был осуждён официальными властями.

Нажмите для увеличения

Личность Шарлотты Корде вызывала много споров и после казни. Например, труп был освидетельствован врачами, которые подтвердили, что 24-летняя девушка была девственницей.

Её тело было захоронено на кладбище Мадлен в Париже. Впоследствии, уже после эпохи Наполеона, кладбище было снесено.

Марат и его лучшая ученица

Жан-Поль Марат был похоронен за день до казни Шарлотты Корде, 16 июля 1793 года в саду клуба Кордельеров. В честь Марата на некоторое время были переименованы Монмартр и город Гавр. Неоднозначное отношение к его личности привело к тому, что и во Франции, и значительно позже в Советском Союзе названные в его честь объекты потом вновь получали исторические названия. Тело Марата в 1794 году, уже после свержения якобинской диктатуры, было перенесено в Пантеон, но затем, при очередном пересмотре оценки личности политика, удалено из него и перезахоронено на кладбище Сент-Этьен-дю-Мон.

Нажмите для увеличения

Впрочем, доля Шарлотты Корде ещё менее завидна. Во-первых, несмотря на её уверения в том, что она действовала одна, гибель Марата стала причиной усиления массовых репрессий против «врагов народа». Семье Шарлотты Корде пришлось отправиться в изгнание, а её дядя и брат, участвовавшие в вооружённом выступлении роялистов, были расстреляны.

Во-вторых, республиканка Шарлотта Корде была объявлена якобинской пропагандой роялисткой и стала кумиром монархистов. Хуже того, девушка, пошедшая на самопожертвование, сама того не желая, дала имя модному аксессуару — «шарлоттой» назвали шляпку, состоящую из баволетки — чепца с оборкой на затылке — и мантоньерки — ленты, удерживающей шляпу. Этот головной убор стал чрезвычайно популярен среди сторонниц монархии, а спустя век — у противниц Парижской Коммуны 1871 года.

Один из теоретиков социализма Луи Блан писал позднее, что Шарлотта Корде фактически оказалась самой горячей последовательницей принципов Жана-Поля Марата, доведя до совершенства его логический принцип, согласно которому жизнь немногих можно принести в жертву благополучию целой нации.

Смотрите также:

Невинность, нож и ванна — Статьи

Деятель Великой французской революции

Взятие Бастилии 14 июля 1789 года стало переломным моментом в жизни французского врача Жана-Поля Марата До этого он был известен в основном в профессиональной среде своими медицинскими трудами, в которых с крайней ожесточенностью критиковал признанных светил науки. Пытался, правда, Марат выступать и на общественном поприще: в 1774-ом он опубликовал брошюру «Оковы рабства», а в 1780-ом — план уголовного законодательства. Преступлением Жан-Поль признавал далеко не каждое злонамеренное деяние. Например, кражу бедняком чего-то у зажиточного человека он вовсе не считал предосудительным. Естественно, его с такими представлениями о законности никто в абсолютистской Франции не воспринимал всерьез.

Жан-Поль Марат. Источник: wikipedia.org

Жан Поль Марат, проповедник экстремизма

Всё изменилось после штурма Бастилии, ознаменовавшего начало Французской Революции. Два месяца спустя вышел первый номер газеты Марата «Друг народа», мгновенно ставшей сверхпопулярной. Парижские бедняки-санкюлоты нарасхват разбирали листки, в которых писалось, правда, больше не о друзьях народа, а о его врагах. Издатель и главный автор газеты постоянно призывал к расправе над богачами, требовал ограничить максимально возможный размер имущества, то есть ратовал за «уравниловку». Конечно, такие призывы встречали поддержку у бедноты, которая и самому Марату присвоила титул Друг народа.

Газета «Друг народа». Источник: wikipedia.org

Статьи в этой газете не были отвлеченной публицистикой. Наряду с рассуждениями о революционном порядке во Франции вообще, «Друг народа» регулярно публиковал обвинения против конкретных людей, бывших, по мнению Марата, врагами революции и заговорщиками. Реакция на выступления прессы не заставляла себя долго ждать: несмотря на то, что конкретные доказательства появлялись в статьях нечасто, революционный трибунал регулярно выносил смертные приговоры, опиравшиеся только на газетные статьи.

Популярный журналист легко избрался от Парижа в Конвент, где возглавил крайне революционную партию монтаньяров. В среде депутатов Марат постоянно выискивал не существовавшие заговоры. Жертвами его конспирологии стали десятки парламентариев. Сколько незадачливых французов попало на гильотину после разоблачений на страницах «Друга народа», подсчитать невозможно. Своей целью Марат видел обновление общества, для чего необходимо было, по его мнению, всего лишь казнить десяток тысяч изменников.

Потрясенные размахом его кроваво-пропагандистской деятельности, умеренные депутаты-жирондисты в апреле 1793 года попытались отправить Марата в тюрьму. Но революционный суд единогласно его оправдал, и Друга народа с триумфом принесли на руках домой обновляемые им парижане. Крайними в этой ситуации оказались сами жирондисты, количество которых начало быстро сокращаться — гильотина работала без перебоев.

Кровавая месть за смерть жирондистов

Отомстить за казнённых решила 25-летняя провинциальная дворянка Шарлотта Корде д’Армон. Её политические пристрастия были довольно размыты: будучи республиканкой, она очень болезненно встретила известие о казни короля. Шарлотта вовсе не была сторонницей жирондистов. Она встречалась всего лишь с двумя представителями этой партии, причем только для того, чтобы осуществить задуманный план. У одного из беглых депутатов она попросила рекомендательные письма и отправилась с ними в Париж. Отцу она оставила записку, что уезжает в Англию.

Портрет Шарлотты Корде. Источник: wikipedia.org

13 июля 1793 года Корде купила в Пале-Рояле кухонный нож и спрятала его под корсет. Там уже находились ее «Обращение к французскому народу» с объяснением поступка и свидетельство о крещении. Трижды в этот день она пыталась попасть к Марату под предлогом раскрытия заговора жирондистов в провинции. Наконец, вечером Корде добилась аудиенции. Друг народа принял посетительницу, сидя в ванне, которая облегчала его страдания от экземы. Он начал читать сочиненный Шарлоттой «донос», девушка присела рядом с ванной, якобы чтобы составить список заговорщиков, и дважды вонзила нож под правую ключицу жертвы. Марат умер почти мгновенно.

Убийцу чуть не растерзали прямо на месте. Сильно потрепанную арестантку доставили в тюрьму. А уже через 4 дня она предстала перед революционным трибуналом. Корде не пробовала защищаться и полностью признала свою вину. Присяжные единогласно приговорили её к смерти.

В своих записках почтенный парижский палач Анри Сансон свидетельствовал, что за свою карьеру он редко видел людей, тем более женщин, так достойно встречавших смерть, как Шарлотта Корде. За всю дорогу от тюрьмы до Площади революции, где стояла гильотина, она ни разу не присела в телеге. На эшафоте Шарлотта вела себя крайне мужественно, надеясь, что её достойное поведение вдохновит народ на борьбу с террором даже больше чем поступок, за который её осудили. Но парижская толпа и революционные власти не оценили благородства. Какой-то плотник схватил свежеотрубленную голову и влепил ей пощечину. По свидетельству очевидцев, мертвое лицо залилось краской. Труп подвергли унизительной процедуре — зачем-то освидетельствовали на подтверждение девственности. Несмотря на подтверждение невинности, газеты кричали, что Корде — «жирондистская потаскуха» и «распутная монархистка». Родственники Шарлотты подверглись репрессиям. Почти вся семья была вынуждена эмигрировать.

Смерть Марата и казнь Корде не остановили репрессий. У революционеров появился отличный повод: мстя за Марата, они развернули еще более страшный террор. В стране возник культ Друга народа. Тело его захоронили в Пантеоне, а сердце поместили на почетное место в зале заседаний Якобинского клуба. Гору Монмартр переименовали в Монмарат, а бюсты убиенного журналиста продавались почти так же бойко, как незадолго до того его газета.

Знаменитый художник Жак-Луи Давид, видный якобинец и организатор главных революционных торжеств, сразу взялся за картину «Смерть Марата». Еще до похорон он зарисовал голову покойника, с натуры зафиксировал ванну и другие детали интерьера. В октябре готовое полотно выставили во дворе Лувра.

Смерть Марата. Источник: wikipedia.org

Художник-классицист не особенно гнался за точностью деталей. Некоторые из них Давид попросту придумал. Например, деньги на рабочем столике и записка «Вы отдадите эту ассигнацию матери пятерых детей, муж которой умер, защищая родину» в действительности отсутствовали. Но на картине они подчеркивали альтруизм Марата. Пожертвовал художник и фоном. На самом деле на стене комнаты Марата, оклеенной обоями со сложным рисунком, висели карта Франции и пара пистолетов, но эти детали отвлекали бы зрителя от главного. Целью Давида было заставить парижан испытать то же благоговение, какое вызывали у верующих фрески со страстями Господними.

Замысел удался. Изображение павшего мученика революции под гром оваций разместили в зале заседаний конвента. Правда, провисело оно там недолго. В феврале 1795 года, после смены политического курса, картину вернули художнику, и почти 100 лет его наследники не могли пристроить шедевр — французские музеи отказывались покупать посмертный портрет человека, чья деятельность уже вызывала осуждение. Только в конце XIX века «Смерть Марата» удалось продать в художественный музей Брюсселя, где картина находится и по сей день.

Во Франции нет ни одной улицы Марата, ни одного памятника ему. Зато память о борце с контрреволюционными заговорщиками свято хранилась в СССР. Сразу после Октябрьской революции по ленинскому плану монументальной пропаганды в Симоновском районе Москвы установили памятник Марату, простоявший до 1936 года. В десятках российских городов и сегодня люди ходят по улицам, названным в честь человека, обрекшего на казнь тысячи людей.

Французская революция - 5 мая 1789 года | Европа и европейцы: новости и аналитика | DW

Французский король Людовик XVI (1754-1793) в течение нескольких лет испытывал серьезные финансовые трудности. Обусловлены они были, с одной стороны, роскошью жизни в Версальском дворце, а с другой - активным участием Франции в войне за независимость в Северной Америке 1775-1783 годов.

Людовик XVI (1754-1793)

5 мая 1789 года Людовик XVI пригласил к себе представителей трех сословий (дворянства, духовенства, а также горожан и крестьян), чтобы те одобрили его решение о повышении налогов. Однако делегаты третьего сословия неожиданно отказались поддержать планы короля. Они объявили себя сначала Национальным, а затем и Учредительным собранием и потребовали принять новую конституцию, чтобы покончить с бедственным положением в экономике страны.

Декларация прав человека и гражданина

Версальский дворец

Король пытался убедить делегатов отказаться от своих намерений. Но его попытки не увенчались успехом, поскольку уже в скором времени стало ясно, что парижане поддерживают начинающуюся революцию. Они надеялись улучшить свое нищенское существование; и это при том, что Версальский двор в то время утопал в роскоши. Уже через несколько дней стало очевидно, что речь идет не о мятеже делегатов, а о народном восстании.

Делегаты Национального собрания приняли решение об отмене привилегий дворянства, о резком уменьшении церковного налога, о конфискации церковной собственности, а 26 августа 1789 года утвердили Декларацию прав человека и гражданина. Тем самым Национальное собрание впервые в истории страны уравняло всех граждан в правах, что и было зафиксировано в принятой 3 сентября 1791 года новой конституции Франции.

Европейские короли и удельные князья с ужасом наблюдали за развитием революционных событий во Франции, опасаясь, что революция может спровоцировать волнения и в других странах. Узнав, что герцог Брауншвейгский Карл Вильгельм Фердинанд (1735-1806) вознамерился разрушить Париж, чтобы покончить с революционной заразой, возмущенные парижане 10 августа 1792 года штурмом взяли королевский дворец Тюильри. В штурме участвовала группа рабочих из Марселя, распевавшая песню с довольно кровожадным текстом. Парижанам она понравилась. Они назвали ее "Марсельезой" и сделали гимном своей революции. Сегодня "Марсельеза" (правда, с несколько иным текстом) является национальным гимном Франции.

Режим Террора

Гильотина

По мере того как революционный энтузиазм улетучивался, Французской революции приходилось все больше бороться с "внутренними врагами". Новоиспеченные суды во имя свободы и разума обезглавили с помощью гильотин тысячи людей, объявленных контрреволюционерами. Видимо, палачи в собственных рядах представляли для революционеров самую большую опасность, ибо уже в скором времени жертвами террора стали революционные лидеры.

Режим Террора был установлен в начале 1793 года. Выступая в Национальном собрании, депутат Жан Поль Марат (1743-1793) так обосновал ограничения свободы: "Свободу должно насаждать силой, и сейчас настал момент, когда надо немедленно организовать деспотизм свободы, дабы смести с лица земли деспотизм королей".

Через три месяца после этого выступления некая девица Шарлотта Корде, якобы убежденная монархистка, убила Марата, тем самым у революции появился первый мученик, а у Жозефа Игнаса Гильотена (1738-1814) - основание передать революционерам для массового использования свое смертоносное изобретение. Руководил режимом Террора Максимилиан Робеспьер (1758-1794). К середине 1794 года Террор достиг своего апогея: ежедневно во имя революции в Париже казнили от 50 до 100 человек. Одновременно росло и недовольство режимом Террора. 27 июля жертвой Террора стал и сам тиран: по решению Национального собрания, Робеспьер и несколько его соратников были арестованы и уже на следующий день на глазах у огромной толпы обезглавлены с помощью гильотины. Начавшиеся после этого народные гуляния сигнализировали окончание режима Террора.

Парижане, несмотря на сопротивление внутри страны и на угрозы интервенции извне, обеспечили успех Французской революции, которая в значительной мере определила дальнейшее развитие всей Европы.

Автор: Маттиас фон Хельфельд / Анатолий Иванов
Редактор: Вячеслав Юрин

кем был легендарный деятель Французской революции. Ридус

275 лет назад родился Жан-Поль Марат — самый неоднозначный деятель Великой французской революции. Его обожали и ненавидели. Народные массы носили его на руках. Коллеги-политики сживали его со свету. Что интересно, после его гибели споры о Марате шли по нарастающей. Спустя сотни лет французы все еще выясняют, был ли он чудовищем или гением, лучшим другом народа или его заклятым врагом.

Предыстория

До 1789 года Жан-Поль Марат был самым заурядным интеллигентом. Родившись в швейцарском захолустье, он после смерти матери переехал во Францию. Подработав гувернером, отправился в Эдинбург и поступил в местный университет учиться на врача. С этих пор будущий революционер ездит в Англию так же часто, как Ленин — в Швейцарию. У него там важные знакомства и какие-то интриги. В Англии же Марат вступает в масонскую ложу. Этим он дал мощный аргумент французским националистам: с тех пор они верят, что все революции в их стране — дело рук масонов и вечно гадящей «англичанки».

Став врачом, Марат возвращается во Францию и делает отличную карьеру. Одно время он состоял медиком в свите самого графа Артуа — брата короля Франции. Зарабатывает он столько, что может позволить себе регулярно выпускать в свет свои книги — по тем временам это было дорогое удовольствие.

В общем, это классический интеллигент конца XVIII века — пудреный парик, атласный камзол, любовница-маркиза, куча идей и чрезвычайно склочный характер. Марат считал себя большим ученым. Однако у Французской академии его идеи успеха не имели. Одну из его книг высмеял в язвительной рецензии сам Вольтер.

Тогда Марат сам начал писать хвалебные отзывы на свои сочинения и упорно протискивал их в печать. Если друзья-редакторы отказывались их печатать, он обижался на всю жизнь. Пройдет совсем немного лет, и с его подачи на гильотину отправятся и академики, и журналисты, и ученые — все те, кто имел неосторожность покритиковать его произведения.

Жан-Поль Марат

Газетчик

Все изменилось в 1788 году. Внезапно Марат перестает вести светскую жизнь и уходит в подполье. Он живет в скромной квартирке на улице Кордельеров и почти ни с кем не общается.

Единственный человек, которого он терпит возле себя, это простая работница Симона Эврар. С ней Марат проживет до конца своих дней. Она и готовит ему, и стирает, и обслуживает сексуально. В разгар революции он даже женится на ней. Ну, то есть как женится… Во время революции гражданину достаточно было взять за руку гражданку, встать с ней на колени и, обращаясь к Верховному существу (бога отменили за ненадобностью), сказать: «Перед лицом Верховного существа я беру тебя в жены/мужья». Марат и Симона так и сделали. Но все-таки, чтобы не шокировать соседей, Марат выдавал ее за свою сестру.

Отчасти кризис Марата связан с обострением его болезни. Он всю жизнь страдал пузырьковым лишаем — разновидностью герпеса. Во время обострения его кожа покрывалась язвами и смотреть на него было просто страшно. Болело и чесалось все это невыносимо. Единственное, что немного помогало, — ванна с теплой водой. Марат сидел в ней целыми днями, в ней же и писал.

К 1789 году Марату стало так плохо, что он уже готовился к смерти. Спас его созыв Генеральных штатов — и вся та заварушка, которая последовала. Сразу после взятия Бастилии Марат нашел свое призвание. Вместо длинных, скучных и нечитабельных книг он начал выпускать свою газету. Делал он ее буквально на коленке. Дешевая серая бумага, кривой шрифт, крошечные тиражи. Все материалы писал он сам, и делал это так зажигательно, что газета «Друг народа» быстро обрела популярность.

Триумф Марата Луи-Леопольд Буальи, 1794

Великая революция была уже в разгаре. Ситуация менялась каждый час. Этот бурный информационный поток смело оседлал Жан-Поль Марат. Его «Друг народа» стала шедевром желтой прессы. Фейковые новости, черный пиар, сенсации, преувеличения, откровенное вранье — все это поставил на поток именно Марат. А венцом всего были его передовицы, подписанные «другом народа». В них автор предупреждал «глупый и ребячливый» французский народ о кознях его врагов. И темпераментно требовал все новых расправ.

Сразу после взятия Бастилии Марат пишет: «Нужно отрубить 500 голов, чтобы все пошло хорошо». Вскоре предлагает развесить 800 депутатов Национального собрания на 800 деревьях в саду Тюильри. Позднее, выступая в Совете коммуны, он требует казнить 40 тысяч контрреволюционеров. Проходит еще полтора месяца — и Марату, «чтобы все пошло хорошо», нужно уже 270 тысяч голов.

Политическое чутье Марата было безупречным. Он правильно предсказал бегство короля Людовика XVI, предательство Лафайета и Дюмурье, двуличную политику Мирабо. Он требовал установления диктатуры, которая только и может спасти Францию. И действительно, уже после его смерти страну спас ставший диктатором Наполеон Бонапарт.

Робеспьер, Дантон и Марат. Альфред Лоудет, 1882

© wikimedia.org/David Monniaux

Каждая статья Марата была, по сути, доносом. Его герои — если не успевали убежать за границу — стремительно оказывались на эшафоте. К чести автора надо сказать, что и сам он ходил по лезвию ножа. Его политические противники регулярно пытались отправить его на гильотину. В 1792 году ему даже пришлось убежать от них в Англию. Но вернувшись, он был официально провозглашен в Конвенте «другом народа», а народные массы буквально понесли его по Парижу на руках и забросали цветами.

Число врагов, нажитых Маратом, просто зашкаливает. Теоретически он боролся с правыми жирондистами и поддерживал левых якобинцев. На деле его ненавидели и правые, и левые. Правые видели в нем угрозу своей жизни. Одна статья Марата — и простой народ начинал буквально рвать на части любого, на кого он указывал. Так, в сентябре 1792 года парижане, начитавшись «Друга народа», ворвались в тюрьмы и растерзали заключенных там аристократов.

Но и левые питали к Марату только отвращение. Робеспьер считал, что его разнузданная жестокость компрометирует революционеров. Камилл Демулен, тоже известный журналист, возмущался фейковыми новостями, которые сочинял «друг народа». Марата обожало только простонародье. Но защитить своего кумира оно не могло. Его гибель была предрешена.

Смерть, и дальше

События 13 июля 1793 года стали самым эффектным перформансом Великой французской революции, которая была щедра на душераздирающие сцены. Утром в дверь квартиры Марата постучала симпатичная 24-летняя девушка. Ее звали Шарлотта Корде, она была дворянкой из Нормандии. Верная Симона отказалась пустить ее к Марату. Он плохо себя чувствовал.

Шарлотта пошла обратно в свою гостиницу и оттуда послала Марату письмо. Она намекнула, что у нее есть сведения о жирондистах, убежавших из Парижа в Нормандию, где они готовят военный поход на столицу. Затем девушка пообедала, переоделась в нарядное платье, сделала в парикмахерской модную прическу, сунула под нагрудную косынку нож, купленный в лавке Пале-Рояля, и вновь пошла на улицу Кордельеров.

Симона опять не хотела пустить ее. Но Шарлотта закричала, что у нее есть важные сведения. Началась свара. Марат в это время сидел в своей ванне и писал. Услышав голоса, он велел Симоне пропустить к нему Шарлотту. Девушка вошла и села на табуретку рядом с ванной. Дверь за ними закрылась.

Разговор Марата и Шарлотты Корде шел около 15 минут. Девушка рассказала ему о жирондистах в Нормандии. Марат записал их имена. Корде спросила, что с ними будет. Марат ответил, что их ждет гильотина. В этот момент Шарлотта встала с табуретки, достала нож и вонзила его под правую ключицу Марата. Кровь хлынула потоком. Журналист успел только крикнуть: «Ко мне, друг!»

Убийство Марата. Жан-Жозеф Вертс, 1880

Корде бросилась бежать. Но в прихожей на нее накинулся комиссионер Лоран Ба. «Я свалил чудовище на пол ударом стула по голове и держал его за груди», — рассказывал он впоследствии на допросе.

На следствии Корде держалась с удивительным достоинством. Из тюрьмы она писала друзьям забавные записочки. Ни страха, ни раскаяния она не выказывала. Чтобы сбить с нее спесь, перед казнью Корде освидетельствовали на предмет девственности. Собралась целая комиссия ученых мужей и членов Конвента. Художник Давид в спешке зарисовывал все происходящее. Если бы Корде была недевственной, революционная пропаганда сочинила бы легенду о коварной проститутке, убившей «друга народа» по заказу предателей-жирондистов. Но она оказалась девицей.

Тем временем тело Марата стремительно разлагалось на июльской жаре. Тот же Давид сделал с него посмертную маску, быстренько зарисовал труп в ванне и организовал похороны. Хирург Дешан, приглашенный, чтобы забальзамировать тело, сначала долго торговался из-за гонорара, а потом сделал свое дело так плохо, что Марат начал буквально разваливаться на части.

16 июля тело Марата, прикрытое простыней, провезли по Парижу. Из-под простыни виднелась его правая рука с вложенным в нее пером. Злые языки говорили, что руку в спешке отрезали от другого тела, потому что труп Марата совершенно разложился. Внутренности «друга народа» положили в один сосуд, его легкие — в другой. Сердце спрятали в драгоценной шкатулке, положили шкатулку в урну и подвесили урну к потолку в Клубе кордельеров.

Шарлотта Корде, 1889, Артуро Михелена

© wikipedia.org

17 июля Шарлотта Корде взошла на эшафот. Нож гильотины отрубил ее голову. Палач взял голову в руки, показал собравшейся толпе и ударил ее по щеке. По одним данным, народ завопил от восторга. По другим — зашумел от возмущения.

Первое время в честь Марата наставили памятников по всей стране, переименовали в его честь город Гавр и парижский район Монмартр. Пьесы, романы, картины, поэмы, скульптуры, бюсты, брошки, кольца, прически — весь масскульт просто бредил Маратом. Его тело сначала похоронили в саду Кордельеров, а потом перенесли останки в Пантеон — последнее пристанище великих людей Франции. Но уже в 1795 году его оттуда выкинули. Все памятники были разбиты, улицы опять переименованы, сердце Марата куда-то затерялось, пропала и знаменитая ванна, в которой зарезала его Шарлотта Корде.

Вспомнили о «друге народа» только большевики. В честь него в СССР называли детей и улицы, ставили ему памятники, писали о нем книги. А потом он опять впал в забвение. Не каждый петербуржец скажет сегодня, в честь кого названа улица Марата.

Очарование кожного недуга Марата

Прочитано: в геноме человека отсутствует 300 миллионов букв ДНК

Идея использовать новую технологию секвенирования ДНК для исследования старых медицинских загадок пришла от Филиппа Шарлье, который The New York Times был назван «самым известным судебным сыщиком Франции». Шарлье сделал себе имя, анализируя предполагаемые останки известных людей, включая Ричарда Львиное Сердце и Жанну д'Арк. В 2010 году Шарлье и Карлес Лалуэза-Фокс, палеогенетик из CSIC-Universitat Pompeu Fabra, начали анализировать ДНК носового платка, якобы смоченного в крови Людовика XVI во время его казни (на самом деле не его крови, согласно их последующему анализу ДНК).Когда Шарлье убедил Национальную библиотеку Франции в Париже провести судебно-медицинский мазок по залитым кровью газетам Марата, он снова связался с Лалуэза-Фокс.

Криминалистический мазок был использован для взятия ДНК из окровавленных газет Марата. (де-Диос и др.)

Команда извлекла ДНК из мазка и секвенировала его с помощью метагеномики. Этот метод включает в себя разделение всего генетического материала в образце на небольшие сегменты, которые затем секвенируются и собираются заново, используя геномы известных организмов в качестве карты.Поначалу команду больше всего интересовал человек: иными словами, действительно ли это кровь Марата? Они обнаружили Y-хромосому и южно-французское происхождение, что соответствует тому, что известно о Марате, и у них не было особых причин сомневаться в происхождении кровавых газет. Итак, они приступили к изучению ДНК микробов в образце.

Они не обнаружили генетических свидетельств патогенов, вызывающих несколько ранее предполагаемых заболеваний: сифилис, проказу, золотуху, диабетический кандидоз или чесотку.Они исключили это.

Но они обнаружили некоторые особо примечательные патогены. Во-первых, грибок под названием Malassezia restricta , который, как известно, вызывает себорейный дерматит, это состояние с кожным зудом. И, во-вторых, бактерия под названием Cutibacterium acnes - этот специфический штамм был похож на те, которые вызывают сегодня инфекции мягких и глубоких тканей. ДНК этих патогенов также выглядела так, как будто со временем была повреждена, что для целей этого исследования было хорошо.Любой ДНК, полученной от болезнетворных микроорганизмов, заражающих Марата, было бы более 200 лет. «Если бы мы могли идентифицировать фрагменты ДНК с этим повреждением, мы могли бы больше быть уверены, что это был вид в то время», - говорит Люси ван Дорп, научный сотрудник Университетского колледжа Лондона, соавтор исследования. Команда представила документ для публикации, а также готовится телевизионный документальный фильм о результатах.

«Я был очарован этим», - говорит Мэтью Коллинз, изучающий древнюю ДНК и белки в Кембриджском университете.Но у него также есть ограничения, присущие любому исследованию, использующему метагеномику. Короткие сегменты ДНК собираются с использованием, в качестве ориентира, геномов ранее секвенированных микробов, и ранее ученые стремились сосредоточиться на микробах, вызывающих болезни человека. «В бумажных архивах могут быть некоторые любопытные организмы, но мы ничего о них не знаем», - говорит Коллинз. Это означает, что короткие сегменты ДНК, принадлежащие неизвестному бумажному микробу, могут быть ошибочно отнесены к известному патогену.

«Смерть Марата» определяет Французскую революцию.Вот 3 вещи, которые вы могли не знать о шедевре Жака Луи Давида

В 1793 году Жак Луи Давид, официальный художник Французской революции, написал « Смерть Марата » как дань уважения своему убитому другу, революционному пропагандисту Жан-Полю Марату после его убийства. Картина, которая сегодня находится в Музее изящных искусств в Брюсселе, остается одним из определяющих образов той эпохи. Большинство посетителей музеев хотя бы поверхностно знакомы с изображением и историей, стоящей за ним.

Итак, вы, вероятно, знаете, что убийство, о котором идет речь, произошло во время террора во время Французской революции, и что изображение Давида использовалось в качестве якобинской пропаганды. Возможно, вы знаете, что Марат был убит некой Шарлоттой Корде, которая проникла в его дом, пообещав дать Марату компромат на врагов Революции, а затем ударила его ножом. Возможно, вы знаете, что Марат изображен в ванне, потому что у него было заболевание кожи, которое он лечил, и что записка, которую он держит в руке, служит доказательством уловки Корде, показывая сообщение от нее с просьбой о помощи.

Вот три факта о картине, которые идут немного глубже.


1) Это может быть его дань уважения другому революционеру: Караваджо

Караваджо, Гроб Христа (1603). Собрание музея Ватикана.

Возможно, вы не думаете, что строгий неоклассицизм связан с напыщенным барокко. Но ученые назвали Смерть Марата Давида «самым ярким шедевром Караваджизма».”

Будучи студентом, Дэвида, вероятно, очень вдохновлял Караваджо, который в то время не был самым модным представителем Франции. С его задрапированной рукой и похожей на стигматы бескровной раной фигура в Смерть Марата перекликается с картиной Караваджо «Положение во гробе Христа » (1603 г.). Ярко освещенное лицо Марата с отвисшей челюстью также перекликается с картиной Караваджо «Мария Магдалина в экстазе » (1610).

Караваджо, Мария Магдалина в экстазе (1610). Изображение взято с Wikimedia Commons.

г. Французская революция восстала против церкви и, таким образом, запретила религиозную иконографию в этот период. Но упоминание работ Караваджо помогло Давиду превратить Марата в мученика революции. Поскольку газета Марата называлась «Голос народа», а Караваджо был известен (или печально известен) вставкой изображений простых людей в библейские сцены, это влияние действительно имеет смысл.

2) Корде, а не Марат, будет отмечаться в искусстве на протяжении десятилетий после «смерти Марата»

Жан-Жак Хауэр, Шарлотта Корде (1793).Любезно предоставлено Wikimedia Commons.

Шарлотта Кордей, убийца, не изображена на фотографии Дэвида, что является частью того, что придает фигуре Марата красивый, потусторонний статус. Во время суда нераскаявшаяся Корде заявила, что действовала, чтобы помешать Марату подпитывать царство террора, сказав: «Я убила одного человека, чтобы спасти сто тысяч», перед тем как быть отправленной на гильотину.

Последним желанием Корде было сделать ее портрет. Офицер Национальной гвардии Жан-Жак Хауэр, который уже сделал несколько набросков заключенной, создал ее образ за несколько часов до казни.

В последующие десятилетия мнение о Революции изменилось, как и мнение о Смерть Марата . Давиду пришлось спрятать картину, когда его сослали в Брюссель. Тем временем Корде продолжал быть предметом картин и стихов, изображавших ее героиней, получившую к середине 19 века прозвище «Ангел убийства».

Поль Жак Эме Бодри, Шарлотта Корде После убийства Марата (1860). Любезно предоставлено Wikimedia Commons.

Изображение той же сцены 1860 года Поля Бодри, сделанное во времена Второй империи, рисует Корде в изображении, как будто изображение Давида переворачивается на 90 градусов, чтобы открыть обзор события.

Но картина Жана-Жозефа Вертса «Убийство Марата » (1880), изображающая стального Корде, столкнувшегося с взрывом гневных французских революционеров в стиле музыкального театра, должна уступить место альтернативной интерпретации сцены.

Жан-Жозеф Вертс, Убийство Марата (1880).Изображение взято с Wikimedia Commons.

3) Шарль Бодлер вернул «Марата» к жизни

Картина оставалась в относительной безвестности даже после смерти Давида в 1825 году. Семья даже пыталась продать ее, но безуспешно.

Шарль Бодлер, считающийся одним из первых искусствоведов, а также поэтом-модернистом, получил признание за возрождение общественного энтузиазма к картине. В 1846 году, увидев его на небольшой выставке работ Давида и Энгра в Париже, он написал оду этому произведению, в котором его эмоциональная истина была поставлена ​​выше политики того времени, и таким образом подготовил почву для почитания за пределами его непосредственный революционный контекст:

В этой работе есть что-то одновременно нежное и трогательное; в ледяном воздухе этой комнаты, на этих холодных стенах, около этой холодной погребальной ванны витает душа.Позвольте нам, вы, политики всех партий, да и вы, дикие либералы 1845 года, дать волю эмоциям перед шедевром Давида? Эта картина была подарком плачущей стране, и в наших слезах нет ничего опасного.


Следите за новостями Artnet в Facebook:

Хотите опередить мир искусства? Подпишитесь на нашу рассылку, чтобы получать последние новости, откровенные интервью и острые критические моменты, которые продвигают разговор.

Что 200-летняя ДНК может рассказать нам об убитом французском революционере?

Что общего между Эмили Дикинсон, Карлом Марксом и Иисусом из Назарета? Все они сыграли свою роль в популярной салонной игре. Ретроспективные диагнозы - мысленные эксперименты, в которых современные ученые используют современные диагностические схемы для выяснения потенциальных причин исторических болезней и смерти - являются любимой игрой потенциальных путешественников во времени и основным продуктом медицинских конференций. Теории могут варьироваться от правдоподобных до дурацких (Юлий Цезарь страдал эпилепсией! Нет, подождите - мини-инсульты!).Но до сих пор никто не полагался на ДНК исторических личностей, которых они пытались диагностировать.

Однако исследователи считают, что благодаря особо жестокому убийству они раскрыли медицинскую тайну, которая беспокоила печально известного французского революционера. Для этого они проанализировали ДНК с 200-летнего места преступления, согласно препринтной версии исследования, недавно опубликованной на bioRxiv. (Исследование еще не прошло экспертную оценку.) Исследователи пишут, что исследование является первым ретроспективным медицинским диагнозом, включающим генетический анализ исторической личности, а также старейшим успешным извлечением генетического материала из целлюлозной бумаги.

В его центре кровь одного из самых значительных деятелей Французской революции Жан-Поля Марата. В течение 1780-х годов яростная прореволюционная журналистика Марата и его газета «Друг народа » снискали ему страстную поддержку бедных парижан - и множества врагов, поддерживающих монархию.

Внешний вид Марата был столь же поляризующим, как и его радикальные политические позиции. Он носил отличительную одежду - подумайте о драматической мантии, головных платках и открытых рубашках, которые он перенял у парижских рабочих, - и у него было видимое кожное заболевание.Люди отшатнулись от его волдырей и мокнущих язв и списали болезненное состояние Марата на все, от сифилиса до опасного темперамента.

Журналист из-за своего зажигательного мнения часто оказывался в бегах. Он годами скрывался на чердаках и даже в парижских коллекторах, спасаясь от врагов. Но к 1793 году у Марата наконец появился стабильный дом и шанс вылечить все более болезненное состояние кожи. Теперь его кожа превратила его в виртуального отшельника. Последние месяцы он писал и искал облегчение своей зудящей, покрытой волдырями коже, долгое время находясь в ванне, где он работал и навещал друзей и гостей.13 июля 1793 года революционер находился в ванной, комментируя газеты, когда Шарлотта Корде, член жирондистов, умеренной республиканской фракции, выступавшей против народного насилия, которое Марат помогала разжигать, ворвалась и ударила его в грудь ножом. кухонный нож. Марат истек кровью в считанные секунды.

Драматическое убийство мгновенно превратило Марата в революционного мученика, а его сестра бережно хранила залитые его кровью газеты, которые сохранились до наших дней. Могут ли пятна крови содержать генетические подсказки о состоянии кожи Марата? Этот вопрос заинтриговал французского судебного сыщика Филиппа Шарлье, судебного эксперта, который исследует такие исторические тайны, как то, действительно ли Адольф Гитлер мертв или что действительно убило Ричарда Львиное Сердце.Поэтому он связался с испанским палеогенетиком Карлесом Лалуэса-Фоксом и спросил его, можно ли проанализировать ДНК, сохранившуюся в забрызганных кровью газетах Марата.

Чтобы извлечь образец, не повредив драгоценную бумагу Марата, Лалуэза-Фокс и его коллеги взяли пример с современной судебно-медицинской экспертизы, используя те же типы мазков, которые используются на местах преступлений, чтобы получить образцы окровавленной бумаги.

Анализ предков подтвердил вероятное французское и итальянское происхождение Марата. Но ДНК, что не принадлежали людям, была еще более интригующей.Команда обнаружила ДНК нескольких нечеловеческих патогенов на залитом кровью участке бумаги и использовала присутствие этих микробов на залитом кровью участке бумаги, чтобы исключить многие предыдущие диагнозы, ставшие источником недовольства революционера.

Был ли у Марата сифилис, как предполагают его враги? Нет, и у него не было ни проказы, ни кандидоза, ни чесотки. Вместо этого Malassezia restricta , грибок, который может вызывать условно-патогенные инфекции кожи, был вероятным источником страданий Марата.

Исследование не обходилось без ограничений: очевидно, что ДНК не была получена при жизни Марата, и невозможно сказать, сколько других рук касалось бумаги и загрязняло ее за эти годы. И даже если бы современники Марата знали, что у него грибковая инфекция (или знали о микробной теории болезни), они не знали бы, как ее лечить.

Современные дерматологи тоже могут этого не делать, говорит Лалуэза-Фокс: Исторические свидетельства предполагают, что грибковая инфекция или возможная вторичная инфекция, возникшая, когда иммунная система Марата была ослаблена Malassezia , достигла крайней степени, которая редко встречается в современной медицине. надзор.«Даже обученные дерматологи никогда бы не увидели такого крайнего примера», - говорит он.

Исследование ставит еще один неприятный вопрос: возможно ли вообще диагностировать заболевание кожи с помощью ДНК? «Это непростой вопрос, - говорит Лалуэса-Фокс. ДНК может выявлять генетические заболевания и маркеры, указывающие на наличие других заболеваний, но когда дело доходит до выявления наличия инфекционных заболеваний, ДНК-диагностика все еще находится в зачаточном состоянии. Lalueza-Fox считает, что грибковая инфекция вызвала кожное заболевание, но без фактического взгляда на тело Марата и кожные пробы невозможно сказать.

Даже с помощью ДНК диагностировать давно умершего революционера, возможно, никогда не удастся. Так зачем вообще пытаться?

Один из ответов заключается в том, что проблемы со здоровьем могут повлиять на ход истории, а состояние кожи Марата вынудило его отказаться от революционного движения во Франции 18-го века на пике его возможностей. Невозможно предсказать, что бы он сделал, если бы его не заставили уединиться на коже или все эти ванны. Вместо этого кожа Марата оттолкнула его в сторону - и была настолько болезненной, что сказалась на его личности.«[Состояние] могло повлиять на его решения и то, как он повлиял на историю», - говорит Лалуэза-Фокс. «Он был очень, очень болен».

Для Мигеля Вилара, генетического антрополога и старшего сотрудника программы Национального географического общества, анализ дразнит. «Я думаю, это показывает силу технологий, которыми мы располагаем прямо сейчас», - говорит Вилар, не участвовавший в исследовании. «Мы можем использовать палеогеномику, чтобы лучше понять прошлое».

Этот анализ - первый случай, когда ученые успешно использовали ДНК для ретроспективной диагностики.Другие пытались, но их сдерживали острые вопросы сохранения истории и научной этики. Например, десять лет назад исследователи пытались получить разрешение на анализ ДНК от сохраненного сердца композитора Фредерика Шопена, но им не удалось. (Вместо этого они проанализировали его визуально и теперь думают, что он болел туберкулезом.)

Возможно, настоящее исследование вдохновит другие попытки пересмотреть исторические фигуры с использованием их ДНК. Но действительно ли возможно поставить диагноз кому-то из разных веков?

Это неясно, - говорит Сэм Мурамото, невролог и старший научный сотрудник Центра биоэтики Орегонского университета медицинских наук, который не принимал участия в исследовании.По его словам, неэтично использовать ДНК или другие методы для анализа состояния здоровья исторической личности, если ученые имеют в виду живых родственников. Однако он считает эти ретроспективные диагнозы хорошо обоснованными предположениями.

«Это своего рода профессиональная болезнь», - говорит Мурамото. «Когда у тебя в руке молоток, все выглядит как гвоздь».

Примечание редактора: эта статья изначально искажала политическую позицию Шарлотты Корде. Она была жирондисткой, а не роялисткой.

Размышляя о жизни революционера: Жан-Поль Марат

Жан-Поль Марат, известный своими вдохновляющими, но агрессивными публикациями во время Французской революции, был одним из самых влиятельных персонажей конца 18 века. В самом деле, его радикальные публикации помогли создать жестокую революцию.

Общий анализ Марата преимущественно основан на его собственных радикальных письменных работах, однако есть также предположения о его характере от «слепых поклонников и страстных врагов».Марат вызывает у своих современников и ревизионистов безусловные суждения о своем характере и своей роли во время Французской революции. Марат считался «другом народа», синонимом названия его самой популярной брошюры « L’Ami du Peuple». Степень почитания народа была подтверждена после его убийства в июле 1793 года. В отношении убеждений Марата нет никакой двусмысленности; его публикации иллюстрируют его конкретные убеждения, несмотря на его постоянные призывы к кровопролитию.«… Я не хочу ни должности, ни пенсии… Моя единственная цель - помочь людям спасти: пусть он будет свободным и счастливым, и все мои желания исполнятся».

Марат родился в Будри, тогдашнем прусском княжестве, 24 мая 1743 года. Он был одним из девяти детей; его отец, Жан Мара, был хорошо образованным французом, который изначально был гугенотом, что создавало ограниченные возможности трудоустройства из-за его религиозной принадлежности. Жан-Поль Марат был описан как «… ужасно уродливый человечек, почти карлик…» Его отсутствие гигиены упоминалось во многих описаниях.Его персонаж был описан как человек, «охваченный ненавистью и завистью». Он столкнулся с большим отказом как в учебе, так и в профессиональной сфере.

Юношеская жизнь Марата со временем стала разнообразной в плане проживания и образования. Он ушел из дома в шестнадцать лет с мечтой о большом успехе. Марат жил в Англии, Франции, Голландии и Италии. Он стал врачом-самоучкой и со временем стал настолько уважаемым врачом, что был востребован французской аристократией. Имея медицинское образование, Марат часто писал о науке, политике и идеалах просвещения.На Марат оказали влияние работы Монтескье и Руссо в отношении своих научных исследований, а Вольтер подверг критике его публикацию Chains of Slavery . Марат начал делать себе имя в глазах общественности, что было желанием Марата с юных лет. Некоторые аналитики Марата объясняют, что до того, как было получено признание, он испытывал негодование по отношению к любому, у кого были деньги или статус, из-за отказа, с которым он сталкивался на протяжении большей части своей молодой взрослой жизни. Это также считается фактором его способности относиться к бедным и угнетенным.

Хотя Марат постоянно проводил исследования по всей Европе, в 1776 году он обоснованно обосновался в Париже (до многочисленных изгнаний на протяжении всей революции). Когда Марат почувствовал политические перемены во время призвания Генеральных штатов, он отложил свою научную карьеру, чтобы полностью посвятить себя политике и делу третьего сословия. Марат всегда был вовлечен в политику; Первоначально он был сторонником диктатуры, а позже выступил за Революционный трибунал.Марат был главным образом вдохновлен публикацией аббата Сийеса «Что такое третье сословие?» Наследие Марата от революции определяется его многочисленными публикациями и его безоговорочной поддержкой со стороны третьего сословия, в частности Сан-Кулоттов.

Издание, которым Марат известен больше всего, было создано в 1789 году под названием L’Ami du Peuple. Мотивом для его карьеры в журналистике и рождения этого издания было выступление в защиту бедных и «отстаивание» их дела.Это вдохновляющее дело соответствовало его амбициям по продвижению революционного активизма и привлекало поддержку народа. Будущее французского правительства и будущее народа были постоянными темами его статей, которые были омрачены его вдохновляющим и страстным использованием языка:

Масса членов клуба, болтунов и тщеславных просителей, которые прячутся в момент кризиса, оставляя своих сограждан на бойню… СВОБОДА УКАТИТ ВСЕ ТИРАНЫ ВСЕЛЕННОЙ В ПЫЛЬ.Люди: это герои, которые должны встать на вашу защиту и следить за вашим триумфом. Как будто нескольких нелепых фраз хватило, чтобы сокрушить бесчисленных врагов свободы. О глупый народ! Почему бы тебе не отказаться от своей напрасной болтовни и не последовать совету друга, вооружиться веревкой, кинжалами и не положить конец дням тех твоих побежденных врагов, у которых хватило смелости восстать снова.

Публикации Марата были увлекательными, что является продуктом самой пропаганды.Его слова и выбор фраз будут отражать слова диктаторов двадцатого века, «… врагов свободы…» и «… зло, поражающее нашу Родину», параллельные речи Гитлера и Сталина. Марат вдохновлял национализм такими словами, как «отечество» и «свобода». Ему не хватало расплывчатого содержания; он нацелился на врагов Франции, как и на всех, кто был против его дела. По иронии судьбы, в июне 1793 года Марат предостерегает от распространения каких-либо опасных публикаций. Однако по мере развития творчества Марата росла и его агрессия; Гнев Марата, который просачивался из-под его пера, распространился среди масс и спровоцировал насилие как часть более великого движения, которого мир еще не видел.

Многие общие темы, освещенные в большинстве работ Марата, включая L'Ami du Peuple , который позже стал исполнительным бюллетенем Французской Республики около 1793 года под названием Journal de la République Française, , основаны на бедности, голоде, как иностранном, так и гражданском война. Выдержка из журнала Journal de la République Française, иллюстрирует цели Марата для этой конкретной публикации:

Журнал «Друг народа» слишком известен мне, чтобы дать подробный проспект газеты, которая его заменяет.Разоблачение заговоров, разоблачение предателей, защита прав народа, отчет о работе Конвента после его марша. Напоминание о принципах, которые его члены отклоняются от них, и освящение моего света на новой конституции, которая будет передана Франции: это цель этого журнала.

Обещания Марата связаны с чувством безопасности. Легко увидеть, как он получил такое огромное количество поклонников. Обещание защищать права простого человека, а также держать людей в курсе прогресса Конвенции - очевидные причины, по которым люди поверили бы Марату.Марат также выслушивал всех приближавшихся к нему сан-кулотов, которые были известны тем, что раздавали свои деньги, чтобы накормить тех, кто беднее его. Марат, несомненно, был человеком из народа. Обещание новой конституции вселило в людей надежду на реформы и безопасность во Франции, особенно в Париже. Самая важная линия этого конкретного отрывка происходит из второго предложения: «… раскрытие заговоров с целью разоблачения предателей», эта точка зрения будет доминирующей силой для таких лидеров, как Марат, Робеспьер и якобинская партия во время правления террора. которое, как утверждают многие историки, началось только в 1793 году.Многие из его отрывков, как и предыдущие, опубликованные в 1792 году, предвещают насильственный характер революции после 1793 года, иллюстрируя его роль как возможного подстрекателя сочинений Марата.

Франция не целиком состояла из поклонников Марата, некоторые критики называли его сумасшедшим. Марата обвиняли в массовых беспорядках, вспыхнувших во Франции, особенно в сентябрьских массовых убийствах, произошедших в Париже. По словам биографа Эрнеста Белфорта, Бакс, Марат не был непосредственным инициатором мероприятия, однако его роль и энтузиазм по поводу этого мероприятия ставятся под сомнение.Вначале Бакс защищает Марата в своей биографии Жан-Поль Марат: Друг народа , заявляя: «Секции Парижа начали действовать сами по себе. Марат и его Комитет по надзору в лучшем случае взяли под свой контроль движение, которое уже началось спонтанно ... »Бакс усиливает свою позицию в отношении влияния Марата, написав:« ... чтобы предотвратить или воспрепятствовать мощному движению, которое теперь захватило весь революционный Париж. было неподвластно ни одному мужчине ». Бакса критиковали за отсутствие беспристрастных публикаций о Марате; Исследование Бакса определяет Марата как героя.По словам историка Сарелла Эймерла, «кто-то должен был их организовать, и почти наверняка этим человеком был свирепый карлик, подобный Марату». Сентябрьская резня по-прежнему вызывает сомнения относительно ее начала, однако историки продолжают спорить о том, был ли Марат подстрекателем.

В связи с известными убеждениями Марата и его антагонистическими публикациями, спекуляциями о вменяемости Марата, была сделана клевета в отношении характера Марата, о чем он немедленно обращается в первом выпуске журнала Journal de la République Française .Этот отрывок иллюстрирует не только обвинения в адрес Марата, но и его использование того, что было названо «огненным языком», и его чувство собственного достоинства:

Я сломал эту смертоносную руку в руках моих клеветников, но они перестали обвинять меня в продажности только для того, чтобы обвинить меня в гневе; трусы, слепцы, негодяи и предатели объединились, чтобы изобразить меня полным сумасшедшим ... Триста предсказаний, подтвержденных фактами революции, отомстили мне за эти оскорбления ... Сумасшедший патриот теперь сходит за пророка.

Стиль письма Марата отличается элегантностью, но при этом он силен благодаря выбору слов, таких как «убийственный» и «ярость». Этот отрывок отражает многие другие публикации Марата в отношении его повторяющейся темы вины. Во многих публикациях Марата «враги отечества», «предатели» и заговорщики называются врагами Франции и народа. Публикация Марата спровоцировала не только насилие во время террора, но и паранойю, которая была основой этого насилия.Каждый кризис нуждался в козле отпущения, и вскоре нечеткость того, кем были предполагаемые враги, будет раскрыта путем неправомерных обвинений и политической войны, за которой последует схватка с гильотиной. Эта идея о том, что в пределах Франции есть враги Революции, была не только сформирована Маратом, но еще больше подпитывала и без того катастрофический эксперимент со свободой с помощью пропагандистского инструмента паранойи. Робеспьер будет придерживаться этой идеологии даже после смерти Марата. Продолжение на следующей странице »

Книги

Bax, Эрнест Белефорт. Жан-Поль Марат: друг народа . Лондон: Грант Ричардс, 1900.

.

Эймерл, Сарел. Революция!: Франция 1789-1794 гг. Бостон: Литтл, Браун и компания, 1967.

Лумис, Стэнли. Париж в ужасе: июнь 1793–1794 . Филадельфия: J.B. Lippincott Company, 1964.

Статьи журнала

Catterall, R.C.H. «Авторитет Марата». Американский исторический обзор 16, вып. 1 (октябрь 1910 г.): 24-35.

Хэмпсон, Норман. «Обзор: Жан Поль Марат, ученый и революционер». Американский Исторический обзор 103, нет. 5 (декабрь 1998 г.): 1605-1704.

Хазен, Чарльз Д. «Обзор: Жан Поль Марат, друг народа». The American Historical Review 7, no. 1 (октябрь 1901 г.): 142-144.

Лингельбах, Уильям Э. «Обзор: Жан Поль Марат - исследование радикализма». Американский исторический обзор 23, вып. 1 (октябрь 1927 г.): 115-116.

Первичные документы

Марат, Жан-Поль. «Свобода потеряна». L’Ami du Peuple (декабрь 1791 г.). Цитируется в История французской революции : Архив Жан-Поля Марата (1743–1793). http://www.marxists.org/history/france/revolution/marat/1791/freedom-lost.htm (по состоянию на 16 октября 2009 г.).

Марат, Жан-Поль. «Друг народа. ”L’Ami du Peuple (июнь 1793 г.). Цитируется по Лоре Мейсон и Трейси Риццо, Французская революция: собрание документов .Бостон: Houghton Mifflin Company, 1999.

.

Марат, Жан-Поль. «Проспект L’Ami du Peuple». L’Ami du Peuple (1789). Цитируется в История Французской революции : Архив Жан-Поля Марата (1743–1793). http://www.marxists.org/history/france/revolution/marat/1789/prospectus.htm (по состоянию на 16 октября 2009 г.).

Марат, Жан-Поль. «Проспект Journal de la République Française. ” Journal de la république française (август 1792 г.).Цитируется в История Французской революции : Архив Жан-Поля Марата (1743–1793). http://www.marxists.org/history/france/revolution/marat/1792/prospectus.htm (по состоянию на 16 октября 2009 г.).

Видео

Французская революция 6/9 [Видео]. (2008). Получено 16 октября 2009 г. с номера http://www.youtube.com/watch?v=iFoJqn0GISo&feature=related.

Французская революция 7/9 [Видео].(2008). Получено 16 октября 2009 г. с http://www.youtube.com/watch?v=6zF9cmRKbBQ&NR=1.

Арт

Давид, Жак-Луи. Смерть Марата , 1793 год. Musees Royaux, Брюссель.


Примечания

1.) R.C.H, «Каттералл,« Достоверность Марата », , The American Historical Review,

.

16, вып. 1 (октябрь 1910 г.): 24.

2.) Норман Хэмпсон, «Обзор: Жан Поль Марат, ученый и революционер», The American Historical Review 103, нет.5 (декабрь 1998 г.): 1605 ..

3.) Жан-Поль Марат, «Проспект L’Ami du Peuple», L’Ami du Peuple

(1789), В История Французской революции : Архив Жан-Поля Марата (1743–1793), http://www.marxists.org/history/france/revolution/marat/1789/prospectus .htm (по состоянию на 16 октября 2009 г.).

4.) Стэнли Лумис, Париж в ужасе: июнь 1793-1794 , Филадельфия: J.B. Lippincott Company, 1964, 241.

5.) Жан-Поль Марат, «Проспект французского журнала», Journal de la république française (август 1792 г.), В История Французская революция: Архив Жан-Поля Марата (1743-1793), http://www.marxists.org/history/france./revolution/marat/1792/prospectus (по состоянию на 16 октября 2009 г.).

6.) Эрнест Белефорт Бакс, Жан-Поль Марат: Друг народа , Лондон: Грант Ричардс, 1900, 1.

7.) Там же.

8.) Sarel Eimerl, Revolution!: France 1789-1794, Boston: Little, Brown and Company, 1967, 55.

9.) Там же, 90.

10.) Bax, 1.

11.) Там же.

12.) Уильям Э. Лингельбах, «Обзор: Жан Поль Марат, исследование радикализма», The American Historical Review 23, вып. 1 (октябрь 1927 г.): 115.

13.) Там же.

14.) Эймерл, 90.

15.) Там же, 91.

16.) Bax, 3.

17.) Французская революция 6/9 [Видео], (2008). Получено 16 октября 2009 г. с сайта http://www.youtube.com/watch?v=iFoJqn0GISo&feature=related.

18.) Лингельбах, 115.

19.) Эймерл, 91.

20.) Жан-Поль Марат, «Друг народа, » L’Ami du Peuple (июнь 1793 г.), В Лоре Мейсон и Трейси Риццо, Французская революция: собрание документов . Бостон: Houghton Mifflin Company, 1999, 201.

21.) Там же.

22.) Жан-Поль Марат, «Свобода потеряна», L'Ami du Peuple (декабрь 1791 г.), В История Французская революция : Архив Жан-Поля Марата (1743–1793),

http://www.marxists.org/history/france/revolution/marat/1791/freedom-lost.htm (по состоянию на 16 октября 2009 г.).

23.) Марат, «Друг народа», 202-203.

24.) Там же, 203.

25.) Марат, «Проспект французского журнала».”

26.) Эймерл, 91.

27.) Марат, «Проспект французского журнала».

28.) Вакс, 302.

29.) Там же.

30.) Чарльз Д. Хазен, «Ревью: Жан Поль Марат, друг народа», The American Historical Review 7, no. 1 (октябрь 1901 г.): 143.

31.) Эймерл, 92.

32.) Марат, «Проспект французского журнала».

33.) Марат, «Друг народа».

34.) Эймерл, 181.

35.) Лумис, 241.

36.) Эймерл, 91.

37.) Там же, 91, 181.

38.) Лумис, 134-135.

39.) Там же, 207.

40.) Там же.

41.) Там же, 130.

42.) Там же, 138.

43.) Лингельбах, 115.

44.) Там же, 149.

45.) The French Revolution 7/9, History Channel [Видео], (2008), получено 16 октября 2009 г. с http://www.youtube.com/watch?v=6zF9cmRKbBQ&NR=1.

46.) Лумис, 241.

47.) Там же, 403.

Жан-Поль Марат

Жан-Поль Марат (1743–1793) стал одной из самых узнаваемых фигур Французской революции, как из-за его безвременной кончины, так и из-за своего политического вклада в жизнь.

Ранние годы

Марат, как и Жан-Жак Руссо и Жак Неккер, родился в Швейцарии, в семье итальянского отца и французской гугенотки.Подростком он ушел из дома и отправился в Париж, где изучал медицину и начал практику врача.

К 1770-м годам Жан-Поль Марат также проявил интерес к философии Просвещения , поэтому он начал писать труды по политической теории. Он также провел несколько лет в Голландии, Шотландии и Англии, где изучал британскую политическую систему и много писал как о политике, так и о медицине.

Марат вернулся в Париж в 1776 году и основал процветающую медицинскую практику.Вскоре он оказался востребован как врач, его клиентура включала членов парижского высшего общества и Шарля Филиппа, младшего брата Людовика XVI. Отчаявшись проникнуть в интеллектуальную элиту, Марат также продолжал как свои научные исследования, так и свои политические сочинения. Он проводил эксперименты по природе света и оптике; его открытия были изучены и одобрены деятелями Просвещения, такими как Бенджамин Франклин.

Несмотря на это, исследование Марата было отклонено Академией наук , возможно, из-за отсутствия у него образования и покровительства.Политические сочинения Марата также высмеивались Вольтером и его последователями. К концу 1780-х годов Марат разочаровался и обиделся на такое обращение.

Политическая литература и активизм
Изображение молодого Марата в знаменитой кепке свободы

Начало Французской революции предоставило Марату как возможности, так и новые идеи. Созыв Генеральных штатов побудил Марата взяться за перо третьего сословия. Между концом 1788 и серединой 1789 года он написал несколько эссе, призывающих к конституционной реформе и политическому равенству для всех французских граждан.По крайней мере, одно из этих эссе было представлено на рассмотрение Национального учредительного собрания во время обсуждения конституции.

В сентябре 1789 года Марат начал издавать собственную газету L’Ami du Peuple («Друг народа»). В первом издании Марат напал на Второе сословие и потребовал исключить из собрания всех дворян. Во втором он переориентировал свою цель на буржуазных банкиров и финансистов, людей, которые, по словам Марата, «построили свои состояния на разорении других».

Газета Жан-Поля Марата, которая писалась самостоятельно и выходила несколько раз в неделю, пользовалась огромной популярностью у трудящихся Парижа. Привлекательность L’Ami du Peuple объясняется не политическими идеями, а направленностью и тоном. Каждое издание заявляло, что раскрывает какой-то скандал или заговор; каждая копия запускала новую яростную атаку на предполагаемых врагов народа.

L’Ami du Peuple

Цели Марата менялись по мере развития и радикализации революции.Сначала он напал на короля и его министров, дворянство, высокое духовенство и богатую буржуазию. К концу 1789 года L’Ami du Peuple кричал Национальному Учредительному собранию за защиту феодальных и буржуазных деловых интересов, за то, что они не внедрили всеобщее избирательное право, за то, что не зашли достаточно далеко. Парижская Коммуна, Национальная гвардия и умеренные политические деятели, такие как Неккер, Оноре Мирабо, маркиз Лафайет, Жан Байи и Антуан Барнав, также были частыми мишенями.

Как и следовало ожидать, отравленное перо Марата сделало его мишенью для либералов и умеренных. С осени 1789 года до конца 1792 года он регулярно подвергался арестам и преследованиям со стороны правительства. Октябрь и ноябрь 1789 года Марат прятался в канализации и катакомбах Парижа, в то время как Коммуна и жандармерия требовали его ареста. Он ненадолго вернулся, но снова бежал в конце января 1790 года, укрывшись в Англии на четыре месяца.

Возвращение Марата в Париж в мае 1791 года продолжалось до конца июля, когда L’Ami du Peuple были привлечены к ответственности за якобинский радикализм и резню на Марсовом поле, а его типографии были уничтожены жандармами .Марат провел еще один период в изгнании в Англии с декабря 1791 по март 1792 года. L’Ami du Peuple была индивидуальной операцией, поэтому публикация прекращалась всякий раз, когда Марат уезжал в изгнание или скрывался.

К лету 1792 года революция становилась все более радикальной, и Марат и его идеи становились все более популярными. Теперь статьи Марата, поддерживаемые республиканскими кордельерами, содержат злобу на монархию, жирондистов, иностранных шпионов и других предполагаемых контрреволюционеров. L’Ami du Peuple способствовал разжиганию восстания 10 августа 1792 года, которое завершилось вторжением в Тюильри.

Марат также был признан виновным в массовом убийстве заключенных в Париже в следующем месяце, обвинение он не отрицал. В сентябре 1792 года Марат был избран депутатом Национального собрания. Следующие шесть месяцев он провёл препирательства с жирондистами внутри Конвента и нападками на них в печатных изданиях.

В апреле 1793 года Марат был арестован и предан суду Революционного трибунала Парижа по обвинению в массовом насилии и приостановлении действия Национального собрания.Он был оправдан после страстной защиты. Через два месяца жирондисты были исключены из Конвента. Марат, когда-то противник революции, стал одним из ее самых важных лидеров как внутри Конвента, так и на улицах Парижа.

Убийство
Бодри, изображающий смерть Марата в 1860 году.

13 июля 1793 года Марат был убит в своем доме на улице Кордельер. Его смерть, известная образом изображенная на картине Жака-Луи Давида, остается одной из самых драматических сцен революции.

Убийцей Марата была Шарлотта Корде, 24-летняя незамужняя женщина из Нормандии. Выросший в монастыре, Корде был хорошо образован, политически проницателен и хорошо изучал революционные события. К 1792 году она стала последователем жирондистов, считая их логическими лидерами новой нации. Корде ненавидел радикалов во фракции горцев, особенно Марата.

В середине 1793 года она отправилась в Париж, намереваясь убить Марата публично на Fête de la Fédération .Обнаружив, что Марат слишком плохо себя чувствует, Корде посетил его дом утром 13 июля, но ему отказали во въезде. Не испугавшись, она вернулась в свой отель и написала письмо Марату, в котором содержалась информация о заговоре жирондистов в ее родной Нормандии. Она также сменила одежду и пошла в парикмахерскую, надеясь выглядеть более привлекательной.

Посмертная маска Жан-Поля Марата

Corday вернулась в апартаменты Жан-Поля Марата около 19:00 13 июля. На этот раз ей разрешили войти, и она увидела радикального журналиста, купающегося в ванне.Марат отчаянно заболел и, по некоторым данным, уже был близок к смерти. Измученный экземой и мокнущими кожными высыпаниями, он постоянно принимал ванну; не в состоянии удерживать твердую пищу, он пил много кофе.

Поговорив с Маратом и предоставив ему список имен, Кордей представил пятидюймовый кухонный нож, который она воткнула ему в грудь. Жена и сопровождающие Марата вбежали и отчаянно вытащили его из бани, хотя смерть наступила почти мгновенно. В последующие дни Марат был провозглашен мучеником и увековечен словом, искусством и символикой.На его похороны пришли тысячи людей, его сердце было забальзамировано и хранилось в клубе Корделье, его останки были захоронены в Пантеоне. Корде был немедленно предан суду и гильотинирован 17 июля.

Хотя она почти наверняка действовала одна, убийство Марата вызвало новую жестокую волну насилия против контрреволюционеров, агентов роялистов и жирондистов. Хотя убийство Марата напрямую не вызвало правления террора, оно определенно способствовало возникновению паранойи, из которой оно возникло.

Взгляд историка:
«Газеты, подобные статье Марата, привлекали внимание своей безжалостной жестокостью и волнами негодования и паники, которые они могли вызвать, указывая на скрытые гнезда предателей и заговорщиков. Другие ... умудрились воспроизвести подлинный голос bon bougre [хороших людей] - сквернословящего и простого человека из винных магазинов и рынков, его голова окутана парами алкоголя и табака, а язык горячий от ругательств, направленных в l'Autrichenne [австрийская сука].Их призыв был словесным насилием ».
Саймон Шама

1. Жан-Поль Марат был врачом, политическим писателем и журналистом, чья газета L’Ami du Peuple стала популярным источником радикальных идей между 1789 и 1793 годами.

2. Марат родился в Швейцарии, учился и работал врачом в Париже, а также проводил научные эксперименты и писал политическую теорию.

3. В то время как у него были периоды успеха в качестве врача, Марату было трудно прорваться в научную и философскую элиту, что сделало его ожесточенным и обиженным.

4. С началом революции Марат получил возможность писать радикальные политические тексты. В сентябре 1789 года он основал L’Ami du Peuple , газету, критиковавшую предполагаемых врагов революции.

5. После значительного вклада в рост радикализма в Париже, Марат был убит в своей ванне Шарлоттой Корде, сторонницей жирондистов. Его смерть была одной из причин правления террора.

Цитата
Название: «Жан-Поль Марат»
Авторы: Дженнифер Ллевеллин, Стив Томпсон
Издатель: Alpha History
URL: https: // alphahistory.com / frenchrevolution / jean-paul-marat /
Дата публикации: 20 мая 2017 г.
Дата обращения: 1 мая 2021 г.
Авторские права: Запрещается повторно публиковать содержимое этой страницы без нашего явного разрешения. Для получения дополнительной информации об использовании, пожалуйста, обратитесь к нашим Условиям использования.

Жан Поль Марат

Жан Поль Марат родился в Будри, Невшатель, Швейцария, 24 мая 1743 года, в семье родителей из низшего среднего класса. О его ранних годах известно очень мало.Он получил медицинское образование и в течение нескольких лет был успешным врачом как в Англии, так и во Франции. Он также проводил научные эксперименты в области оптики и электричества. Но неспособность добиться того, что он считал должным признанием этой работы, оставила у него чувство преследования.

Марат также опубликовал несколько книг на философские и политические темы, наиболее важной из которых была Цепи рабства, , в которой он высказал бескомпромиссное осуждение королевского деспотизма, защиту суверенитета народа и сочувствие бедный и забитый, которого он никогда не бросал.Начало Французской революции в 1789 году дало ему возможность заняться этими темами, и еще до конца года он начал издавать свой дневник Ami du peuple ( Друг народа ). По его мнению, умеренная революция 1789 года, хотя и положила конец королевскому деспотизму, оставила власть новой аристократии богатых, а обиды бедных все еще оставались неудовлетворенными. Таким образом, радикальное революционное восстание было необходимо, по его мнению, и он снова и снова прямо призывал к народным казням и временной диктатуре, чтобы спасти Революцию и установить режим социальной справедливости.

Радикальные взгляды Марата и жестокость, с которой он их озвучивал, снискали ему большую популярность среди низших классов Парижа и провинции. Но он был предметом особого страха и ненависти для тех, кто поддерживал умеренную революцию, породившую ограниченную монархию. Власти часто пытались заставить его замолчать, но он избегал ареста, скрывался с помощью своих сторонников и, по крайней мере, периодически публиковал свой журнал.

Когда умеренный эксперимент с ограниченной монархией провалился посреди катастрофических военных неудач, король был свергнут в августе 1792 года, и менее чем через месяц в сентябре произошла массовая резня, вспыхнувшая массовые казни, как призывал Марат. Париж.Эти события положили начало радикальной фазе Французской революции. Парижские избиратели выбрали Марата в Конвент, который должен был служить во Франции в качестве законодательного органа в течение следующих 3 лет, и он сел и проголосовал за «Гору», левую якобинскую фракцию. Но многие обвиняли его в массовых убийствах в сентябре, и его продолжающееся подстрекательство к прямым действиям и чисткам, а также его защита обширной программы социального законодательства держали в стороне от него всех, кроме самых радикальных. Его крайние идеи и язык сочетались с его неформальной одеждой и неопрятной внешностью, что усиливалось признаками хронического кожного заболевания.

Марат сконцентрировал свою инвективу в первые месяцы 1793 года против умеренной партии жирондистов, и они ответили тем же. Они пытались заставить его замолчать и убедили Конвент постановить его арест и суд. Но он выбрался из укрытия и блестящей речью победил в апреле 1793 года. Его противники-жирондисты подверглись нападению с Якобинской горы, и Марат достиг пика своего влияния, руководя атакой в ​​своем дневнике. С решающей помощью парижских масс Конвент был вынужден свергнуть, а затем приказать арестовать лидеров жирондистов (2 июня 1793 г.).

Триумф Марата по иронии судьбы привел к его собственной смерти. Шарлотта Корде, молодая девушка-идеалистка, симпатизирующая жирондистам из провинции, приехала в Париж, чтобы отомстить и избавить свою страну от чудовища Марата. К этому времени его здоровье настолько ухудшилось, что он жил и работал в уединении в своей квартире, принимая лечебные ванны. 13 июля 1793 года ей удалось получить доступ в его квартиру под предлогом предоставления информации, чтобы помочь ему в его продолжающейся кампании против жирондистов, и она зарезала его в ванне.

22 Марат Ле Вачез

Шарль Франсуа Габриэль Ле Ваше (1760-1820) и Жан Дюплесси-Берто (1747-1819)

Жан Поль Марат; Marat porté en triomphe, après voir été оправдание par le Tribunal Революционер (Марат победил после того, как был оправдан революционный трибунал), 1802

Офорт, гравировка и акватинта

Опубликовано в серия Исторические таблицы французской революции, 1791 - 1817 гг. (первая включен в редакцию 1802 г.)

«Марат! Что за имя, что за мужчина ... или больше похоже, что за чудовище! »Так открывается текст, написанный к портрету Марата и иллюстративная виньетка, в которой он описан как отвратительный телом и разумом, («Свирепое существо», «злая нечисть, извергнутая революцией»).'Кто знает, как далеко зашла бы его жажда крови? »- спрашивает читатель. Тем не менее, это всегда будет риторическим вопросом, поскольку, продолжает текст, «Героиня» Шарлотта Корде освободила от него землю, когда ударила его ножом. его ванна 13 июля 1793 года. дискурс, написанный для сопровождения гравюры в этой серии, изображающей Корде, является заброшен при обсуждении поруганного Марата!

Мало что от «мерзкого» характера Марата можно уловить из его портрет, который, во всяком случае, изображает его в выгодном свете.Он показан в движение поворота головы к чему-то, что зацепило его внимание или воображение, поза, вызывающая не только живой интерес, но и в соответствии с живописными условностями восемнадцатого века, вдохновение. Факт что его лоб освещен светом от неустановленного источника. предполагает работу активного, интеллектуального ума. Марат изображен в его тюрбан торговой марки, который носят в лечебных целях, но при этом нет никаких признаков болезни видно на его лице: напротив, он показан здоровым и сильным.Это несоответствие между письменным и визуальным изображением могло произойти из-за тот факт, что портреты Левачеса обычно были посмертными, и ему приходилось рисовать существующие изображения. В случае с Маратом большая часть этого была произведена после его смерть, чтобы прославить мученическую смерть Марата перед радикальной публикой.

Интересно, что Дюплесси-Берто также решил изобразить Марата в триумфальный момент, а именно, когда он был признан невиновным по предъявленным обвинениям против него жирондисты 24 апреля 1793 г.Мы видим, как его уносит ввысь огромная толпа, собравшаяся, чтобы отпраздновать победу Друга Люди. Это и по иронии судьбы его убийство (которое принесло ему славную статус мученика Революции), были высшими точками творчества Марата.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *