Фонвизин причина смерти – Фонвизин, Денис Иванович — Википедия

Умер писатель Денис Иванович Фонвизин :: Издательство Русская Идея

1.12.1792 (14.12). Умер писатель Денис Иванович Фонвизин

Денис Иванович Фонвизин (3.04.1744(45?)–1.12.1792), – драматург, прозаик. Родился в Москве в богатой дворянской семье, происходившей от немцев из Ордена меченосцев. Один из них, барон Петер фон Висин, вместе с сыном был взят в плен русскими при Иоанне Грозном во время Ливонской войны 1558–1583 гг. Они остались в России, куда прибыли и младшие сыновья барона. Потомки их несколько поколений исповедовали лютеранскую религию, что не мешало им верно служить новой родине, тем более что они за это получали поместья и другие пожалования.

Денис Фонвизин, их уже достаточно далекий потомок, получил прекрасное домашнее образование. В 1755–1760 гг. учился в гимназии при Московском университете, затем в течение года на философском факультете. В студенческие годы начал печататься в московских журналах как переводчик иностранных авторов.

В 1762 г. переехал в С.-Петербург и занял место переводчика в Коллегии иностранных дел. В 1763–1769 гг. служил секретарем кабинет-министра И.П. Елагина, ведавшего разбором челобитных на высочайшее имя, а с 1766 г. и императорскими театрами. Разделяя оппозиционные взгляды по отношению к нравам двора Императрицы Екатерины II, по его поручению Фонвизин разрабатывал проекты конституционных реформ в России, которые должны были отменить крепостное право и предоставить политические права всем сословиям.

В эти же годы Фонвизин сближается с кружком молодых офицеров-вольнодумцев, под их влиянием создает сатирическое произведение "Послание к слугам моим..." (1769). Интерес к театру выразился в работе над оригинальной русской сатирической комедией (до этого перекладывал иностранные комедии "на русские нравы"). Комедия "Бригадир" была написана в 1766–1769 гг. и поставлена в 1770 г. В 1769 г. Фонвизин стал секретарем руководителя Коллегии иностранных дел – Н.И. Панина, воспитателя наследника престола. Их сближали оппозиционное отношение к правительству Екатерины II, убежденность, что России нужны "фундаментальные законы".

В 1777–1778 гг. совершил поездку с женой за границу, во Францию и Германию, письма из этой поездки позже издал под заглавием "Записки первого путешествия", сыгравшие свою роль в становлении русской прозы. Разочарование от западного мещанства и рационализма не побудило, однако, Фонвизина глубоко задуматься над духовными причинами этого. Размышления его ограничиваются в основном социальной плоскостью.

В 1781 г. Фонвизин написал самое известное свое произведение – комедию "Недоросль" с обличением крепостного права и невежества чиновников, что, по мнению автора, может быть преодолено реформами в духе Просвещения.

В марте 1782 г., после отстранения Панина от дел, подал в отставку и полностью отдался литературному творчеству. В 1783 г. публикует ряд сатирических сочинений: "Опыт российского сословника", "Челобитная российской Миневре от российских писателей", "Повествование мнимого глухого и немого". В 1784–1785 гг. Фонвизин вновь побывал в Европе – в Германии и Италии, анонимно издал на французском языке "Жизнь графа Никиты Ивановича Панина", нарисовав образ идеального просвещенного вельможи. И опять-таки идеал чисто социальный.

В последние годы жизни тяжело больной писатель начал автобиографическую повесть "Чистосердечное признание в делах моих и помышлениях" (к сожалению, не была закончена). 1 декабря 1792  г. скончался в Петербурге. Похоронен в Александро-Невской лавре.

Использован материал:

Русские писатели и поэты.
Краткий биографический словарь.
Москва, 2000.

Д.И. Фонвизин.. Из "Записок первого путешествия" о Франции, самой культурной стране Европы (1777 г.)

...Выехал я во Францию и, через Страсбург, Безансонъ, Bourg-en-Besse, достиг славного города Лиона. Дорога в сем государстве очень хороша; но везде по городам улицы так узки и так скверно содержатся, что дивиться надобно, как люди с пятью человеческими чувствами в такой нечистоте жить могут...

Шедши в Лионе по самой знатной и большой улице (которая однако ж не годится в наши переулки), увидел я среди бела дня зажженные факелы и много людей среди улицы. Будучи близорук, счел я, что это конечно какое-нибудь знатное погребение; но подошед из любопытства ближе, увидел, что я сильно обманулся; господа французы изволили убить себе свинью – и нашли место опалить ее на самой середине улицы!

Смрад, нечистота и толпа праздных людей смотрящих на сию операцию, принудили меня взять другую дорогу. Не видав еще Парижа, не знаю, меньше ли в нем страждет обоняние; но виденные мною во Франции города находятся в рассуждении чистоты в прежалком состоянии...

Почти нигде нельзя отворить окошко летом от зараженного воздуха. Чтоб иметь все под руками и ни зачем далеко не ходить, под всяким домом поделаны лавки. В одной блистает золото и наряды, а подле нее, в другой вывешена битая скотина с текущей кровью. Есть улицы где в сделанных по бокам стоках течет кровь, потому что не отведено для бойни особливого места. Такую же мерзость нашел я в прочих французских городах, которые все так однообразны, что кто был на одной улице тот был в целом городе; а кто был в одном городе, тот все города видел. Париж пред прочими, имеет только то преимущество, что наружность его несказанно величественнее, а внутренность сквернее.

Напрасно говорят, что причиною нечистоты является многолюдство. Во Франции множество деревень, но ни в одну нельзя въезжать, не зажав носа. Со всем тем привычка, от самого младенчества жить в грязи по уши, делает, что обоняние французов ни мало не страждет. Вообще сказать можно, что в разсуждении чистоты перенимать здесь нечего, а в рассуждении благонравия еще меньше. Удостоверяясь в сей истине, искал я причины, что привлекает сюда такое множество чужестранцев? …

По точном разсмотрении вижу я только две вещи, кои привлекают сюда чужестранцев: спектакли и – с позволения сказать – девки. Если две сии приманки отнять сегодня, то завтра две трети чужестранцев разъедутся из Парижа. Безчинство дошло до такой степени, что знатнейшие люди не стыдятся сидеть с девками в ложах публично. Сии твари осыпаны бриллиантами. ... С каким искусством они умеют соединять прелести красоты с приятностью разума, чтоб уловить в сети жертву свою! Сею жертвою бывают по большей части иностранцы, кои привозят с собой денег сколько можно больше, и если не всегда здравый ум, то по крайней мере здоровое тело; а из Парижа выезжают, потеряв и то и другое, часто невозвратно. Я думаю, что если отец не хочет потерять своего сына, то он не должен посылать его сюда...

Такой бедной учености, я думаю, нет в целом свете; ибо как гражданские звания покупаются без справки, имеет ли покупающий потребныя к должности своей знания, то и нет охотников терять время свое, учась науке безполезной. Злоупотребление продажей чинов, произвело здесь то страшное действие, что при невероятном множестве способов к просвещению, глубокое невежество весьма нередко...

Главное рачение мое обратил я к познанию здешних законов. … Система законов сего государства есть здание, можно сказать, премудрое, сооруженное многими веками и редкими умами; но вкравшееся мало помалу различные злоупотребления и развращение нравов дошли до самой крайности и уже потрясли основание сего пространного здания, так что жить в нем бедственно, а разорить его пагубно. Первое право каждого француза есть вольность; но истинное настоящее его состояние есть рабство; ибо бедный человек не может снискивать своего пропитания иначе, как рабскою работою; а если захочет пользоваться драгоценною своею вольностью, то должен будет умереть с голоду. Словом: вольность есть пустое имя и право сильного остается правом превыше всех законов...

Наилучшие законы не значат ни чего, когда исчез в людских сердцах первый закон, первый между людьми союз – добрая вера. У нас ее не много, а здесь нет и головою. Вся честность на словах, и складнее у кого фразы, тем больше остерегаться должно какого-нибудь обмана. Ни порода, ни наружные знаки почестей не препятствуют ни мало снисходить до подлейших обманов, как скоро дело идет о малейшей корысти. Сколько кавалеров Св. Людовика, которые тем и живут, что подлестясь к чужестранцу и заняв у него сколько простосердечие того позволяет, на другой же день скрываются вовсе, и с деньгами от своего заимодавца! Сколько промышляют своими супругами, сестрами, дочерьми. Словом, деньги суть первое божество здешней земли.

Развращение нравов дошло до такой степени, что подлый поступок не наказывается уже и презрением; честнейшие действительно люди не имеют ни мало твердости отличить бездельника от честного человека, считая, что таковая отличность была бы contre la politesse française [противоречила бы французской вежливости]...

Вообще надобно отдать должное здешней нации, что слова сплетают мастерски, и если в том состоит разум, то всякий здешний дурак имеет его превеликую долю. Мыслят здесь мало, да и некогда, потому что говорят много и скоро. Обыкновенно отворяют рот, не зная еще что сказать, а как затворять рот не сказав ничего, было бы стыдно, то и говорят слова, которые машинально на язык попадаются, не заботясь много, есть ли в них какой-нибудь смысл. … Вот общий, или паче сказать, природный характер нации; но надлежит присовокупить к нему и развращение нравов, дошедшее до крайности, чтоб сделать истинное заключение о людях, коих вся Европа почитает своим образцом...

Возмечтания их (парижан) о своем разуме дошла до такой глупости, что редкий француз не скажет о самом себе, что он преразумен. Нет ли разницы между разумом французским и разумом человеческим? Дабы сделать сие разыскание, принял я к здешним умницам знаменование разума в целом свете. Я пришел, что для них оно слишком длинно; они гораздо его для себя поукоротили. Через слово разум, по большей части, понимают они одно качество, а именно остроту его, не требуя отнюдь, чтобы она была управляема здравым смыслом...

...Слушать разсудка, и во всем прибегать к его суду – скучно; а французы скуки терпеть не могут. Чего не делают они, чтоб избежать скуки, то есть, чтоб ничего не делать! И действительно всякий день здесь праздник. Видя с утра до ночи бесчисленное множество людей в беспрерывной праздности, удивляться надобно, когда что здесь делается. Не упоминая о садах, всякий день пять театров наполнены. Все столько любят забавы, сколько труды ненавидят; а особливо черной работы народ терпеть не может. Зато нечистота в городе такая, какую людям, не вовсе оскотинившимся, переносить весьма трудно.

Рассудка француз не имеет, и иметь его почел бы несчастьем своей жизни; ибо оный заставлял бы его размышлять, когда он может веселиться. Забава есть один предмет его жизни. А как на забавы потребны деньги, то для приобретения их употребляют всю остроту, которою его природа одарила. … Обман почитается у них правом разума. По всеобщему их образу мыслей обмануть не стыдно; но не обмануть – глупо. … Божество его – деньги. Из денег нет труда, которого не поднял, и нет подлости, какой бы не сделал француз. … Д

Аламберты и Дидероты в своем роде такие же шарлатаны, каких видел я всякий день на бульваре; все они народ обманывают за деньги, и разница между шарлатаном и философом только та, что последний к сребролюбию присовокупляет беспримерное тщеславие. …

Сколько я помню, вся система нынешних философов состоит в том, чтоб люди были добродетельны независимо от религии: но они, которые ничему не верят, доказывают ли собою возможность своей системы? Кто из мудрых века сего, победив все предрассудки, остался честным человеком? Кто из них, отрицая бытие Божие, не сделал интереса денежного единым божеством своим, и не готов жертвовать ему всею своею моралью? Одно тщеславие их простирается до того, что сами науки сделались источником непримиримой вражды между семействами. …

Воспитание во Франции ограничивается одним учением. Нет генерального плана воспитания, и все юношество учится, а не воспитывается. Главное старанье прилагают, чтоб один стал богословом, другой живописцем, третий столяром; но чтоб каждый из них стал человеком, того и на мысль не приходит. И так относительно воспитания Франция ни в чем не имеет преимущества пред прочими государствами. В сей части столько же и у них недостатков, сколько и везде; но в тысячу раз больше шарлатанства. …

Дворянство французское по большей части в крайней бедности, а невежество его ни с чем не сравнимо. Ни звание дворянина, ни орден Св. Людовика не мешают во Франции ходить по мiру. … Множество из них мучили меня неотступными просьбами достать им места гувернеров в России; но как исполнение их просьб было бы убийственно для невинных, доставшихся в их руки, то уклонился я от сего злодеяния и почитаю долгом совести не способствовать тому злу, которое в отечестве нашем уже довольно вкореняется. ...

Если что во Франции нашел я в цветущем состоянии, то, конечно, их фабрики и мануфактуры. Нет в свете нации, которая б имела такой изобретательный ум, как французы в художествах и ремеслах, до вкуса касающихся. Я хаживал к marchandes des modes, как к артистам, и смотрел на уборы и наряды, как на прекрасные картины. Сие дарование природы послужило много к повреждению их нравов. Моды вседневно переменяются: всякая женщина хочет наряжена быть по последней моде; мужья пришли в несостояние давать довольно денег женам на уборы; жены стали промышлять деньги, не беспокоя мужей своих, и Франция сделалась в одно время моделью вкуса и соблазном нравов для всей Европы...

В рассуждении злоупотребления духовной власти я уверен, что Франция несравненно несчастнее прочих государств. … Сила духовенства во Франции такова, что знатнейшие не боятся потерять ее никаким соблазном. Прелаты публично имеют на содержании девок, и нет позорнее той жизни, какую ведут французские аббаты...

Рассматривая состояние французской нации, научился я различать вольность по праву от действительной вольности. Наш народ не имеет первой, но последнею во многом наслаждается. Напротив того французы, имея право вольности, живут в сущем рабстве.

+ + +

Комедии Фонвизина оставили наглядный портрет того уже фактически нерусского и бездуховного дворянского общества XVIII века, частью которого были даже его лучшие представители, как сам Фонвизин или Сумароков. Несмотря на немилость Екатерины II, в списках расходились многие произведения Фонвизина, фразы из которых сделались крылатыми словами:

  • «Прежде, кто писывали хорошо по-русски, так те знавали грамматику, а ныне никто ее не знает, а все пишут».
  • «Наука и ум подчиняются моде столько же, сколько сережки и пуговки».
  • «Жадные люди приписывают себе бережливость, а трусливые – вежливость».
  • «Слава Богу, что на вранье нет пошлин. Ведь куда бы какое всем было разоренье!»
  • «Не хочу учиться, хочу жениться».
  • «Сердце богатого человека скоро каменеет».

Поделиться новостью в соцсетях

 

 

rusidea.org

Денис Фонвизин - биография, личная жизнь, фото

Денис Фонвизин – великий русский писатель, драматург, публицист, переводчик и создатель русской бытовой комедии.

Кроме писательства Фонвизин занимался политикой. Он был статским советником и секретарем главы русской дипломатии Н. И. Панина.

Биография Фонвизина изучается не только учащимися 9 класса, но и студентами. Школьники знают его в основном по знаменитому произведению «Недоросль».

В биографии Фонвизина много интересных деталей, с которыми вы сможете ознакомиться прямо сейчас.

Итак, перед вами краткая биография Дениса Фонвизина.

Краткая биография Фонвизина

Денис Иванович Фонвизин родился 3 апреля 1745 г. в Москве. Его предки были дворянами, происходившими из ливонского рыцарского рода.

Прародитель Фонвизина попал в русский плен во время Ливонской войны (1558-1583) и крестился в православие.

Образование

В период биографии 1755-1760 гг. Денис Фонвизин учился в дворянской гимназии при Московском университете, затем в течение года – на философском факультете университета.

В 1760 г. в числе лучших гимназистов Фонвизин и его брат Павел прибыли в Петербург. Здесь он познакомился с Михаилом Ломоносовым и первым руководителем русского театра Сумароковым.

В 1761 г. по заказу одного из московских книготорговцев Фонвизин перевёл с немецкого басни Хольберга.

Через год он уже переводит роман французского писателя аббата Террасона «Геройская добродетель или жизнь Сифа, царя египетского», трагедию Вольтера «Альзира или американцы» и «Метаморфозы» Овидия.

Одновременно с переводами стали появляться и оригинальные произведения Фонвизина, окрашенные в резко сатирические тона.

Творчество

Согласно официальной биографии Фонвизина, предположительно к 1760 г. была написана не опубликованная при жизни автора пьеса, так называемый ранний «Недоросль».

Однако существует версия, что ранний «Недоросль» вообще не принадлежит перу Дениса Ивановича.

Следует заметить, что Фонвизин находился под сильным влиянием французской просветительской мысли от Вольтера до Гельвеция.

Он сделался постоянным участником кружка русских вольнодумцев, собиравшихся в доме князя Козловского.

Литературные занятия Фонвизина оказали ему помощь и в его служебной карьере.

Когда он сделал перевод трагедии Вольтера, его назначили состоять при уже известном тогда кабинет-министре Елагине.

Также большим успехом пользовалась его комедия «Бригадир». Интересен факт, что Фонвизин был даже специально приглашен в Петергоф для прочтения этого произведения самой императрице.

В результате он сблизился с воспитателем Павла Петровича (будущего российского императора), графом Никитой Ивановичем Паниным.

В 1769 г. Фонвизин перешёл на службу к Панину, сделавшись, в качестве его секретаря, одним из наиболее близких и доверенных лиц.

Перед смертью Панина Фонвизин, по его непосредственным указаниям, составил «Рассуждение об истребившейся в России совсем всякой форме государственного правления и от того о зыблемом состоянии как империи, так и самых государей».

Это произведение содержит исключительно резкую картину деспотического режима Екатерины и её фаворитов, требует конституционных преобразований и прямо угрожает в противном случае насильственным переворотом.

Государственная служба

В период биографии 1777-1778 гг. Фонвизин выезжает за границу и довольно долго находится во Франции. Отсюда он пишет письма к своей сестре Ф. И. Аргамаковой, П. И. Панину (брату Н. И. Панина) и Я. И. Булгакову.

Эти письма носили ярко выраженный общественно-социальный характер. Острый ум Фонвизина, наблюдательность, умение разобраться в экономических, социальных и политических проблемах французского общества, позволили ему нарисовать исторически верную картину Франции.

Изучая французскую действительность, Фонвизин желал глубже понять процессы, происходящие не только во Франции, но и в России, и найти пути к улучшению социально-политического порядка на родине.

Говоря о крепостном праве, Фонвизин считает необходимым не уничтожение его, а введение в «пределы умеренности».

Его пугала возможность новой пугачёвщины, и он считал, что необходимо пойти на уступки, чтобы избегнуть дальнейших потрясений.

Отсюда основное требование – введение «фундаментальных законов», соблюдение которых необходимо не только для простых граждан, но и для монарха.

Наиболее впечатляющим является нарисованная писателем-сатириком картина современной ему действительности, а именно, – безграничный произвол, охвативший все органы государственного управления.

Зрелое творчество

Выйдя в отставку, Фонвизин, несмотря на тяжёлую болезнь (паралич), до конца жизни занимался литературным трудом.

При этом его ждало резкое неодобрение в лице императрицы Екатерины II, запретившей Фонвизину издавать пятитомное собрание сочинений.

Литературное наследие последнего периода жизни писателя состоит главным образом из статей для журнала и из драматических произведений: комедии «Выбор гувернера» и драматического фельетона «Разговор у княгини Халдиной».

Кроме того, в последние годы своей жизни Фонвизин работал над автобиографией «Чистосердечное признание».

Личная жизнь

В биографии Дениса Фонвизина была только одна жена. В 1774 г. литератор заключил брак с дочерью богатого купца – Екатериной Роговиковой. Она была вдовой адъютанта графа Чернышева – А. А. Хлопова.

После смерти Хлопова Екатерина получила в управление огромное состояние, и, выйдя в 27-летнем возрасте за Фонвизина, полностью обеспечила его.

Детей в этом браке у них не было.

Смерть Фонвизина

Умер Денис Иванович Фонвизин в декабре 1792 г. Ему было всего 47 лет.

Похоронен на Лазаревском кладбище Александро-Невской лавры.

Блестящий талант, большой ум и широкая эрудиция дают полное право считать Фонвизина одним из выдающихся людей екатерининской эпохи.

Несмотря на то, что он был характерным представителем русской дворянской интеллигенции своего времени, он вошел в историю, как выдающийся человек своей эпохи.

Через три года после смерти Фонвизина в России родился другой великий писатель – Александр Грибоедов, биография которого во многом похожа на биографию Фонвизина.

Интересные факты о Фонвизине

В биографии Фонвизина было много интересных фактов. Вот лишь некоторые из них.

  • Любимым писателем Дениса Фонвизина был Руссо
  • Когда состоялась премьера пьесы «Недоросль», ее успех был столь огромен, что зрители закидали сцену кошельками с деньгами.
  • Интересен факт, что Денис Фонвизин был настоящим франтом. Он, в отличие от своего неряшливого современника Ивана Крылова, уделял большое внимание внешнему виду. Его одежда всегда была чиста и выглажена, а обувь украшена большими пряжками.
  • Впервые побывав в Санкт-Петербурге, Фонвизин увидел театральное представление – постановку пьесы датского писателя Людвига Хольберга «Генрих и Пернилл». Это произвело на него столь глубокое впечатление, что он сохранил любовь к театру на всю жизнь.

  • Пушкин очень любил Фонвизина и высоко ценил веселость его комедий. Он крайне сожалел, что в русской литературе «так мало истинно весёлых сочинений». Он с любовью отмечал особенность дарования Фонвизина, указывая на прямую преемственность драматургии Фонвизина и Гоголя.
  • Говоря о творчестве Фонвизина, известный литературный критик Белинский писал: «Вообще для меня Кантемир и Фонвизин, особенно последний, самые интересные писатели первых периодов нашей литературы».

Теперь вы знаете все главные события биографии и творчества Дениса Фонвизина.

Если вам понравилась краткая биография Фонвизина – поделитесь ею в социальных сетях. Если же вам нравятся биографии известных людей вообще, и интересные истории из их жизни в частности – подписывайтесь на сайт InteresnyeFakty.org. С нами всегда интересно!

Понравился пост? Нажми любую кнопку:

Интересные факты:

interesnyefakty.org

Денис Фонвизин (14 апреля 1745

Денис Иванович Фонвизин, писатель, создатель жанра русской бытовой комедии родился (3) 14 апреля 1745 года в Москве, в дворянской семье. Обучался он в гимназии при Московском университете, а после и в самом университете на философском факультете.

В 1756-1759 годах участвовал в любительских представлениях университетского театра Михаила Хераскова, а затем и в Публичном театре профессиональных актёров. В период с 1769 по 1782 год работал секретарём графа Панина в коллегии иностранных дел. В 1777-1787 годах Фонвизин проживал во Франции.

Деятельность Фонвизина как литератора началась ещё в его студенческие годы, когда он делал ряд переводов басен и сатирических произведений с немецкого языка. Всего за свою творческую жизнь писатель перевёл 226 басен.


Первым произведением Фонвизина, написанным именно им, было «Послание к слугам моим Шумилову, Ваньке и Петрушке». В 1769 году написана комедия «Бригадир» (напечатана лишь в 1786 году), а в 1783 напечатана его самая известная комедия «Недоросль», которая впервые была поставлена годом ранее.

Есть легенда, что после премьеры «Недоросля» в Петербурге к Фонвизину подошёл князь Потёмкин и сказал: «Умри, Денис, лучше не напишешь». По другой версии, эти слова принадлежат Державину, а не князю Потёмкину.

Комедия «Недоросль» до сих пор с большим успехом ставится на сценах театров. По классической традиции, героям даны «говорящие» имена: Простаковы, Скотинины, Митрофан, Софья, Цыфиркин, Вральман и т.д. Во время обучения в Нежинской гимназии Николай Гоголь играл в студенческих спектаклях роль Простаковой.

В последние годы жизни Фонвизин работал над своим автобиографическим произведением «Чистосердечное признание», но закончить его не успел.

Денис Иванович Фонвизин умер (1) 12 декабря 1792 года в Петербурге.

www.calend.ru

Денис Фонвизин - краткая биография, факты, личная жизнь

Краткая биография

Денис Иванович Фонвизин - русский писатель, драматург, переводчик, публицист, создатель национальной бытовой комедии, автор знаменитой комедии «Недоросль». Фонвизин родился в Москве 14 апреля (3 апреля по ст. ст.) 1745 г., являлся продолжателем рыцарского рода, имевшего ливонское происхождение и окончательно обрусевшего. Начальное образование было получено Денисом благодаря отцу, который занимал чиновничью должность в ревизион-коллегии; дома у них царила патриархальная обстановка.

Обучение было продолжено в гимназии при Московском университете, а затем и в нем самом: Фонвизин на протяжении 1759-1762 гг. являлся студентом философского университета. С 1756 по 1759 г. входил в труппу любительского университетского театра М. Хераскова, а позднее играл уже в профессиональном Публичном театре. В студенческую пору Фонвизин дебютировал и на литературном поприще - с переводческой деятельности. Вплотную он занялся этим по приезду в Петербург в 1760 г.: в столицу Фонвизин вместе с братом прибыли как одни из лучших гимназистов.

Выполняя заказ одного из продавцов книг, Фонвизин в 1761 г. переложил на русский язык басни Людвига Гольберга, писавшего на немецком. Всего им было переведено более 200 басен, роман француза Террасона, трагедия Вольтера, овидиевские «Метаморфозы» и др. Любимым писателем Фонвизин считал Ж.-Ж. Руссо. Параллельно переводческой деятельности стал заниматься написанием сочинений, носящих сатирический характер.

Окончив университет, Д.И. Фонвизин становится переводчиком в иностранной коллегии, а с 1763 г. его переводят на службу к статскому советнику дворцовой канцелярии И.П. Елагину. К слову, этому назначению способствовало занятие литературой: его перевод вольтеровской трагедии не остался незамеченным. Работая при Елагине, Фонвизин не оставлял переводческой деятельности. Сблизившись с литературным кружком Козловского, он создал дебютную самостоятельную работу - «Послание к слугам моим Шумилову, Ваньке и Петрушке»; в 1764 г. появилась его первая пьеса-комедия «Корион». На протяжении 1766-1769 гг. была написана и в 1786 г. опубликована комедия «Бригадир». Она положила начало жанру комедии нравов, т.к. в подавляющем большинстве русские авторы создавали комедии характеров.

Период биографии с 1769 по 1782 г. был связан со службой у графа Н.И. Панина; Фонвизин работал у него секретарем, а позднее превратился в доверенное лицо. Находясь на этой должности, он попал в мир большой политики, закулисных игр. В 1777 г. Фонвизин покидает Россию, довольно долго проживает во Франции, где старается вникнуть в происходящие в этом государстве процессы, одновременно думая о судьбах родины, пытаясь увидеть путь, который позволил бы вывести на новый уровень социально-политическую жизнь.

В 1782 г. Фонвизину пришлось уйти в отставку из-за того, что граф Панин попал в опалу. На основании его идей Фонвизиным было написано «Рассуждение о непременных государственных законах» (1782-1783). Эта работа предназначалась для графского воспитанника, которому в будущем предстояло стать императором Павлом, и считается одним из лучших сочинений национальной публицистики.

Пиком творческих достижений Дениса Ивановича стала написанная в 1882 г. и опубликованная в 1883 г. комедия «Недоросль», которая так же, как и «Бригадир», вызвала огромный общественный резонанс. Белинский в свое время заметил, что только с Фонвизина началась русская комедия, а его пьесы являются одним из «замечательных явлений» в истории русской литературы.

Оставив государственную службу, Фонвизин посвятил себя литературе, хотя состояние здоровья оставляло желать лучшего (у писателя был частичный паралич). Екатерина Вторая во многом препятствовала реализации его творческих замыслов, в частности, наложив запрет на издание журнала «Друг честных людей, или Стародум», собрание сочинений в 5 томах. В этот период творческой деятельности он создал несколько драматических произведений, журнальных статей и автобиографию (осталась неоконченной). В 1784 и 1785 г. Фонвизин уезжал в Италию лечиться, в 1787 г. поправлял заметно пошатнувшееся здоровье в Вене. Испытывала чета Фонвизиных в это время и трудности финансового характера. Занятия литературой оказались фактически свернутыми. Умер писатель 12 декабря (1 декабря по ст. ст.) 1792 г.; похоронили его на Лазаревском кладбище Александро-Невской лавры в Санкт-Петербурге.

Биография из Википедии

Происхождение

Родился в семье Ивана Андреевича Фонвизина, образ которого позже воплотил в своём любимом герое Стародуме в произведении «Недоросль». Прародитель Фонвизиных попал в русский плен во время Ливонской войны (1558—1583) и крестился в православие.

Фамилия Фон-Визен (нем. von Wiesen) или, с русифицированным окончанием Фон-Визин, писалась в XVIII веке в два слова или через дефис; это же правописание сохранялось до середины XIX века. Написание «Фон-Визин» использовал автор первой крупной биографии Фонвизина. Слитное написание установлено литературоведом второй половины XIX века Н. С. Тихонравовым, хотя уже Пушкин находил это начертание правильным как придающее более русский характер фамилии писателя, который был, по выражению Пушкина, «из перерусских русским».

В 1755—1760 годах учился в дворянской гимназии при Московском университете, затем в течение года — на философском факультете университета. В 1760 году в числе лучших гимназистов Фонвизин и его брат Павел прибыли в Петербург. Здесь он познакомился с Ломоносовым, с первым руководителем русского театра Сумароковым и впервые увидел театральное представление - постановку пьесы «Генрих и Пернилл» датского писателя, основоположника датской драмы Людвига Хольберга. В 1761 году по заказу одного из московских книготорговцев Фонвизин перевёл с немецкого басни Хольберга. Затем, в 1762 году, он переводит политико-дидактический роман французского писателя аббата Террасона «Геройская добродетель или жизнь Сифа, царя египетского», написанный в манере знаменитого «Телемака» Фенелона, трагедию Вольтера «Альзира или американцы», «Метаморфозы» Овидия; в 1769 году сентиментальную повесть Грессе «Сидней и Силли или благодеяния и благодарность», получившую у Фонвизина название «Корион». Любимым его писателем был Руссо.

Одновременно с переводами стали появляться и оригинальные произведения Фонвизина, окрашенные в резко сатирические тона. Так, предположительно к 1760-м годам относится не опубликованная при жизни автора пьеса, так называемый «ранний „Недоросль“», впервые изданная только в томе 9-10 серии «Литературное наследство» в 1933 году. Её действующие лица — прообразы персонажей знаменитого «Недоросля». Так, Аксен схож с Простаковым, Улита с Простаковой, а Иванушка — с Митрофаном. Существует также версия, что ранний «Недоросль» не принадлежит Фонвизину.

Фонвизин находился под сильнейшим воздействием французской просветительской мысли от Вольтера до Гельвеция. Он сделался постоянным участником кружка русских вольнодумцев, собиравшихся в доме князя Козловского. В комедии «Бригадир» действуют две семьи провинциальных помещиков. Образ Ивана, сына бригадира, неистового галломана, занимает центральное место.

Литературные занятия Фонвизина оказали ему помощь и в его служебной карьере. Обратил на себя внимание его перевод трагедии Вольтера и в 1763 году Фонвизин, служивший тогда переводчиком в иностранной коллегии, был назначен состоять при уже известном тогда кабинет-министре Елагине, под началом которого служил и Владимир Игнатьевич Лукин. Ещё большим успехом пользовалась его комедия «Бригадир», для прочтения которой самой императрице автор был приглашён в Петергоф, после чего последовали и другие чтения, в результате которых он сблизился с воспитателем Павла Петровича, графом Никитой Ивановичем Паниным. В 1769 году Фонвизин перешёл на службу к Панину, сделавшись, в качестве его секретаря, одним из наиболее близких и доверенных лиц. Перед смертью Панина Фонвизин, по его непосредственным указаниям, составил «Рассуждение о истребившейся в России совсем всякой форме государственного правления и от того о зыблемом состоянии как империи, так и самых государей». Это произведение содержит исключительно резкую картину деспотического режима Екатерины и её фаворитов, требует конституционных преобразований и прямо угрожает в противном случае насильственным переворотом.

В 1777—1778 годах Фонвизин выезжает за границу и довольно долго находится во Франции. Отсюда он пишет письма к своей сестре Ф. И. Аргамаковой, П. И. Панину (брату Н. И. Панина), Я. И. Булгакову. Эти письма носили ярко выраженный общественно-социальный характер. Острый ум Фонвизина, наблюдательность, умение разобраться в экономических, социальных и политических явлениях в жизни французского общества, позволили ему нарисовать исторически верную картину феодально-абсолютистской Франции. Изучая французскую действительность, Фонвизин желал глубже понять процессы, происходящие не только во Франции, но и в России, и найти пути к улучшению социально-политического порядка на родине. Он оценивает по достоинству то, что заслуживает внимания во Франции — торговлю и промышленность.

Одним из лучших произведений русской публицистики является «Рассуждение о непременных государственных законах» (конец 1782 — начало 1783 гг.). Предназначалось оно для воспитанника Никиты Панина — будущего императора Павла Петровича. Говоря о крепостном праве, Фонвизин считает необходимым не уничтожение его, а введение в «пределы умеренности». Его пугала возможность новой пугачёвщины, необходимо пойти на уступки, чтобы избегнуть дальнейших потрясений. Отсюда основное требование — введение «фундаментальных законов», соблюдение которых необходимо и для монарха. Наиболее впечатляющим является нарисованная писателем-сатириком картина современной ему действительности: безграничный произвол, охвативший все органы государственного управления.

Надгробие Д. И. Фонвизина

Выйдя в отставку, Фонвизин, несмотря на тяжёлую болезнь (паралич), до конца жизни занимался литературным трудом, но встретил непонимание и резкое неодобрение в лице императрицы Екатерины II, запретившей Фонвизину издавать пятитомное собрание сочинений. Литературное наследие последнего периода жизни писателя состоит главным образом из статей для журнала и из драматических произведений: комедии «Выбор гувернера» и драматического фельетона «Разговор у княгини Халдиной». Кроме того, в последние годы своей жизни он работал над автобиографией «Чистосердечное признание».

Умер Фонвизин в декабре 1792 года и похоронен на Лазаревском кладбище Александро-Невской лавры.

Память

По состоянию на 2013 год имя Фонвизина носят 15 улиц и 1 переулок городов России, в том числе улица Фонвизина в Москве, в Махачкале. Улицы Фонвизина есть также в Запорожье, Харькове и Херсоне. В Москве в 2016 году открылась станция метро Фонвизинская.

Отзывы о Фонвизине

Пушкин очень высоко ценил весёлость и крайне сожалел, что в русской литературе «так мало истинно весёлых сочинений». Вот почему он с любовью отметил эту особенность дарования Фонвизина, указав на прямую преемственность драматургии Фонвизина и Гоголя.

«В произведениях этого писателя впервые выявилось демоническое начало сарказма и негодования, которому суждено было с тех пор пронизать всю русскую литературу, став в ней господствующей тенденцией», — отмечал А. И. Герцен.

Говоря о творчестве Фонвизина, известный литературный критик Белинский писал: «Вообще для меня Кантемир и Фонвизин, особенно последний, самые интересные писатели первых периодов нашей литературы: они говорят мне не о заоблачных первостепенностях по случаю плошечных иллюминаций, а о живой действительности, исторически существовавшей, о правах общества».

Образ Фонвизина в литературе

  • Фонвизин упоминается, без обозначения имени, в повести Гоголя «Ночь перед Рождеством»:
— … Право, мне очень нравится это простодушие! Вот вам, — продолжала государыня, устремив глаза на стоявшего подалее от других средних лет человека с полным, но несколько бледным лицом, которого скромный кафтан с большими перламутровыми пуговицами показывал, что он не принадлежал к числу придворных, — предмет, достойный остроумного пера вашего!

— Вы, ваше императорское величество, слишком милостивы. Сюда нужно, по крайней мере, Лафонтена! — отвечал, поклонясь, человек с перламутровыми пуговицами.

  • Фонвизин упоминается в романе А. С. Пушкина «Евгений Онегин» в строфе о русском театре:
Там в стары годы,
Сатиры смелой властелин,
Блистал Фонвизин, друг свободы,
и переимчивый Княжнин…
  • Отдельно Фонвизину посвящено произведение А. С. Пушкина «Тень Фонвизина», где Фонвизин, будучи призраком, посещает русских поэтов Кропова, Хвостова, Державина с целью наказать или поощрить поэтов.
  • С именем Фонвизина связан известный исторический анекдот о фразе Умри, Денис, лучше не напишешь.
  • Старообрядцы полностью включили в своё сочинение «Век осьмый» текст сатиры Фонвизина «Послание к слугам моим Шумилову, Ваньке и Петрушке» без названия и, в традиции русских летописей, без ссылки на автора (Гурьянова Н. С. Крестьянский антимонархический протест в старообрядческой эсхатологической литературе периода позднего феодализма. — Новосибирск, 1988. — С. 43).

Память

  • Именем Фонвизина названы улицы в некоторых городах России и СНГ, а также станция метро «Фонвизинская» в Москве

worldofaphorism.ru

Сегодня — 225-летие со дня смерти Фонвизина — Блоги — Эхо Москвы, 12.12.2017

225 лет назад, 12 декабря 1792 года умер Денис Фонвизин, «из перерусских — русский».

Начинаются чины — заканчивается искренность. Фонвизин

«Теперь представим себе государство…» — слова эти заключают собою текст обличения царствования «матери отечества», щепетильного изыскания, исследования екатерининского режима — фонвизинское «Рассуждение». Великолепный, великолепнейший политический документ! Исподнее начало, вступление к проекту фундаментальных законов по вопросам государственного регулирования-обустройства. А также военных и политических реформ. Подготовленных генерал-аншефом Петром Паниным и его верным другом и соратником Денисом Фонвизиным.

В начале 1760-х молодой служащий Коллегии иностранных дел Денис Фонвизин сходится со всесильными братьями Орловыми. А затем и близким Екатерине сановником И. П. Елагиным, высоко ценившим сатирические опусы Дениса Ивановича. Так последний удачно попадает на госслужбу.

Карьера шла успешно…

В конце шестидесятых — независимый талантливый «злой сатирик» числится уже в когорте канцлера Н. Панина, воспитателя наследника Павла: чрезвычайного недоразумения века, несбывшейся надежды на лучшее устройство русского мира после Екатерины.

«Вы можете ходить к его высочеству и при столе оставаться, когда только хотите», — объявлено было писателю, вполне устроившего Панина «недовольством» после прочтения в присутствии пятнадцатилетнего воспитанника популярного тогда «Бригадира». Если не сказать, крамольного.

Твёрдо выбрав путь политической борьбы с «фарсом» Екатерины, Фонвизин осознанно стал официальным представителем негласного, противоположного владычице панинского лагеря. С высокого позволения оформившись секретарём Коллегии иностранных дел. Странная пора…

«Все думали, что ежели не у Панина, так Павел пропал», — замышляя свои бесконечные козни, озлобленно писала императрица о Панине. В глазах общественного мнения и народа остающегося лицом, охраняющим незыблемые права будущего самодержца Павла I на российский престол.

Главное, полагал Фонвизин, цесаревич непосредственен и юн, посему его необходимо воспитать в нужном духе правоты, гуманизма и патриотизма. На стороне наследника — справедливость! И сам он являлся не чем иным, как жертвой екатерининского деспотизма.

Явственно видя, как между сторонниками Екатерины и Павла накануне совершеннолетия преемника завязывается жестокая война, Фонвизин бесстрашно ринулся в непримиримую битву.

Вообще 60-е годы восемнадцатого столетия — грандиозное время! Можно сказать, самый что ни на есть зачин великого поколенческого расслоения, разлома, начавшегося наряду с проникновением в Россию теоретических воззрений французской философической мысли. И, в особенности, драматических опытов Дидро.

От прекраснодушной маниловщины да бесчисленных дворянских пьяных офицеров, забияк, картёжных игроков, псарей, драчунов, секунов-серальников — до кованых из «чистой стали» людей 14 декабря! — вышедших сознательно на явную гибель, чтобы разбудить к новой жизни молодое поколение и очистить детей, «рождённых в среде палачества и раболепия» (Герцен). Вплоть до первого и единственного в XVIII веке революционера Радищева.

Оба они — Фонвизин и Радищев — дали толчок, широкий ход такому масштабному и могучему явлению как Иван Крылов.

Поборник Дидро, Седена — наряду с французом Бомарше и русскими Херасковым, Нарышкиным — Фонвизин последовательно и неумолимо входит во «вкус дидеротовый». Всё более и более раздражая власть предержащих, вплоть до патриарха театра Александра Петровича Сумарокова! Правда, добавив к своей комедии, — явно недосоленной у Дидро, — сольцы и перца.

Неудивительно, что дружелюбно протянутую Фонвизиным руку крепко пожмёт в своё время Гоголь. Замыкая инициированное Денисом Ивановичем движение к непреклонному сближению драматического произведения с реальной действительностью. Пусть и в комедийных жанровых рамках. Что на Руси, кстати, крайне всегда ценилось — от первопроходца Ломоносова. И состояло оно в необыкновенном, нечаянном или «чрезъестественном сопряжении» подлежащего со сказуемым.

Безусловно, эпоха французского Просвещения неизменно питала эпоху просвещения русского. Преобразование классицизма — от Вольтера к Шенье — определило демократизацию искусства на беспрецедентно трудной дороге к реализму. Через немалые тернии…

Потом, в 1770—80-х, будет напряжённое, полное интриг дворцовое, придворное бытие. Участие в заговоре против самовластия Екатерины. Будет писательская зрелость и наибольшая общественная активность. Сформированная трагически ошибочной верой в наследника-«спасителя» и просвещённый абсолютизм.

Издетства воспитанный отчасти и Фонвизиным, к трону Павел Петрович подойдёт озлобленным, затравленным матерью и обуянным манией преследования. А также деспотически безрассудным, капризным. К тому же увлечённым масонством и мистицизмом. Что отнюдь и вовсе не соответствовало надеждам Фонвизина-педагога и стало очередным неприятным и непоправимым в его жизни недоразумением.

Неудавшаяся затея со сменой монарха — вплоть до кончины матушки-Екатерины — принуждает Фонвизина продолжить непрестанно разить и разить словом, образом, памфлетом. Подбирая, в частности, для переводов соответствующие политическим обстоятельствам сочинения: «…вольность есть первое право человека, право повиноваться единым законам и, кроме них, ничего не бояться. Горе рабу, страшащемуся произносить её имя! Горе той стране, где изречение его вменяется в преступление!» — восклицает древнеримский Марк Аврелий в «Похвальном слове» А. Тома. Одновременно и синонимично обличая екатерининский режим.

Будет участие в государственнических победах — в период службы в Коллегии иностранных дел под руководством канцлера Н. Панина. Триумф в Крымской кампании. Заключение Тешинского мира в борьбе за баварское наследство.

Поддержка американской революции. Историческая встреча, — в качестве фактотума генерал-аншефа графа Петра Панина, — со знаменитым американским послом Франклином. Будет обсуждение Декларации независимости и выхода из-под влияния консервативного английского правительства Норта — при помощи союза с Францией. После чего Конгресс назовёт Фонвизина «другом» Америки. Поскольку он выполнял роль посредника меж непризнанной пока республикой — с российскими официальными лицами.

Будет 14-месячное путешествие по Франции — накануне революции — с объективным анализом заграничной жизни, быта, искусства и воспитания: «Французы, имея право вольности, живут в сущем рабстве».

Будет предсмертное «Чистосердечное признание» и ненавистный двору «Недоросль», в конце концов (2-я редакция): — апофеоз истинной истории народа. Апофеоз, возникший также под впечатлением предсмертной «Исповеди» величайшего Руссо. Предъявившего человечеству неоценимую услугу: показав ему в самой слабости, каково «суть человеческое сердце».

…Екатерининскую зачистку русского просветительства Фонвизин встретит во всеоружии, — творческом, политическом, — несмотря на затравленность и запреты печататься. Но, к сожалению, тяжело, неисцелимо больным. Между тем, игривость ума не оставляла его и при болезненном состоянии тела, — отмечал И. Дмитриев. Посещавший Дениса Ивановича за день до смерти.

«Теперь представим себе государство…» — через полвека после написания звучат фонвизинские слова, чуть переделанные под Александра I, на декабристских сходках Северного тайного общества из уст племянника Дениса Фонвизина — блестящего офицера, генерал-майора Михаила Фонвизина. В недалёком будущем гордого и несломленного ссыльного каторжанина.

…Даже и через полвека текст «Рассуждений» ходил в запрещённых цензурой списках. Будоража светлые умы русского униженного дворянства.

Такова сила фонвизинского слова. Слова, полного гнева и любви. Гнева к властям, приведшим могучее государство и великий народ на край гибели. Любви к родине и свободе, призывающей к нещадной, бескомпромиссной брани с самодержавием от имени народа, во имя народа, под его флагом… Но без него.

И это не было недоразумением Фонвизина. Это было трагическим недоразумением собственно той исторической эпохи.

echo.msk.ru

Русские писатели и поэты :: Денис Иванович Фонвизин

Денис Иванович Фонвизин родился 3 (14) апреля 1744 (по другим сведениям - 1745) года в Москве. Он происходил из старинной дворянской семьи, учился в университетской гимназии, затем на философском факультете университета. В общей сложности, он пробыл в московской гимназии и университете семь с половиной лет, до осени 1762 г. Учился Фонвизин весьма успешно. Имя его неоднократно встречалось в числе награжденных (трижды ему вручалась золотая медаль) в газете «Московские ведомости», где печатались отчеты о ежегодных торжественных актах университета.

Правда, сам Фонвизин весьма иронично относился к своим успехам и со свойственным ему юмором писал в неоконченных мемуарах «Чистосердечное признание в делах моих и помышлениях», что одну из медалей ему присудили за то, что, в отличие от двух других экзаменуемых гимназистов, на вопрос «куда течет Волга? (один ответил — в Черное море, другой — в Белое) Фонвизин отвечал «не знаю» «с таким видом простодушия», что экзаменаторы единогласно присудили ему медаль. И хотя уровень преподавания по ряду дисциплин, особенно в гимназии, был недостаточно высоким, Фонвизин, отдавая должное занятиям в университете, отмечал, что именно там получил он «вкус к словесным наукам».

Попав в числе «избранных учеников» в 1758 г. в Петербург к куратору университета графу Шувалову, Фонвизин в Петербурге на приеме у Шувалова видит Ломоносова, знакомится с видными деятелями Российского театра Ф. Г. Волковым и И. А Дмитриевским.

Театральные представления произвели на него огромное впечатление. «...Ничто в Петербурге так меня не восхищало, — вспоминал Фонвизин впоследствии, — как театр, который я увидел в первый раз от роду. Действия, произведенного во мне театром, почти описать невозможно: комедию, виденную мною, довольно глупую, считал я произведением величайшего разума, а актеров — великими людьми, коих знакомство, думал я, составило бы мое благополучие».

Это пристрастие к театру Фонвизин сохранил на всю жизнь. Любовь к словесным наукам, как и характер дарования Фонвизина, проявилась уже в студенческие годы. 24 августа 1761 г. в «Московских ведомостях» было опубликовано объявление: «При императорском московском университете напечатаны вновь и продаются Голберговы басни, переведенные господином фон-Визиным, ценою экземпляр по 50 копеек без переплету» (В письме брату в 1824 г. Пушкин, имея в виду глубоко национальный характер творчества Фонвизина, писал: «Не забудь фон-Визина писать Фонвизин. Что он за нехристь? Он русский, из прерусских русской»). Выбор нравоучительных басен датского писателя Гольберга и перевод их, сделанный живым, разговорным русским языком («для тогдашнего времени язык перевода замечательно чист и свободен»,— писал Вяземский), говорили о даровании Фонвизина. Он переводит статьи, дидактические рассказы, сотрудничает в журнале «Собрания лучших сочинений», издававшемся в 1762 г. при университете.

В конце 1762 г. Фонвизин подает прошение о приеме на службу в Иностранную коллегию. Прошение было удовлетворено, и Фонвизин переезжает в Петербург.

Уже в ранний период литературной деятельности, занимаясь переводами, Фонвизин выступает как прогрессивно мыслящий человек, испытавший на себе влияние просветительских идей. Он переводит политическую трагедию Вольтера «Альзира», проникнутую антиклерикальным духом, трактаты, комедии, среди которых следует выделить французскую комедию Гpecce «Сидней», получившую у Фонвизина название «Корион». Переводом и переложением этой пьесы Фонвизин отдал дань «прелагательному» направлению, заменив иностранные имена и введя отдельные бытовые подробности, долженствующие указать на то, что события происходят в России. В этой полуоригинальной комедии Фонвизин впервые выводит на сцену (спектакль был сыгран в 1764 г.) крестьянина, рассказывающего о своей горькой участи. Этого эпизода нет в комедии Грессе — он взят Фонвизиным из реальной российской действительности. Из диалога слуги Андрея с крестьянином следует, что житье последнего и бедно, и убого. Поборы, взятки, бесправие — таково положение крестьян в России. Изображение крестьянина Фонвизиным предвосхитило появление крестьянских персонажей в комических операх.

Наряду с переводами появляются оригинальные произведения Фонвизина, окрашенные в резко сатирические тона. Сатирический характер дарования Фонвизина определился довольно рано. Впоследствии в «Чистосердечном признании» он писал: «Весьма рано проявилась во мне склонность к сатире. Острые слова мои носились по Москве... Меня стали скоро бояться, потом ненавидеть... Сочинения мои были острые ругательства: много было в них сатирической соли...»

Из ранних сатирических произведений Фонвизина наиболее существенными являются «Лисица-казнодей» и «Послание к слугам моим Шумилову, Ваньке и Петрушке», в которых сказались общественно-социальный пафос и сатирическая острота, составляющие основную силу Фонвизина-сатирика.

Сатира басни «Лисица-казнодей» направлена на льва, «царя зверей, пресущего скота», и тех, кто окружал его трон, расточая царю безмерное славословие. В «Ливийской стороне» умер царь зверей — Лев. Со всех сторон на похороны стекаются «скоты». Надгробное слово берет Лисица-казнодей, произнося Льву елейные похвалы, говоря о его добродетели и заслутах. Присутствующий при этом Крот шепчет Собаке, что все это «лесть подлейшая», рассказывает о том, что «трон кроткого царя» был создан из «костей растерзанных зверей», что любимцы и сановники Льва драли шкуры с «невинных животных». Собака прерывает Крота:

...Чему дивишься ты,
Что знатному скоту льстят подлые скоты?

При чтении басни обращает на себя внимание использование в обличительных целях слов «скот» и «скотолюбие». Наряду с прямым значением эти слова несут в себе в зависимости от контекста переносный смысл. Заключительная фраза басни, слова Собаки: «Так, видно, никогда ты не жил меж людьми» — раскрывают аллегорический смысл басни.

Басня Фонвизина по едкости сатирического обличения и художественным достоинствам (выразительная образность и живость разговорного языка) превосходит современные ей произведения басенного творчества. В силу обобщающего смысла басни-сатиры Фонвизин напечатал ее в 1787 г., когда славословили Екатерину II за предпринятую ею поездку в Крым.

Наряду с басней «Лисица-казнодей» в списках распространялось в Петербурге «Послание к слугам моим Шумилову, Ваньке и Петрушке» (1763—1766). Послание это пронизано антиклерикальным пафосом и сатирически зло обличает современную Фонвизину действительность. Белинский писал о «Послании к слугам», что «оно переживет все толстые поэмы того времени». Обращаясь к слугам (в изображение слуг Фонвизин вносит целый ряд конкретных деталей, которые делают эти образы живыми и зримыми), автор послания задает им философский вопрос о смысле мироздания. Он предлагает поочередно слугам ответить на вопрос: «На что сей создан свет?» Поставленная философская проблема явилась поводом для того, чтобы вскрыть социальную несправедливость в жизни общества.

В ответе крепостного слуги Ваньки, которого барин называет «большая голова, малейшего ума пространная столица», много острой наблюдательности, горького скептицизма, когда он рисует картину современного мира, где все построено на обмане, своекорыстии, погоне за деньгами:

Попы стараются обманывать народ,
Слуги — дворецкого, дворецкие — господ.
Друг друга — господа, а знатные бояря
Нередко обмануть хотят и государя,
И всяк, чтобы набить потуже свой карман,
За благо рассудил приняться за обман.

Особенно достается в монологе Ваньки тем, кто на словах отрекся от мирских благ:

Смиренны пастыри душ наших и сердец
Изволят собирать оброк с своих овец.
Овечки женятся, плодятся, умирают,
А пастыри притом карманы набивают.
За деньги чистые прощают всякий грех,
За деньги множество в раю сулят утех.

Слуги не смогли ответить на вопрос: «На что сей создан свет?» — не смог и барин, задавший им этот вопрос: «И сам не знаю я, на что сей создан свет!»

Однако нарисованная в монологах Ваньки и Петрушки картина русской крепостнической действительности говорила о том, что устроен «сей свет» крайне скверно.

«Послание к слугам» отличается большими художественными достоинствами. Оно воспринимается как живой, непринужденный разговор между собеседниками, причем речь каждого индивидуализирована, образы даны правдиво и убедительно. Все это свидетельствует о тенденциях реализма, которые будут усиливаться в творчестве Фонвизина по мере углубления и зрелости его политического мировоззрения.
 

Фонвизин-публицист
 

После недолгой службы в Петербурге под началом кабинет-министра И. П. Елагина, выделявшегося из сановников Екатерины своим интересом к литературе (он сам был стихотворцем и переводчиком), Фонвизин вновь поступил в Коллегию иностранных дел, где сблизился с Н. Паниным, вельможей, который играл значительную роль в государственной жизни страны. Будучи идеологом дворянского либерализма, он хотел ограничения самодержавной деспотии «фундаментальными» законами, некоторого смягчения крепостного права. И хотя эта оппозиция носила дворянско-аристократический характер, тем не менее она способствовала развитию прогрессивных взглядов в обществе, требуя от самодержавия законодательных актов, а от дворянства честного служения на пользу государству. Став секретарем Н. Панина, Фонвизин полностью разделяет его оппозицию «самовластию» и своим творчеством драматурга, публициста борется против деспотии и произвола в бюрократическом государстве, против неограниченного рабства крестьян. В трактате «Рассуждение о истребившейся в России совсем всякой форме государственного правления и от того о зыблемом состоянии как империи, так и самых государей», написанном по «мыслям» Н. И. Панина, в резкой полемике Фонвизина с Екатериной на страницах «Собеседника любителей российского слова» и в других публицистических выступлениях сатирика отчетливо проявляются политические взгляды писателя.

В 1777—1778 гг. Фонвизин выезжает за границу и довольно долго находится во Франции (в Париже он пробыл свыше пяти месяцев). Из Франции Фонвизин пишет частные письма к своей сестре Ф. И. Аргамаковой, П. И. Панину (брату Н. И. Панина), к Я. И. Булгакову. Эти письма, несмотря на определенный адресат, носили ярко выраженный общественно-социальный характер и явились замечательным памятником русской публицистики XVIII в. Франция для передовых людей России обладала особенным притягательным интересом. Однако непосредственное знакомство со страной, где Фонвизин наблюдал нравственное разложение дворянского общества, фаворитизм при дворе, экономическое неравенство и нищету народа, вызвало не только разочарование, но и резкую критику со стороны писателя. Острый ум Фонвизина, наблюдательность, умение разобраться в экономических, социальных и политических явлениях в жизни французского общества позволили ему нарисовать исторически верную картину феодально-абсолютистской Франции и дать оценку увиденному. «Я думал сперва, что Франция, по рассказам, земной рай, но ошибся жестоко», — писал сатирик в письме к сестре. Его поражает нищета народа и безудержное обогащение королевского дома: «Король, будучи ограничен законами, имеет в руках всю силу попирать законы... Каждый министр есть деспот в своем департаменте... Что видел я и в других местах, видел и во Франции. Кажется, будто все люди на то сотворены, чтоб каждый был или тиран, или жертва».

Это стремление, изучая французскую действительность, глубже понять процессы, происходящие не только во Франции, но и в России, и найти пути к улучшению социально-политического порядка на родине придавало письмам остроту публицистического пафоса.

Нарисованная Фонвизиным картина резких контрастов в жизни французского общества, сатирическое разоблачение им развращенности и обогащения придворной знати, высшего духовенства дали возможность Белинскому высоко оценить социально-политическое звучание писем: «Читая их, вы чувствуете уже начало Французской революции в этой страшной картине французского общества, так мастерски нарисованной нашим путешественником».

Вместе с тем Фонвизин оценивает по достоинству то, что заслуживает внимания во Франции. Это особенно относится к французской торговле и промышленности. «По справедливости сказать, — пишет Фонвизин о лионских шелковых мануфактурах, — сии мануфактуры в таком совершенстве, до которого другим землям доходить трудно».

Письма Фонвизина написаны метким, образным, живым русским языком. Они ироничны, однако эта ирония часто переходит в сатиру, когда дело касается социальной сущности явлений.

Читая письма Фонвизина, нельзя не обратить внимание на суровую оценку им французских просветителей. В письмах сказалась классовая ограниченность мировоззрения Фонвизина, который не видел исторической роли буржуазии и отрицательно оценивал ее идеологов. Резки в письмах отзывы о Вольтере, д'Аламбере и др. Ненавидя деспотию и беззакония самодержавия, Фонвизин был далек от идеи революционного преобразования действительности. Кроме того, ему претили «ласкательства» философов к Екатерине, их чрезмерные похвалы ей. И только для «славного Руссо» он делает исключение, видя в нем «самого независимого и принципиального».

Письма Фонвизина из Франции1 выделялись критическим восприятием современной писателю Франции и глубоким социальным осмыслением действительности.

Политические взгляды Фонвизина, стремившегося к ограничению самодержавной власти и крепостного права путем введения законов, которые должны неукоснительно соблюдаться, были тесно связаны с политической деятельностью главы дворянской либеральной оппозиции Н. Панина. По «мыслям» Панина незадолго до его кончины Фонвизин написал публицистический трактат «Рассуждение о непременных государственных законах». Мысли Панина он сумел облечь в яркую литературную форму, благодаря которой «Рассуждение», весьма умеренное по своему содержанию, приобретает черты памфлета.

В России Фонвизин видел разгул реакции после крестьянского восстания 1773—1775 гг., фаворитизм, расхищение государственной казны, то «зыблемое состояние», которое может привести государство на край гибели. Фонвизин при всей социально-политической остроте своей критики самодержавного произвола и крепостничества рассчитывал не на революционный, как Радищев, а на мирный путь социального обновления России.

Написанное Фонвизиным «Рассуждение о непременных государственных законах» (конец 1782 — начало 1783 г.) явилось одним из лучших произведений русской публицистики XVIII столетия. Предназначалось оно для воспитанника Никиты Панина — будущего императора Павла Петровича. Если рассуждения об обязанностях монарха перед подданными были в духе общих просветительских идей, то более определенно прозвучала мысль о праве подданных на насилие отвечать насилием, хотя Фонвизин и имеет в виду дворцовый переворот, способный сместить монарха-тирана: «Нация, буде находит средства разорвать свои оковы тем же правом, каким на нее наложены, весьма умно делает, когда разрывает». Фонвизин считает, что русскому народу еще рано давать «преимущества, коими наслаждаются благоучрежденные европейские народы», и в отношении крепостного права считает необходимым не уничтожение его, а введение в «пределы умеренности».

Наиболее впечатляющей является нарисованная писателем-сатириком картина современной ему действительности: безграничный произвол, охвативший все органы государственного управления. В этом страстном обличительном пафосе — сила публицистического мастерства Фонвизина.

Взрывная сила этого исполненного гражданского пафоса документа могла вести к самым решительным выводам. Картина самодержавно-крепостнической действительности — это памфлет, написанный с большим ораторским искусством. Недаром этот документ оставил след в развитии русского освободительного движения, будучи известным декабристам. «Рассуждение» в рукописном виде распространялось среди членов тайного общества, оказывая влияние на воззрения дворянских революционеров. Племянник Фонвизина, генерал-лейтенант М. А. Фонвизин, был членом Союза благоденствия. В своих записках он пишет о том, что копия «Рассуждения» была передана им Н. М. Муравьеву, который переработал ее, «приспособив содержание этого акта к царствованию Александра I».

Борьба Фонвизина с Екатериной II особенно усилилась в 1782—1783 гг. Она развернулась на страницах журнала Академии наук «Собеседник любителей российского слова». Это был наиболее значительный журнал, издаваемый Академией наук после прекращения в 1764 г. «Ежемесячных сочинений».

Екатерина II не могла простить Фонвизину его независимости и «дерзости» в полемике с ней на страницах «Собеседника». Весной 1788 г. был запрещен журнал Фонвизина «Друг честных людей, или Стародум», рукопись которого писатель представил в Управу благочиния.

Сатирически остро написаны и «Письмо, найденное по блаженной кончине надворного советника Взяткина», «Наставление дяди своему племяннику», в которых показано, как, пренебрегая честью и долгом, используя служебное положение, наживаются чиновники в самодержавно-бюрократическом государстве. В своей сатирико-публицистической деятельности Фонвизин продолжил и развил проблематику и формы сатиры Новикова.


Комедии Фонвизина «Бригадир» и «Недоросль»
 

«Бригадир» — первая русская национально-самобытная комедия, которую Фонвизин писал с 1766 по 1769 г.

Тема комедии, казалось бы, не нова. Еще со времен Кантемира русскими писателями велась борьба с раболепством перед иностранным, с французоманией.

Заслугой Фонвизина явилось то, что он сумел показать французоманию дворянства как страшное социальное зло, разобщающее дворянское сословие с народом, Родиной, и запечатлел это с большой художественной убедительностью. Раскрытие этой темы заключено прежде всего в образах Иванушки и Советницы, которые стыдятся, что родились в России, и презирают русский язык как достояние «подлого» народа. Побывав в Париже, Иванушка считает, что «он уже стал больше француз, нежели русский»: «Тело мое родилось в России, это правда, однако дух мой принадлежит короне французской». В разговоре с Советницей, которой он строит куры, Иванушка говорит: «Все несчастие мое состоит в том только, что ты русская». А Советница, жеманясь, отвечает: «Это ангел мой, конечно, для меня ужасная погибель». Речь их пересыпана французскими словечками, и речевая характеристика, которой наделил своих персонажей Фонвизин, помогает раскрыть их невежественное и убогое «французобесие», презрение ко всему отечественному. Достаточно привести слова Советницы, в которых дана исчерпывающая характеристика этой пустой, невежественной щеголихи: «Ах, радость моя! Я довольно знаю, каково жить с тем мужем, который в Париже не был...» «Боже тебя сохрани от того, чтоб голова твоя наполнена были иным чем, кроме любезных романов! Кинь, душа моя, все на свети науки. Не поверишь, как такие книги просвещают. Я, не читав их, рисковала бы остаться на веки дурою». Советница и Иванушка напоминают действующих лиц сатиры Новикова, комедий Сумарокова, Елагина.

Фонвизин уже в этой комедии стремится дать социальную детерминированность характеров, показать значение воспитания для формирования характера человека. Подобные Иванушки — порождение невежества среды, воспитавшей их.

В «Бригадире» тема значения воспитания, окружающей среды прозвучала отчетливо, и в дальнейшем она получает более глубокое и реалистическое осмысление в комедии Фонвизина Недоросль». Пустоту, невежество, корыстолюбие и другие пороки, порожденные крепостнической действительностью, резко обнажил Фонвизин и в других персонажах комедии. Груб и неотесан отец Иванушки — Бригадир, не прочитавший за всю жизнь ничего, кроме воинского устава, «Артикула воинского» и «Инструкции межевым губернским канцеляриям». Вместе с тем в изображении Бригадира Фонвизин отходит от однолинейности, показывая, что невежественный самодур не лишен природного ума. Его упрек жене относительно воспитания Иванушки, наконец, значительная часть критических реплик в адрес Иванушки не лишены здравого смысла.

Сатирически остро, без всяких полутонов дан в комедии Советник, ушедший в отставку после Сенатского указа 1762 г. о лихоимстве. Борьба со взяточничеством, корыстолюбием чиновников, их произволом нашла отражение и в предшествующей, и в современной Фонвизину литературе, особенно в сатирах и комедиях Сумарокова, в журналах Новикова. Продолжая эту традицию, Фонвизин раскрывает характер Советника с помощью прямой характеристики и опосредствованно. Рассуждения Советника о службе говорят о том, что перед нами судья-взяточник, для которого нет ничего святого, — судья, умеющий «манеров на двадцать» толковать один указ, и поэтому «нищим быть не может». Он глубоко убежден (разговор с Добролюбовым), что «взятки и запрещать невозможно», а жить одним жалованьем — «против натуры человеческой». Советник глубоко безнравствен, ханжа и лицемер. Характерно отношение Советника к Добролюбову, который был неподходящим женихом для Софьи, пока не оказался обладателем двух тысяч душ.

«Бригадир» — первая русская бытовая комедия, в которой жизненные ситуации, быт выведены на сцену. На сцене показана домашняя жизнь, здесь пьют чай, играют в карты, загадывают на картах. В этом также заключалось новаторство Фонвизина как драматурга, разрушавшего каноны комедии классицизма.

Вместе с тем в комедии еще много традиционного, идущего от поэтики классицизма. Построение комедии довольно условно, фабула несложна; по удачному замечанию П. А. Вяземского, содержание комедии — «симметрия в волокитстве»: Бригадир штурмует сердце Советницы, Советница — «не без склонности» к Иванушке, Советник, прибегая к церковной лексике, уговаривает Бригадиршу «согрешить и покаяться», Иванушка волочится за Советницей, наконец, Софья и Добролюбов любят друг друга. В комедии действие фактически отсутствует, она статична, действие заменено комическими разговорами.

Главным в комедии является художественное новаторство Фонвизина-драматурга, которое проявилось в ярко выраженной реалистической тенденции, в создании типизированных образов, социально обусловленных, в речевой характеристике как средстве раскрытия характеров, в их индивидуальности. В ряде персонажей комедии он отходит от однолинейного их изображения, вводит на сцену быт. Именно эта жизненность комедии принесла Фонвизину огромный успех. Фонвизин еще до написания комедии читал ее в дворянских салонах, читал И. П. Елагину, Н. Панину, гр. Орлову, самой императрице, и с неизменным успехом. Н. Панин справедливо назвал ее «первой комедией о наших нравах».

Комедия «Бригадир» оказала влияние на развитие русской комедии вообще и поздних комедий Сумарокова в частности. Она способствовала признанию Фонвизина-писателя в общественных кругах и его дружбе с Н. Паниным, которого Фонвизин называл «мужем истинного разума и честности, превыше нравов сего века».

Комедия Фонвизина «Недоросль» — вершина идейно-художественного творчества писателя-сатирика. Она по праву вошла в русский классический репертуар. Фонвизин долго работал над комедией, задуманной еще, по-видимому, в 1770 г. и законченной в 1782 г. Известен текст ранней редакции «Недоросля», опубликованный только в 1933 г., который значительно отличался от окончательной редакции и меньшей социально-политической остротой, и композицией, и персонажами (вместо Стародума — Добромысл, вместо Митрофанушки — Иванушка). Скотинина, Правдина и некоторых других персонажей в комедии вообще не было. На первый план выдвигалась тема воспитания, комедия представляла собой «лишь ряд нравоописательных сцен, драматически мало друг с другом связанных». «Недоросль» — первая социально-политическая комедия, пронизанная антикрепостническим пафосом. И хотя Фонвизин, несмотря на смелость обличения социальных пороков в общегосударственном масштабе, будучи просветителем, не осознавал необходимости полной отмены крепостного права, а хотел лишь его ограничения введением «фундаментальных» законов, что нашло отражение в указе об опеке Простаковой, тем не менее его комедия, вскрывшая причины и следствия злонравия помещиков, пагубность крепостничества, давала возможность делать далеко идущие выводы. «Недоросль» — комедия, в которой побеждает реалистический принцип видения и отражения характеров, хотя и в этой комедии преодолеть окончательно традиции классицизма Фонвизину еще не удалось.

В основу сюжета «Недоросля», согласно традиции классицизма, положена любовная интрига, но Фонвизин подчиняет ее задачам социальной сатиры. Любовь Софьи и Милона способствует прояснению характеров корыстолюбивых, злонравных помещиков. Характерно, что комедия не кончается благополучным решением судьбы Софьи и Милона и прощением «презлой фурии» Простаковой. Развязка комедии — оглашение Правдиным указа об опеке, вызвавшего новый прилив бешенства Простаковой. Почувствовав освобождение от нависшей над ней грозы, Простакова кричит, обращаясь к слугам: «Всех прибить велю до смерти!»

Комедия Фонвизина обращена к реальной жизни. На глазах у зрителей развертывается жизнь семьи Простаковых, учителей, слуг. На сцене урок Митрофана, Тришка с кафтаном, которого ругает Простакова, драка Скотинина с Простаковой. Авторские ремарки тоже направлены на то, чтобы сделать более жизненными своих персонажей, раскрыть их психологическое состояние.

В «Недоросле» нарушается замкнутость комедийного жанра: рядом с комическими сценами — серьезные, поучительные разговоры, подчас драматические ситуации, характеры в комедии социально детерминированы. Все это способствовало разрушению классицизма, усилению реалистических тенденций в драматургии Фонвизина. Вместе с тем в «Недоросле» сохраняется рационалистическая структура комедии, соблюдены единство места, времени, и внешне единство действия, однако оно нарушается введением ряда бытовых сцен, которые необязательны для развития основного сюжета, но позволяют воспроизвести жизнь во всей ее повседневной сложности. Соблюдение единства места и единства времени привело к условности и ряду несообразностей в развитии действия, к случайным встречам и непредвиденным обстоятельствам. От классицизма сохраняется и поэтика имен-характеристик, и дидактическая заданность комедии. Однако новаторство Фонвизина находит выражение в создании социально-политической комедии, насыщенной реальным, жизненным материалом, типическими характерами в их индивидуальном проявлении (это относится прежде всего к отрицательным персонажам), в показе влияния окружающей среды, воспитания на формирование характера человека. Персонажи комедии Фонвизина даны в сложных взаимоотношениях, в разнообразных ситуациях. Фонвизин мастерски пользуется речевой характеристикой, язык персонажей индивидуализирован. Если характер Простакова фактически ясен с начала его появления на сцене — он под башмаком у своей супруги и так боится ее, что говорит, «от робости запинаясь»: «При твоих глазах мои ничего не видят», то характер Простаковой сложен и наиболее глубоко раскрывается в последующих действиях комедии.

Велико мастерство Фонвизина в создании им характеров, жизненной убедительности которых способствует и индивидуализация языка персонажей комедии. Если речь отрицательных персонажей груба, примитивна и немногословна, лишена какого-либо налета светскости (знаменательно, что в речи Скотинина часто употребляются такие слова, как «помет», «приплод»), то другие персонажи, в частности учителя Цыфиркин, Кутейкин, Вральман, слуги Еремеевна, Тришка, говорят сообразно своему социальному положению. Наиболее привлекателен своим честным и прямодушным характером Цыфиркин. Он говорит языком, отражающим мещанско-приказное просторечие, и вместе с тем речь его не лишена меткости, народной мудрости, он часто прибегает к поговоркам: «Собака лает, ветер носит», «Дела не делай, от дела не бегай» и т. д.

В своем сатирическом творчестве Фонвизин продолжил и развил традиции сатиры Новикова. О глубокой типичности созданных Фонвизиным образов говорит нарицательность многих из них. «Недоросль» вызвал подражание в современной ему и последующей литературе: анонимные комедии начала XIX в. «Сватовство Митрофана», «Митрофанушкины именины», «Митрофанушка в отставке» Городчанинова (1800), пьеса Плавилыцикова «Сговор Кутейкина» (1789) и т. д.

Оппозиционно-политическая направленность «Недоросля» вызвала трудности постановки комедии на сцене. Тем не менее передовое общественное мнение было на стороне Фонвизина, и активные хлопоты Н. Панина привели к разрешению спустя девять месяцев постановки «Недоросля», которая состоялась 24 сентября 1782 г. и была сыграна придворными актерами Вольного российского театра в бенефис ведущего актера Дмитриевского (он играл Стародума). Комедия Фонвизина имела шумный успех: «Театр был переполнен и публика аплодировала пиесу метанием кошельков».

Однако среди восторженных зрителей были и те, которым не пришелся по вкусу обличительный пафос комедии. Выражая вкусы аристократической части зрителей, поэт, автор «Душеньки», Ипполит Богданович написал эпиграмму:

Почтенный Стародум,
Услышав подлый шум,
Где баба непригоже
С ногтями лезет к роже,
Ушел скорей домой,
Писатель дорогой!
Прости, я сделал то же.

Очень импонировала передовым, оппозиционно настроенным современникам фигура Стародума — «друга честных людей». И сам Фонвизин считал, что успех комедии прежде всего связан с образом Стародума, его нравоучительными речами.

Для Фонвизина — писателя-публициста характерно, что, выступая в разных жанрах: комедиях, сатирах, письмах собственно публицистических произведениях, он стремится разъяснить свои политические воззрения, повлиять на изменение общественного порядка.

Публицистический характер носила и написанная в 1786 г. «греческая» повесть «Каллисфен», напечатанная в журнале «Новые ежемесячные сочинения». В «Каллисфене» — рассказ о философе-мудреце, который хотел научить царя Александра Македонского, как царствовать добродетельно и законно. Но мудрый Каллисфен не преуспел в своем стремлении, так как вначале слушавший его советов царь скоро поддался лести и, развращенный придворными, «впал во все гнусные пороки».

В «Каллисфене» Фонвизин ставит остро вопрос о влиянии писателя-гражданина на общественную жизнь и о трудностях, связанных с царящей деспотией. «При дворе царя, коего самовластие ничем не ограничено... может ли истина свободно изъясняться»,— пишет Фонвизин в «Каллисфене».

*******

Денис Иванович Фонвизин скончался 1 (12) декабря 1792 года в Санкт-Петербурге. Похоронен в Александро-Невской лавре.

Глубокий интерес проявлял к Фонвизину А. С. Пушкин, которому был близок сатирический талант писателя. Сатира Фонвизина воспринималась им как синоним свободолюбия. В первой главе «Евгения Онегина» Пушкин писал:

Волшебный край, там в стары годы,
Сатиры смелый властелин
Блистал Фонвизин, друг свободы...

Пушкин, декабристы, Герцен ценили в Фонвизине «друга свободы», его гневный, сокрушающий смех, о котором Герцен писал: «Смех Фонвизина далеко отозвался, разбудил целую фалангу великих насмешников, и их-то смеху сквозь слезы литература обязана своими крупнейшими успехами и большею частью своего влияния в России». Национально-самобытная комедия Фонвизина, в которой еще А. Бестужев и Пушкин видели истинную народность, оказала огромное влияние на развитие русской драматургии, драматургии Грибоедова, Гоголя, Островского.


Произведения Д.Фонвизина в библиотеке


Источник: «Русская литература и журналистика XVIII века». / Татаринова Л.Е. – М.: "Проспект", 2006 г.
 

writerstob.narod.ru

Денис И. Фонвизин - краткая биография.

Денис Иванович Фонвизин - русский писатель, драматург, переводчик, публицист, создатель национальной бытовой комедии, автор знаменитой комедии «Недоросль». Фонвизин родился в Москве 14 апреля (3 апреля по ст. ст.) 1745 г., являлся продолжателем рыцарского рода, имевшего ливонское происхождение и окончательно обрусевшего. Начальное образование было получено Денисом благодаря отцу, который занимал чиновничью должность в ревизион-коллегии; дома у них царила патриархальная обстановка.

Обучение было продолжено в гимназии при Московском университете, а затем и в нем самом: Фонвизин на протяжении 1759-1762 гг. являлся студентом философского университета. С 1756 по 1759 г. входил в труппу любительского университетского театра М. Хераскова, а позднее играл уже в профессиональном Публичном театре. В студенческую пору Фонвизин дебютировал и на литературном поприще - с переводческой деятельности. Вплотную он занялся этим по приезду в Петербург в 1760 г.: в столицу Фонвизин вместе с братом прибыли как одни из лучших гимназистов.

Выполняя заказ одного из продавцов книг, Фонвизин в 1761 г. переложил на русский язык басни Людвига Гольберга, писавшего на немецком. Всего им было переведено более 200 басен, роман француза Террасона, трагедия Вольтера, овидиевские «Метаморфозы» и др. Любимым писателем Фонвизин считал Ж.-Ж. Руссо. Параллельно переводческой деятельности стал заниматься написанием сочинений, носящих сатирический характер.

Окончив университет, Д.И. Фонвизин становится переводчиком в иностранной коллегии, а с 1763 г. его переводят на службу к статскому советнику дворцовой канцелярии И.П. Елагину. К слову, этому назначению способствовало занятие литературой: его перевод вольтеровской трагедии не остался незамеченным. Работая при Елагине, Фонвизин не оставлял переводческой деятельности. Сблизившись с литературным кружком Козловского, он создал дебютную самостоятельную работу - «Послание к слугам моим Шумилову, Ваньке и Петрушке»; в 1764 г. появилась его первая пьеса-комедия «Корион». На протяжении 1766-1769 гг. была написана и в 1786 г. опубликована комедия «Бригадир». Она положила начало жанру комедии нравов, т.к. в подавляющем большинстве русские авторы создавали комедии характеров.

Период биографии с 1769 по 1782 г. был связан со службой у графа Н.И. Панина; Фонвизин работал у него секретарем, а позднее превратился в доверенное лицо. Находясь на этой должности, он попал в мир большой политики, закулисных игр. В 1777 г. Фонвизин покидает Россию, довольно долго проживает во Франции, где старается вникнуть в происходящие в этом государстве процессы, одновременно думая о судьбах родины, пытаясь увидеть путь, который позволил бы вывести на новый уровень социально-политическую жизнь.

В 1782 г. Фонвизину пришлось уйти в отставку из-за того, что граф Панин попал в опалу. На основании его идей Фонвизиным было написано «Рассуждение о непременных государственных законах» (1782-1783). Эта работа предназначалась для графского воспитанника, которому в будущем предстояло стать императором Павлом, и считается одним из лучших сочинений национальной публицистики.

Пиком творческих достижений Дениса Ивановича стала написанная в 1882 г. и опубликованная в 1883 г. комедия «Недоросль», которая так же, как и «Бригадир», вызвала огромный общественный резонанс. Белинский в свое время заметил, что только с Фонвизина началась русская комедия, а его пьесы являются одним из «замечательных явлений» в истории русской литературы.

Оставив государственную службу, Фонвизин посвятил себя литературе, хотя состояние здоровья оставляло желать лучшего (у писателя был частичный паралич). Екатерина Вторая во многом препятствовала реализации его творческих замыслов, в частности, наложив запрет на издание журнала «Друг честных людей, или Стародум», собрание сочинений в 5 томах. В этот период творческой деятельности он создал несколько драматических произведений, журнальных статей и автобиографию (осталась неоконченной). В 1784 и 1785 г. Фонвизин уезжал в Италию лечиться, в 1787 г. поправлял заметно пошатнувшееся здоровье в Вене. Испытывала чета Фонвизиных в это время и трудности финансового характера. Занятия литературой оказались фактически свернутыми. Умер писатель 12 декабря (1 декабря по ст. ст.) 1792 г.; похоронили его на Лазаревском кладбище Александро-Невской лавры в Санкт-Петербурге.

www.wisdoms.one

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *