Фет поэт имя: Имя поэта Фета, 8 (восемь) букв

Содержание

Почему Афанасий Фет ненавидел свою фамилию | Культура и стиль жизни в Германии и Европе | DW

Лирика Афанасия Фета входит в золотой фонд русской поэзии. Его строки знают, наверное, все. Например, такие:

"Я пришел к тебе с приветом,
Рассказать, что солнце встало..."

Несколько стихотворений Фета стали знаменитыми романсами: "Сияла ночь. Луной был полон сад" или "На заре ты ее не буди..."

Кому-то может показаться, что эти стихи "заезжены", что они не воспринимаются как серьезная, глубокая поэзия. А такие?

"Какая холодная осень!
Надень свою шаль и капот;
Смотри: из-за дремлющих сосен
Как будто пожар восстает.

Сияние северной ночи
Я помню всегда близ тебя,
И светят фосфорные очи,
Да только не греют меня".

Но с поэзией Афанасия Фета, 200-летие которого отмечается 5 декабря этого года, каждый может познакомиться сам. Нас интересует его судьба. Представители современной ему либеральной интеллигенции относились к Фету весьма критически - не из-за стихов, а из-за его политических убеждений: Афанасий Фет был убежденным консерватором и монархистом, сторонником старых, дореформенных порядков, превозносил роль поместного дворянства и весьма скептически относился к способности крестьян самостоятельно, без помещика, вести хозяйство. То есть - фактически выступал против отмены крепостного права и освобождения крестьян.

Его одолевала "ностальгия по крепостной стройности", как едко выразился один из критиков. Подобную "стройность" Фет пытался выстроить (педантично и жестко) в своих владениях, в селе Степановка, которое он вместе с пахотной землей приобрел в 1860 году.

"Темное" происхождение Фета

Интересно при этом, что дворянином Афанасий Фет стал лишь спустя много лет. И боролся за это несколько десятилетий. Именно боролся: писал в высшие инстанции, государственные и церковные, подал множество прошений, судился... Дело было не в привилегиях, которых дворянское звание после реформы давало относительно немного. Причина была в психологической травме, которая сопровождала поэта всю его жизнь.

Дело в том, что происхождение Афанасия Афанасьевича Фета было неясным. Остается таковым и по сей день. Достоверно известно только, что его матерью была Шарлотта Элизабет Беккер (Charlotte Elisabeth Becker), немка из Дармштадта. А вот отец...

Афанасий Фет родился в 1820 году. Тогда мужем Шарлотты был немец Иоганн Фёт (Johann Foeth). Спустя два года она вышла замуж второй раз - за богатого помещика Афанасия Шеншина. Мать Фета, ставшая в России Елизаветой Петровной, утверждала, что она развелась с первым мужем раньше, и еще в Германии обвенчалась с Шеншиным по лютеранскому обряду, который в России не признавали. Кроме того, ходили упорные слухи, что 22-летняя Шарлотта, будучи беременной (не то от первого мужа, не то от Шеншина), просто сбежала в Россию с 44-летним русским помещиком, бросив в Германии Иоганна Фёта и дочь.

Как стать Шеншиным?

Хотя Афанасий родился уже в России, крещен был православным и отчество носил по второму мужу матери, Шеншину, но его самого духовная консистория Шеншиным официально не признавала. Что было чревато, кроме всего прочего, лишением дворянства.

Эта запутанная семейная история стала настоящим потрясением для Афанасия Фета и наложила отпечаток на всю его жизнь. Десятилетиями он добивался признания Шеншина своим законным отцом, десятилетиями мечтал о дворянском титуле. Фет хотел получить его за службу в армии и военные награды (это было тоже возможно), но требования к военным, желающим получить дворянство, постоянно повышались. В конце концов, дослужившись до штаб-ротмистра гвардии, Афанасий Фет вышел в отставку.

И только в 1873 году, когда ему было уже 53 года, "высочайшим указом" за ним была утверждена отцовская фамилия Шеншин "со всеми связанными с нею правами". Но, так как к тому времени он уже был известным поэтом, Афанасий Фет продолжал подписывать свои произведения ненавистной ему фамилией. Под ней и вошел в историю.

Смотрите также:

  • Немецкие книги, которые должен прочитать каждый

    "Будденброки. История гибели одного семейства"

    Роман Томаса Манна (Thomas Mann) 1901 года повествует о жизни и упадке богатой семьи торговцев из Любека. За эту книгу писатель был удостоен Нобелевской премии по литературе. На снимке - кадр из экранизации 2008 года. Оригинальное название романа - "Buddenbrooks: Verfall einer Familie".

  • Немецкие книги, которые должен прочитать каждый

    "Берлин, Александерплац"

    Жизнь Берлина конца 1920-х предстает перед читателем во всем многообразии. Роман Альфреда Дёблина (Alfred Döblin) 1929 года лег в основу культового фильма Райнера Вернера Фасбиндера. На фото - режиссер (в центре) с исполнителями главных ролей. Оригинальное название романа - "Berlin Alexanderplatz".

  • Немецкие книги, которые должен прочитать каждый

    "Мефистофель. История одной карьеры"

    Роман, написанный сыном Томаса Манна Клаусом Манном (Klaus Mann) в 1936 году, повествует о жизни Хендрика Хёфгена - актера и режиссера, предающего свой талант ради карьеры. Хёфген становится соучастником преступлений нацистов. На фото - репетиции "Мефистофеля" в венском "Бургтеатре" (2018 г.) Оригинальное название романа - "Mephisto".

  • Немецкие книги, которые должен прочитать каждый

    "Каждый умирает в одиночку"

    Роман Ганса Фаллады (Hans Fallada) 1947 года считается первой книгой, написанной о Сопротивлении писателем, не эмигрировавшим из нацистской Германии. На фото - съемочная группа фильма "Одни в Берлине" в 2016 году. Вторая справа - Эмма Томпсон. Оригинальное название романа - "Jeder stirbt für sich allein".

  • Немецкие книги, которые должен прочитать каждый

    "Смерть в Риме"

    Роман Вольфганга Кёппена (Wolfgang Koeppen), написанный в 1954 году, критики прозвали "кривым зеркалом" послевоенной западногерманской действительности. Кёппен критиковал в нем остатки идеологии и поведения, которые привели Германию к нацизму и войне. На фото - рабочий стол в музее писателя в Грайфсвальде. Оригинальное название романа - "Der Tod in Rom".

  • Немецкие книги, которые должен прочитать каждый

    "Расколотое небо"

    Кристу Вольф (Christa Wolf) принято считать самой значимой писательницей ГДР. В ее романе "Расколотое небо" ("Der geteilte Himmel") 1963 года речь идет о проблематике разделенной Германии. На фото - репетиция спектакля "Расколотое небо" в берлинском театре "Шаубюне" (2015 г.)

  • Немецкие книги, которые должен прочитать каждый

    "Потерянная честь Катарины Блюм"

    В этом романе лауреата Нобелевской премии по литературе Генриха Бёлля (Heinrich Böll), написанном в 1974 году, молодая немка по имени Катарина Блюм влюбляется в террориста, они проводят вместе ночь, а утром девушку арестовывают. Роман ("Die verlorene Ehre der Katharina Blum") был экранизован в 1975 году (на фото).

  • Немецкие книги, которые должен прочитать каждый

    "Открытие медлительности"

    Мораль Стена Надольного (Sten Nadolny) такова: хорош тот, кто не торопится во имя успеха, а держит время в своих руках. Герой вышедшей в 1983 году книги "Открытие медлительности" ("Die Entdeckung der Langsamkeit") - сэр Джон Франклин, английский мореплаватель, исследователь Арктики. На фото - Стен Надольный.

  • Немецкие книги, которые должен прочитать каждый

    "Animal Triste"

    "После соития всякая тварь тоскует", - словами из этого латинского изречения названа книга Моники Марон (на фото), изданная в 1996 году. Сюжет таков: женщина-палеонтолог, работающая в берлинском музее, страстно влюбляется в своего коллегу. Моника Марон (Monika Maron) исследует эту страсть, наслаждаясь каждой деталью. "Animal Triste" - оригинальное название книги.

  • Немецкие книги, которые должен прочитать каждый

    "Чернильное сердце"

    Самый известный роман гранд-дамы немецкого фэнтези Корнелии Функе (Cornelia Funke) был впервые издан в 2003 году. По словам Функе, писать для детей - самая замечательная профессия на свете: "Я знаю, каково это - быть маленьким, быть другим". Оригинальное название книги - "Tintenherz".

  • Немецкие книги, которые должен прочитать каждый

    "Гуд бай, Берлин!"

    Двое подростков отправляются путешествовать на старой "Ниве" по берлинским окрестностям. И выясняется, что люди вовсе не так плохи, как о них говорят! Из "романа воспитания" Вольфганга Херрндорфа (Wolfgang Herrndorf) 2010 года получился симпатичный роуд-муви "Гуд бай, Берлин!", который снял в 2016 году Фатих Акин (на фото - исполнители главных ролей). Оригинальное название книги - "Tschick".

  • Немецкие книги, которые должен прочитать каждый

    "Дни убывающего света"

    Личные истории, соединенные автором, наглядно иллюстрируют жизнь в ГДР. Дебютный роман "In Zeiten des abnehmenden Lichts" Ойгена Руге (Eugen Ruge), изданный в 2011 году, был удостоен Немецкой книжной премии как лучший роман 2011 года на немецком языке. Спектакль по роману "Дни убывающего света" поставили в 2013 году в берлинском Немецком театре (на фото - репетиция).

    Автор: Дарья Брянцева


За что современники "травили" поэта Афанасия Фета — Российская газета

Когда сыны обширной Руси
Вкусили волю наяву,
И всплакал Фет, что топчут гуси

В его владениях траву1.

Для пореформенной эпохи интересны не только теоретики новой жизни, но и практики - те, кто обладал собственным опытом изменения отношений на земле. При этом трактовка идей и поступков человека им самим и его современниками часто не совпадает. Пример тому - публицистика известного поэта Афанасия Фета, которая породила в 1860-е годы большую дискуссию.

Афанасий Афанасьевич до 14 лет воспитывался как обыкновенный русский дворянин - в небогатой усадьбе Новосёлки, с жёстким отцом, мягкосердечной матерью и преданиями столбовых дворян Шеншиных. Всё рухнуло, когда отец отдал подростка на учёбу в строгий немецкий пансион, объявив ему, что отныне он должен носить фамилию Фет. Тогда и открылось, что мальчик родился, когда его мать формально ещё состояла в браке со своим первым мужем Иоганном Фётом. Этот комплекс неполноценности, это чувство украденного статуса будет преследовать поэта всю жизнь - и заставит действовать. Неудачным оказался путь к дворянству через военную службу: один за другим вышли указы, повышавшие планку, которой надо было достичь, чтобы стать дворянином. После долгих лет мытарств и душевных страданий, уже обладая именем в литературе, поэт обратился с прошением на высочайшее имя о получении фамилии Шеншин и вступлении в права "по роду и наследию". Борьба за возвращение потомственного дворянства будет идти около 40 лет, лишь к 1874 году Фет станет дворянином Шеншиным. Фамилия Фет у него вызывала отторжение; везде - в официальных бумагах, в переписке, на столовом серебре - появился Шеншин. Многие не понимали активности Афанасия Афанасьевича в этой области. Известна фраза Ивана Сергеевича Тургенева: "Как Фет, Вы имели имя; как Шеншин, Вы имеете только фамилию"

2.

Итак, Фет-Шеншин отстаивал дворянское звание - которое в пореформенную эпоху уже не сулило особых привилегий - сознательно, в долгой и непростой борьбе. Возможно, именно поэтому поэт с энтузиазмом воспринял идею покупки имения как некоей компенсации отсутствовавшего ещё у него дворянского статуса. В 1860 году он купил на юге Мценского уезда 200 десятин пахотной земли и недостроенный хутор Степановку. Некоторые знакомые (среди них тот же Тургенев) скептически восприняли эту затею, считая её самоубийственной. Имея смутные представления о ведении поместного хозяйства, Фет решил тем не менее попробовать реализовать себя. Эксперимент будет длиться 17 лет. Да и момент Афанасий Афанасьевич выбрал, как всегда, "удачный" - когда сама суть поместного хозяйства должна была трансформироваться в нечто новое. Во что именно - этого не знали и опытные хозяева, куда уж новичку.

Главным делом для поэта в 1860-е годы станет налаживание быта и хозяйства в Степановке. Свои чувства и мысли он отразил в циклах очерков "Заметки о вольнонаёмном труде" и "Из деревни" (первоначально называвшемся "Лирическое хозяйство")3. Автор строил широкие планы: "Я буду рассказывать, что я думал, что сделал и что из этого вышло"4. В своих прозаических очерках он, как Лёвин в "Анне Карениной", применил особый, нетипичный для русского дворянства подход. Кстати, Лев Толстой был одним из немногих современников, кто хвалил очерки Фета и интересовался его практической деятельностью: "Приедешь в Москву, думаешь, отстал - Катков, Лонгинов, Чичерин вам всё расскажут новое; а они знают одни новости и тупы так же, как и год и два тому назад, многие тупеют, а Фет сидит, пашет и живёт и загнёт такую штуку, что прелесть"5.

В переписке с Толстым Фет делился своими опасениями и переживаниями. В 1880-е отношения двух литераторов осложнятся, но в 1860-е годы оба ищут новые варианты реализации просвещённого человека на земле: "Я люблю землю, чёрную рассыпчатую землю, ту, которую я теперь рою и в которой я буду лежать"

6.

Свою дворянскую миссию в деревне Фет видел скорее в культурном начале, которое может привнести дворянство на народную почву при условии взаимодействия. Именно поэтому он приветствовал действия толстовского Лёвина, который учился у народа: "Владея не блестящим, но независимым состоянием, он ищет, вследствие разрушения прежних экономических отношений, новых здравых основ тому делу, служить которому призван длинным рядом предков"7.

При этом Фет признавал, что дворянское сословие не просто бедствует, а вымирает, причём оно само виновато в своём плачевном состоянии: "У всех у нас потомственная и, так сказать, обязательная кормилица-земля под ногами, но мы не только не хотим трудиться на ней, но не хотим даже хладнокровно обсудить условий, при которых земледельческий труд возможен"8.

Поэт своеобразно формулировал своё отношение к крепостным порядкам. Видел ли он в них идеал? "И да, и нет. В принципе нет, в результате - да. Это заведённый порядок, старинный порядок, которому надо подражать, несмотря на изменившиеся условия… При вольнонаёмном труде стройность ещё впереди"9. Именно дореформенная стабильность привлекала Афанасия Афанасьевича. Порядок, которого не стало и который Фет планомерно, жёстко, иногда педантично пытался навести хотя бы в своём маленьком хозяйстве. Именно за эту ностальгию по крепостной стройности его сочинения будут подвергаться обличительной критике слева. Однако Фет одобрял и достижения нового времени, результаты Великих реформ Александра II: "19 февраля было днём не возрождения, а истинного рождения. Россия, долгое время болезненно носившая зреющий организм свободы, наконец произвела на свет не недоноска, а вполне развитого младенца, вздохнувшего в первый раз"10.

При всём том поэт считал, что в России важна и роль поместного дворянства, и призывал не высмеивать неудачи хозяйствующих дворян, а поддерживать их начинания: "Дело землевладельцев было всегда и везде делом великим. А теперь оно более чем когда-либо важно и значительно для всего государственного организма. Пора и нашей отсталой литературе вспомнить это и отнестись к нему без задора бессмысленной и нелепой вражды"11. Однако призыв остался без ответа; наоборот, эти очерки вызвали враждебную и очень эмоциональную реакцию в печати. О чём же пишет Фет и за что его так невзлюбили? О мелочах. О проблемах хозяйства, о ценах и погоде, о сложностях построения новых отношений с каждым конкретным жителем деревни, об адаптации к новым подходам, фактам и процессам. В сравнении с основным пластом тогдашней "сельскохозяйственной" публицистики - изобилующим отвлечёнными размышлениями - работы Фета весьма выигрывают: они насыщены конкретным, почерпнутым из живой жизни материалом.

Вот, к примеру, вопрос об использовании машин - в "рациональном хозяйстве", которое так мечтали наладить "передовые" землевладельцы, всегда стоявший на первом месте. Одним из открывателей этой темы стал именно Фет. Он показал, что главные причины первых провалов в использовании машин связаны с плохой "совместимостью" последних с русским крестьянином. "Не стану описывать пытки, которую мне пришлось выдержать с неискусными в этом деле деревенскими мастерами; довольно того, что машина наконец была установлена и, худо ли, хорошо ли, стала молоть. Нужно прибавить, что она ломалась почти ежедневно, а когда в конце осени наступила сериозная молотьба, то я уже и сказать не могу, сколько раз отдельные её части пребывали в кузнице и на орловском литейном заводе"12. Однако недостаёт не только знаний, но и соответствующей психологии. Ведь машина "требует усилий равномерных, но постоянных. Пока она идёт, нельзя стоять… Это качество машин, с непривычки, пока очень не нравится нашему крестьянину. Небогатый землевладелец Г. поставил молотилку и нанял молотников… Через три дня рабочие потребовали расчёта…

"Да что, батюшка, невмоготу жить. Сами ходите под машину: ишь она, пусто ей будь, хоть бы запнулась"13. Более подробно тема внедрения машин будет раскрыта в художественной литературе в 1870-е годы, когда отдельные примеры перестанут быть отдельными и наступит время подведения итогов. Но общие контуры проблемы Фет уже обозначил.

Важной темой для очерков стало использование вольнонаёмного труда. По мнению Фета, именно оно и является оптимальным: "Такой труд, где рабочий напрягает свои силы чисто и единственно для себя, есть идеал вольного труда, идеал естественного отношения человека к труду"14. За этим будущее, но настоящее не столь радужно. Сложно было не только заставить помещиков ценить крестьянский труд; выяснилось и то, "как нова и дика была для крестьян мысль о ценности личного труда"15.

Сложно говорить о партнёрских отношениях между землевладельцем и работником, если между ними пропасть взаимного неприятия, столетиями сформированное противостояние. И как бы искренне ни желал Фет решить этот вопрос экономически и рационально, крестьяне продолжали видеть в нём барина, человека, малопонятного с виду и чуждого по сути. Поэтому нормой их взаимоотношений оставался обман: "Просьба мужика была исполнена, а кур он мне не привёз. Приводить новых примеров понимания и исполнения условий и договоров со стороны наших крестьян я более не буду, хотя мог привести их сколько угодно"16.

Вообще, психологическим аспектам новых экономических отношений Афанасий Афанасьевич уделял особое внимание. Он хотел быть новым, разумным хозяином, реализовывать и личным примером пропагандировать передовые экономические взгляды. Однако значительная часть общества (как дворянского, так и крестьянского) просто не готова была принять новые подходы. Именно это противоречие породило знаменитое представление о мелочности Фета-помещика. Вот, например, эпизод с недобросовестным работником Семёном. Он был уволен поэтом после того, как целый месяц отлынивал от работы, вызвав этим недовольство приказчика и других рабочих, да ещё и не вернул необходимой доли задатка. Эти-то деньги и желал получить с него Фет - больше из принципа, чем из хозяйственных соображений. А Семён, нанявшись к соседнему мужику, сразу же попался с украденными хомутами - заработав в итоге дурную славу во всей округе17… И ведь нерадивость Семёна - не фантазия автора, а объективный факт. А стремление, пусть придирчивое, к порядку - не самая плохая черта для хозяина. Вот ещё история с гусями. Фет не хотел отдавать пойманных на его земле чужих гусей даром, он желал получить штраф за потраву - чтобы приучить нерадивых хозяев к порядку. При этом он скрупулёзно вычислял возможные нюансы исчисления таких штрафов. Но ведь как хозяин он и не мог поступать иначе: потрава, учинённая гусями, разнится от потравы, нанесённой, скажем, лошадью.

Фет мечтал, чтобы весь механизм новых отношений был отлажен. Он верил и надеялся на вольнонаёмные отношения, но желал и поддержки со стороны государства - чтобы ему не приходилось заниматься самодеятельностью с гусями и ловить работника Семёна. "Всякая законность потому только и законность, что необходима, что без неё не пойдёт самое дело. Этой-то законности я искал и постоянно ищу в моих отношениях к окружающим меня крестьянам и вполне уверен, что рано или поздно она должна взять верх и вывести нашу сельскую жизнь из тёмного лабиринта на свет Божий"18. Пока же вся тупиковость ситуации выражена в словах посредника, который надеется "как-нибудь уладить это дело". "Со вступлением России в новый период деятельности заветные слова авось, да небось, да как-нибудь должны совершенно выйти из употребления"19.

Ну, как здесь не возникнуть ностальгии по дореформенным временам? Однако взгляды "убеждённого помещика" Фета были неприемлемы для демократического сознания даже если за ними стояло просто стремление упорядочить хозяйство. "Новизну" его взглядов многие вообще не признали: "В г. Фете ещё не остыли старые привычки", он "находится в тесной связи с общим настроением той части общества, которая присваивает себе название "благонамеренной"20.

Критика коснулась и лирики Фета. Так, Михаил Евграфович Салтыков-Щедрин изрёк: "В семье второстепенных русских поэтов г. Фету, бесспорно, принадлежит одно из видных мест"21. Как публициста Афанасия Афанасьевича упрекали в детализации и мелочности, а как поэта - в уклонении "от практической стороны жизни"22. "Есть и такие стихи, в которых, с одной стороны, кажется, что как будто есть что, а с другой, как будто ничего нет, кроме рифм и размера"23.

А в целом получилось не лирическое хозяйство, а соединение "лирического худосочия"24 с замашками крепостника: "Фет явился бессознательным, наивным певцом крепостного права"25.

Если для самого Афанасия Афанасьевича стремление наладить хоть какой-то порядок в расстроенном хозяйстве было залогом успеха деятельности пореформенного помещика, то для его критиков - возвращением помещичьего произвола. В этом непонимании и кроется известный конфликт между Фетом и демократическими авторами. Сатирик Дмитрий Минаев потешался вволю26:

Этой ночью благовонной,
Не смыкая глаз,
Я придумал штраф законный
Наложить на вас.
Если вдруг чужое стадо
Забредёт ко мне,
Штраф платить вам будет надо…
Спите в тишине.

Если в поле встречу гуся,
То (и буду прав)
Я к закону обращуся
И возьму с вас штраф;
Буду с каждой я коровы
Брать четвертаки,
Чтоб стеречь своё добро вы
Стали, мужички…

Фет как хозяйствующий субъект стал весьма популярной мишенью. Салтыков-Щедрин вообще практически отождествлял понятия "вести поместное хозяйство" и "человеконенавистничать": "Вместе с людьми, спрятавшимися в земные расселины, и г. Фет скрылся в деревню. Там, на досуге, он отчасти пишет романсы, отчасти человеконенавистничает; сперва напишет романс, потом почеловеконенавистничает, потом опять напишет романс и опять почеловеконенавистничает, и всё это, для тиснения, отправляет в "Русский вестник"27.

Подобный стереотип, плотно утвердившийся в умах современников и потомков, легко было создать именно на контрасте с фигурой "нежного поэта". В итоге читаю щая публика в большинстве своём не поняла и не приняла Фета-помещика, Фета-землевладельца, Фета-практика. Зато был создан миф о Фете-крепостнике.

Конечно же, поэта угнетала подобная реакция. Быть прогрессивным на словах легко, а вот на деле, да ещё успешным - намного сложнее. И Фет писал Толстому: "Тургенев вернулся в Париж, вероятно, с деньгами брата и облагодетельствовав Россию, то есть пустив по миру своих крестьян… порубив леса, вспахав землю, разорив строения и размотав до шерстинки скотину. Этот любит Россию. Другой роет в безводной степи колодец, сажает лес, сохраняет леса и сады, разводит высокие породы животных и растений, даёт народу заработки - этот не любит России и враг прогресса"28. В этих строках сквозит горькая обида; есть в них, очевидно, и немалая доля правды. Характерно, кстати, что резкий критик поэта Салтыков-Щедрин купил под Москвой в Витинёво, усадьбу, но не справился с ней. Михаилу Евграфовичу поучиться бы у Фета, а он заклеймил его как дремучего крепостника…

Тем не менее свой взгляд Фет считал достаточно объективным, а нападки - проявлением слабости критиков: "Наши записки в течение долгих лет служили неистощимой темой свистков и дешёвой карикатуры. Дети, взглянув на барометр и догадываясь, что скоро их не пустят на улицу, готовы были разбить безмятежный инструмент, точно он виновник приближающейся грозы"29.

Идейные противники поэта-публициста не надеялись увидеть в русских дворянах прогрессивных землевладельцев, а вернее, просто не хотели этого. По их априорным суждениям, поместное хозяйство после отмены крепостного права было совершенно бесперспективным. И любой помещичий опыт, удачный или не очень, точно так же априори принимался в штыки. А фигура "поэта-крепостника" для критики была особенно привлекательна.

Фет защищал помещика от нападок литераторов, исходя во многом из реального положения дел: ведь "бóльшая часть производительной почвы находится в руках этого класса, и нельзя никакими риторскими воркованиями зашептать эту жизненную силу"30. И в течение двух десятилетий он личным примером доказывал, насколько сложно было быть хозяином в ту эпоху и что помещик не только хищник, но и жертва.

Заметки были написаны и напечатаны, чтобы поддержать такого же хозяина. Фет и как писатель, и как землевладелец рад был быть полезным: "Мы все Робинзоны, все ищем новых путей и средств к произведению тех самых вещей, которые когда-то так легко производились по рутине"31. Он гордился тем, что, получив пусть незначительный, но результативный практический опыт, мог им поделиться. И пусть "лирическое хозяйство" не всегда встречало радушный приём критиков, его дело не пропало, отразив противоречия эпохи.


Примечания
1. Современник. 1863. № 4.
2. Тургенев И. С. Полное собрание сочинений и писем. Т. 10. М. 1994. С. 339.
3. Кошелев В. А. Лирическое хозяйство в эпоху реформ // Фет А. А. Жизнь Степановки, или Лирическое хозяйство. М. 2001. С. 6; Экштут С. А. Повседневная жизнь русской интеллигенции от эпохи Великих реформ до Серебряного века. М. 2012. С. 261-271.
4. Фет А. А. Указ. соч. С. 173
5. Толстой Л. Н. Переписка с русскими писателями. Т. 1. М. 1978. С. 288, 251, 290.
6. Там же. С. 356.
7. Там же. С. 235.
8. Там же. С. 363.
9. Фет А. А. Указ. соч. С. 76.
10. Там же. С. 274.
11. Там же. С. 131.
12. Там же. С. 109.
13. Там же. С. 76.
14. Там же. С. 74.
15. Там же. С. 89.
16. Там же. С. 91.
17. Там же. С. 134.
18. Там же. С. 89.
19. Там же. С. 76.
20. Современник. 1863. № 4. С. 394.
21. Там же. 1863. № 9.
22. Русское слово. 1863. № 8. С. 62.
23. Там же.
24. Там же. 1863. № 9. С. 21-42.
25. Там же. С. 39.
26. Минаев Д. Д. Лирические песни с гражданским отливом… // Минаев Д. Д. Избранное. Л. 1986. С. 67.
27. Современник. 1863. № 4.
28. Толстой Л. Н. Переписка с русскими писателями. Т. 2. М. 1978. С. 59.
29. Фет А. А. Указ. соч. С. 274.
30. Там же. С. 126.
31. Там же. С. 276.

Ровно 200 лет назад, 5 декабря 1820 года, родился поэт Афанасий Фет

Подробности
Категория: События
Опубликовано: 04 декабря 2020

Юбилей великого литератора входит в список приоритетных тем в работе Российского исторического общества.

Афанасий Фет появился на свет в деревне Новоселки Орловской губернии. Первые 14 лет своей жизни он носил фамилию отца – богатого помещика Афанасия Неофитовича Шеншина. Однако брак его матери Шарлотты с Шеншиным впоследствии был признан незаконным, так как православное венчание состоялось уже после рождения сына. Юношу лишили привилегий потомственного дворянина. Так великий поэт оказался вписанным в историю под другим именем: Афанасий Фет.

Афанасий Фет получил превосходное домашнее образование. К 14 годам его отправляют сначала в немецкий пансион, а затем он продолжает обучение в Москве. Афанасий Фет поступает в Московский университет – сперва на юридический факультет, а затем, увлекшись стихотворчеством, переводится на словесное отделение философского факультета. Первый сборник стихов Фета выходит как раз в университетские годы.


Николай Страхов писал:

«Больше всего у Фета поразительна именно та лёгкость, с которою он подымается в область поэзии. …Наш поэт преобразует в чистейшую поэзию всевозможные черты нашей жизни».


В 1845 году, окончив университет и грезя вернуть себе дворянство, Афанасий Фет поступает на военную службу и делает на этом попроще большие успехи.

«Хотя старик отец по принципу никому не высказывал своих одобрений, но бывшему эскадронному командиру видимо было приятно, что я занимаю в полку видное место. В доме я застал меньшую нашу сестру Надю, недавно кончившую учение – смолянку, совершенно неопытную, по наружности весьма интересную, пылкую и любознательную семнадцатилетнюю девушку. Невзирая на кратковременное пребывание дома, я, с своей стороны, старался поддерживать ея любознательныя и эстетическия стремления; конечно, тайком от отца, считавшаго Державина великим поэтом, а Пушкина безнравственным писателем…»

– писал поэт,

прибыв в отпуск из полка. Эти заметки опубликованы в книге «Мои воспоминания. 1848–1889» (1890), текст доступен в электронном фонде Президентской библиотеки.


Эти воспоминания – уникальный источник, позволяющий судить о самых разных сторонах жизни поэта и его окружения, более того – об эпохе и её характерных чертах в целом

.
В 1853 году Афанасия Фета переводят в расквартированный под Петербургом гвардейский полк. В столице молодой поэт знакомится с Иваном Тургеневым, Николаем Некрасовым, Иваном Гончаровым и другими литераторами. И сближается с редакцией журнала «Современник».

«…я однажды вечером растворил дверь в кабинет Некрасова и нежданно захватил здесь весь литературный кружок. – О! а! э! и! раздалось со всех сторон. Между прочим и Дружинин с улыбкою, протягивая мне обе руки, громко воскликнул: „На суку извилистом и чудном!“ – повторяя мой, спасённый его разъяснениями, стих. Весьма забавно передавал Тургенев, в лицах, недоумения и споры, возникавшие в кругу моих друзей по поводу объяснений того или другаго стихотворения»,

– из воспоминаний Афанасия Фета.

В 1857 году Афанасий Фет женился на младшей сестре Василия Боткина – Марии, наследнице богатого купеческого рода. Вскоре он выходит в отставку, при этом так и не возвратив себе дворянства. Молодожены покупают себе имение на родине писателя, в Мценском уезде, где Фет всецело отдаётся устройству усадьбы и ведению хозяйства. Его книги, впрочем, продолжают публиковаться, но встречают разную оценку. Кстати, именно в имении в Степановка Фет начал писать книгу «Мои воспоминания», где рассказывал о своем помещичьем быте и окружавших его людях.


Имение Фета в Степановке. Фото с сайта: https://www.kommersant.ru

«…при взгляде на его рябыя приподнявшияся скулы и слегка прижмуренные, смеющиеся серенькие глазки, я тотчас увидал, что с ним случилось что-либо курьёзное. При этом он прибегнул к обычному своему жесту, которым выражал крайнее смущение и застенчивость: раздвинув пальцы рук, он, образуя как бы забрало, закрывал им глаза, хотя и продолжал смотреть в промежутки между пальцами»,

– писал поэт, например, о своём кучере Иване.


Последние девятнадцать лет жизни поэт вновь носил фамилию Шеншин – в 1873 году ему было возвращено дворянство. Впрочем, свои произведения он по-прежнему подписывает как Афанасий Фет.


Фото: Государственный литературный музей

В 1884 году за перевод сочинений Горация поэт становится лауреатом Пушкинской премии Императорской Академии наук, а вскоре избирается её членом-корреспондентом. Афанасия Фета лично представили императору Александру III и присвоили придворное звание камергера.

В год юбилея поэта фонд Президентской библиотеки предоставляет возможность увидеть портрет Фета художника Ильи Репина и прочитать прижизненные публикации его стихов в журнале «Русский вестник» с 1863 до 1892 года. Окунуться в мир поэзии Афанасия Фета можно, ознакомившись с изданиями XIX века – сборником «Историко-литературные очерки» (1895) историка литературы Леонида Майкова, книгой философа Николая Страхова «Заметки о Пушкине и других поэтах» (1897), а также современными исследованиями его творчества: авторефератами диссертаций Марии Глушковой «Философская лирика Афанасия Фета» (2010), Виктории Гончаровой «Пространственные характеристики мира в языке поэзии А. Фета» (2012) и другими работами.

Текст: Анна Хрусталёва

Подробности
Просмотров: 5789

Афанасий Афанасьевич Фет

Афанасий Афанасьевич Фет (1820–1892 гг.) 200 лет со дня рождения

Родился будущий поэт 5 декабря 1820 года в с. Новосёлки Мценского уезда Орловской губернии (Российская империя).

Будучи сыном Шарлотты-Елизаветы Беккер, уехавшей из Германии в 1820 году, Афанасий был усыновлен дворянином Шеншиным. Через 14 лет в биографии Афанасия Фета произошло неприятное событие: обнаружилась ошибка в записи о рождении, что лишило его титула.

В 1837 году Фет окончил частный пансион Крюммера в городе Верро (сейчас Эстония). В 1838 году поступил в Московский университет на философский факультет, продолжая заниматься литературой. Окончил университет в 1844 году.

В краткой биографии Фета стоит отметить, что первые стихи были написаны им еще в юности. Поэзия Фета впервые публикуется в сборнике «Лирический пантеон» в 1840 году. С тех пор стихотворения Фета постоянно печатаются в журналах.

Стремясь всеми возможными способами вернуть себе дворянский титул, Афанасий Фет пошел служить унтер-офицером. Затем в 1853 году в жизни Фета происходит переход в гвардейский полк. Творчество Фета даже в те времена не стоит на месте. В 1850 году выходит его второй сборник, в 1856 – третий.

В 1857 году поэт женится на Марии Боткиной. Уйдя в отставку в 1858 году, так и не добившись возвращения титула, приобретает землю, посвящает себя ведению хозяйства.

Новые произведения Фета, опубликованные с 1862 до 1871 года, составляют циклы «Из деревни», «Записки о вольнонаемном труде». Они включают новеллы, рассказы, очерки. Афанасий Афанасьевич Фет строго разграничивает свою прозу и поэзию. Поэзия для него романтична, а проза – реалистична.

А. А. Фет является автором замечательных стихов для детей. Их популярность у юных читателей вызвана тем, что стихотворения поэта добры и удивительно понятны даже самым маленьким.

В 1873 году Афанасию Фету было возвращено звание, а также фамилия Шеншин. После этого поэт занимается благотворительностью. На этом этапе стихи Афанасия Фета публикуются в сборниках «Вечерние огни», которых с 1883 по 1891 выходит четыре выпуска. Поэзия Фета содержит в основном две темы: природу, любовь.

Смерть настигла поэта 21 ноября 1892 года в Москве в своем доме на Плющихе.

Выставка «Быть Фетом»

Дом И.С. Остроухова в Трубниках

К 200-летию со дня рождения поэта

Проект творческой группы «вДаль»

4 марта — 16 мая 2021

Дом И. С. Остроухова в Трубниках

Программа мероприятий

4 марта 2021 года на главной выставочной площадке Государственного музея истории российской литературы имени В. И. Даля в Доме И. С. Остроухова в Трубниках начнет работу выставка «Быть Фетом», приуроченная к 200-летию со дня рождения поэта. Что такое «быть Фетом»? Борьба за право носить фамилию как ключевой сюжет личной биографии; вечный поиск природы поэтического дара и способов выразить «невыразимое»; современное и индивидуальное восприятие известных с детства поэтических строк — сюжеты выставки множатся, чтобы создать уникальный для каждого посетителя образ Фета.

Основной прием художественного решения экспозиционного пространства — зеркальность и преломляемость. Посетителям выставки предлагается стать зеркалом, в котором отражается поэт, формой современного бытования его поэтических текстов. В первом зале стихи, переведенные в аудиовизуальную форму посредством звуковых, зрительных и световых метафор, позволяют погрузиться в пространство поэзии Фета. Второй зал — биографический — представляет собрание жизненных сюжетов, конструирующих цельный образ поэта, при этом рассказ о Фете здесь может начаться в любой точке его биографии. Третий зал экспозиции «Быть Фетом» посвящен взглядам и оценкам современников поэта — романсам, пародиям, откликам, тому «шуму времени», который реагировал на Фета, редактировал, интерпретировал и мифологизировал. На выставке представлены многочисленные оригинальные архивные материалы, часть из которых экспонируется впервые: фотографии, письма, иллюстрации, рукописи из собраний ГМИРЛИ имени В. И. Даля и других крупнейших музеев, библиотек и архивов России.

Проект организован при участии Государственного исторического музея, Российской государственной библиотеки, Музея-заповедникаИ. С. Тургенева«Спасское-Лутовиново», Института русской литературы (Пушкинского дома) Российской академии наук, Российского государственного архива литературы и искусства, Государственного музея Л. Н. Толстого, Государственной Третьяковской галереи.

Выставка «Быть Фетом» существует в двух дополняющих друг друга измерениях: реальном и виртуальном, тактильном и воображаемом. 5 декабря 2020 года, в день 200-летнего юбилея Афанасия Фета, начала работу виртуальная часть экспозиционного проекта «Быть Фетом» — в онлайн-пространстве прошли лекции, экскурсии и творческие встречи, конструирующие будущую экспозицию и инициирующие диалог о ней. Работу выставки предваряет также выпуск иллюстрированного альбома-каталога«Афанасий Фет. Материалы из собрания Государственного литературного музея».

Выставка организована при участии Фонда поддержки и развития детского образования Минзали Ишмуратовой, сотрудничество с которым продолжается с 2019 года по ряду ключевых проектов.

Кураторы: Ирина Ерисанова, Дарья Решетникова, Кристина Сарычева, Евгения Ионова

Художник: Анна Колейчук

Для посетителей выставка откроется 4 марта

Пресс-показ и вернисаж состоятся 3 марта

Контакты для СМИ: Юлия Глотова, +7 903 964-30-20, [email protected]

Трубниковский переулок, 17, стр. 1
+7 495 695-53-08

Партнеры


СМИ о выставке

Выставка к 200-летию Афанасия Фета открылась в литературном музее имени Даля (телеканал «Культура»)

Выставка к 200-летию со дня рождения Афанасия Фета пройдет в Москве ( ТАСС)

Быть Фетом («Год литературы»)

У зрителей появилась возможность побыть Фетом («Московский Комсомолец»)

Выставка в честь 200-летия со дня рождения Фета пройдет в столице («Вечерняя Москва»)

В Москве откроется выставка к 200-летию со дня рождения Фета («Дилетант»)

Выставка «Быть Фетом» в программе «Ликбез» (радио «Культура»)


Фет, Афанасий Афанасьевич - это... Что такое Фет, Афанасий Афанасьевич?

Афана́сий Афана́сьевич Фет (Фёт) (первые 14 и последние 19 лет жизни официально носил фамилию Шенши́н; 23 ноября [5 декабря] 1820, усадьба Новосёлки, Мценский уезд, Орловская губерния — 21 ноября [3 декабря] 1892, Москва) — русский поэт-лирик, переводчик, мемуарист.

Биография

Отец — Иоганн-Петер-Карл-Вильгельм Фёт (1789—1825), асессор городского суда Дармштадта. Мать — Шарлотта-Елизавета Беккер (1798—1844). Сестра — Каролина-Шарлотта-Георгина-Эрнестина Фёт (1819—?). Отчим — Шеншин Афанасий Неофитович (1775—1855). Дед по матери — Карл Вильгельм Беккер (1766—1826), тайный советник, военный комиссар. Дед по отцу — Иоганн Фёт, бабка по отцу — Миленс Сибилла. Бабка по матери — Гагерн Генриетта[1].

Жена — Боткина Мария Петровна (1828—1894), из семьи Боткиных (старший ее брат, В. П. Боткин, известный литературный и художественный критик, автор одной из самых значительных статей о творчестве А. А. Фета, С. П. Боткин — врач, именем которого названа больница в Москве, Д. П. Боткин — собиратель картин), в браке детей не было. Племянник — Е. С. Боткин, расстрелянный в 1918 году в Екатеринбурге вместе с семьей Николая II.

18 мая 1818 года в Дармштадте состоялось сочетание браком 20 летней Шарлотты-Елизаветы Беккер и Иоганн-Петер-Вильгельма Фёта. 18—19 сентября 1820 года 45-летний Афанасий Шеншин и беременная на 7 месяце вторым ребенком Шарлотта-Елизавета Беккер тайно выехали в Россию[1]. В ноябре-декабре 1820 года в селе Новоселки у Шарлотты-Елизаветы Беккер родился сын Афанасий.

Около 30 ноября того же года в селе Новоселки сын Шарлотты-Елизаветы Беккер крещен по православному обряду, назван Афанасием, в метрической книге записан сыном Афанасия Неофитовича Шеншина. В 1821—1823 годах у Шарлотты-Елизаветы родилась дочь от Афанасия Шеншина Анна и сын Василий, которые умерли во младенчестве. 4 сентября 1822 года Афанасий Шеншин венчался с Беккер, которая перед венчанием приняла православие и стала называться Елизаветой Петровной Фет.

7 ноября 1823 года Шарлотта-Елизавета написала письмо в Дармштадт своему брату Эрнсту Беккеру, в котором жаловалась на бывшего мужа Иоганн-Петер-Карл-Вильгельма Фёта, пугавшего ее и предлагавшего усыновить сына Афанасия, если будут оплачены его долги.

В 1824 году Иоганн ФЕт вторично женился на воспитательнице своей дочери Каролины. В мае 1824 года в Мценске у Шарлотты-Елизаветы родилась дочь от Афанасия Шеншина — Люба (1824—?). 25 августа 1825 года Шарлота-Елизавета Беккер написала письмо брату Эрнсту, в котором рассказала о том, как хорошо заботится Шеншин о ее сыне Афанасии, что даже: «… Никто не заметит, что это не кровный его ребенок…». В марте 1826 года она вновь написала брату, что умерший месяц назад ее первый муж не оставил ей и ребенку денег: «… Чтобы отомстить мне и Шеншину, он забыл собственное дитя, лишил его наследства и наложил на него пятно… Попытайся, если это возможно, упросить нашего милого отца, чтобы он помог вернуть этому ребенку его права и честь; должен же он получить фамилию…» Затем, в следующем письме: «… Очень мне удивительно, что Фёт в завещании забыл и не признал своего сына. Человек может ошибаться, но отрицать законы природы — очень уж большая ошибка. Видно, перед смертью он был совсем больной…»[2], возлюбленной поэта, воспоминаниям о которой посвящена поэма «Талисман», стихотворения «Старые письма», «Ты отстрадала, я ещё страдаю…», «Нет, я не изменил. До старости глубокой…» и многие другие его стихи.

  • 1853 — Фета переводят в гвардейский полк, расквартированный под Петербургом. Поэт часто бывает в Петербурге, тогда — столице. Встречи Фета с Тургеневым, Некрасовым, Гончаровым и др. Сближение с редакцией журнала «Современник».
  • 1854 — служба в Балтийском Порту, описанная в его мемуарах «Мои воспоминания».
  • 1856 — третий сборник Фета. Редактор — И. С. Тургенев.
  • 1857 — женитьба Фета на М. П. Боткиной, сестре критика В. П. Боткина.
  • 1858 — поэт выходит в отставку в чине гвардейского штаб-ротмистра, поселяется в Москве.
  • 1859 — разрыв с журналом «Современник».
  • 1863 — выход двухтомного собрания стихотворений Фета.
  • 1867 — Фет избран мировым судьей на 11 лет.
  • 1873 — возвращено дворянство и фамилия Шеншин. Литературные произведения и переводы поэт и в дальнейшем подписывал фамилией Фет.
  • 1883—1891 — публикация четырёх выпусков сборника «Вечерние огни».
  • 21 ноября 1892 — кончина Фета в Москве. По некоторым данным, его смерти от сердечного приступа предшествовала попытка самоубийства[3]. Похоронен в селе Клейменово, родовом имении Шеншиных.

Творчество

Будучи одним из самых утончённых лириков, Фет поражал современников тем, что это не мешало ему одновременно быть чрезвычайно деловитым, предприимчивым и успешным помещиком.[4] Известная фраза-палиндром, написанная Фетом и вошедшая в "Приключения Буратино" А.Толстого, — "А роза упала на лапу Азора".

Поэзия

Творчество Фета характеризуется стремлением уйти от повседневной действительности в «светлое царство мечты». Основное содержание его поэзии — любовь и природа. Стихотворения его отличаются тонкостью поэтического настроения и большим художественным мастерством.

Фет — представитель так называемой чистой поэзии. В связи с этим на протяжении всей жизни он спорил с Н. А. Некрасовым — представителем социальной поэзии.

Особенность поэтики Фета — разговор о самом важном ограничивается прозрачным намёком. Самый яркий пример — стихотворение «Шёпот, робкое дыханье…».

Шёпот, робкое дыханье,
Трели соловья
Серебро и колыханье
Сонного ручья

Свет ночной, ночные тени
Тени без конца,
Ряд волшебных изменений
Милого лица,

В дымных тучках пурпур розы,
Отблеск янтаря,
И лобзания, и слёзы,
И заря, заря!..

В этом стихотворении нет ни одного глагола, однако статичное описание пространства передает само движение времени.

Стихотворение принадлежит к числу лучших поэтических произведений лирического жанра. Впервые опубликовано в журнале «Москвитянин» (1850 год), потом переработано и в окончательном варианте, спустя шесть лет, в сборнике «Стихотворения А. А. Фета» (издан под редакцией И. С. Тургенева)[5].

Написано разностопным хореем с женской и мужской перекрёстной рифмовкой (достаточно редким для русской классической традиции размером). Как минимум, трижды становилось объектом литературоведческого анализа[5].

На стихи Фета написан романс "На заре ты её не буди".

Ещё одно знаменитое стихотворение Фета:

Я пришёл к тебе с приветом
Рассказать, что солнце встало,
Что оно горячим светом
По листам затрепетало.

Переводы

В планах Фета был перевод «Критики чистого разума», однако Н. Страхов отговорил Фета переводить эту книгу Канта, указав, что русский перевод этой книги уже существует. После этого Фет обратился к переводу Шопенгауэра. Он перевел два сочинения Шопенгауэра: «Мир, как воля и представление» (1880, 2-е изд. в 1888 г.) и «О четверояком корне закона достаточного основания» (1886).

Издания

  • Фет А. А. Стихотворения и поэмы / Вступ. ст., сост. и примеч. Б. Я. Бухштаба. — Л.: Сов. писатель, 1986. — 752 с. (Библиотека поэта. Большая серия. Издание третье.)
  • Фет А. А. Собрание сочинений и писем в 20-ти тт. — Курск: Изд-во Курского гос. ун-та, 2003—… (издание продолжается).

Примечания

Литература

  • Благой Д. Д. Мир как красота (О «Вечерних огнях» А. Фета) // Фет А. А. Вечерние огни. — М., 1981 (серия «Литературные памятники»).
  • Бухштаб Б. Я. А. А. Фет. Очерк жизни и творчества. — Изд. 2-е — Л., 1990.
  • Лотман Л. М. А. А. Фет // История русской литературы. В 4-х томах. — Том 3. — Л.: Наука, 1980.
  • Эйхенбаум Б. М. Фет // Эйхенбаум Б. М. О поэзии. — Л., 1969.

Ссылки

А жаль того огня / / Независимая газета

200 лет назад родился невозмутимо ясный Афанасий Фет

На склоне лет Афанасий Фет был толстоват. 
Илья Репин. Портрет Афанасия Фета.
1882. ГТГ
Тот, кто был и остается лириком-классиком по своим способностям «уловлять впечатления», стихотворной строкой будоражить фантазию, воспоминания и мечты – то есть по модному слову XIX века всячески «электризовать» нервного и восприимчивого к поэзии читателя, сообщал в письме своему другу Ивану Тургеневу, впоследствии ставшему врагом, а под старость опять почти другом: «Сию минуту уронил крышку тяжелого железного сундука на безымянный палец левой руки, и дело очень некрасиво…» И рядом, через несколько строк, о столь же жизненном, понятном им обоим, о сочинительстве: «Литература – да к тому же современная, не к ночи будь помянута!.. носит в себе ужасное зло, порождая Weltverbesserer-ов (радетелей о благе мира). Она вечно порывается быть носительницей чего-то!..»

Афанасий Фет, родившийся два столетия назад, известен в довольно крайних воплощениях. Он доказательно назван и реалистом, и романтиком, и реакционером, и импрессионистом, и предтечей «школы новейших поэтов, известных под именем декадентов». Фет стал поэтическим маяком поколений, ему посвящали и посвящают свои стихи и рассуждения не всегда дружные и часто непохожие на него люди искусства. Брюсов «мог проводить целые часы, повторяя про себя фетовские стихи». Бальмонт утверждал, что Фет (как и Тютчев) «живет в вечности». «Он очень дорог мне…» – сказал о Фете Блок.

Для многих современников Фет был «трудно определяем» и по масштабу таланта, и по предмету интереса (военный служака, деятельный помещик, мировой судья, камергер, литератор, философ и поэт). Контраст не принципиальный, но в пору затухания поэзии требовалось все-таки не увиливать, а определиться и быть «носителем чего-то».

* * *

Литература часто питалась этим «чем-то», затем продуцировала его, опасно сплетаясь с политикой, а в XIX веке уже была решительной «носительницей» новых идеалов – и шла по этому пути с невиданным, нарастающим энтузиазмом, ускорением и упорством. Нужная русскому веку литература становилась жестким ремеслом. Она постепенно приближала обе революции и веские аргументы «вождей народов», обращалась к ниспровергателям, а пространные романы были тогда хороши, если их основные идеи могли уместиться на формате листовок.

Искусство двигалось к самоотрицанию и к презрению «эфирных оттенков чувств», ко всем чувствам, красотам и оттенкам вообще – кроме моноцвета железного манифеста отрицаний – «Черного квадрата» и социально-яростной и скучной, как серый цвет подвалов Петропавловки, патетики Чернышевского.

* * *

Фет остался верен консервативной строгости и упорядоченности стародворянского быта, а также «блаженной сфере» и «звукам праздничного чувства жизни», как не без щегольства писал в обстоятельной статье его шурин – очеркист, литературный критик и эпикуреец Василий Боткин.

Панегирик поэту составлен именно так, как можно описывать творчество Афанасия Фета и в наши дни, если читать его не очень внимательно и, главное, не перечитывать. Там есть соразмерные дару Фета («импровизатора») определения, но есть и не к месту «галантерейное». «Когда душа современного человека погрузилась в мертвящие вопросы об удобствах матерьяльного своего существования, когда так часто слышатся или стоны, или клики пресыщенного эгоизма… – в это время является поэт с невозмутимою ясностию во взоре, с незлобивою душою младенца…» – местами рассуждения Боткина о стихотворениях Фета похожи на прощальную речь.

Спустя годы поэтом тоже восторгались, но и ругали беспощадно. Фет стал материально благополучен, относительно счастлив при «естественных тяготах» брака, зачислен «по дворянской линии». Победили фетовские упорство и принцип: чиновники разобрались в его смутном происхождении, Фету было разрешено «принять фамилию ротмистра А.Н. Шеншина» и получить права потомственного дворянина, его имя внесли в родословную книгу орловского дворянства.

В последний путь до родового имения Фет ушел по-пушкински, в метель, однако в камергерском облачении (по своему желанию). Никчемный мундир остался на нем, словно для контраста с «величием замысла» и «этим озабоченным, неземным выражением всего облика». По праву и знанию хорошего и давнего друга Софья Андреевна Толстая усилила диссонанс, положив на «шутовской наряд» пышную живую розу, с которой его и похоронили.

* * *

Поэт с «незлобливой душой младенца» на склоне лет был толстоват, «с бородой до чресл – с какими-то волосяными вихрами за и под ушами», как писал о нем в пылу ссоры и отрицания Иван Тургенев. Да и по дружбе многие, как тот же Тургенев, видели его персонажем с малозаметным, почти условным, налетом комичности: «…бородой вперед бегаете туда и сюда, выступая Вашим коротким кавалерийским шагом… Пари держу, что у Вас на голове все тот же засаленный уланский блин!..» «Чтоб посмешить меня, он надел на себя судейский мундир – действительно, в нем он очень забавен» – Фет был иногда способен святочно перевоплотиться.

Афанасий Фет был остер на язык и, по характеристике критика и публициста Николая Страхова, «неистощим в речах, исполненных блеска и парадоксов». Друживший и подолгу беседовавший с Фетом Лев Толстой одно время считал его самым умным из всех своих знакомых и с наслаждением слушал фетовские «закурдялены».

Фет так мычал и тянул слова, что не всем хватало терпения его дослушать, а также порой изрекал благоглупости, например, про кипящий самовар и милую хозяйку, «с которой могу провести приятный вечер», как достаточное условие своей жизни в Москве.

Но не парадоксы-«закурдялены», регалии и обязанности мирового судьи (их исполнял добросовестно много лет, исходя из «ясного и честного здравого смысла»), камергерский ключ, хлопоты по хозяйству и прочая возня приводили в движение чудесный поэтический механизм, «поэтическую безалаберщину», без которой его давно бы позабыли, – было задействовано что-то тайное, данное по рождению.

* * *

Спутать двух разных Фетов (Фета с Шеншиным) легко. Если начать читать (впервые и случайно) знаменитое стихотворение, обращенное к Александре Бржеской «Далекий друг, пойми мои рыданья…», можно не дотерпеть, не прочесть до конца, где одно из самых точных и удивительных в поэзии (и самых кратких – хотя тут вместились и христианство, и Кант, и мечта о бессмертии души, и мотив «потерянного рая») описаний загадки человека:

…Не жизни жаль

с томительным дыханьем, –

Что жизнь и смерть? А жаль

того огня,

Что просиял над целым

мирозданьем,

И в ночь идет, и плачет,

уходя.

Когда стихам Фета дают малоуважительные в литературном плане характеристики, то одна из причин именно в том, что масштабное у него очень часто перемежается с малым. Разновеликое перемешано небрежно, и это граничит с несерьезностью.

Фетовские «лазури», «жемчуга» и «малюток» не стоит рассматривать пристально, хотя критический соблазн велик, а лучше вынести их за скобки, оставив главное: «…Сияют небеса, нетленные, как рай./ Далеко выгнулся земли померкший край…»

Только в мире и есть,

что тенистый

Дремлющих кленов шатер.

Только в мире и есть,

что лучистый

Детски задумчивый взор.

Только в мире и есть,

что душистый

Милой головки убор.

Только в мире и есть этот

чистый

Влево бегущий пробор.

Без незначительного подлеска очевидных (или кажущихся) поэтических ошибок нет и естественной природы стихов Фета.

* * *

Николай Страхов и Яков Полонский часто
гостили в имении у Фета.  Фото 1890 года
с сайта www.jakovpolonsky.ru
Увидеть в молодом Афанасии Фете его истинное поэтическое естество было несложно, уже в студенческие годы многие из «поколения Григорьева» видели его дар достаточно отчетливо, а Яков Полонский давал ему на суд свои стихотворения. «…Юный Фет, бывало, говорил мне: «К чему искать сюжета для стихов; сюжеты эти на каждом шагу, – брось на стул женское платье или погляди на двух ворон, которые уселись на заборе, вот тебе и сюжеты…»

Спустя десятилетия тот же Полонский отправил 70-летнему старику Фету письмо, полное вопросов: он не мог понять, откуда такой накал лирического настроения, где спрятан Фет-двойник, «человек, окруженный сиянием, и окрыленный». «Ты состарился, а он молод! Ты все отрицаешь, а он верит!»

Чудеса стихосложения и способность замечать всюду лирические сюжеты Фет по-хозяйски уместил в одной корзине с упрямой обстоятельностью и способностью то жить, то выживать в условиях многообразных и второстепенных «мелочных забот».

Сначала было длительное безденежье и «армейщина» («Все нужно, все необходимо, а где его взять?.. Даже гадко толковать об этом») и дружеское посвящение удальцов 13-го драгунского полка: «Ах ты, Фет,/ Не поэт,/ А в мешке мякина».

Потом Фет решил заняться поместьем, и «сел на землю», и получил всеобщее одобрение, включая яснополянского барина, и оправдал его надежды – да, из него вышел отличный хозяин.

Казалось, пропадет он для поэзии, ведь «точно в пирог себя запек» (Тургенев).

* * *

Но из пирога то и дело вылетал жаворонок на листок, где «излиты чувства скорби о том, что керосин стал стоить 12 копеек» (Лев Толстой), пристраивалось поэтическое и философское слово: «Пусть мчитесь вы, как я, покорны мигу,/ Рабы, как я, мне прирожденных числ,/ Но лишь взгляну на огненную книгу,/ Не численный я в ней читаю смысл./ …Нам нет числа. Напрасно мыслью жадной/ Ты думы вечной догоняешь тень;/ Мы здесь горим, чтоб в сумрак непроглядный/ К тебе просился беззакатный день./ Вот почему, когда дышать так трудно,/ Тебе отрадно так поднять чело/ С лица земли, где все темно и скудно,/ К нам, в нашу глубь, где пышно и светло».

«Он сам, конечно, хорошо сознавал, что носит в себе эту тайну, и часто выражал ее очень странными речами. Он говорил, что поэзия и действительность не имеют между собою ничего общего, что как человек он – одно дело, а как поэт – другое», – объяснял раздвоение Фета Николай Страхов. Однако был ли сам Фет в этом стопроцентно убежден?

Постепенно обретая плохую репутацию «солидного bourgeois и мелкого человека», заявлял, что нечего помогать нуждающимся литераторам и ученым, что литература способна быть забавой или отрадой и «некоторым подспорьем», но не синекурой, дорассуждался и до того, что обидел «кухаркиных детей», поддержав Каткова.

Суетился на стройке, на молотьбе и ругал бестолковых нерадивых работников, желая при этом все же когда-нибудь «вздохнуть свободно от трудов в очаровательном имении». Следуя по этой дороге, сближался со своим двойником-Шеншиным и подписывался невзрачным помещичьим именем: «По литерат. фамилии моей в наст. время письмо и не дойдет, чему я очень рад, т.к. людям не нужна моя литература, а мне не нужны дураки».

* * *

Конечно, суровый Толстой в конце концов устал от его «болтовни» и фермерской деятельности, привязанности к житейскому, а вот если бы из них обоих «истолочь в одной ступе и слепить потом пару людей» – была бы славная пара. Диковинный Фетошеншин в этом фантастическом направлении никак не совершенствовался и вопреки знаменитому приговору бывшего друга Тургенева («Как Фет, Вы имели имя, как Шеншин, Вы имеете только фамилию») и всем его едким оценкам (включая «телячьи мозги» за строфу «Не знаю сам, что буду петь…») оставался самим собой.

Как и многочисленные собеседники и адресаты, пристально его изучавшие, охладевшие к нему или настроенные дружески, Фет рассуждал о своем, присматривался к себе, пытался понять сам себя и, невольно оказавшись «носителем чего-то», до самых последних дней поднимал «поэтическое чело» к звездам для собственного душевного успокоения.

Поэт не затерялся в своем «очаровательном имении», даже камергерский мундир его не раздавил – а это было бы неприятнее ругательств идейных противников. В стихотворчестве случались длительные перерывы, однако – «глядь, опять пыхнет огонек».

* * *

«Но очерк головы у ней так чист и тонок…» Мощная сила пережитой любви стала для Фета одним из главных источников его шедевров, лирических фантазий – а также завидного поэтического долгожительства.

«Ты сомневаешься в моей способности плакать, – пояснял он Якову Полонскому. – Отчасти ты прав; я два раза в жизни терял все состояние, потерял даже имя, что дороже всякого состояния, терял самых дорогих для меня людей, начиная с матери, и я ни разу не плакал. Но стоит только Амуру, не шутя, задеть меня своим крылом, как я готов разлиться слезами. Я не оправдываюсь, я только заявляю факт».

Видимо, искренность чувств, потрясения, с ними связанные, сделали из Фета вечно влюбленного, десятки лет пребывающего в таком блаженном состоянии – но не всегда в действии, которое он в стихотворении «Странное чувство…» 1847 года назвал менее важным, а кто думает по-другому – «не видит ни зги».

Фету негде было бы поселиться с дочерью отставного генерала Марией Лазич, стань она его женой, но ведь с ней было самое настоящее, «задушевное сближение». В злую минуту на Марии вспыхнуло кисейное платье, когда она прилегла с романом и папироской в руке после уроков с младшей сестрой, девушка бросилась в сад – что, конечно же, не спасло. Вот так любовь поэта в буквальном смысле превратилась в пепел.

С Александрой Бржеской он познакомился еще 25-летним, держал ее в поле своего поэтического зрения всю жизнь, до ее вдовой жеманной старости, до прощания: «Мы встретились вновь после долгой разлуки,/ Очнувшись от тяжкой зимы;/ Мы жали друг другу холодные руки,/ И плакали, плакали мы». Однако многие адресованные «бедной затворнице» мелодичные строки были явно сильнее и глубже, чем банальные излияния сердечной переписки. Отнюдь не под образом располневшей Александры Львовны и не в память ее мужа вспыхнул факел, «воссиявший над целым мирозданием».

* * *

Лирическая фантазия или реальная любовь Фета – это чувство к недосягаемому, хрупкому и дорогому, реже – любовь до озноба, как и у Тютчева, его «обожаемого поэта». После смерти Елены Денисьевой (Фет примчался к нему после первого зова) Тютчева «лихорадило в теплой комнате от рыданий», и он с головой укрылся каким-то темно-серым пледом, «из-под которого виднелось только одно изнемогающее лицо».

Любовь, исчезнувшая в невеселых далях, любовь бегущей в сад полыхающей Марии Лазич с ее последним ужасным криком: «Sauvez les lettres!» («Сохраните письма!»)…

* * *

…Холодно, ясно, бело,

Дрогнуло птицы крыло…

(«На рассвете», 1886)

Фет старился и одновременно был до неприличия молод – не только в стихах, что было бы обманом, а по своей сути. В 65 лет так написать мог только нестареющий Фет:

Я тебе ничего не скажу,

И тебя не встревожу ничуть,

И о том, что я молча твержу,

Не решусь ни за что

намекнуть…

Эйфория пожизненной влюбленности (предметная и беспредметная) делала его долгожителем, вечным поклонником душистых локонов, молодых и чистых взоров и сопутствующих им весен – Толстой недаром ждал от Фета обязательных «весенних стихов» – «у вас весной поднимаются поэтические дрожжи, а у меня восприимчивость к поэзии».

…И сердце, пленник зимних

вьюг,

Вдруг разучилося

сжиматься…

Несмотря на очевидные замашки консерватора и ретрограда, Фет, так же как весну, легко, поэтически воспринимал всякое обновление жизни, не только свежую листву, но даже новые механизмы: «Злой дельфин, ты просишь ходу,/ Ноздри пышут, пар валит…» («Пароход»).

Приближаясь к неизбежному порогу, он постепенно «застывал, как земля осенью», однако и в 70 лет констатировал: «Покуда на груди земной/ Хотя с трудом дышать я буду,/ Весь трепет жизни молодой/ Мне будет внятен отовсюду…»

Чайковский считал, что Фет «в лучшие свои минуты выходит из пределов, указанных поэзией» и часто напоминает Бетховена, но не Пушкина, Гете, Байрона или Мюссе. «Подобно Бетховену, ему дана власть затрагивать такие струны нашей души, которые недоступны художникам, хотя бы и сильным, но ограниченным пределами слова».

* * *

Фет осуществил свой идеал – «жить в прочной каменной усадьбе». Но как поэт каменной усадебной ограде придавал не слишком большое значение. Перешагивал через нее, чтобы полюбоваться на весенний сад или на звезды, не боясь одиночества, близкого и родственного поэзии.

На стоге сена ночью южной

Лицом ко тверди я лежал,

И хор светил, живой

и дружный,

Кругом раскинувшись, дрожал.

Земля, как смутный сон,

немая,

Безвестно уносилась прочь,

И я, как первый житель рая,

Один в лицо увидел ночь…

Афанасий Афанасьевич Фет Стихи> Моя поэтическая сторона

19 век Русский поэт Афанасий Афанасьевич Фет, человек знатных кровей, считается одним из лучших лириков русской литературы. Большой друг Льва Толстого, Фет был глубоко мыслящим, часто фаталистическим поэтом, который написал ряд стихотворений на мрачную тему смерти, хотя он создал эти стихи так, чтобы смерть казалась чем-то, чего стоит ждать. Позже он перевел на русский язык многие произведения Шопенгауэра.

Некоторые сомнения связаны с точной датой рождения, но сообщения предполагают, что он родился 5 -го декабря 1820 года, то есть за два года до того, как его русский дворянин-отец Афанасий Шеншин женился на разведенной Шарлотте Фет в Германии. Поэтому он был помещен в категорию, известную как разночинет , буквально человек, не принадлежащий к какому-либо определенному классу или государству. Ему не разрешали называть отца фамилией Шеншин, и, что неудивительно, все это было источником огромных страданий для Фета на протяжении всей его жизни.

Когда он подрос, его отправили в школу-интернат в Эстонии, а оттуда в 1838 году он переехал в Московский университет, чтобы изучать филологию. Он начал писать стихи, когда учился в университете, и в 1840 году смог опубликовать свой первый сборник под названием The Lyrical Pantheon . Фет действительно привлек внимание литературного мира в 1842 году, когда его стихи регулярно появлялись в таких журналах, как Московитянин и Отечественные записки , и все они получили высокую оценку со всех сторон.

Прошло еще десять лет, прежде чем вышел второй сборник, необычный тем, что он содержал стихи и любовную лирику, состоящую в основном из существительных и прилагательных. Этим нетрадиционным способом письма впоследствии очень восхищались такие символисты, как Анненский, Иванов и Белый.

В попытке каким-то образом восстановить дворянские права, в которых ему было отказано, он вступил в русскую армию в 1845 году, а восемь лет спустя перешел к гвардии. Служба в Санкт-Петербурге дала ему много возможностей пообщаться с русскими литературными деятелями, такими как Тургенев, и вскоре он начал работать над своим третьим сборником стихов.Сюда входило предисловие Тургенева и стихотворение « до смерти », которое выглядело как стихотворение о желании смерти. Фет написал это так, что смерть казалась почти привлекательным предложением.

К 1857 году он был женат на сестре литературного критика и в том же году написал стихотворение, которое стало фаворитом Льва Толстого. Позже Толстой стал хорошим другом, оба выражали огромную неприязнь к либеральным критикам. Вот это стихотворение - На стоге сена в южную ночь:
Три года спустя Фет и его жена приобрели загородное поместье, и он, наконец, начал жить жизнью дворянина без формального звания, хотя позже это было исправлено никто иной, как сам царь Александр II.Царь признал неудачные обстоятельства рождения Фета и пожаловал ему потомственные дворянские права и привилегии. Они были усилены в 1889 году, когда ему сделали Kammerherr , звание, эквивалентное лорду-камергеру, которое, как считал царь, еще больше компенсировало ему предыдущие ошибки.

Афанасий Афанасьевич Фет скончался 3 числа декабря 1892 года, в возрасте 71 года.

Афанасий Фет - поэт, осевший на двух веках русского стиха | Мина Н.S

Поэзия и поэтика

Лирические стихи были творчеством Фета. Находясь под глубоким влиянием теории искусства как искупления Шопенгауэра; это была поэзия бегства от земных страданий в более совершенный мир. Поэзия была не просто средством бегства; это был сам побег. Его философская вера не позволяла ему выступать против человеческой судьбы или призывать к улучшению. Скорее, он оставался укорененным в примирении со зловещей стороной жизни. Вместо улучшения; он искал облегчения в бегстве через воображение недостижимого, но совершенного, прекрасного, блаженного и вечного мира.В своем искусстве он нашел «исцеление от мучений».

Разгневанному и бездушному сердцу

Зачем же ты бренчишь на лире детской рукой

Как будто это труба восстания?

Зачем противопоставлять Природу и судьбу?

Эти звуки обрушивают на землю

Не страстная буря, не зов в бой

Но исцеление от мук.

Его идеологический подход к искусству имеет две грани: во-первых, он отражает классический пессимизм Шопенгауэра.Он также воплощает его философию искусства как бегства. В том, что читается как почти прямой перевод упанишадской концепции «Сат-чит-ананда», Шопенгауэр говорит, что «искусство и прекрасное выводят нас из утомительного мира бесконечных желаний в безвольный мир чистого созерцания». Второе примечание: это размежевание с живой реальностью было в моде французских парнасцев; даже несмотря на то, что нет никаких записей о какой-либо связи между ними и Фетом, и, судя по всему, мнения Фета составили sui generis .

Философия «искусства для искусства» отделила художника от публики и подняла искусство (во всех его формах - будь то литература, поэзия или живопись) из сферы публики и вообще на разреженный пьедестал. индивидуального и частного. Он выражает свою веру в непреодолимую пропасть между жизнью и искусством в стихотворении под названием «Среди звезд», в котором он описывает звезды искусства как «халифов» и «иероглифы неподвижных снов» и предлагает им говорить так:

«Мы вечность, ты момент….

Вот почему, когда так трудно дышать,

Тебе радостно поднять лоб

С лица земли, где все темно и голо,

Нам, в наши глубины, где все - роскошь и яркость »

Поэзия Фета обычно описывается как« искусство для искусства »или как« чистая поэзия ». Под чистым понимается то, что оно не связано с целью или повесткой дня. Его причина лежит только в нем самом. По словам самого Фета: «Чистое искусство - это свободное искусство; прежде всего, от каких-либо мирских целей, интересов, желаний, практических интересов или использования, - дальше от каких-либо предумышленных тенденций, от каких-либо предвзятых или рациональных идей ».

Доминирование конфессиональной поэзии двадцатого века уходит корнями в романтизм девятнадцатого века. Когда романтики расширили рамки и тематику поэзии, они нарушили освященную веками традицию объективности и поощряли выражение личного опыта. Солипсистское и лирическое «Я» впервые вошло в стихи и литературу Европы и России ». Поскольку слово «я» носит сугубо личный характер, его использование в поэзии варьируется от поэта к поэту.Для некоторых, таких как Байрон и Лермонтов, его использование носит исключительно личный и субъективный характер. По мнению Пушкина, его использование состоит в том, чтобы отделить личное от общего и занять отстраненную позицию от того и другого.

Использование Фетом лирического «я» развилось благодаря его стихам. В первые годы своей жизни он использовал это описательно - почти как самопознание, чтобы просто передать образы своего опыта, но не развить их; разработка была прерогативой читателя. В более поздние годы он изменил свой стиль, расширив повествование с помощью размышлений.Например, идиллический пейзаж больше не описывался просто в образном обороте слова или фразы; также было подробно описано, что это заставляло его чувствовать и думать.

Огонь и сады - повторяющиеся мотивы в его стихах. Первые преследовали его как постоянное напоминание о своей личной утрате, и он возвращается к ней снова и снова в своей ранней фазе описательной поэзии. С другой стороны, использование садов в качестве метафоры намекает на неуловимое и неземное совершенство, которое, как он считал, существовало где-то еще. В сборнике стихов, сгруппированных под «поэзией сада», он использует знакомые темы птиц и цветов в окружении сада, чтобы прояснить совершенство безответной любви - его убежденность в том, что ее незапятнанное состояние, незапятнанное опытом, возвышает ее до совершенства. обещание вечности¹².Точка, которую он расширяет с большим эффектом в стихотворении под названием «Альтер эго»

«Как лилия отражается в горном ручье,

Ты стоял над моей первой песней,

Была ли в этом победа, и чей -

Ручей над цветком или цветок над ручьем? »

… ..

Мы вместе, нас нельзя разлучить.

Трава, которая вдали на твоей могиле,

Здесь в моем сердце тем свежее, чем старше оно становится,

И я знаю, иногда глядя на звезды

Что мы с тобой смотрели на них как на богов.

Любит свои слова, эти слова не умрут.

Нас ждет особое решение;

Немедленно выбьет нас из толпы.

И мы пойдем вместе, нас нельзя разлучить! »

В христианской России Фет оставался неоднозначным по отношению к религии. Хотя он публично заявлял о своей вере в веру, его философский подход к красоте и природе предполагает пантеистический подход, вдохновленный Шеллингом. Это лучше ценится в его более ранних стихах, которые иногда называли идиллическими из-за того, что в них почти исключительное внимание уделялось пейзажу.

«Волна яркая и еле дышащая.

Она лежит у подножия нависающей скалы;

И, погруженный в лунный свет

Земля в нем отражается

И весь небесный хор начинает дрожать ».

Во время своего второго пришествия (после десятилетия 70-х) Фет дистанцировался от «чистой» поэзии; вместо этого обратиться к философскому стиху об абстрактных истинах и тому, что называется «стихом остроумия». Эти стихи раскрывают его меняющийся подход к восприятию в поэзии - от описания он переходит к разработке, а затем к выражению собственного желания понять свои эмоции.Из работы, которую он произвел в этот период; два стихотворения выделяются как сильные репрезентации этого сдвига - «Лежу на кресле» и «На качелях». Оба были написаны в 1890 году. Фет скончался в 1892 году после насильственной попытки покончить с собой.

Афанасий Афанасьевич Фет

Афанасий Афанасьевич Фет (5 декабря 1820 г. - 3 декабря 1892 г.), или Фет, позже сменивший имя на Шеншин, был поэтом, который доминировал в русской поэзии в последней четверти XIX века.

Афанасий был ребенком немки по имени Шарлотта, которая первоначально была замужем за Иоганном Фоэтом. Она вышла замуж за богатого русского помещика по имени Шеншин в 1822 году после рождения Афанасия в 1820 году. Неясно, был ли Афанасий сыном Фоэта или Шеншина, но Святая Консистория в Орле приняла решение, что он будет носить фамилию своего отца-немца, потому что брак между его матерью и русским отцом не был узаконен достаточно скоро. Для него это было довольно травматично, поскольку Афанасий полностью идентифицировал себя с Шеньшиным, но не с Фоэтом.Молодой писатель провел в Московском университете и прослужил в армии до 1856 года. В 1850 году погибла молодая женщина по имени Мария Лазич, которая была влюблена в Фоэта, но не могла выйти за него замуж по финансовым причинам. случайно поджег себя. Об этом событии и образе Марии Фет часто вспоминал даже в своих последних стихах. Клеймо внебрачности преследовал его всю жизнь, и после многих лет судебных тяжб он получил право использовать престижное имя Шеншин (1876 г.).Повышение в армии помогло ему добиться желанного приема в российское дворянство как раз в то время, когда было отменено крепостное право.

Фета презирали и высмеивали радикалы как подлую личность с реакционными политическими взглядами, но это не касается его поэзии. Он считал, что образ жизни поэта мало влияет на его искусство, и что художник не должен быть искренним. В армии он подружился с другим офицером, Львом Толстым, которым всегда восхищался.Позже он поселился в усадьбе Степановка в своем родном Мценске и как можно чаще навещал своего прославленного соседа. Среди друзей Толстого он был единственным профессиональным литератором.

В последние годы своей жизни Афанасий также писал литературные воспоминания и переводил «Энеиду» и «Мир как волю и представление». В старости, когда его страдания стали невыносимыми, Фет попытался последовать совету Шопенгауэра и покончил жизнь самоубийством, но его семья загнала его в тупик. Он умер от сердечного приступа во время очередной попытки самоубийства.

Когда Фет впервые опубликовал свои стихи в 1842 году, он был достаточно робким, чтобы не доверять собственному художественному вкусу. Поэтому он представил свои стихи на экспертизу Ивану Тургеневу, которого уважал как арбитра литературных вкусов. Эта традиция продолжалась много лет, пока Фет не осознал, что Тургенев вычеркнул из своих стихов самые личные и оригинальные элементы своего художественного видения.

Сюжеты поэзии Фета далеки от оригинальности: несчастная любовь, скромная природа Средней России, совершенство греческой скульптуры, величие Бога.Но он относился к ним импрессионистично, всегда стараясь уловить момент неустойчивой перемены. Он мог написать стихотворение, состоящее только из существительных, но производящее впечатление неугомонного динамизма.

Его последние произведения, на которые, возможно, повлиял Бодлер, сложны и неясны: образы призваны вызывать (а не записывать) тонкие ассоциации полузабытых воспоминаний. Однажды он сказал, что самое важное в поэзии - это нить, которая свяжет все бессвязные ассоциации в жестко структурированное короткое стихотворение.

Фет никогда при жизни не был популярным поэтом. Но он оказал глубокое влияние на русских символистов, особенно на Иннокентия Анненского и Александра Блока, и как таковой прочно вошел в число великих русских людей всех времен.

Назад к русским писателям и поэтам

Фет Афанасий, фото, биография

Фет (Шеншин) Афанасий (1820 - 1892), поэт.

Родился в октябре-ноябре в селе Новоселки Орловской губернии. Его отец был богатым помещиком.Шеншин, мать - Каролина Шарлотта Фет, приехавшая из Германии. Родители не женаты. Был записан сын Шеншин, но когда ему исполнилось 14 лет, выяснилась юридическая незаконность этой записи, лишили его привилегий, которые давали потомственные дворяне. Отныне он должен был носить имя Фет, богатый наследник, внезапно ставший «человеком без имени» - безвестный иностранец сомнительного происхождения. Фет воспринял это как позор. Восстановить утраченное положение стало навязчивой идеей, которая определила его жизненный путь.

Учился в общежитии Погодина, профессор, историк, писатель, журналист, уехал стажироваться в Московский университет. Он окончил в 1844 словесное отделение философского факультета, где дружил с А. Григорьевым, своими сверстниками, соратником по его стихам. «Благо» на серьезное литературное творчество Фета дал Гоголь, сказавший: «Это несомненный талант». Первый сборник стихов «Фета« Лирический пантеон »» вышел в 1840 году и получил одобрение Белинского, что вдохновило его на дальнейшее творчество.Его стихи появились во многих изданиях

. На пастбище немое как мороз потрескивает
. В свете солнышка Я сияю солнышком, Колючий
. Леса под их шапками иль в иней шевелюре
. Да, река заходит под синим льдом.
. Как найти любовь, мечтательные глаза
. Завеянные канавы, вдохновленные горами,
. Сонная голая травинка среди полей
. Какая причудливая горка, как этакий мавзолей,
год. Скульптура полуночи - иль облачных вихрей далеко
.На белых берегах и зеркальных полыньях.

. Для достижения своей цели - вернуть рыцарство - в 1845 году он покинул Москву и поступил на военную службу в один из провинциальных полков на юге
года. Продолжает писать стихи.

. Береза ​​грустная
. Мое окно
. И каприз мороз
. Разубрана это.

. Как виноград,
. Ветви концы навесные -
. И приятно смотреть
. Все погребальные наряды.

. Я люблю играть в Люцифера
. Я игнорирую ее,
.И пожалей меня, если птички
. Встряхните косметические ветки
.

Всего восемь лет спустя, во время службы в лейб-гвардии-улане, появилась возможность жить под Санкт-Петербургом.

В 1850 г. в журнале «Современник», владельцем которого был Н. Некрасов, Фет опубликовал стихи, которыми восхищались критики всех направлений. Его приняли в среду самые известные писатели (Некрасов и Тургенев, Боткин, Дружинин и другие), благодаря литературным заработкам улучшить свое материальное положение, что дало ему возможность путешествовать по Европе.В 1857 году в Париже он женился на дочери богатого торговца чаем и сестре своего почитателя Боткина - М. Боткина

. * * *

. Ночь яркая, светит иней
. Приходите - хрустит снег;
. След-лошадь озябает
. И не стоит на месте.

. Присядем, закрепим полость I, -
. Ночник и уравновешенный образ.
. Вы на слове, - молчу,
. И - иди куда угодно!

. (1847)

. В 1858 году Фет вышел на пенсию, поселился в Москве и энергично занялся литературным трудом, потребовав от издателей небывалую цену «за свои работы
».Трудный образ жизни сформировал у него мрачные взгляды на жизнь и общество. Его сердце закалило удары судьбы, и его желание компенсировать их социальные последствия сделало его трудным человеком. Фет почти перестает писать, становится настоящим помещиком, работает в своем хозяйстве, избирается мировым судьей в Воробьеве. Так продолжается почти 20 лет.

В конце 1870 года Фет с новой силой начал писать стихи. Сборник стихов шестидесятитрехлетный поэт дает название «Вечерние огни». (Более трехсот стихотворений вошли в пять изданий, четыре из которых вышли в свет в 1883, 1885, 1888, 1891 гг.Пятый выпуск поэт подготовил, но не опубликовал).

В 1888 году, в связи с пятидесятилетием своей музы, «Фет ​​достиг звания придворного камергера, день, когда это случилось, он ощутил день, когда вернется к имени« Шеншин »,« один из счастливые дни в моей жизни ».

Умер Фет 21 ноября (3 декабря н.э.) 1892 года в Москве.

Использованные материалы кн .: Русские писатели и поэты. Краткий биографический словарь. Москва, 2000.

----- --------------------------------------------- ----- -------------------------

Краткая летопись жизни
29 октября или 23 ноября или 29 ноября 1820 г.. (точная дата неизвестна) - А.А. Фет родился в усадьбе Новоселки Мценск. Незаконнорожденный сын помещика Шеншина и Шарлотты Фет.

1834 г. - переезд в Лифляндский городок Беппу, обучение в немецком частном пансионе. Смените имя (с Шеншин на Фет).

1838 - учеба в Московском университете, знакомство с Аполлоном Григорьевым

. 1840 г. - первый сборник стихов.

. 1843 г. - стихотворение «Посейдон», из-за ошибки название композитора изменено на Фет Фет.

.разделение.

. 1848 г. - зачисление в кавалерию
г. 1850 г. - Сборник старых стихов. 1853 г. - начало сотрудничества в журнале «Современник», знакомство с Тургеневым и Некрасовым.

1857 г. - брак с М.П. Боткиным.

1858 - отставка.

Начало 60-х гг. - А. А. Фет, разочаровавшись в профессиональной литературной карьере, купил имение и занялся земледелием.

60-е - 70-е гг. L-переписка с. Н. Толстой.

1877 - Покупка.Старинная усадьба А. Фета Воробьева, которую Фет сделал «обителью поэзии», четыре сборника стихов под названием «Вечерние огни» (1883, 1885, 1888, 1891).

1886 - А.А. Фет избран членом Св. Петербургская Академия наук.

1892 - А.А. Фет умер в своем имении.

. ------------------------------- ------------------- ------------------------------

. * * *

. Как грустно! Конец переулка
. Снова утром исчез в пыли
.Снова серебряная змея
. Ползли по сугробу.

. В любом кусочке голубого неба
. В степи все ровно, все белое,
. Один только ворон против бури
. Крылья сильно машут.

. И на душе не рассветает,
. В нем такой же холод, что и круг
. Дума лениво спит
. Выше умирающих.

. И вся надежда в тлеющем сердце,
. Что, пожалуй, даже случайно,
. Опять душа помолодеет,
.Опять же см. Родной регион,

. Где проходят бури,
. Где совет страстный чистый -
. И посвящено только видимым
. Цветение весны и красота.

.

. * * *

. Я знаю, что тебе, девочка,
. Лунная ночь не робка,
. Я вижу снег утром
. Легкий принт обуви.

. Правда, ночь при свете луны
г. Холодный, тихий, ясный;
. Правда ты не зря, дружище,
.Выйдя из постели сна:

. Бриллианты в свете луны,
. Бриллианты в небе,
. Бриллианты на деревьях,
. Бриллианты в снегу.

. Но боюсь, мой друг мой милый,
. Словно в вихре духовной ночи
. Не завеял в путь,
. Зажат с вами.

. <1842>

Жесткая любовь Афанасия Фета

1. Из Москвы в Новогеоргиевск

Когда Афанасию Фету исполнилось 25 лет, он был далеко от Москвы, где провел студенческую юность.Не успев закончить необычайно долгое шестилетнее обучение в университете, он решил покинуть белокаменный город и отправиться на юг, в гоголевские степи. По странной иронии судьбы поэт, стихи которого охотно печатали такие разноплановые журналы, как «Москвитянин» и «Отечественные записки», вдруг решил пойти в армию. Именно о нем литературный эксперт Виссарион Белинский писал: «Из московских поэтов наиболее одарен Фет» (1840).Это его сборник стихов с претенциозным названием «Лирический пантеон» (1840 г.), который рецензент «Отечественных записок» оценил следующим образом: «... А. Ф. на голову выше наших известных версификаторов », хотя речь шла о существенно незрелом сборнике с отчетливо различимыми мелодиями романтической поэзии от Байрона и Гейне до сердцееда начала 1840-х годов Бенедиктова.

Было подсчитано, что Фет опубликовал 85 стихотворений до того, как вступил в армию (служил с 1841 по 1845 год). Некоторые из них получили широкую известность благодаря музыкальным крыльям: романтические песни на стихи Фета быстро завоевали сердца слушателей, особенно дам.Завсегдатаи аристократических салонов и дворянских гнезд уже читали его ласковые любовные слова «Я пришел к вам с приветом / Сказать вам, что солнце взошло ...», которые заставили их невольно улыбнуться, потому что эти строки показали Поразительное сочетание юношеской экзальтации, очарования с красотой природы, оптимизма и простодушия ... Если верно, что любовь всегда немного глупа, вы вряд ли найдете более убедительное доказательство этого, чем эти трогательные строки Фет.

Поэма, начинающаяся словами «Пусть уснет на заре ...», тоже была написана в 1842 году, и Фет еще не знал, что она заслужит славу одной из самых популярных русских романтических песен.

Это привело к тому, что Афанасий Фет внезапно бросил все это, покинул Москву и в апреле 1845 года прибыл в степной город Елисаветрад (ныне Кировоград), неся рекомендательное письмо от соседа Шеншиных своему дяде, командующему корпусом Дмитрию Остен-Сачену. . Так Фет начал свою военную службу в престижном кирасирском полку.

Но все же, что побудило выпускника МГУ и многообещающего поэта стать кирасиром? Исследователи жизни и литературного наследия Фета давно знают ответ. К этому его вынудила травма, которую получил 14-летний Афанасий, когда учился в школе-интернате Кроммера в балтийском городе Верро (ныне Виру, Эстония). Именно тогда он открыл секрет своего происхождения. Оказалось, что дворянин Афанасий Шеньшин из Орла на самом деле не был его отцом! Биографы поэта давно распутывают этот лабиринт сказки.

В 1819 году 44-летний мценский дворянин Шеншин, лечившийся в немецком городе Дармштадт, встретил Шарлотту Фёт, 22-летнюю еврейку, которая восемнадцать месяцев назад вышла замуж за местного асессора Иоганна Фоэта, у нее была дочь. , и снова ждал ребенка. У Шеншина и Шарлотты был бурный роман, и вскоре они спешно уехали в Россию. Через несколько месяцев Шарлотта родила сына, зарегистрированного как Шеншин, хотя его настоящим отцом был Иоганн Фет.

Четырнадцать лет спустя Орденская духовная консистория постановила, рассмотрев «дело крещения Афанасия», что «вышеупомянутый Афанасий не может считаться сыном кавалерийского лейтенанта Шенсина.По этой причине он числился в Московском университете как «студент иностранного происхождения». Позже поэт писал Марии Боткиной (которая вскоре станет его женой): «Если вы спросите меня, как называются все мои страдания и невзгоды, я скажу: их зовут Фет».

Афанасий был настолько потрясен, что у него возникла, по словам биографа поэта Д. Благого, «страстная идея» любой ценой вернуть утраченную фамилию и права русского дворянина. Эта «страстная идея» фактически подтолкнула Шеншин-Фета к тому, чтобы покинуть дом Григорьевых на Москве-реке, «истинную колыбель моего душевного я», и отправиться на юг.Военная служба должна была открыть путь к возрождению, поскольку офицерский чин давал его носителю право на дворянство.

Но были и другие причины, по которым выпускник Московского университета решил стать кавалеристом. Незадолго до этого, в 1844 году, умерла его мать. Он давно страдал от приступов нервозности и «меланхолии». В результате Елизавета Шеньшина (так называли Шарлотту Фет в России) сошла с ума. Афанасий знал, что это наследственное заболевание. В своих воспоминаниях он с сожалением отзывался о своей матери: «Я никогда не видел ни малейшей нежности к ней со стороны отца... »Шэньшин, судя по всему, не проявил нежных чувств и не взял на себя никаких обязательств перед сыном своей жены. Например, Шеншин регулярно отправлял своему протеже Ивану Борисову 600 рублей в год и вдвое меньше Афанасию ...

Но был еще дядя Петр Шеншин, который любил и ценил поэтический талант своего племянника и даже обещал передать Афанасию красивое наследство в 100000 рублей. Однако дядя тоже умер внезапно. Что было делать Фету после этого? Аполлон Григорьев писал, что невзгоды и врожденные черты характера его друга вызвали «ужасную хаотическую смятение стихий в его душе.«Скептицизм, неудовлетворенные амбиции, недоверие к людям, атеизм и ощущение личной катастрофы - вот что послужило причиной упомянутой выше« стихийной стихии »Григорьева, хорошо знавшего Фета.

Это Иван Борисов, друг детства Фета, уговорил его поехать на юг. Он писал в Москву: «Да ладно, тут уютное место, а куропаток тут столько, что мальчишки убивают их палками ...» Борисов находился на службе в Новогеоргиевске, военном городке на берегу Днепра, недалеко от Кременчуга.Этот город по-прежнему назывался Крыловым даже после того, как его переименовали, когда здесь разместили полк. (Его история закончилась в хрущевский период, когда Днепр был перекрыт плотиной, а прибрежные поселения оказались на дне искусственного водоема.) Фет довольно подробно рассказал о своем новом жилище в книге «Ранние годы моей жизни». Расположен на пересечении Днепра и его тогдашнего широкого притока Тясмын. Крылов был привлекательным местом для самых разных купцов.Среди местных купцов было немало религиозных раскольников, предки которых приходили в эти места еще во времена Петра I. Военным поселенцам они не пренебрегали. Кирасиры и жители Крылова-Новогеоргиевска жили отдельной жизнью. Не имея мощеных улиц, город был полон традиционных украинских загородных домов. На старой фотографии изображено именно такое здание: довольно невысокое, но длинное здание с белыми стенами и большим количеством окон со ставнями. Именно там остался Фет.

По дороге в Новогеоргиевск, что в Новой Праге, лейтенант Малеванный спросил Афанасия, не связан ли он с Фетом, имя которого часто встречается на страницах «Отечественных записок». Его легко узнали. Однажды в воспоминаниях Михаила Старицкого мне встретилось имя «известного поэта Фета»: отец композитора Николай Лысенко служил в том же кирасирском полку, что и Фет. Довольно любопытная деталь: «Фет», - писал Старицкий, который очень хорошо знал семейные тайны своих родственников, «даже упрекал мать Лысенко в том, что она учила сына французскому как его родному языку, и предлагал научить его русскому языку... »В полку знали, что их соратник - поэт. Он сам показал это, сочиняя шутливые стихи, в которых он подшучивал над своими новыми друзьями, он даже написал корпусную походную песню, начинающуюся словами «Поднимая степную пыль ...». У Фета также была портативная библиотека, в основном состоящая из работы Горация. Он никогда не расставался с Горацием. Переводя Горация, он нашел бы успокоение в строках древнего поэта ...

А что с сервисом? Борисов, конечно, преувеличил, назвав это «уютным местом».Все было как обычно: Афанасий Фет велел портному Лихоте сшить толстослойный кирасирский мундир, пристегнул к ботинкам стремена и надел белую фуражку. Затем два сержанта начали обучать новичка прапорщика маршировать и ездить верхом. Как вспоминал сам Фет, на новую работу он взялся «со всем рвением». Ему все это нравилось: белые погоны, черные фраки, латунные кирасы, абордажные сабли, шлемы с конским волосом ... Ему нравился командир корпуса Остен-Сахен, человек галантный и благородный, не жалеющий сил привить «военное мировоззрение». в молодых офицерах.Ему нравились и другие сослуживцы: мемуары, написанные Фетом на закате своей жизни, полны множества живых и красочных отсылок к окружающим в 1845 году и после ... Достаточно громкие имена и причудливые родословные ... Командир полка Энгельгардт. Его адъютант Небольсин. Князь Кудашев. Граф Пален. Командир эскадрильи Ростишевский. Барон Крюдер. Лейтенант Эммануэль, адъютант командира корпуса. Командир 3-й эскадрильи О’Коннор ... Вы непроизвольно вскрикнете: «Разве это не князь Кудашев, о котором писала в своих Записках блестящая Александра Смирнова-Россет? Или: «О’Конноры - родственники Николая Лысенко!» Но кто такой этот О’Коннор, которого Фет назвал «хитрым хохлом ирландского происхождения?»

Фет также был окружен людьми без именитых имен, в основном «лукавыми хохлами».В воспоминаниях Фета иногда присутствует украинская речь, а то и дело - приметы украинского простого народа, окружавшие поэта. Например, квартирмейстер полка Павел Кащенко на вопрос Фета о странных птицах, нарисованных на голландской печи, начал говорить «со слезливой дрожью в голосе», что это бекасы и хохлатые чайки, и что «Непонятная картинка» на плите - это живописное воплощение «Песни Мазепы после Полтавской битвы»: дупель кусает чайку на ее гребне.Чайка визжит, зовет своих птенцов, и взмывает ввысь: «Лучше бы я утонула в Черном море ... Вот лейтенант Безрадецкий изо всех сил пытается повторить по-русски команду генерала графа Остен-Сахена. Увы, безуспешно: все-таки по-украински. «Перед вами солдаты, а не чумаки (странствующие торговцы солью - Ред. )», - говорит на это генерал, хотя и без гнева ... Фет вспомнил эти два эпизода как незначительные вещи. Вряд ли его интересовала украинская история, Мазепа, чумаки или украинское мышление.У него был другой лейтмотив: судьба велела ему год служить в российской провинции, и ЦЕЛЬ приближается с каждым днем.

(продолжение следует)

Полное имя феты. Краткая биография Афанасия Фета

Великий русский лирик А. Фет родился 5 декабря 1820 года. Но биографы сомневаются не только в точной дате его рождения. Загадочные факты их истинного происхождения мучили Фета всю оставшуюся жизнь.Помимо отсутствия отца как такового, непонятна и ситуация с настоящей фамилией. Все это окутывает жизнь и творчество Фета некой загадкой.

Родители Фета

По официальной версии, российский дворянин Афанасий Неофитович Шеншин во время лечения в немецком городе Дармштадте поселился в доме оберкригскомиссара Карла Беккера. Через некоторое время отставного армейского офицера уносит дочь хозяина Шарлотта.Однако Шарлотта в то время уже была несвободна и была замужем за маленьким немецким чиновником Карлом Фетом, который также жил в доме Беккера.

Несмотря на эти обстоятельства, даже если у Шарлотты была дочь от Фета, завязался бурный роман. Чувства влюбленных были настолько сильны, что Шарлотта решила бежать с Шеншиным в Россию. Осенью 1820 года Шарлотта, оставив мужа и дочь, уезжает из Германии.

Затяжной развод матери

Очерк жизни и творчества Фета невозможен без рассказа об отношениях его родителей.Уже в России Шарлотта мечтает об официальном разводе с Карлом Фетом. Но развод по тем временам был довольно длительным процессом. Некоторые биографы утверждают, что из-за этого свадебная церемония между Шеншиным и Шарлоттой состоялась через два года после рождения маленького Афанасия, их общего сына. По одной из версий, Шеншин якобы подкупил священника, чтобы дать мальчику фамилию.

Вероятно, именно этот факт повлиял на всю жизнь поэта. К подобным нарушениям в Российской империи относились довольно строго.Однако все источники подтверждают факт свадьбы Шеншина и Шарлотты, впоследствии взявшей имя Шеньшина.

От дворян к нищим

Знакомясь с биографией лирика, невольно задаешься вопросом, что повлияло на жизнь и творчество Фета. Выяснить все детали до мелочей сложно. Но основные вехи в наших силах. Маленький Афанасий до 14 лет считал себя потомственным русским дворянином. Но затем, благодаря кропотливому труду судебных исполнителей, тайна происхождения ребенка раскрылась.В 1834 году по этому делу было проведено расследование, в результате которого постановлением Орловской губернской управы будущий поэт был лишен права называться Шеншиным.

Понятно, что сразу начались насмешки его недавних товарищей, которые мальчик пережил довольно болезненно. Отчасти именно это послужило развитию психического заболевания Фета, которое преследовало его до смерти. Однако гораздо важнее было то, что в данной ситуации он не имел не только права на наследство, но и вообще, судя по документам, представленным из архивов того времени, был человеком без подтвержденного гражданства.В какой-то момент потомственный русский дворянин с богатым наследством превратился в нищего, никому не нужен был человек, кроме матери, без фамилии и потеря была настолько велика, что сам Фет посчитал это событие обезображившим его жизнь до смертного одра.

Иностранец Фет

Можно себе представить, через что прошла мать поэта, выпрашивая у судейских проституток хоть какую-то справку о происхождении сына. Но все было напрасно. Женщина пошла другим путем.

Вспоминая свои немецкие корни, она обратилась к жалости своего бывшего мужа-немца.История умалчивает о том, как Елена Петровна добилась желаемого результата. Но он был. Родственники прислали официальное подтверждение, что Афанасий - сын Фета.

Так поэт получил хоть фамилию, жизнь и творчество Фета получили новый импульс в развитии. Однако во всех проспектах его по-прежнему называли «иностранцем Фетом». Естественным выводом из этого была полная потеря наследства. Ведь теперь иностранец не имел никакого отношения к дворянину Шеньшину. Именно в этот момент им овладела идея любыми способами вернуть утраченные русское имя и титул.

Первые шаги в поэзии

Афанасий поступает в Московский университет на литературный факультет, и в университетских формах его называют «иностранцем Фетом». Там он познакомился с будущим поэтом и критиком. Историки считают, что жизнь и творчество Фета изменились именно в этот момент: считается, что Григорьев открыл поэтический дар Афанасия.

Скоро выходит Фета - «Лирический пантеон». Поэт написал ее, еще будучи студентом университета. Читатели высоко оценили дар молодого человека - им было все равно, к какому классу принадлежит автор.И даже суровый критик Белинский неоднократно подчеркивал поэтический дар молодого лирика в своих статьях. Отклики Белинского, по сути, послужили для Фета своеобразным пропуском в мир русской поэзии.

Афанасий начал публиковаться в различных изданиях и через несколько лет подготовил новый лирический сборник.

Военная служба

Однако радость творчества не могла вылечить больную душу Фета. Мысль о своем истинном происхождении не давала покоя юноше.Он был готов на все, чтобы доказать это. Во имя великой цели Фет сразу после окончания учебы поступает на военную службу, надеясь заработать дворянство в армии. Он попадает на службу в один из губернских полков, расположенных в Херсонской губернии. И сразу первый успех - Фет официально получает гражданство России.

Но на этом его поэтическая деятельность не заканчивается, он все еще продолжает много писать и публиковать. Спустя какое-то время дает о себе знать армейская жизнь провинциальной части: жизнь и творчество Фета (он все реже пишет стихов) становятся мрачнее и неинтереснее.Уменьшается тяга к поэзии.

Фет в личной переписке начинает жаловаться друзьям на невзгоды своего нынешнего существования. Кроме того, судя по некоторым письмам, он испытывает финансовые затруднения. Поэт даже готов избавиться от нынешней тяжелой физически и морально плачевной ситуации.

Переезд в Петербург

Жизнь и деятельность Фета были довольно мрачными. Подводя итоги основных событий, отметим, что поэт тянул солдатскую лямку за восемь долгих лет.И как раз перед тем, как получить в своей жизни первое офицерское звание, Фет узнает об особом указе, повышающем стаж службы и уровень армейского чина для получения дворянского звания. Другими словами, дворянство теперь предоставлялось только человеку, получившему более высокое офицерское звание, чем было у Фета. Эта новость полностью деморализовала поэта. Он понимал, что вряд ли дойдет до этого звания. Жизнь и творчество Фета снова изменились по чьей-то милости.

Женщин, с которыми можно было связать свою удобную жизнь, тоже не было на горизонте.Фет продолжал служить, все больше и больше впадая в депрессию.

Однако удача наконец улыбнулась поэту: ему удалось перейти в гвардейский лейб-уланский полк, дислоцированный под Петербургом. Это событие произошло в 1853 году и удивительно совпало с изменением отношения общества к поэзии. Некоторое снижение интереса к литературе, проявившееся в середине 1840-х годов, прошло.

Теперь, когда Некрасов стал главным редактором журнала «Современник» и собрал под своим крылом элиту русской литературы, время явно способствовало развитию любой творческой мысли.Наконец, вышел в свет второй давно написанный сборник стихов Фета, о котором позабыл сам поэт.

Поэтическое исповедание

Стихотворения, опубликованные в сборнике, произвели впечатление на ценителей поэзии. И вскоре такие известные литературоведы того времени, как В.П. Боткин, А.В. Дружинин оставил о своих работах весьма лестные отзывы. Более того, под давлением Тургенева они помогли Фету издать новую книгу.

По сути, это были все те же ранее написанные стихи 1850 года.В 1856 году, после выхода нового сборника, жизнь и творчество Фета снова изменились. Словом, на поэта обратил внимание сам Некрасов. Много лестных слов в адрес Афанасия Фета написал мэтр русской литературы. Вдохновленный столь высокими похвалами, поэт развивает бурную деятельность. Он публикуется практически во всех литературных журналах, что, несомненно, способствовало некоторому улучшению финансового положения.

Романтическое увлечение

Жизнь и творчество Фета постепенно наполнились светом.Его самое главное желание - получить дворянский титул - должно было скоро сбыться. Но следующий императорский указ снова поднял планку получения потомственного дворянства. Теперь, чтобы получить заветное звание, нужно было дослужиться до звания полковника. Поэт понял, что продолжать тянуть за ненавистную лямку военной службы просто бесполезно.

Но, как это часто бывает, человеку не может не везти абсолютно во всем. Еще в Украине Фета пригласили на прием к своим друзьям Бржевскому и в соседнем имении он встретил девушку, которая потом долго не покидала его головы.Это была одаренная музыкант Елена Лазич, талант которой поразил даже знаменитого композитора, который тогда гастролировал по Украине.

Как оказалось, Елена была страстным поклонником поэзии Фета, а он, в свою очередь, был поражен музыкальными способностями девушки. Конечно, без романтики невозможно представить жизнь и творчество Фета. Краткое содержание его романа с Лазичем укладывается в одну фразу: молодые люди испытывали нежные чувства друг к другу. Однако Фет очень обременен своим плачевным финансовым положением и не решается на серьезный поворот событий.Поэт пытается объяснить свои проблемы Лазичу, но она, как и все девушки в такой ситуации, плохо понимает его мучения. Фет прямо говорит Елене, что свадьбы не будет.

Трагическая смерть любимого человека

После этого он старается не видеть девушку. Уезжая в Петербург, Афанасий понимает, что обречен на вечное духовное одиночество. По мнению некоторых историков, изучающих его жизнь и творчество, Афанасий Фет слишком прагматично писал друзьям о браке, о любви и о Елене Лазич.Скорее всего, романтик Фет просто увлекся Еленой, не собираясь обременять себя более серьезными отношениями.

В 1850 году, будучи гостем тех же Бржевских, он не решился пойти в соседнее имение, чтобы расставить точки над i. Позже Фет очень сожалел об этом. Дело в том, что вскоре Елена трагически погибла. История умалчивает, была ли ее ужасная смерть самоубийством или нет. Но факт остается фактом: девушку сожгли в имении.

Сам Фет узнал об этом, когда в очередной раз навестил своих друзей.Это настолько его потрясло, что поэт до конца жизни винил себя в смерти Елены. Его мучило то, что он не мог подобрать правильных слов, чтобы успокоить девушку и объяснить ей свое поведение. После смерти Лазича было много неверных толкований, но никто так и не доказал причастность Фета к этому печальному событию.

Брак по расчету

Справедливо рассудив, что в армии ему вряд ли удастся достичь своей цели - дворянского титула, Фет уходит в длительный отпуск.Взяв с собой все накопленные гонорары, поэт устремляется в путешествие по Европе. В 1857 году в Париже он неожиданно женился на Марии Петровне Боткиной, дочери богатого торговца чаем, в том числе сестре литературного критика В.П. Боткин. Видимо, это был тот самый брак по расчету, о котором так давно мечтал поэт. Современники очень часто спрашивали Фета о причинах женитьбы, на что он отвечал красноречивым молчанием.

В 1858 году Фет приехал в Москву.Его снова одолевает мысль о нехватке финансов. Судя по всему, приданое жены не полностью отвечает его требованиям. Поэт много пишет, много публикуется. Часто количество работ не соответствует их качеству. Это замечают как близкие друзья, так и литературоведы. Серьезно потерял интерес к творчеству Фета и публики.

Хозяин

Примерно в это же время Лев Толстой уходит из столичной суеты. Обосновавшись в Ясной Поляне, он пытается вернуть себе вдохновение.Вероятно, Фет решил последовать его примеру и поселиться в своем имении в Степановке. Иногда говорят, что здесь закончилась жизнь и творчество Фета. Однако в этот период были обнаружены интересные факты. В отличие от Толстого, который действительно нашел второе дыхание в провинции, Фет все больше бросает литературу. Теперь он увлечен имением и экономикой.

Следует отметить, что он действительно оказался помещиком. Через некоторое время Фет приумножает свои владения, покупая еще несколько соседних имений.

Афанасий Шеншин

В 1863 году поэт издает небольшой лирический сборник. Даже несмотря на небольшой тираж, он оставался непроданным. А вот соседи-хозяева оценили Фета совсем в другом качестве. Около 11 лет он служил выборным мировым судьей.

Жизнь и деятельность Афанасия Афанасьевича Фета были подчинены единственной цели, к которой он шел с удивительной настойчивостью - восстановлению своих дворянских прав. В 1873 году был издан королевский указ, положивший конец сорокалетним испытаниям поэта.Он был полностью восстановлен в правах и узаконен как дворянин с фамилией Шеншин. Афанасий Афанасьевич признается жене, что не хочет даже произносить вслух ненавистную фамилию Фет.







Афанасий Фет - выдающийся русский поэт, переводчик и мемуарист, член-корреспондент Петербургской Академии наук. Его стихи знают и читают не только в России, но и далеко за ее пределами.

Вся жизнь Афанасия Афанасьевича была подобна череде загадок: рождение, имя, должность, творчество, личная жизнь, смерть.Складывается ощущение, что невозмутимый поэт открыт на виду, но биография его изобилует недомолвками, как дыры в дырявом пальто.

Детство и юность

Афанасий Афанасьевич Фет (1820-1892) родился в самом центре России - в Орловской области. Имена И.С. Тургенева, Л.А. Андреева, И.А. Бунин, Н. Лесков. До сих пор исследователи спорят, был ли Фет сыном помещика Афанасия Неофитовича Шеншина, в поместье которого он родился, или же его мать Шарлотта Фет родила ребенка от бывшего мужа-немца.

В конце жизни Фет написал мемуары «Ранние годы моей жизни» (они были опубликованы после его смерти, в 1893 году). О детстве говорит сухо и сдержанно. Это не удивительно. Он запомнил своего отца строгим, скупым на любовь. А именно его характер, его порядок определяли домашнюю атмосферу. Мать поэта была робкой, послушной женщиной. Лишенный родительского тепла, маленький Афанасий проводил дни в общении с дворовыми детьми.

Сначала под руководством матери мальчик выучил немецкую грамоту, а когда стал читать по-русски, страстно увлекся стихами Пушкина.

Школьная жизнь Афанасия началась в возрасте тринадцати лет. Его отправили в пансионат немца Краммера в городке Веррло (ныне Выру), расположенном на территории нынешней Эстонии. Еще со школьного братства мальчик отличался даром стихов. Поэтический талант рос в душе Фета с трудом, но неуклонно.Вдали от дома некому было воспринять и согреть этот талант. А потом случилось событие, перевернувшее всю мою жизнь.

Из воспоминаний Афанасия Фета:

В тихие минуты полной беззаботности я словно чувствовал подводное вращение цветочных спиралей, пытающихся вывести цветок на поверхность; но в итоге оказалось, что наружу устремились только спирали стеблей, на которых не было цветов. Я нарисовал несколько стихов на грифельной доске и снова стер их, обнаружив, что они пусты.

С рождения носил фамильную дворянскую фамилию отца - Шеншин. Но через год после начала учебы в интернате мальчик получил письмо от отца, в котором говорилось, что отныне Афанасий должен носить фамилию матери - Фет. (Плодом он стал позже и случайно: в типографии, где печатался журнал с его стихами, наборщик забыл поставить две точки над е.) Для любившего отца подростка это было ударом и тем более , означало, что он был лишен дворянских титулов и права быть наследником.

И дело в том, что мальчик родился до того, как брак его отца с Шарлоттой Фет был освящен церковью. Шеншину удалось зафиксировать это в регистрационных документах, но в 1834 году подделка как-то всплыла. Покинув пансион семнадцатилетним мальчиком, Афанасий Фет оставил в нем назойливых свидетелей своего неожиданного несчастья.

Зимой 1837 года Афанасий Неофитович неожиданно приехал в интернат и увез сына в Москву - готовиться к поступлению в университет.Когда подошло время экзаменов, Фет блестяще их сдал. Его приняли на юридический факультет. Вскоре молодой человек перешел на вербальное отделение философского факультета. Но прилежным учеником не стал. Вместо того, чтобы сидеть в многолюдной аудитории, он искал уединения, и поэзия росла в заветной тетради.

Ко второму году обучения ноутбук существенно пополнился. Пора подарить опытному ценителю. Фет передал тетрадь историку М.Погодин, с которым в то время жила Н.В. Гоголя. Через неделю Погодин вернул стихи со словами: «Гоголь сказал, что это несомненный талант».

Творческий путь

В 1840 г. вышел в свет первый сборник стихов Фета «Лирический пантеон». Он был опубликован под инициалами «А. Ф. ». В него вошли баллады и элегии, идиллии и эпитафии. Сборник понравился критикам: Виссариону Белинскому, Петру Кудрявцеву и поэту Евгению Баратынскому. Спустя год стихи Феты уже регулярно публиковались в журнале Погодина« Москвитянин », а позже - в журнале« Москвитянин ». журнал Отечественные записки.В прошлом году было опубликовано 85 стихотворений Феты.

Мысль о возвращении дворянского титула не покидала Афанасия Фета, и он решил поступить на военную службу: офицерский чин давал право потомственному дворянству. В 1845 г. был принят унтер-офицером в орден Кирасирского полка в Херсонесской губернии. Год спустя Фет получил звание корнета.

В 1850 году, обойдя все цензурные комиссии, Фет выпустил второй сборник стихов, получивший высокую оценку на страницах крупных российских журналов.К этому времени он был переведен в звание лейтенанта и расквартирован ближе к столице. В Балтийском порту в Крымском походе участвовал Афанасий Фет, войска которого охраняли эстонское побережье.

В 1854 году в Петербурге поэт вошел в литературный кружок «Современника», где познакомился с писателями Николаем Некрасовым, Иваном Гончаровым и Иваном Тургеневым, критиками Александром Дружининым и Василием Боткиным. Вскоре стихи Феты начали публиковать «Современник».

Василий Боткин:

Считаем Mr.Фет не только истинный поэтический талант, но редкое явление в наше время, ибо настоящий поэтический талант, в какой бы степени он ни проявлялся, всегда редкое явление: для этого нужно много особых, счастливых, природных условий.

Под руководством Тургенева был тщательно переработан второй сборник стихов Фета, а в 1856 г. - «Стихи А.А. Фета ». Хотя поэт принял исправления известного писателя, он позже признал, что« издание редакции Тургенева вышло настолько же очищенным, насколько изуродованным."

Вдохновленный своим успехом, Фет начал писать целые стихи, рассказы в стихах, художественную литературу, а также путевые заметки и критические статьи. Кроме того, он перевел произведения Генриха Гейне, Иоганна Гете, Андре Шенье, Адама. Мицкевича и других поэтов.

Николай Некрасов:

Можно смело сказать, что человек, понимающий поэзию и охотно открывающий свою душу ее ощущениям, ни в одном русском писателе, после Пушкина, не получит столько поэтического удовольствия, как г.Фет его отдаст.

В 1863 году поэт издал еще одну книгу - двухтомник своих стихотворений. Одни критики с радостью встретили книгу, отметив «чудесный лирический талант» писателя, другие обрушились на него резкими статьями и пародиями. Фета обвиняли в том, что он «помещик-крепостной» и скрывался под видом поэта-лирика.

Афанасий Фет регулярно публикуется в журналах «Русский вестник», «Литературная библиотека» и «Заря». Опубликованы его очерки о пореформенном состоянии сельского хозяйства.Они публиковались под редакционными заголовками «Записки о вольном труде», «Из деревни», «К вопросу о найме рабочих». В 1867 году Мировым судьей был избран Афанасий Фет. Это во многом повлияло на то, что спустя 10 лет императорским указом ему окончательно утвердили фамилию Шеншин и вернули дворянский титул. Но писатель продолжал подписывать свои произведения фамилией Фет.

Личная жизнь

Афанасий Афанасьевич Фет при жизни был фигурой парадоксальной: перед современниками он предстал задумчивым и мрачным человеком, биография которого окружена мистическими ореолами.Поэтому в голове у любителей поэзии возник диссонанс, некоторые не могли понять, как этот обремененный повседневными заботами человек может так возвышенно петь о природе, любви, чувствах и человеческих отношениях.

Летом 1848 года служащий кирасирского полка Афанасий Фет был приглашен на бал в гостеприимный дом бывшего офицера орденского полка М.И. Петкович. Среди порхавших по залу барышень Афанасий Афанасьевич увидел черноволосую красавицу, дочь отставного генерала от кавалерии сербского происхождения Марию Лазич.С той самой встречи Фет стал воспринимать эту девушку как Цезаря Клеопатру или как Владимира Маяковского - Лили Брик. Примечательно, что Мария знала Фета очень давно, однако познакомилась с ним по его стихам, которые читала в юности.

Лазич была образована не по годам, умела играть музыку и хорошо разбиралась в литературе. Неудивительно, что Фет узнал в этой девушке родственную душу. Они обменивались многочисленными пламенными письмами и часто листали альбомы.Мария стала лирической героиней многих стихотворений Фета. Но знакомство Фета и Лазича не понравилось.

Возлюбленные могли в будущем стать супругами и растить детей, но расчетливый и практичный Фет отказался от союза с Марией, потому что она была так же бедна, как и он. В своем последнем письме Афанасий Афанасьевич Лазич инициировал разлуку. Вскоре Мария умерла: из-за неосторожно брошенной спички загорелось ее платье. Девушку не удалось спасти от многочисленных ожогов. Не исключено, что эта смерть была самоубийством.

Трагическое событие поразило Фета до глубины души, и Афанасий Афанасьевич нашел утешение в внезапной потере любимого человека в своем творчестве. Его последующие стихи были восприняты читающей публикой на ура, поэтому Фету удалось разбогатеть, гонорары поэта позволили ему путешествовать по Европе.

Находясь за границей, мастер хореи и ямбы подружился с богатой женщиной из знаменитой русской династии - Марией Боткиной. Вторая жена Фета была некрасивой, но отличалась добродушием и легким нравом.Хотя Афанасий Афанасьевич сделал предложение не по любви, а по расчету, пара жила счастливо. После скромной свадьбы пара уехала в Москву, Фет подал в отставку и посвятил свою жизнь творчеству.

Последние годы

В 1877 году Фет продал Степановку, чтобы купить дом в Москве, а в Курской губернии - старинное имение Воробьевка. Несмотря на то, что на помещика Шеньшина выпало много новых забот, он не отказался от литературы.

После 20-летнего перерыва в 1883 году вышла новая поэтическая книга - «Вечерние огни».К этому времени Фет смирился с тем, что его работы были «для избранных». «Людям не нужна моя литература, а мне не нужны дураки», - сказал он.

В последние годы жизни Фет получил общественное признание. В 1884 году за перевод произведений Горация он стал первым лауреатом полной Пушкинской премии Императорской Академии наук. Спустя два года поэт был избран членом-корреспондентом.

В 1888 году Афанасий Фет был лично представлен императору Александру III и удостоен придворного чина камергера.Еще в Степановке Фет начал писать книгу «Мои воспоминания», в которой рассказывал о жизни своего помещика. Воспоминания охватывают период с 1848 по 1889 год. Книга вышла в двух томах в 1890 году.

3 декабря 1892 года Фет попросил жену вызвать врача, а тем временем продиктовал своему секретарю:

I не понимают сознательного увеличения неизбежного страдания. Добровольно иду на неизбежное

И подписал «Фет ​​(Шеншин)»

Писатель умер от сердечного приступа, но известно, что сначала он пытался покончить жизнь самоубийством, бросившись за стальным стилетом.Похоронен Афанасий Фет в селе Клейменово, родовом имении Шеншиных.

После смерти писателя, в 1893 году, вышел последний том его воспоминаний «Ранние годы моей жизни». Также Фету не удалось выпустить том, заключительный цикл стихотворений «Вечерние огни». Произведения по этой поэтической книге вошли в двухтомник «Лирические стихи», изданный в 1894 году Николаем Страховым и великим князем Константином Романовым.

Важные даты в жизни

■ 1834 г. - лишен всех привилегий потомственного дворянина, фамилии Шеншин и российского гражданства

■ 1835-1837 гг. - учился в частной немецкой школе-интернате в г. Верро

■ 1838-1844 гг. университет

■ 1840 г. - вышел первый сборник стихов «Лирический пантеон»

■ 1845 г. - поступил в губернский кирасирский полк на юге России

■ 1846 г. - получил офицерское звание

■ 1850 г. - второй сборник стихов » Стихи »вышло

■ 1853 г. - вступил в гвардейский полк

■ 1856 г. - вышел третий сборник стихов

■ 1857 г. - женился на Марии Боткиной

■ 1858 г. - в отставке

■ 1863 г. - двухтомный сборник стихотворений опубликовано

■ 1867 г. - избран мировым судьей

■ 1873 г. - возвращены дворянские привилегии и фамилия Шеншин

■ 1883 - 1891 гг. е пятитомник «Вечерние огни»

По словам Некрасова, из всех русских поэтов только Фет мог составить конкуренцию Пушкину

Афанасий Фет боялся оказаться в психбольнице

За минуту до смерти от сердечного приступа Фет пытался покончить жизнь самоубийством.

Фет поддерживал дружеские отношения с Иваном Тургеневым и Львом Толстым

За первые 20 лет творческой карьеры поэт продал менее 1000 книг

Фет не оставил после себя ни одного потомка

Детство

Афанасий Афанасьевич Фет (1820-1892) родился в самом центре России - в Орловской области. Имена И.С. Тургенева, Л.А. Андреева, И.А. Бунин, Н. Лесков. До сих пор исследователи спорят, был ли Фет сыном помещика Афанасия Неофитовича Шеншина, в поместье которого он родился, или же его мать Шарлотта Фет родила ребенка от бывшего мужа-немца.Фет Шеншин страстно полюбил Шарлотту во время лечения в Германии и тайно увез ее в Россию, где через несколько месяцев родился мальчик, ставший прекрасным русским поэтом ...

В конце жизни Фет написал мемуары «Ранние годы моей жизни» (они были опубликованы после его смерти, в 1893 году). О детстве говорит сухо и сдержанно. Это не удивительно. Он вспомнил своего отца как сурового, скупого на любовь. А именно его характер, его порядок определяли домашнюю атмосферу.Мать поэта была робкой, послушной женщиной. Лишенный родительского тепла маленький Афанасий целыми часами проводил в общении с дворами.

Мальчик впервые выучил немецкие буквы под руководством своей матери. А когда стал читать по-русски, страстно увлекся стихами Пушкина.

Подростковый возраст

Школьная жизнь началась для Афанасия в возрасте тринадцати лет. Его отправили в школу-интернат немца Крюммера в городке Веррло (ныне Выру), расположенном на территории нынешней Эстонии.Еще со школьного братства мальчик отличался даром стихов. Поэтический талант рос в душе Фета с трудом, но неуклонно. Вдали от дома некому было воспринять и согреть этот талант. А потом случилось событие, перевернувшее всю мою жизнь. С рождения носил родовую дворянскую фамилию отца - Шеншин. Но через год после начала учебы в интернате мальчик получил письмо от отца, в котором говорилось, что отныне Афанасий должен носить фамилию матери - Фет.(Плодом он стал позже и случайно: в типографии, где печатался журнал с его стихами, наборщик забыл поставить две точки над «е».) Для любившего отца подростка это было ударом и , кроме того, означало, что он был лишен дворянских титулов и права быть наследником.

И дело в том, что мальчик родился до того, как брак его отца с Шарлоттой Фет был освящен церковью. Шеншину удалось зафиксировать это в регистрационных документах, но в 1834 году подделка как-то всплыла.Покинув пансион семнадцатилетним мальчиком, Афанасий Фет оставил в нем назойливых свидетелей своего неожиданного несчастья.

Молодежь

Зимой 1837 года Афанасий Неофитович неожиданно приехал в интернат и увез сына в Москву для подготовки к поступлению в университет. Когда подошло время экзаменов, Фет блестяще их сдал. Его приняли на юридический факультет. Вскоре молодой человек перешел на вербальное отделение философского факультета.Но прилежным учеником не стал. Вместо того, чтобы сидеть в многолюдной аудитории, он искал уединения, и в его заветной тетради росли стихи.

Ко второму году обучения ноутбук существенно пополнился. Пора подарить опытному ценителю. Фет передал записную книжку историку М.П. Погодин, с которым в то время жила Н.В. Гоголя. Через неделю Погодин вернул стихи со словами: «Гоголь сказал, что это несомненный талант». На взятые триста рублей Фет решил издать сборник стихов и назвать его «Лирический пантеон».На титульном листе первые буквы имени и фамилии автора - А.Ф.

.

Первые публикации

В конце 1840 года Фет уже держал в руках свою первую тонкую книгу. В нем преобладали подражательные стихи, которые впоследствии автор не решился перепечатать. Однако вскоре после выхода «Лирического пантеона» он во многом стал другим - самобытным поэтом.

Журналы охотно публиковали его стихи. Среди ценителей поэзии у Фета много поклонников.Но вернуть его в дворянский чин и фамилию Шеншин не смогли. И с этой потерей он не мог смириться. И Афанасий Афанасьевич принял твердое решение - пойти на военную службу. По закону того времени офицерское звание должно было вернуть ему принадлежность к дворянству, но из-за изменившихся правил на этот счет вновь стать Шеншиным ему удалось только в преклонном возрасте. И не благодаря военным заслугам, а по «высшему повелению» императора.

Первая любовь

После окончания университета (1844 г.) Фет через год поступил в кирасирский полк, дислоцированный в Херсонской губернии.

Во время службы в армии Фет познакомился с умной очаровательной девушкой Марией Лазич. В Марии Фет нашелся ценитель поэзии, ценитель собственной поэзии. Пришла любовь ... Но Лазич был беден. Мечтая о возрождении дворянства и материальном благополучии, Фет не решался жениться на приданой. Влюбленные расстались. Вскоре Мария Лазич трагически погибла. Ее образ всю жизнь сковал поэтическое чувство Фета. Из-под его пера ускользнули слова любви, раскаяния и меланхолии.

Петербург.Сотрудничество с Современник

В 1850 году был опубликован второй сборник Фета. В нем опубликовано стихотворение «Шепот, робкое дыхание ...», ставшее для многих чуть ли не символом всей поэзии Фета. В 1853 году Фет начал службу в гвардии и переехал с юга на север, к месту расположения своего нового полка. Лагерные учения теперь проводились под Петербургом, и поэт получил возможность побывать в столице.

Он возобновляет старые литературные знакомства и заводит новые. В частности, с редакцией журнала «Современник» во главе с Н.А. Некрасова, сплотившего вокруг себя множество талантливых писателей.

В «Современник» Фет обратился в суд. Поэт почувствовал к себе искреннее внимание и оживился. Бумага и карандаш снова манили его. 50-е годы стали для поэта «звездным часом», временем наиболее полного признания его таланта. Готовился к выпуску третий сборник Фетова. Петербургские товарищи-писатели горячо обсуждали каждое стихотворение будущей книги. В то время Фет особенно доверял вкусу И.С. Тургенев.

Стихи Фета необычны и необычны. Многое из того, что сегодня кажется новаторским достижениям тогдашним читателям, казалось лингвистическими ошибками. Тургенев исправил некоторые строчки Фета, и еще не решено, как опубликовать эти стихи: с поправками Тургенева (многие из них Фет принял) или в первоначальном виде. Слово Фета предназначено для передачи запахов, звуков, музыкальных тонов, световых и цветочных впечатлений.

«Перелет» на Степановку. Разрыв с Современником

В 1860 году в родной Орловской губернии и даже в том же Мценском уезде, где родился Фет, он купил хутор Степановка и построил дом.Вот что произошло, по его словам, «бегство» в Степановку. Какие причины побудили поэта бежать?

В конце 50-х страсть к поэзии сменилась похолоданием - «звездный час» Фета подошел к концу. Накануне крестьянской реформы 1861 г. началось размежевание литературных и общественных сил. Голоса звучали все громче и громче, отвергая «чистое искусство» во имя «практической пользы». Положение «Современника» Некрасова все более определялось статьями Чернышевского и Добролюбова.В знак протеста Фет вместе с И.С. Тургенев, Л. Толстой ушел из журнала.

В 1859 г. в журнале «Русское слово» Фет опубликовал статью «На стихи Ф. Тютчева», в которой сознательно бросил вызов общественному мнению. Искусство, писал поэт, не должно придерживаться каких-либо «направлений», оно должно служить «чистой красоте». Таким образом, Афанасий Афанасьевич испортил себе репутацию в глазах демократической публики, теперь его считали реакционером, а его тексты - «уходом из жизни». Фет замыкается в имении, как в крепости, не принимая враждебную современность.

И все же новоселье в деревне Фета произошло не только по этим причинам. Все его стихи говорят о том, что поэт любил землю, сельскую природу, много знал о растениях, птицах, животных. Выйдя на пенсию как бы в двойном отставке (и по службе, и по литературе), Фет полностью предался экономическим интересам. За семнадцать лет своей жизни и упорного труда он превратил Степановку в образцовую доходную усадьбу. Но Фет не перестает писать. В это время он переводил античного поэта Анакреота, восточных (Саади, Гафиз), немецких (Гейне, Гете), французских (Мюссе, Беранже) авторов.Именно Фет первым перевел на русский язык трактат немецкого философа Шопенгауэра «Мир как воля и представление».

Начиная с 1883 г. Фет начал один за другим публиковать сборники стихов под общим названием «Вечерние огни». Название откровенно символично: о вечере жизни. Однако, возможно, более важным здесь является слово «огни». Поздняя поэзия поэта не только сохранила напор присущего юности душевного чувства, но и приобрела способность излучать свет мудрости.В 1890 году, когда ему было семьдесят лет, Фет объявил:

.

Пока на земном сундуке
Хотя дышать еле-еле,
Весь трепет юной жизни
Мне будет доходчиво отовсюду.

Стихи для анализа и чтения

Философские стихи: «Увижу только твою улыбку ...», «На стоге сена южной ночью ...»;
«Сон о чувствах» (Ап. Григорьев) в стихах: «Жду ... Соловье эхо ...»; «Кот поет, прищурившись... »,« Узоры на двойном стекле ... »,« Падение на кресло, глядя в потолок ... »,« Нет, не ждите страстной песни ... »;
Текст песни природа: «Как свежо здесь, под густой липой ...», «Еще весеннее сладкое блаженство ...», «Над озером лебедь в тростник втянут ...»
Слова любви: «Не оставь меня ... »,« Улыбка томной скуки ... »,« У камина »,« В темноте над яркой треногой ... »,« Ночь сияла полной луной в саду... "

Литература

Нина Сухова. Афанасий Афанасьевич Фет // Энциклопедии для детей «Аванта +». Том 9. Русская литература. Часть первая. М., 1999
Л.М. Лотман. А.А. Фет. // История русской литературы. Том третий. Ленинград: Наука, 1982. С. 427–446

Фет Афанасий Афанасьевич (1820-1892). Фет принадлежит к одному из самых почетных мест среди писателей, воспевающих русскую природу. Его стихи передают тонкие образы, мелодичную лирику отцовских просторов и пронзительную романтику чувств.

Фет родился в семье бедного помещика с немецкими корнями в имении Новосёлки. К пятнадцати годам его отправили в частный пансионат, а через три года он поступил в Московский университет. Во время учебы на литературном факультете он начал пробовать себя на литературном поприще. В 1840 году вышел его сборник «Лирический пантеон», восхитивший читателей искренностью и чистотой.

Вторая книга поэта вышла в свет только десятью годами позже, и ее омрачила смерть его возлюбленной - Марии Лазич.В это время Афанасий Афанасьевич находился на военной службе. Ему нужно было вернуть дворянство, которого он был лишен в силу особенностей русской юриспруденции. После перевода в лейб-гвардию поэт имеет возможность общаться с Тургеневым, Некрасовым, Гончаровым.

Иван Тургенев редактирует третий сборник стихов Фета, изданный в 1856 году. В него вошло около сотни произведений; как старые, так и новые. Это издание было высоко оценено как читателями, так и критиками.

В 1856 году Афанасий Фет женился и в следующем году вышел на пенсию.Он приобретает обширное поместье, где становится успешным помещиком. Его стихи, ранее публиковавшиеся отдельными книгами и напечатанные в ведущих российских журналах, публикуются в двухтомнике 1863 года.

После отставки Фет успешно руководит помещичьим хозяйством, ревностно охраняя старый путь. Ему вернули дворянскую фамилию - Шеншин и льготы. Издаются выпуски его сборника «Вечерние огни» и книги воспоминаний. Но здоровье обостряет смертельную болезнь.

Во время одной из атак поэт решает покончить жизнь самоубийством, но падает замертво, едва открыв шкаф со столовыми ножами.

Многие помнят из курса школьной литературы чудесные строчки о пропавших ласточках, принадлежащие перу известного русского поэта, члена-корреспондента Петербургской Академии наук Афанасия Фета. Биография писателя достойна сама по себе. класс, поэт-романтик.

В контакте с

Детство и юность

Родился 5 декабря 1820 года в селе Новоселки, где располагалось имение Шеншиных. Родословная поэта до сих пор вызывает много вопросов. По традиции настоящее имя поэта - Шеншин. Историки установили, что мать звали Шарлотта-Элизабет Фет, урожденная Беккер. Отцом одни исследователи фиксируют помещика из старинного дворянского рода Афанасия Неофитовича Шеншина (общепринятая версия), другие - бывшего законного супруга Шарлотты-Елизаветы немца Иоганна-Петра.

Знакомство молодой двадцатидвухлетней Шарлотты и сорокапятилетнего Шеншина, вышедшего на пенсию с военной службы, произошло, когда Афанасий Неофитович прибыл на воду и остановился в квартире респектабельной семьи.

Взаимная симпатия возникла мгновенно, и Шарлотта в конце концов уезжает с Шеншиным. Некоторая путаница возникла из-за затянувшейся процедуры расторжения предыдущего брака.

Семейный союз Шеншиных и Шарлотты-Елизаветы был заключен после появления на свет мальчика.Его детство прошло среди природы, ярких жизненных впечатлений; Воспитанием занимались сначала семинарист, а затем слуга по имени Филипп и простой крестьянский образ жизни.

Первая психическая травма

Интересные факты о Фете стали известны историкам. Дворянин Шеншин узнал младенца и назвал его фамилию, но позже духовная консистория сочла эту запись незаконной. В результате отец Афанасия все же был идентифицирован как Иоанн-Петр, исключив ребенка из рода Шеншиных и, соответственно, лишив его дворянства.Любопытно, что некоторые исследователи ссылаются на письма Шарлотты Элизабет своему брату, в которых она упомянула отцовство своего бывшего мужа как неоспоримый факт.

Так, изгнанный из дворянства в 14-летнем возрасте богатый наследник довольно известной в России фамилии (а род Шеншиных известен с 15 века) в одно мгновение превратился в бездомного иностранца. Этот факт глубоко шокировал подростка, которого тогда всю жизнь преследовала навязчивая идея вернуть утраченное.

Родители из лучших побуждений спасли сына и от нежелательного внимания и всевозможных споров о его происхождении увезли мальчика для дальнейшего обучения как можно дальше от дома - в немецкий пансионат в Верро (ныне город Выру в г. Эстония).

Обучение

Где учился будущий мастер слова. До поступления на философский факультет Московского университета в 1837 году около полугода молодой человек был пансионом у замечательного русского историка, писателя-фантаста М.П. Погодин.

После зачисления на историко-филологический факультет в 1838 году юноша поселился у А.А. Григорьев. Вся среда в студенческие годы - тот же Григорьев, а также Яков Полонский, Владимир Соловьев и Константин Кавелин - способствовали проявлению и формированию литературного дара .

Первый сборник, открывший дорогу для публикаций в популярных в то время литературных журналах и одобренный Белинским, назывался «Лирический пантеон А.Ф.».Напечатан в 1840 году. Сам Николай Васильевич Гоголь «благословил» юношу на продолжение творческой карьеры, заявив о «несомненном таланте» поэта.

Военно-письменная

Одержимый идеей возврата несправедливо отнятого дворянства, Афанасий в 1845 году вступил в кирасирский орденский полк унтер-офицером в Херсонской области. Затем носившие офицерское звание получали дворянский диплом. Через год было присвоено офицерское звание, но очень скоро в законах произошли изменения: дворянством наделялись только офицеры в звании майора.

В херсонский период произошло знакомство с дочерью пенсионера бедного сербского военного - очаровательной красавицей Марией Лазич. Между молодыми людьми завязался роман, но о женитьбе они даже не задумывались: один был приданым, а другой не имел никаких прав на наследство Шэньшиных. Любовь закончилась в результате смерти Марии, о которой шептались, что это был преднамеренный поступок.

Девушка скончалась от многочисленных ожогов, полученных при возгорании платья.Причина аварии так и осталась неизвестной: либо случайно упавшая спичка, либо решение, принятое от безысходности. Личная трагедия найдет отражение во всех последующих работах Фета.

Во время службы в армии продолженных поэтических опытов ... После переезда в 1853 г. на новое место в Новгородской губернии появилась возможность гораздо чаще бывать в Петербурге. Поэт, благодаря помощи близких друзей Н.А.Некрасова, А.В. Дружинин, В. Боткина были опубликованы на страницах русских литературных альманахов.ЯВЛЯЕТСЯ. стали играть особую роль. Тургенев, покровительствовавший молодому человеку.

Помещик-агроном

Тем временем Афанасий продолжал преследование своей мечты: в 1859 году он был удостоен долгожданного звания майора, а с 1856 года дворянством были пожалованы только полковники.

Поняв, что мечте не суждено сбыться, Афанасий Афанасьевич подал в отставку, совершил небольшую поездку за границу и поселился в Москве. В 1857 году он ухаживал за не очень молодой и не слишком привлекательной сестрой ее подруги Марии Петровны Боткиной, за которую, однако, дали солидное приданое.

Предложение принято положительно. Выйдя замуж, он купил имение в Мценском районе и полностью погрузился в домашние дела. «Теперь он стал агрономом ..., отпустил бороду до чресл ... он не хочет слышать о литературе и с энтузиазмом ругает журналы», - сказал И.С. Жизнь Тургенева Фета в то время.

Очень долго самый талантливый поэт занимался исключительно тем, что осудил и разгромил пореформенное Сельское хозяйство.Статьи вызвали горячее возмущение многих печатных СМИ, называющих себя прогрессивными, перешло и в поэзию. «Все они (стихи) такого содержания, что лошадь могла бы их написать, если бы научилась писать стихи», - писатель Н.Г. Чернышевский.

Рассказы и рассказы

К этому времени относится большинство экспериментов поэта в области прозы. Кстати, в школе им при изучении творчества уделяется незаслуженно мало внимания, хотя именно проза составляет значительный пласт его литературного наследия.Все рассказы Афанасия Фета и небольшие рассказы автобиографичны : почти все содержат эпизоды из жизни как самого автора, так и близких ему людей.

Афанасий Афанасьевич в своих рассказах как бы экспериментирует с разными жанрами. Особенно ярко такие попытки демонстрируют его деревенские очерки, гармонично сочетающие документальное, публицистическое и художественное зарисовки. По глубокому психологизму и эмоциональности, пронизывающим все сцены крестьянской жизни, работы очень близки творчеству Бунина.Не менее восхитительны и интересны путевые заметки, демонстрирующие эстетические виды.

Снова в Москве

Фет Афанасий Афанасьевич по-настоящему вернулся в литературу только в 80-х годах XIX века, решив снова поселиться в Москве. Только теперь это был не нищий иностранец без рода-племени, а известный помещик, владелец богатой московской усадьбы, представитель знатного дворянского рода Шеншиных.

Одиннадцать лет службы судьей, они тем не менее позволили мечте поэта сбыться и принесли ему долгожданное письмо и фамилию, настоящее имя.

Он снова восстановил прежние отношения с друзьями юности. Это время ознаменовалось публикацией переводов Шопенгауэра «Мир как воля и представление», первой части «Фауста» Гете, произведений известных античных римских и немецких классиков.

Примерно в то же время «Вечерние огни» и автобиографические «Воспоминания» были изданы ограниченным тиражом. Мемуары под названием «Ранняя жизнь» будут выпущены и после смерти автора .Произведения этого периода существенно отличаются от ранних: если в юности Афанасий Афанасьевич Фет прославляет красоту и гармонию, являются своеобразным гимном чувственному началу, то более поздняя лирика навевается некой аурой трагедии, скорее всего связанной с ней. с реальным положением вещей.

Уходя из жизни

С возрастом здоровье резко ухудшилось: писатель почти ослеп, каждый приступ астмы сопровождался болезненным удушьем. Физические страдания лишают душевного покоя.Фет принял трудное решение: в ноябре 1892 года он послал жену в гости, выпил бокал шампанского и продиктовал секретарю записку, в которой говорилось: «Я не понимаю сознательного увеличения неизбежных страданий. Я добровольно иду к неизбежному. 21 ноября Фет (Шеншин) »вытащил канцелярский нож , направив лезвие в голову ... Но секретарша умудрилась отобрать нож. Самоубийства не получилось. Мужчина убежал в поисках другого оружия. , но его настигло кровоизлияние, приведшее к смерти.Наследников, кроме жены, он не обзавелся.

До нас дошли не только фотографические изображения поэта, но и несколько рукописных изображений. Самый известный портрет принадлежит кисти Ивана Репина (1882 г.), хранится в собрании картин знаменитой Третьяковской галереи.

Судьба и творчество поэта Фета Афанасия

Биография Фета Афанасия

Выход

Часть периода жизни Фета совпала с основными либеральными реформами Александра II , что наглядно демонстрирует общую картину судьбы представителей многих известных дворянских родов.То же служение Отечеству на военном поприще, помещичье землевладение на пенсии с целью заработка и неудержимая тяга к творчеству: многие интересовались поэзией, иначе - откуда бы столько литературных журналов. Однако творчество Фета по-прежнему занимает особое место благодаря своей тонкости, проникновенности и красоте.

Афанасий фет сообщение. Афанасий Афанасьевич привел краткую биографию о самом главном. Происхождение и образование

Полюбите книгу, она облегчит вам жизнь, по-дружески поможет разобраться в красочной и бурной путанице мыслей, чувств, событий, научит уважать человека и себя, вдохновляет разум и сердце с чувством любви к миру, к человеку.

Максим Горький

Афанасий Фет внес значительный вклад в литературу. В студенческие годы Фета был выпущен первый сборник произведений «Лирический пантеон».

В первых работах Фет пытался уйти от действительности, описывал красоту русской природы, писал о чувствах, о любви. В своих произведениях поэт затрагивает важные и вечные темы, но говорит не прямо, а намеками.Фет умело передавал всю гамму эмоций и настроений, вызывая у читателей чистые и светлые чувства.

Творчество изменило свое направление после смерти любимого Фета. Поэт посвятил Марии Лазич стихотворение «Талисман». Наверное, все последующие произведения о любви также были посвящены этой женщине. Второй сборник произведений вызвал живой интерес и положительную реакцию литературных критиков. Произошло это в 1850 году, тогда же Фет стал одним из лучших современных поэтов того времени.

Афанасий Фет был поэтом «чистого искусства», в своих произведениях он не касался социальных вопросов и политики. Всю жизнь придерживался консервативных взглядов и был монархистом. Следующий сборник вышел в 1856 году, в него вошли стихи, в которых Фет восхищался красотой природы. Поэт считал, что именно в этом цель его творчества.

Фет с трудом переносил удары судьбы, в результате отношения с друзьями были прерваны, и поэт стал меньше писать. После двухтомного сборника стихов 1863 года он полностью перестал заниматься творчеством.Этот перерыв длился 20 лет. Муза вернулась в Фет после того, как ему вернули привилегии дворянина и имя отчима. Позже творчество поэта затронуло философские темы, в своих произведениях Фет писал о единстве человека и Вселенной. Фет выпустил четыре тома сборника стихов «Вечерние огни», последний вышел уже после смерти поэта.

Афанасий Афанасьевич Фет (годы жизни 1820 - 1892) - это имя известно любому школьнику. Рассмотрим самое главное в биографии Фета: его семью, творчество, биографию Фета.Краткая биография для младших школьников. Жизнь поэта была очень насыщена событиями , а биография Фета кратко изложена в сжатой форме с трудом, так как я хочу рассказать много интересных фактов о Фете.

В контакте с

Знаменитое стихотворение преподают в школе все без исключения, и его помнят на всю жизнь:

  • Птицы снова летят издалека
  • К берегам, ломающим лед
  • Теплое солнце заходит высоко
  • И ароматный ландыш ждет.
  • Опять же, в твоем сердце ничего не поделаешь
  • До восходящей крови,
  • И вы верите в подкупленную душу
  • Что, как и мир, любовь бесконечна.
  • Но сможем ли мы снова подойти так близко?
  • Мы посреди природы,
  • Как он видел, что ходил низко
  • Нам холодное зимнее солнышко?

Семья

Афанасий родился в 1820 году в Орловской области (бывшая Орловская губерния) в знаменитом Мценском уезде.Его мать, Шарлотта-Элизабет Беккер, была гражданкой Германии. Она. Беккер был женат на немце , бедном служащем городского суда с ничем не примечательным длинным немецким именем Иоганн-Петер-Карл-Вильгельм Фет. Имеет Фет через "йо". Иоганн Фет развелся с Беккером, затем снова женился и умер в 1826 году. После своей смерти он не оставил наследства своей бывшей жене и сыну.

Накануне развода в 1820 году в Дармстад приехал русский помещик знатного происхождения Афанасий Неофитович Шеншин.Его встречает Элизабет Беккер. Они влюбляются друг в друга. Елизавета к тому времени была беременна вторым ребенком. Шеншин тайно увозит будущую жену в Россию. Поженились они только в 1822 году, когда мальчику было уже 2 года. Мальчика крестили и назвали в мире Афанасием Афанасьевичем Шеншиным. При рождении мальчик был записан как кровный сын родителя А. Н. Шеншина.

Раньше ребенок мог быть законнорожденным , рожденным в браке ... Поскольку брак состоялся через два года после рождения будущего поэта, было сложно признать его кровным сыном.Считается, что это было сделано ради взятки.

Когда мальчику исполнилось 14, судьба сыграла с ним злую шутку ... Тайна его рождения всплыла в церковной канцелярии, выяснилось, что допущена ошибка, что он не сын дворянина Шеншина , и поэтому не мог иметь дворянского титула. Афанасий Неофитович был признан отчимом Фета. Об этом было распространено официальное церковное сообщение.

Женат Шеньшина и Беккер , вместе имели несколько детей ... Матвеева К.П. - старшая сестра Фета. Она родилась в 1819 году. Все остальные братья и сестры родились в семье Шеншиных:

человек.
  • Л.А.Шеншин 1824 г .;
  • В.А. Шеншиным в 1827 году;
  • НА. Борисов в 1832 году;
  • П.А. Шеншина в 1834 г.

Были дети , умершие в раннем возрасте - Анна, Василий и, возможно, еще одна Анна. Младенческая смертность была очень высокой даже в богатых семьях.

Интересно знать: поэт, жизнь и творчество писателя.

Образование

Фет сначала учился в школе-интернате Крюммера в Эстонии, где получил прекрасное воспитание. Далее, в 1838 г. он поступил в МГУ и учился на философско-филологическом литературном факультете. Здесь он увлечен литературой и языками. Он окончил университет в 1844 году. Первые публикации стихов были сделаны на старших курсах университета.

Создание

Фет начал писать свои первые стихи в молодом возрасте. Афанасий Афанасьевич - лирик от Бога ... Он чувственно соединил природу, любовь и искусство в поэтические формы. При этом лирическая натура поэта не мешала, а, наоборот, помогала ему быть предприимчивым хорошим помещиком с «коммерческой жилкой».

Первые официальные публикации стихов были сделаны в журнале «Лирический пантеон» в 1840 году. Первый сборник стихов был издан в 1850 году, а затем издавался регулярно. Он стал любым поэтом нашего времени и публиковался в различных изданиях.

Фета всегда угнетал обстоятельство , согласно которому он был лишен дворянского титула. Он очень хотел вернуть себе это звание и в 1853 году поступил на службу в гвардейский полк. К сожалению, услуга не принесла плодов. В 1858 году он вышел на пенсию и остался безымянным.

Годом ранее женится на Марии Боткиной ... На накопленный капитал покупают пашню. Фет становится страстным фермером: он выращивает зерновые, разводит скот, ухаживает за пчелами и даже роет пруд, в котором разводит рыбу.Усадьба называлась Степановка. Через несколько лет имение начинает приносить неплохой доход - до 5-6 тысяч в год. Это большие деньги. В 1877 году он продал имение и купил другое - Воробьевку Курской губернии. Это было старинное имение с красивой усадьбой на берегу реки и огромным вековым садом.

С 1862 по 1871 год наряду с поэзией Фета увлекся прозой. Это два абсолютно противоположно направленных литературных течения его творчества.Если поэзия Фета очень лирична, то прозу называют реалистической. Это рассказы, очерки о деревенском труде. Среди известных - «Записки о бесплатном наемном труде», «Из деревни» и другие.

У Фета было много поклонниц ... Одна из них - Мария Лазич. Они испытывали нежные чувства друг к другу, но не могли пересечь свою судьбу. Она умерла. Марии посвящены многие лучшие любовные стихи: «Талисман», «Ты страдала, я все еще страдаю ...» и другие.

Афанасий Афанасьевич, знал несколько языков и перевел многие произведения известных писателей:

  • Фауст Гете;
  • Переводы античных писателей - Горация, Вергилия, Овидия и многих других.

Фет хотел перевести «Критику чистого разума» Э. Канта, но занялся переводом Шопенгауэра, он тоже мечтал перевести Библию.

Творчество Афанасия Афанасьевича Фета

Произведение Афанасия Афанасьевича Фета (1820 - 1892) - одна из вершин русской лирики. Фет - великий поэт, гениальный поэт. Сейчас в России нет человека, который не знал бы стихов Фета. Ну хоть «Я пришел к тебе с приветом» или «На рассвете ты ее не будешь... »В то же время многие не имеют реального представления о масштабах этого поэта. Представление о Фете искажено, начиная даже с внешнего вида. Кто-то злонамеренно постоянно воспроизводит те портреты Фета, которые были сделаны во время его смертельной болезни, где его лицо ужасно искажено, глаза опухли - старик в агонии. Между тем Фет, как видно по портретам, сделанным в период его расцвета, как человеческим, так и поэтическим, был самым красивым из русских поэтов.

Драма связана с тайной рождения Фета.Осенью 1820 года его отец Афанасий Неофитович Шеншин увез жену чиновника Карла Фета из Германии в свое родовое имение. Через месяц родился ребенок, записанный на учет сыном А.Н. Шеншин. Незаконность этой записи была обнаружена, когда мальчику было 14 лет. Он получил фамилию Фет и в документах стал называться сыном иностранного гражданина. А.А.Фет много сил потратил на восстановление фамилии Шеншин и прав потомственного дворянина.До сих пор полностью не разгадана тайна его рождения. Если он сын Фета, то его отец И. Фет приходился двоюродным дедушкой последней российской императрице.

Жизнь Фета тоже загадочна. О нем говорят, что в жизни он был намного прозаичнее, чем в стихах. Но это связано с тем, что он был прекрасным хозяином. Написал небольшой объем статей по экономике. Из разрушенного имения ему удалось создать образцовую ферму с великолепным конезаводом. И даже в Москве на Плющихе в его доме был огород и оранжерея, в январе созревали овощи и фрукты, которыми поэт любил угощать гостей.

В этом плане о Фете любят говорить как о прозаическом человеке. Но на самом деле его происхождение загадочно и романтично, а его смерть загадочна: эта смерть была и не была самоубийством. Измученный болезнью Фет все-таки решил покончить жизнь самоубийством. Отослал жену, оставил предсмертную записку, схватил нож. Секретарь помешала им использовать его. И умер поэт - он умер от шока.

Биография поэта - это, прежде всего, его стихи. Поэзия Фета многогранна, основной ее жанр - лирическое стихотворение.Из классических жанров - элегии, мысли, баллады, послания. К «самобытному фетовскому жанру» можно отнести «мелодии» - стихи, являющиеся откликом на музыкальные впечатления.

Одно из самых ранних и популярных стихотворений Фета - «Я пришел к вам с приветом»:

Приехал к вам с приветом,

Сказать, что солнце взошло, что это горячий свет

Листья задрожали;

Скажи, что лес проснулся

Все проснулись, с каждой ветки,

Каждая птица разбудила

И весенней жажды исполненный...

Поэма написана на тему любви. Тема старая, вечная, но от стихов Фета веет свежестью и новизной. Это не похоже ни на что из того, что мы знаем. Для Фета это вообще характерно и соответствует его сознательным поэтическим установкам. Фет писал: «Поэзия, безусловно, требует новизны, и нет ничего более смертоносного, чем повторение, не говоря уже о себе ... Под новизной я подразумеваю не новые предметы, а их новое освещение волшебным фонарем искусства».

Само начало стихотворения необычно - необычно по сравнению с принятой тогда нормой в поэзии.В частности, пушкинская норма, требовавшая предельной точности в слове и в словосочетании. Между тем, вступительная фраза стихотворения Фета совсем не точна и даже не совсем «правильна»: «Я пришел к вам с приветом, сказать вам…». Позволил бы себе так сказать Пушкин или один из поэтов пушкинской эпохи? В то время эти строки воспринимались как поэтическая наглость. Фет сознавал неточность своего поэтического слова, его близость к живому, иногда кажущуюся не совсем правильной, но по этой особенно яркой и выразительной речи.Свои стихи он игриво (но не без гордости) называл «в растрепанном виде». Но каков художественный смысл поэзии «взъерошенного»?

Неточные слова и кажущиеся неряшливыми, «растрепанные» выражения в стихах Фета создают не только неожиданные, но и яркие захватывающие образы. Создается впечатление, что поэт как будто не задумывается над словами, они сами пришли к нему. Он говорит с самых первых, непреднамеренных слов. Поэма отличается удивительной целостностью.Это важное достоинство поэзии. Фет писал: «Задача лирика - не гармония воспроизведения предметов, а гармония тона». В этом стихотворении гармония предметов и гармония тона. Все в стихотворении внутренне связано между собой, все однонаправлено, сказано в едином порыве чувства, как на одном дыхании.

Еще одно стихотворение из ранних - лирическая пьеса «Шепот, дыхание робкое ...»:

Шепот, робкое дыхание

Соловьиные трели,

Серебро и колебание

Сонный ручей

Ночник, ночные тени

Тени без конца

Серия волшебных изменений

Милое лицо...

Поэма написана в конце 40-х гг. Он построен на некоторых именных предложениях. Ни одного глагола. Только предметы и явления, названные друг за другом: шепот - робкое дыхание - трели соловья и т. Д.

Но при этом стихотворение нельзя назвать объективным и материальным. Это самое удивительное и неожиданное. Предметы Fet не описательны. Они существуют не сами по себе, а как знаки чувств и состояний. Они немного светятся, мерцают.Называя ту или иную вещь, поэт вызывает у читателя не непосредственное представление о самой вещи, а те ассоциации, которые могут быть с ней привычно связаны. Основное смысловое поле стихотворения - между словами, за словами.

«За словами» развивается основная тема стихотворения: чувства любви. Тонкое чувство, непередаваемое словами, невыразимо сильное, Так до Фета о любви никто не писал.

Фету нравилась реальность жизни, и это отражалось в его стихах.Тем не менее, сложно назвать Фета просто реалистом, заметив, как он тяготеет в поэзии к мечтам, мечтам, интуитивным движениям души. Фет писал о красоте, переливающейся во всем многообразии действительности. Эстетический реализм в стихах Фета 40-50-х годов действительно был направлен на обыденное и самое обыденное.

Характер и напряжение лирических переживаний у Фета зависят от состояния природы. Времена года меняются по кругу - от весны к весне. Чувства Фета движутся по тому же своеобразному кругу: не от прошлого к будущему, а от весны к весне с ее необходимым, неизбежным возвращением.В сборнике (1850 г.) первое место занял цикл «Снег». Зимний цикл Фета многомотивирован: он также поет о грустной березке в зимнем платье, о том, что «ночь светла, иней светит», «иней нарисовал узоры на двойном стекле». Снежные равнины манят поэта:

Замечательная картина

Как ты мне дорог:

Белая однотонная

Полнолуние,

Свет высокого неба,

И блестящий снег

И санки дальние

Одинокий бег.

Фет признается в любви к зимнему пейзажу. В поэзии Фета преобладает сияющая зима, в блеске колючего солнца, в алмазах снежинок и снежных искрах, в кристалле сосулек, В серебристом пухе морозных ресниц. Ассоциативный массив в этой лирике не выходит за пределы самой природы, здесь своя красота, не нуждающаяся в человеческом одухотворении. Скорее, оно само по себе одухотворяет и просвещает личность. Именно Фет вслед за Пушкиным прославил русскую зиму, только ему удалось раскрыть ее эстетический смысл столь многогранно.Фет вводил в свои стихи деревенский пейзаж, сцены народного быта, фигурировал в стихах «бородатый дедушка», он «стонет и крестится», или кучер на тройной дерзости.

Фета всегда привлекала поэтическая тема вечера и ночи. У поэта рано выработалось особое эстетическое отношение к ночи, наступлению темноты. На новом этапе своего творчества он уже стал называть «Вечерними огнями» целые коллекции, в них как бы особая, философия ночи Фета.

«Ночная поэзия» Фета раскрывает комплекс ассоциаций: ночь - бездна - тени - сон - видения - тайное, интимное - любовь - единство «ночной души» человека с элементами ночи. В его стихах этот образ получает философское углубление, новый второй смысл; в содержании стихотворения появляется символический второй план. Ассоциация «ночная бездна» получает от него философско-поэтическую перспективу. Она начинает приближаться к жизни человека. Бездна-воздушная дорога-путь жизни человека.

НОЧЬ МАЯ

Облака назад пролетают над нами

Последняя толпа.

Их прозрачный кусок мягко тает

На полумесяце

Весной царит таинственная сила

Со звездами на лбу. -

Ты нежный! Ты обещал мне счастье

На суетной земле.

А где счастье? Не здесь, в убогой обстановке,

И вот он - как дым

Следуй за ним! Следуй за ним! по воздуху

И мы улетим в вечность.

Майская ночь сулит счастье, человек летит по жизни за счастьем, ночь - бездна, человек летит в бездну, в вечность.

Дальнейшее развитие этой ассоциации: ночь-человеческое существование-сущность бытия.

Fet представляет ночные часы как раскрывающие секреты вселенной. Ночное видение поэта позволяет ему заглянуть «из времени в вечность», он видит «живой алтарь мироздания».

Толстой писал Фету: «Стихотворение - одно из тех редких, в которых нельзя складывать, вычитать или изменять слова; он живой и очаровательный.Это так хорошо, что, как мне кажется, это не случайное стихотворение, а то, что это первый поток давно затянувшегося потока ».

Объединение ночь - бездна - человеческое существование, развивающееся в поэзии Фета, вбирает в себя идеи Шопенгауэра. Однако близость поэта Фета к философу весьма условна и относительна. Идеи мира как репрезентации, человека как созерцателя бытия, мысли об интуитивных прозрениях, по-видимому, были близки Фету.

Идея смерти вплетена в образную ассоциацию стихотворений Фета о ночи и человеческом существовании (стихотворение «Сон и смерть», написанное в 1858 году). Сон полон суеты дня, смерть полна величавого покоя. Фет отдает предпочтение смерти, рисует ее образ как воплощение некой красоты.

В целом «ночная поэзия» Фета глубоко уникальна. Его ночь не менее прекрасна, чем день, может быть, даже прекраснее. Фетовская ночь полна жизни, поэт ощущает «дыхание безупречной ночи».«Фетская ночь дарит человеку счастье:

Какая ночь! Прозрачный воздух скован;

Аромат кружится над землей.

О, теперь я счастлив, я взволнован

О, теперь я рад выступить! ...

Человек сливается с ночной жизнью, он ни в коем случае не отчужден от нее. Он чего-то надеется и ждет от него. Ассоциация повторяется в стихах Фета - ночь - и ожидание и трепет, трепет:

Березы ждут. Их лист полупрозрачный

Робко манит и радует глаз.

Они дрожат. Итак новобрачной девственнице

И платье ее радостное и чуждое ...

Фет ведет ночной образ жизни, и человек полон ожиданий самого сокровенного, доступного для всего живого только ночью. Ночь, любовь, общение с элементарной жизнью мироздания, познание счастья и высших истин в его стихах, как правило, сочетаются.

Работа Фета - апофеоз ночи. Для философа-фета ночь - основа существования мира, источник жизни и хранитель тайны «двойного существования», отношения человека со вселенной, это узел всех живых и духовных связей для его.

Сейчас Фету нельзя назвать только поэтом сенсаций. Его созерцание природы полно философской глубины, поэтические прозрения направлены на раскрытие тайн жизни.

Поэзия была главным делом жизни Фета, призванием, которому он отдавал все: душу, бдительность, тонкий слух, богатство воображения, глубину разума, трудолюбие и вдохновение.

В 1889 году Страхов писал в статье «Юбилей поэзии Фета»: «Он единственный в своем роде поэт, несравненный, доставляющий нам чистейшее и настоящее поэтическое наслаждение, настоящие бриллианты поэзии... Фет - настоящий пробный камень способности понимать стихи ... ».

Библиография

Маймин Э. А. «А. А. Фет », Москва, 1989.

Фет А.А. «Избранное», Москва, 1985

Журнал "Русская литература", № 4, 1996 г.

Фет Афанасий Афанасьевич (1820-1892). Фет принадлежит к одному из самых почетных мест среди писателей, воспевающих русскую природу. Его стихи передают тонкие образы, мелодичную лирику отцовских просторов и пронзительную романтику чувств.

Фет родился в семье бедного помещика с немецкими корнями в имении Новосёлки. К пятнадцати годам его отправили в частный пансионат, а через три года он поступил в Московский университет. Во время учебы на литературном факультете он начал пробовать себя на литературном поприще. В 1840 году вышел его сборник «Лирический пантеон», восхитивший читателей искренностью и чистотой.

Вторая книга поэта вышла в свет только десятью годами позже, и ее омрачила смерть его возлюбленной - Марии Лазич.В это время Афанасий Афанасьевич находился на военной службе. Ему нужно было вернуть дворянство, которого он был лишен в силу особенностей русской юриспруденции. После перевода в лейб-гвардию поэт имеет возможность общаться с Тургеневым, Некрасовым, Гончаровым.

Иван Тургенев отредактировал третий сборник стихов Фета, изданный в 1856 году. В него вошло около сотни произведений; как старые, так и новые. Это издание получило высокую оценку как читателей, так и критиков.

В 1856 году Афанасий Фет женился и в следующем году вышел на пенсию. Он приобретает обширное поместье, где становится успешным помещиком. Его стихи, ранее публиковавшиеся отдельными книгами и опубликованные в ведущих российских журналах, публикуются в двухтомнике 1863 года.

После отставки Фет успешно руководит помещичьим хозяйством, ревностно защищая старый образ жизни. Ему вернули дворянскую фамилию - Шеншин и льготы. Издаются выпуски его сборника «Вечерние огни» и книги воспоминаний.Но здоровье обостряет смертельную болезнь.

Во время одной из атак поэт решает покончить жизнь самоубийством, но падает замертво, едва открыв шкаф со столовыми ножами.


Краткая биография поэта, основные факты жизни и творчества:

АФАНАСИЙ АФАНАСЬЕВИЧ ФЕТ (1820-1892)

Афанасий Афанасьевич Фет (Шеншин) родился 23 ноября (5 декабря) 1820 года в селе Новоселки под Мценском.

История его рождения настолько запутана, что вряд ли кому-то удастся в ней разобраться, да и сама проблема чрезвычайно важна для русской литературы, поскольку именно она предопределила жизнь, судьбу и творчество одного из величайших поэты России.

Факты таковы. Мать мальчика, Шарлотта Элизабет Беккер, происходила из старинной дворянской семьи Восточной Германии. 18 мая 1818 года она вышла замуж за Иоганна Петера Карла Вильгельма Фета, великого немецкого окружного асессора из Дармштадта. Говорили, что Фет был незаконнорожденным ребенком одного из сыновей великого герцога Гессен-Дармштадтского. 17 июля 1819 года у пары Фьотов родилась дочь. В начале 1820 года в Дармштадт на лечение приехал Афанасий Неофитович Шеншин, родовитый, но бедный помещик Орловской губернии Мценского уезда.Участник войны 1812 года, некрасивый, в возрасте (лет за сорок). Он страстно влюбился в Шарлотту Фет, похитил и увез ее в Россию. Женщине тогда было двадцать два года. Почему она согласилась бежать, неизвестно. Беглец была беременна. Все биографы сходятся во мнении, что Шэньшин не был отцом великого поэта. Однако позже Иоганн Фет не признал мальчика своим сыном в своем завещании.


Сам Афанасий Афанасьевич публично заявлял, что его отцом был Шеншин.Но сохранилось письмо Фета к невесте, в котором он раскрыл тайну своего рождения. На конверте письма, которое Фет попросил сжечь сразу после прочтения, рукой Фета написано: «Прочтите про себя» - а рукой его жены М. Боткиной написано: «Положите со мной в гроб. . " «Моя мать, - писал Фет, - была замужем за моим отцом, дармштадтским ученым и юристом Фетом, родила дочь Кэролайн и была беременна мной. В то время в Дармштадте приехал и жил мой тесть Шеншин, который увез мою мать из Фета, а когда Шеншин приехал в село, через несколько месяцев меня родила мама... Вот история моего рождения. «

Афанасий Афанасьевич родился - по одним документам - 29 октября 1820 года, по другим - 29 ноября. Сам поэт отмечал свой день рождения 23 ноября.

Младенца крестили по православному обряду и поместили в храм. Книга рождений как сына Афанасия Шеншина. Однако на тот момент Иоганн Фет еще считался мужем Шарлотты Беккер, брак был расторгнут в Дармштадте только 8 декабря 1821 года.И только 4 сентября 1822 года, когда Шарлотта приняла православие и получила православное имя Елизавета Петровна, состоялось венчание Шеншиных.

Известно, что в 1830 году Шеншин не включил имя Афанасия в ходатайство о включении в родословную дворян. Еще при жизни Фета стали распространяться очень популярные сейчас сплетни о том, что А. Н. Шеншин, проезжая через Кенигсберг, якобы «купил» беременную жену у местного трактирщика-еврея и привел в свое имение наложницу...

Афанасий Шеншин-младший до четырнадцати лет рос обычным русским барчуком. В конце 1834 года его жизнь резко изменилась. Отец неожиданно отвез Афанасия в Москву, потом в Петербург. Затем, посоветовавшись с влиятельными друзьями, он отправил мальчика в отдаленный ливонский городок Верро (ныне Выру в Эстонии), где Афанасий получил от некоего Крюммера учиться в «частном педагогическом учреждении». Все говорит о том, что у Шеншина были сильные враги, решившие нанести удар по его самому уязвимому месту - епархиальным властям сообщили, что сын Шеншина внебрачный ребенок.Чиновникам немедленно потребовалось «восстановить справедливость». Если бы Шэньшин был богатым влиятельным дворянином, не было бы проблем. В начале 1835 года орловская духовная консистория решила считать отцом мальчика не Шеншина, а уже умершего Иоганна Фета.

Для дальнейшего благополучия семьи Афанасий Неофитович был вынужден принести в жертву своего старшего сына. Фет вспоминал: «Однажды мой отец без дальнейших объяснений написал мне, что отныне я должен носить имя Фет... В пансионате эта новость вызвала бурю негодования: «Что это? у тебя двойная фамилия? почему нет другого? Откуда ты? что ты за человек? и так далее, и так далее. Все такие восклицания и необъяснимые вопросы укрепляли мою решимость хранить молчание на этот счет, не требуя объяснений от кого-либо дома. «Фамилию Фет Афанасий Афанасьевич носил почти сорок лет.

Одновременно с фамилией юноша утратил права на высокопоставленное дворянство, на отцовское имение, на русскую принадлежность - отныне он считался гессенским. Гражданин Дармштадта, иностранец, чужой и простолюдин... Афанасий был обязан подписать: «К этому приложил руку иностранец Фет». Когда позже поэта спросили, что было самым болезненным в его жизни, он ответил, что все его слезы и боль были сосредоточены в одном слове - «Фет».

В 1837 году Афанасий Фет приехал в Москву и поступил на философский факультет университета. Он числился студентом из иностранцев, учился не положенные четыре года, а целых шесть лет. Как позже признавался сам Фет, его поэтический дар внезапно проснулся, и вместо того, чтобы посещать лекции, он весь день писал стихи.В 1840 году был опубликован первый сборник его стихов «Лирический пантеон» за подписью А.Ф. ».

В период 1842-1843 годов в« Отечественных записках »и« Москвитянина »было опубликовано 85 стихотворений Фета. начинающего поэта отметил Н. В. Гоголь.

Но в 1844 году жизнь Афанасия Афанасьевича снова резко изменилась: в начале года умерла тяжело больная мать, а осенью скончался дядя Петр Неофитович Шеншин. лишенный прав наследования, одинокий дядя пообещал оставить свое имение племяннику.Но Петр Неофитович скончался в Пятигорске, где лечился на воде, а оставшееся без его присмотра имение было разграблено, а деньги из банка таинственным образом исчезли. Афанасий Афанасьевич остался без средств к существованию. У него был только один выход - пойти служить в армию.

Фет принял российское гражданство (разве это не напоминает о нынешних издевательствах властей над нашими соотечественниками?), А через месяц был произведен в корнет. Был прикомандирован к штабу корпуса Орденского кирасирского полка в Херсонской губернии.

Годом позже поэт получил офицерское звание, первое в длинной череде выслуги лет, получившее со временем дворянство.

Летом 1848 года у Фета было несколько знакомств, которые сыграли почти решающую роль в его дальнейшей судьбе. Полк, в котором служил Фет, располагался в селе Красноселье. Здесь юношу пригласили на бал, устроенный местным богатым помещиком, уездным предводителем дворянства Алексеем Федоровичем Бржеским. На балу поэт познакомился с женой хозяина Александрой Львовной Бржеской, с которой он поддерживал дружескую переписку более пятидесяти лет - до конца своей жизни.

Недалеко от усадьбы Бржеских находилась Федоровка, имение сестры Алексея Федоровича, Елизаветы Федоровны Петкович, где часто останавливались племянницы хозяйки - сестры Лазичи. Как хороший друг Бржеских, Фет часто навещал Петковичей.

Молодой человек влюбился в Елену Лазич. Это общепринятая версия, но следует помнить, что сам Фет никогда не упоминал имени своей возлюбленной, а Лазича определили литературоведы в 1920-х годах.В семье родственников девушка пользовалась заслуженной симпатией. Отец Елены, генерал-майор в отставке, вдовец, был человеком порядочным, но бедным.

Романтика длилась больше года. Неожиданно Фет принял решение, что никогда не женится на Елене, тем самым обрекая себя на пожизненное духовное одиночество. Он объяснил причины этого решения следующим образом: «Я четко понимаю, что жениться на офицере, который получает 300 рублей без дома, на девушке без состояния, означает бездумно и недобросовестно дать клятвенное обещание, которое я не могу выполнить. .

Вскоре Фету пришлось ненадолго уехать из-за деловых нужд. Когда он вернулся, его ждали ужасные новости: Елены Лазич уже нет в живых. Сам Фет писал о трагедии: «... в последний раз она лежала в белом кисейном платье и, закурив сигарету, бросила на пол спичку, сосредоточившись на книге, которую она считала потухшей. Но спичка, которая продолжала гореть, зажгла спустившееся на пол платье и девушка только тогда заметила, что она горит, когда вся правая сторона была в огне.Сбитый с толку в полном отсутствии людей, за исключением беспомощной сестры ... несчастная, вместо того чтобы упасть на пол, пытаясь хотя бы своим телом потушить огонь, бросилась по комнатам к балконной двери. гостиной, и горящие куски платья, оторвавшись, упали на паркет, оставив на нем следы смертельного ожога. Подумав о том, чтобы найти облегчение на чистом воздухе, девушка выбежала на балкон. Но при первом же появлении в воздухе пламя поднялось над ее головой, и она... взбежала по ступенькам в сад ... На крики сестры прибежали люди и унесли ее в спальню. Любая медицинская помощь оказалась излишней.

Позже Фет признался, будучи уверенным, что виноват в смерти Елены: «Я ждал женщину, которая меня поймет, и ждал ее. Она, горя, кричала:« Au nom du ciel sauvez les lettres («Ради бога, сохрани буквы». - Франц.) И она умерла со словами: «Не он виноват, а я».После этого не стоит и говорить.

С этого ужасного года Фет стал известен как «певец печали».

В 1853 году Фет был переведен в гвардейский уланский полк, дислоцированный в Красном Селе, недалеко от столицы, на летних сборах. Это дало возможность поэту познакомиться с И.С. Тургеневым, а через него - с издателями и авторами «Современника»: Некрасовым, Панаевым, Гончаровым, Дружининым, Григоровичем, Анненковым, Боткиным, а затем и Львом Толстым.Вскоре Фет стал самим себе человеком в «Современнике», но к нему относились снисходительно, как к человеку с маленьким умом. О поэте говорили с улыбкой: «Глаза круглые, рот круглый, на лице бессмысленное изумление». С помощью «Современника» Фет опубликовал в 1856 году сборник стихов, имевший огромный успех.

В 1857 году новым императором Александром II был издан указ, согласно которому титул потомственного дворянина давался только чином полковника.Шокированный Фет понял, что военная служба даст ему дворянство только в конце жизни, вышел на пенсию и переехал жить в Москву.

Весной 1857 года поэт сделал предложение Марии Петровне Боткиной, дочери известного торговца чаем и сестре Василия Петровича Боткина, известного писателя, критика, близкого друга Белинского, друга и знатока Фета. Мария Петровна не ожидала предложения, обрадовалась и сразу согласилась. Жениху было тридцать седьмой год, а невесте - тридцать.Боткина была привлекательна своим добродушием и простотой, но у нее был внебрачный ребенок. Произошел «союз одиноких душ», в котором было много настоящей любви. С тех пор Мария Петровна на всю оставшуюся жизнь неразлучна с Фетом. В качестве приданого поэт получил 35 тысяч рублей серебром - огромная сумма по тем временам ...

В 1860 году Фет купил степной хутор Степановка в Мценском уезде Орловской губернии, который при его деловом управлении быстро продлился. превращен в богатейшую усадьбу с регулярным парком и плодородными сельскохозяйственными угодьями.

Вскоре Фет превратился в страстного накопителя, занятого в первую очередь мыслями об увеличении и без того немалого состояния. Его слава росла как выдающийся землеустроитель, отличный хозяйственник, благодаря которому и крестьянин, и он сам могли разбогатеть. Любопытно, что накануне реформы 1861 года Фет прославился на всю страну как яростный защитник старых порядков.

Со временем поэт купил Воробьевку (более чем за 100 тысяч рублей!) - замечательно красивую усадьбу, которую назвал «нашей микроскопической Швейцарией».«Потом имение Ольховатка в Щигровском уезде Курской губернии, потом имение Граворонку в Землянском уезде Воронежской губернии, с этим имением поэт получил второй конный завод, так как конный завод находился уже на Воробьёвке.

Среди них соседи-домовладельцы, Фет становился все более уважаемым человеком. Выражением этого было его избрание в 1867 году на должность магистрата, установленную судебной реформой 1864 года и считавшуюся затем очень почетной должностью, на которой он оставался в течение 17 лет.

В Москве Фецки купили просторный дом в центре города на Плющихе (ныне дом № 36).

Слава поэта Фета росла. В 1860-е годы шла ожесточенная борьба между революционными демократами и либералами, литературно близкими Фету. Поэт занял особую позицию - антиреволюционную и антилиберальную. В отличие от Некрасова, он сказал, что поэт не обязан быть гражданином! Поскольку линия Чернышевский-Добролюбов окончательно закрепилась в «Современнике», Фет отказался от сотрудничества с журналом.

В 1863 году поэт выпустил новый сборник своих стихов в двух частях, который новое демократическое поколение не приняло - небольшой тираж книги по наводке Писарева не разошелся до конца жизни Фета - почти тридцать лет! Такое отношение читающей публики ввергло поэта в длительный творческий кризис. Он замолчал на долгие годы, перестал публиковать свои стихи.

В 1873 г., 26 декабря Сенат издал указ о вступлении А.А. Фет в семью Шеншиных.Это была победа. Но, как ни странно, поэт, так страстно желавший сменить имя, продолжал публиковать стихи под своим прежним именем. Объяснение он дал в следующих строках:

Я между плачущим Шеншиным,

И Фет Я только среди певцов.

Друг и поклонник Афанасия Афанасьевича был великий князь Константин Константинович Романов, поэт, известный в русской литературе, опубликованный под псевдонимом К.Р. Его труды в 1889 году к пятидесятилетию литературного юбилея поэта, подаренные Фету новым императором Александром III. звание высшего ранга - камергер.

К концу жизни поэт стал строгим консерватором. Говорили, что когда он был в Москве и проезжал на извозчике мимо университета, он обязательно опускал окно вагона и с ненавистью плюнул в сторону заведения. Кучер, привыкший к этому, каждый раз останавливался без дополнительных указаний.

Только в 1881 году Фет неожиданно вернулся к литературе. Сначала как переводчик. Он опубликовал перевод основного труда Шопенгауэра «Мир как воля и представление».Затем последовали: в 1882 г. - перевод И. В. Гете первой части «Фауста»; в 1883 г. - поэтический перевод всех произведений Горация; в 1888 г. - вторая часть «Фауста». За последние семь лет жизни поэта были изданы переводы: «Сатиры» Ювенала, «Стихи» Катулла, «Элегии» Тибулла, «Преображение» и «Скорбь» Овидия, «Элегии» Проперция, «Энеида». »Вергилия,« Сатиры »Персии,« Горшок »Плавта,« Эпиграммы »Марциала,« Герман и Доротея »Гете,« Семела »Шиллера,« Дюпон и Дюран »Мюссе, множество стихотворений Гейне.

После долгого перерыва Фет снова начал создавать оригинальные стихи. Они были опубликованы в выпусках под названием «Вечерние огни» (выпуск I - 1883 год; выпуск II - 1885 год; выпуск III - 1888 год; выпуск IV - 1891 год).

В 1890 году вышло в свет два тома его воспоминаний «Мои воспоминания»; третий том «Ранние годы моей жизни» был опубликован посмертно в 1893 году.

В год своей смерти Фет подготовил последнее издание своих произведений. Это позволило Н.Н. Страхов и К. издать в 1894 г. двухтомник сочинений Фета.

Как и его рождение, смерть Фета окутана тайной. Свидетельства родственников поэта таковы. За полчаса до смерти Фет настойчиво хотел выпить шампанского. Жена побоялась дать пациенту спиртное, и поэт отправил ее к врачу за разрешением. Оставшись наедине со своей секретаршей, Афанасий Афанасьевич продиктовал ей записку странного содержания: «Я не понимаю сознательного увеличения неизбежных страданий, я добровольно иду к неизбежному». Под этим он сам подписал: «21 ноября Фет (Шеншин).Затем он схватил стальной стилет, лежавший на его столе для резки бумаги. Секретарша бросилась схватить оружие и порезала себе руку. Затем Фет побежал через несколько комнат в столовую к буфету, очевидно, за другим ножом, и внезапно, часто дышал, упал на стул. Это был конец. Формально самоубийства не произошло. Но по характеру всего произошедшего это было, конечно, преднамеренное и решительное самоубийство.

Официально было объявлено, что поэт умер от старой «болезни груди», осложнившейся бронхитом.

Афанасий Афанасьевич Фет (1820-1892)

Почти сто лет - половина 19 века и первая половина 20 века - вокруг творчества Афанасия Афанасьевича Фета шли серьезные бои. Если одни видели в нем великого лирика и удивлялись, как Лев Толстой: «А откуда у этого ... офицера такая непонятная лирическая наглость, свойство великих поэтов ...», то другие, например Салтыков-Щедрин, видел поэтический мир Фета «тесным, однообразным и ограниченным», Михаил Евграфович даже писал, что «слабое присутствие сознания - отличительная черта этого полудетского мировоззрения."

Демократы 19 века и большевики 20-го считали Фета поэтами второстепенными, потому что, мол, он не является социально значимым поэтом, у него нет песен протеста и революционного духа. Реагируя на такие нападки Достоевский когда-то написал знаменитую статью «Мистер. Бов и вопрос об искусстве ». Он ответил Н.А. Добролюбову, который в то время возглавлял критику и идеологию журнала« Современник »и назвал искусство вроде стихов Фета« бесполезным ».

Достоевский приводит следующий пример:« Допустим, что мы переносятся в восемнадцатый век, как раз в день лиссабонского землетрясения.Половина людей в Лиссабоне умирает; дома разваливаются и разваливаются; собственность погибает; любой из выживших что-то потерял - имение или семью. Жители проталкиваются по улицам в отчаянии, изумлении, обезумевшем от ужаса. В это время в Лиссабоне жил известный португальский поэт. На следующее утро выходит номер лиссабонского «Меркурия» (тогда все было опубликовано в «Меркурии»). Выпуск журнала, появившийся в такой момент, даже вызывает некоторое любопытство у незадачливых лиссабонцев, несмотря на то, что им сейчас не до журналов; Есть надежда, что выпуск был выпущен специально, чтобы предоставить некоторую информацию, предоставить некоторые новости о погибших, пропавших без вести и так далее.и так далее. И вдруг - на самом видном месте на листе бросается в глаза что-то вроде следующего:

Шепот, робкое дыхание,

Соловьиные трели,

Серебро и колебание

Сонный ручей

Ночник, ночные тени

Тени без конца.

Серия волшебных изменений

Красивое лицо.

В дымных облаках, пурпурных розах,

Отражение янтаря,

И поцелуях и слезах

И рассвет, рассвет! ..

И не только это: тут же, в виде послесловия к стихотворению, ко всякому в прозе применяется известное поэтическое правило, что он не поэт, который не умеет прыгать вверх ногами с четвертого этажа. (по каким причинам? - пока не понимаю; но пусть быть поэтом совершенно необходимо; спорить не хочу). Я не знаю наверняка, как жители Лиссабона приняли бы свой «Меркурий», но мне кажется, что они немедленно казнили бы своего знаменитого поэта публично, на площади, а вовсе не потому, что он написал стихотворение без глагол, а потому что накануне вместо трелей соловья такие трели были слышны под землей, и колыхание ручья появилось в момент такого колебания всего города, что бедным лиссабонцам не только не хотелось смотреть -

В дымных облаках пурпурные розы

Отражение янтаря,

Но это даже показалось слишком оскорбительным и небратским поступком поэта, распевающего такие смешные вещи в такой момент своей жизни.Конечно, казнив своего поэта (тоже очень небратского), они ... через тридцать, пятьдесят лет поставили бы ему на площади памятник за его удивительные стихи в целом, а заодно и за его стихи. В частности, «пурпурная роза». «

Фет всегда был, как сегодня говорят, культовой фигурой. Поэтому для выражения своих мыслей Достоевский взял лирическое стихотворение Фета, утверждая, что искусство само по себе ценно, без прикладного значения, что« польза »уже в факт, что это настоящее искусство.

Такие споры дошли до нашего времени, но поэзия Фета теперь, кажется, непоколебимо стоит на самой вершине поэтического Олимпа. Последняя волна недооценки заслуг этого поэта прокатилась в 1970-е годы, когда несколько крупных современных поэтов (Владимир Соколов, Николай Рубцов, Анатолий Передреев и другие) четко заявили, что основаны на традициях поэтической культуры Фета. Тогда в ответ на это Евтушенко назвал их всех «фетатами». Но это уже ничего не значило.Все уже понимали, что такое Фет и что такое Евтушенко.

А Фет - это, цитируем Достоевского, «стихи, полные такой страстной жизненности, такой меланхолии, такого значения, что мы не знаем ничего более сильного, жизненного во всей нашей русской поэзии». Я процитирую стихотворение, вошедшее в мою душу много лет назад, и повторяю его в самые трудные моменты своей жизни. Вот к вопросу о «чистом искусстве», о «преимуществах и тому подобном».

Учись у них - у дуба, у березы.

Зима везде. Жестокое время!

Напрасно слезы замерзли на них,

И корочка потрескалась, сморщилась.

Всю злобную вьюгу и каждую минуту

Гневно рвет последние простыни,

И лютый холод схватывает сердце;

Они молчат; заткнись и ты!

Но верьте весне. Гений ее понесет

Снова теплом и жизненным дыханием.

Для ясных дней, для новых откровений

Скорбящая душа одолеет.

Сколько живости в этом стихотворении, какое оно свежо, музыкально.

Надо сказать, что главная отличительная черта поэтической культуры Фета - именно музыкальность. Сам поэт писал о своем творчестве: «Чайковский был тысячу раз прав, потому что меня всегда увлекало из определенной области слов в неопределенную область музыки, в которую я заходил, насколько хватало сил. " Поэтому композиторы на многие его стихи написали романсы, и «На заре не разбуди ее... »стала просто народной песней.

Фет сказал:« Что нельзя выразить словами - / Звук для души ... »Вот короткое стихотворение, в котором вдохновлено поэтическое состояние. Восемь строк, но все за ними видна Россия:

Прекрасная картина

Как ты мне дорога:

Белая равнина

Полная луна.

Свет высокого неба,

И сияющий снег

И санки далекие

Одинокий забег

Фета обвинили в том, что он избегает "гражданских и патриотических тем" в мир интимных переживаний.«Упреки были безосновательны. Это стихотворение, конечно, относится к патриотической лирике в ее высшем выражении. Фет вообще был страстным патриотом. И его сдержанная, но мощная патриотическая стихия ощутима в стихах« Я иду вдаль своим путем » ... »,« Одинокий дуб »,« Тихо дует теплый ветер ... »,« Под небом Франции »,« Ответ Тургеневу »,« Даки »...

В имении родился Афанасий Афанасьевич. Новоселок Мценского уезда Орловской губернии, внебрачный сын помещика Шеншина, получивший фамилию от матери Шарлотты Фет, при этом потеряв дворянское право.Спустя много лет он будет добиваться наследственного дворянского титула, через службу в армии он добьется и получит дворянскую фамилию Шеншин. Но в литературе он навсегда останется Фетом.

Учился на литературном факультете МГУ, здесь сблизился с будущим поэтом и критиком Аполлоном Григорьевым. Еще будучи студентом, Афанасий опубликовал свою первую книгу «Лирический пантеон». В армии служил с 1845 по 1858 год, служил в кавалерийских войсках, в тяжелом артиллерийском полку, в Уланском гвардейском полку.После службы он приобрел участок земли и стал помещиком.

В 1857 году Фет женился. Но этому предшествовала трагическая любовь, оставившая след в сердце поэта на всю оставшуюся жизнь. Во время военной службы в Украине поэт познакомился с Марией Лазич. Она была высокообразованной девушкой, талантливым музыкантом, исполнение которой вызвало восхищение у Ференца Листа, который тогда гастролировал по Украине. Она была страстной поклонницей поэзии Фета и беззаветно любила его. Но жениться на этой девушке Фет не решился, потому что тогда у него не было возможности содержать семью.И случилось так, что Мария Лазич в этот момент трагически погибла - платье загорелось от падающей свечи ... Она умирала в страшных муках. Они заговорили о самоубийстве из-за «осторожности» Фета. Так это или нет, доподлинно неизвестно, но потом Фет всю жизнь возвращался к образу этой девушки в стихах. Прочтите, например, «Давно снились крики твоих рыданий ...»

Фет женился через семь лет после этой трагедии на сестре своего друга, известного критика и писателя Василия Боткина.

Выйдя замуж, Фет целиком ушел в хозяйство и даже, надо сказать, был примерным помещиком. Прибыль на его ферме все время росла. Жил почти без перерыва в Мценской Степановке. Ясная Поляна была менее чем в 100 км. Фет был ближайшим другом Льва Толстого, они ходили друг к другу, дружили семьями, переписывались.

Стихи писал до глубокой старости. В 1880 году он опубликовал серию небольших сборников стихов - почти исключительно новых - под названием «Вечерние огни».Эти книги вышли тиражом всего несколько сотен экземпляров, но не были распроданы. Кумиром любителей поэзии тогда был Надсон, его книги пользовались большим спросом. Но прошли десятилетия, и «Вечерние огни» начали переиздаваться в наше время миллионными тиражами, а где же Надсон, которым он всерьез интересуется? Это зигзаги поэтических судеб.

В старости Фет часто говорил жене: «Ты никогда не увидишь, как я умру». 21 ноября (3 декабря) 1892 года он нашел повод отослать жену из дома, позвонил секретарю и продиктовал: «Я сознательно не понимаю увеличения неизбежных страданий.Я добровольно иду к неизбежному. «Подписав эту записку, Фет схватил стальной стилет, которым нарезали бумаги ... Секретарь, порезав руку, вырвал стилет. Затем Фет побежал в столовую, схватился за дверцу ящика, где находился ножи остались, но упали и умерли ... его смерть как бы не была самоубийством. Она перекликается со смертью Марии Лазич: было это или нет? ..

Как поэт, Фет, конечно, легко перейдет из века в век - красота и глубина его поэзии неисчерпаемы.Иногда он также провидец. В 1999 году мы отметили 200-летие со дня рождения Александра Пушкина. Фет написал сонет к открытию памятника Пушкину в Москве. Давайте прочитаем его и удивимся, сколько в нем рассказано о нашем времени.

К памятнику Пушкину (Сонет)

Твое пророческое слово исполнилось

Наш старый стыд посмотрел на твое бронзовое лицо,

И дышится легче, и мы снова осмеливаемся

Провозгласить миру: ты гений, ты молодец!

Но, зритель ангелов, голос чистых, святых,

Свобода и любовь - источник животворный,

Услышав нашу речь, наш вавилонский крик,

Что бы ты нашел в них заветным, дорогой?

На этом рынке, где шум и теснота,

Где здравый русский смысл замолчал, как сирота,

Весь громовой вор, убийца и атеист,

Кому ограничен ночной горшок всех мыслей,

Кто плюет на алтарь, где горел твой огонь

Осмелившись толкнуть твой непоколебимый треножник!

* * *
Вы прочитали биографию (факты и годы жизни) в биографической статье, посвященной жизни и творчеству великого поэта.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *