Феодальный иммунитет это: что такое феодальный иммунитет — Школьные Знания.com

Содержание

Феодальный иммунитет.

Феодальный иммунитет.

Вообще само понятие иммунитета и связанных с ним правовых реалий принадлежит еще Римской империи – от лат. immunitas (свобода от munitas – повинностей). Такой свободой наделялись, во-первых, императорские поместья, а во-вторых, поместья-виллы частных лиц, тем или иным образом снискавших себе особые привилегии по императорскому указу. В эпоху варварских королевств (до становления в них собственных принципов правового регулирования отношения собственности) франки, германцы приобретали себе иммунитетный статус тем, что (1) становились владельцами бывших римских поместий, ранее обладавших иммунитетными привилегиями, (2) получали от короны в собственность или в держание бывшие королевские (императорские) поместья, (3) получали заново специальные привилегии, иногда связанные не только со свободой от повинностей финансового порядка. Поскольку финансово-податная система была в значительной степени унаследована от империи, то прежние иммунитетные привилегии просто вписывались в новый административный режим.
С самого начала более широким стал иммунитет церковных владений. Церковь признавалась вправе освобождать своих приверженцев, служащих и подвластных от финансовых и натуральных повинностей в пользу государства, осуществлять в отношении них судебную власть и общее управление их делами. Такие права не касались воинской обязанности, обязанности нести сторожевую службу и участвовать в постройке мостов. Все судебные штрафы, полагавшиеся за те или иные провинности, шли в распоряжение иммуниста – монастырю, вотчиннику и т. п.

Иммунитет мог иметь или всеобщее значение, или касаться только конкретных привилегий или определенных сторон вотчинных прав. Так, в Германии вошло в практику пожалование иммунисту частичного королевского банна, т.е. доли королевских полномочий в отношении конкретного владения или группы владений: охотничьих, рыночных, судебных. Такое право осуществлять в свою пользу сборы и права, шедшие ранее в королевскую казну, способствовало обогащению иммуниста и возрастанию его значения в подчиненной округе. С иммунитетными правами приобреталась, по сути, полноценная власть над округой, которая как бы сливалась с персональным владением, вотчиной.
Внешнее содержание иммунитета состояло в том, что, передав исполнение тех или иных функций вотчиннику, верховная власть запрещала своим местным агентам, управителям, вмешиваться в осуществление этих полномочий и, по существу, выводила из-под их контроля часть территории. «Мы постановляем, – гласила одна из типичных иммунитетных грамот меровингской эпохи, – чтобы ни одно государственное должностное лицо не позволяло себе вступать в эти земли... Мы воспрещаем вам, наши уполномоченные, вступать в эти владения». Иммунитет оформлялся обычно двумя грамотами, издававшимися «для мира и порядка» (Эдикт Хлотаря, 614 г.). Одна грамота выдавалась иммунисту, причем считалось, что это – привилегия строго личная и ее переход по наследству составляет предмет для последующих правовых решений и специального узаконения (хотя могли быть и изначально «вечные» иммунитеты). Другая направлялась в адрес местных управителей, с тем чтобы реально сократить их полномочия – в позднейших королевствах обычно это было предписание графу, причем с конкретным перечислением тех прав, которые он более не имеет возможности осуществлять на землях иммуниста: «Ты не должен больше вступать в пределы данного владения, не будешь разбирать их тяжбы, ни взымать судебные пени, ни собирать налоги, каковы бы они ни были, ни производить реквизиции; ты не будешь там более пользоваться правом крова и продовольствия [т. е. постоя в домах], ни прибегать к принудительным мерам по отношению к кому бы то ни было, ни требовать военного сбора...»
Иммунитет был своего рода подразумеваемым договором: королевская власть отказывалась от осуществления ею государственных полномочий в пользу иммуниста, а тот как бы брал на себя все государственные дела, повинности и обязанности с этой территории. По-видимому, и выгоды были взаимными, ибо все это находилось строго в рамках наличной служебной и государственной иерархии. Иммунитеты выдавались всегда только по личной просьбе и только крупным землевладельцам. Корона отказывалась только от пользования своими правами, но вовсе не прекращала действия самих этих прав на той или другой территории. Выдача иммунитета подразумевала, что между короной и владельцем установились особые отношения взаимного признания прав и обязанностей, верховенства и подчиненности. Эти отношения строго личного свойства получили название сюзеренитета-вассалитета.

Русское государство и право в период феодальной раздробленности


Комментарии к ТК

Комментарии к ЖК

Бюджетный

Конвенции


Особенности феодальной раздробленности на Руси
Феодальная раздробленность – после второй четверти XII века, после Мстислава (сына Мономаха) в 1132 году не одному из правителей не удавалось, даже номинально, объединить Русь. В каждом княжестве все зависит от силы дружины, но каждый стремится посадить в Киеве своего человека, то есть это было престижно.
В это время были и совместные походы (против Половцев), но это был такой же эпизод как и борьба князей друг и с другом. Во всех городах появились свои династии (полоцкие князья, смоленские князья и т.д.) всего 12 княжеств. Но на этом дробление не закончилось и к началу татаро-монгольского нашествия было уже около 50 княжеств , а процесс этот продолжался и некоторые называют число 250. Некоторые из княжеств существовали годы, другие на протяжении всего периода раздробленности.
Специфика Руси в том, что здесь все происходило более мягко, законно, без особой узурпации. Князь делил всю свою землю, как оружие, одежду, между сыновьями, что и препятствовало централизации.
Вторая специфика связана с игом. С 1240 года единого пространства Руси – не было, вся земля была подчинена; западная часть – польско-литовскому государству, а восточная – от Золотой Орды, которая не считала русскую землю своей территорией, но считала зависимой. С XIII до XV века все князья получали свое назначение в Золотой Орде.
В результате сохраняя вроде бы автономию, Русь была вассальным государством.
Феодальный иммунитет – право феодала иметь свою дружину, свое право, назначать свои налоги и т.п., а подчинение Великому князю сводилось к вассальному признанию, плате дани и необходимости участия в совместных боевых действиях.
Именно тогда появились вольные, которые могли свободно метаться между князьями, причем с полным сохранением земли и другого имущества.
С укреплением Московского княжества феодальный иммунитет был слегка придушен (в XVIII веке).

Бесплатная система онлайн-бронирования (записи) для любого бизнеса

Резервы роста вотчинной эксплуатации и феодальный иммунитет в Молдавии

Страницы: 190-226


Основываясь на огромном материале письменных источников, прежде всего поземельных грамот, автор показывает, что в конце XVI в. в Молдавии наблюдается растущая тенденция ограничения податного и судебного иммунитета. Это связано с небывалым ростом государственной эксплуатации, который происходил посредством урезания привилегий землевладельцев. Ситуация эта была не нова для светских землевладельцев, а ограничение иммунитетных прав духовенства происходило постепенно, так что 2 группы уравнялись в этом аспекте только к XVIII в.
Поскольку нельзя было избежать государственных пошлин, вотчинники пытались сохранить минимум иммунитетных прав. В частности, они добивались выведения из-под налогообложения зависимого крестьянства, в котором вотчины больше всего нуждались. Холопы были одной из категорий, освобождённой от каких бы то ни было податей и повинностей Уложением 1628 г. Эта правовая норма поддерживалась господарями до конца XVII в., но в то же самое время часто нарушалась чиновниками, пытающимися обложить налогами всех холопов.

В последней четверти XVI в. наблюдается значительный рост выдачи иммунитетных грамот, вызванный наличием обширных участков пустующих земель. Однако многие светские землевладельцы не могли поддерживать свои хозяйства даже за счёт привлечения сюда новоприходцев. В то же самое время в XVII в. отмечено сокращение владений духовенства, где крестьяне пользовались податным иммунитетом. Монастырям удалось сохранить некоторые привилегии только для лиц, несущих специализированную барщину.
Это было время, когда для духовных землевладельцев была установлена ограниченная иммунитетная квота сбора в пользу государства, но наибольшее ограничение иммунитета было проведено в области денежных податей. Во второй трети этого века наблюдается почти полное исчезновение податного иммунитета, и в конце XVII — начале XVIII вв. крестьяне церковных земель платят государственные налоги так же, как и частновладельческие. Таким образом, податные и иммунитетные права для большинства молдавских вотчинников были упразднены.


 

Феодализм: имущественные права духовенства | Российское агентство правовой и судебной информации

В средние века Русская православная церковь превратилась в крупного землевладельца, что дало духовенству широкие правовые привилегии. Получив освоенные крестьянами-общинниками земли, священники заняли доминирующие позиции в торговле сельскохозяйственной продукцией. Все это привело к началу юридического оформления крепостного права в России.

О превращении церкви в крупнейшего феодального собственника рассказывает в восьмом эпизоде своего расследования кандидат исторических наук, депутат Госдумы первого созыва Александр Минжуренко.


В XIV–XV столетиях Русская православная церковь становится крупнейшим феодальным собственником. Со второй половины XIV века получают распространение монастыри нового типа: в них трудятся не только монахи и послушники. Такие монастыри – крупные землевладельцы и собственники хозяйств, основанных на труде зависимых крестьян. В XIV веке было открыто 42 подобных монастыря, в XV веке – 57.

Следует отметить, что имущественные права церкви на земельные угодья фиксировались в особой форме. В актах, закреплявших земельные владения за церковью, обычно писалось, что земля принадлежит, собственно, не монастырю, а «пречистой богородице», «святой троице» и т.д.

Довольно часто монастыри и храмы самовольно присваивали себе большие участки земли, ранее освоенной и заселенной свободными крестьянами-общинниками. Во многих случаях княжеские грамоты лишь оформляли права церковников на уже захваченные ими крестьянские земли.

Источниками роста церковного землевладения были также покупки, обмены, вклады «по душе», причем и в этих случаях нередко лишь оформлялся каким-либо образом происшедший захват церковью земли. Известны многочисленные подделки церковниками актов на земельные владения. В конце XV века архимандрит Чудова монастыря был бит кнутом за то, что подделал грамоту умершего вологодского князя Андрея.

Крупнейшим землевладельцем сделался на протяжении XIV–XVI веков Московский митрополичий дом. Самые значительные его владения образовались в 30–70-х годах XIV века, когда московские князья, боровшиеся с тверскими и суздальскими князьями за великокняжескую власть, нуждались в митрополичьей кафедре в Москве и привлечении митрополитов на свою сторону.

Обширные земельные и промысловые угодья сосредоточились в руках Троице-Сергиева, Ферапонтова, Кирилло-Белозерского и Соловецкого монастыря. Разновидностью монастырей были возникавшие в XIII–XV веках многочисленные «скиты» и «пустыни» в малонаселенных местах. Как правило, из скитов вырастали монастыри, подчинявшие себе окрестные земли и население. Со второй половины XIV века усилилась монастырская колонизация в отдаленных районах Заволжья и Поморья.

Наделяя церковь земельными правами, великокняжеская власть при этом имела свои резоны и интересы. Так, монастыри, которые существовали в городах и близ городов, выступали в роли военно-оборонительных центров.

В XIV–XV веках Москва была опоясана цепью монастырей. С юга ее прикрывал Симонов монастырь, которому большое внимание уделял Дмитрий Донской. При основании в 70-х годах XIV века Серпухова по просьбе князя Владимира Андреевича было положено начало Зачатьевскому монастырю; Голутвин монастырь усилил оборонительное значение Коломны и т.д.

Церковь владела в сельской местности плодородными землями, а в городах ей принадлежали дворы и целые слободы, а некоторые города, например, Алексин на Оке и Гороховец, находились в полной собственности церкви. Духовенство весьма эффективно использовало свои широкие права, преуспевая благодаря этому в своей хозяйственной деятельности. Церковные хозяйства (монастырские, митрополичьи и др.) имели соляные, рыбные и другие промыслы и, пользуясь княжескими льготами, вели широкую торговлю на внутреннем рынке.

В числе особенных прав церкви очень важную роль играло освобождение ее от уплаты различных таможенных сборов. Это облегчало ее борьбу с конкурентами. Священники успешно торговали хлебом и другими сельскохозяйственными продуктами, наживая огромные по тем временам деньги. Кроме того, церковь являлась крупным ростовщиком, зарабатывая и на ростовщичестве солидные по объему денежные средства.

Княжеская власть, заинтересованная в поддержке церкви, закрепляла за ее владениями довольно широкий податной и судебный иммунитет. О степени самостоятельности церковной вотчины говорит, например, уставная договорная грамота великого князя Василия Дмитриевича и митрополита Киприана от 28 июня 1404 года «О людех и о волостех царковных» («О людях и церковных волостях»).

Согласно этой грамоте, ставшей в дальнейшем образцом, по которому заключались аналогичные договоры, митрополит имел полное право суда над населением принадлежавших митрополичьему дому земель. Боярам и слугам великого князя было запрещено покупать митрополичьи земли, а ранее купленные участки предлагалось возвращать. Митрополичий дом имел право содержать свой большой отряд вооруженных людей.

На основе права собственности на землю церковь эксплуатировала жившее в ее владениях население. Податные и судебные льготы, которыми располагали церковные феодалы, являлись важным средством, с помощью которого они привлекали население на свои земли и там различными путями закабаляли. Предоставляя крестьянам земельные участки, орудия производства, разного рода ссуды, церковные феодалы обязывали их работать на себя.

Помимо того, значительная часть крестьян попадала в феодальную зависимость от церкви вместе с теми землями, которые переходили в ее владение путем пожалований, вкладов и т.п. Так, Уставная грамота митрополита Константино-Еленинскому монастырю от 21 октября 1391 года обязывала монастырских крестьян строить церкви, монастырские здания и укрепления, пахать, сеять и жать на монастырской пашне, косить сено, ловить рыбу, охотиться на бобров, молотить рожь, печь хлебы, молоть солод, варить пиво, прясть лен, делать сети и, кроме того, отдавать на пасху по телке и делать другие подношения игумену.

В отечественной исторической литературе однозначно считается, что первым актом закрепощения крестьян на Руси явился Судебник 1497 года. В нем время, в течение которого крестьянин мог уйти от своего феодала, впервые ограничивалось двумя неделями: по одной неделе до и после Юрьева дня.

Однако сохранившиеся грамоты позволяют сделать вывод о том, что первые мероприятия по юридическому оформлению крепостного права в России были осуществлены именно на церковных землях.

Речь идет о грамоте верейского и белозерского князя Михаила Андреевича Ферапонтову монастырю в 50-х годах и указная грамота ярославскому наместнику великого князя относительно крестьян Троице-Сергиева монастыря в 60-х годах XV века. В этих грамотах впервые утверждается правило, ограничившее право «выхода» крестьян от своих владельцев в Юрьев день. Таким образом, церковь, как феодал, первой приступила к реализации идеи закрепления крестьян.

Кроме указанных статей дохода, церкви и монастыри часто получали право сбора пошлин в свою пользу. Например, Ипатьевский монастырь в Костроме собирал пошлину за переезд через реку Кострому.

Таким образом, материальное могущество церкви значительно выросло на протяжении XIV–XV веков и усилило ее влияние во всех сферах общественной жизни. В XVI в. 1/3 всех земель с населением на Руси принадлежала духовенству, чем были очень недовольны бояре.

Да и великие князья тоже с чувством недовольства посматривали на огромные земельные богатства церкви: они испытывали недостаток заселенных земельных угодий, которые были им нужны для помещения на них дворян – все более растущего и укреплявшегося класса.

Продолжение читайте на сайте РАПСИ 12 февраля

почему события в Киргизии не важны для России

Сразу честно скажу: про Киргизию — это не ко мне. Я не понимаю, что там происходит. И, думаю, никто толком не понимает. Факт в том, что как таковой легитимной власти в стране нет и не было. Одна банда прогоняет другую. Да, там периодически проходят какие–то выборы, но я плохо себе представляю, что такое выборы в Киргизии. В XXI веке у них сохранился феодальный строй. Есть южные феодалы, есть северные. Поэтому происходящее, конечно, не описывается в привычных нам терминах и координатах. Авторитарный строй, демократия и тому подобное. Это столкновения разных феодальных группировок, клановая борьба. И великого значения она не имеет. Хотя и заканчивается всё каждый раз штурмом президентского дворца или парламента. Это бесконечные игры: сегодня вы власть, а мы оппозиция, завтра наоборот.

Перемены приходят на волне протеста: устроят ли новые выборы в Киргизии всех От редакции

Перемены приходят на волне протеста: устроят ли новые выборы в Киргизии всех

Интересно вот что. Если вы посмотрите на соседние страны — Казахстан, Узбекистан, Таджикистан — и зададите вопрос: "Что же лучше для жизни людей — тоталитарный строй или демократия?", я думаю, вам придётся признать, что демократическая революция, о необходимости которой так долго говорили, впрок Киргизии не пошла. Практически во всех бывших союзных среднеазиатских республиках установился жёсткий тоталитаризм. И уровень жизни там в среднем выше, чем в Киргизии, которая увязла в псевдодемократии, а точнее в бесконечной борьбе кланов.

Казалось бы, это отличный подарок для нашей отечественной пропаганды. Вот, дескать, что получается при отсутствии твёрдой руки! Однако те, кто будет так говорить, неминуемо соврут.

Во–первых, в том же Таджикистане, где установлен диктаторский режим, ничего хорошего не происходит, уровень жизни тоже довольно низок. Во–вторых, нельзя мерить разные страны одной линейкой. Выборы в Бельгии и выборы в Бельгийском Конго — это совершенно разные вещи. Вот и Россия — не Киргизия. Хотя и не Прибалтика тоже, но всё–таки европейская страна и давно доросла до европейской моды. Поэтому пример Киргизии для нас не показателен.

Более показателен мог бы быть пример Беларуси, которая нам гораздо ближе. Вот если бы батьку сковырнули, то мы бы посмотрели, как они заживут при демократии. Но, поскольку этого не произошло, сравнивать по–прежнему не с чем.

Для Кремля такой страны, как Киргизия, вообще по большому счёту не существует, хоть она и входит в эту несчастную ОДКБ. Но ОДКБ, о которой было столько шума и которую с таким скрежетом создавали, вообще за эти годы ни прямо, ни криво себя не проявила. Это фикция, фейк. Такой организации на самом деле нет. Как нет никакого СНГ.

Россия здесь находится в комическом положении. Годами Кремль требует, чтобы Запад признавал СНГ "зоной российских интересов". Но Запад может признавать или не признавать всё, что ему угодно. Стоило бы спросить страны СНГ: они–то согласны, что являются "зоной российских интересов"? Кроме того, у России на это влияние нет ни ресурсов, ни денег. Один раз попытались влезть в Украину — ничего не добились, только подарили украинцам официальный повод для государственной русофобии. Что уж говорить про Среднюю Азию. Вряд ли в Кремле представляют, чем одни киргизы для нас лучше, чем другие.

Выделите фрагмент с текстом ошибки и нажмите Ctrl+Enter

1 марта - Всемирный день иммунитета :: Петрозаводский государственный университет

Всемирная организация здравоохранения ежегодно 1 марта отмечает День иммунитета. Всемирный день иммунитета был основан для того, чтобы обратить внимание человека на важность помощи своему организму и отказа от вредных привычек. Главная задача этого дня — информирование человечества о том, как важна иммунная система и как она помогает справиться организму с вирусами и бактериями.

С вопросами о том, что такое иммунитет, что влияет на им­мунную систему и как иммунитет укрепить, мы обратились к док­тору биологических наук, профес­сору кафедры биомедицинской химии, иммунологии и лабораторной диагностики Медицинского инсти­тута ПетрГУ Татьяне Олеговне Волковой.

— Татьяна Олеговна, что та­кое иммунитет в современном понятии?

— Термин «иммунитет» про­исходит от латинского слова immunitas, что значит «освобож­дение». Феодальное право обо­значало этим термином наличие у некоторых слоев населения при­вилегий, например освобождение от податей. Термин сохранился в качестве правового до наших дней и используется для обозначения неприкосновенности дипломатов — дипломатического иммунитета. Интересно, что в древности тер­мином «иммунитет» обозначали также устойчивость к ядам, в том числе приобретенную благодаря приему их в малых дозах. Термин «иммунитет» с медицинским зна­чением как «освобождение от болезни» впервые зафиксиро­ван в 1869 году в словаре Литтре (Littrais). Луи Пастер вкладывал в это понятие близкий, но более кон­кретный смысл — снижение веро­ятности развития инфекционного заболевания после повторного за­ражения, т.е. после перенесенной инфекции. Современное понятие иммунитета более глубокое и ком­плексное и представляет собой способность организма создавать сложную иерархическую систе­му защиты от любых чужеродных агентов (антигенов), формировать иммунологическую память о кон­такте с такими агентами.

С иммунитетом рождаешься или его приобретаешь?

— Всем известно, что иммуни­тет делится на врожденный и при­обретенный (или адаптивный). Но все-таки это деление условно, по­скольку и в том и в другом случае речь идет о распознавании и элими­нации (удалении) чужеродных аген­тов, и работа этих двух механизмов осуществляется в четкой взаимосвязи. Отличие состоит в том, что механизмы врожденного иммуни­тета настроены на распознавание и элиминацию патогенных антигенов, а механизмы адаптивного имму­нитета распознают и элиминируют антигены независимо от их связи с патогенностью, а также участвуют в формировании иммунологической памяти организма, позволяющей быстрее и эффективнее удалять антиген при повторном его появле­нии. Поэтому в современной имму­нологии считается, что врожденные защитные реакции организма пред­ставляют собой основу, на которой строится вся иммунная защита и из которой «вырастает» адаптивный иммунитет, в свою очередь влияю­щий на проявления врожденного иммунитета.

Почему ослабевает имму­нитет? Что влияет на самочув­ствие человека, на его иммунную систему? Какие негативные фак­торы? Влияет ли экология?

— Когда иммунитет в хорошем состоянии, человек редко болеет и быстро выздоравливает, если все-таки случается заболеть. Если же иммунная система ослаблена, не­гативные последствия не заставят себя долго ждать, и здесь причины могут быть самые разные. Не по­следнее место отводится климато­географическим и экологическим условиям, требующим от человека выносливости. Но среди первосте­пенных причин все-таки следует обозначить различные нарушения барьерных функций организма, в частности повреждение кожи и слизистых оболочек дыхательных путей, желудочно-кишечного трак­та и других. В этом случае также происходит нарушение микробио­ма. Поэтому любой стресс-фактор, обладающий и проявляющий по­добные свойства, способен стать причиной ослабления иммунитета. Наиболее опасным проявлением является хроническое воздействие какого-либо негативного фактора на организм. В наших северных ши­ротах такими факторами являются световой и температурный режимы, недостаток определенных витами­нов и микроэлементов в пищевых продуктах, воде и почве, вредные привычки и низкая физическая ак­тивность населения.

Как укрепить свой иммуни­тет?

— Здесь я ничего нового не ска­жу. Самое главное в данном случае — это здоровый образ жизни, вклю­чающий рациональные физические нагрузки на свежем воздухе, отказ от вредных привычек, здоровое питание, соблюдение режима сна и отдыха и, конечно, хорошее настро­ение, без него никуда. Если все-таки вы заболели, нужно обратиться к врачу, а не заниматься самолечени­ем.

Все мы знаем, что такое ве­сенний авитаминоз и прочие про­блемы, связанные с ослаблением иммунной системы, которая под­держивала наш организм на про­тяжении холодных зимних дней. Как можно помочь нашему имму­нитету? Какие продукты употреблять? Витамины?

— Конечно, в весенний период наш организм требует поддержки. Но здесь очень важно не переусерд­ствовать. Овощи и фрукты, орехи, кисломолочные продукты и море­продукты должны быть в рационе человека круглый год, а не только весной. А вот свежая зелень и яго­ды, появляющиеся в весенний пе­риод в большом количестве, содер­жат важные биологически актив­ные соединения, стимулирующие и укрепляющие наш иммунитет. Витаминно-минеральные комплек­сы и прогулки на свежем воздухе также не будут лишними. Сведите к минимуму, а лучше исключите из своего рациона жирную пищу — свинину, сало, домашние колбасы, копчености и т.д. Точно так же со­кратите потребление продуктов, со­держащих большое количество са­хара и соли. В первой половине дня пейте зеленый чай. Помните, чтобы у вас был достаточно продолжи­тельный сон (не менее 8 часов в сут­ки), спальное помещение надо хо­рошо проветривать. В течение дня, если вы чувствуете усталость, от­дохните. Не нагружайте организм. Все это способствует хорошему на­строению, положительным эмоци­ям, успокаивает нервную систему и, конечно, укрепляет иммунитет.

Какие проводились работы по изучению иммунитета в нашем университете? Какие ведутся ис­следования? Есть ли результаты?

— В 2011 году в университе­те в рамках гранта Правительства Российской Федерации была орга­низована Лаборатория молекуляр­ной генетики врожденного имму­нитета. Основные научные проекты лаборатории связаны с изучением молекулярных механизмов реали­зации иммунного ответа организма в различных условиях. Наиболее важные из проектов были под­держаны грантами Министерства науки и высшего образования Российской Федерации (2 проекта), РНФ (4 проекта), РФФИ (4 проек­та), ФЦП (1 проект), Фонда содей­ствия инновациям (6 проектов). В результате проведения исследова­ний получены результаты, имею­щие первостепенное значение для онкоиммунологии. Например, од­ним из последних значимых резуль­татов, полученных сотрудниками лаборатории, является доказатель­ство того, что новый тип иммуно­терапии рака, заставляющей клет­ки опухоли включить внутренний механизм самоуничтожения, дей­ствительно работает, но при этом имеет серьезный побочный эффект, связанный с активацией массовой гибели Т-лимфоцитов — одних из главных клеток иммунной системы организма. Обнаруженный факт требует серьезного пересмотра под­ходов таргетной иммунотерапии. Полученные в лаборатории резуль­таты опубликованы в высокорей­тинговых журналах (квартиль — Q1) и активно обсуждаются миро­вым сообществом.

 

 

                                                                                                                                                                                                                                                                          Светлана Семёнова

15 лет антимонополии: большое интервью с главой ФАС Игорем Артемьевым

Цифровизация – это расцвет конкуренции

В следующем году мы будет праздновать 30-летие антимонопольных органов, только половина из этого пути принадлежит ФАСу. На мой взгляд, единая система антимонопольных органов за эти 30 лет смогла создать очень многое. Я не могу сказать, что я рад тому, что в нашей стране по-прежнему происходит. Нам удалось предотвратить худшие сценарии "сваливания" нашей экономики в полную антиконкуренцию (что на долгие годы снизило бы эффективность самой экономики, а значит и благосостояние граждан).

К сожалению, добиться расцвета конкуренции или ее развития в условиях, когда происходило огосударствление целых отраслей экономики, не удалось. Наши монополии такие, как "Газпром" — это большая проблема всего российского хозяйства. Пока справиться с ними нам не удалось. 

Вместе с тем президент России утвердил Национальный план развития конкуренции до 2020 года, Правительство России приняло 18 отраслевых карт развития конкуренции. Губернаторы разработали 84 региональные программы.  В значительной степени они обязательно будут реализованы, и это настраивает меня на определенный оптимизм. В 21 веке нужно работать совершенно по-новому, а сама цифровизация — это удивительная возможность развития конкуренции. Конкуренция объективно возрастает, а создание цифровых платформ, как элемента четвертой промышленной революции, открывает для нее совершенно новые возможности. Поэтому я думаю, что дело пойдет.

Вначале мне пришлось уволить большое количество начальников

Когда я пришел работать в антимонопольное ведомство  в 2004 году, вы не догадаетесь, сколько тогда было не рассмотренных или просроченных ходатайств на совершение сделок — 500! Это значит, что 500 компаний не могли закончить сделки слияния и поглощения, не могли вести производственную деятельность в нормальном режиме, не могли инвестировать. Мне пришлось уволить большое количество начальников: их предупреждали, что нужно выполнять регламенты, не пропускать сроки, что от этого зависит экономика страны, благосостояния граждан. Это были достойные люди с большим опытом, но они просто не понимали, что так делать нельзя. Теперь у нас практически не бывает просрочки документов. Есть, конечно, большие проекты, по которым не все от нас зависит, где есть соисполнители. Но мы стараемся работать как часы.

Россия – самый большой правоприменитель антимонопольной практики

У нас 84 региональных отделения по всей стране и по-прежнему самое большое количество расследований в абсолютном значении среди других антимонопольных органов. Мы много занимаемся охраной конкуренции, и это требует от нас очень высокой производительности труда. Почему? Потому что мы выросли из советского государства, где конкуренции не было вообще, и мы по кирпичику должны складывать совершенно новое здание российской экономики. Поэтому это пока просто такой период, когда у нас много дел. Кроме того, наше отличие от других антимонопольных органов – это то, что мы еще контролируем систему госзакупок и закупки госкомпаний и госкорпораций, занимаемся регулированием в сфере тарифов и в сфере гособоронзаказа, следим за соблюдением рекламного законодательства и законодательства об иностранных инвестициях. 

Мы входим в 20-ку лучших органов антимонопольных органов мира по рейтингу Всемирного обзора по конкуренции, и, может, 18-я позиция в рейтинге, которую мы сейчас занимаем, больше, на мой взгляд, отражает политические процессы в мире, а не реальное положение дел. Антимонопольные органы, которые в рейтинге ВОК формально выше ФАС, многому учатся у нас, потому что известные дела Apple и Google мы начинали первыми.

Бразилия была ниже нас в рейтинге, но сейчас поднялась. Это связано с очень динамичным развитием самого антимонопольного органа, и у них можно многому поучиться. В ЮАР тоже потрясающая команда, и мы очень активно с ними взаимодействуем.

Из известных правоприменителей выделю Германию и Францию. Не случайно Германия первой в мире приняла поправки цифрового характера в свое антимонопольное законодательство. Мы - вторые, кто начал процесс обновления законодательства с связи с развитием цифровой экономики. 

Второй антимонопольный пакет начался с мощной контригры с дискредитацией ФАС

Как ни удивительно, самым сложным был не первый пакет поправок в антимонопольное законодательство. Его мы принимали на очень глубоком личном доверии к Федеральной антимонопольной службе со стороны президента и правительства. Михаил Фрадков (тогда председатель правительства) и Александр Жуков (его заместитель) были большими сторонниками демонополизации, развития конкуренции. Первый пакет был сложным с точки зрения того, чтобы правильно сформулировать нормы и применить лучшие практики международного законодательства. Но принят он был на удивление легко, хотя в нем содержались коренные, самые серьезные изменения.

Самым тяжелым лично для меня был второй антимонопольный пакет. В то время и многие чиновники и монополисты уже получили свою порцию штрафов от ФАС, поняли, что как раньше жить не получится. И они устроили нам мощную контригру с дискредитацией ФАС, наших практик, лично руководителей ФАС. Губернаторы тоже почувствовали силу наших территориальных органов. Появилась прозрачная система госзакупок, которая многим из них не понравилась. Если раньше они втихую могли отдавать самые лакомые куски госзаказа «своим» карманным фирмам, то сейчас все стало прозрачным, манипулировать на госзакупках стало сложнее. В общем это было настоящее побоище, в котором нам удалось победить. Поэтому движение не остановилось — был и третий, и четвертый пакет поправок в антимонопольное законодательство, скоро примут пятый антимонопольный цифровой пакет законов. Нам удалось убедить интернет-сообщество, которое было сильно взволновано новыми определениями доминирующего положения, что это безопасный для них вариант. Мы вели диалог с профессиональным сообществом и скорректировали некоторые свои формулировки после обсуждения с бизнесом. Конечно, остались "горячие головы", которые все равно продолжают нас за это критиковать, но они есть всегда. Не критикуют только тех, кто ничего не делает.

Про пятый антимонопольный пакет

Он потребует много изменений, в том числе в наш главный приказ 220 (от 28 апреля 2010 г. N 220, «Об утверждении порядка проведения анализа состояния конкуренции на товарном рынке». doc). Новый пакет изменяет все правила оценки рынков, определения долей на рынках, проявления монополизма. Мы уже создали рабочую группу из наших сотрудников вместе Ассоциацией антимонопольных экспертов и с Организацией корпоративных юристов. Группа уже приступила к подготовке новых приказов и нормативных актов, которые будут зарегистрированы после принятия пятого антимонопольного пакета. 

Простой пример - сделка Bayer-Monsanto. Это ключевая сделка в области сельского хозяйства. Мы поняли, что анализировать рынок семян или удобрений в отрыве друг от друга — бесполезно. Тут большую роль играют накопленные базы данных, big data, которой обладает компания Bayer. В этих базах указано, во сколько нужно сажать семечко, на какую глубину, при каком уровне влажности, что нужно делать, сколько носить удобрений и т. д.  В итоге растения устойчивы к заболеваниям, семена дают всхожесть в 2-3 раза больше. А если ты этого не знаешь, то делаешь все "дедовским методом", то у тебя урожай беднее. Получается, что доминирующее положение этой компании определяется не качеством семян, а именно информацией, аналитикой и возможностью эти базы данных регулярно пополнять. То есть признаком доминирующего положения является база данных, а нынешний закон этого не предусматривает. Получается, что мы далеки от реальности, поэтому и нужен пятый пакет, который, я надеюсь, мы примем в этом году.

 Что касается интеллектуальных прав, то поправки не приведут ни к чему плохому для обладателей интеллектуальной собственности. Мы четко разделяем неотъемлемые и неотчуждаемые права от случаев, когда товар введен в оборот. Если это произошло, то вне зависимости от прав, нельзя заниматься дискриминацией потребителя и создавать картели.

Интеллектуальный иммунитет – это остров погибших надежд для недобросовестных правообладателей.

Так называемые иммунитеты были вставлены насильно во втором антимонопольном пакете, который как раз был самым сложным. Тогда у правообладателей, в том числе у фармацевтической отрасли, появилась иллюзия, что иммунитет выводит их из-под антимонопольного законодательства. Но случиться этого не могло — есть Конституция, которая говорит о том, что запрещается монополизация рынков любым способом. 

В самом начале было несколько судебных решений о том, что в этой сфере антимонопольному органу нечего делать, есть патент — антимонопольные требования в этом случае не работают. Но потом Высший арбитражный суд  создал практику и в разъяснениях пленума указал, что вне зависимости от интеллектуальных прав нарушать основополагающий принцип антимонопольного законодательства после введения товара в оборот нельзя. 

Что касается интеллектуальной собственности — она для нас священна. И творцы, разработавшие новый продукт, должны устанавливать цены на свою продукцию, которые они считают нужным. Мы не собираемся влезать в патентные дела. Этим пусть занимается Роспатент и Суд по интеллектуальным делам. Единственное исключение — дискриминация, когда одному ты продаешь товар по одной цене, а другому по другой, необоснованно более высокой. 

Еще одно исключение — жизненно важная продукция. Когда мы говорим о лекарствах, мы не можем допустить, чтобы люди гибли. Этого не допускают Соединенные Штаты: они 900 раз через суды отдавали патенты на производство препаратов в параллель с правообладателем, последнему причем даже не платили. В ЮАР была история, когда производитель предложил препарат для борьбы со СПИДом по $10 000 за упаковку, а там средний доход населения  $500! Они в Верховном суде ЮАР дали возможность местным производителям выпускать этот препарат, благо биотехнологии у них поставлены хорошо. Такие же случае были и в Китае, и в Индии. Почему мы не можем этого делать? Тем более в международных договорах это предусмотрено. Теперь нам нужно только внести изменения в Гражданский кодекс, мы 10 лет этим занимаемся, а лоббисты нам противостоят. Но это все равно будет, как восход солнца.

О судах и контроле конкуренции в госкорпорациях

В последние годы мы предприняли ряд беспрецедентных шагов, и ввели по просьбе бизнеса процедуры, которых нет ни у одного антимонопольного правоприменителя в мире. Например, мы в обязательном порядке перед вынесением решения пишем документ, по сути обвинительное заключение, после этого еще следует дискуссия с защитниками. Мы ограничили свое право и в суд не можем принести ничего, чего не было в этом обвинительном заключении: никаких новых фактов, никаких новых доказательств. Кроме этого, мы разрешили полностью доступ ко всем материалам дела — можно фотографировать, переписывать, если только речь не идет о государственной, коммерческой или иной охраняемой законом тайне.

В Европе изначально антимонопольный орган называется экономической прокуратурой. И мы тоже экономическая прокуратура, а кто же мы еще?

Предопределенности тоже нет — мы проигрываем примерно 15% дел в конечной инстанции в суде. То есть ошибки, которые мы допускаем, выявляют адвокаты компаний, а в суде процесс — состязательный. Обвинительное направление в нашей деятельности, конечно, существует, и это функция любого надзора: мы обвиняем нарушителя и защищаем права потребителей, честных компаний и граждан. 

ФАС не так часто выносит предписания госкорпорациям, как мне бы хотелось. Причина заключается в том, что в ФЗ 223 о закупках госкомпаний и госкорпораций было умышленно записано, что мы имеем право работать только по жалобам, а не по собственной инициативе. Но во многих случаях пострадавшие просто боятся жаловаться, потому что "завтра, как говорил управдом, отключим газ". Иногда все же жалобы такие поступают, и мы проводим полноценные расследования. Но я считаю, что 223 ФЗ надо менять, потому что то, что происходит во многих наших корпорациях — это ужасно. Мы много раз предпринимали попытки внести это изменение, но все они были заблокированы лоббистами.

«Газпрому» некуда деваться

Самое большое разочарование за время моей работы на посту главы ФАС — это отсутствие правил недискриминационного доступа к газовой трубе. Руководство "Газпрома" смогло заблокировать наши многократные попытки принять такие правила, сейчас они занимают еще более агрессивную позицию. Но когда-нибудь это закончится. Я об этом говорю уверенно, потому что время нельзя остановить, особенно в условиях 21 века, когда идет цифровизация, когда развивается биржевая торговля газом, которая во многом демонополизировала эту отрасль и частично сняла проблему. 

Мы все равно или поздно заканчиваем свою производственную деятельность, это касается любого человека: это случится и в ФАС, и в "Газпроме" — со всеми нами. Занимать такую позицию — все равно, что жить в 19 веке, в условии бесконечных воин, по принципу "если я сильнее тебя, то значит, я умнее". Это не так. Это инфраструктурный феодализм. Это не то, куда движется весь мир, а двигаться в другую сторону значит проиграть. Поэтому я не рассматриваю эту ситуацию как "мою победу" или "мое поражение", это вызывает у меня чувство досады и раздражения, потому что это направление, куда моя страна не должна идти.

Комплаенс введут в закон

Сейчас наш проект о комплаенсе внесен в правительство. Изначально мы хотели, чтобы в случае нарушения антимонопольного законодательства при определенных условиях наличие комплаенса было бы смягчающим обстоятельством при назначении штрафов, но в правительстве выступили против. Поэтому мы пока будем просто вводит "комплаенс" в юридическую законодательную основу, как в свое время мы ввели туда понятие "картеля". Появление термина комплаенс позволит воспринимать его правоприменителями в позитивном ключе, в первую очередь, речь идет о судах. 

Мы сами можем учитывать наличие добросовестного регулярного комплаенса в практике уже сейчас. Например, при назначении штрафов. У нас есть градация в назначении штрафов: если компания сама признает свою вину, мы снижаем оборотный штраф до 1%, так же мы можем учитывать работающий комплаенс в качестве смягчающего обстоятельства при назначении штрафов.

Сейчас мы стали все чаще подписывать мировые соглашения с компаниями, и это хороший путь. Во-первых, сокращаются сроки юридических процедур, нарушенные права и конкуренция на рынке быстрее восстанавливаются, а во-вторых это вносит определенное спокойствие на рынок. И в самих мировых соглашениях мы будем отмечать наличие добросовестного постоянно поддерживающегося комплаенса как системы предупреждения рисков возникновения нарушений антимонопольного законодательства.

Когда гендиректора могут посадить за картель – противостояние выше

Когда появилась уголовная ответственность топ-менеджеров компаний за участие в картельном сговоре до 7 лет лишения свободы, многие напряглись. И противодействие нашим расследованиям усилилось. Но я не вижу в этом ничего плохого. Мы отвечаем цифровизацией всех наших систем по выявлению картелей, в том числе поимкой вредоносных программ по созданию картелей в интернете. Мы строим систему "Большого цифрового кота" для этого (прим. это автоматизированная программа, которая ведет контроль за проведением аукционов и выявляет антиконкурентные соглашения, она работает на базе системы закупок и других открытых источниках). Кроме этого, мы резко улучшили взаимодействие с ФСБ, СКР и полицией по таким запросам. Я не раз говорил, что когда будет принят последний картельный пакет, который сейчас находится в правительстве, то шутки вовсе закончатся. Посадки уже начались. Я думаю, что в дорожном строительстве, здравоохранении и некоторых других сферах найдутся те, кто будет на этот счет сильно переживать.

О привлечении адвокатуры к делам

Мы всего несколько раз привлекали экспертов, чтобы они со стороны в особо сложных делах посмотрели на антимонопольное расследование. Но главным ограничением тут выступает то, что адвокаты помимо каких-то имиджевых преимуществ хотят получать зарплату. У нас довольно длинные дела, и у нас нет возможности платить экспертам. Мы вместе с адвокатами написали огромный документ о компенсации ущерба всем пострадавшим от монополистов, теперь адвокатские бюро могут зарабатывать, защищая права клиентов, пострадавших от действий монополистов. 

Помимо ФАС

Я думал: что я буду делать, когда я уйду из ФАС? Я всю жизнь работаю на госслужбе. Я разворачивался в сторону университетов — я заведующий кафедрой в университетах, и в некоторых мы ведем свои проекты. Мне это интересно. Мне всегда нравилось общение с молодежью, мне нравится их задор и жизнь. 

В последние годы я увлекся регби, возглавил Федерацию регби России. Эмоции тут зашкаливают. Это не просто как после лекции поставить тройку или пятерку, тут болеешь за флаг, за нашу команду, за красивую игру и победу. Знать игроков, знать, кто из них травмирован, переживать вместе с ними — это дает много эмоций, это драйв для меня. В свое время я сам играл в регби в первенстве СССР, а сейчас я этому уделяю практически все свое свободное время.

Наши девчонки по олимпийскому регби-7 - пятикратные чемпионки Европы, а мальчишки — четырехкратные. Мы отобрались на кубок мира, матч будут смотреть 3 миллиарда человек, мы будем играть с хозяевами площадки, Японией, в сентябре этого года. Мало кто знает, что регби — это самый успешный игровой вид спорта для России в Европе. Правда, когда мы переезжаем в южное полушарие, то там пока конкурентноспособна только наша женская "семерка". Когда мы играли с американками, то выиграли половину матчей, несмотря на то, что их команда набрана из американского футбола, и игроки  в ней в два раза по размерам больше наших девочек. Но они и с этим справляются отлично. Я рассчитываю на большие результаты от наших команд, но это возможно, только если заниматься этим вопросом профессионально.

ФАС отлично может руководить женщина

Следующий руководитель ФАС должен быть человеком команды, он не должен быть ментором или человеком, который не уважает людей. Он должен быть гибким, должен прощать ошибки. Ему нужно будет из огромного многоголосия разных характеров совершенно разных мужчин и женщин сложить единую команду, которая будет работать и двигаться к единой цели. Это все, что нужно. Потому что ничего нельзя сделать в одиночку. А кем будет этот человек — не важно: толстым или худым, высоким или низким. ФАС может прекрасно возглавить женщина, как это происходит во многих странах мира сегодня.

У меня может быть сколько угодно энтузиазма, но у меня не 40 рук и не 40 голов.

Дело не в руководителе — у меня может быть сколько угодно энтузиазма, но у меня не 40 рук и не 40 голов. И самое главное, что сложилось за последние 15 лет в ФАС— это великолепная команда. Это и профессионалы, которые работают 20 и 30 лет, и молодые люди, которые приходили со мной и после меня в свои 25 лет. Сейчас им 40, они зрелые специалисты  в расцвете сил, и я ими горжусь. 

Мы заботились о хорошем управлении и ФАС — единственный федеральный орган исполнительной власти, который работает по международному стандарту управления ISO 9001.

Именно команда позволяет решать все задачи, а моей главной задачей было этот механизм завести: заразить интересом молодежь. Теперь она может делать все сама. Теперь это машина, опытная, знающая себе цену и понимающая свою роль в государстве. Каждому человеку нужно видеть смысл в своей жизни, а ребята его видят, и они не остановятся на пути к своей цели. В коллективе появляются новые молодые люди, работает система воспроизводства кадров. Именно этим я и занимался эти годы. Теперь эта команда продолжит свое успешное существование в любом случае: со мной или без меня. 

В подготовке вопросов участвовали компании ART DE LEX, Dentons, юридический департамент ГК «ДИКСИ», «ФБК-Право», Bryan Cave Leighton Paisner Russia LLP, «Пепеляев Групп», «Казаков и партнеры», АБ «Инфралекс».

Что такое феодализм | Факты, Резюме, Происхождение, Рост и Упадок

Основные факты и резюме

  • Феодализм был политической, экономической и социальной системой, утвердившейся в Западной Европе с империей Каролингов (IX век) и со смертью Карла Великого.
  • Официальная отмена феодализма произошла в 1806 году Наполеоном Бонапартом, более чем через три столетия после окончания средневековья.
  • Феодальная система берет свое начало в двух древних и похожих традициях - германской и римской.

Происхождение

Узы взаимной лояльности между господином и вассалом, которые составляли такую ​​важную часть средневекового феодализма, по-видимому, произошли от немецкого comitatus , описанного Тацитом, группы свободных воинов, связанных с выдающимся лидером в равных и равных условиях. почетный дееспособный статус. Спутники последовали за своим вождем в битву, поклявшись сражаться до смерти в его поддержку. В свою очередь, вождь заботился об их благополучии, руководил ими, давал пищу, кров и развлечения в мирное время.Римлянам давно была известна подобная система, когда клиенты называли себя могущественным покровителем, отдавая личную преданность взамен на пропитание и защиту. Но это подразумевало определенно низший статус со стороны клиента и, таким образом, отличался от благородных вассальных отношений, которые стали частью феодализма.

Во время экономического и политического упадка поздней Римской империи клиентура часто была связана с землевладением. Мелкие фермеры считали невозможным конкурировать с крупными поместьями, и многие хвалили себя могущественными землевладельцами, отказываясь от своих земель и получая обратно право их использования под защитой лордов.Эти отношения, вероятно, продолжились после использования германскими королевствами на руинах Римской империи на западе. В преимущественно аграрной экономике права на землю стали основой богатства и власти. Личная связь между господином и человеком, известная как вассальность, все больше и больше ассоциировалась с правами на землю, именуемыми феодальным владением. Римские и тевтонские предшественники феодализма слились в этот период, но есть вероятность, что постримский, более почетный статус вассалов должен был исходить от тевтонского комитата года года.

Этапы развития

Важный шаг к феодализму был сделан франкским королем Карлом Мартелем в VIII веке, создав множество военных феодальных владений из земель, отобранных им у церкви.

Их держатели стали его вассалами и, таким образом, получили возможность поддерживать себя в качестве конных и хорошо вооруженных воинов в войне против мусульман из Испании. Частные юрисдикции возникли, когда ранние франкские правители предоставили неприкосновенность различным монастырям и мирянам, из-за чего королевские чиновники были изгнаны из их земель.Таким образом, владыка земли приступил к выполнению общественных функций по сбору налогов, суду над своими арендаторами и вассалами и вызову воинов.

Упадок королевской власти

Процессы ускорились во время распада Каролингской империи в IX веке, когда люди тщетно искали защиты и лидерства в слабых центральных правительствах и вместо этого обращались к могущественным местным магнатам, становясь их вассалами и удерживая свои земли в качестве своих феодальных владений. .Идея королевского сана никогда не исчезла полностью, но управление и отправление правосудия стали осуществляться различными местными властями, которые были связаны с королем. Графы и другие королевские чиновники забрали в свои руки земли и власть, закрепленные за их офисами, а крупные землевладельцы повсюду узурпировали привилегии неприкосновенности. Короли согласились с этим, посчитав необходимым, в отсутствие денег для выплаты жалованья, предоставить феодальные владения и доходы и попытаться привязать своих владельцев к себе почтением.В свою очередь, королевские вассалы и церкви с иммунитетом передали часть своих земель и функций своим вассалам. Таким образом, продолжался процесс децентрализации, в результате которого различные полномочия государства были разделены между феодалами и церквями. Когда центральная власть стала еще слабее, местные власти стали практически независимыми князьями, правящими и отправляющими правосудие, и ведущими войны со своими феодальными армиями.

Феодальная система

Двумя основными институтами феодализма были вассальная власть и феодальное владение.Вассалитет был договорным соглашением между лордом и человеком, установленным церемонией почтения, в которой вассал преклонил колени, поместил руки между руками своего лорда и поклялся служить ему верой и правдой. Вассал был обязан своему господину лояльностью, послушанием, помощью, советом и придворной службой. Денежная помощь должна была выплачиваться в особых случаях, позже она ограничивалась посвящением в рыцари старшего сына лорда, женитьбой его старшей дочери и выплатой выкупа, если он попадет в плен. Прежде всего, вассал был обязан воинской повинностью своему господину, которая в конечном итоге была установлена ​​на сорок дней в году.Ему, возможно, придется снабдить нескольких рыцарей помимо себя, в зависимости от количества земель, которые он владел. Взамен лорд был обязан своей вассальной защитой и средствами к существованию.

Широкое распространение

Средневековый феодализм возник, когда личные отношения, известные как вассалитет, были объединены с владением землями и правами, называемыми феодальным владением.

Земля не находилась в абсолютной собственности, но при условии, что определенные услуги должны быть оказаны в будущем, как описано в договорном соглашении, заключенном между лордом и вассалом.

Наследственный признак

Эти отношения продолжались только при жизни обеих сторон. Когда один из них умер, приходилось возобновлять акты почтения, посвящения и клятвы верности. Но вскоре вступил в силу принцип наследственности, так что сын обычно наследовал своему отцу в качестве вассала лорда и получал феодальное владение на тех же условиях, хотя от него требовалось уплатить денежную сумму, называемую пособием, в знак признания того факта, что феодальное владение принадлежало лорду.

Если новый вассал был несовершеннолетним, он становился опекой своего лорда, который управлял феодалом в своих интересах, пока мальчик не достиг совершеннолетия.Наследницы также были подопечными лорда, пока не вышли замуж; и лорды отстаивали право выбирать мужа, который стал бы их вассалами. Когда вассал умирал, не оставив наследников, феодальное владение передавалось (возвращалось) лорду как собственнику. Конфискация в пользу лорда возникла, когда вассал не смог выполнить свои обязательства, если лорд был достаточно могущественным, чтобы обеспечить его соблюдение.

Цепь благородства

Субинфеудация возникла, когда вассалы повторно передали часть своих феодальных владений мужчинам, которые затем были верны им, а не первоначальному лорду страны.Теоретически требовалось согласие сюзерена, но на практике было трудно отказать в нем. Этот процесс может повторяться несколько раз, поскольку суб-вассалы предоставляют своим людям феодальные владения. Таким образом, выросла цепочка земельной зависимости от короля, который теоретически был владыкой всей земли, через дворян, которые были одновременно и повелителями, и вассалами, и кончая простым рыцарем, у которого было феодальное владение и владыка, но не было. своих вассалов.

Однако это развитие осложнило цепочку личной зависимости.Когда феодальные владения стали отчуждаемыми и передаваемыми по наследству, вскоре несколько владений перешли к одному вассалу, который, таким образом, мог иметь обязательства перед несколькими лордами. Во Франции была предпринята попытка преодолеть эту трудность с помощью принципа сеньора почести одному сеньору, который был более обязательным, чем почести другим. Даже это стало запутанным, поскольку вассалы стали оказывать более чем одному сюзерену по наследству или иным образом. Поскольку не существовало реального определения того, что представляет собой нарушение священной связи между господином и человеком, каждому из них было легко найти предлог, чтобы объявить его разорванным.Апелляция к силе была единственным лекарством, а частная война считалась привилегией феодальной знати. Вассалы начали рассматривать свои вотчины как наследственные владения, обремененные услугами и сборами, от которых они постоянно пытались ограничить или вовсе уклониться.

Таким образом, личные вассальные узы были ослаблены, и феодализм, который служил для сплочения общества, когда центральная власть почти исчезла, стал системой «организованной анархии».

Несмотря на усилия церкви по ограничению феодальных войн, мало что было достигнуто до тех пор, пока королевская власть не окрепла и король не стал национальным сувереном, способным обеспечивать правосудие, а не вершиной контрактной системы, к которой только великие арендаторы - в - Вождь, который держал свои земли перед ним, был в прямой лояльности.

Отклонение

Феодализм пришел в упадок с ростом городов и денежной экономики, когда земля перестала быть единственной важной формой богатства. С развитием новых методов ведения боя, в которых преобладающую роль играла пехота, вооруженная пикой и длинным луком, дворяне начали терять свое положение исключительного и привилегированного военного класса. Такие сражения, как Куртрей, Креси и Азенкур, показали, что день тяжеловооруженных рыцарей, сражавшихся на лошадях, прошел. Феодальная система стала анахронизмом в эпоху пороха и капитализма.В Англии, Франции и Испании королевская власть продвигалась за счет дворянства. Англия была спасена от абсолютизма двух других стран благодаря сотрудничеству дворян и других классов и развитию парламента для ограничения монархии. Но прежде, чем могла развиться ограниченная, но эффективная монархия, короне было сначала необходимо сломить местные полномочия и стать сильной за счет расширения своего закона и своего административного аппарата. Феодализм был отменен в Англии в 1662 году, но его влияние на земельные законы сохраняется по сей день.

Библиография

[1] Бин, J.M.W. (1968). Упадок английского феодализма, 1215–1540 гг. Блох, М. (1961). Феодальное общество. Tr. L.A.

[2.] Манйон. Два тома. Чикаго: Издательство Чикагского университета.

[3] Окей Р. (1986). Восточная Европа 1740–1985: от феодализма к коммунизму. Рутледж.

[4] Reynolds, S. (1994). Феодалы и вассалы: новое толкование средневековых свидетельств. Оксфорд: Издательство Оксфордского университета.

Источники изображений:

[1.] https://cdn-images-1.medium.com/max/1600/0*1-4r6FsQq84tLZfh

[2.] https://www.historyhit.com/wp-content/uploads/2016/10/Charles-Martel.jpg

[3.] https://upload.wikimedia.org/wikipedia/commons/7/7a/Bayeux_Tapestry_scene23_Harold_sacramentum_fecit_Willelmo_duci.jpg

[4.] https://upload.wikimedia.org/wikipedia/commons/2/21/Les_Tr%C3%A8s_Riches_Heures_du_duc_de_Berry_juin_haymaking.jpg

феодализма - Студенты | Britannica Kids

Введение

© Mastrofoto / Fotolia

В средние века, до возникновения национальных государств в Западной Европе, люди жили в системе, называемой феодализмом.Это была социальная система прав и обязанностей, основанная на формах собственности на землю.

Каждый небольшой округ управлялся герцогом, графом или другим дворянином. Власть аристократа основывалась на земле, которую он владел «во вражде» или в обмен на определенные услуги или выплаты более великому лорду или королю. Благородный разрешил арендаторам использовать землю, и арендаторы должны были благородные услуги или платежи взамен. Эта своеобразная система землевладения определила модель правления. Он также дал начало укрепленным замкам, рыцарям в доспехах и рыцарству.Таким образом, термин феодализм описывает весь образ жизни.

Система феодализма утверждалась постепенно, между VIII и XI веками. Франция была страной его самого раннего и наиболее полного развития, но в той или иной форме она была обнаружена во всех странах Западной Европы. Он особенно процветал с 11 века до конца 13 века. Некоторые аспекты феодализма сохранились в законах и социальных обычаях современных европейских стран.

Предыстория: эпоха беспорядка

Феодализм вырос в эпоху беспорядка, когда центральное правительство было бессильно защитить людей.Его начало можно проследить до распада древней Римской империи. Различные германские племена, в том числе готы, франки, вандалы и другие, начали переселяться на римскую территорию в конце 4-го века, что вызвало большую путаницу. Римляне называли эти племена «варварами», а их продвижение на земли империи традиционно называлось варварскими нашествиями. В 410 году Рим пал перед вождем вестготов Аларихом. В 476 году Западная Римская империя подошла к концу. Эта дата, или 500, обычно считается концом древних времен и началом средневековья.

На руинах Римской империи возникли небольшие германские королевства. Короли постоянно враждовали друг с другом. Карл Великий, король франков, пытался построить христианскую империю по образцу Римской империи. Он был коронован императором в 800 году того, что позже стало известно как Священная Римская империя, но, когда он умер, не было сильного правителя, который бы занял его место.

Дороги и мосты, построенные римлянами, со временем пришли в упадок. Деньги почти исчезли, и короли не могли платить своим чиновникам и солдатам.Более того, королевствам приходилось сталкиваться с нашествиями и набегами. С севера пришли скандинавские пираты - норманны или викинги. На юге мусульмане вторглись на побережье Италии и Франции.

Люди оказались во власти различных захватчиков и мародерствующих бандитов. В отсутствие сильного центрального правительства каждый район должен был заботиться о себе. Люди естественно искали защиты своего ближайшего могущественного соседа. Во время бедствий его деревянный сруб или каменный замок служил убежищем как сельским жителям, так и их стадам.

Землевладение - основа феодализма

Universitatsbibliothek, Гейдельберг, Германия

Людям приходилось платить за их защиту. Денег было мало, но дворянин очень хотел вместо этого взять землю. Бывшему владельцу было разрешено использовать землю при жизни. После его смерти оно перешло в руки его защитника.

Многие дворяне приобрели больше земли, чем могли управлять. Затем они начали предоставлять землю арендаторам. Считалось, что такая земля находится во вражде, и каждое владение является феодальным владением.Арендатор стал вассалом лорда и дал клятву следовать за ним на войне и выполнять другие услуги. Если вассал не сдержал своих обещаний, он должен был потерять землю. Со временем феодальное владение стало наследственным, переходя обычно к старшему сыну вассала.

Теоретически вся земля принадлежала королю или императору. Он был сюзереном или повелителем вассалов, владевших землей прямо от него. Каждый из этих арендаторов разделил большую часть своих обширных владений между субарендаторами. Тогда он будет сюзереном над теми, кому он даровал феодальные владения, оставаясь вассалом короля.Субарендаторы, в свою очередь, дополнительно разделили землю. Помимо человека, занимающегося земледелием, права на него могут иметь полдюжины человек.

Феодальные узы и феодальная власть

В раннюю феодальную эпоху, когда свободный человек отказался от права собственности на свою землю, он стал «человеком» лорда и пообещал ему верность (верность). Это называлось благодарностью. Из этого выросла церемония почтения (от латинского слова homo , означающего «человек»). Вассал поклялся служить своему господину, сражаться за него, снабжать рыцарей пропорционально размеру его феодального владения и в особых случаях оказывать «помощь» в виде денег.Обычно требовалась помощь для выкупа сюзерена, если он попадет в плен; о его отбытии в крестовый поход; когда его старший сын был посвящен в рыцари; и при замужестве старшей дочери.

В суматохе варварских нашествий некоторые феодалы стали настолько независимыми, что содержали солдат, собирали доходы, держали суды и чеканили деньги. Эти полномочия выросли из старых обычаев и институтов. Один из них назывался иммунитетом. По мере того, как становилось все труднее поддерживать сильное центральное правительство, короли и императоры полагались на своих вассалов в поддержании порядка.Часто они предоставляли им свободу или иммунитет от центральной власти. Иногда покупался иммунитет.

Британская библиотека (общественное достояние)

Строго говоря, в феодализме участвовали только знатные классы. Однако система опиралась на работу крепостных, или вилланов, которые поддерживали лордов и их рыцарей. Официально крепостные были «несвободными». Однако они не были собственностью других людей, как рабы. Они были привязаны к земле, а не к какому-либо конкретному лорду, который владел ею.Они не могли покинуть место, где родились, но и господин не мог их отослать.

Крепостные крестьяне работали в больших имениях, называемых мызами. Резиденция лорда представляла собой крепкую усадьбу или укрепленный замок. Крепостные жили в деревне неподалеку. У каждой семьи была своя хижина. В селе была церковь, центр религиозной и общественной жизни.

Сельскохозяйственные угодья были разделены на три больших поля, и каждое поле было разделено на длинные узкие полосы. У каждого крепостного были полосы на каждом поле, чтобы ни у кого не было лучшей или самой бедной земли.Земля господина называлась владением. Крепостные возделывали господскую землю так же, как и свою. Они также передавали лорду часть продукции с их собственной земли. Лорд оставил себе лесной массив для охоты и пруд или ручей для рыбалки. Крепостным разрешалось пасти свой скот и другой скот на лугу, называемом обыкновенным.

Усадьба была практически хозрасчетной. Мельник измельчал зерно, а кузнец сваривал и лепил железо. Женщины пряли льняную и шерстяную ткани, ткали ткани, шили, пекли и варили.Основными материалами, которые необходимо было принести, были соль и железо.

Photos.com/Getty Images

Основным занятием лорда и его рыцарей были войны. Его сыновья обучались верховой езде и обращению с оружием, а также социальным навыкам. Их кодекс поведения назывался рыцарством. ( См. Также легенду о короле Артуре.)

Испытание битвой, испытанием и вычислением

Среди обязанностей вассала была обязанность присутствовать при дворе своего господина, чтобы помочь вершить правосудие.Суд не предпринял попыток установить реальные факты путем допроса свидетелей. Обычная процедура заключалась в том, чтобы позволить обвинителю и обвиняемому встретиться лицом к лицу на официальной дуэли. Считалось, что Бог будет на стороне невинных. Это было испытание битвой или боем.

Судебное разбирательство требовало от обвиняемого окунуть руку в кипящую воду или масло или нести кусок раскаленного железа. Если через три дня рана зажила должным образом, считалось, что он прав.

Сжатие было испытано клятвой.Обвинитель или обвиняемый должны были представить несколько рыцарей с хорошей репутацией, которые поклялись бы, что, по их мнению, он говорит правду.

Упадок феодализма

Вассал может принести присягу на верность многочисленным сюзеренам, которые не обязательно должны быть верны друг другу. Таким образом система привела к бесконечному конфликту. Несмотря на непрекращающуюся суматоху, в торговле и промышленности наблюдался прогресс, и деньги стали использоваться все шире. По мере того как города росли в богатстве и значении, феодальная система становилась невыносимой.Новый средний класс, а также церковь, хотели закон и порядок и поддерживали короля. Большие доходы позволяли королям содержать национальные постоянные армии.

В начале Столетней войны (1337–1453) конные рыцари в доспехах уступили место пешим воинам, вооруженным пиками и длинными луками. Затем вошел в употребление порох, что сделало великие каменные замки доступными. В XIV веке, до окончания средневековья, на смену феодальным правительствам пришли национальные государства.

Дополнительная литература

Андерсон, Мерседес Падрино. Феодализм и деревенская жизнь в средние века (Всемирная библиотека альманахов, 2006 г.). Дэвенпорт, Джон. Эпоха феодализма (Lucent, 2007). О’Брайан, Плиний. Феодализм в средневековой Европе (Кавендиш-сквер, 2016) .Ууг, Адам. Позднее средневековье (ReferencePoint Press, 2012).

Феодализм | Encyclopedia.com

Обзор
История
Теория в глубине
Теория в действии
Анализ и критический ответ
Темы для дальнейшего изучения
Библиография
См. Также

Кто контролирует правительство? Дворянство

как власть приведена к власти? Рождение; феодальный договор

какие роли у людей? Работа на благо дворян

Кто контролирует производство товаров? Дворянство

кто контролирует распределение товаров? Дворянство

главных фигур Вильгельм Завоеватель; Элеонора Аквитанская

исторический пример Средневековая Англия

Немногие политические системы продемонстрировали адаптивность и долговечность феодализма.Эта система, основанная на личных отношениях, местной администрации и определенных иерархиях, действовала на нескольких континентах более 1500 лет. В некоторых местах он заполнил пустоту, оставленную другими политическими организациями; в других он представлял собой следующий этап в эволюции правительства. В обоих случаях феодализм вырос из практики и прецедентов. Теория следовала за опытом. Во всех случаях параллельный кодекс ценностей и эстетики - рыцарство на Западе, бусидо на Востоке - дополнял и укреплял систему.Феодализм полагался на личную и / или семейную честь, а также на личный интерес к работе. Его неформальные и разнообразные методы требовали баланса между начальством и иждивенцами, правами и обязанностями. Хотя сегодня это и не практикуется, феодализм и легенды, которые он породил, продолжают очаровывать многих людей.

Современные люди часто приравнивают феодализм к образу короля Артура и его рыцарей Круглого стола. Средневековые легенды о короле Артуре возникли из феодальной традиции и ее рыцарского кодекса и, как плоды этой системы, действительно отражают ценности самого феодализма.Но современный, вдохновленный Голливудом образ сильного короля, объединяющего сплоченный Камелот, не является точной картиной феодализма. Фактически феодализм рос из-за падения империй и ослабления королей. Местное, децентрализованное, неформальное принятие решений отдельными лицами в отсутствие влиятельных властей привело к развитию феодализма.

Время хаоса

Феодальная система возникла из времен хаоса в Европе. Возвышение Августа как первого римского императора ознаменовало начало Римской империи в 27 г. до н. Э.C. В течение 500 лет империя обеспечивала стабильность и мир на огромной территории, охватывающей три континента. Тщательно построенные общественные сооружения, такие как дороги, мосты и акведуки, объединяли земли физически, в то время как личная преданность, а иногда и поклонение императору объединяли людей психологически. Римское право стало универсальным стандартом, применимым даже к торговле с не римлянами, а профессиональные юридические школы обеспечили его единообразие и долговечность. Смерть римского императора Феодосия I в 395 г.Д. и падение Рима перед вестготами в 410 г., однако, ознаменовали начало конца для того, что когда-то было единым Западом; великой Римской империи и мира, который она обеспечивала, больше не было. К 771 году Карл Великий стал правителем менее обширной, но, тем не менее, впечатляющей империи, которая простиралась через Францию, Германию и Италию с благословения и поддержки Папы, но ожесточенные гражданские войны после его смерти снова ввергли Европу в хаос. Хотя церковь, базирующаяся в Риме и возглавляемая Папой, пыталась заполнить пустоту, оставленную империей, и обеспечить центральную власть, защиту и закон для различных народов, она часто сталкивалась с внутренними раздорами и внешними препятствиями.Вторжения с севера, юга и востока создавали дополнительную угрозу стабильности. Этот период иногда называют Средневековьем или, точнее, Ранним Средневековьем.

Порядок развития

В ответ на отсутствие централизованной власти в местных районах начали разрабатывать или обновлять обычаи, чтобы помочь людям жить вместе в определенном порядке. Эти обычаи включали правила об обязанностях и обязательствах: кто, что кому и когда должен. Многие из этих обычаев не были новыми.Например, германские народы разработали систему, известную как comitatus , или военный отряд, ко времени Римской империи. В этой группе военачальник был должен своим последователям пищу для пропитания и трофеи от сражений, которые группа вела вместе. В свою очередь, товарищи вождя безоговорочно обязаны ему своей верностью и боевым мастерством. Система comitatus на самом деле никогда не исчезла, но она выросла на практике в раннем средневековье, когда власть исчезла в другом месте.Эти таможни имели несколько ключевых особенностей: они были локализованы, а не централизованы; они были основаны на личных отношениях; и они очертили иерархию людей, от начальства до подчиненных. Эти особенности представляли собой первые формы феодализма на практике.

ХРОНОЛОГИЯ

410: Рим падает из-за вторжения вестготов.

507: Основание франкской династии Меровингов. За это время развивается прекария .

751: Основание франкской династии Каролингов.За это время развивается польза.

1086: Вильгельм I устанавливает присягу Солсбери, заставляя вассалов присягать королю.

1095–1291: Европейцы вынуждены присоединиться к крестовым походам, чтобы поставить Иерусалим под контроль христиан.

1138: Джеффри Монмутский завершает Историю королей Британии .

1215: Король Иоанн подписывает Великую хартию вольностей.

1603: Иэясу Токугава становится сёгуном в Японии.

1945: Конец поклонения императору стирает последние остатки японского феодализма.

Другой пример такой аранжировки практиковался в эпоху Меровингов. Династия Меровингов началась с Хлодвига I, вождя племени, который к 507 году построил франкскую или французскую империю, простирающуюся до Германии. Хлодвиг объединил галльское духовенство и институционализировал христианство в своей династии и своих землях. Хотя Хлодвиг был могущественным правителем для своего времени, власть, которой он и его преемники обладали, была чрезвычайно ограничена.Большинство решений по вопросам собственности и правосудия принималось на местном уровне неформальными средствами. Одно из таких средств - протофеодальный правовой обычай прекария , развившийся при правлении Меровингов. Прекария представляла собой соглашение, по которому одно лицо давало другому право жить и работать на участке земли в течение ограниченного периода времени, после чего земля возвращалась первоначальному владельцу. Духовенство и миряне использовали прекария по разным причинам, от избежания налоговых обязательств до восстановления домашнего хозяйства после неурожая.Такой вид временной похвалы или вассальной зависимости был контрактом и, как таковой, сопровождался своими собственными обязанностями и обязательствами.

К 751 году отец Карла Великого, Пипин Короткий, заменил Меровингов и основал династию королей Каролингов с благословения Папы. Каролинги также полагались на децентрализованные средства поддержания порядка и поэтому способствовали развитию феодальной системы. В период Каролингов прекария превратилась в благо.Подобно тому, как у людей были обязанности и обязательства перед своими лордами - обеспечение защиты, оружия и т. Д. - лорды также имели обязанности и обязательства перед своими людьми. Те, кто находился в более благоприятных условиях, должны были обеспечивать пропитание и содержание своих заложенных иждивенцев или вассалов. Некоторые лорды принимали своих иждивенцев в качестве членов своих семей; другие предоставили им землю для работы, чтобы они могли содержать себя. Эти должности, земли или подношения стали известны как выгоды, осязаемые доказательства верности лорда и его признания верности своего человека.При Каролингах также возникла вариация на эту тему. Король мог отдать лорду, который поддерживал его, землю из королевских владений, но король мог также попросить других вассалов - например, Церковь - передать его человеку часть своей собственности. Это стало известно как прекария verbo regis , или предоставить по приказу короля. Вассал, получивший этот прекарий , будет обязан служить не последнему землевладельцу, например церкви, а королю, который устроил это благо.Сложность и характерные особенности местных обязанностей и ответственности - сам феодализм - оформились в последние годы эпохи Каролингов.

ОСНОВНЫЕ ПИСЬМА:

История королей Британии

Джеффри Монмут дал феодальной системе множество героев. Уроженец Уэльса или Бретани, Джеффри был ученым и стал епископом святого Асафа в 1152 году. Его главным трудом была хроника истории под названием Historia regum Britanniae или History of the Kings of the Kings of Britain , которая он завершен в 1138 году.В этой работе он утверждал, что переводит гораздо более старый документ, привезенный архидиаконом Оксфорда из Бретани, и представил свою книгу как точное изображение прошлых времен. На самом деле, однако, ученые считают, что более древнего документа не существовало, и большая часть книги Джеффри History пришла прямо из его воображения.

Это не делает его достижение менее важным, однако для популярного History широко читали в то время (и до сих пор). Джеффри предоставил читателям список выдающихся личностей, великих королей и их великих воинов, которые относились друг к другу феодально.Героические вассалы выполняли свои обязанности для своих лордов, а лорды, в свою очередь, обеспечивали своих иждивенцев. Они олицетворяли рыцарские добродетели отваги, верности и преданности. История Джеффри включала в себя рассказ о короле Артуре и его последователях, описанных так, как если бы они были членами германского комитата , военного отряда, связанного взаимными клятвами и обязательствами. Другая работа, приписываемая Джеффри, Vita Merlini , также повлияла на более поздние рассказы об Артуре и Мерлине.

Джеффри оказал влияние на поколение средневековых летописцев, таких как Уэйс (1100–1174) и Лайамон (неизвестно, конец двенадцатого, начало тринадцатого века), чтобы сохранить историю и их восприятие ее. Что еще более важно, он дал своей аудитории популярный и устойчивый состав персонажей, которые отражали лучшее из феодализма и его рыцарского кодекса. Стирая грань между художественной и научной фантастикой, он также начал загадку над природой и правдой исторического короля Артура, факт, на котором были основаны легенды.Джеффри, один из отцов литературы о короле Артуре, живет и сегодня.

Если местные обычаи и обязанности предвосхищали содержание того, что стало феодализмом, то определенные события до хаоса раннего средневековья предвосхитили церемонию того, что стало феодализмом. Один из примеров - похвала Тассило. Пипин Короткий был дядей Тассило, юноши и герцога Баварии. Хотя баварцы не хотели находиться под властью Каролингов, а отец Тассило ранее возглавил неудачное восстание против Пепина, Пепин защищал герцогство Баварии Тассило от узурпаторов и защищал молодого дворянина.В свою очередь, он потребовал, чтобы Тассило официально и публично представил себя Пипину. В 757 году Тассило привел своих дворян на общее собрание в Компьене и поклялся в верности Пепину и его преемникам. Церемония была сложной. Тассило взял Пепина за руки и пообещал пожизненную преданность. Он прикоснулся к религиозным реликвиям - по сообщениям, к телам святых Дениса, Германа и Мартина, среди других - как он обещал свое посвящение Пепину. Даже члены баварской аристократии, пришедшие с Тассило, должны были принести присягу на верность Пипину и его сыновьям.Таким образом, Тассило показал, что он подчиняется и верен Пепину, а баварская знать Тассило, следуя его примеру, доказала свою зависимость не только от своего господина Тассило, но и от его господина Пипина. Тридцать лет спустя Пепин повторил эту похвалу, на этот раз присягнув Карлу Великому. Эта ранняя церемония похвалы послужила прообразом для более поздних церемоний вассального подчинения, в которых человек добровольно признавал свой подчиненный статус и клялся в верности своему господину в обмен на защиту и стабильность, которые он обеспечивал.

Роль церкви

Помимо местных обычаев и обязанностей и публичных церемоний награждения, смешение светской и религиозной власти дало еще одну основу для того, что впоследствии стало феодализмом. В раннем средневековье не существовало разделения церкви и государства. Христианство, когда-то преследуемая еврейская секта в Римской империи, набирало обороты и набирало обороты и, наконец, стало доминирующей религией Запада. Константин, правитель Рима с 306 по 337 гг.Д., много сделал для поощрения роста христианства, в том числе созвал экуменические соборы для религиозных лидеров для обсуждения богословских вопросов и посвятил свою столицу Константинополь Деве Марии, матери Иисуса. Когда Карл Великий был коронован в 800 году, Папа возложил корону на голову нового императора, что символизировало сотрудничество и взаимоотношения между двумя лидерами. Конечно, тот факт, что светский и религиозный миры, казалось, сливались воедино, также привел к борьбе за власть между двумя группами, поскольку каждый лидер утверждал, что обладает высшей властью.Однако во многих случаях линии, разделявшие их, почти исчезли.

Например, по мере развития феодализма лорды отдавали участки земли вассалам, которые, в свою очередь, присягали лорду и брали на себя обязанности. Одним из этих вассалов была Церковь; поскольку Церковь приняла землю от королей и лордов, она также приняла на себя обязательства верности и защиты, которые пришли с ними. Таким образом, Церковь могла заключать то, что превратилось в феодальные договоры. Следовательно, данный церковный чиновник мог быть слугой Папы, в то же время он также был вассалом короля.Церковь действительно имела одно особое преимущество благодаря своему уникальному статусу учреждения, а не личности. Когда вассалы умерли, их земли вернулись к своим лордам. Однако не умерла Церковь - умерли только ее представители. Таким образом, Церковь извлекла выгоду из этой феодальной лазейки и продолжала накапливать землю в средние века, а вместе с ней и власть.

Церковь также повлияла на характер феодализма по мере его развития. В то время как местные светские лидеры принимали решения относительно типа предоставленных земель и ожидаемой военной службы, а также других обязанностей и ответственности, связанных с феодальными отношениями, и эти децентрализованные решения со временем установили прецеденты и стали обычным явлением, Церковь с годами воспользовалась возможностью, чтобы объяснить, что ценит феодалов - будь то господин, вассал или леди - следует обнять.Церковь помогла разработать неформальный кодекс, известный как рыцарство, в основе которого лежат идеальные добродетели любви, красоты, отваги и истины. Этот код подразумевал, что может быть использован правильно; таким образом, рыцарей призывали защищать добродетель девушек, терпящих бедствие, а также захватывать и выкупать врагов, если это возможно, а не убивать их. Выполнение христианского долга означало также исполнение своего феодального долга. В каком-то смысле Церковь изобразила Бога величайшим господином из всех, а каждый человек на земле - вассалом, который обязан Ему честь, служение и верность.Рыцарский кодекс не только закрепил принципы феодализма, но и дал церкви еще большую объединяющую власть в эпоху децентрализованной местной власти.

Например, Церковь сыграла на феодальных идеях долга и ответственности, а также на рыцарских представлениях о справедливости и чести, чтобы призвать рыцарей и солдат из разных стран вместе, чтобы попытаться освободить Иерусалимское королевство, одно из ключевых мест в святом христианстве. Земля, оставшаяся от мусульманского владычества, и передать ее в христианскую собственность.Неоднократные попытки военного захвата Иерусалима были известны как крестовые походы, которые начались в 1095 году, продолжались до 1291 года и в конечном итоге не увенчались успехом. Крестовые походы, тем не менее, подчеркнули размытую грань между светским и религиозным мирами: короли, императоры и лорды объединились под крестом, чтобы добиться христианского контроля над святым городом, в то время как папы и церковные лидеры сплотили рыцарей и солдат и разработали военные стратегии. Риторика и практика веры и закона, церкви и государства были неразрывно связаны по мере развития феодализма.

Феодальная Европа

Пиком феодализма на Западе было высокое средневековье (примерно 1050–1300). Возвышение Оттона Великого в Германии в 936 году, основание Киевского государства в России примерно в 950 году и нормандское завоевание Англии в 1066 году - все это укрепило феодальные обычаи от Англии до России. Но хотя немецкие племена, короли Меровингов и Каролингов, а также церковь повлияли на его развитие, феодализм в сущности оставался децентрализованной, местной, неформальной системой.Она выросла из решений и обычаев, которые пережили время и стали прецедентами приемлемого поведения между различными парами начальников и иждивенцев в социальной, экономической и религиозной иерархии. Следовательно, политическая теория не диктовала политическую практику; напротив, ученым потребовались столетия, чтобы попытаться письменно сформулировать предположения, лежащие в основе феодальной практики. Между XII и XIV веками такие авторы, как Мария де Франс, Иоанн Солсберийский, Фома Аквинский, Жиль Римский, Марсильо Падуанский и Кристина де Пизан изучали феодальные идеи взаимных обязательств и теории договоров и обеспечивали их важность в западных странах. традиция спустя много лет после того, как закончились средние века.Однако никто не использовал термин «феодализм»; это современный термин, разработанный для описания системы.

Равновесие между вассалами и лордами, которые, в свою очередь, были вассалами других лордов, и сложная система обязательств в обоих направлениях не могли сохраняться после Средневековья. Централизованное государство угрожало беспорядочной организации населенных пунктов; Прото-нации могли платить наемным офицерам и нанимать наемные армии. Отношения между подданным и сувереном заменили отношения вассала и господина.Города с их растущей экономикой и зарождающимся средним классом превратились в почти самодостаточные миры, обеспечивающие их собственную защиту и нужды, мало используемые рыцарями. На некоторое время появилось явление, известное как «ублюдочный феодализм», при котором аристократия использовала свою рабочую силу - военную мощь, которую лорды были обязаны феодальным договорам, - чтобы получить власть и навязать свою волю. Эти усилия, по сути, использовали феодальные средства для достижения нефеодальных целей и стали последним вздохом феодализма на Западе. Возникновение национальных государств означало конец средневековья.

БИОГРАФИЯ:

Мария де Франс

Мария де Франс - это своего рода историческая загадка. Ученые полагают, что француженка получила образование на латыни, французском и, возможно, английском языках, но не была монахиней, хотя жила в эпоху, когда немногие женщины, кроме тех, что были в монастырях или на королевском троне, умели читать. Она публиковала собственные стихи и басни, а также переводила с латыни другие произведения. Факты свидетельствуют о том, что она знала и вдохновлялась в своей работе Элеонорой Аквитанской, первой королевой Франции в браке с Людовиком VII, а затем королевой Англии в браке с Генрихом II.Элеонора была великой покровительницей искусств и поддерживала авторов и авторов песен, превозносивших рыцарские достоинства и ценности феодализма. Именно это и сделала одна из самых известных работ Мари де Франс.

«Басня о человеке, его животе и членах» описывает, как лорды и вассалы работали вместе в равновесии зависимости. Владыка (живот) мог быть богатым, но он был ничем, если его люди не поддерживали и не защищали его; точно так же вассалы (руки, ноги и голова) могут иметь большее количество, но без справедливости и стабильности, обеспечиваемых лордом, их мир рушится.Вместе начальник и его подчиненные создали единое целое. Мария де Франс позаимствовала из «Истории римлян » Ливия и басни Эзопа, чтобы превратить классическую притчу в современное стихотворение о феодализме. «Басня о человеке, его животе и конечностях» появилась примерно в 1160 году. Ее популярность усугублялась тем фактом, что она написала ее на простом народном языке, а не на латыни, что сделало ее доступной для более широкого круга лиц. аудитория.

Басня о человеке, его животе и конечностях

Я хочу рассказать о человеке, в качестве примера, о его руках, ногах и его голове - они были сердиты На живот, который он нес, О своих заработках, которые он ел.Тогда они перестали работать и лишили его пищи.

Но когда живот постился, Они быстро ослабли. У рук и ног не было сил работать теперь, как они привыкли. Еду и питье они предлагали живот, Но они слишком долго морили его голодом. У него не было сил есть. Живот уменьшился в ничто И руки и ноги тоже пошли.

Из этого примера можно увидеть То, что должен знать каждый свободный человек: Никто не может иметь чести, Кто позорит своего господина.Его господин тоже не может этого получить, если хочет посрамить свой народ. Если один из них терпит неудачу, другое Зло постигает их обоих.

В своих широко читаемых стихах, а также в других произведениях, Мария де Франс рассказывала читателям о природе феодализма и рыцарства. Она также проложила путь другим женщинам к участию в возрождении искусства и литературы, сопровождавшем высокое средневековье.

Феодализм за пределами Европы Феномен феодализма не ограничивался Европой. В доколумбовой Мексике возникла разновидность феодализма.На Востоке были свои версии феодализма


в Индии, Китае и, особенно, в Японии. Система Японии во многом основывалась на аспектах дзен-буддизма и конфуцианства. Подобно западному феодализму, японская система предусматривала взаимные обязанности и ответственность между лордами и вассалами. Европейский феодализм заимствовал из своей религиозной традиции, чтобы создать рыцарский кодекс; Японский феодализм сделал то же самое, создав бусидо , образ воина. Как и рыцарство, бусидо подчеркивал честь, верность своему господину, самопожертвование, отвагу и безразличие к боли.Две версии феодализма были почти современниками: код бусидо , разработанный в период Камакура в Японии (1185–1333), что примерно соответствует Высокому Средневековью. Как и его западный аналог, японский феодализм на практике развился задолго до того, как теоретики представили его на страницах; код не был записан до шестнадцатого века и даже назывался бусидо до семнадцатого века. Однако, в отличие от феодализма на Западе, японский феодализм дожил до современной эпохи. даймё и самураи воинов сёгунов Токугава следовали кодексу, и государственные школы преподавали его как необходимое условие для государственной службы. Бусидо даже служил основой поклонения императору в Японии до 1945 года.

Сегодня самураи и рыцари феодальной системы остаются мощными образами в нашей мифологии, но влияние феодализма выходит за рамки рыцарских кодексов и бусидо . В конституциях, законах и договорах, а также в содержащихся в них идеях обязательств, взаимных обязанностей и ответственности наследие феодализма распространилось и сохранилось по всему миру.

Феодализм, казалось, либо развивался, либо исчезал на протяжении веков. Почти невозможно точно определить, когда возник полный феодализм как дискретное, самодостаточное явление. Однако суть феодализма может быть извлечена из его исторических примеров, чтобы раскрыть теорию, лежащую в основе системы.

Гендерные роли

Феодализм был преимущественно системой, в которой доминировали мужчины. Как лорды и вассалы, владельцы собственности на определенном уровне феодальной пирамиды, отношения между высшим и зависимым почти всегда включали только мужские стороны.Женщины не владели землей; вместо этого они считались собственностью в большинстве правовых систем. Лишь несколько женщин-монархов, такие как Элеонора Аквитанская (1122–1204 гг.), Были исключением из правил. Военный характер феодального строя с его акцентом на личных боях и обучении еще больше исключал женщин из иерархии феодальной системы. По большей части феодальные решения были мужскими.

Нельзя сказать, что женщины не были вовлечены в феодальный строй. От сельскохозяйственных рабочих среди крепостных до героинь песен и сказок жизнь женщин, как и мужчин, была неразрывно связана с феодальной тканью.Хотя они не занимали определенных официальных руководящих должностей в феодальной иерархии, женщины были незаменимы в соответствующем рыцарском кодексе, который поддерживал и дополнял феодализм. Например, целомудренный и набожный диктат придворной любви прославлял образцы женской добродетели, используя их как источник вдохновения для поисков, рыцарских турниров и добрых рыцарских поступков, а также как средство защиты невинных. В легендах о короле Артуре, в которых исследуются и уточняются рыцарские темы, женщины признаются могущественными фигурами, способными на экстраординарные - а иногда и сверхчеловеческие - поступки веры, магии и даже управления государством.Возможно, самое главное, что рыцарский кодекс открыл возможности для настоящих женщин, в отличие от идеальных или вымышленных, получить известность как поэтов, художников, авторов песен и авторов. Возрождение искусства, связанное с эпохой рыцарства, предоставило некоторым одаренным и заметным женщинам новые возможности для художественного признания и самовыражения.

БИОГРАФИЯ:

Элеонора Аквитанская

Пожалуй, самая известная женщина феодальной эпохи, Элеонора Аквитанская была королевой двух самых могущественных стран мира в средние века и использовала свое богатство и влияние, чтобы покровительствовать поэтам, художникам, балладам и авторам, создавшим новые интерпретации кодекса рыцарства.

Элеонора была дочерью и наследницей Вильгельма X, герцога Аквитанского. Она вышла замуж за Людовика VII и стала королевой Франции. Обладая сильной волей и предприимчивостью, она убедила своего мужа позволить ей сопровождать его и его войска в Святую Землю во время Второго крестового похода (1147–1149). В 1152 году брак Элеоноры и Людовика был расторгнут, и Элеонора вышла замуж за Генриха, герцога Нормандии и графа Анжуйского, который вскоре стал Генрихом II Английским. Среди их сыновей был Ричард I, также известный как Ричард Львиное Сердце, и Иоанн I.После неудачного восстания против своего мужа Генриха в 1173 году Элеонора содержалась под домашним арестом до 1185 года. Она поддержала предложение Ричарда на престол после смерти его отца и помогла сохранить его позицию, когда он был схвачен во время Третьего крестового похода (1190–1194). Она также помогла организовать его возможный выкуп и освобождение. После смерти Ричарда Элеонора поддержала предложение Джона на трон. Она была активна в придворной политике на протяжении всей своей жизни и умерла через пять лет после того, как Джон занял трон Англии.

Несмотря на мощное политическое присутствие в период правления четырех разных королей, Элеонора наиболее известна как энтузиастка рыцарского кодекса, покровительница искусств и, как таковая, вдохновительница в развитии музыки, искусства и литературы. феодальной эпохи. Королева поддерживала таких авторов, как Уэйс, Кретьен де Труа и, вполне вероятно, Мари де Франс, среди других, в их стремлении прославить придворные манеры и рыцарские добродетели. Своим примером и своей доброжелательностью Элеонора Аквитанская стала одним из главных архитекторов и вдохновителей феодального возрождения искусства.

Тем не менее сам феодализм имел отчетливо мужское лицо. В своей основе феодализм был местным, личным и иерархическим. Все три характеристики проистекали из того факта, что феодальная система опиралась на землю как на основной строительный блок. В феодальном обществе монарх владел землей, но разделил ее


между своей знатью, которая, в свою очередь, поделила ее между своими сторонниками, которые, в свою очередь, поделили ее между своими рабочими. Это известно как дворянская система.

Поместье

Феодальный договор В поместье земля, предоставляемая начальником своему подчиненному, называлась феодальным владением.Подчиненный или вассал присягнул своему начальнику, также известному как лорд или сюзерен, на церемонии почтения. В этой церемонии, как и в предыдущей награде, вассал вложил свои руки в руки своего господина и поклялся в своей верности. В свою очередь лорд поцеловал вассала и принял его клятву. Эта практика служила для обнародования личных отношений между лордом и его вассалом и скрепила феодальный договор между ними. Присягнув на верность, вассал пообещал сражаться и защищать своего лорда и земли, а также предложить лорду часть своих доходов от земли в виде подарков, процентов от урожая и т. Д.Контракт также обязывал лорда передать вассалу феодальное владение для его пропитания, людей, прикрепленных к феодальному владению, и обещание порядка (в этой децентрализованной системе лорд служил главным орудием правосудия и, таким образом, выслушивал споры и решал предложения).

Этот феодальный договор имел несколько важных характеристик. Во-первых, это было взаимно. Это связывало обе стороны, поэтому у каждой были обязанности и ответственность по отношению к другой. Если одна из сторон не доводит дело до конца, взаимовыгодные отношения разваливаются.Во-вторых, это было неформально. В основе контракта лежал личный интерес - поскольку у каждой стороны были веские причины соблюдать соглашение - и понятный кодекс чести для его исполнения. Таким образом, рыцарские ценности сыграли роль в социализации лордов и вассалов, чтобы они стали хорошими контрактниками. В-третьих, и это, возможно, наиболее важно, договор не был эксклюзивным: фактически, феодальные договоры накладывались друг на друга, создавая феодальную пирамиду. Другими словами, тот факт, что один человек был лордом вассала, не препятствовал тому, чтобы тот же человек был вассалом более великого лорда в одно и то же время, и так далее.

Феодальная пирамида Эта пирамида закончилась на вершине королем. Под ним были его главные арендаторы, графы и бароны, получившие свои вотчины от государя. Ниже графов и баронов были месне-арендаторы или вассалы, получившие свои феодальные владения от графов и баронов. Могут существовать несколько уровней месне-арендаторов, каждый из которых приносит клятву верности лордам, давшим им свои вотчины. Внизу пирамиды находились негодяи или крепостные. Крепостные оставались привязанными к земле по наследству либо по обычаю, либо по закону; они выполняли сельскохозяйственный труд на земле, где работали их предки, на участках, которые крепостные считали своей собственностью с разрешения лорда, и на землях, или на земле, которую лорд оставил для своего собственного использования.В владении они были обязаны своим лордам работой в двух формах: неделя - работа, определенное количество дней в году и благоприятные дни или периоды дополнительных усилий, такие как время сбора урожая. Свободные крепостные могли по собственному желанию переехать в другой феодал, но рабские крепостные должны были получить разрешение, если хотели покинуть феодал; большинство крепостных оставались на одной и той же земле в течение нескольких поколений.

Сердце феодальной системы покоилось не на вершине пирамиды с королем, а у основания пирамиды, на земле.Большинство людей в феодальную эпоху были крестьянами, вольными или рабскими крепостными. Их мир и мир их непосредственных лордов вращались вокруг вотчины. Поместье в самом маленьком виде представляло собой поместье. Лорд сохранил за собой усадьбу и прилегающие владения для себя и своей семьи. Остальная часть феодальной земли была разделена. Крепостные владели пахотной землей, разделенной по системе, определяемой каждым отдельным лордом (обычно на небольшие участки, отдаваемые отдельным крестьянам, на которых они жили и работали).Крепостные обычно держали луг совместно. Лорд традиционно сохранял право собственности на лесной массив, но позволял крепостным охотиться, ловить рыбу и рубить дрова на земле до тех пор, пока они давали ему компенсацию за использование этой привилегии. Таким образом, крестьянин и аристократ, вассал и сеньор сосуществовали на земле.

Правовая система Поместье служило политической и экономической единицей феодальной системы. В политическом плане поместье предлагало справедливость, защиту и управление.В каждом феодале был создан набор поместных судов, в которых можно было рассматривать споры о собственности или преступлениях. Местный лорд или его агент возглавляли систему правосудия. Решения, принятые с течением времени, стали прецедентами и служили формой общего права. Таким образом, закон развивался на местном уровне, адаптированный для решения конкретных проблем крестьян, слуг и свободных людей данного феодального владения. Каждый поместный суд и его решения могут несколько отличаться, но внутри каждого суда практика развивалась и становилась стандартизированной.Даже если король или сюзерен передал конкретное поместье в ведение другого лорда, инфраструктура этого поместья с его дворами и конвенциями оставалась нетронутой. Король также содержал суды, но они слушали лишь небольшую часть дел в стране. Правовая система средневековья, как и сам феодализм, была в значительной степени децентрализованной и индивидуальной.

Условия феодального договора Эта система также предусматривала права землевладельцев. Лорды и вассалы в силу феодального договора имели особые претензии друг к другу: лорд должен был обеспечивать пропитание, а также вассальную лояльность и защиту.У крепостных тоже были такие претензии. На самом деле даже рабские крепостные не были рабами. Посредством подразумеваемого контракта между лордом и крепостным, признанного системой помещичьего двора, лорд ожидал от своих рабочих благ - труд, лояльность, сборы, плату за использование лесных угодий лорда и т. Д. - но лорд также был обязан крепостным за безопасность. , средства к существованию и основные права человека. В известном смысле мызовская система действовала как примитивный страховой полис. В хорошие, продуктивные времена крепостные были должны господину поместья гонорары, выплаты и часть плодов своего труда.Однако, если неурожай или болезнь поражали земли поместья, лорд должен был ликвидировать активы, чтобы обеспечить тех, кто ему служил. Лорд сталкивался со стыдом и публичным осуждением, если он отказывался от рыцарского кодекса и вел себя ненадлежащим образом; более того, если он потеряет свою рабочую силу, он также столкнется с финансовым крахом. Довольные и целеустремленные крепостные приносили сеньору честь и материальный успех.

Поместье, таким образом, также являлось хозяйственной единицей феодальной системы. Экономика Средневековья в основном была связана с сельским хозяйством, а усадьба контролировала и организовывала земледелие.Внутренние улучшения - строительство и ремонт дорог, мостов, плотин и других путей для людей и информации - также происходили на уровне поместья. Налоги и обследования, если таковые проводились, также проводились через поместье. Многие усадебные хозяйства также включали скромные формы мелкого производства, такие как производство тканей, изделий из железа и других предметов первой необходимости, необходимых для повседневной жизни. Самодостаточность была целью системы, так как в любой момент война или болезнь могли отрезать поместье от соседей и предоставить жильцам возможность обеспечивать себя.

Церковь В усадебную систему вплетена Церковь. Его члены были вассалами различных лордов и поэтому были обязаны верностью не только должностным лицам церкви и папе в Риме, но также и другим мирским лидерам. На местном уровне Церковь укрепляла феодальную систему, предлагая ей обучение - включая поддержку рыцарского кодекса - и благотворительность, которая сама по себе является еще одной формой страхования для самых скромных слоев общества. Во время крестовых походов и других событий Церковь также оставалась связанной с последней единицей феодальной системы: армией.

Среди обязанностей вассалов перед лордами была обязанность защиты. Если лорду требовалась военная помощь, вассал поклялся ответить. Для великих лордов, которые служили еще более великим сюзеренам и / или королю, обязанность защиты означала нечто большее, чем появление в битве с мечом. Эти вассалы были обязаны своим высшим силам, количеству людей, обученных, подготовленных и способных выиграть войну. Короли, например, просили у главнокомандующих военную поддержку, а те, в свою очередь, собирали армии, обращаясь к своим обещанным месне-арендаторам.Результатом стали частные армии и карьера рыцарей.

Рыцарство Возможно, ни одна фигура не представляет Средневековье для современного ума больше, чем рыцарь. Некоторые были землевладельцами, а другие принимали феодальные владения в других формах, например в виде денег или подобных подарков. Всем требовался собственный вспомогательный персонал для обучения и помощи. Мальчики, которые надеялись стать рыцарями, часто сами сыновья рыцарей, начинали свое военное ученичество еще маленькими детьми, отправленными ко дворам лордов или королей.Там пажи или молодые студенты узнали об оружии, охоте, соколиной охоте, собаках и рыцарских правилах. К достижению половой зрелости обучающиеся рыцари стали оруженосцами. Каждый служил рыцарю и не понаслышке узнал о войне и придворном обществе. К 21 году оруженосцы с достаточными навыками, репутацией и богатством могли стать рыцарями.

Для этих людей, обучавшихся более десяти лет, прежде чем они даже достигли рыцарского звания, война была занятием на всю жизнь. Поскольку различные рыцари - а за ними и простые солдаты - были верны определенным лордам, баланс сил часто возникал среди графов и баронов самого высокого уровня.Когда этот баланс нарушился, начались внутренние бои, пока средневековая гонка вооружений не вернулась в равновесие. Большое количество рыцарей и военнослужащих, полагавшихся на покровительство лордов и / или королей, по необходимости привело к войне: если бы силы существовали, они бы нашли кого-нибудь, с кем сражаться. Военный персонал был слишком дорогим и требовал много времени, чтобы содержать его просто для того, чтобы оставить его в бездействии. Таким образом, войны, внешние и гражданские, а также вторжения и пограничные споры олицетворяли феодальную эпоху.

Все составляющие феодальной системы делали общество локальным, личным и иерархическим.Поместье, самая маленькая единица феодального общества, выполняло ключевые политические и экономические функции, обеспечивая правосудие, защиту, управление и примитивную форму страхования. Церковь и военные, также связанные с феодальной системой, имели свои собственные формы иерархии между начальством и иждивенцами. Все отношения, которые выстраивали феодальную пирамиду от основания до точки, основывались на двух ключевых составляющих, поддерживающих договор: личный интерес, подкрепленный знанием того, что обе стороны должны выполнять свои обязательства, чтобы каждая сторона извлекала выгоду; и честь, подпитываемые ценностями рыцарского кодекса.Эти мотивы не всегда обеспечивали идеальность всех взаимодействий, но они действительно составляли прочный хребет феодализма на протяжении веков.

Литература феодальной эпохи

Поскольку феодализм представлял собой развитую систему, веками развивавшуюся через местные децентрализованные неформальные прецеденты, а не внедренную систему, в которой лидеры разрабатывали план, а затем воплощали его в жизнь, основные работы по феодализму были не появляться до или даже во время разработки системы; вместо этого они появились после того, как феодализм получил широкое распространение.Возможно, наиболее важными писаниями были не исследования феодальной системы и соблюдение рыцарского кодекса, а скромные контракты между лордами и вассалами, предоставление льгот и подобные сделки. Одно из самых сильных влияний феодальной эпохи - это концепция договора.

В остальном у феодализма не было столько теоретиков, сколько комментаторов или мыслителей, которые наблюдали за системой после ее развития и отмечали ее, практиков или тех, кто использовал его риторику для достижения своих собственных целей, а также художников или тех, кто выражал ценности и конфликты феодализма через художественную литературу, песни и другие средства массовой информации.Возможно, одним из лучших произведений, иллюстрирующих феодализм на практике, является «Письмо Бернара Клервоского папе Евгению III». Бернар Клервоский (1090–1153), или Сен-Бернар, был французским мистиком, оратором и лидером цистерцианского ордена монахов. Он также был политическим деятелем, который много путешествовал с целью поддержания мира, благотворительности и реформ. Примерно в 1146 году Бернард написал своему другу Папе Евгению III, чтобы поддержать его веру и действия во Втором крестовом походе и его цели взять Иерусалим под контроль христиан.В письме ясно видна феодальная взаимосвязь церкви и государства: Бернар хочет, чтобы Папа начал военную кампанию и собрал мирских лидеров под своим знаменем. Также очевидно влияние рыцарской мысли: Бернар превозносит храбрость, критикует трусость и подчеркивает ценности верности и духовности:

Новости не хорошие, но печальные и серьезные. И печально для кого? Скорее кому не грустно! Только для сыновей гнева, которые не испытывают гнева и не опечалены печальными событиями, но радуются и ликуют в них….Говорю вам, такой общий и серьезный кризис - не повод действовать вяло или робко. Я читал [в книге] одного мудреца: «Не храбрый, чей дух не поднимается в трудностях». И я бы добавил, что верный человек еще вернее в беде. Вода поднялась к душе Христа и коснулась самого зрачка Его глаза. Теперь, в этом новом страдании Господа нашего Христа, мы должны обнажить мечи первых Страстей…. Чрезвычайная опасность требует чрезвычайных усилий.Фундамент поколеблен, и если ему не сопротивляться, следует неминуемая гибель. Я написал смело, но честно для вас…. Но вы все это знаете, не мне вести вас к мудрости. Я смиренно прошу вашей особой любовью не отдавать меня человеческому капризу; но с нетерпением просите Божественного совета, который особенно возложен на вас, и усердно трудитесь, чтобы, как Его воля исполнилась на небесах, так и было на земле.

Произведения Бернара, такие как его влиятельные письма Папе Евгению III, воплощают самую душу феодализма.Евгений III и другие официальные лица прислушались к совету Бернарда. Церковь ценила откровенный пример Бернарда как лидера своего времени, и в 1170 году, всего через 17 лет после его смерти, Бернар был канонизирован.

Если работа Бернара представляет собой религиозный конец феодальных писаний, то работа Джона Солсберийского представляет собой политическую теорию того периода. Иоанн Солсберийский (1120? –1180) учился во Франции у некоторых из величайших умов той эпохи: Питера Абеляра, Вильгельма Конша, Тьерри Шартрского и других.Он был секретарем архиепископа Кентерберийского в течение многих лет и епископа Шартрского в течение последних четырех лет своей жизни. Джон наиболее известен двумя работами по политическим наукам, которые в то время пользовались большим влиянием среди философов-схоластов. Metalogicus (1159) нарисовал портрет научной жизни, критиковал образовательные практики и исследовал дебаты о методах обучения и теориях. Работа Джона отметила его как гуманиста, мыслителя, озабоченного улучшением человечества с помощью разума и обучения.

Его второй работой, также завершенной в 1159 году, был Policraticus: Of Frivolities of Courtiers and the Footprints of Philosophers . В этом трактате о правительстве Джон изложил критерии, по которым следует оценивать политические системы. Он использовал знакомую метафору человеческого тела, чтобы показать, как все части политического тела должны работать вместе в гармонии и взаимности, таким образом удовлетворяя естественный закон, божественную волю и общее благо. Policraticus , возможно, первая работа средневековой политической теории, укрепила ядро ​​феодализма восхвалением баланса, взаимных обязательств и лояльности между начальством и их иждивенцами:

Тем не менее, чтобы обратиться к каждому из них в целом и к каждому из них. все они не должны выходить за рамки, а именно, закона, и должны сосредоточиваться на общественной полезности во всех вопросах.Ибо низшие должны служить вышестоящим, а те, с другой стороны, должны обеспечивать всю необходимую защиту своим подчиненным. По этой причине Плутарх говорит, что следует следовать тому, что приносит пользу более скромным людям, то есть толпе; ибо меньшее всегда подчиняется более многочисленному. Следовательно, магистраты были учреждены для того, чтобы избежать травм и чтобы республика могла как бы обувать своих рабочих. Ведь когда они получают травмы, республика как будто идет босиком; не может быть ничего более позорного для тех, кто руководит магистратами.Действительно, пораженный народ подобен доказательству и неопровержимой демонстрации подагры правителя. Здоровье всей республики будет безопасным и прекрасным только в том случае, если высшие члены посвятят себя низшим и если низшие будут также отвечать законным правам своих начальников, так что каждый индивидуум может быть уподоблен другой части ...

Письмо Бернара Клервоского и трактат Джона Солсбери, один из которых представляет собой проблеск феодальной мысли в действии, а другой - окно в теоретическую феодальную мысль, представляют собой научно-популярные произведения той эпохи.Однако высокое средневековье было известно как возрождение поэзии, музыки и художественной литературы. Возможно, самый долгоживущий вклад эпохи - это рождение литературы о короле Артуре. Один из самых ранних примеров подвигов короля Артура появился в коллекции десятого или одиннадцатого века, известной как Черная книга Карматена . Автор и точная дата произведения неизвестны, но влияние этого произведения на современников эпохи Артура трудно переоценить. Эти рассказы не только развлекали, но и рассказывали читателям о политических принципах феодализма и соответствующих ценностях рыцарства.

В одном стихотворении, диалоге между Артуром и носильщиком, известным как Glewlwyd Mighty-grip, Артур представляет своих людей и вместе с ними черты, которые он ценит в них: бесстрашие, мудрость и верность. Его люди выполнили свой долг перед ним, сражаясь за него и давая ему советы. В свою очередь, Артур выполняет свой долг по отношению к ним, напоминая Глелвиду, что «лорд защитит их». Артур изображается как настоящий лорд с достойными иждивенцами, которые соблюдают феодальный договор со своим начальником.Взаимные отношения, которые они разделяют, носят личный и нежный характер и поощряют рыцарские добродетели во всех них. Когда читатели были в восторге от приключений короля и его рыцарей, они также получили инструкции о сложных отношениях феодальной системы.

[Glewlwyd:] Кто идет с вами? [Артур:] Лучшие мужчины в мире. [Glewlwyd:] В мой дом вы не придете, пока не избавите их [Артур:] Я избавлю их, и вы увидите их. Вифнайт, Элей и Сивион - эти трое; Мабон, сын Модрона, слуга Утера Пендрагона, Кистейн, сын Банона, и Гвин Годибрион; суровы были мои слуги в защите своих прав.Манавидан, сын Лира, был его совет глубоким. Манавид унес щиты, пронзенные и запятнанные битвой. И Мабон, сын Меллта, залил траву кровью. И Анвас Крылатый и Люч Ударной Руки, они защищались на границах Эйдина. Лорд защитит их; мой племянник выплатит им вознаграждение.

Позднее, в средние века, тон произведений начал отклоняться от вымышленных и документальных позитивных, непримиримых взглядов на феодализм. В таких книгах, как «» Брунетто Латини «Книга сокровищ » (1266 г.) и «» Джона Виклифа «Об обязанности короля» (1379 г.), а также в более поздних работах Кристин де Пизан и Макиавелли, акцент сместился с рыцарских добродетелей и взаимных обязательств. среди людей сосредоточить внимание на власти короля.Этот сдвиг положил начало новой эре национальных государств с могущественными монархами и положил конец Средневековью и его системе феодализма.

Бернар Клервоский, Джон Солсберийский и Черная книга Карматена - все они пролили свет на некоторые аспекты феодализма как политической системы. Однако один документ олицетворял феодализм больше, чем любой другой: Великая хартия вольностей или Великая хартия английской свободы, указанная королем Иоанном. Идея устава не принадлежит Иоанну; Напротив, он подписал его под принуждением своих баронов и церкви в 1215 году.Стремление к объединению мирского и религиозного спроса на договор прямо покоилось на феодальной мысли. Король, как величайший лорд страны, по-прежнему был обязан своим вассалам. Бароны и Церковь вынудили Иоанна, который расширял свои полномочия, когда это было возможно, признать свои обязательства и подчиниться тому же закону, что и его подданные. Претензии к Иоанну вытекали непосредственно из понятия феодального договора. Подпись Джона не только подтвердила признание монархом своих феодальных отношений, но и проложила путь для англичан и У.С. Конституции.

60. Более того, все подданные нашего королевства, духовенство и миряне, в той мере, в какой это относится к ним, должны соблюдать в отношении своих вассалов все эти вышеупомянутые обычаи и свободы, которые мы установили, в той мере, в какой они что касается нас, наблюдайте в нашем царстве по отношению к нашему собственному….

63. Поэтому мы твердо постановим, что английская церковь будет свободной и что подданные нашего королевства будут иметь и пользоваться всеми вышеупомянутыми свободами, правами и уступками, должным образом и в мире, свободно и тихо, полностью и полностью. , для себя и своих наследников, от нас и наших наследников, во всех вопросах и во всех местах, навсегда, как было сказано.Более того, с нашей стороны, а также со стороны баронов было поклято, что все эти вышеупомянутые положения будут соблюдаться добросовестно и без злых умыслов. В качестве свидетелей были упомянутые выше и многие другие. Дано через нашу руку на равнине под названием Руннимед между Виндзором и Стэнсом, пятнадцатого июня, семнадцатого года нашего правления.

Даже Великая хартия вольностей, которая зафиксировала феодальный момент времени и одновременно предвосхитила более позднюю конституционную теорию, не могла остановить европейскую эволюцию в направлении могущественных монархов, управляющих централизованными национальными государствами.Даже когда Иоанн согласился с требованиями баронов и церкви, дни средневековья были сочтены.

Независимо от того, где он был обнаружен, феодализм во всех его формах имел определенные характеристики. Он был локализован, а не централизован; это было основано на личных отношениях; и в нем очерчены иерархии людей от начальства до подчиненных. Однако то, что это значило для земель, на которых развивался феодализм, было разным в зависимости от места и его прошлой истории.

Один из споров вокруг феодализма - это вопрос об его истинном источнике: римская организация, широко применяемая Римской империей, или германские традиции, которые можно найти в племенных системах Германии? Возможно, лучший ответ на это - принять оба основания как предшественников феодальной системы.Без вакуума власти, созданного распадом римских институтов, большей части Запада не понадобились бы местные иерархии или личные отношения феодализма. С другой стороны, без германского comitatus и модели его действия большая часть Запада могла бы не развить практики феодализма. Политическая теория и практика во многом обязаны обоим наборам предшественников.

Однако развитие феодализма определило значение системы для каждого места.Например,


земель, которые когда-то находились под контролем Римской империи, такие как Франция и Англия, испытали эффективное, централизованное и крупномасштабное управление со стороны дальнего правителя. Падение Рима и подъем феодализма означали общую децентрализацию власти, энтропию власти. Напротив, другие области, такие как Германия и Россия, испытали очень локализованное управление на уровне небольшой деревни или кочевого племени. Возникновение феодальной системы с ее иерархиями и контрактами означало эволюцию в способах самоуправления людей, стандартизацию практик и даже рост организованной власти.То, что для одних было распадом правительства, на самом деле было усилением правительства для других.

Даже те районы с похожим прошлым пережили феодализм по-разному, в зависимости от региональных влияний. Франция и Англия, например, были частью Римской империи. Для обоих потеря концентрированной власти в Риме, а также инфраструктуры и информации, которые пришли с ней, означали резкое изменение системы, менее однородной, стабильной и отдаленной. Но феодализм, развившийся в каждой стране, был уникален.

Французский опыт

Французская форма феодальной системы часто используется на практике в качестве модели истинного феодализма. Это во многом связано с тем фактом, что французские монархи основывали свою власть исключительно на феодальной пирамиде, а не иногда использовали внефеодальную власть, чтобы превзойти феодальный договор. Одна полезная иллюстрация - король Людовик VI и его попытка решить проблему между графом Оверньским и епископом Клермонским. Король считал, что граф был виноват в споре с епископом.Итак, в 1126 году Людовик VI со своими войсками отправился в экспедицию против графа Оверни

гг.

Герцог Вильгельм VIII вмешался и остановил потенциально жестокую кампанию против графа. Герцог был вассалом Людовика VI, а также лордом графа, который был его вассалом. Согласно феодальному договору, Вильгельм напомнил своему господину и его вассалу, что король не может решить, кто виноват, и наказать эту сторону. Правосудие требовало судебного разбирательства, и ответственность за его обеспечение лежала на герцоге как лорде графа.Был вызван суд Оверни, и вопрос был решен феодальным судом. Даже король был ограничен законами феодальной системы правосудия. Тот факт, что он был королем - причем иностранным - не освобождает его от закона.

БИОГРАФИЯ:

Вильгельм Завоеватель

Вильгельм I Английский был незаконнорожденным сыном герцога Нормандии и дочерью кожевника. После смерти отца в 1035 году Вильгельм стал герцогом.Мальчику пришлось отбиваться от многих вызовов своему правлению, но по мере того, как он рос, его находчивость и амбиции стали очевидны. Он отбивал французские вторжения и планировал расширить свою власть до Англии, где его кузен Эдуард Исповедник был королем. Когда Эдвард умер и Гарольд, граф Уэссекса, был коронован его преемником, Уильям получил благословение Папы и взял свою норманнскую армию в Англию, чтобы бросить вызов Гарольду. После смерти Гарольда в битве при Гастингсе в 1066 году Уильям назвал себя королем Англии.

Норманнское завоевание при Вильгельме имело важные последствия для Англии. Король учредил отдельные церковные суды, пригласил иностранных чиновников вместо некоторых английских и провел исследование, известное как «Книга судного дня», в котором задокументирована статистика по стране. Англосаксы в Англии восстали, но безуспешно пытались свергнуть своих завоевателей. Вильгельм умер в 1087 году после смертельного ранения в результате дорожно-транспортного происшествия, и его сын Вильгельм II сменил его в Англии (его сын Роберт унаследовал его в Нормандии).

Правление Вильгельма повлияло на феодализм двояко. Во-первых, он поместил еще один слой поверх существующей структуры лорд / вассал. Вильгельм считал Англию своей по праву завоевания и раздавал земли в поместьях своим сторонникам и верным подданным. Эти вассалы Вильгельма, в свою очередь, были лордами других вассалов и так далее. Вместо того, чтобы развиваться естественным образом и локально, перераспределение Уильяма представляло собой первое - и, в некоторой степени, только - переупорядочение феодальных отношений королем сверху вниз.Хотя это изменило имена некоторых лордов, это не повлияло ни на саму систему, ни на то, как функционировало партнерство высшего / зависимого уровня.

Вторым способом влияния Уильяма на феодализм было разъяснение природы пирамиды системы; вассалы были лордами для людей, которые, в свою очередь, были вассалами более великих лордов, и по мере роста власти их число уменьшалось. На вершине пирамиды власти стоял король. Вильгельм установил прецедент, согласно которому лояльность королю заменяла все другие феодальные обязательства перед меньшими лордами или королевствами.Это предполагало, что власть была гораздо более централизованной, чем она была на самом деле, и, казалось, противоречило неформальному, децентрализованному, личному характеру феодальных отношений. Хотя немногие короли в последующие годы были достаточно сильны, чтобы воспользоваться этим развитием, разъяснение Уильямом веса лояльности подданных государям посеяло первые семена упадка феодализма и предвидело более позднее развитие великих монархий в эпоху национальных государств.

Французский феодализм привлекал к ответственности даже иностранных монархов.В течение нескольких поколений английские короли владели французскими землями, которые, например, были подарены им французскими королями. Печально известный король Джон, король Англии с 1199 по 1216 год, потерял эти земли из-за того, что не выполнил свои обязанности вассала короля Франции. Тот факт, что он был правителем другой нации, не ставил его в известность о феодальном договоре во Франции.

Английский феодализм

Английский опыт феодализма был другим. Утверждение Вильгельма Завоевателя о том, что феодальная клятва не перевешивает лояльность, которую подданный должен испытывать к своему государю, подготовило почву для окончательного превосходства монархов над стандартной феодальной системой.Норманнское завоевание ввело идею о том, что вся земля принадлежит королю, поэтому, даже если земля была предоставлена ​​в качестве феодальной собственности в нескольких сделках, с каждой из которых феодальная пирамида ступала вниз, никто не мог утверждать, что эта земля принадлежит только ему. подвеска короны. Поэтому Вильгельм настоял на том, чтобы все вассалы, владеющие феодальными владениями, дали клятву Солсбери (1086 г.), что означало, что они должны были принести клятву верности королю.

Генрих I, король Англии с 1100 по 1135 год, позже настаивал на том, чтобы все присяги на верность включали оговорку, провозглашающую верность королю.Баланс сил изменился от феодальных судов к королевским решениям, и власть монарха выросла. Ко времени правления короля Иоанна (1199–1216 гг.) Монарх мог позволить себе собственную армию, независимую от тех, которые были подняты лордами из числа их вассалов. В действительности заговор баронов, приведший к Великой хартии вольностей в 1215 году, был основан на утверждении феодальных прав: в Великой хартии вольностей говорилось, что король не стоит выше закона. Однако даже Великая хартия вольностей не могла остановить консолидацию власти у суверена.К концу тринадцатого века власть монархии затмила равновесие, обеспечиваемое феодализмом, и система пришла в упадок.

Феодальная Германия

Еще в третьем варианте феодализма версия Германии характеризовалась акцентом на роли князей. Феодализм развивался в Германии, как и в других странах, но был реорганизован и усилен Фридрихом I, императором Священной Римской империи с 1155 по 1190 год и королем Германии с 1152 по 1190 год. В 1180 году Генрих Лев, герцог Саксонии и Баварии, не появился. как требовалось перед королевским двором, который выступал в своем феодальном качестве как двор лорда.Это нарушение Генрихом долга вассала привело к тому, что он потерял свои имперские владения.

Могущественные маркграфы и герцоги, которые поддерживали стремление короля к соблюдению феодальной правовой процедуры против Генриха, получили свою награду, когда Фридрих реорганизовал государственный аппарат, чтобы более строго следовать феодальной модели. Эти аристократы стали князьями империи, новым порядком привилегированных лордов, чьи вассалы по закону должны были быть более низкого сословия и ранга. Хотя феодальные владения обычно переходили к лордам - ​​а в случае с князьями - к королю - после смерти вассала, эти князья установили между собой обычай наследования, который забирал все больше земель из рук монарха.Таким образом, в Германии сформировался могущественный класс лордов, который сдерживал власть монарха и оставался приверженным многим, если не всем, феодальным процессам. Феодальные владения крупных феодальных князей позже превратились в современные немецкие государства, такие как Австрия и Пруссия.

БИОГРАФИЯ:

Иэясу Токугава

Основатель влиятельного сёгуната Токугава начинал как вассал в Японии, воин и военачальник. Он помог Нобунаге и Хидэёси объединить Японию и получил взамен приличное количество земли в качестве феодального владения.Он расположил столицу своей усадьбы в Эдо, позже известном как Токио. Благодаря сочетанию богатства и мудрого управления Токугава стал могущественным феодалом, или даймё . Когда Хидэёси умер и оставил вакуум власти в Японии, амбициозный Токугава победил конкурирующих баронов в битве при Секи-Гахара (1600 г.). Его победа привела к тому, что он стал сёгуном , или военным диктатором страны.

В качестве сёгуна Токугава централизовал и институционализировал уникальную разновидность феодализма.Среди его решений был выбор сделать своих бывших противников наследственными вассалами своим сторонникам. Он также сделал обязательным присмотр при дворе, поощрял международную торговлю и контролировал строительство замков в Японии. Он возродил и конфуцианство, привив уважение к семье к заботе о личной чести, чтобы еще больше укрепить узы феодального договора. Его авторитет как военачальника с верной армией, поддерживающей его позицию, превосходил авторитет императора. После его смерти в 1616 году сёгунат Токугава продолжил свое существование, как и тенденция к передаче власти богатым и влиятельным даймё вместо императора.Даймё оставался главной движущей силой японского феодализма более 250 лет после Иэясу Токугава.

Феодализм в Японии

Хотя Англия, Франция и Германия испытали вариации на тему феодализма, ни одна из них не отличалась настолько сильно, как форма, развившаяся в Японии, хотя бы по той или иной причине, кроме ее долголетия. Японская система развивалась в религиозном климате конфуцианства и дзен-буддизма с упором на семью и ее честь.Начиная с восьмого века королевский двор не мог позволить себе содержать всех членов японской императорской семьи в королевском стиле. Поэтому некоторые члены семьи вместо судебной поддержки получили не облагаемое налогом имущество. Этими землями управляли территориальные бароны, известные как даймё . К двенадцатому веку даймё накопил такую ​​же, если не большую власть, чем император. В конце концов один из них поднялся до уровня сёгуна , феодального военачальника, который был заместителем императора и фактически правил Японией.Возникновение системы сёгуната привело к институционализированному навязанному феодализму, основанному на военном руководстве.

Гражданские войны в Японии с четырнадцатого по шестнадцатый века не разрушили феодальную мысль; после того, как Иэясу Токугава воссоединил Японию, даймё , которые противостояли ему, стали наследственными вассалами тех, кто поддерживал его до 1600. даймё обеих сторон полагались на самураев , параллель с европейскими рыцарями, для поддержания своей военной мощи. и гражданская администрация на их землях. bushido , как и кодекс рыцарства на Западе, был разработан для объяснения и выражения ценностей и достоинств системы. Хотя сёгуны Токугава пытались сместить власть с даймё , в конце концов те, кто в Западной Японии свергли сёгунат в 1868 году в ходе так называемой Реставрации Мэйдзи. Затем император принял феодальные владения от баронов и расширил свою власть. К 1871 году феодальные привилегии даймё исчезли. Однако последние остатки феодальной мысли сохранились с практикой поклонения императору до 1945 года.

Феодализм как система имел сильные и слабые стороны. При их взвешивании важно рассматривать феодализм в его историческом контексте и абстрактно, как политическую теорию. Эти два разных окна в феодализм предоставляют полезные средства для оценки его положительных и отрицательных черт.

Преимущества

С исторической точки зрения феодализм имел много преимуществ. Прежде всего, он обеспечил форму порядка, чтобы заполнить вакуум на Западе, образовавшийся в результате падения Римской империи.Внутренние распри, гражданские войны и территориальные споры могли бы быть более частыми и жестокими, если бы система личных, связывающих отношений не связала людей в каждом регионе. Конечно, феодализм принес с собой свою собственную форму гонки вооружений на Западе и, конечно же, включил свою собственную форму кровопролития, но децентрализованный порядок, который он принес на Запад, был намного лучше, чем хаос, который мог бы воцариться.

Локализованный характер системы также обеспечил определенную естественную защиту поместья.Как почти самодостаточная единица, поместье содержало тех, кто в нем жил; они могут быть отрезаны от контактов с другими из-за распространения боевых действий или болезней и выжить. В эпоху спорадических боевых действий и жестоких эпидемий поместье было защитной гаванью для многих людей.

Этот порядок на Западе развил симбиотические отношения с институтом Церкви, временами полагаясь на него в своей инфраструктуре, иногда конкурируя с ним за власть, а иногда даже помогая сохранить свою собственную внутреннюю иерархию.Такие отношения позволили таким группам, как монахи и монахини монашеских орденов, сосредоточить свою энергию на обучении и образовании. Многие из классических произведений античности сохранились благодаря работе монахов, которые переводили и защищали копии текстов. Без этих усилий современная цивилизация потеряла бы большую часть классических знаний греков и римлян, в том числе.

Кодекс рыцарства, выросший в поддержку феодальной системы и в гармонии с ней, также породил культурный ренессанс в Средневековье.Монархи, такие как Элеонора Аквитанская, были вдохновлены ценностями мужества, верности и придворной любви, и они поддерживали художников, писателей и поэтов, превозносивших рыцарские добродетели. Публиковались и чествовали женщин-авторов и художников, а новые герои истории и художественной литературы становились больше, чем жизнь. Феодальная эпоха породила, среди прочего, легенды о короле Артуре и оставила неизгладимый след в воображении Запада.

Таким образом, феодализм предоставил важные возможности для грамотной элиты.Однако это также обеспечило новую защиту менее образованным. Хотя лорды по-прежнему осуществляли большой контроль - и, в чужих руках, даже тиранию - против низших слоев феодальной иерархии, крепостных, которые обрабатывали землю, эти крестьяне пользовались большей защитой прав в рамках феодальной системы, чем где-либо еще. Например, римская система признавала человеческое рабство и предполагала, что некоторые классы людей практически не будут претендовать на определенные базовые стандарты жизни. Однако поместная система феодализма предусматривала суды для разрешения споров и даже примитивную форму страхования от неурожая, болезней и других бедствий.Крепостные имели обязанности перед своими сеньорами, но взамен сеньоры также имели определенные обязанности по отношению к крепостным. Эта система не была идеальной, но она представляла собой эволюцию концепции прав личности.

Слабые стороны

Исторически феодализм имел и свои отрицательные черты. Внутри он нес семена собственного разрушения на Западе и в других местах. Лорды - или, в зависимости от места, церковь, князья или бароны - стали могущественными феодальными землевладельцами, которые во многих обстоятельствах изменили феодальные правила, чтобы сконцентрировать больше богатства и власти в своем классе.По мере роста статуса этих групп они угрожали авторитету тех, кто их возглавлял. Монархи ответили попыткой вернуть власть на свою сторону и централизовать власть в себе. Эта внутренняя нестабильность феодальной системы нарушила баланс, на который опиралась феодальная пирамида, и в конечном итоге привела к возникновению национального государства и могущественных деспотов, которые правили ими.

Более того, рост городов поставил под угрозу саму ткань феодализма. Усадебная система с ее местной экономикой сельского хозяйства и производства привела к возникновению города, в котором профессиональные ремесленники занимались своей торговлей и в конечном итоге стали финансово независимыми.Как и сами усадьбы, эти города переросли в частичную самодостаточность. Благодаря свободе, деньгам и достижениям горожане сформировали новый средний класс, который почему-то не вписывался в традиционную иерархическую структуру феодальной пирамиды. Были горожане лордами или вассалами? Перед кем они были обязаны? Конечно, большинство горожан подпадали под власть монарха, но это указывало на отношения суверен / подданный, не обязательно на отношения господина / вассала. В некотором смысле города переросли феодальную систему и помогли подняться могущественным монархиям.

Феодализм тоже имел слабость внешне. Та же децентрализация, которая давала преимущества в то время, также означала, что феодальные земли были уязвимы для атак извне. С частными армиями, прикрепленными к лордам и их поместьям, а также с трудностями в общении, отнимающими много времени, феодальные земли сталкивались с крайними трудностями при попытке оказать скоординированное сопротивление нападавшим. В Европе вторжения с севера, востока и юга способствовали падению феодализма. Локальность системы позволила легко разделить и завоевать ее земли.

ОСНОВНЫЕ ПИСЬМА:

Феодализм в художественной литературе

Две награды Nebula и две награды Locus в ее активе - не говоря уже о большем количестве наград Hugo за романы, чем любой автор, кроме покойного Роберта Хайнлайна, - знаменитая Лоис Макмастер Буджолд - одна из величайших литературных историй успеха наших дней. Она открыла новые возможности для женщин-писателей-фантастов и, в процессе, привнесла в военную фантастику и космическую оперу новую чувственность и респектабельность двадцать первого века.

Буджольд впервые взялась за перо в 1969 году как автор фанфиков Star Trek . Затем она влюбилась в героев собственного сочинения. В 1985 году Баэн купила свои первые три романа, действие которых происходит во вселенной Форкосигана, и так родился современный эпос. Примечательно, что отмеченные наградами романы о Форкосигане предлагают широко известный и подробный анализ феодального общества.

Романы о Форкосиганах исследуют планету Барраяр. Хотя культура планеты отражает русско-германское общество, феодализм планеты на практике представляет собой более английскую модель.Этот феодализм представляет собой передачу политики, специальную систему, заполняющую пустоту, оставленную другим образом жизни; Барраяр, внезапно отрезанный от других планет, переживал темные века, точно так же, как Англия пережила большие перемены после падения Рима. Сюжетные линии Буджольда исследуют ценности рыцарского кодекса и иерархию феодальной пирамиды в отличие от модели либеральной демократии двадцать первого века, известной как Бета-колония.

Хотя Буджольд заключает, что феодализм как политическая система является примитивным во многих отношениях, особенно в своих милитаристских и антифеминистских тенденциях, она также видит аспекты, которыми можно восхищаться, включая упор на индивидуальную и семейную честь и взаимные обязанности, связывающие лорда с вассалом.В своей серии романов, в том числе Осколков чести и Гражданская кампания , Буйольд подчеркивает свое восхищение личным правосудием феодального двора. Многие исторические тексты имеют дело с конкретным контекстом феодализма прошлого, но использование Буджольдом художественной литературы для изучения феодализма предлагает уникальный взгляд на эту тему.

Конечно, если судить о феодализме неисторически, одна из самых очевидных критических замечаний, с которыми он столкнется, - это его исключительный характер. За исключением некоторых аспектов рыцарского кодекса, феодализм применялся только к мужчинам.С женщинами обращались как с собственностью, а не как с собственниками. В уравнении господина и вассала, начальника и зависимого женщины вообще не учитывались. Однако в контексте истории эта исключительность не более удивительна, чем классовое сознание, пронизывающее систему. В Римской империи и в других местах к женщинам часто относились с одинаковой степенью политического увольнения. Однако стоит отметить, что феодальная эпоха дала несколько ошеломляющих примеров женщин, занимавших влиятельные и престижные должности, в том числе таких правителей, как Элеонора Аквитанская, таких авторов, как Мария де Франс и Кристин де Пизан, и даже важных вымышленных персонажей. такие как Гвиневра и Морган из артуровского романа - не обязательно лестные образы женственности, но, безусловно, мощные.Более того, рыцарский кодекс обеспечивал защиту, если не равенство, женщинам, если их рождение было отчасти благородным. Несмотря на эти небольшие улучшения, сила феодализма заключалась не в его инклюзивности.

Теория договора

Помимо исторического контекста, феодализм как теория имел сильные и слабые стороны. Возможно, его самый большой вклад - это формулировка теории контрактов. Феодалы и вассалы несли друг перед другом обязанности. Со временем это стало понятным, и каждая из сторон имела право предъявить иски против другой, если договор не был соблюден.Этот принцип остался в общем праве и не только управлял отдельными людьми, но также распространился на компактную теорию правительства - идею о том, что правительство - это договор между губернаторами и управляемыми, - что сделало возможной разработку конституции Великобритании и писаную конституцию Великобритании. Соединенные Штаты. По иронии судьбы для системы, в которой веками отсутствовала формальная письменная политическая теория, феодализм оказал ключевое и прочное влияние на современную политическую и правовую мысль.

Децентрализация

Еще одним аспектом феодализма, который давал как положительные, так и отрицательные стороны, был тот факт, что децентрализованный спонтанный порядок позволял иерархиям существовать из-за интенсивного личного характера вовлеченных отношений.Вассалы не присягали символу; они вложили свои руки в руки своих господ и посмотрели им в глаза. Призывы к лояльности, чести и личной репутации, необходимые для обеспечения выполнения обеими сторонами своих обязательств, с гораздо большей вероятностью были мотивирующими факторами, когда участники действительно знали друг друга. Благодаря встроенному персонализированному процессу система просуществовала столько же, сколько и существовала.

Более того, децентрализация феодализма означала, что каждое поместье и его двор могли адаптировать социальные и правовые традиции к конкретным потребностям вовлеченных людей.Региональные предпочтения в отношении поведения и религии сохранились, потому что на всем континенте не было общего внешнего закона. Эта неформальная, органичная система упорядочила процессы и способствовала самоокупаемости поместья. Так же, как социальные и правовые традиции были разбросаны, были разбросаны и военнослужащие. Децентрализация вооруженных сил означала, что организованная опустошительная война была очень сложной и дорогостоящей. Несмотря на крестовые походы, это отсутствие единства означало, что крупномасштабное насилие было менее распространено при феодальной системе, чем при великих монархиях.

Конкурирующие правовые системы и частные армии феодализма действительно затрудняли распространение национализма по всей Европе. Когда феодальная эпоха находилась в упадке, перед монархами стояла огромная задача стандартизации закона, консолидации вооруженных сил и построения гладких линий связи. Образовавшиеся национальные государства приобрели множество возможностей - последовательную политику, исследования, дипломатию и т. Д. - но потеряли личные отношения, индивидуальные правовые прецеденты и, в некоторых случаях, личную свободу, которой пользовалась феодальная система.Возвышение великих монархов сделало возможными широкомасштабные технологические и научные достижения, но также сделало широкомасштабные преследования и войны в равной степени жизнеспособными. Возросшая стабильность национальных государств была куплена ценой свободы, которой пользовалась более местная и неформальная природа феодализма.

Теорию феодализма сложно изолировать. Какой образ феодализма лучше всего? Поместный двор? Круглый стол? Самурай ? Провинциализм французских крепостных или расточительность немецких князей? Адаптивность феодализма, его способность проявлять разные лица в разное время и в разных местах делают его изучение уникальной задачей.Эта адаптивность позволила феодализму просуществовать более 1500 лет.

  • Каким образом легенды о короле Артуре укрепляют принципы феодализма?
  • Подумайте, что означало для Англии норманнское завоевание. Помог ли Вильгельм Завоеватель или повредил делу феодализма? Объяснять.
  • Исследуй путь рыцарей и самураев. Как код рыцарства в Европе сравнивался с кодом bushido в Японии?
  • Может ли феодализм существовать в несельскохозяйственном обществе? Почему или почему нет?

Источники

Барбер, Ричард, изд. Легенды о короле Артуре: иллюстрированная антология. Рочестер: The Boydell Press, 1979.

Гобелен из Байе. Доступно на http://www.hastings1066.com/.

Бернар Клервоский. «Письмо Папе Евгению III». В Кэри Дж. Недерман и Кейт Лэнгдон Форхан, ред. чтений по средневековой политической теории, 1100–1400. Индианаполис: Хакетт, 1993, 21–23.

Кавендиш, Маршалл, изд. Все о рыцарях. Лондон: Children's Books Limited, 1981.

Гансхоф, Ф. Л. Феодализм. 3rd English Ed. Нью-Йорк: Harper Torchbooks, 1964.

Daidoji, Yuzan. Кодекс самураев: современный перевод бусидо сёсинсу. Charles E. Tuttle Co., 1999.

Hicks, Michael. Ублюдочный феодализм. New York: Longman, 1995.

Hoyt, Robert S. Hoyt. Феодальные институты: причина или следствие децентрализации. Нью-Йорк: Холт, Райнхарт и Уинстон, 1961.

Джон Солсберийский.« Metalogicon и Policraticus ». В Кэри Дж. Недерман и Кейт Лэнгдон Форхан, ред. чтений по средневековой политической теории, 1100–1400. Индианаполис: Хакетт, 1993, 26–60.

Джапп, Кеннет. «Европейский феодализм от его возникновения до упадка», Американский журнал экономики и социологии. 59: 5 (декабрь 2000 г.).

Лейнванд, Джеральд. Конкурс всемирной истории. Englewood Cliffs, NJ: Prentice Hall, 1990.

Великая хартия вольностей. Доступно на http://www.7cs.com/Magna.html.

Мари де Франс. «Басня о человеке, его животе и членах». В Кэри Дж. Недерман и Кейт Лэнгдон Форхан, ред. чтений по средневековой политической теории, 1100–1400. Индианаполис: Хакетт, 1993, 24–25.

Миллер, Дэвид, изд. Энциклопедия политической мысли Блэквелла. Cambridge, Blackwell, 1991.

Недерман, Кэри Дж. И Кейт Лэнгдон Форхан, ред. чтений по средневековой политической теории, 1100–1400. Indianapolis: Hackett, 1993.

Reynolds, Susan. Феодалы и вассалы: новое толкование средневековых свидетельств. Oxford: Oxford University Press, 1994.

Рейтер, Тимоти, Крис Уикхэм и Томас Н. Биссон. «Дебаты:« Феодальная революция ». Прошлое и настоящее. 155 (май 1997 г.).

Страйер, Джозеф Р. Феодализм. Репринтное издание. Малабар, Флорида: Роберт Э. Кригер, 1987.

Вильгельм, Джеймс Дж. И Лейла Замуэлис Гросс. Романс Артура. New York: Garland Publishing, Inc., 1984.

Дополнительная литература

Барбер, Ричард. Рыцарь и рыцарство. Rochester: Boydell & Brewer, 1996. Эта книга исследует рыцарский кодекс и уникальное положение рыцаря в феодальном мире.

Браун, Р. Аллен. Норманны и норманнское завоевание. Rochester: Boydell & Brewer, 1994. Эта работа исследует историю и влияние одного из основополагающих событий феодальной эпохи - Норманнского завоевания.

Кантор, Норман, изд. Энциклопедия средневековья. New York: Viking Press, 1999. На этом ресурсе собрана информация о людях, местах и ​​событиях средневековья, в том числе об основных фигурах и составляющих феодализма.

Джеффри Монмутский, История королей Британии . Перепечатное издание. Нью-Йорк: Пингвин, 1981. В этой книге представлена ​​легенда, поддерживающая как традицию Артура, так и кодекс рыцарства.

Тотман, Конрад. Токугава Иэясу: Сёгун. Torrance, CA: Heian International Publishing, 1988. В этой работе исследуется важнейшая фигура японского феодализма.

Капитализм, национализм

Феодализм Пол Виноградов 1924 г. Кембриджская история средневековья, том 3, стр. 458-484 Феодальная организация государства и общества - доминирующая факт средневековой истории с ее институциональной стороны в такой же мере поскольку город-государство является доминирующим фактом древней истории от институциональная точка зрения.Такие доминирующие факты не могут быть хронологически ограничен определенным периодом; они возникают постепенно и медленно уступать место новым условиям. Но это может быть сказал в общих чертах, что эпоха формирования феодализма характерно центр политических и социальных аранжировки охватывают одиннадцатый и двенадцатый века. Из в тринадцатом веке феодальное право оставалось апеллировали и иногда формулировали феодальные принципы даже резче, чем раньше, но современное государство начало утвердиться в большинстве европейских стран в безошибочной способ и его влияние начали изменять фундаментальные концепции феодализма.В нашем обзоре феодального общества мы поэтому будем искать иллюстрации в основном к периоду между 1000 и 1200 годами, хотя иногда нам, возможно, придется опираться на материалы, представленные документами XIII века. Существенные отношения феодализма нам так же незнакомы. как концепция города-государства. В каком-то смысле это может быть определяется как устройство общества на основе договора. Контракты играют важную роль в деловой жизни нашего время, но мы не думаем о содружестве, основанном на аренде; мы не рассматриваем нацию в первую очередь как количество лордов и арендаторы; мы не принимаем статус каждого человека как определяется обязательствами по земле; мы не предполагаем, что понятия суверенитета и гражданства зависят от условия прямого или подразумеваемого контракта.В средневековье рассматриваемого периода, с другой стороны, было бы легко вывести все формы политической организации и социальных сношение из феодального договора. Статус человека зависел во всех отношениях по своему положению на земле, а с другой стороны, землевладение определяло политические права и обязанности. Публика организация Англии, например, была выведена из того факта, что что вся земля в стране принадлежала определенному количеству главные арендаторы, включая церковные объединения и городки, от короля, в то время как все остальное население состоял либо из младших арендаторов, либо из лиц, поселившихся на земли какого-то арендатора и подлежат юрисдикции через последний.В других странах Западной Европы распространение люди были более запутанными и запутанными, потому что не было всеобщее завоевание, способное свести условия к единообразию, но основные факты остались прежними. Каждый западноевропейский страна была устроена на основе феодального землевладения. Акты, составляющие феодальный договор, назывались homagium и инвестиции. Арендатор должен был явиться лично перед господином, окруженным его двором, преклонить колени перед ним и вложить его сложенные повязки в руку господина, говоря: "Я поклянись быть верным и привязанным к тебе, как мужчина должен быть к его господин."Он иногда добавлял:" Я буду делать это, пока я твой человек, и как я держу вашу землю »(Saxon Lehnrecht, гл. 3). акт почтения соответствовал "возложению на лорда", который доставил своему вассалу флаг, посох, грамоту или другой символ уступленной собственности. Было много вариаций в зависимости от местности и, конечно же, церемония различалась случай человека базового статуса. Но даже виллэн получил его двор или воловья банда от управляющего лорда после принесение присяги на верность и в форме "допуска" со стороны посох, запись о котором велась в рулонах поместный суд: отсюда и право владения английским правом.Владение, обусловленное службой, называлось feudum, феодальным владением, Лена, но иногда эти условия были ограничены в лучшую сторону. класс таких имений, находящихся на военной службе, в то время как земли, на которые оказывались аренда и услуги по трудоустройству, были описывается как censivae, в Англии socagia. Фонды вилланы или рустики (Bauern, roturiers) по закону считались по воле лорда, но на практике были защищены местные обычаи и, как правило, подчиняются квазиправовым правилам владение и наследование.Хотя феодальное владение было определенно самый распространенный способ владения землей, но не единственный. В Во Франции и Германии было еще много пережитков аллодиальной право, то есть полное право собственности, не подлежащее никаким условия обслуживания или оплаты. Фактически, в то время как на севере Во Франции действует правило nulle terre sans seigneur, согласно которому есть доктрина, согласно которой все поместья принадлежали феодальному праву в соответствии с лорды, на юге Франции, территория писаного права, основанного на Римские книги, наоборот, выражались словами nul seigneur sans titre: господство не признавалось, если не было доказательств права собственности. предстоящий.Многие документы свидетельствуют о постоянном распространении феодальных владение за счет аллодиального: процесс феодализация, например, насильственно иллюстрируется расследованием земельные владения, сделанные в 1272 и 1273 годах по приказу короля Эдуарда I в Аквитания: свидетельствовала о всевозможных вариациях в способах владение землей в этих частях; претензии на аллодиальные права часто записано. Но следствие имеет тенденцию возлагать бремя услуг как можно шире. Обстоятельства, при которых процесс феодализации можно проиллюстрировать следующий рассказ из фламандской хроники (Lambert d'Ardres, цитируется Люшера, Мануэля, 151).В начале одиннадцатого два брата, Херред и Хакет, владели значительными аллодиальные поместья в Поперингхе, но подвергались гонениям со стороны графа Гин и граф Булонский, могущественные соседи, каждый из которые хотели получить феодальный сюзеренитет над этими землями. В старший Херред, чтобы положить конец этим досадам, сдал свои владения епископу Теруанна и получил их обратно как наследственное феодальное владение (perpetuum et hereditarium Recepit in feodum), а младший брат произвел аналогичное освобождение своей части имений графу Булонскому.Опасности выхода за пределы феодальных связей были самоочевидно: во время ожесточенной борьбы за голое существование оно было необходимо, чтобы каждый искал поддержки, и защита центральной власти в государстве была, даже на ее лучше всего, недостаточно для удовлетворения потребностей людей. Даже в Англии, где завоевание породило королевскую власть обладала вполне реальной властью, и "царский мир" ни в коем случае не было простым словом, содержание, обеспечиваемое могущественными лорды были важным фактором в получении безопасности.В любом случае феодальные связи возникли из таких условий. вовлечена взаимность. Вассал ожидал подарков и хотя бы эффективная защита, а иногда и обязанность сюзерена в это уважение настаивается во многих словах; как французы юрист Боммануар утверждает, что «лорд в такой же степени обязан быть верен своему человеку, как последний связан с господином " (Coutumes de Beauvaisis, 58). Если жилец думал, что он без должного обращения, феодальная теория позволила ему разорвать связи.Он мог покинуть поместье (deguerpissement) без любые дальнейшие претензии со стороны лорда, но в соответствии с Французские представления, он мог бы сделать даже больше, а именно отрицать подчинение господину при сохранении состояния (десавеу). В Присяжные Иерусалима тщательно излагают случаи отказа в право, в котором вассал может по праву отказаться от своих обязательств в отношении своего непосредственного лорда с естественным следствием отныне такие обязанности переходят к повелителю одного виноват (Assises de Jerusalem, "gager le fief").Это подразумевало доказательство с его стороны, что лорд не выполнил свою часть соглашение. Хотя на самом деле такой десавё привел больше часто к войне, чем к судебному процессу, это происходило из юридической концепции, и выразил мнение, что человек, вассал или арендатор, имел определенные права по отношению к своему господину. Несколько из знаменитые утверждения феодальной независимости со стороны баронов против королевских лордов основаны именно на этой доктрине desaveu за нарушение соглашения. Таким образом, бароны Арагона поклялись королю, что они будут подчиняться и служить ему, если он будет поддерживать права, обычаи и законы королевства, а если нет, то нет.В пэры королей Иерусалима, по мнению присяжных, могли в случае нарушения их прав законно отказать верность и сопротивление. Статья Великой Хартии постановив, что комитет из двадцати пяти баронов должен наблюдать Действия короля Иоанна, а в случае нарушения им торжественного клятвы должны вести с ним войну и призывать всех его подданных делать то же самое, исходит из того же фундаментального предположения. Этот точка зрения была легко расширена от понятия нарушения соглашение между лордом и его арендаторами о концепции нарушение законов в целом.Таким образом феодальный взгляд может стать отправной точкой для разработки конституционная доктрина. Мы можем заметить это в случае Брактон. В своем трактате о законах Англии, написанном в время превосходства Симона де Монфора, английского судьи, вместо убеждать римских юристов и его предшественника Глэнвилл утверждает, что воля государя имеет силу закона. что короли не выше закона, хотя у них нет единого человеческое превосходство (. 5 v.), и что они должны сдерживаться их сверстники от нарушения закона (ф.34). (1 *) Обратная сторона медали представлена ​​обязанностями вассалы в отношении лорда. Тщательный анализ показывает, что эти пошлины исходят из разных источников. Для начала нужно общая обязанность верности, верного послушания (fidelitas) которым обязаны все подданные лорда без различия ранг, особенно заботясь о деревенских подданных (виллани). Это обязательство, очевидно, имеет свои корни в отношениях между суверен и подданный, и до сих пор представлял скорее постепенный упадок суверенной власти, чем чисто договорная сторона феодализма; но в той мере, в какой верность стала отношением между частные сеньоры и их подданные относились к феодальным взаимосвязи и различными способами сочетаются с родственными понятиями дань уважения и инвеститура.Снова почтение, которое отчетливо договорная, возникает по существу из договора о предоставлении услуг. Это поступает непосредственно из облигации, созданной по свободному соглашению между лидер и последователь, лорд (хлафорд) и его человек. Но это служебный договор постепенно приобрел своеобразную форму: личные обязанности слуги-вассала утверждаются только иногда, например на церемонии коронации, когда великий феодатории созданы для того, чтобы преподносить блюда и кубки, водить лошадей, следить за обустройством спальни.Как правило, главная обязанность вассала - это его военная служба, регулируется в соответствии с определенным количеством дней, обычно сорока, или страховая выплата в счет погашения последнего. Рыцарская служба этого вида почти незаметно переходят в так называемые воинские части, то есть услуги лучников, гарнизонных солдаты и т. д. Их опять же нелегко отделить от мелких serjeanties, в которых черные услуги по-прежнему рассматриваются как характеристика облигации. В списках срочностей, составленных в правление Эдуарда I (опубликовано в сборниках Feudal Aids и в Testa de Nevill) мы находим упоминания о поварах, сокольниках, лесники и др.В немецком феодальном обычае соответствуют servientes Англии и Франции, но есть особенная черта их состояния, а именно то, что они явно несвободный по происхождению. Некоторые из величайших воинов Немецкая средневековая история произошла из такого несвободного фонда - Marquard Анвейлера, например, который получил марш Анконы как феодальное владение императора Фридриха II, было ministerialis, несвободным слуга Императора. Поскольку почтение создает отношения между людьми и человек, он по сути не связан с землевладением, и многие из личных последователей и служителей средневекового магнаты наверняка жили в замках своих господ, получая от них технику и оружие: видели в хорошем приветствие суда и в редких подарках вознаграждение за их личное присутствие.(2 *) Но такие личные отношения естественно пустить корни в земле. Если ретейнер вообще был полезными и эффективными, он ожидал, что получит вознаграждение от постоянного источником дохода, и такой наряд мог принимать только форму грант земли. С другой стороны, когда мелкий помещик искал защиты от магната, ему обычно приходилось бросать свой многоквартирный дом в баланс и снова принять его как феодальную собственность. Таким образом, дань уважения и инвеституры, хотя исторически и институционально различны, как бы растут вместе и образуют нормальную основу феодальный договор.Помимо политической окраски этого контракта, он предполагает своеобразный аспект с точки зрения земельного права. Это дает поднимаются к значительному различию двух элементов в понятии владения (доминиум). Римская собственность (доминиум) была характеризуется в лучший период бескомпромиссным единством. А лицо, имеющее власть над вещью, в том числе земельным имуществом, был один и исключил всех остальных. Средневековые юристы, о с другой стороны, приходилось иметь дело с земельными участками, которые обычно два владельца, старший и младший, один из которых имеет прямое владение (dominium directum, dominium eminens), другое владение полезная собственность, право пользования землей (dominium утиле).В Англии разделение понятия господства было избежать, противопоставляя владение доменом сроку службы (tenere in dominio-in servicio, см., например, Notebook of Bracton, case 1436), но необходимость считаться с двумя видами право в отношении каждого холдинга, косвенно способствовавшего ослабить понятие абсолютной собственности на землю. Споры относительно земли были превращены в основном в сейсмические, охраняемые владение, в то время как доказательство титула, которое сыграло важную роль в более поздние англосаксонские времена, как бы отступившие, на задний план.Вместо того, чтобы пытаться выяснить, кто лицо, которое должно было осуществлять абсолютное право собственности, Английские суды начали заниматься практическими делами. вопрос, у какой из двух сторон была относительно лучшая право (ius merum) в отношении имущества или многоквартирного дома. От с феодальной точки зрения поместье, принадлежавшее феодальному владению, могло свободно разделены между квартиросъемщиками, которые станут вассалами человек, владеющий непосредственно лордом, при условии, что обязательства этот промежуточный арендатор не был уменьшен в результате такого процесса.Действительно, арендаторы нередко перекладывали на себя обременительные пошлины, которыми была возложена на эти младшие арендаторы, которые в таком случае были призваны «защищать» земля по отношению к высшему лорду, чтобы месне (средний, средний) лорд должен иметь возможность наслаждаться своим пребыванием в мир. Такая субинфудация в России привела к различным осложнениям. связь с обычными требованиями, и это явно было в заинтересованность властителей ограничить такое разделение сборов, как насколько это возможно.Английская корона прервала практику статут Quia Emptores, который предусматривал, что в будущем создание любого нового феодального владения будет включать не субинфудацию, а признание новым арендатором непосредственной зависимости от повелитель: таким образом, получатель нового феодала был помещен на то же уровень как праводатель, а не подчиняться ему. Инциденты, связанные с двойными претензиями на землю, были ярко проявляется в тех случаях, когда личный состав договаривающиеся стороны были изменены, особенно когда в следствие смерти арендатора нового представителя Доминиум утиле должен был войти.В то время как в случае Престол, как говорили немцы, то есть кончину лорд, дань уважения и верность нужно было просто возобновить, Ленфолл, кончина вассала привела к временному возобновлению вотчина непосредственного владельца, то есть лорда: как правило, он обязан передать феодальное владение наследнику по праву, но такой реинвестирование сопровождалось облегчением, более или менее тяжелым оплата. Борьба английских баронов за разумные облегчения называлась хорошо известные положения хартий Генриха I и Джон.В случае так называемого базового удержания рельеф имел аналогия с гериотом, подчинение владыке лучших лошадь или лучший вол, и не может быть никаких сомнений в том, что это связано, который вырос из обычая сдавать наряд предоставленный господином своему иждивенцу, первоначально использовался довольно столько же в военных феодальных владениях, сколько в деревенских или общественных многоквартирных домах. В феодальной практики, однако военный гериот был поглощен облегчение, в то время как он сохранил свои позиции в отношении базового владения. Возобновление арендных отношений, связанных с церковным офисы привели, как хорошо известно, к длительной борьбе за право инвестирования между церковью и государством.Даже когда реинвестирование было поставлено в зависимость от канонических выборов, фискальные интересы светской власти должны были быть удовлетворены отвлечение церковных доходов на год или аналогичный обычный период в пользу короны или других светских покровители. Были и другие случайные права, связанные с нарушение непрерывности владения, которое не возникло бы вакансий в церковных учреждениях; такое было попечительство и брак, который достался лордам в тех случаях, когда феодальные владения переходил к несовершеннолетним или незамужним женщинам.Эти случайности дали начало очень прибыльным правам, и это обычное дело знание того, в какой степени такие возможности могут быть неправильно использованный. Английские хартии содержали положения против этих злоупотреблений, но даже в их смягченной форме эти практики были вероятно, вызовет много трудностей. Особые классы проступков возникли в связи с ними: мы слышим о судебных разбирательствах учтены в изнасиловании (похищении) подопечных и похищение наследниц с целью получения прибыли, даже когда соответствующее право принадлежало кому-то другому или было оспаривается.Из-за таких поборов были возведены церковные многоквартирные дома. бесплатно, и одного этого было бы достаточно, чтобы пройти передать собственность в руки церквей, нежелательных из феодальная точка зрения. Неудивительно, что могущественные короли пытались ограничить переход имений в «мертвую руку» (манус mortua) Церкви. Это было среди прочего целью Статут Эдварда I. Хотя эти утверждения Dominium directum насильственно показал, что права собственности лорда никоим образом не мертвая буква, «полезная область» была защищена от бессмысленного прерывание четко установленными обычаями.Beneficia, которая предшествовавших феодальных владений в исторической эволюции, считались даровано на всю жизнь, но когда из них возникли вотчины, они почти всегда переходил по наследству. Единственное исключение из любых важность представлена ​​военной милитарией французского Наварра. Поскольку политическое подчинение считалось предметом договора, феодальные связи имели тенденцию к подрыву суверенитета, и на практике часто приводили к формированию многочисленных политических органы в границах исторических государств.Это было особенно это касается Франции, Германии и Италии. An авторитетный юрист, такой как Боммануар, резюмировал эту позицию в поговорка "chaque baron est souverain dans sa baronie"; и девизы, выбранные некоторыми французскими магнатами, выражали безмерное чувство самодостаточности. Роханы Бретани хвастался: «принц ne daigne, roi ne puis, rohan je suis». В сеньора Куси, баронства, доставившего большие неприятности раннему Цари-капетингов, прикрывавшие свою гордость притворным смирением: "je ne Suis Ни граф, ни маркиз, ни суис ле сир де Куси."В Германии расчленение суверенитета было окончательно признано явным закон в Золотой булле Карла IV 1356 г. в пользу семи Избиратели, но это уже было признано в отношении князей в целом Фридрихом II, и или меньше на протяжении одиннадцатого и двенадцатого веков в ход затяжных междоусобиц между франкскими и швабскими С одной стороны, императоры, а с другой - их вассалы. Другие. Когда Фредерик Барбаросса упал на колени, по традиции, когда умолял Генриха Льва Саксонского и Бавария, чтобы поддержать его против мятежных итальянцев, было бы было трудно сказать, что Император был сувереном и герцог всего лишь подданный.Важнейшее следствие этого признания суверенные права вассалов Короны лежали в тот факт, что последние могли прибегнуть к настоящей войне, когда утверждали претензии или защита ущемленных интересов. Усилия, которые были сделаны церковью, королевскими сюзеренами и баронами сами ограничивают и подавляют частную войну, сами по себе характерны для того, что мы должны назвать анархией времена. Конец X века был отмечен множеством попыток положить конец частным войнам во Франции.В результате страшные эпидемии и неурожаи, которые расценивались как признаки божественного гнева и побуждений к покаянию, магнаты центральная и северная Франция встретились, согласились отказаться от частной войны, и подтвердил это решение торжественной клятвой. Джерард, епископ Камбре, возразил. к этому как к политическому; он был сильно оскорблен остальным членам конгресса за то, что они держатся в стороне, и все же, поскольку - отмечает летописец, события подтвердили его правоту », - vix enim paucissimi crimen perjurii evaserunt." Вскоре стало очевидно, что подавить пагубный обычай целиком. Божье перемирие, treuga Dei, заключено его появление в завершении Мира Божьего. (3 *) Время с вечера четверга до утра понедельника считалось временем перемирие из-за воспоминаний о страданиях Господа и воскрешение. Церкви и погосты естественно считались как священная и, следовательно, нейтральная территория. На юге, оливковые деревья были объявлены не подлежащими уничтожению по причине об их жизненном значении в экономике страны.В движение за «перемирие» достигло материальных результатов под руководством церкви в одиннадцатом и двенадцатом веках, и это стал еще более эффективным в тринадцатом веке, когда политическая властители подхватили это. Тем не менее, даже Сент-Луис не настаивал на полный отказ от практики частной войны его вассалов: он только навязывался от всех, кто прибегал к последний аргумент войны, подчинение определенным правилам в отношении ее объявление, начало боевых действий, их ход и т. д. на; карантин le Roi был кодом для использования в частной войне.В Германии какой-то порядок навели могущественные союзы между князья и рыцари с одной стороны, города с другой. Такой лиги были наступательными и оборонительными союзами, и в конечном итоге прибегали к силе оружия, чтобы сохранить свои должность. Но, как и все обширные вооружения, они предотвратил опасность и беспорядок мелких столкновений. Это было только ближе к концу средневековья что-то вроде мир Империи был признан и в определенной степени обеспечены реформами эпохи Максимилиана.В Англии "франшиза" или право частной войны было подавлено в очень раннее время. Это не соответствовало социальному порядку, установленному Норманнское завоевание, и королевский мир стал одним из основы раннего общего права. Единственный период, когда настоящий нарушение суверенитета через частную войну, казалось, преобладало было междуцарствием, когда Стефан Булонский и Плантагенеты боролся за корону. Но этот впадение в анархию было недолгим, и с тех пор, как Генрих II восстановил порядок, частная война перестали признаваться законным результатом споров.Тем не менее условия военного контракта оставались основой правительство, и это сделало возможным для оппозиции неправильно принять форму вооруженного сопротивления. Восстание против Иоанна, война баронов против Генриха III, восстание Мортимера и Болингброк, "Войны роз", по мере необходимости фон общество, управляемое группами рыцарей, которые считали себя не просто как подданные, но как сверстники короля. Одно из важнейших последствий нарушения работы суверенитет заключается в отчуждении прав юрисдикции центральное правительство.Еще в девятом и десятом веках мы везде наблюдаем рост франшиз и иммунитетов которые разбивают обычные подразделения стран в отношении отправления правосудия. Английские графства и сотни, континентальные округа и Графшафтен пронизаны с округами, в которых место рядовых судей землю занимают светские или церковные магнаты или их представители, среди которых светские судьи церковных корпорации, адвокаты (avoues, Vogte), являются наиболее бросается в глаза.Гранты Сак и Соц англосаксонских королей, а также как различные привилегии иммунитета, предоставленные Каролингами, Франконские и саксонские монархи представляют разные этапы процесс политического расчленения. Центральная власть просто стремились удержать самые важные разновидности юрисдикции, особенно суждения относительно больших преступления, Унгерихте, как их называли в Германии, за которые мужчина может потерять голову и руку (Haupt und Hand), в то время как юрисдикция в незначительных случаях, когда человек будет только наказаны кожей или волосами (в Верхнем Одер-Хааре), были оставлены местным жителям властители.Из аналогичных соображений ранние английские короли пытались как можно больше держать в руках великие конфискации. Это в конечном итоге привело к классификации феодальных суды в соответствии с объемом юрисдикции, полученной их, некоторые заявляют о высоком, а некоторые о низком правосудии (haute или basse правосудия). (4 *) Производство по делу Quo Warranto, возбужденное Эдуард I после победы над баронской оппозицией самый бурный рост предписывающих прав в отношении использования виселицы, позорного столба, тамбеля и т. д.английскими дворянами и церковные магнаты. Институт адвокатуры (avouerie, Vogtei), напротив, никогда не достигали многого значение в Англии, в то время как он процветал в Германии, Франция и Фландрия. Он возник из-за делегации общественности власть на территории церковной привилегии непрофессионала, который, таким образом, стал своего рода полицейским, а также судья. Обычные судьи, графы и их подчиненные был запрещен въезд в избирательный округ.С другой передал епископа или аббата во главе воздержался от проливали кровь и не вмешивались в уголовное правосудие или заниматься делами о публичном принуждении: он назначил адвоката, который должен был арестовать преступников, провести их до надлежащего суды, казнить виновных, помочь церковным господином в тех случаях, когда сила должна была быть применена для сбор арендной платы или принятие бедствия. Эти силы созрел в течение феодальной эпохи до самостоятельного юрисдикции, которая сильно ограничивала свободу действий церковный господин и посягнул на его интересы.Кроме, церкви и монастыри часто пользовались адвокации, чтобы получить защиту от могущественного сосед: отказ от определенных прав и источников дохода была расплатой за поддержку в те смутные времена. Неудивительно что в XI и XII веках адвокаты часто стали местными тиранами, от рук которых их клиенты должны были терпеть большая сделка. Так, например, Картуларий св. Михеля. во Фландрии описывает поведение некоего графа Рейнальда, защитник монастыря, о котором идет речь: «Граф Рейнальд был первым совершить грабежи в наших поместьях под обычным термином таллиат; он также посадил наших людей в тюрьму и заставил их отказаться от своих посредством пыток - он завещал это тирания своему сыну, нынешнему Рейнальду.Последний превысил злоба его отца до такой степени, что наши люди не могут мириться больше с таким притеснением и покинуть наши поместья. Они есть либо неспособны, либо не желают проявить себя выдающимися арендует: он единственный человек, которого они боятся ». (5 *) Конфликты между церковными властителями и их светские «защитники» часто заключали регулярные договоры, так называемые reglements d'avouerie. Фогт в аббатстве Прум запрещен. «стригать» (тондере-стричь волосы, как у осужденных) или пороть никому, кроме виновных в убийстве, разбое или батареи, и он не имеет никакого отношения к делу человека, если он помог поймать и судить его.В Эхтернахе Фогт исключен из участия в гражданских процессах. В домах принадлежащих саду и погребу, прачечной и кухня монахов, ему запрещено проводить какие-либо мольбы или точно любые сервисы, кроме pro monomachia (испытание боем) и т.д. sanguinea percussura (ср. A.S. blodwite) и scabinis constituendis (назначение народных заседателей (6 *) Давнее соперничество церковных институтов и их защитников в конечном итоге вошли вмешательство короны, когда последняя окрепла.Если мы обратимся чтобы рассмотреть отношения между лордом и его вассалами, мы естественно обнаружит, что они сильно отличаются от отношений установленный в настоящее время между государем и его предметы. Однако в случае привилегированных владельцев феодальных владений маленький, галстук, который объединял их с их сюзереном, был одним не общего подчинения, а ограниченных обязательств, точка зрения что общая воля должна преобладать над частным и может налагать на него правила поведения было несостоятельно.Благородные вассалы, священнослужители обладали феодальными владениями, а горожане как члены муниципальные юридические лица были обязаны в отношении своих лордов воздерживаться от определенных действий и выполнять определенные обязанности. А систематическое рассмотрение этого вида договорных отношений может быть найдено в письме епископа Шартрского Фульберта герцогу Аквитания (XI век). (7 *) Обязанности, которые он перечисляет. происходят, в частности, из клятвы верности, которая сопровождал церемонию почтения и отличался от верности базового и непривилегированного населения будет упомянуто позже на.Отрицательные обязанности верного вассала обозначены следующие термины: инколуме, тутум, честнум, утиле, поверхностный, возможно. Бенедиктинские редакторы работ Фульберта объяснил, что эти выражения означают, что вассал обязуется не нападать на своего господина, не раскрывать его тайну, не подвергать опасности безопасность его замков, чтобы не обидеть его в его судебных власть, почести и имущество или чинить препятствия на своем пути что сделало бы то, что он предпринимает, трудным или невозможным. На положительная сторона: вассал обязан дать совет своему господину и помощь (консилиум, ауксилиум).Из позитивных обязательств consilium и auxilium выводятся различные конкретные обязанности. В основная форма совета (consilium), предоставленная лорду его мужчин состоит в их обязанности посещать его суд. Каждый лорд имел собственный суд, но не каждый суд такого рода был компетентен рассматривать все дела. Феодальное различие должно быть проведенный в этом отношении между делами, возникающими из феодальных отношений и случаи делегированной публичной юрисдикции. Эти последние состояли в основном из уголовных дел, классифицированных, как уже отмечалось вне, под головами высокого и низкого правосудия.Привилегия вынесение приговора в них и осуществление налоговых взысканий связанные с ними достались только тем из феодалов кто получил соответствующие франшизы через экспресс даровать или насильно. Их называли сеньорами-юристами в Франция. Более многочисленный класс простых лордов держал суды, если у них были арендаторы феодальных владений, а также вассалы и подданные вилланов под их. Эти феодальные суды принимали во внимание все процессы, касающиеся землю раздал лорд своим иждивенцам, а также в значительной степени в отношении просьб о лицах вассалов.Первая группа просьб выделяется настолько ясно, что нет Особая необходимость остановиться на его ассортименте. Это нужно только заметить что производство по делу о несвободном владении недвижимостью было существенно того же рода, что и те, которые затрагивают свободную или дворянскую аренду. А спор о владении вилленагиумом последовал те же строки, что и судебное разбирательство, в котором предметом в спор, хотя последний, естественно, был намного сложнее. С технической точки зрения, в первом случае судебное разбирательство имел место перед коллегами противоборствующих сторон, которые, как истцами суда были его судьи, а во втором случае лорд или его управляющий был единственным судьей и такими заседателями, как были призваны имели только совещательные полномочия.Но на самом деле приговоры суда были расценены как выражение законный обычай во втором случае и оговорка о том, что господин мог отвергнуть обычные правила из-за его исключительное положение, а не обычная работа в поместье суды. Свод правовых традиций и концепций справедливости вырос как в нижнем социальном слое, так и в верхнем. Этот особенно заметно в случае английских поместных судов, в составе которых есть свободные и несвободные элементы обычно смешиваются таким образом, что трудно различать приговоры свободных арендаторов и те, которые предоставили виллэны.Один действительно важный разница заключалась в том, что вилланам приходилось искать правосудие в поместном суде по всем делам, а не только по землевладению, но также и личные, например, случаи побоев, клеветы, прелюбодеяния и тому подобное, в то время как свободные люди и особенно люди благородного происхождения были либо непосредственно подчинены правосудию через посредство королевские трибуналы или могли, если бы предстали перед феодальным двором, настаивают на очень строгом соблюдении своих привилегий ввиду надзора королевских дворов.В некотором смысле круг арендаторов, составляющих равные суд был наиболее полным выражением принципа равенства как между союзными государями. Решение было сформулировано строго коллегами противоборствующих сторон, и это привело к в отношении уголовных обвинений, известной доктрины Великая хартия: "nullus liber homo capiatur vel imprisonetur nisi per judicium parium suorum vel per legem terrae "(раздел 39). Решение коллегиального суда было окончательным. Апелляция была невозможна с феодальной точки зрения, потому что это означало бы пересмотр приговора высшей властью и феодальный истцы подчинялись не вышестоящему инстанции, а соглашению в котором они принимали участие.Однако было два случая в который вассал может потребовать возмещения у источника закона, более высокого в суд сверстников под председательством его сюзерена. Если справедливость ему было отказано в этом трибунале, он мог спросить сюзерена, то есть сюзерена своего непосредственного господина, чтобы должно быть сделано. Однако это не было апелляцией к закону или фактам, но только попытка установить механизм феодальной юрисдикции в движении. Второй случай произошел, когда один из стороны иска фактически оспаривали справедливость конкретного решение или приговор.Он мог во французском феодальном праве достигнуть или фальсифицировать приговор, произнеся формулу "je vous appelle de faux jugement ". Это означало, что он бросил вызов справедливости и честь судей, и результатом стал единоборство между сторона протеста и один или несколько судей, а не удовлетворительное решение трудностей с нашей точки зрения, и, вероятно, не от мнения многих заинтересованных судей. Было устройства, которые в некоторых случаях делали такое достижение опасным: члены трибунала могли огласить решение в полном объеме, и в этом случае вариант для неудовлетворенной стороны заключался в том, чтобы бороться со всеми ними.В любом случае этот способ апелляции был направлен к пересмотру приговора Богом, а не человеком, и, по сути, не нарушает принципа, согласно которому мужчина должен быть оцененным его сверстниками и только его сверстниками. Вряд ли необходимо добавить, что фальсификация судебных решений описано здесь в соответствии со строгими правилами феодальной теории. В практика всяких компромиссов имела место. В Англии для Например, о пересмотре приговоров вышестоящими судами примерно на очень ранней стадии благодаря вмешательству короля суд, хотя и не без противодействия баронов.An Поучительный случай произошел, например, в период правления Вильгельма завоеватель. В процессе посадки между епископом Гундульфом из Рочестер и Пико, шериф Кембриджшира, графство произнесено в пользу последнего, но в результате вмешательства Одо из Байе двенадцать представителей графства были названы до подтверждения приговора присягой в королевском суде, и в конце концов, после заявления монаха, который был управляющим В этом поместье несчастные судьи были загнаны либо пройти через суровые испытания горячего железа или отречься.Косвенный способ, которым предвзятое вмешательство высших сил вступило в силу в данном случае характерно для традиционных трудности, которые стояли на пути прямого пересмотра. Сын во многих других случаях есть нити, связывающие феодальную теорию с недавней или реальной практикой, и мы не можем необоснованно видеть в доктрине об окончательности вердиктов присяжных ответвление старой доктрины суждения коллег. Из Конечно, различие между вопросами факта и вопросы права позволили присяжным признать весьма привилегированное положение, которым они обычно пользуются, но зародыш соответствующих правил исторически связан с невосприимчивость к внешнему влиянию, которая сформировала один из самых характерные черты феодального суждения сверстников.(8 *) Подобные явления встречаются нам на глаза, когда мы подходим к рассмотрению процессы получения законодательства в феодальном мире. это теоретически очевидно, что барон, будучи сувереном, не мог быть подчиняется любой воле, кроме его собственной, и поэтому такие общие меры, которые должны были быть выполнены в средневековом обществе, должны были быть осуществляется по тем же принципам, что и современные международные конвенции. И действительно, мы находим эту идею в основе феодального учения. законодательства; в обычае Турен-Анжу это было выражено следующим образом: «Барон имеет все виды справедливости в своем территории, и король не может провозгласить свое командование на земле барона без согласия последнего; и барон не может провозгласить его командование на земле его арендатора без согласие арендатора ».(9 *) Вследствие этого общего принципа все феодальные законодательство, выходящее за рамки непосредственного владения единой барон принимает форму stabilimentum (etablissement) или Судебный приговор принят в суде вышестоящего лорда с экспрессом или подразумеваемое согласие его вассалов. Постановление виконта Туара (1099 г. н.э.), например, установив определенный ежегодный сбор, подлежащий уплате арендаторами, относится к " власть и воля баронов моей земли »(цитата из Люшера, Мануэль французских учреждений, стр.253). То же понятие снова появляется в таинствах, сделанных гораздо более великими властителями, такими как герцоги Нормандии, например Вильгельмом Завоевателем в 1064 г. общественный мир), по графам Фландрии (Болдуин Константинопольский, в 1199 г., о ростовщичестве), герцогами Бретани (в 1185 г., по наследству к феодам), даже королями Франции и королей Англии; Генри Например, лесная присяга II начинается со следующего манера: "Это ассиз лорда короля Генриха, сына Мод, в Англии, о лесах и охоте, советами и согласие (per consilium et Assensum) архиепископов, епископов и бароны, графы (комитум) и дворяне Англии в Вудстоке » (Стаббс, выберите гл.157). Теоретически индивидуальное согласие каждого члена собрания к любому решению было необходимо, если оно должны были связать его, но исторически законодательные собрания были не только результатом феодальных собраний, но и пережитки более древних народных собраний, в то время как практики, авторитет верховного лорда и влияние ведущих магнатов заявили о себе в гораздо большей степени чем было бы позволено с чисто индивидуальной точки зрения Посмотреть. Таким образом, от обстоятельств во многом зависело, будет ли центростремительные или центробежные тенденции взяли верх.В принцип большинства также не получил развития, по крайней мере, во время одиннадцатый, двенадцатый и тринадцатый века. Как французы историк Люшер выразил это, голоса были весьма взвешенными чем посчитал. Но идея конвенции дала о себе знать в очень определенным образом, и этот момент следует отметить как очень важно с учетом дальнейшего развития. Раннее учение средневековых усадеб явно связана с ними - сторона как законодательства, так и налогообложения. Мнение, что феодальные взгляды на нация не обязана платить налог, наложение которого он не дал согласия через своих представителей ( конституционное правило, по которому развитие парламента зависит от позже), безусловно, имеет свои корни в феодальной максиме что ни один барон не был связан постановлениями в «учреждении» в котором он не принимал участия.Это тоже не чуждо нашим стремимся заметить, что различие между большим и меньшие бароны, предложенные далеко идущими разногласиями, в Что касается присвоения государственной власти, дала зародыш последующий подъем аристократических «Вторых палат». Дом лордов, как суд, - это палата пэров, и не только в Англии, что известность магнатов обеспечила им особое личное положение в законодательной организации: любопытный параллельно, тем более поучительно, что он предоставляется микроскопическое состояние, представлено историей Беарна в Пиренеи.В этом виконте аристократический совет из двенадцати человек наследственные джурати, взятые из самых влиятельных домов местных дворянство, появляется как мажор и действует как стоячий комитет суда полного состава (Cour Pleuiere). Пришлось уладить споры между виконтами и их вассалами и в целом контролировать текущее исполнение закона. (10 *) Обзор средневекового общества с одной точки зрения договорные отношения, однако, будут неполными, односторонними и искусственный. Чтобы быть правильным, он должен соответствовать исследование составных элементов, объединяемых для формирования феодальная организация.Такой экзамен должен сдать каждый феодальной единицы и описать власть лорда над его предметы, а также работа. этих предметов. Наиболее характерным типом такой феодальной единицы является конечно, английское поместье, и теперь я хотел бы обратиться к его изучение, которое даст ключ к пониманию аналогичные явления в других странах Западной Европы. Усадьба является необходимым результатом так называемого естественного земледелия, обеспечивая для жизненных потребностей, выполняя работу на месте, без особого обмена и покупки.Это связующее звено в социальная жизнь классов, некоторые из которых в основном заняты с тяжелой работой по кормлению, одежде и жилищному кооперативу, в то время как другие специализируются на его защите и обеспечении светское и духовное правительство. Он представляет собой самый низкий и самый эффективная единица средневековой организации и местного правосудия, администрация и полиция более или менее зависят от своих договоренности. Давайте посмотрим на различные элементы, из которых историческая группа составлена.Прежде всего, это экономический элемент. Усадьба предоставил самое удобное и даже необходимое, порядок работы и прибыли в те времена. Было бы вполне неправильно полагать, что интересы и права многих просто принесены в жертву интересам и правам нескольких правителей, что поместье было не чем иным, как усадьбой, возделанной и эксплуатируется ради господина и управляется по своему усмотрению его воля и воля его слуг. Напротив, один из наиболее достоверными фактами из хозяйственной жизни поместья были его двойной механизм, если можно так выразиться.Он состоял, как правило, из сельской общины с широким, но своеобразным самоуправлением и наложенного на него поместного управления, оказывающего влияние и изменяя жизнь сообщества, но не создавая ее. Этот двойная цель и двойной механизм усадьбы следует отметить на начало как очень характерная черта; это помещает усадьбу в резком контрасте как с плантациями рабов древний мир и коммерческое хозяйство современного поместья борются за прибыль как можно лучше.Поместье все время стремилось к двум тесно связанные цели, обеспечение жителей села средствами существование и обеспечение господина прибылью. Следовательно, двойственный машины для достижения этих целей, как деревенская община, так и владения лорда. В основе всего лежала деревенская община (11 *). породили очень своеобразную систему владения и использования земли, не следует путать также с племенным сообществом в котором права градуируются в соответствии с родословной человека, либо с коммунизмом русского мира, либо с коммунизмом русского мира некоторые индуистские поселения, в которых земля распределяется и переделывается в соответствии с требованиями и экономической мощью поселенцы.Своеобразные наклонности английской сельской общины возможно, лучше всего может быть обозначено выражением "владение акциями договоренность »или« сообщество акционеров ». Каждый из домохозяйства, поселившиеся в селе, имели фиксированную и постоянную долю, или, может быть, половину акции, или четверть, или восьмую часть закрепленная за ней доля. Он стоял в скотте и во многом с деревня как шкура или две девы, или одна виргата, или говядина, по размеру доли. По стандарту этого наследственной доле были распределены все права и обязанности.Посредством сторона пайщиков там в основном проживала в селе меньшие арендаторы (дачники, фермеры), но они были просто примыкает к основному корпусу арендатора и может быть исключен из расчет в нашем общем обзоре. Система коммунального владения была очень поразительной. проиллюстрировано обращением с отходами и пастбищами в средневековье деревня. Он не был разделен между жильцами, и, хотя позже в теории права он принадлежал господину, он был повсюду по обычаю считается «обычным» для использования сельчанами.В большинстве случаев на это приходилось в какой-то степени скупиться: правила были сформулированы в отношении видов и количества животных, которых нужно отправить пастбища, время года и меры предосторожности против злоупотреблений; а также эти правила в целом можно отнести к основному принципу, что каждая семья должна использовать общую в зависимости от размера свою долю, так что, например, девственник имел право отправить на пастбище двух коров и восемь овец, а хозяин крупный рогатый скот мог послать только одну корову и четыре овцы и так далее.В использование древесины в строительстве, живых изгородей в качестве топлива, дерна, и другие прибыли, полученные из общего и неделимого фонда деревня, регулировались. аналогичными правилами или подзаконными актами. В Что касается лугов, которые были редкими и высоко ценились, то Коммунализм деревни нашел подходящее выражение в разделение этих лугов на определенное количество полос по количеству домохозяйств, участвующих в сообщество: эти полосы затем были распределены между собой домохозяйств в обычном порядке или жеребьевкой.В arable не переходил из рук в руки таким же образом. Как правило, полосы пахотных земель принадлежали каждому дому по наследству. преемственности, каждое поколение вступает в права предыдущее поколение в этом отношении. Но даже в случае пахотных земель, было много фактов, свидетельствующих о том, что это считалось зависит от сообщества, хотя в определенной степени несколько домохозяйств. Начнем с того, что удержание Несколько существовали на земле только одну часть года. В арендатор имел особое право на это, пока он находился под урожаем, что когда его вспахали и посеяли, и пока жатва еще не удалили доходы от индивидуального труда и забота, которую возделывал земледелец.Поскольку большинство полей были возделывались в средневековой Англии на трехполе или на двухпольная система, домохозяйства пайщиков получили частные права на свои пахотные полосы, пока озимая кукуруза или яровая кукуруза росли на земле, и эти отдельные права были отмечены узкие полосы дерна между полосами, называемые балками, в то время как все засеянное поле было защищено от нашествий скота временной живой изгородью. Но после того, как был собран урожай, живые изгороди упали, и все поле возвращено в состояние отходов, которое будет использоваться для пастбище как обычное явление: состояние, которое затрагивало все третий год в трех областях и весь каждый второй год в двухпольное хозяйство, к тому же значительную часть лет когда поле получило семена.Частное занятие полос возникали таким образом время от времени из открытого общего поля, договоренность, которая не только поддерживала принцип, что пашня была, в конце концов, собственностью села в целом, но имел прямые практические последствия в препятствовании частным промышленность и использование частного капитала в земледелии: это оказываются, например, при внесении удобрений в очень сложный и довольно исключительный процесс. И это еще не все: домовладелец не прекращать возделывать свой участок только по окончании сбора урожая, но у него было.даже раньше, чтобы соответствовать плану и методам выращивание в соответствии с обычаями и порядками своих соседей. Пахотные земли в его владении обычно состояли из определенного количество полосок пропорционально важности его доли, и эти полосы были перемешаны с полосами других сельчан, чтобы каждый получил свои участки земли, акры и пол-акра на всех «участках и ферлонгах деревни», как поля назывались, и приходилось бродить во все стороны присматривать за своим.Такое расположение было бы высотой абсурд в любом состоянии общества, где индивидуальная собственность преобладает, и этого самого по себе было бы достаточно, чтобы показать то, что имелось в виду, не было разделением требований в соответствии с простые правила частной собственности, так знакомые нам, но общинное земледелие, при котором пахотные земли делились между акционерам с максимально возможной пропорциональной справедливостью. В придерживаясь этого принципа, план выращивания. то рекультивация земли, последовательность сезонов ее использования для пшеница, ячмень, овес, горох, время залежи, для устройство живых изгородей и их удаление, правила отправки скот на стерне и т. д., были обработаны и посажены на практике не отраслью каждого отдельного домовладельца, а по решению села в целом.Мы можем даже обнаружить следы переделов, по которым акции домовладельцев были разделены заново согласно стандарту пропорционального важность, хотя такие случаи очень редки и в основном связаны со случаями, когда произошла путаница, чтобы сломать налаживать правильные отношения холдингов. Если мы посмотрим на системы открытого поля в целом, мы должны настаивать на том, что ключ к его организации лежит в принципе владения акциями, каждая семья получает определенную долю прав в соответствии с его долей в сообществе и удерживается соответствующие обязанности.Сельская община имеет, как правило, фермерское хозяйство. накладывается на него, и связь между ними очень близкий и интимный. Начнем с того, что ферма владений лорда рисует ренты в деньгах и натурой с участков арендаторов, и это служит счетной палатой для выплаты этой ренты. От сбоку от кассы стоят амбары и склады, где разнообразные доходы от естественного земледелия собираются по мере того, как они приходят из холдингов. В некоторых усадьбах взимаются сборы. сформировать законченный наряд для потребления лорда домашнее хозяйство, ферма одной ночи, недели, двух недель, как случай может быть.Поместья аббатства Рэмси были обязаны превратить в двухнедельную ферму 12 кварт муки, 2000 буханок хлеба, 24 галлона пива, 48 галлонов солода, 2 сестры мед, 10 кусочков бекона, 10 кусочков сыра, 10 самых лучших поросята, 14 ягнят, 14 гусей, 120 кур, 2000 яиц, 2 кадки сливочного масла, 24 галлона аудиторского эля. В Великий пост бекон и сыр были сняты и. деньги, уплаченные вместо них. С помощью этих накопленных магазинов и привлеченных средств за счет денежной ренты и мелкой аренды лорд сохраняет ряд слуг и нанимает рабочих для выращивания домашняя ферма, фруктовый сад и пахотные земли, выделенные для него, как а также для ухода за зданиями, инвентарем и т. д.Но особенность усадьбы настаивает на тот факт, что земледельческая ферма не живет независимо от примыкающая к нему сельская община не просто приносит прибыль от него в виде ренты, но фактически получает свой труд от эта деревенская община и тем самым наращивает свое хозяйство. Самая важная из этих услуг - недельная работа. в исполнении крестьянства. Каждый девственник или обладатель крупного рогатого скота должен послать рабочего для работы на ферме лорда около половина количества дней в неделе.Три дня действительно наиболее распространенный стандарт для обслуживания такого рода, хотя четыре или бывает и пять, и два. Это должно быть перенесено в в случае серьезных обвинений, например, четыре или пять дней ' недельной работы, что только один рабочий из всего хозяйства означало, в то время как обычно было несколько мужчин, живущих на каждом держа; иначе пятидневная служба была бы невозможна выполнять. В течение этих трех дней, или как там число было, многие требования владений должны были быть выполнены.В главным из них была вспашка полей, принадлежащих господин, а для такой пахоты крестьянин должен был не только явиться лично как разнорабочий, но чтобы привести волов и плуг или вместо того, чтобы присоединиться к своим волам и пахать в работе, возложенной на деревня: тяжелый плуг с упряжкой из восьми волов обычно состоит из нескольких крестьян, вносящих свой вклад в звери и орудия в его составе. Таким же образом сельчанам пришлось пройти через мучения своими боронами и возить урожай в телегах и телегах.Также были распределены обязанности по перевозке в телегах и на лошадях. в зависимости от времени, которое они отводили на рабочую неделю. потом появились бесчисленные виды ручной работы по возведению и поддержание живых изгородей, сохранение дамб, каналов и канавы, обмолот и уборка кукурузы, уход и стрижка овец и пр. Вся эта ручная работа считалась в соответствии с общепринятыми стандартами как дневная, так и недельная. Но наряду со всеми этими услугами, в которых работает обычная неделя крестьянства распределялись стояли некоторые дополнительные пошлины.Вспашка для господина, например, была наложена не только в форма определенного количества дней в неделе, но также принимала форма определенного количества акров, которые деревня должна была пахать и сеять для господина независимо от количества времени для этого потребовалось. Иногда это называли gafolearth. потом снова потребовались чрезвычайно обременительные услуги, в сезоны, когда агротехнические процессы как бы в самом разгаре, во время кошения и жатвы, когда каждый день имеет особую ценность и рабочая сила сельскохозяйственных рабочих напряжена до предельно.В то время было принято вызывать весь трудоспособного населения усадьбы, за исключением домохозяек, в течение двух, трех или более дней кошения и жатвы поля господина. К этим благотворительным работам крестьянство просили или приглашены по специальному вызову, и их ценность до сих пор была оценили, что сельчан обычно угощали едой в случаи, когда их снова и снова отозвали от их собственных поля к владениям. Щедрость лорда фактически пошла до сих пор в исключительно тяжелых проливах, чтобы подать немного эля разнорабочие, чтобы держать их в хорошем настроении.Таким образом, владения ферма процветала как своего рода огромный паразитический рост, опираясь на сила арендатора. Обратимся теперь ко второму составному элементу поместье, к тому, что мы назвали его социальным аспектом в отличие от экономические и политические аспекты. С социальной точки зрения Вид усадьбы представляет собой сочетание классов и трех основных классы должны быть найдены на его почве: виллэны, или как они есть иногда называемые обычными арендаторами, фрахтователями или бесплатными арендаторы, чиновники и слуги господина.Виллэны составляют большинство. Они исходят от людей, чьи позиция отнюдь не была единообразной. Некоторые из них - потомки рабов, некоторых свободных людей, попавших в крепостное право через преступление или неспособность обеспечить средства к существованию. Некоторые претензии происходить из духов саксонских времен, класс свободных крестьяне, постепенно низведенные до сельской кабалы. Быть что как бы то ни было, отличительные черты села получены из всех его первоисточников и смешаны, чтобы сформировать состояние, которое не является ни рабством, ни добровольным рабством, ни подчинение свободных крестьян своим правителям.Три основных черты, которые кажутся особенно характерными для усадебного поселения: выполнение сельских услуг, невозможность требовать и защищать гражданские права против лорда и признание вилланов свободные люди во всех вопросах, касающихся политического и уголовного права царства. Каждая из этих черт заслуживает особого внимания. Виллен в первую очередь мужчина, вынужденный выполнять сельские работы. для своего господина. Каждый человек в средневековой социальной схеме связан чтобы выполнить какую-то работу, каждый держится за какую-то служение или появляется как последователь того, кто придерживается некоторых услуга.Церковь удерживает часть своих земель в обмен на нее. обязанность молиться и служить духовным нуждам. В рыцари и сержанты держат свою военную службу разные типы. Бюргеры и соцагеры в основном держатся оплата аренды через службу аренды. Виллен должен выполнять сельскохозяйственные услуги его господину. Некоторые из таких сельскохозяйственных услуги могут быть связаны с владением другими классами, с срок пребывания в должности сокагеров, горожан и даже военных арендаторов, но характерная недельная работа в первую очередь была наложена на вилланов, и хотя иногда им удавалось избавиться от него с помощью коммутируя его за денежные выплаты, эти модификации их статус считался второстепенным и исключительным, и как правило, некоторые следы первоначальных обязательств сельскохозяйственных службы остались: даже привилегированные виллэны должны были служить своим лорд, как ривы или сельские управляющие, должен был послать своих овец в лорда, должен был явиться по приказу помещичьих офицеров, чтобы выполнять ту или иную работу в поле.Виллен был решительно человеком, которого держали за вилку и цеп. В первые дни феодализма сельскохозяйственная служба должна была иметь решила судьбу многих людей, которые претендовали на звание бесплатно. Грубо говоря, действительно важное различие заключалось в следующем: по одну сторону стояли люди, которые должны были кормить остальных и были поэтому связаны с glebe, с другой стороны, те, кто был свободен идти, куда им заблагорассудится, при условии, что они или церковные обязанности, и платили их ренту.Но когда однажды произошел основной социальный раскол, юристам пришлось столкнуться с огромное количество личных претензий и споров, и они постепенно разработал принцип, который сам стал основой социальной различия. а именно, что виллен, крестьянин, державший сельская работа, не имел гражданских претензий к своему господину. Это было удобно предположить, что все, чем владел виллен, было полученный из гранта его господина и подлежащий возобновлению им, и хотя это ни в коем случае не может быть правдой с точки зрения исторического на самом деле, это стало правдой, потому что королевские дворы отказался рассматривать и принимать решения по гражданским искам вилланов против их господин.Виллэны остались незащищенными, и это отсутствие защита породила серию обычных взысканий, весьма кроме многих случаев, когда лорд просто плохо обращался с крестьяне. Виллену пришлось заплатить штраф за брак своей дочь, потому что она считалась собственностью лорда, и этот штраф был существенно увеличен, когда она вышла замуж вне светлость, как лорд потерял свою рабыню и ее потомство из-за такой брак. После смерти виллена его наследник не мог войти в его наследство, не отдавая ценной лошади или вола в знак признания претензий лорда к земледельческому экипировка холдинга.На самом деле гражданская инвалидность вилланов не равносильно общей незащищенности их прав владения. На Напротив, обычаи поместья были тщательно продуманными. и предусмотрел большинство непредвиденных обстоятельств сельской жизни с точность и аккуратность проведения различия, поскольку закон, применяемый в королевские дворы. Но все эти положения были просто обычными правила, основанные на фактах; они не связывали господина, и в одно очень важное уважение, объем и вид работы, которую предстоит требуется от крестьянина, меняется и иногда увеличивается произошел.Был один класс английского крестьянства, который пользовался намного лучше. состоянии, а именно вилланов на так называемые древние владения Короны. В усадьбах, в которых принадлежал королям до завоевания и был пожалован подданных после Завоевания, лорды не имели права вытеснять сельчан из своих хозяйств и увеличить свои услуги в удовольствия, но были обязаны следовать обычаям, которые время перехода поместья от короны. В таком усадьбы было допущено обращение в сельские суды, и К крестьянам относились как к свободным людям в отношении своих квартир и услуги; их владение стало разновидностью аренды или контракта, хоть и обременен базовыми сервисами.Только эта ценная привилегия подчеркнули с большей резкостью бесправное состояние остальное крестьянство. Однако эта бесправность ограничивалась отношениями вилланов с их Господом. В отношении всех третьих лиц и в отношении требований государства они были считается бесплатным. Это третья отмеченная особенность их условие. Напомним, что раб римлян и саксонцев раз было вещь, в лучшем случае животное, что он должен был действовать просто от имени своего хозяина, что если он совершит кражу или убил кого-то, его хозяин был привлечен к ответственности за свое преступление, и что он не был допущен к хозяину как воин и не заплатил любые налоги в налоговые органы, хотя он был оценен по его цене и больше, чем его ценность, когда его хозяин должен был заплатить.Все эти черты рабства постепенно исчезали, когда рабы и ceorls были смешаны в форме села. Виллен был признанный имеющим душу и собственную волю не только в глазами христианской церкви, но глазами феодального государства. Он могли заключать договоры и приобретать недвижимость, несмотря на факт, что некоторые авторитетные юристы утверждали, что он мог ничего не приобрел для себя и что все, что он принадлежал его господин. Его посадили в колодки или повесили за преступления, а господин пришлось довольствоваться потерей своего человека, так как он не должен был платить за его преступления.Виллэны были сгруппированы в фритборгах или десятинах. откровенности, чтобы мир королевства и его полиция могла бы быть лучше принуждена. Они не просто облагались налогом их лордов и через их лордов, но также должны были платить хидаж и кастрировали со своей земли, а пятнадцатую и двадцатую - с собственное движимое имущество. В целом правительство смотрело на них как на своих непосредственных подданных и не преминул возложить на них обязанности, хотя он отказался защищать их обычные права от господин. Знаменитые постановления Великой хартии в отношении личных безопасность и права собственности распространялись прежде всего на свободных людей и к бесплатным многоквартирным домам, а их было довольно много в усадьба.Действительно, без них усадьба считалась неполной. Кроме рыцари и оруженосцы или сержанты, которые держали лорда военную службу, было много арендаторов, которые стояли перед ним в отношения определенного соглашения, уплаты определенной фиксированной арендной платы или выполнение определенных указанных услуг, которые, какими бы обременительными они ни были, не составляли общей обязанности сельского труда возложенных на вилланов. Многие были арендаторами, которые без апелляция к чартеру или указанному соглашению, чтобы доказать их договорные отношения с лордом, держали свои квартиры от отец к сыну, как будто между ними было определенное соглашение и лорд, выполняя определенные услуги и платя определенные аренда; и этот урок был самым важным из всех.Это были правообладатели так называемые или, как их называли, много старинных усадеб, сокемен. Не вдаваясь в вопрос об их происхождении и истории, мы должны решительно изложить принцип их пребывания в феодальном обществе: это было владение договор и поэтому бесплатно. Такова была его суть, хотя в во многих, возможно, в большинстве случаев, заключение контракта было скрытый с течением времени, до которого не доходит память, и на самом деле едва ли представлял собой нечто большее, чем правовая презумпция.В четкое различие, проведенное судами между арендаторами в отношения контракта с их Лордом и арендаторами в отношении обычное подчинение, резко разделившее классы фрахтователей и вилланов и лепили все детали их личных должность. В конкретных случаях не всегда было легко разобрать к какому из двух крупных подразделений принадлежит физическое лицо и холдинг принадлежал, и, как исторически сложилось, процесс прессования людей в жесткие и быстрые строки этой классификации была достигнута за счет игнорирования предыдущих и более органических аранжировки, но, несомненно, это различие создало шаблон, которые не только сильно помогли навести порядок в феодальной общества, но поставили определенную цель перед тем самым классом, который подавлен этим; чтобы обрести свободу, виллэны должны стремиться к договорные отношения со своими господами.Теперь нас интересует период, когда эти устремления были лишь более или менее неопределенными ферментами общественного прогресса, и юридическое различие по-прежнему действовало как твердое правило. В правообладатели искали и получили защиту своих прав в королевские дворы и тем самым не только приобрели привилегированное положение. положение в отношении холдингов, сборов и услуг, но в смысл, получил совершенно иную основу от виллена и смогли выйти за пределы поместья, чтобы искать их закон вне его.Несомненно, так оно и было, и бесчисленные записи судебных процессов между лордами и арендаторами говорят нам всех возможностей, которые такая позиция открывала перед правообладатели. Но необходимо осознать обратную сторону материи, которую мы можем проигнорировать, если слишком много акцент на правовом статусе фолхолдеров в Королевских судах. Во всем, что коснулось быта и устройства села. общины, лежащей в основе поместья, фриголдеры были в в жребии с поселком и, следовательно, наравне с Виллэны.Говоря об управлении открытым и отходы распределения пахотных и луговых угодий, методы огораживания и выпаса и т. д., мы не применяли разницы между вилленами и фолхолдерами, действительно, у нас нет даже упомянул условия. Мы говорили об арендаторах, членах сообщества, акционеров, и теперь, когда мы научились проникнуть в глубокую правовую пропасть между двумя частями арендатора, мы все же должны настаивать на том, чтобы обе секции были едины в отношении всех прав и обязанностей, вытекающих из их аграрное объединение, относящееся к ним как земледельцы землю и как мужья в своих домах.Обе секции присоединились к составлять подзаконные акты и декларировать обычаи, которые управляли жизнью деревни и ее сложной экономической практики. И фриголдеры должны были не только участвовать в управлении сообщества, но, конечно, подчиняться его решениям. Они были не свободны в том смысле, что могут использовать свои участки, как они любили, управлять своими пашнями и пастбищами несколько раз, держать раздельное и самостоятельное хозяйство. Если они преступили против правил, установленных сообществом, они были обязаны платить штрафы, конфисковать скот, иметь свою собственность отвлекся.Конечно, процессы обычного права были сильно затрудняется и даже видоизменяется из-за того, что правообладатели имели доступ к королевским дворам и могли оспаривать приговоры поместной юрисдикции и решения поселка в королевских судах. И несомненно прочная опора, полученная в этом отношении собственниками, позволила во многих случаях, чтобы воспрепятствовать мелкой юрисдикции их соседей, и предъявлять претензии, не соответствующие подчинение постановлениям поместной общины.Но это противоречие определений и атрибутов, хотя неизбежное в ввиду неоднозначной позиции фрахтователей, не должно препятствовать нам от признания второго принципа их состояния как ну как и первый; они были не просто арендаторами по контракту, но также члены деревенской общины и подчиняются ее подзаконным актам. После того, что было сказано о положении арендаторов, мы не нужно долго останавливаться на положении господина и его непосредственные помощники. Лорд был монархом в поместье, но монарх скован обычной конституцией и договорными прав.Часто он был достаточно силен, чтобы прорваться через эти обычаи и соглашения, действовать произвольно, проявлять жестокость и насилие. Но в подавляющем большинстве случаев чувства и каприз уступил место разумным соображениям. Разумный господин не мог позволить себе игнорировать стандарты справедливости и правосудие, установленное с незапамятных времен, и знание реальных условий жизни. Среднюю линию нужно было нанести между претензиями правителей и интересами субъектов, и в соответствии с этим подзаконным актом были сформулированы и выросли обычаи, которые защищали арендаторов, несмотря на то, что это было оставлен королевскими судьями.Эта неписаная конституция была защищено не только опасением, что его нарушение может рассеять деревенское население, труд которого благополучие лорда и его приближенных в конце концов зависело, но также из-за необходимости придерживаться определенных рамок власти помещичий посох, которым должен был пользоваться сеньор. Этот персонал состояли из управляющих и сенешалей, которые должны были действовать как надзиратели всего, председательствовать в поместных судах, счета, чтобы представлять лорда во всех случаях; Ривз кто, хотя и выбирались сельчанами, действовали как своего рода посредники между ними и лордом и должен был взять на себя инициативу в организация всех сельских служб; бидлз и рыцари или радмены, которые должны были служить призыву и нести заказы; различных надзирателей, например, сторожа, которым приходилось ухаживать за живой изгородью, в лесу для пастбищ и леса, сеятель и молотилка; могилы вересковых пустошей и дамб, которые приходилось искать после каналов, котлованов и дренажей; пахари и пастухи, использовались для использования домовых плугов и стада.Все эти министры должны были контролироваться хорошо осведомленными домовладельца, и одним из самых эффективных проверок для них был обеспечивалось формированием помещичьего обычая. Это было в заинтересованность самого лорда в укреплении обычного порядка что не давало захватывающим стюардам и сержантам испортить крестьянство путем поборов и произвола. Это привело к великому регистрации таможни в отношении холдингов и услуг, многие из которых дошли до нас с двенадцатого, тринадцатого и четырнадцатого века; они были гарантией интересов обоих арендаторов и лорда.Сложная техника усадьбы как центра хозяйственного дела и общественные отношения сами по себе требовали подходящего организация. Но помимо этого усадьба была местным центром цели полиции и правосудия; он должен был обеспечить соблюдение королевских приказы и закон области в ее местности. Это было бы правильнее сказать, что усадьба и сельская община или лежащие в их основе поселки считались местными центрами правосудия и полиция, потому что в этих политических вопросах двойной аспект усадьбы, то, что она состоит из верхней и нижняя половина, так же явно вышла на первый план, как и в ее экономической за работой.Действительно, в целях правосудия, налогообложения, надзора бродяг, ловли и наблюдали за воров, поддерживая порядок дороги и т. д., правительство не признало прямая местная единица усадьба, но деревня, сельская община или город, как говорилось в старом английском языке. За виллой нужно было ухаживать формирование откровенного залога, чтобы охранять, присматривать заключенных и отвести их в тюрьму, сделать представления судьи и явиться по очереди шерифа. Этот факт важное историческое свидетельство роста поместная юрисдикция, но, помимо этого, следует отметить как особенность фактического отправления правосудия и полиции в феодальный период.Можно сказать, что когда центральный власть обращалась напрямую к населению либо за помощью, либо за ответственность, это было сделано через посредство, а не через поместья, но древних городов или поселков слились в них. Но много дел было поручено заботам усадьба, в которую центральная власть вмешивалась лишь косвенно. Была целая сфера мелкой юрисдикции над вилленами, как подданные лорда, возникали бесчисленные случаи от аграрных проступков и споров были споры между арендаторами одного и того же господина в отношении земли, принадлежащей ему, были франшизы, то есть полномочия, отданные специальные гранты правительства или извечным посягательством лорды в отношении пошлин, рыночных прав, хлеба и эль, и другие вопросы коммерческой полиции, к суду воры, браконьеры и тому подобное.Во всех этих отношениях поместный лорд был призван действовать в соответствии со своим положением и гарантированные привилегии. Но ни в коем случае он не мог действовать в одиночку и Сам по себе: он действовал в своем суде и через свой суд. Изначально это двор, халимоте, зал заседаний, как мы можем переводил термин, занимался всякими делами: попробовал случаи, когда были затронуты виллэны, совершили сделку по передаче права собственности бизнес, соблюдение юрисдикции франшиз. Его женихи были как собственниками, так и вилленами, а если они не всегда действуем совместно, по крайней мере, у нас нет средств различать между разными ролями, которые они играли.Однако постепенно произошла дифференциация, и возникли три основных типа судов на существование, Обычный суд, Суд Барона и Суд Leet; но нам не нужно здесь беспокоиться о технических различия, связанные с этим разграничением судов. Все эти детали имеют простой и разумный смысл, когда мы рассматриваем их с точки зрения всестороннего обустройство каждого населенного пункта для заселения всех его дела, административные, налоговые, юрисдикционные, а также хозяйственный и гражданский.Это сбивающее с толку разнообразие следует объяснить то, что, несмотря на все стремления сделать усадьбу полный и самодостаточный в этой мелкой локальной сфере, он мог не отрезать себя от общей ткани королевства. Через каналы, которые соединяли его с центральным к властям пришли тревожные элементы; привилегии бесплатного арендаторы, контроль за использованием франшиз, вмешательство королевских дворов и королевских офицеров. Все эти факторы оказали усадебные устройства более сложные и менее компактные, чем они иначе могло бы быть; но, конечно, именно эти элементы застраховали его дальнейшее развитие в направлении более совершенных форм организации и не позволил ей выродиться в деспотизм или в касту.Усадьба - своеобразное английское заведение, хотя может служить иллюстрацией западноевропейского общества в целом. Феодализм, естественное земледелие, господство военного класса, кристаллизация полномочий и прав в местных центрах, явления, которые имели место по всей Западной Европе и которые привели во Франции, в Германии, в Италии и Испании похожи, но не идентичные результаты. Интересно посмотреть, как в этих былых времена и далекие обычаи некоторые исторические черты, которые даже сейчас отделяют Англию от ее соседей, формируются себя в то самое время, когда близкие отношения между страны Европы это хорошо видно.Нарушение нации в местные организмы более полно во Франции и в Германии, чем в Англии, которая благодаря нормандскому Завоевание и ранний подъем норманнской королевской семьи и нормандцев аристократия была спаяна в национальное целое в период, когда его южные соседи почти не обращали внимания на национальный союз. Несмотря на это, английская усадьба была устроена более систематично и сильнее сплочены, чем французская сеньори или немецкая Grundherrschaft. Французский барон правил произвольно над своими крепостными и был почти бессилен в отношении своего свободного vassaux, в то время как немецкий Grundherr имел весьма запутанный комплекс социальных групп, с которыми нужно иметь дело, комплекс, больше похожий на классы Англии, существовавшей в тот день, когда король Эдуард Исповедник был «жив и мертв», чем в Англии Генриха II. и Эдвард И.Социальные различия между военным классом и сельский рабочий класс, естественное земледелие, которое в значительной степени обходится без коммерческих сношений и денег сделки, производимые во всех западных странах, в подчинении вилланов и наложение владений лорда на владения рабочего класса. Но вместо того, чтобы принять форму союза между владениями лорда и прочно организованной деревенская община, центральная экономика лорда должна была иметь дело с Франция с рыхлыми скоплениями отдельных поселений, в то время как в Германия - общинный элемент в сочетании с доманиалом во всех отношениях. своего рода случайные пути, которые, хотя и очень выгодны в некоторых дела, не превратились без труда в прочно установленный и общепризнанный орган сельских обычаев.В Англии все было иначе. Вряд ли может быть сомневаюсь, что благодаря сильной конституции, укорененной в обычае, усадьба Англия в своем социальном развитии получила столько же начало своих соседей, поскольку он получил приоритет над ними политически через ранний рост парламентской учреждения. ЗАМЕТКИ: 1. "Rex autem habet superiorem, id est Deum, предмет легенды, за quam". factus est Rex. Пункт curiam suam, videlicet comites, barones, quia comites dicuntur quasi socii regis, et qui habet socium, habet magistrum, et ideo si rex fuerit siue freno, i.е., синус lege, debent ei frenum ponere ". 2. Красная книга казначейства, 283: отчет Хью де Лейси относительно его рыцари "" Ricardus Brito et ipsi qui post ipsum sunt nominati tenent de domino Hugone sine servitio aliquo quod eis statum est. Quidam de eis sunt mecum residencentes et invenio eis needaria. Et quidam sunt in domibus meis in Wallia et invenio eis needaria ". 3. См. Также главу XII, стр. 281-2 и главу XVII, стр. 457. 4. Среднее правосудие (moyenne Justice) возникло позже. и не был общепринятым.5. Cartulary of St. Mihiel, цитируемый Flach, Origines de l'ancienne France, i. п. 442. 6. Цитируется Pergameni, L'avouerie ecclesiastique belge, Гент. 1907, с. 83, 84. 7. Цитируется по Luchaire, Manuel des французские институты, с. 185. 8. Бигелоу, Placita Anglo-normannica, стр. 34. 9. Coutume de Touraine-Anjou, p. 17: Bers si a toutes en sa terre, ne li rois ne puet mettre ban en la tere au baron, sanz Сын assentement, ne li bers ne puet mettre ban en la terre au vavasor, sanz l'assentement au vavasor; (получено в Etablissement de St Louis, I, p.26. См. П. Виолле, Etablissements de St Louis, II, стр. 36). 10. Кадье, Les Etats du Rearn, цитата: Люшер, Мануэль, с. 254. 11. В некоторых частях страны поселились по системе разрозненных фермы, пашни и луга естественно были разделены между отдельные домохозяйства, но даже тогда много коммунализма остался в управлении пастбищами и лесом.

феодализм: история феодализма в Европе

Феодальная система впервые в определенной форме появляется на франкских землях в IX и X вв.Долгий спор между учеными о том, была ли его институциональная основа римской или германской, остается в некоторой степени безрезультатным; можно с уверенностью сказать, что феодализм возник из состояния общества, возникшего в результате распада римских институтов и дальнейшего разрушения германских нашествий и поселений. Конечно, рост феодализма в областях, где раньше доминировали римские институты, означал крах центрального правительства; но в регионах, не затронутых римскими обычаями, феодальная система была еще одним шагом к организации и централизации.

Система использовала и изменяла существовавшие на тот момент институты. Важным в экономическом смысле была римская вилла с особой формой аренды, прекариумом, временным предоставлением земли, которое лицо, предоставившее право, могло отозвать в любое время. Все чаще бедные землевладельцы передавали свою землю защитнику и получали ее обратно в качестве прекария, что давало начало поместной системе. Также было возможно, чтобы система поместий развивалась из германской деревни, как в Англии.

На развитие феодальных владений также повлияли римский институт patricinium и немецкий институт mundium, , с помощью которого могущественные окружали себя людьми, которые оказывали им службу, особенно военную, в обмен на защиту.Все больше и больше этот контракт об обслуживании и защите стал включать в себя предоставление бенефициума, использования земли, которое, как правило, переходило по наследству. Местные королевские офицеры и крупные землевладельцы увеличили свою власть и вынудили короля предоставить им права частного правосудия и иммунитет от королевского вмешательства. Благодаря этим процессам к концу 10 в. На франкских землях закрепился феодализм.

Церковь также оказала большое влияние на формирование феодализма; Хотя организация церкви не была феодальной по своему характеру, ее иерархия в некоторой степени соответствовала феодальной иерархии.Церкви принадлежало много земли, принадлежавшей монастырям, церковным сановникам и самим церквям. Большая часть этой земли, подаренной дворянами по завещанию или подарку, несли феодальные обязательства; таким образом, клерикальная земля, как и мирская земля, приняла феодальный аспект, а духовенство стало участниками светской феодальной системы. Многие епископы и аббаты были очень похожи на светских сеньоров. Эта феодальная связь между церковью и государством вызвала споры по поводу инвеституры мирян.

Феодализм распространился из Франции в Испанию, Италию, а затем в Германию и Восточную Европу.В Англии франкская форма была введена Вильгельмом I (Вильгельмом Завоевателем) после 1066 года, хотя большинство элементов феодализма уже присутствовало. Он был расширен на восток в славянские земли до окраин (приграничных провинций), которые постоянно подвергались новым вторжениям, и частично был принят в Скандинавских странах. Важные черты феодализма были во всем одинаковы, но существовали определенные национальные различия. Феодализм продолжался во всех частях Европы до конца XIV в.

Концентрация власти в руках немногих всегда была большой подрывной силой в феодальной системе. Подъем могущественных монархов во Франции, Испании и Англии разрушил местную организацию. Другой разрушительной силой было усиление коммуникаций, которое разрушило изолированное поместье, способствовало возникновению городов и способствовало появлению класса горожан. Этот процесс значительно ускорился в 14 веке. и много сделал для разрушения феодальных классификаций общества.

Система постепенно выходила из строя. Он не был полностью разрушен во Франции до Французской революции (1789 г.), сохранялся в Германии до 1848 г. и в России до 1917 г. Многие пережитки феодализма все еще сохраняются, и его влияние остается на институты Западной Европы.

Колумбийская электронная энциклопедия, 6-е изд. Авторское право © 2012, Columbia University Press. Все права защищены.

Дополнительные статьи в энциклопедии: Древняя история, средневековье и феодализм

Все, что я знаю об иммунитете монарха, я узнал от короля Генриха III

% PDF-1.7 % 1 0 obj > / Metadata 2 0 R / Outlines 5 0 R / Pages 3 0 R / StructTreeRoot 6 0 R / Type / Catalog / Viewer Настройки >>> эндобдж 2 0 obj > поток application / pdf

  • Гай И. Зайдман
  • Истоки ответственности: все, что я знаю об иммунитете монарха, я узнал от короля Генриха III
  • Prince 12.5 (www.princexml.com) AppendPDF Pro 6.3 Linux 64 бит 30 августа 2019 Библиотека 15.0.4Appligent AppendPDF Pro 6.32020-06-26T11: 51: 07-07: 002020-06-26T11: 51: 07-07: 002020- 06-26T11: 51: 07-07: 001uuid: 986a131b-aeb8-11b2-0a00-904ebc020000uuid: 986a131d-aeb8-11b2-0a00-4078d5ccff7f конечный поток эндобдж 5 0 obj > эндобдж 3 0 obj > эндобдж 6 0 obj > эндобдж 24 0 объект > эндобдж 25 0 объект > 0] / P 12 0 R / Pg 36 0 R / S / Ссылка >> эндобдж 13 0 объект > 1] / P 6 0 R / Pg 36 0 R / S / Ссылка >> эндобдж 14 0 объект > 2 26 0 R] / P 6 0 R / Pg 36 0 R / S / Link >> эндобдж 15 0 объект > 4] / P 6 0 R / Pg 36 0 R / S / Ссылка >> эндобдж 28 0 объект > 10] / P 19 0 R / Pg 36 0 R / S / Ссылка >> эндобдж 30 0 объект > 14] / P 20 0 R / Pg 36 0 R / S / Ссылка >> эндобдж 33 0 объект > 24] / P 22 0 R / Pg 36 0 R / S / Ссылка >> эндобдж 34 0 объект > 28] / P 23 0 R / Pg 36 0 R / S / Ссылка >> эндобдж 23 0 объект > эндобдж 36 0 объект > / MediaBox [0 0 612 792] / Parent 50 0 R / Resources> / Font> / ProcSet [/ PDF / Text / ImageC] / XObject >>> / StructParents 0 / Tabs / S / Type / Page >> эндобдж 47 0 объект [35 0 R 38 0 R 40 0 ​​R 42 0 R 43 0 R 44 0 R 45 0 R 46 0 R] эндобдж 48 0 объект > поток xXMs6WHd28qiJiND [L $ ҥxAIL * N = tP & ~} YYeɬ "Ϟ ') ^ & Ŧzxy> YLEZwHy3ЌGWI! W o t`xw 磗 $ nv 1A

    От средневековой концепции до колоний и конституции США Томаса Баррелла :: SSRN

    Campbell Law Review, Vol.34, осень 2011 г.

    118 стр. Размещено: 3 октября 2011 г. Последняя редакция: 19 января 2012 г.

    Дата написания: 9 октября 2011 г.

    Абстрактные

    Комментаторы часто выступают за то, что формулировки привилегий и иммунитетов, содержащиеся в Конституции Соединенных Штатов, представляют собой авторитет некоторых прав в спектре естественного права, Билля о правах или основного закона в целом.Эта статья обеспечивает контекстуальную основу для аргументации, исследуя средневековые королевские привилегии и иммунитеты и прослеживая устав короны до американских колоний и Конституции Соединенных Штатов. Эта статья выходит за рамки простого краткого описания использования языка в революционных брошюрах и Конституции США; скорее, в этой статье обсуждается концепция королевских привилегий и иммунитетов и прослеживается ее рост в Англии и влияние на колонии. Попутно проводятся полезные сравнения между английскими учебными заведениями и американскими учебными заведениями.

    В ранней английской истории землевладельцы были обязаны государству таможнями и услугами, и из-за этого бремени корона в соответствии с уставом предоставляла привилегии и иммунитеты. Королевские привилегии и иммунитеты муниципалитетам и торговым ассоциациям давали право, например, иметь рынки и ярмарки, торговать, путешествовать и осуществлять самоуправление. В этом первом разделе после краткого знакомства с феодальным землевладением и королевским иммунитетом в статье обсуждается развитие торговых институтов и городского управления.

    Во второй части статьи обсуждаются купцы-авантюристы и распространение муниципальных учреждений на иностранных купцов. Когда в конце пятнадцатого века Европа расширила свои границы, королевские хартии разрешили исследователям, таким как Христофор Колумб и Джон Кэбот, загружать корабли, путешествовать из Англии и открывать чужие земли. После открытий и исследований исследователи получили привилегии основывать торговые колонии. В этом разделе вводятся и обсуждаются уставные привилегии и иммунитеты первых американских владельцев.В отличие от уставов торговых ассоциаций, субсидии собственникам во второй половине шестнадцатого века были направлены на колонизацию, а также на коммерческие интересы.

    В третьей части статьи обсуждается влияние английских институтов в колониальной Америке. Согласно королевским уставам, в Америке пустили корни три типа колоний и множество английских институтов. Среди других тем в этом разделе обсуждаются вопросы владения, колониального управления и колониального собрания. Колониальное собрание сыграло важную роль в колониальном развитии, поскольку колонисты стремились освободиться от короны и собственника.

    В четвертой части статьи исследуется возникновение концепции «привилегии и иммунитеты англичан» и прослеживается ее влияние в колониях. Семнадцатый век был периодом революций и преобразований. В первой половине семнадцатого века англичане использовали «свободу подданных» для борьбы с королевскими монополиями. После того, как эта концепция была введена, она служила защитникам и публицистам различными способами. Революционеры чувствовали свои права как прирожденные англичане, дающие им право пользоваться древними статутами и основным законом.Когда эта концепция, подкрепленная схожими, но отличными друг от друга положениями колониальных хартий, достигла колоний, колонисты заявили, что они тоже пользуются привилегиями и иммунитетами английских подданных и, таким образом, пользуются теми же правами и законами, что и подданные, проживающие в Англии, включая право на быть свободным от налогообложения без согласия.

    Английское налогообложение без колониального представительства было главным фактором американской революции. После обретения независимости колониям больше не нужно было ссылаться на привилегии англичан.Тем не менее, концепция привилегий и иммунитетов вошла в текст Статей Конфедерации («свободные жители имеют право на все привилегии и иммунитеты свободных граждан в нескольких штатах») и Конституции Соединенных Штатов («Граждане каждого штата должны быть имеет право пользоваться всеми привилегиями и иммунитетами граждан в нескольких государствах »).

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *