Феодализм в древней руси кратко: Развитие феодальных отношений, «Русская Правда»

Содержание

Развитие феодальных отношений, «Русская Правда»

1. Ярослав Мудрый.

Великим киевским князем в первой половине XI в. был сын Владимира Святославича Ярослав, прозванный Мудрым (1019-1054). Он укреплял древнерусское государство, заботился о его могуществе. Ему удалось наголову разбить печенегов, и они с тех пор перестали нападать на Русь.

Христианскую церковь Ярослав усиливал, давая ей земли и обязывая крестьян на нее работать. При монастырях устраивали школы, где обучали детей грамоте и готовили служителей церкви.

Сам Ярослав любил чтение и часто читал книги. В Киеве по его приказу были возведены прекрасные строения - величественный Софийский собор, новые городские стены с Золотыми воротами. В Киеве в его княжение работали многие искусные художники и архитекторы- русские и иностранные. Хотя в знаменитых постройках и в церковных иконах и картинах сильно было влияние Византии, но в целом складывались постепенно новая своеобразная русская живопись и архитектура.

При Ярославе Мудром росли и укреплялись международные связи Руси. Иностранные короли искали с ней союза: ведь теперь это было большое и сильное государство. Сам Ярослав женился на шведской принцессе, а дочерей своих выдал замуж за французского, венгерского и норвежского королей. Сын Ярослава женился на византийской принцессе. В те времена брачные связи членов королевских и княжеских семей устанавливались по политическим расчетам, являлись средством укрепления и развития связей между государствами. Иностранные короли считали честью породниться с семьей киевского князя, и это говорило о международном значении древней Руси.

 

2. Окончательная победа феодальных отношений.

Усиление угнетения смердов. Образование большого и сильного государства -древней Руси - создавало условия для более успешного развития хозяйства. К XI в. пашенное земледелие стало господствующим почти на всей территории Руси. Крестьяне производили больше продуктов. Этим пользовались феодалы. Разными путями они закабаляли свободных смердов и заставляли их выполнять барщину и платить оброк.

Земельные владения феодалов - князей и бояр - назывались

вотчинами Обычно в центре вотчины располагался господский двор. Здесь находился жилой дом феодала, помещения для слуг, хозяйственные постройки: клеть - для хранения зерна, хлев и загон - для коров и овец, конюшня - для лошадей.

В каждой вотчине было много слуг, помогающих феодалу управлять хозяйством и держать в повиновении крестьян: огнищанин (старший дружинник, управитель хозяйства), тивун (управитель дома), подъездной (сборщик оброка, дани) и другие.

Вблизи господского двора стояли убогие избы зависимых людей: закупов, рядовичей, холопов. Среди них были и ремесленники, которые обслуживали своего господина и живущих вокруг крестьян.

Избы крестьян покрыты соломой. Маленькие оконца, прорезанные в бревнах и закрывавшиеся доской, пропускали в избу скудный свет. В холодное время вместе с людьми в избе находился и мелкий скот, домашняя птица. Топилась крестьянская изба по-черному: печь не имела трубы, и дым выходил через дверь и отверстие в крыше.

Пахотные земли вотчины состояли из двух частей: на одной велось господское хозяйство, другая делилась на наделы зависимых крестьян. Наличие у крестьянина надела и своего хозяйства было необходимым условием существования феодальной вотчины. Ведь крестьянин со своего хозяйства платил феодалу оброк и своими орудиями труда, на своей лошади обрабатывал господское поле.

Постепенно феодал прибирал к рукам все новые земли и расширял свои владения. Этому способствовала княжеская власть. Киевские князья раздавали земли с крестьянами местным феодалам и своим дружинникам. Новыми богатыми землевладельцами - притеснителями крестьян стали монастыри.

Во время суда часто применяли испытание огнем: обвиняемого заставляли брать в руки раскаленное железо. Если ожоги были сильными, его считали виноватым.

В первой половине XI в. феодальные отношения в древней Руси окончательно победили.

 

3. «Русская Правда»

Укрепление феодальных отношении сопровождалось острой классовой борьбой. Крестьяне не хотели мириться с потерей свободы. Они отказывались выполнять повинности, убивали боярских слуг, а случалось, и самого феодала, поджигали его дом, поднимали восстания. Сопротивление смердов жестоко подавлялось феодалами, интересы которых охраняло государство: княжеская власть, дружина, суд, церковь. На страже интересов феодалов были и постепенно сложившиеся на Руси феодальные обычаи и законы. При Ярославе Мудром было положено начало русскому письменному законодательству.

Законы того времени были записаны в сборнике, который назвали «Русской Правдой». Сыновья Ярослава дополнили ее новыми постановлениями.

Была запрещена кровная родовая месть - пережиток родового строя. За убийство человека раньше мстили родственники убитого, убивая родных убийцы из поколения в поколение. Теперь же за убийство положен был денежный штраф. (См. документ ниже.)

Гривной тогда назывался слиток серебра весом около 200 граммов. Паше слово «гривенник» происходит от слова «гривна», но разница, как видите, очень большая.

«Русская Правда» охраняла частную собственность, и в первую очередь собственность феодалов на землю. Кто перепашет чужую межу, платит штраф 12 гривен

Украдут вола- штраф одна гривна и вернуть вола. Если убили смерда - штраф 5 гривен. Если убили княжеского слугу, старшего дружинника,- штраф гораздо больше- 80 гривен. В 16 раз дешевле ценилась жизнь простого крестьянина по сравнению с жизнью знатного человека. Таковы были феодальные порядки. Закон охранял прежде всего собственность и жизнь феодала.

Разбирала «Русская Правда» и ссоры между дружинниками. В драке вырвали клок бороды - штраф 12 гривен в пользу князя. Выбили в драке зуб, и кровь течет изо рта (улика налицо) - штраф 12 гривен в пользу князя, а потерпевшему - гривна.  

 

ДОКУМЕНТ ИЗ «РУССКОЙ ПРАВДЫ»

(в переводе на современный русский язык)

  • 18. Если убьют огнищанина умышленно, то убийце платить за него 80 гривен... а за княжеского подъездного - 80 гривен.
  • 21.А за княжеского тивуна - 80 гривен...
  • 22.За княжеского сельского старосту или за полевого старосту платить 12 гривен, а за княжеского рядовича -5 гривен. 
  • 23.А за убитого смерда или холопа - 5 гривен.
  • 25. А за княжеского коня... 3 гривны, а за коня смерда - 2 гривны.
  • 27. А если уведет чужого раба или рабыню, то он платит за обиду 12 гривен...
  • 31.За истязание смерда, без княжеского повеления, за обиду - 3 гривны.
  • 32.А за огнищанина, тивуна... 12 гривен.
  • 33.А кто распашет полевую межу или испортит межевой знак, то за обиду -12 гривен.
  • 79. Если кто сожжет гумно, то выдается головой князю со всем имуществом, из коего наперед вознаграждается убыток хозяину, а остальным располагает по своей воле князь. Так же поступить с тем, кто двор сожжет.
  • < Усиление древнерусского государства
  • -> Народные восстания, Феодальные усобицы на Руси >

Формирование феодальных отношений на Руси

Категория: Билеты по Истории России.

Поможем написать любую работу на похожую тему

Получить выполненную работу или консультацию специалиста по вашему учебному проекту

Узнать стоимость

Развитие производства и укрепление древнерусской государственности обусловили качественные сдвиги в сфере социальных отношений. По мнению большинства историков, именно на XI в. приходится в Киевской Руси становление феодализма – особого комплекса социально-экономических и политических отношений.

Формирование фео­дальных отношений на Руси шло в целом по общеевропейскому типу: от государственных форм к сеньориальным (вотчинным). Но в отличие от Западной Европы, где традиции частной собственности античности обусловили быстрый рост сеньориального землевладе­ния, на Руси этот процесс шел гораздо медленнее.

До середины X в. характер социально-экономических отноше­ний определяли даннические отношения. Метод — сбор дани в ходе полюдья. На основе сбора дани возникает институт кормления. Дань поступала в княжескую казну, затем князь перераспределял часть дани между дружинниками в виде подарков, пиров. Помимо дани в казну поступали разного рода штрафы, накладываемые в виде нака­зания на правонарушителей, а также судебные пошлины.

Социально-экономические отношения обусловили и социаль­ную структуру древнерусского общества. О характере этой структу­ры можем судить на основе изучения свода законов того времени — “Русской Правды”, первая часть которой была составлена по инициа­тиве Ярослава Мудрого (1019—1054). Согласно “Русской Правде” в Киевской Руси существовало две группы населения: “люди служилы и неслужилы”, “сели княжи люди” и просто люди. Первые лично слу­жили князю на военном, гражданском или хозяйственном поприще. Вторые платили князю дань, образуя сельские и городские податные общества. Среди княжих мужей выделялись бояре — верхушка зна­ти, а среди простого люда — смерды, закупы и рядовичи.

Основной массой населения Древнерусского государства яв­лялись свободные общинники (люди), жившие обществами (вервь). Сельские общества были уже не родовыми, а территориальными, к тому же из них зачастую выделялись зажиточные семьи. Долгое время людей-общинников путали со смердами. Однако за их убий­ство полагался разный денежный штраф, к тому же смерды были тесно связаны с князем. Видимо, это было несвободное или полусво­бодное население, княжеские данники, сидевшие на земле и несшие повинности в пользу князя.

Много статей “Русской Правды” посвящено рабам, извест­ным под названием “челядь” или “холопы”. Большинство истори­ков склоняются к тому, что “челядь” — термин более раннего пери­ода, который употребляется наравне с новым названием “холоп”. Холопы были полностью бесправны — ударивший свободного чело­века холоп мог быть безнаказанно убит. Они не имели права свиде­тельствовать в суде, за их убийство хозяин подвергался лишь цер­ковному покаянию.

Кроме холопов, “Русская Правда” называет закупов, рядо­вичей и изгоев. Закуп — это разорившийся общинник, пошедший в долговую кабалу за взятую и не отданную ссуду (купу). Не сов­сем ясен статус рядовича, хотя название идет от некоего договора (ряда). Изгой же — это человек, лишившийся своего социального статуса (люди, порвавшие с общиной, холопы, отпущенные на во­лю). Рядовичи и изгои, как и закупы, подвергались телесным на­казаниям, были неполноправны в суде и сами не отвечали за некоторые преступления (пеню за них платил хозяин).

Сложившийся в Киевской Руси феодальный строй имел ряд особенностей. В отличие от классического здесь землевладение развивалось в виде вотчин (свободно отчуждаемой и наследуемой собственности), а не условного держания. Не была развита система вассалитета-сюзеренитета. Ог­ромную роль играл государственный сектор в экономике страны. Наличествовало значительное число свободных крестьянских общин, находившихся в феодальной зависимости от великокняжеской власти.

В экономике Древней Руси феодальный уклад существовал наряду с рабством и первобытно-патриархальными отношениями. Ряд историков называет государство Русь страной с мно­гоукладной, переходной экономикой. Такие историки подчеркивают раннеклассовый, близкий к варварским государствам Европы характер Киевской державы.


Внимание!

Если вам нужна помощь в написании работы, то рекомендуем обратиться к профессионалам. Более 70 000 авторов готовы помочь вам прямо сейчас. Бесплатные корректировки и доработки. Узнайте стоимость своей работы.

Почему говорят, что на Руси не было феодализма, если существовала феодальная раздробленность между князьями?

Константин довольно точно изложил некоторые теоретические проблемы понятия "феодализм", и как оно – понятие – может или не может быть применимо к русскому материалу. Но поскольку мы говорим о вполне конкретном явлении, имеет смысл, мне кажется, поместить его в контекст. А именно я постараюсь в меру своих сил соотнести историографическое понятие "феодализм" с западной и отечественной историографией, простите мне тавтологию.

Здесь мне поможет замечательная статья А.А. Горского, вышедшая менее 10 лет назад в "Средних веках" и доступная в Интернете: Горский А.А. О “феодализме”: “русском” и не только // Средние Века – 2008. – Т. 69 – № 4. 9–26 с.

Коротко о самом понятии, о подходах к нему. Константин уже их перечислил, я лишь дам пару имён и ссылок:

  • юридическое понимание термина – это школа Гансхофа (см. Ganshof, F. L. 1969. Hva er feudalismen? Gjövik),
  • политическое понимание термина – это школа Стивенсона (см. Stephensen, C. 1967. Medieval Feudalism. New York),
  • социальное понимание термина – это школа Блока (см.  Bloch, M. 1940. La Société féodale, 2 vol. Paris),
  • экономическое понимание термина – это марксизм (кроме самого Маркса см. Anderson, P. 1977. Övergångar från antiken till feodalismen. Lund; Hindess, B. & Hirst, P. Q. 1975. Pre-Capitalist Modes of Production. London;  Dobb, M. 1967. Studies in the Development of Capitalism. London).
    В данном случае я опираюсь на статью Кристоферсена, вступительная часть которой посвящена этой методологической проблеме: Christophersen, Alex. 1982. “Drengs, Thegns, Landmen and Kings: Some Aspects on the Forms of Social Relations in Viking Society during the Transition to Historic Times.” Papers of the Archaelogical Institute University of Lund (New Series) 4: 115–34.

Как мы видим, термин получил крайне разнообразное толкование.

## Феодализм в европейской историографии.

Само слово "феодализм" (féodalisme) появилось во французской науке во второй половине XVIII в. (см. рассказ безвременно покинувшей нас А.А. Сванидзе). Нужно понимать, что это была Эпоха Просвещения со всеми вытекающими, в частности, с довольно отрицательным отношением к прошлому, а именно к периоду, который мы условно называем "Средними веками". Можно очень долго и подробно описывать, с чем это было связано. По факту, мыслители Эпохи Просвещения противопоставляли себя прошлому, считая, что они-то знают, "как нам обустроить Францию", что все эти причудливые административные границы, старые законы, выхолощенные привилегии, юридический партикуляризм – это всё очень плохо, потому что нерационально. Соответственно понимался и феодализм – как не самая рациональная общественная система, и именно с ней и боролась Французская революция (и достигла значительных успехов ценой колоссальных жертв). Именно здесь и рождается представление о "феодальной раздробленности", которое понимается исключительно негативно в свете тогдашних идей: национальное государство должно быть "единым и неделимым", и поэтому все французы должны быть подданными/гражданами одного политического объединения, а не десятка. Похожие мысли в XIX в. бродили и в среде немецких интеллектуалов уже после эпохи романтизма: да, мы, немцы, конечно великий народ и носители культуры, и нам осталось только объединиться в одно государство. Здесь, правда, уже не столь критическое отношение к феодализму, но идея живёт: феодальная раздробленность – это плохо, потому что разделяет нацию.

В это время феодализм понимался как юридическая система вассально-ленных отношений, как это называет наша историография (в английской терминологии – lordship). По мысли этих авторов, ключевым фактором был юридический: сеньор заключал с вассалом личный договор, подкреплённый клятвой, по которому сеньор оказывал покровительство и помощь своему "человеку" (homo, отсюда hommage, "оммаж", то есть "становление человеком другого частного лица"), а тот поддерживал его в его начинаниях и служил. Затем, в первой половине XIX в., историческая мысль пошла дальше и добавила в качестве обязательного условия и крупную земельную собственность, или сеньорию. Во второй половине века К. Маркс развил свою теорию и включил в неё "феодализм" как одну из социально-экономических формаций, под которой он и его последователи понимали всю сумму общественных отношений на каком-то этапе человеческой истории вообще.

Вот что мишет Марк Блок в своей "Апологии истории...":

Привычка, укоренившаяся даже у историков, стремится смешать самым досадным образом два выражения: «феодальная система» и «сеньориальная система». Это целиком произвольное уподобление комплекса отношений, характерных для господства военной аристократии, типу зависимости крестьян, который полностью отличается по своей природе и, вдобавок, сложился намного раньше, продолжался дольше и был гораздо более распространен во всем мире.
Это недоразумение восходит к XVIII в. Вассальные отношения и феоды продолжали тогда существовать, но в виде чисто юридических форм, почти лишенных содержания уже в течение нескольких столетий. Сеньория же, унаследованная от того же прошлого, оставалась вполне живым институтом. Политические писатели не сумели провести должные различия в этом наследии. И не только потому, что они его плохо понимали. По большей части они его не рассматривали хладнокровно. Они ненавидели в нем архаические пережитки и еще больше то, что оно упорно поддерживало силы угнетения. Осуждалось все целиком. Затем Революция упразднила вместе с учреждениями собственно феодальными и сеньорию. От нее осталось лишь воспоминание, но весьма устойчивое и в свете недавних боев окрашивавшееся яркими красками. Отныне смешение стало прочным. Порожденное страстью, оно, под действием новых страстей, стремилось распространиться вширь. Даже сегодня, когда мы — к месту и не к месту — рассуждаем о «феодальных нравах» промышленников или банкиров, говорится ли это вполне спокойно? Подобные речи озарены отсветами горящих замков в жаркое лето 1789 г.

(Блок М. Апология истории, или Ремесло историка. М.: Наука, 1973. – 232 c.)

(ОФФТОП:

Следует при этом помнить, что, как бы нам сегодня очевидным это ни казалось, но все эти теоретические выкладки стояли на очень зыбком фундаменте. Источниковая база, на которой строились эти понятия, была крайне ограничена во времени и пространстве – по сути историки возводили свои теории на французском, частично английском и немецком материале т.н. "высокого Средневековья", т.е. XII в. и далее. Сложно их в этом упрекать – такое было состояние источников и исторической науки. Однако одного этого факта в принципе, как мне думается, достаточно, чтобы понять, что при такой источниковой базе претензии марксизма на всеообъясняющую силу слабо подкреплены. Возможно, мысль Маркса и объясняет до известной степени европейский вариант развития, но распространять его на остальной мир – абсурд.

Кроме того, не стоит и упускать из виду, что хотя в целом Европа в XX в. сильно "полевела", марксизм, слава невидимому другу, никогда не был здесь единственной разрешённой теоретической школой, а поэтому и понимание феодализма в Европе было гораздо более расплывчатым, чем в СССР в то же время. Например, в английской историографии, которой я занимаюсь в силу своих научных интересов, вопрос о форме производства вообще не ставился во главу угла, но это не мешало использованию термина "феодализм". Здесь, как точно суммировала К.Ф. Савело, 

"В соответствии с широко распространенным в буржуазной медиевистике определением феодализм – это не экономическая и социальная система, а «метод управления»"

(Савело К.Ф. Раннеофеодальная Англия. Л., 1977. С. 3). Больше ста лет, с середины XIX в., английские историки спорили, как же было устроено англо-саксонское общество и что в таком случае означает 1066 г. (Нормандское завоевание). Здесь точки зрения долгое время расходились радикально: одни считали, что это цезура, что это событие чётко отделяет одну эпоху от другой, что нормандцы принесли иную форму общественного и политического устройства; другие настаивали на континуитете, уверяя, что нормандцы только довершили уже начавшийся процесс феодализации и только заместили политическую элиту, не повлияв радикально на общественную жизнь. Так, например, Дж. Адамс пишет статью "Англо-саксонский феодализм" (Adams, George Burton. 1901. “Anglo-Saxon Feudalism. ” The American Historical Review 7 (1): 11–35), Ф. Стентон в 1932 г. называет свою монографию "Первый век английского феодализма" (Stenton, Frank Merry. 1932. The First Century of English Feudalism, 1066-1066. Oxford: Clarendon Press), счастливым обладателем копии которой я являюсь, а К. Стивенсон одинадцатью годами позже пытается найти общий язык с обоими в статье "Феодализм и его предшественники в Англии" (Stephenson, Carl. 1943. “Feudalism and Its Antecedents in England.” The American Historical Review 48 (2): 245–65). Значительная доля этой дискуссии, мне думается, порождалась именно отсутствием чёткого определения. Тот же Адамс на 25 страницах своей статьи вообще его не даёт, Стентон пишет на странице 4, что феодализм – это форма социального порядка,  а Стивенсон – что это "политическая [система], фаза управления, выработанная франкскими королями за счёт раздачи бенефициев своим вассалам" (страница 245). При этом отечественная историография , с присущим ей "Ленинским убеждением, что истина в кармане" (меткое выражение К. Морозова из передачи на "Эхе Москвы"), на официальном уровне "похлопывает по плечу" этих "буржуазных историков", мол, конечно, очень мило, что там они обсуждают, но мы-то понимаем, что все их споры пусты, потому что исходят из неправильных предпосылок.

ОФФТОП закончился).

Но во второй половине XX в. все эти понимания "феодализма" стали потихоньку подвергаться эрозии. Сначала стало постепенно выясняться, что в раннее Средневековье большая часть еврепейского континента (западнославянские страны, Венгрия, Скандинавия и Англия) под "классическую модель" (сеньориальный строй с развитой вассально-ленной системой) не попадает, а вместо этого мы видим

"слабое развитие частного землевладения, зависимость основной массы населения только от глав публичной власти, выражаемую в системе государственных податей"

(Горский А.А. Указ. соч. С. 13). Затем и Западная Европа в узком смысле "пошла в разнос":

здесь развитая вотчинная система также складывалась спустя значительное время после образования раннесредневековых государств

(там же). Наконец, в 1994 году вышла замечательная книга Сьюзан Рейнольдз "Фьефы и вассалы" (Susan Reynolds. 1994. Fiefs and Vassals: The Medieval Evidence Reinterpreted. Oxford: Clarendon Press), в которой довольно убедительно было показано,

что сеньория-феод как привилегированная собственность, обусловленная службой, стала реальностью только к XII в.; при этом закрепила новое положение дел в сфере отношений собственности государственная власть. До XII же столетия преобладали отношения не вассалитета, а подданства

(Горский А.А. Указ. соч. С. 14). После этого само понятие феодализм было де-факто скомпрометировано, потому что стало ясно: то, что принималось раньше за какую универсальную модель с некоторыми региональными различиями, оказалось историографическим фантомом; оказалось, что эта модель существовала очень ограниченное время в очень ограниченном географическом регионе и даже не так, как раньше нам казалось.

(ОФФТОП:

Ещё до того, как я познакомился с книгой Рейнольдз, меня тоже не покидало ощущение некоторой шизофреничности при чтении историографии (в первую голову, советской, конечно): статьи, написанные специалистами по раннему Средневековью, в качестве универсального вывода заканчиваются словами о незавершённости складывания "феодальных общественных отношений в рассматриваемый период"; статьи же, написанные специалистами по позднему Средневековью, постоянно подчёркивают кризис и разложение "феодальных общественных отношений в указанную эпоху". Меня как школьника и студента это всё время путало: сначала давалось определение, что такое феодализм, а потом выяснялось, что он то не сложился, то уже разложился, а когда существовал – вообще непонятно).

ОФФТОП закончился).

## Феодализм и феодальная раздробленность в отечественной историографии.

В отечественную историографию термин "феодализм" вместе с медиевистикой попал в XIX в. Здесь уместно вспомнить имя Т. Грановского, первого отечественного специалиста по западному средневековью: в историографии указывается, что его лекции были необычайно популярны среди студентов, но при прочтении их сегодня возникает ощущение, как у того персонажа анекдота, посмотревшего пьесу Шекспира: "Не вижу, что люди в ней находят, это же просто собрание старых цитат". Но потом осознаёшь, что до Грановского медиевистики в России на русском языке не было вообще, и тогда всё становится на свои места.

Однако и здесь нужно понимать контекст: медиевистика в Россию приходит в примерно в то же время, когда идёт жаркий спор западников и славянофилов во времена т. н. "николаевской реации", и при этом уже существует некоторая историографическая традция российской истории, начатая ещё Татищевым и, по сути, закреплённая Карамзиным. В ней никаких Средних веков не было, потому что не было и античности с Новым временем. В Европе выделение этих периодов было (по тогдашним представлениям) оправдано: вот античная культура и цилизация, вот наше (новое) время, черпающее из неё вдохновение, а между ними существуют некоторые "средние века", к категории которых и относится феодализм. В России ничего подобного не было, поэтому никаких Средних веков на русском материале не наблюдали, а следовательно – проблемы и с феодализмом.

Нельзя сказать, что европейские представления о феодализме того времени не находили отражения в российской общественной мысли. Как пишет Горский,

с феодом (леном) одни авторы отождествляли русское “поместье”, другие же – княжеские “уделы”

(там же, с. 9). Однако трендом они явно не были: как точно говорит М. М. Кром, и Средние века, и "феодализм", и сопутствующая номенклатура были зарезервированны для Западной Европы, а в России была "Древняя и Новая Русь", никаких Средних веков.

https://youtube.com/watch?v=ow_dkMJRXcw%3Fwmode%3Dopaque

И это было не слишком удивительно: Карамзин по убеждениям был явный монархист, Соловьёв по историческим воззрениям примыкал к славянофилам, и даже Ключевский, хотя и был в целом близок к либеральной мысли, не сравнивал Россию с Европой (в этом смысле ситуация удивительно зеркалит современную ей английскую: историки, по политическим убеждениям принадлежащие к тори (консерваторам), выражали представления вигов (либералов) об истории). Очень иронично описал положение дел в отечественной историографии конца XIX в. М.А. Бойцов на нашем семинаре в 2011 г.: "консерваторы" находили идеал в Византии и изучали её, либералы – в Западной Европе и занимались ею. Компаративистика как направление ещё не родилась, хотя ещё в начале XX в. Н.П. Павлов-Сильванский нашёл уместным применить термин "феодализм" к русскому материалу, говоря о

наличии на Руси в XIII-XVI вв. основных черт феодализма, признаваемых тогдашней наукой, – сеньории (“боярщины”, как он ее называл, т.е. земельной собственности бояр) и вассально-ленной системы.

(там же, с. 10).

1917 г., революция, и историю как науку "отменили". Когда мировая революция стала очевидным образом задерживаться, был взят курс на построение "социализма в отдельно взятой стране", и для этой цели в 1934 г. решили восстановить "преподавание гражданской истории в школе". За прошедшие 17 лет историкам очень сильно досталось, о чём рекомендую рассказ Никиты Соколова, и поэтому никто из них ни о чём, кроме марксизма думать не мог. И тут возникла непреодолимая преграда: теория утверждает, что "феодализм" должен быть, а источники говорят "нет". По большому счёту, как указал Н. Соколов, дело выглядело так, что

...сначала была товарищем Сталиным придумана общая конструкция русской истории... Для учебника 3-го – 4-го класса. Потом она была развита для учебника 10-го класса, потом для вузовского учебника. А потом следующие 50 лет институт истории пытался найти и каким-то образом документально обосновать эту концепцию русской истории. Обратное движение.

Разумеется, в этой концепции не могло не быть т.н. "пятичленки" (то есть представления о последовательном переходе общества по пяти ступеням развития: первобытное общество, рабовладельческое, феодальное, капиталистическое и коммунистическое):

В историографии советской эпохи было воспринято и распространено на отечественную историю марксистское представление о феодализме как об общественно-экономической формации. В качестве главной его черты рассматривалось, в соответствии с представлениями, выработанными на западноевропейском материале, наличие крупной земельной собственности. Основные дебаты развернулись вокруг вопроса о времени становления феодализма на Руси. При этом конкретно-исторические представления о генезисе феодализма были заимствованы у сторонников течения в науке о западном Средневековье – одного из направлений так называемой “вотчинной теории” (того, для которого было свойственно принятие некоторых положений “марковой теории”): переход к феодализму в сфере социально-экономических отношений отождествлялся со сменой крестьянской общины как собственника земли сеньорией (в русском переводе – “вотчиной”).

(там же). В 1930-50-е, как описывает Горский, шёл долгий спор о времени становления феодализма на Руси (что он был – сомнений не было: должен был быть), в ходе которого в учебниках надолго утвердилась трактовка Б.Д. Грекова

По схеме Грекова, уже в IX-X вв. существовало крупное частное землевладение – феодальные вотчины, соответствующие западноевропейским сеньориям.

(там же, с. 11), однако в историческом цехе споры продолжались, потому что эта схема, написанная понятно в каких условиях (см. интервью Соколова), никак не соотносилась с источниками. В 1950-х Л. Черепнин выдвинул и позже развил гипотезу о “государственно-феодальных” отношениях в Древней Руси, в которой во главу угла была поставлена не частновладельческая собственность, а "верховная собственность государства". Гипотеза получила распространение, и

на противоречие между “классической” моделью феодализма” и древнерусскими реалиями авторы этого направления отвечали, следовательно, таким образом: у нас тоже был феодализм, но “другой”, “неклассический”.

Очень иронично описал эту ситуацию И.Н. Данилевский:

...определение, которое меня всегда убивало: что у нас был феодализм без ленов. Это классное определение просто! Водка без градуса, табак без никотина, книга без букв.

Наконец, в 1970-е и позже наступили самые плодотворные годы А.Я. Гуревича, открывшиеся его книгой "Проблемы генезиса феодализма в Западной Европе" 1970 года. В ней он, что по советским меркам было просто-таки неслыхано, шёл наперекор "пятичленке" и показывал, что одними феодальными отношения в средневековой Европе не исчерпывались (сегодня этот труд перепечатан: Гуревич А.Я. Избранные труды. Древние германцы. Викинги. СПб, 2007). Чем ближе к нашему времени, тем больше становилось ясно, что понятие "феодализм" – исключительно историографическое и в жизни за ним ничего не стоит, потому что сама описываемая им реальность весьма пластична. Впрочем, хотя в научной среде Гуревич и вызванные им дискуссии были прорывом, в школьных учебниках он не нашёл своего отражения.  

Сегодня же термина "феодализм" чураются и стараются обходить за километр, дабы не вызвать бесконечных споров. Как я показал, споры эти велись в историографии примерно лет, эдак, 150, пока не выяснилось, что спорили-то в общем ни о чём. Что тоже результат – поняли свою ошибку.

https://youtube.com/watch?v=QOSRYYw6TQk%3Fwmode%3Dopaque

## Был ли на Руси феодализм и феодальная раздробленность?

Чтобы коротко ответить на Ваш вопрос, Алексей, придётся разобраться с понятиями. С феодализмом мы, вроде бы, всё выяснили – термин в силу своей неопределённости непродуктивен и именно об этом и пишет в своей статье Горский. Он в целом удачно, мне думается, показывает, что тот общественный и политический строй, который мы видим в Древней Руси, в целом соответствует тому, что наблюдается и в Европе, вопрос – как это называть:

На мой взгляд, общим (и доминантным) для общественного строя стран Европы (включая как Запад ее, так и Восток) было господствующее положение военно-служилого слоя (организованного в те или иные виды корпораций: дружина, рыцарское сословие, княжеский (государев) двор и т. д.), представители которого получали доход с рядового населения – либо путем распределения государственных доходов в их среде правителем, либо через отправление государственных должностей, либо благодаря наличию собственного земельного владения, пожалованного вышестоящим представителем корпорации за службу. Рядовое население находилось в той или иной степени зависимости от знати (от уплаты государственных податей до разных форм зависимости личного характера)...

Государственные и сеньориальные элементы общественных отношений существовали в неразрывной связи и могли выступать в разных пропорциях. Говоря предельно обобщенно, чем ближе к Юго-Западу Европы, тем сеньориальные формы возникали раньше, развивались быстрее, распространялись шире; чем ближе к Северо-Востоку, тем они возникали позже (по отношению к государственно-корпоративным), развивались медленнее, распространялись в меньшей мере.

Как называть это общество – вопрос чисто терминологический. Если перестать настаивать на понимании “феодализма” как исключительно сеньориальной системы с разветвленными вассально-ленными отношениями. .. если относиться к нему как к условному термину, то вполне можно определять такое общество как “феодальное”. Если термин “феодализм” признать все же, скажем так, “надоевшим” – нужно договориться о другом. Но главное – не замыкаться на терминологических спорах, а рассуждать о реалиях социального строя. Современное состояние их изучения позволяет, на мой взгляд, говорить о принципиальном типологическом единстве общественного развития стран Европы в эпоху Средневековья.

(там же, с. 25-26).

Теперь о раздробленности. Я не могу сказать сейчас точно, встречается ли в советской историографии "феодальная раздробленнность" в применении к Древней Руси, возможно. С современных позиций приложение этого термина к русскому материалу неправильно с методологической и теоретической точки зрения. Под "феодальной раздробленностью" традиционно понимается такое политическое положение дел, когда единое на бумаге политическое образование (например, королевство) на практике управляется местными политическими агентами без оглядки на формального верховного правителя. На первый взгляд, именно это мы и видим в домонгольской и даже пост-монгольской Руси. На самом же деле мы наблюдаем не гомологию с Западной Европой (а конкретно – с Северной Францией и Германией), а аналогию. Разница заключается в том, что для раздробления нужно единое политическое образование, которое и будет раздроблено; при этом важно подчеркнуть, что под феодальной раздробленностью понимается ситуация, когда публичная власть приватизируется частными лицами: проще говоря, король назначил "чиновника" в провинцию, а тот сам стал королём во всём, кроме названия. Формально он подданный короля и его "служащий", на деле он правит самостоятельно.

https://youtube.com/watch?v=9EeiR-_zIFA%3Fwmode%3Dopaque

Ничего похожего на Руси не было. Рюриковичи правили страной как коллективным имуществом, которое при наследовании старательно делили. Подчинение одних князей другим покоилось не на представлении о "суверенитете" или верховной королевской власти, а на внутресемейном подчинении младших родственников старшим. Назначенный князем правитель в городе N был обязан подчиняться ему не как "должностное лицо", которыми изначально являлись, скажем, графы в Каролингской империи, а как сын. И в этом смысле никакой "феодальной раздробленности" на Руси не было: князья пытались усмирить не непокорных вассалов, как в Германии или Франции, а младших княжичей, которые претендовали на лучшие "княжения". Впрочем, не могу не вспомнить цитату из программной статьи М.А. Бойцова:

Нет, правильное объяснение надо искать в книгах старых французских историков, еще ничего не слыхавших о марксизме. Как хорошо известно, одно из самых укорененных "французских" пониманий феодализма — это политическая раздробленность. Слово "феодальный" прилагается к тому, что мешает централизации. И именно в этом смысле оно "контрабандно" в составе более или менее устойчивых словосочетаний перекочевало на страницы сочинений советских историков, читавших много либо французских книг, либо же русских, но написанных под галльским влиянием.

И далее у него же, но в другой работе:

К слову: бывала ли «политическая раздробленность» когда-либо «рабовладельческой» или «капиталистической»? Зато процесс «политической централизации» почему-то никогда не обозначался как «феодальный», хотя, вроде бы, должен был происходить на основе той же самой «феодальной собственности», что ранее привела к возникновению «раздробленности». Устойчивые словосочетания, похоже, способны пережить любой режим и любое идеологическое переписывание истории: еще одно свидетельство того, что историк зависит от языка, которым он пользуется, сильнее даже, чем от парткома. Что же до самой «феодальной собственности» как краеугольном камне советской концепции феодализма, то причина, по которой юридическая категория собственности стала вдруг в глазах советских историков ключевой для любых экономических отношений, как выясняется, предельно проста. Вся эта политэкономическая схоластика обязана своим возникновением одному не самому грамотному тезису И. В. Сталина. См.: Филиппов И.С. Б.Ф. Поршнев и политическая экономия феодализма // Французский ежегодник. 2007. М., 2008. С. 87–129. Впрочем, это уже вопрос отнюдь не терминологии.

Чтобы лучше понять эту политическую систему, очень рекоменддую лекцию моего старшего коллеги, Александра Васильевича Назаренко:

https://youtube.com/watch?v=uLFRD5Tce88%3Fwmode%3Dopaque

Я надеюсь, что пусть длинно, но я ответил на Ваш вопрос.

РАЗДРОБЛЕННОСТЬ В ДРЕВНЕЙ РУСИ — информация на портале Энциклопедия Всемирная история

               Древнерусское государство, как оно сложилось при Владимире, просуществовало недолго. К середине XI в. начался его постепенный распад на ряд самостоятельных княжеств. Признаки политического раздробления Киевской Руси появились вскоре после смерти Ярослава Мудрого в 1054 г. Борьба между потомками Ярослава, пользовавшимися поддержкой местного боярства, привела к возникновению системы обособившихся княжеских владений, признанной Любечским съездом князей в 1097 г. (наследование по правилу "каждый да держит отчину свою").

              На некоторое время при князьях Владимире Мономахе и его сыне Мстиславе Великом снова возвысился Киев как общий центр. Эти князья сумели дать отпор усилившейся опасности нашествия кочевников-половцев. После смерти Мстислава вместо единой державы возникло около полутора десятков самостоятельных земель. Долгое время в историографии этот период получил название феодальной раздробленности. Как правило утверждалось то, что в результате серьезных социальных сдвигов дружинники киевских князей стали землевладельцами, превратившие свободных общинников в зависимых людей. Подобные факты имели место и в отношении церкви, обретавшей феодальные земли, на которых работали зависимые люди. Однако становления новых феодальных отношений в XII в. был лишь в самом зачатке и не стал господствующим в социальном и экономическом развитии Древней Руси. Причину этого следует видеть в особенно сильной организации сельских общин.

Причины раздробленности.

        Ответ на вопрос о причинах раздробленности следует искать в характере отношений между разными частями господствующего класса древнерусского общества – «большой дружины», находившейся в Киеве, и теми дружинниками и князьями, управлявшими отдаленными землями.

           Оказавшиеся на местах князья должны были обзавестись своей собственной администрацией и дружиной, требовавшими соответствующего материального обеспечения. При этом проявившаяся вражда между князьями-братьями (и даже между отцом и сыновьями) потребовала усиления военной организации, что вынуждало искать дополнительные источники средств. В таких условиях традиционные выплаты Киеву большей части собранных с местного населения ресурсов (две трети общих сборов согласно статье 1014 г. «Повести временных лет») становились обременительными. При условии, что местная знать и дружина была заинтересована в усилении власти местного князя, а не великого киевского князя.

               Возможно, недостаток средств сделался еще более ощутимым в связи с отмечаемым в начале XII в. кризисом, вызванным перемещением торговых путей. Князь стремится к полному контролю над сбором налогов-дани на территории своего княжества и в той связи, что ему нужно обеспечивать церковную организацию. Именно к этому времени во всех княжествах-землях создаются (если их еще не было) свои епископства.

Особенность раздробленности Древнерусского государства.

              Особенностью распада Древнерусского государства было то, что оно разделилось на несколько крупных и достаточно устойчивых княжеств, сохранившихся в своих границах до самого монголо-татарского нашествия в середине XIII в. Это Киевское, Черниговское, Переяславское, Муромское, Рязанское, Ростово-Суздальское, Смоленское, Галицкое, Владимир-Волынское, Полоцкое, Турово-Пинское, Тмутараканское княжество, а также Новгородская и Псковская земли.

XII— первая половина XIII в. —время успешного развития древнерусских земель в условиях раздробленности. В этот период значительно увеличивается количество поселений городского типа — укрепленные крепости с торгово-ремесленными посадами. На протяжении XII — первой половины XIII в. количество поселений такого типа увеличилось более чем в полтора раза, ряд городских центров при этом был создан заново на незаселенных местах. Одновременно значительно расширилась и территория главных городских центров. Именно в период раздробленности укрепленный «град»-крепость окончательно превратился в «город» — не только место пребывания власти и социальной элиты, но и центр ремесла и торговли. На городских посадах к этому времени находилось уже многочисленное торгово-ремесленное население, не связанное со «служебной организацией», самостоятельно производившее изделия и самостоятельно торговавшее на городском торгу.

              Достаточно хорошо известны и негативные последствия, которые принесла с собой раздробленность. Это ущерб, который наносили древнерусским землям достаточно частые войны между князьями и ослабление их способности противостоять наступлению со стороны соседей. Эти негативные последствия особенно сказывались на жизни пограничных земель, подвергавшихся постоянным набегам со стороны воинственных соседей.  И впоследствии именно это обстоятельство предопределило судьбу русских земель при монголо-татарском нашествии.

Владимиро-Суздальская земля

              Владимиро-Суздальская земля занимала междуречье Оки и Волги. Важнейшим занятием населения этой части Руси было земледелие, которое велось на благодатных выходах чернозема среди лесов (так называемые ополья). Заметную роль в жизни края играли ремесла и связанная с Волжским путем торговля. Древнейшими городами княжества были Ростов, Суздаль и Муром, с середины XII в. столицей княжества стал Владимир-на-Клязьме.

           Начало установления самостоятельности Ростово-Суздальской земли произошло в правление одного из младших сыновей Владимира Мономаха — Юрия Владимировича Долгорукого, сделавшего своей столицей Суздаль. Проводя активную политику в интересах своего княжества, князь стремился опираться на местное боярство, городские и церковные круги. При Юрии Долгоруком был основан ряд новых городов, в том числе впервые под 1147 г. в летописи упоминается Москва.

             Владея Ростово-Суздальской землей, Юрий Долгорукий постоянно пытался захватить в свои руки киевский престол. В конце жизни ему удалось овладеть Киевом, но поддержкой местного населения он не пользовался.

          Старший сын Юрия Долгорукого Андрей Юрьевич Боголюбский (1157-1174) родился и вырос на севере и главной своей опорой считал свои родные земли. Получив от Юрия Долгорукого управление в г. Вышгороде (близ Киева), еще при жизни отца Андрей Боголюбский покинул его и со своим окружением ушел в Ростов. По преданию, вместе с ним в Ростово-Суздальскую землю попала написанная неизвестным византийским мастером XII в. икона Богоматери, впоследствии ставшая одной из самых почитаемых икон России ("Богоматерь Владимирская").

              Утвердившись после смерти отца на престоле, Андрей Боголюбский перенес свою столицу из Ростова во Владимир-на-Клязьме. На укрепление и украшение своей столицы он не жалел средств. Стремясь держать под своим контролем Киев, Андрей Боголюбский предпочитал находиться во Владимире, откуда проводил энергичную политику по укреплению сильной княжеской власти. Жестокий и властолюбивый политик, Андрей Боголюбский опирался на "младшую дружину" (служилых людей), городское население, особенно, новой столицы Владимира, и отчасти на церковные круги. Крутые и часто самовластные действия князя вызывали недовольство в кругу крупных землевладельцев-бояр. В результате сговора знати и представителей ближайшего окружения князя возник заговор, и в 1174 г. Андрей Юрьевич был убит в своей резиденции Боголюбове (близ Владимира).

             После смерти Андрея Боголюбского в результате междоусобицы на престоле оказался его младший брат — Всеволод Юрьевич, окончательно закрепивший за Владимиром-на-Клязьме статус главной княжеской столицы. Правление Всеволода Большое Гнездо (1176-1212) было периодом наивысшего политического могущества Владимиро-Суздальского княжества. Под контролем Всеволода Юрьевича находился Новгород Великий, в постоянной зависимости от владимирского князя оказалась Муромо-Рязанская земля. Всеволод Большое Гнездо заметно влиял на положение дел в южных русских землях и в конце XII — начале XIII вв. был самым сильным русским князем. Однако после смерти Всеволода Большое Гнездо между его многочисленными сыновьями вспыхнула борьба за власть, произошла раздробленности уже внутри самого Владимиро-Суздальского княжества.

Галицко-Волынское княжество

             Территория Галицко-Волынской земли простиралась от Карпат до Полесья, захватывая течения рек Днестра, Прута, Западного и Южного Буга, Припяти. Природные условия княжества благоприятствовали развитию земледелия в речных долинах, в предгорьях Карпат — добыче соли и горному делу. Важное место в жизни края играла торговля с другими странами, большое значение в которой имели города Галич, Перемышль, Владимир-Волынский.

           Активную роль в жизни княжества играло сильное местное боярство, в постоянной борьбе с которым княжеская власть пыталась установить контроль над положением дел в своих землях. Постоянное воздействие на процессы, происходившие в Галицко-Волынской земле, оказывала политика соседних государств Польши и Венгрии, куда за помощью или с целью найти убежище обращались как князья, так и представители боярских группировок.

           Возвышение Галицкого княжества началось во второй половине XII в. при князе Ярославе Осмомысле (1152-1187). После начавшейся с его смертью смуты на галичском престоле сумел утвердиться волынский князь Роман Мстиславич, который в 1199 г. объединил Галичскую землю и большую часть Волынской земли в составе одного княжества. Ведя ожесточенную борьбу с местным боярством, Роман Мстиславич пытался подчинить себе и другие земли Южной Руси.

            После смерти в 1205 г. Романа Мстиславича его наследником стал старший сын Даниил (1205-1264), которому тогда было лишь четыре года. Начался длительный период междоусобиц, в ходе которых поделить между собой Галицию и Волынь пытались Польша и Венгрия. Только в 1238 г., незадолго до нашествия Батыя, Даниилу Романовичу удалось утвердиться в Галиче. После завоевания Руси монголо-татарами, Даниил Романович оказался в вассальной зависимости от Золотой Орды. Однако галицкий князь, обладавший большими дипломатическими дарованиями, умело использовал противоречия между Монгольским государством и западноевропейскими странами.

              Золотая Орда была заинтересована в сохранении Галицкого княжества в качестве заслона от Запада. В свою очередь, Ватикан рассчитывал при содействии Даниила Романовича подчинить себе русскую церковь и за это обещал поддержку в борьбе с Золотой Ордой и даже королевский титул. В 1253 г. (по другим данным в 1255 г.) Даниил Романович был коронован, однако католичества не принял и реальной поддержки от Рима для борьбы с татарами не получил.

         После смерти Даниила Романовича его преемники не смогли противостоять распаду Галицко-Волынского княжества. К середине XIV в. Волынь была захвачена Литвой, а Галицкая земля — Польшей.

Новгородская земля

           Новгородская земля с самого начала истории Руси играла в ней особую роль. Главным источником обогащения крупнейших земельных собственников Новгорода — бояр была прибыль от продажи продуктов промыслов — бортничества, охоты на пушного и морского зверя.

          Наряду с издревле жившими здесь славянами в состав населения Новгородской земли входили представители финно-угорских и балтийских племен. В XI-XII вв. новгородцы освоили южное побережье Финского залива и держали в своих руках выход в Балтийское море, с начала XIII в. новгородская граница на Западе шла по линии Чудского и Псковского озер. Важное значение для Новгорода имело присоединение обширной территории Поморья от Кольского полуострова до Урала. Новгородские морские и лесные промыслы приносили огромные богатства.

           Торговые связи Новгорода с соседями, особенно со странами Балтийского бассейна, окрепли с середины XII в. На Запад из Новгорода вывозились меха, моржовая кость, сало, лен и пр. Предметами ввоза на Русь были сукна, оружие, металлы и пр.

          Экономический рост Новгорода подготовил необходимые условия для его политического обособления в самостоятельную боярскую республику в 1136 г. За князьями в Новгороде остались исключительно служебные функции. Князья выступали в Новгороде в качестве военачальников, действия их находились под постоянным контролем новгородских властей. Право князей на суд было ограничено, покупка ими земель в Новгороде запрещена, получаемые ими доходы с определенных за службу владений строго фиксированы. С середины XII в. новгородским князем формально считался великий князь Владимирский, но до середины XV в. он не имел возможности реально влиять на положение дел в Новгороде.

          Высшим органом управления Новгорода являлось вече, реальная власть была сосредоточена в руках новгородского боярства. Общегосударственные вопросы часто решались на вече, в котором наряду с новгородцами принимали участие представители др. городов Новгородской земли - Пскова, Ладоги, Русы, что отражало территориальный размах Новгородчины XI в.- от Пскова до бассейна Мсты, от Приладожья до Ловати.

            Из среды и под контролем боярства осуществлялось избрание на посты посадника (главы городского управления) и тысяцкого (главы ополчения). Под боярским влиянием происходило замещение поста главы церкви — архиепископа. В ведении архиепископа находилась казна республики, внешние сношения Новгорода, право суда и пр. Город делился на 3 (позже 5) частей — "концов", торгово-ремесленные представители которых наряду с боярством принимали заметное участие в управлении Новгородской землей.

           Исторически сложившаяся обособленность Новгорода от других русских земель имела важные политические последствия. Новгород неохотно участвовал в общерусских делах, в частности, выплате дани монголам. Усиление с начала XV в. в Новгороде тенденции к олигархии, т.е. узурпации власти исключительно боярством, сыграло роковую роль в судьбе республики. В условиях усилившегося с середины XV в. наступления Москвы на новгородскую независимость значительная часть новгородского общества, в том числе не принадлежащая к боярству земледельческая и торговая элита, или перешла на сторону Москвы, или заняла позицию пассивного невмешательства.

Русь в IX - первой половине XV вв.

Древнерусское государство в IX-середине XI вв.

Формирование территории

В начале IX в. на территории Восточно-Европейской равнины существовали раннегосударственные территориальные образования славян. Например, в 839 г. существовало государство “русов”, правитель которого носил титул “хакан”.

В первой половине IX в. словене, кривичи вместе с чудью и мерей составили единый политический союз, который управлялся сначала ими самими, а в 60-х гг. IX в. скандинавским по происхождению князем Рюриком. В 862 г. он стал князем Новгорода. Другие этнические образования также имели своих князей. Вызревание государственных отношений происходило почти на всей территории восточного славянства.

В последней четверти IX в. скандинавский по происхождению князь Олег, стоявший во главе государственного образования северных восточнославянских и угро-финских этносов, предпринял поход на юг, дошел до Киева и сверг власть правивших там варягов Аскольда и Дира. В 882 г. Киев стал столицей нового государства Олега, объединившего два главных центра восточных славян - Новгород и Киев, а также земли, расположенные вдоль пути “из варяг в греки”. В последующее время Олег подчинил себе древлян, северян и радимичей.

При князе Святославе (к 970 г.) в состав Древнерусского государства вошли территории, где проживали вятичи, уличи, тиверцы. В 965- 966 гг. князь Святослав разгромил Хазарский каганат. В результате этих побед ряд восточно-славянских племен был освобожден из-под власти Хазарии и подчинен Киеву. Русь получила возможность вести торговлю с Востоком.

В итоге сложилось значительное по своим размерам Древнерусское государство, которое в последующее время включило в свой состав многие восточнославянские этносы, некоторые финно-угорские народы, отдельные балтские и тюркские племена. Во главе государства стоял князь, правивший в Киеве. Несмотря на определенную централизацию, Древнерусское государство по существу было федерацией княжеств во главе с великим князем киевским.

Особое место занимал второй по значению город - Новгород, обычно управлявшийся сыном - наследником киевского князя, который мог самостоятельно вести войны с соседними государствами и народами и заключать дипломатические соглашения. В Новгороде с середины IX в. формировались традиции республиканского (вечевого) управления.

Древляне в составе Древнерусского государства имели собственного князя. Другие восточнославянские этносы нередко поднимали восстания против киевских князей и отделялись от Киева.

Древнерусское государство было одним из мощных государств Европы. При сыне Святослава Владимире произошло крещение Руси (988). Русь приняла православие и это событие усилило авторитет княжеской власти.

При Владимире к Древнерусскому государству были присоединены западные и юго-западные земли. В конце Х в. в состав государства вошли волыняне, белые хорваты. В это же время Полоцкое княжество было включено Владимиром в Древнерусское государство. Владимир сумел сделать защиту от печенегов делом всей Руси. Он строил оборонительные линии с продуманной системой крепостей, валов и сигнальных вышек, набирал войско из жителей всех краев Руси. Владимир был причислен к лику святых, а народ сохранил о нем благодарную память - Владимир Красное Солнышко и его дружина стали героями целого цикла былин, в т. ч. возникших на севере, далеко от половецких степей.

Во время правления Ярослава Мудрого, который стал в 1036 г. единоличным главой государства, Русь занимала обширную территорию от Северной Двины до Таманского полуострова и от Днестра и верховьев Вислы до верховьев Волги и Дона. Полоцкое княжество обособилось от Древнерусского государства около 1021 г. При Ярославе Мудром был составлен первый на Руси свод законов “Русская Правда”, переписывались и переводились книги, с ним породнились королевские дома Франции, Венгрии, Норвегии.

Русские княжества во второй половине XI-XIII вв. Формирование территории.

В 1054 г. со смертью Ярослава Мудрого Древнерусское государство распалось. Ярослав разделил Древнерусское государство на несколько владений между своими сыновьями. Старший Изяслав получил Киев и Новгород, Святослав - Черниговское княжество, включавшее Тмутаракань, Муром и Рязань, Всеволод - Переяславль (Южный) и Ростовскую землю в волго-окском междуречье, Игорь - Владимир-Волынский, Вячеслав - Смоленск. Полоцкие князья продолжали владеть своим княжеством. В последующее время эти княжества уже никогда не воссоединялись все вместе, поэтому 1054 год считается последним годом существования Древнерусского государства.

На смену ему пришел так называемый “период феодальной раздробленности”, выразившийся сначала во владельческой, а затем и в военно-политической разделенности древнерусской территории, существовании достаточно многочисленных независимых княжеств.

При князе Владимире Мономахе, вступившем на киевский престол в 1113 г., возобновились попытки создания крупной древнерусской державы. По плану Мономаха она должна была управляться им самим, его старшим сыном Мстиславом и потомством последнего. Княжа в Киеве, Мономах удерживал за собой Новгород, Переяславль (Южный), Смоленск, Ростов и Владимир Волынский, где правили его сыновья. Это была большая территория, но она уступала по своим размерам территории Древнерусского государства.

В первой четверти XII в. сохраняли свою самостоятельность от Киева Полоцкое и Черниговское княжества, а на западе древнерусских земель - сформированные в 80-е гг. XI в. княжества Перемышльское и Теребовльское. Смерть Владимира Мономаха в 1125 г. и его старшего сына Мстислава Великого в 1132 г. привели к длительной борьбе между Мономаховичами и черниговскими князьями за обладание Киевским княжеством, а также внутри самих сыновей и внуков Владимира Мономаха за передел владений.

В итоге эта борьба привела к утрате Мономаховичами Киева и к полной независимости таких княжеств, как Переяславское, Смоленское, Суздальское (древняя Ростовская земля), Владимиро-Волынское; к образованию в 1136 г. самостоятельной Новгородской республики; возобновлению в 1139 г. независимости Полоцкого княжества, присоединенного к владениям Мстислава Великого в 1132 г.; формированию в 1141 г. из Перемышльского и Теребовльского княжеств единого Галицкого княжества. В то же время из состава Черниговского княжества в 1127 г. выделились Муром и Рязань.

Таким образом, через 100 лет после распада Древнерусского государства, к середине XII в. на древнерусской территории существовало уже 10 самостоятельных политических образований. Процесс государственного дробления продолжал развиваться по восходящей линии.

Тому были свои объективные причины. Добивавшиеся независимости центры переставали выплачивать дань киевским князьям и посылать в их распоряжение свои дружины при организации этими князьями крупных военных походов. Материальные и людские ресурсы оставались в полном распоряжении приобретавших независимость князей, и они направляли их на расширение и освоение собственных территорий, строительство городов, укрепление границ. И письменные источники, и археологические данные свидетельствуют о начавшемся с середины XII в. резком росте городского строительства. Новые города появляются не по соседству со старыми центрами, а там, где ранее городов не было вообще. Это свидетельствует об общем расширении границ древнерусских княжеств и освоении этими княжествами новых территорий.

Так, Киевское княжество расширило свою территорию на юг, достигнув р. Рось. Осваивало земли на западе между реками Горынь и Тетерев. Территория Переяславского княжества выросла в восточном и южном направлениях, охватив бассейн р. Сула и дойдя до р. Ворскла. Черниговские князья расширяли свою территорию, главным образом, в северо-восточном направлении, включив в нее земли по р. Лопасня, левому притоку Оки. На юге их владения перешли приток Десны Сейм и достигли р. Остер. Территория Галицкого княжества росла за счет земель, находившихся по правому берегу верхнего течения Днестра. Полоцкие князья увеличивали свои владения на северо-запад, захватывая земли латгалов по нижнему течению Западной Двины. Смоленские князья двигались на северо-восток, стремясь контролировать верхнее течение Волги. Здесь они соперничали со встречным движением суздальских, позднее владимирских, князей, стремившихся закрепить за собой путь по Волге от Зубцова до Ярославля. Другим направлением расширения территории Северо-Восточной Руси было восточное, где во второй половине 60-х - начале 70-х гг. XII в. на левом берегу Волги был основан Городец Радилов (современный Городец), а в 1221 г. при впадении Оки в Волгу - Новгород, позднее получивший название Нижнего. В Подвинье (бассейне Северной Двины) суздальцы сталкивались с новгородцами, осваивавшими эту территорию с запада, со стороны Ладожского и Онежского озер, а также с севера. Новгородцам принадлежит основная роль в покорении и хозяйственном освоении обширной территории к востоку от Ладоги и Онеги вплоть до р. Печоры.

Резкое увеличение числа городов в середине XII в. происходило прежде всего за счет так называемых “малых городов”, площадь которых, выявленная археологически, колебалась от 0,2 до примерно 2 га. Рост числа именно таких обнесенных деревянными стенами городов объясняется тем, что княжества, достигнув политической независимости, начинали укреплять свои границы. Так появились столь известные ныне города, как Москва, Тверь, Кострома, Нижний Новгород, первоначально не игравшие сколько-нибудь заметной экономической или политической роли, но выполнявшие функции порубежных крепостей. Тем не менее, опираясь на такие крепости, население различных княжеств получало возможность в более безопасной обстановке вести внутреннюю колонизацию и хозяйственное освоение территорий.

Положительные результаты политического дробления длительное время перевешивали негативные последствия такой расчлененности. Поэтому дробление продолжало нарастать.

К 1237 г., началу Батыева нашествия, на территории древней Руси существовали Новгородская республика и множество княжеств. На востоке это было княжество Рязанское, включавшее в свой состав в качестве удела княжество Пронское; Муромское, с которым граничило великое княжество Владимирское. Из состава последнего в 1212-1218 гг. выделились княжества Переяславское (Переяславля-Залесского), Юрьевское, Ростовское, Ярославское и Угличское. К западу от них располагалось Смоленское княжество, а далее княжества Витебское, Полоцкое и Пинское. На юг от Смоленского княжества лежало княжество Черниговское, в составе которого было несколько удельных княжеств: Козельское, Курское, Рыльское, возможно, Новгород-Северское и Путивльское. На юг от Черниговского лежало княжество Переяславское (Переяславля Южного). Крупнейшим древнерусским княжеством оставалось Киевское, где также было несколько уделов: княжества Вышгородское, Каневское и Торгское. Западное Владимиро-Волынское княжество включало в себя такие уделы, как княжества Бельзское, Червенское и Луцкое. Примыкавшее с юга к Владимиро-Волынскому княжеству Галицкое княжество имело в своем составе единственный удельный центр - Перемышль.

Таким образом, к моменту татаро-монгольского вторжения древняя Русь делилась на 18 крупных государственных образований, имевших в своем составе более десятка удельных княжеств.

Это политическое дробление, связанное с отсутствием единых вооруженных сил, существенным образом повлияло на исход борьбы русского народа с иноземным нашествием.

После походов татаро-монгол на русские княжества в конце 1237-начале 1241 гг. и признания большинством русских князей в 1242 г. верховной власти великого монгольского хана и подчинявшегося ему хана Золотой Орды Батыя в расселении древнерусского народа, числе и структуре древнерусских княжеств произошли большие изменения.

Под непосредственный контроль татаро-монгол перешли земли от Сулы до Десны, левых притоков Днепра, где ранее располагалось Переяславское (Переяславля Южного) княжество, степные части Киевского княжества, южные части Черниговского княжества, земли по правым притокам среднего течения Оки. На западе галицко-волынские князья утратили прежний контроль над землями по Сирету, Пруту и нижнему течению Днестра.

В Волгоокском междуречье из-за опустошения Батыем и последующими ордынскими ханами старых центров древней Ростовской земли Ростова, Суздаля, Владимира население, спасаясь от военных угроз, стало уходить на окраины этой земли, что способствовало образованию в послемонгольское время таких княжеств, как Тверское, Белозерское, Московское, Костромское и Городецкое с центром в Городце Радилове на Волге. К 70-м гг. XIII в. в Северо-Восточной Руси вместо 6 княжеств домонгольского времени насчитывалось целых четырнадцать: помимо указанных 5 княжеств еще Стародубское, Суздальское, Галичско-Дмитровское, Переяславское (Переславля-Залеского), Юрьевское, Ростовское, Ярославское и Угличское. Главным оставалось великое княжество Владимирское.

Западнорусские княжества, такие как Полоцкое, Витебское и Пинское, были захвачены литовцами. А в 60-е гг. XIV в. литовский великий князь Ольгерд присоединил к Литовскому государству Киев с его землями. Еще раньше, в первой половине XIII в. были потеряны русские владения в Прибалтике, где образованные в конце XII-начале XIII вв. немецкие епископства, а также основанный в начале XIII в. Орден меченосцев, сначала отняли владения полоцких князей в земле латгалов, а затем владения Новгорода Великого в земле эстов.

В 40-х гг. XIV в. польский король овладел Галицким княжеством. В 50-х гг. литовский князь Ольгерд подчинил себе Брянское княжество. Относительная политическая самостоятельность при зависимости от Золотой Орды сохранялась лишь за несколькими мелкими “верховскими” княжествами (бывшими черниговскими уделами в верхнем течении Оки), Рязанским и Пронским княжествами, Смоленским княжеством, княжествами Северо-Восточной Руси и Новгородской феодальной республикой. Самым крупным из перечисленных государственных образований оставалось великое княжество Владимирское с центром во Владимире на Клязьме. Однако с начала XIV в. ордынские ханы установили свой контроль над его территорией. Начавшаяся в 1359 г. в Орде жесткая борьба за ханский престол между различными группировками чингизидов и ордынской знати привела к расколу Орды на Орду восточную (сарайскую) и Орду западную (мамаеву), что сразу же сказалось на положении русских земель, на ряд лет прекративших выплату дани татарам. Росту независимости русских князей способствовало укреплявшееся экономическое положение их и подвластного им населения.

Рост Московского княжества в XIV в

Возросшие материальные возможности князей, особенно московских, их умелая политика, ослабление могущества Орды привели во второй половине XIV столетия к принципиальным изменениям в структуре княжеств Северо-Восточной Руси.

В начале XIV в. начинается возвышение Московского княжества. Первый московский князь Даниил, сын Александра Невского, в 1300 г. захватил Коломну, а в 1302 г. занял выморочное Переяславское княжество. Наследовавший ему старший сын Иван, прозванный “Калита”, в 1303 г. присоединил Можайск. При его сыне Симеоне Гордом положение московских князей значительно укрепилось.

В начале 60-х гг. XIV в. московский князь Дмитрий, будущий “Донской”, присоединил к своим владениям великое княжество Владимирское вместе с землями бывших княжеств Костромского, Переяславского (Переяславля-Залесского), Юрьевского и части Ростовского княжеств, части территорий Торжка, Волока Ламского и Вологды. Дмитрий Донской также присоединил к Москве сначала дмитровскую, а затем и галичскую части некогда единого Галичско-Дмитровского княжества, княжества Угличское и Белозерское, Калугу и Медынь, а также некоторые татарские и, вероятно, мордовские земли на восток от Рязанского княжества. В 1392 г. наследник Дмитрия Донского Василий I сумел подчинить себе Нижегородское княжество с относившимся к нему Суздалем, а несколько позднее присоединил к Москве Муромское и Тарусское княжества. В итоге к концу XIV в. территория Московского княжества увеличилась в несколько раз, оно стало самым крупным политическим образованием на Северо-Востоке Руси. Оставались независимыми княжества Тверское, Стародубское, Ростовское, Ярославское и выделившееся из состава последнего в 60-_70-е гг. XIV в. Моложское. Со времен Дмитрия Донского установился особый порядок великокняжеского наследования: территория бывшего великого княжения Владимирского объявлялась неделимой, она должна была переходить только к старшему наследнику, который к этой территории получал еще и другие земли обширного Московского княжества. Тем самым закладывались основы русской монархии - московской по своему происхождению и нисходящей по преемству: от отца к старшему сыну.

Картографирование территории

Известный русский историк и географ В. Н. Татищев в своем “Предложении о сочинении истории и географии Российской”, направленном в Академию наук, четко определил взаимоотношение между этими двумя науками в следующих словах: “Гистория же всякая, хотя действа и времена от слов имеет нам ясно представить; но где, в каком положении или расстоянии что учинилось, какие природные препятствия к способности тем действам были, також где который народ прежде жил и ныне живет, как древние городы ныне именуются и куда перенесены, оное география и сочиненные ландкарты нам изъясняют: и тако гистория или деесказания и летопись без землеописания (географии) совершенного удовольствия к знанию нам подать не могут”.

Это высказывание ярко характеризует важную роль географических карт - главного языка географии. Язык этот, как средство выражения представлений людей об окружающей их географической среде и передачи пространственной информации, является более древним, нежели любая форма письменности. Известны наскальные картографические изображения, относящиеся к бронзовому веку. Простейшими картографическими рисунками широко пользовались народности Америки, Северо-Восточной Азии и Океании, которые к моменту их открытия европейцами находились на уровне первобытнообщинного строя и не знали письменности. При всем многообразии форм древних картографических изображений, зависевшем от культурно-исторических особенностей этносов, в рамках которых они развивались, эти изображения должны были решать по меньшей мере четыре главные задачи:

1. Ориентирование на местности и отображение естественных и искусственных путей сообщения.

2. Локализация и изображение пределов частных территориальных владений, а позднее - границ племенных объединений и древних государственных образований.

3. Картографическое отображение крепостных сооружений и урбанизированных территорий (поселений различного типа).

4. Изучение и картографическое представление (иногда - картографическая декларация) территорий государств в целом.

С глубокой древности развивалась также общая (концептуальная) картография, составляющая неотъемлемую часть космографии и познания мира и являющаяся отражением представлений об ойкумене и месте в ней соответствующей народности или государства.

В условиях древнерусского государства указанные четыре направления практической картографии развивались с самого своего возникновения относительно независимо. В процессе становления каждое из них по-своему способствовало формированию характерных приемов и навыков, сложивших отечественную картографическую традицию создания самобытных географических чертежей.

Для развития государства, раскинувшегося на обширных лесных пространствах, испещренных многочисленными реками, жизненно необходимы были знания о его территории. В замечательном памятнике древнерусского летописания - “Повести временных лет” (около 1113 г.) - мы находим прямые свидетельства существования таких географических знаний у автора, обладавшего, судя по тексту летописи, достаточно четкими представлениями о размещении древнерусских земель. Обширные географические сведения о соседних княжествах и зарубежных странах собирались в этот период на Руси в виде маршрутных описаний и дорожников в повествованиях о хождениях христианских паломников в Святую Землю. В этих текстах имеются сведения о расстояниях по маршрутам как в днях пути, так и в мерах длины - верстах. Следует заметить, что из всех древнерусских мер наиболее определенными были именно меры длины. Основная из них - сажень означала первоначально захват руками, то, что можно достать, досягнуть. Дорожники создавались в нашей стране издревле: сохранился итинерарий по Палестине игумена Даниила, составленный около 1107 г.

Наличие дорожников и обширных сведений о соседних территориях и странах являлось одним из свидетельств изначальной высокой подвижности наших предков в период формирования русской нации в процессе смешения коренных финно-угорских племен охотников и рыболовов с пришлыми земледельцами-славянами, осложненного в период образования государства значительным включением представителей Скандинавии воинственных путешественников - варягов. Во времена Киевской Руси земледелие становится превалирующим видом хозяйственной деятельности. Охрана интересов формировавшегося феодального землевладения требовала четкого определения и обозначения на местности границ частных земельных участков. Уже в “Уставе Володимерь Всеволодича” (Мономаха) (XII в.) говорится о межах, ограничивающих земельные или иные частные владения (бортные угодья, хозяйственные подворья и т. п.), и межевых признаках (знаках) для фиксации их на местности, а также наказаниях за их разрушение: “Аже разменаеть борт, то 12 гривен. Аже межу претнеть бортьную, или ролейную разореть, или дворную тыном перегородить межю, то двенадцать гривень продаже”.

Из приведенного отрывка видно, что обрабатываемые поля и другие хозяйственные угодья в XII в. имели вполне определенные границы, ограждавшиеся тыном или обозначавшиеся заметными местными предметами (дуб знаменьный, отдельные камни и т. п.) Таким образом, измерение, оценка, разделение и графическое отображение земельных площадей к этому периоду приобретает первостепенное значение. Определение их площадей стимулировало развитие линейных измерений с использованием элементарных инструментов - мерных веревок (вервей) - и рисунков-чертежей с приблизительным отображением взаимного расположения элементов ландшафта и обрабатываемых земель. Именно к этому направлению относятся наиболее ранние памятники русской картографии, например, Камень Степана, который, по мнению археологов, служил в XII в. межевым знаком на границе земельных владений в Тверской земле. На камне выгравирована геометрическая фигура, которая, возможно, является планом межеванного поля, принадлежавшего Степану, оставившему свое имя на плане. К сожалению, вряд ли когда-нибудь удастся с неопровержимой убедительностью доказать обоснованность такой трактовки этого изображения, но, если она верна, то гравюра на Камне Степана является самым древним известным науке русским картографическим изображением.

Еще одно направление старинной русской картографии возникло из необходимости описания и изображения в плане крепостей, городов и специальных линий обороны (засечных черт), состоявших из искусственных лесных завалов, земляных валов и укреплений, строившихся в Южной Руси в XIII-XVI вв. Сооружение таких построек требовало еще более детальных и точных измерений на местности, чем при определении границ земельных владений. Составлявшиеся при этом планы сооружений часто представляли собой сочетание планового и фронтального изображения стен зданий и оборонительных сооружений, а также элементов ландшафта. Это направление картографии было тесно связано с развитием строительных чертежей, и, возможно, именно поэтому в его становлении могли играть определенную роль греческие и итальянские архитекторы, художники и строители, активно привлекавшиеся тогда в основные русские города. Вполне вероятно, что здесь существует генетическая связь русских картографических традиций с картографией Древнего Рима и Византии.

Уже на карте мира Г. Майницкого 1100 г. можно найти название Russia севернее устья реки Дунай. На Эбсторфской карте мира 1235 г. нанесено 14 географических названий, относящихся к территории Руси. 


История России с древнейших времен и до наших дней. Даты, люди и события

p>История России берет начало с возникновения славян, которые появились около 3-3,5 тысяч лет назад, выделившись из индоевропейского этноса. С середины I тысячелетия до н.э. они стали переселяться в Восточную Европу, заселив к VIII в. н.э. бассейн рек Днепр, Днестр, Западная Двина, Оку и верховья Волги.

 

Первое государство русского народа Киевская Русь просуществовала около 300 лет. Это была федерация княжеств, которой управлял совместно род Рюриковичей. Развитие феодальных отношений и усиление самостоятельности отдельных городов привело к политическому дроблению Киевской Руси. В конце тридцатых годов XIII в. на Русь обрушились монголо-татары, и она почти на 250 лет попала в зависимость от Золотой Орды. Иго ускорило процесс дробления Руси, но вместе с тем по мере возрождения экономики и культуры превращалось в стимул к объединению. В силу ряда факторов на место политического лидера в начале XIV в. выдвинулась Москва, что объясняется ее выгодным географическим положением, и дальновидной политикой ее князей.

XVII-XVIII вв. стали новым периодом в истории России, когда при сохранении феодального строя и даже его укреплении началось формирование капиталистического уклада. Значительную роль в этих событиях сыграла Смута, вызванная прекращением династии Рюриковичей со смертью сына Ивана IV Грозного. Недовольство из-за страшного голода и усиления феодальной эксплуатации приобрело такой размах, что вылилось в первую в истории страны крестьянскую войну.

Временем серьезных преобразований, охвативших все стороны государственной и общественной жизни, стала эпоха Петра I. Усилия Петра I дали блестящие результаты, хотя достигнуты они были путем насилия и эксплуатации народа. Их главным итогом стало превращение страны в морскую державу, что позволило значительно ускорить ее развитие, обеспечить достойное место среди европейских государств.

Правление Екатерины II называют «золотым веком дворянства» и «просвещенным абсолютизмом», так как императрица завершила процесс оформления дворянства в привилегированное сословие. Положение крестьян значительно ухудшилось: крепостное право приобрело черты рабства. Нарастание социальных противоречий вылилось в крестьянскую войну Е. И. Пугачева, но ее поражение привело к расширению феодальной зависимости. Все это говорило о назревании кризиса феодального строя, остро проявившегося в XIX в.

К началу 1812 большая часть Европы оказалась в зависимости от Франции. Россия и Великобритания оставались единственными странами, которые представляли угрозу для наполеоновских планов. В 1812 году Наполеон вторгся в Россию с силами, троекратно превосходящими западные русские армии под начальством генералов, но уже через полгода кампании его армия, сильнейшая в истории, была полностью уничтожена.

К середине XIX века в стране ухудшились и обострились крепостные отношения: у помещиков они возбуждали опасения за будущее, а у крепостных - рост недовольства своим нищенским состоянием. В обстановке крестьянских волнений, особенно усилившихся во время Крымской войны, правительство, во главе с Александром II, в 1862 году провело реформу, отменившую крепостное право.

В годы, предшествовавшие первой мировой войне 1914-1917 гг., внешняя политика России определялась линией на сближение с Великобританией, закрепленное соглашением 1907 г. о разделе сфер влияния в Иране и Средней Азии. Это соглашение привело к окончательному оформлению Антанты — «сердечного согласия», военно-политического союза Англии, Франции и России и участию России в первой мировой войне. Внутриполитический кризис, вылившийся в Февральскую революцию 1917 г., привел к выходу России из войны. Революция уничтожила старую государственную систему и создала новую политическую ситуацию. Власть в России была захвачена партией большевиков под руководством Владимира Ленина, а верховным органом власти были провозглашены Советы рабочих, солдатских и крестьянских депутатов. 30 декабря 1922 был образован Союз Советских Социалистических Республик (СССР). После смерти Ленина обострилась внутриполитическая борьба, и к власти пришел Иосиф Сталин, установивший диктатуру и уничтоживший всех своих политических соперников. В 1939 году Россия заключила с Германией договор о ненападении, но 22 июня 1941 года нацистская Германия напала на СССР, нарушив положения договора. Началась Великая Отечественная война. В ходе битв под Сталинградом и Курском советские войска перешли в наступление и разгромили немецкую армию, победоносно завершив войну в мае 1945 года взятием Берлина.

В 1953 году умер И. В. Сталин, после чего последовала некоторая либерализация политики страны и реабилитация ряда жертв сталинского террора. Наступила Хрущёвская оттепель. Первый секретарь ЦК КПСС - Никита Хрущёв развенчал культ личности Сталина, провёл ряд демократических преобразований и массовую реабилитацию политических заключённых. После отстранения Хрущева от власти наступила так называемая эпоха застоя - период, отмеченный отсутствием каких-либо серьёзных потрясений в политической жизни страны, а также социальной стабильностью и относительно высоким уровнем жизни.

В 1985 году Горбачев объявил о перестройке (совокупности политических и экономических реформ), к началу 1990-х годов перестройка привела распаду СССР. А 12 декабря 1993 г. на референдуме принята Конституция Российской Федерации, объявлявшая Россию демократическим федеративным государством с республиканской формой правления с президентом во главе.

И. Я. Фроянов исследователь Киевской Руси Текст научной статьи по специальности «История и археология»

РУССКИЕ ДРЕВНОСТИ 2011

А. Ю. Дворниченко

И. Я. ФРОЯНОВ—ИССЛЕДОВАТЕЛЬ КИЕВСКОЙ РУСИ

Мои пролегомены будут не очень длинными. Задача их — представить героев очерка. Это Киевская Русь — начальный период истории восточных славян, который обычно датируется IX - началом XIII в. Зачастую используют понятие «Древняя Русь», которое вполне корректно, но гораздо более неопределенно и расплывчато.

Киевская Русь — интересный и примечательный этап истории, в который уходят корни культуры, этничности, государственности русских, украинцев, белорусов и многих других народов «нашего пространства». Это время, окутанноне пеленой легенд и былин, озаренное «каким-то весельем, праздничным сиянием». Киевская Русь является «каким-то блистательным прологом к нашей исто-рии»1. Изучение этого пролога чрезвычайно важно для понимания всей последующей нашей истории...

Игорь Яковлевич Фроянов — выдающийся современный российский историк, чье творчество отнюдь не исчерпывается изучением древности, неизменно вызывает горячие споры, порождая порой взаимоисключающие оценки2.

Пути наших героев впервые пересеклись в конце 50-х - начале 60-х годов ХХ в., когда, будучи студентом Ставропольского пединститута, И. Я. Фроянов увлекся историей Киевской Руси.

Надо сказать, что Киевская Русь не была обойдена вниманием в «дореволюционной» историографии. Но, как отметил А. Е. Пресняков, в это время «представления об основах древнерусского быта продолжали жить научной жизнью почти исключительно в общих курсах русской ли истории или истории русского права»3. Другими

© А. Ю. Дворниченко, 2011

словами, история Киевской Руси еще не успела выделиться в отдельный предмет исследования.

Многое для этого сделал сам А. Е. Пресняков, но только в советский период Киевская Русь окончательно заняла свое место в качестве отдельного и к тому же очень важного объекта (и предмета) исследования. Немалую роль в этом сыграла ситуация в советской (марксистско-ленинской) науке, бросившей все силы на поиски места России в той системе общественно-экономических формаций, которую сама же в ту пору изобрела. В данном контексте начальный период истории приобретал особое значение.

К 1960-м годам советская наука начинала уже коснеть в рамках созданных к тому времени парадигм. Как казалось, был решен вышеупомянутый вопрос о формационной принадлежности Киевской Руси. В трудах «признанного главы исторической науки» академика Б. Д. Грекова она была отнесена к формации феодальной. И феодализм простер над Русью свои «совиные крыла». Причем, размах этих крыльев в сознании историков был столь чудовищным, что достигал эпохи «Великих реформ» 60-70-х годов XIX в.

Между тем, оттепель ли, здравый ли смысл или еще что-то другое толкали на фактическую ревизию взглядов Б. Д. Грекова. На смену его вотчинному феодализму в трудах другого академика — Л. В. Че-репнина шел феодализм государственный. В 1970-е годы эта концепция, зародившаяся еще в недрах дореволюционной и советской историографии, обретет многих сторонников в исторической науке.

В такой ситуации И. Я. Фроянов увлекся изучением истории важнейших категорий зависимого населения Киевской Руси. Челядь, холопы, данники и смерды стали темой его кандидатской диссертации, защищенной уже в Ленинградском университете под руководством известного знатока Киевской Руси В. В. Мавродина4. Сейчас, по прошествии нескольких десятков лет, видно, что молодой ученый начал борьбу с господствовавшей тогда в науке теорией с выстрела, что называется, в «яблочко».

Дело в том, что сторонники вотчинного (да, во многом, и государственного феодализма) возводили здание своей концепции как раз на костях зависимого люда. Все социально ущемленные персонажи истории той поры рассматривались как феодальная «челядь». И. Я. Фро-янов не только показал, что челядь находилась не в феодальной,

а в рабской зависимости, но и постарался разобраться в отличиях между челядью и холопами. Вполне убедительно избавил он от феодальной зависимости и смердов, выводя их от более древних данников. Дань же, по мнению историка, не феодальная рента, коей считали ее советские историки той поры, а контрибуция, плата за мир.

В первой работе И. Я. Фроянова не может не импонировать высокая историографическая культура, которая и по сей день, к сожалению, редкость в трудах историков. Автор диссертации привлек огромный историографический материал и досконально его проанализировал. Более того, некоторые идеи, высказанные в «дореволюционной» историографии, нашли продолжение и развитие в сочинении молодого историка. Это, кстати, — яркая черта всего его творчества и в дальнейшем. Оставаясь в рамках господствовавшего в стране учения, он смело развивал наблюдения своих далеких от марксизма предшественников.

Кандидатское сочинение И. Я. Фроянова органично вошло в докторскую диссертацию, защищенную в 1973 г. В следующем году была опубликована книга, являвшаяся сокращенным вариантом дис-сертации5. Хотя диссертация была полностью опубликована сравнительно недавно6, именно ее следует положить в основу анализа концепции ученого. Работа основана на богатейшем историографическом наследии и собственном внимательном анализе имеющихся исторических источников.

В центре внимания историка находятся социально-экономические отношения — то, что в ту пору относили к разряду «базисных» явлений, лежащих в основе той или иной ОЭФ. В социально-экономической структуре Киевской Руси И. Я. Фроянов обнаружил множество «факторов дофеодального характера». Это, прежде всего, община в различных вариациях и крупные семейные объединения. Они генетически восходили к родовому строю. Элементом данного строя были и первые города, выросшие из племенных центров. В городах рядом с соплеменниками обитала и племенная знать — «старцы градские», которые занимались гражданскими делами.

От этих социальных институтов И. Я. Фроянов перешел к анализу места и роли крупного землевладения. Он показал динамику развития княжеского хозяйства, основанного, прежде всего, на скотоводстве. Доходы князей складывались, в основном, из даней — поборов

с покоренных племен и кормлений — добровольных приношений местного населения. Были внимательно изучены данные о церковном и боярском землевладении. Результатом проведенного исследования стал важнейший вывод о том, что богатство древнерусской знати множилось не за счет доходов от землевладения, а в результате накопления движимых ценностей, в том числе и в результате завоевательных походов, увеличения стад и эксплуатации промысловых угодий.

В более поздней работе И. Я. Фроянов обратил внимание на поли-семантичность понятия «село» в Киевской Руси. Большие села выступали в качестве поселений свободных крестьян-общинников. В «малых» селах, которые возникли гораздо позже, жили зависимые люди. Но термин «село» в Киевской Руси применялся и для обозначения освоенного участка земли — прототипа «села земли» в документах XIV—XV вв.7 Вереницы владельческих сел, населенных зависимыми людьми, оказались фантомом, тешившим воображение советских историков.

В докторской диссертации И. Я. Фроянов убедительно опроверг теорию верховной феодальной княжеской собственности на землю в Киевской Руси.

Это, однако, не значит, что крупное вотчинное землевладение на Руси не существовало. Продолжая наблюдения, сделанные в кандидатской диссертации, ученый показал, что нельзя ни в коем случае преуменьшать значение рабства в Киевской Руси. В древнерусской вотчине работали рабы и полурабы. Одни категории зависимого населения двигались от рабства к свободе, другие, наоборот, — от свободы к рабству.

Категорий населения, находящихся в феодальной зависимости, И. Я. Фроянов в Киевской Руси не обнаружил, вернее, обнаружил, но в мизерном количестве. Впрочем, еще большее значение имел его принципиальный вывод о том, что сами вотчины были островками в море свободного общинного землевладения.

На этом выводе тем важнее акцентировать внимание потому, что и тогда, и гораздо позже И. Я. Фроянова зачастую воспринимали как поборника некоего «рабовладельческого» строя, сторонники которого — белорусские исследователи В. И. Горемыкина и А. П. Пьян-ков — опубликовали в то время свои труды8. Могу сказать, что столь

досадное заблуждение всегда крайне раздражало поклонников творчества петербургского историка. Ведь речь в его работе идет о ставших в ту пору популярных в советской историографии «укладах». В трактовке И. Я. Фроянова и рабовладельческий, и феодальный уклады проигрывали по сравнению с общинным укладом9.

Этот общинный уклад, вернее отсутствие в работе историка его характеристики, заметили критики. Они также ломали голову над тем, как И. Я. Фроянов решит проблему государственности. Казалось, что ученый загоняет себя в ловушку: наличие государства в этот период он не отрицает и марксистских взглядов придерживается, а классов, по сути дела, не находит. А что такое государство и как оно соотносится с классами, в ту пору все знали со школьной скамьи.

Ответить на эти и другие вопросы, связанные не с «базисом», а с «надстройкой», была призвана книга, посвященная социальнополитической истории Киевской Руси10. Анализ политических институтов И. Я. Фроянов начинает с княжеской власти. Исследуя этот институт в его развитии с древнейших времен, он тонко улавливает те изменения, которые происходили в характере княжеской власти с VI по начало XIII в., и в то же время акцентирует внимание на том главном, что было свойственно власти князя, — значительной зависимости князя от народа.

Князья того времени отнюдь не были монархами. Обладая судебными, административными и другими функциями, они должны были, тем не менее, считаться с мнением народных масс. Другими словами, княжеская власть еще даже не попыталась разорвать пуповину, соединявшую ее с народом. В этой книге историк продолжает активную и продуктивную борьбу с теорией верховной собственности на землю и, на мой взгляд, полностью ее дезавуирует.

В книге рассмотрена проблема отношений князя и дружины. Дружина, по мнению историка, зарождается еще в родовом обществе. К ХІ-ХІІ вв., пройдя уже долгий путь развития, дружина подразделяется на бояр и «молодшую дружину». Бояре — лидеры общества, которые, подобно князю, еще не оторвались от народной среды. Киевская Русь того времени еще не стала феодальной, она не знала сеньориального строя, подобно странам Западной Европы. Соответственно, и иммунитет на Руси носил ярко выраженный «дофеодальный» характер.

Для понимания социальных и политических отношений в Киевской Руси принципиальное значение имеет «людье» — масса свободного населения. И. Я. Фроянов пришел к выводу о том, что народ играл в политической жизни Киевской Руси выдающуюся роль, оказывая мощное воздействие на княжескую власть. В сфере взаимодействия князей и народа историк обнаружил глубоко архаические явления, будь то престижные пиры или дарения.

«Вершиной политической деятельности народа» было вече — народное собрание. Это архаичный институт, уходящий корнями в недра первичной формации. Компетенция его в Киевской Руси была весьма обширна. Основой военной силы в ту эпоху было народное ополчение — «вои».

Тема города, разработанная в специальном очерке, является средоточием всех выводов и наблюдений автора. Это, кстати говоря, несмотря на очерковую форму, придает книге цельность и логическую завершенность — каждый очерк вытекает из другого, а фокусируются все в последнем.

По мысли И. Я. Фроянова, древнерусские племена объединяются в союзы племен, а дальнейшее объединение приводит к созданию «союза союзов», «суперсоюза племен». Кстати, подобные термины использовал другой крупный ученый той поры—Б. А. Рыбаков. Но, в отличие от него, И. Я. Фроянов отнюдь не считал подобного рода образование государством.

В начале XI в. «суперсоюз» преобразуется в систему городов-государств, волостей. Каждая такая волость — это иерархия соподчиненных городских и сельских общин во главе с главной городской общиной. В главном городе собиралось вече, находился князь с дружиной. Это была система непосредственной демократии—вся волость не только решала главные политические задачи, но и формировала земское ополчение. Постепенно шел процесс распада городов-государств на более мелкие волости: прежние пригороды, начиная тяготиться опекой старшего города, сами становились центрами волостей.

По сути дела, это было своевременное возрождение на новом витке развития науки популярной в XIX в. земско-областнической теории11. При этом И. Я. Фроянов не скрывал свою «связь» с «дореволюционной» историографией, говоря об историографических предпосылках своей концепции.

Издание второй книги явило всему советскому ученому миру рождение новой концепции истории Киевской Руси, в корне отличной от других. Мир, как помнят те, кто жил в ту пору, отреагировал непристойно. Но это уже другая история... Впрочем, отмечу, что, в отличие от советской науки, американская русистика встретила появление новой концепции истории Киевской Руси с гораздо большим энтузиазмом. Об этом свидетельствовали и рецензии, и публикация частей работ И. Я. Фроянова под красноречивым названием «а new view of the history of Kievan Rus».

И. Я. Фроянов высказал предположение, что изученные им социальные организмы (города-государства) были характерны для многих обществ, переживавших переходный период от первичной первобытно-общинной формации к вторичной, где на передний план выходят социальные антагонизмы. Стремление найти место Киевской Руси в типологическом ряду такого рода обществ побудило И. Я. Фро-янова выступить с инициативой подготовки межкафедрального труда, посвященного городам-государствам в древности и в средние века12.

Сопоставив социально-политическое развитие Руси, древней Греции и Византии, ученые пришли к выводу о сходстве исторического процесса на Руси и в архаической Греции, о наличии многих общих черт у древнерусского города-государства и архаического полиса. Что же касается Византии, то она развивалась иначе.

Раздел данного сравнительно-исторического исследования, посвященный Киевской Руси, лег в основу другой книги, написанной И. Я. Фрояновым с соавтором13. В советской исторической науке господствовал подход, который нашел наиболее яркое отражение в трудах М. Н. Тихомирова. Согласно этому подходу, города — это населенные пункты, ставшие центрами ремесла и торговли, а настоящей силой, вызвавшей к жизни русские города, было развитие феодализма. В этой книге получила дальнейшее обоснование идея, уже известная читателю, о том, что города были племенными центрами, военно-политическими, административными и культурно-религиозными средоточими.

Когда в конце X - начале XI века в Киевской Руси происходит распад родовых отношений и формирование территориальных связей в обществе, именно города, пережив серьезные пертурбации («перенос» города, уничтожение старой знати—«старцев градских»),

приобретают системообразующее значение, формируют вокруг себя волость и создают социальный организм, который можно определить как большую территориальную общину, имеющую государственный статус. Другими словами, город, вырастая из общины и сохраняя традиционные черты последней, усваивает новые качества, присущие государству.

Формирование городов-государств в книге прослеживается по географическим районам, причем, материалы по разным землям дополняют друг друга. Главный вывод, который делается в книге: Киевская Русь — общинный этап нашей истории. Таким образом, вопрос

о свободных общинниках, сформулированный критиками концепции И. Я. Фроянова, получил исчерпывающий ответ. Сложнее обстояло дело с вопросом о государственности. Ведь община в данном случае только приобретает форму государства, не становясь от этого государством.

И. Я. Фроянов расставаться с древнерусским государством не захотел14. В конце 80-х - начале 90-х годов он как раз и сосредоточился на проблеме государства, что должно было придать его концепции еще большую стройность и логическую последовательность. Этой теме он посвятил важную по своему значению статью15. Современной науке, полагает ученый, известны три главных отличительных признака государства: 1) размещение населения по территориальному принципу, а не на основе кровных уз, как это было при старой родовой организации; 2) наличие публичной власти, отделенной от основной массы народа; 3) взимание налогов для содержания публичной власти.

Все эти признаки государственности появляются не одновременно, не сразу. Если союзы племен (до середины IX в.) нельзя считать даже зародышами государства, то союз союзов племен (суперсоюз) без элементов публичной власти, способной подняться над узкоплеменными интересами, существовать не мог. Но князь и дружина, приобретя определенную самостоятельность, оберегали собственный племенной союз, а носителями публичной власти были у союз-ников-соседей, с которых и взимали насильственным порядком поборы в виде даней.

По мере формирования городов-государств появляется и такой признак, как размещение населения по территориальному признаку.

В результате оказываются видны три главных вышеназванных компонента государственности.

В это время происходит изменение главного из факторов — публичной власти. Теперь принудительная власть концентрируется в общине главного города волости и действует в отношении нижестоящих общин пригородов и сел. Поборы, которые поступают в главный город в княжескую казну, следует рассматривать в «налоговом ключе, но, разумеется, с оговорками насчет их незрелости и архаичности».

Это не единственная оговорка, которую делает историк. Да и сам его ответ на вопрос, можно ли считать ряд соподчиненных общин государством, звучит не очень уверенно — «думается, можно». Как бы то ни было, в работах И. Я. Фроянова явственно проступала новая концепция государственности в Киевской Руси, которая в корне противоречила господствовавшей в современной ему историографии. Классовая основа государственности была разрушена...

Мысли, высказанные в данной статье, легли в основу монографии о «мятежном Новгороде», в которой И. Я. Фроянов обратился к истокам новгородской государственности16. Древнейшим племенным центром в этом регионе была Старая Ладога, но будущее было за Новгородом. В ожесточенной межплеменной борьбе рождался словенский союз племен, перерастающий в «суперсоюз». Княжеская власть и дружина в его рамках претерпевают изменения, публичная власть усиливается, чему способствовал и «варяжский переворот». Историк полагает, что «призвание» было, но не на княжение, а для помощи в войне, и не трех братьев, а одного конунга с дружиной. Дальше последовал переворот, сопровождавшийся истреблением словенских князей и знатных людей17.

Восстановив распавшийся было межплеменной союз (суперсоюз). новгородцы приступили к расширению своих владений. Историк приходит к неожиданному выводу о том, что словене получили с полян дань как победители, посадившие своего князя (Олега) в Киеве. Вот, что произошло в это время на Руси, а не мифическое объединение Юга и Севера18. Я думаю, что это был один из последних гвоздей в гроб мифа о грандиозном государстве «Киевская Русь», созданного советской наукой.

Первые признаки зависимости Новгорода от окрепшего Киева появляются где-то в середине Х в. Затем эта зависимость слабеет.

В книге прослежен процесс становления новгородского города-государства с упором на изменение характера социальной борьбы.

Социальной борьбе и посвящена следующая фундаментальная монография петербургского историка19. За сорок лет после выхода в свет книги академика М. Н. Тихомирова это был первый и, добавим, единственный труд по истории социальной и политической борьбы на Руси IX - начала XIII в. Но значение его гораздо шире. Мне представляется, что это своего рода пик научного творчества И. Я. Фроянова в области изучения Киевской Руси, своего рода энциклопедия древнерусской жизни, быта, нравов.

Исследователь выступает против главного постулата советской исторической науки, который, как сам он пишет, приобрел фатальный характер, — классовой борьбы. Эту самую борьбу советские историки видели во всем, она была в их представлении основой государственности, культуры и т. д. И. Я. Фроянов убедительно показал, что социальная борьба в Киевской Руси была доклассовой. Своими корнями она уходила в первобытность: это и столкновения древних людей, происходившие при смене хозяйственных укладов, и межплеменная борьба, сопровождавшая процесс формирования племенных объединений разного уровня.

Разложение родовых отношений внесло свои изменения и в социальную борьбу. Исчезает родовая защита, множатся насилия, произвол, преступления. В этих условиях возрастает роль княжеской власти, которая берет на себя заботу о внутреннем мире и безопасности. По мере роста и укрепления волостной общины, появившейся на месте распавшегося племенного союза, она также начинает претендовать на подобную роль — завязывается борьба между князем и вечем. Исследователь показывает эту борьбу на примере ряда земель и, прежде всего, Киевской земли, которая шла в этом отношении впереди других волостей.

К середине ХІІ в. состязание князя и веча заканчивается победой земщины, но при очевидном превосходстве городской общины борьба продолжается и позднее. Социальная борьба в это время была достаточно сложным явлением, поскольку в ней переплетались различные настроения и интересы, но над всем доминировало архаическое языческое сознание. Это позволяет давать многим народным движениям неожиданные на первый взгляд «этнографические» трактовки.

Читатель в лучших традициях отечественной науки (Ф. И. Буслаева, Б. А. Романова и др.) погружается в глубины этого сознания. Прекрасное знание автором материала, деталей древнерусской жизни создает у читателя своего рода эффект присутствия. Я не случайно сказал и об эффекте энциклопедического охвата древнерусской старины: если, например, вычленить из книги страницы, посвященные древнерусскому праву, то получится отдельное серьезное исследование.

Обогатив свою исследовательскую палитру знанием архаического сознания, И. Я. Фроянов вернулся к теме, с которой начинал, — рабству и данничеству20. Он с полным основанием считает, что в архаических обществах войны — одна из форм магико-рели-гиозных действий, а не стимулятор классового переустройства. Следовательно, и рабство отнюдь не было чуждым первобытно-общинному строю. Это институт, отвечавший жизненно важным потребностям древних людей, связанным с непроизводительной сферой их деятельности. Правда, на поздней стадии развития первобытности, из которой в ту пору Русь не вышла, рабство стало несколько видоизменяться в сторону удовлетворения производственных нужд. Но этот процесс нельзя искусственно ускорять.

Во многом сходно с развитием рабства и становление даннических отношений. Древнерусская дань обнаруживает значительное сходство с позднейшим ясаком, но взимание дани не сопровождалось посягательством на земли данников, а сама дань поступала не в государственную казну, а шла на нужды полянской общины в целом. Вывод историка таков: «Так называемое “Киевское государство” Х в. являло собой конгломерат племен, рыхлое и неустойчивое межплеменное образование, сооруженное Киевом посредством военного принуждения, прежде всего с целью получения даней и не имеющее прочных внутренних связей, а потому готовое в любой момент рассыпаться»21. Это был последний гвоздь в вышеупомянутый гроб.

Здесь самое время отметить, что «перестройка» не повлияла на исследование И. Я. Фрояновым древнейшего периода восточнославянской истории. Дело в том, что приверженность господствующей в советские времена методологии отнюдь не определяла сущностные основы его творчества. Концепция базировалась на прекрасном знании древнерусских источников, «дореволюционной» историографии,

анализе конкретного материала. В теоретическом плане ему ближе других был выдающийся отечественный медиевист А. И. Неусыхин с его «дофеодальным» периодом. Это построение хоть и является продуктом советско-марксистской исторической мысли, но вызвано стремлением вырваться из тесных рамок господствующей теории.

Представление о Киевской Руси как о «дофеодальном» периоде позволяло гораздо более адекватно понять древнерусскую историю, чем измышления о господствовавших там «феодальных отношениях».

Так, совершенно по-новому И. Я. Фроянов рассмотрел проблему крещения Руси22. В конце 80-х годов изучение этой проблемы стимулировалось еще и празднованием «тысячелетия христианства на Руси». С 30-х годов ХХ в. утвердился взгляд на крещение Руси как на прогрессивный акт, способствовавший феодализации Руси. Но и само крещение якобы было вызвано развитием феодальных отношений, так как феодальная знать стремилась освятить свои притязания на господствующее положение.

И. Я. Фроянов показал, что христианство, появившись на Руси во второй половине IX в., не получило широкого распространения. Знаменитому крещению киевлян Владимиром предшествовала его языческая реформа, которая, в свою очередь, проводилась в несколько этапов. Но реформа завершилась неудачей, и тогда князь крестил Русь.

Если языческая реформа, проводимая исключительно по инициативе Киева, выродилась в религиозное насилие «Русской земли» над другими союзами племен, то, осуществляя крещение, князь обсудил этот вопрос со старцами градскими—старейшинами из племенных центров. Однако в реальности крестились добровольно жители Киева, в остальных землях христианство приходилось навязывать силой, хотя степень насилия в деле распространения христианской веры на Руси нельзя преувеличивать. Причем, само «крещение» — не что иное, как языческая реформа, поскольку в ее основе лежали все те же языческие представления23.

Каковы же причины крещения Руси? Киевские князь, знать, демос и языческими нововведениями, и крещением пытались остановить лавинообразно нараставший процесс распада суперсоюза племен, в сохранении которого они были кровно заинтересованы. Однако сделать это было невозможно, так как на обломках суперсоюза бурно

росли города-государства, самостоятельные волостные организмы. Это привело к узости социальной базы и политической основы христианства на Руси. С точки зрения поступательного развития Руси введение христианства в конце Х в. было опережением событий, забеганием вперед. Не имея под собой твердой социальной почвы и ближайшей политической перспективы, оно скользило по поверхности древнерусского общества. В общем, своим исследованием историк убедительно показал, что христианизация Руси никак не связана с ее феодализацией, коей, собственно, и не было. Следовательно, в этом смысле прогрессивным введение христианства считать нельзя. Надо также отметить, что крещение было показано в широкой сравнительно-исторической перспективе24.

Новый взгляд на Киевскую Русь позволял по-новому решать и другие проблемы истории культуры, например, появления письменности и грамотности25.

В советской историографии «потребность» в письменности объясняли процессом формирования классов и государства26. Теперь было предложено другое объяснение.

Письменность у восточных славян появляется под воздействием внутренних факторов — процесса формирования городов-государств, волостей, во многом идентичных древневосточным номам и древнегреческим городам-государствам. На ранней стадии развития этих доклассовых государственных образований интеграционные тенденции были настолько сильны, что активно стимулировали рост письменности как одного из средств развития межобщинных отношений.

Стремление понять архаическое сознание Киевской Руси в сопряжении с познанием государственности и культуры привело И. Я. Фро-янова к изучению древнерусских былин. На свет появился цикл работ, выполненных в соавторстве с филологом Ю. И. Юдиным. После преждевременной кончины соавтора И. Я. Фроянов собрал эти работы вместе и издал в хронологическом порядке без каких-либо изменений. Хоть издание получилось и разножанровое, но достаточно цельное и дающее представление о взглядах авторов на древнерусские «старины»27.

Фундаментальной проблемой изучения эпических сказаний является соотношение былины и исторической действительности. Для так называемой «исторической школы» В. Ф. Миллера—Б. А. Рыбакова

характерно отношение к былинам как к исторической хронике. Сторонники такого подхода к былинам стараются найти в них исторические факты и события, восстанавливаемые по летописям и другим историческим источникам.

В свое время против такого подхода выступил ленинградский профессор В. Я. Пропп—учитель Ю. И. Юдина. Один из крупнейших советских филологов полагал, что в былинах отражаются не конкретные исторические факты, а народное понимание смысла и значения больших исторических эпох, передаваемых в фантастических сюжетах и образах. Важнейшим средством изучения былин у него становятся этнологические данные.

Однако в такой отрасли знания, как история Киевской Руси,

В. Я. Пропп находился под влиянием взглядов Б. Д. Грекова, то есть вслед за ним считал Русь феодальным государством. Отсюда его однозначный вывод о том, что героический эпос (былины) противопоставлен всей идеологии первобытно-общинного строя.

Основываясь на трактовке Киевской Руси как особого «дофеодального» периода, переходной стадии от родового строя к раннефеодальному, И. Я. Фроянов и Ю. И. Юдин предложили свою интерпретацию былинного творчества. По их мнению, былинный эпос лишь частично противостоит первобытной идеологии, и, следовательно, его нельзя рассматривать как нечто чуждое родовому строю. Это делает возможным широкое привлечение для анализа былин этнологических данных. Былины по-своему отражают модус социальных и политических отношений киевского периода.

Расцвет былин во времена Киевской Руси объясняется именно характером ее строя. Такой подход позволяет авторам создать наиболее адекватную периодизацию былинного творчества: добогатыр-ский этап, который относится ко времени расцвета и постепенного разложения родовых отношений; богатырский период, который отражает в преломленном виде многие реалии общественного быта Руси X-XII вв., и, наконец, упадок былинного творчества в XIV-XV вв.

Работы, посвященные былинам, свидетельствовали о владении историком разными методами источниковедческого исследования. Уже в рецензиях на первые работы И. Я. Фроянова говорилось о его внимании к летописям. В дальнейшем историк мобилизовал громадный летописный материал. Полагаю, что он предложил и новую,

свою методику изучения этого важнейшего источника. Речь идет, прежде всего, об интерпретации летописных текстов.

Дело в том, что советские историки, как и их предшественники—летописцы, оказались в плену «скромного обаяния» древнерусской знати, в первую очередь, князей. «При поверхностном прочтении летописей» у историков создавалось впечатление, что древнерусскую историю творили знатные люди: князья, бояре, сановники церкви28. Такое прочтение «удачно» накладывалось на априорно заданную схему классового деления общества, а ритуальные заклинания о «роли народных масс» в истории таковыми и оставались. Под пером историков князья «с высоты птичьего полета» обозревали Русь, делили ее на части и вообще делали с ней что хотели.

И. Я. Фроянов за внешней каймой летописных рассказов, за поведением древнерусской знати вообще и князей в частности постарался выявить глубинные течения общественной жизни, не на словах, а на деле определить роль этих самых «масс». Внимательное прочтение летописей показало, что их страницы простые люди населяют не менее густо, чем любимцы древнерусских «списателей» — князья. И. Я. Фроянов — мастер именно «внутренней критики» источника, хотя там, где надо, он не уходит и от «внешней критики». Не менее активно и плодотворно он привлекает и другие источники, например, юридические памятники, данные археологии, нумизматики и т. д.

Сравнительно-исторический метод (можно его назвать и этнологическим) стал неотъемлемой частью научной лаборатории историка. Как уже отмечалось, данные этнологии, относящиеся к архаическим обществам, позволяют многое понять в истории Киевской Руси.

Так же как источниковедческими сюжетами, творчество историка богато, как уже говорилось, историографическими исследованиями. В его творческом багаже есть самые различные виды историографических работ: обзоры тематические и хронологические, персоналии, рецензии, но особое место занимает многострадальная монография, которая была заявлена в издательском плане Ленинградского университета на 1983 г., а увидела свет лишь в 1990 г.29

В этой монографии историк сосредоточился на историографическом анализе нескольких проблем, которые «представляют существенное значение для познания общественного строя Руси X-XII вв.».

При этом он выбирает проблемы, которые являются спорными и нерешенными. Исследователь предлагает свое понимание каждой из них, что является для него полным основанием считать книгу «этапом исследования, проводимого... по истории Древней Руси».

Очерки, вошедшие в книгу, как всегда, органически связаны между собой. Начав с очерка, посвященного древнерусской народности, он затем переходит к истории изучения советскими учеными экономики. Далее ряд очерков посвящен истории изучения челяди, холопов, данников и смердов в «дореволюционной» и советской историографии. Шестой очерк—завершающий, но в то же время центральный, занимающий треть объема книги. Он посвящен проблеме генезиса феодализма — ключевой проблеме советской исторической науки. В основном из-за этого очерка книгу и не пускали в свет советские «интриганы от науки».

Между тем, значение этого исследования трудно переоценить. Особенно вышеназванного шестого очерка. Пожалуй, это первая адекватная картина развития советской историографии в этом вопросе, показывающая как оно было в реальности, разрушающая многие историографические легенды.

Когда речь идет об изучении петербургским ученым истории Киевской Руси, на ум приходят всякого рода термины типа эпопея, энциклопедия, может быть, более современный — блокбастер и т. д. Ценой неутомимого труда на протяжении десятков лет ему удалось создать своего рода концептуальное эпическое полотно древнерусской истории, не имеющее аналогов ни в отечественной, ни в зарубежной историографии. К тому же И. Я. Фроянову удалось вырастить когорту учеников, создать солидную научную школу. В работах А. Ю. Дворниченко, Ю. В. Кривошеева, И. Б. Михайловой, А. В. Майорова, А. В. Петрова, В. В. Пузанова и других представителей школы Фроянова рассматривались те или иные аспекты истории «нефеодальной» Руси30.

Конечно же, его концепция должна рассматриваться в совокупности с достижениями данной школы. Но эта задача для статьи непосильная.

1 Самарин Ю. Ф. О мнениях «Современника», исторических и литературных // Самарин Ю. Ф. Избранные произведения. М., 1996. С. 434-435.

2 Жизнь и творчество И. Я. Фроянова уже не раз были и, безусловно, будут предметом внимательного анализа и подробного рассмотрения.

3 Пресняков А. Е. Княжое право в Древней Руси. Лекции по русской истории. Киевская Русь. М., 1993. С. 7.

4 Недавно она была полностью издана: Фроянов И. Я. Зависимые люди Древней Руси (челядь, холопы, данники, смерды). СПб., 2010.

5 Фроянов И. Я. Киевская Русь: Очерки социально-экономической истории. Л., 1974.

6 Фроянов И. Я. Киевская Русь: Главные черты социально-экономического строя. СПб., 1999.

7 Фроянов И. Я. О понятии «село» в Древней Руси // Вестн. Ленигр. ун-та. Вып. 1. № 2. С. 18-24.

8 К сожалению, такую ошибку допускают и английские историки в своей сравнительно недавней работе (Франклин С., Шепард Д. Начало Руси. 750-1200. СПб., 2009. С. 572-573 (первое издание — 1996 г.)).

9 Можно по-разному относиться к этому забавному понятию, но в то время это была попытка уловить живую историческую действительность, пробившись через заграждение схоластической теории.

10 Фроянов И. Я. Киевская Русь: Очерки социально-политической истории. Л., 1980.

11 Дворниченко А. Ю. «Государство Киевская Русь» как историографический феномен (в печати).

12 Становление и развитие раннеклассовых обществ. Город и государство. Л., 1986.

13 Фроянов И. Я., Дворниченко А.Ю. Города-государства Древней Руси. Л., 1988.

14 Я, будучи соавтором той работы, могу на этих страницах отчитаться в том,

что довел дело до логического конца, и государства в Киевской Руси не наблюдаю (Дворниченко А.Ю. 1) О восточнославянском политогенезе в вв. // Rossica

antiqua. 2006. СПб., 2006 С. 184-195; 2) Российская история с древнейших времен до падения самодержавия. М., 2010. С. 171-173).

15 Фроянов И. Я. К истории зарождения Русского государства // Из истории Византии и византиноведения. Л., 1991. — См. также: Фроянов И. Я. Начала Русской истории. Избранное. М., 2001. С. 717-751.

16 Фроянов И. Я. Мятежный Новгород: Очерки истории государственности, социальной и политической борьбы конца IX - начала XIII столетия. СПб., 1992.

17 Этой теме посвящена отдельная статья: Фроянов И. Я. Исторические реалии в летописном сказании о призвании варягов // Вопросы истории. 1991. № 6.

С. 3-15.

18 Впрочем, Юг и Север историк считал двумя центрами «зарождения русской государственности», связывая этот процесс с формированием «суперсоюзов»

РУССКИЕ ДРЕВНОСТИ 2011

(Фроянов И. Я. Два центра зарождения Русской государственности // Фроянов И. Я. Начала Русской истории. С. 752-762).

19 Фроянов И. Я. Древняя Русь. Опыт исследования истории социальной и политической борьбы. М.; СПб., 1995.

20 Фроянов И. Я. Рабство и данничество у восточных славян (VI-X вв.) СПб., 1996.

21 Фроянов И. Я. Рабство и данничество... С. 447.

22 Курбатов Г. Л., Фролов Э. Д., Фроянов И. Я. Христианство: Античность. Византия. Древняя Русь. Л., 1988.

23 FroianovI.Ia., DvornichenkoA.Iu., KrivosheevIu. V. The Introduction of Christianity in Russia and the Pagan Traditions // Russian Traditional Culture. Religion, Gender and Customary Law. New York; London, 1992. P 3-16.

24 Интересно, что через 15 лет в переиздании фрояновской части «трио-графии» 1988 г. историк, цитируя В. В. Пузанова, пытался сгладить впечатление, возникавшее от его высказываний конца 80-х годов (См.: Фроянов И. Я. Начало христианства на Руси. Ижевск, 2003. С. 20-27. То же: Фроянов И. Загадка крещения Руси. М., 2007). Я думаю, что это результат изменения не научной концепции, а политических взглядов.

25 Фроянов И. Я., Дворниченко А. Ю., Кривошеев Ю. В. О социальных основах развития письменности и грамотности в Древней Руси // Спорные вопросы отечественной истории XI-XVIII вв.: Тезисы докладов и сообщений Первых чтений, посвященных памяти А. А. Зимина. М., 1990. С. 273-279.

26 Лихачев Д. С. Возникновение русской литературы. М.; Л., 1952. С. 14-24.

27 Фроянов И. Я., Юдин Ю.И. Былинная история: (Работы разных лет). СПб., 1997.

28 Фроянов И. Я., Дворниченко А.Ю. Города-государства Древней Руси. С. 5.

29 Фроянов И. Я. Киевская Русь: Очерки отечественной историографии. Л., 1990.

30 Уже можно говорить об ответвлениях данного направления в изучении Киевской Руси (См.: Мягков Г. П. «Школа проф. И. Я. Фроянова» в Удмуртии: Диалектика формирования регионального научного сообщества // Россия и Удмуртия: История и современность. Ижевск, 2008. С. 372-380). — См. также: Лисюченко И. В. Княжеская власть и народное ополчение в Древней Руси (конец IX - начало XIII вв.). Ставрополь, 2004; и др.

Модернизация России | Безграничная всемирная история

Петр Великий

Первые годы Петра Великого были отмечены борьбой за власть между многочисленными наследниками русского царства, а также европейскими путешествиями Петра, которые во многом вдохновили его модернизационные реформы.

Цели обучения

Расскажите о ранних годах жизни Петра Великого

Основные выводы

Ключевые моменты
  • Петр Великий из Дома Романовых правил Русским Царством, а затем Российской Империей с 1682 года до своей смерти.Романовы захватили Россию в 1613 году, и первые десятилетия их правления были отмечены попытками восстановить мир как внутри страны, так и с соперниками России.
  • После смерти Алексея I (отца Петра) началась борьба за власть между семьей Милославских (первой жены Алексея) и семьей Нарышкиных (второй жены Алексея). В конце концов сводный брат Петра, Иван V, и десятилетний Петр стали соправителями, а Софья Алексеевна, одна из дочерей Алексея от первого брака, стала регентом.
  • В конце концов, София была свергнута, а Петр I и Иван V продолжали действовать как соправители, но власть в основном принадлежала матери Петра. Только после смерти Наталии в 1694 году Петр стал независимым властителем и единоличным правителем после смерти Ивана в 1696 году.
  • Петр провел радикальные реформы, направленные на модернизацию России. Под сильным влиянием своих советников из Западной Европы он реорганизовал российскую армию в соответствии с современными принципами и мечтал превратить Россию в морскую державу.
  • Зная, что Россия не сможет противостоять Османской империи в одиночку, в 1697 году Петр инкогнито отправился в Европу с так называемым Великим посольством, чтобы искать помощи у европейских монархов. Миссия провалилась, поскольку Европа в то время была озабочена вопросом о правопреемстве Испании.
  • Европейская поездка, хотя политически неудачная, познакомила Петра с западноевропейскими художниками, учеными, мастерами и знатными семьями. Это расширило его интеллектуальный кругозор и убедило его, что Россия должна следовать за Западной Европой в определенных отношениях.
Ключевые термины
  • Большое посольство : Российская дипломатическая миссия, направленная в Западную Европу в 1697–1698 годах Петром Великим. Целью этой миссии было укрепление и расширение Священной лиги, союза России с рядом европейских стран против Османской империи в ее борьбе за северное побережье Черного моря.
  • бояре : представители высшего сословия феодальной болгарской, московской, русинской (Украина и Белоруссия), валашской и молдавской аристократии, уступающие только правящим князьям (или царям) с 10 по 17 век.
  • крепостное право : статус многих крестьян при феодализме, в особенности относящийся к помещичьему господству. Это было состояние кабалы, которое в основном развивалось в Европе в средние века и длилось в некоторых странах до середины XIX века.

Политическая подоплека

Петр Великий из Дома Романовых (1672–1725) правил Русским Царством, а затем Российской Империей с 1682 года до своей смерти, до 1696 года правив совместно со своим старшим сводным братом Иваном V.Романовы захватили Россию в 1613 году, и первые десятилетия их правления были отмечены попытками восстановить мир как внутри страны, так и с соперниками России, в первую очередь с Польшей и Швецией.
Чтобы избежать новой гражданской войны, великие дворяне или бояр , сотрудничали с первыми Романовыми, что позволило им завершить работу бюрократической централизации. Таким образом, государство требовало службы как от старой, так и от новой знати, прежде всего в армии. Взамен цари позволили боярам завершить процесс закрепления крестьян.Теперь, когда государство полностью санкционировало крепостное право, крестьянские восстания стали обычным явлением.

Петр Великий: ранние годы

С ранних лет образование Петра (по поручению его отца, царя Алексия I) было отдано в руки нескольких наставников. В 1676 году царь Алексий умер, оставив власть старшему сводному брату Петра Федору III. Все это время правительством в основном руководил Артамон Матвеев, просвещенный друг Алексея, политический глава семьи Нарышкиных (Наталья Нарышкина была второй женой Алексиса и матерью Петра) и одним из величайших благотворителей Петра в детстве.Ситуация изменилась, когда Федор умер в 1682 году. Поскольку он не оставил детей, между семьей Милославских (Мария Милославская была первой женой Алексея I) и семьей Нарышкиных возник спор о том, кто должен унаследовать престол. Следующим в очереди на престол был другой сводный брат Петра, Иван V, но он был хронически болен. Следовательно, Боярская Дума (совет русских дворян) избрала царем 10-летнего Петра, а его мать - регентом. Однако Софья Алексеевна, одна из дочерей Алексея от первого брака, возглавила восстание стрелецких (элитный российский военный корпус), что позволило ей, Милославским (клан Ивана) и их союзникам настоять на том, чтобы Петр и Иван объявляется совместным царем, а Иван - старшим.София действовала как регент во времена меньшинства суверенов и осуществляла всю власть. Семь лет она правила как автократ.

Петр I в детстве, художник неизвестен

Детство Петра было отмечено борьбой за власть между семьями первой и второй жен Алексея I. Хотя в 1682 году он был назначен царем, в возрасте десяти лет он стал независимым и единоличным правителем только в 1696 году.

Принятие власти

Хотя Петра особо не беспокоило то, что другие правят от его имени, его мать пыталась заставить его принять более традиционный подход.Она устроила его брак с Евдокией Лопухиной в 1689 году, но брак оказался неудачным. Десять лет спустя Петр заставил жену стать монахиней и таким образом освободился от союза.

К лету 1689 года Петр планировал взять власть у своей сводной сестры Софьи, положение которой было ослаблено двумя неудачными крымскими кампаниями. После борьбы за власть, в которой стрельцы были вынуждены изменить свою лояльность, София была в конечном итоге свергнута, а Петр I и Иван V продолжали действовать как соправители.Тем не менее, Петр не мог получить фактический контроль над русскими делами. Вместо этого власть использовала его мать, Наталья Нарышкина. Только после смерти Наталии в 1694 году Петр стал независимым властителем и единоличным правителем после смерти Ивана в 1696 году.

Раннее правление

Петр провел радикальные реформы, направленные на модернизацию России. Под сильным влиянием своих советников из Западной Европы он реорганизовал российскую армию в соответствии с современными принципами и мечтал превратить Россию в морскую державу.Он также осуществил социальную модернизацию в абсолютной манере, представив своему двору французскую и западную одежду и потребовав от придворных, государственных чиновников и военных сбрить бороды и перенять современные стили одежды. Одним из средств достижения этой цели было введение налогов на длинные бороды и мантии в сентябре 1698 года. Этот шаг вызвал сопротивление бояр ().

Чтобы улучшить положение своей страны на море, Петр стремился получить больше морских выходов и попытался получить контроль над Черным морем, в то время контролируемым Османской империей.Для этого ему пришлось бы изгнать татар из окрестностей, но первые попытки закончились неудачей. Однако после инициативы 1695 г. по созданию большого флота он официально основал первую военно-морскую базу России - Таганрог (Азовское море).

Петр знал, что Россия не может противостоять Османской империи в одиночку. В 1697 году он инкогнито отправился в Европу в восемнадцатимесячное путешествие с большим русским делегатом - так называемым Великим посольством - в поисках помощи европейских монархов.
Миссия провалилась, поскольку Европа в то время была озабочена вопросом о правопреемстве Испании.Визит Петра был прерван в 1698 году, когда он был вынужден бежать домой из-за восстания стрельцов. Восстание было легко подавить, но Петр безжалостно действовал по отношению к мятежникам. Более 1200 повстанцев были замучены и казнены, и Петр приказал публично выставить их тела в качестве предупреждения будущим заговорщикам. Стрельцы были расформированы.

Питерское европейское образование

Хотя Великому посольству не удалось выполнить свою политическую миссию по созданию антиосманского союза, Петр продолжил европейское путешествие, изучая жизнь в Западной Европе.Во время посещения Нидерландов он изучал кораблестроение и посещал семьи художников и коллекционеров монет. У голландских экспертов, мастеров и художников Питер научился рисовать зубы, ловить бабочек и рисовать морские пейзажи. В Англии он также занимался живописью и деятельностью, связанной с флотом, а также посетил Манчестер, чтобы изучить методы городского строительства, которые он позже будет использовать с большим успехом в Санкт-Петербурге. Кроме того, в 1698 году Петр послал делегацию на Мальту, чтобы понаблюдать за обучением и способностями мальтийских рыцарей и их флота.

Визиты Петра на Запад внушили ему представление о том, что европейские обычаи во многих отношениях превосходят русские традиции. В отличие от большинства своих предшественников и преемников, он пытался следовать западноевропейским традициям, модам и вкусам. Он также стремился положить конец договорным бракам, которые были нормой для русской знати, потому что он считал такую ​​практику варварством и приводила к домашнему насилию, поскольку партнеры обычно негодовали друг на друга.

Статуя Петра I, работающего инкогнито на голландской пристани, Св.Санкт-Петербург

Петр Великий изучил кораблестроение в Голландии в 1697 году. Это было одно из многих умений, которые он приобрел во время своего западноевропейского путешествия.

Вестернизация России

Чтобы модернизировать социально и экономически отстающую Россию, Петр Великий провел радикальные социальные, административные и экономические реформы, которые в определенной степени прозападили Россию, но не изменили глубоко феодальных расколов во все более авторитарном государстве.

Цели обучения

Обсудите причины, по которым Петр так усердно работал над насильственным вестернизацией России

Основные выводы

Ключевые моменты
  • В своем стремлении модернизировать Россию, крупнейшее государство в мире, но отстающее в экономическом и социальном плане, Петр ввел автократию
    года и сыграл важную роль во внедрении своей страны в европейскую государственную систему. Его поездки на Запад внушили ему представление о том, что европейские обычаи во многих отношениях превосходят русские традиции.
  • Под сильным влиянием своих советников из Западной Европы он реорганизовал российскую армию в соответствии с современными принципами и мечтал превратить Россию в морскую державу.
  • Его социальные реформы включали требование западной моды при его дворе (включая растительность на лице у мужчин), попытки положить конец договорным бракам и введение юлианского календаря в 1700 году.
  • Одна из самых смелых целей Петра заключалась в уменьшении влияния бояр или феодальной элиты. Он сделал это, облагая их налогами и оказывая услуги, а также проводя комплексные административные реформы, которые открыли государственную службу для простых людей.Однако резкие классовые разделения, в том числе и без того трагическая судьба крепостных, только усиливались.
  • Налоговые и торговые реформы позволили Российскому государству увеличить свою казну почти в шесть раз между 1680 и 1724 годами.
  • Законодательство при Петре охватывало все аспекты жизни в России, и его реформа во многом способствовала военным успехам России и увеличению доходов и производительности. В целом Петр создал государство, которое еще больше узаконило и укрепило авторитарное правление в России.
Ключевые термины
  • Табель о рангах : Официальный список должностей и званий в армии, правительстве и дворе Императорской России. Петр Великий ввел эту систему в 1722 году, когда вел борьбу с существующей потомственной знатью или боярством. Формально он был упразднен в 1917 году вновь созданным большевистским правительством.
  • холопс : Феодально зависимые лица на Руси X - начала XVIII вв. Их правовой статус был близок к статусу крепостных, но на самом деле ближе всего к статусу рабов.
  • крепостное право : статус многих крестьян при феодализме, в особенности относящийся к помещичьему господству. Это было состояние кабалы, которое в основном развивалось в Европе в средние века и длилось в некоторых странах до середины XIX века.
  • Коллегия : Государственные учреждения в Императорской России, учрежденные в 1717 году Петром Великим. Отделения размещались в Санкт-Петербурге.
  • бояре : представители высшего сословия феодальной болгарской, московской, русинской (Украина и Белоруссия), валашской и молдавской аристократии, уступающие только правящим князьям (или царям), с 10 по 17 век .

Россия на рубеже XVIII веков

К тому времени, когда Петр Великий стал царем, Россия была самой большой страной в мире, простираясь от Балтийского моря до Тихого океана. Большая часть экспансии России произошла в 17 веке, кульминацией которой стало первое русское заселение Тихого океана в середине 17 века, завоевание Киева и умиротворение сибирских племен. Однако подавляющая часть земли была незанятой, передвижение было медленным, а большая часть 14-миллионного населения зависела от сельского хозяйства.В то время как лишь небольшая часть населения проживала в городах, российское сельское хозяйство с его коротким вегетационным периодом было неэффективным и отставало от сельского хозяйства Западной Европы. Класс холопов, или феодально зависимых лиц, похожих на крепостных, но чей статус был наиболее близок к рабству, оставался основным институтом в России до 1723 года, когда Петр превратил домашних холопов в домашних крепостных, включив их, таким образом, в подушный налог (русские сельскохозяйственные холопы были формально превращен в крепостных в 1679 г.). Россия также оставалась изолированной от морской торговли и внутренних торговых коммуникаций, и многие промышленные предприятия зависели от сезонных изменений.

Питер и Западная Европа

Петр I Великий установил самодержавие в России и сыграл важную роль во введении своей страны в европейскую государственную систему. Его поездки на Запад внушили ему представление о том, что европейские обычаи во многих отношениях превосходят русские традиции. Под сильным влиянием своих советников из Западной Европы он реорганизовал российскую армию в соответствии с современными принципами и мечтал превратить Россию в морскую державу. Он также приказал всем своим придворным и чиновникам носить европейскую одежду и отрезать длинные бороды, чем вызвал большое недовольство среди бояр и феодальных элит.Те, кто стремился сохранить свои бороды, должны были платить ежегодный налог на бороду в размере ста рублей.

Петр также провел важную социальную реформу. Он стремился положить конец договорным бракам, которые были нормой среди русской знати, считая эту практику варварской и ведущей к домашнему насилию. В 1699 году он изменил дату празднования нового года с 1 сентября на 1 января. Традиционно годы отсчитывались от предполагаемого сотворения мира, но после реформ Петра они должны были отсчитываться от Рождества Христова. .Таким образом, в 7207 году по старорусскому календарю Петр провозгласил, что действует юлианский календарь и год 1700.

Петр Великий Жан-Марк Наттье, 1717

Административные реформы

Одной из главных целей Петра было уменьшение влияния бояр , которые подчеркивали славянское превосходство и выступали против европейского влияния. Хотя их влияние со времен Ивана Грозного снизилось, Боярская Дума, консультативный совет царя, по-прежнему обладала значительной политической властью.Петр видел в них отсталость и препятствия на пути европеизации и реформ. Он специально нацелился на бояр, с многочисленными налогами и обязательными услугами.

До правления Петра административная система России была относительно устаревшей по сравнению с системой многих западноевропейских стран. Государство было разделено на уезды, которые в основном состояли из городов и прилегающих к ним территорий. В 1708 году Петр упразднил эти старые национальные подразделения и учредил на их месте восемь губерний.В 1711 г. был учрежден новый государственный орган - Правящий Сенат. Все его члены назначались царем из числа своих соратников, и первоначально он состоял из десяти человек. Все назначения и отставки сенаторов происходили личными императорскими указами. Сенат не прекращал свою деятельность и являлся постоянно действующим государственным органом. Другим указом 1713 года было учреждено ландратов (от немецкого слова «национальный совет») в каждой из провинций, укомплектованных от восьми до двенадцати профессиональных государственных служащих, которые помогали назначенному королевской властью губернатору.В 1719 году, после создания государственных ведомств, известных как коллегии, Петр еще раз переделал административное деление России. Новые провинции были смоделированы по шведской системе, в которой более крупные и политически важные районы получали большую политическую автономию, в то время как меньшие, более сельские районы контролировались более непосредственно государством.

Недоверие Петра к элитарным и антиреформистским боярам завершилось в 1722 году созданием Табели о рангах - официального списка чинов в российской армии, правительстве и королевском дворе.Табель о рангах установила сложную систему титулов и почетных званий, каждый из которых был классифицирован с номером, обозначающим определенный уровень службы или лояльности царю; это была одна из самых смелых реформ Петра. Раньше высокопоставленные государственные должности передавались по наследству, но с введением Табели о рангах любой, в том числе простой человек, мог продвигаться вверх по бюрократической иерархии, приложив достаточно усилий и навыков. Новое поколение технократов вскоре вытеснило старый класс бояр и доминировало на государственной службе в России.С минимальными изменениями Табель о рангах действовала до революции 1917 года в России.

Рукописная табель о рангах 1722 года

Финансы

Правительство Петра постоянно остро нуждалось в деньгах, и сначала оно отреагировало монополизацией некоторых стратегических отраслей, таких как соль, водка, дуб и деготь. Петр также обложил налогом многие российские культурные обычаи (такие как купание, рыбалка, пчеловодство или ношение бороды) и выпустил налоговые марки для бумажных товаров.Однако с каждым новым налогом появлялись новые лазейки и новые способы их избежать, и стало ясно, что налоговой реформы просто недостаточно.

Решением стал новый всеобщий подушный налог, который заменил семейный налог на возделываемые земли. Раньше крестьяне обходили налог, объединяя несколько хозяйств в одно поместье. Теперь каждый крестьянин отдельно облагался налогом, уплачиваемым наличными. Этот новый налог был значительно выше, чем налоги, которые он заменил, и позволил российскому государству увеличить свою казну почти в шесть раз между 1680 и 1724 годами.Петр также проводил протекционистскую торговую политику, устанавливая высокие тарифы на импорт и торговлю, чтобы поддерживать благоприятные условия для товаров российского производства.

Покорение трудящихся масс

Царствование Петра углубило подчинение крепостных помещикам. Он жестко усилил классовое разделение, а его налоговый кодекс значительно увеличил количество налогооблагаемых рабочих, переложив еще более тяжелое бремя на плечи рабочего класса. Несколько реформ Петра отражали ограниченное понимание определенных идеалов Просвещения.Например, он создал новый класс крепостных, известный как государственных крестьян , которые имели более широкие права, чем обычные крепостные, но все же платили государственные пошлины. Он также создал санкционированные государством ремесленные магазины в крупных городах, вдохновленные аналогичными магазинами, которые он наблюдал в Нидерландах, чтобы поставлять товары для армии. Имеются данные, свидетельствующие о том, что советники Петра рекомендовали отменить крепостное право и создать форму «ограниченной свободы», но при Петре разрыв между рабами и крепостными значительно сократился.К концу его правления эти двое были практически неотличимы.

Результатов

Реформы Петра отличают его от предшествовавших ему царей. В Московской России функции государства ограничивались в основном военной обороной, сбором налогов и обеспечением классового разделения. Напротив, при Петровском правлении законодательство со всей полнотой охватывало все аспекты жизни в России и существенно повлияло на повседневную жизнь почти каждого гражданина России. Успех реформ в значительной степени способствовал военным успехам России и увеличению доходов и производительности.Что еще более важно, Петр создал государство, которое еще больше узаконило и укрепило авторитарное правление в России. Свидетельством этого длительного влияния являются многие государственные учреждения в Советском Союзе и Российской Федерации, берущие свое начало во времена правления Петра.

Внешняя политика Петра

Внешняя политика Петра Великого была направлена ​​на превращение России в морскую державу и превратила Россию в одно из самых могущественных государств Европы, изменив баланс сил в Европе.

Цели обучения

Проанализировать внешнеполитические цели Петра и степень их достижения

Основные выводы

Ключевые моменты
  • Чтобы улучшить положение своей страны на море, Петр Великий стремился получить больше морских выходов. Цель превратить Россию в морскую державу сформировала внешнюю политику Петра.
  • г. Первые военные усилия Петра были направлены против турок-османов. Хотя его попытки получить доступ к Азовскому морю в конечном итоге потерпели неудачу, его союз с Османской империей против Персии позволил ему получить доступ к Каспийскому морю.
  • г. В период правления Петра воцарилась Великая Северная война, в которой он и его союзники успешно бросили вызов господству Швеции в Балтийском регионе. В результате этой войны Россия получила обширные балтийские территории и стала одной из величайших держав Европы.
  • Хотя во время правления Петра Россия официально не вела войн с Польшей и Литвой, Петр максимально использовал внутренний хаос и борьбу за власть в Речи Посполитой. Он закрепил за собой бывшие польско-литовские территории в Украине и оказал влияние на внутреннюю политику Речи Посполитой.
  • Внешняя политика Петра превратила царство в Российскую империю и оставила Россию одним из самых могущественных государств Европы и крупным игроком в мировой политике.
Ключевые термины
  • Нистадский договор : последний мирный договор Великой Северной войны 1700–1721 гг. Он был заключен между царством России и Шведской империей в 1721 году в тогдашнем шведском городе Нистад. Это сместило баланс сил в Балтийском регионе от Швеции к России.
  • Великая Северная война : конфликт 1700–1721 годов, в котором коалиция во главе с Российским Царством успешно оспорила превосходство Шведской империи в Центральной, Северной и Восточной Европе. Первыми лидерами антишведского союза были Петр Великий из России, Фридрих IV из Дании-Норвегии и Август II Сильный из Саксонии-Польши.
  • Терновый договор : Договор, заключенный в 1709 году между польско-литовским Августом Сильным и российским Петром Великим во время Великой Северной войны.Стороны возродили свой союз, который Карл XII Швеции разрушил в Соглашении о Альтранштадте (1706), и договорились о восстановлении польской короны Августу.
  • Договор о вечном мире 1686 г. : Договор между Российским Царством и Речью Посполитой, подписанный в 1686 г. в Москве. Договор закрепил за Россией владение левобережной Украиной и правобережным городом Киевом. К России также отошли Запорожская Сечь, Сиверские земли, города Чернигов, Стародуб, Смоленск и его окраины, а за Польшей осталась правобережная Украина.

Введение

Петр Великий стал царем в 1682 году после смерти своего старшего брата Федора, но не стал фактическим правителем до 1689 года. Он начал реформирование страны, пытаясь превратить российское царство в модернизированную империю, опирающуюся на торговлю и сильную власть. , профессиональная армия и флот. Под сильным влиянием своих советников из Западной Европы он реорганизовал российскую армию в соответствии с современными принципами и мечтал превратить Россию в морскую державу.Чтобы улучшить положение своей страны на море, Петр стремился получить больше морских выходов. Единственным его выходом в то время было Белое море в Архангельске. Балтийское море контролировалось Швецией на севере, а Черное море и Каспийское море контролировались Османской империей и империей Сефевидов соответственно на юге.

Петр Великий и Османская империя

Первые военные усилия Петра были направлены против турок-османов. После неудачной попытки Турции взять Вену в 1683 году Россия присоединилась к Австрии, Польше и Венеции в Священной Лиге (1684 год), чтобы вытеснить турок на юг.Россия и Польша подписали Вечный мирный договор 1686 года, в котором Польша-Литва согласились признать присоединение Киева и левобережья Украины к России. За этим последовала русско-турецкая война 1686–1700 годов как часть совместных европейских усилий по противостоянию Османской империи (более крупный европейский конфликт был известен как Великая турецкая война). Во время войны русская армия организовала Крымские кампании 1687 и 1689 годов, закончившиеся поражениями русских. Несмотря на эти неудачи, Россия начала Азовские кампании в 1695 и 1696 годах и успешно заняла Азов (северное продолжение Черного моря) в 1696 году.Однако успехи длились недолго. Русско-османская война 1710–1711 годов, также известная как Кампания на реке Прут, разразилась в результате поражения Швеции Российской империей в Полтавской битве (1709 г.) во время продолжающейся Северной войны. Конфликт был завершен Прутским мирным договором 1711 года, который предусматривал, что Россия вернет Азов османам, и русский флот Азова был уничтожен.

Взятие Азова российским императором Петром Великим (на коне) Адрианом ван Шонебеком, (1699)

В то время как Петр успешно занял Азов в 1696 году, успехи длились недолго.Русско-османская война 1710–1711 годов закончилась Прутским мирным договором 1711 года, по которому Россия вернула Азов османам.

Однако Петру удалось получить выход к Каспийскому морю. Во время русско-персидской войны (1722–1723 гг.) России удалось завоевать часть территорий Ирана Сефевидов на Северном Кавказе, в Закавказье и северном материковом Иране, в то время как турки-османы вторглись и завоевали все иранские территории на западе. Два правительства в конце концов подписали договор 1724 года в Константинополе, разделив между собой большую часть Ирана.Аннексированные иранские земли, расположенные на востоке от слияния рек Курош (Кур) и Арас, были переданы русским, а земли на западе - османам.

Великая Северная война

Между 1560 и 1658 годами Швеция создала Балтийскую империю с центром в Финском заливе. Петр Великий хотел восстановить присутствие в странах Балтии, вернув себе доступ к территориям, которые Россия потеряла для Швеции в первые десятилетия 17 века. В конце 1690-х авантюристу Иоганну Паткулу удалось заключить союз России с Данией и Саксонией секретным Преображенским миром.Когда в 1696 году Саксонский курфюрст Август II Сильный получил польскую корону, Речь Посполитая, находившаяся в конфликте со Швецией с середины 17 века, автоматически стала членом союза.

В 1700 году Петр при поддержке своих союзников объявил войну Швеции, которой в то время руководил восемнадцатилетний король Карл XII. Тройная атака на шведскую Гольштейн-Готторп, шведскую Ливонию и шведскую Ингрию не смогла одолеть неопытного Карла XII. Швеция парировала атаки датских и русских на Травендаль и Нарву и в контрнаступлении подтолкнула силы Августа II через Речи Посполитой к Саксонии, свергнув Августа с престола и вынудив его признать поражение в Альтранштедтском договоре (Август был восстановлен в 1709 г.).Договор также обеспечил экстрадицию и казнь Паткула, архитектора антишведского союза. Тем временем Петр I выздоровел и укрепился в шведских провинциях Балтии. Карл XII двинулся из Саксонии в Россию, чтобы противостоять Петру, но кампания закончилась разгромом главной шведской армии в решающей битве при Полтаве 1709 года (на территории современной Украины) и изгнанием Карла в Османские Бендеры. После Полтавы была восстановлена ​​антишведская коалиция, дважды распавшаяся к тому времени, к которой впоследствии присоединились Ганновер и Пруссия.Оставшиеся шведские войска в пораженных чумой районах к югу и востоку от Балтийского моря были изгнаны, а последний город, Рига, пал в 1710 году. Собственно Швеция была захвачена с запада Данией-Норвегией и с востока со стороны России, оккупировал Финляндию к 1714 году. Датские войска потерпели поражение. Карл XII открыл норвежский фронт, но был убит во Фредрикстене в 1718 году.

Война закончилась поражением Швеции, в результате чего Россия стала новой доминирующей державой в Балтийском регионе и главной силой в европейской политике.Официальное завершение войны ознаменовалось подписанием Стокгольмского шведско-ганноверского и шведско-прусского договоров (1719 г.), датско-шведского договора во Фредериксборге (1720 г.) и русско-шведского договора в Нистаде (1721 г.). Во всех из них Швеция уступила некоторые территории своим противникам. В Нистаде король Швеции Фридрих I официально признал передачу Эстонии, Ливонии, Ингрии и Юго-Восточной Финляндии России, в то время как Россия вернула большую часть Финляндии Швеции. В результате Россия получила обширные балтийские территории и стала одной из величайших держав Европы.

Подписание Нистадского мирного договора (1721 г.) Питером Шенком (II)

Нистад продемонстрировал решительный сдвиг в балансе сил в Европе, вызванный Великой Северной войной: закончилась шведская имперская эра, и Швеция вступила в Эру Свободы, а Россия возникла как новая империя.

Польско-литовско-российские отношения

Хотя во время правления Петра Россия официально не вела войн с Польшей и Литвой, Петр максимально использовал внутренний хаос и борьбу за власть в Речи Посполитой.После Полтавы правление Августа II было восстановлено благодаря поддержке Петра (Терновый договор) и во многом вопреки воле польско-литовской знати. Вскоре Август безуспешно хотел прекратить свое участие в Северной войне и освободиться от зависимости от Петра. Попытки заключить мир со Швецией, которые укрепили бы позиции Августа в отношениях с Петром, оказались иллюзорными. В конце концов, Саксония-Содружество оказалось единственной державой в победившей коалиции без территориальных выгод.

Польско-литовская знать оказала сопротивление саксонскому правлению и войскам в Польше, что привело к военному сопротивлению. Однако распространяющееся движение, неспособное выполнить свою миссию в одиночку, обратилось за посредничеством Петра I. Август согласился, и последовали несколько месяцев переговоров при содействии русского посла, при этом боевые действия все еще продолжались. В конце концов Август попросил о вмешательстве русских войск, польско-литовская знать потерпела поражение от саксов в 1716 году, а в Варшаве был подписан договор между королем и польско-литовской знатью.Посредничество и надзор со стороны Царства стали поворотным моментом в польско-литовско-российских отношениях.

Август все еще мог в значительной степени освободиться от протектората Петра, но взамен был исключен из переговоров по Нистадскому договору. Россия захватила Ливонию, территорию, которую исторически оспаривали Швеция, Россия и Польша-Литва, и Содружество больше не делило границы со Швецией. В реальном выражении Польша, помимо Швеции, стала главной жертвой войны из-за ущерба, нанесенного ее населению, экономике, степени независимости, способности действовать политически и возможности самообороны.

Петровские внутренние реформы

Проведя обширные внутренние реформы, Петр Великий модернизировал Россию, но он также централизовал власть в своих руках, значительно ограничив влияние дворянской элиты и православной церкви.

Цели обучения

Расскажите о внутренних реформах Петра и о том, чего он надеялся достичь с помощью каждой из них.

Основные выводы

Ключевые моменты
  • Петр Великий признал слабость Российского государства и стремился реформировать его по западноевропейским образцам.Рассматривая класс бояр как препятствие на пути европеизации и реформ, он внес серьезные изменения в относительно устаревшую систему российского управления.
  • Все административные реформы, и особенно введение Табели о рангах, были нацелены на ослабление позиций старого класса бояр , но они также двигали Россию к авторитарному правлению, при котором власть в значительной степени концентрировалась в руках головы. государства.Православная церковь не приняла реформы Петра, а Петр отказался принять власть патриарха. Хотя царь не отказался от православия как от главного идеологического ядра государства, он начал процесс вестернизации духовенства и светского контроля над церковью.
  • Петр основал Санкт-Петербург в 1703 году. Город был построен исходя из предположения, что он будет самым западным городом России. Он перенес столицу из Москвы в Санкт-Петербург в 1712 году, и город стал политическим и культурным центром России.
  • В то время как Петр умер, не назвав преемника, его манипуляции привели к смерти его единственного наследника мужского пола и коронованию его второй жены, Екатерины, императрицы. Екатерина была первой женщиной, правившей Императорской Россией, открыв юридический путь в течение столетия, в котором почти полностью доминировали женщины.
Ключевые термины
  • бояре : Представители высших сословий феодальной болгарской, московской, русинской (Украина и Беларусь), валашской и молдавской
    аристократии, уступающие только правящим князьям (или царям), с 10-го
    -го века до 17 век.
  • Санкт-Петербург : второй по величине город России после Москвы и важный российский порт на Балтийском море. Основанный Петром Великим, между 1713–1728 и 1732–1918 годами он был имперской столицей России. Он остается самым западным городом России, а также ее культурной столицей.
  • Священный синод : Конгрегация лидеров Православной церкви в России. Он был основан Петром Великим, Стефаном Яворским и Феофаном Прокоповичем в январе 1721 года на месте Московского Патриархата.Он был упразднен после Февральской революции 1917 года и заменен восстановленным патриархатом Тихона Московского.
  • Табель о рангах : Официальный список должностей и званий в армии, правительстве и дворе Императорской России. Петр Великий ввел эту систему в 1722 году, когда вел борьбу с существующей потомственной знатью или боярством. Формально он был упразднен в 1917 году вновь созданным большевистским правительством.
  • Коллегия : Государственные учреждения в Императорской России, учрежденные в 1717 году Петром Великим.Отделения размещались в Санкт-Петербурге.

Петровские реформы Российского государства

В отличие от большинства своих предшественников, Петр Великий не только осознавал слабость российского государства, на которое в то время большое влияние оказывал класс бояр (феодальные элиты), но и стремился реформировать его по западноевропейским образцам. . Видя бояр, ,
препятствий, стоящих на пути европеизации и реформ, Петр внес изменения в относительно устаревшую систему российского управления.В 1708 г. он учредил восемь провинций, а в 1711 г. - Правящий сенат. Все его члены, первоначально десять человек, назначались царем. Сенат не прекращал свою деятельность и являлся постоянно действующим государственным органом. В 1713 г. в каждой губернии были созданы ландраты (от немецкого слова «национальный совет»). В них работали профессиональные государственные служащие, которые помогали губернатору, назначенному королевской семьей. В 1719 году, после создания государственных ведомств, известных как коллегии, Петр еще раз переделал административное деление России.Новые провинции были смоделированы по шведской системе, в которой более крупные и политически важные районы получали большую политическую автономию, в то время как меньшие, более сельские районы контролировались более непосредственно государством.

Недоверие Петра к элитарным и антиреформистским боярам достигло высшей точки в 1722 году с созданием Табели о рангах, официального списка чинов в российской армии, правительстве и королевском дворе. Табель о рангах установила сложную систему титулов и почетных знаков, каждый из которых был классифицирован с номером, обозначающим определенный уровень службы или лояльности царю.Раньше высокопоставленные государственные должности передавались по наследству, но с введением Табели о рангах любой, в том числе простой человек, мог продвигаться вверх по бюрократической иерархии, приложив достаточно усилий и навыков. Хотя все эти административные реформы были направлены на ослабление позиций старого класса бояр , они также привели Россию к авторитарному правлению, при котором власть была в значительной степени сконцентрирована в руках главы государства.

Церковные реформы

Русские цари традиционно оказывали некоторое влияние на церковную деятельность.Однако до петровских реформ церковь была относительно свободной в своем внутреннем управлении. Петр потерял поддержку русского духовенства из-за его модернизационных реформ, поскольку местные иерархи стали очень подозрительно относиться к его дружбе с иностранцами и его предполагаемым протестантским наклонностям. Царь не отказался от православия как главного идеологического ядра государства, но попытался начать процесс вестернизации духовенства, опираясь на тех, кто имел западное богословское образование. При этом Петр оставался верным канонам Восточной Православной церкви.Приглашение украинских и белорусских священнослужителей, в основном выпускников широко известной вестернизированной Киево-Могилянской академии, непреднамеренно привело к «украинизации» русской церкви, и к середине 18 века большинство Русской православной церкви возглавили выходцы из России. Украина.

Традиционным лидером церкви был Патриарх Московский. В 1700 году, когда должность освободилась, Петр отказался назвать замену и создал должность хранителя патриаршего престола, которую он контролировал, назначив своих кандидатов.Он не мог вынести мысли о том, что патриарх мог иметь власть выше царя, как это действительно произошло в случае с Филаретом (1619–1633) и Никоном (1652–1666). В 1721 году он учредил Священный Синод (первоначально Духовная коллегия), который полностью заменил патриархат. Им руководил непрофессиональный директор или обер-прокурор. Состав Синода со временем менялся, но в основном он оставался комитетом церковников, возглавляемым мирским назначенцем императора. Более того, в
году при Петре была начата новая система духовного образования.Его целью было улучшить обычно очень плохое образование местных священников и монахов. Однако учебная программа была настолько вестернизированной (акцент на латинском языке и предметах за счет ограниченного знакомства с греческим языком, языками отцов Восточной церкви, а также русским и славянским церковными языками), что монахи и священники, хотя и имели формальное образование, не получали достаточной подготовки при подготовке. для служения русскоязычному населению, пропитанному традициями восточного православия.

Санкт-Петербург

В 1703 году, во время Северной войны, Петр I основал Петропавловскую крепость на небольшом Заячьем острове, на северном берегу Невы.Крепость была первым каменным и кирпичным зданием новой проектируемой столицы России и первоначальной цитаделью того, что в конечном итоге станет Санкт-Петербургом. Город строили мобилизованные крестьяне со всей России, за его строительство погибли десятки тысяч крепостных. Петр перенес столицу из Москвы в Санкт-Петербург в 1712 году, но уже в 1704 году называл Санкт-Петербург столицей (или резиденцией правительства). Западноевропейские архитекторы, в первую очередь швейцарский итальянец Доменико Трезини и француз Жан-Батист Александр Ле Блонд, сформировал город на начальных этапах его строительства.Выдающимися памятниками архитектуры стали Меншиковский дворец, Кунсткамера, Петропавловский собор, Двенадцать коллегий. В 1724 году Петр основал также Академию наук, университет и Академическую гимназию. Санкт-Петербург по-прежнему остается самым западным городом и культурной столицей России.

Коллаж из фотографий из Санкт-Петербурга: По часовой стрелке сверху слева: Петропавловская крепость на Заячьем острове, Смольный собор, Медный всадник на Сенатской площади, Зимний дворец, Троицкий собор и река Мойка с Главным штабом.

Наследие

У Петра было две жены, от которых у него было четырнадцать детей, но только трое дожили до совершеннолетия. По возвращении из своего европейского турне в 1698 году он стремился положить конец несчастливому браку по расчету с Евдокией Лопухиной. Он развелся с царицей и заставил ее уйти в монастырь. Только один ребенок от брака, царевич Алексей, пережил детство. В 1712 году Петр официально женился на своей давней любовнице Марфе Скавронской, которая после обращения в русскую православную церковь приняла имя Екатерина.

Петр подозревал своего старшего сына и наследника Алексея в причастности к заговору с целью свержения императора. Алексея судили и признали под пытками на допросе в светском суде. Он был осужден и приговорен к казни. Приговор мог быть приведен в исполнение только с подписанного Петром разрешения, но Алексей умер в тюрьме, так как Петр колебался, прежде чем принять решение. В 1724 году Петр короновал свою вторую жену Екатерину как императрицу, хотя он оставался фактическим правителем России.Он умер через год, не назвав преемника. Поскольку Екатерина представляла интересы «новых людей», простых людей, которых Петр на основе компетентности привел к великим властным постам, ее сторонники организовали успешный переворот, чтобы помешать старой элите контролировать законы наследования. Екатерина была первой женщиной, которая правила Императорской Россией (как императрица), открыв юридический путь в течение столетия, в котором почти полностью доминировали женщины, включая ее дочь Елизавету и внучку Екатерину Великую, которые продолжали политику Петра Великого в модернизация России.

Екатерина I России Жан-Марк Наттье (1716)

Екатерина, вторая жена Петра, была первой женщиной, которая правила Императорской Россией (как императрица), открыв законный путь на столетие, в котором почти полностью доминировали женщины.

Феодализм | Encyclopedia.com

Обзор
История
Глубокая теория
Теория в действии
Анализ и критический ответ
Темы для дальнейшего изучения
Библиография
См. Также

Кто контролирует правительство? Дворянство

как власть приведена к власти? Рождение; феодальный договор

какие роли у людей? Работа на благо дворян

Кто контролирует производство товаров? Дворянство

Кто контролирует распределение товаров? Дворянство

крупных фигур Вильгельм Завоеватель; Элеонора Аквитанская

исторический пример Средневековая Англия

Немногие политические системы продемонстрировали адаптивность и долговечность феодализма.Эта система, основанная на личных отношениях, местной администрации и определенных иерархиях, действовала на нескольких континентах более 1500 лет. В некоторых местах он заполнил пустоту, оставленную другими политическими организациями; в других он представлял собой следующий этап в эволюции правительства. В обоих случаях феодализм вырос из практики и прецедентов. Теория следовала за опытом. Во всех случаях параллельный кодекс ценностей и эстетики - рыцарство на Западе, бусидо на Востоке - дополнял и укреплял систему.Феодализм полагался на личную и / или семейную честь, а также на личный интерес к работе. Его неформальные и разнообразные методы требовали баланса между начальством и иждивенцами, правами и обязанностями. Хотя сегодня это и не практикуется, феодализм и легенды, которые он породил, продолжают очаровывать многих людей.

Современные люди часто приравнивают феодализм к образу короля Артура и его рыцарей Круглого стола. Средневековые легенды о короле Артуре возникли из феодальной традиции и ее рыцарского кодекса и, как плоды этой системы, действительно отражают ценности самого феодализма.Но современный, вдохновленный Голливудом образ сильного короля, объединяющего сплоченный Камелот, не является точной картиной феодализма. Фактически, феодализм рос из-за падения империй и ослабления королей. Местное, децентрализованное, неформальное принятие решений отдельными лицами в отсутствие влиятельных властей привело к развитию феодализма.

Время хаоса

Феодальная система возникла из времен хаоса в Европе. Возвышение Августа как первого римского императора ознаменовало начало Римской империи в 27 г. до н. Э.C. В течение 500 лет империя обеспечивала стабильность и мир на огромной территории, охватывающей три континента. Тщательно построенные общественные сооружения, такие как дороги, мосты и акведуки, объединяли земли физически, в то время как личная преданность, а иногда и поклонение императору объединяли людей психологически. Римское право стало универсальным стандартом, применимым даже к торговле с не римлянами, а профессиональные юридические школы обеспечили его единообразие и долговечность. Смерть римского императора Феодосия I в 395 г.Д. и падение Рима перед вестготами в 410 г., однако, ознаменовали начало конца для того, что когда-то было единым Западом; великой Римской империи и мира, который она обеспечивала, больше не было. К 771 году Карл Великий стал правителем менее обширной, но, тем не менее, впечатляющей империи, которая простиралась через Францию, Германию и Италию с благословения и поддержки Папы, но ожесточенные гражданские войны после его смерти снова ввергнули Европу в хаос. Хотя церковь, базирующаяся в Риме и возглавляемая Папой, пыталась заполнить пустоту, оставленную империей, и обеспечить центральную власть, защиту и закон для различных народов, она часто сталкивалась с внутренними раздорами и внешними препятствиями.Вторжения с севера, юга и востока создавали дополнительную угрозу стабильности. Этот период иногда называют Средневековьем или, точнее, Ранним Средневековьем.

Постановление о развитии

В ответ на отсутствие централизованной власти в местных районах начали разрабатывать или обновлять обычаи, чтобы помочь людям жить вместе в определенном порядке. Эти обычаи включали правила об обязанностях и обязательствах: кто, что кому и когда должен. Многие из этих обычаев не были новыми.Например, германские народы разработали систему, известную как comitatus , или военный отряд, ко времени Римской империи. В этой группе военачальник был должен своим последователям пищу для пропитания и трофеи от сражений, которые группа вела вместе. В свою очередь, товарищи вождя безоговорочно обязаны ему своей верностью и боевым мастерством. Система comitatus на самом деле никогда не исчезла, но она выросла на практике в раннем средневековье, когда власть исчезла в другом месте.Эти таможни имели несколько ключевых особенностей: они были локализованы, а не централизованы; они были основаны на личных отношениях; и они очертили иерархию людей, от начальства до подчиненных. Эти особенности представляли собой первые формы феодализма на практике.

ХРОНОЛОГИЯ

410: Рим падает из-за вторжения вестготов.

507: Основание франкской династии Меровингов. За это время развивается прекария .

751: Основание франкской династии Каролингов.Благо развивается за это время.

1086: Вильгельм I дает присягу Солсбери, заставляя вассалов присягать королю.

1095–1291: Европейцы вынудили присоединиться к крестовым походам, чтобы поставить Иерусалим под контроль христиан.

1138: Джеффри Монмутский завершает Историю королей Британии .

1215: Король Иоанн подписывает Великую хартию вольностей.

1603: Иэясу Токугава становится сёгуном в Японии.

1945: Конец поклонения императору стирает последние остатки японского феодализма.

Другой пример такой аранжировки практиковался в эпоху Меровингов. Династия Меровингов началась с Хлодвига I, вождя племени, который к 507 году построил франкскую или французскую империю, простирающуюся до Германии. Хлодвиг объединил галльское духовенство и институционализировал христианство в своей династии и своих землях. Хотя Хлодвиг был могущественным правителем для своего времени, власть, которой он и его преемники обладали, была чрезвычайно ограничена.Большинство решений, касающихся собственности и правосудия, принималось на местном уровне неформальными средствами. Одно из таких средств - протофеодальный правовой обычай прекария , развившийся при правлении Меровингов. Прекария представляла собой соглашение, в соответствии с которым одно лицо давало другому право жить и работать на участке земли в течение ограниченного периода времени, после чего земля возвращалась первоначальному владельцу. Духовенство и миряне использовали прекария по разным причинам, от избежания налоговых обязательств до восстановления домашнего хозяйства после неурожая.Такой вид временной похвалы или вассальной зависимости был контрактом и, как таковой, сопровождался своими собственными обязанностями и обязательствами.

К 751 году отец Карла Великого, Пипин Короткий, заменил Меровингов и основал династию королей Каролингов с благословения Папы. Каролинги также полагались на децентрализованные средства поддержания порядка и поэтому способствовали развитию феодальной системы. В период Каролингов прекария превратилась в благо.Подобно тому, как у людей были обязанности и обязательства перед своими лордами - обеспечение защиты, оружия и т. Д. - лорды также имели обязанности и обязательства перед своими людьми. Те, кто находился в более благоприятных условиях, должны были обеспечивать пропитание и содержание своих заложенных иждивенцев или вассалов. Некоторые лорды принимали своих иждивенцев в качестве членов своих семей; другие предоставили им землю для работы, чтобы они могли содержать себя. Эти должности, земли или подношения стали известны как выгоды, осязаемые доказательства верности лорда и его признания верности своего человека.При Каролингах также возникла вариация на эту тему. Король мог отдать лорду, который поддерживал его, землю из королевских владений, но король мог также попросить других вассалов - например, Церковь - передать его человеку часть своей собственности. Это стало известно как прекария verbo regis , или предоставить по приказу короля. Вассал, получивший этот прекария , должен был служить не последнему землевладельцу, например церкви, а королю, который устроил это благо.Сложность и характеристики местных обязанностей и ответственности - сам феодализм - оформились в последние годы эпохи Каролингов.

ОСНОВНЫЕ ПИСЬМА:

История королей Британии

Джеффри Монмут дал феодальной системе множество героев. Уроженец Уэльса или Бретани, Джеффри имел склонность к ученым и стал епископом Святого Асафа в 1152 году. Его основным трудом была хроника истории под названием Historia regum Britanniae или History of the Kings of Britain , которая он завершен в 1138 году.В этой работе он утверждал, что переводит гораздо более старый документ, привезенный архидиаконом Оксфорда из Бретани, и представил свою книгу как точное изображение прошлых времен. На самом деле, однако, ученые полагают, что более древнего документа не существовало, и большая часть книги Джеффри History пришла прямо из его воображения.

Это не делает его достижение менее важным, однако для популярного История широко читалась в то время (и остается до сих пор). Джеффри предоставил читателям список выдающихся личностей, великих королей и их великих воинов, которые относились друг к другу феодально.Героические вассалы выполняли свои обязанности для своих лордов, а лорды, в свою очередь, обеспечивали своих иждивенцев. Они олицетворяли рыцарские добродетели отваги, верности и преданности. Джеффри История включала в себя рассказ о короле Артуре и его последователях, описанных так, как если бы они были членами германского комитата , военного отряда, связанного взаимными клятвами и обязательствами. Другая работа, приписываемая Джеффри, Vita Merlini , также повлияла на более поздние рассказы об Артуре и Мерлине.

Джеффри оказал влияние на поколение средневековых летописцев, таких как Уэйс (1100–1174) и Лайамон (неизвестно, конец двенадцатого, начало тринадцатого века), чтобы сохранить историю и их восприятие ее. Что еще более важно, он дал своей аудитории популярный и устойчивый состав персонажей, которые отражали лучшее из феодализма и его рыцарского кодекса. Размыв грань между художественной и научной фантастикой, он также открыл тайну над природой и правдой исторического короля Артура, факт, на котором были основаны легенды.Джеффри, один из отцов литературы о короле Артуре, живет и сегодня.

Если местные обычаи и обязанности предвосхищали содержание того, что стало феодализмом, то определенные события до хаоса раннего средневековья предвосхитили церемонию того, что стало феодализмом. Один из примеров - похвала Тассило. Пепин Короткий был дядей Тассило, юноши и герцога Баварии. Хотя баварцы не хотели находиться под властью Каролингов, а отец Тассило ранее возглавил неудачное восстание против Пепина, Пепин защищал герцогство Баварии Тассило от узурпаторов и защищал молодого дворянина.В свою очередь, он потребовал, чтобы Тассило официально и публично признал себя Пепином. В 757 году Тассило привел своих дворян на общее собрание в Компьене и поклялся в своей верности Пепину и его преемникам. Церемония была сложной. Тассило взял Пипина за руки и пообещал пожизненную преданность. Он прикоснулся к религиозным реликвиям - по сообщениям, к телам святых Дениса, Германа и Мартина, среди других - как он обещал свое посвящение Пепину. Даже члены баварской аристократии, пришедшие с Тассило, должны были принести присягу на верность Пипину и его сыновьям.Таким образом, Тассило показал, что он подчиняется и верен Пепину, а баварская знать Тассило, следуя его примеру, доказала свою зависимость не только от своего господина Тассило, но и от его господина Пепина. Тридцать лет спустя Пипин повторил эту похвалу, на этот раз присягнув Карлу Великому. Эта ранняя церемония похвалы послужила прообразом для более поздних церемоний вассального подчинения, в которых человек добровольно признавал свой подчиненный статус и клялся в верности своему господину в обмен на защиту и стабильность, которые он обеспечивал.

Роль церкви

Помимо местных обычаев и обязанностей и публичных церемоний награждения, смешение светской и религиозной власти дало еще одну основу для того, что впоследствии стало феодализмом. В раннем средневековье не существовало разделения церкви и государства. Христианство, когда-то преследуемая еврейская секта в Римской империи, набирало обороты и набирало обороты и, наконец, стало доминирующей религией Запада. Константин, правитель Рима с 306 по 337 гг.Д., много сделал для поощрения роста христианства, в том числе созвал экуменические соборы для религиозных лидеров для обсуждения богословских вопросов и посвятил свою столицу Константинополь Деве Марии, матери Иисуса. Когда Карл Великий был коронован в 800 году, Папа возложил корону на голову нового императора, что символизировало сотрудничество и взаимоотношения между двумя лидерами. Конечно, тот факт, что светский и религиозный миры, казалось, сливались воедино, также привел к борьбе за власть между двумя группами, поскольку каждый лидер утверждал, что обладает высшей властью.Однако во многих случаях линии, разделявшие их, почти исчезли.

Например, по мере развития феодализма лорды отдавали участки земли вассалам, которые, в свою очередь, присягали лорду и принимали на себя обязанности. Одним из этих вассалов была Церковь; поскольку Церковь приняла землю от королей и лордов, она также приняла на себя обязательства верности и защиты, которые пришли с ними. Таким образом, Церковь могла заключать то, что превратилось в феодальные договоры. Следовательно, данный церковный чиновник мог быть слугой Папы, в то же время он также был вассалом короля.Церковь действительно имела одно особое преимущество благодаря своему уникальному статусу учреждения, а не личности. Когда вассалы умерли, их земли вернулись к своим лордам. Однако не умерла Церковь - умерли только ее представители. Таким образом, Церковь извлекла выгоду из этой феодальной лазейки и продолжала накапливать землю в средние века, а вместе с ней и власть.

Церковь также повлияла на характер феодализма по мере его развития. В то время как местные светские лидеры принимали решения относительно типа предоставленных земель и ожидаемой военной службы, а также других обязанностей и ответственности, связанных с феодальными отношениями, и эти децентрализованные решения со временем установили прецеденты и стали обычным явлением, Церковь с годами воспользовалась возможностью, чтобы объяснить, что ценит феодального человека - будь то господин, вассал или леди - следует обнять.Церковь помогла разработать неформальный кодекс, известный как рыцарство, в основе которого лежат идеальные добродетели любви, красоты, отваги и истины. Этот код подразумевал, что может быть использован правильно; таким образом, рыцарей призывали защищать добродетель девушек, терпящих бедствие, а также захватывать и выкупать врагов, если это возможно, а не убивать их. Выполнение христианского долга означало также выполнение своего феодального долга. В каком-то смысле Церковь изобразила Бога величайшим господином из всех, а каждый человек на земле - вассалом, который обязан Ему честь, служение и верность.Рыцарский кодекс не только закрепил принципы феодализма, но и дал церкви еще больший объединяющий авторитет в эпоху децентрализованной местной власти.

Например, Церковь сыграла на феодальных идеях долга и ответственности, а также на рыцарских представлениях о справедливости и чести, чтобы призвать рыцарей и солдат из разных стран вместе, чтобы попытаться освободить Иерусалимское королевство, одно из ключевых мест в Священном христианстве. Земля, оставшаяся от мусульманского владычества и переданная в христианскую собственность.Неоднократные попытки военного захвата Иерусалима были известны как крестовые походы, которые начались в 1095 году, продолжались до 1291 года и в конечном итоге не увенчались успехом. Крестовые походы, тем не менее, подчеркнули размытую грань между светским и религиозным мирами: короли, императоры и лорды объединились под крестом, чтобы добиться христианского контроля над святым городом, в то время как папы и церковные лидеры сплотили рыцарей и солдат и разработали военные стратегии. Риторика и практика веры и закона, церкви и государства были неразрывно связаны по мере развития феодализма.

Феодальная Европа

Пиком феодализма на Западе было высокое средневековье (примерно 1050–1300). Возвышение Оттона Великого в Германии в 936 году, основание Киевского государства в России примерно в 950 году и нормандское завоевание Англии в 1066 году - все это укрепило феодальные обычаи от Англии до России. Но хотя немецкие племена, короли Меровингов и Каролингов, а также церковь повлияли на его развитие, феодализм в сущности оставался децентрализованной, местной, неформальной системой.Он вырос из решений и обычаев, которые пережили время и стали прецедентами приемлемого поведения между различными парами начальников и иждивенцев в социальной, экономической и религиозной иерархии. Следовательно, политическая теория не диктовала политическую практику; напротив, ученым потребовались столетия, чтобы попытаться письменно сформулировать предположения, лежащие в основе феодальной практики. Между двенадцатым и четырнадцатым веками такие авторы, как Мария де Франс, Джон Солсберийский, Фома Аквинский, Жиль Римский, Марсильо Падуанский и Кристина де Пизан изучали феодальные идеи взаимных обязательств и теории договоров и обеспечивали их важность в западных странах. традиция спустя много лет после того, как закончились средние века.Однако никто не использовал термин «феодализм»; это современный термин, разработанный для описания системы.

Баланс между вассалами и лордами, которые, в свою очередь, были вассалами по отношению к другим лордам, и сложная система обязательств в обоих направлениях не могли сохраняться после Средневековья. Централизованное государство угрожало расплывчатой ​​организации населенных пунктов; Прото-нации могли платить наемным офицерам и нанимать наемные армии. Отношения между подданным и сувереном заменили отношения вассала и господина.Города с их растущей экономикой и формирующимся средним классом превратились в почти самодостаточные миры, обеспечивающие их собственную защиту и нужды, мало пригодные для рыцарей. На какое-то время появилось явление, известное как «ублюдочный феодализм», при котором аристократия использовала свою рабочую силу - военную мощь, которую лорды были обязаны феодальным договором, - чтобы получить власть и навязать свою волю. Эти усилия, по сути, использовали феодальные средства для достижения нефеодальных целей и стали последним вздохом феодализма на Западе. Возникновение национальных государств означало конец средневековья.

БИОГРАФИЯ:

Мария де Франс

Мария де Франс - это своего рода историческая загадка. Ученые полагают, что француженка получила образование на латыни, французском и, возможно, английском языках, но не была монахиней, хотя жила в эпоху, когда немногие женщины, кроме тех, что были в монастырях или на королевском троне, умели читать. Она публиковала собственные стихи и басни, а также переводила с латыни другие произведения. Факты свидетельствуют о том, что она знала и вдохновлялась в своей работе Элеонорой Аквитанской, первой королевой Франции в браке с Людовиком VII, а затем королевой Англии в браке с Генрихом II.Элеонора была великой покровительницей искусств, она поддерживала авторов и авторов песен, превозносивших рыцарские достоинства и ценности феодализма. Именно это и сделала одна из самых известных работ Мари де Франс.

«Басня о человеке, его животе и членах» описывает, как лорды и вассалы работали вместе в равновесии зависимости. Владыка (живот) мог быть богатым, но он был ничем, если его люди не поддерживали и не защищали его; точно так же вассалы (руки, ноги и голова) могут иметь большее количество, но без справедливости и стабильности, обеспечиваемых лордом, их мир рушится.Вместе начальник и его подчиненные создали единое целое. Мария де Франс позаимствовала из «Истории римлян » Ливия и басни Эзопа, чтобы превратить классическую притчу в современное стихотворение о феодализме. «Басня о человеке, его животе и конечностях» появилась примерно в 1160 году. Ее популярность усугублялась тем фактом, что она написала ее на простом народном языке, а не на латыни, что сделало ее доступной для более широкого круга лиц. аудитория.

Басня о человеке, его животе и конечностях

Я хочу рассказать о человеке, в качестве примера, о его руках, ногах и его голове - они были сердиты На живот, который он нес, О своих заработках, которые он ел.Тогда они перестали работать и лишили его пищи.

Но когда живот голодал, Они быстро ослабли. У рук и ног не было сил работать теперь, как они привыкли. Еду и питье они предлагали живот, Но они слишком долго морили его голодом. У него не было сил есть. Живот уменьшился в ничто И руки и ноги тоже пошли.

Из этого примера можно увидеть То, что должен знать каждый свободный человек: Никто не может иметь чести, Кто позорит своего господина.Его господин тоже не может этого получить, если хочет посрамить свой народ. Если один из них терпит неудачу, другое Зло постигает их обоих.

В своих широко читаемых стихах, а также в других произведениях, Мария де Франс рассказывала читателям о природе феодализма и рыцарства. Она также проложила путь другим женщинам к участию в возрождении искусства и литературы, сопровождавшем высокое средневековье.

Феодализм за пределами Европы Феномен феодализма не ограничивался Европой. В доколумбовой Мексике возникла разновидность феодализма.На Востоке были свои версии феодализма


в Индии, Китае и, прежде всего, в Японии. Система Японии во многом основывалась на аспектах дзен-буддизма и конфуцианства. Подобно западному феодализму, японская система предусматривала взаимные обязанности и ответственность между лордами и вассалами. Европейский феодализм заимствовал из своей религиозной традиции, чтобы создать рыцарский кодекс; Японский феодализм сделал то же самое, создав бусидо , образ воина. Как и рыцарство, бусидо подчеркивало честь, верность своему господину, самопожертвование, отвагу и безразличие к боли.Две версии феодализма были почти современниками: код бусидо , разработанный в период Камакура в Японии (1185–1333), что примерно соответствует высокому средневековью. Как и его западный аналог, японский феодализм на практике развился задолго до того, как теоретики представили его на страницах; код не был записан до шестнадцатого века и даже назывался бусидо до семнадцатого века. Однако, в отличие от феодализма на Западе, японский феодализм дожил до современной эпохи. даймё и самураи воины сёгунов Токугава следовали кодексу, и в государственных школах преподавали его как необходимое условие для государственной службы. Бусидо даже служил основой поклонения императору в Японии до 1945 года.

Сегодня самураи и рыцари феодальной системы остаются мощными образами в нашей мифологии, но влияние феодализма выходит за рамки рыцарских кодексов и бусидо . В конституциях, законах и договорах, а также в содержащихся в них идеях обязательств, взаимных обязанностей и ответственности наследие феодализма распространилось и сохранилось по всему миру.

Феодализм, казалось, либо развивался, либо исчезал на протяжении веков. Почти невозможно точно определить, когда возник полный феодализм как дискретное, самодостаточное явление. Однако суть феодализма может быть извлечена из его исторических примеров, чтобы раскрыть теорию, лежащую в основе системы.

Гендерные роли

Феодализм был преимущественно системой, в которой доминировали мужчины. Как лорды и вассалы, владельцы собственности на определенном уровне феодальной пирамиды, отношения между высшим и зависимым почти всегда включали только мужские стороны.Женщины не владели землей; вместо этого они считались собственностью в большинстве правовых систем. Лишь несколько женщин-монархов, такие как Элеонора Аквитанская (1122–1204 гг.), Были исключением из правил. Военный характер феодального строя с его акцентом на личных боях и обучении еще больше исключал женщин из иерархии феодальной системы. По большей части феодальные решения были мужскими решениями.

Нельзя сказать, что женщины не были вовлечены в феодальный строй. От сельскохозяйственных рабочих среди крепостных до героинь песен и сказок жизнь женщин, как и мужчин, была неразрывно связана с феодальной тканью.Хотя они не занимали конкретных официальных руководящих должностей в феодальной иерархии, женщины были незаменимы в соответствующем рыцарском кодексе, который поддерживал и дополнял феодализм. Например, целомудренный и набожный диктат придворной любви прославлял образцы женской добродетели, используя их как источник вдохновения для поисков, рыцарских турниров и добрых рыцарских поступков, а также как средство защиты невинных. В легендах о короле Артуре, в которых исследуются и уточняются рыцарские темы, женщины признаются могущественными фигурами, способными на экстраординарные - а иногда и сверхчеловеческие - поступки веры, магии и даже управления государством.Пожалуй, самое главное, рыцарский кодекс открыл возможности для настоящих женщин, в отличие от идеальных или вымышленных, получить известность как поэтов, художников, авторов песен и авторов. Возрождение искусства, связанное с эпохой рыцарства, предоставило некоторым одаренным и заметным женщинам новые возможности для художественного признания и самовыражения.

БИОГРАФИЯ:

Элеонора Аквитанская

Пожалуй, самая известная женщина феодальной эпохи, Элеонора Аквитанская была королевой двух самых могущественных стран мира в средние века и использовала свое богатство и влияние, чтобы покровительствовать поэтам, художникам, балладам и авторам, создавшим новые интерпретации кодекса рыцарства.

Элеонора была дочерью и наследницей Вильгельма X, герцога Аквитанского. Она вышла замуж за Людовика VII и стала королевой Франции. Обладая сильной волей и предприимчивостью, она убедила своего мужа позволить ей сопровождать его и его войска в Святую Землю во время Второго крестового похода (1147–1149). В 1152 году брак Элеоноры и Людовика был аннулирован, и Элеонора вышла замуж за Генриха, герцога Нормандии и графа Анжуйского, который вскоре стал Генрихом II Английским. Среди их сыновей были Ричард I, также известный как Ричард Львиное Сердце, и Иоанн I.После неудачного восстания против своего мужа Генриха в 1173 году Элеонора содержалась под домашним арестом до 1185 года. Она поддержала предложение Ричарда на престол после смерти его отца и помогла сохранить его позицию, когда он был схвачен во время Третьего крестового похода (1190–1194). Она также помогла организовать его возможный выкуп и освобождение. После смерти Ричарда Элеонора поддержала предложение Джона на трон. Она была активна в придворной политике на протяжении всей своей жизни и умерла через пять лет после того, как Джон занял трон Англии.

Несмотря на мощное политическое присутствие в период правления четырех разных королей, Элеонора наиболее известна как энтузиастка рыцарского кодекса, покровительница искусств и, как таковая, вдохновительница в развитии музыки, искусства и литературы. феодальной эпохи. Королева поддерживала таких авторов, как Уэйс, Кретьен де Труа и, вполне вероятно, Мари де Франс, среди других, в их стремлении прославить придворные манеры и рыцарские добродетели. Своим примером и своей доброжелательностью Элеонора Аквитанская стала одним из главных архитекторов и вдохновителей феодального возрождения искусства.

Тем не менее сам феодализм имел отчетливо мужское лицо. В своей основе феодализм был местным, личным и иерархическим. Все три характеристики проистекали из того факта, что феодальная система опиралась на землю как на основной строительный блок. В феодальном обществе монарх владел землей, но поделил ее


между своей знатью, которая, в свою очередь, поделила ее между своими сторонниками, которые, в свою очередь, поделили ее между своими рабочими. Это известно как дворянская система.

Поместье

Феодальный договор В поместье земля, предоставляемая начальником своему подчиненному, называлась феодальным владением.Подчиненный, или вассал, клялся в своей верности своему начальнику, также известному как лорд или сюзерен, на церемонии почтения. В этой церемонии, как и в предыдущей награде, вассал вложил свои руки в руки своего господина и поклялся в своей верности. В свою очередь лорд поцеловал вассала и принял его клятву. Эта практика служила для обнародования личных отношений между лордом и его вассалом и скрепила феодальный договор между ними. Присягнув на верность, вассал пообещал сражаться и защищать своего лорда и земли, а также предложить лорду часть своих доходов от земли в виде подарков, процентов от урожая и т. Д.Контракт также обязывал лорда передать вассалу феодальное владение для его пропитания, людей, прикрепленных к феодальному владению, и обещание порядка (в этой децентрализованной системе лорд служил главным орудием правосудия и, таким образом, выслушивал споры и решал предложения).

Этот феодальный договор имел несколько важных характеристик. Во-первых, это было взаимно. Это связывало обе стороны, так что у каждой были обязанности и ответственность по отношению к другой. Если одна из сторон не доводит дело до конца, взаимовыгодные отношения разваливаются.Во-вторых, это было неформально. В основе контракта лежал личный интерес - поскольку у каждой стороны были веские причины соблюдать соглашение - и понятный кодекс чести для его исполнения. Таким образом, рыцарские ценности сыграли роль в социализации лордов и вассалов, чтобы они стали хорошими контрактниками. В-третьих, и это, возможно, наиболее важно, договор не был эксклюзивным: фактически, феодальные договоры накладывались друг на друга, создавая феодальную пирамиду. Другими словами, тот факт, что один человек был лордом вассала, не мешал тому же самому человеку быть вассалом более великого лорда в одно и то же время, и так далее.

Феодальная пирамида Эта пирамида закончилась на вершине королем. Под ним были его главные арендаторы, графы и бароны, получившие свои вотчины от государя. Ниже графов и баронов были месне-арендаторы или вассалы, получившие свои феодальные владения от графов и баронов. Могут существовать несколько уровней месне-арендаторов, каждый из которых приносит клятву верности лордам, давшим им свои вотчины. Внизу пирамиды находились негодяи или крепостные. Крепостные оставались привязанными к земле по наследству либо по обычаю, либо по закону; они выполняли сельскохозяйственный труд на земле, где работали их предки, на участках, которые крепостные считали своей собственностью с разрешения лорда, и на землях, или на земле, которую лорд оставил для своего собственного использования.В владении они были обязаны своим лордам работой в двух формах: неделя-работа, определенное количество дней в году и благоприятные дни или периоды дополнительных усилий, такие как время сбора урожая. Свободные крепостные могли по собственному желанию переехать в другой феодал, но раболепные крепостные должны были получить разрешение, если они хотели покинуть феодал; большинство крепостных оставались на одной и той же земле из поколения в поколение.

Сердце феодальной системы покоилось не на вершине пирамиды с королем, а у основания пирамиды, на земле.Большинство людей в феодальную эпоху были крестьянами, вольными или рабскими крепостными. Их мир и мир их непосредственных лордов вращались вокруг вотчины. Поместье в самом маленьком виде представляло собой поместье. Лорд сохранил за собой усадьбу и прилегающие владения для себя и своей семьи. Остальная часть феодальной земли была разделена. Крепостные владели пахотной землей, разделенной по системе, определяемой каждым отдельным лордом (обычно на небольшие участки, отдаваемые отдельным крестьянам, на которых они жили и работали).Крепостные обычно держали луг совместно. Лорд традиционно сохранял право собственности на лесной массив, но позволял крепостным охотиться, ловить рыбу и рубить лес на земле до тех пор, пока они платили лорду компенсацию за использование этой привилегии. Таким образом, крестьянин и аристократ, вассал и сеньор сосуществовали на земле.

Правовая система Поместье служило политической и экономической единицей феодальной системы. В политическом плане поместье предлагало справедливость, защиту и управление.В каждом феодале был создан набор поместных судов, в которых можно было рассматривать споры о собственности или преступлениях. Местный лорд или его агент возглавляли систему правосудия. Решения, принятые с течением времени, стали прецедентами и служили формой общего права. Таким образом, закон развивался на местном уровне, адаптированный для решения конкретных проблем крестьян, слуг и свободных людей данного феодального владения. Каждый поместный суд и его решения могут несколько отличаться, но внутри каждого суда практика развивалась и становилась стандартизированной.Даже если король или сюзерен передал конкретное поместье в ведение другого лорда, инфраструктура этого поместья с его дворами и конвенциями оставалась нетронутой. Король также содержал суды, но они слушали лишь небольшую часть дел в стране. Правовая система средневековья, как и сам феодализм, была в значительной степени децентрализованной и индивидуальной.

Условия феодального договора Эта система также предусматривала права землевладельцев. Лорды и вассалы в силу феодального договора имели особые претензии друг к другу: лорд должен был обеспечивать пропитание, а также вассальную лояльность и защиту.У крепостных тоже были такие претензии. На самом деле даже рабские крепостные не были рабами. Посредством подразумеваемого контракта между лордом и крепостным, признанного системой помещичьего двора, лорд ожидал от своих рабочих благ - труд, лояльность, сборы, плату за использование лесных угодий лорда и т. Д. - но лорд также был обязан крепостным за безопасность. , средства к существованию и основные права человека. В известном смысле мызовская система действовала как примитивный страховой полис. В хорошие, продуктивные времена крепостные были должны господину поместья гонорары, выплаты и часть плодов своего труда.Однако, если неурожай или болезнь поражали земли поместья, лорд должен был ликвидировать активы, чтобы обеспечить тех, кто ему служил. Лорд сталкивался со стыдом и публичным осуждением, если он отказывался от рыцарского кодекса и вел себя ненадлежащим образом; более того, если он потеряет свою рабочую силу, он также столкнется с финансовым крахом. Довольные и целеустремленные крепостные приносили сеньору честь и материальный успех.

Таким образом, мыза служила хозяйственной единицей феодальной системы. Экономика Средневековья была сосредоточена в основном на сельском хозяйстве, а усадьба контролировала и организовывала земледелие.Внутренние улучшения - строительство и ремонт дорог, мостов, плотин и других путей для людей и информации - также происходили на уровне поместья. Налоги и обследования, если таковые проводились, также проводились через поместье. Многие усадебные хозяйства также включали скромные формы мелкого производства, такие как производство тканей, изделий из железа и других предметов первой необходимости, необходимых для повседневной жизни. Самодостаточность была целью системы, так как в любой момент война или болезнь могли отрезать поместье от соседей и предоставить жильцам возможность обеспечивать себя.

Церковь В усадебную систему вплетена Церковь. Его члены были вассалами различных лордов, и поэтому были обязаны лояльностью не только должностным лицам церкви и папе в Риме, но также и другим мирским лидерам. На местном уровне Церковь укрепляла феодальную систему, предлагая ей обучение - включая поддержку кодекса рыцарства - и благотворительность, которая сама по себе является еще одной формой страхования для самых скромных слоев общества. Во время крестовых походов и других событий Церковь также оставалась связанной с последней единицей феодальной системы: армией.

Среди обязанностей вассалов перед лордами была обязанность защиты. Если лорду требовалась военная помощь, вассал поклялся ответить. Для великих лордов, которые служили еще более великим сюзеренам и / или королю, обязанность защиты означала нечто большее, чем появление в битве с мечом. Эти вассалы были обязаны своим высшим силам, количеству людей, обученных, подготовленных и способных выиграть войну. Короли, например, просили у главнокомандующих военную поддержку, а те, в свою очередь, собирали армии, призывая своих обещанных месне-арендаторов.Результатом стали частные армии и карьера рыцарей.

Рыцарство Возможно, ни одна фигура не представляет Средневековье для современного ума больше, чем рыцарь. Некоторые были землевладельцами, а другие принимали феодальные владения в других формах, например в виде денег или подобных подарков. Всем требовался собственный вспомогательный персонал для обучения и помощи. Мальчики, которые надеялись стать рыцарями, часто сами сыновья рыцарей, начинали свое военное ученичество еще маленькими детьми, отправленными ко дворам лордов или королей.Там пажи или молодые студенты узнали об оружии, охоте, соколиной охоте, собаках и рыцарских правилах. К достижению половой зрелости обучающиеся рыцари стали оруженосцами. Каждый служил рыцарю и не понаслышке узнал о войне и придворном обществе. К 21 году оруженосцы с достаточными навыками, репутацией и богатством могли стать рыцарями.

Для этих людей, обучавшихся более десяти лет, прежде чем они даже достигли рыцарского звания, война была занятием на всю жизнь. Поскольку различные рыцари - а за ними и простые солдаты - были верны определенным лордам, баланс сил часто возникал среди графов и баронов самого высокого уровня.Когда этот баланс нарушился, начались внутренние бои, пока средневековая гонка вооружений не вернулась в равновесие. Большое количество рыцарей и военнослужащих, которые полагались на покровительство лордов и / или королей, по необходимости приводили к войне: если бы силы существовали, они бы нашли, с кем сражаться. Военный персонал был слишком дорогим и требовал много времени, чтобы содержать его просто для того, чтобы оставить его в бездействии. Таким образом, войны, внешние и гражданские, а также вторжения и пограничные споры олицетворяли феодальную эпоху.

Все составляющие феодальной системы делали общество локальным, личным и иерархическим.Поместье, самая маленькая единица феодального общества, выполняло ключевые политические и экономические функции, обеспечивая правосудие, защиту, управление и примитивную форму страхования. Церковь и армия, также связанные с феодальной системой, имели свои собственные формы иерархии между начальством и иждивенцами. Все отношения, которые выстраивали феодальную пирамиду от основания до точки, основывались на двух ключевых составляющих, поддерживающих договор: личный интерес, подкрепленный знанием того, что обе стороны должны выполнять свои обязательства, чтобы каждая сторона извлекала выгоду; и честь, подпитываемые ценностями рыцарского кодекса.Эти мотивы не всегда обеспечивали идеальность всех взаимодействий, но они действительно составляли прочный хребет феодализма на протяжении веков.

Литература феодальной эпохи

Поскольку феодализм представлял собой развитую систему, веками развивавшуюся в результате местных децентрализованных неформальных прецедентов, а не внедренную систему, в которой лидеры разрабатывали план, а затем воплощали его в жизнь, основные труды по феодализму сделали это. не появляться до или даже во время разработки системы; вместо этого они появились после того, как феодализм получил широкое распространение.Возможно, наиболее важными писаниями были не исследования феодальной системы и соблюдение рыцарского кодекса, а скромные контракты между лордами и вассалами, предоставление льгот и подобные сделки. Одно из самых сильных влияний феодальной эпохи - это концепция договора.

В остальном у феодализма не было столько теоретиков, сколько комментаторов или мыслителей, которые наблюдали за системой после ее развития и отмечали ее, практиков или тех, кто использовал его риторику для достижения своих собственных целей, а также художников или тех, кто выражал ценности и конфликты феодализма через художественную литературу, песни и другие средства массовой информации.Возможно, одним из лучших произведений, иллюстрирующих феодализм на практике, является «Письмо Бернара Клервоского папе Евгению III». Бернар Клервоский (1090–1153), или Сен-Бернар, был французским мистиком, оратором и лидером цистерцианского ордена монахов. Он также был политическим деятелем, который много путешествовал с целью поддержания мира, благотворительности и реформ. Приблизительно в 1146 году Бернард написал своему другу Папе Евгению III, чтобы поддержать его веру и действия во Втором крестовом походе и его цели - взять Иерусалим под контроль христиан.В письме ясно видна феодальная взаимосвязь церкви и государства: Бернар хочет, чтобы Папа начал военную кампанию и собрал мирских лидеров под своим знаменем. Также очевидно влияние рыцарской мысли: Бернар восхваляет храбрость, критикует трусость и подчеркивает ценности верности и духовности:

Новости нехорошие, но печальные и серьезные. И печально для кого? Скорее кому не грустно! Только для сыновей гнева, которые не чувствуют гнева и не опечалены печальными событиями, но радуются и ликуют в них….Говорю вам, такой общий и серьезный кризис - не повод действовать вяло или робко. Я читал [в книге] одного мудреца: «Не храбрый, чей дух не поднимается в трудностях». И я бы добавил, что верный человек еще вернее в беде. Вода поднялась к душе Христа и коснулась самого зрачка Его глаза. Теперь, в этом новом страдании Господа нашего Христа, мы должны обнажить мечи первых Страстей…. Чрезвычайная опасность требует чрезвычайных усилий.Фундамент поколеблен, и если ему не оказать сопротивления, следует неминуемая гибель. Я написал смело, но честно для вас…. Но вы все это знаете, не мне вести вас к мудрости. Я смиренно прошу вашей особой любовью не отдавать меня человеческому капризу; но с нетерпением просите Божественного совета, который особенно возложен на вас, и усердно трудитесь, чтобы, как Его воля исполнилась на небесах, так и было на земле.

Произведения Бернара, такие как его влиятельные письма Папе Евгению III, олицетворяют саму душу феодализма.Евгений III и другие официальные лица прислушались к совету Бернарда. Церковь ценила откровенный пример Бернарда как лидера своего времени, и в 1170 году, всего через 17 лет после его смерти, Бернар был канонизирован.

Если работа Бернара представляет собой религиозный конец феодальных писаний, то работа Джона Солсберийского представляет собой политическую теорию того периода. Иоанн Солсберийский (1120? –1180) учился во Франции у некоторых из величайших умов той эпохи: Питера Абеляра, Вильгельма Конша, Тьерри Шартрского и других.Он был секретарем архиепископа Кентерберийского в течение многих лет и епископа Шартрского в течение последних четырех лет своей жизни. Джон наиболее известен двумя политологическими работами, которые в то время пользовались большим влиянием среди философов-схоластов. Metalogicus (1159) нарисовал портрет научной жизни, критиковал образовательные практики и исследовал дебаты о методах обучения и теориях. Работа Джона отметила его как гуманиста, мыслителя, озабоченного улучшением человечества с помощью разума и обучения.

Его второй работой, также завершенной в 1159 году, был Policraticus: О легкомыслиях придворных и следах философов . В этом трактате о правительстве Джон изложил критерии, по которым следует оценивать политические системы. Он использовал знакомую метафору человеческого тела, чтобы показать, как все части политического тела должны работать вместе в гармонии и взаимности, таким образом удовлетворяя естественный закон, божественную волю и общее благо. Policraticus , возможно, первая работа средневековой политической теории, укрепившая ядро ​​феодализма восхвалением баланса, взаимных обязательств и лояльности между начальством и их иждивенцами:

Тем не менее, чтобы обратиться к каждому из них в целом и к каждому из них. все, они не должны выходить за рамки, а именно, закона, и должны концентрироваться на общественной полезности во всех вопросах.Ибо низшие должны служить вышестоящим, а те, с другой стороны, должны обеспечивать всю необходимую защиту своим подчиненным. По этой причине Плутарх говорит, что нужно следовать тому, что приносит пользу более скромным людям, то есть толпе; ибо меньшее всегда подчиняется более многочисленному. Следовательно, магистраты были учреждены для того, чтобы избежать травм и чтобы республика могла как бы обувать своих рабочих. Ведь когда они получают травмы, республика как будто идет босиком; не может быть ничего более позорного для тех, кто руководит магистратами.Действительно, пораженный народ подобен доказательству и неопровержимой демонстрации подагры правителя. Здоровье всей республики будет безопасным и прекрасным только в том случае, если высшие члены посвятят себя низшим и если низшие будут также отвечать законным правам своих начальников, так что каждый индивидуум может быть уподоблен другой части ...

Письмо Бернара Клервоского и трактат Джона Солсбери, один из которых представляет собой проблеск феодальной мысли в действии, а другой - окно в теоретическую феодальную мысль, представляют собой документальную литературу той эпохи.Однако высокое средневековье было известно как возрождение поэзии, музыки и художественной литературы. Возможно, самый долгоживущий вклад эпохи - это рождение литературы о короле Артуре. Один из самых ранних примеров подвигов короля Артура появился в коллекции десятого или одиннадцатого века, известной как Черная книга Карматена . Автор и точная дата произведения неизвестны, но влияние этого произведения на современников эпохи Артура трудно переоценить. Эти рассказы не только развлекали, но и рассказывали читателям о политических принципах феодализма и соответствующих ценностях рыцарства.

В одном стихотворении, диалоге между Артуром и носильщиком, известным как Glewlwyd Mighty-grip, Артур представляет своих людей и вместе с ними черты, которые он ценит в них: бесстрашие, мудрость и верность. Его люди выполнили свой долг перед ним, сражаясь за него и давая ему советы. В свою очередь, Артур выполняет свой долг по отношению к ним, напоминая Глелвиду, что «лорд защитит их». Артур изображается как настоящий лорд с достойными иждивенцами, которые соблюдают феодальный договор со своим начальником.Взаимные отношения, которые они разделяют, носят личный и нежный характер и поощряют рыцарские добродетели во всех них. Когда читатели были в восторге от приключений короля и его рыцарей, они также получили инструкции о сложных отношениях феодальной системы.

[Glewlwyd:] Кто идет с вами? [Артур:] Лучшие мужчины в мире. [Glewlwyd:] В мой дом вы не придете, пока не избавите их [Артур:] Я избавлю их, и вы увидите их. Вифнайт, Элей и Сивион - эти трое; Мабон, сын Модрона, слуга Утера Пендрагона, Кистейн, сын Банона, и Гвин Годибрион; суровы были мои слуги в защите своих прав.Манавидан, сын Лира, был его совет глубоким. Манавид унес щиты, пронзенные и запятнанные битвой. И Мабон, сын Меллта, залил траву кровью. И Анвас Крылатый и Люч Ударной Руки, они защищались на границах Эйдина. Лорд защитит их; мой племянник заплатит им.

Позже, в средние века, тон произведений начал отклоняться от вымышленных и документальных позитивных, непримиримых взглядов на феодализм. В таких книгах, как «« Книга сокровищ » (1266) Брунетто Латини и « Об обязанности короля »Джона Виклифа (1379), а также более поздние работы Кристины де Пизан и Макиавелли, среди прочих, акцент сместился с рыцарских добродетелей и взаимных обязательств. среди людей сосредоточить внимание на власти короля.Этот сдвиг положил начало новой эре национальных государств с могущественными монархами и положил конец Средневековью и его системе феодализма.

Бернар Клервоский, Джон Солсберийский и Черная книга Карматена освещают некоторые аспекты феодализма как политической системы. Однако один документ олицетворял феодализм больше, чем любой другой: Великая хартия вольностей или Великая хартия английской свободы, указанная королем Иоанном. Идея устава принадлежит не Иоанну; Напротив, он подписал его под принуждением своих баронов и церкви в 1215 году.Стремление к объединению мирского и религиозного спроса на договор прямо покоилось на феодальной мысли. Король, как величайший лорд страны, по-прежнему был обязан своим вассалам. Бароны и Церковь вынудили Иоанна, который по возможности расширял свои полномочия, признать свои обязательства и подчиниться тому же закону, что и его подданные. Претензии к Иоанну вытекали непосредственно из понятия феодального договора. Подпись Джона не только подтвердила признание монархом своих феодальных отношений, но и проложила путь для англичан и У.С. Конституции.

60. Более того, все подданные нашего царства, духовенство и миряне, в той мере, в какой это относится к ним, должны соблюдать в отношении своих вассалов все эти вышеупомянутые обычаи и свободы, которые мы установили, в той мере, в какой они что касается нас, наблюдайте в нашем царстве по отношению к нашему собственному….

63. Поэтому мы твердо постановим, что английская церковь будет свободной и что подданные нашего королевства будут иметь и пользоваться всеми вышеупомянутыми свободами, правами и уступками должным образом и в мире, свободно и спокойно, полностью и полностью. , для себя и своих наследников, от нас и наших наследников, во всех вопросах и во всех местах, навсегда, как было сказано.Более того, с нашей стороны, а также со стороны баронов было поклято, что все вышеупомянутые положения будут соблюдаться добросовестно и без злых умыслов. В качестве свидетелей были упомянутые выше и многие другие. Дано через нашу руку на равнине под названием Руннимед между Виндзором и Стэнсом, пятнадцатого июня, семнадцатого года нашего правления.

Даже Великая хартия вольностей, которая зафиксировала феодальный момент времени и одновременно предвосхитила более позднюю конституционную теорию, не могла остановить европейскую эволюцию к могущественным монархам, правящим централизованными национальными государствами.Даже когда Иоанн согласился с требованиями баронов и церкви, дни средневековья были сочтены.

Независимо от того, где он был обнаружен, феодализм во всех его формах обладал определенными характеристиками. Он был локализован, а не централизован; это было основано на личных отношениях; и в нем очерчены иерархии людей от начальства до подчиненных. Однако то, что это значило для земель, на которых развивался феодализм, было разным в зависимости от места и его прошлой истории.

Один из споров вокруг феодализма - это вопрос об его истинном источнике: римская организация, широко применяемая Римской империей, или германские традиции, которые можно найти в племенных системах Германии? Возможно, лучший ответ на это - принять оба основания как предшественников феодальной системы.Без вакуума власти, созданного распадом римских институтов, большей части Запада не понадобились бы местные иерархии или личные отношения феодализма. С другой стороны, без германского comitatus и модели его действия большая часть Запада могла бы не развить практики феодализма. Политическая теория и практика во многом обязаны обоим наборам предшественников.

Однако там, где развился феодализм, определялось, что система значила для каждого места.Например,


земель, которые когда-то находились под контролем Римской империи, такие как Франция и Англия, испытали эффективное, централизованное и крупномасштабное управление со стороны дальнего правителя. Падение Рима и подъем феодализма означали общую децентрализацию власти, энтропию власти. Напротив, другие области, такие как Германия и Россия, испытали очень локализованное управление на уровне небольшой деревни или кочевого племени. Возникновение феодальной системы с ее иерархиями и контрактами означало эволюцию в способах самоуправления людей, стандартизацию практик и даже рост организованной власти.То, что для одних было распадом правительства, на самом деле было усилением правительства для других.

Даже в тех регионах с похожим прошлым феодализм переживали по-разному, в зависимости от региональных влияний. Франция и Англия, например, были частью Римской империи. Для обоих потеря концентрированной власти в Риме, а также инфраструктуры и информации, которые пришли с ней, означали резкое изменение системы, менее однородной, стабильной и отдаленной. Но феодализм, развившийся в каждой стране, был уникален.

Французский опыт

Французская форма феодальной системы часто используется в качестве модели истинного феодализма на практике. Это во многом связано с тем, что французские монархи основывали свою власть исключительно на феодальной пирамиде, вместо того, чтобы иногда использовать внефеодальную власть, чтобы превзойти феодальный договор. Одна полезная иллюстрация - король Людовик VI и его попытка решить проблему между графом Овернь и епископом Клермонским. Король считал, что граф был виноват в споре с епископом.Итак, в 1126 году Людовик VI со своими войсками отправился в экспедицию против графа Оверни

.

Вмешался герцог Вильгельм VIII и остановил потенциально жестокую кампанию против графа. Герцог был вассалом Людовика VI, а также лордом графа, который был его вассалом. Согласно феодальному договору, Вильгельм напомнил своему господину и его вассалу, что король не может решить, кто виноват, и наказать эту сторону. Правосудие требовало судебного разбирательства, и ответственность за его обеспечение лежала на герцоге как на лорде графа.Был вызван суд Оверни, и вопрос был решен феодальным судом. Даже король был ограничен законами феодальной системы правосудия. Тот факт, что он был королем - причем иностранным - не освобождает его от закона.

БИОГРАФИЯ:

Вильгельм Завоеватель

Вильгельм I Английский был незаконнорожденным сыном герцога Нормандского и дочерью кожевника. После смерти отца в 1035 году Вильгельм стал герцогом.Мальчику пришлось отбиваться от многих вызовов своему правлению, но по мере того, как он рос, его находчивость и амбиции стали очевидны. Он отбивал французские вторжения и планировал расширить свою власть до Англии, где его кузен Эдуард Исповедник был королем. Когда Эдвард умер и Гарольд, граф Уэссекса, был коронован его преемником, Уильям получил благословение Папы и взял свою норманнскую армию в Англию, чтобы бросить вызов Гарольду. После смерти Гарольда в битве при Гастингсе в 1066 году Уильям назвал себя королем Англии.

Норманнское завоевание под руководством Вильгельма имело важные последствия для Англии. Король учредил отдельные церковные суды, пригласил иностранных чиновников вместо некоторых английских и провел исследование, известное как «Книга судного дня», в котором задокументирована статистика по стране. Англосаксы в Англии восстали, но безуспешно пытались свергнуть своих завоевателей. Вильгельм умер в 1087 году после смертельного ранения в результате дорожно-транспортного происшествия, и его сын Вильгельм II стал его преемником в Англии (его сын Роберт унаследовал его в Нормандии).

Правление Вильгельма повлияло на феодализм двояко. Во-первых, он поместил еще один слой поверх существующей структуры лорда / вассала. Вильгельм считал Англию своей по праву завоевания и раздавал земли в поместьях своим сторонникам и верным подданным. Эти вассалы Вильгельма, в свою очередь, были лордами других вассалов и так далее. Вместо того, чтобы развиваться естественным образом и локально, перераспределение Уильяма представляло собой первое - и, в некоторой степени, только - переупорядочение феодальных отношений королем сверху вниз.Хотя это изменило имена некоторых лордов, это не повлияло ни на саму систему, ни на то, как функционировало партнерство высшего / зависимого уровня.

Вторым способом влияния Уильяма на феодализм было разъяснение природы пирамиды системы; вассалы были лордами для людей, которые, в свою очередь, были вассалами более великих лордов, и по мере роста власти их число уменьшалось. На вершине пирамиды власти стоял король. Вильгельм установил прецедент, согласно которому лояльность королю заменяла все другие феодальные обязательства перед меньшими лордами или королевствами.Это предполагало, что власть была гораздо более централизованной, чем она была на самом деле, и, казалось, противоречило неформальному, децентрализованному, личному характеру феодальных отношений. Хотя немногие короли в последующие годы были достаточно сильны, чтобы воспользоваться этим развитием, разъяснение Уильямом веса лояльности подданных государям посеяло первые семена упадка феодализма и предвидело более позднее развитие великих монархий в эпоху национальных государств.

Французский феодализм привлекал к ответственности даже иностранных монархов.В течение нескольких поколений английские короли владели французскими землями, которые, например, были подарены им французскими королями. Печально известный король Джон, король Англии с 1199 по 1216 год, потерял эти земли из-за того, что не выполнил свои обязанности вассала короля Франции. Тот факт, что он был правителем другой нации, не ставил его в известность о феодальном договоре во Франции.

Английский феодализм

Английский опыт феодализма был другим. Утверждение Вильгельма Завоевателя о том, что феодальная клятва не перевешивает лояльность, которую подданный должен испытывать к своему государю, подготовило почву для окончательного превосходства монархов над стандартной феодальной системой.Норманнское завоевание ввело идею о том, что вся земля принадлежит королю, поэтому, даже если земля была предоставлена ​​в качестве феодального владения в нескольких сделках, с каждым спуском феодальной пирамиды, никто не мог утверждать, что эта земля принадлежала только ему, независимо от этого. подвеска короны. Поэтому Вильгельм настоял на том, чтобы все вассалы, владеющие феодальными владениями, дали клятву Солсбери (1086 г.), что означало, что они должны были принести клятву верности королю.

Генрих I, король Англии с 1100 по 1135 год, позже настаивал на том, чтобы все присяги верности включали оговорку, провозглашающую верность королю.Баланс сил изменился от феодальных судов к королевским решениям, и власть монарха выросла. Ко времени правления короля Иоанна (1199–1216 гг.) Монарх мог позволить себе собственную армию, независимую от тех, что были подняты лордами из числа их вассалов. В действительности заговор баронов, приведший к Великой хартии вольностей в 1215 году, был основан на утверждении феодальных прав: в Великой хартии вольностей говорилось, что король не стоит выше закона. Однако даже Великая хартия вольностей не могла остановить консолидацию власти у суверена.К концу тринадцатого века власть монархии затмила равновесие, обеспечиваемое феодализмом, и система пришла в упадок.

Феодальная Германия

Еще в третьем варианте феодализма немецкая версия характеризовалась акцентом на роли князей. Феодализм развивался в Германии, как и в других местах, но был реорганизован и усилен Фридрихом I, императором Священной Римской империи с 1155 по 1190 год и королем Германии с 1152 по 1190 год. В 1180 году Генрих Лев, герцог Саксонии и Баварии, не появился. как требовалось перед королевским двором, который выступал в своем феодальном качестве как двор лорда.Это нарушение Генрихом долга вассала привело к тому, что он потерял свои имперские владения.

Могущественные маркграфы и герцоги, которые поддерживали стремление короля к феодальному процессу против Генриха, получили свою награду, когда Фридрих реорганизовал государственный аппарат, чтобы более строго следовать феодальной модели. Эти аристократы стали князьями империи, новым порядком привилегированных лордов, чьи вассалы по закону должны были быть более низкого сословия и ранга. Хотя феодальные владения обычно переходили к лордам - ​​а в случае с князьями - к королю - после смерти вассала, эти князья установили между собой обычай наследования, который забирал все больше земель из рук монарха.Таким образом, в Германии сформировался могущественный класс лордов, который сдерживал власть монарха и оставался приверженным многим, если не всем, феодальным процессам. Феодальные владения крупных феодальных князей позже превратились в современные немецкие государства, такие как Австрия и Пруссия.

БИОГРАФИЯ:

Иэясу Токугава

Основатель влиятельного сёгуната Токугава начинал как вассал в Японии, воин и военачальник. Он помог Нобунаге и Хидэёси объединить Японию и получил взамен приличное количество земли в качестве феодального владения.Он расположил столицу своей усадьбы в Эдо, позже известном как Токио. Благодаря сочетанию богатства и мудрого управления Токугава стал могущественным феодалом, или даймё . Когда Хидэёси умер и оставил вакуум власти в Японии, амбициозный Токугава победил конкурирующих баронов в битве при Секи Гахара (1600). Его победа привела к тому, что он стал сёгуном , или военным диктатором страны.

Будучи сёгуном, Токугава централизовал и институционализировал уникальную разновидность феодализма.Среди его решений был выбор сделать своих бывших противников наследственными вассалами своим сторонникам. Он также сделал обязательным присмотр при дворе, поощрял международную торговлю и контролировал строительство замков в Японии. Он также возродил конфуцианство, привив уважение к семье к заботе о личной чести, чтобы еще больше укрепить узы феодального договора. Его авторитет как военачальника с верной армией, поддерживающей его позицию, превосходил авторитет императора. После его смерти в 1616 году сёгунат Токугава продолжил свое существование, как и тенденция к передаче власти в руки богатого и влиятельного даймё вместо императора.Даймё оставался главной движущей силой японского феодализма более 250 лет после Иэясу Токугава.

Феодализм в Японии

Хотя Англия, Франция и Германия испытали вариации на тему феодализма, ни одна из них не отличалась настолько сильно, как форма, развившаяся в Японии, хотя бы по той причине, что она продолжала существовать. Японская система развивалась в религиозном климате конфуцианства и дзен-буддизма с упором на семью и ее честь.Начиная с восьмого века королевский двор не мог позволить себе содержать всех членов японской императорской семьи в королевском стиле. Поэтому некоторые члены семьи вместо судебной поддержки получили не облагаемое налогом имущество. Этими землями управляли территориальные бароны, известные как даймё . К XII веку даймё накопил такую ​​же, если не большую власть, чем император. В конце концов, один из них стал бы сёгуном , феодальным военачальником, который был заместителем императора и фактически правил Японией.Возникновение системы сёгуната привело к институционализированному навязанному феодализму, основанному на военном руководстве.

Гражданские войны в Японии с четырнадцатого по шестнадцатый века не разрушили феодальную мысль; после того, как Иэясу Токугава воссоединил Японию, даймё , которые противостояли ему, стали наследственными вассалами тех, кто поддерживал его до 1600 года. даймё обеих сторон полагались на самураев , параллель с европейскими рыцарями, для поддержания своей военной мощи. и гражданская администрация на их землях. bushido , как и рыцарский кодекс на Западе, был разработан для объяснения и выражения ценностей и достоинств системы. Хотя сёгуны Токугава пытались сместить власть с даймё , в конце концов те, кто в Западной Японии свергли сёгунат в 1868 году в ходе так называемой Реставрации Мэйдзи. Затем император принял феодальные владения от баронов и расширил свою власть. К 1871 году феодальные привилегии даймё исчезли. Однако последние остатки феодальной мысли сохранились с практикой поклонения императору до 1945 года.

Феодализм как система имел сильные и слабые стороны. При их взвешивании важно рассматривать феодализм в его историческом контексте и абстрактно, как политическую теорию. Эти два разных окна в феодализм предоставляют полезные средства для оценки его положительных и отрицательных черт.

Преимущества

С исторической точки зрения феодализм имел много преимуществ. Прежде всего, он обеспечил форму порядка, чтобы заполнить вакуум на Западе, образовавшийся в результате падения Римской империи.Внутренние распри, гражданские войны и территориальные споры могли бы быть более частыми и жестокими, если бы система личных, связывающих отношений не связала людей в каждом регионе. Конечно, феодализм принес с собой свою собственную форму гонки вооружений на Западе и, конечно же, включил свою собственную форму кровопролития, но децентрализованный порядок, который он принес на Запад, был намного лучше, чем хаос, который мог бы воцариться.

Локализованный характер системы также обеспечил определенную естественную защиту поместья.Как почти самодостаточная единица, поместье содержало тех, кто в нем жил; они могут быть отрезаны от контактов с другими из-за распространения боевых действий или болезней и выжить. В эпоху спорадических боевых действий и жестоких эпидемий поместье было защитной гаванью для многих людей.

Этот орден на Западе развил симбиотические отношения с церковным институтом, временами полагаясь на него в своей инфраструктуре, иногда конкурируя с ним за власть, а иногда даже помогая сохранить свою внутреннюю иерархию.Такие отношения позволили таким группам, как монахи и монахини монашеских орденов, сосредоточить свою энергию на обучении и образовании. Многие из классических произведений античности сохранились благодаря работе монахов, которые переводили и защищали копии текстов. Без этих усилий современная цивилизация потеряла бы большую часть классических знаний греков и римлян, в том числе.

Кодекс рыцарства, выросший на поддержке феодальной системы и в гармонии с ней, также породил культурный ренессанс в Средневековье.Монархи, такие как Элеонора Аквитанская, были вдохновлены ценностями мужества, верности и придворной любви, и они поддерживали художников, писателей и поэтов, превозносивших рыцарские добродетели. Публиковались и чествовали женщин-авторов и художников, а новые герои истории и художественной литературы становились больше, чем жизнь. Феодальная эпоха породила, среди прочего, легенды о короле Артуре и оставила неизгладимый след в воображении Запада.

Таким образом, феодализм предоставил важные возможности для грамотной элиты.Однако это также обеспечило новую защиту менее образованным. Хотя лорды по-прежнему осуществляли большой контроль - и, в чужих руках, даже тиранию - против низших лиц в феодальной иерархии, крепостных, которые обрабатывали землю, эти крестьяне пользовались большей защитой прав в рамках феодальной системы, чем где-либо еще. Например, римская система признавала человеческое рабство и предполагала, что некоторые классы людей практически не будут претендовать на определенные базовые стандарты жизни. Однако поместная система феодализма предусматривала суды для разрешения споров и даже примитивную форму страхования от неурожая, болезней и других бедствий.Крепостные имели обязанности перед своими сеньорами, но взамен сеньоры также имели определенные обязанности по отношению к крепостным. Эта система не была идеальной, но она представляла собой эволюцию концепции прав личности.

Слабости

Исторически феодализм имел и свои отрицательные черты. Внутри он нес семена собственного разрушения на Западе и в других местах. Лорды - или, в зависимости от места, церковь, князья или бароны - стали могущественными феодальными землевладельцами, которые во многих обстоятельствах изменили феодальные правила, чтобы сконцентрировать больше богатства и власти в своем классе.По мере роста статуса этих групп они угрожали авторитету тех, кто их возглавлял. Монархи ответили попыткой вернуть власть на свою сторону и централизовать власть в себе. Эта внутренняя нестабильность феодальной системы нарушила баланс, на который опиралась феодальная пирамида, и в конечном итоге привела к возникновению национального государства и могущественных деспотов, которые правили ими.

Более того, рост городов поставил под угрозу саму ткань феодализма. Усадебная система с ее местной экономикой сельского хозяйства и производства привела к возникновению города, в котором ремесленники-специалисты занимались своей торговлей и в конечном итоге стали финансово независимыми.Как и сами усадьбы, эти города переросли в частичную самодостаточность. Благодаря свободе, деньгам и достижениям горожане сформировали новый средний класс, который почему-то не вписывался в традиционную иерархическую структуру феодальной пирамиды. Были горожане лордами или вассалами? Перед кем они были обязаны? Конечно, большинство горожан подпадали под власть монарха, но это указывало на отношения суверен / подданный, не обязательно на отношения господина / вассала. В некотором смысле города переросли феодальную систему и помогли подняться могущественным монархиям.

Феодализм тоже имел внешнюю слабость. Та же децентрализация, которая давала преимущества в то время, также означала, что феодальные земли были уязвимы для атак извне. С частными армиями, прикрепленными к лордам и их поместьям, а также с трудностями в общении, отнимающими много времени, феодальные земли сталкивались с крайними трудностями при попытке оказать скоординированное сопротивление нападавшим. В Европе вторжения с севера, востока и юга способствовали падению феодализма. Локальность системы позволила легко разделить и завоевать ее земли.

ОСНОВНЫЕ НАПИСАНИЯ:

Феодализм в художественной литературе

Две награды Nebula и две награды Locus в ее активе - не говоря уже о большем количестве наград Hugo за романы, чем любой автор, кроме покойного Роберта А. Хайнлайна, - знаменитая Лоис Макмастер Буджолд - одна из величайших литературных историй успеха наших дней. Она открыла новые горизонты для женщин-писателей-фантастов и, в процессе, привнесла в военную фантастику и космическую оперу новую чувственность и респектабельность двадцать первого века.

Буджольд впервые взялась за перо в 1969 году как автор фан-фантастики Star Trek . Затем она полюбила героев собственного сочинения. В 1985 году Баэн купила свои первые три романа, действие которых происходит во вселенной Форкосигана, и так родился современный эпос. Примечательно, что отмеченные наградами романы о Форкосигане предлагают широко известный и подробный анализ феодального общества.

Романы о Форкосигане исследуют планету Барраяр. Хотя культура планеты отражает русско-германское общество, феодализм планеты на практике представляет собой более английскую модель.Этот феодализм представляет собой передачу политики, специальную систему, заполняющую пустоту, оставленную другим образом жизни; Барраяр, внезапно отрезанный от других планет, переживал темные века, точно так же, как Англия пережила большие перемены после падения Рима. Сюжетные линии Буджольда исследуют ценности рыцарского кодекса и иерархию феодальной пирамиды в отличие от модели либеральной демократии двадцать первого века, известной как Бета-колония.

Хотя Буджольд заключает, что феодализм как политическая система является примитивным во многих отношениях, особенно в его милитаристских и антифеминистских тенденциях, она также видит аспекты, которыми можно восхищаться, включая упор на индивидуальную и семейную честь и взаимные обязанности, связывающие лорда с вассалом.В серии своих романов, в том числе «Осколки чести» и «Гражданская кампания» , Буджольд подчеркивает свое восхищение личным правосудием феодального двора. Многие исторические тексты имеют дело с конкретным контекстом феодализма прошлого, но использование Буджольдом художественной литературы для изучения феодализма предлагает уникальный взгляд на эту тему.

Конечно, если судить о феодализме неисторически, одна из наиболее очевидных критических замечаний, с которыми он столкнется, - это его исключительный характер. За исключением некоторых аспектов рыцарского кодекса, феодализм применялся только к мужчинам.С женщинами обращались как с собственностью, а не как с собственниками. В уравнении господина и вассала, начальника и зависимого женщины вообще не учитывались. Однако в контексте истории эта исключительность не более удивительна, чем классовое сознание, пронизывающее систему. В Римской империи и в других местах к женщинам часто относились с одинаковой степенью политического увольнения. Однако стоит отметить, что феодальная эпоха дала несколько потрясающих примеров женщин, занимающих влиятельные и престижные должности, в том числе таких правителей, как Элеонора Аквитанская, таких авторов, как Мария де Франс и Кристин де Пизан, и даже важных вымышленных персонажей. такие как Гвиневра и Морган из артуровского романа - не обязательно лестные образы женственности, но, безусловно, мощные.Более того, рыцарский кодекс обеспечивал защиту, если не равенство, женщинам, если их рождение было отчасти благородным. Несмотря на эти небольшие улучшения, сила феодализма заключалась не в его инклюзивности.

Теория договоров

Помимо исторического контекста, феодализм как теория имел сильные и слабые стороны. Возможно, его самый большой вклад - это формулировка теории контрактов. Феодалы и вассалы несли друг перед другом обязанности и ответственность. Со временем это стало понятным, и каждая из сторон имела право предъявить иски против другой, если договор не был соблюден.Этот принцип остался в общем праве и не только управлял отдельными людьми, но также распространился на компактную теорию правительства - идею о том, что правительство - это договор между губернаторами и управляемыми, - что сделало возможной разработку конституции Великобритании и писаную конституцию Великобритании. Соединенные Штаты. По иронии судьбы для системы, в которой веками отсутствовала формальная письменная политическая теория, феодализм оказал ключевое и прочное влияние на современную политическую и правовую мысль.

Децентрализация

Другим аспектом феодализма, который давал как положительные, так и отрицательные стороны, был тот факт, что децентрализованный спонтанный порядок позволял иерархиям существовать из-за интенсивного личного характера вовлеченных отношений.Вассалы не присягали символу; они вложили свои руки в руки своих господ и посмотрели им в глаза. Призывы к лояльности, чести и личной репутации, необходимые для обеспечения выполнения обеими сторонами своих обязательств, с гораздо большей вероятностью были мотивирующими факторами, когда участники действительно знали друг друга. Благодаря встроенному персонализированному процессу система просуществовала столько же, сколько и существовала.

Более того, децентрализация феодализма означала, что каждое поместье и его двор могли адаптировать социальные и правовые традиции к конкретным потребностям вовлеченных людей.Региональные предпочтения в отношении поведения и религии сохранились, потому что на всем континенте не было общего внешнего закона. Эта неформальная, органичная система упорядочила процессы и способствовала самоокупаемости поместья. Так же, как социальные и правовые традиции были разбросаны, были разбросаны и военнослужащие. Децентрализация вооруженных сил означала, что организованная опустошительная война была очень сложной и дорогостоящей. Несмотря на крестовые походы, это отсутствие единства означало, что крупномасштабное насилие было менее распространено при феодальной системе, чем при великих монархиях.

Конкурирующие правовые системы и частные армии феодализма действительно затрудняли распространение национализма по всей Европе. Когда феодальная эпоха находилась в упадке, перед монархами стояла огромная задача стандартизации закона, консолидации вооруженных сил и построения гладких линий связи. Образовавшиеся национальные государства приобрели множество возможностей - последовательную политику, исследования, дипломатию и т. Д. - но потеряли личные отношения, индивидуальные правовые прецеденты и, в некоторых случаях, личную свободу, которой пользовалась феодальная система.Возвышение великих монархов сделало возможными широкомасштабные технологические и научные достижения, но также сделало широкомасштабные преследования и войны в равной степени жизнеспособными. Возросшая стабильность национальных государств была куплена ценой свободы, которой пользовалась более местная и неформальная природа феодализма.

Теоретически феодализм трудно изолировать. Какой образ феодализма лучше всего? Поместный двор? Круглый стол? Самурай ? Провинциализм французских крепостных или расточительность немецких князей? Адаптивность феодализма, его способность показывать разные лица в разное время и в разных местах делают его изучение уникальной задачей.Эта адаптивность позволила феодализму просуществовать более 1500 лет.

  • Каким образом легенды о короле Артуре укрепляют принципы феодализма?
  • Подумайте, что означало для Англии норманнское завоевание. Помог ли Вильгельм Завоеватель или повредил делу феодализма? Объяснять.
  • Исследуй путь рыцарей и самураев. Как код рыцарства в Европе сравнивался с кодом bushido в Японии?
  • Может ли феодализм существовать в несельскохозяйственном обществе? Почему или почему нет?

Источники

Барбер, Ричард, изд. Легенды о короле Артуре: иллюстрированная антология. Рочестер: The Boydell Press, 1979.

Гобелен из Байе. Доступно на http://www.hastings1066.com/.

Бернар Клервоский. «Письмо Папе Евгению III». В Кэри Дж. Недерман и Кейт Лэнгдон Форхан, ред. чтения по средневековой политической теории, 1100–1400. Индианаполис: Хакетт, 1993, 21–23.

Кавендиш, Маршалл, изд. Все о рыцарях. Лондон: Children's Books Limited, 1981.

Ganshof, F. L. Феодализм. 3-е английское изд. Нью-Йорк: Harper Torchbooks, 1964.

Daidoji, Yuzan. Кодекс самураев: современный перевод бусидо сёсинсу. Charles E. Tuttle Co., 1999.

Hicks, Michael. Ублюдочный феодализм. Нью-Йорк: Лонгман, 1995.

Хойт, Роберт С. Хойт. Феодальные институты: причина или следствие децентрализации. Нью-Йорк: Холт, Райнхарт и Уинстон, 1961.

Джон Солсберийский.« Metalogicon и Policraticus ». В Кэри Дж. Недерман и Кейт Лэнгдон Форхан, ред. чтения по средневековой политической теории, 1100–1400. Индианаполис: Хакетт, 1993, 26–60.

Джапп, Кеннет. «Европейский феодализм от его возникновения до упадка», Американский журнал экономики и социологии. 59: 5 (декабрь 2000 г.).

Лейнванд, Джеральд. Конкурс всемирной истории. Энглвуд Клиффс, Нью-Джерси: Прентис Холл, 1990.

Великая хартия вольностей. Доступно на http://www.7cs.com/Magna.html.

Мари де Франс. «Басня о человеке, его животе и членах». В Кэри Дж. Недерман и Кейт Лэнгдон Форхан, ред. чтения по средневековой политической теории, 1100–1400. Индианаполис: Хакетт, 1993, 24–25.

Миллер, Дэвид, изд. Энциклопедия политической мысли Блэквелла. Кембридж, Блэквелл, 1991.

Недерман, Кэри Дж. И Кейт Лэнгдон Форхан, ред. чтения по средневековой политической теории, 1100–1400. Indianapolis: Hackett, 1993.

Reynolds, Susan. Феодалы и вассалы: новое толкование средневековых свидетельств. Oxford: Oxford University Press, 1994.

Рейтер, Тимоти, Крис Уикхэм и Томас Н. Биссон. «Дебаты:« Феодальная революция ». Прошлое и настоящее. 155 (май 1997 г.).

Страйер, Джозеф Р. Феодализм. Переиздание. Малабар, Флорида: Роберт Э. Кригер, 1987.

Вильгельм, Джеймс Дж. И Лейла Замуэлис Гросс. Романс Артура. New York: Garland Publishing, Inc., 1984.

Дополнительная литература

Барбер, Ричард. Рыцарь и рыцарство. Рочестер: Boydell & Brewer, 1996. В этой книге исследуется кодекс рыцарства и уникальное положение рыцаря в феодальной системе.

Браун, Р. Аллен. Норманны и норманнское завоевание. Рочестер: Boydell & Brewer, 1994. Эта работа исследует историю и влияние одного из основополагающих событий феодальной эпохи - Норманнского завоевания.

Кантор, Норман, изд. Энциклопедия средневековья. New York: Viking Press, 1999. На этом ресурсе собрана информация о людях, местах и ​​событиях средневековья, в том числе об основных фигурах и составляющих феодализма.

Джеффри Монмутский, История королей Британии . Перепечатное издание. Нью-Йорк: Пингвин, 1981. В этой книге представлена ​​легенда, поддерживающая как традицию Артура, так и кодекс рыцарства.

Тотман, Конрад. Токугава Иэясу: Сёгун. Торранс, Калифорния: Heian International Publishing, 1988. В этой работе исследуется важнейшая фигура японского феодализма.

Капитализм, национализм

страница не найдена - Williams College

'62 Центр театра и танца, 62 Центр
касса 597-2425
Магазин костюмов 597-3373
Менеджер мероприятий / Помощник менеджера 597-4808 597-4815 факс
Производство 597-4474 факс
Магазин сцен 597-2439
'68 Центр карьерного роста, Мирс 597-2311 597-4078 факс
Academic Resources, Парески 597-4672 597-4959 факс
Служба поддержки инвалидов, Парески 597-4672
Прием, Вестон-холл 597-2211 597-4052 факс
Программа позитивных действий, Хопкинс-холл, 597-4376
Africana Studies, Hollander 597-2242 597-4222 факс
Американские исследования, Шапиро 597-2074 597-4620 факс
Антропология и социология, Холландер 597-2076 597-4305 факс
Архивы и специальные коллекции, Sawyer 597-4200 597-2929 факс
Читальный зал 597-4200
Искусство (История, студия), Spencer Studio Art / Lawrence 597-3578 597-3693 факс
Архитектурная студия, Spencer Studio Art 597-3134
Фотография Студия, Spencer Studio Art 597-2030
Printmaking Studio, Spencer Studio Art 597-2496
Скульптурная студия, Spencer Studio Art 597-3101
Senior Studio, Spencer Studio Art 597-3224
Видео / фотостудия, Spencer Studio Art 597-3193
Asian Studies, Hollander 597-2391 597-3028 факс
Астрономия / Астрофизика, Thompson Physics 597-2482 597-3200 факс
Департамент легкой атлетики, физическое воспитание, отдых, Ласелл 597-2366 597-4272 факс
Спортивный директор 597-3511
Boat House, Озеро Онота 443-9851
Автобусы 597-2366
Фитнес-центр 597-3182
Hockey Rink Ice Line, Lansing Chapman 597-2433
Intramurals, Атлетический центр Чандлера 597-3321
Физическое воспитание 597-2141
Pool Wet Line, Атлетический центр Чандлера 597-2419
Sports Information, Hopkins Hall 597-4982 597-4158 факс
Спортивная медицина 597-2493 597-3052 факс
Площадки для игры в сквош 597-2485
Поле для гольфа Taconic 458-3997
Биохимия и молекулярная биология, Thompson Biology 597-2126
Биоинформатика, геномика и протеомика, Бронфман 597-2124
Биология, Thompson Biology 597-2126 597-3495 факс
Охрана и безопасность кампуса, Хопкинс-холл 597-4444 597-3512 факс
Карты доступа / системы сигнализации 597-4970 / 4033
Служба сопровождения, Хопкинс-холл 597-4400
Офицеры и диспетчеры 597-4444
Секретарь, удостоверения личности 597-4343
Коммутатор 597-3131
Центр развития творческого сообщества, 66 Stetson Court 884-0093
Центр экономики развития, 1065 Main St 597-2148 597-4076 факс
Компьютерный зал 597-2522
Вестибюль 597-4383
Центр экологических исследований, класс 1966 г. Экологический центр 597-2346 597-3489 факс
Лаборатория экологических наук, Морли 597-2380
Экологические исследования 597-2346
Лаборатория ГИС 597-3183
Центр иностранных языков, литератур и культур, Холландер 597-2391 597-3028 факс
Арабские исследования, Холландер 597-2391 597-3028 факс
Сравнительная литература, Холландер 597-2391
Критические языки, Hollander 597-2391 597-3028 факс
лингафонный кабинет 597-3260
Русский, Холландер 597-2391
Центр обучения в действии, Brooks House 597-4588 597-3090 факс
Библиотека редких книг Чапина, Сойер 597-2462 597-2929 факс
Читальный зал 597-4200
Офис капелланов, Парески 597-2483 597-3955 факс
Еврейский религиозный центр, 24 Stetson Court 597-2483
Мусульманская молельная комната, часовня Томпсона (нижний уровень) 597-2483
Католическая часовня Ньюмана, часовня Томпсона (нижний уровень) 597-2483
Химия, Thompson Chemistry 597-2323 597-4150 факс
Классика (греческий и латинский), Hollander 597-2242 597-4222 факс
Когнитивная наука, Бронфман 597-4594
Маршал колледжа, Thompson Physics 597-2008
Отношения с колледжем 597-4057
Программа 25-го воссоединения, Фогт 597-4208 597-4039 факс
Программа 50-го воссоединения, Фогт 597-4284 597-4039 факс
Операции по продвижению, Мирс-Вест 597-4154 597-4333 факс
Мероприятия для выпускников, Vogt 597-4146 597-4548 факс
Фонд выпускников 597-4153 597-4036 факс
Связи с выпускниками, Мирс-Уэст 597-4151 597-4178 факс
Почтовые службы для выпускников / разработчиков, Мирс-Уэст 597-4369
Разработка, Vogt 597-4256
Отношения с донорами, Vogt 597-3234 597-4039 факс
Офис по планированию подарков, Vogt 597-3538 597-4039 факс
Офис грантов, Мирс-Уэст 597-4025 597-4333 факс
Программа крупных подарков, Vogt 597-4256 597-4548 факс
Фонд родителей, Фогт 597-4357 597-4036 факс
Prospect Management & Research, Мирс 597-4119 597-4178 факс
Начало занятий и академические мероприятия, Jesup 597-2347 597-4435 факс
Communications, Hopkins Hall 597-4277 597-4158 факс
Sports Information, Hopkins Hall 597-4982 597-4158 факс
Веб-команда, Саутвортская школа
Williams Magazines (ранее Alumni Review), Hopkins Hall 597-4278
Компьютерные науки, Thompson Chemistry 597-3218 597-4250 факс
Conferences & Events, Парески 597-2591 597-4748 факс
Запросы Elm Tree House, Mt.Надежда Ферма 597-2591
Офис контролера, Хопкинс-холл 597-4412 597-4404 факс
Счета к оплате и ввод данных, Хопкинс-холл 597-4453
Bursar & Cash Receipts, Hopkins Hall 597-4396
Financial Information Systems, Hopkins Hall 597-4023
Purchasing Cards, Hopkins Hall 597-4413
Студенческие ссуды, Хопкинс-холл 597-4683
Dance, 62 Центр 597-2410
Центр Дэвиса (ранее Мультикультурный центр), Дженнесс 597-3340 597-3456 факс
Харди Хаус 597-2129
Jenness House 597-3344
Райс Хаус 597-2453
Декан колледжа, Хопкинс-холл 597-4171 597-3507 факс
Декан факультета Хопкинс Холл 597-4351 597-3553 факс
Столовая, капельницы 597-2121 597-4618 факс
'82 Гриль, Парески 597-4585
Булочная, Парески 597-4511
Общественное питание, факультет 597-2452
Driscoll Dining Hall, Дрисколл 597-2238
Eco Café, Научный центр 597-2383
Grab 'n Go, Парески 597-4398
Lee Snack Bar, Парески 597-3487
Обеденный зал Mission Park, Mission Park 597-2281
Whitmans ', Paresky 597-2889
Экономика, Шапиро 597-2476 597-4045 факс
Английский, Холландер 597-2114 597-4032 факс
Сооружения, здание служебного помещения 597-2301
College Car Request 597-2302
Скорая помощь вечером / в выходные дни 597-4444
Запросы на работу производственных помещений 597-4141 факс
Особые мероприятия 597-4020
Кладовая 597-2143 597-4013 факс
Клуб преподавателей, Дом факультетов / Центр выпускников 597-2451 597-4722 факс
Бронирование 597-3089
Офис стипендий, Хопкинс-холл 597-3044 597-3507 факс
Financial Aid, Weston Hall 597-4181 597-2999 факс
Geosciences, Clark Hall 597-2221 597-4116 факс
Немецко-русский, Hollander 597-2391 597-3028 факс
Global Studies, Hollander 597-2247
Программа магистратуры по истории искусств, Кларк 458-2317 факс
Службы здравоохранения и хорошего самочувствия, Thompson Ctr Health 597-2206 597-2982 факс
Санитарное просвещение 597-3013
Услуги интегративного благополучия (консультирование) 597-2353
Чрезвычайные ситуации с опасностью для жизни Позвоните 911
Медицинские услуги 597-2206
История, Холландер 597-2394 597-3673 факс
История науки, Бронфман 597-4116 факс
Хопкинс Форест 597-4353
Розенбург-центр 458-3080
Отдел кадров, B&L Building 597-2681 597-3516 факс
Услуги няни, корпус B&L 597-4587
Льготы 597-4355
Программа помощи сотрудникам 800-828-6025
Занятость 597-2681
Заработная плата 597-4162
Ресурсы для супруга / партнера 597-4587
Занятость студентов 597-4568
Weather Line (ICEY) 597-4239
Humanities, Schapiro 597-2076
Информационные технологии, Jesup 597-2094 597-4103 факс
Пакеты для чтения курса, Drop Box для офисных услуг 597-4090
Центр аренды оборудования, Додд Приложение 597-4091
Служба поддержки преподавателей / сотрудников, [электронная почта] 597-4090
Медиа-сервисы и справочная информация в классе 597-2112
Служба поддержки студентов, [электронная почта] 597-3088
Телекоммуникации / телефоны 597-4090
Междисциплинарные исследования, Hollander 597-2552
Международное образование и учеба, Хопкинс-холл 597-4262 597-3507 факс
Инвестиционный офис, Хопкинс Холл 597-4447
Бостонский офис 617-502-2400 617-426-5784 факс
Еврейские исследования, Мазер 597-3539
Справедливость и закон, Холландер 597-2102
Latina / o Studies, Hollander 597-2242 597-4222 факс
Исследования лидерства, Шапиро 597-2074 597-4620 факс
Морские исследования, Бронфман 597-2297
Математика и статистика, Bascom 597-2438 597-4061 факс
Музыка, Бернхард 597-2127 597-3100 факс
Concertline (записанная информация) 597-3146
Неврология, Thompson Biology 597-4107 597-2085 факс
Окли Центр, Окли 597-2177 597-4126 факс
Управление институционального разнообразия и справедливости, Хопкинс-холл 597-4376 597-4015 факс
Управление счетов студентов, Хопкинс-холл 597-4396 597-4404 факс
Исследования эффективности, Центр 62 597-4366
Философия, Шапиро 597-2074 597-4620 факс
Физика, Thompson Physics 597-2482 597-4116 факс
Планетарий / Обсерватория Хопкинса 597-3030
Театр Old Hopkins Observatory 597-4828
Бронирование 597-2188
Политическая экономия, Шапиро 597-2327
Политология, Шапиро 597-2168 597-4194 факс
Офис президента, Хопкинс-холл 597-4233 597-4015 факс
Дом президента 597-2388 597-4848 факс
Услуги печати / почты для преподавателей / сотрудников, '37 House 597-2022
Программа обучения, Бронфман 597-4522 597-2085 факс
Офис Провоста, Хопкинс Холл 597-4352 597-3553 факс
Психология, психологические кабинеты и лаборатории 597-2441 597-2085 факс
Недвижимость, B&L Building 597-2195 / 4238 597-5031 факс
Ипотека для преподавателей / сотрудников 597-4238
Аренда жилья для преподавателей / сотрудников 597-2195
Офис регистратора, Хопкинс Холл 597-4286 597-4010 факс
Религия, Холландер 597-2076 597-4222 факс
Romance Languages, Hollander 597-2391 597-3028 факс
Планировщик помещений 597-2555
Соответствие требованиям безопасности и охраны окружающей среды, класс ’37 Дом 597-3003
Библиотека Сойера, Сойер 597-2501 597-4106 факс
Службы доступа 597-2501
Приобретения / Серийные номера 597-2506
Службы каталогизации / метаданных 597-2507
Межбиблиотечный абонемент 597-2005 597-2478 факс
Исследовательские и справочные службы 597-2515
Стеллаж 597-4955 597-4948 факс
Системы 597-2084
Научная библиотека Шоу, Научный центр 597-4500 597-4600 факс
Исследования в области науки и технологий, Бронфман 597-2239
Научный центр, Бронфман 597-4116 факс
Магазин электроники 597-2205
Машинно-модельный цех 597-2230
Безопасность 597-4444
Специальные академические программы, Харди 597-3747 597-4530 факс
Sports Information, Hopkins Hall 597-4982 597-4158 факс
Студенческая жизнь, Парески 597-4747
Планировщик помещений 597-2555
Управление студенческими центрами 597-4191
Организация студенческих мероприятий 597-2546
Студенческий дом, Парески 597-2555
Вовлеченность студентов 597-4749
Программы проживания для старших классов 597-4625
Студенческая почта, Парески, офис 597-2150
Устойчивое развитие / Центр Зилха, Харпер 597-4462
Коммутатор, Хопкинс Холл 597-3131
Книжный магазин Уильямса 458-8071 458-0249 факс
Театр, 62 Центр 597-2342 597-4170 факс
Trust & Estate Administration, Sears House 597-4259
Учебники 597-2580
вице-президент по кампусной жизни, Хопкинс-холл, 597-2044 597-3996 факс
Вице-президент по связям с колледжем, Мирс 597-4057 597-4178 факс
Вице-президент по финансам и администрированию, Hopkins Hall 597-4421 597-4192 факс
Центр визуальных ресурсов, Лоуренс 597-2015 597-3498 факс
Детский центр Williams College, Детский центр Williams 597-4008 597-4889 факс
Музей искусств колледжа Уильямс (WCMA), Лоуренс 597-2429 597-5000 факс
Подготовка музея 597-2426
Служба безопасности музея 597-2376
Музейный магазин 597-3233
Уильямс Интернэшнл 597-2161
Уильямс Outing Club, Парески 597-2317
Оборудование / стол для студентов 597-4784
Проект Уильямса по экономике высшего образования, Мирс-Вест 597-2192
Williams Record, Парески 597-2400 597-2450 факс
Программа Уильямса-Эксетера в Оксфорде, Оксфордский университет 011-44-1865-512345
Программа Williams-Mystic, Mystic Seaport Museum 860-572-5359 860-572-5329 факс
Исследования женщин, гендера и сексуальности, Schapiro 597-3143 597-4620 факс
Написание программ, Hopkins Hall 597-4615
Центр экологических инициатив «Зилха», Харпер 597-4462

Сравнение японского и европейского крепостничества

Хотя Япония и Европа не имели прямого контакта друг с другом в период средневековья и раннего Нового времени, они независимо друг от друга разработали очень похожие классовые системы, известные как феодализм.Феодализм был чем-то большим, чем отважные рыцари и героические самураи - это был образ жизни, полный неравенства, бедности и насилия.

Что такое феодализм?

Великий французский историк Марк Блох определил феодализм как:

"Подчиненное крестьянство; повсеместное использование служебного помещения (т. Е. Феодального владения) вместо жалованья ...; превосходство класса специализированных воинов; узы повиновения и защиты, которые связывают человека с человеком ...; [и] раздробленность авторитета - неизбежно ведущего к беспорядку."

Другими словами, крестьяне или крепостные привязаны к земле и работают для защиты, предоставляемой помещиком плюс часть урожая, а не ради денег. Воины доминируют в обществе и связаны кодексами послушания и этики. Нет сильного центрального правительства; вместо этого лорды меньших земельных владений контролируют воинов и крестьян, но эти лорды обязаны подчиняться (по крайней мере, теоретически) далекому и относительно слабому герцогу, королю или императору.

Феодальные эпохи в Японии и Европе

Феодализм прочно утвердился в Европе к 800-м годам нашей эры, но появился в Японии только в 1100-х годах, когда период Хэйан подошел к концу и к власти пришел сёгунат Камакура.

Европейский феодализм вымер с ростом более сильных политических государств в 16 веке, но японский феодализм продержался до Реставрации Мэйдзи 1868 года.

Иерархия классов

Феодальные японские и европейские общества были построены по системе наследственных классов. На вершине стояли дворяне, за ними следовали воины, а внизу - фермеры-арендаторы или крепостные. Социальная мобильность была очень низкой; дети крестьян стали крестьянами, а дети лордов стали лордами и дамами.(Одним из заметных исключений из этого правила в Японии был Тоётоми Хидэёси, сын фермера, который поднялся и стал править страной.)

И в феодальной Японии, и в Европе постоянные войны сделали воинов самым важным классом. Называемые рыцарями в Европе и самураями в Японии, воины служили местным лордам. В обоих случаях воины были связаны этическим кодексом. Рыцари должны были соответствовать концепции рыцарства, в то время как самураи были связаны заповедями бусидо, «путем воина»."

Война и вооружение

И рыцари, и самураи ездили в бой на лошадях, использовали мечи и носили доспехи. Европейские доспехи обычно были цельнометаллическими, из кольчужных или пластинчатых металлов. Японские доспехи состояли из лакированной кожи или металлических пластин с шелковыми или металлическими переплетами.

Европейские рыцари были почти обездвижены своими доспехами, нуждаясь в помощи, чтобы сесть на лошадей; оттуда они просто попытаются сбить своих противников с их верховых животных. Самураи, напротив, носили легкие доспехи, которые обеспечивали скорость и маневренность за счет гораздо меньшей защиты.

Феодалы в Европе строили каменные замки, чтобы защитить себя и своих вассалов в случае нападения. Японские лорды, известные как даймё, также строили замки, хотя замки в Японии были сделаны из дерева, а не из камня.

Моральные и правовые основы

Японский феодализм был основан на идеях китайского философа Конга Цю или Конфуция (551–479 до н.э.). Конфуций подчеркивал мораль и сыновнее почтение или уважение к старшим и другим начальникам. В Японии моральным долгом даймё и самураев было защищать крестьян и сельских жителей своего региона.Взамен крестьяне и сельские жители были обязаны чтить воинов и платить им налоги.

Вместо этого европейский феодализм был основан на римских имперских законах и обычаях, дополненных германскими традициями и поддержанных авторитетом католической церкви. Отношения между лордом и его вассалами рассматривались как договорные; лорды предлагали оплату и защиту, за что вассалы предлагали полную лояльность.

Землевладение и экономика

Ключевым отличительным фактором между двумя системами было владение землей.Европейские рыцари получили землю от своих лордов в качестве платы за военную службу; у них был прямой контроль над крепостными, которые обрабатывали эту землю. Напротив, японские самураи не владели землей. Вместо этого даймё использовали часть своего дохода от налогообложения крестьян, чтобы обеспечить самураям зарплату, обычно выплачиваемую рисом.

Роль пола

Самураи и рыцари различались по нескольким другим параметрам, в том числе по гендерному взаимодействию. Например, женщины-самураи должны были быть сильными, как мужчины, и не дрогнуть перед смертью.Европейские женщины считались хрупкими цветами, которых приходилось защищать рыцари-рыцари.

Кроме того, самураи должны были быть культурными и артистичными, уметь сочинять стихи или писать красивую каллиграфию. Рыцари, как правило, были неграмотными и, вероятно, презирали бы такое времяпрепровождение в пользу охоты или рыцарских поединков.

Философия смерти

Рыцари и самураи подходили к смерти по-разному. Рыцари были связаны католическим христианским законом против самоубийства и стремились избежать смерти.Самураи, с другой стороны, не имели религиозных причин избегать смерти и покончили жизнь самоубийством перед лицом поражения, чтобы сохранить свою честь. Этот ритуал самоубийства известен как сэппуку (или «харакири»).

Заключение

Хотя феодализм в Японии и Европе исчез, некоторые его следы остались. Монархии сохраняются как в Японии, так и в некоторых европейских странах, хотя и в конституционной или церемониальной формах. Рыцари и самураи были отнесены к социальным ролям и почетным титулам.Классовое социально-экономическое разделение сохраняется, хотя и близко не так сильно.

Что такое феодализм | Факты, Резюме, Происхождение, Рост и Упадок

Основные факты и резюме

  • Феодализм был политической, экономической и социальной системой, утвердившейся в Западной Европе с империей Каролингов (IX век) и со смертью Карла Великого.
  • Официальная отмена феодализма произошла в 1806 году Наполеоном Бонапартом, более чем через три столетия после окончания средневековья.
  • Феодальная система берет свое начало в двух древних и похожих традициях - германской и римской.

Истоки

Узы взаимной лояльности между лордом и вассалом, которые составляли такую ​​важную часть средневекового феодализма, по-видимому, произошли от немецкого comitatus , описанного Тацитом, группы свободных воинов, связанных с выдающимся лидером в равной и равноправной среде. почетный дееспособный статус. Соратники последовали за своим вождем в битву, поклявшись сражаться до смерти, чтобы поддержать его.В свою очередь, вождь заботился об их благополучии, руководил ими, давал пищу, кров и развлечения в мирное время. Римлянам давно была известна подобная система, когда клиенты считали себя могущественным покровителем, отдавая личную преданность взамен на пропитание и защиту. Но это подразумевало определенно низший статус со стороны клиента и, таким образом, отличался от благородных вассальных отношений, которые стали частью феодализма.

Во время экономического и политического упадка поздней Римской империи клиентура часто была связана с владением землей.Мелкие фермеры считали невозможным конкурировать с крупными поместьями, и многие хвалили себя могущественным землевладельцам, отказываясь от своих земель и получая обратно право пользования ими под защитой лордов. Эти отношения, вероятно, продолжились после использования германскими королевствами на руинах Римской империи на западе. В преимущественно аграрной экономике права на землю стали основой богатства и власти. Личная связь между господином и человеком, известная как вассальность, все больше и больше ассоциировалась с правами на землю, именуемыми феодальным владением.Римские и тевтонские предшественники феодализма слились в этот период, но есть вероятность, что постримский, более почетный статус вассалов должен был исходить от тевтонского comitatus .

Этапы развития

Важный шаг к феодализму был сделан франкским королем Карлом Мартелем в VIII веке, создав множество военных феодальных владений из земель, отобранных им у церкви.

Их держатели стали его вассалами и, таким образом, получили возможность поддерживать себя в качестве конных и хорошо вооруженных воинов в войне против мусульман из Испании.Частные юрисдикции возникли, когда ранние франкские правители предоставили неприкосновенность различным монастырям и мирянам, из-за чего королевские чиновники были изгнаны из их земель. Таким образом, владыка земли приступил к выполнению общественных функций по сбору налогов, суду над своими арендаторами и вассалами и вызову воинов.

Упадок королевской власти

Процессы ускорились во время распада Каролингской империи в IX веке, когда люди тщетно искали защиты и лидерства в слабых центральных правительствах и вместо этого обращались к могущественным местным магнатам, становясь их вассалами и удерживая свои земли в качестве своих феодальных владений. .Идея королевского сана так и не исчезла полностью, но управление и отправление правосудия осуществлялось различными местными властями, имевшими связи с королем. Графы и другие королевские должностные лица брали в свои руки земли и власть, закрепленные за их офисами, а крупные землевладельцы повсюду узурпировали привилегии неприкосновенности. Короли согласились с этим, посчитав необходимым, в отсутствие денег для выплаты жалованья, предоставить феодальные владения и доходы и попытаться привязать своих владельцев к себе почтением.В свою очередь, королевские вассалы и церкви с иммунитетом передали часть своих земель и функций своим вассалам. Таким образом, продолжался процесс децентрализации, в результате которого различные полномочия государства были разделены между феодалами и церквями. Когда центральная власть стала еще слабее, местные власти стали практически независимыми князьями, правящими и отправляющими правосудие, и ведущими войны со своими феодальными армиями.

Феодальная система

Двумя основными институтами феодализма были вассальная власть и феодальное владение.Вассалитет был договорным соглашением между лордом и человеком, установленным церемонией почтения, в которой вассал преклонил колени, заложил руки между руками своего лорда и поклялся служить ему верой и правдой. Вассал был обязан своему господину лояльностью, послушанием, помощью, советом и придворной службой. Денежная помощь должна была выплачиваться в особых случаях, позже она ограничивалась посвящением в рыцари старшего сына лорда, женитьбой его старшей дочери и выплатой выкупа, если он попадет в плен. Прежде всего, вассал был обязан воинской повинностью своему господину, которая в конечном итоге была установлена ​​на сорок дней в году.Ему, возможно, придется снабдить нескольких рыцарей помимо себя, в зависимости от количества земель, которые он владел. Взамен лорд был обязан своей вассальной защитой и средствами к существованию.

Широкий рост

Средневековый феодализм возник, когда личные отношения, известные как вассалитет, были объединены с владением землями и правами, называемыми феодальным владением.

Земля не находилась в абсолютной собственности, но при условии, что определенные услуги должны быть оказаны в будущем, как описано в договорном соглашении, заключенном между лордом и вассалом.

Наследственный признак

Эти отношения продолжались только при жизни обеих сторон. Когда один из них умер, приходилось возобновлять акты почтения, посвящения и клятвы верности. Но вскоре вступил в силу принцип наследственности, так что сын обычно наследовал своему отцу в качестве вассала лорда и получал феодальное владение на тех же условиях, хотя от него требовалось уплатить денежную сумму, называемую пособием, в знак признания того факта, что феодальное владение принадлежало лорду.

Если новый вассал был несовершеннолетним, он становился опекой своего лорда, который управлял феодальным владением в своих интересах, пока мальчик не достиг совершеннолетия.Наследницы также были подопечными лорда, пока не вышли замуж; и лорды отстаивали право выбирать мужа, который стал бы их вассалами. Когда вассал умирал, не оставив наследников, феодальное владение передавалось (возвращалось) лорду как собственнику. Конфискация в пользу лорда наступила, когда вассал не смог выполнить свои обязательства, если лорд был достаточно могущественным, чтобы обеспечить его соблюдение.

Цепь благородства

Субинфеудация возникла, когда вассалы повторно передали часть своих феодальных владений мужчинам, которые затем владели верностью им, а не первоначальному лорду страны.Теоретически требовалось согласие сюзерена, но на практике было трудно отказать в нем. Этот процесс может повторяться несколько раз, поскольку суб-вассалы предоставляют своим людям феодальные владения. Таким образом, выросла цепочка земельной зависимости от короля, который теоретически был владыкой всей земли, через дворян, которые одновременно были и повелителями, и вассалами, и кончая простым рыцарем, у которого было феодальное владение и владыка, но не было. своих вассалов.

Однако это развитие осложнило цепочку личной зависимости.Когда феодальные владения стали отчуждаемыми и передаваемыми по наследству, вскоре несколько владений перешли к одному вассалу, который, таким образом, мог иметь обязательства перед несколькими лордами. Во Франции была предпринята попытка преодолеть эту трудность с помощью принципа сеньора почести одному сеньору, который был более обязательным, чем почести другим. Даже это стало запутанным, поскольку вассалы стали оказывать более чем одному сюзерену через процесс наследования или иным образом. Поскольку не существовало реального определения того, что представляет собой нарушение священной связи между господином и человеком, каждому из них было легко найти предлог, чтобы объявить его разорванным.Апелляция к силе была единственным лекарством, а частная война считалась привилегией феодальной знати. Вассалы начали рассматривать свои феодальные владения как наследственные владения, обремененные услугами и сборами, от которых они постоянно пытались ограничить или вовсе уклониться.

Таким образом, личные вассальные узы были ослаблены, и феодализм, который служил для сплочения общества, когда центральная власть почти исчезла, превратился в систему «организованной анархии».

Несмотря на усилия церкви по ограничению феодальных войн, мало что было достигнуто до тех пор, пока королевская власть не окрепла и король не стал национальным сувереном, способным обеспечивать правосудие, а не вершиной контрактной системы, к которой только великие арендаторы - в - Вождь, который держал свои земли перед ним, был в прямой лояльности.

Отклонение

Феодализм пришел в упадок с ростом городов и денежной экономики, когда земля перестала быть единственной важной формой богатства. С развитием новых методов ведения боя, в которых преобладающую роль играла пехота, вооруженная пикой и длинным луком, дворяне начали терять свое положение исключительного и привилегированного военного класса. Такие сражения, как Куртрей, Креси и Азенкур, показали, что день тяжеловооруженных рыцарей, сражавшихся на лошадях, прошел. Феодальная система стала анахронизмом в эпоху пороха и капитализма.В Англии, Франции и Испании королевская власть развивалась за счет дворянства. Англия была спасена от абсолютизма двух других стран благодаря сотрудничеству дворян и других классов и развитию парламента для ограничения монархии. Но прежде, чем могла развиться ограниченная, но эффективная монархия, короне было сначала необходимо сломить местные полномочия и стать сильной за счет расширения своего закона и своего административного аппарата. Феодализм был отменен в Англии в 1662 году, но его влияние на земельные законы сохраняется по сей день.

Библиография

[1.] Бин, J.M.W. (1968). Упадок английского феодализма, 1215–1540 гг. Блох, М. (1961). Феодальное общество. Тр. Лос-Анджелес

[2.] Манйон. Два тома. Чикаго: Издательство Чикагского университета.

[3] Окей Р. (1986). Восточная Европа 1740–1985: от феодализма к коммунизму. Рутледж.

[4] Рейнольдс С. (1994). Феодалы и вассалы: новое толкование средневековых свидетельств. Оксфорд: Издательство Оксфордского университета.

Источники изображений:

[1.] https://cdn-images-1.medium.com/max/1600/0*1-4r6FsQq84tLZfh

[2.] https://www.historyhit.com/wp-content/uploads/2016/10/Charles-Martel.jpg

[3.] https://upload.wikimedia.org/wikipedia/commons/7/7a/Bayeux_Tapestry_scene23_Harold_sacramentum_fecit_Willelmo_duci.jpg

[4.] https://upload.wikimedia.org/wikipedia/commons/2/21/Les_Tr%C3%A8s_Riches_Heures_du_duc_de_Berry_juin_haymaking.jpg

Обзор меняющегося положения женщин в российском обществе

Женщина не рождается, а становится женщиной.
- Симона де Бовуар

На протяжении всей истории роль женщин в обществе неоднократно менялась в зависимости от политических условий и дискурса с целью служения интересам власть имущих. Современная Россия вряд ли является исключением из этой общей тенденции. Патерналистское руководство Путина превозносит такие понятия, как мужественность, сила и мощь. Президент России пользуется большой популярностью благодаря успешному продвижению своей сексуальной привлекательности, а также недавнему имиджу заботливого отца русского народа.В то же время в последних российских политических нарративах все чаще изображается роль женщин как принадлежащих к домашней сфере, особенно в контексте очень низкого уровня рождаемости в последние два десятилетия. Права женщин в России подвергались дальнейшему подавлению авторитарным режимом Путина посредством ограничений закона об абортах, усиления государственного контроля и сокращения финансирования женских кризисных центров в соответствии с новыми законами об НПО, а также общего недоверия к термину «феминизм», который имел негативный оттенок в России еще со времен Брежнева или даже раньше.По мере ослабления защиты прав женщин и усиления авторитарного режима в России сопротивление гетеронормативности и неоконсервативным гендерным правилам становится более трудным, но, возможно, более необходимым, чем когда-либо прежде.

В данной статье делается попытка критически изучить положение женщин в России, опираясь на научную литературу. В нем утверждается, что женственность и феминизм - это социальные конструкции, которые в первую очередь определялись российской элитой и патриархами на протяжении всей истории страны.Следовательно, эти термины необходимо объяснять в контексте российского опыта эмансипации. С этой целью статья начинается с исторического обзора представлений о русской женственности и феминизме с 18 -го -го века до позднесоветской эпохи. Следующий раздел посвящен бурному переходному периоду и короткому моменту сексуальной революции и освобождения в 1990-х годах, когда был открыт дискурс о сексе, сексуальности и гендере. В-третьих, обсуждаются гендерные роли в путинской России, исследуются современные представления о мужественности и мужественности, а также различные политики, направленные на российский «женский вопрос».Наконец, в статье рассматриваются формы сопротивления гендерному режиму Путина и анализируется деятельность и влияние Pussy Riot на продвижение прав женщин и феминизма в России.

Краткая история роли женщин в России до распада СССР

Как отмечает один наблюдатель, «[ф] эминизм и женские движения в России были обусловлены исторически особыми обстоятельствами, которые повлияли на российское общество во всех сферах.[1] Действительно, концепция женственности в России со временем претерпела значительные изменения. Русский феминизм зародился в 18, -м, -м веке из-за ослабления ограничений в отношении образования и личной свободы женщин, навязанных Петром Великим, на который оказали влияние западное Просвещение и значительная роль женщин во Французской революции как символов свобода и демократия. [2] Некоторые аристократические женщины даже поднялись до очень влиятельных должностей, особенно Екатерина Великая.Другие вошли в сферу литературы и стали писателями и поэтами [3]. Тем не менее в феодальной России лишь очень небольшой процент женщин - только аристократические женщины - были достаточно привилегированными, чтобы извлекать пользу из этих ранних феминизмов; и даже в аристократических кругах роль женщин в дореволюционной России оставалась крайне ограниченной. Феминистские темы были затронуты в работах некоторых видных интеллектуальных деятелей страны на рубеже девятнадцатого века, включая «Анну Каренину » Льва Толстого , изображающую институт брака как форму принуждения к проституции и рабства женщин.[4] В начале 20-го, -го, -го века, русский феминизм начал достигать рабочего класса и крестьян, что привело к созданию социалистических женских союзов фабрично-заводских женщин, которые чувствовали, что их дело игнорируется социалистами-мужчинами. [5] С 1907 по 1917 год Лига за равные права женщин была самой влиятельной феминистской организацией в России, выступавшей за образование и социальное обеспечение женщин, а также за равные права, такие как избирательное право, наследование и паспортные ограничения [6]. Октябрьская революция 1917 года значительно увеличила членство в этом движении, и в том же году женщинам было предоставлено право голоса.Фактически, Россия была первой крупной мировой державой, которая сделала это, хотя последствия этого были ограниченными, учитывая, что она стала однопартийным государством.

Роль женщин в Советском Союзе резко изменилась. Цели Советского правительства после революции заключались в создании коммунистического государства, социалистического общества и советских граждан, которые должны были осуществляться диктатурой пролетариата (см. Раздел 1 Конституции СССР 1924 года) [7]. Согласно марксистско-ленинской идеологии, все формы неравенства будут устранены посредством отмены классовых структур и формирования эгалитарного общества, основанного на справедливом распределении ресурсов между людьми.[8] Ленин считал, что для эффективного достижения эмансипации женщин «необходимо социализироваться, а женщинам - участвовать в общем производительном труде. Тогда женщина станет равной мужчине ». [9] Коммунистическая монополия власти означала, что многие независимые женские ассоциации больше не могли существовать. [10] В 1920 году отсутствие доступа к методам контрацепции и потребность женщин в рабочей силе привели к легализации абортов. Однако при Сталине аборты снова были запрещены с 1936 года, чтобы увеличить рождаемость, до его повторного введения при Хрущеве в 1955 году, чтобы предотвратить многие женские смерти, вызванные незаконными и небезопасными абортами.[11] Другая советская политика включала щедрый отпуск по беременности и родам и общенациональную сеть центров по уходу за детьми.

Тем не менее, хотя равные права женщин были признаны советской «Сталинской конституцией» 1936 года (статьи 122 и 137), реальная картина была несколько иной. Женщины были необходимы для достижения советской цели - создания единого класса рабочих и крестьян. Для достижения этой цели государство требовало, чтобы женщины были работниками и, таким образом, давали им доступ к образованию, карьере и правовым гарантиям равенства.На самом деле женщин поощряли к завершению учебы и профессиональной подготовки, а также к тому, чтобы стать учеными, врачами, инженерами, журналистами или даже водителями грузовиков и строителями [12]. По сравнению со многими западными обществами это было значительным достижением. Тем не менее, женщинам не позволяли занимать высокие руководящие должности в экономической и политической жизни; им платили меньше, и не было надежных средств защиты для тех женщин, которые подвергались сексуальным домогательствам на рабочем месте.[13] Более того, ожидалось, что женщины будут выполнять двойную роль как в профессиональной, так и в домашней сферах. Популярной у советских женщин уловкой была уловка

.

При капитализме женщины не освобождены, потому что у них нет возможности работать. Они должны оставаться дома, ходить по магазинам, готовить, вести хозяйство и заботиться о детях. Но при социализме женщины освобождены. У них есть возможность работать весь день, а затем идти домой, ходить по магазинам, готовить, вести хозяйство и заботиться о детях.[14]

Как указывает Смит, для многих советских женщин мечта не заключалась в том, чтобы их заставляли брать на себя эту двойную ответственность и просто оставаться дома. [15] По сути, «эмансипация советских женщин провозгласила достижение равенства женщин и никогда не реализовала его» [16]. Государство предпочло в значительной степени игнорировать основные препятствия, с которыми женщины сталкиваются в своей повседневной жизни. На самом деле, иногда роли, которые оно решало навязать женщинам, были довольно противоречивыми: в то время как государство создавало имидж женщин-трудящихся, женщины также были созданы как врожденные сострадательные и заботливые и скрепленные «ненормальными», если они вели себя напористо или стремились к более высокие должности в политике или бизнесе.В 1970-х годах «маскулинизированных» женщин обвиняли в росте мужского хулиганства и алкоголизма [17].

Несмотря на это неравенство, в СССР не было феномена, подобного американским феминистским движениям. Государство контролировало «женский вопрос» через определенные «женские сектора» в местных партийных структурах, которым было поручено организовать деятельность в соответствии с инструкциями из столицы [18]. В 1970-х годах возникла форма подпольного советского феминизма, весьма отличавшаяся от западного, прежде всего потому, что в его основе лежал опыт советских женщин.В центре внимания гендерного равенства было меньше отношения к мужчинам и женщинам как к одному и тому же, но подчеркивались предполагаемые внутренние гендерные различия. Это направление феминизма считало, что «женское начало» нужно высоко ценить, и подчеркивало, что освобождение женщин в СССР зависело от признания того факта, что официальные декларации далеки от истины в том, как они изображают жизнь женщин [19]. Также были широко распространены религиозные аргументы, утверждающие, что у женщин есть женская душа, «способная к любви и духовному опыту».[20] Эта позиция, возможно, была заимствована у первых российских феминисток 19 и века, которые утверждали, что любовь и религия могут освободить угнетение патриархата. Предполагая «послушание и смирение», эта точка зрения была более безопасным вариантом для женщин в тоталитарном государстве [21]. По общему мнению, движение возникло из-за растущего экономического неравенства, существовавшего в то время. Многие женщины были заключены в тюрьмы или высланы из СССР. Подавленный КГБ радикальный диссидентский феминизм вновь появился только в середине 1980-х годов, когда российские феминистки постепенно выдвинули более «прозападные» и политические требования, придерживаясь новых принципов, таких как демократия и индивидуальность.

Женщины в переходный период России

В период гласности и перестройки подпольное движение было мобилизовано. Это означает, что многие женские организации могут действовать открыто, а многие такие независимые учреждения финансируются из-за рубежа. Представления о сексе, сексуальности и индивидуализме, которые подавлялись в советском обществе, могли обсуждаться публично, и был обеспечен обмен с иностранными исследователями и активистами. Осведомленность о гендерном неравенстве в СССР, включая дискриминацию на рабочем месте, исключение женщин из уровней принятия решений, двойную ответственность за оплачиваемую и домашнюю работу, а также патриархальные социальные и семейные структуры, повысилась.[22] Надежда на сдвиг в сторону «либеральной» демократии в России также способствовала формированию новых политических групп и групп гражданского общества, таких как политическая партия «Женщины России», группы гендерных исследований и неправительственные организации. [23]

Либеральные надежды на демократию и вестернизированный феминизм вскоре угасли. Трансформация российского государства привела к огромному национальному и классовому неравенству, развитию, которое шло рука об руку с изменением взглядов на гендерные аспекты в сторону традиционного патриархального общества.[24] Политическая активность снизилась в период политической демобилизации до 1995 года, и многие женские организации были либо маргинализованы, либо институционализированы правительством путем их интеграции в другие ранее существовавшие организации. В то же время существовала тенденция к патриархату, который игнорировал гендерные исследования в политике. Другая проблема заключалась в том, что женские движения в России не имели единой позиции, а были довольно разнородны по своим взглядам, что ослабляло их присутствие [25]. Хотя Конституция России 1993 г. по-прежнему гарантирует формальное равенство мужчин и женщин (статья 19.3) процветают нео-традиционные гендерные политические дискурсы, что снова значительно ущемляет права женщин [26]. Действительно, Михаил Горбачев был решительным сторонником «избавления женщин от их двойного бремени», позволив им вернуться к домашней работе, их «естественной сфере» [27]

.

Переходный период России от коммунизма к новому режиму был фундаментально связан с полом. В бурную эпоху Горбачева и Ельцина женщины столкнулись с множеством проблем, некоторые из которых, опять же, довольно парадоксальны.С одной стороны, политика гласности и перестройки привела к запоздалой сексуальной революции в России [28]. Это имело дискурсивные, а также правовые и социальные последствия, вселив надежды феминистских групп. Более того, мужской гомосексуальность был декриминализован в 1993 году, а в 1997 году в новом уголовном кодексе были пересмотрены определение изнасилования и возраста согласия [29]. Тем не менее, события начала 1990-х годов вскоре также показали, что повествование о сексе и гендерных ролях останется под контролем государства. С ростом безудержного потребительства постсоветский рынок объективировал женщин «как трофеи и слуг мужчин».[30] Политические дискурсы реконструировали роль женщин как принадлежащих к домашней сфере, феминизм по-прежнему ассоциировался с негативными коннотациями, такими как уродство, ненависть к мужчинам и лесбиянство (как это было со времен Брежнева), и женские организации получили небольшую поддержку со стороны широких масс [31]. Показатели безработицы и бедности среди женщин были намного выше, чем среди мужчин [32]. По сути, либерализация России способствовала развитию патриархальной, неотрадиционной концепции гендерных отношений, расширив возможности мужчин в общественной сфере и отодвинув роль женщин на задний план.[33]

Положение женщин в путинской России

Эти постсоветские тенденции в отношении объективации и регресса роли и статуса женщин продолжаются и углубляются с приходом к власти Владимира Путина. Путин очень успешно укрепил ранее существовавшие патерналистские структуры российского общества и вывел их на новый уровень. Фактически, Путин вышел за рамки простой политики и стал в России своего рода «культовой фигурой». Франсиско Мартинес очень интересно анализирует режим Путина в соответствии с концепцией биовласти Мишеля Фуко.[34] Последний проводит различие между суверенной и государственной властью и теоретизирует две разные «игры» властных отношений, «игру пастырь / стадо», основанную на понятии христианской любви (относящейся к государственной власти), которая по определению является безграничная и «игра город / гражданин» греческого полиса (в связи с суверенной властью, основанной на пределах общественного договора, т. е. властью суверена, свободой подданных и т. д.). Путин проявил тактический гений, объединив эти две «игры»; понятия суверенного правителя и заботливого отца на протяжении многих лет.С этой целью, как утверждает Бет Холмгрен, ему удалось совместить «женоненавистническую позу (грубую речь и демонстрацию тела мужчины) с сентиментальным патернализмом (защитные, набожные современные отец и муж)» [35]

Риторика Путина узаконила грубую, вульгарную форму публичного дискурса, основанную на «личных разговорах в раздевалке только для мужчин», языке товарищей из полиции, военных и спецслужб - силовиков [36]. подводная лодка в 2000 году, он назвал некоторых жен, которые были взволнованы государственной спасательной операцией, «шлюхами»; Несколько лет спустя он похвалил Моше Кацава, бывшего президента Израиля, осужденного за изнасилование, за его «сексуальное мастерство».[37] В 2009 году партия Путина создала следующую метафору процесса модернизации России: «Я спас девушку от изнасилования. Я просто убедил ее ». [38] В то же время Путин культивировал образ гетеросексуального мачо сексуальной привлекательности с помощью фотоопераций, показывающих его мускулы в дзюдо-тонусе во время плавания и верховой езды (полуобнаженный), армрестлинга, охоты и т. Д. езда на мотоцикле или надевание ошейника на белого медведя, находящегося под седативным действием - Путина даже назвали секс-символом страны. Выражаясь феминистскими терминами, «Путин использует свой собственный бренд мужественности, чтобы придать смелости национальной психологии и узаконить более мускульное вмешательство во все аспекты жизни людей.”[40]

Путинизм укрепил положение мужчин на элитных и профессиональных должностях. С другой стороны, женщины по-прежнему сталкиваются с институциональной предвзятостью по признаку пола. Путинский архетип «нового русского мужчины» предполагает гетеронормативность, а также представления о внутреннем гендерном различии, изображая «мужчин как защитников» и «женщин как нуждающихся в защите». [41] Путин объявил 2008 год «Годом семьи», и объявили 8 июня «Днем семьи, любви и верности» новым национальным праздником, укрепив мнение о мужчинах как ответственных главах семьи.[42] Кампания по охране здоровья в Москве также поощряла мужчин быть «лучшими отцами», участвовать в жизни своей семьи и вести здоровый образ жизни. [43] Такая политика также способствовала укреплению имиджа Путина как «заботливого отца». Путин отодвинул короткий период сексуальной либерализации в начале 1990-х годов - особенно в свете низкой рождаемости в России - для того, чтобы продвигать традиционные консервативные семейные ценности. Особое внимание уделяется женщинам как родительницам, несущим долг перед русским народом. Этот акцент был подкреплен пронаталистской политикой, такой как увеличение пособий, таких как отпуск по беременности и родам, и предоставление «материнского капитала» (около 12 000 долларов США в 2012 году) для женщин, у которых есть второй или третий ребенок, для финансирования ипотеки, образования детей и субсидирования пенсий.[44] Эти инициативы были решительно поддержаны православным христианским национализмом и сформулированы с помощью неолиберального индивидуализма и языка самопомощи. [45] Опрос показывает, что хотя 51 процент мужчин считают, что муж должен быть «главой семьи», только 19 процентов женщин согласны с этим утверждением [46].

С 1990-х годов российские националисты называли аборты и методы контрацепции «коварными методами, способствующими низкой рождаемости в стране и быстрому сокращению населения» - явление, которое они назвали «демографической катастрофой в России».[47] Фактически, аборты были изображены как западная уловка, призванная стимулировать дальнейшее сокращение численности населения в России, и, соответственно, были истолкованы как проблема национальной безопасности. [48] Эти взгляды получили решительную поддержку со стороны Православной церкви, которая рассматривает аборт как убийство, наказуемое десятилетним периодом отлучения от церкви [49]. В результате количество абортов в России значительно снизилось со 100 на 1000 женщин репродуктивного возраста в 1991 году до 44,1 в 2005 году [50]. В 2011 году в российский парламент был внесен законопроект, требующий от женщин получения письменного разрешения от своих мужей или, в случае несовершеннолетних, от родителей или опекунов на аборт.[51] В законопроекте также предлагалось обязательное ультразвуковое исследование, чтобы женщины, делающие аборт, могли слышать сердцебиение своего плода (что могло бы изменить их мнение об аборте или, по крайней мере, заставить их чувствовать себя более виноватыми), а также запрет на повторный аборт. триместрный аборт, за исключением случаев, когда беременность наступила в результате изнасилования. [52] Текущие оценки показывают, что уровень абортов составляет 60 процентов от общего числа беременностей в России, а уровень смертности в связи с абортами тревожно высок по сравнению с развитыми странами.[53] Таким образом, необходимо внести изменения в российское законодательство об абортах. Однако эти недавние события на самом деле не затронули основные проблемы, связанные с опасностями для женщин, сделавших аборт в России. Скорее, они просто еще больше урезают права женщин, не устраняя фактических причин большого количества абортов или возможных побочных эффектов, таких как рост числа еще более опасных незаконных абортов.

Общественный дискурс, опирающийся на традиционно гендерные сети власти и роль женщин в семье и домашней сфере, конечно, мешает женщинам занимать руководящие должности, будь то в бизнесе, политике или в Православной церкви.В большей степени, чем на Западе, руководящие позиции в России были «запятнаны как морально скомпрометированные и неизбежно коррумпированные» еще с советских времен [54]. В советском сознании лидерство не означает ни добродетелей, ни выдающихся достижений. Как пишет Мишель Ривкин-Фиш, «[е] даже формулировка представлений об автономии и концепции интересов женщин, не связанных с их ролью матерей, требует огромного мужества» [55]. Поэтому многие женщины в России могут выбирать себе должности за кулисами. , чтобы сделать «более прагматичный вклад, чтобы сохранить чувство достоинства своего труда и избежать общественной стигматизации женской« ненормальности ».[56] Однако недавнее исследование убедительно показывает, что большинство женщин стремятся к оплачиваемой работе, но около половины респондентов-мужчин заявили, что они не хотели бы, чтобы их жены работали, и что женщины не должны иметь права на оплачиваемую работу. [57] Надежда Кизенко рассказывает о том, как женщин привлекает Православная церковь, поскольку она предлагает альтернативные (незападные) верования и представления о том, как жить, включая духовное исследование и сохранение русских религиозных традиций. [58] Еще одно интересное исследование было проведено Андреа Маццарино, которая фокусируется на альтернативных идентичностях успешных российских деловых женщин и на том, сколько российских женщин-предпринимателей изо всех сил пытаются конкурировать с широко распространенными убеждениями о «социально приемлемом» поведении женщин в сфере, которая обычно считается мужской.[59] Ее исследование отражает недостаточные возможности для женщин оказывать серьезное и прямое влияние на политику российского благосостояния, средства массовой информации или применение политики дискриминации в компаниях.

Точно так же в России нет общепринятого движения, лоббирующего права женщин, по многим из тех же причин, по которым женщины не считаются подходящими для руководящих должностей. С начала 1990-х годов в российских университетах существует небольшая специализированная группа ученых в области гендерных исследований.[60] Однако, хотя их работа, безусловно, очень важна, их охват довольно ограничен. Политическая партия «Женщины России» не добилась большого успеха с начала 1990-х годов, в том числе потому, что она не была хорошо обеспечена и большинство членов были больше заинтересованы в использовании своих мандатов для обеспечения стабильности своей работы, чем в активном продвижении прав женщин [61]. Самой влиятельной женской организацией в России в настоящее время является Союз комитетов солдатских матерей России, который, как и многие известные российские общественные деятели женского пола, в значительной степени черпает свою популярность из традиционных, консервативных представлений о женщинах как «опекунах общества» и «По сути своей альтруистичен.[62] К наиболее влиятельным женщинам, остающимся независимыми от государства, относятся женщины-эксперты в области СМИ, журналисты и литературные интеллектуалы, такие как Людмила Улицкая. [63] Ассоциация женщин-журналистов, созданная журналисткой-феминисткой Надеждой Ажгихиной, особенно примечательна в связи с высоким процентом женщин-журналистов в России. Все чаще женщины-журналисты становятся объектами преследований за их неустанные усилия по освещению таких вопросов, как права человека и Чечня, в том числе убийства журналистки Анны Политковской (2006 г.) и правозащитницы Натальи Эстемировой (2009 г.) (после того, как они оказались неудобными для Кремля). .[64] Среди других видных женщин в России - Евгения Чирикова, российский экологический активист и ведущая фигура во время предвыборных акций протеста 2011/2012 годов, а также Ксения Собчак, журналистка и «It girl» (иногда называемая «российским Парижем»). Хилтон »), который также протестовал против предполагаемых фальсификаций на выборах партией Путина, оба из которых подвергались запугиванию из-за их политической активности и оппозиции Путину.

Как отмечает Амрита Басу, «женские движения с меньшей вероятностью возникнут, когда государства слабы и репрессивны, и существует пропасть между официальными заявлениями и реальной политикой и практикой.[65] В 2006 году новый закон об НПО расширил полномочия Министерства юстиции по мониторингу организаций, которые, как считается, выступают против Путина, контролируя сферу, на которую в значительной степени влияют профессиональные женщины. Термин «феминистка» уже давно вызывал недовольство российских властей, однако новые ограничения создали дополнительные препятствия для движений за права женщин, такие как требование к НПО сообщать об иностранном финансировании. В то же время были ограничены право на публичный протест и независимость СМИ.Кроме того, президентский указ в 2008 году лишил 90 процентов иностранных НПО и фондов, работающих в России, статус освобожденных от налогов, особенно тех, которые занимаются правами человека [67]. В 2012 году был принят дальнейший ограничительный закон, обязывающий НПО, финансируемые иностранными организациями, регистрироваться в качестве «иностранных агентов» [68]. Новый общественный договор Путина основан на системе «поощрений за поведение, приоритетное для государства», что существенно увеличивает благосостояние и улучшение финансирования социальных услуг в обмен на политическую поддержку.[69] Имеются данные о сокращении числа женских кризисных центров, которые существуют в России с 1990-х годов, предоставляя такие услуги, как горячая линия или личные консультации пережившим гендерное насилие и / или повышая осведомленность о насилии в отношении женщин. Исследование Джонсон и Сааринсен в этой области показало уменьшение количества кризисных центров для женщин, скорее всего, из-за резкого сокращения бюджетов и перехода к услугам по защите интересов, информационным кампаниям (часто с акцентом на насилие в семье, а не явным образом). против женщин) и политизация - они были «этатизированы и одомашнены… и большая часть феминизма была потеряна».[70] Тем не менее, согласно опросам, похоже, что большинство тех, кто работает в кризисных центрах, по-прежнему привержены продвижению прав женщин. [71] В результате значительных ограничений для гражданского общества в России многие женские организации используют двусмысленность, ссылаясь на феминистские термины только при обращении к западной аудитории, и более общие слова о правах человека или женщин при взаимодействии с российской аудиторией [72].

По сути, переход России к авторитаризму был «сменой гендерного режима», установлением нового гендерного порядка во всех конститутивных структурах общества, включая демографию, доход, образование, а также политические, экономические и социальные отношения.[73] Хотя роль женщин в обществе постоянно менялась на протяжении всей истории России, в соответствии с политикой того времени, восприятие мужских гендерных ролей не изменилось, а, скорее, поднялось до еще более высокого статуса, чем раньше. [73] 74] Тем не менее важно рассмотреть эти события в контексте. Россия осталась изначально патриархальным обществом, и переходный период принес с собой объективацию женщин; однако он также заменил экономику, которая в корне игнорировала многие чаяния и потребности женщин.Так, например, либерализация сделала доступными многие предметы домашнего обихода и ухода за телом, которые позволили бы женщинам сэкономить много домашнего труда и дать им немного удовольствия. Многие женщины также открыто осознали свою новую рыночную власть и обратились к агентствам по сватовству и суррогатным матерям в поисках лучшей жизни. [75] Тем не менее, нынешнее состояние прав и возможностей женщин в России остается неприемлемым.

Формы сопротивления и новые направления феминизма в России

Радикальный феминизм, однажды кратко испытанный в России в переходный период после распада Советского Союза, а также другие, более «мягкие» формы феминизма, такие как движения за права женщин, были довольно успешно подавлены с помощью неопатерналистского дискурса. Горбачевым, Ельциным, а теперь и Путиным.Действительно, при Путине неприязнь России к феминизму неуклонно росла, подталкивая женщин к более традиционным ролям, таким как материнство и забота о семье. В опросе 2000 года только 49,5% женщин заявили, что мужчины и женщины должны играть равную роль в обществе. [76] Некоторые женщины, которые в советское время были знакомы с двойной обязанностью женщин по уравновешиванию профессиональной и семейной жизни, на самом деле приветствовали эти изменения. Другие, обусловленные советским наследием уделять мало внимания официальной риторике, поскольку правительство никогда адекватно не представляло их потребности, просто приспособились к этим новым временам.При Советском Союзе человек,

не противоречили официальной культуре, но играли в другую игру: они производили параллельную культуру в рамках официального порядка. И они симулировали поддержку официальной идеологии «притворным непризнанием» разрыва между подлинными параллельными и ложными официальными значениями, поэтому Власть была одомашнена не насмешками, а превращением ее в игнорируемый фон для параллельного события [77].

В продолжающихся переговорах между советскими и постсоветскими нормами многие женщины уделяют приоритетное внимание своим заботам, часто предпочитая социальное и экономическое благополучие борьбе за гражданские и политические права.[78] Как отмечает Мэри Бакли, «[один] он чувствует, что в современной России есть мода в социальных науках классифицировать как« феминистский подход »то, что на самом деле может быть не совсем так, а затем продолжать и возражать против это, чтобы опровергнуть это как беспочвенное »[79]. Однако далеко не все женщины (или мужчины) готовы молчаливо соглашаться с унизительной политикой Путина. Фактически, в опросе, проведенном в 2000 году, более половины как женщин, так и мужчин выразили свое мнение о том, что женщины, которые хотели бы участвовать, должны участвовать в управлении страной и формировать ее.[80] Сопротивление российскому патриархату также проявилось в недавних массовых протестах по случаю парламентских и президентских выборов в 2011/2012 гг. [81] Кроме того, большой фурор вызвало выступление феминистского рок-коллектива Pussy Riot антипутинской «панк-молитвы» в Храме Христа Спасителя в Москве в феврале 2012 года.

Значение Pussy Riot заслуживает дальнейшего рассмотрения. Пять женщин в ярких нарядах и масках, закрывающих лица, призвали Деву Марию «стать феминисткой, стать феминисткой, стать феминисткой» и отстранить Путина от власти.[82] 17 августа того же года трое из пяти участников Pussy Riot были осуждены за «хулиганство на почве религиозной ненависти» и приговорены к двум годам лишения свободы в российской колонии общего режима [83]. Фактически, их действия были объявлены Церковью «смертным грехом» и «войной против православных людей» [84]. Как отмечает один наблюдатель, их выступление, вероятно, было «не самым тактичным способом привлечь широкий спектр сторонников к взглядам оппозиции». [85] Тем не менее, молодым женщинам, должно быть, потребовалось много мужества, чтобы сделать то, что они сделали .Члены Pussy Riot, которые также участвовали в предвыборных протестах в декабре 2011 года, на самом деле начитаны в феминистской литературе и испытали влияние известных теоретиков феминизма, таких как Джудит Батлер. Они публично представили режим Путина как патриархальное угнетение и заявили в интервью, что «в России существует глубокая традиция гендера и революции - у нас были удивительные женщины-революционерки». [86] Независимо от того, было ли их выступление со вкусом, Pussy Riot преуспели в этом. феминистская максима второй волны, заключающаяся в том, чтобы сделать личность политической и привлечь внимание мировой общественности к тяжелому положению российских женщин.[87] Де-факто лидер российского оппозиционного движения Алексей Навальный выразил свое отвращение к презентации, но все же призвал освободить женщин, охарактеризовав аресты как «бессмысленную и ужасную жестокость, которая намного хуже, чем их очень глупая, но маленькая преступление »[88]. Тем не менее, суд над Pussy Riot открыл дискуссии о правах женщин, а также о государственной и церковной коррупции в России. Российское государство и средства массовой информации представили Pussy Riot как девиантную, основываясь на представлении о протестующих женщинах как о «непослушной и разрушительной женственности, которая выставляла себя в публичном пространстве и, следовательно, нарушала нормы женственности как пассивные и частные.[89] По сообщениям, российское общественное мнение о Pussy Riot было негативным, так как многие чувствовали себя оскорбленными или даже возмущенными, создавая тем самым нарратив женской девиантности. Однако форма девиации, созданная Западом, была скорее формой России как авторитарного и репрессивного «Другого», что очень напоминало нарратив «холодной войны», в котором Запад выступает за свободу и демократию [90].

Как указывает Мартинес в своем анализе биовласти Путина, сочетание любви и страха не вечно; agape Любовь граждан к Путину неуклонно снижается, демонстрируя более критическое отношение к политике в российском обществе.[91] Это привело к усилению консерватизма в недавней политике Путина, смешению шовинизма и «религиозно-мистической риторики, традиционализма, изоляционизма и убежденности в том, что интересы государства должны иметь приоритет над интересами личности» [92]. ] В этом отношении любовь к Путину в России превратилась в нечто более близкое к порнографии: «экспроприация возможности перемен, избыточная реальность без содержания и повсеместная видимость, которая передает информацию, но не заботится».[93] Это требует новых способов сопротивления в России. Pussy Riot, безусловно, внесла в этом значительный вклад. После освобождения Марии Алехиной и Надежды Толоконниковой в связи с «амнистией» Путина в декабре 2013 года девушки пообещали продолжить борьбу за права женщин [94]. Алехина заявила: «[мы] будем создавать особые, красочные и мощные программы для защиты других ни в чем не повинных женщин в российских тюрьмах, которых сейчас превращают в рабов», в то время как Толоконникова заявила, что «Россия строится на том же самом. линий в настоящее время как лагеря для военнопленных, поэтому важно изменить лагеря для военнопленных, чтобы мы могли начать изменять Россию.Все только начинается, так что пристегните ремни безопасности ». [95] Мартинес объясняет, что фукоистская стратегия сопротивления биовласти требует безразличного отношения к власти, отказа от заботы в смысле не подчиняться соблазнам обладания. власть или забота о ней. Такую форму «беззаботности» и «профанного потенциала голой жизни» продемонстрировали такие группы, как Pussy Riot и Voina (провокационная и политически настроенная российская уличная арт-группа), фаллос, нарисованный на мосту в Санкт-Петербурге.Петербург и организованная оргия в Музее естествознания в Москве. Как утверждал Фуко, человеческая жизнь никогда не может быть полностью интегрирована в структуры, которые ею управляют, и она постоянно сопротивляется формам господства. [96] Таким образом, хотя «женская организация в России - особенно на феминистской основе - сталкивается с серьезными препятствиями в обозримом будущем» [97], остаются некоторые способы, которыми женщины могут отстаивать свои права. Не все призывы к правам женщин и феминизму должны быть столь же радикальными, как призывы таких групп, как Pussy Riot.Женщины-ученые, бизнесмены, работники кризисных центров и другие влиятельные женщины несут особую ответственность за то, чтобы делиться своими знаниями и содействовать расширению прав и возможностей женщин по-своему, что может оказать значительное влияние на жизнь женщин, поскольку в конечном итоге начинается сопротивление с формированием самого себя, что женщины могут делать эффективно только тогда, когда они осознают свои права. Как утверждает российская феминистка Ольга Воронина, «дискриминация [г] эндер - это системное социологическое явление, преодолеть которое может только общество в целом.[98] Однако, в первую очередь, этот процесс требует восходящего подхода, при котором люди узнают о проблеме и учатся повышать голос и отстаивать свои права.

Заключение

По сути, врожденные гендерные различия между мужчинами и женщинами всегда лежали в основе российского общества. Несмотря на ранние представления о феминизме в России 18 - начало 20 веков и провозглашенное равенство женщин и мужчин со времен Советского Союза, женщины никогда не пользовались теми же правами, что и их коллеги-мужчины.Действительно, исходя из представлений о естественных гендерных различиях и юридическом равенстве между мужчинами и женщинами, а также на представлении о том, что женщины должны быть частью рабочей силы, но, тем не менее, нести ответственность за домашние дела, роль женщин в СССР была в корне парадоксальной. , и, возможно, недостижимый в реальности. Тем не менее советским женщинам был предоставлен доступ к образованию и работе, хотя и редко в руководящих кругах. Распад СССР часто ассоциируется с объективацией русских женщин, хотя он также открыл возможности для женских движений и феминистских групп, которые были запрещены при коммунизме.К сожалению, немногие из женских групп, сформированных в начале 1990-х годов, были очень успешными. Вместо того чтобы двигаться к либеральной демократии, Россия снова обратилась к авторитаризму, но на этот раз в сочетании с безудержным потреблением. Новая Россия была более или менее разделена между группой старых друзей, которые впоследствии стали мультимиллионерами, сформировав новый класс олигархов. Путинизм укрепил патриархальные структуры страны за счет гендерной нормативной политики, прославляющей мужественность и очерняющей женщин как простых рожениц, матерей и домохозяек.Таким образом, режим Путина основан на гендерном понимании общества, которое коренным образом подавляет права женщин и пренебрегает феминизмом. Это не означает, что у женщин нет возможности участвовать в таких секторах, как политика и бизнес, на самом деле в этих сферах есть несколько очень выдающихся женщин (некоторые из них были упомянуты выше), а скорее, что общественный дискурс о семье роли отговаривают женщин от этого, создавая социальную среду, не способствующую гендерному равенству.

В путинской России женщины в основном изображаются «менее человечными», чем мужчины, и многие женщины даже не осознают, что это может и должно быть иначе, поскольку российское общество всегда было довольно консервативным в этом отношении, даже если коммунистическая пропаганда создавала иллюзию. справедливости. Конечно, во всем мире Россия в этом плане не исключение, но усиление репрессий в отношении женщин в последние годы является реальным поводом для беспокойства. Как показал пример Pussy Riot, сопротивление режиму Путина очень сложно и опасно по своей сути.Тем не менее, крайне важно продолжать повышать осведомленность о правах женщин в России. Здесь было двояко высказано предположение, что сопротивление начинается с конструирования самого себя, что требует осознания прав человека и, в частности, прав женщин. В будущих исследованиях следует сосредоточить внимание на глубоком изучении способов, с помощью которых женщины могут противостоять маскулинному авторитаризму Путина, таким как самореализация. Дальнейшие исследования также могут быть сосредоточены на том, как иностранная поддержка прав женщин и феминизма в России может быть увеличена и сделана более эффективной.

Банкноты

[1] Александр Кондаков, «Очерк феминистского мышления в России: чтобы родиться феминисткой», Oñati Socio-Legal Series 2 (7) (2012): 35.

[2] Эдит Заурер, Маргарет Ланцингер и Элизабет Фрисак, Женские движения: сети и дебаты в посткоммунистических странах в XIX и XX веках (Кельн, Веймар: Böhlau Verlag, 2006), 365.

[3] Там же.

[4] Эми Манделькер, Обрамление Анны Карениной: Толстой, женский вопрос и викторианский роман (Огайо: издательство Ohio State University Press, 1993), 6.

[5] Роуз Л. Гликман, Русские фабричные женщины: рабочее место и общество, 1880–1914 гг. , (Беркли, Лос-Анджелес: University of California Press, 1984), 243.

[6] Норма С. Нунан и Кэрол Нечемиас, Энциклопедия движений российских женщин (Вестпорт: издательство Greenwood Publishing Group, 2001), 38-40.

[7] Кондакова, 35.

[8] Там же.

[9] Хедрик Смит, Русские (Нью-Йорк: Ballantine Books, 1977), 166.

[10] Рошель Голдберг Рутшильд, Равенство и революция: права женщин в Российской империи, 1905–1917 гг. (Питтсбург: Университет Питтсбурга, 2010), 235.

[11] Мишель Ривкин-Фиш, «Концептуализация феминистских стратегий для российской репродуктивной политики: аборты, материнство и поддержка семьи после социализма», Signs 38 (3) (2013): 572.

[12] Там же.

[13] Бет Холмгрен, «К пониманию гендерного агентства в современной России», Знаки 38 (3) (2013): 536.

[14] Хедрик Смит, Новые русские (Random House, 1991), 183.

[15] Холмгрен, 536.

[16] Там же.

[17] Там же: 537.

[18] Кондакова, 36.

[19] Там же.

[20] Яроскенко 2011, цит. По: Кондаков, 36.

[21] Там же.

[22] Там же: 37.

[23] Джанет Элиз Джонсон и Айно Сааринен, «Феминизмы XXI века в условиях репрессий: изменение гендерного режима и движение женского кризисного центра в России», Signs 38 (3) (2013): 545.

[24] Гапова 2005, Кондакова, 37.

[25] См. Джонсон и Сааринен.

[26] Кондакова, 38.

[27] Холмгрен, 537.

[28] Франсиско Мартинес, «Эротическая биовласть путинизма: от гламура к порнографии», Laboratorium. Российский обзор социальных исследований 3 (2012): 113-114.

[29] Там же.

[30] Холмгрен, 538.

[31] Вики Л. Хесли и др., «Гендерный разрыв в российской политике», Women & Politics 22 (2) (2001): 42.

[32] Там же: 42.

[33] Пегги Уотсон, «Тихая революция в Восточной Европе: гендер», Социология, 27 (3) (1993): 471-87.

[34] Мартинес: 110.

[35] Там же: 537. См. Также Helena Goscilo, ed., Путин как знаменитость и культурная икона , (Лондон: Routledge, 2012).

[36] Эта новая грубость также является следствием того, что Путин выдвинул так много силовок и под его властью. Джонсон и Сааринен: 547-548.

[37] Там же.

[38] Цитируется там же.

[39] Мартинес, 118.

[40] Джонсон и Сааринен, 2013 г. 548.

[41] Там же: 549.

[42] Сара Родин, «Праздник из России с любовью», Нью-Йорк Таймс , 9 июля 2008 г., http://www.nytimes.com/2008/07/09/world/europe/09russia. html? _r = 0.

[43] Там же.

[44] Джонсон и Сааринен, 547.

[45] Мишель Ривкин-Фиш, «Пронатализм, гендерная политика и возобновление поддержки семьи в России: к феминистской антропологии« материнского капитала »», Slavic Review 69 (3) (2010): 702.

[46] Энн Уайт, «Гендерные роли в современной России: отношения и ожидания среди студенток», Исследования Европы и Азии 57 (3) (2005): 432.

[47] Ривкин-Фиш: 573.

[48] Там же.

[49] Надежда Кизенко, «Феминизированный патриархат? Православие и гендер в постсоветской России », Знаков 38 (3): 598.

[50] Сакевич, 2007, цит. По: Ривкин-Фиш, 2013, 573.

[51] Ривкин-Рыбка, 2013, с. 573.

[52] Там же.

[53] Кизенко, 598.

[54] Холмгрен, 539.

[55] Мишель Ривкин-Фиш, «Представляя, чего хотят женщины» (доклад, представленный на конференции «Российское будущее: контексты, вызовы, тенденции», Университет Дьюка, Дарем, Северная Каролина, 21 февраля 2010 г.).

[56] Там же.

[57] Белый: 432

[58] Кизенко.

[59] Андреа Маццарино, «Предпринимательские женщины и бизнес саморазвития в глобальной России», Signs 38 (3) (2013): 623.

[60] Холмгрен, 539.

[61] Hesli et al., 69-70.

[62] Холмгрен, 540.

[63] Там же.

[64] Конечно, многие журналисты-мужчины также подвергались преследованиям в России в последние годы.

[65] Амрита Басу, изд., Женские движения в глобальную эру: сила местных феминизмов (Boulder: Westview, 2010), 13.

[66] Джонсон и Сааринен, 2013, 544.

[67] Роберт В. Орттунг, «Россия», Freedom House, Nations in Transit, 2009, по состоянию на 7 января 2014 г., http://www.freedomhouse.org/uploads/nit/2009/Russia-final.pdf.

[68] Джонсон и Сааринен, 2013, 562.

[69] Кук, 2011, цитируется в Джанет Элиз Джонсон и Айно Сааринен, «Оценка гражданского общества в путинской России: тяжелое положение женских кризисных центров», Коммунистические и посткоммунистические исследования 44 (2011): 42.

[70] Джонсон и Сааринен, 2013, 561; 2011, 49.

[71] Там же, 2013.

.

[72] Лиза Макинтош Сандстрем, «Женские НПО в России: борьба с маргиналов», Демократизация, 10 (2) (2002): 237-38.

[73] Джонсон и Сааринен, 2013, 550.

[74] См. Барбара Эванс Клементс и др., Русские мужественности в истории и культуре (Basingstoke: Palgrave, 2002).

[75] Холмгрен, 538.

[76] Hesli et al., 49.

[77] Алексей Юрчак и Доминик Бойер, «Американский стиль: Или, что позднесоциалистическая эстетика пародий раскрывает современную политическую культуру на Западе», Культурная антропология 25 (2) (2010): 211.

[78] Викки Турбине, «Определение прав женщин в постсоветской провинциальной России», Исследования Европы и Азии 64 (10) (2012): 1847-1869.

[79] Мэри Бакли, «Политика вокруг гендерных вопросов и домашнего насилия в России: что делать, кем и как?», Журнал , журнал коммунистических исследований и переходной политики, 26 (3): 443.

[80] Hesli et al., 49.

[81] Холмгрен: 537.

[82] Бесплатные Pussy Riot! Lyrics of song of pussy riot, по состоянию на 7 января 2014 г., http://www.freepussyriot.org/content/lyrics-songs-pussy-riot.

[83] Лиззи Сил, «Pussy Riot и феминистская культурная криминология: новый Femininity in Dissent ?», Contemporary Justice Review 16 (2) (2013): 293.

[84] Катрина Ванден Хеувел, «Free Pussy Riot», The Nation , 2 мая 2012 г., http: // www.thenation.com/blog/167647/free-pussy-riot# и Валерия Коста-Кострицкая, «Является ли феминизм в России смертным грехом?», New Statesman , 16 августа 2012 г., http://www.newstatesman.com / блоги / политика / 2012/08 / феминизм-россия-смертный-грех.

[85] vanden Heuvel.

[86] Уплотнение, 294.

[87] Free Pussy Riot! «Шестое письмо Нади из-под стражи, написанное накануне приговора», по состоянию на 7 января 2014 г. http://www.freepussyriot.org/content/6th-letter-detention-nadia-written-eve-verdict.

[88] См. Katrina vanden Heuvel; Валерия Коста-Кострицкая.

[89] Уплотнение, 294.

[90] Там же: 299.

[91] Мартинес: 117.

[92] Михаил Кочкин, «Родовые муки русского консерватизма», Russia and Eurasia Review 2 (6) (2003), http://www.jamestown.org/single/?no_cache=1&tx_ttnews%5Btt_news%5D = 28401).

[93] Мартинес, 118.

[94] Третий молодой участник Pussy Riot, приговоренный к тюремному заключению, был освобожден с испытательным сроком в октябре 2012 года.

[95] Шон Уокер, «Свободные члены Pussy Riot говорят, что тюрьма была временем« бесконечных унижений »», The Guardian , 23 декабря 2013 г., http://www.theguardian.com/world/2013/dec/23 / освобожденная-киска-бунт-амнистия-тюрьма-путин-унижение.

[96] Мишель Фуко, История сексуальности. Том 1: Введение (Harmondsworth: Penguin Books, 1990).

[97] Лиза Макинтош Сандстрем, «Активизм российских женщин: два шага вперед, один шаг назад», в книге « Женские движения в глобальную эру», , изд.Амрита Басу (Боулдер: Westview Press, 2010), 253.

[98] Натали Биттен, «О гендерной цензуре и термине феминизм в России - Интервью с Ольгой Ворониной», Институт Гундер-Вернера: феминизм и гендерная демократия , по состоянию на 7 января 2014 г., http: //www.gwi-boell .de / web / демократия-100-летия-женский-день-воронина-россия-3123.html.

Список литературы

Басу, изд. Амриты. Женские движения в глобальную эру: сила местных феминизмов .Боулдер: Вествью, 2010.

Укушенный, Натали. «О гендерной цензуре и термине феминизм в России - Интервью с Ольгой Ворониной». Институт Гундер-Вернера: феминизм и гендерная демократия . По состоянию на 7 января 2014 г. http://www.gwi-boell.de/web/democracy-100-years-womens-day-voronina-russia-3123.html.

Бакли, Мэри. «Политика вокруг гендерных вопросов и домашнего насилия в России: что делать, кем и как?» Журнал коммунистических исследований и политики переходного периода 26 (3): 435-444.

Клементс, Барбара Эванс, Ребекка Фридман и Дэн Хили. Русские мужественности в истории и культуре. Basingstoke: Palgrave, 2002.

Коста-Кострицкий, Валерия. «Является ли феминизм в России смертным грехом?» New Statesman , 16 августа 2012 г. http://www.newstatesman.com/blogs/politics/2012/08/feminism-russia-mortal-sin.

Free Pussy Riot! Тексты песен pussy riot. 2012. По состоянию на 7 января 2014 г., http://www.freepussyriot.org/content/lyrics-songs-pussy-riot.

Free Pussy Riot! «Шестое письмо из-под стражи Нади, написанное накануне приговора». 2012. По состоянию на 7 января 2014 г. http://www.freepussyriot.org/content/6th-letter-detention-nadia-written-eve-verdict.

Гликман, Роуз Л. Русские фабричные женщины: работа и общество, 1880–1914 гг. . Беркли, Лос-Анджелес: Калифорнийский университет Press, 1984.

Goscilo, Helena, ed. Путин как знаменитость и культурная икона . Лондон: Рутледж, 2012.

Хесли, Вики Л., Ха-Лонг Юнг, Уильям М. Райзингер и Артур Х. Миллер. «Гендерный разрыв в российской политике». Женщины и политика 22 (2) (2001): 41-80.

Холмгрен, Бет. «К пониманию гендерного агентства в современной России». Знаки 38 (3) (2013): 535-542.

Джонсон, Джанет Элиз и Айно Сааринен. «Феминизм XXI века в условиях репрессий: изменение гендерного режима и движение женского кризисного центра в России.» Знаки 38 (3) (2013): 543-567.

Джонсон, Джанет Элиз и Айно Сааринен. «Оценка гражданского общества в путинской России: тяжелое положение женских кризисных центров». Коммунистические и посткоммунистические исследования 44 (2011): 41-52.

Кизенко, Надежда. «Феминизированный Патриархат? Православие и гендер в постсоветской России ». Знаки 38 (3): 595-621.

Кочкин Михаил. «Родовые муки русского консерватизма». Обзор России и Евразии 2 (6) (2013).http://www.jamestown.org/single/?no_cache=1&tx_ttnews%5Btt_news%5D=28401.

Кондаков Александр. «Очерк феминистского мышления в России: родиться феминисткой». Oñati Socio-Legal Series 2 (7) (2012): 33-47.

Манделькер, Эми. Обрамление Анны Карениной: Толстой, женский вопрос и викторианский роман . Огайо: Издательство государственного университета Огайо, 1993.

Мартинес, Франциско. «Эротическая биовласть путинизма: от гламура до порнографии». Лаборатория.Российский обзор социальных исследований 3 (2012): 105-122.

Маццарино, Андреа. «Предпринимательские женщины и бизнес саморазвития в глобальной России». Знаки 38 (3) (2013): 623-645.

Нунан, Норма К. и Кэрол Нечемиас. Энциклопедия женских движений России. Westport: Greenwood Publishing Group, 2001.

Орттунг, Роберт В. «Россия», Freedom House, Nations in Transit, 2009 г., http://www.freedomhouse.org/uploads/nit/2009/Russia-final.pdf.

Ривкин-Фиш, Микеле. «Концептуализация феминистских стратегий для российской репродуктивной политики: аборты, материнство и поддержка семьи после социализма». Знаки 38 (3) (2013): 569-593.

Ривкин-Фиш, Микеле. «Пронатализм, гендерная политика и возобновление поддержки семьи в России: к феминистской антропологии« материнского капитала »». Славянское обозрение 69 (3) (2010): 701-24.

Ривкин-Фиш, Микеле. «Представляя, чего хотят женщины» (доклад, представленный на конференции «Российское будущее: контексты, вызовы, тенденции», Университет Дьюка, Дарем, Северная Каролина, 21 февраля 2010 г.).

Родин, Сара. «Праздник из России с любовью». The New York Times , 9 июля 2008 г. http://www.nytimes.com/2008/07/09/world/europe/09russia.html?_r=0.

Рутшильд, Рошель Голдберг. Равенство и революция: права женщин в Российской империи, 1905–1917. Питтсбург: Университет Питтсбурга, 2010.

Заурер, Эдит, Маргарет Ланцингер и Элизабет Фрисак. Женские движения: сети и дебаты в посткоммунистических странах в 19-м и 20-м веках. Кельн, Веймар: Böhlau Verlag, 2006.

Печать, Лиззи. «Pussy Riot и феминистская культурная криминология: новый Femininity in Dissent Обзор современного правосудия 16 (2) (2013): 293-303.

Смит, Хедрик. Новые русские. Нью-Йорк: Рэндом Хаус, 1991.

Смит, Хедрик. Русские. Нью-Йорк: Ballantine Books, 1977.

Сандстрем, Лиза Макинтош. «Активизм российских женщин: два шага вперед, один шаг назад» в книге «Женские движения в глобальную эру» , изд.Амрита Басу. Боулдер: Westview Press, 2010, 253.

Сандстрем, Лиза Макинтош. «Женские НПО в России: борьба на периферии». Демократизация 10 (2) (2002): 207-39.

Турбина, Викки. «Местоположение прав человека женщин в постсоветской провинциальной России». Европейско-азиатские исследования 64 (10) (2012): 1847-1869.

vanden Heuvel, Катрина. «Free Pussy Riot». The Nation , 2 мая 2012 г. http://www.thenation.com/blog/167647/free-pussy-riot#.

Уокер, Шон. «Члены Freed Pussy Riot говорят, что тюрьма была временем« бесконечных унижений »». The Guardian , 23 декабря 2013 г. http://www.theguardian.com/world/2013/dec/23/freed-pussy-riot-amnesty-prison-putin-humiliation.

Уотсон, Пегги. «Тихая революция в Восточной Европе: гендер». Социология 27 (3) (1993): 471-87.

Белый, Анна. «Гендерные роли в современной России: отношения и ожидания студентов-женщин». Исследования Европы и Азии 57 (3) (2005): 429-455.

Юрчак, Алексей и Доминик Бойер, «Американский стиль: Или, что позднесоциалистическая эстетика пародий раскрывает современную политическую культуру на Западе», Культурная антропология 25 (2) (2010): 211.

Автор: Никола Энн Хардвик, магистр наук (Oxon), M.A.I.S.
Написано: Венская дипломатическая академия
Написано для: профессора Герхарда Манготта
Дата написания: январь 2014 г.

Дополнительная литература по электронным международным отношениям

Крепостное право - обзор | Темы ScienceDirect

Европа: система исторических регионов

Немецкий философ Эрнст Блох (1885–1977) советует нам не превращать столь сильно дифференцированную социальную единицу, как Европа, в сумму «культурных ареалов», потому что это превратило бы «Историю… в цирк [с] тремя или более [отдельными] кольцами »(Bloch, 1985).Европу следует рассматривать как систему строго (взаимозависимых), но структурно разнообразных исторических регионов. Венгерский историк Йено Сюч (Jenö Szücs, 1983) был первым, кто применил строго научный метод к проблеме внутренних границ Европы и, следовательно, к вопросу о ее исторических разделениях и, как следствие, к социально-структурным различиям Европы.

Сюч подчеркивает, что с раннего средневековья Европа начала дифференцироваться в социально-экономическом отношении, что привело к появлению двух разных полюсов: Europa occidentalis и Europa orientalis .Граница была бы идеальной линией, идущей от реки Эльбы (социально-экономическая граница между западной и восточной Германией) до реки Лейта (на протяжении многих веков проходившей между Австрией и Венгрией). Второе экономическое и социально-структурное деление, которое включает все общества, участвовавшие в Великой схизме (1054 г.), произошло между одиннадцатым и четырнадцатым веками. Таким образом, есть три исторических региона с очень разными социально-экономическими, политическими и культурными характеристиками.Первая включает территорию от Атлантического океана до идеальной линии Эльбы-Лейта, более или менее соответствующей Каролингской Европе, которая сегодня считается квинтэссенцией Западной Европы. Центральная историческая область к востоку от линии Эльба-Лейта, но к западу от восточных и южных границ первоначальных королевств Венгрии и Польши (включая Великое княжество Литовское), примерно совпадает с тем, что сегодня известно как Средняя Восточная Европа, также называемая Mitteleuropa . Все, что находится к востоку от Балтийско-Черноморской линии или к югу от Карпат, является собственно Восточной Европой.

Аргументы Сюча актуальны для социальных наук, потому что они показывают, как процессы, уходящие корнями в далекое прошлое, создали устойчивые экономические, социоструктурные и культурные различия в Европе; однако его гипотеза по крайней мере о трех исторических регионах требует расширения и дальнейшего изучения. Для этой цели хорошо подходит проведенный Иммануэлем Валлерстайном анализ Европы, включенной в «мир-систему», но разделенной на «ядро» и «периферию» (Wallerstein, 1974). Новая система организации и управления экономикой возникла и распространилась между 1450 и 1640 годами.Макс Вебер назвал эту новую систему рациональным капитализмом. Согласно Валлерстайну (1974), а также французскому историку Фернану Броделю (1979) среди прочих, этой новой модели экономического и социального поведения присущи экспансионистские движения. Мировая экспансия капиталистической экономики предполагает новые отношения между экономическими партнерами, то есть обществами, государствами, регионами, городами и т. Д. Эти новые отношения влекут за собой новое международное разделение труда, которое пронизывает социальные структуры и культурные модели всех вовлеченных обществ.

Международное разделение труда внутри мир-системы также основано на систематическом разделении между ядром и периферией. Сначала Европа, а затем и весь мир разделились на несколько регионов. Некоторые из них пережили историческое ускорение, быстро модернизировав большую часть своей социально-экономической структуры, в то время как другие пережили столетия социально-экономической стагнации, если не растущего обнищания. Следующая классификация подчеркивает роль исторических регионов Европы в новом международном разделении труда.

Северо-Западная Европа

Первое ядро ​​мир-системы, разработанное в этом регионе. Неуклонный упадок феодальной системы, раннее создание обширной сети самоуправляющихся городов ( freie Reichstädte , comuni и т. Д.), Поразительное накопление капитала с последующими важными технологическими изменениями, кульминацией которых стала промышленная революция, рост сильной территориальной государства с более однородным в культурном отношении населения, колониальная экспансия за пределы Европы: это лишь некоторые из наиболее очевидных процессов, характеризующих социально-экономическую и культурную структуру этого исторического региона.С самого начала он включал южную Англию, Францию, Фландрию, Голландию и крайнюю западную часть Германии. Северная Испания и Северная Италия, другие области Германии и большая часть Швейцарии, Австрии, Богемии и Скандинавии присоединились к ядру в последующие периоды.

Средиземноморская Европа

Этот исторический регион, на протяжении веков являвшийся социально-экономическим и культурным центром континента, был превращен в обширную периферию в результате нового международного разделения труда. Он обеспечивал ядро ​​продуктами питания и сырьем для растущей текстильной промышленности.С социально-экономической точки зрения территория, включающая Португалию, Испанию и Италию, управлялась системой монокультуры пшеницы и / или животноводства с отсутствующей аристократией владельцев. Огромные владения находились в ведении крупных арендаторов, которые сдавались в субаренду более мелким, а те, в свою очередь, сдавали в субаренду самым мелким крестьянам. Эта длинная арендная цепочка привела к разрушительной фрагментации. Слишком много людей, не занимающихся производительной деятельностью, жили исключительно за счет земли и за счет тех, кто ее действительно обрабатывал.

Несмотря на то, что банковская система, столп рационального капитализма, была развита в Италии эпохи Возрождения, и два иберийских государства были первыми, кто полагался на имперские колонии, структура средиземноморской Европы уходила корнями в аграрные общества и экономику с XVI века до большинства из них. ХХ века. Поднимающаяся буржуазия этого исторического региона не играла особой роли и не имела своего собственного специфического экономического поведения. Его идеалом было подражание аристократии.Это соответствовало экономическому и социальному поведению категорий арендаторов, таких как señoritos в Андалусии, Ла-Манче и Эстремадуре или gabelloti и galantuomini на Сицилии и юге Италии, которые были склонны к пассивному существованию на принцип «достойного безделья»

Центрально-Восточная Европа

Этот исторический регион, за некоторыми исключениями, находится между двумя идеальными границами, проведенными Сючем. Это вторая обширная периферия Европы и один из основных поставщиков продуктов питания.Типичные социально-экономические пейзажи второй периферии Европы - это западная и восточная Пруссия, страны Балтии, Венгерская равнина и румынская Дунайская равнина, вместе с так называемыми восточными территориями Польши (большая часть которых была потеряна после Второй мировой войны). На этих бескрайних территориях располагались имения аристократии Центральной и Восточной Европы: знатные польские и венгерские дворянские семьи, балтийские сюзерены германского происхождения и румынские бояре. Институт крепостного права был правилом в этих усадьбах почти до конца XIX века.Фактически, крепостнические отношения не были отменены, а возродились во время того, что историки называют «вторым крепостным правом». Крупные землевладельцы вводили новые методы земледелия, чтобы увеличить урожай, в основном зерновые, что привело к ухудшению условий труда и жизни крестьян. Второе крепостное право в Центральной и Восточной Европе сопровождалось формированием новых групп крупных землевладельцев с сильным корпоративным духом и стойкими политическими и социально-экономическими амбициями, таких как прусский Junker , польский Szlachta и венгерское дворянство.

Юго-Восточная Европа

Этот исторический регион в основном включает Балканы (кроме Румынии). Османская империя, которая доминировала над ней почти 500 лет, стала частью миросистемы только в восемнадцатом веке, то есть в период ее явного упадка. Однако даже под османским господством Балканы были бедной периферией на шаткой границе между Османской и Австро-Венгерской империями. Следовательно, обстоятельства этого исторического региона не следует сравнивать с другими, более процветающими социально-экономическими районами Османской империи, такими как части Сирии или Египта.Что еще хуже, на Балканах произошло вырождение патримониальной системы, основанной на «налоговых сборах». Судьба Балкан в мировой системе заключалась в том, чтобы стать «периферией периферии».

Восточная Европа

Третий исторический регион Европы, согласно классификации Сюча, включает в основном территорию России к западу от Урала, за исключением областей к югу от Карпат. В течение первых веков своего существования эта огромная страна была «внешней территорией» по отношению к миросистеме с особой социально-экономической системой.Коммунитарный режим земельной собственности и своеобразный патримониализм, с помощью которого имперский чиновник «присвоил» собственность, управляемую от имени царя, были краеугольным камнем социально-экономической структуры. Ситуацию, порожденную такой структурной особенностью, которая просуществовала до русской революции (1917 г.), историки сравнивали с «болотом нищеты» (Рязановский, 1984). Однако постепенная интеграция Восточной Европы в миросистему, начавшуюся в восемнадцатом веке, оставалась незавершенной. Россия продолжала оставаться внешним европейским пространством и никогда не становилась настоящей периферией или стержневым государством, как уже описывались другие исторические регионы.

Исторические регионы и нынешние социально-экономические разрывы

Создание мировой системы и рост нового международного разделения труда, которые сформировали европейское ядро ​​и периферию, являются основными компонентами эпохальных исторических изменений, социально-экономические и культурные последствия видны и по сей день.

Разрывы, которые возникли между историческими регионами Европы во время формирования мир-системы, все еще очевидны. Разрыв между Севером и Югом отражает прошлые социально-структурные и экономические различия между центром и периферией Средиземноморья.На сегодняшний день даже интеграция этих двух исторических регионов в ЕС не устранила разрыв. Расширение ЕС на восток является проблемным вопросом из-за несоответствий между Западом и Востоком (и не только из-за 50 лет социализма), которые олицетворяют старые границы между европейским ядром и центрально-восточной периферией. Ситуация на Балканах, характеризующаяся слабой индустриализацией и неполной модернизацией, объясняется тем, что на протяжении веков этот регион был периферией периферии.Наконец, современная Россия с ее отчетливой моделью развития, разрывающейся между капиталистическими моделями и (до) социалистическими коммунистическими возрождениями, придерживается своей типичной традиции пребывания на границах миросистемы. Разрывы ядро-периферия обнаруживаются не только на межрегиональном уровне, но и внутри штатов. Фактически, государства, расположенные между историческими регионами, имеют сильно дуалистические общества, экономики и культуры. Например, Италия делится на север и юг; В Испании есть несоответствия между Каталонией и Испанской Страной Басков, с одной стороны, и остальной частью страны, с другой; в бывшей Чехословакии были различия между Чехией и Словакией; в бывшей Югославии Словения и Хорватия были более связаны с ядром, в то время как Сербия, Босния и Македония принадлежали к юго-восточной периферии.

В конце двадцатого века и в начале двадцать первого века считалось, что структурный разрыв между ядром и периферией был преодолен благодаря созданию ЕС, его различным социально-экономическим механизмам перераспределения, и особенно введение единой валюты. Текущий кризис государственного долга стран Средиземноморья (Португалия, Италия, Греция и Испания), серьезные экономические проблемы в бывших коммунистических странах Восточной и Юго-Восточной Европы (Латвия, Литва, Венгрия, Словакия, Румыния и Болгария) и гегемонистские цели и позиции некоторых северо-западных стран Европы (в частности, Германии) свидетельствуют о том, что асимметричные и зависимые отношения между ядром и периферией определенно не закончились.

Воспринимаемые пробелы: идентичность ядра и периферии

Пробелы между ядром и периферией выходят за рамки структурных данных. Они также являются «проживаемыми» и, следовательно, воспринимаемыми и сконструированными реальностями. Фактически, в основе лежит чувство принадлежности, в котором преобладает концепция технико-экономического и социального прогресса, способности человека к совершенствованию и, основанная на ценностях просвещенного рационализма, секуляризованных и индивидуализированных обществ, духа капитализма и так далее. Макс Вебер назвал бы такие личности «разочарованными».Возможно, наиболее подходящим описанием этого типа идентичности является описание Макса Вебера в его модели западной уникальности (Weber, 1986), которая, несмотря на то, что Макс Вебер намеревался доказать, использовалась для подтверждения европейского превосходства и гегемонии ядра. нацеливается на периферию.

Напротив, на периферии Европы, особенно среди интеллектуальной элиты, существует осознание маргинальности, если не отсталости своей страны или ее исторического региона. Однако существует также твердое убеждение, что нация или народ обладают выдающимися качествами и добродетелями.Периферийные элиты справляются с несоответствием между воспринимаемой социально-экономической неполноценностью своей нации и ее предполагаемым духовным и моральным превосходством даже на грани формирования своих соответствующих национальных государств. Интерпретация правящим классом европейских периферий этого очевидного противоречия была удивительно амбивалентной в отношении отношений с ядром как социально-экономическим и культурным комплексом. Цитируя терминологию Рейнхарда Бендикса, ядро ​​рассматривается как «эталонное общество», с которым существует как «идентификация», так и «различие» (Bendix, 1978).Поощряется эмуляция ядра, при этом сохраняется диссоциация. За последние 150 лет почти каждая европейская периферия претерпела серьезные процессы модернизации, имитирующие ядро, которые затронули все аспекты жизни общества. Однако эти процессы сопровождались архаическими противоположными тенденциями (аграрно-популистские движения, национализм и т. Д.), Которые вместо этого прославляли то, что считалось прошлым, традициями, культурой и идентичностью группы. И движение к модернизации, и национистское возрождение работали.

Стремление к модернизации в основном означает европеизацию, особенно политики (создание парламентских институтов и правовых систем), экономики (индустриализация), культуры (больше театров, художественных музеев, авангардного искусства и т. Д.) И даже повседневной жизни ( новые привычки, условности и эфемерные причуды из столиц «справочных обществ» - Парижа, Вены или Берлина).

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *