Едва чичиков пригнувшись вступил в темные широкие сени: Контрольная работа по теме «Лексика. Фразеология».10 класс.

Содержание

Подборка диктантов повышенной сложности для учащихся 10-11 классов

Необыкновенные дни

 Воропаев вступил в Бухарест с ещё не зажившей раной, полученной им в бою за Кишинёв. День был ярок и, пожалуй, немного ветрен. Он влетел в город на танке с разведчиками и потом остался один. Собственно говоря, ему следовало лежать в госпитале, но разве улежишь в день вступления в ослепительно белый, кипящий возбуждением город? Он не присаживался до поздней ночи, а всё бродил по улицам, вступая в беседы, объяснял что-то или просто без слов с кем-то обнимался, и его кишинёвская рана  затягивалась, точно излечиваемая волшебным зельем.

 А следующая рана,случайно полученная после Бухареста, хотя и была легче предыдущей, но заживала необъяснимо долго, почти до самой Софии.

  Но когда он, опираясь на палку, вышел из штабного автобуса на площадь в центре болгарской столицы и, не ожидая, пока его обнимут, сам стал обнимать и целовать всех, кто попадал в его объятия, что-то защемило в ране, и она замерла.

Он тогда едва держался на ногах, голова кружилась, и холодели пальцы рук — до того утомился он в течение дня, ибо говорил часами на площадаях, в казармах и даже с амвона церкви, куда был внесён на руках. Он говорил о России и славянах, будто ему было не меньше тысячи лет.

***

  Наступила тишина, слышно было только, как фыркали и жевали лошади да похрапывали спящие. Где-то плакал чибис и изредка раздавался писк бекасов, прилетавших поглядеть, не уехали ли непрошеные гости.

  Егорушка, задыхаясь от зноя, который особенно чувствовался после еды, побежал к осоке и отсюда оглядел местность. Увидел он то же самое, что видел и до полудня: равнину, холмы, небо, лиловую даль. Только холмы стояли поближе, да не было мельницы, которая осталась далеко назади. От нечего делать Егорушка поймал в ьраве скрипача, поднёс его в кулаке к уху и долго слушал, как тот играл на своей скрипке. Когда надоела музыка, он погнался за толпой жёлтых бабочек, прилетавших к осоке на водопой, и сам не заметил, как очутился опять возле брички.

  Неожиданно послышалось тихое пение. Песня, тихая, тягучая и заунывная, похожая на плач и едва уловимая слухом, слышалась то справа, то слева, то сверху, то из-под земли, точно над степью носился невидимый дух и пел. Егорушка оглядывался по сторонам и не понимал, откуда эта странная песня. Потом уже, когда он прислушался, ему стало казаться, что пела трава. В своей песне она, полумёртвая, уже погибшая, без слов, но жалобно и искренне убеждала кого-то, что она ни в чём не виновата, что солнце выжгло её понапрасну; она уверяла, что ей страстно хочется жить, что она ещё молода и была бы красивой, если бы не зной и не засуха. Вины не было, но она всё-таки просила у кого-то прощения и клялась, что ей невыносимо больно, грустно и жалко себя.

 (По А.П.Чехову) (241 слово)

***

  Часто осенью я пристально следил за опадающими листьями, чтобы поймать ту незаметную долю секунды, когда лист отделяется от ветки и начинает падать на землю. Я читал в старых книгах о том, как шуршат падающие листья, но я никогда не слышал этого звука. Шорох листьев в воздухе казался мне таким же неправдоподобным, как рассказы о том, что весной слышно, как прорастает трава.

  Я был, конечно, неправ. Нужно было время, чтобы слух, отупевший от скрежета городских улиц, мог отдохнуть и уловить очень чистые и точные звуки осенней земли.

  Бывают осенние ночи, оглохшие и немые, когда безветрие стоит над чёрным лесистым краем.

  Была такая ночь. Фонарь освещал колодец, старый клён под забором и растрёпанный ветром куст настурции.

  Я посмотрел на клён и увидел, как  осторожно и медленно отделился от ветки красный лист, вздрогнул, на одно мгновение остановился в воздухе и косо начал падать к моим ногам, чуть шелестя и качаясь. Впервые я услышал шелест падающего листа — неясный звук, похожий на детский шёпот.

Опасная профессия

  В погоне за интересными кадрами фотографы и кинооператоры часто переходят границу разумного риска.

  Не опасна, но почти невозможна в природе съёмка волков. Опасно снимать львов, очень опасно — тигров. Нельзя сказать заранее, как поведёт себя медведь — этот сильный и, вопреки общему представлению, очень подвижный зверь. На Кавказе я нарушил небезызвестное правило: полез в гору, где паслась медведица с медвежатами. Расчёт был на то, что, мол, осень и мать уже не так ревниво оберегает потомство. Но я ошибся… При щелчке фотокамеры, запечатлевшейдвух малышей, дремавшая где-то поблизости мать кинулась ко мне, как торпеда. Я понимал: ни в коем случае нельзя бежать — зверь бросится вслед. На месте оставшийся человек медведицу озадачил: она вдруг резко затормозила и, пристально поглядев на меня, кинулась за малышом.

  Снимая зверей, надо, во-первых, знать их повадки и, во-вторых, не лезть на рожон. Все животные, исключая разве что шатунов-медведей, стремятся избегать встреч с людьми. Анализируя все несчастья, видишь: беспечность человека спровоцировала нападение зверя.

  Издавна придуманы телеобъективы, чтобы снимать животных, не пугая их и не рискуя подвергнуться нападению, чаще всего — вынужденному. К тому же, непуганые животные, не подразумевающие о вашем присутствии, ведут себя естественно. Большинство выразительных кадров добыто знанием и терпением, пониманием дистанции, нарушать которую неразумно и даже опасно.

 

Путь к озеру

  Утренняя заря мало-помалу разгорается. Скоро луч солнца коснётся по-осеннему оголённых верхушек деревьев и позолотит блестящее зеркало озера. А неподалёку располагается озеро поменьше, причудливой формы и цвета: воде в нём не голубая, не зелёная, не тёмная, а буроватая. Говорят, что этот специфический оттенок объясняется особенностями состава местной почвы, слой которой устилает озёрное дно.Оба эти озера объединены под названием Боровых озёр, как в незапамятные времена окрестили их старожили здешних мест. А к юго-востоку от Боровых озёр простираются гигантские болота. Это тоже бывшие озёра, зараставшие в течение десятилетий.

В этот ранний час чудесной золотой осени мы движемся к озеру с пренеприятным названием — Поганому озеру. Поднялись мы давно, ещё до рассвета, и стали снаряжаться в дорогу. По совету сторожа, приютившего нас, мы взяли непромокаемые плащи, охотничьи сапоги-болотники, приготовили дорожную еду, чтобы не тратить время на разжигание костра, и двинулись в путь.

Два часа пробирались мы к озеру, пытаясь отыскать удобные подходы. Ценой сверхъестественных усилий мы преодолели заросли какого-то цепкого и колючего растения, затем полусгнившие трущобы, и впереди показался остров. Не добравшись до лесистого бугра, мы упали в заросли ландыша, и его правильные листья, как будто выровненные неведомым мастером, придавшим им геометрически точную форму, защелестели у наших лиц.

В этих зарослях в течение получаса мы предавались покою. Поднимешь голову, а над тобой шумят верхушки сосен, упирающиеся в бледно-голубое небо, по которому движутся не тяжёлые, а по-летнему полувоздушные облачка-непоседы. Отдохнув среди ландышей, мы снова принялись искать таинственное озеро. Расположенное где-то рядом, оно было скрыто от нас густой порослью травы. 

(247 слов)

***

 Сверхъестественные усилия, приложенные героем для преодоления разного рода дорожных препятствий, были ненапрасны: визит обещал быть отнюдь не безынтересным.

 Едва Чичиков, пригнувшись, вступил в тёмные широкие сени, пристроенные кое-как, на него тотчас повеяло холодом, как из погреба. Из сеней он попал в комнату, тоже тёмную, с приспущенными шторами, чуть-чуть озарённую светом, не нисходящим с потолка, а восходящим к потолку из-под широкой щели, находящейся внизу двери. Распахнувши эту дверь, он наконец очутился в свету и был чрезмерно поражён представшим беспорядком. Казалось, как будто в доме происходило мытьё полов и все вещи снесли сюда и нагромоздили как попало. На одном столе стоял даже сломанный стул и здесь же — часы с остановившимся маятником, к которому паук уже приладил причудливую паутину.

Тут же стоял прислонённый боком к стене шкаф со старинным серебром, почти исчезнувшим под слоем пыли, графинчиками и превосходным китайским фарфором, приобретённым бог весть когда. На бюро, выложенном некогда прелестною перламутровою мозаикой, которая местами уже выпала и оставила после себя одни жёлтенькие желобки, наполненные клеем, лежало превеликое множество всякой всячины: куча испещрённых мелким почерком бумажек, накрытых мраморым позеленевшим прессом с ручкой в виде яичка наверху, какая-то старинная книга в кожаном переплёте с красным обрезом, лимон, весь ссохшийся, ростом не более лесного ореха, отломленная ручка давно развалившихся кресел, рюмка с какой-то непривлекательной жидкостьб и тремя мухами, прикрытая письмом, кусочек где-то поднятой тряпки да два пера, испачканные чернилами. В довершение престранного интерьера по стенам было весьма тесно и бестолково навешано несколько картин.

                                                                                             (По Н. В.Гоголю)

***

  Вспоминаю с неизъяснимой радостью свои детские года в старинном помещичьем доме в средней полосе России.

  Тихий, по-летнему ясный рассвет. Первый луч солнца через неплотно притворённые ставни золотит изразцовую печь, свежевыкрашенные полы, недавно крашенные стены, увешанные картинками на темы из детских сказок. Какие только переливающиеся на солнце краски здесь не играли! На синем фоне оживали сиреневые принцессы, розовый принц снимал меч, спеша на помощь возлюбленной, голубизной светились деревья в зимнем инее, а рядом расцветал весенний ландыш. А за окном набирает силу прелестный летний день.

  В распахнутое настежь старенькое оконце врывается росистая свежесть ранних цветов пионов, светлых и нежных.

  Низенький домишко, сгорбившись, уходит, врастает в землю, а над ним по-прежнему буйно цветёт поздняя сирень, как будто торопится своей бело-лиловой роскошью прикрыть его убожество.

  По деревянным нешироким ступенькам балкончика, также прогнившего от времени и качающегося под ногами, спускаемся купаться к расположенной близ дома речонке.

  Искупавшись, мы ложимся загорать неподалёку от зарослей прибрежного тростника. Через минуту-другую, задевая ветку густого орешника, растущего справа, ближе к песчаному склону, садится на деревце сорока-болтунья. О чём только она не трещит! Навстечу ей несётся звонкое щебетанье, и, нарастая, постепенно многоголосый птичий гомон наполняет расцвеченный по-летнему ярко сад.

  Насладившись купанием, мы возвращаемся назад. Стеклянная дверь, ведущая с террасы, приоткрыта. На столе в простом глиняном горшочке букетик искусно подобранных, только что сорванных, ещё не распустившихся цветов, а рядом, на белоснежной полотняной салфетке, тарелка мёду, над которым вьются с ровным гудением ярко-золотистые труженицы-пчёлки.

Как легко дышится ранним утром! Как долго помнится это ощущение счастья, которое испытываешь лишь в детстве!

Величайшая святыня

  Заботами милого друга я получил из России небольшую шкатулку карельской берёзы, наполненную землёй. Я принадлежу к людям, любящим вещи, не стыдящимся чувств и не боящимся кривых усмешек. В молодости это простительно и понятно: в молодости мы хотим быть самоуверенными, разумными и жестокими — редко отвечать на обиду, владеть своим лицом, сдерживать дрожь сердечную. Но тягость лет побеждает, и строгая выдержанность чувств уже не кажется лучшим и главнейшим. Вот сейчас таков, как есть, я готов и могу преклонить колени перед коробочкой с русской землёй и сказать вслух, не боясь чужих ушей: «Я тебя люблю, земля, меня родившая, и признаю тебя моей величайшей святыней».

  И никакая скептическая философия, никакой умный космополитизм не заставит меня устыдиться моей чувствительности, потому что руководит мною любовь, а она не подчинена разуму и расчёту.

  Земля в коробке высохла и превратилась в комочки бурой пыли. Я пересыпаю её заботливо и осторожно, чтобы не рассыпать зря по столу, и думаю о том, что из всех вещей человека земля всегда была и самой любимой, и близкой.

  Ибо прах ты — и в прах обратишься.

(По М.А.Осоргину)

Роза

  Ранним утром, едва забрезжил рассвет, я возвращался в знакомые места нехожеными тропами. В дали, неясной и туманной, мне уже мерещилась картина родного села. Торопливо ступая по некошеной траве, я представлял, как подойду к своему дому, покосившемуся от древности, но по-прежнему приветливому и дорогому. Мне хотелось поскорее увидеть с детства знакомую улицу, старый колодец, наш палисадник с кустами жасмина и роз.

  Погружённый в свои воспоминания, я незаметно приблизился к околице и, удивлённый, остановился в начале улицы. На самом краю села стоял ветхий дом, нисколько не изменившийся с тех пор, как я отсюда уехал. Все эти годы, на протяжении многих лет, куда бы меня ни забросила судьба, как бы далеко ни был от этих мест, я всегда неизменно носил в своём сердце образ родного дома, как память о счастье и весне. ..

  Наш дом! Он, как и прежде, окружён зеленью. Правда, растительности тут стало побольше. В центре палисадника разросся большой розовый куст, на котором расцвела нежная роза. Цветник запущен, сорные травы сплелись на вросших в землю клумбах и дорожках, никем не расчищенных и уже давно не посыпанных песком. Деревянная решётка, далеко не новая, совсем облезла, рассохлась и развалилась.

  Крапива занимала целый угол цветника, словно служила фоном для нежного бледно-розового цветка. Но рядом с крапивой была роза, а не что иное.

  Роза распустилась в хорошее майское утро; когда она раскрывала свои лепестки, утренняя роса оставила на них несколько слезинок, в которых играло солнце. Роза точно плакала. Но вокруг всё было так прекрасно, так чисто и ясно в это весеннее утро…

***

  Позади большого дома был старый сад, уже одичавший, заглушённый бурьяном и кустарником. Я прошёлся по террасе, ещё крепкой и красивой; сквозь стеклянную дверь видна была комната с паркетным полом, должно быть, гостиная; старинное фортепиано, да на стенах гравюры в широких рамах из красного дерева — и больше ничего. От прежних цветников уцелели одни пионы и маки, которые поднимали из травы свои белые и ярко-красные головы; по дорожкам, вытягиваясь, мешая друг другу, росли молодые клёны и вязы, уже ощипанные коровами.Было густо, и сад казался непроходимым, но это только вблизи дома, где ещё стояли тополя, сосны и старые липы-сверстницы, уцелевшие от прежних аллей, а дальше за ними сад расчищали для сенокоса, и тут уже не парило, паутина не лезла в рот и в глаза, подувал ветерок; чем дальше вглубь, тем просторнее, и уже росли на просторе вишни, сливы, раскидистые яблони и груши такие высокие, что даже не верилось, что это груши. Эту часть сада арендовали наши городские торговки, и сторожил её от воров и скворцов мужик-дурачок, живший в шалаше.

  Сад, всё больше редея, переходя в настоящий луг, спускался к реке, поросшей зелёным камышом и ивняком; около мельничной плотины был плёс, глубокий и рыбный, сердито шумела небольшая мельница с соломенною крышей, неистово квакали лягушки. На воде, гладкой, как зеркало, изредка ходили круги, да вздрагивали речные лилии, потревоженные весёлою рыбой. Тихий голубой плёс манил к себе, обещая прохладу и покой.

Зорянка

  Бывает, что в бору у какой-нибудь золотисто-рыжей сосны из белого соснового тела выпадет сучок. Пройдёт год или два, и эту дырочку оглядит зорянка — маленькая птичка точно такого же цвета, как кора у сосны.Эта птичка натаскает в пустой сучок пёрышек, сенца, пуха, прутиков, выстроит себе тёплое гнёздышко, выпрыгнет на веточку и запоёт. И так начинает птичка весну.

  Через какое-то время, а то и прямо тут, вслед за птичкой, приходит охотник и останавливается у дерева в ожидании вечерней зари.

  Но вот певчий дрозд, с какой-то высоты на холме первый увидев признаки зари, просвистел свой сигнал. На него отозвалась зорянка, вылетела из гнезда и, прыгая с сучка на сучок всё выше и выше, оттуда, сверху, тоже увидала зарю и на сигнал певчего дрозда ответила своим сигналом. Охотник, конечно, слышал сигнал дрозда и видел, как вылетела зорянка, он даже заметил, что зорянка, маленькая птичка, открыла клювик, но, что она пикнула, он просто не слышал: голос маленькой птички не дошёл до земли.

  Птицы уже славили зарю наверху, но человеку, стоящему внизу, зари не было видно. Пришло время — над лесом встала заря, охотник увидел: высоко на сучке птичка свой клювик то откроет, то закроет. Это зорянка поёт, зорянка славит зарю, но песни не слышно. Охотник всё-таки понимает по-своему, что птичка славит зарю, а отчего ему песни не слвшно — это оттого, что она поёт, чтобы славить зарю, а не чтобы самой славиться перед людьми.

  И вот мы считаем, что, как только человек станет славить зарю, а не зарёй сам славиться, так и начинается весна самого человека. Все наши настоящие любители-охотники, от самого маленького и простого человека до самого большого, только тем и дышат, чтобы прославить весну. И сколько таких хороших людей есть на свете, и никто из них ничего хорошего не знает о себе, и так все привыкнут к нему, что никто и не догадывается о нём, как он хорош, что он для того только и существует на свете, чтобы славить зарю и начинать свою весну человека.

***

  Разгоралась заря, становилось свежо, и мне пора было собираться в дорогу. Пройдя через густые камышовые заросли, пробравшись сквозь чащобу склонённого ивняка, я вышел на берег речонки и быстро отыскал свою плоскодонную лодку. Перед отплытием я проверил содержимое своего холщового мешочка. Всё было на месте: банка свиной тушёнки, копчёная и тушёная рыба, буханка чёрного хлеба, сгущённое молоко, моток крепкой бечёвки и немало других вещей, нужных в дороге.

  Отъехав от берега, я отпустил вёсла, и лодку тихо понесло по течению. Через три часа за поворотом реки показались отчётливо видные на фоне свинцовых туч у горизонта золочёные купола церкви, но до города, по моим расчётам, было ещё неблизко.

  Пройдя несколько шагов по мощёной улице, я решил починить давно уже промокавшие сапоги, или чёботы. Сапожник был молодцеватым мужчиной цыганской наружности. Что-то необыкновенно привлекательное было в чётких движениях его мускулистых рук.

  Утолив голод в ближайшем кафе, где к моим услугам оказались свекольный борщок, печёнка с тушёной картошкой и боржом, я отправился бродить по городу. Моё внимание привлекла дощатая эстрада, где развевались разноцветные флажки. Жонглёр уже закончил своё выступление и поклонился. Его сменила веснушчатая танцовщица с рыжеватой чёлкой и жёлтым шёлковым веером в руках. Оттанцевав какой-то танец, напоминавший чечётку, она уступила место клоуну в звёздчатом  трико. Но бедняга был лишён таланта и совсем не смешон со своими ужимками и прыжками.

  Обойдя за полчаса чуть ли не весь городишко, я расположился на ночёвку на берегу реки, укрывшись старым непромокаемым плащом.

Диктант утренняя заря разгорается скоро луч солнца. Проверочный диктант по темам. Что будем делать с полученным материалом

Контрольные диктанты. 10 — 11 классы

Необыкновенные дни

Воропаев вступил в Бухарест с ещё не зажившей раной, полученной им в бою за Кишинёв. День был ярок и, пожалуй, немного ветрен. Он влетел в город на танке с разведчиками и потом остался один. Собственно говоря, ему следовало лежать в госпитале, но разве улежишь в день вступления в ослепительно белый, кипящий возбуждением город? Он не присаживался до поздней ночи, а всё бродил по улицам, вступая в беседы, объяснял что-то или просто без слов с кем-то обнимался, и его кишинёвская рана затягивалась, точно излечиваемая волшебным зельем.

А следующая рана,случайно полученная после Бухареста, хотя и была легче предыдущей, но заживала необъяснимо долго, почти до самой Софии.

Но когда он, опираясь на палку, вышел из штабного автобуса на площадь в центре болгарской столицы и, не ожидая, пока его обнимут, сам стал обнимать и целовать всех, кто попадал в его объятия, что-то защемило в ране, и она замерла. Он тогда едва держался на ногах, голова кружилась, и холодели пальцы рук — до того утомился он в течение дня, ибо говорил часами на площадаях, в казармах и даже с амвона церкви, куда был внесён на руках. Он говорил о России и славянах, будто ему было не меньше тысячи лет.

***

Наступила тишина, слышно было только, как фыркали и жевали лошади да похрапывали спящие. Где-то плакал чибис и изредка раздавался писк бекасов, прилетавших поглядеть, не уехали ли непрошеные гости.

Егорушка, задыхаясь от зноя, который особенно чувствовался после еды, побежал к осоке и отсюда оглядел местность. Увидел он то же самое, что видел и до полудня: равнину, холмы, небо, лиловую даль. Только холмы стояли поближе, да не было мельницы, которая осталась далеко назади. От нечего делать Егорушка поймал в ьраве скрипача, поднёс его в кулаке к уху и долго слушал, как тот играл на своей скрипке. Когда надоела музыка, он погнался за толпой жёлтых бабочек, прилетавших к осоке на водопой, и сам не заметил, как очутился опять возле брички.

Неожиданно послышалось тихое пение. Песня, тихая, тягучая и заунывная, похожая на плач и едва уловимая слухом, слышалась то справа, то слева, то сверху, то из-под земли, точно над степью носился невидимый дух и пел. Егорушка оглядывался по сторонам и не понимал, откуда эта странная песня. Потом уже, когда он прислушался, ему стало казаться, что пела трава. В своей песне она, полумёртвая, уже погибшая, без слов, но жалобно и искренне убеждала кого-то, что она ни в чём не виновата, что солнце выжгло её понапрасну; она уверяла, что ей страстно хочется жить, что она ещё молода и была бы красивой, если бы не зной и не засуха. Вины не было, но она всё-таки просила у кого-то прощения и клялась, что ей невыносимо больно, грустно и жалко себя. (По А.П.Чехову) (241 слово)

***

Часто осенью я пристально следил за опадающими листьями, чтобы поймать ту незаметную долю секунды, когда лист отделяется от ветки и начинает падать на землю. Я читал в старых книгах о том, как шуршат падающие листья, но я никогда не слышал этого звука. Шорох листьев в воздухе казался мне таким же неправдоподобным, как рассказы о том, что весной слышно, как прорастает трава.

Я был, конечно, неправ. Нужно было время, чтобы слух, отупевший от скрежета городских улиц, мог отдохнуть и уловить очень чистые и точные звуки осенней земли.

Бывают осенние ночи, оглохшие и немые, когда безветрие стоит над чёрным лесистым краем.

Была такая ночь. Фонарь освещал колодец, старый клён под забором и растрёпанный ветром куст настурции.

Я посмотрел на клён и увидел, как осторожно и медленно отделился от ветки красный лист, вздрогнул, на одно мгновение остановился в воздухе и косо начал падать к моим ногам, чуть шелестя и качаясь. Впервые я услышал шелест падающего листа — неясный звук, похожий на детский шёпот.

Опасная профессия

В погоне за интересными кадрами фотографы и кинооператоры часто переходят границу разумного риска.

Не опасна, но почти невозможна в природе съёмка волков. Опасно снимать львов, очень опасно — тигров. Нельзя сказать заранее, как поведёт себя медведь — этот сильный и, вопреки общему представлению, очень подвижный зверь. На Кавказе я нарушил небезызвестное правило: полез в гору, где паслась медведица с медвежатами. Расчёт был на то, что, мол, осень и мать уже не так ревниво оберегает потомство. Но я ошибся… При щелчке фотокамеры, запечатлевшейдвух малышей, дремавшая где-то поблизости мать кинулась ко мне, как торпеда. Я понимал: ни в коем случае нельзя бежать — зверь бросится вслед. На месте оставшийся человек медведицу озадачил: она вдруг резко затормозила и, пристально поглядев на меня, кинулась за малышом.

Снимая зверей, надо, во-первых, знать их повадки и, во-вторых, не лезть на рожон. Все животные, исключая разве что шатунов-медведей, стремятся избегать встреч с людьми. Анализируя все несчастья, видишь: беспечность человека спровоцировала нападение зверя.

Издавна придуманы телеобъективы, чтобы снимать животных, не пугая их и не рискуя подвергнуться нападению, чаще всего — вынужденному. К тому же, непуганые животные, не подразумевающие о вашем присутствии, ведут себя естественно. Большинство выразительных кадров добыто знанием и терпением, пониманием дистанции, нарушать которую неразумно и даже опасно.

Путь к озеру

Утренняя заря мало-помалу разгорается. Скоро луч солнца коснётся по-осеннему оголённых верхушек деревьев и позолотит блестящее зеркало озера. А неподалёку располагается озеро поменьше, причудливой формы и цвета: воде в нём не голубая, не зелёная, не тёмная, а буроватая. Говорят, что этот специфический оттенок объясняется особенностями состава местной почвы, слой которой устилает озёрное дно.Оба эти озера объединены под названием Боровых озёр, как в незапамятные времена окрестили их старожили здешних мест. А к юго-востоку от Боровых озёр простираются гигантские болота. Это тоже бывшие озёра, зараставшие в течение десятилетий.

В этот ранний час чудесной золотой осени мы движемся к озеру с пренеприятным названием — Поганому озеру. Поднялись мы давно, ещё до рассвета, и стали снаряжаться в дорогу. По совету сторожа, приютившего нас, мы взяли непромокаемые плащи, охотничьи сапоги-болотники, приготовили дорожную еду, чтобы не тратить время на разжигание костра, и двинулись в путь.

Два часа пробирались мы к озеру, пытаясь отыскать удобные подходы. Ценой сверхъестественных усилий мы преодолели заросли какого-то цепкого и колючего растения, затем полусгнившие трущобы, и впереди показался остров. Не добравшись до лесистого бугра, мы упали в заросли ландыша, и его правильные листья, как будто выровненные неведомым мастером, придавшим им геометрически точную форму, защелестели у наших лиц.

В этих зарослях в течение получаса мы предавались покою. Поднимешь голову, а над тобой шумят верхушки сосен, упирающиеся в бледно-голубое небо, по которому движутся не тяжёлые, а по-летнему полувоздушные облачка-непоседы. Отдохнув среди ландышей, мы снова принялись искать таинственное озеро. Расположенное где-то рядом, оно было скрыто от нас густой порослью травы. (247 слов)

***

Сверхъестественные усилия, приложенные героем для преодоления разного рода дорожных препятствий, были ненапрасны: визит обещал быть отнюдь не безынтересным.

Едва Чичиков, пригнувшись, вступил в тёмные широкие сени, пристроенные кое-как, на него тотчас повеяло холодом, как из погреба. Из сеней он попал в комнату, тоже тёмную, с приспущенными шторами, чуть-чуть озарённую светом, не нисходящим с потолка, а восходящим к потолку из-под широкой щели, находящейся внизу двери. Распахнувши эту дверь, он наконец очутился в свету и был чрезмерно поражён представшим беспорядком. Казалось, как будто в доме происходило мытьё полов и все вещи снесли сюда и нагромоздили как попало. На одном столе стоял даже сломанный стул и здесь же — часы с остановившимся маятником, к которому паук уже приладил причудливую паутину. Тут же стоял прислонённый боком к стене шкаф со старинным серебром, почти исчезнувшим под слоем пыли, графинчиками и превосходным китайским фарфором, приобретённым бог весть когда. На бюро, выложенном некогда прелестною перламутровою мозаикой, которая местами уже выпала и оставила после себя одни жёлтенькие желобки, наполненные клеем, лежало превеликое множество всякой всячины: куча испещрённых мелким почерком бумажек, накрытых мраморым позеленевшим прессом с ручкой в виде яичка наверху, какая-то старинная книга в кожаном переплёте с красным обрезом, лимон, весь ссохшийся, ростом не более лесного ореха, отломленная ручка давно развалившихся кресел, рюмка с какой-то непривлекательной жидкостьб и тремя мухами, прикрытая письмом, кусочек где-то поднятой тряпки да два пера, испачканные чернилами. В довершение престранного интерьера по стенам было весьма тесно и бестолково навешано несколько картин.

(По Н.В.Гоголю)

***

Вспоминаю с неизъяснимой радостью свои детские года в старинном помещичьем доме в средней полосе России.

Тихий, по-летнему ясный рассвет. Первый луч солнца через неплотно притворённые ставни золотит изразцовую печь, свежевыкрашенные полы, недавно крашенные стены, увешанные картинками на темы из детских сказок. Какие только переливающиеся на солнце краски здесь не играли! На синем фоне оживали сиреневые принцессы, розовый принц снимал меч, спеша на помощь возлюбленной, голубизной светились деревья в зимнем инее, а рядом расцветал весенний ландыш. А за окном набирает силу прелестный летний день.

В распахнутое настежь старенькое оконце врывается росистая свежесть ранних цветов пионов, светлых и нежных.

Низенький домишко, сгорбившись, уходит, врастает в землю, а над ним по-прежнему буйно цветёт поздняя сирень, как будто торопится своей бело-лиловой роскошью прикрыть его убожество.

По деревянным нешироким ступенькам балкончика, также прогнившего от времени и качающегося под ногами, спускаемся купаться к расположенной близ дома речонке.

Искупавшись, мы ложимся загорать неподалёку от зарослей прибрежного тростника. Через минуту-другую, задевая ветку густого орешника, растущего справа, ближе к песчаному склону, садится на деревце сорока-болтунья. О чём только она не трещит! Навстечу ей несётся звонкое щебетанье, и, нарастая, постепенно многоголосый птичий гомон наполняет расцвеченный по-летнему ярко сад.

Насладившись купанием, мы возвращаемся назад. Стеклянная дверь, ведущая с террасы, приоткрыта. На столе в простом глиняном горшочке букетик искусно подобранных, только что сорванных, ещё не распустившихся цветов, а рядом, на белоснежной полотняной салфетке, тарелка мёду, над которым вьются с ровным гудением ярко-золотистые труженицы-пчёлки.

Как легко дышится ранним утром! Как долго помнится это ощущение счастья, которое испытываешь лишь в детстве!

Величайшая святыня

Заботами милого друга я получил из России небольшую шкатулку карельской берёзы, наполненную землёй. Я принадлежу к людям, любящим вещи, не стыдящимся чувств и не боящимся кривых усмешек. В молодости это простительно и понятно: в молодости мы хотим быть самоуверенными, разумными и жестокими — редко отвечать на обиду, владеть своим лицом, сдерживать дрожь сердечную. Но тягость лет побеждает, и строгая выдержанность чувств уже не кажется лучшим и главнейшим. Вот сейчас таков, как есть, я готов и могу преклонить колени перед коробочкой с русской землёй и сказать вслух, не боясь чужих ушей: «Я тебя люблю, земля, меня родившая, и признаю тебя моей величайшей святыней».

И никакая скептическая философия, никакой умный космополитизм не заставит меня устыдиться моей чувствительности, потому что руководит мною любовь, а она не подчинена разуму и расчёту.

Земля в коробке высохла и превратилась в комочки бурой пыли. Я пересыпаю её заботливо и осторожно, чтобы не рассыпать зря по столу, и думаю о том, что из всех вещей человека земля всегда была и самой любимой, и близкой.

Ибо прах ты — и в прах обратишься.

(По М.А.Осоргину)

Роза

Ранним утром, едва забрезжил рассвет, я возвращался в знакомые места нехожеными тропами. В дали, неясной и туманной, мне уже мерещилась картина родного села. Торопливо ступая по некошеной траве, я представлял, как подойду к своему дому, покосившемуся от древности, но по-прежнему приветливому и дорогому. Мне хотелось поскорее увидеть с детства знакомую улицу, старый колодец, наш палисадник с кустами жасмина и роз.

Погружённый в свои воспоминания, я незаметно приблизился к околице и, удивлённый, остановился в начале улицы. На самом краю села стоял ветхий дом, нисколько не изменившийся с тех пор, как я отсюда уехал. Все эти годы, на протяжении многих лет, куда бы меня ни забросила судьба, как бы далеко ни был от этих мест, я всегда неизменно носил в своём сердце образ родного дома, как память о счастье и весне…

Наш дом! Он, как и прежде, окружён зеленью. Правда, растительности тут стало побольше. В центре палисадника разросся большой розовый куст, на котором расцвела нежная роза. Цветник запущен, сорные травы сплелись на вросших в землю клумбах и дорожках, никем не расчищенных и уже давно не посыпанных песком. Деревянная решётка, далеко не новая, совсем облезла, рассохлась и развалилась.

Крапива занимала целый угол цветника, словно служила фоном для нежного бледно-розового цветка. Но рядом с крапивой была роза, а не что иное.

Роза распустилась в хорошее майское утро; когда она раскрывала свои лепестки, утренняя роса оставила на них несколько слезинок, в которых играло солнце. Роза точно плакала. Но вокруг всё было так прекрасно, так чисто и ясно в это весеннее утро…

***

Позади большого дома был старый сад, уже одичавший, заглушённый бурьяном и кустарником. Я прошёлся по террасе, ещё крепкой и красивой; сквозь стеклянную дверь видна была комната с паркетным полом, должно быть, гостиная; старинное фортепиано, да на стенах гравюры в широких рамах из красного дерева — и больше ничего. От прежних цветников уцелели одни пионы и маки, которые поднимали из травы свои белые и ярко-красные головы; по дорожкам, вытягиваясь, мешая друг другу, росли молодые клёны и вязы, уже ощипанные коровами. Было густо, и сад казался непроходимым, но это только вблизи дома, где ещё стояли тополя, сосны и старые липы-сверстницы, уцелевшие от прежних аллей, а дальше за ними сад расчищали для сенокоса, и тут уже не парило, паутина не лезла в рот и в глаза, подувал ветерок; чем дальше вглубь, тем просторнее, и уже росли на просторе вишни, сливы, раскидистые яблони и груши такие высокие, что даже не верилось, что это груши. Эту часть сада арендовали наши городские торговки, и сторожил её от воров и скворцов мужик-дурачок, живший в шалаше.

Сад, всё больше редея, переходя в настоящий луг, спускался к реке, поросшей зелёным камышом и ивняком; около мельничной плотины был плёс, глубокий и рыбный, сердито шумела небольшая мельница с соломенною крышей, неистово квакали лягушки. На воде, гладкой, как зеркало, изредка ходили круги, да вздрагивали речные лилии, потревоженные весёлою рыбой. Тихий голубой плёс манил к себе, обещая прохладу и покой.

Зорянка

Бывает, что в бору у какой-нибудь золотисто-рыжей сосны из белого соснового тела выпадет сучок. Пройдёт год или два, и эту дырочку оглядит зорянка — маленькая птичка точно такого же цвета, как кора у сосны.Эта птичка натаскает в пустой сучок пёрышек, сенца, пуха, прутиков, выстроит себе тёплое гнёздышко, выпрыгнет на веточку и запоёт. И так начинает птичка весну.

Через какое-то время, а то и прямо тут, вслед за птичкой, приходит охотник и останавливается у дерева в ожидании вечерней зари.

Но вот певчий дрозд, с какой-то высоты на холме первый увидев признаки зари, просвистел свой сигнал. На него отозвалась зорянка, вылетела из гнезда и, прыгая с сучка на сучок всё выше и выше, оттуда, сверху, тоже увидала зарю и на сигнал певчего дрозда ответила своим сигналом. Охотник, конечно, слышал сигнал дрозда и видел, как вылетела зорянка, он даже заметил, что зорянка, маленькая птичка, открыла клювик, но, что она пикнула, он просто не слышал: голос маленькой птички не дошёл до земли.

Птицы уже славили зарю наверху, но человеку, стоящему внизу, зари не было видно. Пришло время — над лесом встала заря, охотник увидел: высоко на сучке птичка свой клювик то откроет, то закроет. Это зорянка поёт, зорянка славит зарю, но песни не слышно. Охотник всё-таки понимает по-своему, что птичка славит зарю, а отчего ему песни не слвшно — это оттого, что она поёт, чтобы славить зарю, а не чтобы самой славиться перед людьми.

И вот мы считаем, что, как только человек станет славить зарю, а не зарёй сам славиться, так и начинается весна самого человека. Все наши настоящие любители-охотники, от самого маленького и простого человека до самого большого, только тем и дышат, чтобы прославить весну. И сколько таких хороших людей есть на свете, и никто из них ничего хорошего не знает о себе, и так все привыкнут к нему, что никто и не догадывается о нём, как он хорош, что он для того только и существует на свете, чтобы славить зарю и начинать свою весну человека.

***

Разгоралась заря, становилось свежо, и мне пора было собираться в дорогу. Пройдя через густые камышовые заросли, пробравшись сквозь чащобу склонённого ивняка, я вышел на берег речонки и быстро отыскал свою плоскодонную лодку. Перед отплытием я проверил содержимое своего холщового мешочка. Всё было на месте: банка свиной тушёнки, копчёная и тушёная рыба, буханка чёрного хлеба, сгущённое молоко, моток крепкой бечёвки и немало других вещей, нужных в дороге.

Отъехав от берега, я отпустил вёсла, и лодку тихо понесло по течению. Через три часа за поворотом реки показались отчётливо видные на фоне свинцовых туч у горизонта золочёные купола церкви, но до города, по моим расчётам, было ещё неблизко.

Пройдя несколько шагов по мощёной улице, я решил починить давно уже промокавшие сапоги, или чёботы. Сапожник был молодцеватым мужчиной цыганской наружности. Что-то необыкновенно привлекательное было в чётких движениях его мускулистых рук.

Утолив голод в ближайшем кафе, где к моим услугам оказались свекольный борщок, печёнка с тушёной картошкой и боржом, я отправился бродить по городу. Моё внимание привлекла дощатая эстрада, где развевались разноцветные флажки. Жонглёр уже закончил своё выступление и поклонился. Его сменила веснушчатая танцовщица с рыжеватой чёлкой и жёлтым шёлковым веером в руках. Оттанцевав какой-то танец, напоминавший чечётку, она уступила место клоуну в звёздчатом трико. Но бедняга был лишён таланта и совсем не смешон со своими ужимками и прыжками.

Обойдя за полчаса чуть ли не весь городишко, я расположился на ночёвку на берегу реки, укрывшись старым непромокаемым плащом.

Сейчас брызнет майский дождь и начнётся настоящая гроза. (А.Чехов) (общий второстепенный член предложения) Когда наступает весна, прилетают птицы и цветут сады. (общее придаточное предложение) Утёнок не знал, как зовут этих прекрасных птиц и куда они улетели, но полюбил их так, как не любил до сих пор никого на свете. (Г.Х.Андерсен) (Чего утёнок не знал? — однородные придаточные предложения относятся к одному главному и соединены одиночным союзом «и») В лопуховом лесу жила последняя пара старых улиток, которые не знали, сколько им лет, но отлично помнили, что прежде улиток было много, что сами они очень древней породы и что весь этот лес был насажен исключительно для них и их родни. (Г.Х.Андерсен) (Что они помнили? — однородные придаточные предложения относятся к одному главному и соединены одиночным союзом «и») Но: Отец сказал, что завтра погода изменится, и что у нас будут гости, и что мы все вместе поедем за город на пикник. («и» — повторяющийся союз) — ДВОЕТОЧИЕ В БЕССОЮЗНОМ СЛОЖНОМ ПРЕДЛОЖЕНИИ 1. Следите за своими мыслями: они становятся словами, следите за своими словами: они становятся поступками, следите за своими поступками: они превращаются в привычки, следите за своими привычками: они становятся характером, следите за своим характером: он определяет вашу судьбу. (на месте двоеточия возможен союз потому что / причина) 2. Там чудеса: там леший бродит, русалка на ветвях сидит. (А.Пушкин) (а именно? / разъяснение) 3. Маленький Андерсен видел: кот часто засыпал, не дослушав до конца интересную сказку, но всё ему прощал за то, что Карл никогда не позволял себе сомневаться в существовании догадливых трубочистов, говорящих цветов и лягушек. (что) 4. Смотрит: коршун в море тонет и не птичьим криком стонет, лебедь около плывёт, злого коршуна клюёт. (А.Пушкин) (и видит, что) 5. Одного я не могу понять: как ты решился поселиться в такой глуши? (прямой вопрос) -ТИРЕ В БЕССОЮЗНОМ СЛОЖНОМ ПРЕДЛОЖЕНИИ 1. Утром корабль снимется с якоря – через два дня мы будем в Барселоне. (и) 2. Хвалы приманчивы – как их не пожелать? (И.Крылов) (поэтому) 3. В молодости учатся – в старости понимают. (а) 4. Идёт направо – песнь заводит, налево – сказку говорит. (А.Пушкин) (Когда идёт направо, песнь заводит) 5. … А на камне надпись: направо пойдёшь – коня найдёшь, налево пойдёшь – жену найдёшь, прямо пойдёшь – счастье найдёшь. (если направо пойдёшь, коня найдёшь) 6. Глядит на меня – огнём жжёт. (словно, будто, как и т.д.) 7. Говорят – весна будет ранняя. (что, но без интонационного предупреждения о последующем изложении какого-либо факта) 8. В день свадьбы идёт дождь – хорошая примета. (это) 7.. ВВОДНЫЕ СЛОВА И СЛОВОСОЧЕТАНИЯ Он, может быть, хороший художник. Сравните: Он может быть хорошим художником. (сказуемое) Простые вещи вызывают наслажденье: шум дождя, запах сирени, кружка молока, наконец, ветер, вздувающий занавески на окнах. (наконец = и ещё) Сравните: Наконец на горизонте показалась земля. (наконец = наконец-то) Всмотревшись в морскую даль, мы увидели птиц, значит, земля уже близко. (значит = следовательно) Сравните: Слово Сахара по-арабски значит «пустыня». (значит = означает) Погода была ветреная, ветер, однако, не был попутный. Сравните: Лев дремал, однако глаза его были приоткрыты. (однако = но) По словам Гете, даже за день до смерти не поздно начать жизнь сначала. Сравните: Гете писал: «Человек живёт настоящей жизнью, если счастлив чужим счастьем». ЗАПОМНИТЕ: Не являются вводными (и не выделяются на письме знаками препинания) слова и словосочетания: авось, буквально, в конечном счёте, вот, вроде бы, вряд ли, всё-таки, даже, едва ли, исключительно, именно, как будто, как бы, как раз, к тому же, между тем, небось, по предложению, по решению, приблизительно, примерно, притом, почти, просто, решительно, словно, якобы. А между тем ничего ведь не может быть легче, как переоценить свои силы. (Сергеев-Ценский) К утру ветер не только не стих, а даже усилился. Сравните: Она ни разу, даже украдкой, не взглянула на меня. (обособленный оборот) Она как будто не замечала моего присутствия. Сравните: Брызги пены, как будто чайки, летали в воздухе. (сравнительный оборот) Когда в русских сказках говорилось о молочной реке с кисельными берегами, то имелся в виду именно Млечный Путь. (Д.Гулютин) Сравните: В 1610 году Галилео Галилей навел на небо свой первый телескоп и увидел Млечный Путь, а именно «необъятное скопище звёзд». (Д.Гулютин) (а именно = то есть; обособленное приложение) Раздел 3 РАБОТА С ТЕКСТАМИ Задание1. Проанализируйте и запомните правописание выделенных слов и расстановку знаков препинания в текстах. — жирным шрифтом выделены слова, в которых часто допускаются орфографические ошибки — подчеркиванием выделены те части предложений, где возможны пунктуационные ошибки. В метель Мы долго ехали, но метель не ослабевала, наоборот, как будто усиливалась. День был ветреный, и даже с подветренной стороны чувствовалось, как непрестанно гудит ветер в какую-то скважину снизу из- под полозьев. Ноги мои заледенели, и я напрасно старался одеревенелыми пальцами набросить на них что-нибудь сверху. Ямщик то и дело поворачивал ко мне свое обветренное лицо с покрасневшими глазами и что-то кричал, но мне не разобрать было что. Он хотел приободрить меня, уверяя, что к ветрам притерпеться можно, только я, южанин и домосед, претерпевал эти неудобства моего путешествия с немалым трудом. К вечеру метель поутихла, но непроницаемый мрак в поле тоже невеселая картина. В поле была полная тишина, белая, застывшая; ни столба, ни ветряной мельницы – ничего не видно. Лошади как будто заторопились, и слышнее, как серебряные, зазвякали колокольчики на дуге. Выйти из саней было невозможно: снегу намело на пол-аршина, сани непрерывно въезжали в сугроб, и я насилу дождался, когда мы подъехали к постоялому двору. Гостеприимные хозяева долго нянчились с нами: оттирали, обогревали, потчевали и водкой, и чаем, который здесь пьют таким горячим, что я ожег себе язык. Это не помешало нам разговориться по-дружески, будто мы были век знакомы. Непреодолимая дрема, навеянная теплом и сытостью, разумеется, клонила нас ко сну, и я, поставив свои валяные сапоги на протопленную печь, лег и ничего не слышал: ни пререкания ямщиков, ни перешептывания хозяев. Наутро хозяева накормили незваных и непрошеных гостей вяленой олениной, и стреляными зайцами, и печеной картошкой, напоили топленым молоком. Озеро Между тем заря мало-помалу разгорается. Скоро луч солнца коснется по-осеннему оголенных верхушек деревьев и позолотит блестящее зеркало озера. А неподалеку располагается озеро чуть-чуть поменьше, причудливой формы и цвета: вода в нем не голубая, и не зеленая, и не темная, а какая-то бурая. К юго-востоку от озер простираются широкие водяные глади и топи. Это тоже бывшие озера, зараставшие в течение десятилетий и превратившиеся впоследствии в гигантские болота. В этот ранний час чудесной золотой осени мы движемся к озеру с пренеприятным названием – Поганому озеру. По совету сторожа, приютившего нас, мы прихватили с собой непромокаемые плащи, охотничьи сапоги-болотники, приготовили дорожную еду, чтобы не тратить время на разжигание костра, и двинулись в путь. Два часа пробирались мы к озеру, обходя трясины и пытаясь отыскать удобные подходы. Ценой сверхъестественных усилий мы преодолели заросли какого-то колючего растения, затем чащобу, и впереди показался остров. Не добравшись до лесистого бугра, мы упали в заросли ландышей. Их правильные листья, как будто выровненные неведомым мастером, искусно придавшим им геометрически правильную форму, зашевелились у наших лиц. В продолжение получаса мы предавались покою. Поднимешь голову, а над тобой шумят сосны, величественные, стройные, верхушками упирающиеся в бледно-голубое небо, по которому движутся не тяжелые, а по- летнему полувоздушные облачка. А где-то рядом колышутся, шепчутся, что- то назойливо лепечут сухие камыши. Кругом никого и ничего. Ливень Неожиданно вдалеке появились свинцовые тучи, блеснула молния Низкие, черные облака с необыкновенной быстротой поплыли по небу. Нужно убираться из лесу, чтобы вовремя укрыться от дождя и не вымокнуть под ливнем. К счастью, вблизи оказался домишко лесного объездчика – низенькое бревенчатое строеньице, в котором приходится задержаться на добрых полчаса. Сынишка хозяина, коротко стриженный мальчуган, одетый в коротенькую кожаную куртку, угощает нас топленым молоком с ржаными лепешками. Но вот отблистали молнии, отгрохотал гром. Яростный ливень сначала приостановил, а затем и вовсе прекратил свою трескотню. Стихии больше не спорят, и не ссорятся, и не борются. Расстроенные полчища туч уносятся куда-то вдаль. На очищенном небе резко вырисовывается чуть-чуть колышущаяся верхушка старой березы. Из-за облачка вот-вот выглянет солнышко. Осматриваешься вокруг и поражаешься, как мгновенно после дождя преображается все окружающее Освеженная рожь благодарно трепещет. Все живое суетится и мечется. Над камышом ручья кружатся темно-синие стрекозы. Шмель жужжит не слушающим его насекомым, уже не чувствующим опасности. Их ближних рощ, с пашен и пастбищ – отовсюду доносится радостная птичья разноголосица. Любезно простившись с хозяевами, мы отправляемся в путь. Задание 2. Вставьте пропущенные буквы там, где это необходимо, и раскройте скобки: В метель Мы долго ехали, но метель не ослаб. ..вала, наоборот, (как)буд(то) усиливалась. День был ветрен…ый, и даже с подветрен…ой стороны чу…ствовалось, как (не)пр…станно гудит ветер в какую-то скваж…ну (с)низу из-под полозьев. Ноги мои залед…нели, и я напрасно старался одерев…нелыми пальцами набросить на них что-нибудь (с)верху. Ямщик то и дело поворач…вал ко мне свое обветрен…ое лицо с покрасневшими глазами и что-то кричал, но мне (не)разобрать было что. Он хотел пр…ободрить меня, уверяя, что к ветрам пр..терпет…ся можно, только я, южанин и домосед, пр…терп…вал эти (не)удобства моего путешествия с(не)малым трудом. К вечеру метель поутихла, но (не)проницаемый мрак в поле тоже (не)веселая картина. В поле была полная тишина, белая, застывшая; ни столба, ни ветр…ной мельницы –(ни)чего (не) видно. Лошади (как)буд(то) заторопились, и слышнее, как серебр…ные, зазвякали колокольчики на дуге. Вы…ти из саней было (не)возможно: снегу намело на (пол)аршина, сани непр…рывно в…езжали в сугроб, и я (на)силу дождался, когда мы под. ..ехали к постоялому двору. Гост…пр…имные хозяева долго нян…чились с нами: отт…рали, обогревали, по…ч…вали и водкой, и чаем, который здесь пьют таким горячим, что я ож…г себе язык. Это не помешало нам разговорит…ся (по)дружески, буд(то) мы были век знакомы. Непреод…лимая дрема, наве…ная теплом и сытостью, разумеется, клонила нас ко сну, и я, поставив свои вал…ные сапоги на протопле…ную печь, лег и (ни)чего не слышал: ни пр…р…кания ямщиков, ни переш…пт…вания хозяев. (На)утро хозяева накормили незва…ных и непроше…ных гостей вял…ной олениной, и стрел…ными зайцами, и пече…ной картошкой, напоили топле…ным молоком. Задание 3. Расставьте необходимые знаки препинания: В метель Мы долго ехали но метель не ослабевала наоборот как будто усиливалась. День был ветреный и даже с подветренной стороны чувствовалось как непрестанно гудит ветер в какую-то скважину снизу из-под полозьев. Ноги мои заледенели и я напрасно старался одеревенелыми пальцами набросить на них что-нибудь сверху. Ямщик то и дело поворачивал ко мне свое обветренное лицо с покрасневшими глазами и что-то кричал но мне не разобрать было что. Он хотел приободрить меня уверяя что к ветрам притерпеться можно только, южанин и домосед претерпевал эти неудобства моего путешествия с немалым трудом. К вечеру метель поутихла но непроницаемый мрак в поле тоже невеселая картина. В поле была полная тишина белая застывшая; ни столба ни ветряной мельницы ничего не видно. Лошади как будто заторопились и слышнее как серебряные зазвякали колокольчики на дуге. Выйти из саней было невозможно снегу намело на пол-аршина сани непрерывно въезжали в сугроб и я насилу дождался когда мы подъехали к постоялому двору. Гостеприимные хозяева долго нянчились с нами оттирали обогревали потчевали и водкой и чаем который здесь пьют таким горячим что я ожег себе язык. Это не помешало нам разговориться по-дружески будто мы были век знакомы. Непреодолимая дрема навеянная теплом и сытостью разумеется клонила нас ко сну и я поставив свои валяные сапоги на протопленную печь лег и ничего не слышал ни пререкания ямщиков ни перешептывания хозяев. Наутро хозяева накормили незваных и непрошеных гостей вяленой олениной и стреляными зайцами и печеной картошкой напоили топленым молоком. Задание 4. Найдите орфографические и пунктуационные ошибки в текстах. В метель Мы долго ехали, но метель не ослабивала, наоборот как – будто усиливалась. День был ветренный и даже с подветренной стороны чуствовалось, как непристанно гудит ветер в какую-то скважену с низу из под полозьев. Ноги мои залединели, и я напрасно старался одеревинелыми пальцами набросить на них что-нибудь с верху.

Контрольный диктант для 11 класса — сентябрь

Путь к озеру

Утренняя заря мало-помалу разгорается. Скоро луч солнца коснётся по-осеннему оголённых верхушек деревьев и позолотит блестящее зеркало озера. А неподалёку располагается озеро поменьше, причудливой формы и цвета: вода в нём не голубая, не зелёная, не тёмная, а буроватая. Говорят, что этот специфический оттенок объясняется особенностями состава местной почвы, слой которой устилает озёрное дно. Оба эти озера объединены под названием Боровых озёр, как в незапамятные времена окрестили их старожилы здешних мест. А к юго-востоку от Боровых озёр простираются гигантские болота. Это тоже бывшие озёра, зараставшие в течение десятилетий.

В этот ранний час чудесной золотой осени мы движемся к озеру с пренеприятным названием — Поганому озеру. Поднялись мы давно, ещё до рассвета, и стали снаряжаться в дорогу. По совету сторожа, приютившего нас, мы взяли непромокаемые плащи, охотничьи сапоги-болотники, приготовили дорожную еду, чтобы не тратить время на разжигание костра, и двинулись в путь.

Два часа пробирались мы к озеру, пытаясь отыскать удобные подходы. Ценой сверхъестественных усилий мы преодолели заросли какого-то цепкого и колючего растения, затем полусгнившие трущобы, и впереди показался остров. Не добравшись до лесистого бугра, мы упали в заросли ландыша, и его правильные листья, как будто выровненные неведомым мастером, придавшим им геометрически точную форму, зашелестели у наших лиц.

В этих зарослях в течение получаса мы предавались покою. Поднимешь голову, а над тобой шумят верхушки сосен, упирающиеся в бледно-голубое небо, по которому движутся не тяжёлые, а по-летнему полувоздушные облачка-непоседы. Отдохнув среди ландышей, мы снова принялись искать таинственное озеро. Расположенное где-то рядом, оно было скрыто от нас густой порослью травы.

(247 слов)

Грамматическое задание

  1. Найдите в последнем абзаце односоставное предложение, определите его тип.
  2. Найдите в диктанте 3 словосочетания с подчинительной связью согласование, 3 – со связью управление, 3 – со связью примыкание.

По теме: методические разработки, презентации и конспекты

Контрольные диктанты для 6 класса по программе В.В.Бабайцевой.

Итоговые и для промежуточного контроля диктанты по всем темам раздела «Морфология. Части речи. Орфография», изучаемым в 6 классе….

«Орфограммы в приставках и корнях слов». Путь к озеру.

Утренняя заря мало-помалу разгорается. Скоро луч солнца коснется по-осеннему оголен­ных верхушек деревьев и позолотит блестящее зеркало озера. А неподалеку располагается озеро поменьше, причудливой формы и цвета: вода в нем не голубая, не зеленая, не темная, а буроватая. Говорят, что этот специфический оттенок объясняется особенностями состава местной почвы, слой которой устилает озерное дно. Оба эти озера объединены под названием Боровых озер, как в незапамятные времена окрестили их старожили здешних мест. А к юго-востоку от Боровых озер простираются гигантские болота. Это тоже бывшие озера, зараставшие в течение десятилетий.

В этот ранний час чудесной золотой осени мы движемся к озеру с пренеприятным назва­нием — Поганому озеру. Поднялись мы давно, еще до рассвета, и стали снаряжаться в дорогу. По совету сторожа, приютившего нас, мы взяли непромокаемые плащи, охотничьи сапоги-болот­ники, приготовили дорожную еду, чтобы не тра­тить время на разжигание костра, и двинулись в путь.

Два часа пробирались мы к озеру, пытаясь отыскать удобные подходы. Ценой сверхъесте­ственных усилий мы преодолели заросли какого-то цепкого и колючего растения, затем полу­сгнившие трущобы, и впереди показался остров. Не добравшись до лесистого бугра, мы упали в заросли ландыша, и его правильные листья, как будто выровненные неведомым мастером, при­давшим им геометрически точную форму, за­шелестели у наших лиц.

В этих зарослях в течение получаса мы пре­давались покою. Поднимешь голову, а над тобой шумят верхушки сосен, убирающиеся в бледно-голубое небо, по которому движутся не тяжелые, а по-летнему полувоздушные облачка-непоседы. Отдохнув среди ландышей, мы снова принялись искать таинственное озеро. Распо­ложенное где-то рядом, оно было скрыто от нас густой порослью высокой травы.

Конец работы —

Эта тема принадлежит разделу:

Упражнения

Упражнения расставьте ударения иконопись искра исчерпать камбала ката лог квартал.. тест.. в каком слове ударение падает на первый слог..

Если Вам нужно дополнительный материал на эту тему, или Вы не нашли то, что искали, рекомендуем воспользоваться поиском по нашей базе работ:

Что будем делать с полученным материалом:

Если этот материал оказался полезным ля Вас, Вы можете сохранить его на свою страничку в социальных сетях:

Все темы данного раздела:

Расставьте ударения
Асимметрия, балованный, банты, благо­вест, бомбардировать, браковщик, вероиспо­ведание, газопровод, гофрированный, грен­ки, диспансер, досыта, договор, добыча, древ­ко, догмат, дремота, жалюзи, зна

Выпишите слова, в которых со­гласный перед буквой е произносится твердо
Антитеза, баронесса, академия, бандероль, брюнет, бенефис, бартер, бифштекс, бутер­брод, декада, детектив, декорация, демобили­зация, дефект, дефис, индексация, инерт­ный, интеллект, кларнет, каре,

Образуйте от указанных суще­ствительных форму род. п. мн. числа
Бананы, лимоны, яблоки, апельсины, по­мидоры, мандарины, гренки, томаты, вафли, баклажаны, макароны, башкиры, болгары, буряты, грузины, осетины, румыны, киргизы, казахи, узбеки, таджики, якуты, тур

Подберите проверочные слова и вставьте про­пущенные буквы
Прогл_тить, преподаватель, перевопл_титься, вд_леке, насл_ждение. раст_ржение; ед_ничный, закр_пление, увл_каться, уд_ви-тельный, под_лить. При подборе однокоренных слов следует п

Вставьте пропущенные буквы, подобрав прове­рочные слова
Разв_вается флаг; разв_вается промышлен­ность; ст_рожил нашего города; ст_рожил склад продуктов; ум_лять о помощи; ум_лять заслуги; упл_тить налоги; упл_тнить бетон; просв_щенная монархия; жизнь, п

Полногласные и неполногласные сочетания в корне
В русском языке много слов, где гласные в кор­не нельзя проверить сильной позицией, т.е. невоз­можно подобрать пример, в котором гласный сто­ял бы под ударением: сапог, топор, винегрет. В

Что значит слово прах в приведенных текстах?
а) Они схватились на конях; Взрывая к небу черный прах, Под ними борзы кони бьются. (А. Пушкин) б) Борис: Но Дмитрий мертв! Он прах! Сомне­ний нет! (А.К.Толстой) Словарны

Упражнения
1. Вставьте безударные гласные: инт_ллект, опт_мизм, в_теран, ман_фест, ор_гинальный, ун_в_рситет; ф_нтазия, апл_дисменты, акв_рель, ант_го-низм, к_нфликт, прогн_

Орфограммы в корнях слов»
1. После ц в корнях слов пишу и: цирк, цифра, панцирь; кроме: Цыган на цыпоч­ках цыпленку цыкнул: «Цыц!» 2. Шепот — шептать, бечевка — бечева, но шоколад — шоколадный. (В к

О или A?
Дог..рает з..ря, поклониться до земли, предпол..гать что-то, выр..щенное причудливое р..сте-ние, нерентабельная отр..сль промышленности, заг.рает на песчаном берегу, легкое прик..сновение, необходи

Зрительный диктант
1) Заря мало-помалу разгорается, коснется по-осеннему оголенных верхушек деревьев, располагается где-то неподалеку, простираются к юго-востоку от Нью-Йорка, зарастают в течение десятилетий.

Запишите словосочетания (по темам 1-2) под диктовку
Обмакнуть в грушевое варенье, выскочить из-за поворота, занимать превосходную по­зицию, обровнять неровный край, посвящаются предъюбилейные торжества, с бесстрашным циркачом, не прекословить превра

Какими звуками различаются слова?
лук — люк — стол — стал — луг — лук – томный — тёмный — 8. Подчеркните слово, где все согласные звуки — звонкие.

BBUS. На любое количество часов прокат авто с водителем на выгодных условиях.

Русская классика на школьной сцене

Страница 1 из 20

В ШКОЛЬНОМ ТЕАТРЕ

Инсценировки произведений русских писателей-классиков.
Составитель Н. С. Сухоцкая.
Художник Г. Епишин.

Читателям и исполнителям

В этой книге вы найдете произведения русской классической литературы, специально инсценированные для школьной сцены.
Инсценируя, то есть переведя в форму пьесы, беллетристическое произведение, можно сыграть его на сцене. Именно это мы вам предлагаем в нашем сборнике. Мы хотим дать вам возможность непосредственно прикоснуться к великим творениям русских писателей-классиков — ведь в процессе работы над спектаклем вам придется какое-то время жить в образах героев той или иной книги, самим участвовать в перипетиях их жизни, а это несомненно поможет вам глубже понять не только психологию героев, но и авторский замысел, идею произведения.
Большинство наших инсценировок рассчитано на исполнение школьниками 6—10-х классов, но некоторые, например «Басни Крылова», «Сказка о царе Салтане», могут исполняться ребятами младшего возраста, то есть учениками 2—5-х классов, тан же как и роли детей в «Мальчиках», «Бирюке», «В дурном обществе».
После каждой инсценировки даны советы исполнителям. Вы увидите, что написаны они по-разному: одни кратко, другие более подробно; в одних ваше внимание обращено преимущественно на декоративное решение — как оформить постановку, в других —- на особенности исполнения тех или иных ролей. Инсценировки очень разнообразны, и, естественно, советы к их постановке не могут быть одинаковыми. А то, что в советах относится к работе над любым спектаклем, повторять каждый раз, согласитесь, скучно.
Поэтому рекомендуем, приступая к работе над тем или иным спектаклем, просмотреть советы ко всем инсценировкам.
В некоторых особенно сложных инсценировках даны большие, подробные ремарки, объясняющие поведение и отношения героев. Эти расширенные ремарки, взятые, как правило, из текста произведения, являются также очень важными, непосредственными советами исполнителям. Они помогут вам верно представить себе действие, выявить то, что находится «за текстом» диалога действующих лиц и что этот диалог выражает.
Только не относитесь к нашим советам как к чему-то непреложному. Мы хотим лишь дать толчок вашей фантазии, а вовсе не указать единственно возможное решение спектакля. Чем больше вы будете фантазировать и придумывать сами, конечно, исходя из верного понимания произведения, тем лучше.
В «Рекомендательном разделе» вы найдете список пьес и отрывков из пьес, возможных для постановки на школьной сцене.
Работая над инсценировкой, будьте очень бережны к тексту автора. Не позволяйте себе говорить текст неточно, «своими словами».
И непременно в начале работы прочитайте все произведение полностью: ведь всякая инсценировка является лишь его частью, а нельзя работать над частью, не зная хорошо целого. К тому же в оригинальном авторском повествовании вы всегда найдете важные и интересные дополнительные сведения о его героях, глубже проникнете в их психологию, ясней станет вам атмосфера действия.
Начиная репетировать, подумайте о том, что хотел сказать автор, что, следовательно, надо передать зрителям со сцены. Поговорите об этом, может быть, поспорьте и, лишь ясно определив- для себя авторский замысел, приступайте к репетициям. Работая над ролью, определите главную цель поведения вашего героя — любое действие человека всегда целенаправленно. Подумайте, чего хочет, к чему стремится ваш герой и каждой сцене и какими средствами он пытается добиться желаемого. Подумайте о его характере, взаимоотношениях с партнерами, о его отношении к событиям пьесы. Поищите и внешнее его поведение — ведь, не правда ли, характер человека отражается и в его мимике, жесте, походке, и в манере себя держать, и в ритме движений.
О том, как оформить сцену, как сделать декорации для того или иного спектакля, сказано и в режиссерских советах и в советах художника книги. Рекомендации эти — разные. Таким образом, мы предлагаем два возможных сценических решения спектакля, но вы можете придумать и свое изобразительное решение его.
Полезно также познакомиться с тем, что писали о данном произведении современники автора и ваши современники — писатели, критики, литературоведы. Посмотрите иконографию: иллюстрации, фотоснимки. Не бойтесь, что потратите много времени, — это ведь интересно и поможет вам приобрести новые знания.
Радостной и успешной работы желаем вам, дорогие друзья!

Н. С. Сухоцкая

От художника книги

Роль художника в театре очень важна. Только сочетание работы актера, режиссера, художника делает театр — театром: зрелищем, наполненным чувством и мыслью.
В иллюстрациях к этой книге даны возможные сценические решения некоторых инсценировок. В советах исполнителям, помещенных после каждой пьесы, даны и рекомендации художника. В них он пытается коротко рассказать о том, как приблизительно рассуждает при работе над спектаклем театральный художник.
Разумеется, не все подробно и детально объяснено и указано: надо проявить догадливость и собственную изобретательность при изготовлении декораций. Прислушиваясь к советам, помните, что искусство требует самостоятельности, личных открытий. Поэтому ищите собственные решения,— умение приходит с опытом.

Г. И. Епишин

Литература Урала: исследования и материалы

  • Новости науки
  • Материалы и документы
  • Хроника литературной жизни Урала
  • Д. Н. Мамин-Сибиряк: исследования и материалы
  • Книга научная
  • Книга художественная
  • Художественные тексты
  • Изумрудный проспект
  • Иллюстрации и фото
  • Купить наши книги
  • Гостевая книга
  • Наши партнеры
Новости
21 ноября 2021 18:36
Новые статьи на сайте

Обновлены разделы, посвященные Д. Н. Мамину-Сибиряку и 2 тому «Истории литературы Урала».

16 ноября 2021 18:00
Обращение ученых Урала к Губернатору Свердловской области по поводу празднования юбилея Д. Н. Мамина-Сибиряка

Мы считаем, что следующий юбилей – 175-летие со дня рождения писателя в 2027-м году – необходимо отмечать по всей России.

31 августа 2021 11:43
Рецензии на второй том «Истории литературы Урала»

Рецензии можно прочитать на странице тома.

Архив новостей

21 ноября 2021 18:36
Новые статьи на сайте

Обновлены разделы, посвященные Д. Н. Мамину-Сибиряку и 2 тому «Истории литературы Урала».

16 ноября 2021 18:00
Обращение ученых Урала к Губернатору Свердловской области по поводу празднования юбилея Д. Н. Мамина-Сибиряка

Мы считаем, что следующий юбилей – 175-летие со дня рождения писателя в 2027-м году – необходимо отмечать по всей России.

31 августа 2021 11:43
Рецензии на второй том «Истории литературы Урала»

Рецензии можно прочитать на странице тома.

21 февраля 2021 15:45
Вышел второй том «Истории литературы Урала»

В конце 2020 года в «Издательском доме ЯСК» вышел второй том академической «Истории литературы Урала», посвященный XIX веку.

15 февраля 2021 00:38
Литература Сибири в социокультурном пространстве

Предлагаем вашему вниманию информационное письмо конференции.

13 февраля 2021 17:19
Дергачевские чтения 2021

Размещаем информационное письмо конференции.

28 октября 2019 15:19
Программа Бажовской конференции

Программа конференции «Бажов в меняющемся мире». Конференция состоится 1 ноября 2019 года в музее «литературная жизнь Урала ХХ века».

3 августа 2019 14:28
Дергачевские чтения 2018

На сайте появился сборник Дергачевских чтений 2018 года.

2 мая 2019 19:38
Бажовская конференция — 2019

01-02 ноября 2019 года в Екатеринбурге пройдет III региональная научная конференция «П. П. Бажов в меняющемся мире», приуроченная к 140-летию со дня рождения писателя.

3 декабря 2018 20:05
Новости сайта

На сайт добавлена полная версия монографии «Литературный процесс в региональной периодической печати 1830–1930-х гг.: от «Заволжского муравья» к «Уральскому рабочему»».

Архив новостей

(или контрольное изложение) и его анализ. Басанович сергей

Тест на знание русского языка — подборка нескольких замечательных диктантов, которые помогут вам поиздеваться над коллегами и друзьями и проверить собственные познания великого и могучего русского языка:)

С камушка на камушек порхал легкомысленный воробышек, а на прилежно оштукатуренной террасе, искусно задрапированной гобеленами с дефензивой кронштадтского инфантерийского батальона, нагонявшего некогда панику на боливийскую беспилотную кавалерию, под искусственным антикварным абажуром, закамуфлированным под эксцентричный марокканский минарет, веснушчатая свояченица вдовствующего протоиерея Агриппина Саввична, рассеянно внимая тирадам нимало не удивлённого провинциального пропагандиста, вдругорядь потчевала коллежского асессора, околоточного надзирателя и индифферентного ловеласа Фаддея Аполлинарьевича Парашютова винегретом со снетками и фаршированным анчоусами бланманже в шоколаде.


Веснушчатый ветреный Ванечка, шофер-дилетант по профессии, любитель потанцевать и покуролесить, боясь аппендицита и катара, решил сделаться вегетарианцем. Однажды, надев свой коломянковый костюм и искусно причесав клочок волос на темечке, он отправился в гости к своей свояченице Апполинарии Никитичне. Пройдя террасу с балюстрадой, всю заставленную глиняными и алюминиевыми горшочками, он как привилегированный гость, отправился прямо на кухоньку. Хозяйка, видя, что это ни кто иной, как ее приятель, зааплодировала так, что уронила конфорку самовара, а затем стала потчевать его винегретом с копчушками, а на десерт подала монпансье с прочими яствами.

1. На солнечной дощатой террасе близ конопляника веснушчатая Агриппина Саввишна потчевала коллежского ассесора Аполлона Сигизмундовича винегретом и другими яствами.

2. На дощатой террасе близ асимметричного куста конопляника небезызвестная вдова подьячего Агриппина Саввична исподтишка потчевала коллежского асессора Аполлона Филипповича винегретом с моллюсками и разными другими яствами под аккомпанемент аккордеона и виолончели.

3. С камушка на камушек порхал воробышек, а на террасе, искусно задрапированной гобеленами с дефензивой кронштадтского инфантерийского батальона, под искусственным абажуром, закамуфлированным под марокканский минарет, веснушчатая свояченица вдовствующего протоиерея Агриппина Саввична потчевала коллежского асессора, околоточного надзирателя и индифферентного ловеласа Фаддея Аполлинарьевича винегретом со снетками.

4. На дощатой веранде близ конопляника под аккомпанемент виолончели веснушчатая Агриппина Саввишна исподтишка потчевала винегретом и варениками коллежского асессора Аполлона Фаддеича.

5. На колоссальной дощатой террасе близ конопляника с жимолостью под искусный какофонический аккомпанемент виолончели и беспричинный плач росомахи небезызвестная вдова подьячего веснушчатая Агриппина Саввишна Филиппова потчевала исподтишка можжевеловым вареньем, калифорнийским винегретом с моллюсками и прочими яствами безъязыкого коллежского асессора Фаддея Аполлоновича, сидевшего на веранде, расстегнув иссиня-черный сюртук, растопырив пальцы левой руки и засунув безымянный палец правой подмышку.

6. На колоссальной дощатой террасе, сидя на оттоманке, веснушчатая Агриппина Саввична исподтишка потчевала винегретом, варениками и прочими яствами коллежского асессора Филиппа Аполлинарьевича.

7. На дощатой террасе близ конопляника индифферентная веснушчатая падчерица Агриппина Саввишна исподтишка потчевала винегретом с ветчиной, моллюсками и другими яствами под аккомпанемент виолончели коллежского асессора Аполлона Ипполитовича.

Контрольные диктанты. 10 — 11 классы

Необыкновенные дни

Воропаев вступил в Бухарест с ещё не зажившей раной, полученной им в бою за Кишинёв. День был ярок и, пожалуй, немного ветрен. Он влетел в город на танке с разведчиками и потом остался один. Собственно говоря, ему следовало лежать в госпитале, но разве улежишь в день вступления в ослепительно белый, кипящий возбуждением город? Он не присаживался до поздней ночи, а всё бродил по улицам, вступая в беседы, объяснял что-то или просто без слов с кем-то обнимался, и его кишинёвская рана затягивалась, точно излечиваемая волшебным зельем.

А следующая рана,случайно полученная после Бухареста, хотя и была легче предыдущей, но заживала необъяснимо долго, почти до самой Софии.

Но когда он, опираясь на палку, вышел из штабного автобуса на площадь в центре болгарской столицы и, не ожидая, пока его обнимут, сам стал обнимать и целовать всех, кто попадал в его объятия, что-то защемило в ране, и она замерла. Он тогда едва держался на ногах, голова кружилась, и холодели пальцы рук — до того утомился он в течение дня, ибо говорил часами на площадаях, в казармах и даже с амвона церкви, куда был внесён на руках. Он говорил о России и славянах, будто ему было не меньше тысячи лет.

***

Наступила тишина, слышно было только, как фыркали и жевали лошади да похрапывали спящие. Где-то плакал чибис и изредка раздавался писк бекасов, прилетавших поглядеть, не уехали ли непрошеные гости.

Егорушка, задыхаясь от зноя, который особенно чувствовался после еды, побежал к осоке и отсюда оглядел местность. Увидел он то же самое, что видел и до полудня: равнину, холмы, небо, лиловую даль. Только холмы стояли поближе, да не было мельницы, которая осталась далеко назади. От нечего делать Егорушка поймал в ьраве скрипача, поднёс его в кулаке к уху и долго слушал, как тот играл на своей скрипке. Когда надоела музыка, он погнался за толпой жёлтых бабочек, прилетавших к осоке на водопой, и сам не заметил, как очутился опять возле брички.

Неожиданно послышалось тихое пение. Песня, тихая, тягучая и заунывная, похожая на плач и едва уловимая слухом, слышалась то справа, то слева, то сверху, то из-под земли, точно над степью носился невидимый дух и пел. Егорушка оглядывался по сторонам и не понимал, откуда эта странная песня. Потом уже, когда он прислушался, ему стало казаться, что пела трава. В своей песне она, полумёртвая, уже погибшая, без слов, но жалобно и искренне убеждала кого-то, что она ни в чём не виновата, что солнце выжгло её понапрасну; она уверяла, что ей страстно хочется жить, что она ещё молода и была бы красивой, если бы не зной и не засуха. Вины не было, но она всё-таки просила у кого-то прощения и клялась, что ей невыносимо больно, грустно и жалко себя. (По А.П.Чехову) (241 слово)

***

Часто осенью я пристально следил за опадающими листьями, чтобы поймать ту незаметную долю секунды, когда лист отделяется от ветки и начинает падать на землю. Я читал в старых книгах о том, как шуршат падающие листья, но я никогда не слышал этого звука. Шорох листьев в воздухе казался мне таким же неправдоподобным, как рассказы о том, что весной слышно, как прорастает трава.

Я был, конечно, неправ. Нужно было время, чтобы слух, отупевший от скрежета городских улиц, мог отдохнуть и уловить очень чистые и точные звуки осенней земли.

Бывают осенние ночи, оглохшие и немые, когда безветрие стоит над чёрным лесистым краем.

Была такая ночь. Фонарь освещал колодец, старый клён под забором и растрёпанный ветром куст настурции.

Я посмотрел на клён и увидел, как осторожно и медленно отделился от ветки красный лист, вздрогнул, на одно мгновение остановился в воздухе и косо начал падать к моим ногам, чуть шелестя и качаясь. Впервые я услышал шелест падающего листа — неясный звук, похожий на детский шёпот.

Опасная профессия

В погоне за интересными кадрами фотографы и кинооператоры часто переходят границу разумного риска.

Не опасна, но почти невозможна в природе съёмка волков. Опасно снимать львов, очень опасно — тигров. Нельзя сказать заранее, как поведёт себя медведь — этот сильный и, вопреки общему представлению, очень подвижный зверь. На Кавказе я нарушил небезызвестное правило: полез в гору, где паслась медведица с медвежатами. Расчёт был на то, что, мол, осень и мать уже не так ревниво оберегает потомство. Но я ошибся… При щелчке фотокамеры, запечатлевшейдвух малышей, дремавшая где-то поблизости мать кинулась ко мне, как торпеда. Я понимал: ни в коем случае нельзя бежать — зверь бросится вслед. На месте оставшийся человек медведицу озадачил: она вдруг резко затормозила и, пристально поглядев на меня, кинулась за малышом.

Снимая зверей, надо, во-первых, знать их повадки и, во-вторых, не лезть на рожон. Все животные, исключая разве что шатунов-медведей, стремятся избегать встреч с людьми. Анализируя все несчастья, видишь: беспечность человека спровоцировала нападение зверя.

Издавна придуманы телеобъективы, чтобы снимать животных, не пугая их и не рискуя подвергнуться нападению, чаще всего — вынужденному. К тому же, непуганые животные, не подразумевающие о вашем присутствии, ведут себя естественно. Большинство выразительных кадров добыто знанием и терпением, пониманием дистанции, нарушать которую неразумно и даже опасно.

Путь к озеру

Утренняя заря мало-помалу разгорается. Скоро луч солнца коснётся по-осеннему оголённых верхушек деревьев и позолотит блестящее зеркало озера. А неподалёку располагается озеро поменьше, причудливой формы и цвета: воде в нём не голубая, не зелёная, не тёмная, а буроватая. Говорят, что этот специфический оттенок объясняется особенностями состава местной почвы, слой которой устилает озёрное дно.Оба эти озера объединены под названием Боровых озёр, как в незапамятные времена окрестили их старожили здешних мест. А к юго-востоку от Боровых озёр простираются гигантские болота. Это тоже бывшие озёра, зараставшие в течение десятилетий.

В этот ранний час чудесной золотой осени мы движемся к озеру с пренеприятным названием — Поганому озеру. Поднялись мы давно, ещё до рассвета, и стали снаряжаться в дорогу. По совету сторожа, приютившего нас, мы взяли непромокаемые плащи, охотничьи сапоги-болотники, приготовили дорожную еду, чтобы не тратить время на разжигание костра, и двинулись в путь.

Два часа пробирались мы к озеру, пытаясь отыскать удобные подходы. Ценой сверхъестественных усилий мы преодолели заросли какого-то цепкого и колючего растения, затем полусгнившие трущобы, и впереди показался остров. Не добравшись до лесистого бугра, мы упали в заросли ландыша, и его правильные листья, как будто выровненные неведомым мастером, придавшим им геометрически точную форму, защелестели у наших лиц.

В этих зарослях в течение получаса мы предавались покою. Поднимешь голову, а над тобой шумят верхушки сосен, упирающиеся в бледно-голубое небо, по которому движутся не тяжёлые, а по-летнему полувоздушные облачка-непоседы. Отдохнув среди ландышей, мы снова принялись искать таинственное озеро. Расположенное где-то рядом, оно было скрыто от нас густой порослью травы. (247 слов)

***

Сверхъестественные усилия, приложенные героем для преодоления разного рода дорожных препятствий, были ненапрасны: визит обещал быть отнюдь не безынтересным.

Едва Чичиков, пригнувшись, вступил в тёмные широкие сени, пристроенные кое-как, на него тотчас повеяло холодом, как из погреба. Из сеней он попал в комнату, тоже тёмную, с приспущенными шторами, чуть-чуть озарённую светом, не нисходящим с потолка, а восходящим к потолку из-под широкой щели, находящейся внизу двери. Распахнувши эту дверь, он наконец очутился в свету и был чрезмерно поражён представшим беспорядком. Казалось, как будто в доме происходило мытьё полов и все вещи снесли сюда и нагромоздили как попало. На одном столе стоял даже сломанный стул и здесь же — часы с остановившимся маятником, к которому паук уже приладил причудливую паутину. Тут же стоял прислонённый боком к стене шкаф со старинным серебром, почти исчезнувшим под слоем пыли, графинчиками и превосходным китайским фарфором, приобретённым бог весть когда. На бюро, выложенном некогда прелестною перламутровою мозаикой, которая местами уже выпала и оставила после себя одни жёлтенькие желобки, наполненные клеем, лежало превеликое множество всякой всячины: куча испещрённых мелким почерком бумажек, накрытых мраморым позеленевшим прессом с ручкой в виде яичка наверху, какая-то старинная книга в кожаном переплёте с красным обрезом, лимон, весь ссохшийся, ростом не более лесного ореха, отломленная ручка давно развалившихся кресел, рюмка с какой-то непривлекательной жидкостьб и тремя мухами, прикрытая письмом, кусочек где-то поднятой тряпки да два пера, испачканные чернилами. В довершение престранного интерьера по стенам было весьма тесно и бестолково навешано несколько картин.

(По Н.В.Гоголю)

***

Вспоминаю с неизъяснимой радостью свои детские года в старинном помещичьем доме в средней полосе России.

Тихий, по-летнему ясный рассвет. Первый луч солнца через неплотно притворённые ставни золотит изразцовую печь, свежевыкрашенные полы, недавно крашенные стены, увешанные картинками на темы из детских сказок. Какие только переливающиеся на солнце краски здесь не играли! На синем фоне оживали сиреневые принцессы, розовый принц снимал меч, спеша на помощь возлюбленной, голубизной светились деревья в зимнем инее, а рядом расцветал весенний ландыш. А за окном набирает силу прелестный летний день.

В распахнутое настежь старенькое оконце врывается росистая свежесть ранних цветов пионов, светлых и нежных.

Низенький домишко, сгорбившись, уходит, врастает в землю, а над ним по-прежнему буйно цветёт поздняя сирень, как будто торопится своей бело-лиловой роскошью прикрыть его убожество.

По деревянным нешироким ступенькам балкончика, также прогнившего от времени и качающегося под ногами, спускаемся купаться к расположенной близ дома речонке.

Искупавшись, мы ложимся загорать неподалёку от зарослей прибрежного тростника. Через минуту-другую, задевая ветку густого орешника, растущего справа, ближе к песчаному склону, садится на деревце сорока-болтунья. О чём только она не трещит! Навстечу ей несётся звонкое щебетанье, и, нарастая, постепенно многоголосый птичий гомон наполняет расцвеченный по-летнему ярко сад.

Насладившись купанием, мы возвращаемся назад. Стеклянная дверь, ведущая с террасы, приоткрыта. На столе в простом глиняном горшочке букетик искусно подобранных, только что сорванных, ещё не распустившихся цветов, а рядом, на белоснежной полотняной салфетке, тарелка мёду, над которым вьются с ровным гудением ярко-золотистые труженицы-пчёлки.

Как легко дышится ранним утром! Как долго помнится это ощущение счастья, которое испытываешь лишь в детстве!

Величайшая святыня

Заботами милого друга я получил из России небольшую шкатулку карельской берёзы, наполненную землёй. Я принадлежу к людям, любящим вещи, не стыдящимся чувств и не боящимся кривых усмешек. В молодости это простительно и понятно: в молодости мы хотим быть самоуверенными, разумными и жестокими — редко отвечать на обиду, владеть своим лицом, сдерживать дрожь сердечную. Но тягость лет побеждает, и строгая выдержанность чувств уже не кажется лучшим и главнейшим. Вот сейчас таков, как есть, я готов и могу преклонить колени перед коробочкой с русской землёй и сказать вслух, не боясь чужих ушей: «Я тебя люблю, земля, меня родившая, и признаю тебя моей величайшей святыней».

И никакая скептическая философия, никакой умный космополитизм не заставит меня устыдиться моей чувствительности, потому что руководит мною любовь, а она не подчинена разуму и расчёту.

Земля в коробке высохла и превратилась в комочки бурой пыли. Я пересыпаю её заботливо и осторожно, чтобы не рассыпать зря по столу, и думаю о том, что из всех вещей человека земля всегда была и самой любимой, и близкой.

Ибо прах ты — и в прах обратишься.

(По М.А.Осоргину)

Роза

Ранним утром, едва забрезжил рассвет, я возвращался в знакомые места нехожеными тропами. В дали, неясной и туманной, мне уже мерещилась картина родного села. Торопливо ступая по некошеной траве, я представлял, как подойду к своему дому, покосившемуся от древности, но по-прежнему приветливому и дорогому. Мне хотелось поскорее увидеть с детства знакомую улицу, старый колодец, наш палисадник с кустами жасмина и роз.

Погружённый в свои воспоминания, я незаметно приблизился к околице и, удивлённый, остановился в начале улицы. На самом краю села стоял ветхий дом, нисколько не изменившийся с тех пор, как я отсюда уехал. Все эти годы, на протяжении многих лет, куда бы меня ни забросила судьба, как бы далеко ни был от этих мест, я всегда неизменно носил в своём сердце образ родного дома, как память о счастье и весне…

Наш дом! Он, как и прежде, окружён зеленью. Правда, растительности тут стало побольше. В центре палисадника разросся большой розовый куст, на котором расцвела нежная роза. Цветник запущен, сорные травы сплелись на вросших в землю клумбах и дорожках, никем не расчищенных и уже давно не посыпанных песком. Деревянная решётка, далеко не новая, совсем облезла, рассохлась и развалилась.

Крапива занимала целый угол цветника, словно служила фоном для нежного бледно-розового цветка. Но рядом с крапивой была роза, а не что иное.

Роза распустилась в хорошее майское утро; когда она раскрывала свои лепестки, утренняя роса оставила на них несколько слезинок, в которых играло солнце. Роза точно плакала. Но вокруг всё было так прекрасно, так чисто и ясно в это весеннее утро…

***

Позади большого дома был старый сад, уже одичавший, заглушённый бурьяном и кустарником. Я прошёлся по террасе, ещё крепкой и красивой; сквозь стеклянную дверь видна была комната с паркетным полом, должно быть, гостиная; старинное фортепиано, да на стенах гравюры в широких рамах из красного дерева — и больше ничего. От прежних цветников уцелели одни пионы и маки, которые поднимали из травы свои белые и ярко-красные головы; по дорожкам, вытягиваясь, мешая друг другу, росли молодые клёны и вязы, уже ощипанные коровами.Было густо, и сад казался непроходимым, но это только вблизи дома, где ещё стояли тополя, сосны и старые липы-сверстницы, уцелевшие от прежних аллей, а дальше за ними сад расчищали для сенокоса, и тут уже не парило, паутина не лезла в рот и в глаза, подувал ветерок; чем дальше вглубь, тем просторнее, и уже росли на просторе вишни, сливы, раскидистые яблони и груши такие высокие, что даже не верилось, что это груши. Эту часть сада арендовали наши городские торговки, и сторожил её от воров и скворцов мужик-дурачок, живший в шалаше.

Сад, всё больше редея, переходя в настоящий луг, спускался к реке, поросшей зелёным камышом и ивняком; около мельничной плотины был плёс, глубокий и рыбный, сердито шумела небольшая мельница с соломенною крышей, неистово квакали лягушки. На воде, гладкой, как зеркало, изредка ходили круги, да вздрагивали речные лилии, потревоженные весёлою рыбой. Тихий голубой плёс манил к себе, обещая прохладу и покой.

Зорянка

Бывает, что в бору у какой-нибудь золотисто-рыжей сосны из белого соснового тела выпадет сучок. Пройдёт год или два, и эту дырочку оглядит зорянка — маленькая птичка точно такого же цвета, как кора у сосны.Эта птичка натаскает в пустой сучок пёрышек, сенца, пуха, прутиков, выстроит себе тёплое гнёздышко, выпрыгнет на веточку и запоёт. И так начинает птичка весну.

Через какое-то время, а то и прямо тут, вслед за птичкой, приходит охотник и останавливается у дерева в ожидании вечерней зари.

Но вот певчий дрозд, с какой-то высоты на холме первый увидев признаки зари, просвистел свой сигнал. На него отозвалась зорянка, вылетела из гнезда и, прыгая с сучка на сучок всё выше и выше, оттуда, сверху, тоже увидала зарю и на сигнал певчего дрозда ответила своим сигналом. Охотник, конечно, слышал сигнал дрозда и видел, как вылетела зорянка, он даже заметил, что зорянка, маленькая птичка, открыла клювик, но, что она пикнула, он просто не слышал: голос маленькой птички не дошёл до земли.

Птицы уже славили зарю наверху, но человеку, стоящему внизу, зари не было видно. Пришло время — над лесом встала заря, охотник увидел: высоко на сучке птичка свой клювик то откроет, то закроет. Это зорянка поёт, зорянка славит зарю, но песни не слышно. Охотник всё-таки понимает по-своему, что птичка славит зарю, а отчего ему песни не слвшно — это оттого, что она поёт, чтобы славить зарю, а не чтобы самой славиться перед людьми.

И вот мы считаем, что, как только человек станет славить зарю, а не зарёй сам славиться, так и начинается весна самого человека. Все наши настоящие любители-охотники, от самого маленького и простого человека до самого большого, только тем и дышат, чтобы прославить весну. И сколько таких хороших людей есть на свете, и никто из них ничего хорошего не знает о себе, и так все привыкнут к нему, что никто и не догадывается о нём, как он хорош, что он для того только и существует на свете, чтобы славить зарю и начинать свою весну человека.

***

Разгоралась заря, становилось свежо, и мне пора было собираться в дорогу. Пройдя через густые камышовые заросли, пробравшись сквозь чащобу склонённого ивняка, я вышел на берег речонки и быстро отыскал свою плоскодонную лодку. Перед отплытием я проверил содержимое своего холщового мешочка. Всё было на месте: банка свиной тушёнки, копчёная и тушёная рыба, буханка чёрного хлеба, сгущённое молоко, моток крепкой бечёвки и немало других вещей, нужных в дороге.

Отъехав от берега, я отпустил вёсла, и лодку тихо понесло по течению. Через три часа за поворотом реки показались отчётливо видные на фоне свинцовых туч у горизонта золочёные купола церкви, но до города, по моим расчётам, было ещё неблизко.

Пройдя несколько шагов по мощёной улице, я решил починить давно уже промокавшие сапоги, или чёботы. Сапожник был молодцеватым мужчиной цыганской наружности. Что-то необыкновенно привлекательное было в чётких движениях его мускулистых рук.

Утолив голод в ближайшем кафе, где к моим услугам оказались свекольный борщок, печёнка с тушёной картошкой и боржом, я отправился бродить по городу. Моё внимание привлекла дощатая эстрада, где развевались разноцветные флажки. Жонглёр уже закончил своё выступление и поклонился. Его сменила веснушчатая танцовщица с рыжеватой чёлкой и жёлтым шёлковым веером в руках. Оттанцевав какой-то танец, напоминавший чечётку, она уступила место клоуну в звёздчатом трико. Но бедняга был лишён таланта и совсем не смешон со своими ужимками и прыжками.

Обойдя за полчаса чуть ли не весь городишко, я расположился на ночёвку на берегу реки, укрывшись старым непромокаемым плащом.

Автор: Носкова Т.Б., учитель русского языка и литературы

Диктант повышенной сложности по русскому языку в 11 классе послужит ещё одним способом проверки знаний и умений учащихся, имеющих огромный потенциал к учебной деятельности. Текст диктанта составлен на основе письма «Самое большое» известного исторического деятеля страны Д. Лихачёва

Самое большое

А в чем самая большая цель жизни? Я думаю: увеличивать добро в окружающем нас. А добро — это прежде всего счастье всех людей. Оно слагается из многого, и каждый раз жизнь ставит перед человеком задачу, которую важно уметь решать. Многое, как я уже говорил, начинается с мелочей, зарождается в детстве и в близком.

Ребенок любит свою мать и своего отца, братьев и сестер, свою семью, свой дом. Постепенно расширяясь, его привязанности распространяются на школу, село, город, всю свою страну. А это уже совсем большое и глубокое чувство, хотя и на этом нельзя останавливаться и надо любить в человеке человека.

Надо быть патриотом, а не националистом. Между патриотизмом и национализмом глубокое различие. В первом — любовь к своей стране, во втором — ненависть ко всем другим.

Большая цель добра начинается с малого — с желания добра своим близким, но, расширяясь, она захватывает все более широкий круг вопросов.

Это как круги на воде. Но круги на воде, расширяясь, становятся все слабее. Любовь же и дружба, разрастаясь и распространяясь на многое, обретают новые силы, становятся все выше, а человек, их центр, мудрее.

Любовь не должна быть безотчетной, она должна быть умной. Это значит, что она должна быть соединена с умением замечать недостатки, бороться с недостатками — как в любимом человеке, так и в окружающих людях. Она должна быть соединена с мудростью, с умением отделять необходимое от пустого и ложного. Она не должна быть слепой. Слепой восторг (его даже не назовешь любовью) может привести к ужасным последствиям. Мать, всем восторгающаяся и поощряющая во всем своего ребенка, может воспитать нравственного урода.

Мудрость — это ум, соединенный с добротой. Ум без доброты — хитрость. Хитрость же постепенно чахнет и непременно рано или поздно оборачивается против самого хитреца. Поэтому хитрость вынуждена скрываться. Мудрость приносит мудрецу доброе имя и прочное счастье, приносит счастье надежное, долголетнее и ту спокойную совесть, которая ценнее всего в старости.

Как выразить то общее, что есть между моими тремя положениями: «Большое в малом», «Молодость — всегда» и «Самое большое»? Его можно выразить одним словом, которое может стать девизом: «Верность». В конечном счете верность есть верность правде — правде-истине и правде-справедливости. (По Д.С. Лихачёву)

МОЛОДОСТЬ — ВСЯ ЖИЗНЬ

Поэтому берегите молодость до глубокой старости. Цените все хорошее, что приобрели в молодые годы, не растрачивайте богатств молодости. Ничто из приобретенного в молодости не проходит бесследно. Привычки, воспитанные в молодости, сохраняются на всю жизнь. Навыки в труде — тоже. Привык к работе — и работа вечно будет доставлять радость. А как это важно для человеческого счастья! Нет несчастнее человека ленивого, вечно избегающего труда, усилий…

Как в молодости, так и в старости. Хорошие навыки молодости облегчат жизнь, дурные — усложнят ее и затруднят.

И еще. Есть русская пословица: «Береги честь смолоду». В памяти остаются все поступки, совершенные в молодости. Хорошие будут радовать, дурные не давать спать! (По Д.С. Лихачёву)

Счастье

Однажды счастье было так близко ко мне, что я едва не попал в его мягкие лапы.

Это случилось на прогулке; большая компания молодёжи собралась знойной летней ночью в лугах, за Волгой, у ловцов стерляди. Ели уху, приготовленную рыбаками, пили водку и пиво, сидя вокруг костра; спорили о том, как скорее и получше перестроить мир, потом, устав телесно и духовно, разбрелись по скошенному лугу, кто куда хотел.

Я отошёл прочь от костра с девушкой, которая казалась мне умной и чуткой. У неё были хорошие, тёмные глаза, в её речах всегда звучала простая, понятная правда. Эта девушка смотрела на всех людей ласково.

Мы шли тихонько, бок о бок; под ногами у нас скрипели, ломаясь, срезаные косою стебли травы, из хрустальной чаши неба, опрокинутой над землёю, изливалась хмельная влага лунного света.

Глубоко вздыхая, девушка говорила:

Как хорошо! Точно африканскея пустыня, а стога — пирамиды. И жарко…

Потом она предложила сесть под стог сена, в круглую тень, густую, как днём. Звенели кузнечики, вдали кто-то заунывно спрашивал:

Эх, зачем ты изменила мне?

Я стал горячо рассказывать девушке о жизни, знакомой мне, о том, чего я не понимал, но — вдруг она, тихонько вскрикнув, опрокинулась на спину.

Это был, кажется, первый обморок, который я видел, и на минуту я растерялся, хотел кричать, звать на помощь, но тотчас вспомнил, что делают в таких случаях благовоспитанные герои романов, знакомых мне.

Мне жадно, до огненного удара в голову, захотелось поцеловать её. Но, сломив это желание, я стремглав бросился к реке за водою, ибо — по писанию — герои всегда, в подобных случаях, убегали за водой, если только на месте катастрофы не было ручья, заранее приготовленного догадливым автором романа.

А когда я вернулся, прыгая по лугу, точно бешеный конь, со шляпой, полной воды, — больная стояла прислонясь к стогу, в полном порядке.

Я не сделал вам больно? — осведомился я,-смущённый молчанием девушки.

Она кратко ответила:

Нет. Вы — не очень ловкий. Всё-таки я — разумеется — благодарю вас…

Мне показалось, что она не искренно благодарит.

Я не часто встречал её, но, после этого случая, встречи наши стали ещё реже, — вскоре она и совсем исчезла из города, а уже спустя года четыре я увидел её на пароходе. (По М. Горькому)

Диктант повышенной сложности подготовлен для выпускников общеобразовательных школ по тексту «Мифов и легенд Древней Греции» (Золотое руно. Поход аргонавтов). В тексте диктанта содержится значительное количество орфограмм и пунктограмм, как изучаемых по школьной программе, так и исключений из правил, требующих от школьников старшего звена дополнительных знаний в области русского языка.

Давным-давно в Греции, между двух синих морских заливов в глубокой долине, отгороженной высокими горами от всего остального мира, лежала страна Беотия.

Под синим небом её высоко вздымалась вершина Геликона, таинственной горы, где между тёмных рощ, над звонкими струями ключа Гиппокрены обитали богини искусств — музы.

Далеко внизу, блестя подобно зеркалу, раскинулось светлое Канайдское озеро. Берега его поросли таким камышом, из которого выходят самые лучшие, самые звонкие и певучие флейты; сюда по ночам, говорили люди, приходил порою сам бог лесов, великий Пан, чтобы срезать тростинку для своей божественной свирели.

Озеро ласково шуршало в пологих берегах, окруженное пашнями, лугами и виноградниками, потому что жители Беотии были искусными земледельцами. И совсем близко к его воде, отражая в ней свои храмы и башни, дома и ворота, стоял на одном из озёрных берегов беотийский город Орхомен.

В те времена, о которых пойдёт рассказ, владыкою Орхомена был счастливый царь Афамант, сын бога ветров Эола.

Крылатый отец царя Эол днём и ночью носился над морями и над сушей во главе своего воздушного воинства. Он любил своего сына Афаманта и помогал ему. Он хорошо знал, что именно может принести счастье пахарям-беотийцам.

Острыми мотыгами разрыхляли они тучную, горячую землю Беотии, дожидаясь урожая. Больше всего на свете они боялись засухи. Больше всего в мире радовал их крупный, тёплый дождь, омывающий посевы, сладким соком текущий из земли в тяжёлые виноградные гроздья.
Вот почему, когда царь Афамант был ещё очень молод, буйный бог ветра Эол принёс на своих шумных крыльях в Орхомен тихую и нежную пепельнокудрую девушку, богиню животворных туч и лёгких облаков Нефелу.

Была прекрасна Нефела-облачко. Светлым туманом окутывали её стан волнистые мягкие волосы. Большие влажные глаза смотрели с задумчивой лаской — как смотрят звёзды сквозь лёгкую дымку неба… Афамант полюбил Нефелу. Он женился на ней. И до поры до времени тихо и счастливо потекла их жизнь. («Золотое руно (Поход аргонавтов)»)

Первая бомбежка

Настоящий страх, страх жутчайший, настиг меня, совсем еще юнца, на войне. То была первая бомбёжка. Наш эшелон Народного ополчения отправился в начале июля 1941 года на фронт. Немецкие войска быстро продвигались к Ленинграду. Через два дня эшелон прибыл на станцию Батецкая, это километров полтораста от Ленинграда. Ополченцы стали выгружаться, и тут на нас налетела немецкая авиация. Сколько было этих штурмовиков, не знаю. Для меня небо потемнело от самолетов. Чистое, летнее, теплое, оно загудело, задрожало, звук нарастал. Черные летящие тени покрыли нас. Я скатился с насыпи, бросился под ближний куст, лег ничком, голову сунул в заросли. Упала первая бомба, вздрогнула земля, потом бомбы посыпались кучно, взрывы сливались в грохот, все тряслось. Самолеты пикировали, один за другим заходили на цель. А целью был я. Они все старались попасть в меня, они неслись к земле на меня, так что горячий воздух пропеллеров шевелил мои волосы.

Самолеты выли, бомбы, падая, завывали еще истошнее. Их вопль ввинчивался в мозг, проникал в грудь, в живот, разворачивал внутренности. Злобный крик летящих бомб заполнял все пространства, не оставляя места воплю. Вой не прерывался, он вытягивал из меня все чувства, и ни о чем нельзя было думать. Ужас поглотил меня целиком. Гром разрыва звучал облегчающе. Я вжимался в землю, чтобы осколки просвистели выше. Усвоил это страхом. Когда просвистит — есть секундная передышка. Чтобы оттереть липкий пот, особый, мерзкий, вонючий пот страха, чтобы голову приподнять к небу. Но оттуда, из солнечной безмятежной голубизны, нарождался новый, еще низкий вибрирующий вой. На этот раз черный крест самолета падал точно на мой куст. Я пытался сжаться, хоть как-то сократить огромность своего тела. Я чувствовал, как заметна моя фигура на траве, как торчат мои ноги в обмотках, бугор шинельной скатки на спине. Комья земли сыпались на голову. Новый заход. Звук пикирующего самолета расплющивал меня. Последний миг моей жизни близился с этим воем. Я молился. Я не знал ни одной молитвы. Я никогда не верил в Бога, знал всем своим новеньким высшим образованием, всей астрономией, дивными законами физики, что Бога нет, и тем не менее, я молился.

Небо предало меня, никакие дипломы и знания не могли помочь мне. Я остался один на один с этой летящей ко мне со всех сторон смертью. Запекшиеся губы мои шептали: Господи, помилуй! Спаси меня, не дай погибнуть, прошу тебя, чтобы мимо, чтобы не попала, Господи, помилуй! Мне вдруг открылся смысл этих двух слов, издавна известных — господи. .. помилуй!.. В неведомой мне глубине что-то приоткрылось, и оттуда горячо хлынули слова, которых я никогда не знал, не произносил — Господи, защити меня, молю тебя, ради всего святого… От взрыва неподалеку кроваво взметнулось чье-то тело, кусок сочно шмякнулся рядом. Высокая, закопченного кирпича водокачка медленно, бесшумно, как во сне, накренилась, стала падать на железнодорожный состав. Взметнулся взрыв перед паровозом, и паровоз ответно окутался белым паром. Взрывы корёжили пути, взлетали шпалы, опрокидывались вагоны, окна станции ало осветились изнутри, но все это происходило где-то далеко, я старался не видеть, не смотреть туда, я смотрел на зеленые стебли, где между травинками полз рыжий муравей, толстая бледная гусеница свешивалась с ветки. В траве шла обыкновенная летняя жизнь, медленная, прекрасная, разумная. Бог не мог находиться в небе, заполненном ненавистью и смертью. Бог был здесь, среди цветов, личинок, букашек… (По Д. Гранину)

© Узорова О. В., Нефёдова Е. А.

© ООО «Издательство АСТ»

Уважаемые взрослые!

В данном пособии представлены контрольные и проверочные диктанты для учащихся третьих-четвертых классов по программе 1–4. Диктанты содержат большое количество орфограмм, поэтому давать их как контрольные работы лучше в сильных классах. Для слабых и средних классов диктанты можно использовать при текущей проверке, которую желательно проводить два-три раза в неделю. Такая работа, безусловно, повысит грамотность учащихся и разовьет их орфографическую зоркость. Диктанты расположены по темам в соответствии с программными требованиями.

Пособие можно использовать в качестве дидактического материала в школах, а также для занятий дома.

3-й класс
Разделительный твёрдый знак – Ъ
ЗА ГРИБАМИ.

Сегодня у нас ранний подъём. Подъехала машина. Едем за грибами. Машина съехала на грунтовую дорогу, объехала пруд и въехала в лес. Ищем съедобные грибы. Каждый собрал большой объём грибов. Объединяем их вместе и жарим с картошкой. Получилось объедение. Каждый съел по две миски. Объедки подъест пёс Барбос. (49)

Грамматическое задание

2. Разделить на слоги для переноса слово ГРУНТОВУЮ.

СЪЁМКА ОТЪЕЗДА ПОЕЗДА.

Режиссёр объявил начало съёмки. Он разъяснил всем их обязанности. Он очень въедливый. Ещё всем надоест. Снимаем отъезд поезда. Мы должны предъявить билеты. Вот поезд въезжает. Подъезжает к нам. Мы садимся. Поезд отъезжает. Бежит взъерошенный оператор. В плёнке изъян! Режиссёр разъярён. Мы съёжились. Он объясняет ещё раз. Повторная съёмка. (51)

Грамматическое задание

1. Выписать из диктанта два слова с разделительным Ъ.

2. Написать буквы, перед которыми пишется Ъ.

СТРОИТЕЛЬСТВО.

Строители строят дом. В нём будет девять подъездов. Работает подъёмный кран. Через главный въезд подъехал грузовик. Привёз блоки. Рабочие разъединяют блоки. Теперь предстоит подъём блоков наверх. Грузовик отъехал. Сейчас перерыв. Каждый рабочий съест свой обед. (36)

Грамматическое задание

1. Выписать из диктанта два слова с разделительным Ъ.

2. Вставить две буквы в середину слова ПОЕХАТЬ, чтобы получилось слово с Ъ.

Правописание слов с мягким и твёрдым знаком
ПЛАТЬЕ ИЗ АТЕЛЬЕ.

На двери нашего подъезда висит объявление. Ателье шьёт костюмы и платья. Ниже объяснение, как подойти или подъехать к ателье. Марья Васильевна заказала себе платье.

Прошла неделя. Марья Васильевна пришла в ателье. Предъявила квитанцию. Ей выдали платье. Она примерила. Ни одного изъяна! Какое уменье шить! Для такого уменья нужно долгое ученье.

Грамматическое задание

2. Написать по одному слову с буквосочетаниями ЬЮ, ЪЮ.

ВО ДВОРЕ.

Мы съели пирог. На земле остались крошки. Куры всё подъедят. Вот лежит жирная свинья. Она съест любые объедки. У неё вольготное житьё.

Во двор въехала машина. Это приехали наши родители. Они заключают нас в объятия. Котёнок Демьян прижал ушки и съёжился. Папа поднял его и гладит. Демьян мурлычет от счастья. Папа для котёнка, как подъёмный кран. (58)

Грамматическое задание

1. Выписать из диктанта по два слова с разделительными Ь и Ъ.

2. Написать два слова с Ъ и с корнем ЯСН.

Повторение
ОСЕНЬЮ.

Осенью чаще всего погода стоит пасмурная. По небу плывут караваны серых облаков. Они похожи на бесформенные оладьи. Часто моросит мелкий дождь. Иногда начинается ненастье.

Листья желтеют и опадают с ветвей и сучьев. Земля покрыта листьями и грязью. Комья грязи прилипают к подошвам. Трудно осенью вернуться с прогулки с чистой обувью.

Птичьи стаи отправляются на юг. В небесах летят караваны гусей, косяки журавлей. А воробьи остаются дома. Они и зимой найдут что-нибудь съедобное. Гроздья рябины и сухие семена трав будут им пищей. Как забавно прыгают по снегу эти взъерошенные пичужки! Вороны тоже не улетают. Они прилетают к человеческому жилью и питаются объедками. (103)

СЪЕЗД.

Вчера в нашем дворе был съезд детской партии любителей грибов. На съезде объединились две группы. Группа любителей съедобных грибов и группа любителей несъедобных грибов. Руководители заключили друг друга в объятия. Это друзья Кирилл и Степан. Сегодня у партии Кирилла предъюбилейный день. Завтра исполнится год со дня её основания. Председатели разъяснили собравшимся их обязанности. (56)

ПРЕДЪЮБИЛЕЙНЫЙ ДЕНЬ.

К нашему подъезду подъехала машина. Приехали дедушкины братья Яков Ильич и Леонид Ильич. Завтра у дедушки юбилей. Сегодня предъюбилейный день. Мы встречаем гостей. Они заключают нас в объятия.

Подъём на лифте на десятый этаж. Вот и наше жильё. Дедушка очень рад. Все садятся на стулья с мягкими сиденьями. Идёт разговор о здоровье, о житье-бытье. (57)

ЗИМНЕЕ НЕНАСТЬЕ.

В этом году январь очень холодный и снежный. Каждый день с небес летят белые хлопья. Всё покрыто сверкающей белой скатертью.

Вчера денёк был ненастный, с метелью. Воздух был полон снежной пылью. Фонари тускло светили сквозь пургу. Прохожие съёжились от холода. Двери подъездов открывались с трудом. На проезжей части снег перемешивался с грязью. Заносы стали серьёзной проблемой для водителей. На городских улицах было затишье.

Ненастье продолжалось и ночью. Потом ветер и снегопад прекратились. Сквозь клочья облаков проглядывала луна. (79)

Удвоенная согласная
ВЕСЫ.

К нам в класс принесли большие весы. Они могут измерять массу тел. Сколько здесь граммов? А сколько мы весим килограммов? Но можно ли на этих весах взвесить слона? Нет. Слон весит несколько тонн. Нужны специальные весы.

В Москве слоны живут только в цирке и на территории зоопарка. Там и стоят такие весы. А сколько весит наша планета? Много миллионов тонн! (61)

Грамматическое задание
НАШ ДЯДЯ ПРОФЕССОР.

Раннее субботнее утро. Почему мы встали так рано? Вчера вечером получили телеграмму. Приезжает наш дядя Савва Кириллович из Одессы. Он профессор. Дядя очень интеллигентный и аккуратный человек. Савва Кириллович изучает кристаллы.

Мы едем на вокзал. Подъезжает поезд. Сколько в нём пассажиров! Вот и наш дядя. Как здоровье, профессор? Берём такси и едем домой. С аппетитом завтракаем. Дядя принимает ванну.(62)

Грамматическое задание

1. Выписать из диктанта два слова с удвоенной согласной.

2. Из последнего предложения выписать слово, в котором звуков больше, чем букв.

ГРИПП.

Ранняя осень. Вечер. Кирилл Кошкин болеет гриппом. Температура высокая. Что делать осенним вечером? Кирилл любит читать русских классиков. Держит в руках аккуратно обёрнутый томик Пушкина. Читает сказку про русалку.

Вот иллюстрации. Это русалка. На другой странице поп и Балда. Над ними облака. А вон солнышко. Завтра Кирилл начнёт читать рассказы Чехова. Скоро он будет здоров. Пойдёт играть в теннис. А там уже и осенние каникулы. (66)

Грамматическое задание

1. Выписать из диктанта два слова с удвоенной согласной.

Повторение
ОСЕННИЕ КАНИКУЛЫ.

Начались каникулы. Какая у нас будет программа? В субботу мы идём на хоккей. В воскресенье прогулка по осеннему лесу. Осенью лес так красив! Аллеи покрыты разноцветным ковром из листьев.

В понедельник играем в теннис. Во вторник наш знакомый ассистент режиссёра пригласил нас на съёмку. В среду мы посещаем музей кристаллов. В четверг идём в бассейн. В пятницу готовимся к школе. Читаем рассказ Куприна и повторяем грамматику. (68)

СЪЁМКА ФИЛЬМА.

Идёт съёмка фильма по пьесе великого русского драматурга Островского. Режиссёр объясняет коллективу задачу. Ассистент режиссёра разговаривает с корреспондентами. Оператор настраивает киноаппарат. Начался процесс съёмки.

Киноаппарат жужжит. Группа актёров проходит перед камерой по аллее и садится на стулья. Актриса берёт кувшин и наливает молоко в кружки. На заднем плане виден старинный особняк с колоннами. Вся территория должна быть хорошо освещена. Один прожектор висит на осине, а другой – на сосне. (70)

НА ШОССЕ.

Я вышел на шоссе и поймал такси. Там уже сидел один пассажир. Мы ехали по трассе. Тут у машины сломалась рессора. Что делать? Я опаздывал на заседание комиссии по организации праздничной иллюминации.

К счастью, мимо шёл троллейбус. В этот утренний час троллейбус совсем забит. Группа пассажиров сходила на следующей остановке. Я прошёл в середину. (56)

В АЭРОПОРТУ.

Анна Кирилловна вернулась в Россию из Голландии из коммерческой поездки. Муж Савва Геннадьевич встречает её в аэропорту. Он вчера получил телеграмму от жены. Среди других пассажиров Анна Кирилловна прошла в вестибюль.

По радио прозвучало объявление. Пора предъявлять документы. Все покидают аэропорт через главный подъезд. Вытянулась длинная процессия. (49)

МЕЧТЫ.

Алла мечтает стать врачом и лечить болезни. Она будет ставить компрессы и делать инъекции. Кирилл мечтает пойти на завод. Он будет класть металл под пресс. Кирилл хочет работать в хорошем коллективе. Анна будет режиссёром. Ей нравится процесс съёмки. Римма станет спортсменкой. Она будет бегать кроссы или играть в теннис. Геннадий станет военным. Он пойдёт служить в артиллерию. Инна хорошо рисует иллюстрации к рассказам русских классиков. Она хочет стать художницей. (70)

ВЕСЕННЕЕ УТРО.

В эту субботу я встал рано. Сделал утреннюю зарядку. Пробежался по аллее парка. Приятное весеннее утро. Грязь уже высохла. Я вернулся и принял ванну. После ванны разыгрался аппетит. Я съел на завтрак оладьи с вареньем. Пошел на аллею. Взял с собой русскую грамматику. Интеллигентный человек должен хорошо знать родной язык.

Днем дома позанимался английским языком. У меня уже большой прогресс. Выучил наизусть балладу Жуковского. Тут позвонили мои сестры Анна и Алла. Мы отправились на теннисный корт. (78)

СЮЗАННА.

Сюзанна Геннадьевна на террасе готовит праздничный обед на завтрашний день. Кладёт дрожжи в тесто. Её увлекает процесс готовки. Кто там идёт по аллее? Друзья Сюзанны Кирилл и Анна? Нет. На территории посёлка мрак и тишь. Сюзанна дома одна. Утром у неё была ссора с подругой Аллой. Исчезли все иллюзии. У Сюзанны болит голова. Она идёт в дом и аккуратно кладёт на лоб компресс. (64)

Правописание приставок и предлогов
РЫЖИЙ КОНЬ.

Рыжий конь сбежал из конюшни и побежал по полю. Взбежал на гору. Посмотрел по сторонам. Рядом обрыв. Конь подошёл к обрыву и посмотрел вниз. Там река. Конь отошёл от обрыва и спустился к реке. После подбежал к воде и посмотрел на своё отражение. Попил из реки. Вошёл в воду и переплыл реку.

Вышел из воды на другом берегу. Стряхнул с себя воду и поскакал к лесу. Скоро он забежал под деревья. С осины взлетела сорока и полетела по направлению к деревне. На тропинке сидел заяц. Увидел коня и убежал в чащу. Конь пробежал через лес. Потом обежал большое поле. Очень устал. Вечером едва доплёлся до конюшни. (108)

Грамматическое задание

1. Выписать из диктанта слова с приставкой С-, с предлогом С.

2. Выписать два слова с проверяемой безударной гласной в корне слова. Написать проверочные слова.

ПЁС МАРАТ.

Пёс Марат был дворняжкой. Его очаровала овчарка Арна. Арна проживала в соседнем доме. Каждый день её выводили на прогулку. Марат поджидал её у подъезда. Арне Марат понравился. Но хозяин Арны не подпускал к ней Марата. Пёс плёлся позади. После прогулки Арна с хозяином входили в подъезд, и хозяин закрывал за собой дверь. Потом Марат долго сидел под окном у Арны. Иногда от горя пёс подвывал. Его вой подхватывали соседские псы. Вой переходил в лай. Вся улица могла тогда услышать собачий концерт. (83)

Грамматическое задание

1. Выписать из диктанта слова с приставкой ПОД-, с предлогом ПОД.

2. Выписать два слова с парной согласной в слабой позиции. Написать проверочные слова.

Повторение
ШЕРЛОК ХОЛМС.

Опасный бандит ограбил большой банк. Директор банка пригласил великого сыщика Шерлока Холмса. На месте преступления Холмс изучил следы. Дома он погрузился в размышления. Набил трубку табаком и выпустил из неё клуб дыма. Достал карточки из своей обширной картотеки. После долгих размышлений сыщик догадался, где искать грабителя.

Холмс надел пальто, взял с собой хлыст и револьвер. Холмс отправился выслеживать бандита. Через три часа он его нашёл. Теперь великий сыщик Шерлок Холмс следил за опасным бандитом. Бандит свернул за угол. Но тут появились полицейские. Холмс закричал им. Грабитель был схвачен. (90)

СТАРЫЙ ПРОФЕССОР.

Старый профессор собирался в институт. Он вышел из подъезда. С неба падали редкие капли. Профессор открыл зонтик и поднял воротник пальто. Рядом остановилась большая машина. Открылась дверца. Шофёр выглянул из машины и поздоровался с профессором. Это был сосед.

Профессор прошёл через двор на другую сторону улицы и подошёл к троллейбусной остановке. Подъехал троллейбус. Профессор с трудом влез в переполненный салон и поставил свой портфель на пол. Затем профессор вышел из троллейбуса. Вот вход в метро. Надо проехать пять станций. Скоро профессор подходил к подъезду института. Вошёл через главный вход и поднялся на шестой этаж. По коридору шли студенты. Они поздоровались с профессором. (104)

ПИРАТЫ.

Пираты шли по берегу моря. За спиной оставался лес. Впереди поднимался холм Подзорной Трубы. Пираты поднялись на холм и сделали привал. Капитан Флинт присел на сундук с сокровищами. Кок Сильвер вынул из мешка еду и бутылку рома. Боцман Бен Ган и остальные пираты отправились собирать дрова для костра.

Сильвер очистил кусок сыра от налипшей грязи. Сварил на костре мясной суп. Заправил его солью. Потом пираты ели рыбу и бросали рыбьи головы в костёр. Все наелись и начали совещаться. Срочно нужно захватить хороший корабль. Без него не получится напасть на форт Байард. А теперь пора прилечь отдохнуть и немного вздремнуть. Один пират остался на часах. Остальные нарубили веток и легли на них. Под себя подложили плащи. (116)

Проверяемые безударные гласные в корне слова
ПОСЛЕ ДОЖДЯ.

Пронеслась дождевая туча. Мы идём в лес. У нас с собой ножи и корзинки. После грибного дождя в лесу много грибов. Появляются лисички, рыжики, сыроежки, дождевики, маслята. Иногда мы замечаем подберёзовики и боровики. Они растут на полянках и под деревьями. Порой их охраняют колючки. Часто стережёт крапива. Они прячутся в сочной траве и под мохнатыми ёлками. Лесная мошкара также мешает грибникам.

Мы шли по тропинке через чащу и оказались на берегу речушки. Течение у реки медленное. Мы перешли её по мосту. Уже начало темнеть. Пора шагать домой. (89)

Грамматическое задание

1. Выписать два слова с проверяемой безударной гласной в корне слова. Написать проверочные слова.

2. В словах первого предложения подчеркнуть основу.

НА ПОЛЯНЕ.

Писатель Алексей Григорьев бродил по нашей округе. Он ходил по заросшим травой холмам. Он переправлялся через нашу речушку. Он спасался от яркого солнца под ветвистыми деревьями. Вечером он прилёг на небольшой поляне и задремал.

Писатель проснулся и услышал шум. Это трещали кусты. Перед Алексеем стоял медведь. Писатель лежал и не шевелился. Он очень боялся диких зверей. Любой храбрец испугался бы на его месте. Как ему спастись? Медведь протянул к человеку свой носище. Потом повернулся и убежал в лесную чащу. По дороге он сломал рябинку. Писатель потом долго вспоминал, как повстречал медведя. (93)

Грамматическое задание

1. Выписать два слова с проверяемой безударной гласной Я в корне слова. Написать проверочные слова.

2. Разобрать по составу слова ХРАБРЕЦ, ЛЕСНУЮ.

ВЕЧЕР.

Сегодня вечером мои родители ушли в театр. Младший братишка схватил коньки и побежал кататься на каток. Старшая сестра сидела в гостиной и готовилась к завтрашним занятиям.

Я больше не могу сидеть в четырёх стенах! Я надеваю пальто и шапку и выхожу из дома. Пойду на детскую площадку. Там я хочу повстречать друзей. (80)

Грамматическое задание

1. Выписать два слова с проверяемой безударной гласной О в корне слова. Написать проверочные слова.

2. Разобрать по составу слова ХОРОВОЕ, ПЛОЩАДКУ.

Повторение
ГРОЗА НА БЕРЕГУ.

Прошёл дождливый осенний день. Наступил вечер. Боец береговой охраны рядовой Алексей Кружкин выглянул из окна и взглянул на небо. Оно почернело. Грозовая туча ползла по небу. Приближалась гроза. Крупные дождинки застучали по обветшавшей крыше маленькой избушки. Алексей зашёл под крышу.

Издалека послышался громовой раскат. Как будто разом заговорили две артиллерийские батареи. Громыхание повторилось. Над горой сверкнула длинная и ветвистая молния. Дождевые капли ударяли по крыше всё чаще и чаще. Наконец дождь хлынул как из ведра. Яркие молнии появлялись то тут, то там. За окном мелькали бесконечные дождевые струи. В поднебесье грохотал гром. Морская вода вспенилась. Большие волны равномерно набегали на скалистый берег. (105)

ОХОТНИК.

Я шёл сквозь густой валежник с ружьём на плече. Было очаровательное июльское утро. В этот ранний час лес уже пробудился от ночной дремоты. Я находился в пяти километрах от лесничества и бродил по самой чаще нашего леса. Под ногами густая трава и корневища. Изредка мелькнёт осторожный лесной цветочек. На стволах деревьев мохнатые зелёные наросты. Это мох. Я попал ногой в кротовую нору и чуть не упал. Еле удержался на ногах. Вот лежит могучий ствол столетней сосны. Кто повалил лесного великана? Под корнями лежащего дерева зимой была медвежья берлога.

Пора домой. В поднебесье угрожающе громыхало. Я решил сократить дорогу. Скоро среди древесных стволов появилось светлое оконце. Я выбрался на опушку. Впереди поля. Крестьяне вышли на сенокос. За тем холмом видна крыша моего дома. (123)

КОШКА ПРИНЦЕССЫ.

У принцессы украли волшебную кошку. Король созвал заседание правительства. В королевской светлице собрались министры. Что делать? Дочурка плачет. Сам король прослезился. Появился первый министр. Это седоватый мужчина. Он большой разумник. Волшебную кошку может найти только волшебник!

Пришёл маг. Надо спасать принцессу! Маг достал из рукава цветной плетёный пояс и взмахнул им десять раз. Ослепительная вспышка! Все встали со своих сидений. В воздухе показалось несколько огромных зелёных снежинок. Они легко летали по комнате. Потом вдруг отяжелели и упали на ковёр. Маг слепил их вместе и спрятал под полу своего плаща. Раздался знакомый голосок. Из-под магического плаща грациозно вышла волшебная кошка принцессы. (103)

КОТЁНОК БАРСИК. Дождливым осенним днём я гулял без сапог, промочил ноги и заболел гриппом. Это плохая болезнь. У меня сильная головная боль и насморк. Мне надо лечиться. Я буду принимать лекарство, полоскать горло и пить тёплое молоко. Я лежу в кровати. На столе стоят чай с лимоном и сладкий мёд. Я люблю медок. Рядом лежит котёнок Барсик. Только что он дремал. Потом лениво потянулся, зевнул и приподнял головку над простынёй. Искоса поглядел на меня. Кошачьи ушки пришли в движение. Он следит за большой мухой. Она летает по комнате и жужжит. Вдруг котёнок прыгнул. Он хотел ухватить муху зубами. Но промахнулся. Теперь сидит на полу и опять следит за насекомым. Учись, Барсик. Ловить мышей сложнее. (114)

НА ГРАНИЦЕ.

Пограничники охраняют границы нашей страны. Рядовые и офицеры несут нелёгкую службу. С ними вместе верные служебные собаки. Пусть появится нарушитель границы! На земле и на снегу найдут собаки его следы. Пусть угрожают враги! Наши бойцы всегда готовы защитить свой народ.

Дождливым осенним вечером пошли в дозор два бойца. Опытный старшина и молодой солдат. Он новичок. На плечах у бойцов автоматы. Старшина был молчун. За всю дорогу не вымолвил ни слова. Вот и контрольная полоса земли. Её специально вспахали пограничники. На ней должны оставаться следы нарушителей. Чьи это там следы? Кто бежал через поля к ельнику? Старшина осветил землю фонариком. Нет, это заячьи следы. Косой проскакал. Скоро полночь. Пора идти на заставу. (113)

НА РЕЧКЕ.

Я сидел на речном берегу. Было раннее утро. Роса. От влажной травы исходил душистый сладковатый запах. Меня охватила легкая сонливость. Надо разогнать дремоту. Я потянулся, зевнул и посмотрел на реку. В большой заводи плавали две утки и пяток утят. Они лениво и грациозно скользили по воде. Вот родители со своим выводком вылезли на берег. Маленькие утята смешно переваливались на коротких лапках. Малыши начали копаться в земле в поисках насекомых и червяков.

Тут сзади послышался шум. С ветвистой рябины взлетел скворец. Я проводил его глазами и взглянул на небо. Утром было пасмурно. Но теперь небо начало проясняться. Будет неплохой денёк. Я спустился к реке. У самого берега в воде мелькали головастики. Пора купаться. Я выплыл на середину реки. Вода приятно холодила тело. Я вышел на берег и от холода слегка дрожал. (132)

САД.

Наш сад ограждён деревянным забором. В саду много яблонь. Есть несколько груш. В этом году большой урожай. Мы будем варить варенье и запасать его на зиму. Сад охраняет овчарка. У неё громкий голос. По ночам её спускают с привязи.

Сад сажал мой дедушка. Дедушке уже семь десятков лет. В глубине сада стоит дедов домишко. Вечером дедушка любит сидеть в обветшалой беседке и пить чай с вареньем. Зимой крыша беседки обвалилась. Дедушка починил её. От беседки к выходу из сада ведёт широкая тропа. От неё отходит узкая тропинка. В конце тропинки маленькое деревце. Это дуб. Несколько лет назад я посадил в землю жёлудь. Поливал его каждый день. У дубка красивые листочки. (111)

Первое время снег подтаивал изнутри, исподволь, потихоньку, как будто скрываясь от невидимого врага. Когда же половина богатырских трудов была сделана, их стало невозможно более скрывать, вследствие чего никем не понятое чудо враз вышло наружу. Из-под сдвинувшейся набок снеговой пелены стремительно выбежала вода и зашумела наподобие гигантского поезда. Непроходимые лесные трущобы вскорости встрепенулись как-то по-новому. Все в них мало-помалу пробудилось.

В поезде.
На заре вдруг все совершенно неузнаваемо изменилось: местность, погода, настроение. Песчаная равнина кончилась, тотчас же вперемежку пошли неровные холмы и еще не кошенные поля, дорога расстилалась между гор наподобие извивающейся змеи. В одночасье прекратился насквозь пронизывающий северо-западный ветер, беспрестанно дувший в течение последнего времени. С юга, как будто из настежь открытой печки, потянуло теплом и как будто пригарью.

Здешние леса росли будто вперегонки, уступами по горным склонам. Когда железнодорожное полотно их пересекало, поезду сначала приходилось брать чересчур большой подъем, сменявшийся с середины отлогим спуском. Поезд с кряхтением вползал в чащобу и мало-помалу тащился по ней, точно это был старый-престарый лесник в непромокаемых сапогах, который пешком вел за собой толпу шедших бок о бок пассажиров, ко всему присматривающихся и все замечающих.

Бесплатно скачать электронную книгу в удобном формате, смотреть и читать:
Скачать книгу Сборник диктантов повышенной трудности по русскому языку, Ратько Т.В., 2003 — fileskachat.com, быстрое и бесплатное скачивание.

  • Работа с текстом на уроке русского языка, Пособие для учителя, 5-11 классы, Александрова О.М., Добротина И.Н. , Гостева Ю.Н., Васильевых И.П., Ускова И.В., 2019
  • Давайте поговорим по-русски, Русский как иностранный, Батищева Е., 2018
  • Русский язык, 1 класс, Самые нужные правила и упражнения, Шевелёва Н.Н., 2018

Следующие учебники и книги.

Комнаты были устроены с замечательной роскошью стены обиты

Главная » Разное » Комнаты были устроены с замечательной роскошью стены обиты

ЕГЭ. Задание 14. Правописание -Н- и -НН- в различных частях речи. Тесты с ответами.

Задание 14 . Вариант 1. Укажите цифры, на месте которых пишется НН.

1.Золотилось солнце на востоке за тума(1)ой полосой зеле(2)ых лесов , за широкой низме(3)остью, на которую глядел с невысокого берега древний русский город.

2.Комнаты были устрое(1)ы с замечательной роскошью: стены обиты бухарскими коврами, потолки расписа(2)ы масля(3)ыми красками, на полу персидские ковры.

3.По мнению Лермонтова, ярко одаре(1)ая личность в кругу ничтожеств обрече(2)а на непонимание и одиночество, а если ведет себя соответстве(3)о «нормам» этого общества, то и на постепе(4)ое самоуничтожение.

4.Как исти(1)ый европеец, я с некоторой иронией поглядывал на ритуальную пляску полинезийцев, сдержа(2)о улыбаясь, но, признаюсь, я слегка завидовал такому возбуждению, такой одержимости, жизне(3)ой силе, беше(4)ому азарту танца.

5.И густое молоко, льющееся из глин(1)ого кувшина, и пышный каравай в искусно сплете(2)ой картине, и сползающая салфетка выписа(3)ы художником во всех деталях и особой выразительностью.

Задание 14 . Вариант 4. Укажите цифры, на месте которых пишется НН

1.Дом стоял несколько в стороне от леса, стены тут и там подновле(1)ы свежими лесинами, окна покраше(2)ы белилами, маленькое крылечко сбоку, изукраше(3)ое резьбой, еще пахло смолой.

2.К нам подошел стриже(1)ый мальчик в тщательно выглаже(2)ых брючках какого-то мыши(3)ого цвета.

3.На картине хрупкий точе(1)ый силуэт девушки особе(2)о выделяется на фоне беле(3)ой стены, по которой бегут перламутровый тени.

4.Солнце медленно поднималось из осе(1)его марева, село обозначилось верхушками более явстве(2)о, оттуда донеслись петуши(3)ые крики, в поле уже пасся смеша(4)ый табун овец и коз.

5.Центральная площадь была обрамле(1)а гранитным парапетом с льви(2)ыми масками и огромными шлифова(3)ыми шарами из камня.

Задание 14 . Вариант 2. Укажите цифры, на месте которых пишется НН

1.Берестя(1)ые грамоты, найде(2)ые при раскопках, были тщательно изуче(3)ы специалистами.

2.В начале 1907 года в творчестве Пабло Пикассо, несомне(1)о наступил новый творческий этап: перед нами был мастер, в своих картинах обращающийся к первозда(2)ым основам бытия, где добро порой не отделе(3)о от зла.

3.Рядом с гости(1)ой были расположе(2)ы библиотека со стари(3)ыми книгами и две комнаты, не имевшие определе(4)ого назначения.

4.Дверь в комнату была отворе(1)а, и оттуда явстве(2)о слышались звуки пианино, на котором исполняли какой-то медле(3)ый этюд.

5.Славное место эта долина: со всех сторон горы неприступные, красноватые скалы, обвеша(1)ые зеленым плющом и увенча(2)ые купами чинар, желтые обрывы, исчерче(3)ые промоинами, высоко-высоко — золотая бахрома облаков, а внизу — Арагва.

Задание 14 . Вариант 5. Укажите цифры, на месте которых пишется НН

1.Мишина шерстя(1)ая кофта, выстира(2)ая бабушкой, была высуше(3)а прямо на печке за каких-нибудь пару часов.

2.Воплощением женстве(1)ости , преда(2)ости в романе М. Булгакова «Белая гвардия» является Елена, которая тщетно пытается сохранить прежний нравств(3)ый уклад дома.

3.Представители позднего классицизма были убежде(1)ы, что искусство предназначе(2)о для глуби(3)ого постижения человека и мироздания.

4.Удивительная отточе(1)ость и графическая законче(2)ость рисунков Пабло Пикассо, большинство которых были сдела(3)ы художником с натуры, говорят о его большом таланте.

5.До наших дней в архивах сохранились счета, предъявле(1)ые художнику за доставле(2)ые ему масля(3)ые краски.

Задание 14 . Вариант 3. Укажите цифры, на месте которых пишется НН

1.Своеобразие художестве(1)ого мира ра(2)их повестей Н.В. Гоголя связа(3)о с использованием фольклорных традиций: име(4)о в народных сказаниях, полуязыческих легендах и преданиях писатель нашел темы и сюжеты для своих произведений.

2.Туше(1)ые в мясном бульоне маслята с очище(2)ыми шляпками были на серебря(3)ой тарелке поданы к столу.

3.Белые грибы, которые собра(1)ы в листве(2)ых лесах Подмосковья, вкусны не только в супе, но и в тушё(3)ом виде, а особенно- жаре(4)ые на подсолнечном масле с луком.

4.В строй большой гости(1)ице не просторной площади, где было тихо и пусты(2)о, гостей не ждали, но неожида(3)о к крыльцу подъехал экипаж.

5.Непроше(1)ые гости подошли к струга(2)ому столу, на котором были расставле(3)ы деревенские яства: яйца, огурцы и клюкве(4)ый морс в глин(5)ом кувшине.

Задание 14 . Вариант 6. Укажите цифры, на месте которых пишется НН

1.Старообрядцы сдержа(1)о посовещались, и один из них, пригибаясь, подошел к печи и положил на колени Яшкина круглый каравай хлеба, кусок варе(2)ого мяса, две луковицы и берестя(3)ое лукошко с солью, сдела(4)ое в виде пенала.

2.Особе(1)о красива река в утре(2)ем тумане, когда хрустальные ее струи прозрачны, словно серебря(3)ые нити , и подсвече(4)ы холодным солнцем осени.

3.На внутре(1)ей стороне двери висела аккуратно приклее(2)ая репродукция картины, где была изображе(3)а живописная речка с плотиной и небольшой ветря(4)ой мельницей.

4.Купле(1)ые товары могут быть возвраще(2)ы в магазин в том случае, если они не являются продовольстве(3)ыми.

5.Пустые,безжизне(1)ые комнаты и потемневшие от времени беле(2)ые потолки броше(3)ого много лет назад дома вызывали желание быстрее покинуть его.

multiurok.ru

Зачет по заданию №14 ЕГЭ

Зачет. Н и НН задание №14.

  1. Укажите цифры, на месте которых пишется одна Н.

В героях своих картин Пабло Пикассо хотел видеть носителей скрытой от обычных людей исти(1)ы, доступной только внутре(2)ему взору человека, его возвыше(3)ой природе.

2. Укажите цифры, на месте которых пишется одна Н.

На автопортрете художник одет в изыска(1)ый плащ, лицо спокойно и увере(2)о, усы и бородка тщательно ухоже(3)ы.

3. Укажите цифры, на месте которых пишется одна Н.

Опера С.С. Прокофьева «Война и мир», написа(1)ая по роману Л.Н. Толстого, реше(2)а в духе традицио(3)ой русской оперной музыки XIX века.

4. Укажите цифры, на месте которых пишется одна Н.

Валаам стал поисти(1)е живописной школой для И. Шишкина: ра(2)ие валаамские полотна принесли ему серебря(3)ую медаль Академии художеств, а после того, как два пейзажа были награжде(4)ы золотой медалью, художника отправили в  творческую поездку в Италию.

5. Укажите цифры, на месте которых пишется одна Н.

Некоторые картины художника Саврасова были небольшого размера; написа(1)ые им в течение одного-двух часов, они отмече(2)ы очарованием вдохнове(3)ых импровизаций.

6. Укажите цифры, на месте которых пишется одна Н.

На переднем плане картины на фоне фигур ряже(1)ых с маза(2)ыми сажей лицами ярко выделяется девушка в белоснежном платье с плетё(3)ой корзиной в руках.

7. Укажите цифры, на месте которых пишется две Н.

Основное действие картины разворачивается на втором плане: в светлой комнате заплака(1)ая дама с ребёнком на руках с мольбой смотрит на приглашё(2)ого доктора в посеребрё(3)ом пенсне.

8. Укажите цифры, на месте которых пишется две Н.

Своеобразие художестве(1)ого мира ра(2)их повестей Н.В. Гоголя связа(3)о с использованием фольклорных традиций: име(4)о в народных сказаниях, полуязыческих легендах и преданиях писатель нашёл темы и сюжеты для своих произведений.

9. Укажите цифры, на месте которых пишется одна Н.

Комнаты были устрое(1)ы с замечательной роскошью: стены обиты пёстрыми бухарскими коврами, потолки расписа(2)ы масля(3)ыми красками, на полах – настоящие персидские ковры.

10. Укажите цифры, на месте которых пишется одна Н.

На стра(1)ом и грозном фоне закатного неба зубчатая стена хвойного леса казалась отчётливо нарисова(2)ой, а кое-где торчавшие над ней прозрачные круглые верхушки берёз словно были очерче(3)ы на небе лёгкими штрихами.

11. Укажите цифры, на месте которых пишется одна Н.

Особе(1)о красива река в утре(2)ем тумане, когда хрустальные её струи прозрачны, словно серебря(3)ые нити, и подсвече(4)ы холодным солнцем осени.

12. Укажите цифры, на месте которых пишется две Н.

Гибнущий сад и несостоявшаяся, даже незамече(1)ая любовь – две внутре(2)е связа(3)ые темы – придают пьесе А.П. Чехова грустно-поэтический характер.

13. Укажите цифры, на месте которых пишется две Н

Согласно замыслу, Н. В. Гоголь собирался провести Чичикова через искушение собстве(1)ичеством, через жизне(2)ую грязь и мерзость к нравстве(3)ому возрождению.

14. Укажите цифры, на месте которых пишется две Н

Дли(1)ый ряд невида(2)ых картин в стари(3)ых рамах, развеша(4)ых по некраше(5)ым стенам, радовал глаз буйством красок.

15. Укажите цифры, на месте которых пишется две Н

Вдали, на крутом известковом берегу, подмытом разливами, в утре(1)ем воздухе ясно виднеется село с белой каме(2)ой церковью и ветря(3)ыми мельницами.

16. Укажите цифры, на месте которых пишется однаН

Тема женстве(1)ости в философском восприятии России достаточно традицио(2)а; она выразилась в работах славянофилов, была развита в концепциях философов Серебря(3)ого века: В. Соловьёва, В. Розанова, Н. Бердяева.

17. Укажите цифры, на месте которых пишется однаН

До наших дней в архивах сохранились счета, предъявле(1)ые художнику за доставле(2)ые ему масля(3)ые краски.

КЛЮЧИ ЗАЧЕТ №14

1-1

2-3

3-2

4-134

5-2

6-13

7-123

8-124

9-123

10-3

11-34

12-123

13-123

14-1234

15-12

16-12

17-3

infourok.ru

Читать онлайн Из уральской старины страница 3

—    Матильда Карловна, голубушка, зачем вы так убивае­тесь? — шептала горбунья, дотрагиваясь своей большой лягу­шечьей рукой до плеча немки.— Ничего, все уладим.

Немка ничего не отвечала, а только глубже зарылась голо­вой в подушки.

Комната «самой» в девичьей была устроена с замечатель­ной роскошью: стены были обиты пестрыми бухарскими ков­рами, потолок рагписан масляными красками, на полу красо­вался настоящий персидский ковер, весело теперь игравший на солнце своими вычурными узорами и линялыми красками; оби­тый голубым бархатом диванчик, такие же стулья, туалет из красного дерева, покрытый кружевным пологом, две стеклян­ных горки — одна с серебром, другая с фарфором, несколько хороших картин масляными красками,— все голые красавицы во вкусе «доброго старого времени», в заученных академиче­ских позах, с банальными улыбками на губах и с расплывши­мися формами а lа Рубенс; шелковые голубые драпировки на окнах и на дверях, такое же одеяло и великолепный полог над кроватью — все это, взятое вместе, делало комнату «самой» похожей на кондитерскую бомбоньерку. Здесь всегда пахло какими-то тяжелыми духами, вроде бобровой струи или муску­са, и царствовал таинственный полумрак,— окна всегда были заслонены цветами, которые Матильда Карловна любила до страсти; солнечный свет пробивался только между занавеска­ми и ложился веселыми золотыми узорами по коврам, на мебе­ли, на широких лапистых листьях тропической зелени. Сам ба­рин частенько захаживал сюда выпить маленькую чашку кофе, который Матильда Карловна готовила для него своими розо­выми руками.

Анфиса в своем темном платье и в темном платочке на го­лове являлась полной противоположностью с красотой осталь­ных обитательниц девичьей, точно для того только, чтобы сво­им безобразием еще резче вытенить расцветавшую в этих сте­нах юную красоту. Лицо у Анфисы, как у всех уродцев, было очень подвижное и злое, с живыми темными глазками и злыми тонкими губами; заостренный горбатый нос придавал ему пти­чье выражение, особенно когда девушка смеялась, показывая два ряда ослепительно белых зубов. Короткие ноги с широки­ми ступнями, как у утки, несоразмерно длинные руки с широ­кими кистями делали горбунью похожей на обезьяну, особенно когда она начинала сердиться, что проявлялось в резких, по­рывистых движениях.

—    Перестаньте, барышня,— шептала низким контральто­вым голосом Анфиса, осторожно поправляя рассыпавшиеся бе­локурые волосы лежавшей неподвижно нѳмки.— Этим беды не изжить. Разве он может вас понимать?

—   Вот что, Анфиса,— заговорила Матильда Карловна, при­поднимаясь с постели.— Ремянников теперь в Ключиках, у по­па Андроника… Ты знаешь поповскую дочь Марину? Ты ведь все на свете знаешь.

 — Как же видала, барышня… Ничего, так, толстая, рыжая девка, и больше ничего. И сам поп рыжий, и Марина рыжая.

— Она красивее меня, Анфиса?

—   Что вы, барышня?! — пришла в ужас горбунья.— Да разве можно так говорить? Вы заправская барышня, а та м.ужичка, вроде как наша Дашка… Только и хорошего в ней, что из себя толстая, как сальная свеча.

—    Нет, ты меня обманываешь,— задумчиво говорила Ма­тильда Карловна, надевая расшитую батистовую кофточку.— Чем же она понравилась Феде, если некрасивая?

—    Ах, барышня, барышня… Да ведь все эти мужчинишки на одну колодку: им бы только новенькая девка была да гла­за на них пялила,— вот и все… Поп-то Андрон голубятник: бе­гает по крыше с шестом за голубями, а рыжая Маришка с го­стями хороводится. Известная музыка-то… А только поп Ан-

X дрон хоть и прост, а как Федька попадет ему в лапы, костей не соберет. Посильнее Федьки будет поп-то, даром что старик…

—  Да?

—   Уж беспременно… Как медведь поп-от: пожалуй, и баш­ку отвернет под сердитую руку.

Матильда задумалась и долго ходила по комнате, что-то соображая про себя; лицо у ней было нахмурено и бледно, гу­бы сжаты, грудь поднималась тяжелой волной. Анфиса сле­дила за ней улыбавшимися хитрыми глазами и в душе была счастлива: чужие страдания ей всегда доставляли величайшее наслаждение, особенно страдания женщин, которые имели не­счастье быть красивее горбуньи. «Так и надо, так и надо! — повторяла она про себя, наслаждаясь чужим горем.— Вот вам, красивым-то, воем так нужно… Не сладко, видно, миленькая Матильда Карловна?»

—   Послушай, Анфиса,— заговорила Матильда, останавли­ваясь перед горбуньей.— Я была сейчас у Яшки-Херувима… Он до чертиков допился, ну, да я его нашатырным спиртом вытрезвила, ничего, продыбается. Вечером-то я хотела сама ехать с ним в Ключики… Понимаешь? Ну, а теперь нельзя изза этой твари Матрешки: все дело испортит, ежели оставить ее одну с Евграфом Павлычем

—   Ничего, сократим… Не таких ломали; с жиру девка бе­сится.

—   А как меня хватится?.. Беда будет… Так вот я и приду­мала: поезжай уж ты с Яшкой, а я здесь останусь. Отправлю вас с кучером Гунькой на паре гнедых, которых из Барабы[2] при­вели,— в час двадцать-то верст промчат,— а вы остановитесь не у попа… Нет, все равно, к попу прямо на двор; ты останешь­ся в повозке, спрячешься, а Яшка пусть идет к попу. Поняла?

—    Ну, барышня, как не понять… что вы!

—    Ты только смотри за Яшкой в оба, чтобы н-е натренькался прежде дела… Если Федя у попа, выжди, пока он с по­повной где-нибудь свиданье устроит; уж наверно у них сегодня будет свиданье, сердце у меня чует.

Горбунья улыбнулась одними глазами и только мотнула своей птичьей головой,— дескать, известное это дело.

—    А когда Федя будет на свиданье, Яшка и пусть шепнет попу такое словечко про дочь… Одного-то Яшку нельзя отпу­стить: или проболтается, или напьется прежде времени, а ко­гда будет знать, что ты следишь за ним, он устроит. Ведь Яшка сильно тебя боится.

—    Чего ему меня бояться? Я не медведь,— надулась гор­бунья, питавшая к Яше-Херувиму нежные чувства; она посто­янно была в кого-нибудь влюблена и разыгрывала бесконечные романы самого фантастического характера, воображая себя красавицей.

—    Да, я и забыла, что ты влюблена в него,— засмеялась Матильда Карловна.— Значит, вам веселее будет ехать вдвоем.

Горбунья промолчала, потому что не умела прощать даже самых невинных шуток, задевавших ее сердечные дела, но, за­нятая своими соображениями, нмка не желала ничего заме­чать, а только прибавила не допускающим возражений тоном, каким распоряжалась обыкновенно в девичьей:

—    Ну, так решено: под вечер я тебя отправлю с Яшей, а сама останусь дежурить здесь.

—    Может, Евграф-то Павлыч не захочет еще глядеть на Матрешку,— ядовито заметила горбунья.— Он что-то давнень­ко не бывал у вас… соскучился, поди!

—    Молчать, змея подколодная! — крикнула Матильда Кар­ловна, вспыхнув до ушей. — Очень мне нужно возиться с ним! Будет уж, надоел… Пусть свои узелки развязывает… Разве не стало девок? Вон их целы двенадцать… А ты со мной не раз­говаривать, когда не спрашивают! Слышала? А то я тебе завя­жу рот. насидишься вместе с Дашкой…

Горбунья сделала свое обычное смиренное лицо и приня­лась просить прощения фальшивым голосом.

III

Летнее горячее солнце начало клониться к западу. В кургатском господском саду вдруг захолсдело, потянули длинные тени от деревьев, пахнуло откуда-то сыростью, последние птицы лениво перекликались где-то в самых вершинах развесистых столетних берез. Господский дом был все еще залит ярким све­том, который слепил глаза, отражаясь от ярко выбеленных из­весткой стен; это было громадное здание с толстыми, чуть не крепостными стенами, глядевшими кругом узкими, длинными окнами, походившими на крепостные амбразуры. Перед домом расстилалась небольшая, неправильной формы площадь, упи­равшаяся одним краем в фабрику, а другим — в сад и берег пруда. Очевидно, дом был построен очень давно, как строили только в старину.

Входа с улицы в дом не было, а сначала нужно было войти в каменные низкие ворота с железною решеткой; мощенный плитнякам двор с четырех сторон был окружен непрерывною цепью построек; за домом сейчас начиналась громадная кухня, потом людская, дальше погреб, рядом с ним тот флигель, где жил Яша. От ворот до флигелька шел длинный каменный кор­пус, служивший конюшней и псарней. Собственно, самый дом разделялся на две половины: в одной, которая выходила частью окон во двор, жил барин Евграф Павлыч Катаев, а в дру­гой — его родной брат Андрей Павлыч. Братья враждовали между собой с незапамятных времен, как выражаются учебни­ки истории; Андрей Павлыч постоянно проживал за границей, и поэтому его половина, выходившая окнами на пруд, стояла необитаемой. Управление Кургатским заводом разделялось на две половины, и такое разделение служило источником нескон­чаемых недоразумений, пререканий и раздоров.

С балкона на половине Евграфа Павлыча можно было лю­боваться отличным видом на весь Кургатский завод и на тес­нившиеся кругом него горы. Завод раскидал кучки своих бре­венчатых домиков в узкой горной теснине, на дне которой раз­лился неправильною полосой большой пруд, уходивший заги­бом в настоящее горное ущелье; этот пруд разделял завод на две части: на одной стоял господский дом со своим громадным садом, на другой — белая каменная церковь и небольшой за­водский рынок. Сейчас за плотиной начинались покрытые са­жей заводские здания, две домны, целый ряд труб и выкра­шенное в серую краску помещение заводской конторы; завод вечно гремел тысячами колес и валов, дымил и сыпал искры. Глухой шум воды смешивался с вечным грохотом и лязгом железа, точно здесь билось на цепи какое-то чудовище, скован­ное по рукам и по ногам. Общий вид на широкие заводские .улицы, на пруд, на завод и на выбегавшую из-под него бойкую горную речку Кургат был довольно красив, особенно летом, и точно нарочно был вставлен в тяжелую раму из зеленого рытого бархата. Вечером, когда даль заволакивалась синеватою мглой, вид на Кургатский завод и окрестности был замечательно хорош.

dom-knig.com

Дмитрий Мамин-Сибиряк — Из уральской старины » Страница 3 » MYBRARY: Электронная библиотека деловой и учебной литературы. Читаем онлайн.

—    Матильда Карловна, голубушка, зачем вы так убивае­тесь? — шептала горбунья, дотрагиваясь своей большой лягу­шечьей рукой до плеча немки.— Ничего, все уладим.

Немка ничего не отвечала, а только глубже зарылась голо­вой в подушки.

Комната «самой» в девичьей была устроена с замечатель­ной роскошью: стены были обиты пестрыми бухарскими ков­рами, потолок рагписан масляными красками, на полу красо­вался настоящий персидский ковер, весело теперь игравший на солнце своими вычурными узорами и линялыми красками; оби­тый голубым бархатом диванчик, такие же стулья, туалет из красного дерева, покрытый кружевным пологом, две стеклян­ных горки — одна с серебром, другая с фарфором, несколько хороших картин масляными красками,— все голые красавицы во вкусе «доброго старого времени», в заученных академиче­ских позах, с банальными улыбками на губах и с расплывши­мися формами а lа Рубенс; шелковые голубые драпировки на окнах и на дверях, такое же одеяло и великолепный полог над кроватью — все это, взятое вместе, делало комнату «самой» похожей на кондитерскую бомбоньерку. Здесь всегда пахло какими-то тяжелыми духами, вроде бобровой струи или муску­са, и царствовал таинственный полумрак,— окна всегда были заслонены цветами, которые Матильда Карловна любила до страсти; солнечный свет пробивался только между занавеска­ми и ложился веселыми золотыми узорами по коврам, на мебе­ли, на широких лапистых листьях тропической зелени. Сам ба­рин частенько захаживал сюда выпить маленькую чашку кофе, который Матильда Карловна готовила для него своими розо­выми руками.

Анфиса в своем темном платье и в темном платочке на го­лове являлась полной противоположностью с красотой осталь­ных обитательниц девичьей, точно для того только, чтобы сво­им безобразием еще резче вытенить расцветавшую в этих сте­нах юную красоту. Лицо у Анфисы, как у всех уродцев, было очень подвижное и злое, с живыми темными глазками и злыми тонкими губами; заостренный горбатый нос придавал ему пти­чье выражение, особенно когда девушка смеялась, показывая два ряда ослепительно белых зубов. Короткие ноги с широки­ми ступнями, как у утки, несоразмерно длинные руки с широ­кими кистями делали горбунью похожей на обезьяну, особенно когда она начинала сердиться, что проявлялось в резких, по­рывистых движениях.

—    Перестаньте, барышня,— шептала низким контральто­вым голосом Анфиса, осторожно поправляя рассыпавшиеся бе­локурые волосы лежавшей неподвижно нѳмки.— Этим беды не изжить. Разве он может вас понимать?

—   Вот что, Анфиса,— заговорила Матильда Карловна, при­поднимаясь с постели.— Ремянников теперь в Ключиках, у по­па Андроника… Ты знаешь поповскую дочь Марину? Ты ведь все на свете знаешь.

 — Как же видала, барышня… Ничего, так, толстая, рыжая девка, и больше ничего. И сам поп рыжий, и Марина рыжая.

— Она красивее меня, Анфиса?

—   Что вы, барышня?! — пришла в ужас горбунья.— Да разве можно так говорить? Вы заправская барышня, а та м.ужичка, вроде как наша Дашка… Только и хорошего в ней, что из себя толстая, как сальная свеча.

—    Нет, ты меня обманываешь,— задумчиво говорила Ма­тильда Карловна, надевая расшитую батистовую кофточку.— Чем же она понравилась Феде, если некрасивая?

—    Ах, барышня, барышня… Да ведь все эти мужчинишки на одну колодку: им бы только новенькая девка была да гла­за на них пялила,— вот и все… Поп-то Андрон голубятник: бе­гает по крыше с шестом за голубями, а рыжая Маришка с го­стями хороводится. Известная музыка-то… А только поп Ан-

X дрон хоть и прост, а как Федька попадет ему в лапы, костей не соберет. Посильнее Федьки будет поп-то, даром что старик…

—  Да?

—   Уж беспременно… Как медведь поп-от: пожалуй, и баш­ку отвернет под сердитую руку.

Матильда задумалась и долго ходила по комнате, что-то соображая про себя; лицо у ней было нахмурено и бледно, гу­бы сжаты, грудь поднималась тяжелой волной. Анфиса сле­дила за ней улыбавшимися хитрыми глазами и в душе была счастлива: чужие страдания ей всегда доставляли величайшее наслаждение, особенно страдания женщин, которые имели не­счастье быть красивее горбуньи. «Так и надо, так и надо! — повторяла она про себя, наслаждаясь чужим горем.— Вот вам, красивым-то, воем так нужно… Не сладко, видно, миленькая Матильда Карловна?»

—   Послушай, Анфиса,— заговорила Матильда, останавли­ваясь перед горбуньей.— Я была сейчас у Яшки-Херувима… Он до чертиков допился, ну, да я его нашатырным спиртом вытрезвила, ничего, продыбается. Вечером-то я хотела сама ехать с ним в Ключики… Понимаешь? Ну, а теперь нельзя изза этой твари Матрешки: все дело испортит, ежели оставить ее одну с Евграфом Павлычем

—   Ничего, сократим… Не таких ломали; с жиру девка бе­сится.

—   А как меня хватится?.. Беда будет… Так вот я и приду­мала: поезжай уж ты с Яшкой, а я здесь останусь. Отправлю вас с кучером Гунькой на паре гнедых, которых из Барабы при­вели,— в час двадцать-то верст промчат,— а вы остановитесь не у попа… Нет, все равно, к попу прямо на двор; ты останешь­ся в повозке, спрячешься, а Яшка пусть идет к попу. Поняла?

—    Ну, барышня, как не понять… что вы!

—    Ты только смотри за Яшкой в оба, чтобы н-е натренькался прежде дела… Если Федя у попа, выжди, пока он с по­повной где-нибудь свиданье устроит; уж наверно у них сегодня будет свиданье, сердце у меня чует.

Горбунья улыбнулась одними глазами и только мотнула своей птичьей головой,— дескать, известное это дело.

—    А когда Федя будет на свиданье, Яшка и пусть шепнет попу такое словечко про дочь… Одного-то Яшку нельзя отпу­стить: или проболтается, или напьется прежде времени, а ко­гда будет знать, что ты следишь за ним, он устроит. Ведь Яшка сильно тебя боится.

—    Чего ему меня бояться? Я не медведь,— надулась гор­бунья, питавшая к Яше-Херувиму нежные чувства; она посто­янно была в кого-нибудь влюблена и разыгрывала бесконечные романы самого фантастического характера, воображая себя красавицей.

—    Да, я и забыла, что ты влюблена в него,— засмеялась Матильда Карловна.— Значит, вам веселее будет ехать вдвоем.

Горбунья промолчала, потому что не умела прощать даже самых невинных шуток, задевавших ее сердечные дела, но, за­нятая своими соображениями, нмка не желала ничего заме­чать, а только прибавила не допускающим возражений тоном, каким распоряжалась обыкновенно в девичьей:

—    Ну, так решено: под вечер я тебя отправлю с Яшей, а сама останусь дежурить здесь.

—    Может, Евграф-то Павлыч не захочет еще глядеть на Матрешку,— ядовито заметила горбунья.— Он что-то давнень­ко не бывал у вас… соскучился, поди!

—    Молчать, змея подколодная! — крикнула Матильда Кар­ловна, вспыхнув до ушей. — Очень мне нужно возиться с ним! Будет уж, надоел… Пусть свои узелки развязывает… Разве не стало девок? Вон их целы двенадцать… А ты со мной не раз­говаривать, когда не спрашивают! Слышала? А то я тебе завя­жу рот. насидишься вместе с Дашкой…

Горбунья сделала свое обычное смиренное лицо и приня­лась просить прощения фальшивым голосом.

Летнее горячее солнце начало клониться к западу. В кургатском господском саду вдруг захолсдело, потянули длинные тени от деревьев, пахнуло откуда-то сыростью, последние птицы лениво перекликались где-то в самых вершинах развесистых столетних берез. Господский дом был все еще залит ярким све­том, который слепил глаза, отражаясь от ярко выбеленных из­весткой стен; это было громадное здание с толстыми, чуть не крепостными стенами, глядевшими кругом узкими, длинными окнами, походившими на крепостные амбразуры. Перед домом расстилалась небольшая, неправильной формы площадь, упи­равшаяся одним краем в фабрику, а другим — в сад и берег пруда. Очевидно, дом был построен очень давно, как строили только в старину.

Входа с улицы в дом не было, а сначала нужно было войти в каменные низкие ворота с железною решеткой; мощенный плитнякам двор с четырех сторон был окружен непрерывною цепью построек; за домом сейчас начиналась громадная кухня, потом людская, дальше погреб, рядом с ним тот флигель, где жил Яша. От ворот до флигелька шел длинный каменный кор­пус, служивший конюшней и псарней. Собственно, самый дом разделялся на две половины: в одной, которая выходила частью окон во двор, жил барин Евграф Павлыч Катаев, а в дру­гой — его родной брат Андрей Павлыч. Братья враждовали между собой с незапамятных времен, как выражаются учебни­ки истории; Андрей Павлыч постоянно проживал за границей, и поэтому его половина, выходившая окнами на пруд, стояла необитаемой. Управление Кургатским заводом разделялось на две половины, и такое разделение служило источником нескон­чаемых недоразумений, пререканий и раздоров.

С балкона на половине Евграфа Павлыча можно было лю­боваться отличным видом на весь Кургатский завод и на тес­нившиеся кругом него горы. Завод раскидал кучки своих бре­венчатых домиков в узкой горной теснине, на дне которой раз­лился неправильною полосой большой пруд, уходивший заги­бом в настоящее горное ущелье; этот пруд разделял завод на две части: на одной стоял господский дом со своим громадным садом, на другой — белая каменная церковь и небольшой за­водский рынок. Сейчас за плотиной начинались покрытые са­жей заводские здания, две домны, целый ряд труб и выкра­шенное в серую краску помещение заводской конторы; завод вечно гремел тысячами колес и валов, дымил и сыпал искры. Глухой шум воды смешивался с вечным грохотом и лязгом железа, точно здесь билось на цепи какое-то чудовище, скован­ное по рукам и по ногам. Общий вид на широкие заводские .улицы, на пруд, на завод и на выбегавшую из-под него бойкую горную речку Кургат был довольно красив, особенно летом, и точно нарочно был вставлен в тяжелую раму из зеленого рытого бархата. Вечером, когда даль заволакивалась синеватою мглой, вид на Кургатский завод и окрестности был замечательно хорош.

mybrary.ru

Ответы Mail.ru: Диктант

Сверхъестественные усилия, приложенные героем для преодоления разного рода дорожных препятствий, были не напрасны: визит обещал быть отнюдь не безынтересным. Едва Чичиков, пригнувшись, вступил в темные широкие сени, пристроенные кое-как, на него тотчас же повеяло холодом, как из погреба. Из сеней он попал в комнату, тоже темную, с приспущенными шторами, чуть-чуть озаренную светом, не нисходящим с потолка, а восходящим к потолку из-под широкой щели, находящейся внизу двери. Распахнувши эту дверь, он наконец очутился в свету и был чрезмерно поражен представшим беспорядком. Казалось, как будто в доме происходило мытье полов, и все вещи снесли сюда и нагромоздили как попало. На одном столе стоял даже сломанный стул и здесь же — часы с остановившимся маятником, к которому паук приладил причудливую паутину. Тут же стоял прислоненный боком к стене шкаф со старинным серебром, почти исчезнувшим под слоем пыли, графинчиком и превосходным китайским фарфором, приобретенным бог весть когда. На бюро, выложенном некогда прелестною перламутровою мозаикой, которая местами уже выпала и оставила после себя одни желтенькие желобки, наполненные клеем, лежало превеликое множество всякой всячины: куча испещренных мелким почерком бумажек, накрытых мраморным позеленевшим прессом с ручкой в виде яичка наверху, какая-то старинная книга в кожаном переплете с красным обрезом, лимон, весь ссохшийся, ростом не более лесного ореха, отломленная ручка давно развалившихся кресел, рюмка с какой-то непривлекательной жидкостью и тремя мухами, прикрытая письмом, кусочек где-то поднятой тряпки да два пера, испачканные чернилами. В довершение престранного интерьера по стенам было весьма тесно и бестолково навешано несколько картин.

touch.otvet.mail.ru

Congress.gov | Библиотека Конгресса

Секция записи Конгресса Ежедневный дайджест Сенат дом Расширения замечаний

Замечания участников Автор: Any House Member Адамс, Альма С. [D-NC] Адерхольт, Роберт Б. [R-AL] Агилар, Пит [D-CA] Аллен, Рик В. [R-GA] Оллред, Колин З. [D-TX] Амодеи, Марк Э. [R -NV] Армстронг, Келли [R-ND] Аррингтон, Джоди К. [R-TX] Auchincloss, Jake [D-MA] Axne, Cynthia [D-IA] Бабин, Брайан [R-TX] Бэкон, Дон [R -NE] Бэрд, Джеймс Р. [R-IN] Балдерсон, Трой [R-OH] Бэнкс, Джим [R-IN] Барр, Энди [R-KY] Барраган, Нанетт Диаз [D-CA] Басс, Карен [ D-CA] Битти, Джойс [D-OH] Бенц, Клифф [R-OR] Бера, Ами [D-CA] Бергман, Джек [R-MI] Бейер, Дональд С., младший [D-VA] Байс , Стефани И. [R-OK] Биггс, Энди [R-AZ] Билиракис, Гас М.[R-FL] Бишоп, Дэн [R-NC] Бишоп, Сэнфорд Д., младший [D-GA] Блуменауэр, Эрл [D-OR] Блант Рочестер, Лиза [D-DE] Боберт, Лорен [R-CO ] Бонамичи, Сюзанна [D-OR] Бост, Майк [R-IL] Bourdeaux, Carolyn [D-GA] Bowman, Jamaal [D-NY] Бойл, Брендан Ф. [D-PA] Брэди, Кевин [R-TX ] Брукс, Мо [R-AL] Браун, Энтони Г. [D-MD] Браун, Шонтел М. [D-OH] Браунли, Джулия [D-CA] Бьюкенен, Верн [R-FL] Бак, Кен [R -CO] Бакшон, Ларри [R-IN] Бадд, Тед [R-NC] Берчетт, Тим [R-TN] Берджесс, Майкл К. [R-TX] Буш, Кори [D-MO] Бустос, Чери [D -IL] Баттерфилд, Г.К. [D-NC] Калверт, Кен [R-CA] Каммак, Кэт [R-FL] Карбахал, Салуд О. [D-CA] Карденас, Тони [D-CA] Кэри, Майк [R-OH] Карл , Джерри Л. [R-AL] Карсон, Андре [D-IN] Картер, Эрл Л. «Бадди» [R-GA] Картер, Джон Р. [R-TX] Картер, Трой [D-LA] Картрайт, Мэтт [D-PA] Кейс, Эд [D-HI] Кастен, Шон [D-IL] Кастор, Кэти [D-FL] Кастро, Хоакин [D-TX] Cawthorn, Madison [R-NC] Chabot, Steve [ R-OH] Чейни, Лиз [R-WY] Чу, Джуди [D-CA] Cicilline, Дэвид Н. [D-RI] Кларк, Кэтрин М. [D-MA] Кларк, Иветт Д. [D-NY] Кливер, Эмануэль [D-MO] Клайн, Бен [R-VA] Клауд, Майкл [R-TX] Клайберн, Джеймс Э.[D-SC] Клайд, Эндрю С. [R-GA] Коэн, Стив [D-TN] Коул, Том [R-OK] Комер, Джеймс [R-KY] Коннолли, Джеральд Э. [D-VA] Купер , Джим [D-TN] Корреа, Дж. Луис [D-CA] Коста, Джим [D-CA] Кортни, Джо [D-CT] Крейг, Энджи [D-MN] Кроуфорд, Эрик А. «Рик» [ R-AR] Креншоу, Дэн [R-TX] Крист, Чарли [D-FL] Кроу, Джейсон [D-CO] Куэльяр, Генри [D-TX] Кертис, Джон Р. [R-UT] Дэвидс, Шарис [ D-KS] Дэвидсон, Уоррен [R-OH] Дэвис, Дэнни К. [D-IL] Дэвис, Родни [R-IL] Дин, Мадлен [D-PA] ДеФацио, Питер А. [D-OR] DeGette, Диана [D-CO] ДеЛауро, Роза Л.[D-CT] ДельБене, Сьюзан К. [D-WA] Дельгадо, Антонио [D-NY] Demings, Val Butler [D-FL] DeSaulnier, Mark [D-CA] DesJarlais, Scott [R-TN] Deutch, Теодор Э. [D-FL] Диас-Баларт, Марио [R-FL] Дингелл, Дебби [D-MI] Доггетт, Ллойд [D-TX] Дональдс, Байрон [R-FL] Дойл, Майкл Ф. [D- PA] Дункан, Джефф [R-SC] Данн, Нил П. [R-FL] Эллзи, Джейк [R-TX] Эммер, Том [R-MN] Эскобар, Вероника [D-TX] Эшу, Анна Г. [ D-CA] Эспайлат, Адриано [D-NY] Эстес, Рон [R-KS] Эванс, Дуайт [D-PA] Фэллон, Пэт [R-TX] Feenstra, Рэнди [R-IA] Фергюсон, А. Дрю, IV [R-GA] Фишбах, Мишель [R-MN] Фицджеральд, Скотт [R-WI] Фитцпатрик, Брайан К.[R-PA] Флейшманн, Чарльз Дж. «Чак» [R-TN] Флетчер, Лиззи [D-TX] Фортенберри, Джефф [R-NE] Фостер, Билл [D-IL] Фокс, Вирджиния [R-NC] Франкель, Лоис [D-FL] Франклин, К. Скотт [R-FL] Фадж, Марсия Л. [D-OH] Фулчер, Расс [R-ID] Гаец, Мэтт [R-FL] Галлахер, Майк [R- WI] Гальего, Рубен [D-AZ] Гараменди, Джон [D-CA] Гарбарино, Эндрю Р. [R-NY] Гарсиа, Хесус Дж. «Чуй» [D-IL] Гарсия, Майк [R-CA] Гарсия , Сильвия Р. [D-TX] Гиббс, Боб [R-OH] Гименес, Карлос А. [R-FL] Гомерт, Луи [R-TX] Голден, Джаред Ф. [D-ME] Гомес, Джимми [D -CA] Гонсалес, Тони [R-TX] Гонсалес, Энтони [R-OH] Гонсалес, Висенте [D-TX] Гонсалес-Колон, Дженниффер [R-PR] Гуд, Боб [R-VA] Гуден, Лэнс [R -TX] Госар, Пол А.[R-AZ] Gottheimer, Джош [D-NJ] Granger, Kay [R-TX] Graves, Garret [R-LA] Graves, Sam [R-MO] Green, Al [D-TX] Green, Mark E. [R-TN] Грин, Марджори Тейлор [R-GA] Гриффит, Х. Морган [R-VA] Гриджалва, Рауль М. [D-AZ] Гротман, Гленн [R-WI] Гость, Майкл [R-MS] Гатри, Бретт [R-KY] Хааланд, Дебра А. [D-NM] Хагедорн, Джим [R-MN] Хардер, Джош [D-CA] Харрис, Энди [R-MD] Харшбаргер, Диана [R-TN] Хартцлер, Вики [R-MO] Гастингс, Элси Л. [D-FL] Хейс, Джахана [D-CT] Херн, Кевин [R-OK] Херрелл, Иветт [R-NM] Эррера Бейтлер, Хайме [R-WA ] Хайс, Джоди Б.[R-GA] Хиггинс, Брайан [D-NY] Хиггинс, Клэй [R-LA] Хилл, Дж. Френч [R-AR] Хаймс, Джеймс А. [D-CT] Хинсон, Эшли [R-IA] Холлингсворт , Трей [R-IN] Хорсфорд, Стивен [D-NV] Houlahan, Крисси [D-PA] Хойер, Стени Х. [D-MD] Хадсон, Ричард [R-NC] Хаффман, Джаред [D-CA] Huizenga , Билл [R-MI] Исса, Даррелл Э. [R-CA] Джексон Ли, Шейла [D-TX] Джексон, Ронни [R-TX] Джейкобс, Крис [R-NY] Джейкобс, Сара [D-CA] Джаяпал, Прамила [D-WA] Джеффрис, Хаким С. [D-NY] Джонсон, Билл [R-OH] Джонсон, Дасти [R-SD] Джонсон, Эдди Бернис [D-TX] Джонсон, Генри К.«Хэнк» младший [D-GA] Джонсон, Майк [R-LA] Джонс, Mondaire [D-NY] Джордан, Джим [R-OH] Джойс, Дэвид П. [R-OH] Джойс, Джон [R -PA] Кахеле, Кайали [D-HI] Каптур, Марси [D-OH] Катко, Джон [R-NY] Китинг, Уильям Р. [D-MA] Келлер, Фред [R-PA] Келли, Майк [R-PA] Келли, Робин Л. [D-IL] Келли, Трент [R-MS] Ханна, Ро [D-CA] Килди, Дэниел Т. [D-MI] Килмер, Дерек [D-WA] Ким , Энди [D-NJ] Ким, Янг [R-CA] Kind, Рон [D-WI] Кинзингер, Адам [R-IL] Киркпатрик, Энн [D-AZ] Кришнамурти, Раджа [D-IL] Кустер, Энн М. [D-NH] Кустофф, Дэвид [R-TN] Лахуд, Дарин [R-IL] Ламальфа, Дуг [R-CA] Лэмб, Конор [D-PA] Ламборн, Дуг [R-CO] Ланжевен, Джеймс Р.[D-RI] Ларсен, Рик [D-WA] Ларсон, Джон Б. [D-CT] Латта, Роберт Э. [R-OH] Латернер, Джейк [R-KS] Лоуренс, Бренда Л. [D-MI ] Лоусон, Эл, младший [D-FL] Ли, Барбара [D-CA] Ли, Сьюзи [D-NV] Леже Фернандес, Тереза ​​[D-NM] Леско, Дебби [R-AZ] Летлоу, Джулия [R -LA] Левин, Энди [D-MI] Левин, Майк [D-CA] Лиу, Тед [D-CA] Лофгрен, Зои [D-CA] Лонг, Билли [R-MO] Лудермилк, Барри [R-GA ] Ловенталь, Алан С. [D-CA] Лукас, Фрэнк Д. [R-OK] Люткемейер, Блейн [R-MO] Лурия, Элейн Г. [D-VA] Линч, Стивен Ф. [D-MA] Мейс , Нэнси [R-SC] Малиновски, Том [D-NJ] Маллиотакис, Николь [R-NY] Мэлони, Кэролайн Б.[D-NY] Мэлони, Шон Патрик [D-NY] Манн, Трейси [R-KS] Мэннинг, Кэти Э. [D-NC] Мэсси, Томас [R-KY] Маст, Брайан Дж. [R-FL] Мацуи, Дорис О. [D-CA] МакБэт, Люси [D-GA] Маккарти, Кевин [R-CA] МакКол, Майкл Т. [R-TX] Макклейн, Лиза К. [R-MI] МакКлинток, Том [ R-CA] МакКоллум, Бетти [D-MN] Макичин, А. Дональд [D-VA] Макговерн, Джеймс П. [D-MA] МакГенри, Патрик Т. [R-NC] МакКинли, Дэвид Б. [R- WV] МакМоррис Роджерс, Кэти [R-WA] Макнерни, Джерри [D-CA] Микс, Грегори W. [D-NY] Meijer, Питер [R-MI] Менг, Грейс [D-NY] Meuser, Daniel [R -PA] Mfume, Kweisi [D-MD] Миллер, Кэрол Д. [R-WV] Миллер, Мэри Э. [R-IL] Миллер-Микс, Марианнетт [R-IA] Мооленаар, Джон Р. [R-MI] Муни, Александр X. [R-WV] Мур, Барри [R -AL] Мур, Блейк Д. [R-UT] Мур, Гвен [D-WI] Морелл, Джозеф Д. [D-NY] Моултон, Сет [D-MA] Мрван, Фрэнк Дж. [D-IN] Маллин , Маркуэйн [R-OK] Мерфи, Грегори [R-NC] Мерфи, Стефани Н. [D-FL] Надлер, Джерролд [D-NY] Наполитано, Грейс Ф. [D-CA] Нил, Ричард Э. [D -MA] Негусе, Джо [D-CO] Нелс, Трой Э. [R-TX] Ньюхаус, Дэн [R-WA] Ньюман, Мари [D-IL] Норкросс, Дональд [D-NJ] Норман, Ральф [R -SC] Нортон, Элеонора Холмс [D-DC] Нуньес, Девин [R-CA] О’Халлеран, Том [D-AZ] Обернолти, Джей [R-CA] Окасио-Кортес, Александрия [D-NY] Омар, Ильхан [D-MN] Оуэнс, Берджесс [R-UT] Палаццо, Стивен М.[R-MS] Паллоне, Фрэнк, младший [D-NJ] Палмер, Гэри Дж. [R-AL] Панетта, Джимми [D-CA] Папас, Крис [D-NH] Паскрелл, Билл, мл. [D -NJ] Пейн, Дональд М., младший [D-NJ] Пелоси, Нэнси [D-CA] Пенс, Грег [R-IN] Перлмуттер, Эд [D-CO] Перри, Скотт [R-PA] Петерс, Скотт Х. [D-CA] Пфлюгер, Август [R-TX] Филлипс, Дин [D-MN] Пингри, Челли [D-ME] Пласкетт, Стейси Э. [D-VI] Покан, Марк [D-WI] Портер, Кэти [D-CA] Поузи, Билл [R-FL] Прессли, Аянна [D-MA] Прайс, Дэвид Э. [D-NC] Куигли, Майк [D-IL] Радваген, Аумуа Амата Коулман [R- AS] Раскин, Джейми [D-MD] Рид, Том [R-NY] Решенталер, Гай [R-PA] Райс, Кэтлин М.[D-NY] Райс, Том [R-SC] Ричмонд, Седрик Л. [D-LA] Роджерс, Гарольд [R-KY] Роджерс, Майк Д. [R-AL] Роуз, Джон В. [R-TN ] Розендейл старший, Мэтью М. [R-MT] Росс, Дебора К. [D-NC] Роузер, Дэвид [R-NC] Рой, Чип [R-TX] Ройбал-Аллард, Люсиль [D-CA] Руис , Рауль [D-CA] Рупперсбергер, Калифорния Датч [D-MD] Раш, Бобби Л. [D-IL] Резерфорд, Джон Х. [R-FL] Райан, Тим [D-OH] Саблан, Грегорио Килили Камачо [ D-MP] Салазар, Мария Эльвира [R-FL] Сан Николас, Майкл FQ [D-GU] Санчес, Линда Т. [D-CA] Сарбейнс, Джон П. [D-MD] Скализ, Стив [R-LA ] Скэнлон, Мэри Гей [D-PA] Шаковски, Дженис Д.[D-IL] Шифф, Адам Б. [D-CA] Шнайдер, Брэдли Скотт [D-IL] Шрейдер, Курт [D-OR] Шрайер, Ким [D-WA] Швейкерт, Дэвид [R-AZ] Скотт, Остин [R-GA] Скотт, Дэвид [D-GA] Скотт, Роберт С. «Бобби» [D-VA] Сешнс, Пит [R-TX] Сьюэлл, Терри А. [D-AL] Шерман, Брэд [D -CA] Шерилл, Мики [D-NJ] Симпсон, Майкл К. [R-ID] Sires, Альбио [D-NJ] Slotkin, Элисса [D-MI] Смит, Адам [D-WA] Смит, Адриан [R -NE] Смит, Кристофер Х. [R-NJ] Смит, Джейсон [R-MO] Смакер, Ллойд [R-PA] Сото, Даррен [D-FL] Спанбергер, Эбигейл Дэвис [D-VA] Спарц, Виктория [ R-IN] Спейер, Джеки [D-CA] Стэнсбери, Мелани Энн [D-NM] Стэнтон, Грег [D-AZ] Stauber, Пит [R-MN] Стил, Мишель [R-CA] Стефаник, Элиза М.[R-NY] Стейл, Брайан [R-WI] Steube, В. Грегори [R-FL] Стивенс, Хейли М. [D-MI] Стюарт, Крис [R-UT] Стиверс, Стив [R-OH] Стрикленд , Мэрилин [D-WA] Суоззи, Томас Р. [D-NY] Swalwell, Эрик [D-CA] Такано, Марк [D-CA] Тейлор, Ван [R-TX] Тенни, Клаудия [R-NY] Томпсон , Бенни Г. [D-MS] Томпсон, Гленн [R-PA] Томпсон, Майк [D-CA] Тиффани, Томас П. [R-WI] Тиммонс, Уильям Р. IV [R-SC] Титус, Дина [ D-NV] Тлайб, Рашида [D-MI] Тонко, Пол [D-NY] Торрес, Норма Дж. [D-CA] Торрес, Ричи [D-NY] Трахан, Лори [D-MA] Трон, Дэвид Дж. .[D-MD] Тернер, Майкл Р. [R-OH] Андервуд, Лорен [D-IL] Аптон, Фред [R-MI] Валадао, Дэвид Г. [R-CA] Ван Дрю, Джефферсон [R-NJ] Ван Дайн, Бет [R-Техас] Варгас, Хуан [D-CA] Визи, Марк А. [D-TX] Вела, Филемон [D-TX] Веласкес, Нидия М. [D-Нью-Йорк] Вагнер, Энн [R -MO] Уолберг, Тим [R-MI] Валорски, Джеки [R-IN] Вальс, Майкл [R-FL] Вассерман Шульц, Дебби [D-FL] Уотерс, Максин [D-CA] Уотсон Коулман, Бонни [D -NJ] Вебер, Рэнди К., старший [R-TX] Вебстер, Дэниел [R-FL] Велч, Питер [D-VT] Венструп, Брэд Р. [R-OH] Вестерман, Брюс [R-AR] Векстон, Дженнифер [D-VA] Уайлд, Сьюзан [D-PA] Уильямс, Nikema [D-GA] Уильямс, Роджер [R-TX] Уилсон, Фредерика С.[D-FL] Уилсон, Джо [R-SC] Виттман, Роберт Дж. [R-VA] Womack, Стив [R-AR] Райт, Рон [R-TX] Ярмут, Джон А. [D-KY] Янг , Дон [R-AK] Зельдин, Ли М. [R-NY] Любой член Сената Болдуин, Тэмми [D-WI] Баррассо, Джон [R-AK] Беннет, Майкл Ф. [D-CO] Блэкберн, Марша [ R-TN] Блюменталь, Ричард [D-CT] Блант, Рой [R-MO] Букер, Кори А. [D-NJ] Бузман, Джон [R-AR] Браун, Майк [R-IN] Браун, Шеррод [ D-OH] Берр, Ричард [R-NC] Кантуэлл, Мария [D-WA] Капито, Шелли Мур [R-WV] Кардин, Бенджамин Л. [D-MD] Карпер, Томас Р. [D-DE] Кейси , Роберт П., Младший [D-PA] Кэссиди, Билл [R-LA] Коллинз, Сьюзан М. [R-ME] Кунс, Кристофер А. [D-DE] Корнин, Джон [R-TX] Кортез Масто, Кэтрин [D -NV] Коттон, Том [R-AR] Крамер, Кевин [R-ND] Крапо, Майк [R-ID] Круз, Тед [R-TX] Дейнс, Стив [R-MT] Дакворт, Тэмми [D-IL ] Дурбин, Ричард Дж. [D-IL] Эрнст, Джони [R-IA] Файнштейн, Dianne [D-CA] Фишер, Деб [R-NE] Гиллибранд, Кирстен Э. [D-NY] Грэм, Линдси [R -SC] Грассли, Чак [R-IA] Хагерти, Билл [R-TN] Харрис, Камала Д. [D-CA] Хассан, Маргарет Вуд [D-NH] Хоули, Джош [R-MO] Генрих, Мартин [ D-NM] Гикенлупер, Джон В.[D-CO] Хироно, Мази К. [D-HI] Хувен, Джон [R-ND] Хайд-Смит, Синди [R-MS] Инхоф, Джеймс М. [R-OK] Джонсон, Рон [R-WI ] Кейн, Тим [D-VA] Келли, Марк [D-AZ] Кеннеди, Джон [R-LA] Кинг, Ангус С., младший [I-ME] Klobuchar, Amy [D-MN] Ланкфорд, Джеймс [ R-OK] Лихи, Патрик Дж. [D-VT] Ли, Майк [R-UT] Леффлер, Келли [R-GA] Лухан, Бен Рэй [D-NM] Ламмис, Синтия М. [R-WY] Манчин , Джо, III [D-WV] Марки, Эдвард Дж. [D-MA] Маршалл, Роджер [R-KS] МакКоннелл, Митч [R-KY] Менендес, Роберт [D-NJ] Меркли, Джефф [D-OR ] Моран, Джерри [R-KS] Мурковски, Лиза [R-AK] Мерфи, Кристофер [D-CT] Мюррей, Пэтти [D-WA] Оссофф, Джон [D-GA] Падилла, Алекс [D-CA] Пол , Рэнд [R-KY] Питерс, Гэри К.[D-MI] Портман, Роб [R-OH] Рид, Джек [D-RI] Риш, Джеймс Э. [R-ID] Ромни, Митт [R-UT] Розен, Джеки [D-NV] Раундс, Майк [R-SD] Рубио, Марко [R-FL] Сандерс, Бернард [I-VT] Sasse, Бен [R-NE] Schatz, Брайан [D-HI] Шумер, Чарльз Э. [D-NY] Скотт, Рик [R-FL] Скотт, Тим [R-SC] Шахин, Джин [D-NH] Шелби, Ричард К. [R-AL] Синема, Кирстен [D-AZ] Смит, Тина [D-MN] Стабеноу, Дебби [D-MI] Салливан, Дэн [R-AK] Тестер, Джон [D-MT] Тьюн, Джон [R-SD] Тиллис, Томас [R-NC] Туми, Патрик [R-PA] Тубервиль, Томми [R -AL] Ван Холлен, Крис [D-MD] Уорнер, Марк Р.[D-VA] Варнок, Рафаэль Г. [D-GA] Уоррен, Элизабет [D-MA] Уайтхаус, Шелдон [D-RI] Уикер, Роджер Ф. [R-MS] Уайден, Рон [D-OR] Янг , Тодд [R-IN]

The Mere Tide — Страница 26

Привет, ребята, я хотел бы объявить сегодня / сегодня вечером Yandivagos, первый из серии рассказов, действие которых происходит во вселенной TFA. После подвигов некоего Ретюнских Святослав Тарасович Яндивагос исследует российскую сторону вещей с упором на военное дело.

Немного о его развитии. Вопреки тому, что было объявлено ранее об этом проекте, я отказался от прямого и напористого стиля Хемингуэя, поскольку после того, как я закончил первый черновик, я обнаружил, что он не способствует тому типу «визуальных намеков», которые я так люблю.Я прочитал несколько книг, чтобы подготовиться к написанию. «Красный знак храбрости» Крейна, «Сталинград» Энтони Бивора, «Вожди» Боба Форест-Уэбба, «Маттерхорн» Карланте, но больше всего я ждал книги Хемингуэя «Прощание с оружием». Который я прочитал до и во время написания. Эта последняя работа меня разочаровала. Не из-за того, что он делает, а из-за того, чего я ожидал, что является моим собственным недостатком. Была линия, когда я понял, что это ничего не может для меня сделать, по крайней мере, в том, что я пытался сделать.На нем было написано:

В начале зимы пошел проливной дождь, а вместе с ним и холера. Но его проверили, и в итоге в армии от него умерло всего семь тысяч.

Никто не удивится, если признаюсь в любви задержаться. Для меня такая линия была на грани претензий, и это знание о том, что Хемингуэй участвовал в войне, но замалчивание безмерности смерти, было упущенной возможностью, напомнившей остроту Сталина. Я понимаю, что он имел более серьезное замечание о войне с бесплодием, которую навязывает человеку, стерилизующей силе современности, о том, что он лучше улавливает в «И восходит солнце», но все же оба пренебрегают действительной причиной, имея дело только с симптомом.Что касается отношений между Федериком и Кэтрин, я вспоминаю пару строк из Country Death Song by the Violent Femmes:

Не говорите мне о любовниках с разбитым сердцем
Вы хотите знать, что действительно разлучит вас?

Тем не менее, Яндивагос несет на себе неотъемлемый остов его первоначального проекта. Я немного размял кости, по-своему, но это остается чем-то, по крайней мере, изначально для меня чуждым.

По контрасту Маттерхорн при всем своем суровом реализме уступает в ключевые моменты сентиментальности, величайшему греху моей лапши.Это не значит, что любой роман плох, я рекомендую оба, но я виню их за грех сентничества и пренебрежения. Из них все лучшее, что я нашел, принадлежало Крейну и Форест-Уэббу. Красный Знак Мужества выдерживает испытание временем, придерживаясь беспристрастного реализма. «Вождь» также не делает уступок в отношении своего предмета, хотя и позволяет себе некоторые кинематографические нарезки, которые могут быть неизбежны, учитывая эпоху, в которую он был написан. Я считаю, что если хорошо написано, последствия рассказа будут самоочевидными или что, если история будет продолжена в сиквелах, изображенные последствия будут согласованы с тем, что было раньше.Я надеюсь, что добился этого. Предварительный просмотр, который следует ниже, представляет собой незначительное открытие Яндиваго, которое выйдет перед Новым годом.

Яндивагос

Таким образом, как первое практическое правило, вы можете рассказать правдивую военную историю с ее абсолютной и бескомпромиссной верностью непристойности и злу.

— Тим О’Брайен

Они шли вброд, как ночная тьма, они шли сквозь зимние заросли сорняков и мало-помалу садились на корточки вдоль неуклюжего выступа склона, как вороны на проволоке.Ни огонь, ни разговоры не нарушили тишину. На востоке серый свет сосредоточился на холмах, и только он сам поднялся и начал спускаться по волнистому холму, как какая-то немая горгулья выскользнула из черноты, но как некая дымчатая тень выскользнула из временного сна.

Он пошел по следам для ботинок по илистой тропе, где ничего не росло к берегу реки, и он опустился на колени, как проситель, и отпил. Когда он снова поднял глаза, Водолей убывал. Осеннее равноденствие.Ничто, кроме ледяного потока, заполнило сцену в хранилище. Он даже не слышал своего дыхания. И кто знал эпохи, из которых эхом отозвался этот поток. Эта хрупкая необугленная земля. Он вглядывался в воду, но его там не было.

Они шли по склону под полувислой луной днем. Потливость, несмотря на озноб. Перед ними бесконечно катятся холмы Могальзар. Нетронутые земли. Кто-то заглядывал в глубины этой неогороженной страны, и каждый из них знал, что приближается час, когда они пересекут границу, и каждый знал, что в этот час они умрут, и его природа заключалась в том, чтобы видеть концы, те места, в которых они находятся. .И они умрут до последнего.

Грядущие дни, как золото. Изможденные под солнцем, с поседевшими от пыли бородами, они очень походили на компанию катамитских обездоленных, полубезумных и обездоленных в этом пастырском изгнании. Их вилки скрючены на рукоятках, зубцы дугообразно изогнуты. В таком или худшем состоянии они дошли до сбора дивизии. Обширные мили лагеря, покрытые полупрозрачным брезентом, скрывавшим их присутствие от спутников и дронов под слишком тупым углом.Младший лейтенант направил их на грубую сцену, где они бросили свое снаряжение.

Он опрокинулся над фанерным круа, на котором лежал другой человек, похожий на разрушенное тело самого Параклета, и он обхватил голову руками, а затем заснул.

+

К шестому октябрю у них была задолженность по зарплате за два месяца. Он и еще девять человек попросили мачту, и трио йефрейторов натренировали свои тела кастетами и дубинками.Они отдыхали около угольных печей. По дороге из Уфы Сиянин в рюкзаке дистиллировал водку, и они выпили, а Упенский достал свои иглы и ложки.

В анестезированной дымке они упали на механиков с 113 -го . Тупой шлепок плоти в моторном бассейне. Он вступил в бой с головорезом в оранжевом комбинезоне. Он уклонился от гаечного ключа, но не от отвертки, и это предвещало его бицепс, он ударил мужчину, схватил его за волосы и ударился лицом о подножку грузовика.Мужчина обмяк, ожил, повернулся и ударил его по горлу. Он согнулся пополам от удушья. Он начал рыться в карманах, а потом смотрел, как падает гаечный ключ.

Он проснулся в дыре в земле. Возможно, неудачный колодец. Кто не нашел воды. Ему показалось, что идет дождь, но когда он поднял глаза, то увидел, что вокруг устья дыры мочится кольцо людей. Ягодица мужская, щеки раздвинуты, карие глаза расширяются, ресницы покрыты густыми пятнами дерьма. Но тоже шел дождь, саван был пористым для воды.Он резко упал. Узел поднялся над его виском. По ночам он прислонялся ухом к стене, как будто только с помощью вибрации регистрировал тектонические движения бездны. Как будто где-то в его извилине лежал первобытный зародыш, знающий о катаклизмах, перед берегом которых они скачут. Или, может быть, несколько миль под его кроватью. Ближе к середине недели бумажки упали вниз. Упенский присел.

Завтра , сказал он.

На следующее утро веревка соскользнула вниз.Он вернулся в их лачугу и позволил игле войти в подкожную вену. Сянин спросил, кто ему написал, но в этих письмах не было новостей, которые он бы услышал.

Далеко в прошлый вечер они сидели на краю пелены и наблюдали за клиническим днем ​​Полночи, бегущей по эклиптике. Мимо прошли две рядовой. Он мгновенно оказался на ногах рецидивистом с камнем в руке. Сигареты, несколько рублей, добыча из их карманов. Они убежали в лагерь, мимо оружейника, мимо казармы, мехпасс, где водителей встраивали в их антропоморфные хаси.

+

В столовой не было больше, чем водянистого борща. Киригин процитировал постановление, согласно которому каждый солдат имеет право на получение не менее 100 граммов протеина в день в полевых условиях, и где это подтверждается мочой, которую они обслуживают. Повар стукнул черпаком о стойку и заорал, что, если им это не понравится, они могут убраться отсюда. Что они могут уйти, даже если им это нравится. Киригин осушил свою миску, бросил ее и потребовал свинины.Мальчик из Новгорода по имени Тима тоже бросил свою миску и тут же пожалел об этом, потому что не закончил, и в своем разочаровании бросился на повара, коренастого вора, и был сбит с ног, когда тот взобрался на ошейник и протер ему свою ножку. нос. И в уборную зашел Тима, и даже те, кто его знал, не удосужились испражняться в другой яме.

+

В конце месяца они были усилены аугментарным отрядом.Гладкие киборги с синтетическими конечностями и татуировками. Запутанная грубость, распространявшаяся по лагерю, равнодушная ко всему, что ниже ранга лейтенанта. Эпидемия выселений, закончился дождь. Случаи реплевина стали массовыми, ибо что, черт возьми, им не принадлежало?

12 -й отряд со своими скудными пожитками в руках и карманами без просочившихся рублей смотрели на лагерь. Зловонная язва на земле. Оттенки озона. Машины ехали на нейтрали взад и вперед.Они проверили столовую, но с подветренной стороны она уже была занята, и другие отделения выставили охрану, чтобы не допустить проникновения узурпаторов. Более бесполезным, чем этот, был диспансер. Таким многолюдным врачам пришлось отбивать лишнее. Они думали, что, возможно, у них было время найти место рядом с генераторами щитов, но время, потраченное впустую, пытаясь накачать мышцы в диспансере, было хорошо использовано другими.

Это показалось ему странным, он знал, все знал, что места не будет.Что в столовой, и в амбулатории, и в хранилище боеприпасов, и в радиооборудовании, и в минометных ямах, и в боевых позициях, и в складских помещениях не будет свободных мест. Поехав, зная стоимость.

В конце концов они бросили свои комплекты на обочину грязной дороги среди длинного ряда других беженцев и принялись добывать кое-какой материал, который послужит подстилкой. Дважды они были сбиты с толку. Сначала сержантом, потом киборгом высотой почти три метра. Каждый выворачивает карманы и заглядывает под союзку своих ботинок и в бороду в поисках сигарет или пилюль.

На третью ночь разбили лагерь БМП, отклонившееся от дороги. Он слышал, как хрустят кости под гусеницей, тело за телом, прерывистые крики спящих, просыпающихся насмерть, их ноги ужасно распухают и лопаются с такой силой, что их ботинки разлетаются рвущими потоками крови из их отверстий, их черепов. раздавленные, изможденные животы оживляют свои опухшие внутренности. Он закрыл глаза, но когда он снова их открыл, носильщики вытащили машину обратно на дорогу, и она безвредно пролетела мимо.

+

Их пайки теперь были овсянкой, но когда они спросили, Чичиков сослался на незнание ее единообразия. Дождавшись наступления темноты, они ускользнули в столовую. Пытаясь сохранить низкую смертоносность старших чинов, подчиняясь приказам, которые они предпочли бы игнорировать. Они закрылись за дверью, как вампиры, вырезали замок и огляделись на проскользнувших внутрь спящих. Столовая была пуста. Они запрыгнули на стойку и приземлились на пару дремлющих поваров.Они вздрогнули, проснулись и были отброшены в сон с экономией ударов, а затем их нападавшие направились в кладовую. На стеллажах стояли мешки с мукой, овощными и тростниковыми фруктами, обеды для телевизора, суповые основы, коробки с пончиками, плитки шоколада, кофе, чай и пироги на льду и смесь печенья, полупустая бутылка водки, сухое молоко и бутылки витамины, и картофель, и лук-порей, и свекла, и вяленая свинина, и говядина, и рисовые мешки, и стручковая фасоль, и горох, и ревень, и солонина, и вяленое мясо, и лапша, и гречка.

Пизда обезьяны.

Набили одежду, раздели поваров догола, надели и набили одежду. Они были похожи на двуногих моржей.

Когда они вылезли наружу, они столкнулись с ворами. Были выдвинуты обвинения. Воры поклялись разоблачить их, и Упенский взвел курок своего служебного пистолета и отправил их в заднюю комнату, где их избивали, пока они не подумали, что память стерта.И все же, снова уходя, они обнаружили, что перед столовой выстроилась очередь, взвод 70 требовал завтрака. Они бросились назад за прилавок, как космонавты на Луне. На их взгляд, повара лежали безмятежно, но пилот так далеко сказал, что нет ничего, ни человека, ни пылинки, что не отделялось бы от универсальной гармонии, что предполагать это — значит предполагать смерть не только наблюдателя, но и наблюдаемого. Смысл наполняет мир смыслом, но смысл его жизни зависит от отношения, в котором семена пирофитов нуждаются в огне, чтобы жить.

Другого выхода не было.

Стучат сильно , — сказал Тима.

Да пошли они сюда.

Какого хрена мы им дадим?

Какого хрена заботит? Срать в кастрюлю и нагреть.

Говно.

Поваров выгнали на склад, и Тима распахнул двери бунту.Он пытался сказать им, чтобы они отвалили, а когда они не захотели, он сказал им, что завтрак запаздывает. Что было бы даже если бы повара не бессмысленно. Потому что они полностью пренебрегли своими обязанностями. Тима удалился на кухню, где Упенский наполнял из шланга пятидесятилитровую кастрюлю и бросил туда гнилую капусту и несколько соленых осетровых. Упенский бросил в него мешок картошки, чтобы утихнуть шум, но это длилось недолго. Мужчины уже догадывались о чём-то неправильном и уговаривали его купить другие товары, намекнув на его вину.Один мужчина требовал табака, а другой — кусочков салями, и я знаю, что ты вор, и соль ты, грязный ублюдок, твоя мать вылизала дерьмо из задницы негра. И прочие оскорбления, пока Упенский и Сянин сзади, помешивая хлеб в кастрюлю, не утащили чуть теплый бульон с конфорки на переднюю.

Суп! Суп!

Тима начал наливать водяную тарелку в миски, которые ему засунули в лицо.

Ретюнских достаньте еще.

Ретюнских бросился обратно на кухню, где Упенский уже наливал очередную кастрюлю из шланга. На этот раз он добавил несколько фунтов суповой основы, овощей и любого соленого мяса, которое было под рукой, а затем слил в кастрюлю большой желтый ручей, который вонял, схватил ящик с хлебом, открыл его, вытащил его вперед и начал швырять буханки в толпу. Большинство из них было подхвачено с воздуха, но некоторые упали на землю, и люди бросились к ним, как тараканы.

Давай убираемся отсюда нахуй.

Тима сунул черпак в руки другому человеку и через хлебные бои продвинулся к выходу. Возвращение к дороге было долгим. По пути они украли одеяла, а когда достигли своего места, поставили грубую палатку. Внутри они избавились от добычи и приступили к радостной работе по ее организации. Сначала по типу. Мясные или овощные, затем на развес, а затем на консервы или скоропортящиеся продукты.Легкомысленны они боги. Упенский достал иглы.

+

Крысы были всегда, но когда-то была собака. Бесшерстный мусорник, который лаял бесконечно, так что удивительно, что он не охрип. Его владельцем был сержант, который вытатуировал свои карточки на его шершавой шкуре и для этого хранил хороший запас транквилизаторов.

Однажды они прошли мимо этой дворняги, когда она лежала на боку, в то время как художник обновлял свои счета на ее брюхе, пустышки вместо скобок.Казалось, в сером и уютном раю. Слюнявый проценты с его болтающегося языка, его глаза закатываются и выпучиваются, потому что именно там сержант хранил какой-то драгоценный запас.

Он должен называть эту суку Нирвана , — сказал Сянин.

Тяжелая ночь на его сеновале. Щиты не спускали почти час, и воздух становился густым и влажным. Он уронил мескалин, но это не было бальзамом от лихорадки.

Мы все умрем , сказал он.

Мастурбация не могла утешить эту боль. Он шагал по их маленькой ватной клетке. Он прочитал несколько строк ортодоксальной рифмы и изучил икону Христа, которую он нес. Возможно, в этих безмятежных глазах темперамента он действительно угадывал бога. Они забыли, кто такой бог. Он сунул его в нагрудный карман.

Ретюнский Святослав Тарасович, — сказал он. Прогуляйся со мной.

Хозяин собаки мудро кивнул на его предложение. В его полосатом темно-синем цвете выпотрошу жену.Сянин предложил фунт мяса и десять плиток шоколада, и когда сержант спросил, зачем это ему, он ответил, что знает, как это достать. Сержант скрестил руки и цокнул языком.

Нееет , — прорычал он. Я хочу женщину.

Сянин предлагал подкупить призывника, если он пройдет, но сержант сказал, что нет. Сянин плюнул. Он посмотрел на Ретюнских. Затем он улыбнулся.

Ебаные казахи.

Когда открыли дверь штаб-квартиры компании, младший Вольвиков Ермолаевич засунул ручку в борозду между страницами своей записной книжки и закрыл ее.

Сволочи .

Сянин легко улыбнулся и сел в угол своего стола. Я хочу стать добровольцем сегодня вечером на карауле.

Ермолаевич устало посмотрел на них. Вы хотите полоскать друг друга спермой наедине?

Сянин протащил через стол двадцать рублей. Ермолаевич положил на него блокнот и спросил, какую смену он хочет.

В полночь разбудили два накачанных ефрейтора, отключившихся на полу бункера.Ефрейторы сделали ненадежный рапорт, сдали винтовки и споткнулись в ночи. Едва они вышли, как Ретюнских и Сянин вылезли из прицела. Они прошли ряды гармошки и вышли из-под пелены. Снаружи лагерь не было видно. Темнота окружала их стеной. В нескольких милях к югу они остановились, чтобы свериться с картой.

Сянин выходил на реку Илек к югу от Мартука. Он переключился между стилями визуализации и тепловизией. Он постучал по его кольцам темно-красным и желтым пятном.

Вот пизда.

Они прогуляли звезды и взошло солнце. Около полудня они наткнулись на аул, полубезумные и требовавшие воды и еды. Хольнифа выглянула из юрты, чтобы посмотреть, но мудрая мать спрятала ее. Не повезло другому. Они насытились квасом и черным хлебом, и когда они очнулись от своей маленькой пищевой комы, они возложили руки на девушку лет пятнадцати и уволокли ее прочь, предупреждая кочевников своими винтовками и угрозами, что армия их обстреляет.И еще один день обратно в лагерь.

К тому времени девушку уже давно лишили девственности. Снаружи ее замаскировали в форму Ретюнских, а когда он подошел к проволоке, он был полностью обнаженным. Они подкупили охранников купюрой в двадцать рублей. Когда они добрались до своей комнаты, они раздели ее и по очереди. Они заткнули ей рот, когда не у нее во рту, но задушенные детеныши боли и ужаса привлекали других, и они развратили ее, и вскоре они получили изобилие всей контрабанды, которая могла иметься в армии.

На следующее утро Ермолаевич разбудил их. Он сказал им, что у проволочной ограды находились пять казахов на лошадях, которые требовали вернуть своего ребенка. Он приказал им решить эту проблему и предупредил, что командир базы хотел знать, какая группа козлов несут ответственность за раскрытие всего лагеря ICG, которая в тот самый момент развернула флот разведывательных дронов и мигала Я вижу вас на языке Морзе . Затем он потребовал увидеть девушку. Она еще голая забилась в угол.Ее лицо было в синяках, из ее окровавленной пизды кровоточила сперма. Он даже не приказал им уйти. Он сбросил брюки и накинул свой член ей на лицо, и только после этого щелкнул пальцами, чтобы они убрались и позаботились о проблеме.

За пределами проволоки они свободно носили винтовки. Другая делегация находилась снаружи и просила казахов уйти или быть расстрелянной.

Какого хрена вы, суки, хотите? крикнул Тима.

Аксакала указала на Сянина и Ретюнских и потребовала вернуть девушку, а Тима сказал ему, что она находится под арестом за кражу.Что, если он захочет ее вернуть, ему придется заплатить тысячу рублей и две тысячи, если он захочет вернуть ее с неприкосновенной честью. Он сказал ему, что им нужны суки для стирки. Аксакала посмотрел на Сянина и Ретюнских, но они плюнули и спросили, на что он смотрит.

Завтра сука , крикнула Тима. Тысяча руб.

Кочевники повернули коней. На следующее утро они предъявили деньги, но Ермолаевич отказался отдать девушку, и он отправил их, и они забрали деньги и сказали аксакале, что девушка находится под следствием на предмет связи с племеной.Никаких рассуждений. Он сказал, что вернется на следующий день и принесет еще одну плату, так как они предоставили комнату и питание. На следующий день после того, как деньги были взяты, они сказали, что девушку казнили и что, если они захотят тело, потребуется еще один взнос для оформления документов, и когда это будет предоставлено, обнаженный труп, который они бросили на землю, был так сильно изуродован, что аксакала тут же расплакалась.

Рыцарский гамбит | The New Yorker

Ветряные мельницы, которые Дон Кихот ошибочно принимает за гигантов, имеют что-то общее с мадленом, от которого у Марселя выделяется слюна: и то и другое удобно встречается в очень длинных книгах, которые, по крайней мере, на английском, больше хвалят, чем читают.И Сервантес может быть похож на Пруста в другом. Оба — писатели комиксов, должным образом увязшие в обыденном, чьи художественные произведения слишком часто теряли реальность. Мигель де Унамуно, неустанно идеализирующий испанский философ, считал «Дон Кихота» «глубоко христианским эпосом» и настоящей «испанской Библией» и, соответственно, сумел написать о романе так, как будто в нем не было ни одного комического эпизода. В. Х. Оден считал «Дон Кихот» портретом христианского святого; и маловероятный американский сторонник Унамуно, Гарольд Блум, во введении к чудесному новому переводу Эдит Гроссман (Ecco; $ 29.95), напоминает нам, что «Дон Кихот», хотя он «может и не быть священным писанием», тем не менее захватывает все человечество, как Шекспир, — что больше похоже на религиозный плач, чем на светское предостережение.

Итак, стоит напомнить себе о грубых, мирских, жестоких и, прежде всего, комиксах в «Дон Кихоте» — стоит напомнить себе, что нам разрешается странный светский хохот во время его чтения. Если вся современная фантастика исходит из плаща рыцаря, одна из причин может заключаться в том, что роман Сервантеса содержит основные комические образы, от фарсовых до тонко-ироничных.Во-первых, есть комедия эгоизма: «Но хватит о моей работе, что вы, , думаете о моей работе?» Великолепная манера поведения, блестяще используемая Тартюфом, и мистером Коллинзом из Джейн Остин, который делает предложение Элизабет Беннет, перечисляя все способы, которыми он получит выгоду от брака. Дон Кихот — великий рыцарский эгоист, никогда не более эгоистичный, чем когда он кажется самым рыцарским. После того, как он и бедный Санчо Панса пережили несколько приключений, включая избиение погонщиками из Янгуаса и брошенное в одеяло бандой людей, у Дон Кихота хватило смелости сказать своему слуге, что это злые чары и не являются таковыми. действительно происходит с Санчо: «Поэтому ты не должен горевать о несчастьях, постигших меня, потому что ты не участвуешь в них».Это рыцарь, который, обнаружив, что не может заснуть, будит своего слугу по принципу, что «в природе хороших слуг — разделить горе своих хозяев и почувствовать то, что они чувствуют, хотя бы для приличия «. Неудивительно, что Санчо в другом месте определяет рыцаря-авантюриста как «того, кто побежден, а затем обнаруживает себя императором».

Эгоист никогда не умеет смеяться над собой, хотя он часто смеется. У Сервантеса есть чудесно волнообразная сцена, в которой Рыцарь и его слуга едут по холмам и их останавливает громкий шум.Санчо Панса плачет от ужаса, и Дон Кихот тронут его слезами. Когда они, наконец, обнаруживают, что шум исходит от «шести деревянных молотков», стучащих по суконной фабрике, Дон Кихот смотрит на Санчо и видит, что «его щеки раздулись, а рот полон смеха — явные признаки того, что он будет вскоре взорвались, и меланхолия Дон Кихота была не настолько велика, что он мог удержаться от смеха при виде Санчо, и когда Санчо увидел, что его хозяин начал, шлюзы открылись с такой силой, что ему пришлось прижаться к бокам кулаками, чтобы удержать от смеха.Дон Кихот сердится на Санчо за то, что он смеется над ним, и бьет его копьем, жалуясь: «Во всех рыцарских книгах, которые я прочитал, а их бесконечно много, я никогда не встречал оруженосца, который так много разговаривал бы со своим. мастер, как ты делаешь со своим ». Как это часто бывает в «Дон Кихоте», читатель на одной или двух страницах проходит через разные комнаты смеха: нежный, ироничный, сатирический, гармоничный.

Английский язык Эдит Гроссман чутко улавливает эти сдвиги регистров по мере того, как мы переходим от витиеватой, иногда помпезной дикции рыцаря через беглый и забавный рассказ рассказчика к приземленному Санчо Панса и его более мутной музыке.Нам повезло, что в настоящее время у нас есть три превосходных перевода «Дон Кихота»: помимо перевода Гроссмана, есть недавняя версия Джона Резерфорда для Penguin Classics (которая дает больше свободы с демотическим испанским Санчо Пансы, чем у Гроссмана), и перевод Бертона Раффеля для Нортон. Все ученые и элегантны; местами их почти не отличить. Но Гроссман, который переводил Гарсиа Маркеса и Варгаса Льоса, создал самые выдающиеся и самые литературные из них, и эти качества широко представлены на каждой странице.

«Дон Кихот» — величайшее из всех литературных исследований отношения между вымыслом и реальностью, поэтому большая часть комедии романа застенчива, порождена, когда один или несколько персонажей, кажется, выходят из книги. и апеллируют либо к документальной реальности, либо непосредственно к аудитории (основной продукт пантомимы и комедии дель арте). Второй том «Дон Кихота», опубликованный в 1615 году, через десять лет после первого, бросает иронию в иронию, поскольку рыцарь и его приятель снова отправились в свои приключения только для того, чтобы обнаружить, что они стали знаменитостями, потому что в Тем временем появилась книга об их выходках — том, который мы только что читали.Сервантес наслаждается эпистемологическим шершневым гнездом, в которое спотыкаются Дон Кихот и Санчо во втором томе, поскольку они отстаивают свою реальность, обращаясь к предыдущей художественной литературе, кульминацию которой они сейчас разыгрывают. Но в первом томе, задолго до того, как возникли эти сложности, Санчо после того, как погонщики из Янгуаса избили его, умоляет своего хозяина: «Сеньор, поскольку эти несчастья — урожай, собранный рыцарством, скажите мне, ваша светлость, если они произойдут. очень часто или приходят только в определенное время.Санчо как бы подмигивает публике, как бы говоря: «Я знаю, что я и мой хозяин играем какую-то роль». Ужасная острота романа в том, что Рыцарь этого не делает.

Просьба Санчо совершенно разумна: если насилие должно быть карикатурным, должны соблюдаться законы жанра, и мы должны получить справедливое уведомление — заранее увиденную банановую кожуру на тротуаре. И, конечно же, в «Дон Кихоте» фигурируют многие условные обозначения карикатур. Двое героев, кажется, никогда серьезно не пострадали, несмотря на перенесенные ими избиения.Они всегда отрывают свои приплюснутые силуэты от земли. Есть и фарс: в какой-то момент, после того как на Дон Кихота напали пастухи, чью овцу он пытался убить, он просит Санчо заглянуть ему в рот, чтобы увидеть, сколько зубов было выбито. При этом Дон Кихота рвет ему в лицо. Санчо тут же рвет на Дон Кихота. Есть много таких низких комедий, в том числе трактир, в котором, как и в сырной лавке в скетче Монти Пайтона, нет всего, что требуется.

В наше время может быть утомительно пробираться сквозь всю напрасно пролитую кровь: Дон Кихота бьет копьем погонщик мулов, который бьет его, «как если бы он молотил пшеницу»; другой погонщик мулов бьет его так сильно, что его рот залит кровью; «Половина уха» отрезается баскским противником; его ребра раздавлены погонщиками из Янгуаса; пастухи выбивают ему зубы; и осужденные, которых он пытается освободить, забрасывают камнями. Владимир Набоков счел это жестоким и так и не смирился с романом.В эпоху, испорченную Тарантино, когда «реальность» всегда, кажется, получает тяжелые бакенбарды кавычек, такое насилие кажется менее жестоким, чем явно нереальным, поскольку гарантией его нереальности является неуязвимость его жертв. Некоторые элементы истерического реализма современных писателей, таких как Пинчон и Рушди, похоже, заимствованы у Сервантеса, поскольку насилие было заменено вечным движением.

Но насилие Сервантеса говорит и о другом. Это сильно антиидеализирует. Это показывает нам, как благие намерения рыцаря в конечном итоге навязывают свои благие намерения другим.Ближе к началу книги Дон Кихот сталкивается с Андресом, мальчиком, которого бьет его хозяин. Уверенный, что его рыцарский долг — освобождать угнетенных, он отправляет хозяина собирать вещи. Позже Андрес появится снова, только чтобы объяснить Дон Кихоту и его друзьям, что все оказалось «совсем не так, как ваша светлость воображает». Мальчик объясняет, что хозяин вернулся и стал бить его еще сильнее, с каждым ударом ликуя от того, как он дурачил Дон Кихота. Уходя, Андрес говорит Дон Кихоту, что, если Рыцарь когда-нибудь снова встретится с ним, даже если его разорвут на куски, «не помогайте мне и не приходите мне на помощь.В другом случае Дон Кихот нападает на группу священников, сопровождавших труп. Убежденный, что это труп рыцаря, за смерть которого он должен отомстить, он нападает на бедных священников, ломая ногу молодому человеку. Дон Кихот представляется рыцарем, чье «занятие и профессия» — «странствовать по миру, исправляя ошибки и исправляя травмы». Молодой человек едко отмечает, что это вряд ли может быть так, поскольку он был в порядке, пока Дон Кихот не пришел и не сломал ему ногу, которая будет «травмирована на всю оставшуюся жизнь; Для меня было большим несчастьем встретить человека, ищущего приключений.

В написании романов есть предпринимательский элемент: изобрести центральную историю, которая может функционировать одновременно как правдоподобное действие и как символическое или символическое действие, сродни изобретению машины или продукта, патента, который будет работать и работать. Подумайте о Чичикове, путешествующем по России, скупающем «мертвые души» (Гоголь предупреждал корреспондента, чтобы он держал в секрете сюжет романа, боясь разглашать свое изобретение), или о Герцоге Беллоу, который пишет свои мысленные письма великим мыслителям и общественным деятелям.Это, прежде всего, грандиозные концепции. В «Дон Кихоте» умеренно преуспевающий испанский джентльмен, «один из тех, у кого на полке есть копье и древний щит, а также есть тощая кляча и борзая для скачек», становится одержимым, читая рассказы о рыцарских приключениях. представление о том, что странствующие рыцари из фольклора и художественной литературы были реальными людьми; более того, ему кажется «разумным и необходимым, как ради его чести, так и в качестве службы народу, стать странствующим рыцарем и путешествовать по миру со своими доспехами и своей лошадью в поисках приключений.

Когда Сервантес изобрел безумие Дон Кихота и вытолкнул его на кастильские равнины, чтобы разыграть его, он завел маленькие герменевтические часы, по которым мы чудесным образом все еще пытаемся определить время. Неправильное прочтение Дон Кихота — его решимость воспринимать вымысел как реальность — дает нам право на миллионы его прочтений, потому что Сервантес сохранял амбиции путешествия Дон Кихота как можно более широким и неопределенным. Мы знаем, что думает Дон Кихот, но что он делает на самом деле? Что представляют собой его стремления? Представляют ли его неправильные представления о мире комическую битву незапятнанной Идеи, которая делает все возможное, чтобы существовать в грубом мире Реальности? Или вместо «Идеи и реальности» следует читать «Дух и плоть»? (Бедный Санчо в этой схеме всегда изображен как Плоть.) Или литература и реальность? Или Дон Кихот — художник-абсолютист, стремящийся превратить непокорный мир в свое видение его?

То, что приключения Дон Кихота были настолько идеализированы, если не сказать христианизированы, больше говорит об идеализирующих тенденциях христианства, чем о романе Сервантеса. Это как если бы те, кто решил видеть в Дон Кихоте некоего святого или миссионера духа, просто закрыли глаза на хаос и страдания, которые он причиняет. Андрес, выпоротый мальчик, прав: благие намерения Дон Кихота приводят к извращенным последствиям.Может быть, тогда Сервантеса интересовали не только благочестивые триумфы своего рыцаря, но и его благочестивые поражения? И, возможно, этот интерес, несмотря на то, что можно сказать о собственном католицизме Сервантеса, имеет светские, даже кощунственные наклонности? Достоевский, который очень интересовался Дон Кихотом, наверняка видел это, когда создавал фигуру князя Мышкина, Идиота, чьи христоподобные действия загрязняют окружающий его мир. Князь Мышкин не просто слишком хорош для мира; он опасно слишком хорош.

Истина и ложь в литературе: очерки и обзоры

% PDF-1.6 % 359 0 объект > эндобдж 2939 0 объект > поток PyPDF22021-05-27T14: 21: 03 + 02: 002021-04-28T14: 08: 09 + 01: 002021-05-27T14: 21: 03 + 02: 00application / pdf

  • Истина и ложь в литературе: очерки и обзоры
  • Стивен Визинцей
  • uuid: a0d2e549-be14-4dc6-a903-0de7b7f2a337uuid: 6e34af92-3ff8-4f83-985c-6867c95799e7 https://mek.oszk.hu/html/allando/copyright.htm конечный поток эндобдж 2935 0 объект > / Кодировка >>>>> эндобдж 1 0 объект > эндобдж 2860 0 объект > эндобдж 2859 0 объект > эндобдж 2861 0 объект > эндобдж 2870 0 объект > эндобдж 2881 0 объект > эндобдж 2890 0 объект > эндобдж 2905 0 объект > эндобдж 2914 0 объект > эндобдж 2925 0 объект > эндобдж 2934 0 объект > эндобдж 48 0 объект > эндобдж 49 0 объект > эндобдж 50 0 объект > эндобдж 51 0 объект > эндобдж 52 0 объект > эндобдж 53 0 объект > эндобдж 54 0 объект > эндобдж 55 0 объект > эндобдж 56 0 объект > эндобдж 57 0 объект > эндобдж 58 0 объект > эндобдж 59 0 объект > эндобдж 60 0 объект > эндобдж 61 0 объект > эндобдж 62 0 объект > эндобдж 63 0 объект > эндобдж 64 0 объект > эндобдж 65 0 объект > эндобдж 66 0 объект > эндобдж 67 0 объект > эндобдж 68 0 объект > эндобдж 69 0 объект > эндобдж 70 0 объект > эндобдж 71 0 объект > эндобдж 72 0 объект > эндобдж 73 0 объект > эндобдж 74 0 объект > эндобдж 75 0 объект > эндобдж 76 0 объект > эндобдж 77 0 объект > эндобдж 78 0 объект > эндобдж 79 0 объект > эндобдж 80 0 объект > эндобдж 81 0 объект > эндобдж 82 0 объект > эндобдж 83 0 объект > эндобдж 84 0 объект > эндобдж 85 0 объект > эндобдж 86 0 объект > эндобдж 87 0 объект > эндобдж 88 0 объект > эндобдж 89 0 объект > эндобдж 90 0 объект > эндобдж 91 0 объект > эндобдж 92 0 объект > эндобдж 93 0 объект > эндобдж 94 0 объект > эндобдж 95 0 объект > эндобдж 96 0 объект > эндобдж 97 0 объект > эндобдж 98 0 объект > эндобдж 99 0 объект > эндобдж 100 0 объект > эндобдж 101 0 объект > эндобдж 102 0 объект > эндобдж 103 0 объект > эндобдж 104 0 объект > эндобдж 105 0 объект > эндобдж 106 0 объект > эндобдж 107 0 объект > эндобдж 108 0 объект > эндобдж 109 0 объект > эндобдж 110 0 объект > эндобдж 111 0 объект > эндобдж 112 0 объект > эндобдж 113 0 объект > эндобдж 114 0 объект > эндобдж 115 0 объект > эндобдж 116 0 объект > эндобдж 117 0 объект > эндобдж 118 0 объект > эндобдж 119 0 объект > эндобдж 120 0 объект > эндобдж 121 0 объект > эндобдж 122 0 объект > эндобдж 123 0 объект > эндобдж 124 0 объект > эндобдж 125 0 объект > эндобдж 126 0 объект > эндобдж 127 0 объект > эндобдж 128 0 объект > эндобдж 129 0 объект > эндобдж 130 0 объект > эндобдж 131 0 объект > эндобдж 132 0 объект > эндобдж 133 0 объект > эндобдж 134 0 объект > эндобдж 135 0 объект > эндобдж 136 0 объект > эндобдж 137 0 объект > эндобдж 138 0 объект > эндобдж 139 0 объект > эндобдж 140 0 объект > эндобдж 141 0 объект > эндобдж 142 0 объект > эндобдж 143 0 объект > эндобдж 144 0 объект > эндобдж 145 0 объект > эндобдж 146 0 объект > эндобдж 147 0 объект > эндобдж 148 0 объект > эндобдж 149 0 объект > эндобдж 150 0 объект > эндобдж 151 0 объект > эндобдж 152 0 объект > эндобдж 153 0 объект > эндобдж 154 0 объект > эндобдж 155 0 объект > эндобдж 156 0 объект > эндобдж 157 0 объект > эндобдж 158 0 объект > эндобдж 159 0 объект > эндобдж 160 0 объект > эндобдж 161 0 объект > эндобдж 162 0 объект > эндобдж 163 0 объект > эндобдж 164 0 объект > эндобдж 165 0 объект > эндобдж 166 0 объект > эндобдж 167 0 объект > эндобдж 168 0 объект > эндобдж 169 0 объект > эндобдж 170 0 объект > эндобдж 171 0 объект > эндобдж 172 0 объект > эндобдж 173 0 объект > эндобдж 174 0 объект > эндобдж 175 0 объект > эндобдж 176 0 объект > эндобдж 177 0 объект > эндобдж 178 0 объект > эндобдж 179 0 объект > эндобдж 180 0 объект > эндобдж 181 0 объект > эндобдж 182 0 объект > эндобдж 183 0 объект > эндобдж 184 0 объект > эндобдж 185 0 объект > эндобдж 186 0 объект > эндобдж 187 0 объект > эндобдж 188 0 объект > эндобдж 189 0 объект > эндобдж 190 0 объект > эндобдж 191 0 объект > эндобдж 192 0 объект > эндобдж 193 0 объект > эндобдж 194 0 объект > эндобдж 195 0 объект > эндобдж 196 0 объект > эндобдж 197 0 объект > эндобдж 198 0 объект > эндобдж 199 0 объект > эндобдж 200 0 объект > эндобдж 201 0 объект > эндобдж 202 0 объект > эндобдж 203 0 объект > эндобдж 204 0 объект > эндобдж 205 0 объект > эндобдж 206 0 объект > эндобдж 207 0 объект > эндобдж 208 0 объект > эндобдж 209 0 объект > эндобдж 210 0 объект > эндобдж 211 0 объект > эндобдж 212 0 объект > эндобдж 213 0 объект > эндобдж 214 0 объект > эндобдж 215 0 объект > эндобдж 216 0 объект > эндобдж 217 0 объект > эндобдж 218 0 объект > эндобдж 219 0 объект > эндобдж 220 0 объект > эндобдж 221 0 объект > эндобдж 222 0 объект > эндобдж 223 0 объект > эндобдж 224 0 объект > эндобдж 225 0 объект > эндобдж 226 0 объект > эндобдж 227 0 объект > эндобдж 228 0 объект > эндобдж 229 0 объект > эндобдж 230 0 объект > эндобдж 231 0 объект > эндобдж 232 0 объект > эндобдж 233 0 объект > эндобдж 234 0 объект > эндобдж 235 0 объект > эндобдж 236 0 объект > эндобдж 237 0 объект > эндобдж 238 0 объект > эндобдж 239 0 объект > эндобдж 240 0 объект > эндобдж 241 0 объект > эндобдж 242 0 объект > эндобдж 243 0 объект > эндобдж 244 0 объект > эндобдж 245 0 объект > эндобдж 246 0 объект > эндобдж 247 0 объект > эндобдж 248 0 объект > эндобдж 249 0 объект > эндобдж 250 0 объект > эндобдж 251 0 объект > эндобдж 252 0 объект > эндобдж 253 0 объект > эндобдж 254 0 объект > эндобдж 255 0 объект > эндобдж 256 0 объект > эндобдж 257 0 объект > эндобдж 258 0 объект > эндобдж 259 0 объект > эндобдж 260 0 объект > эндобдж 261 0 объект > эндобдж 262 0 объект > эндобдж 263 0 объект > эндобдж 264 0 объект > эндобдж 265 0 объект > эндобдж 266 0 объект > эндобдж 267 0 объект > эндобдж 268 0 объект > эндобдж 269 ​​0 объект > эндобдж 270 0 объект > эндобдж 271 0 объект > эндобдж 272 0 объект > эндобдж 273 0 объект > эндобдж 274 0 объект > эндобдж 275 0 объект > эндобдж 276 0 объект > эндобдж 277 0 объект > эндобдж 278 0 объект > эндобдж 279 0 объект > эндобдж 280 0 объект > эндобдж 281 0 объект > эндобдж 282 0 объект > эндобдж 283 0 объект > эндобдж 284 0 объект > эндобдж 285 0 объект > эндобдж 286 0 объект > эндобдж 287 0 объект > эндобдж 288 0 объект > эндобдж 289 0 объект > эндобдж 290 0 объект > эндобдж 291 0 объект > эндобдж 292 0 объект > эндобдж 293 0 объект > эндобдж 294 0 объект > эндобдж 295 0 объект > эндобдж 296 0 объект > эндобдж 297 0 объект > эндобдж 298 0 объект > эндобдж 299 0 объект > эндобдж 300 0 объект > эндобдж 301 0 объект > эндобдж 302 0 объект > эндобдж 303 0 объект > эндобдж 304 0 объект > эндобдж 305 0 объект > эндобдж 306 0 объект > эндобдж 307 0 объект > эндобдж 308 0 объект > эндобдж 309 0 объект > эндобдж 310 0 объект > эндобдж 311 0 объект > эндобдж 312 0 объект > эндобдж 313 0 объект > эндобдж 314 0 объект > эндобдж 315 0 объект > эндобдж 316 0 объект > эндобдж 317 0 объект > эндобдж 318 0 объект > эндобдж 319 0 объект > эндобдж 320 0 объект > эндобдж 321 0 объект > эндобдж 322 0 объект > эндобдж 323 0 объект > эндобдж 324 0 объект > эндобдж 325 0 объект > эндобдж 326 0 объект > эндобдж 327 0 объект > эндобдж 328 0 объект > эндобдж 329 0 объект > эндобдж 330 0 объект > эндобдж 331 0 объект > эндобдж 332 0 объект > эндобдж 333 0 объект > эндобдж 334 0 объект > эндобдж 335 0 объект > эндобдж 336 0 объект > эндобдж 337 0 объект > эндобдж 338 0 объект > эндобдж 339 0 объект > эндобдж 340 0 объект > эндобдж 341 0 объект > эндобдж 342 0 объект > эндобдж 343 0 объект > эндобдж 344 0 объект > эндобдж 345 0 объект > эндобдж 346 0 объект > эндобдж 347 0 объект > эндобдж 348 0 объект > эндобдж 349 0 объект > эндобдж 350 0 объект > эндобдж 351 0 объект > эндобдж 352 0 объект > эндобдж 353 0 объект > эндобдж 354 0 объект > эндобдж 355 0 объект > эндобдж 356 0 объект > эндобдж 357 0 объект > эндобдж 2926 0 объект > / Font 2927 0 R / ProcSet [/ PDF / Text / ImageC / ImageB] >> / Type / Page >> эндобдж 2915 0 объект > / Font 2916 0 R / ProcSet [/ PDF / Text / ImageC / ImageB] >> / Type / Page >> эндобдж 2906 0 объект > / Font 2907 0 R / ProcSet [/ PDF / Text / ImageC / ImageB] >> / Type / Page >> эндобдж 2891 0 объект > / Font 2892 0 R / ProcSet [/ PDF / Text / ImageC / ImageB] >> / Type / Page >> эндобдж 358 0 объект > эндобдж 2832 0 объект [2833 0 R] эндобдж 2834 0 объект > / Шрифт> / ProcSet 2840 0 R >> эндобдж 2840 0 объект [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] эндобдж 2838 0 объект > / Тип / Шрифт >> эндобдж 2839 0 объект > / Тип / Шрифт >> эндобдж 2836 0 объект > / Тип / Шрифт >> эндобдж 2837 0 объект > / Тип / Шрифт >> эндобдж 2835 0 объект > поток xg8 \ oF2} 2 $ 1z (AFN C2z5Z! JLig_sΛ✳_p1 {׽ֽ {4 pR_ [O`

    .

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован.