Доклад теория трех штилей ломоносова – » «

Реферат: Теория «трех штилей» Ломоносова


Михаил Васильевич Ломоносов был великим человеком. Исключительно велики заслуги Ломоносова в деле развития русского литературного языка. Недаром Радищев называл Ломоносова “насадителем” русского слова. Второго такого в российской науке не было. Но тем сильнее проявляется его гениальность, что он, будучи ученым, был одним из ведущих литераторов своего времени. Он на собственном примере доказал, что человек может заниматься наукой и одновременно искусством, физикой и литературой. Теоретическая филологическая работа и практическая писательская деятельность Ломоносова связана с расцветом русского классицизма, однако не замыкается полностью в рамках этого направления. За пределы теории классицизма выходят идеи Ломоносова об исторической обусловленности стилевой системы русского литературного языка, изложенные в “Предисловии о пользе книг церковных в российском языке” (1758). До Ломоносова русский литературный язык отличала беспорядочная смесь самых различных языковых элементов. В письменном и устном обиходе употреблялись и исконно русские слова, и церковнославянизмы, значительная часть которых обветшала, и хлынувшие в изобилии в русский язык со времен Петра I всевозможные варваризмы. Это был крайне пестрый, тяжеловесный по своей синтаксической конструкции язык. Он не мог удовлетворить растущим потребностям науки и культуры, назрела историческая необходимость коренных, решительных преобразований. В “Предисловии...” высказана схема деления литературного языка натри стиля — “высокий”, “средний” и “низкий”. Само по себе учение о трех стилях восходит к глубокой древности. В античных риториках, в учебниках красноречия духовных школ Запада, Юго-Западной Руси и Московского государства постоянно рассматриваются три разновидности речи.

Три стиля разграничиваются “по пристойности материй”. Устанавливается зависимость между “материей”, т. е. темой, предметом изложения, жанром и стилем. “Высокая материя” требует высокого жанра и соответственно — высокого стиля, “низкая материя” требует низкого жанра и соответственно — низкого стиля. Для каждого жанра предусматривается один из трех стилей, отклонения не дрпускаются. Героические поэмы, оды, “прозаичные речи о важных материях” должны были быть написаны высоким стилем; “все театральные сочинения, в которых требуется обыкновенное человеческое слово к живому представлению действия”, стихотворные дружеские письма, сатиры, элегии, прозаические “описания дел достопамятных и учений благородных” — средним; комедии, увеселительные эпиграммы, песни, “в прозе дружеские письма, описание обыкновенных дел” — низким.

Эта регламентация для того времени имела определенное положительное значение, поскольку способствовала упорядочению употребления языковых ресурсов, что является одной из величайших заслуг Ломоносова в реформе русской словесности.

Такой подход был неоднозначно встречен современниками, но поскольку сложившаяся к XVIII веку ситуация в языке требовала кардинальных решений, то теория Ломоносова в конце концов восторжествовала. Ломоносов также рассматривал свою стилистическую теорию как средство борьбы со злоупотреблением иностранными словами.

Он решительно восставал против непродуманных заимствований, засорявших живой родник народного слова. И в пору, когда дворянская верхушка, а также заезжие иностранцы скептически расценивали возможности русского национального языка, работа Ломоносова по созданию своей научной терминологии имела очень большое значение. Он шел здесь различными путями. В одних случаях заменял иностранные термины отечественными названиями, в других — вводил в оборот известные русские выражения для обозначения новых научных понятий, в третьих — придавал иноязычным терминам, прочно вошедшим в русский словарь, формы, близкие к нормам отечественной грамматики.

Обладая прекрасным фонетическим чутьем, Ломоносов удачно переделал “оризонт” на горизонт, “квадратуум” на квадрат, “ваторпас” на ватерпас и т. д.

Все это способствовало нормализации русского литературного языка на определенном этапе его развития.

На практике Ломоносов указал пути к преодолению своей теории, к образованию той новой стилистической системы русского литературного языка, утверждение которой связывается с именем Пушкина.

Даже в одах, которыми Ломоносов наиболее прославился среди современников, в выборе и употреблении слов и грамматических форм он далеко не всегда следует правилам высокого стиля. Не случайно Пушкин сказал: “Слог его, ровный, цветущий и живописный, замена — главное достоинство от глубокого знания книжного славянского языка и от счастливого слияния оного с языком простонародным”. И это — во времена классицизма, времена, когда в споре о главенстве формы и содержания не могло быть никаких сомнений в лидерстве формы, а за нарушение чистоты жанра можно было на всю жизнь прослыть графоманом! Да и теорией трех стилей смешение “славенского” с “российским простонародным” в одном произведении не допускалось. Еще интереснее и важнее в одах Ломоносова свободный переход от одной манеры выражения к другой, изменение стиля. Если от традиционных, положенных по этикету восхвалений царей и цариц он переходит к предметам, которые считает действительно важными, то оставляет славянизмы, высокопарность, изукрашенность. Как просто написан знаменитый отрывок из “Оды на день восшествия на престол Елизаветы Петровны, 1747 г.”: Науки юношей питают, Отраду старым подают, В счастливой жизни украшают, В несчастный случай берегут: В домашних трудностях утеха И в дальних странствах не помеха, Науки пользуют везде: Среди народов и в пустыне, В градском шуму и наедине, В покое сладки и в труде.

Теория “трех штилей” Ломоносова вызвала горячие споры и обсуждения. В частности, на почве реформы Ломоносова возникли споры двух направлений, о главе которых стояли такие известные литераторы того времени, как Карамзин и Шишков.


www.referatmix.ru

Теория «трех штилей» Ломоносова | Ťaháky-referáty.sk

Михаил Васильевич Ломоносов был великим человеком. Исключительно велики заслуги Ломоносова в деле развития русского литературного языка. Недаром Радищев называл Ломоносова “насадителем” русского слова. Второго такого в российской науке не было. Но тем сильнее проявляется его гениальность, что он, будучи ученым, был одним из ведущих литераторов своего времени. Он на собственном примере доказал, что человек может заниматься наукой и одновременно искусством, физикой и литературой.

Теоретическая филологическая работа и практическая писательская деятельность Ломоносова связана с расцветом русского классицизма, однако не замыкается полностью в рамках этого направления. За пределы теории классицизма выходят идеи Ломоносова об исторической обусловленности стилевой системы русского литературного языка, изложенные в “Предисловии о пользе книг церковных в российском языке” (1758).

До Ломоносова русский литературный язык отличала беспорядочная смесь самых различных языковых элементов. В письменном и устном обиходе употреблялись и исконно русские слова, и церковнославянизмы, значительная часть которых обветшала, и хлынувшие в изобилии в русский язык со времен Петра I всевозможные варваризмы. Это был крайне пестрый, тяжеловесный по своей синтаксической конструкции язык. Он не мог удовлетворить растущим потребностям науки и культуры, назрела историческая необходимость коренных, решительных преобразований.

В “Предисловии...” высказана схема деления литературного языка натри стиля — “высокий”, “средний” и “низкий”. Само по себе учение о трех стилях восходит к глубокой древности. В античных риториках, в учебниках красноречия духовных школ Запада, Юго-Западной Руси и Московского государства постоянно рассматриваются три разновидности речи.
Три стиля разграничиваются “по пристойности материй”. Устанавливается зависимость между “материей”, т. е. темой, предметом изложения, жанром и стилем.

“Высокая материя” требует высокого жанра и соответственно — высокого стиля, “низкая материя” требует низкого жанра и соответственно — низкого стиля. Для каждого жанра предусматривается один из трех стилей, отклонения не дрпускаются. Героические поэмы, оды, “прозаичные речи о важных материях” должны были быть написаны высоким стилем; “все театральные сочинения, в которых требуется обыкновенное человеческое слово к живому представлению действия”, стихотворные дружеские письма, сатиры, элегии, прозаические “описания дел достопамятных и учений благородных” — средним; комедии, увеселительные эпиграммы, песни, “в прозе дружеские письма, описание обыкновенных дел” — низким.

Эта регламентация для того времени имела определенное положительное значение, поскольку способствовала упорядочению употребления языковых ресурсов, что является одной из величайших заслуг Ломоносова в реформе русской словесности.

Такой подход был неоднозначно встречен современниками, но поскольку сложившаяся к XVIII веку ситуация в языке требовала кардинальных решений, то теория Ломоносова в конце концов восторжествовала. Ломоносов также рассматривал свою стилистическую теорию как средство борьбы со злоупотреблением иностранными словами.

Он решительно восставал против непродуманных заимствований, засорявших живой родник народного слова. И в пору, когда дворянская верхушка, а также заезжие иностранцы скептически расценивали возможности русского национального языка, работа Ломоносова по созданию своей научной терминологии имела очень большое значение. Он шел здесь различными путями. В одних случаях заменял иностранные термины отечественными названиями, в других — вводил в оборот известные русские выражения для обозначения новых научных понятий, в третьих — придавал иноязычным терминам, прочно вошедшим в русский словарь, формы, близкие к нормам отечественной грамматики.

Обладая прекрасным фонетическим чутьем, Ломоносов удачно переделал “оризонт” на горизонт, “квадратуум” на квадрат, “ваторпас” на ватерпас и т. д. Все это способствовало нормализации русского литературного языка на определенном этапе его развития.

На практике Ломоносов указал пути к преодолению своей теории, к образованию той новой стилистической системы русского литературного языка, утверждение которой связывается с именем Пушкина.
Даже в одах, которыми Ломоносов наиболее прославился среди современников, в выборе и употреблении слов и грамматических форм он далеко не всегда следует правилам высокого стиля. Не случайно Пушкин сказал: “Слог его, ровный, цветущий и живописный, замена — главное достоинство от глубокого знания книжного славянского языка и от счастливого слияния оного с языком простонародным”.

И это — во времена классицизма, времена, когда в споре о главенстве формы и содержания не могло быть никаких сомнений в лидерстве формы, а за нарушение чистоты жанра можно было на всю жизнь прослыть графоманом! Да и теорией трех стилей смешение “славенского” с “российским простонародным” в одном произведении не допускалось. Еще интереснее и важнее в одах Ломоносова свободный переход от одной манеры выражения к другой, изменение стиля.

Если от традиционных, положенных по этикету восхвалений царей и цариц он переходит к предметам, которые считает действительно важными, то оставляет славянизмы, высокопарность, изукрашенность. Как просто написан знаменитый отрывок из “Оды на день восшествия на престол Елизаветы Петровны, 1747 г.”:

Науки юношей питают,
Отраду старым подают,
В счастливой жизни украшают,
В несчастный случай берегут:
В домашних трудностях утеха
И в дальних странствах не помеха,
Науки пользуют везде:
Среди народов и в пустыне,
В градском шуму и наедине,
В покое сладки и в труде.

Теория “трех штилей” Ломоносова вызвала горячие споры и обсуждения. В частности, на почве реформы Ломоносова возникли споры двух направлений, о главе которых стояли такие известные литераторы того времени, как Карамзин и Шишков.

referaty.aktuality.sk

Ломоносов "Теория трех штилей" — реферат

 

Тема: - Теория «трех штилей»  Ломоносова

Таким образом решить следующие задачи:

1. Изучить  работы Ломоносова, в которых  выражена данная концепция.

2. Сравнить  современный Ломоносову русский  язык с церкоанославянски.

3. Выделить три типа речений.

4. Определить  на основе деления на типы  речений учение о трёх стилях.

5. Подвести  итог и определить значение  теории трёх стилей М.Ю.Ломоносова

Содержание

1. М.В.Ломоносов  - реформатор русского литературного  языка.

2. Стилистическая  теория М.В.Ломоносова.

3. Значение  стилистической теории М.В.Ломоносова.

М.В.Ломоносов - первый русский ученый-естествоиспытатель, языковед и литературовед, выдающийся деятель российского просвещения, поборник развития самостоятельной  русской науки. Подлинный ученый-энциклопедист, он в 1746 году впервые начал в Академии читать лекции на русском языке. Вопросами  филологии начал заниматься с  середины 40-х годов наряду с исследованиями в области точных и естественных наук.

Ломоносов создал первую подлинно научную грамматику русского языка (она вышла в 1757 году и называлась "Российская грамматика"). В подготовительных материалах к  этому труду содержатся многочисленные наблюдения над современным Ломоносову русским языком в самых разных его речевых проявлениях.

     Особенно большое значение имела Ломоносовская теория трех языковых стилей. В "Предисловии о пользе книг церковных в российском языке" (1758 г.) он сформулировал три проблемы, определяющие состояние русского языка в тот период.

     1) проблему сосуществования в литературном  языке церковнославянских, "обветшалых", слов и оборотов и элементов  книжной культуры и просторечия;

      2) проблему разграничения литературных  стилей;

      3) проблему классификации литературных  жанров. Соглашения, "конкордата", которое бы регулировало их  сосуществование в языке, на  тот момент не существовало.

     В трудах М.Ю. Ломоносова преодолены последствия  двуязычья и стилистической неупорядоченности, которая свойственна Петровской лекции (2 половина 17 века). Концепция литературного языка, стилистическая теория выражена в двух работах:

      1. "Предисловие о пользе книг  церковных в российском языке" (1758).

      2. "Российская грамматика" (1805) Две "Риторики" ("Об искусстве красноречия"), где разрабатывалась и утверждалась национальная основа русского литературного языка.

     Церковнославянский  язык близкородственный к русскому, но не совпадает с ним. Это было открытием. Влияние церковнославянского на русский было очень плодотворно. М. Ю. Ломоносов писал, что русскому языку повезло, что это не латинский язык. Церковнославянский он брал не как основу, а как украшение, дополнение. Основа - русский язык.

     М.В.Ломоносов  разработал теорию трех стилей речи: высокого, посредственного и низкого и  определил языковые правила для  каждого из них. В эпоху экономической  и языковой раздробленности большинства  государств Европы Ломоносов придавал большое значение объединяющей роли русского языка, который мог послужить  цементирующей основой для населения  столь большой территории, которую  занимала в то время Россия.

Церковнославянский  язык близкородственный к русскому, но не совпадает с ним. Это было открытием. Влияние церковнославянского на русский было очень плодотворно. М. Ю. Ломоносов писал, что русскому языку повезло, что это не латинский язык. Церковнославянский он брал не как основу, а как украшение, дополнение. Основа - русский язык.

     На  уровне лексических средств, стилистическую теорию Ломоносов описывает в "Предисловии...". В этой работе он предполагает учение о трёх стилях (Штилях) и о трёх типах речений (слова):

      1. Слова, которые одинаково употребляются и у древних славян (в церковных книгах, произведениях древнерусской литературы). Словенороссийские (слава, ныне, рука, бог, почитание) общеславянские слова и церковнославянизмы.

      2. Слова, "которые всем грамотным людям понятны, но употребляются редко" (для церковных книг) словенские (церковнославянизмы стилистического характера: отверзаю (открываю), взываю, господень и т.д.) обветшалые славянизмы, малопонятные следует исключать из употребления, за пределы русского литературного языка. (Рясны - украшения, обогда - иногда).

      3. Слова, которых нет в церковных книгах, употребляются только в живом разговорном языке. Российские (говорю, ручей, который и т.д.)

     М. Ю. Ломоносов излагает теорию трёх стилей, исходя из этих трёх речений и выделяет:

      1. Высокий.

      2. Посредственный (средний).

      3. Низкий  закрепляет определённые жанры законы, использующие лексические средства языка.

     1. Высокий стиль (оды, героические поэмы). Словенороссийские и словенские речения, которые понятны.

     2. Средний стиль (театральные сочинения,  элегии, сатиры, стихотворения, дружеские  письма, описание исторических событий,  и научные сочинения). Российские речения, словенороссийские, небольшое количество церковнославянизмов, "но с великой осторожностью". Необходимо избегать низких российских слов, "чтобы не опуститься в подлость", "умеренность, ровность"

     3. Низкий стиль (эпиграммы, дружеские  послания, описание обыкновенных  дел, комедии). Российские слова, которые могут быть совсем неизвестны в старославянском языке, т.е. собственно русские, простонародные (по усмотрению, с чувством меры).

     Включать  в систему: - книжная лексика; - Нейтральная  лексика; - простонародная лексика; - простонародно - низкая.

     Выводить  за пределы языка: - обветшалые; - грубое просторечие; Ломоносов выступал против модных заимствованных, иноязычных слов, которые не прижились в русском  языке.

     Значение  стилистической теории М.Ю.Ломоносова.

      1. Решительно утверждает русскую  основу русского литературного  языка.

student.zoomru.ru

Реферат: Теория «трех штилей» Ломоносова

Михаил Васильевич Ломоносов был великим человеком. Исключительно велики заслуги Ломоносова в деле развития русского литературного языка. Недаром Радищев называл Ломоносова “насадителем” русского слова. Второго такого в российской науке не было. Но тем сильнее проявляется его гениальность, что он, будучи ученым, был одним из ведущих литераторов своего времени. Он на собственном примере доказал, что человек может заниматься наукой и одновременно искусством, физикой и литературой. Теоретическая филологическая работа и практическая писательская деятельность Ломоносова связана с расцветом русского классицизма, однако не замыкается полностью в рамках этого направления. За пределы теории классицизма выходят идеи Ломоносова об исторической обусловленности стилевой системы русского литературного языка, изложенные в “Предисловии о пользе книг церковных в российском языке” (1758). До Ломоносова русский литературный язык отличала беспорядочная смесь самых различных языковых элементов. В письменном и устном обиходе употреблялись и исконно русские слова, и церковнославянизмы, значительная часть которых обветшала, и хлынувшие в изобилии в русский язык со времен Петра I всевозможные варваризмы. Это был крайне пестрый, тяжеловесный по своей синтаксической конструкции язык. Он не мог удовлетворить растущим потребностям науки и культуры, назрела историческая необходимость коренных, решительных преобразований. В “Предисловии...” высказана схема деления литературного языка натри стиля — “высокий”, “средний” и “низкий”. Само по себе учение о трех стилях восходит к глубокой древности. В античных риториках, в учебниках красноречия духовных школ Запада, Юго-Западной Руси и Московского государства постоянно рассматриваются три разновидности речи.

Три стиля разграничиваются “по пристойности материй”. Устанавливается зависимость между “материей”, т. е. темой, предметом изложения, жанром и стилем. “Высокая материя” требует высокого жанра и соответственно — высокого стиля, “низкая материя” требует низкого жанра и соответственно — низкого стиля. Для каждого жанра предусматривается один из трех стилей, отклонения не дрпускаются. Героические поэмы, оды, “прозаичные речи о важных материях” должны были быть написаны высоким стилем; “все театральные сочинения, в которых требуется обыкновенное человеческое слово к живому представлению действия”, стихотворные дружеские письма, сатиры, элегии, прозаические “описания дел достопамятных и учений благородных” — средним; комедии, увеселительные эпиграммы, песни, “в прозе дружеские письма, описание обыкновенных дел” — низким.

Эта регламентация для того времени имела определенное положительное значение, поскольку способствовала упорядочению употребления языковых ресурсов, что является одной из величайших заслуг Ломоносова в реформе русской словесности.

Такой подход был неоднозначно встречен современниками, но поскольку сложившаяся к XVIII веку ситуация в языке требовала кардинальных решений, то теория Ломоносова в конце концов восторжествовала. Ломоносов также рассматривал свою стилистическую теорию как средство борьбы со злоупотреблением иностранными словами.

Он решительно восставал против непродуманных заимствований, засорявших живой родник народного слова. И в пору, когда дворянская верхушка, а также заезжие иностранцы скептически расценивали возможности русского национального языка, работа Ломоносова по созданию своей научной терминологии имела очень большое значение. Он шел здесь различными путями. В одних случаях заменял иностранные термины отечественными названиями, в других — вводил в оборот известные русские выражения для обозначения новых научных понятий, в третьих — придавал иноязычным терминам, прочно вошедшим в русский словарь, формы, близкие к нормам отечественной грамматики.

Обладая прекрасным фонетическим чутьем, Ломоносов удачно переделал “оризонт” на горизонт, “квадратуум” на квадрат, “ваторпас” на ватерпас и т. д.

Все это способствовало нормализации русского литературного языка на определенном этапе его развития.

На практике Ломоносов указал пути к преодолению своей теории, к образованию той новой стилистической системы русского литературного языка, утверждение которой связывается с именем Пушкина.

Даже в одах, которыми Ломоносов наиболее прославился среди современников, в выборе и употреблении слов и грамматических форм он далеко не всегда следует правилам высокого стиля. Не случайно Пушкин сказал: “Слог его, ровный, цветущий и живописный, замена — главное достоинство от глубокого знания книжного славянского языка и от счастливого слияния оного с языком простонародным”. И это — во времена классицизма, времена, когда в споре о главенстве формы и содержания не могло быть никаких сомнений в лидерстве формы, а за нарушение чистоты жанра можно было на всю жизнь прослыть графоманом! Да и теорией трех стилей смешение “славенского” с “российским простонародным” в одном произведении не допускалось. Еще интереснее и важнее в одах Ломоносова свободный переход от одной манеры выражения к другой, изменение стиля. Если от традиционных, положенных по этикету восхвалений царей и цариц он переходит к предметам, которые считает действительно важными, то оставляет славянизмы, высокопарность, изукрашенность. Как просто написан знаменитый отрывок из “Оды на день восшествия на престол Елизаветы Петровны, 1747 г.”:   Науки юношей питают,  Отраду старым подают,  В счастливой жизни украшают,  В несчастный случай берегут:  В домашних трудностях утеха  И в дальних странствах не помеха,  Науки пользуют везде:  Среди народов и в пустыне,  В градском шуму и наедине,  В покое сладки и в труде.

Теория “трех штилей” Ломоносова вызвала горячие споры и обсуждения. В частности, на почве реформы Ломоносова возникли споры двух направлений, о главе которых стояли такие известные литераторы того времени, как Карамзин и Шишков.

Список литературы

www.neuch.ru

Доклад - Теория «трех штилей» Ломоносова

МихаилВасильевич Ломоносов был великим человеком. Исключительно велики заслугиЛомоносова в деле развития русского литературного языка. Недаром Радищевназывал Ломоносова “насадителем” русского слова. Второго такого в российскойнауке не было. Но тем сильнее проявляется его гениальность, что он, будучиученым, был одним из ведущих литераторов своего времени. Он на собственномпримере доказал, что человек может заниматься наукой и одновременно искусством,физикой и литературой. Теоретическая филологическая работа и практическаяписательская деятельность Ломоносова связана с расцветом русского классицизма,однако не замыкается полностью в рамках этого направления. За пределы теорииклассицизма выходят идеи Ломоносова об исторической обусловленности стилевойсистемы русского литературного языка, изложенные в “Предисловии о пользе книгцерковных в российском языке” (1758). До Ломоносова русский литературный языкотличала беспорядочная смесь самых различных языковых элементов. В письменном иустном обиходе употреблялись и исконно русские слова, и церковнославянизмы,значительная часть которых обветшала, и хлынувшие в изобилии в русский язык современ Петра I всевозможные варваризмы. Это был крайне пестрый, тяжеловесный посвоей синтаксической конструкции язык. Он не мог удовлетворить растущимпотребностям науки и культуры, назрела историческая необходимость коренных,решительных преобразований. В “Предисловии...” высказана схема делениялитературного языка натри стиля — “высокий”, “средний” и “низкий”. Само по себеучение о трех стилях восходит к глубокой древности. В античных риториках, вучебниках красноречия духовных школ Запада, Юго-Западной Руси и Московскогогосударства постоянно рассматриваются три разновидности речи.

Тристиля разграничиваются “по пристойности материй”. Устанавливается зависимостьмежду “материей”, т. е. темой, предметом изложения, жанром и стилем. “Высокаяматерия” требует высокого жанра и соответственно — высокого стиля, “низкаяматерия” требует низкого жанра и соответственно — низкого стиля. Для каждогожанра предусматривается один из трех стилей, отклонения не дрпускаются.Героические поэмы, оды, “прозаичные речи о важных материях” должны были быть написанывысоким стилем; “все театральные сочинения, в которых требуется обыкновенноечеловеческое слово к живому представлению действия”, стихотворные дружескиеписьма, сатиры, элегии, прозаические “описания дел достопамятных и ученийблагородных” — средним; комедии, увеселительные эпиграммы, песни, “в прозедружеские письма, описание обыкновенных дел” — низким.

Этарегламентация для того времени имела определенное положительное значение,поскольку способствовала упорядочению употребления языковых ресурсов, чтоявляется одной из величайших заслуг Ломоносова в реформе русской словесности.

Такойподход был неоднозначно встречен современниками, но поскольку сложившаяся кXVIII веку ситуация в языке требовала кардинальных решений, то теорияЛомоносова в конце концов восторжествовала. Ломоносов также рассматривал своюстилистическую теорию как средство борьбы со злоупотреблением иностраннымисловами.

Онрешительно восставал против непродуманных заимствований, засорявших живойродник народного слова. И в пору, когда дворянская верхушка, а также заезжиеиностранцы скептически расценивали возможности русского национального языка,работа Ломоносова по созданию своей научной терминологии имела очень большоезначение. Он шел здесь различными путями. В одних случаях заменял иностранныетермины отечественными названиями, в других — вводил в оборот известные русскиевыражения для обозначения новых научных понятий, в третьих — придавалиноязычным терминам, прочно вошедшим в русский словарь, формы, близкие к нормамотечественной грамматики.

Обладаяпрекрасным фонетическим чутьем, Ломоносов удачно переделал “оризонт” нагоризонт, “квадратуум” на квадрат, “ваторпас” на ватерпас и т. д.

Всеэто способствовало нормализации русского литературного языка на определенномэтапе его развития.

Напрактике Ломоносов указал пути к преодолению своей теории, к образованию тойновой стилистической системы русского литературного языка, утверждение которойсвязывается с именем Пушкина.

Дажев одах, которыми Ломоносов наиболее прославился среди современников, в выборе иупотреблении слов и грамматических форм он далеко не всегда следует правиламвысокого стиля. Не случайно Пушкин сказал: “Слог его, ровный, цветущий иживописный, замена — главное достоинство от глубокого знания книжногославянского языка и от счастливого слияния оного с языком простонародным”. Иэто — во времена классицизма, времена, когда в споре о главенстве формы исодержания не могло быть никаких сомнений в лидерстве формы, а за нарушениечистоты жанра можно было на всю жизнь прослыть графоманом! Да и теорией трехстилей смешение “славенского” с “российским простонародным” в одномпроизведении не допускалось. Еще интереснее и важнее в одах Ломоносовасвободный переход от одной манеры выражения к другой, изменение стиля. Если оттрадиционных, положенных по этикету восхвалений царей и цариц он переходит кпредметам, которые считает действительно важными, то оставляет славянизмы,высокопарность, изукрашенность. Как просто написан знаменитый отрывок из “Одына день восшествия на престол Елизаветы Петровны, 1747 г.”:   Науки юношейпитают,  Отраду старым подают,  В счастливой жизни украшают,  В несчастныйслучай берегут:  В домашних трудностях утеха  И в дальних странствах непомеха,  Науки пользуют везде:  Среди народов и в пустыне,  В градском шуму инаедине,  В покое сладки и в труде.

Теория“трех штилей” Ломоносова вызвала горячие споры и обсуждения. В частности, напочве реформы Ломоносова возникли споры двух направлений, о главе которыхстояли такие известные литераторы того времени, как Карамзин и Шишков.

Список литературы

Дляподготовки данной работы были использованы материалы с сайта www.coolsoch.ru/

ronl.org

Теория «трех штилей» и реформа русского языка М. В. Ломоносова (Третий вариант) | доклад, реферат, сочинение, сообщение, отзыв, статья, анализ, характеристика, тест, ГДЗ, книга, пересказ, литература

Выдающийся русский ученый, просветитель, поэт Михаил Васильевич Ломоносов оставил глубокий след во многих об­ластях науки, в том числе и в языкознании. Он является одним из основоположников науки о русском языке. Им написана первая грамматика русского языка с систематически изложен­ными нормами литературного языка, созданы работы по срав­нительно-историческому изучению родственных языков, соб­раны обширные материалы по русской диалектологии и для словаря русского языка. Ему принадлежат исследования по стилистике русского языка и по этике русской художествен­ной литературы, ораторскому искусству, теории прозы и сти­хосложения, сочинения по общим вопросам развития языка. Среди основных филологических трудов М.В. Ломоносова особую роль в развитии пауки о языке сыграли «Риторика» (1748), «Рассуждение о пользе книг церковных в российском языке» (1757) и «Российская грамматика» (1755). Они подго­товили теоретическое обоснование реформы русского языка, осуществленной в середине XVIII века Ломоносовым. Эта ре­форма была продиктована как задачами введения в русскую литературу теории и практики классицизма, так и состоянием русского литературного языка, характерного для той эпохи. Рассмотрим основные положения реформы Ломоносова.

В России первой половины XVIII века, проходившей ин­тенсивный путь европеизации всех сторон общественно-культурной жизни, начатой в период Петровских реформ, бы­ла характерна ситуация своеобразного двуязычия. Это было обусловлено тем, что су шествовало две разновидности пись­менного языка, одна из которых была связана с традициями древнерусской книжности, представленной богослужебной литературой на церковнославянском языке Вторая определялась языком деловой письменности, гораздо более близким к разговорному, но отличавшимся от него канцелярским харак­тером. Это был язык официальных деловых бумаг, переписки и документов. Но потребности художественной литературы не могли быть удовлетворены ни той, ни другой разновидностью языка русской письменности.

По мере освоения русской литературой европейского классицизма, пришедшего в Россию в 30-е годы XVIII века, перед ней встала характерная для этого направления задача упорядочения языковых средств и выработки стройного и яс­ного языка произведений. Теоретик французского классициз­ма Н. Буало отмечал: «Так выбирайте же заботливо язык: / Не может говорить, как юноша, старик». Не случайно как во Франции, так и в России становление классицизма начиналось с реформы языка, который должен был соответствовать строго нормативной эстетике классицизма с его четким целением на стили и жанры. Во Франции систематизация правил и норм литературного языка была проведена Ф. Малербом, а в России эту задачу осуществил Ломоносов, создавший на основе обос­нованной им реформы русского языка теорию «трех шти­лей». Свою теорию ученый излагает в работе «Рассуждение о пользе книг церковных в российском языке».

Ломоносов исходит из положения о том, что, несмотря на различие слов славянского происхождения и исконно русских, в современном ему языке отмечается очевидная близость этих двух языковых пластов, обусловленная длительной историей их совместного функционирования. Церковнославянский (или старославянский) язык, по мысли Ломоносова, — преемник античной и христианско-византийской речевой культуры и передатчик ее русскому литературному языку. Наряду с этим старославянский язык, много ценного передавший русскому и органически влившийся в него, явился тем скрепляющим ос­нованием, которое противостояло диалектной дробности рус­ского языка.

Многовековое русское двуязычие привело к очень глубо­кой и органичной ассимиляции большого количества славя­низмов живым русским языком. Так например, славянизмы «враг», «храбрый» вместо русизмов «ворог», «хоробрый»; «нужда» вместо «нужа», «надежда» вместо «надежа» и др. Очень частой была и такая ситуация, когда славянизм не вы­теснял русизма, но оставался в русском языке со своим само­стоятельным значением: «страна» — «сторона», «невежда» — «невежа», «горящий» — «горячий» «истина» — «правда», «изгнать» — «выгнать» и т. д. Учитывая такие языковые фак­ты, Ломоносов положил в основу своей реформы эту особую, сформировавшуюся в течение веков «славенороссийскую» языковую общность.

В своей языковой реформе Ломоносов, учитывая такой характер современного ему русского языка и сообразуясь с требованиями нормативной эстетики классицизма, обосновы­вает положение о том, что лексика литературного русского языка должна состоять из трех «родов речений», обладающих стилистическими качествами употребительности, понятности и «пристойности», т.е. соответствия требованиям «вкуса» у классицистов. Современные исследователи, проанализировав выделенные Ломоносовым языковые группы, пришли к выво­ду, что речь идет фактически о пяти группах лексики. Но, ориентируясь на нормы классицизма, Ломоносов стремится соотнести выделенные им группы лексики стремя основными литературными стилями и жанрами классицизма: высоким средним и низким. Таким образом, членение «речений» у Ломоносова основывается, с одной стороны, на соотношении церковнославянских и исконно русских элементов языка, а с другой — соответствует требованиям классицизма.

Рассмотрим, какие языковые группы были выделены Ло­моносовым.

  • К первой группе были отнесены слова, «которые у древних славян и ныне у россиян употребительны, напри­мер: бог, слава, рука, ныне, почитаю». Это именно те слова, которые, как отмечалось выше, стали явлением «славянороссийской» общности.
  • Ко второй группе Ломоносов отнес сло­ва, «кои хотя обще употребляются мало, а особливо в разгово­рах, однако всем грамотным людям вразумительны, например: отверзаю, господень, насажденный, взываю». Это тот слой лексики славянского происхождения, который сохранится лишь в письменной церковной традиции, но ушел из разго­ворной речи. При этом Ломоносов отделил эту группу от ар­хаизмов, которые были совершенно непонятны уже его со­временникам («обаваю, рясны, овогда, свене»).
  • В третью группу вошли исконно русские слова, «которых нет в остатках славянского языка, то есть в церковных книгах, например: го­ворю, ручей, которой, пока, лишь». Но и здесь Ломоносов провел целенаправленный отбор: он исключил «презренные слова, которых ни в каком штиле употребить не пристойно». Здесь имеются в виду грубые просторечия и вульгаризмы, ти­па: раскорячиться, пупырь.

Как видим, действительно, современные исследователи имеют основания говорить о еще двух группах, хотя и не вы­деленных Ломоносовым, но отмеченных им. Тогда к четвер­той группе должны быть отнесены «неупотребительные и весьма обветшалые» слова: обаваю — заклинаю, заговариваю, исцеляю; рясны — женское украшение, ожерелье из золота и драгоценных камней; овогда — иногда; свене — кроме, вне, исключая и подобные им. Отметим, что у Ломоносова нет пе­ревода этих слов, приведенных для примера в составе второй группы. К пятой группе могли быть отнесены слова «подлые, презренные», т.е. просторечия, о которых говорилось в связи с третьей группой Причина отсутствия у Ломоносова специальных групп для этих слов понятна: он ориентировался на задачу создания классицистской теории «трех штилей», но для истории дальнейшей кодификации русского языка и развития языкознания указанное уточнение представляется весьма су­щественным.

Итак, выделив языковые группы, Ломоносов смог предло­жить на их основе свою теорию «трех штилей», то есть со­ответствие групп лексики высокому, среднему и низкому сти­лю с указанием их жанровой принадлежности. Материал с сайта //iEssay.ru

  • Высокий стиль, по Ломоносову, предполагает использование слов первой и второй группы: основу его составляют «славенороссийская» лексика, по допускается и включение церковнославянизмов, не утративших своей семантической актуальности. Это стиль героической поэмы оды, ораторской речи.
  • Средний стиль формируется также на основе «славенороссийской» лексики (вторая группа), к которой могут быть подключены и слова из первой и третьей группы, с указанием на ограничение ис­пользования «речений славенских, в высоком штиле употре­бительных, однако с великою осторожностью, чтобы слог не казался надутым» и «низких слов; однако остерегаться, чтобы не опуститься в подлость». Средний стиль рекомендован для всех прозаических театральных пьес, стихотворных посланий, сатир, эклог и элегий, а также научной и художественной про­зы.
  • Низкий стиль основан на исконно русской лексике (тре­тья группа), из пего вообще исключаются церковнославяниз­мы (первая Группа), но допустимо употребление слов, общих для церковнославянского и русского языков (вторая группа). Интересно указание Ломоносова на то, что здесь допускается использование «простонародных низких слов». Это стиль эпи­граммы, песни, комедии, эпистолярной и повествовательной бытовой прозы.

Таким образом, очевидно, что реформа литературного языка, проведенная Ломоносовым, ориентирована на сред­ний стиль. В центре её оказываются слова, общие для русско­го и церковнославянского языков. Для них нет четкой закрепленности за высоким или низким стилем, а потому они, практически, могут входить во все три выделенные Ломоно­совым стилистические группы. При этом исконно русским словам (третья группа) открывается доступ в средний и низ­кий стили, а устаревшие церковнославянизмы вовсе исключа­ются из литературного использования. По мнению Ломоносо­ва, источниками славянизмов (высокой лексики) должны быть только Библия и богослужебные книги, которые располагают значительным запасом слов для выражения абстрактных поня­тий. В то же время просторечные слова (выделенная учеными пятая группа) рекомендуются к употреблению в литературных произведениях, написанных в рамках низкого и среднего сти­лей. Вульгаризмы и «подлые» слова (свойственные речи соци­альных низов), по мысли Ломоносова, можно употреблять «только в подлых комедиях». Тем не менее, такое допущение — свидетельство демократизма и широты взгляда ученого-просветителя, вышедшего отнюдь не из аристократической среды. Его реформа направлена на объединение всех живых сил русского языка на основе нормализующего отбора.

В своей художественной практике Ломоносов четко сле­довал теории «трех штилей». Он писал практически во всех стилях: это эпиграммы, послания, надписи, трагедии, перево­дил Анакреона, создал образцы научно-философской лирики. Но, вне сомнения, наибольшее значение в его литературном творчестве имел высокий стиль, характерный для оды. В це­лом же развитие русского литературного языка XVIII века, от­раженное прежде всего в художественном творчестве русских классицистов, шло в русле теории Ломоносова и проведенной им реформы. Однако писательская практика оказалась значи­тельно сложнее, богаче границ ломоносовской стилистики. По мнению известного ученого-филолога В. В. Виноградова, «да­леко не все различия и соотношения между стилями русского литературного языка XVIII в. были отмечены и систематизи­рованы М. В. Ломоносовым». Современные исследователи пы­таются решить вопрос, какой из стилей сыграл ведущую роль в развитии русского литературного языка. Они обычно под­черкивают главенствующее влияние среднего стиля. Но, как справедливо указывается в одной из работ, только условно можно говорить о том, что один какой-либо стиль «послужил основой» или «лег в основу» дальнейшего развития литера­турного языка. Для нас важнее подчеркнуть то, что именно Ломоносову принадлежит заслуга положить начало этому сложному, противоречивому процессу, который был продол­жен в русском литературе Карамзиным, Жуковским, а затем получил блестящее воплощение в творчестве Пушкина, язык которого и сейчас признан эталонным. Но развитие языка не может остановиться, а потому метод изучения и систематиза­ции языка, предложенный еще в XVIII веке Ломоносовым, и сейчас остается актуальным.

iessay.ru

Теория «трех штилей» Ломоносова | Рефераты KM.RU

Теория «трех штилей» Ломоносова

Михаил Васильевич Ломоносов был великим человеком. Исключительно велики заслуги Ломоносова в деле развития русского литературного языка. Недаром Радищев называл Ломоносова “насадителем” русского слова. Второго такого в российской науке не было. Но тем сильнее проявляется его гениальность, что он, будучи ученым, был одним из ведущих литераторов своего времени. Он на собственном примере доказал, что человек может заниматься наукой и одновременно искусством, физикой и литературой. Теоретическая филологическая работа и практическая писательская деятельность Ломоносова связана с расцветом русского классицизма, однако не замыкается полностью в рамках этого направления. За пределы теории классицизма выходят идеи Ломоносова об исторической обусловленности стилевой системы русского литературного языка, изложенные в “Предисловии о пользе книг церковных в российском языке” (1758). До Ломоносова русский литературный язык отличала беспорядочная смесь самых различных языковых элементов. В письменном и устном обиходе употреблялись и исконно русские слова, и церковнославянизмы, значительная часть которых обветшала, и хлынувшие в изобилии в русский язык со времен Петра I всевозможные варваризмы. Это был крайне пестрый, тяжеловесный по своей синтаксической конструкции язык. Он не мог удовлетворить растущим потребностям науки и культуры, назрела историческая необходимость коренных, решительных преобразований. В “Предисловии...” высказана схема деления литературного языка натри стиля — “высокий”, “средний” и “низкий”. Само по себе учение о трех стилях восходит к глубокой древности. В античных риториках, в учебниках красноречия духовных школ Запада, Юго-Западной Руси и Московского государства постоянно рассматриваются три разновидности речи.

Три стиля разграничиваются “по пристойности материй”. Устанавливается зависимость между “материей”, т. е. темой, предметом изложения, жанром и стилем. “Высокая материя” требует высокого жанра и соответственно — высокого стиля, “низкая материя” требует низкого жанра и соответственно — низкого стиля. Для каждого жанра предусматривается один из трех стилей, отклонения не дрпускаются. Героические поэмы, оды, “прозаичные речи о важных материях” должны были быть написаны высоким стилем; “все театральные сочинения, в которых требуется обыкновенное человеческое слово к живому представлению действия”, стихотворные дружеские письма, сатиры, элегии, прозаические “описания дел достопамятных и учений благородных” — средним; комедии, увеселительные эпиграммы, песни, “в прозе дружеские письма, описание обыкновенных дел” — низким.

Эта регламентация для того времени имела определенное положительное значение, поскольку способствовала упорядочению употребления языковых ресурсов, что является одной из величайших заслуг Ломоносова в реформе русской словесности.

Такой подход был неоднозначно встречен современниками, но поскольку сложившаяся к XVIII веку ситуация в языке требовала кардинальных решений, то теория Ломоносова в конце концов восторжествовала. Ломоносов также рассматривал свою стилистическую теорию как средство борьбы со злоупотреблением иностранными словами.

Он решительно восставал против непродуманных заимствований, засорявших живой родник народного слова. И в пору, когда дворянская верхушка, а также заезжие иностранцы скептически расценивали возможности русского национального языка, работа Ломоносова по созданию своей научной терминологии имела очень большое значение. Он шел здесь различными путями. В одних случаях заменял иностранные термины отечественными названиями, в других — вводил в оборот известные русские выражения для обозначения новых научных понятий, в третьих — придавал иноязычным терминам, прочно вошедшим в русский словарь, формы, близкие к нормам отечественной грамматики.

Обладая прекрасным фонетическим чутьем, Ломоносов удачно переделал “оризонт” на горизонт, “квадратуум” на квадрат, “ваторпас” на ватерпас и т. д.

Все это способствовало нормализации русского литературного языка на определенном этапе его развития.

На практике Ломоносов указал пути к преодолению своей теории, к образованию той новой стилистической системы русского литературного языка, утверждение которой связывается с именем Пушкина.

Даже в одах, которыми Ломоносов наиболее прославился среди современников, в выборе и употреблении слов и грамматических форм он далеко не всегда следует правилам высокого стиля. Не случайно Пушкин сказал: “Слог его, ровный, цветущий и живописный, замена — главное достоинство от глубокого знания книжного славянского языка и от счастливого слияния оного с языком простонародным”. И это — во времена классицизма, времена, когда в споре о главенстве формы и содержания не могло быть никаких сомнений в лидерстве формы, а за нарушение чистоты жанра можно было на всю жизнь прослыть графоманом! Да и теорией трех стилей смешение “славенского” с “российским простонародным” в одном произведении не допускалось. Еще интереснее и важнее в одах Ломоносова свободный переход от одной манеры выражения к другой, изменение стиля. Если от традиционных, положенных по этикету восхвалений царей и цариц он переходит к предметам, которые считает действительно важными, то оставляет славянизмы, высокопарность, изукрашенность. Как просто написан знаменитый отрывок из “Оды на день восшествия на престол Елизаветы Петровны, 1747 г.”:   Науки юношей питают,  Отраду старым подают,  В счастливой жизни украшают,  В несчастный случай берегут:  В домашних трудностях утеха  И в дальних странствах не помеха,  Науки пользуют везде:  Среди народов и в пустыне,  В градском шуму и наедине,  В покое сладки и в труде.

Теория “трех штилей” Ломоносова вызвала горячие споры и обсуждения. В частности, на почве реформы Ломоносова возникли споры двух направлений, о главе которых стояли такие известные литераторы того времени, как Карамзин и Шишков.

Список литературы

Для подготовки данной работы были использованы материалы с сайта http://www.coolsoch.ru/

Дата добавления: 19.08.2004

www.km.ru

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о