Диалог о жизни и творчестве державина: диалог поэтов – тема научной статьи по языкознанию и литературоведению читайте бесплатно текст научно-исследовательской работы в электронной библиотеке КиберЛенинка

Содержание

диалог поэтов – тема научной статьи по языкознанию и литературоведению читайте бесплатно текст научно-исследовательской работы в электронной библиотеке КиберЛенинка

YAK 821.161.1.09+929 Державин+929 Соснора

ББК 83.3(2Рос=Рус)1-8 Державин+83.3(2Рос=Рус)6-8 Соснора

В.В. БИТКИНОВА

V.V. BITKINOVA

«ДЕРЖАВИН ДО ДЕРЖАВИНА» ВИКТОРА СОСНОРЫ: ДИАЛОГ ПОЭТОВ

<DERZHAVIN BEFORE DERZHAVIN» BY VICTOR SOSNORA: THE DIALOGUE OF THE POETS

В статье рассматриваются принципы отбора и функционирования стихотворных произведений Г.Р. Державина в очерке В. Сосноры «Державин до Державина». Своеобразный диалог автора с героем становится способом создания уникально-авторского образа исторического лица; полемическое отбрасывание и, наоборот, развитие тех или иных мотивов державинской лирики позволяет писателю ХХ в. заявить собственную позицию по вопросам о значении личности Державина - государственного деятеля и поэта, затронуть проблему судьбы поэтов в России, дать своё понимание истинной поэзии.

In this article the author discusses the principles of selecting and functioning of the poems by G.R. Derzhavin in V Sosnora's essay «Derzhavin before Derzhavin». V. Sosnora creates a unique image of the historical figure by means of a peculiar 'dialogue' with this character; the writer rejects certain motives of Derzhavin's poetry in their 'debate' while other motives are being developed by the 20th-century writer in order to state his own ideas about Derzhavin's significance as a statesman and as a poet, as well as discuss the problem of a poet's fate in Russia and share his own understanding of true poetry.

Ключевые слова: Г.Р. Державин, В. Соснора, цитата, диалог.

Key words: G.R. Derzhavin, V Sosnora, citation, dialogue.

Особенностью «исторической» прозы В. Сосноры является подчёркнуто активная авторская позиция. Его обращение с источниками Я. Гордин характеризует так: «Стремление опровергнуть недобросовестные свидетельства или ретроспективный вымысел <...> рождает полемические миражи -вымыслу недобросовестному противопоставляется не реальность, но другой вымысел - добросовестный, реабилитирующий героя» [4, с. 5]. То есть важнейшим смыслообразующим элементом произведений оказывается диалог, а в нём - установка на «исправление».

В очерке «Державин до Державина» автор спорит со своим героем, считавшим себя в первую очередь государственным человеком. Сосно-ра настаивает: «поэт», «великий поэт», «первый в русской поэзии». В этой полемике важно учитывать, что автор тоже - не просто «писатель», а поэт. Аннотация сборника «Властители и судьбы», где опубликован очерк, представляет его как «первую книгу прозы ленинградского поэта Виктора Сосноры» [4, с. 2]. Сборник вышел в 1986 г., хотя включённые в него произведения датированы 1968 и 1963 гг. Как поэт Соснора начал печататься с 1960 г., и особо были отмечены критикой (в том числе Д.С. Лихачёвым [5, с. 5-10]) именно стихотворения исторической тематики - циклы по мотивам русских былин, «Повести временных лет» и «Слова о полку Игореве»; а в них - тема поэзии и центральный (автопсихологический) образ Бояна. Поэтому читатель, слышавший имя В. Сосноры не впервые, мог ожидать найти в сборнике «Властители и судьбы» не просто «литературные», как заявлено в подзаголовке, а именно поэтические «варианты исторических событий». В предисловии Я. Гордин в качестве принципиального тезиса выдвигает понятие «проза поэта». Наконец, в самих повестях - из эпохи Екатерины II или

о мифических временах Древней Греции - акцентируются фигуры творцов. Таким образом, важнейший смысловой пласт в диалоге автора «Державина до Державина» со своим героем - это диалог поэтов.

Полемика ведётся в основном с «Записками» Державина, которые Со-снора называет «обличительными документами на самого себя» [4, с. 55], другое дело - включённые в очерк стихотворения.

Ряд из них только назван. «Изображение Фелицы», «Ода на новый 1797 год», «К царевичу Хлору» - три случая с тремя императорами, когда поэтическая хвала помогала Державину загладить административные вины и вернуть пошатнувшийся фавор. «Фелица», «На взятие Измаила», «На рождение великого князя Михаила Павловича», «На Мальтийский орден» - произведения, за которые он получал от монархов «золотые табакерки с бриллиантами» [4, с. 50-51]. Эти факты важны, главным образом, для полемического заострения идеи о том, что даже правители, в противоположность самому Державину, ценили его больше как поэта (по опирающимся на «Записки» подсчётам, за государственную службу он получил только одну табакерку). Как «официальная» поэзия («оды на восшествия, на войны, на реформы» [4, с. 32]), Сосноре эти произведения, очевидно, неинтересны. Только «Фелица», несмотря на то, что «благословляла "просвещённой абсолютизм"» и «восхищалась писаниями царицы Екатерины II», для него всё-таки - «поэтическое произведение» [здесь и далее курсив автора. - В.Б.], «откровение русского века» [4, с. 32].

Иначе вовлекаются в текст «Державина до Державина» стихотворения «Бог», «Храповицкому», «Арфа», «Евгению. Жизнь Званская», «Горелки» и «Мореходец». Из них приводятся цитаты и, в отличие от «Записок», они открыто не оспариваются. Надо заметить, что Соснора цитирует очень выборочно, цитата не «отсылает» к тексту-источнику во всей полноте его смысла, наоборот - автор своевольно отбирает только то, что ему нужно для раскрытия собственной мысли. Но историческая проза Сосноры предназначена не для «первичного» знакомства с прошлым; это отмечает и Я.

Гордин, адресуясь в своей статье к тем, «кто знаком с мемуарной литературой, описывающей послепетровский XVIII век» [4, с. 5]. Поэтому обращение к цитируемым стихотворениям не только уместно, но едва ли не затребовано текстом Сосно-ры. И в этом - «межтекстовом» - пространстве образуется зона напряжённейшего диалога, заключающегося уже в самом выборе цитируемых фрагментов и решительном отбрасывании того, с чем автор не согласен.

В самом начале очерка задаётся ряд образов-метафор, через которые будет раскрываться главный герой: одинокий мореплаватель, Командор, орёл. В их основе лежит интерпретация фрагментов образной системы самого Державина [6, 7]. Так, орёл у него - аллегория России, русских полководцев, воинов, а также образ поэта. Соснора вводит его в цитате из «Анекдота», который Державин привёл в своё оправдание, когда его обвинили в «якобинстве» за включение в поднесённое Екатерине II собрание сочинений приложения 81-го псалма - оды «Властителям и судиям» [2, т. 1, с. 113-115]: «Орёл открытыми очами смотрит на красоту солнца и восхищается им к высочайшему парению; ночные только птицы не могут сносить без досады его сияние» [4, с. 8]).

Эта «посылка» корреспондирует с цитатой из послания «Храповицкому»: «Страха связанным цепями / И рождённым под жезлом, / Можно ль ор-льими крылами / К солнцу нам парить умом? / А хотя б и возлетали, / Чувствуем ярмо своё» [4, с. 14], - идеал и реальность. В отличие от адресованного недоброжелателям «Анекдота», «Храповицкому» - ответ приятелю-поэту [2, т. 2, с. 49-52], который, с одной стороны, называл Державина «орлом», а с другой - упрекал в воспевании Зубовых и Потёмкина. Державин этого не отрицал, но возражал: «Где чертог найду я правды? / Где увижу солнце в тме? / Покажи мне те ограды / Хоть близ трона в вышине» [2, т. 2, с. 46]. Но ведь и процитированные слова «Анекдота» относятся не столько к поэту, сколько

к правителям и их подданным («народам»), которые, исполняя каждый свой долг, не боятся «солнца» - света истины, запечатлённого в словах Священного Писания, и своего отражения в «зеркале» поэзии.

Основная для Державина мысль заключена в финальном афоризме «Храповицкому»: «За слова - меня пусть гложет, / За дела - сатирик чтит» [2, т. 2, с. 47]. Я.К. Грот упомянул о полемической реакции на это высказывание Пушкина, Гоголя и Жуковского - «слова поэта суть уже его дела». Соснора тоже, как историк литературы, «объективно» отмечает перелом в самосознании русских поэтов именно на рубеже XVIII и XIX вв.: «Для Державина стихи были лишь составной частью его жизни и деятельности <...> Последующие поколения поэтов меньше увлекались деятельностью и больше - творчеством» [4, с. 47]. Но важнее другое: хотя финал «Храповицкому» Соснора не цитирует, именно собственное отношение Державина к «словам» и «делам», а также оценка тех и других в исторической перспективе составляют основное содержание очерка, создают конфликт. Главный же смысл процитированного фрагмента в контексте очерка в том, что здесь выражена трагедия не одного Державина, а всех русских художников: скованность свободного творческого парения государственным «ярмом», «жезлом»: «Это чувство тысячу лет витало над русскими поэтами», но никто из них не сумел сформулировать его «с такой силой», как Державин [4, с. 14].

Среди принципиальных изменений, которые Соснора, создавая свой образ Державина, вносит при цитировании или пересказе источников, - последовательное исключение верноподданнических мотивов. Самый яркий пример - стихотворение «Горелки». Оно вызвано к жизни игрой в Царском Селе в присутствии Екатерины. Пятидесятилетний поэт должен был догонять великих князей Александра и Константина, упал, поскользнувшись на траве, вывихнул руку, лечился «шесть недель», за время которых, в результате происков врагов, произошло и его «политическое падение» [2, т. 3, с. 653]. Стихотворение, по словам самого Державина, написано в благодарность юным великим князьям за то, что они помогли ему, упавшему [2, т. 1, с. 547-548].

Соснора в своём пересказе происшествия в Царском Селе [4, с. 51-52] разрушает эту идиллию. Сочетание трогательно-украшающих деталей, слов с уменьшительными суффиксами и бытовой лексики создаёт едкую иронию: «Подростки были в голубых мундирчиках с блестящими серебряными пуговицами. Болтались шпажки». Невинная детская игра, семейная сцена (бабушка и внуки) превращается в образ придворно-угоднического цирка («придворные <...> кривлялись и кувыркались»), а принцы встают в ряд с другими «кукольными» образами произведений Сосноры о екатерининской эпохе. Кроме того, в «Державине до Державина» Александр I впервые появляется в главе предшествующей «Горелкам» - в сюжете окончательной отставки Державина по причине его «слишком ревностного» служения правде [4, с. 49-50]. Таким образом, на «фоне» того, что должно произойти в будущем, образы заботливых мальчиков воспринимаются иначе.

Державинские «Горелки» - аллегория жизни, и Соснора тоже использует заимствованный образ в функции этого тропа. Но если поэт XVIII века, обращаясь, в первую очередь, к будущим правителям, призывает «дерзать», утверждает: «Сие ристалище отличий, / Соревнование честей - / Источник и творец величий / И обожения людей», - то поэт XX века вкладывает в тот же образ прямо противоположный смысл. Он цитирует только две первые строфы, и они становятся символом трагичности «склизкого поприща» жизни, где «и сильный <...> упадает», декларацией бессмысленности, абсурдности таких бегов, «мечтаний» - даже со стороны уже упавшего - догнать соперника.

Споря с Державиным-мемуаристом в понимании сущности описываемых событий, Соснора, как поэт, абсолютно принимает принцип поэтического преображения жизни. Так, повествуя о раннем детстве героя, он пересказывает эпизод из «Записок»: как младенец, «указывая перстом» на комету, произнёс своё первое слово - «Бог!»; [2, т. 6, с. 414; 4, с. 9], а также приво-

дит цитату из стихотворения «Арфа» про «наследственны стада».

И если по отношению к делам земным только отмечается, что на самом деле «Отец-полковник имел пятерых братьев, и каждый получил в наследство по десять душ крестьян. Мать поэта владела пятьюдесятью душами» [4, с. 9], то позднейшее осмысление Державиным своей судьбы в русле божественного промысла вызывает большее сочувствие автора. Лёгкая ирония относится, скорее, к слишком напыщенному для ХХ века языку этого осмысления: «Божественная комета предсказала ему трудный путь бытия - огни, и воды, и трубы, и когда-нибудь он сложит оду "Бог", которая станет знаменитой, которую даже император Китая напишет китайскими иероглифами на сводах своего аудиенц-зала» [4, с. 9].

Воплощением «живописи жизни» становится для Сосноры стихотворение «Евгению. Жизнь Званская». Он цитирует строфы 1, 24, 25, 27, 37, 44 и 45 [2, т. 2, с. 632-642], то есть начальную «декларацию» - «Блажен, кто менее зависит от людей...» - и описание роскошной жизни в Званке: стол с «цветником» блюд и напитков, дом с «розами» и фонтаном, развлечения помещиков и довольная «толпа крестьян». Обширная стихотворная цитата предваряется авторским повествованием, в котором упоминаются те же факты биографии героя, обозначаются особенности его психологии, отразившиеся в стихотворении, добавляются не менее яркие, чем в «Жизни Званской», детали: «Державин научился живописи жизни: красиво одеваться, быть гурманом. Быть независимым от царей и получать от рабов всё то, что можно получить от рабов. Потом он давал роскошные обеды. Держал хор девушек. Покупал мальчиков-музыкантов. Посылал в подарок преосвященному теоретику стихосложения Е. Болховитинову собольи шубы и замшевые сапоги с бахромой и персидским узором» [4, с. 12]. Соснора включает в свой текст ярко «дер-жавинские» слова («цари», «рабы»), и таким образом возникает «согласие» автора и героя, не говоря уже о том, что текст Сосноры напоминает прозаические державинские «Объяснения» на собственные стихотворения.

В следующий раз «Жизнь Званская» цитируется без упоминания источника в полемике с «Записками» - как пример глубокого понимания трагизма жизни, которое было свойственно Державину-поэту, но «не <. ..> волновало вельможу» [4, с. 31]. Соснора обращается к финалу стихотворения, и здесь мы наблюдаем не просто пересказ, а лирическое развёртывание близких автору по духу фрагментов произведения героя. Начав с графически выделенной цитаты «Разрушится сей дом, засохнет бор и сад. / Не воспомя-нется нигде и имя Званки», Соснора переходит к собственным размышлениям: «Вождь скифов и волхв язычников. Что останется от него, гениального сына татаро-немецкого века? Только постепенные луны будут вращаться над когда-то знаменитой местностью, где он жил и царствовал, только лай заблудившихся псов, да две-три звезды, две-три снежинки, да разве "дым сверкнёт" над последней землянкой, где, может быть, кто-то есть, а может быть, никого и не осталось» [4, с. 31]. Завершается фрагмент опять словами «Разрушится сей дом, засохнет бор и сад», но на этот раз без кавычек - они как бы «присваиваются» автором, знаменуя полное слияние его голоса с голосом героя.

Соснора включает в свою картину выборочные элементы державинско-го пейзажа, при этом они преобразуются, приобретая новые символические смыслы. Так, разрастается оригинальный образ «И разве дым сверкнёт с землянки» [1, т. 2, с. 644]: за счёт слов «последняя», «может быть, кто-то есть. и т. д.» в нём возникает безысходность. Державин надеялся как поэт «воскреснуть» в истории («чрез Клии <...> согласья»), в частности, через труды своего адресата, Е. Болховитинова; для Сосноры же и это является проблематичным: «Что останется от него, гениального сына татаро-немецкого века?». Образ прошлого, к которому герой чувствует себя принадлежащим, также присутствует в «Жизни Званской», с него и начинается заключительная - философская - часть: «Ах! где ж ищу я вкруг, минувший красный день? / Побе-

ды, слава где, лучи Екатерины? / Где Павловы дела?» [2, т. 2, с. 643]. Для автора и читателей «Державина до Державина» это время ещё более далёкое, а Соснора ещё и усиливает его «легендарность» за счёт трансформации другого образа оригинала. Державин упоминает холм, который, по преданию, «Вождя, волхва гроб кроет мрачный» [2, т. 2, с. 644]: на этот холм он видит взошедшим адресата своего послания, а в следующей строфе уже представляет его «ударяющим» «об доски» собственной могилы. Соснора доводит сближение погребённых под двумя могильными холмами до конца, перенося на самого Державина характеристику «вождь скифов и волхв язычников».

Обычно рассказ о жизни Державина заканчивают «Рекой времён.». Соснора же строит финал своего очерка вокруг стихотворения «Мореходец» (у него - «Мореход»). «Река времён.» при этом уходит в подтекст. «Мореходец» берёт на себя функции итогового стихотворения во многом благодаря тому, что Соснора напоминает о предмете, послужившем источником ключевого образа последнего стихотворения Державина, - карте «Река времён, или эмблематическое изображение всемирной истории». «Мореходец» трактуется как «понимание» поэтом «движения своей судьбы по карте истории» [2, с. 56].

Это стихотворение входит в книгу «Анакреонтические песни» [1, с. 69]. Соснора знает законы анакреонтики. Так, упомянутое выше стихотворение «Арфа» он называет «поэмой с эллинским оттенком». С.А. Салова, подробно рассматривая философские, социокультурные, биографические основы анакреонтики Державина, отмечает, что обращение к этому роду поэзии во многом было вызвано разочарованием недооценённого государственного деятеля и «государственного» поэта, а также необходимостью «по-новому позиционировать свою поэтическую личность» в связи в изменившимися на рубеже XVШ-XIX вв. представлениями о роли поэта [3, с. 85]. Ближайший контекст «Мореходца» в «Анакреонтических песнях» составляют «Анакре-оново удовольствие», «Хмель» и «Махиавель», где препровождение времени за чашей вина противопоставлено политическому «витийству» и обманам, богатству «Креза» и пути «мужа бранна»; через два стихотворения после него находится «Деревенская жизнь», где античные маски и декорации сменяются узнаваемыми деталями как реальной, так и поэтической биографии самого Державина («Мне лент и звёзд не надо: / Вельможей не слыву», возлюбленная носит условное имя второй жены поэта - Милена [1, с. 70]).

Развивая уникальную «автобиографичность» державинской анакреонтики, Соснора прямо помещает автора на место лирического субъекта стихотворения. Цитата из «Мореходца» и её разбор предваряются развёрнутой картиной-«пересказом»: «Так в небе появляется молния, она освещает тёмные пятна и одинокую лодку, а в лодке человека пятидесяти девяти лет, он отбросил парик царедворца и поучителя, он лыс, у него мясистое лицо и мясистый нос, в его жестах нет и оттенка величия министра. Океан поднимает и опускает лодку, а лысый человек растерян, он один, он в отчаянии, он пьян» [4, с. 55]. «Мясистые» лицо и нос - не просто узнаваемые по живописным изображениям детали портрета Державина, но и сквозной мотив очерка Сосноры, а вот «лысина» - принадлежность как старого поэта и человека «осьмнадцатого столетия» (стриженная под парик голова), так и Анакреона - достаточно вспомнить XI анакреонтею, у Державина названную «Старик»: «Мне девушки шептали: / "Ты стар, и сед и лыс; / Вот зеркало, -сказали, - / Возьми и посмотрись"» [1, с. 81].

Можно сказать, что Соснора в основном не идёт вразрез с глубинными философско-мировоззренческими основами анакреонтики Державина. Наряду с жизнелюбием, в ней звучат и печальные и даже трагические ноты. Вино-питие - это ещё и способ преодоления страха смерти (в «Мореходце» - «Мне лучше пьяным утонуть, / Чем трезвым доживать до гроба / И с плачем плыть в толь дальний путь»; в «Хмеле» - «Мне гораздо лучше пьяным, / Чем покой-

ником лежать» [1, с. 69]). Но Соснора трагизм максимально усиливает. Приводя «Мореходец» в конце очерка целиком, он до этого дважды цитирует, а полном варианте выделяет заглавными буквами финальную строку «И с плачем плыть в толь дальний путь». Она представляется автору ХХ века зерном, из которого выросло всё произведение, вершиной поэтического мастерства («Тут излюбленные формализмом Державина "п", "л", но это - не механическое звукоподражание его придворных од. Это - музыка муки, это -гениально угаданная мелодия отчаяния», «одна эта строка - уже эпопея») и вершиной философского прозрения («это понимание художником своей личности, понимание своей судьбы», «одна эта строка - уже символ эпохи») [4, с. 55-56]. В свои размышления над стихотворением Соснора вводит отсутствующие в нём библейские мотивы: оно названо «библейским плачем на водах вавилонских»; а «внезапная» молния, выхватывающая из мрака бури фигуру старого человека в лодке, явно корреспондирует с божественной кометой, осветившей начало жизни Державина.

Можно говорить о глубоком проникновении В. Сосноры в поэтический мир Державина. Но в своём диалоге с поэтом позапрошлого столетия он нивелирует порождённые временем верноподданнический и дидактический смыслы, редуцирует жизнелюбивые мотивы цитируемых стихотворений и, таким образом, усиливает их трагический потенциал и вневременный философский смысл.

Литература

1. Державин, Г.Р. Анакреонтические песни [Текст] / Г.Р. Державин ; изд. под-гот. Г.П. Макогоненко, Г.Н. Ионин, Е.Н. Петрова ; отв. ред. Г.П. Макогонен-ко. - М. : Наука, 1986. - 472 с. - (Лит. памятники).

2. Державин, Г.Р. Сочинения [Текст] : в 9 т. / Г.Р. Державин ; объяснит. примеч. Я.К. Грота. - СПб : в Тип. Императ. АН., 1864-1883. - Т. 1. - 812 с. ; Т. 2. - 736 с. ; Т. 3. - 784 с. ; Т. 6. - 906 с.

3. Салова, С.А. Анакреонтические мифы Г.Р. Державина [Текст] / С.А. Сало-ва. - Уфа : РИО БашГУ, 2005. - 128 с.

4. Соснора, В. Властители и судьбы: Литературные варианты исторических событий [Текст] / В. Соснора ; вступ. ст. Я. Гордина - Л. : Сов. писатель, 1986. - 296 с.

5. Соснора, В. Всадники [Текст] / В. Соснора ; вступ. ст. Д. Лихачёва. - Л. : Ле-низдат, 1969. - 112 с.

6. Судавная, Ю.В. Образ птицы в поэзии Г.Р. Державина: традиции и новаторство [Текст] / Ю.В. Судавная // Г.Р. Державин и диалектика культур : материалы междун. науч. конф. - Казань, 2012. - С. 70-74.

7. Фоменко, И.Ю. «На парение орла»: образ орла в поэтике Державина [Текст] / И.Ю. Фоменко // Г.Р. Державин и диалектика культур : материалы междун. науч. конф. - Казань, 2010. - С. 14-18.

Диалог поэтов о блаженстве (Г.Р. Державин и М.Ю. Кукин)

Информация о материале
Категория: Работы учеников
Автор: Марина Анатольевна Павлова
Опубликовано: 23 августа 2016

Диалог поэтов о блаженстве (Г.Р. Державин «Евгению. Жизнь Званская» и М.Ю. Кукин «Коль колесо времен свершило полный круг…»)

На протяжении многих веков поэты обращались к теме блаженства. Познать, что такое счастье и блаженство люди стремились всегда. Эта тема волновала античного человека и волнует современного. У древних греков блаженными считались олимпийские боги. Человек, по их мнению, не мог достичь блаженства, так как, умирая, он попадает в царство Аида. То же самое мы наблюдаем у древних римлян.

С появлением христианства понимание блаженства меняется, потому что в Евангелии есть заповеди блаженства.

С точки зрения христианства достичь блаженства можно, но лишь в Царствии Небесном.

Что же такое блаженство и блаженный человек? Обратимся к различным словарям. В Толковом словаре живого великорусского языка В. Даля читаем:

«Блаженство -счастие, благополучие, благоденствие, высшая степень духовного наслаждения».[2]

В Толковом словаре С.Ожегова другое определение:

«Блаженство – полное и невозмутимое счастье; наслаждение»[3]

Православный словарь поясняет:

«Блаженство – исполнение нравственного закона. Нравственное совершенство и блаженство неотделимы. Абсолютное совершенство принадлежит только Богу, и человек может лишь приближаться к Нему»[4]

Итак, определения разные. У Даля и Ожегова синонимом становится слово наслаждение. При этом у Даля речь идет о «духовном наслаждении». В Православном же словаре говорится о созидании в себе Господа и обретении блаженства в Царствии небесном. Для данной работы потребуются определения из словарей Даля и Ожегова, потому что они говорят о Земном блаженстве.

Кто же такой блаженный человек? И вообще, есть ли такие люди на Земле? Для этого опять предлагаем заглянуть в словари:

В.Даль:

«Блаженный (прил.) - благополучный, благоденствующий и благоденственный, счастливый, о человеке и о времени, случае. 1.Блаженный(сущ.) - угодник Божий, законно живущий. 2.Блаженный - юродивый, божий человек, малоумный, дурачок»[2]

С.Ожегов:

«1.Блаженный – в высшей степени счастливый. 2.Блаженный – не совсем нормальный»[3]

Православный словарь:

«1. Блаженный – благополучный, счастливый. 2.Блаженный – особый святой подвижник»[4]

Нетрудно заметить, что все словари отмечают многозначность слова. В первом значении – это человек, достигший блаженства, во втором – юродивый. Во всех трёх словарях звучит слово счастливый, т.е. понятие блаженства безусловно связано со счастьем.

Цель работы

Цель исследовательской работы заключается в анализе лексического наполнения понятия «блаженство» в стихотворениях Г.Р. Державина «Евгению. Жизнь Званская» и М. Кукина «Коль колесо времён свершило полный круг…». Эти стихотворения можно считать репликами в диалоге на одну тему. Сопоставление поможет нам выявить динамику понятия «блаженство» от 18 (начала 19 века) к 20 веку.

Анализ лексического наполнения понятия блаженства в стихотворении Г.Р. Державина «Евгению. Жизнь Званская» (1807)

Тема блаженства в стихотворении Державина «Евгению. Жизнь Званская» одна из ключевых.

Блаженство лирическому герою Державина приносит покой и созерцание. Не менее ценно для него здравие, согласие с женой, довольство, наслаждение природой, искусством, творчеством, едой. Ощущение полноты жизни не покидает лирического героя, а вместе с ним и читателя. Для лирического героя огромное значение имеет вера. Он называет свой дом «храмовидным», благодарит Господа за дарование блаженной жизни, преклоняется перед величием Творца:

«Творцом содержится вселенна.

Да будет на земли и в небесах его

Единого во всем вседействующа воля!

Вера осмысляет всю жизнь лирического героя. Благодаря ей, будущее не пугает его, а настоящее доставляет радость. Созерцание мира Божьего даёт ему истинное наслаждение.

Создаётся ощущение спокойного, размеренного течения времени. Лирический герой избегает суеты, и при этом успевает насладиться «цветником блюд», и поразмышлять о русской истории, восславить «сельску жизнь на лире», и почитать Вестник, сыграть в шахматы, и всхрапнуть минут пяток.

Анализ лексического наполнения понятия блаженства в стихотворении М. Кукина «Коль колесо времён свершило полный круг…» (1996), сопоставление с Державиным.

В своём стихотворении «Коль колесо времен…» поэт не единожды обращается к Державину:

Теперь хочу избрать, испробовав твой звук,

Тебя в наставники, Державин…

Или

Державин! Розны сколь, сколь сходно мы живем,

Теперь пусть Муза рассуждает!

В отличие от стихотворения Державина, слово «блаженство» в стихотворении Кукина ни разу не упоминается. Однако лирический герой, описывая свою жизнь, прежде всего рассказывает о том, что приносит ему радость, дарит наслаждение. Современный поэт прямо отсылает читателя к текстам своего великого предшественника:

Как вдуматься, так впрямь во многом сроден мне…

Чем же близки мироощущения двух поэтов разных эпох? Сопоставляя два текста, мы замечаем, что Кукин не уступает Державину в описании стола: обилие яств, красочные эпитеты.

Все вижу пред собой: суп из гороха - здесь,

В салате красные блистают помидоры,

Здесь зелень свежая, котору любо есть

С картошкой отварной, здесь – горы

Душистых, мягоньких блинков из кабачков,

Златою, ржавой корочкой покрытых!

Или капуста в масле – пир богов! –

Яйцом сверкающим залита.

Сравним с описанием пиршества у Державина:

Я озреваю стол – и вижу разных блюд

Цветник, поставленный узором.

Багряна ветчина, зелены щи с желтком,

Румяно-желт пирог, сыр белый, раки красны,

Что смоль, янтарь – икра…

Оба поэта гордятся красотой и пышностью своего стола (стол Кукина скромнее, но вызывает не меньшую радость полнотой жизни). Их объединяет и отношение к столу: «…опрятно все и представляет Русь, припас домашний, свежий, здравый» (Державин) и «Как опишу приятный скромный стол? Жена из ничего готовить мастерица!» (Кукин). Правда, державинской гордости за державу противостоит кукинское:

Пока качается на глиняных ногах

Империи колосс, кого ты часто славил…

Очевидным становится, что и в стилистике Кукин тяготеет к Державину. Это не столько подражание, сколько попытка выразить свои чувства, свое миропонимание, ориентируясь на высокие традиции поэзии 18 (начала 19) века. Высокий стиль использован для описания бытового, обыденного, но именно этим и придает каждому мгновению жизни человека бытийный смысл.

А вот городской пейзаж, безусловно, менее яркий («лесок зеленый, домами стиснутый»). Но подобно Державину, восхищавшемуся видом «синего Волхова», Кукин наслаждается видом московского пейзажа, глядя «утром восхищенно на ширь и даль небес». И «малая квартирка в Коньково» не похожа на «храмовидный дом» отставного сенатора из Званского имения, но в ней поэт переживает то же чувство радости, любуясь миром.

Державин «внимал …реву крав, грому жолн, коней ржанью». Современный человек слышит «рык мотоциклов» и «шум и вой машин». И все-таки поэт и в скудной природе города находит вдохновение. Его «трогает» «легкий ветерок», осенние «листья на дороге», а закатное небо рождает высокие поэтические образы:

Закат распахивает сизый веер свой,
Меж облак перистых даль розова дымится.

Обоих поэтов посещает Муза.

И в имении Державина, и в квартирке Кукина с удовольствием гостят друзья, поднимается заздравный кубок.

Важным различием в восприятии жизни поэтами становится безусловное наслаждение каждым мгновением жизни у Державина и вынужденное примирение с некоторыми обстоятельствами жизни у Кукина. Так, например, ему приходится заниматься тем, что ему явно не доставляет удовольствия: преподавать «балбесам и балдам». Мир изменился, но такое же блаженство доставляют уединение, радость бытия, наслаждение природой, едой, общением с друзьями, согласие в семье, творчество.

В стихотворении Кукина любопытно смешение стилей. Избрав державинский слог («и звук»), Кукин неожиданно вставляет в текст сниженную лексику современного разговорного языка: «вонь, фигу, пылища, скучища, балбесы, балда, бабища». И даже «Муза кажет фигу»! Возможно, он хочет подчеркнуть резкий контраст двух эпох, а также контраст между поэтическим творчеством и современной жизнью.

Стремление разгадать вечную загадку жизни читатель ощутит в этих стихотворениях. Но Державин вплотную приблизился к отгадке:

О сколь прекрасен мир! Что ж дух мой бременю?

Творцом содержится вселенна!

В финале стихотворения поэта 20-21 века читаем:

Сидим перед утра картиной

Перед раскрытым в светло-синю даль окном,
Как жизни нашей перед вечною загадкой,
И по последней курим над пустым столом,

Остановив мгновенье кратко.

Стол «пустой»… Но окно открыто. Куда? В московский вечер? В вечность? Удалось ли поэту остановить мгновенье, подобно герою Гетевского «Фауста»? Возможно ли это для современного человека? Что такое блаженство для нашего современника? Как приблизиться к пониманию бытия? Над этими вопросами заставляет задуматься читателя стихотворение М.Ю. Кукина, отсылая его (читателя) к традициям 18 века.

Исследование критериев блаженства (счастья) с позиции современной психологии

Исследования, выполненные на стыке наук, позволяют по-новому взглянуть на проблему. В данном случае мы сделали попытку исследовать понятие блаженства с точки зрения современной психологии. Вот что говорит о счастье-блаженстве известный американский психолог-гуманист А. Маслоу:«Есть несколько групп основополагающих потребностей, которые образуют иерархическую систему. 1). Физиологические потребности – в пище, сне, жилище, воспроизводстве. Не будучи удовлетворёнными, эти потребности определяют всё поведение человека. 2). Потребности в безопасности - в спокойствие, защите от зла… 3). Потребности в общности – принадлежности к сообществу людей, социальной группе; в привязанности(расположении), любви. 4). Потребность в уважении – самоуважении, положительной, высокой оценки окружающих, «значимых других». 5). Потребность в самоактуализации – таком «открытии своей идентичности, своего подлинного Я», таком «полном, живом и бескорыстном переживании» своего бытия, в ходе которого человек стремится раскрыть, актуализировать заложенные в нём возможности, быть тем, чем он может стать. Высшие, подлинные человеческие потребности проявляются в стремлении человека к высшим, «бытийным» ценностям – добру, истине, совершенству, красоте»[7]

Проанализируем, как проработаны эти уровни у лирического героя Державина и у лирического героя Кукина.

А. Маслоу Лирический герой Державина Лирический герой Кукина. Комментарии
1).Физиологические потребности, потребности в безопасности, общности, уважении окружающих. У лирического героя Державина есть дом и слуги(безопасность), еда(физиологические потребности), друзья(общность, уважение) У лирического героя Кукина есть квартира(безопасность), еда(физиологические потребности), друзья(общность и уважение) Эти уровни проработаны, как и у лирического героя Державина, так и у лирического героя Кукина.
5). Потребность в самоактуализации

«Творцом содержится вселенна.

Да будет на земли и в небесах его

Единого во всем вседействующа воля!

Он видит глубину всю сердца моего,

И строится моя им доля»

«Как жизни нашей перед вечною загадкой» Пятый уровень полностью проработан у лирического героя Державина, в мире лирического героя Кукина есть все, о чем говорил Державин, но не упоминания о Боге и божественной природе мироздания.
Общий вывод: У лирического героя Державина «внутри» полностью сформировалась картина мира, ему относительно легко жить, так как он знает ответы на вопросы и может наслаждаться жизнью. У лирического героя Кукина жизнь – вечная загадка, его картина мира продолжает формироваться. Именно поэтому в стихотворении Кукина чувствуется некоторая незаполненная пустота.  

Социологический опрос

Задание социологического опроса: расположить в иерархическом порядке выявленные нами критерии блаженства (по стихотворению Державина) в личном понимании респондента.

Критерии: довольство, достаток, здоровье, уединение, вера, наслаждение природой, наслаждение общением с друзьями, наслаждение едой, согласие с семьей.

Референтная группа: учителя, школьники, студенты.

Кол-во опрашиваемых: тридцать человек.

Результаты:

Уединение.

Наслаждение общением с друзьями.

Вера.

Здоровье.

Согласие с женой.

Наслаждение природой.

Достаток.

Наслаждение едой

Итак, для современного человека (для той группы, которую мы опрашивали) выше всего стоит уединение, что говорит о том, что современный человек «перегружен» общением и хочет больше личной свободы. Вера – пятый уровень по исследованию Маслоу стоит на втором месте. Это говорит о том, что для современного человека духовные ценности стоят выше, чем материальные (достаток находится лишь на предпоследнем месте). Стоит отметить, что столь оптимистические результаты связаны с тем, что в референтную группу входили учителя, студенты высших учебных заведений и школьники московских интеллектуальных школ. Кроме того, респондентам не требовалось самим формулировать критерии счастья (блаженства), что очевидно могло бы вызвать трудности.

Заключение

В данной работе мы проанализировали два стихотворения – Г.Р.Державина «Евгению. Жизнь Званская» и М.Кукина «Коль колесо времён свершило полный круг…» на выявление критериев блаженства. Сопоставив критерии, мы сделали вывод, что у Державина понятие блаженства выражено более полно, потому что у него есть как бы все мелкие составляющие этого понятия, объединённые главным – верой. У Кукина многое проработано, но основная составляющая, то, что должно всё объединять, отсутствует.

Также нами проведен небольшой социологический опрос, благодаря мы которому проанализировали, как располагаются критерии блаженства Державина в личном понимании опрашиваемых. Оказалось, что для представителей референтной группы значимо понятие веры – основное для Державина.

 

Массух Елизавета, 7 класс,  ГОУ гимназия 1514 г. Москвы

Научный руководитель - Павлова Марина Анатольевна

поэт для чтения, а не для учебников

Конечно, такое прочтение возможно и нужно, и сам Державин это всячески бы поддержал. Государственная деятельность была для него очень важна. В уже упомянутых мной «Объяснениях…» на собственные сочинения, которые поэт диктовал в начале 1810-х своей племяннице Прасковье Николаевне Львовой (после смерти Н. А. Львова и его жены, М. А. Дьяковой, их дети воспитывались в доме Державиных), говоря о разных своих произведениях, он не упускал случая подчеркнуть, что «никогда для поэзии не употреблял времени, когда дела у него другие по должности были, и это всегда его было правило, которое он тщательно сохранял» (конкретно эти слова — из авторского комментария к стихотворению «Колесница»: так Державин объясняет, почему отложил начатое в 1793 году стихотворение, а вернулся к нему лишь десять лет спустя). То есть по крайней мере позиционировал Державин себя прежде всего как государственный деятель, в часы досуга обращающийся к поэтическим опытам. Конечно, это нельзя воспринимать буквально. И — возвращаясь к попытке построения его поэтической биографии по нескольким отправным точкам — последней такой точкой был 1803 год, когда после короткого (ровно год и день — как в сказке) пребывания в должности министра юстиции Державин был уволен «от всех постов» и стал «поэтом на пенсии». Так грустно завершилась его, в общем, головокружительная карьера: мало кто прошел путь от рядового третьей роты Преображенского полка до министра, дважды побывав за это время губернатором и один раз — кабинет-секретарем императрицы.

Конечно, ревностная служба и политическая поэзия совершенно разные вещи. Важно другое: хотя поэтика Державина отходит от одического канона, в большей части его произведений сохраняется главное жанровое свойство оды — окказиональность, точная датировка, приуроченность к тому или иному событию (то, что французы называют poésie de circonstance — «поэзия на случай», буквально — «поэзия обстоятельств»). Обстоятельства эти могут быть сугубо бытовыми (ср. поэтические обращения Державина «К первому соседу» и «Ко второму соседу», «Приглашение к обеду» и т. д.), но все-таки большая часть державинских текстов так или иначе связана с событиями политическими. Политический портрет Державина, как и поэтический, менялся, и степень декларативности с годами росла. Так, например, стихотворение «Колесница» (1793, 1803), авторский комментарий к которому мы только что цитировали, являет собой развернутую политическую аллегорию:

Животные, отважны, горды,
Под хитрой ездока уздой
Лишенны дикия свободы
И сопряженны меж собой,
Едину волю составляют,
Взаимной силою везут;
Хоть под ярмом себя считают,
Но, ставя славой общий труд,
Дугой нагнув волнисты гривы,
Бодрятся, резвятся, бегут,
Великолепный и красивый
Вид колеснице придают.

С колесницей — точнее, с влекущими ее лошадьми, поначалу управляемыми «искусным возницей» и лишенными «дикия свободы», потом испуганными тенью «своевольных вранов» и рванувшимися в стороны из-под ослабленной узды, — сравнивается революционная Франция. Политика внешняя и внутренняя, обстоятельства исторические и личные сходятся здесь воедино: Державин возвращается к работе над этим стихотворением не только — и, может быть, не столько — тогда, когда до России доходят новости об убийстве герцога Энгиенского (как он сам пишет в «Объяснениях»), сколько узнав о собственной отставке с высокого поста.

Совет обучающихся

Целями и задачами деятельности Совета обучающихся являются:

Объединенный студенческий совет обучающихся Тамбовский государственный университет  имени Г.Р. Державина  регулярно становится победителем Конкурса поддержки деятельности студенческих объединений и получает дополнительные субсидии на реализацию мероприятий программ.

В рамках «Программы развития деятельности студенческих объединений» в университете мероприятия и проекты реализуются по следующим направлениям:

  • Наука и инновации

  • Профессиональные компетенции

  • Культура и творчество

  • Студенческий спорт и здоровый образ жизни

  • Волонтерство и социальное проектирование

  • Историко-патриотическое воспитание

  • Межкультурный диалог

  • Студенческие информационные ресурсы

  • Международное сотрудничество

  • Социальные стандарты и права студентов

Дальнейшее развитие и поддержка студенческих инициатив в рамках реализации Программы ориентированы на активизацию взаимодействия администрации вуза и студентов, обеспечение условий для участия молодежи в стратегическом и текущем развитии университета. Совместная работа администрации и обучающихся в создании и развитии студенческого общества, его научного и творческого потенциала повышает уровень конкурентоспособности вуза, делает университет привлекательным как для студентов и преподавателей, так и для абитуриентов, позволяет совершенствовать учебный процесс, расширяет компетенции молодежи и воспитывает социально-ответственное поколение специалистов России.

Положение об Объединенном студенчесском совете обучающихся ТГУ имени Г.Р. Державина
 

Состав совета обучающихся ТГУ им.Г.Р.Державина на 2020-2021гг.


 

Мы открыты к общению! Любой желающий может пополнить наши ряды или задать вопрос здесь.

Будьте в одной команде с нами!

книги о Гавриле Романовиче Державине

Новинки собрания Президентской библиотеки: книги о Гавриле Романовиче Державине
Уважаемые друзья! 

В разделе Живая библиотека мы расскажем Вам, чем "живут" современные библиотеки сегодня и что они предлагают нынешнему читателю для знакомства и обсуждения. На базе библиотек нашего города, создаются культурные центры, которые организовывают литературно-поэтические и музыкальные вечера-беседы, передвижные выставки и конкурсы , интерактивные программы. Заходите "на огонек" в библиотеку своего района и Вы сделаете много неожиданных открытий..

Подробности:

Новинки собрания Президентской библиотеки: книги о Гавриле Романовиче Державине

В этом году исполняется 271 год со дня рождения Гаврилы Романовича Державина.

Этот выдающийся человек прошел долгий путь от простого солдата до министра и первого поэта Российской империи. Державин является одним из самых парадоксальных мыслителей и художников, самой сильной его страстью было истовое служение Отечеству на самых разных поприщах. 

Родился Державин 14 июля (по новому стилю) 1743 года. Детство будущий поэт провел в провинциальной глуши под Казанью. Когда в городе открылась первая гимназия, мальчика отправили туда учиться. И почти сразу же проявились его способности к рисованию и пластическим искусствам.

Подробнее о жизни и творчестве поэта и общественного деятеля можно узнать онлайн в книге Якова Карловича Грота «Жизнь Державина по его сочинениям и письмам и по историческим документам» http://www.prlib.ru/Lib/pages/item.aspx?itemid=10636

В этот раритетном издании приведены письма, воспоминания и комментарии современников поэта, отражена вся тогдашняя эпоха. Это настоящий подарок не только любителям изящной словесности, но и всем, кто интересуется русской историей.

Нравственные ориентиры в стихах и одах Державина позволили журналисту и писателю Н. Н. Новикову написать в 1912 году «Катехизис истинно русского человека, составленный согласно с воззрениями Ломоносова, Державина, Пушкина, Лермонтова, Гоголя, Аксаковых, Хомякова и других лучших истинно русских писателей» http://www.prlib.ru/Lib/pages/item.aspx?itemid=56607

Учимся в Петербурге: гуманитарная сессия

Свои школьные каникулы в Петербурге провели ребята из города Нижнего Тагила.

В период с 30 октября по 5 ноября в Санкт-Петербурге прошла культурно-образовательная программа «Учимся в Петербурге: гуманитарная сессия», участниками которой стали ребята из Политехнической гимназии города Нижний Тагил. Руководители делегации, учителя русского языка и литературы, Пирожкова Ольга Ивановна, Оводкова Надежда Леонидовна и Долматова Римма Васильевна.

  

Знакомство с городом началось с обзорной экскурсии и занятия «Психология общения» с Бабуриной Мариной Анатольевной. Лейтмотивом всей программы стала тема жизни и творчества Александра Сергеевича Пушкина. Ребята посетили Царскосельский лицей, музей-усадьбу Гавриила Романовича Державина, экспозицию «Жизнь и творчество» на Мойке 12.

Поистине настоящая зимняя сказка ждала ребят в путешествии во Псков и Пушкинские Горы: история Руси, древняя Изборская крепость, Псково-Печерский монастырь, и, конечно же, усадьбы Михайловское и Тригорское. Снег окутал природу Псковской земли и подарил ребятам возможность полюбоваться зимними пейзажами. Завершением поездки стало посещение Святогорского монастыря.

Сложно представить себе Культурную столицу без ее знаменитых театров! Ребята из Нижнего Тагила посетили один из них, Малый драматический театр — театр Европы, где посмотрели спектакль «Повелитель мух» в постановке Льва Додина.

Не только с творчеством Александра Сергеевича Пушкина удалось познакомиться ребятам, но и с главными достопримечательностями города — Государственным Эрмитажем, Русским музеем, Исаакиевским собором. Интересные и познавательные занятия для ребят провели Алексей Иванович Дунев («Слова любят порядок») и Светлана Игоревна Поплавская («Искусство кино»), а также Елена Робертовна Ядровская («Пушкин — лицеист»).

В течение программы ребята соревновались в выполнении заданий викторины «Мой Петербург». Победителями стала команда НЛО. По итогам культурно-образовательного проекта все участники получили сертификаты.

Центр «Альфа-Диалог» был рад видеть в гостях ребят из Нижнего Тагила с их замечательными руководителями. Ждем вас снова!

Фотографии с проекта Вы можете посмотреть в Галерее и нашей группе ВКонтакте.

 

Конспект урока по литературе на тему " Г.Р.Державин. «Река времён в своём стремленьи…», «На птичку», «Признание»" (7 класс)

Тема. Г. Р. Державин. Слово о поэте. Стихотворения «Река времен в своем стремленьи...», «На птичку», «Признание»"

Цель: познакомить с  творчеством Г.Р.Державина на примерах стихотворений «Река времен в своем стремленьи…», «На птичку», «Признание».

Задачи:

обучающие: показать утверждение необходимости свободы творчества в произведениях автора. Проанализировать размышления Г.Р. Державина о смысле жизни, о судьбе;

развивающие: развивать навыки анализа лирических произведений, развивать самостоятельность мышления учащихся, расширять кругозор;

воспитательные: воспитывать любовь к Родине и интерес к творчеству поэта.

Планируемые результаты:

личностные: воспитание патриотизма, гражданской позиции, чувства ответ­ственности перед Отечеством; формирование нравственных чувств и нравствен­ного поведения, ответственного отношения к своим поступкам;

метапредметные: умение работать индивидуально и в парах, использовать речевые средства в соответствии с задачей коммуникации;

предметные: осознание коммуникативно-эстетических возможностей русского языка; развитие навыков смыслового и эстетического анализа текста, умения доказывать своё мнение и оформлять его в устных и письменных высказыва­ниях.

Тип урока: открытия новых знаний

Ход урока

Слог у него так крупен, как ни у кого из наших поэтов.

Разъяв анатомическим ножом, увидишь, что это происходит

от необыкновенного соединения самых высоких слов с самы-

ми низкими и простыми, на что бы никто не отважился,

кроме Державина.

Н. В. Гоголь

Хорошие стихи не так легко писать…

Меж тем, как Дмитриев, Державин, Ломоносов,

Певцы бессмертные, и честь, и слава россов,

Питают здравый ум и вместе учат нас.

А.С. Пушкин «К другу стихотворцу»

  1. Организационный этап

  1. Проверка домашнего задания

  2. Чтение и комментарий устаревших слов.

– К каким стилям относит Ломоносов следующие жанры: поэмы, оды, трагедии (высокий); драма, сатира (средний); эпиграммы (низкий).

  1. Чтение стихотворения Ломоносова.

  1. Постановка цели и задач урока. Мотивация учебной деятельности учащихся.

Работа с эпиграфом. Запись одного из них в рабочую тетрадь.

  1. Актуализация знаний.

  • Какие роды литературы нам известны?

  • Над каким родом литературы мы с вами сейчас работаем? (лирика)

  • Чем характеризуется этот род литературы?

  1. Первичное усвоение новых знаний.

Слово учителя.

Гавриил Романович Державин родился в Казанской губернии в небогатой дворянской семье в 1743 году. Обучался он в казанской гимназии, закончить которую, однако, не удалось. В 1762 году прибыл в Преображенский полк, через десять лет был произведен в прапорщики. Стихи писал уже давно. Но настоящая поэтическая работа началась в Петербурге, когда в 1777 году он был переведен в статскую службу.

Державин был назначен правителем сначала Олонецкой, затем Тамбовской губернии. Решительность, с какой он преследовал злоупотребления, прямой и крутой нрав часто мешали его служебной карьере. В 1791 году Екатерина II сделала его кабинет-секретарем, но вскоре перевела в сенаторы. Воцарившийся на престоле Павел I в 1798 году призывает его на службу, назначая государственным казначеем, но быстро отказывается от его услуг. Так же поступил и Александр I, сделавший Державина министром юстиции, но через год освободивший поэта от этой обязанности.

Выйдя в отставку, Державин всецело посвятил себя литературным трудам. Державин-гражданин увидел, а Державин-поэт предал позору продажность сильных мира сего, открывших дорогу «злодейству и неправде», и призвал на их голову страшную кару:

Воскресни, Боже! Боже правых! 
И их молению внемли: 
Приди, суди, карай лукавых, 
И будь един царем земли! 
(«Властителям и судиям»)

Новое содержание поэзии требовало новых форм выражения. Соединяя слова «высокие» и «низкие» не только в пределах одного произведения, но и ставя их часто рядом, добиваясь при этом большой выразительности, поэт открывал дорогу развитию реалистического языка. Художественные открытия поэта обогатили русскую поэзию и преобразовали ее. Вот почему его наследие не уходит из нашей жизни.

  1. Первичная проверка понимания.

  1. Слово учителя.

«Ум и серд­це че­ло­ве­чье были ге­ни­ем моим», – го­во­рит сам поэт. Твор­че­ство Дер­жа­ви­на стало об­раз­цом для по­сле­ду­ю­ще­го, пуш­кин­ско­го по­ко­ле­ния.  Стихи Державина красивы и философичны, и в этом вы сейчас сами убедитесь. Поэт как-то по-особому выражает в своем творчестве собственные мысли, надежды, стремления.

И начнём мы со стихотворения «Признание», которое было написано Гавриилом Державиным в 1807 году. Выдержано оно в лучших традициях классицизма, и в нем автора открыто говорит о том, как прожил свою жизнь и чего сумел достичь на литературном поприще.

  1. Чтение стихотворения «Признание» и частичный анализ.

Признание

Не умел я притворяться, 
На святого походить, 
Важным саном надуваться 
И философа брать вид; 
Я любил чистосердечье, 
Думал нравиться лишь им: 
Ум и сердце человечье 
Были гением моим. 
Если я блистал восторгом, 
С струн моих огонь летел, — 
Не собой блистал я, Богом: 
Вне себя я Бога пел. 
Если звуки посвящались 
Лиры моея царям, — 
Добродетельми казались 
Мне они равны богам. 
Если за победы громки 
Я венцы сплетал вождям, — 
Думал перелить в потомки 
Души их и их детям. 
Если где вельможам властным 
Смел я правду брякнуть вслух, — 
Мнил быть сердцем беспристрастным 
Им, царю, отчизне друг. 
Если ж я и суетою 
Сам был света обольщен, — 
Признаюся, красотою 
Был плененным, пел и жен. 
Словом: жег любви коль пламень, 
Падал я, вставал в мой век. — 
Брось, мудрец! на гроб мой камень, 
Если ты не человек.

- Какие стороны державинского мастерства отразились в «Признании»?

(В стихотворении «Признание» речь идет о нравственной позиции самого поэта. Державин честно говорит:

Не умел я притворяться,

На святого походить,

Важным саном надуваться

И философа брать вид...

Поэт признается, что ему милей всего искренность и правдивость: «Я любил чистосердечье»... В жизни каждого человека случаются ситуации, когда приходится делать выбор, иногда приходится наступать на горло собственной песне, для того чтобы не противостоять окружающим. Поэт в своем стихотворении признается, что никогда не лгал, честно выражал свое мнение и его в меньшей степени беспокоила реакция окружающих:

Если где вельможам властным

Смел я правду брякнуть вслух,

Мнил быть сердцем беспристрастным

Им, царю, отчизне друг.

Державин признается, что, может быть, далеко не все ему удавалось безупречно. Он честно признает свои ошибки, говорит, что его можно осудить за некоторые слабости, например за чрезмерное увлечение светской жизнью.

Можно констатировать, что в своем стихотворении поэт, ничего не скрывая, откровенно говорит о своей жизни, слабостях и достоинствах, которые сопровождали его на протяжении всего жизненного пути. Он не боится осуждения, ведь ему нечего стыдиться в своей жизни.

Словом: жег любви коль пламень,

Падал я, вставал в мой век.

Брось, мудрец! на гроб мой камень,

Если ты не человек.)

  1. Чтение и частичный анализ стихотворения «На птичку».

Такое короткое стихотворение на самом деле имеет глубочайший смысл.

На птичку

Поймали птичку голосисту 
И ну сжимать ее рукой. 
Пищит бедняжка вместо свисту, 
А ей твердят: Пой, птичка, пой!

( В стихотворении «На птичку» речь идет о свободе. Именно она дороже всего как для птички, так и для человека. В условиях несвободы птичка никогда не будет петь, она лишается голоса, и сама жизнь для нее немила.

В данном случае поэт прибегает к приему аллегории, потому что птичка символизирует человека. Если жизнерадостного, деятельного человека загнать в тесные рамки, то сама жизнь перестанет доставлять ему удовольствие, а он сам превратится в пассивное и инертное существо.

  1. Чтение учителем стихотворения «Река времен…»

А это стихотворение было написано Державиным всего за несколько дней до смерти. О чём же размышлял поэт в последние дни своей жизни, что тревожило его, знал ли Державин, что это будет последнее его стихотворение? Об этом мы с вами попытаемся узнать, прочитав стихотворение «Река времён в своём стремленьи…»

Река времен в своем стремленьи

Уносит все дела людей

И топит в пропасти забвенья

Народы, царства и царей.

А если что и остается

Чрез звуки лиры и трубы,

То вечности жерлом пожрется

И общей не уйдет судьбы.

  • О чем размышляет автор в I строфе? (Время стремительно в своем движении, оно уносит людей, их дела; все исчезает с лица земли и из памяти: народы, цари, царства.)

  • Кому же дано бессмертие? (Бессмертно то, что прошло «чрез звуки лиры» (лира – лирика – поэзия) и трубы». Бессмертно, по мысли Державина, творчество, музыка, если они созвучны мыслям и душе потомков.)

(Стихотворение «Река времен в своем стремленьи…» удивительно красиво. В этом стихотворении автор размышляет о вечности, о том, что абсолютно все человеческие дела и стремленья рано или поздно будут забыты.

Река времен в своем стремленьи

Уносит все дела людей

И топит в пропасти забвенья

Народы, царства и царей.

Действительно, все когда-нибудь проходит. Человеческие поступки могут быть злыми и добрыми, благородными или не очень, но они не вечны. Проходит время, и все забывается. Приходят новые люди, которые не помнят о том, что было до них. Важно лишь то, что есть сейчас, потому что все остальное просто не имеет значения.

На земле нет ничего вечного, поэтому не имеет смысла придавать поступкам и действиям человека слишком большое значение. Судьба всего земного слишком хрупка и эфемерна, все существует лишь какой-то миг.)

  1. Выборочное прослушивание анализов стихотворения Державина «Река времён в своём стремленьи…»

  1. Первичное закрепление.

  1. Вопросы и задания

  • Против чего боролся Державин в жизни и в поэзии?

  • Какие слова и словосочетания в произведениях Державина вы бы отнесли к устаревшим? Какие — к разговорным, какие — к просторечным? Что их сочетанием достигается?

«Я любил чистосердечье, 
Думал нравиться лишь им: 
Ум и сердце человечье 
Были гением моим.»;

«Падал я, вставал в мой век»?

– Назовите художественные открытия поэта.

  1. Тестовые задания.

  1. Где родился Г.Р.Державин?
    А. Казанская губерния.
    Б. Пензенская губерния.  
    В.Самарская губерния.

  2. Когда родился? 
    А. в 1741 г.
    Б. в 1743 г
    В. 1745 г.

  3. Где учился?
    А. Пензенская гимназия. 
    Б. Московский университет.
    В. Казанская гимназия.

  4. Когда началась настоящая поэтическая деятельность?
    А. В 1770 г. 
    Б. В 1777 г
    В. В 1772 г.

  5. Укажите должности поэта при дворе.
    А. Сенатор.
    Б. Казначей
    В. Посол.
    Г. Министр юстиции
    Д. Генерал.

  6. Какой вклад внёс в развитие литературы?
    А. Теория “3 стилей”.
    Б. Соединил слова “высокие” и “низкие”.
    В. Развитие реалистического языка
    Г.Онегинская строфа.

  1. Информация о домашнем задании.

Подготовьте небольшое сообщение о Г. Р. Державине и выразительное чтение одного из его стихотворений.

[ Подготовьте «похвальное слово Державину — поэту и гражданину» или диалог о его жизни и творчестве ].

  1. Рефлексия.

  1. Составление синквейна.

  2. Выставление оценок за урок.

UW Press -: Державин: Биография, Владислав Ходасевич, перевод Анжелы Бринтлингер, Русские и славяноведение / Биография / Литература и критика

Державин
А Биография
Владислав Ходасевич
Перевод и вступительное слово Анжелы Brintlinger

Издание штата Висконсин Центр Пушкинства
Главные редакторы: Дэвид М. Бетеа и Александр Долинин

«Ходасевич, сам крупный поэт. и блестящий историк литературы и критик, создал произведение, которое демонстрирует в реальном смысле то, что он должен был чувствовать, когда видел бурный русский мир восемнадцатого века через Державина глаза." - Дэвид М. Бетеа, Мэдисонский университет Висконсина, редактор серии

Русский поэт, солдат и государственный деятель Гавриил Державин (1743–1816) жил в эпоху знаменательных перемены в России - имперская экспансия, крестьянские восстания, война с Турцией, и борьба с Наполеоном - и он прослужил три царей, включая Екатерину Великую. Здесь на своем первом английском перевод мастерской биографии Державина другой известный русский литератор Владислав Ходасевич.

Державин занимал положение в центре русской жизни, объединяя гражданское служение с поэтическим вдохновением и создавая произведения, по сути воспевающие победы России и его правители, особенно Екатерина Великая. Его биограф Ходасевич, напротив, уехал из России в 1922 году, не выдержав усиливающийся репрессивный режим Советов. Ходасевичу, чьи лирические стихи были в центре их внимания столь же банальны, как и оды были грандиозными, эта биография была в некотором смысле новым открытием потерянной и идиллической эпохи, периода, когда можно было стремиться к вершинам художественных достижений, пока еще занимая центральная роль в российском обществе.

Ходасевич пишет с юмором, умом и пониманием, и его работа стоит как памятник последних трех веков истории России, давая глубокое понимание прошлого России как а также его настоящее и будущее.

"Дает очень редкое и глубокое понимание в самую ткань того, что Шекспир мог бы назвать Русские глаза в прекрасном безумии катятся », и Бродский понял бы как окончательный диалог о самом «материале» поэзии."- Александр Левицкий, Университет Брауна

Владислав Ходасевич (1886–1939), названный Владимиром Набоковым (в г. 1939) «величайший русский поэт ХХ века. еще не выпустил ", был также выдающимся мемуаристом и биограф.

Анжела Бринтлингер - доцент славянских языков и литература в Государственном университете Огайо. Она автор из Написание полезного прошлого: русская литературная культура, 1917 г. - 1937 г. и соредактор журнала Безумие и безумие в русской культуре.


Запросы СМИ и продавцов книг относительно копий обзоров, мероприятий и интервью можно направлять в отдел рекламы по адресу [email protected] или (608) 263-0734. (Если вы хотите изучить книгу на предмет возможного использования в курсе, перейдите на нашу страницу учебников. Если вы хотите изучить книгу на предмет возможного лицензирования прав, см. Права и разрешения.)

Соответствующие интересы
Поэмы и новости, Том 1
Повествовательные стихи и сказки, часть 1
Александр Пушкин
Под редакцией Дэвида М.Бетея и Никита Охотины

декабрь 2007
344 с. 6 x 9
25 ч / б илл.


Диалогические намерения в лирической поэзии Гавриила Державина

Статья представляет собой подробное обоснование тезиса С.Г. Бочарова о диалогической основе авторского сознания Гавриила Державина. Отмечается, что в структуре лирической субъективности Державина форма второго лица, предполагающая обязательное присутствие собеседника, имеет чрезвычайно высокую степень повторяемости.На материале сборника лирических стихов («Бог», «Буря», «О взятии Варшавы», «Н.А. Львову» и др.) Показано, что коммуникативная ситуация Державина, предполагающая актуализацию кого-то чужое сознание или прямое обращение к лирическому высказыванию имеет метажанровую природу. Широкий круг реципиентов литературного дискурса Державина демонстрирует стремление автора придать вариативность потенциально монологическому миру лирического персонажа, а неоднородность статуса этих реципиентов дает эффект стилистического разнообразия текста и усиливает его коммуникативную суггестивность.Ряд поэтических произведений Державина наглядно демонстрируют возможность сосуществования разных ценностей, опосредованных разными речевыми формами, в рамках одного лирического текста, что способствует драматизации лирического сюжета и создает предпосылки для субъективной полифонии. Диалогический потенциал поэзии Державина достигает своего апогея в жанре дружеского послания. Примеры этого жанра, как правило, присущи элементам персонализма в понимании М. Бахтина, что подразумевает способность автора высказывания проникать в субъективную сферу другого Я.Когда у лирического произведения наряду с основным предметом речи есть еще один субъект-объектный экземпляр (адресат), возникает ценностная множественность, и ее диалектическое единство определяет ценностную позицию автора. И именно такую ​​субъективную структуру можно увидеть в ряде поэтических посланий Державина. В результате делается вывод, что диалогизм - важная черта авторского сознания Державина. Она выступает как особая литературная идеология в его произведениях и как конструктивный фактор в его поэтике.Пытаясь осмыслить многогранную и противоречивую природу человека, поэт стремится уловить ее в перспективе становления и самоопределения, что невозможно без установления подлинно диалогических контактов с различными элементами жизни. Такой подход к человеку как обладателю полностью автономного сознания предвосхитил художественные открытия русской литературы XIX века. © 2019 Национальный исследовательский Томский государственный университет. Все права защищены.

Музей-усадьба Гаврилы Державина в Санкт-Петербурге.Петербург и гениальные произведения

Музей-усадьба Гаврилы Державина в Санкт-Петербурге и гениальные работы!

Музыка и поэзия неразделимы и вечны - это два мощных крыла русской души…

Музей-усадьба Гаврилы Державина радушно распахнул свои двери к «Русским музыкальным сезонам». Блестящие произведения наших соотечественников звучат во Дворце по-новому и приобретают неповторимые национальные черты.

Это легендарный особняк, в котором находился непревзойденный поэт, наставник юного Александра Пушкина - Г.Державин жил и работал. Он был литературным центром северной столицы еще при жизни великого мастера. Все самые талантливые и известные поэты и историки, музыканты и художники ранее собирались в нынешнем музее-усадьбе Державина. Это была «богема» того времени. После официальных приемов и встреч гостей пригласили посмотреть спектакли и спектакли в домашнем кинотеатре. Добраться туда можно было только одним способом: через изысканный зал с красноречивым названием «Разговор».

К сожалению, после смерти великого поэта дом был продан. Это привело к неизбежным изменениям и перестройке здания. В советское время под поселок был отдан музей-усадьба Державина в Санкт-Петербурге. В результате исчезли его роскошь и величие.
Однако в настоящее время правительство России берет на себя полную реставрацию этого исторического здания, которое предлагают посетить «Русские музыкальные сезоны».

Проведена грандиозная реконструкция здания с точной реставрацией всех помещений и воссозданием первоначальных интерьеров.В феврале 1988 года здание было объявлено памятником истории и культуры в составе Национального музея Пушкина.

До встречи на концерте!

Как попасть в Особняк?
Адрес: г. Санкт-Петербург, р. Фонтанка, дом 118.
Общественным транспортом: метро «Технологический институт», выход на Московский проспект, по дороге в сторону набережной реки Фонтанки. Когда дойдете до реки Фонтанки, поверните налево и пройдите около 500 м, по левой стороне вы найдете музей-усадьбу Гаврилы Державина.Добро пожаловать!

Кондиционер в номере?
Вдоль концертного зала установлены системы вентиляции.

Парковка?
Да.

Стоянка для автобуса?
По запросу.

Очень краткая биография Державина - это самое главное. Державин гавриил романович, краткая биография. Достижения Гавриила Державина

Великий русский поэт Гавриил Романович Державин родился в Казанской губернии в 1743 году.После начального домашнего обучения чтению и письму немецкому языку под руководством духовенства ссыльного немца Розе, Лебедева и Полетаева Державина отправили в открывшуюся в 1759 году Казанскую гимназию. Здесь Державин особенно увлекался рисованием и впал в себя. люблю инженерное дело. Когда директор гимназии М.И. Веревкин подарил куратору Шувалову работы лучших учеников, в том числе Гавриила Державина, Державин был объявлен дирижером инженерного корпуса.В начале 1762 года поступило требование о явке Державина на службу в Преображенский полк. Шувалов, видимо, забыл, что сам приписал Державина к инженерному корпусу. Впоследствии Гавриилу Романовичу не пришлось пополнять свое образование, и его отсутствие отражено во всех его стихах. Он сам это понимал; позже он писал: «Признаюсь, мой недостаток в том, что я вырос в то время и в тех пределах империи, когда и где просвещение наук не проникало полностью не только в умы людей, но и в государство. которой я принадлежу ".

Державин Гавриил Романович

12 лет военной службы - самый мрачный и мрачный период в биографии Гавриила Романовича Державина. Поначалу ему приходилось жить в казарме вместе с солдатами. О литературном творчестве и науке было не о чем думать: только ночью можно было что-то читать и писать стихи. Поскольку у Державина не было «покровителей», он продвигался по службе крайне медленно. После восшествия на престол Екатерины II Державин попросил самого Алексея Орлова письмом о повышении в должности и только благодаря этому получил чин ефрейтора.После годичного отпуска Гавриил Романович вернулся в Петербург и с этого времени стал жить в казарме с дворянами. Если материальные условия несколько улучшились, то появились новые неудобства. Державин стал баловаться разгулом и картами. После второго отпуска в Казани (1767 г.) Державин остановился в Москве и провел здесь около 2 лет. Здесь буйная жизнь чуть не привела Державина к смерти: он стал шустрее и предавался всяческим уловкам за деньги. Наконец, в 1770 году он решил покинуть Москву и изменить свой образ жизни.

В 1772 году Гавриил Романович Державин получил первое офицерское звание. С этого времени он начинает отдаляться от плохого общества, а если играет в карты, то «по необходимости зарабатывать на жизнь». В 1773 г. А. И. Бибикову было поручено подавление Пугачевского восстания. Для производства следственных дел Бибиков взял с собой, в том числе, Державина по его личной просьбе. Гавриил Романович развил активную деятельность в эпоху Пугачева. Сначала он привлек внимание Бибикова своим расследованием по делу о сдаче Самары.Находясь в Казани, Державин от имени дворян сочинил речь в ответ на рескрипт Екатерины II, который затем был опубликован в петербургских Ведомостях. В своих действиях Державин всегда отличался определенной независимостью, которая высоко ценила его в глазах некоторых начальства, но в то же время делала его врагами среди местных властей. Державин мало обращал внимания на положение и связи лиц, с которыми имел дело. В конце концов, война с Пугачевым не принесла Габриэлю Романовичу внешних разногласий, и он практически попал под военный суд.

Портрет Гавриила Романовича Державина. Художник В. Боровиковский, 1811

В 1776 г. по А. А. Безбородко подал императрице письмо с подсчетом заслуг и просьбой о награде. Указом от 15 февраля 1777 г. Гавриил Романович был назначен коллежским советником и одновременно принял в Белоруссии 300 душ. По этому поводу Державин написал «Излияние благодарного сердца императрице Екатерине II». Через полгода после отставки Державин благодаря знакомству с Генеральным прокурором А.А. Вяземский получил должность исполнителя в Сенате. В 1778 году Державин женился на Катерине Яковлевне Бастидоне. Брак оказался удачным; Эстетическое ощущение жены не осталось без влияния на творчество Гавриила Романовича Державина. В 1780 г. Державин был переведен на должность советника вновь созданной экспедиции государственных доходов и расходов. По приказу Вяземского Державин написал код этого заведения, который вошел в полное собрание Зап.(XXI, 15 - 120). Споры с Вяземским вынудили Державина оставить службу в Сенате и уйти в отставку (1784 г.) в чине действительного статского советника.

К этому времени Державин уже приобрел славное литературное имя ... Гавриил Романович писал еще в гимназии; в казарме он прочитал Клейста, , Гагедорна, Клопштока, , Галлера, Геллерта и перевел «Мессиаду» в стихах. Первым оригинальным произведением, появившимся в печати в 1773 году, была ода первой свадьбе великого князя Павла Петровича.По возвращении из Поволжья Державин издал «Оды, переведенные и сочиненные на горе Читалагай». Кроме переводов оды «О смерти Бибикова», «О дворянине», «В день рождения Ее Величества» и т. Д. Первыми произведениями Державина были подражания Ломоносову. Но Державину в своем творчестве вовсе не удавалось той парящей и неестественной манеры, которая отличает поэзию Ломоносова. Благодаря совету П.А. Львова , В.В. Капнист и И.И. Хемницер, Гавриил Романович отказался подражать Ломоносову и воспринял Горация как оду.«С 1779 года, - пишет Державин, - я избрал совершенно особый путь, руководствуясь наставлениями и советами моих друзей». Оды Державин в основном помещал в Петербургский вестник без подписи: «Песни Петру Великому» (1778 г.), послание Шувалову, «На смерть князя Мещерского», «Ключ», «На рождение порфировой юности» (1779 г.), «В отсутствие». императрицы в Беларуси »,« Первому соседу »,« Правителям и судьям »(1780 г.).

Все эти произведения своим возвышенным тоном, яркими яркими картинками привлекли внимание любителей литературы к Гавриилу Романовичу Державину, а не к обществу.В последнем Державин прославился известной «Одой Феличе» (см. Полный текст, аннотации и анализ), опубликованной в первой книге «Собеседник любителей русского слова» (1783). Державин получил за нее табакерку, осыпанную бриллиантами, на 50 дукатов. «Фелица» высоко ценила Державина в глазах Екатерины II, двора и общественности. В «Собеседнике» Державин опубликовал «Спасибо Фелице», «Видение Мурзы», «Решемысл» и, наконец, «Бог» (см. Аннотацию и полный текст).Последнее стихотворение Державина достигло апогея своей славы. В этом самом учреждении Русская академия Державин был избран ее членом и принял участие в составлении словаря русского языка.

В 1784 году Державина назначили правителем Олонецкого наместничества, но у Державина сразу начались неприятности с наместником Тутолминым, и через полтора года поэт был переведен на ту же должность в Тамбовское наместничество. Гавриил Романович занимал место тамбовского губернатора около 3 лет.Своей энергичной деятельностью Державин принес пользу губернии, ввел удобство управления набором, улучшил структуру тюрем, прокладывал дороги и мосты. Но и здесь самостоятельный образ действий, вспыльчивость Державина спровоцировали спор с губернатором. В 1788 г. Державин предстал перед судом и был вынужден подписать подписку о невыезде из Москвы, где должно было вестись дело. В 1789 г. Московский сенат, рассмотрев дело Державина, признал его невиновным ни в каком злоупотреблении служебным положением.Видя благосклонность императрицы, одобрившей решение Сената, Державин написал оду «Образ Фелицы» и, имея в виду покровительство нового фаворита Платона Зубова, посвятил ему оды «Умеренности» и «К Лире». Написанная в то же время ода «Поимке Измаила» ​​имела большой успех. Гавриил Романович получил табакерку на 200 рублей. Когда Потемкин прибыл в Петербург, Державину пришлось лавировать между двумя фаворитами. Смерть Потемкина на берегу Прута вызвала одно из самых оригинальных и величественных стихотворений в творчестве Державина - «Водопад».К этому времени относится сближение Державина с Дмитриевым и Карамзиным; Последний пригласил его поучаствовать в своем «Московском журнале». Здесь Державин поместил «Песнь в дом, любящий науку» (граф Строганов), «О смерти графини Румянцевой», «Величие Божье», «Памятник герою».

В 1796 году Державину было приказано быть с императрицей при приеме прошения. Габриэлю Романовичу не удалось ей угодить: в жизни он не умел так тонко льстить, как в стихах, был раздражителен и не умел в то время прекращать неприятные Екатерине II доклады.В 1793 году Державин был назначен сенатором по межевому ведомству, а через несколько месяцев - президентом коммерческого училища. В своей сенаторской деятельности Державин отличался крайней непримиримостью к тем мнениям, которые считал неверными. А поскольку его любовь к правде всегда выражалась в резкой и грубой форме, то и у Державина было немало официальных претензий. В 1794 году умерла жена Гавриила Романовича; Он посвятил ее памяти элегическое стихотворение «Ласточки».Спустя полгода Державин вступил в новый брак с Д.А. Дьяковой. В 1794 году Державин написал оду Дворянству, посвященную восхвалению Румянцева и взятию Измаила в плен. Его последними одами при жизни Екатерины II были: «На рождение царицы Гремиславы» (послание Нарышкину), «Афинский рыцарь» (Алексей Орлов), «Ода на покорение Дербента» (в честь Валериана Зубова). , «На смерть благодетеля» ( И.И. Бецкий ). Наконец, Державин подарил Екатерине II рукописный сборник своих произведений, поставив перед ним «Дань монархии».«Еще до кончины императрицы Державин написал« Памятник »(см. Аннотацию и полный текст), в котором резюмировал значение своего поэтического творчества. Эпоха Екатерины II знаменовала расцвет таланта Державина и его главное значение в стихи этой эпохи. Поэзия Державина - памятник царствованию Екатерины II. «В этот героический век русской истории события и люди своими гигантскими размерами точно соответствовали мужеству этой самобытной фантазии, размаху этой широкой и своенравной. щетка.«Целая эпопея эпохи живет в творчестве Гавриила Романовича Державина.

Снижение творческой активности Державина. Помимо эпиграмм и басен, Гавриил Романович стал писать больше трагедий. Сам он был уверен в их достоинстве, но на самом деле драматические произведения Державина не выдерживают критики. (Добрыня, Пожарский, Ирод и Мариамна, Атабалибо и др.). Разговор о лирике, прочитанный в «Беседе», относится к 1815 году. Державин уже считал нужным комментировать свои произведения и сам давал им «пояснения».Чувствуя потребность разобраться в истинной природе своей биографии и служебной деятельности, столь богатой перипетиями, Державин написал «Записки», опубликованные в «Русской беседе» в 1812 году; они произвели неблагоприятное впечатление своей субъективной оценкой людей и событий. В этот последний период своей жизни Державин, следуя духу своего времени, старался в своем творчестве уделить место народному языку. Пробуждение к изучению русской национальности вызвали псевдо-народные баллады и романсы Державина (Царь Девица, Новгородский волк Злогор).Самым удачным из этих стихотворений был «Атаман и Донское войско». Державин, даже в отставке, не переставал реагировать на происходящие вокруг него события («О мире 1807 года», «Жалоба», лироэпический гимн изгнания французов и др.). На пенсии Державин зимой жил в Петербурге, а летом в своем имении в Новгородской губернии. "Званка". Гавриил Романович описал свою деревенскую жизнь в стихотворном послании Евгению Болховитинову. Державин умер в Званке 8 июля 1816 года.

В XIX веке творческий стиль Державина казался устаревшим.В эстетическом плане стихи Гавриила Романовича поражают своим удивительным хаосом: среди риторического пафоса мы обнаруживаем и блеск настоящего поэтического таланта. Так и язык Державина, изобилующий народной речью, в одних стихах достигает необычайной плавности и легкости, в других становится неузнаваемым по тяжести. С исторической и литературной точки зрения ода Гавриила Романовича Державина важна тем, что внесла элементы простоты, шутки и жизненности в натянутую и далекую от жизни Ломоносовскую оду.В его творчестве отразился ясный сатирический ум, пылкий нрав, здравый смысл, чуждый всякой болезненной сентиментальности и холодной абстракции.

Взгляды критиков на Державина изменились. После почитания, окружавшего его имя, для него наступил период отрицания какого-либо смысла. Только сочинения Д. Грота, написанные до революции, по изданию произведений и биографии поэта сделали возможной объективную оценку его творчества.

Портрет 1811 г.
В.Л. Боровиковский

Державин Гавриил Романович родился 14 июля (3 июля по старому стилю) 1743 года в родовом имении в селе Сокуры Казанской губернии (ныне село Сокуры, Республика Татарстан, Российская Федерация) в г. бедная дворянская семья. Отец - Роман Николаевич, был офицером и часто переезжал с семьей с одного места службы на другое. В 1750 году Гавриил Романович начал учиться в немецком пансионе в Оренбурге. В 1754 году после выхода на пенсию умирает отец, и семья оказывается в тяжелом материальном положении.Мать - Фекла Андреевна, решает переехать в Казань. А в 1759 году Державин поступил в Казанскую гимназию, которую успешно окончил в 1762 году. Во время учебы Гавриил Романович был одним из лучших учеников.
После окончания училища Державин начинает военную службу в звании рядового Преображенского полка. В том же 1762 году он участвовал в дворцовом перевороте и восхождении на престол Екатерины II. Во время службы участвовал в подавлении восстания Пугачева.Во время службы он начинает писать стихи, которые впервые были опубликованы в 1773 году.
Как офицер, он вышел в отставку в 1777 году и с помощью князя Вяземского получил работу в Сенате. В 1778 году он женился на Екатерине Яковлевне Бастидон (1761-1794). В 1782 году после выхода в свет оды «Фелиция», восхваляющей Екатерину, Державин стал известен как поэт. В 1783 году он стал членом только что созданной Императорской Российской Академии. В 1784 году после конфликта с князем Вяземским вышел в отставку. В том же году Екатерина II назначает Державина правителем Олонецкой губернии (с 1801 г. - Олонецкой губернии).Здесь он участвовал в создании административных учреждений. А с 1786 года он исполняет обязанности правителя Тамбовского наместничества, где также показывает себя хорошим руководителем, оставив заметный след в истории края. В 1791 году он стал статс-секретарем Екатерины II. А через два года, в 1793 году, он был назначен сенатором. В 1794 году умирает жена Державина, а через полгода он женится во второй раз на Дарьи Алексеевне Дьяковой. С 1802 по 1803 год он был министром юстиции.В 1803 году он был уволен. На протяжении своей военной и гражданской службы он часто вступал в конфликты из-за своей любви к правде и своего рвения, за что его не любили.
Время государственной службы было рассветом его таланта, и его слава растет. После ухода со службы он постоянно живет в своем имении Званка в Новгородской губернии и продолжает изучать литературу. В 1811 году вместе с Александром Семеновичем Шишковым он создал литературное сообщество «Разговор любителей русского слова»."
Гавриил Романович Державин скончался 20 июля 1816 года в своем имении. Похоронен в Спасо-Преображенском соборе Варлаам-Хутынского монастыря близ Великого Новгорода.

Надпись


Гавриил Романович Державин - величайший русский поэт XVIII века. Родился в Казани, в семье мелких помещиков. Будущий поэт получил плохое образование, так как учился у церковников, немецкий каторжанин в частной школе, после чего поступил в казанскую гимназию, которую так и не окончил.В 1762 году Державин поступил на службу и прослужил 10 лет солдатом Преображенского гвардейского полка. Сначала он жил в бараке с «разносными» солдатами из крестьян и наравне с ними выполнял самую муторную работу. Вместе с полком он участвовал в перевороте, возведшем на престол Екатерину II.

Служба была самым тяжелым периодом в жизни Державина. После смерти отца в крайне тяжелом финансовом положении Державин пристрастился к карточной игре, стал известным шулером, вел распутный образ жизни и совершил ряд уголовных преступлений.Позже в качестве офицера Державин по собственной инициативе принимал активное участие в подавлении восстания Пугачева в качестве члена секретной следственной комиссии. Деятельность Державина в эпоху Пугачева во многом загадочна. Сам он считал особой заслугой то, что, сумев добиться «всего», чего бы он ни хотел, он не предал Екатерину. Несмотря на это, он настроил против себя высшую власть: главнокомандующий хотел «повесить Державина вместе с Пугачевым».Позже будущий поэт поступил на государственную службу, достиг высоких должностей: губернатора, секретаря Екатерины II, сенатора, государственного казначея и, наконец, министра юстиции. В 1803 году в связи с резким противодействием либеральным тенденциям Александра I он был «отстранен от всех дел» и последние годы жизни прожил в полном покое в Петербурге.

Деятельность Державина, буквально поднявшегося снизу до министра юстиции, фактически представляла череда побед и поражений, взлетов и падений.

Во время восстания Пугачева Державин был признан «недостойным продолжать военную службу», и его пребывание на посту губернатора закончилось его отставкой и судом. Следующим шагом в карьере Державина была должность царского секретаря, но на этом посту он продержался недолго. Императрица жаловалась на него, что он «не только груб в своих донесениях, но и проклинает».

Правители, пришедшие после Екатерины (Павел, а затем Александр), опозорили его «за непристойный ответ» и за то, что «он слишком усердно служит.

Злоключения Державина современники связывали с его резким, сварливым характером («царей ругает и ни с кем не ладит»). Сам Державин считал, что всегда и во всем страдает за свою непоколебимую приверженность «правде» («Я таким образом стал бесполезным, потому что я горячий и по правде говоря дьявол »). Фактически, в истории официальной деятельности Державина, черты того социального слоя малообслуживаемого дворянства, которое в эпоху дворцовых переворотов, пугачевщины, временных рабочих с исключительная энергия двинулась в первые ряды сословия, оттеснив дворянское дворянство, став главной «опорой» нелегального престола Екатерины.Вся официальная деятельность Державина направлена ​​по линии борьбы с дворянством, «мишурами царей» (старое дворянство крупных местных феодалов) - борьбы, в которой он опирается на временных рабочих, «случайных» людей (Г. Потемкина, А. Зубов) и сама императрица. Однако временные работники для Державина были просто более успешными представителями того социального слоя, к которому он сам принадлежал. Императрица снова обязана всей своей самодержавной властью поддержке знатной «толпы», социально подобной Державину.Отсюда так характерен «якобинский» пафос независимости, личного достоинства, которое наряду с необходимостью «проталкивать в парадную» временных рабочих, готовностью ревностно служить пером императрице и ее «орлам». Державина-придворного и Державина-поэта.

Сам Державин был склонен смотреть на свою литературную деятельность прежде всего как на орудие той борьбы, которую он вел, пробираясь от бедности и низов к «почетным чинам», поднимаясь к самым подножиям престола.Если верить его собственным неоднократным высказываниям, все его стихи, за малейшими исключениями, имеют неизменно популярный характер, все написаны «от случая к случаю», пронизаны острой актуальностью. Опасаясь, что они станут непонятными для нового читателя, Державин впоследствии составил специальный «ключ», развернутый автокомментарий, в котором подробно объяснил, что именно послужило целью или толчком к написанию того или иного произведения. Касательно одного из самых далеких, казалось бы, от всякой злободневности оды Державина, знаменитой религиозной оды «Бог», один из осведомленных современников заметил: «В юмористических и важных стихотворениях Державина нет строчки, нет выражения, которое бы он хотел написали без намерения, безотносительно к лицам или обстоятельствам времени.

Екатерина и другие люди, для которых он в основном писал, все это понимали и умели ценить ». Это замечание приобретает особый вес, если обратиться к датам биографии: 15 февраля 1784 года Державин был уволен князем Вяземским со службы. «Бог» был опубликован 23 апреля того же года. 22 мая Державин получает важное назначение на должность Олонецкого губернатора. Видимо, «Бог» воспринимался Екатериной как пламенный гимн самодержавию, и она, как всегда в таких случаях, поспешила щедро наградить «собственного автора» (некоторые из своих писем подписал поэт - «автор ее величества». ).И в сложных условиях Державин постоянно «прибегает к своему таланту». Служебная карьера Державина начинается со знаменитой оды «Фелица», посвященной прославлению Екатерины, которая впервые после нее обратила внимание на Державина и подарила ему табакерку, посыпанную бриллиантами и 500 дукатов. После отставки с губернаторства он исправляет свое положение новой одой ей, названной «Образ Фелицы», и «вновь обретает благосклонность» Павла I одой его восшествию на престол и т. Д.

Державин определил свои оды как «мелочи», не представляющие никакой ценности: «... все это так, не имеет большого значения для окружающих его потомков: все это скоро забудется». Однако именно оды занимают в его творчестве важное место и выходят далеко за рамки официальных рамок, в которые он их поместил. Поэзия Державина - памятник русской литературы и Екатерининской России.

Гавриил Державин краткая биография поэта и государственного деятеля изложена в этой статье.

Габриэль Державин краткая биография

Гавриил Романович родился в дворянской семье в родовом имении Сокура под Казанью 14 июля 1743 года , где и прошло его детство.

С 1762 года служил рядовым гвардейцем Преображенского полка, в составе полка участвовал в государственном перевороте 28 июня 1762 года, в результате которого на престол взошла Екатерина II.

С 1772 г. служил в полку офицером, в 1773-1775 гг. Участвовал в подавлении восстания Емельяна Пугачева в составе полка.Первые стихотворения Державина были опубликованы в 1773 году.

В 1777 г. после выхода на пенсию в Правительственном Сенате началась гражданская служба статского советника Г.Р. Державина.

В начале 1778 года Гавриил Романович женился на 16-летней Екатерине Бастидон.

Широкая литературная известность пришла к Г. Державину в 1782 г. после выхода в свет оды «Фелица», посвященной Екатерине II.

С момента основания Императорской Российской академии в 1783 году Державин был членом академии, принимал непосредственное участие в составлении и издании первого толкового словаря русского языка.

В мае 1784 г. назначен правителем Олонецкого наместничества. Приехав в Петрозаводск, он организовал формирование губернских административных, финансовых и судебных учреждений, ввел в строй первое общехозяйственное медицинское учреждение в губернии - городскую больницу. Позже в его творчество вошли образы Карелии: стихи «Буря», «Лебедь», «Второму соседу», «К счастью», «Водопад».

В 1786-1788 гг. Был правителем Тамбовского наместничества.

В 1791-1793 гг. - секретарь кабинета Екатерины II.

В 1793 году он был назначен сенатором с выдвижением тайных советников.

В 1794 году в возрасте 34 лет внезапно скончалась его жена Екатерина Яковлевна. Через полгода Г.Р. Державин женился на Дарьи Дьяковой.

С 1795 по 1796 год - председатель Торгово-промышленной коллегии.

1802–1803 - министр юстиции Российской Империи.

Все это время Державин не сходил с литературного поприща, создавая оды «Бог» (1784), «Гром победы, гуди!» (1791, неофициальный гимн России), «Гранд» (1794), «Водопад» (1798) и многие другие.

7 октября 1803 г. он был уволен и освобожден от всех государственных постов («отстранен от всех дел»).

В уединении поселился в своем имении Званка в Новгородской губернии. В последние годы жизни занимался литературной деятельностью.

Поэт Державин Гавриил Романович родился 3 июля (14 июля) 1743 года в Казанской губернии в семье обедневших дворян. Детство прошло в родовом имении в селе Сокуры. С 1759 г. Державин учился в Казанской гимназии.

В 1762 году будущий поэт поступил на службу в Преображенский полк рядовым гвардейцем. В 1772 г. произведен в прапорщики, получив звание первого офицера. В 1773 - 1775 годах Державин в составе полка участвовал в подавлении восстания Емельяна Пугачева.

Государственная служба

С 1777 г. Державин поступил на государственную службу в правительственный сенат в чине статского советника. В 1784 - 1788 гг. Был правителем Олонецкого, а затем Тамбовского наместничества.Даже в краткой биографии Державина стоит упомянуть, что он принимал активное участие в оздоровлении экономики региона, способствовал формированию губернских административных, судебных и финансовых институтов.

В 1791 году Державин был назначен секретарем кабинета Екатерины II. С 1793 года поэт был тайным советником императрицы. В 1795 г. Державин получил пост президента Торгово-промышленной коллегии. С 1802 по 1803 год он занимал пост министра юстиции.

последних лет жизни

В 1803 году Державин удалился и поселился в своем имении Званка Новгородской губернии. Последние годы поэт посвящает свою жизнь литературной деятельности ... В 1813 году Державин, биография которого и в этот период была насыщена поездками, посетил Украину с визитом к В.В. Капнист. В 1815 году он пошел на экзамен в Царскосельском лицее, слушая произведения молодого Александра Пушкина.

8 (20 июля) 1816 г. Гавриил Романович Державин скончался в своем имении.Похоронен в Спасо-Преображенском соборе Варлаам-Хутынского монастыря недалеко от Великого Новгорода.

Создание

Произведение Гавриила Державина считается вершиной русского классицизма. Первые произведения поэта появились во время его службы в армии. В 1773 году Державин дебютировал в журнале «Старина и Новизна» с переводом отрывка из «Ироиз», или «Письма Вивлиды к Кавнусу» из произведений Овидия. В 1774 году были опубликованы произведения «Ода величию» и «Ода дворянству».

В 1776 г. вышел в свет первый сборник стихов поэта «Оды, переведенные и сочиненные на горе Читалагоэ».

С 1779 года Державин отошел от традиций Сумарокова и Ломоносова и занялся философской лирикой. В 1782 году вышла ода «Фелица», посвященная императрице Екатерине II, принесшая поэту широкую литературную известность. Вскоре появились и другие известные произведения Державина - «Гранд», «Евгений. Жизнь Званской», «О смерти князя Мещерского», «Бог», «Добрыня», «Водопад», «Ирод и Мариамна» и др.

В 1808 году вышел сборник произведений Державина в четырех томах.

Конспект урока по литературе на тему «Державин Г.Р.». Река времен в своем стремлении ... »,« На птицу »,« Признание »» (7 класс). А пока об этом не стоит беспокоиться. ”

    Его слог такой же большой, как у любого из наших поэтов. Разломав ее анатомическим ножом, вы увидите, что это происходит от необычайного сочетания высших слов с низшим и самым простым, на которое, кроме Державина, никто бы не посмел.

Н.В. Гоголь

Гавриил Романович Державин родился в Казанской губернии в 1743 году в небогатой дворянской семье. Учился в Казанской гимназии, которая, однако, не получила успеха. В 1762 году он прибыл в Преображенский полк, через десять лет получил звание прапорщика. Стихи писал давно. Но настоящая поэтическая работа началась в Петербурге, когда в 1777 году он был переведен на государственную службу.

Державин был назначен правителем сначала Олонецкой, затем Тамбовской губернии.Решительность, с которой он преследовал злоупотребления, прямой и жесткий нрав часто мешали его официальной карьере. В 1791 году Екатерина II назначила его секретарем кабинета министров, но вскоре дослужилась до сенатора. В 1798 году царствовавший на престоле Павел I призвал его на службу, назначив государственным казначеем, но быстро отказался от его услуг. То же самое сделал Александр I, который сделал Державина министром юстиции, но через год освободил поэта от этой обязанности.

Уйдя на пенсию, Державин целиком посвятил себя литературным произведениям.Державин-гражданин увидел, а Державин-поэт посрамил продажность сильных мира сего, открывших дорогу «подлости и неправде», и наложил на их головы страшное наказание:

      Восстань, Боже! Бог прав!
      И прислушайтесь к их молитве:
      Придите, судите, накажите нечестивых,
      И будьте одним царем земли!
      ("Государям и судьям")

Новое содержание поэзии требовало новых форм выражения. Комбинируя слова «высокий» и «низкий» не только в одном произведении, но и часто помещая их рядом, достигая при этом большой выразительности, поэт открыл путь для развития реалистического языка.Художественные открытия поэта обогатили и преобразили русскую поэзию. Именно поэтому его наследие не уходит из нашей жизни.

Федоров В.И.

Признание

      Я не умел притворяться
      Как святой,
      Надуть важное достоинство
      И философ принять форму;
      Я любил искренность
      Я думал, что это понравится только им:
      Человеческий разум и сердце
      Был моим гением.
      Если бы я светился от восторга
      Огонь летел из моих струн, -
      Я не светился собой, с Богом:
      Помимо себя, я воспел Бога.
      Если бы звуки были посвящены
      Моя лира царям, -
      Казалось бы, добродетели
      Для меня они равны богам.
      Если победы громкие
      Я ткал вождям венцы, -
      Мысль влить потомкам
      Их души и их детей.
      Если где дворяне у власти
      Я осмелился выпалить правду, -
      Думал быть беспристрастным в душе
      Они, царь, друг отечества.
      Если я в суете
      Сам обманул свет, -
      Признаюсь, красавица
      Был пленником, и жен пел.
      Одним словом: горящая любовь, если пламя,
      Я упал, поднялся в моем веке. -
      Брось, мудрец! мой камень на гробу,
      Если ты не человек.

На птицу

Последние стихотворения Державина

      Река времен в своем устремлении
      Уносит все дела людей
      И тонет в бездне забвения
      Народы, царства и короли.
      И если это останется
      Сквозь звуки лиры и трубы
      Та вечность будет пожрана
      И общая судьба никуда не денется.

Вопросы и задания

  1. Какие стороны мастерства Державина нашли отражение в «Признании»?
  2. О чем заставляют задуматься стихотворение «Река времен в ее стремлении ...» и катрен «На птице»?
  3. Подготовить короткое сообщение о Г.Р. Державине и выразительное прочтение одного из его стихотворений.
  4. С чем боролся Державин в жизни и в поэзии?

Развивайте дар речи

  1. Какие слова и фразы в произведениях Державина вы бы отнесли к устаревшим? Какие - в разговорной речи, какие - в просторечии? Что достигается их сочетанием?
  2. Как вы понимаете строки:

      «Я любил искренность,
      Я думал, что только им это понравится:
      Человеческий разум и сердце
      Был моим гением.»;

      «Я упал, вставай в моем возрасте»?

  3. Подготовьте «похвальное слово Державину - поэту и гражданину» или диалог о его жизни и творчестве.

Анализ стихотворения Державина «На птице»

Точно неизвестно, когда было написано короткое стихотворение «О птице». В примечаниях к сборникам произведений Гавриила Романовича Державина (1743–1816) указаны разные даты: 1791, 1792 и 1793 годы. Однако есть версия, высказанная исследователем творчества поэта, филологом Яковом Карловичем Гротом, что эта эпиграмма относится к периоду, когда Гавриил Романович получил должность статс-секретаря императрицы Екатерины II, то есть с конца декабря 1791 года.

История создания произведения такова. Императрица, впечатленная поэтическим мастерством Державина, проявленным в (1782), пожелала поблагодарить поэта. Для этого она преподнесла ему драгоценные подарки, например, золотую табакерку, и приблизила его к себе, позволив преподнести оду в ее резиденции в Зимнем дворце. Кроме того, императрица решила и дальше использовать талант поэта, сделав его своим придворным секретарем. Екатерина II часто намекала, что хочет услышать новую похвалу «Феличе», то есть самой императрице.

Поэт, судя по записям современников, даже не был против такого положения вещей. Но ситуация постоянно омрачалась давлением на писателя. Благословив Державина, императрица вызвала зависть у других придворных поэтов и дворян. Многие стали втихую насмехаться над поэтом, ухудшилось отношение к Гавриилу Романовичу со стороны его начальника, князя Вяземского. Поэт не находил вдохновения в восторженных хвалебных стихах, чистых образах и выразительных метафорах.

К тому же сервис при дворе разочаровал создателя. Оказалось, что вокруг сплетались заговоры, многие гениальные личности, о знатности которых составлялись оды, сами строили заговоры и интриги против других дворян. Сияющий ореол совершенства вокруг престола, как его представлял писатель, начал рассыпаться. И императрица продолжала требовать потоки текстов.

Вот почему поэт чувствовал себя пойманным в тиски и раздавленным. Так родилось четверостишие «На птицу», полное горечи и желчи.

Под птичкой подразумевается сам поэт, плененный в золотой клетке королевского двора. Безымянные люди, которые захватили ее и заставили петь, - это Императрица и ее свита.

В стихотворении легко угадывается стиль Гавриила Романовича. Автор использует архаичные краткие формы слов («шумный»). Основная техника работы - аллитерация. Глухое «p» встречается так часто, что напоминает презрительную звукоподражание «pf», плевок.

Это стихотворение перекликается с произведениями других авторов.Подобные мысли высказывались в басне И.А. Крылова «Кот и соловей», в «» Александра Пушкина.

Красота пиршества друзей

Веселится и радуется подруге,

Давай, давай скорее

Большая серебряная кружка!

Нам давно пора

Разлить пиво

Ура! Ура! Ура!

Ты дочь большого ведра,

Из которого пили наши предки;

Их радость была их душой,

Они счастливо жили на пирах.

И нам, как и им, давно пора

Счастливо быть

Ура! Ура! Ура!

Раньше были старики в вине

Все они топили свою печаль,

Храбро сражались на войне:

Гони пьяным на колени в море!

Нам пора забыть всю грусть

Будь храбрым

Ура! Ура! Ура!

Раньше длилось на век дольше,

Когда диеты не соблюдались;

Человек был здоров и счастлив

Как только напились и пошли.

Идти долго и нам пора

Будь здоров

Ура! Ура! Ура!

Иногда танцуют, игриво, смех

Обнимаются в пьяном виде;

Теперь вместо этих радостей

Лечится скромность, привязанность.

Пора нам притворство прогнать,

Да живи же

Ура! Ура! Ура!

В садах, раньше было в прохладе

И жены гуляют с нами,

А теперь клоб и маскировщик

И жены уже разлучены с нами;

Нам пора остановиться

Но любить Россию

Ура! Ура! Ура!

Был его другом

Теперь по карманам заходили:

Где вист, да банк, да макао,

Дружба там меняют на деньги.

Нам пора плевать на карты

И жить скромно

Ура! Ура! Ура!

О сладкий союз дружбы,

С гренками и кружкой пива пенна!

Где порадует наш вкус

Мила там, праздник веселый.

Пребывай ты всегда к нам добр,

Будем жить

Ура! Ура! Ура!

(если бы только милые девушки)

Если бы только милые девушки

Чтобы они летали, как птицы,

И сели на узлы

Хотел бы я быть сукой

Тысячам девушек

На своих ветках сидеть.

Пусть сидят и поют

Гнезда ковали и свистели,

И птенцов разводили;

Никогда бы не гнул

Всегда восхищался ими,

Был счастливее всех сук.

Задумчивость

Задумчиво, в одиночестве, широкими шагами

Хожу и измеряю пустые пространства мест;

Мрачными глазами смотрю перед ногами,

Не видно на песке где след человека.

Увы! я помогаю себе между людьми

Не вижу, не ищу, как просто уйти от света;

Если веселье прошло, нас ждет печаль

Все чтят зло внутренней печати на глазах.

И мне кажется, что долины, реки, холмы кричат,

Какой огонь мой дух и мои чувства

И от самых родных глаз, которые прячут мой взор.

Но нет таких пустынь, нет темных далеких дебрей,

Где моя любовь в моих грустных снах

Не пришла бы поговорить со мной.

Тону

Из-за облаков месяц красный

Встал и смотрит в реку,

Сквозь туман и мрак ужасный

Путешественник едет на челноке.

Луна светит перед ним,

Он греб через волны и тьму;

Мысль воображает забаву,

Он видит берег.

Но шаттл внезапно затонул,

Путешественник мрачно глотает волну;

Как бы он ни боролся,

Камень упал на дно.

Такая скоротечная жизнь!

Как бы мы ни надеялись,

Мы все утонем в вечной бездне,

Дружба и любовь, извини!

Вина разные

Вот вино красное и розовое

Выпьем за здоровье румяных жен.

Как сладко сердцу

Целуем губы алые!

Ты тоже румянец, добрый,

Так поцелуй меня, душа!

Вот вино черного оттенка

Выпьем чернобровое на здоровье.

Как сладко сердцу

Целуем губы алые!

Ты тоже, темнокожий, добр,

Так поцелуй же меня, душа!

Вот золотое кипрское вино

Выпьем за здоровье русых,

Как сладко сердцу

Целуем прекрасные губы!

Ты тоже, белая женщина, хороша,

Так поцелуй меня, душа!

Вот слезы ангельского вина

За здоровье нежных жен напоим.

Как сладко сердцу

Нам поцелуем добрых губ!

Ты тоже ласковый и добрый,

Так поцелуй меня, душа!

Исповедь

Я не умел притворяться

Как святой,

Надуть важное достоинство

И принять форму философа:

Я любил искренность

Я думал, что только им понравится

Человеческий разум и сердце

Был моим гением.

Если бы я светился от восторга

Огонь летел из моих струн.

Я не светился собой - как бог;

Помимо себя, я пел Богу.

Если бы звуки были посвящены

Моя лира царям,

Казалось бы добродетелям

Для меня они равны богам.

Если победы громкие

Я ткал короны вождям,

Мысль влить потомкам

Их души и их детей.

Если где дворяне у власти

Я осмелился ляпнуть правду,

Думал беспристрастно на душе

Они, царь, друг отечества.

Если я в суете

Сам обманул свет,

Признаюсь, красавица

Попав в плен, жены тоже пели.

Одним словом, сжег любовь, если пламя,

Я упал, поднялся в моем веке.

Брось, мудрец! мой камень на гробу,

Если ты не человек.

И зажать рукой.

У вас нет числа и меры!

Духи не могут быть просветлены,

Рожденные твоим светом

Исследуй свои судьбы:

Только мысль вознестись к тебе осмеливается

Исчезает в твоем величии

Как в вечности, прошедшее мгновение.

Хаос до времени

Из бездны вечности, которую ты призвал,

И вечность, я родился первым,

Ты основал в себе:

Составляя себя,

Сияя сам с собой,

Ты - свет откуда пришел свет.

Создав все одним словом,

В созидании, протягивая новое,

Ты был, ты есть, ты будешь навсегда!

Вы содержите в себе цепочку существ,

Вы держите ее и живете ею;

Сопоставьте конец с началом

И животом отдаете смерть.

В стихотворении «Исповедь» ярко проявилось художественное открытие поэта. До Державина поэты следовали ломоносовской теории «трех штилей». Особой выразительности Державин добился, соединив в одном произведении «низкие» и «высокие» слова, открыв путь к развитию реалистического языка. Державин ставит рядом с собой слова «важное достоинство» и «дуться», «сильные дворяне» и «выпалить правду».

В целом стихотворение лишено тяжеловесности, легко читается и понятно.В «Исповеди» отразились черты характера Державина: прямота, искренность, честность. Девизом поэта могли бы стать следующие строки:

... Мой гений был ум и сердце человека.

Поэма «На птице» написана в 1792 или 1793 году. Ее можно рассматривать как аллегорию: свободный человек вынужден петь, чтобы показать свою индивидуальность, но свободный человек не может быть искренним и вдохновленным в неволе. Материал с сайта

Философский труд «Река времен в своем стремлении... "- попытка поэта изложить свой взгляд на вопрос о смысле жизни. Стихи заставляют задуматься о том, что останется от поступков человека после его смерти.

Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском

На этой странице материал по темам:

  • Державин реки времен в ее аспирационном анализе
  • сделать анализ стихотворения река времен державина
  • очерк на стихотворение река времен державина
  • анализ признания Державина
  • река времен в кратком описании квеста

Я не умел притворяться
Как святой,
Важное достоинство, которое нужно надуть
И принять форму философа:
Я любил искренность
Я думал, что только им понравится
Человеческий разум и сердце
Был мой гений .
Если бы я сиял от восторга
Огонь полетел из моих струн.
Я не светился собой - как бог;
Помимо себя, я пел Богу.
Если бы звуки были посвящены
Моя лира царям, -
Казалось бы, добродетели
Для меня они равны богам.
Если победы громкие
Я ткал вождям венцы, -
Мысль влить потомкам
Их души и их детей.
Если где дворяне у власти
Я осмелился выпалить правду, -
Думал быть беспристрастным в душе
Они, царь, друг отечества.
Если я в суете
Сам обманул свет, -
Признаюсь, красавица
Попав в плен, жены тоже пели.
Одним словом, он сжег любовь, если пламя,
Я упал, поднялся в моем веке.
Брось, мудрец! мой камень на гробу,
Если ты не человек.

Анализ стихотворения Державина «Исповедь»

В своем творчестве Г.Р. Державин часто обращается к описанию человеческой индивидуальности, в более поздних произведениях на первый план выходит описание собственной личности.Автобиографическая поэма «Исповедь» была написана в 1807 году. В ней поэт размышляет о своем литературном пути, выделяя свои достижения и неудачи.

Основной темой произведения можно назвать подведение автором итогов своей творческой деятельности. Представившись героем стихотворения, Гавриил Романович как бы со стороны оценивает себя как поэта. Он вспоминает, как формировались его многолетние стихи. Сравнивает себя с окружающими его людьми в жизни. Оценивает личную моральную позицию.

Державин признает чистоту сердца и разума самым ценным качеством в себе и в других. Презирает высокомерие и притворство. Считает свою точку зрения правильной и справедливой, не жалеет о том, как прожил свою жизнь, не скрывая, что не всегда был идеален в своих действиях. Поэт осознает допущенные им ошибки: чрезмерное увлечение светской жизнью и женским полом, предложение «бросить в него камень» тому, кто не подвержен человеческим слабостям. Державин считает, что нет людей без недостатков, но каждый должен стремиться жить «по совести», без отговорки, чтобы потом не было стыда.Герой произведения прошел нелегкий путь, сумев сохранить свой дух, поднимаясь после каждого падения, и уверен, что упрекнуть его не в чем.

Державин определяет себя как поэт, творящий ради Родины, обязанный увековечить для потомков образы достойных правителей. Он не хвалил их высокое положение в обществе, но восхищался добрыми делами, совершаемыми для людей. Он также осмелился осудить некоторых из них, выступая от имени всего государства, выражая недовольство масс и давая указания.Как придворный поэт Державин сумел сделать выдающуюся политическую карьеру, в отличие от многих других, умением без страха говорить, о чем он думает.

Жанр стихотворения - философская лирика, искренний и искренний разговор лирического героя с читателями.

Стих состоит из одной строфы, состоящей из тридцати двух строк, длина двух нот хорея.

Необычным для обычного классицизма в произведении является сочетание словоформ высокого и низкого стилей: «выпалить правду», «надуть достоинством», «дворянин».

  1. Метафоры - «сам был обманут светом».
  2. Эпитеты - «важный», «властный», «громкий», «беспристрастный».
  3. Имитация - «надуть важным достоинством», «сиять от восторга», «из струн моих летел огонь».

«Признание» - это откровение поэта своим читателям и самому себе, без вымыслов и отговорок. Державин подводит итоги своей литературной и политической деятельности. Делится личными воспоминаниями и наблюдениями, объясняет действия и моральную позицию.

Индексы

Том 65 Выпуск 4 Тезисы

Руины и история: наблюдения за российскими подходами к разрушению и разложению

Андреас Шнле

В этой статье рассматриваются теории о руинах и обсуждается их применимость к русской истории и культуре. Он определяет четыре основных подхода к руинам: руины как место свободы от социальных норм и обычаев (Дени Дидро, Питер Фриче, Тим Эденсор), руины как примирение с природой (Георг Зиммель), руины как подтверждение современности. за счет прошлого (Макс Хоркхаймер и Теодор Адорно) и руин как символа продолжающегося исторического упадка (Вальтер Бенджамин).В отличие от западных подходов к руинам, Шнле отличает нежелание эстетизировать руины в русской культуре. Тем не менее, руины приобретают особый смысл в русской культуре, будь то то, что они возникают и исчезают в результате политической воли, что они служат образцом имперской легитимности и могущества, что они раскрывают уязвимость идентичности России между Востоком и Западом или что они свидетельствуют о крахе утопических проектов и масштабах исторического разрушения.

Руины Державина и рождение исторической элегии

Люба Гольбурт

Через призму поэмы Гавриила Державина 1797 года «Развалины» Люба Гольбурт исследует два параллельных события в истории русской культуры: фрагментацию огромного наследия Екатерины Великой после ее смерти в 1796 году и одновременное ослабление жанровой системы классицизма. породившие такие гибридные жанры, как историческая элегия.По своей временной поливалентности историческая элегия имеет большое сходство с руинами, частично сохранившимся историческим артефактом, который в период позднего Просвещения / раннего романтизма становится центральным изображением для переживания истории. Поэма Державина уместно разыгрывает исторические воспоминания в месте, перенаселенном руинами и наполненном воспоминаниями о недавней истории, Царском Селе. Опираясь на самые разные источники, в эссе прослеживается становление этого летнего имения как центрального locus memorii в русской поэзии и распутываются переплетающиеся нити текстового и графического изображения в творчестве Державина.

Пиранези в Петрограде: источники, стратегии и дилеммы в модернистских изображениях руин (1918-1921)

Полина Барскова

Мифологию Санкт-Петербурга издавна интерпретировали через призму эсхатологического пророчества. Но что происходит с культурной традицией, когда пророчество о гибели воспринимается как реальность, а предсказания уступают место реакции? Как изменился дискурс конца Петербурга, когда легендарное проклятие разлученной жены Петра - «Этот город будет пустым» - превратилось в разорение послереволюционного Петрограда: жестокого, голодного, замороженного и больного? В этой статье Полина Барскова исследует различные культурные проявления городского кризиса сразу после 1917 года.Эти художественные реакции исходят от Виктора Шкловского, Павла Шиллинговского, Семена Павлова, Григория Козинцева и других. Здесь акцент делается на напряжении между двумя импульсами: отдалить и эстетизировать руины или приблизить их к автору и реципиенту, делая эти признаки городской катастрофы максимально бессвязными и уродливыми. В статье утверждается, что петербургские авторы используют обе стратегии, а также их гибриды.

Общее прошлое: современные руины как общий городской опыт эпохи революции Москва и Петербург

Грегори Страуд

В этой статье Грегори Страуд рассматривает современные руины как место общего городского разговора и самобытности для больших, разнообразных и в остальном раздробленных групп жителей Петербурга и Москвы.Страуд утверждает, что то, что началось на рубеже веков как относительно узкое ностальгическое интеллектуальное движение, озабоченное воспринимаемой современной утратой вневременной красоты и ценности, превратилось в разочарование, связанное с рождественскими праздниками во время Первой мировой войны, в обычный бульварный разговор о потере праздник, ритуал, аутентичность и привычка. Неспособность старого режима успешно начать этот разговор и предложить значимые решения превратила бы такую ​​ностальгию в резкую критику автократии, массового потребительства, частной собственности и капитализма владельцев магазинов.

Распад или выносливость? Руины социализма

Томас Лахузен

Строительство социализма, в его конкретном и метафорическом смысле, находится в состоянии постоянного разложения - в руинах - с самого его основания. Для тех, кто населял его, выносливость стала образом жизни. Именно эта стойкость объясняет сопротивление рынку со стороны как людей, так и ландшафтов, в которых они живут. Ностальгия по социализму стала товаром, но не для тех, кто все еще живет на его развалинах, потому что они дома.Это эссе Томаса Лахузена исследует этот разрушенный ландшафт, от исчезающего Дворца Республики в Берлине и ветхих зданий из сборных железобетонных плит настоящего социализма, до его культуры, которая разделяет разрушение и руины с его построенными зданиями. Лахузен сопоставляет этот пейзаж с философскими эссе о крахе коммунизма и недавними историями, некоторые из которых порождают новые фетиши и новые товары.

Питание в Императорской России: сословие, национальность и питание до великих реформ

Элисон К.Смит

В первой половине XIX века споры о российской социальной структуре играли центральную роль в дискуссиях о заведениях общественного питания. Российское государство контролировало эти заведения частично посредством законодательства, которое разделяло социальные группы; в нем особое внимание уделялось крайностям социальной иерархии, не проявляя особого интереса к средним группам. Однако при более подробном описании заведений общественного питания группы среднего уровня - или их отсутствие - казались чрезвычайно важными.Иностранные наблюдатели в целом считали, что в России не хватает заведений общественного питания как среднего класса, так и среднего класса. Русские частично согласились, но к середине века они с большей вероятностью поместили средний класс в одну конкретную группу: московских купцов.

Экономические аспекты искусства в сталинскую эпоху: кооперативы художников в тисках идеологии и плана

Галина Янковская

В этом эссе Галина Янковская исследует экономические аспекты советской художественной жизни, которые часто были столь же важны, как политические факторы или цензура при определении формальных особенностей и содержания художественного производства.Янковская рассматривает комплекс разносторонних тенденций: эгалитарное воображение русских художников, ожидания новой художественной аудитории и намерения властей. Изучение запутанной истории художественных институтов (в основном Всехудожников, но также Союза художников и Художественного фонда) в повседневных буднях советской плановой экономики позволяет Янковской изучить столкновение экономических, идеологических и политических мотивов в сталинской культуре и понять посмотрите, как художники ускользали от официальной идеологии или использовали ее в своих целях, чтобы выглядеть «занятыми».Некоторые специфические практики этой системы производства и распространения произведений искусства, такие как финансовая поддержка государства, а также регулирование рынка произведений искусства, закон об авторском праве и массовое производство копий ручной работы, сохранились и в постсталинский период.

Глава вторая: Литературные последствия сентименталистских гендерных концепций в России: нарушенные идиллии

| 45 →

Глава вторая
Литературное влияние сентименталистских гендерных концепций в России

В этой главе рассматриваются литературные последствия социально-политических концепций сентиментализма.Это предполагает, что литература и ее способность переносить проблемы из домашней сферы в общественный мир потенциально могли преодолеть разрыв между отдельными сферами существования полов. Салоны и литературные круги, в частности, играли роль посредника между двумя сферами деятельности, поскольку они были местом культурного обмена для обоих полов и были связаны как с общественной, так и с частной сферами. Далее в главе рассматриваются репрезентации судьбы в русской романтической литературе, которые начали появляться в первые два десятилетия 19, , века.

Феминизация литературной культуры

В отличие от классической эстетики, сентименталистский дискурс был скорее описательным, чем нормативным, тем самым расширяя кругозор на группы общества, ранее игнорировавшиеся правящим классом. Одним из последствий стало появление характера крепостного и возникновение «женского вопроса» во многих литературных произведениях. Другим следствием было высокое уважение к женственности в сентиментализме, ставшем культурным стандартом: как показали ученые, стиль, язык и жанр были адаптированы к тому, что писатели-мужчины считали приятными и привычными для женщин.Гладкая дикция заменила сложные синтаксические конструкции под влиянием церковнославянского языка; слова, заимствованные из французского, стали появляться в русских текстах; а романам и второстепенным поэтическим жанрам, таким как мадригалы, идиллии, эклоги или рондо, отдавалось предпочтение эпическим произведениям и драме. Еще одним результатом культурного феномена «феминизации» в сентиментализме стало то, что стало возможным рассматривать женщин как читателей, авторов журналов и, в некоторой степени, как авторов литературных произведений.Ученые-феминистки обнаружили, что издательское дело остается мужской сферой, и что мужчины, как правило, публикуют женские произведения независимо от качества. Вот почему сентименталистская «феминизация» культуры ограничивала женщин эссенциалистскими концепциями, традиционными гендерными моделями, ← 45 | 46 → и роли любителя или дилетанта, вместо того, чтобы позволить им развиваться в профессиональных писателей. 1 Под сильным влиянием французских литературных моделей сентименталистская литература также проецировала понятие добра на женщин.В итоге женщина ← 46 | 47 → литературные персонажи должны были умереть, если и когда они больше не могли воплощать добродетель. Эта концепция была связана с идеализацией природы сентиментализмом и верой в большее сходство женщин с природой, чем с культурой, что особенно ярко проявлялось в гендерных моделях пастырства.

Несмотря на дискурс, который концептуализировал их как существ, отчужденных от культуры, девушки и женщины все больше и больше становились частью культурной жизни России в начале 19-го, 90-го, 24-го, 90-го и 90-го веков.Это находит отражение, например, в расширении возможностей девочек в сфере образования. В 1780-х годах Екатерина Великая инициировала создание общенациональной сети школ, в которую вошли провинции, что сделало хоть какое-то образование доступным там, даже несмотря на то, что большинство семей продолжали отправлять своих детей в крупные города для получения образования. 2 Кроме того, по всей Империи было создано несколько школ-интернатов для девочек. Екатерина Великая основала институт Smol ´ ny , образцовый интернат для девочек благородного происхождения. 3 В первые два десятилетия 19 -го века императрица ← 47 | 48 → Мария Федоровна, взявшая на себя ответственность за институт Смольный , инициировала и основала еще много учебных заведений. После Французской революции представители французской аристократии прибыли в Россию, где создали частные пенсии, главным образом в крупных городах. 4 Школы-интернаты не только дают возможность девочкам получить образование, но и могут служить местом культурного досуга.Большинство мужчин и женщин, руководивших школами-интернатами, были хорошо известными и уважаемыми людьми с широким кругом знакомых. Например, для 1819 года Н. Бродский упоминает школу-интернат в Санкт-Петербурге, которой руководил французский дворянин, который также организовывал литературные вечера с участием женщин. 5 Предоставляя смешанное место для проведения литературных вечеров и подобных мероприятий, школы-интернаты внесли свой вклад в пересмотр концепции, обусловленной разделением общества на мужскую общественную и женскую частную сферу, согласно которой женщины не должны участвовать в общественной жизни. имеет значение.Я приведу пример этого явления в шестой главе о Наумовой.

В России конца 18-го -го - начала 19-го -го -го века участие женщин в культурной жизни стимулировалось растущим интересом к чтению. Степень доступности материалов для чтения для провинциальных женщин - это спорный вопрос. С одной стороны, Карамзин в своем очерке «О книжной торговле и любви к чтению в России», 1802 г., нарисовал живую картину жажды чтения, охватившей дворянство. в ← 48 | 49 → эпоха сентиментализма, развитию которой способствовал вклад Новикова в зарождение русской книжной торговли в 1780-х годах. 6 Интерес к чтению нашел отражение в литературных произведениях, главные герои которых часто изображаются идущими на прогулку с книгой в руках. 7 Учебные заведения, книжные магазины, издательства и публичные библиотеки начали появляться в провинциальных городах, хотя только к 1830-м годам они стали значительными. 8 К 1820-м годам чтение приобрело уважение среди аристократии как в крупных городах, так и в провинции. Одна из первых профессиональных писательниц Империи Любовь Кричевская (1800–1800 гг.) Жила в Харькове, где она извлекла огромную пользу из яркой культурной жизни своего города. 9 Книги были доступны даже в провинциальных городах, которые давали меньше интеллектуального стимула, как сообщает в своей автобиографии Александра Кобякова (1823–1892). 10 Это было время, когда некоторые дворянки начали собирать книги для своих частных библиотек. Образованным женщинам в провинции пришлось искать способы получить новые материалы для чтения, например. грамм. покупая книги в поездках по крупным городам.

С другой стороны, интеллектуальные круги, члены которых обсуждали идеи, связанные с чтением, как правило, были сосредоточены в крупных городах.Женщины, живущие в отдаленных районах, сталкивались со значительными препятствиями, если хотели их преодолеть ← 49 | 50 → статус социального и интеллектуального аутсайдера. Один ученый отмечает, что в таком провинциальном городе, как Харьков, например, книги можно было купить только во время ярмарок, и в основном они предназначались для детей или по домашним делам, что резко контрастирует с описанием оживленной культурной жизни города Кричевской, упомянутым ранее. 11 Следует также отметить, что поэт Анна Бунина переехала в Санкт-Петербург из сельской местности в поисках широких возможностей получения образования, которые предоставляет большой город. 12 Кэтрин Пикеринг Исследование Антоновой провинциальной дворянской семьи в первой половине 19-го, -го, -го века позволяет предположить, что провинциальные дворяне много читали и что было доступно много материалов для чтения, которыми обычно обменивались друзья. и родственники, но было желание еще большего количества и большего разнообразия материалов для чтения. 13

В эпоху Просвещения чтение было привилегией нескольких образованных дворян, воспитанных в гуманистическом ключе, и требовало серьезного изучения рассматриваемого произведения, часто предполагавшего знакомство с классическим стилем и топосами.Однако в сентименталистском дискурсе чтение стало рассматриваться как развлечение; никто, желающий провести время в компании книги, не должен был уметь определять традиционные литературные жанры. Легкая художественная литература, доступная любому грамотному человеку с «чутким сердцем», стала преобладающим литературным жанром сентиментализма и была особенно популярна среди молодых женщин, лишенных классического образования. Книги стали доступны новой аудитории, включая торговцев, солдат, торговцев и даже крепостных. 14

Одномерные и элитарные отношения классицизма между автором и издателем были заменены в эпоху сентиментализма более домашними кругами, в которых друзья собирались неформально, чтобы прочитать литературные произведения - своих или других писателей - друг другу и обменяться материалы и информация о новых публикациях. Журналы, анонсирующие новые книги, которые можно было заказать по подписке, были еще одним источником новостей о литературных произведениях. Начало 19, -е, -е гг. В России также были созданы женские журналы, такие как Дамский журнал (Женский ← 50 | 51 → Magazine, 1806–1816), Aglaia (Aglaia, 1808–1812), Кабинет Аспазии (Кабинет Аспасии, 1815), Модный вестник (The Fashion Messenger, 1816), или V новый модный журнал (General Fashion Messenger, 1817).По мере увеличения количества журналов возрастало и значение, придаваемое чтению; чтение газет стало частью учебной программы школ-интернатов для девочек. 15

Несомненно, эгалитарный аспект более широкой доступности материалов для чтения делает чтение доступным для различных социальных групп, включая женщин. Однако развитие сказалось и на литературном качестве произведений, многие из которых были банальными и банальными. Журналы уделяли моде почти столько же внимания, сколько и литературе, и буквально стали частью женских аксессуаров.У них часто были очень стильные обложки, и они выставлялись рядом с другими модными украшениями. Как отмечает Гитта Хаммарберг, «журналы были помещены в контексте женского туалета среди косметики и расчески, как бы подчеркивая, что буклеты украшают ее не меньше, чем косметику». 16 Таким образом, коннотация «тривиализации» литературы с женским увековечиванием исключения женщин из академических знаний.

Салоны как центры литературной деятельности

Литературные произведения часто обсуждались в контексте салонов.Их появление дало женщинам возможность получить образование и заняться культурными делами. Русские салоны начала 19, -х, -х годов, как правило, принимали женщины. Однако, будучи площадками, расположенными в полуобщественном мире Хабермаса в подлинной публичной сфере, где мужчины взаимодействуют с женщинами, они бросили вызов парадигме женской частной сферы и мужского общественного заповедника. В контексте салонной культуры 20 -го -го века Бет Холмгрен формулирует парадокс следующим образом:

хозяйки салона должны были найти баланс между предложением беззаботных развлечений и созданием атмосферы вдохновения - и критики - для начинающих поэтов.Таким образом, работа хозяйки салона позволила женщине занять важное социальное положение и получить общественное признание своих талантов, не в последнюю очередь как соавтор подлинной публичной сферы.

В Санкт-Петербурге в престижном литературном обществе Александра Шишкова (1754–1841) «Беседа Любителей Русского слова » («Собрание любителей русского слова») входили три женщины-писателя: Бунина, Волкова и Екатерина Урусова (1747 - после 1816 г.) ).

Литературные салоны и кружки возникли не только в крупных городах, но и в некоторых провинциальных центрах.Организованные женщинами культурные общества регулярно собирались в Одессе, Харькове или Казани, как в случае с Александрой Фукс (ок. 1805–1853). В провинциальных городах, таких как Калуга, Кострома, Смоленск, Тула, также были центры интеллектуальной жизни, активно вовлекающие женщин. Следует, однако, отметить, что больше всего салонов можно было найти в крупных городах, тогда как значительно меньше салонов существовало в провинциях. 18

В первые три десятилетия 19 -го века немногие культурные круги были открыты для провинциальных женщин, стремящихся стать писателями.Согласно исследованию Ирины Савкиной прозаиков 1830–1840-х годов, в том числе Елены Ган (1814–1842), Александры Зражевской (1805–1867) и Софии Закревской (ок. 1796–1865), такие женщины были вдвойне аутсайдерами, как писательницы и провинциальные жительницы, провинциалки , провинциальных женщин. Однако, как покажет моя глава о Болотниковой, деревенские поэты, к которым можно применить термин провинциалка , существовали еще до периода, охватываемого Савкиной.В этом контексте некоторые из женщин-авторов, фигурирующих в исследовании Савкиной, хотя бы частично получили образование в Санкт-Петербурге до переезда в провинцию на более позднем этапе своей жизни. Ган, напротив, всю жизнь провела в деревне, где получила прекрасное образование. Несмотря на то, что эти женщины не посещали салоны или литературные кружки, они создали значительное количество литературных произведений, часто в качестве источника дохода. Сотрудничество в журналах было важным средством достижения публикации: Закревская, если назвать только одну, прислала ← 52 | 53 → ее литературные произведения городским друзьям, которые помогли ей опубликовать ее произведения в журналах. 19

Предшественник русского салона 18 -го -го века, по-видимому, существовал в доме Елизаветы Херасковой, которая организовывала собрания известных мужчин - и нескольких женщин - писателей. 20 Среди хозяйок салонов начала -х годов -го века мы находим Александру Хвостову (1767–1853), которая проводила литературные вечера в своей петербургской квартире. Два десятилетия спустя, в 1821 году, София Пономарева организовала литературные вечера снова в Санкт-Петербурге, что привлекло внимание интеллектуальной элиты того времени.Подражая салонам французского précieuses , Пономарева отметила свою центральную роль хозяйки салона, сидя на диване в окружении поклонников, организуя интеллектуальный обмен. Еще в Санкт-Петербурге Александра Воейкова (1795–1829), кажется, держала подобный салон, а Аводотия Киреевская-Елагина (1789–1877) - в Москве 1820-х годов. Другими заслуживающими внимания хозяйками салона были Зинаида Волконская, Евдокия Ростопчина и Каролина Павлова. 21 ← 53 | 54 →

Сделав акцент на мире чувств и участии женщин в салонах, это учреждение культуры пересмотрело мужские гендерные роли.Мужчина-сентименталист утверждал, что сочувствует женщинам и дорожит их женской природой до такой степени, что адаптировал свое собственное поведение, «феминизируя» себя. Сострадание, дружба, слезы и нежное сердце стали неотъемлемой частью репертуара мужчин-сентименталистов. Как Хаммарберг обнаружил в другом месте, более «женский» тип мужчины стал образцом мужского поведения. 22 Ее исследование утверждает, что на рубеже веков характер денди начал появляться на арене общественной жизни.Мужской аналог кокетки подражал ее манерам, переняв ее интерес к внешнему виду и одежде, ее увлечение французским языком и культурой, ее «женское» диктирование и часто преувеличенно тонкий нрав. Некоторые мужчины занимались деятельностью, традиционно считающейся принадлежащей к женской сфере, например вышиванием. С 1790-х по 1810-е годы повышенное внимание сентиментализма к женственности означало, что в некоторых кругах стало модным быть женоподобным мужчиной.

Эгалитарные принципы в сентименталистской литературе

Сентименталистские литературные произведения затрагивают многие социальные проблемы, в том числе эгалитарные принципы и веру в безусловную равную ценность всех людей. Ученый Григорий Гуковский считал Александра Радищева (1749–1802) главным представителем демократического и революционного течения в русском сентиментализме, но считал Карамзина сторонником ← 54 | 55 → реакционные взгляды. 23 Это впечатление частично подтверждается, если мы рассмотрим намерение Карамзина сохранить патриархальный порядок в частной сфере семьи, сделав выбор в пользу распространения патриархальных прав на общество в целом. В своих письмах Pis ´ ma russkogo puteshestvennika (Письма русского путешественника) он передает предложение главного героя о том, что жители швейцарской деревни должны поступить с молодым преступником так же, как если бы отец наказал его собственное дитя: общественная жизнь становится «получастной патриархальной сферой». 24 Другие произведения Карамзина отражают подобное отношение, например, роман Фрол Силин , романтизирующий время, когда помещики обращались со своими подчиненными, как отец со своими детьми. В отличие от Карамзина, Радищев полагал, что человеческие отношения, будь то семейные или дружеские, должны основываться на естественном чувстве уважения; Однако он не распространял такое равенство на женщин. Как замечает Джо Эндрю, он нигде в своих произведениях не обсуждает права женщин. 25

В значительной степени демократический потенциал сентиментализма обусловлен его воспеванием равенства на эмоциональной основе. Наиболее ярко это выражено в повести Карамзина « Бедная Лиза », в которой главная героиня, крестьянская девушка, эмоционально равна аристократке и способна испытывать такие же эмоции. Из-за универсальной способности человека испытывать эмоции сентименталистское понятие сострадания предполагало безусловную и равную ценность всех людей.Вот почему это позволило авторам привлекать к своей работе социальных аутсайдеров, таких как крестьяне и женщины. Многие русские авторы, писавшие литературу, вписывающуюся в парадигму классицизма, в то же время сочиняли произведения, относящиеся к низшим литературным жанрам, в которых крестьяне и крепостные были главными действующими лицами, как показано в исследовании Юрия Веселовского. Например, Александр Сумароков, затронувший возвышенные и героические темы в своей исторической драме «Дмитрий Самозванец » (Дмитрий Самозванец), также писал басни, воспроизводящие язык и обычаи простых крестьян.Яков Княжнин (1742–1791), автор исторической драмы, Вадим Новгородский (Вадим Новгородский), о ← 55 | 56 → утерянная республиканская свобода древней Руси, тоже сочинил простое стихотворение в стихотворной форме, повествующее о разговоре двух крестьян. 26

В частности, тема крепостного права стала появляться в литературных произведениях, особенно в трудах дворян, которые ушли в свои поместья, где они вплотную подошли к реальности крепостного права.Литературным жанром, предназначенным для обращения к теме крепостничества, был пастырский жанр. Идеализирующий природу и выражающий скептицизм по отношению к цивилизации, это был типичный сентименталистский поэтический жанр. Как отмечает Терри Гиффорд, «пастораль - это, по сути, дискурс отступления, который может […] либо просто уйти от сложностей города, двора, настоящего,« наших манер », либо исследовать их». 27 Две силы противостояли друг другу: идеализация природы как райского сада против присутствия трудолюбивых крепостных, нарушающих идиллию.Многие аристократы, возвращавшиеся в свои поместья, игнорировали социальную несправедливость крепостничества, сочиняя стихи, изображающие пастухов, блаженно резвящихся в идиллическом воображаемом пейзаже, сияющем бесконечной весной. Другие, однако, использовали свои литературные навыки для критики социального неравенства и несправедливости. Демократический потенциал сентименталистской этики основан на их склонности смотреть в лицо реальности и исследовать ее, а не создавать идеализированные отчеты.

Традиционные пасторали изображали двух главных героев: пастуха и сельскохозяйственного рабочего.Пастух символизирует досуг; пася свое стадо, он успевает петь песни и обмениваться нежными словами со своей любимой пастушкой. Рабочий, с другой стороны, занят работой весь день, имея лишь короткие моменты отдыха. Он добродетелен и доволен гармоничной жизнью в поместье и семье, счастлив, несмотря на всю тяжелую работу, потому что она мешает ему вести праздную жизнь и порок, к которым склонен горожанин. Работа рабочего воплощает и представляет идею Творения Бога; он садовник в земном Эдеме.Таким образом, образ довольного сельскохозяйственного рабочего часто появляется в моралистических произведениях, таких как Мармонтель, которые, как показала Венди Росслин, были широко переведены на русский язык в 18, и годах. 28

Характер пастуха обычно изображается на фоне locus amoenus , идиллического пейзажа с журчащими ручьями и вечной весной пасущимися овцами. Так он появляется в произведениях писательниц-сентименталистов, в том числе Буниной.В ее стихотворении « Весна» (Весна), например, изображено locus amoenus ← 56 | 57 → в котором пастушки ведут беззаботный образ жизни; они довольны своей идиллической средой и бережливым питанием, обеспечиваемым природой:

Изображения сельскохозяйственных рабочих имели тенденцию быть менее идеализированными, чем изображения пастухов. Хотя описания его жизни были далеки от реалистичности, описания его работ часто перечисляли его различные задачи, поэтому персонаж поддается критике крепостного права. 31 В результате демократических тенденций сентиментализма сельскохозяйственный рабочий приобрел более крепостные черты, потеряв многие традиционные идеализирующие черты. Ему был дан голос, в котором он выразил сожаление по поводу несправедливости того, что ему пришлось жить гораздо худшей жизнью, чем жизнь его хозяина и любовницы, аспект, который я более подробно рассмотрю в пятой главе.

Персонаж крепостного предстает в жанре комической оперы, где, кажется, не раз становился рупором авторской критики заведения ← 57 | 58 → крепостного права.Эту точку зрения предлагает Веселовский, исследуя образы сельской местности в русской поэзии 18, и годов. 32 Например, в книге Якова Княжнина Нещесть ´ и от кареты (Несчастье кареты) крепостной жалуется на несчастную жизнь своих товарищей и товарищей по крепостным: хозяева говорят им, что пить и есть, и даже решить, за кого они могут выйти замуж; крепостной добавляет, что их хозяева высмеивают несчастья крепостных, но без их тяжелого труда умрут от голода.В комической опере « Анюта » Михаила Попова (1742 – ок. 1790) один из главных героев критикует аристократов, которые ничего не делают, кроме еды, питья, гуляют и спят, пока крестьяне работают в рабстве и даже вынуждены платить. их хозяева. Подобным образом крепостные фигурируют в баснях Ивана Хемницера (1745–1784). В «Празднике деревенском », например, , они жалуются, что они должны пахать, жать или сеять круглый год и никогда не могут наслаждаться моментом досуга. Опираясь на теории Юрия Лотмана, Присцилла Р.Рузвельт предположил, что драматическое искусство России конца 18, -го, -го и начала 19-го, -го, -го веков имело тенденцию вторгаться в повседневную жизнь, проявлением которой можно считать крепостного в комической опере. Правящий класс, однако, интерпретировал присутствие крепостного в комической опере не как призыв к отмене крепостного права, а скорее, как утверждает Саймон Карлинский в своем исследовании русской драмы, разоблачить злоупотребления институтом без изменения системы как такой. 33

Таким образом, появление литературного персонажа крепостного в определенной степени указывает на то, что правящие классы осознавали социальное неравенство.Несмотря на эту филантропическую мотивацию, авторы часто использовали крепостного для выражения своих взглядов на темы, отличные от крепостного права. Таким образом, крепостной стал еще одним драматическим персонажем, часто для создания комического эффекта, как показывает пример из сатирической поэмы Дениса Фонвизина (1744 / 45–1792). Его «Послание к слугам моим Шумилову, Ванке и Петрушке» (Послание моим слугам Шумилову, Ваньке и Петрушке) датируется 1760 годом, когда только зарождалась сентименталистская этика. Рассказчик - дворянин, размышляющий о смысле жизни и мира.Не найдя ответов, он спрашивает по очереди трех своих крепостных. Первый отвечает, что не знает смысла жизни, но знает, что ему всегда придется быть слугой. Второй крепостной добавляет, что ему не хватает образования, чтобы знать ответ на такой вопрос. Но он все же рассказывает своему хозяину, как устроен мир, по его мнению: от крепостного до царя все хотят заполнить ← 58 | 59 → их карманы, которые они могут сделать только обманом. Третий крепостной соглашается, предполагая, что единственная стоящая жизнь - эгоистичная. 34 Использование Фонвизиным крепостного не столько для выражения критики крепостного права, сколько для выражения развращенной человеческой морали. Характер крепостного поддается этой литературной задаче, потому что он безмолвный наблюдатель мира, в котором он не должен участвовать. Крепостной усиливает доверие к посланию автора: если даже простой крепостной может понять испорченное состояние человеческих отношений, то оно должно быть испорченным. Инструментализация характера крепостного препятствует серьезному изучению его социального положения.Он становится топосом, стереотипом, против которого отстаивают другие, более важные взгляды.

Более того, помимо своей функции повышения достоверности мнений автора, сопоставление спокойного образа жизни рассказчика с трудами крепостного служит литературной цели создания комического эффекта. В комической опере Николая Львова (1751–1803), Сильф, или мечта молодой женщины, (Сильфида, Сон молодой женщины) образ крепостного также создает забавный инцидент.Андрей, трудолюбивый слуга, жалуется на своего ленивого хозяина и протестует против своей судьбы в арии, обычном жанре, в котором тема крепостничества встречается в комической опере:

Согласно постановкам этой сцены, крепостной подметает садовые выходы в сторону. Его цель здесь - создать забавную паузу между более важными сценами, которые определяют сюжет. Хотя в его арии звучит критика социального неравенства крепостного права, ее преобладающий эффект трагикомичен. Как и подобает жанру комической оперы, характер крепостного наделен скорее клоунскими чертами, чем чертами критика общественных властных отношений.

Как только персонаж крепостного становится обычным явлением в комической опере, содержание его речи начинает терять значение. Крепостной превращается в сменную марионетку, единственной целью которой является развлечение публики, функция, которая упрощает его и его жалобы на его судьбу. Если зрители вообще сочувствуют крепостному, они делают это снисходительно, а не с целью вызвать социальные перемены. Обыденный образ крепостного оказывается способом «превращения крепостного в искусство».Выражение «убивать женщин в искусстве» использовалось в феминистских исследованиях для описания выбора нереалистичных и стереотипных представлений о женщинах в искусстве, которые «убивают» или стирают с лица земли женщин, потому что они предотвращают дискуссии о сложностях, с которыми женщины сталкиваются в реальной жизни. 37 Как только крепостной появляется в литературе - в облике комического персонажа - привилегированные классы могут почувствовать, что они выполнили свой долг, и могут избежать дальнейшего изучения последствий его присутствия для своей собственной ситуации.Стоит ← 60 | 61 → также следует отметить, что большинство актеров театральных представлений, проводившихся в загородных усадьбах, были крепостными, находившимися полностью во власти хозяина поместья. 38

Проблема социальных прав и социального положения женщин была еще одной темой, затронутой в различных литературных произведениях сентименталистов. Карамзин выразил обеспокоенность по поводу притеснения женщин в одной части своего «Послания к женщинам» (Послание к женщинам, 1795 г.), хотя он, кажется, считает, что проблема существует только в других странах, кроме России.Он использует освобождение женщин как предлог для российской войны против Османской империи, страны, которую он считает нецивилизованной и непросвещенной, и страной, в которой женщины подвергаются угнетению:

Карамзин поднимает здесь «женский вопрос», критикуя общества, отрицающие женщин. их свобода, терпимость к физическому насилию и принуждению к бракам по договоренности, которые официально стали незаконными в России в 1722 году. Трудно сказать, до какой степени Карамзин здесь также намекает на положение женщин в России, которым не разрешается разводиться даже в строгих условиях. жестокий муж.Выступая за социальную систему, которая позволяет женщинам выбирать себе супругов в соответствии с их склонностями, Карамзин, безусловно, поддерживает сентименталистские взгляды; он также предоставит женщинам право искать сексуального удовлетворения. Приведенная выше строфа содержит термины, которые вызывают республиканские идеалы, которые начали обсуждаться в то время: «узы», «освободить», «вольный», «власть» и «тиран» (оковы, освобождающие, свободный, власть, тиран), ставшие впоследствии ключевыми словами в сообщениях декабристов об их революционном проекте.

Еще одним признаком того, что в начале 19, -го, века возникло обсуждение гендерных ролей, является появление сильных женских персонажей в произведениях некоторых писателей-мужчин. В произведениях Константина Рылеева изображены героические женщины, которые берут на себя гражданские обязанности так же, как и мужчины. Карамзин, лелеявший образ наивной девушки в своих сентиментальных произведениях, отводит влиятельную роль в общественной сфере отважной и авторитетной женщине в своем романе «Марфа Посадница » («Марфа-мэр», 1803 г.).Не все приняли такой образ женщины. Фактически, один из его современников обвинил Карамзина в якобинстве за то, что он «… напоил» ← 62 | 63 → и глупая карга произносит речи в защиту вольностей новгородцев и ораторствует, как Демосфен. 41

Повышенное уважение к женщинам сентиментализма проявилось в том, что в начале -х годов века в мужском идеале женщины стали проявляться такие качества, как ум и образованность.Петр Макаров, например, был сентименталистом, который утверждал, что женщины должны иметь доступ к образованию и знаниям, резко критикуя мужчин, которые думали, что это может снизить физическую привлекательность женщины:

Карамзин тоже поддерживал идею о том, что женское влечение не действует. пребывайте только во взглядах: помимо добродетелей, таких как доброта и доброта, у нее также должен быть образованный ум. Это было одной из причин, по которой в 1960-х годах ученые стали считать Карамзина прогрессивным, а не реакционным писателем.Французский исследователь Жан Брейяр, например, выявляет демократические тенденции в символическом возвышении Карамзина женщин и в сентименталистских призывах улучшить образовательные возможности женщин.

То, как женщины оказались в центре внимания писателей-мужчин в сентименталистской культуре, дополнительно проиллюстрировано в другом месте в программном «Послании к женщинам» Карамзина. Например, его первые строки обращаются к женщинам следующим образом: ← 63 | 64 →

Здесь Карамзин реабилитирует понятие женственности после того низкого положения, которое она имела в эстетике Просвещения.Например, в произведении Михаила Ломоносова (1711–1765) «Разговора с Анакреонтом», написанном в 1760-х годах, любому писателю, осознающему свой гражданский долг, следует изгнать из пера любовные тексты. Мнение, поддерживаемое стихотворением Ломоносова, состоит в том, что зрелый мужчина должен гордиться своими достижениями как сознательный гражданин и политик и не должен бездельничать в компании женщин. Напротив, рассказчик послания Карамзина утверждает, что стремится принять женские ценности, которые он нашел в женских кругах, и решает жить семейной жизнью в их добродетельной и добросердечной компании, предпочитая славу и статус жизни воина. позволил бы ему. 44

Функционализация женщин в литературной культуре сентиментализма

Одним из недостатков такого рода концепции было то, что она объективировала и функционализировала женщин. Как и в культуре куртуазной любви, женщина в мужском сентименталистском мышлении стала отдаленным объектом мужских желаний, «универсальным идеалом, лишенным всякой субстанции». 45 В понимании Карамзина, выраженном в его «Послании к женщинам», считалось, что женщины оказывают на мужчин цивилизаторское воздействие, поэтому задача женщин заключалась в том, чтобы помочь мужчинам усовершенствовать себя.В его послании показано, как самый свирепый воин щадит жизни своих врагов, если его действия могут снискать благосклонность женщины его сердца. Рассказчик далее описывает, как в зрелые годы нежный взгляд женщины был наградой за зверства, которые ему пришлось перенести со стороны мужчин. Он также рассказывает, как сильно он восхищается благотворительной деятельностью монахинь. ← 64 | 65 → Хотя это наблюдение было призвано побудить мужчин подражать этому похвальному примеру, оно в конечном итоге функционализировало женщин, поскольку не признало их как существ со своими собственными правами и требованиями.В том виде мышления, который раскрывается в «Послании к женщинам» Карамзина, женщины идеализируются либо как авторитет, предлагающий символические награды за военные действия мужчин, либо как образцы добродетели и утонченности, у которых мужчины должны были учиться.

Женщина-читатель, в частности, стала символом и абстрактной точкой отсчета для писателя-сентименталиста-мужчины, потому что она помогла ему построить свою концепцию литературного творчества. Главная забота писателя-сентименталиста заключалась в том, чтобы его произведения нравились читательницам.Он адаптировал свой стиль, тематику и лингвистический уровень к тому, что, по его мнению, нравилось «представительницам прекрасного пола». Желание доставить удовольствие женской аудитории сопровождало и стимулировало его писательский процесс. Придавая особое значение женской речи и сфере их деятельности, мужчина-сентименталист хотел бросить вызов жестким классицистским нормам жанров. Женщины считались идеальными судьями качества литературного произведения, потому что они в значительной степени не знали традиционных требований жанра.Подобно тому, как Руссо нашел олицетворение врожденной добродетели в своей необразованной жене Терезе, у которой было чувство прекрасного, несмотря на ее необразованность, Карамзин считал женщин идеальными арбитрами вкуса именно потому, что они считались отчужденными от культуры. Во многом благодаря этой особенности многие ученые пересмотрели образ Карамзина как консервативного писателя и расценили важность, которую он придавал женщинам как читательницам и арбитрам вкуса, как продолжение демократических идеалов на женщин. 46

По мнению Хаммарберга, значение, которое сентиментализм придает читающей женщине, является значительным отходом от «традиционного взгляда на женщину как на пассивную, а на мужчину как на активную». Это правда, что, учитывая их символическое влияние на мужчин, женщины играли довольно важную роль в творческом процессе, и что авторы-мужчины, чувствуя необходимость адаптировать свое письмо к женскому вкусу, использовали более пассивные черты. Тем не менее, новая роль Карамзина для женщин в процессе литературного творчества определила большинство из них как читателей, а не авторов.Сентименталистская идеализация женщин как читательниц и арбитров вкусов лишь незначительно отличалась от их традиционной роли муз, пробуждающих поэтические чувства мужчин, не затрагивая основную гендерную парадигму. Несмотря на то, что женщина-читательница стала осью, вокруг которой вращалось сентименталистское литературное производство, женщины по-прежнему должны были управлять и контролировать, а не создавать и инициировать культуру ← 65 | 66 → деятельность. Каролин Хейдер и Арья Розенхольм утверждают, что в восприятии мужчин-сентименталистов «женщина не является производителем знака, но действует как знак». 47

Еще одним инструментом для женщин послужил тот факт, что символическое возвышение женщин сентиментализмом служило в значительной степени средством для мужчины исследовать свои эмоциональные способности. В этом отношении мужчина-сентименталист подражал традиции, обозначенной элегическими стихами, написанными с мужской точки зрения, например, в западноевропейской куртуазной культуре любви, где неприятие любимой женщины порождает обильные мужские монологи. Как утверждает Кэтрин Бейтс в отношении поэзии английского Возрождения, сценарий куртуазной культуры любви превращает жалкого мужчину-любовника amour courtois в мастера риторического остроумия. 48 Мужчина-сентименталист меняет риторическое мастерство на тонкости чувствительной души, однако способ, которым он инструментализировал женщин, воспринимая их как объекты своего литературного творчества, имеет сходство с культурой куртуазной любви. Как и мужчина-поэт в западных любовных стихах, рассказчик в сентименталистской литературе в основном занят «самоопределением себя», как отмечает Ян Монтефиоре. 49 Для Монтефиоре интроспективное исследование эмоциональных способностей своей души мужчиной-рассказчиком оказывается нарциссической деятельностью, в которой «другой» помогает сконструировать отражение самого себя.

Следовательно, быть «сентиментальным» в смысле «чувствительный» означало для мужчин и женщин разные вещи. Хотя это было средством выражения интеллектуальной свободы мужчины, это считалось неотъемлемой чертой женщины. Женщины были концептуализированы как чувствительные и пассивные существа, которым приходилось страдать, не имея возможности преодолеть страдания посредством интеллектуальных размышлений или конкретных действий. Гендерные различия оказали сильное влияние на сентименталистскую концепцию женской смерти, которую писатели-мужчины склонны связывать с концепциями добродетели.Поскольку женщины считались носителями моральной целостности, их жизнь не могла продолжаться после того, как они вступили в конфликт с требованием олицетворять врожденную добродетель. Когда им угрожали, их добродетель выходила на первый план. Эта идея часто встречается во французской литературе -го, -го и начала 19-го, -го, -го веков, как показывают следующие примеры.

В романе Бернардена де Сен-Пьера (1773–1814), Поль и Вирджиния (Пол и Вирджиния, 1788), главная героиня решает утонуть с тонущим кораблем, а не спастись, поскольку, чтобы спасти Придется снять с нее тяжелое платье.← 66 | 67 → Она умирает, положив руку на сердце и устремив взор к небу - само изображение святой. Роман Франсуа Рене де Шатобриана, Атала (1801), который был предшественником его апологии христианства, Le Génie du Christianisme (Гений христианства, 1802), также воспроизводит образ молодой женщины как самого себя. принесение в жертву благочестивой девы. Атала, христианка, выросшая в Америке, влюбляется в туземку. Однако, когда они собираются осуществить свою любовь, Атала решает отравить себя, чтобы исполнить желание своей матери, чтобы она оставалась девственницей.Жюли Руссо в году. Жюли, или новая Элоиза, (Жюли, или Новая Элоиза) умирает после того, как спасла одного из своих детей от утопления; смерть, по-видимому, была ее единственным способом избежать соблазна совершить прелюбодеяние. 50

Русская литература воспроизводила эти представления о женской добродетели и смерти, наиболее ярким примером которых является повесть Карамзина « Бедная Лиза». Как предполагает Наталья Кочеткова, эта история олицетворяет сентименталистское столкновение идеального и реального миров, конфликт, в котором женщина является воплощением идеала, обычно с трагическими последствиями.В этом случае Лиза совершает самоубийство после того, как ее соблазнили и бросили. Ее смерти, однако, предшествует состояние святого возвышенного религиозного просветления. Как отмечает Христо Манолакев, самоубийство Лизы - первое из целого ряда женских самоубийств в русской литературе за следующие два столетия, от Катерины Александра Островского в Грозе (Гроза) до Анны Карениной Льва Толстого. 51 В сентименталистском дискурсе этот тип женской смерти считался своего рода моральной победой.В повести Карамзина Юлия (Юлия) главная героиня обязана своей жизнью тому факту, что она сохранила свою врожденную добродетель, не уступая требованиям женской добродетели. Джулия разрывается между чувствами страсти и добродетели, каждое из которых символизируется разными мужчинами. В конце концов, у Джулии преобладает чувство долга и добродетели, и она находит счастье в уединенной жизни и удовлетворение своей роли бескорыстной матери и женщины. Смерть женщины также прославляется в стихотворном эпосе Карамзина Алина (1790), в котором главная героиня должна умереть - даже если, будучи преданной женой, она придерживается строжайших принципов добродетели, - когда ее муж Милон чувствует влечение к другому девочка.В отличие от мужа, Алина сохранила врожденную доброту и готова пожертвовать своей жизнью, чтобы он был счастлив. Ее самоотверженность ← 67 | 68 → намерение разжигает чувства Милона к ней, но Алина уже отравилась и умирает. 52

Поклонение природе как земному раю

Представление о женщине как о воплощении добра, ожидании, которому она должна была соответствовать, было связано с приравниванием женщины к природе. В течение 18, и века сенсационность подготовила почву в области философии для повышенного уважения к природе, не говоря уже о поклонении ей, как в Западной Европе, так и в России; Все более популярным становилось представление о том, что человеческие чувства лучше, чем человеческий разум, приспособлены к познанию и истине.Первоначально он был изложен философами, включая Джона Локка (1632–1704), Этьена Бонно де Кондильяка (1714–1780) и Шарля Бонне (1720–1793). В результате философской позиции сенсуализма и реакции на рационализм Просвещения в литературе начала -го -го века все больше начиналось рассматривать природу как источник духовности, поэтому природа пользовалась особенным уважением.

Тенденция была усилена религиозным течением деизма, который пытался доказать существование Бога без ссылки на Библию, культурный феномен, одобренный многими западноевропейскими и русскими писателями во второй половине 18, и веками.Согласно деизму, человек находит подтверждение своих религиозных чувств в своих собственных наблюдениях за природой. В своем романе «« Эмиль »(Эмиль) Руссо излагает свою концепцию религии как« внутренние чувства ». В разделе, озаглавленном « Profession de foi du vicaire Savoyard» (Исповедание веры савойского викария), он объясняет, что люди способны ощущать божественность без необходимости во внешних обрядах. Возможно, именно этот раздел побудил Екатерину Великую запретить перевод романа Руссо Emile .Тем не менее, об этом стало известно российским читателям, которые либо смогли прочитать французский оригинал, либо потому, что переводы раздела, включенного в другие произведения, смогли ускользнуть от цензуры. 53

Пантеизм был еще одним влиятельным религиозным и философским течением в конце 18, , века. Присутствие как в Западной Европе, так и в России ← 68 | 69 → мысли, это внесло значительный вклад в поклонение природе, обычное для сентиментализма. Пантеистический подход к жизни требует от человека различения существования Бога в различных проявлениях природы.Библия содержит пантеистические черты в некоторых псалмах, которые побуждают верующего прославлять величие Бога во всех проявлениях Творения, таких как солнце, луна, звезды, океаны, горы, леса, луга, каждое живое существо. вещи, все из которых несут в себе искру рая. Хотя пантеизм и увлечение природой как земным раем приобрели особую важность в начале века, они существовали уже в средние века, как в России, так и на Западе.Они сохранились в трудах религиозных мыслителей, таких как философ Блез Паскаль 17, -го, -го века. В своей книге Les Pensées (Мысли), в которой он попытался написать извинение за христианскую религию, он пытается убедить атеистов придерживаться христианской веры, заставляя их осознавать разнообразие вселенных, из которых состоит природа. Точно так же рассказчик в книге Бернара Ле Бовье де Фонтенеля Entretiens sur la pluralité des mondes (Беседы о разнообразии миров), опубликованной во Франции в 1686 году и переведенной на русский язык Анной Трубецкой в ​​1802 году, для объяснения прибегал к астрономии и науке. гелиоцентрическая планетная система даме во время их ночных прогулок. 54 Понятие множественности миров часто упоминается в русской сентименталистской литературе начала 19, , века. Это отражено, например, в названии главы «Множение миров» («Множество миров») в переводе Карамзина 1789 года «Созерцания природы » Бонне («Созерцание природы», 1764–1765). 55

В результате деистических и пантеистических течений культуры многие западноевропейские писатели второй половины 18, , века создали литературные произведения, в которых природа изображалась как земной рай или пытались продемонстрировать существование Бога. в наблюдениях за природой.Роман Де Сен-Пьера Поль и Вирджиния , ← 69 | 70 → упомянутый ранее, это пастырский набор на тропическом острове в Индийском океане, рай невинной любви и добродетели, разительно контрастирующий с развращенной культурой, в которой живет автор. Книга Де Сен-Пьера « Études de la nature » («Исследования природы»), опубликованная между 1784 и 1788 годами, была предназначена для демонстрации того, что природа была построена по плану Бога. Автор тщательно наблюдает за различными зрелищами природы, предполагая, что они вызывают у зрителя религиозные чувства.Произведения Шатобриана принадлежат к аналогичной культурной тенденции. В своей книге Genius of Christianity , опубликованной в 1802 году, он пытается убедить своих читателей принять христианскую веру, обращаясь к их чувствам и личным переживаниям и описывая чудеса природы. Еще одним показателем этой культурной тенденции является большая популярность сборника стихов Джеймса Томсона (1700–1748), основанного на Библии и пастырских стихах Вергилия: немецкий перевод романа Томсона «Времена года » (1726–1730). предоставил либретто для оратории Die Jahreszeiten (1799–1801) Джозефа Гайдна (1732–1803), композитора-классика. 56

Во второй половине 18, и века, русская культура была очарована понятием Рая. Сильная известность масонства является интересным примером. Масонская мысль была практически одержима идеей мельком увидеть Рай; Масонские ложи, часто называемые «восстановленным раем», предлагали своим членам прибежище, в котором они могли испытать «внутренний рай», внутреннее блаженство, которым наслаждаются прелапсарианцы. Масоны стремились восстановить «высшую мудрость», которой человек был наделен в Раю, чтобы они могли еще раз понять Божью «Книгу Природы», способность, утраченная после изгнания Адама.В своих ложах масоны также пытались ощутить «Вечный свет», который Бог послал своему избранному народу. 57

Очарование рая и природы как его зеркала нашло отражение в русской литературе. Под влиянием культурных тенденций деизма, пантеизма, увлечения Книгой Бытия и масонской мысли, сформировавших его ← 70 | 71 → думая в молодости, Карамзин перевел книгу Кристофа Кристиана Штюрма (1740–1786) Unterhaltungen mit Gott («Беседы с Богом») как Besedy s bogom , опубликованную в 1787–1789 годах.Лирическое эссе Карамзина «Прогулка» (Прогулка, 1789 г.) задумано в том же духе и явно является частью литературной традиции описания «философских» загородных прогулок, в том числе пасьянса Руссо Les rêveries du promeneur solitaire (Reveries of the Solitary Walker, 1782). ) , или ночные прогулки Фонтенеля с дамой, интересующейся астрономией. Еще одним источником вдохновения для «Прогулки» был упомянутый выше перевод Карамзина 1787 года Томсона « Сезоны ». 58 Хаммарберг предполагает в своем исследовании, что «Прогулка» описывает впечатления рассказчика во время загородной прогулки и размышления, возникающие при его размышлениях.Как и в его письмах русского путешественника , отрывки из которых были опубликованы между 1791 и 1792 годами, цель Карамзина - записывать все, что он видит, чувствует и слышит. Его исследования природы иногда включают научные элементы, например, когда он размышляет о бесконечности Вселенной, задаваясь вопросом, есть ли жизнь на других планетах. Создавать стихи - значит подражать идее Творения. Ночью, когда главный герой не может наблюдать за природой, его предают философские размышления о человеческих достоинствах и жизни после смерти.Восходящее солнце приветствуют гимнами Творению. Его религиозное состояние самовосприятия ночью напоминает книгу Эдварда Янга (1683–1765) «Ночные мысли » (1742–1745), книгу, на которую часто ссылаются сентименталистские литературные деятели. 59 ← 71 | 72 →

Рассказчик в «Прогулке» Карамзина - чуткий человек, восприимчивый к красоте Творения - черту, которую Карамзин описывает в своем эссе «Что нужно автору?» (Что нужно автору?, 1794), где он предполагает, что хороший писатель должен иметь чуткое сердце и высокие добродетели.В этой концепции автора должна быть гармония между внешним миром вдохновения и эмоциональной внутренней жизнью автора. Эссе Карамзина выражает эту точку зрения, утверждая, что божественный дар испорчен и бесполезен, если сосуд, который его принимает, нечист. В этих произведениях добро является неотъемлемой частью мужского характера, однако Карамзин поставил под сомнение эту концепцию к 1790-м годам. 60

Другой способ, которым Карамзин ответил на поклонение природе сентиментализма, - это его прием Саломона Гесснера (1730–1788).Швейцарский автор написал идиллии, населенные пастухами и пастушками, сидящими у кристально чистой воды ручьев или в тенистых рощах, где они слушают воркование горлиц. Работы Гесснера были известны в России с 1770-х годов. Интерес к нему и к русским переводам его идиллий достиг своего пика в 1790-х годах, но сохранялся до 1820-х годов. Иоахим Кляйн утверждает, что в 1770-х годах идиллии Гесснера начали затмевать эклоги Сумарокова, в основном вдохновленные французскими мотивами, главной темой которых была любовь.С другой стороны, идиллии Гесснера касались более широкого круга тем, включая дружбу, семью, детство, юность, старость, рождение и смерть, что сделало их привлекательными для многих писателей. 61 Многочисленные произведения Карамзина содержат отсылки к швейцарскому писателю, которого он считал воплощением добродетельного автора. Карамзин опубликовал свой перевод идиллии Гесснера «Das hölzerne Bein» («Деревянная нога») в 1783 году; его перевод биографии Гесснера появился в 1792 году. 62 ← 72 | 73 →

Символическое возвышение природы сентиментализма наиболее ярко представлено в жанре пасторали.Ссылаясь на идею Горация Beatus ille, , он прославляет спокойный и спокойный ритм деревенской жизни вдали от городской суеты. Гораций начал свою вторую оду словами « Beatus ille, qui proculgotiis… », то есть «Счастлив тот, кто вдали от деловых забот…». Русские подражания этой древней модели были часты в течение первых двух десятилетий 19, века, особенно в произведениях авторов, сочетавших идеализированный сентименталистский взгляд на природу с литературными идеалами неоклассицизма.Ссылки на мифологический Золотой век, когда люди жили в гармонии друг с другом и с «Творением», были частыми. Стихотворение Анны Волковой «Приятность сельской жизни», например, иллюстрирует эту тенденцию:

Идеализация природы часто ассоциировалась с литературными размышлениями о бренности жизни и ее материальных аспектах. такие как богатство и звание. Эта тема особенно присутствовала в масонской мысли с ее упором на внутренние ценности и жизнь после смерти.Многие произведения Сумарокова и Хераскова обращаются к быстротечности человеческой жизни. Это тенденция, связанная с высокой ценностью, приписываемой нео-стоическому понятию спокойствие, (спокойствие) в России 18, -го, -го века. Поэма «Водопад» (Водопад), написанная Гаврилой Державиным (1743–1816) в период с 1791 по 1794 год, выражает мысль о том, что созерцательный образ жизни предпочтительнее мирских благ и славы. В стихотворении используются метафоры ← 73 | 74 → которые происходят из мужских доменов, т.е.грамм. образ военачальника, стремящегося обрести бессмертную славу, усилия которого сравнивают с шумом и недолгой продолжительностью жизни водопада: стихотворение Державина предполагает, что люди упадут с высоты своей славы, как вода с шумом стекает с водопада, что является невыгодно по сравнению с мирным журчанием ручья, литературным приемом, намекающим на литературный сентиментализм. 65

Уравнение женщины с природой

Идеализация природы в сентименталистском дискурсе была связана с определенными гендерными моделями.Природа - земной рай, Бог - архитектор и мастер мира, а человек - земледелец, возделывающий Божий сад. В панегирических одах подобные черты приписываются правителю, который подражает примеру Бога при восстановлении земного рая в России. 66 С этими образами связан миф о Петре Великом как о царе и плотнике. Однако место и роль женщины иные. Являясь символом природы и созвучной ей, она не делает ничего, чтобы преобразить райский сад.И поскольку культура ее времени приписывала ей безупречную душу в силу ее пола, само ее существо отражает Творение. Панегиричные оды раскрывают разницу: если царь считается универсальным инженером своей страны, то царице часто приписывают ангельские черты. 67 ← 74 | 75 →

Карамзин воспроизводит сентименталистское уравнение женщины и природы в своей новелле Бедная Лиза : Эраст, главный герой мужского пола, аристократический, бежит из якобы испорченного мира цивилизации в поисках убежища в первозданной доброте природы.Он влюбляется в Лизу, крестьянскую девушку, которая олицетворяет восхищение сентиментализмом природой. Рассказчик комментирует нереалистичный сентименталистский взгляд на женщину и природу в следующих иронических выражениях:

В сентименталистской литературе природу часто называют «дочерью» Творца. За женской природой стоит мужское божество, превращающее ее в безматерную дочь патриархального бога, чья воля, власть и всемогущество проявляются во всех аспектах природы, независимо от того, насколько они малы или величественны.Такие гендерные коннотации природы и других природных явлений отражены в произведениях многих писателей-сентименталистов, как мужчин, так и женщин. Например, в своем сборнике стихов 1802 года сестры Мария и Елизавета Москвины связывают землю с женственностью. «Бурия» (Буря) - это стихотворение, в котором земля, первоначально описанная в идиллических терминах, подвергается нападению бури. Персонифицированная земля выражает «свои» страдания в прямой речи: ← 75 | 76 →

«Луна и солнце», еще одно стихотворение сестер Москвиной, является еще одной иллюстрацией сентименталистской тенденции ассоциировать мужественность с символами власти из мира природы.В нем рассказывается, как лирический персонаж изначально был очарован красотой луны, но пришел к пониманию того, что солнце является истинным лидером вселенной. Во многих стихотворениях конца 18, и годов солнце фигурирует как символ Творца и, следовательно, несет в себе мужской оттенок. 71

Образы женщины, связанные с природой, весной и раем, восходят к древним временам, к греческому мифу о Персефоне, похищенной в подземный мир Аидом и чье горе превращает мир в бесплодное, мрачное и негостеприимное место. 72 Похожая картина встречается в пасторале, где молодая девушка олицетворяет счастье и весеннюю Эдемскую природу. Если возлюбленная пастыря отвечает ему взаимностью и близка ему, его сердце наполняется счастьем; природа кажется идиллическим и приятным местом, locus amoenus . Ее отсутствие, напротив, вызывает мучения, описанные в образах, напоминающих изображения ада; мир становится темным и пустынным местом, locus terribilis .

В четвертой главе, посвященной Поспеловой, я буду обсуждать тот факт, что описания locus terribilis , окружающего жалкого пастуха, в конце 18 -х годов -го века, часто включались ← 76 | 77 → Готические образы, такие как кладбища и потусторонние видения возлюбленных.Русские читатели познакомились с готической литературой в 1780-х годах, когда стали появляться переводы «Элегии, написанной на деревенском погосте» (1751) Томаса Грея (1716–1771). Адаптация Карамзиным в 1792 году стихотворения Людвига Косегартена «Des Grabes Furchtbarkeit und Lieblichkeit» (Ужас и прелесть могилы), 73 была его ответом на готическую эстетику, изложенную в немецком и английском романтизме; его роман 1794 года, Остров Борнгол ´ м (Остров Борнхольм), также воспроизводит готические образы в изображении тирана, который держит молодую женщину в темнице. 74

Сумароков и другие поэты-классики используют образы из любовной лирики Петрархан, чтобы описать эмоциональный ад пастыря, описывая сердце жалкого любовника-мужчину как горящее, с ядом, текущим по его венам, и взгляды любимого человека, поражающие его, как стрелы. . Он не может оценить красоту цветущей природы, пока его возлюбленная отсутствует; напротив, он страдает тем острее. В конце концов, смерть кажется единственным спасением от его боли.

В пастырях обычно пастырь мужского пола жалуется на безответную любовь. 75 Отсутствие любимой заставляет его выражать свои чувства обильными лирическими монологами. Основополагающий гендерный паттерн функционализирует женщину постольку, поскольку ее роль - создавать счастье. Чтобы проверить подлинность его чувств и продемонстрировать свой добродетельный характер, она часто симулирует безразличие к пастырю. Ее собственные чувства, напротив, остаются невысказанными; она никогда не выражает отчаяния перед лицом безответной любви.Она - немой символ счастья и весны, всегда созвучный красоте Творения. ← 77 | 78 →

Женский персонаж судьбы в зарождающемся романтизме

Первые два десятилетия 19, и века стали свидетелями роста интереса к народной культуре, который нашел отражение в литературных произведениях. Поэты мужского и женского пола начали сливать классических персонажей, в том числе неуправляемую силу Судьбы, с божествами из русского фольклора. Частые ссылки на неконтролируемую силу Судьбы в этот период выражают романтический скептицизм по поводу доброты (мужского) человеческого сердца, который преобладал в сентименталистской мысли.

Евгений и Юлия, (Евгений и Юлия, 1784), первое произведение Карамзина, посвященное влиянию судьбы. Однако ее разрушительные силы наиболее отчетливо проявляются в его новелле Остров Борнхольм (1793), где он выражает пессимистическое мировоззрение, поскольку его герои неспособны не только к нравственному самосовершенствованию посредством воспитания, но и к преодолению. антисоциальные инстинкты. К настоящему времени Карамзин полностью отказался от веры в врожденную добродетель, заимствованную у Руссо после его разрыва с масонами в юности.Его повесть « Моя исповедь » («Моя исповедь», 1802) является саркастическим ответом на « исповеди » Руссо. 76

Русская литература с 1800 по 1820 год представляет судьбу таким образом, чтобы раскрыть некоторые этапы эволюции персонажа. Как олицетворение сил, неподвластных человеческому контролю, Судьба неизменно является женщиной, выступая либо - в древности - как полубогиня, наделенная властью править жизнью и смертью, либо - в политической идеологии - как разрушительный элемент.В греческой и римской мифологии судьбы - это три женщины, которые прядут, ткут и перерезают нити и ткань человеческих жизней. Миф пережил христианизацию; как обнаружила Мэри Келли в своем исследовании ритуального текстиля среди славянских деревенских женщин, это обнаруживается в славянских народных традициях:

Существует поразительное сходство между тремя судьбами и деятельностью трех женщин - ткачеством и ведением человеческой жизни. . Более того, их распущенные волосы соответствуют распущенным волосам, которые, как отмечает Фейт Вигзелл, были важным элементом призывания языческих (следовательно, нечистых) сил во время ритуалов гадания. 78

Фортуна как олицетворение неукротимой силы фигурирует в ряде 18 - и начала 19-го -го -го века русских литературных произведений женщин и мужчин. Жаловаться на ее несправедливость и непредсказуемость - обычное дело. Как и в стихотворении Волковой «К моей подруге», 79 , имя Фортуны очень часто просто служит метафорой (экономического) богатства. Также довольно часто встречается идея, что можно защитить себя от ударов Фортуны, вернувшись к созерцательной жизни в деревне, но только если он восприимчив к красоте природы.Говоря, что природа научила ее ненавидеть мимолетность даров Фортуны, лирическая личность Волковой открыто выражает ее пренебрежение высокой ценностью, приписываемой богатству. По ее мнению, Фортуна (представляющая экономическое богатство) противоположна природе; Истинное счастье пребывает в чистой душе и может быть достигнуто только через уважение к природе. 80

Представление о том, что горатовская идеализация деревни помогает людям развить внутреннюю силу и стать равнодушным к жизненным потрясениям, также встречается в произведениях Хераскова, автора ряда нравоучительных стихов.В «Спокойстве» его рассказчик утверждает, что человек может избежать того, чтобы быть «рабом Фортуны», только живя вдали от соблазнов города, например, в поместье дворянина. Вот стоицист считает, что достиг такой степени внутреннего ← 79 | 80 → сила, которую он осмеливается бросить вызов Фортуне, чтобы попытаться расстроить его спокойствие. 81 Однако его тон подразумевает, что ему нужно полагаться на (скрытую) агрессию в своих отношениях с Фортуной и ее непоследовательными махинациями, что противоречит стоическому безразличию.Параллели с лежащими в основе гендерными аспектами, связанными с республиканскими идеалами, предполагают, что для того, чтобы мужчина мог контролировать свои страсти, он должен подавлять любые женские или женские аспекты.

В произведениях Николая Львова (1751–1803), писателя, архитектора и коллекционера русских народных песен, Фортуна явно ассоциируется с сексуальным подтекстом. Лирический персонаж в поэме «Фортуна» (Фортуна), написанной в 1797 году из его загородного имения другу, демонстрирует уважение к женскому персонажу, а также гнев по отношению к нему.Он протестует, что не смог поймать эту «непостоянную», «летающую», «голую мадам», для которой люди столь же незначительны, как жабы или травяные змеи. Здесь Фортуна не только сексуально провокационна («голая»), но и умеет летать, как ведьма. Любые попытки рационального, научного объяснения ее действий тщетны, потому что ее сила - темная, дьявольская сила:

Хорошо зная, что Фортуна не будет рада услышать эти слова, рассказчик сдерживает резкость своих вспышек, делая вид, что потерял свою разум.Как и в Хераскове, благотворное влияние сельской местности - это панацея от ударов фортуны. Это также приносит сентименталистскую переоценку домашней сферы, поскольку те, кому посчастливилось жить в сельской местности, могут проводить вечера в компании своих семей, отдыхая под липами. Блаженство в сельской местности - награда для мужчин, отказавшихся от материальных занятий, таких как карьера в ← 80 | 81 → город или в суд. «Фортуна» Львова представляет придворного, который вполне может быть «фаворитом» Фортуны, но чья напряженная жизнь не приносит ему счастья: у него нет свободы, он вынужден «танцевать» и не находит времени для сна, потому что для этого лишит его милосердия Фортуны.

Описание суматошной жизни придворного иллюстрирует распространенный в сентименталистской культуре скептицизм по отношению к карьеризму и просвещенческим идеалам активности в погоне за общественной добродетелью. Понятие служения стало ассоциироваться с личным интересом. Более того, образ Фортуны как женщины, которая правит при дворе и к которой мужчины ищут благосклонности, напоминает правление и фаворитизм Екатерины Великой, которые часто принимали вид авантюры. 84 Поэма вполне может быть выражением мужского разочарования в связи с невозможностью оказывать какое-либо влияние в общественной сфере государства.Еще одна черта, которую Львов приписывает Фортуне, - это злая и безответственная мать (матушка чрезмерно бестолкова). Наконец, в другом стихотворении, «Счастье и удача» (Счастье и удача), Львов связывает Фортуну с понятием роскоши, когда он изображает ее как богатую невесту, чье обильное приданое и потребность в социальном взаимодействии делают ее жизнь лучше. Партнер, Счастье, невыносимое, вынуждает его оставить ее, чтобы уйти и жить в семье Любви. 85

Явные женские коннотации с Фортуной также встречаются в творчестве Ивана Дмитриева (1760–1837), поэта и друга Карамзина.В «Искатели Фортуны» («Искатели удачи»), заявив, что Фортуна - женщина (Фортуна женщина), рассказчик-мужчина советует читателю относиться к ней, как к любой другой женщине: игнорирование Фортуны заставит ее обратить на него внимание. В другом стихотворении «Пустынник и ← 81 | 82 → Фортуна (Отшельник и Фортуна), Фортуна изображается как богатая женщина с распущенными моральными принципами, которая пытается увести его от верной жены, разрушая мирную семейную жизнь главного героя в скромной хижине. 86

Одним из атрибутов роскоши, ассоциируемого с Фортуной, является колесница, о чем свидетельствует стихотворение Волковой «Размышление о превратности и непостоянстве счастья».Здесь лирический персонаж размышляет о мире, в котором

Здесь, несмотря на отсутствие агрессии и вызовов, характерных для произведений Хераскова, Львова или Дмитриева, Фортуна предстает в образе гордой и непоследовательной женщины.

«К судьбе» Урусовой («Судьбе», 1811) обращается не к Фортуне, доставляющей мирские блага, а к Судьбе, которая определяет жизнь людей. Он отображает аспекты пиетистских и стоических тенденций конца 18-х, -х, -х гг. То, как лирический персонаж признает свою вину, дает понять, что люди должны принять поступки судьбы:

Эти строки демонстрируют уважение к женскому авторитету.Словами, подобными молитве, скромный рассказчик просит прощения за ее жалобы. Вместо Фортуны, силы тьмы Львова, Судьба является источником света и просвещения:

Борясь за души своих протеже, Судьба здесь символизирует христианские ценности; позже ее описывают как благодетельную и щедрую. Хотя стихотворение содержит представление о битве, оно отличается от стихотворения Хераскова. Здесь сама Судьба изо всех сил пытается помешать людям от тщетных занятий, пытается защитить их от этого зла собственными руками, обучая отрешенности от мирских достижений и обеспечивая счастье ← 83 | 84 → и мир.Судьба Урусовой воспринимается как спаситель, с которым лирический персонаж не ссорится, а подчиняется ее воле.

Резюме

Во второй главе обсуждались некоторые литературные последствия сентименталистских гендерных концепций в России. Феминизация литературной культуры оказала положительное влияние, поскольку она сделала образование более доступным для женщин, и эта тенденция проявилась, например, в увеличении количества школ-интернатов для девочек. Этому развитию, возможно, способствовал сентименталистский интерес к чтению: в отличие от классицизма, когда чтение было привилегией элиты, чтение теперь стало доступным для людей из всех социальных слоев, включая женщин.В моду вошли романы и второстепенные поэтические жанры; они заменили драму и эпическую прозу, жанры, которые были наиболее высоко оценены во времена классицизма. Несмотря на эти тенденции к демократизации, большинство людей, живущих в России, были неграмотными и исключены из этих культурных достижений. Аналогичную двусмысленность можно найти в увеличении количества женских журналов. С одной стороны, они предоставили женщинам материалы для чтения, помогая им участвовать в культурных дискуссиях своего времени. С другой стороны, однако, многие из них были сосредоточены на моде, а не на литературе, и были склонны преуменьшать значение женщин.

Литературные салоны, число которых стало увеличиваться в первые десятилетия 19 -го века, предлагали женщинам возможность улучшить свое образование и платформу для интеллектуального обмена. В провинции также начали появляться культурные центры и салоны, дающие женщинам возможность участвовать в культуре. Однако крупные города оставались центрами этого вида деятельности. Несмотря на то, что стало легче приобщиться к чтению и культуре, жизнь в провинции по-прежнему представляет собой невыгодное положение для женщин, желающих получить признание в качестве писателей.

Эгалитарные принципы сентиментализма нашли отражение в литературных произведениях, в которых началось обсуждение концепции безусловной ценности всех людей. Институт крепостного права подвергался критике, особенно после того, как дворяне, освобожденные от государственной службы, вернулись в свои имения, где они оказались в непосредственной близости с последствиями крепостного права. Использование пасторального жанра отражало дихотомию, проистекающую из этого более прямого наблюдения за природой и крепостным правом.Фигура сельскохозяйственного рабочего на пастырях использовалась для критики крепостного права, в то время как фигура пастуха олицетворяла идеализирующие тенденции этого жанра. В жанре комической оперы фигура крепостного даже была упрощена и функционализирована.

Демократическая тенденция сентиментализма нашла свое отражение в дискуссиях о социальном неравенстве женщин в частях «Послания к женщинам» Карамзина, ← 84 | 85 → например, который включает лексику декабристов, хотя и применительно к женскому вопросу.Обратной стороной сентименталистского возвышения женственности было то, что он объективировал и функционализировал женщин, чья мнимая врожденная добродетель считалась идеальной предпосылкой для оценки качества литературных произведений, но не обязательно для того, чтобы стать авторами.

Типичной чертой сентиментализма было его поклонение природе и его концепция природы как земного рая, что проявилось в известной «Прогулке» Карамзина и в его ответе на произведения Гесснера. Природу воспринимали по-женски, что нашло отражение во многих пасторалях, а также в повести Карамзина Бедная Лиза .В конце концов, образ судьбы как элемента, нарушающего идиллическую деревенскую жизнь, также появился во многих ранних романтических работах. Судьба всегда воспринималась по-женски; в произведениях, написанных мужчинами, упоминания о ней часто имели сексуальный подтекст.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *