Демон стихотворение лермонтова: Мой демон — Лермонтов. Полный текст стихотворения — Мой демон

Содержание

Демон

Пародия — важный инструмент литературного процесса, который помогает совершиться переходу от одного направления к . Когда к середине XIX века романтизм изжил себя (уже в «Пиковой даме» Пушкина видна острая пародия на демонизм и байронизм 1830-х годов), подвергся пародированию и «Демон». Поэт-сатирик XIX века Василий Курочкин Василий Степанович Курочкин (1831–1875) — поэт, журналист, переводчик. Служил в ведомстве путей сообщения. Получил известность благодаря переводам произведений Беранже. Основал сатирический журнал «Искра». В начале 1860-х годов вступил в революционное общество «Земля и воля». После покушения Каракозова на императора был арестован и несколько месяцев просидел в тюрьме. Писал критические статьи о литературе для «Сына отечества» и «Петербургских ведомостей». ⁠ написал свою пародию на «Демона» в 1861 году, когда романтизм уже был старомоден и вызывал иронию. В русской традиции пародисты часто переиначивали классиков-романтиков, что связано со стремительностью смены эпох в русской литературе, нагонявшей западную «в пятилетку за три года». Доставалось не одному Лермонтову: можно вспомнить пародии Козьмы Пруткова на Жуковского. В своей пародии Курочкин иронизировал над ультраконсервативным журналистом Виктором Аскоченским Виктор Ипатьевич Аскоченский (1813–1879) — писатель, историк. Получил богословское образование, исследовал историю православия на Украине. В 1848 году издал первую книгу, посвящённую биографиям русских писателей. Известность Аскоченскому принёс антинигилистический роман «Асмодей нашего времени», вышедший в 1858 году. С 1852 года издавал ультраконсервативный журнал «Домашняя беседа». Два последних года жизни провёл в больнице для душевнобольных. ⁠ : «Печальный рыцарь тьмы кромешной, / Блуждал Аскоченский с клюкой, / И вдруг припомнил, многогрешный, / Преданья жизни молодой».

В 1879 году поэт Дмитрий Минаев Дмитрий Дмитриевич Минаев (1835–1889) — поэт-сатирик, переводчик Байрона, Гейне, Гюго, Мольера. Минаев получил известность благодаря своим пародиям и фельетонам, был ведущим автором популярных сатирических журналов «Искра» и «Будильник». В 1866 году из-за сотрудничества с журналами «Современник» и «Русское слово» просидел четыре месяца в Петропавловской крепости. ⁠ написал сатирическую поэму «Демон», которая начинается так:

Печальный демон, дух изгнанья,
К земле направил свой полёт,
Печальный демон, но не тот,
Что у Ефремова в изданьи
Прошёл без пропусков в народ.
То был не лермонтовский демон,
Не Мефистофель из гусар,
И в мире занят был не тем он,
Чтоб в нём отыскивать Тамар.

Минаевский Демон лишён демонизма — пародия высмеивает скорее бесцельных и праздных людей, чем романтического героя. Этим Демоном движет только любопытство, в котором он и приравнен к людям. Цель Минаева — социальная критика, а мчащийся «в ночном эфире» Демон — удобный «инструмент», чтобы в ироническом ключе показать исторические и культурные особенности разных стран, а также пороки и ханжество их граждан: англичан, французов, немцев. Заканчивается поэма выражением опасения за человеческий прогресс: «Прогресса начатое зданье / Из вековых, гранитных плит / Уже колеблется, дрожит…» Причина, по которой поэты-сатирики 1860–70-х выбирали «Демона» как объект пародии, — его несоответствие «духу времени», оторванность от современного контекста.

Эта оторванность усугублялась тем, что полный текст поэмы был опубликован в России относительно недавно: «Демон» стал новинкой, но не новостью.

В ХХ веке над главной лермонтовской поэмой продолжают смеяться, пренебрежительным отношением к ней порой даже бравируют: например, поэт Сергей Нельдихен Сергей Евгеньевич Нельдихен (1891–1942) — поэт. Участвовал в Первой мировой войне. Входил в группу акмеистов «Цех поэтов», посещал заседания литературной студии «Звучащая раковина». Нельдихен воспринимался современниками как «поэт-дурак», «певец глупости». После публикации в 1929 году книги стихов «С девятнадцатой страницы» он был арестован и отправлен в ссылку в Казахстан. В 1934 году вернулся из ссылки, жил в Москве, работал в «Пионерской правде». Сразу после начала войны был вновь арестован. Погиб в ГУЛАГе. В последние годы интерес к фигуре Нельдихена как к одному из теоретиков синтеза прозы и поэзии заметно вырос. ⁠ (фигура, правда, в литературе скорее маргинальная, хоть и очень интересная), хвалился, что не читал «Демона» и познакомился с ним при весьма пикантных обстоятельствах — прячась в шкафу у любовницы, когда не вовремя вернувшийся муж в приподнятом настроении решил продекламировать поэму своей жене.

В 1924 году Маяковский пишет стихотворение «Тамара и Демон», где с присущим ему гиперболизмом заявляет, что готов потеснить лермонтовского персонажа и стать новым любовником для Тамары. При этом Маяковский объединяет два разных текста — поэму «Демон» и стихотворение «Тамара», в котором героиня — грузинская царица Тамара, не тождественная Тамаре из «Демона», — бросает своих любовников в реку:

Ну что тебе Демон?
     Фантазия!
                    Дух!
К тому ж староват —
     мифология.
Не кинь меня в пропасть,
     будь добра.
От этой ли
     струшу боли я?

Более того, для достижения пародийного эффекта в конце стихотворения появляется сам Лермонтов, радующийся за «счастливую парочку». Патетическая тема низводится до бытового уровня: «Люблю я гостей. / Бутылку вина! / Налей гусару, Тамарочка!»

В 1927 году «Демон» попадается на зуб Ильфу и Петрову: в журнальном варианте «Двенадцати стульев» глава XLI «Под облаками» называлась по первой строке поэмы Лермонтова — «Печальный демон».

В ней можно встретить отсылки к вышеупомянутому стихотворению Маяковского: например, к сошедшему с ума отцу Фёдору, забравшемуся на скалу, ночью прилетает царица Тамара и ведёт с ним фривольный разговор: «Заходили бы, сосед. В шестьдесят шесть поиграем! А?» Сквозь эти отсылки просвечивает ироническое отношение к исходному материалу: в конце главы отец Фёдор распевает арию из оперы «Демон»: 

Через десять дней из Владикавказа прибыла пожарная команда с надлежащим обозом и принадлежностями и сняла отца Фёдора.

Когда его снимали, он хлопал руками и пел лишённым приятности голосом:

«И будешь ты цар-р-рицей ми-и-и-и-рра, подр-р-руга ве-е-ечная моя!»

И суровый Кавказ многократно повторил слова М. Ю. Лермонтова и музыку А. Рубинштейна.

Вероятнее всего, именно пышная опера Рубинштейна — опять же не соответствовавшая «духу времени» — стала новым катализатором иронии по отношению к поэме. Вместе с тем пародирование подтверждало абсолютно классический статус поэмы и её общеизвестность.

Впрочем, в советском литературном восприятии «Демона» есть один пример противоположного отношения: он связан с Великой Отечественной войной. Участница краснодонской подпольной организации «Молодая гвардия» Подпольная антифашистская молодёжная организация, созданная после оккупации Краснодона в 1942 году. Организация насчитывала около 110 участников, её участники распространяли антифашистские листовки, проводили диверсии. В январе 1943 года «Молодую гвардию» раскрыли, большинство её членов были подвергнуты жестоким пыткам, а затем убиты. ⁠ Ульяна Громова, погибшая вместе со своими товарищами, любила и знала наизусть поэму Лермонтова. Считается, что в гестаповской тюрьме она читала «Демона» вслух своим товарищам. Чтение «Демона» — две эмоциональные сцены в романе Александра Фадеева «Молодая гвардия»: в первый раз поэзия Лермонтова позволяет на короткое время забыть о «том ужасном мире», в котором живёт Громова и её подруги, во второй — работает как прямая агитация, позволяя найти воодушевление в самый мрачный час:

О, как задрожали в сердцах девушек эти строки, точно говорили им: «Это о вас, о ваших ещё не родившихся страстях и погибших надеждах!»

Уля прочла и те строки поэмы, где ангел уносит грешную душу Тамары.

Тоня Иванихина сказала:

— Видите! Всё-таки ангел её спас. Как это хорошо!

— Нет! — сказала Уля всё ещё с тем стремительным выражением в глазах, с каким она читала. — Нет!.. Я бы улетела с Демоном… Подумайте, он восстал против самого бога!

— А что! Нашего народа не сломит никто! — вдруг сказала Любка с страстным блеском в глазах. — Да разве есть другой такой народ на свете? У кого душа такая хорошая? Кто столько вынести может?.. Может быть, мы погибнем, мне не страшно.

«Демон» за 9 минут. Краткое содержание поэмы Лермонтова

С космической высоты обозревает «печальный Демон» дикий и чудный мир центрального Кавказа: как грань алмаза, сверкает Казбек, львицей прыгает Терек, змеёю вьётся теснина Дарьяла — и ничего, кроме презрения, не испытывает. Зло и то наскучило духу зла Все в тягость: и бессрочное одиночество, и бессмертие, и безграничная власть над ничтожной землёй. Ландшафт между тем меняется. Под крылом летящего Демона уже не скопище скал и бездн, а пышные долины счастливой Грузии: блеск и дыхание тысячи растений, сладострастный полуденный зной и росные ароматы ярких ночей.

Увы, и эти роскошные картины не вызывают у обитателя надзвёздных краёв новых дум. Лишь на мгновение задерживает рассеянное внимание Демона праздничное оживление в обычно безмолвных владениях грузинского феодала: хозяин усадьбы, князь Гудал сосватал единственную наследницу, в высоком его доме готовятся к свадебному торжеству.

Продолжение после рекламы:

Родственники собрались загодя, вина уже льются, к закату дня прибудет и жених княжны Тамары — сиятельный властитель Синодала, а пока слуги раскатывают старинные ковры: по обычаю, на устланной коврами кровле невеста, ещё до появления жениха, должна исполнить традиционный танец с бубном. Танцует княжна Тамара! Ах, как она танцует! То птицей мчится, кружа над головой маленький бубен, то замирает, как испуганная лань, и лёгкое облачко грусти пробегает по прелестному яркоглазому лицу. Ведь это последний день княжны в отчем доме! Как-то встретит её чужая семья? Нет, нет, Тамару выдают замуж не против её воли. Ей по сердцу выбранный отцом жених: влюблён, молод, хорош собой — чего более! Но здесь никто не стеснял её свободы, а там.

.. Отогнав «тайное сомненье», Тамара снова улыбается. Улыбается и танцует. Гордится дочерью седой Гудал, восхищаются гости, подымают заздравные рога, произносят пышные тосты: «Клянусь, красавица такая/ Под солнцем юга не цвела!» Демон и тот залюбовался чужой невестой. Кружит и кружит над широким двором грузинского замка, словно невидимой цепью прикован к танцующей девичьей фигурке. В пустыне его души неизъяснимое волненье. Неужели случилось чудо? Воистину случилось: «В нем чувство вдруг заговорило/ Родным когда-то языком!» Ну, и как же поступит вольный сын эфира, очарованный могучей страстью к земной женщине? Увы, бессмертный дух поступает так же, как поступил бы в его ситуации жестокий и могущественный тиран: убивает соперника. На жениха Тамары, по наущению Демона, нападают разбойники. Разграбив свадебные дары, перебив охрану и разогнав робких погонщиков верблюдов, абреки исчезают. Раненого князя верный скакун (бесценной масти, золотой) выносит из боя, но и его, уже во мраке, догоняет, по наводке злого духа, злая шальная пуля.
С мёртвым хозяином в расшитом цветными шелками седле конь продолжает скакать во весь опор: всадник, окавший в последнем бешеном пожатье золотую гриву, — должен сдержать княжеское слово: живым или мёртвым прискакать на брачный пир, и только достигнув ворот, падает замертво.

Брифли существует благодаря рекламе:

В семье невесты стон и плач. Чернее тучи Гудал, он видит в случившемся Божью кару. Упав на постель, как была — в жемчугах и парче, рыдает Тамара. И вдруг: голос. Незнакомый. Волшебный. Утешает, утишает, врачует, сказывает сказки и обещает прилетать к ней ежевечерне — едва распустятся ночные цветы, — чтоб «на шёлковые ресницы/ Сны золотые навевать...». Тамара оглядывается: никого!!! Неужели почудилось? Но тогда откуда смятенье? Которому нет имени! Под утро княжна все-таки засыпает и видит странный — не первый ли из обещанных золотых? — сон. Блистая неземной красотой, к её изголовью склоняется некий «пришелец». Это не ангел-хранитель, вокруг его кудрей нет светящегося нимба, однако и на исчадье ада вроде бы не похож: слишком уж грустно, с любовью смотрит! И так каждую ночь: как только проснутся ночные цветы, является.

Догадываясь, что неотразимою мечтой её смущает не кто-нибудь, а сам «дух лукавый», Тамара просит отца отпустить её в монастырь. Гудал гневается — женихи, один завиднее другого, осаждают их дом, а Тамара — всем отказывает. Потеряв терпение, он угрожает безрассудной проклятьем. Тамару не останавливает и эта угроза; наконец Гудал уступает. И вот она в уединённом монастыре, но и здесь, в священной обители, в часы торжественных молитв, сквозь церковное пенье ей слышится тот же волшебный голос, в тумане фимиама, поднимающемся к сводам сумрачного храма, видит Тамара все тот же образ и те же очи — неотразимые, как кинжал.

Продолжение после рекламы:

Упав на колени перед божественной иконой, бедная дева хочет молиться святым, а непослушное ей сердце — «молится Ему». Прекрасная грешница уже не обманывается на свой счёт: она не просто смущена неясной мечтой о любви, она влюблена: страстно, грешно, так, как если бы пленивший её неземной красотой ночной гость был не пришлецом из незримого, нематериального мира, а земным юношей. Демон, конечно же, все понимает, но, в отличие от несчастной княжны, знает то, что ей неведомо: земная красавица заплатит за миг физической близости с ним, существом неземным, гибелью. Потому и медлит; он даже готов отказаться от своего преступного плана. Во всяком случае, ему так кажется. В одну из ночей, уже приблизившись к заветной келье, он пробует удалиться, и в страхе чувствует, что не может взмахнуть крылом: крыло не шевелится! Тогда-то он и роняет одну-единственную слезу — нечеловеческая слеза прожигает камень.

Поняв, что даже он, казалось бы всесильный, ничего не может изменить, Демон является Тамаре уже не в виде неясной туманности, а воплотившись, то есть в образе хотя и крылатого, но прекрасного и мужественного человека. Однако путь к постели спящей Тамары преграждает её ангел-хранитель и требует, чтобы порочный дух не прикасался к его, ангельской, святыни. Демон, коварно улыбнувшись, объясняет посланцу рая, что явился тот слишком поздно и что в его, Демона, владениях — там, где он владеет и любит, — херувимам нечего делать. Тамара, проснувшись, не узнает в случайном госте юношу своих сновидений. Не нравится ей и его речи — прелестные во сне, наяву они кажутся ей опасными. Но Демон открывает ей свою душу — Тамара тронута безмерностью печалей таинственного незнакомца, теперь он кажется ей страдальцем. И все-таки что-то беспокоит её и в облике пришлеца и в слишком сложных для слабеющего её ума рассуждениях. И она, о святая наивность, просит его поклясться, что не лукавит, не обманывает её доверчивость. И Демон клянётся. Чем только он не клянётся — и небом, которое ненавидит, и адом, который презирает, и даже святыней, которой у него нет. Клятва Демона — блистательный образец любовного мужского красноречия — чего не наобещает мужчина женщине, когда в его «крови горит огонь желаний!». В «нетерпении страсти» он даже не замечает, что противоречит себе: то обещает взять Тамару в надзвёздные края и сделать царицей мира, то уверяет, что именно здесь, на ничтожной земле, построит для неё пышные — из бирюзы и янтаря — чертоги. И все-таки исход рокового свидания решают не слова, а первое прикосновение — жарких мужских уст — к трепещущим женским губам. Ночной монастырский сторож, делая урочный обход, замедляет шаги: в келье новой монахини необычные звуки, вроде как «двух уст согласное лобзанье». Смутившись, он останавливается и слышит: сначала стон, а затем ужасный, хотя и слабый — как бы предсмертный крик.

Брифли существует благодаря рекламе:

Извещённый о кончине наследницы, Гудал забирает тело покойницы из монастыря. Он твёрдо решил похоронить дочь на высокогорном семейном кладбище, там, где кто-то из его предков, во искупление многих грехов, воздвиг маленький храм. К тому же он не желает видеть свою Тамару, даже в гробу, в грубой власянице. По его приказу женщины его очага наряжают княжну так, как не наряжали в дни веселья. Три дня и три ночи, все выше и выше, движется скорбный поезд, впереди Гудал на белоснежном коне. Он молчит, безмолвствуют и остальные. Столько дней миновало с кончины княжны, а её не трогает тленье — цвет чела, как и при жизни, белей и чище покрывала? А эта улыбка, словно бы застывшая на устах?! Таинственная, как сама её смерть!!! Отдав свою пери угрюмой земле, похоронный караван трогается в обратный путь. .. Все правильно сделал мудрый Гудал! Река времён смыла с лица земли и высокий его дом, где жена родила ему красавицу дочь, и широкий двор, где Тамара играла дитятей. А храм и кладбище при нем целы, их ещё и сейчас можно увидеть — там, высоко, на рубеже зубчатых скал, ибо природа высшей своей властью сделала могилу возлюбленной Демона недоступной для человека.

Тема демона и демонизма в творчестве Лермонтова

"Демон".
Иллюстрация М. Врубеля
Тема демона и демонизма является одной из наиболее ярких в творчестве выдающегося русского поэта и писателя М. Ю. Лермонтова.

В этой статье представлены материалы о теме демона и демонизма в творчестве Лермонтова: список произведений на данную тему и мнение критиков.


Смотрите: 
Краткое содержание поэмы "Демон"
Все материалы по поэме "Демон"

Тема демона и демонизма в творчестве Лермонтова

М. Ю. Лермонтов развивает тему демонизма на протяжении почти всей своей жизни. Эта тема восходит к библейской легенде о падшем ангеле, восставшем против Бога и превратившемся в духа зла. Очевидно, в этом смысле на Лермонтова оказали влияние стихотворения Пушкина "Демон" (1824) и "Ангел" (1827).

Тема демонизма в творчестве Лермонтова появляется как в лирике (стихотворение "Мой демон" и другие), так и в прозе (образ Вадима и отчасти Печорина) и драме (образ Арбенина).

Главное произведение Лермонтова о демонах и демонизме - это поэма "Демон". Лермонтов задумал это произведение в 1829 году и работал над ней почти до конца жизни - около 10 лет.

Стихотворение "Мой демон" ("Собранье зол его стихия...") от 1829 г. относится к тому же году, что и первые наброски поэмы "Демон", и намечает философскую проблематику поэмы.

Существует стихотворение с тем же названием "Мой демон" ("Собранье зол его стихия..."), датированное 1830-1831 гг. В этой новой версии остались только первые четыре строки. В нем полемика с "Демоном" Пушкина (1824) становится резче и очевиднее.

В стихотворении "Молитва" ("Не обвиняй меня, всесильный...") от 1829 г. демон присутствует незримо.

В поэме "Азраил" (1831 г.) исследователи видят ранний первообраз "Демона". Азраил или Израил — имя ангела смерти, одного из четырех главных ангелов мусульманской мифологии. В поэме "Азраил" это падший ангел, который гораздо ближе к будущему образу Демона. Азраил даже рассматривался иссладователями как первообраз Демона, но в отличие от Демона, он не творит зла. Замысел этой поэмы Лермонтов развил в "Ангеле смерти" и "Демоне".

Еще одно стихотворение, связанное с темой демона и демонизации - "Я не для ангелов и рая..." (датируется концом 1831 г.). Это стихотворение по смыслу является послесловием или одной из версий посвящения к поэме "Демон". В рукописи Лермонтова текст стихотворения следует непосредственно за третьей редакцией поэмы "Демон", что говорит об их связи.

Стихотворение "Послушай, быть может, когда мы покинем..." (датируется 1832 г.) содержит также тематические и мотивные параллели с поэмой "Демон".

В поэме "Сказка для детей" (датируется 1840 г.) появится уже иной демон, "аристократ", "не похожий на черта", умный и ироничный, введенный в бытовую среду. В поэме "Сказка для детей" демон лишен сложного душевного мира и героического ореола.

Е. Соснина о демонизме в произведениях Лермонтова:

"Тема демонизма проходит через все творчество Лермонтова: в лирике («Мой демон»), в прозе (Вадим и отчасти Печорин) и в драме (Арбенин). Среди поэм с замыслом «Демона» имеют несомненную связь «Азраил» и «Ангел смерти».

Традиции этого образа коренятся в западной литературе: «Потерянный рай» Мильтона (ср. у Лермонтова выражение «посла потерянного рая»), «Каин» и «Небо и земля» Байрона (падение ангелов, отдавшихся земной любви), «Любовь ангелов» Т. Мура, «Лалла-Рук» его же (глава «Рай и пери»), «Элоа» Альфреда де Виньи. Но подготовка этого образа именно в такой стилистической обработке, как у Лермонтова, была уже и на русской почве: у Пушкина («Мой демон» и «Ангел»), у Подолинского («Див и пери», 1827). "
(Е. Соснина, комментарии к поэме "Демон", "Полное собрание сочинений Лермонтова в 10 томах", том 4, Москва, из-во "Воскресенье", 2000 г.)

О. В. Миллер и Ю. М. Прозоров о теме демонизма в поэме "Демон" Лермонтова:

"Поэма Лермонтова ["Демон"] основана на библейском мифе о падшем ангеле, восставшем против Бога. К этому образу, олицетворяющему «дух отрицания», обращались многие европейские поэты (Сатана в «Потерянном рае» («Paradise lost», 1667) Дж. Мильтона, Люцифер в трагедии Дж.-Г. Байрона «Каин» («Cain», 1821), Мефистофель в «Фаусте» («Faust», 1808-1831) И.-В. Гете, Падший дух в поэме А. де Виньи «Элоа, или Сестра ангелов» («Eloa, ou la Soeur des Anges», 1822), а также А. С. Пушкин в стихотворениях «Демон» (1823) и «Ангел» (1827)).

Однако Лермонтов в разработке сюжета и трактовке главного образа вполне оригинален и не идет за кем-либо из своих предшественников. Существенная черта своеобразия лермонтовского «Демона» состоит в том, что это трагическая поэма. Сквозь символико-философскую форму в ней проступают черты лермонтовского миросозерцания, идейные и нравственные искания поэта."
(О. В. Миллер и Ю. М. Прозоров, комментарии к поэме "Демон", "Собрание сочинений М. Ю. Лермонтова в 4 томах", том 2, СПб. 2014)

Это были материалы о теме демона и демонизма в творчестве Лермонтова: список произведений на эту тему и мнение критиков.

Смотрите: 
Все материалы по поэме "Демон"
Все материалы по творчеству Лермонтова

Лермонтов «Демон» – анализ - Русская историческая библиотека

Центральное место в поэтическом творчестве Лермонтова занимает поэма «Демон» (см. её краткое содержание и полный текст). Он задумал ее пятнадцатилетним мальчиком и работал над ней всю жизнь. Сохранилось пять редакций, но и последнюю нельзя считать окончательной; поэт так любил свое создание, что даже та ослепительно-нарядная одежда, в которой оно до нас дошло, не казалась ему достаточно пышной.

 

Лермонтов. Демон. Краткое содержание. Иллюстрированная аудиокнига

 

Сюжет «Демона» характерен для романтической школы: бессмертный дух, влюбляющийся в смертную женщину, изображен в поэме Ламартина «Падение ангела»; ангел, из сострадания любящий демона, появляется в мистерии Альфреда де Виньи «Элоа»; падший дух, гордый и несчастный, выведен в поэме Байрона «Каин». Вообще образ могучего духа, восстающего против Бога и носящего на челе печать проклятия и отвержения, привлекал романтиков своим титаническим величием.

У Лермонтова «печальный демон, дух изгнанья» летает над вершинами Кавказа. Мрачная и дикая красота горного края обрамляет его гордый и зловещий образ. Но лермонтовский демон не похож на библейского сатану: он не любит зла, ибо нигде не встречает сопротивления. «И зло наскучило ему».

Он тоскует по тем дням, когда «в жилище света блистал он, чистый херувим», тяготится своим могуществом, своим беспредельным одиночеством, своей бесплодной свободой.

 

И все, что пред собой он видел,
Он презирал и ненавидел.

 

На высоком утесе, на плоской крыше замка княжна Тамара среди игр и песен подруг ожидает жениха. Демон видит ее и

 

…на мгновенье
Неизъяснимое волненье
В себе почувствовал он вдруг.
Немой души его пустыню
Наполнил благодатный звук,
И вновь постигнул он святыню
Любви, добра и красоты…

 

Такое внезапное перерождение было бы невозможно для духа зла. Но лермонтовский демон под маской злого духа прячет вполне человеческое лицо разочарованного романтического героя. Он губит жениха у часовни в ущелье гор – и невесте, рыдающей над трупом, нашептывает влюбленные и страстные слова:

 

Лишь только ночь своим покровом
Верхи Кавказа осенит,
Лишь только мир волшебным словом
Завороженный, замолчит…
К тебе я стану прилетать,
Гостить я буду до денницы
И на шелковые ресницы
Сны золотые навевать.

 

Тамара уходит в монастырь, надеясь, что голос соблазнителя не проникнет в святую обитель. Но и в келье она неотступно думает о нем…

 

Святым захочет ли молиться,
А сердце молится ему.

 

Демон находит ее и там. Его влечет любовь, он «входит, любить готовый, с душой, открытой для добра». Он верит, что для него возможно обновление, что любовь чистой девушки спасет его.

В большом лирическом монологе демон исповедуется перед Тамарой и умоляет ее:

 

О, выслушай – из сожаленья!
Меня добру и небесам
Ты возвратить могла бы словом.

 

Он касается поцелуем ее губ, и в это мгновенье она умирает. Ангел на золотых крыльях несет ее душу в рай; демон, как шумный вихрь, взвивается из бездны и заявляет: «Она моя». Но ангел отвечает:

 

Исчезни, мрачный дух сомненья!
Довольно ты торжествовал…
Она страдала и любила
И рай открылся для любви.
Побежденный демон проклинает свои «безумные мечты «.
И вновь остался он, надменный,
Один, как прежде, во вселенной
Без упованья и любви.

 

Образ Демона до конца остался неясным Лермонтову. Он подчеркивает искренность его любви, его обращения к «добру», его раскаянья, а вместе с тем дает понять, что его вдохновенные и пламенные речи были только соблазном и обманом. В волнах лирического потока образ падшего духа дробится и расплывается. Мы так и не знаем, к чему стремится демон: спасти себя любовью чистой девушки или погубить ее своими коварными соблазнами. И эта двойственность знаменательна: в самом поэте была борьба добра со злом, нераскаянной гордыни и жажды искупления.

Тамара и Демон. Художник М. Врубель, 1890

 

В «Демоне» стих Лермонтова достигает необычайной образной и эмоциональной насыщенности. И описания природы, и язык раскаленных страстей, и борьба идей необыкновенно напряжены. Как роскошная природа Грузии, поэма сверкает драгоценными камнями, звенит голосами птиц, благоухает ароматами южного полдня. Поэт без меры расточает свои поэтические сокровища; в русской литературе, пожалуй, нет поэмы более пышной и живописной.

 

«Мой демон»(1829), анализ стихотворение Лермонтова

Образ Демона привлекал ощущавшего свое глубокое одиночество Лермонтова всю жизнь. Впервые он обращается к этому образу в пятнадцатилетнем возрасте, написав в 1829 году стихотворение «Мой демон».

Слово «демон» ни разу не употребляется в самом стихотворении - оно вынесено лишь в название. Притяжательное местоимение «мой», означающее принадлежность кому-то, в сочетании со словом «демон» подчеркивает глубоко личностное видение и понимание Лермонтовым этой фигуры.

Композиционно стихотворение состоит из шестнадцати строк. Оно цельное, без разделения на строфы. Астрофические стихи служат в данном случае для создания цельного образа Демона и расширения интонационно-синтаксического звучания темы.

В первых восьми строках Лермонтов изображает Демона через природу, создавая при этом отчетливый мотив движения – шум дубров, пена рек, носясь меж облаками. Приносящему разрушения и страдания Демону по душе «роковые бури». Символ мятежного начала, Демон привлекает юного поэта силой духа, своим неутомимым стремлением к действию. Титан, презревший власть Бога, восседает на своем «недвижном троне», властвуя над миром человеческих чувств, страстей, пороков.

С помощью анафоры «Он» поэт раскрывает внутреннюю сущность образа Демона – равнодушный к страданиям людей («Он все моленья отвергает,// Он равнодушно видит кровь») Демон ненавидит мир, весь смысл его существования – губить все доброе. Поэт рисует фигуру Демона, этого воплощения зла («Собранье зол его стихия»), во всем своем страшном и одновременно притягательном величии. Но при этом лермонтовский Демон удивительным образом сочетает величие и мощь титана с печалью и унынием («Сидит уныл и мрачен он»): обрекший сам себя на такое существование, Демон бесконечно одинок в этом мире, его окружают лишь «ветры онемевшие», и ни одна живая душа не разделит его одиночество.

В ключевых строках, являющихся композиционной вершиной стихотворения: «И звук высоких ощущений// Он давит голосом страстей» подчеркивается, что Демон все-таки подвластен высоким чувствам, но он намеренно подавляет в себе любые порывы души.

Стихотворение написано придающим плавность четырехстопным ямбом. Перекрестная рифмовка в сочетании с чередованием мужской и женской рифмы придают произведению строгость и торжественность. Ассонанс «о» передает силу и величие образа Демона, а ассонанс «е» придает некоторую приглушенность внутреннему миру титана, ведь все доброе уничтожается им в своей душе.

Высокая лексика (очей, моленья, презрел) и устаревшие слова (неземных), помогают передать величие образа Демона. Этой же цели служат изобразительные средства: метафоры (пена рек, ветров онемевших) и эпитеты (бури роковые, недвижный трон, высоких ощущений, чистую любовь, неземных очей).

Ощущая трагическую раздвоенность своего мироощущения, Лермонтов воплощает ее в образе Демона – одновременно великого и бесконечно одинокого, отверженного создания, «лишнего» в мироздании.

  • «Родина», анализ стихотворения Лермонтова, сочинение
  • «Парус», анализ стихотворения Лермонтова
  • «Пророк», анализ стихотворения Лермонтова
  • «Тучи», анализ стихотворения Лермонтова
  • «Герой нашего времени», краткое содержание по главам романа Лермонтова
  • «Демон», анализ поэмы Лермонтова
  • «Бородино», анализ стихотворения Лермонтова
  • «Утес», анализ стихотворения Лермонтова
  • «Листок», анализ стихотворения Лермонтова
  • «Дума», анализ стихотворения Лермонтова
  • «Три пальмы», анализ стихотворения Лермонтова
  • «Нищий», анализ стихотворения Лермонтова
  • «Молитва (В минуту трудную...)», анализ стихотворения Лермонтова
  • «Смерть поэта», анализ стихотворения Лермонтова
  • «Выхожу один я на дорогу», анализ стихотворения Лермонтова

По произведению: «Мой демон»

По писателю: Лермонтов Михаил Юрьевич


Демон (Лермонтов Михаил) - слушать аудиокнигу онлайн

Описание

Поэма Михаила Лермонтова «Демон» принадлежит к шедеврам не только лермонтовской, но и всей мировой романтической поэзии. Первый вариант поэмы Лермонтов набрасывает еще четырнадцатилетним мальчиком, в 1829 году. С тех пор он неоднократно возвращается к этому сочинению, создавая различные редакции, в которых обстановка, действие и детали сюжета меняются, но образ главного героя сохраняет свои черты.
Последний вариант поэмы относится к 1839 году. Но свою работу над «Демоном» поэт не закончил и печатать не собирался. Ни авторизованной копии, ни тем более автографа поэмы в этой последней редакции нет. Задолго до первой публикации, поэма «Демон» разошлась в списках и вызвала восторженный отклик современников. В настоящее время «Демон» издается по списку, напечатанному для великой княгини в 1856 году. Родственник поэта А.И. Философов был воспитателем одного из великих князей и напечатал эту редакцию «Демона» в Германии, в Карлсруэ, где в тот момент находился двор наследника. Книга была издана очень небольшим тиражом – всего 28 экземпляров — специально для придворных. На титульном листе списка Философова написано: «Демон». Восточная повесть, сочиненная Михаилом Юрьевичем Лермонтовым 4-го декабря 1838 года…» Имеется там также и дата списка: «Сентября 13-го 1841 года», что свидетельствует о том, что список этот делался уже после смерти Лермонтова.
Фрагменты поэмы были опубликованы Белинским в «Отечественных записках». Он писал в марте 1842 года о творчестве Лермонтова: «…содержание, добытое со дна глубочайшей и могущественнейшей натуры, исполинский взмах, демонский полёт – с небом гордая вражда, — всё это заставляет думать, что мы лишились в Лермонтове поэта, который по содержанию шагнул бы дальше Пушкина».

Другое название

Демон. Восточная повесть

Поделиться аудиокнигой

Анализ поэмы М.Ю. Лермонтова "Демон" » Сочинения, ЕГЭ по литературе 2019

Поэма М.Ю.Лермонтова «Демон» по праву считается вершиной русской романтической поэзии. Замысел ее воз­ник еще в 1829 году. Поэт работал над ним почти всю свою творческую жизнь, создав восемь вариантов поэмы. Лер­монтов нарисовал яркий образ — портрет Кавказа — из совокупности экзотических пейзажей, зарисовок патриар­хального быта и оригинальных персонажей, на фоне кото­рых предстал главный герой. Но более всего оригинальный авторский подход виден в понимании конфликта и в рас­крытии образа Демона: здесь сказались отзвуки новейших для того времени воззрений на проблему личности.

Демон Лермонтова — образ человечный и возвышен­ный, вызывает не ужас и отвращение, а сочувствие и сожаление. Он воплощение абсолютного одиночества. Демон одинок поневоле, он страдает от своего тяжкого одиночества и преисполнен тоски по духовной близости. Демон существует как бы на грани разных миров, и пото­му-то Тамара представила его следующим образом:

То не был ангел-небожитель,

Ее божественный хранитель:

Венок из радужных лучей

Не украшал его кудрей.

То не был ада дух ужасный,

Порочный мученик — о нет!

Он был похож на вечер ясный:

Ни день, ни ночь — ни мрак, ни свет!..

В поэме Лермонтова предстает не дерзкий претендент на власть небесного владыки, не возмутитель спокойствия и порядка во вселенной, не враг человечества. Лермонтов создал образ жертвы несправедливого мироустройства.

Демон тоскует по гармонии. Он страдает от противо­речий, раздирающих все вокруг него. Демон тоскует по справедливости, но и она недоступна для него, потому что не может быть справедливым мир, основанный на борьбе противоположностей. Демон не только сам страдает, но и обязан мучить людей.

Ничтожной властвуя землей,

Он сеял зло без наслажденья,

Нигде искусству своему

Он не встречал сопротивленья

И зло наскучило ему.

 И он искал примирения с извечным противником, жаждал возрождения к новой участи, искал общения с чистой душой, пытался полюбить с «неземной страстью» — бескорыстно и самозабвенно. В этом смысле его встреча с Тамарой не случайна, а подготовлена всеми предыдущими нравственными исканиями. Демон не намеревался иску­шать ее: он искренне полюбил, а такая любовь предпола­гает готовность приносить добро. И столь же искренним он был, когда явился на необычное свидание:

И входит он, любить готовый,

С душой, открытой для добра,

 И мыслит он, что жизни новой

Пришла желанная пора.

Демон готов отказаться от свободы в одиночестве, чтобы обрести расцвет души в общении. Однако его наме­рениям не дано сбыться. Примирение с небесами не состо­ялось: Демона оттолкнули. Чистая любовь не осуществи­лась- его опять заставили сыграть роль искусителя. В келье Тамары его уже поджидает Ангел: «И вместо сладкого привета Раздался тягостный укор». Посланец небесного владыки назвал его духом беспокойным и порочным, а в посещении Тамары увидел злой умысел. Не стерпев уни­жения, Демон вступает в борьбу за душу Тамары, но теперь не ради ее любви, а чтобы доказать свое могущество и превосходство над Ангелом. Так на пути нравственных исканий Демон совершил поворот вспять. «И вновь в душе его проснулся Старинной ненависти яд» — эта психологи­ческая мотивировка объясняет срыв намечавшегося пере­рождения Демона.

У современников Лермонтова постоянно возникали вопросы о том, почему в основе мироустройства лежит трагичная дисгармония. У реалистов и романтиков ответы были разными по выражению, но почти одинаковыми по существу.

Так, например, и у Пушкина в поэме «Медный всад­ник» возникал вопрос: кто виноват в трагедии «бедного Евгения», чье счастье разбито наводнением? И Пушкин помогал читателю понять: не император-преобразователь, не «разъяренная Нева», не случай и слепые стихии вино­ваты, а историческая необходимость всему причиной.

Лермонтов же обратился к древнему мифу, чтобы в духе романтических воззрений представить извечно траге­дийную основу мира.

В поэме Лермонтова «Демон» особенным образом преломились настроения и духовные искания 1830-х годов. Однако ее значение шире тех исторических рамок: поэма увлекла своим содержанием и эстетическими достоинства­ми многие поколения русских читателей.

Демон Михаила Лермонтова

Там, где земля не знает времени
, где нет конца кострам,
и обреченные тени часто имеют свойство
бормотать песни, которые плохо рифмуются,

там лежит Демон, еще одна жертва своего царства.

и один за другим шли века,
- минута за минутой,
- однообразно скучно.

Устав от своей империи, он вскоре объявил
маленьким трепетом,
миром случайностей,
изумрудным холмом,
чьим-то взглядом.
«Я буду жить!», - наивно воскликнул он.

И долго он смотрел с восхищением,
на прекрасный вид; как будто во сне

Широкая земля h

Где земля не знает времени
где нет конца кострам,
и обреченные тени часто имеют тенденцию
бормотать песни, которые плохо рифмуются,

там лежит Демон, еще одна жертва своего королевства.

и один за другим шли века,
- минута за минутой,
- однообразно скучно.

Устав от своей империи, он вскоре объявил
маленьким трепетом,
миром случайностей,
изумрудным холмом,
чьим-то взглядом.
«Я буду жить!», - наивно воскликнул он.

И долго он смотрел с восхищением,
на прекрасный вид; как будто во сне

По широкой земле он начал блуждать;
в горах Кавказа он остановился,
там обронил отчаянный вздох надежды,
он увидел невесту, которая заставила его задуматься

и наполнила его душу струнами и радостью.

слов больше не вышло. . . он забыл?

Царевна Тамара было ее божественным именем;
но небеса не простили
его очи из огня,
никто не мог пережить
природу его желания,
когда внезапно раздались плачущие песнопения судьбы;

такое одиночество на безжизненном лице гордости.

Коварный Демон с адскими мечтами
искушал его; в мыслях
под мраком, в ночных тенях,
он искал губы своей возлюбленной.

Нет искупления для тех, кто не может говорить
или свободно прикасаться; на этой земле или намного выше
, где все белее бледного голубя,
посреди самого синего океана или кавказской вершины;
вечное несчастье, тихое и мрачное,
страдание от невозможности любить -

так написал другой русский друг.

Раздался мучительный, жестокий крик,
тревоживший ночную тишину.
В нем были любовь и твердое ядро ​​боли,
упрека, последняя отчаянная молитва,
и затем безнадежное, вечное
прощание с жизнью - все это было там.

Мы обижаем то, что любим больше всего,
вещи такие далекие и полные тишины;
ярмарочных знаков, существование которых было аннулировано,
человека никогда не находили, но всегда теряли.

По мере того, как звук фортепиано достигает конца,
Лермонтовская поэзия вторгается в его разум,
поток мыслей, громких и слепых;
нет надежды когда-либо найти смысл
в этих напрасно написанных строках.

Слова, которые ни у кого не на ладони,
суждено укрыться от взора мира;
слов без музыки, ритма и спокойствия.

10 января 16,
* Также в моем блоге.

«Демон» Лермонтова и другие стихотворения

Михаил Ю. Лермонтова

Лермонтов Михаил Юрьевич (1814-1841) погиб на бессмысленной дуэли в 27 лет. Уникальный для русских писателей XIX века, он создал плодотворные шедевры. все три основных жанра: прозаическая литература, драма и поэзия (повествование и короткая лирика). Со смертью Пушкина в 1837 году в возрасте 23 лет он взял на себя роль своего преемника с его широко распространенными распространил, хотя и не опубликовал, панегирик «Смерть поэта» и быстро был признан вторым величайшим русским поэтом.

Драма: Его ранняя сатирическая комедия в стихах «Маскарад» (1835 г.) лицензию на производство до 1917 года из-за подрывных политических упоминаний как восприняты царскими цензорами. Александр Глазунов (1865-1936) в 1812-13 годах писал музыку для музыкального сопровождения. постановка Александринского театра в Петербурге в постановке великого и новатор Всеволод Мейерк'ольд (1874-1940), но из-за амбициозных требований производства и прерывания войны, он не открывался до ночь перед началом Февральской революции 1917 года.Пышность декораций и костюмов, и жестко поставленный ансамблевый стиль игры даже в большом бальном зале сцены имели наибольший успех в истории русского театра. У него был самый продолжительный тираж из всех спектаклей в мире. Россия, переживающая экономический и политический кризис 1920-х и 1930-х годов до немецкого вторжения в начале Второй мировой войны, когда наборы и костюмы были закопаны, чтобы сохранить их, но стоимость переустановки производство после войны было запредельным. Спектакль был одним из фаворитов Сталина, а после Мейерк'ольда стал осужден и тайно убит в 1940 году, его имя было удалено из программы и производство продолжалось. Арам Хачатурян (1903-1978) написал новую музыкальную композицию для уменьшенного производство в 1941 году, но оно тоже было отложено. Маскарад по-прежнему считается шедевром комедии.

Прозаическая литература: 1839 г. Лермонтов написал свой единственный роман «Герой нашего времени», издал гнездо. год. Считается одной из достопримечательностей Русская фантастика, она отличается тонким и сложным героем. Печорин, байронический антигерой, демонстрирующий браваду, смешанную с меланхоличностью. интроверсия.Так же замечательно, как и главный герой - повествовательная техника четырех связанных, но отдельных историй в которых представлены взгляды на Печорина с точки зрения разных рассказчиков - радикальное нововведение того времени. В Роман не выходил из печати ни разу с момента его первой публикации.

Поэзия: Восхваление Пушкина «Смерть поэта» положило начало лирической стихи длились буквально за несколько дней до смерти Лермонтова с «Пророком» (еще одно стихотворение, вспоминающее о Пушкине), которое, возможно, было его последним.Многие из его текстов имеют такой классический статус что российские школьники обязаны их запоминать, например «Бородино» - стихотворение, которое я не перевел из-за большого количества английских версий, доступных в печати и онлайн.

Кроме короткой лирики, Лермонтов отличился в стихотворении - русское название длинных повествовательных или размышляющих стихов, впервые полностью разработан Пушкиным. Два из это признанные шедевры памятников архитектуры, Мцыри, (щелкните здесь, чтобы просмотреть текст в формате PDF) и . Demon (щелкните здесь, чтобы просмотреть текст в формате PDF).Демон оставил неизгладимый отпечаток на потом писатели, в том числе Владимир Маяковский, Анна Ахматова и Борис Пастернак. Есть несколько английских переводов, но я предлагаю и мою версию. В 1890-е гг. великий художник-импрессионист Михаил Врубель создал более десятка картины, бронза и рисунки по мотивам «Демона». Это одни из самых замечательных картин в истории русского искусства. Мцыри малоизвестен за пределами России. переводы на английский язык.

Комментарии к моим подборкам переведены здесь.Найдите три файла PDF:

1. Мцыри (см. PDF-файл ниже)

2. Демон (включая несколько более коротких связанных стихотворений) (см. PDF-файл ниже)

3. А Подборка стихов Михаила Ю. Лермонтова (см. PDF-файл ниже). Эти выборы помещены в хронологический порядок композиции и представляют лишь небольшую часть его общий выход.

Вводные комментарии и сноски Я надеюсь, что помогу разместить стихи в историческом контексте и дать важную основу.

С Лермонтовым я пробовал отражать схемы просодических и рифмующихся, столь важные для его достижения; в то же время я стараюсь избегать упрямой рыси, к которой многие жертвами становятся переводы формальных стихов XIX века. Я не пытаюсь воспроизвести сложность классические русские измерители, и моему уху удобнее, если изредка и наклонные рифмы, чем переводчики из ранних поколений, такие как сэр Морис Боура, автор некоторых из лучших переводов Лермонтова, которые я знаю; к сожалению, сейчас они нелегко доступны.

Демон. Михаил Лермонтов. Поэма Юрия Старостина

* ЧАСТЬ 1 *

я

Меланхоличный Демон, дух изгнания,
Он пролетел над землей грешной,
И лучшие дни воспоминаний
Перед ним толпа стадом;
Те дни, когда в жилище света
Он сияет, чистый херувим,
Когда путешествующая комета
Доброй улыбкой приветствия
Любил с ним поменяться местами,
Когда сквозь вечные туманы
Жадный к знаниям, он смотрел
Бродячие караваны
В космосе заброшенных звезд;
Когда он поверил и возлюбил,
Счастливый первенец творения!
Не знаю ни злобы, ни сомнения.
И века бесплодной серии мрачны
Не угрожайте его разуму ...
И много, много ... и все
Помнить, у него не было сил!

II

Давно заблудился заброшенный
В пустыне мира без крова:
Спустя столетие за столетием бежал,
Как минутку за минуту,
По монотонной преемственности.
Власть над землей пустоты,
Он сеял зло без радости.
Нигде его искусству
Он никогда не встречал стойкого -
И зло унесло его.

III

И над вершинами Кавказа
Изгнание рая прилетело:
Под ним Казбек, как грань алмаза,
Вечным снегом сиял,
И в глубине души будь черным,
Как трещина, дом змея,
Сияющий Дарьял был свернут,
И Терек прыгает, как львица
С косматой гривой на гребне,
Ревел, - и зверь и птица гора,
Кружится в лазурной высоте,
К воде глагол прислушался;
И золотые облака
Из южных стран, издалека
На север послал его;
И скалы тесной толпой,
Сон таинственной полны,
Над головой склонился,
Наблюдая за мерцающими волнами;
Башни и замки на скалах
Грозно глядя сквозь туман-
У ворот Кавказа на часах
Хранители великанов!
И быть диким и чудесным было вокруг
Весь мир Божий; но гордый дух
Презрительным взглядом осмотрелся
Творение его Бога,
И на лбу высокий
Ни на что не влияют.

IV

А перед ним другие картины
Красота живого цветения:
Роскошная долина Джорджии
Ковер протянулся;
Счастливый, пышный край земли!
Колонна-осмотр дождя.
Кольцевая вода
Внизу цветные камни,
И шалаши роз, где соловьи
Sing the beauty-ines, без ответа
К сладкому голосу их любви;
Чинарские тенистые подъезды,
Венчает густой плющ.
Пещеры, где в знойный день
Олени робкие;
И свет, и жизнь, и шум листвы,
Сто звуков диалект голосов,
Дыхание тысяч растений!
И полдня похотливый зной,
И ароматами росы
Всегда влажная ночь,
И звезды сияют, как глаза,
Как взгляд молодого грузина! ..
Но, кроме холодной зависти,
Характер блеска не мешает
В бесплодном сундуке изгнанника
Ни нового чувства, ни новой силы;
И все, что было перед ним, он увидел,
Он презирал или ненавидел.

В

Высокий дом, широкий двор
Седовласый Гудал себе построил ...
Работы и слезы дорого стоили
Послушным слугам с давних пор.
Утром на склоне соседних гор
От его стен лежали тени.
В скале обрывистые скалы;
Его ряды от угловой башни,
ведет к реке, сверкающей на ней,
Покрытый белой вуалью марли,
Юная царевна Тамара
Прогулки до Арагвы за водой.

VI

Всегда тихо в долине
Мрачный дом, смотрящий со скалы;
Но великий праздник сегодня в нем -
Звучит зурна, и льется вино -
Гудал обручил дочь свою,
На праздник он созвал всю семью.
На крыше, покрытой коврами,
Невеста сидит между подругами:
Среди игр и песен свой досуг
Пасс. У далеких гор
Еще скрытое солнце Полумесяца;
В ладони ровный ритм,
Они поют - и ее барабан
Молодая невеста берет.
И вот она, одной рукой
кружит над ним над головой,
Так внезапно проносятся более легкие птицы,
Итак, остановимся, посмотрим -
И ее мокрый взгляд сияет
Под завистливыми ресницами;
Итак, черными бровями,
Так вдруг слегка поклонился,
А по ковру горки, плавание
Ее божественная стопа;
И она улыбается,
Забавный ребенок сыт.
Но луч лунного света на зыбкой влаге
Иногда немного поигрывая,
Едва не сравнится с этой улыбкой,
Как жизнь, как молодежь, живущая

VII

Клянусь полуночной звездой,
Лучом заката и Востока,
Принц золотой Персии
И ни один царь земли
Не целуй этот добрый глаз.
Гарем брызгает фонтаном
Никогда в разгар жары
У жемчужной росы
Не мыли этот лагерь!
По-прежнему ничтожество земли,
По лбу прекрасному блуждай,
Не распутайте такие волосы;
С тех пор, как мир потерял Рай,
Клянусь, красотка такого рода
Под солнцем Юга не цвело.

VIII

Последний раз она танцевала.
Увы! завтра ожидается
Ее наследница Гудала.
Дитя свободы быстро,
Печальная участь раба,
Родина чужая до наших дней,
И чужая семья.
И часто тайное сомнение
Затемните яркие черты лица;
И все ее движения
Такой тонкий, полный выражения,
Так полон сладкой простоты,
Что, если Демон, летящий,
В то время действительно смотрел на нее,
Тогда бывшие братья, вспомнив,
Он бы отвернулся - и вздохнул...

IX

И Демон увидел ... На мгновение
Неописуемый азарт
В себе он почувствовал себя внезапно.
Безмолвная пустыня его души
Наполнили Святой звук -
И снова он уготовил Святыню
Любви, добра и красоты! ..
И давно милой картинкой
Он восхищался - и мечтами
На то же счастье длинной цепью,
Как звезда, идите за звездой,
Перед ним прокатился то.
Закованные невидимой силой,
Он с новой печалью был знаком;
В нем внезапно заговорило чувство
Родным-некогда языком.
Значит, возрождения не было?
Слова коварного искушения
Он найти в своем уме не мог ...
Забыть? Забвения я не дал Богу:
Да он бы не забвение! ..
................

х

Ушиб хорошего коня,
На брачный пир на закате дня
Спешите нетерпеливому жениху идти.
Свет Арагва, он доволен
Дошли до зеленых берегов.
Под тяжелым бременем подарков
Едва, едва вернувшись,
Для него верблюды длинной серии
По дороге тянется, мерцает:
Звонят его колокола.
Он сам, принц Синодала.
Ведет богатый караван.
Ремень натянут подвижный стан;
Ободный меч и кинжал
Сияние на солнышке; за
Пистолет с резьбовой насечкой.
Ветер играет рукавами
Из него чухи, - вокруг все это
Наложить за шнурок.
Вышитыми цветными шелками
его седло; уздечка с кисточками;
Под ним вся в пене конь лихой
Мазь драгоценная, золото.
Резвый питомец Карабаха
Кружится за уши и полон страха,
Рябь косо у пропасти
На пене прыгающих волн.
Опасная узкая прибрежная дорога!
Скалы по левой стороне,
Справа глубина мятежной реки.
Слишком поздно. На вершине снега
Свечение погашено; туман поднялся ...
Караван прибавил ступеньку.

XI

А вот часовня по дороге ...
Здесь издревле есть в Боге
Какой-то князь, ныне святой,
Убит мстительной рукой.
С тех пор на праздник или на битву,
Куда путник не спешил,
Всегда горячая молитва
Он в часовню принес;
И эта молитва заботится
Из мусульманского кинжала.
Но презирал лихого жениха
Обычай их прадедов.
Его лукавой мечтой
Злой Демон беспокоил:
Он в мыслях, во мраке ночи,
Поцеловали невесту в губы.
Вдруг вперед два взгляда,
И еще - выстрел! 'что это? ..
Стоя на звенящих стременах,
Накинул на брови чепчики,
Храбрый принц не сказал ни слова;
В руке мелькнул турецкий сундук,
Nagaycka flick ya i, как орел,
Он бросился...и снова выстрел!
И дикий крик и глухой стон
Вспыхнули на дне долины -
Долго продолжалась битва:
Робкие грузины бежали!

XII

Тихо все; толпа толпой,
Иногда на трупах всадников
Верблюды с ужасом смотрят;
И в степной тишине приглушен
Их колокола зазвонили.
Разграблен пышный караван;
И над телами христиан
Круги, нарисованные ночной птицей!
Не дожидаясь их мирной могилы были
Под слоем монастырских плит,
Где захоронен прах отцов их;
Сестры и матери не приходят,
Покрытый длинными покрывалом,
С печалью, плачем и мольбой,
На гроб им из дальних мест!
Но серьезной рукой
Здесь, у дороги, над скалой
Памяти крест будет стоять;
И плющ, цветущий весной,
Его, лаская, обними
Его изумрудная сеть;
И, свернув с трудной дороги,
Не раз уставший пешеход
Под тенью Божьей воли покоится...

XIII

Лошадь быстрее мчится по переулку.
Храп и рвота, как на войне;
Так внезапно скакун обуздать,
Слушай ветерок,
Широко раздувающиеся ноздри;
Итак, оказавшись на земле, нанеси удар
Шипами кольцевых копыт,
Размахивая взъерошенной гривой,
Форвард без памяти летает.
В нем всадник молчит!
Иногда он бьет по седлу,
Опираясь на гриву за голову.
Он не вожжами властвует,
Скользя ногами в стременах,
И кровь широкими струями
На черпаке видно.
Гонщик лихой, хозяином делаешь ты
Из битвы, изображенной стрелой,
Но злая пуля для осетина
Его во тьме догнали!

XIV

В семье Гудал плач и стон,
Во дворе толпится народ:
У кого конь сгорел
И упал на камни у ворот?
Кто этот безжизненный всадник?
Сохраняйте след оскорбительной тревоги
Морщины его смуглого лица.
В крови оружие и одежда;
В финале бешено бешено пожатье
Рука на гриве застыла.
Недолго жених молодой,
Невеста, зрение ее ожидало:
Он держал княжеское слово,
На свадебном пиршестве он проехал в ...
Увы! но никогда не эт снова
Не садись лихо на коня! ..

XV

Для беззаботной семьи
Божий суд летел, как молния!
упала на кровать,
Плач бедная Тамара;
Слеза скатывается за слезой,
Грудь высокая, дыхание затруднено;
И теперь она как будто слышит
Волшебный голос над собой:
«Не плачь, детка! не плачь зря!
Твоя слеза на трупе без голоса
Роса живая не упадет:
Только глазок Забит ясно.
Девственные щеки горит!
Он далеко, он не знает,
Не цени свою тоску;
Свет небесный теперь ласкает
Невидимый взгляд его глаза;
Он слышит райские мелодии ...
Какие мелкие мечты жизни,
И слезы и стоны бедной девы
Для гостя райской стороны?
Нет, жребий смертного творения
Поверь мне, мой ангел земли,
Не стоит и минуты
Дорога твоя печаль!

В воздухе океана,
Без руля и без паруса,
Тихо плывёт в тумане
Тонкие хоры светил;
Среди неоткрытых полей
В небе бесследно
Неуловимые облака
Волокнистое стадо.
Час разлуки, прощальный час я
Для них ни радость, ни печаль;
У них в будущем нет амбиций
А прошлое не жалко.
В день затяжных страданий
Ты про них только помнишь;
Быть заземленным без разводки
И как они беспечны! '

'Только ночь с вуалью
Вершины Кавказа осеняют,
Только мир, волшебное слово
Заворожено, остановись;
Только ветер над скалой
Иссохшая трава у травы,
И птица, спрятанная в нем,
Взлететь в темноте весело;
и под виноградной лозой,
Роса небесная, жадно глотающая
Цветок распустился в ночи.
Как только золотой месяц
Из-за горы тихо стойте
А на тебя украли посмотри, -
Я приду к тебе летать;
Приходи и останься, я буду до утренней звезды
И на шелковых ресницах
Золотые сны, вызывающие ... '

XVI

Слова замолчали вдалеке,
После звука умер звук.
Она, вскочив, оглядывается ...
Непередаваемая неразбериха
В ее груди; печаль, страх,
Восторг от пылкости - не с чем сравнивать.
Все чувства в ней внезапно вскипают;
Душа разбивает цепи
Огонь по жилам пробежал,
И голос этот чудо-новый,
Ей казалось было, еще идти звучало.
И до утра желание уснуть
Имеют уставшие глаза;
Но мысль о ней возмутилась
К вещему и странному сну.
Немой и туманный незнакомец
Красотой сияй неземной,
Ей склонили голову;
И взор его с такой любовью,
Так грустно смотрел на нее,
Как будто он о ней пожалел.
Тот не был ангелом небесным.
Ее божественный хранитель:
Корона радужных лучей
Не украсили его локоны.
Это не был ужасный дух ада,
Злой мученик «О нет!
Он был как вечер ясен:
Ни дня, ни ночи, ни тьмы, ни света.

Часть II

я

'Отец, отец, оставь угрозу,
Не ругайте свою Тамару;
Я плачу, ты видишь эти слезы,
Уже не первые.
Напрасно жених толпой
Спешите сюда из дальних мест ...
В Грузии невест немало;
И я никому не буду женой! ..
Ой, не ругайте, батюшка, меня.
У вас уведомление: день за днем
Я угасаю, жертва злого яда!
Дух обмана терзает меня
Неотраженным сном;
Я умер, пожалей меня!
Сдаться Святой обители
Ваша безрассудная дочь;
Там спаситель меня защищает,
Перед ним разлилась моя тоска.
На свету мне не особо весело ...
Священная святыня мира уступить,
Позволяет темной ячейке принимать,
Как гроб, заранее меня ... '

II

И в уединенном монастыре
Ее туземцы пришли,
И скромным вретищем
Грудь молодых облеченных.
Но в монашеской одежде,
Как под выкройку парчи,
Будь беззаконной мечтой
В ней по-прежнему бьется сердце.
Перед жертвенником, в пламени свечи,
В часы торжественного гимна,
Приятное, среди молитв делай,
До нее часто слышали речь.
Под сводом темного храма
Иногда знакомое изображение
Скольжение без звука и следа
В тумане легкого ладана;
Сияла мягко, как звезда;
Поманил и позвонил… но где это? ..

III

В прохладе между двумя холмами
Святой монастырь с привидениями.
По чинарам и тополям ряды
Его окружали - а иногда,
Когда в ущелье легла ночь,
Через его брызги, в окнах камер,
Лампада молодой грешницы.
Кругом, в тени миндальных деревьев,
Где в ряду печальные кресты,
Молчаливые хранители гробниц;
Хор легких птиц поет легкие.
По камням прыгал, шумел
Ключей, унесенных прохладной волной,
И под висящей скалой,
Смешиваясь в ущелье,
Прокатился среди кустов,
Покрытый инеем цветов.

IV

Севернее были горы.
В сиянии утренней зари,
Когда вороненый дым
Туман в долине,
И, повернувшись на восток,
Призыв к молитве муэдзинов,
И звонкий колокольный голос
Трепет, монастырь до пробуждения;
В час торжественный и мирный,
Когда молодой грузин
С длинным кувшином для воды
С крутого горного спуска,
Снежная вершина цепи
У светло-сиреневой стены
На чистом небе были нарисованы
И в час заката одетый
У розовой дымки;
И между ними, рассекая облака,
Стоя над головой,
Казбек был, кавказский царь могучий,
В тюрбане и парчаризе.

В

Но, наполненный преступной мыслью,
Сердце Тамары не имеет доступа
К явным восторгам. Перед ней
Весь мир облачен мрачной тенью;
И все для нее притворство пыток -
И утренний луч, и тьма ночей.
Иногда только спящая ночь
Холод обнял землю,
Перед божественной иконой
Она в безумии падает
И плачет; и в ночной тишине
Ее тяжелый плач
Мешает вниманию путешественника;
И он думает: 'Это дух горы
Прикованные к пещере стоны! '
И напрягая свой чуткий слух,
Стадо едет на изможденной лошади.

VI

Полный печали и трепета,
Тамара часто бывает у окна
Одинокое сидение в медитации
И смотрит вдаль глазом прилежным,
И целый день, стеная, она ждала ...
Ей кто-то шепчет, он придет!
Нет, чтобы сны ласкали ее.
Неудивительно, что он пришел к ней.
С глазами, полными печали,
И чудесными нежными речами.
Слишком много дней она томится,
Она не знает причины;
Святым помолится она -
Но сердце молится ему;
Устал от обычной борьбы,
И она не отказывается от постели для сна:
Подушки горит, ей душно, страшно,
И все, вскочила, вздрогнула;
Грудь и плечи горят,
Нет сил дышать, туман в глазах,
Объятия жаждут встретить,
Целуя рыжий в губах...
.........................
.........................

VII

Вечерние тени покрывают воздух.
Одеваются на холмах Джорджии.
Сладкой привычке будь послушным.
В обитель прилетел Демон.
Но долго-долго он не решался
Святыня приюта мира
Нарушать. И была минута
Когда кажется, что он готов
Оставьте жестокие намерения.
Задумчивые у высоких стен
Он блуждает: от него шагает
Ветер трепещет в тени.
Он посмотрел вверх: ее окно,
Освещенный лампадой, светите;
Кого-то ждала она давным-давно!
И среди всеобщей тишины
Чингур гармония брятзинг
И звучат песни;
И звук того, что вылейте, вылейте,
Как слезы катились одна за другой;
И песня эта была нежной,
Что касается земли, то это
Свернули на небесах!
Ни ангел с забытым другом
Снова увидеть захотелось,
Вот украдкой прилетел
И о прошлом ему пели,
Чтобы подсластить его мучения? ..
Ностальгия по любви и ее тревога
Демон почувствовал себя впервые;
Он в страхе хочет уйти ...
Крыло не двигается! ..
И, чудо! из тусклых глаз
Катится тяжелая слеза ...
В настоящее время возле келий этого
Виден сквозной прожженный камень
Горячей слезой, как пламя,
Ни слезинки! ..

VIII

И вошел, любить готов,
Душой, открытой на добро,
И он думает о новой жизни
Вот и наступило желаемое время.
Смутный трепет ожидания,
Страх неизвестного немого,
Как при первой встрече
Надо знать гордой душой.
Это была злая прибыль!
Он входит, смотрите - перед ним
Отправитель рая, херувимы,
Хранительница прекрасной грешницы,
Подставка с сияющим лицом
И от врага с ясной улыбкой
Дайте ей за крыло;
И луч божественного света
Внезапно ослепил нечистый взгляд,
И вместо сладкого приветствия
Прошло мучительное наказание:

IX

«Беспокойный дух, злой дух.
Кто вас зовут в полуночной тьме?
Твоих фанатов здесь нет,
Зло сейчас здесь не дышит;
К моей любви, к моему святилищу
Не вводите криминальный след.
Кто вам звонил? '
Ему ответить
Злой дух лукаво ухмыльнулся;
Покрасневший от ревности взгляд;
И снова в его душе
Старый яд ненависти проснулся.
'Она моя! - сказал он строго, -
Оставь ее, она моя!
Ты пришел, защитник, слишком поздно,
И ей, как и мне, ты не судья.
В сердце, полное гордых,
Я скрепляю печатью;
Нет больше твоих святых,
Вот я родная и люблю! '
И ангел печальными глазами
На бедную жертву посмотрел
И медленно, крыльями махая,
В воздухе небес утонуло.
................

х

Тамара
Ой! кто ты? ваша речь опасна!
Ты мне ад или рай послал?
Чего ты хочешь? ..

Демон
Ты красивая!

Тамара
Но сказали, кто ты? отвечать...

Демон
Я тот, кого ты слушал
В полуночной тишине,
Чья мысль шепталась твоей душе,
Чья печаль вы смутно догадались,
Чей образ вы видели во сне.
Я тот, чей взгляд разрушает надежду,
Просто-й расцвет надежды,
Я тот, кого никто не любит,
И все живые блин.

Я плеть земных рабов моих,
Я король познания и свободы,
Я враг неба, я злой природы,
И, видите ли - я у ваших ног!
Тебе я принес мягкую
Тихая молитва любви,
Земля первая пытка
И первые слезы мои.
Ой! Слушайте - от сожаления!
Я к добру и небесам
Ты можешь вернуться по слову.
Священной завесой твоей любви
Я одет, там все было видно.
Как новый ангел в новом великолепии;
Ой! но послушайте, я молюсь, я
Я твой слуга, - я тебя люблю!
Как только я тебя увидел -
И втайне вдруг возненавидели
Бессмертие и мое собственное правление.
Завидовал невольно
Неполная радость земли;
Не жить, как ты, мне больно,
И боялся-отдельно жить с тобой.
В бескровном сердце луч неожиданный
Опять пришла согретая печень,
И печаль на дне старой раны
Поднимитесь, как змей.
Что для меня без тебя эта вечность?
Бесконечность моих владений?
Пустые звонкие слова,
Большая церковь - без божества!

Тамара
Оставь меня, о дух зла!
Молчи, врагу не верю ...
Создатель ... Увы! Я не могу
Молиться ... смертельным ядом
Обнимается мое ослабление разума!
Послушай, ты меня убьешь;
Твои слова - огонь и яд...
Скажи, за что ты меня любишь!

Демон
Почему, красотка? Увы,
Не знаю! .. Полный новой жизни,
Из моей криминальной головы
Я гордо снял терновый венец,
Все прошло Я бросаю в прах:
Мой рай, мой ад в твоих глазах.
Люблю тебя пылом неземным,
Так можно не любить:
Всем удовольствием, по всем правилам
О бессмертных мыслях и мечтах.
В душе моей, с начала мира,
Ваше изображение было штампом,
Передо мной движется
В пустынях вечного эфира.
Давно тревожив мои мысли,
Мое имя сладко имеет звук;
В дни блаженства я в раю
Только тебя мне не хватить.
Ой! если бы вы могли понять
Какая горькая тома
Для всей моей жизни столетия без различия
И наслаждаться и страдать,
злу хвалы не ожидать,
За хорошее - награда;
Жить для себя, синего в одиночестве
И этой вечной борьбой
Без торжества, без примирения!
Всегда сожалеть и не иметь желания,
Все знать, все чувствовать, все видеть,
Попробуй все возненавидеть
И все на свете презирать! ..
Проклятие только одного Бога
Выполнили, с этого дня
Природа в теплых объятиях
Мне Forever холодно.
Синий передо мной пробел;
Я видел свадебные украшения
Из светил, которых я знал давно ...
Его переливаются в золотых венцах;
Но что есть? бывший парень
Знать никто не имеет.
Изгнанники, как и я,
Я звонил в отчаянии стал.
Но слова и лица и очи лукавые,
Увы! Я не узнал.
И в страхе я машу крыльями,
Ран - а куда деваться? Зачем?
Не знаю ... старые друзья
Мне отказали; как Иден,
Мир для меня был глухонемым.
По свободной прихоти потока
Так поврежденная лодка
Без парусов и без руля
Плывет, не зная места назначения;
Так что к утру иногда
Отрывок из грозовых туч
В лазурной высоте чернеет,
Один, никуда не сунуться,
Летящий без цели и следа,
Бог знает откуда и куда!
И народом не долго правила.
К греху их недолго учили,
Все благородные делаю без славы,
И все красивое поругать имеет;
Недолго ... пламя чистой веры
Легко на веки я их залил ...
Но придется заплатить либо за мой труд
Только дураки и лицемеры?
И я спрятался в ущельях гор;
И стал блуждать, как метеор,
Во тьме глубокой полуночи ...
И бегущий путник одинок,
Обманутый ближним пламенем,
И в бездну падал с конем,
Напрасно зову и след крови
Для него крутой крутой...
Но злость темных забав
Мне нравится вкратце!
В борьбе с мощным ураганом,
Как часто, поднимая пыль,
Одетый ударом и туманом,
Я громом в облаках мчался,
Что в мятежной толпе ли
Шум в сердце, чтобы немыть,
Чтобы убежать от неизбежных мыслей
И незабываемое забыть!
История болезненных развращений,
Труды и заботы народа толпятся
Из будущего, прошлых поколений,
До одной минуты
Моих непризнанных мучений?
Чем занимаются люди? какова их жизнь и работа?
Они прошли, они пройдут...
Надежда ждет право суда:
Простите он хоть осуждать может!
Моя печаль эт беспошлинна.
И конца ему, как мне, не будет;
И не спать ей в гробнице!
Она так прижалась, как змей,
Так горит и рычит, как пламя,
Так толкает мои мысли, как камень я
Надежды жертв и страсти
Непобедимый мавзолей! ..

Тамара
Зачем мне знать твою печаль,
Почему вы мне жалуетесь?
Вы согрешили...

Демон
Или против тебя?

Тамара
Можно нас послушать! ..

Демон
Мы одни.

Тамара
И Бог!

Демон
Не бросит прицел:
Он занят небесами, а не землей!

Тамара
А наказание, адские муки?

Демон
Так что же? Ты будешь там со мной!

Тамара
Кто бы ни был, друг мой случайный, -
Оскверните мир навсегда,
Inwill Я с таинственной радостью,
Страдалец, послушай тебя.
Но если твой разговор ложен,
Но если да, то скрыть обман ...
Ой! Запасной! Что такое слава?
К чему тебе душа моя?
На самом деле в рай я дороже
Тогда вы все не замечаете?
Они, увы! тоже красиво;
Как здесь, их девственное ложе
Рукой смерти не мнется ...
Нет! дай мне клятву роковой ...
Скажите, - видите ли, я скучаю;
Вы видите женские мечты!
Невольно страх в душе ласкает тебя...
Но ты все понимаешь, ты все знаешь-
А пожалей, конечно, сгодится!
Поклянись мне ... от злого холдинга
Отречься сейчас дать обет.
Ни клятв, ни обещаний
Неповрежденных больше нет? ..

Демон
Клянусь первым днем ​​творения,
Клянусь своим последним днем,
клянусь позором преступления
И торжество истины вечной.
Клянусь падением горькой тоски,
Победой короткой мечты;
клянусь встретиться с вами
И снова гром.
Клянусь Ордой духов,
Судьбой братьев моего владычества,
Мечом бесстрастных ангелов.
Клянусь бессонными врагами;
Клянусь небом и адом,
Святилищем земным и вами,
клянусь твоим последним взглядом
К твоей первой слезе,
Клянусь твоим несдержанным дыханием,
Волной шелковых кудрей,
Клянусь блаженством и страдаю.
Клянусь любовью:
Я отрекся от старой мести,
Я отказался от гордых мыслей;
Теперь яд коварной лести
Никто на самом деле не тревожит ум;
Хочу с небом примириться,
Я хочу любить, хочу молиться.
Хочу верить в добро.
Слезой покаяния я вытираю
На лбу достойный ты,
Следы небесного огня -
И мир в тихом, не ведущем
Пусть расцветают без меня!
Ой! поверь мне, я сейчас один
Примириться и оценить:
Выбирая тебя моим Святым,
Я сложил правило у ваших ног.
Твоей любви жду в подарок,
И вечность я дам тебе на мгновение;
В любви, как в зле, верь, Тамара,
У меня неизменный и отличный.
Ты, я сын эфира
Взять верхние края звездочек;
И ты будешь царицей мира,
Моя первая девушка;
Без сожаления, без участника
Ты станешь смотреть на землю,
Где нет настоящего счастья,
Ни красоты долговечной,
Если есть преступление только и наказание,
Где живут только мелкие страсти;
Куда не протянуть без страха
Ни ненавидеть, ни любить.
Или вы не знаете, что это
Народ минутной любви?
Волнение крови молодое, -
Но дни текут, и кровь леденяет кровь!
Кто может противостоять друг другу,
Искушение новой красоты,
Против шин и скуки
А такие же сны?
Нет! Не для тебя, подруга моя,
Находи, заказывай судьбой
Безмолвно увядать в узком кругу
Из ревнивого грубости раба,
Среди бездушных и холодных,
Друзья искусственные и враги,
Оплодотворение страха и надежд,
Труды пустые и мучительные!
Печально за высокой стеной
Не пылаешь без пыла,
Среди молитв равняйтесь далеко
От божественного и от народа.
О нет, прекрасное создание,
Другим вы награждены;
Вас ждут иначе страдания.
Другой радует глубиной;
Оставь прошлые желания
И жалкий свет его судьбе:
Глубина гордого знания
Для обмена покажу вам.
Толпа серверных духов
подниму к твоим ногам;
Свет и волшебство работорговца
Тебя, милая, я дам;
И тебе от звезды Востока
Я срываю корону золотую;
Возьмет с цветами росу полуночную;
Ему росой проливаю;
У луча красного заката
Лагерь твой, как по ленте, вложенный,
Дыханием чистого аромата
Окружающий воздух переполняю;
Час-час у чудес спектакля
Я буду лелеять ухо твое;
Я построю роскошные дворцы
бирюзы, янтаря;
Я ползу по дну моря
Я буду летать за облаками,
Отдам тебе все, всю землю -
Люби меня! ..

XI

А у него немного
Тронутый горячим блеском
К ее дрожащим губам;
Искушением полные речи
Он ответил на ее молитвы.
Могущественное зрелище смотрит ей в глаза!
Он действительно сжег ее. В темноте ночи
Над нею справа он светился,
Непреодолимый, как кинжал.
Увы! злой дух восторжествовал!
Смертельный яд его поцелуев
Мгновенно в ее грудь проникает.
Болезненный ужасный крик
Раздражила ночная тишина.
В нем было все: любовь, боль.
Упрек с последней просьбой
И безнадежное прощание -
Прощание с молодой жизнью.

XII

В то время полуночная карьера,
Один вокруг крутых стен
Должен спокойно пройти определенным путем.
Странствующий с чугунной доской,
А возле келий молодой девственницы
Его ритмичный шаг он приручил
И подать свинью доску железную,
Смущен душой, остановился.
И сквозь тишину вокруг,
Ему казалось, он слышал
Две губы согласны поцелуй,
Минутный крик и слабый стон.
И злое сомнение было
Проникнул в самое сердце
Старика ...
Но настал другой момент
И все затихли; издалека
Только дуновение ветра
Принесите ворчание листьев,
Но с темным берегом грустно
Шепчущая горная река.
Канон святого угодника
Он в страхе спешит читать,
К заблуждению злого духа
От стада помыслов греховных прочь;
Крещает дрожащими пальцами
Во сне возбужденные груди
И тихо быстрыми шагами
Продолжаем как обычно.
................

XIII

А пери спит мягко,
Она лежала в гробу,
Белее и чище занавеска
Ее лицо было томного цвета.
Forever опустил ресницы.
Но кто бы, о боже! не сказано,
Вид под ними только спит
И, чудесно, только ожидалось
Или поцелуй, или должное?
Но без толку дневной луч
Проскользнул на них потоком Золотым,
Напрасно в тихой печали
Родной уста целовал ....
Нет! печать вечной смерти
Ничего толком не порвать!

XIV

Некогда в дни веселья
Такой красочный и богатый
У Тамары праздничный наряд был.
Цветы родного ущелья
(Так требует древний обряд)
Ее благоухание льется на нее
И, сжатый мертвой рукой.
Как только бы распрощаться с землей!
И ничего в ее лице
Ни намека на конец
В пылу страстей и экстаза;
И все ее черты были
Этой красотой наполнен,
Как мрамор, чуждый выражению.
Лишенный чувства и ума,
Таинственная смерть.
Странная улыбка застыла,
Готово порхать во рту.
Много о грустном сказано
Внимательным глазам:
Холодное презрение
Души расцвести готов,
Последнее выражение мысли,
К земле беззвучный прости.
Пустой свет прошлой жизни,
Она была больше смерти,
Et для сердец более безнадежно
Чем вечно тусклые глаза.
Итак, в торжественный час заката,
Когда проглотил в золотом море
Колесница дня исчезла,
Снег Кавказа, на мгновение
Взгляд румяный,
Сияние в темноте далекой земли.
Но полуживой луч
В пустыне не встретишь отражения,
И ни в коем случае не зажигать
С вершины льда! ..

XV

Толпой соседи и туземцы
Уже грустным образом собрались.
Мучая седые волосы,
Бесшумно ударяя в грудь,
Последний раз сидит Гудал
На белогривом коне,
И поезд идет. Три дня.
Их путь продлится три ночи:
Между старыми дедовскими костями
Ей вырыто мирное убежище.
Один из праотцев Гудала,
Разбойник путешественников и сел,
Когда болезнь сковывает его
И настал час покаяния,
Грехи прошлого в искуплении
Он обещал построить церковь
На высотах гранитных скал,
Где только песнь метели слышна,
Где только змей прилетал.
А скоро между Казбеками снег
Один храм встал,
И кости лукавого
Опять мир там;
И скала, родная облакам,
У очереди на кладбище:
Как только ближе к небу
Теплее посмертное жилище? ..
Как только подальше от людей
Последний сон не бунтует ...
Напрасно! Мертвым не нужно мечтать
Ни печаль, ни радость минувших дней.

XVI

В пространстве голубого эфира
Один из святых ангелов
Летящий на золотых крыльях,
И грешная душа от мира
Он нес в своих объятиях.
И сладкой речью верующих,
Ее сомнения улетучились,
И след проступка и страданий
От нее слезами смыло.
Еще издалека звуки рая
Им пришлось вести - но вдруг,
Свободный переход,
Дух ада поднялся из глубин.
Он был могущественен, как вихрь шумный,
Сиял, как громовая струя,
И гордо в бессмысленной дерзости
Он говорит: «Она моя! '

Прижат к сундуку,
Молитвой ужас приглушен,
Тамара грешная душа -
Судьба грядущего решена,
Он снова стоял перед ней,
Но, о Боже! - кто бы его знал?
Каким злобным взглядом он выглядел,
Насколько он наполнился смертельным ядом
вражды, не знающей конца,
И вдохнул холод надгробной плиты
С неподвижного лица.
'Уходи, призрак сомнения! -
Посланник небес ответил:
Довольно, что вы победили;
Но час суда настал -
И слава Богу!
Дни испытаний прошли;
С скоропортящейся одеждой земли
Цепи зла спали с нее.
Узнай! долго мы ее ждали!
Ее душа была одной из тех,
Для кого жизнь - одно мгновение
мучений невыносимых,
Недостижимого удовольствия:
Создатель лучшего эфира
Сплел живые нити их,
Они созданы не для мира,
И мир создан не для них!
Жестокой ценой она искупила
Ее сомнения...
Она страдала и любила -
И рай для любви открылся! '

И ангел строгим взором
Искусителю взглянул
И крыльями радостно махая,
В сиянии небес утонул.
И черт побери
Его бессмысленные мечты,
И снова он остается, высокомерный,
Один, как прежде, во вселенной
Без лихорадки и любви! ..

_________________

На склоне каменной горы
Над Койшаурской долиной
Все еще стоит и по сей день
Зуб из древних руин.
Рассказы, страшные для ребенка,
О них полны легенды ...
Как призрак, памятник без слухов,
Свидетель тех волшебных дней.
Среди деревьев черный.
Внизу рассыпанный аул.
Земля цветет и зеленеет;
И голоса смущенный рев
Потеряны и караваны
Идет, звенит, издалека,
И, падая сквозь туманы,
Река блестящая и сверкающая.
И вечно молодой жизнью.
Прохладным ветерком, солнцем и весной
Природа в шутку радует,
Как беззаботный ребенок.

Но печальный замок, служил
Годы в свое время
Как выживший бедный старик
Друзья и милая семья.
И просто жду восхода луны
Его невидимые жильцы:
Тогда им праздник и свобода!
Жужжание, беги до всех концов.
Седоволосый паук, новый отшельник,
Спинить его основу;
Семейство зеленых ящериц
На крыше весело играет;
И осторожная змея
Из темной щели вылезает
На плите старого крыльца,
Так внезапно в три кольца закрутились,
Так лежит длинной полосой
И сияй, как броня меча,
Забытый на поле битвы прошлой,
Ненужное павшему герою! ..
Все безумно; нет следов
Из прошлых лет: рука веков
Прилежно, давно заметила,
И ничего не перезаписывать
О славном имени Гудал,
О доченьке ему!

А вот церковь на крутой вершине,
Куда берут кости по земле их,
Правило свято хранит,
Виден за облаками до сих пор.
И у его ворот стоят
Дежурный гранит черный,
Снежным покровом накрыли;
А на груди вместо лат.
Горящий лед вечного века.
ворчание сонной кучи
С уступами, как водопады,
Морозом схваченным внезапно,
Повесьте, хмурясь, вокруг.
А там вьюга, ходит,
Сдувая пыль с седых стен,
Итак, длинная песня включается,
Так зовет часового;
Слушайте новости в далеком
О чудесном храме в той стране,
Только облака с востока
Торопитесь толпой на носу;
Но над семейством надгробий
Давно никто не грустил.
Скала угрюмого Казбека
Производство жадно смотреть,
И вечное ворчание человеческого
Не возмущайтесь своим вечным покоем.

Литература> Михаил Лермонтов - с художественными ссылками

(1814-1841)

Лермонтов Михаил Юрьевич (1814-41), русский поэт-романтик и писатель. Происходит от шотландского офицера и авантюриста капитана. Георгия Лермонта, поступившего на русскую службу в 1613 г., Лермонтов был сам армейский офицер.Находясь под сильным влиянием Байрона, он писал стихи и повествовательная поэзия на темы разочарования, бунта и личного Свобода. Он был убит на дуэли. Его самые известные стихи Желание (1831), в котором он выражает ностальгию по Шотландии, Парус и Нет, Я не Байрон (1832), Смерть поэта (1837), который оплакивает смерть Пушкина (за это стихотворение Лермонтов был сослан на Кавказ), романтические рассказы Мцыри (Новичок) (1840) и Демон (1829-41).Его прозаический шедевр, роман Герой нашего времени , его непреходящий памятник. Впервые он был переведен на английский язык в 1854 году.

г. Демон - романтическое стихотворение, написанное в 1829-41 годах.
Печальный Демон, дух изгнания, летал над грешной Землей. Он был устал от своего зла, от своей пустой и ненужной жизни, которую невозможно остановить и пришлось продолжать и продолжать. В Грузии местный князь готовил свадьбу пир для его прекрасной дочери Тамары и принца из чужой страны.Тамара танцевала, когда ее увидел Демон. Иностранный князь торопился на свадьбу, но он попал в засаду и был убит грабителями. Вся в слезах Тамара лежала в своей комнате, когда она услышала странный ласковый голос, который пытался ее успокоить. Она боялась и заставляла отца никогда не пытаться выдать ее замуж еще раз, но отправить в монастырь, чтобы Бог мог защищай ее. Но Демон нашел и ее в монастыре и сумел соблазнить ее. Он был искренне влюблен и хотел изменить свою жизнь ей, он не хотел снова быть злым.Она верила. После их совместной ночи Тамара умерла. Демон хотел забрать ее душу, но Ангелы забрали ее и не позволил Демону следовать за ней к Богу.
См .: Михаил Врубель. В Сидящий демон, голова демона , Райдер , Тамара и демон, Тамара Танцы, Тамара Лежащий в состоянии, демон и ангел с Душой Тамары.

Герой нашего времени - роман, главный герой которого - Печорин, дворянин богатый, умный и эгоистичный, кто не знает, что делать со своей жизнью и кто, хотя и не намеренно, разрушает жизнь других людей.
См .: Михаил Врубель. Портрет Офицера (Печорин на софе).

Лейла и Хаджи Абрек - сюжет основан на стихотворении Хаджи-Абрек из Русский поэт Михаил Лермонтов о традициях кавказских горцев. Лейлу, единственную оставшуюся дочь бедного старика, похищает граф Бей-Булат. Поселились вместе, Лейла счастлива. Но ее отец не может жить с позором и просит молодых людей села отомстить.Хаджи Абрек находит и убивает Лейлу, отрубает ей голову и возвращает ее отцу. кому приятно. Затем Хаджи Абрек и Бей-Булат убивают друг друга на дуэли.
См .: Гай Николай. Лейла и Хаджи-Абрек.

Мировая литература в живописи Заметки Указатель
Домашний художник Индекс Индекс страны

«Я ВСТАВЛЯЮСЬ ЗА ТОЧКАМИ ...»

Английская литература была открыта русскими образованными кругами в 18 веке, хотя в основном в немецком и французском переводах; вскоре после Отечественной войны 1812 г. возник большой интерес не только к английским писателям, но и к английскому языку.

Великий русский поэт Михаил Лермонтов (1814-1841) испытал глубокое влияние английской литературы. Он начал уроки английского языка в 1829 году, когда учился в привилегированной школе-интернате при Московском университете, куда его отправила Елизавета Арсеньева, бабушка будущего поэта. Здесь студенты изучали право, теологию, математику, физику, географию, естественные науки, военное дело, живопись, музыку, танцы и древние языки; особенно поощрялся интерес к литературе.Среди выпускников интерната были такие выдающиеся писатели и поэты, как Василий Жуковский, Александр Грибоедов и Федор Тютчев.

Чрезвычайно одаренный, Лермонтов учился с большим удовольствием. В письме к своей тете Марии Шан-Гирей весной 1829 года он писал: «Приближаются каникулы, прощай, достопочтенная школа. Но не думайте, что я рад уйти, потому что учебы больше не будет. дома учусь даже больше, чем в школе »[1]

С раннего детства Лермонтов мог говорить по-немецки и по-французски, а позже его бабушка наняла губернатором г.Виндсон, обрусевший англичанин, которого назовут по-русски. «Федор Федорович Виндсон». Со своей женой-немкой Варварой Бертельс он жил в флигеле дома на Малой Молчановке. [2] Лермонтов провел там свою юность (1829-1832), [3] и Виндсон учил его английскому языку, а также знакомство с творчеством британских поэтов и писателей. Впечатления Лермонтова от «Иней древнего мореплавателя» Сэмюэля Тейлора Кольриджа [4] нашли отражение в обоих его ранних стихотворениях («Калли», 1830, «Исповедь», 1830 г. , «Боярин Орша», 1836) и в его более поздних произведениях («Мцыри», 1839, «Демон», 1839), а также в его романе «Герой нашего времени» (1840).Во всех этих романтических и реалистических произведениях использована конфессиональная интонация.

вдохновленный легендой о том, что семья Лермонтовых ведет свое происхождение от шотландских предков, молодой поэт жадно читал произведения сэра Вальтера Скотта на английском языке и был особенно очарован его балладой «Томас Рифматор» о поэте-пророке 13 век, Лермонт. во сне его уносило в мрачные замки и зеленые холмы далекой Шотландии:

«В моем любимом шотландском нагорье,
Под завесой холодных туманов,
Между небом штормов и сухими песками,
Могила Оссиана существует."[5]
(« Могила Оссиана », 1830)

Такой же захватывающий импульс можно услышать в стихотворении «Желание» [6], написанном в том же году:

«На запад, на запад, я бы поторопился,
Где цветут поля моих предков,
Где в пустом замке, среди туманных холмов,
Их священные останки лежат».

Троюродный брат Лермонтова Аким Шан-Гирей вспоминал: «Мишель начал изучать английский через Байрона, и через несколько месяцев он легко понял его; он читал Мура и стихи Вальтера Скотта... но он никогда не говорил бы по-английски бегло ». [7] Будучи студентом Московского университета, Лермонтов получил высшую оценку [8] от профессора английской филологии Эдварда Харви, который руководил его литературным анализом отрывков из Уолтера. Скотт, лорд Байрон и Томас Мур, ирландский поэт и певец, который был близким другом Байрона, а затем его биографом.

Байрон, безусловно, был главной знаковой фигурой молодого Лермонтова. Британский поэт-романтик оказал огромное влияние на русскую поэзию XIX века, что особенно заметно в стихотворениях А.С. Пушкина «Кавказский пленник» (1821 г.) и «Бахчисарайский фонтан» (1823 г.).Лермонтов был захвачен не только стихами Байрона, но и его героической личностью:

«Я еще молод, и звуки доносятся из
Мое пылающее сердце, Байрон - мой истинный идеал;
У нас одна душа и общие печали;
Хотелось бы, чтобы мы разделили наш участок! .. »
(« К *** », 1830) [9]

В рукописи стихотворения есть пометка поэта «После прочтения жизни Байрона [написанная] Муром» [10] со ссылкой на его «Письма и дневники лорда Байрона».эта книга упоминается в «Записках» Екатерины Сушковой, адресата любовной лирики Лермонтова. По ее словам, летом 1830 года, когда Лермонтов гостил в Середниково, родовом имении Столыпиных в Подмосковье, он был ». .. неотделимо от его огромного тома Байрона ». [11]

Автобиографические заметки Лермонтова наполнены упоминаниями отрывков из биографии Мура:

1) «Когда я начал тратить бумагу на тексты песен еще в 1828 году, я инстинктивно делал чистые копии и хранил их, и я все еще храню их.Сегодня я прочитал в хронике Байрона, что он сделал то же самое - это сходство поразило меня ».
2) «Есть мнение (Байрона), что ранняя страсть раскрывает душу, которая будет любить изящные искусства. Я думаю, что такая душа наполнена музыкой».
3) «Еще одно сходство моей жизни с Лордом Байрона. Его матери в Шотландии одна старуха предсказала, что он будет великим человеком и иметь два брака; моей бабушке на Кавказе было предсказано старушкой точно то же самое. Дай Бог сбыться; даже если я окажусь таким же несчастным, как Байрон »[12]

Примечательно, что литературное наследие Лермонтова включает два стихотворения с английскими названиями, оба связаны с Байроном. Первый - «Прощание» (1830 г.): после названия в скобках Лермонтов добавил «после Байрона». «Это не перевод, - писал позже Достоевский, - как у Гербеля и других; это Байрон живой, гордый и непостижимый гений. Я думаю, Лермонтов здесь еще глубже.[13] Второй - «Если бы мы никогда не любили так милосердно» (1832), вольный перевод строфы Роберта Бернса, взятый Байроном в качестве эпиграфа к его стихотворению «Абидосская невеста».

Поэтический дар Лермонтова развивался так быстро, что, пройдя через свое увлечение Байроном, он спорил сам с собой:

«Нет, я не Байрон, это моя роль
Быть неоткрытым чудом,
Как и он, преследуемым жезлом
Но с русской душой
Я начал раньше, скорее конец.
Мой разум никогда не достигнет такой высоты;
В моей душе, за пределами исправления,
Мои разбитые устремления лежат:
Темный океан ответит мне, может ли любой
Проложить всю свою глубину с умелым тралом?
Кто многим меня объяснит?
I. .. может быть Бог? .. Никто в o //? »[14],
Перевод Алан Майерс

Еще одно увлечение Лермонтова было произведением Уильяма Шекспира.в детстве он слышал рассказы о спектаклях домашнего театра в Тарханах, где его дед Михаил Арсеньев в день собственной смерти сыграл роль могильщика в шекспировской трагедии «Гамлет» [15]. Позже он наблюдал в пансионе. В школе возник настоящий культ Шекспира, который усилил интерес Лермонтова к британскому драматургу. Начало письма его тете Марии Шан-Гирей, написанного в то время, звучит очень эмоционально: «Я заступаюсь за Шекспира. Если он великий поэт, это в «Гамлете»; если он истинный Шекспир, безграничный гений, проникающий в человеческое сердце, и законы судьбы, подлинный и неподражаемый Шекспир, то все это в «Гамлете».”[16]

В своем письме Лермонтов повествует самые захватывающие сцены из «Гамлета»: историю могильщиков, появление призрака в эпизоде ​​с матерью Гамлета, безумие Офелии. Он пересказывает по памяти диалог Гамлета и Полония об облаке и диалог с Гильденштерном о флейте. Для Лермонтова Гамлет - гордый князь, с иронией и твердой волей сражающийся со своими врагами. Неслучайно он заканчивает свое письмо к тете, восклицая: «А это никуда не годится!».. Ваше письмо взволновало меня: как можно оскорблять Шекспира? .. »[17]

Лермонтов с детства увлекался живописью, и все, что волновало его душу, проявлялось не только в его стихах, но и в его рисунках, акварелях и масляных картинах: его сюжеты включали портреты друзей и родственников, виды Кавказа и жанр. сцены, и ему особенно нравилось рисовать бегущих лошадей и «грубые лица». Он рисовал всю свою жизнь, но очень немногие из его работ сохранились: 13 картин маслом, 44 акварели, около 50 рисунков, несколько альбомов с эскизами и карикатурами и 70 эскизов на полях его рукописей.

В 1968 году искусствовед Евгения Гаврилова обнаружила в коллекции известного коллекционера и искусствоведа Егора Маковского (1800–1886) рисунок, который она атрибутировала как портрет Шекспира работы Михаила Лермонтова [18]. Портрет нарисован графитным карандашом на толстом желтоватом листе бумаги с позолоченной кромкой, слегка тронутый сангиной. Она предположила, что лист мог быть удален из альбома: в правом нижнем углу едва различимая подпись и дата: «М.Ю. Лермонтов. 1832. [неразборчиво] Январь ». Гаврилова отметила: «Кажется, Лермонтов рассматривает образ Шекспира через призму собственного мировосприятия. Отсюда поистине романтический стиль портрета - поза Шекспира, закутанного в складки пальто, огненный взгляд и мятежный изгиб бровей. В этом суть идеи Лермонтова и явно уникальный подход »[19]. В Доме-музее Лермонтова в Москве представлен его акварельный автопортрет в войлочной мантии, и, по словам Гавриловой, есть определенное сходство с великим драматургом.

Лермонтов на протяжении всей жизни проявлял живой интерес к Шекспиру. Желая еще раз прочитать и проанализировать его произведения, он написал своей бабушке в последнем письме из Пятигорска: «Я бы также попросил полное собрание Шекспира на английском языке, хотя я не уверен, что вы можете найти его в Петербурге; скажи Екиму сделать это. Но поторопитесь - если оно скоро приедет, я, возможно, еще буду здесь »[20]. Нет никаких доказательств того, что бабушка поэта успела прислать собрание сочинений вовремя, а через месяц Лермонтов был убит на дуэли.

Вскоре его произведения стали доступны английскому читателю. В 1843 году стараниями доцента Императорского лицея в Царском Селе Томаса Шоу шотландский журнал «Blackwood’s Edinburgh» опубликовал первый английский перевод стихотворения Лермонтова «Дары Терека». Самые ранние переводы его романа «Герой нашего времени» относятся к 1850-м годам. в 1875 году Александр Конди Стивен сделал первый перевод «Демона», а шесть лет спустя, после постановки в Ковент-Гардене одноименной оперы Антона Рубинштейна, стихотворение окончательно покорило сердца британской интеллигенции.

Лермонтовские стихи были опубликованы в сборниках «Русские стихи: в английских стихах» Чарльза Томаса Уилсона (Лондон, 1887 г.) и антологии «Рифмы с русского» Джона Поллена (Лондон, 1891 г.). в 1899 г. «Герой нашего времени» был включен в учебник «Русский чтец», изданный в Кембридже. Эмигранты из России также публиковали свои переводы произведений Лермонтова и писали о нем статьи: Александр Герцен написал анонимную статью для лондонского журнала «National Review» (1860 г.), в которой подчеркивал роль Лермонтова как знаковой фигуры своего поколения. все еще недооценивается.За этим последовали многочисленные исследовательские работы на английском языке, посвященные жизни и творчеству поэта, среди которых наиболее популярны работы британского писателя Лоренса Келли «Лермонтов: трагедия на Кавказе» (1977).

3 октября 2015 года, в день рождения поэта по старинному стилю, в старинном шотландском городе Эрлстон открыли памятник Лермонтову, созданный московским скульптором Степаном Мокроусовым. Место было выбрано из-за его предполагаемой связи с Фомой Рифмером, легендарным бардом 13 века, который, возможно, был предком великого русского поэта.

  1. Письмо Михаила Лермонтова Марии Шан-Гирей. [Весна 1829 г.] / «Собрание сочинений», в 4-х томах. Т. 4. Санкт-Петербург, 2014. С. 313.
  2. .
  3. Иванова, Т.А. «Лермонтов в Москве». Москва, 1979. С. 55.
  4. .
  5. С 1981 года в этом старинном особняке размещается Дом-музей Михаила Лермонтова.
  6. Иванова, Т.А. «Лермонтов в Москве». Москва, 1979. С. 57.
  7. .
  8. Лермонтов, М.Ю. «Собрание сочинений» в 4-х томах. Т. 1. Св.СПб, 2014. С. 103.
  9. .
  10. Там же. С. 181.
  11. Шан-Гирей, А.П. ‘М.Ю. Лермонтова // М.Ю. Лермонтов в воспоминаниях современников ». Москва, 1964. С.37.
  12. Захаров, В.А. «Хроника М.Ю. Жизнь и творчество Лермонтова ». Москва, 2003. С. 98.
  13. .
  14. Лермонтов, М.Ю. «Собрание сочинений» в 4-х томах. Т. 1. Санкт-Петербург, 2014. С. 107.
  15. .
  16. Там же. С. 455.
  17. Сушкова, Е.А. «1830 год. Глава из моих записок» // «М.Ю. Лермонтов в воспоминаниях современников ». Москва, 1964. С. 88.
  18. .
  19. Лермонтов, М.Ю. «Автобиографические заметки» // «Собрание сочинений» в 4-х томах. Т. 1. Санкт-Петербург, 2014. С.305-307.
  20. Лермонтов, М.Ю. «Собрание сочинений» в 4-х томах. Т. 1. Санкт-Петербург, 2014. С. 448.
  21. .
  22. Там же. С. 235.
  23. Висковатый, П.А. «Михаил Юрьевич Лермонтов. Жизнь и работа ». Москва, 1989. С.8.
  24. Письмо Михаила Лермонтова Марии Шан-Гирей.[Февраль 1830 г. или февраль 1831 г.] // «Собрание сочинений» в 4-х томах. Т. 1. Санкт-Петербург, 2014. С. 314.
  25. .
  26. Там же. С. 315.
  27. В настоящее время этот портрет находится в Русском музее в Санкт-Петербурге.
  28. Гаврилова, Е.И. «Портрет Шекспира Лермонтова» // «Лермонтовский сборник». Ленинград, 1985. С. 248–249.
  29. Письмо Михаила Лермонтова Е.А. Арсеньева. [28 июня 1841 г.] // «Собрание сочинений» в 4-х томах. Т. 1.Санкт-Петербург, 2014. С. 360.
  30. .

Иллюстрации

Михаил Лермонтов. Портрет Шекспира. 1832
Бумага, графитный карандаш, сангина. 26 × 20 см. Русский музей

Михаил Лермонтов. Вид на Кавказ с верблюдами. 1837-1838
Холст, масло. 62 × 71 см. Институт русской литературы (Пушкинский дом) РАН

Рукопись стихотворения Михаила Лермонтова «Боярин Орша». 1836-1837
Записная книжка. Чистая копия с исправлениями. 12 листов. Российская национальная библиотека

Письмо Михаила Лермонтова Елизавете Арсеньевой
28 июня 1841 г., из Пятигорска в Петербург: 2 л. Автограф. Российская национальная библиотека

Дом-музей Михаила Лермонтова в Москве. Комната поэта в мезонине

Афиша Дома-музея Михаила Лермонтова в Москве с мелкого шрифта Вадима Низова

Михаил Лермонтов. Автопортрет. 1837-1838.
Бумага, акварель, белила, лак. 10,2 × 9,4 см (овал). Литературный музей

Петр Заболоцкий. Портрет Михаила Лермонтова. 1837
Картон, масло. 36 × 28,1 см. Третьяковская галерея

Федор Виндсон, наставник Михаила Лермонтова. Не позднее 1857 г.
Фотография

Рукопись автографа Михаила Лермонтова на стихотворение «Станца» с портретом Екатерины Сушковой. 1830-1831.
Бумага, тушь. 18,2 х 8,9. Институт русской литературы (Пушкинский дом) РАН

Михаил Лермонтов. Пятигорск. 1837-1838.
ил на картоне. 26,6 х 34,4. Литературный музей

Дом-музей Михаила Лермонтова. Двор

Рукопись поэмы М.Ю. Лермонтова «Демон». 1838
Блокнот, рукописная копия с автографом (название, дата, «Посвящение» и т. Д.написано Лермонтовым). 19 листов. Российская национальная библиотека

Илья РЕПИН. Портрет композитора Антона Рубинштейна. 1881
Холст, масло. 80 × 62,3. Третьяковская галерея

% PDF-1.5 % 2 0 obj > эндобдж 5 0 obj > поток Skia / PDF m87application / pdfuuid: 50db7c7a-2baa-4eec-a81d-0fac6708c71duuid: eeab21fb-9c61-45f3-b785-668dca6bdda82020-09-22T10: 45: 35 + 03: 00 конечный поток эндобдж 75 0 объект > поток x = ۊ e; n8klW: Аh3 dimҺ Ֆ nB4 眪 [-˺ [o? 5 ۿ ORAXZ * [Jr9V8opK ++ F oo # y-aOII! g hpJ \ rjO} o ~ Po? sOo? 'ǁ1j`J -ͷ'N? K_̃ \: | 1_ {| oB1D "Р / AjyPkMMXiK9UP} N akEo / Kf @ q! 6O79 \ R, WA2 {5 XaM5MTtG1ǠIH х N b: M͞d ~ Ȣ (: 4Z2bf /? \ LuqYfy] b ~ f- Kl ċmS @ t) _, I ؜ 4 F r-cCtu.) уу?; | u | SW, c9g U: n cE *> ?; o $ dC 8 [zF4 @

F&P Лермонтов Михаил - TAB стихи (eng / ru)


Смелость поэта - держать приоткрытую дверь, ведущую к безумию. - Кристофер Морли

Стихи

    Слово о царе Иване Васильевиче, его юном опричнике и добросердечном купце Калашникове
    (английский / русский)
  • Слово о царе Иване Васильевиче...

    Мцыри
    (английский / русский)

  • Главы с 1 по 5
  • Главы с 6 по 12
  • Главы с 13 по 19
  • Главы с 20 по 26
    The Demon
    (английский / русский)
  • Часть I, главы с I по IX
  • Часть I, главы с X по XVI
  • Часть II, главы с I по IX
  • Часть II, глава X
  • Часть II, главы с XI по XVI
[Английский] [Русский TRANS | KOI8 | ALT | ВЫИГРАТЬ | MAC | ISO5]
F&P Home ° Комментарии ° Гостевая книга
1996 Друзья и партнеры
Наташа Булашова, Грег Коул
Пожалуйста, посетите Российские и американские зеркальные сайты Друзей и Партнеров.

Обновлено: 2000-11-

Пожалуйста напишите нам с вашими комментариями и предложениями.


F&P Quick Search





Основные разделы
Домашняя страница
Доска объявлений
Chat Room


Centre English Literature
Русская литература 19 века
Исторический очерк

Апухтин А.Н.
Баратынский Е.А.
Батюшков К.Н.
Бенедиктов В.
Дельвиг А.
Фет А.
Гребеонка Е.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *