Что значит ленин: Почему Ленин взял себе такой псевдоним? | Вечные вопросы | Вопрос-Ответ

Содержание

Почему Ленин взял себе такой псевдоним? | Вечные вопросы | Вопрос-Ответ

22 апреля 1870 года в Симбирске родился Владимир Ульянов. Правда, судьба распорядилась так, что куда известнее настоящей фамилии для него стал псевдоним Ленин, который хорошо знают не только в России и других государствах бывшего СССР, но и в самых отдалённых от нас странах мира.

Почему Ульянов выбрал себе именно такой псевдоним, сам вождь мирового пролетариата никогда не рассказывал, хотя спрашивали у него об этом неоднократно. АиФ.ru приводит наиболее популярные версии о том, почему он мог начать подписываться фамилией Ленин. 

Ленский расстрел

4 (17) апреля 1912 года произошло вооружённое подавление забастовки рабочих Ленского золотопромышленного товарищества, которые выступали против низких зарплат и плохих условий труда. Разогнать акции протеста было поручено войскам. В результате возникших беспорядков, по различных данным, погибли от 150 до 270 человек.

Подавление забастовки на золотых приисках вошло в историю как Ленский расстрел. Социалистические партии и радикальные кружки различного толка использовали его в качестве демонстрации «зверств царизма». Ленский расстрел превратился в то, что сегодня бы назвали хорошо узнаваемым брендом. И, возможно, Ульянов решил поспекулировать на этом, взяв псевдоним Ленин.

Правда, критики этой версии говорят, что Лениным Ульянов стал подписываться значительно раньше. Этот псевдоним он использовал ещё в 1901 году для своих статей в журнале «Заря», а также в переписке с другим видным марксистом Г. В. Плехановым.

Владимир Ильич Ленин. Фото: РИА Новости/ П.А. Оцуп

Поддельный паспорт

Согласно другой версии, Ульянову в самой начале его революционной деятельности часто приходилось скрываться от агентов «охранки», а также подолгу жить за границей. Ему приходилось использовать поддельные паспорта, один из которых был как раз на имя некоего Николая Ленина.

Плеханову назло

Существует и такая версия, что своим псевдонимом большевик Ульянов решил «подколоть» меньшевика Плеханова, который, подписывая свои труды, часто использовал фамилию Волгин.

Ленин в кино. Актёры, сыгравшие вождя мирового пролетариата

Первым исполнителем роли Ленина в Советском кино стал непрофессиональный актёр, рабочий Василий Никандров в фильме Сергея Эйзенштейна «Октябрь», 1927. © Public Domain Кинофильм «Человек с ружьём», 1938 год. Максим Штраух в роли Ленина, Михаил Геловани в роли Сталина. Штраух сыграл Ленина также в фильмах «Выборгская сторона», «Яков Свердлов», 1940; «Его зовут Сухэ-Батор», 1942; «Рассказы о Ленине», 1957 и «Ленин в Польше», 1966. © Public Domain
Борис Щукин - в фильмах «Ленин в Октябре», 1937 и «Ленин в 1918 году», 1939. Павел Молчанов в фильме «Незабываемый 1919-й», 1952. Михаил Кондратьев - в фильмах «Вихри враждебные», 1953; «Они были первыми», 1956; «По путёвке Ленина», 1958; «В едином строю», 1959.
Владимир Честноков - в фильмах «В дни Октября», 1958 и «Первороссияне», 1967. Борис Смирнов играл Ленина в шести фильмах - «Балтийская слава», 1957, «Коммунист», 1957, «Лично известен», 1957, «Аппассионата», 1963, «Именем революции», 1963, «Кремлёвские куранты», 1967. Пожалуй, больше всех играл Ленина Юрий Каюров - фильмы «В начале века», 1961; «Сквозь ледяную мглу», 1965; «Исход», 1967; «Шестое июля», 1968; «Почтовый роман», 1969; «Кремлёвские куранты», 1970; «Угол падения», 1970; «Когда женщина оседлает коня», 1974; «Хождение по мукам», 1974—1977; «Маршал революции», 1978; «Поэма о крыльях», 1979; «Ссыльный № 011», 1979; «Умри на коне», 1979; «Государственная граница.
Фильм № 1 „Мы наш, мы новый…“», 1980; «Ленин в Париже», 1980; «В Крыму не всегда лето», 1987. Михаил Ульянов в фильмах «Штрихи к портрету В. И. Ленина», 1969, «На пути к Ленину», 1969, «Trotz alledem!», 1972.
Родион Нахапетов сырал молодого Ленина в фильмах «Сердце матери», 1965 и «Верность матери», 1967.

Ленин в кино.

Актёры, сыгравшие вождя мирового пролетариата Первым исполнителем роли Ленина в Советском кино стал непрофессиональный актёр, рабочий Василий Никандров в фильме Сергея Эйзенштейна «Октябрь», 1927. © Public Domain Кинофильм «Человек с ружьём», 1938 год. Максим Штраух в роли Ленина, Михаил Геловани в роли Сталина. Штраух сыграл Ленина также в фильмах «Выборгская сторона», «Яков Свердлов», 1940; «Его зовут Сухэ-Батор», 1942; «Рассказы о Ленине», 1957 и «Ленин в Польше», 1966.
© Public Domain Борис Щукин - в фильмах «Ленин в Октябре», 1937 и «Ленин в 1918 году», 1939. Павел Молчанов в фильме «Незабываемый 1919-й», 1952. Михаил Кондратьев - в фильмах «Вихри враждебные», 1953; «Они были первыми», 1956; «По путёвке Ленина», 1958; «В едином строю», 1959.
Владимир Честноков - в фильмах «В дни Октября», 1958 и «Первороссияне», 1967. Борис Смирнов играл Ленина в шести фильмах - «Балтийская слава», 1957, «Коммунист», 1957, «Лично известен», 1957, «Аппассионата», 1963, «Именем революции», 1963, «Кремлёвские куранты», 1967. Пожалуй, больше всех играл Ленина Юрий Каюров - фильмы «В начале века», 1961; «Сквозь ледяную мглу», 1965; «Исход», 1967; «Шестое июля», 1968; «Почтовый роман», 1969; «Кремлёвские куранты», 1970; «Угол падения», 1970; «Когда женщина оседлает коня», 1974; «Хождение по мукам», 1974—1977; «Маршал революции», 1978; «Поэма о крыльях», 1979; «Ссыльный № 011», 1979; «Умри на коне», 1979; «Государственная граница.
Фильм № 1 „Мы наш, мы новый…“», 1980; «Ленин в Париже», 1980; «В Крыму не всегда лето», 1987. Михаил Ульянов в фильмах «Штрихи к портрету В. И. Ленина», 1969, «На пути к Ленину», 1969, «Trotz alledem!», 1972. Родион Нахапетов сырал молодого Ленина в фильмах «Сердце матери», 1965 и «Верность матери», 1967.

Любовный реверанс

Но есть и те, кто считает, что во всей этой истории не обошлось без женщины. Сторонники подхода «шерше ля фам» уверяют — Ульянов взял свой знаменитый псевдоним в честь женщины, которую любил. На эту роль подходят и казанская красавица

Елена Ленина, и хористка Мариинского театра Елена Зарицкая, и даже секретарь Ильича Елена Стасова.

Что означает «шерше ля фам» и откуда пошло это крылатое выражение? Читайте в справке >>

Ленин на периферии. Почему в России до сих пор борются с вождем революции

  • Александр Кан
  • обозреватель по вопросам культуры

Автор фото, Hulton-Deutsch Collection/CORBIS/Corbis via Getty

150-летний юбилей Владимира Ленина 22 апреля 2020 года проходит тихо и незаметно - полная противоположность тому пышному и грандиозному празднеству, в которое был погружен в связи со 100-летием полвека назад весь огромный СССР.

О Ленине - так и оставшемся во многом неразгаданным человеке и политическом деятеле - мы беседуем со Львом Данилкиным, автором опубликованной в 2017 году монументальной биографии "Ленин: Пантократор солнечных пылинок".

Автор фото, Молодая гвардия

Книга вызвала широкий резонанс в России и получила главную российскую литературную премию "Большая книга".

Ее притягательность - свежий, неидеологизированный взгляд на, казалось, вдоль и поперек исследованную биографию, современный подход к изучению личности Ленина и очень современный язык.

О своем видении Ленина Лев Данилкин рассказывает Би-би-си.

Самая известная неизвестность

Нет, наверное, другого человека в истории, про которого написано столько, сколько написано про Ленина. Существует созданная еще в советские годы 12-томная "Биохроника Ленина", где жизнь его расписана до мельчайших подробностей, день за днем, чуть ли не час за часом.

Однако, несмотря на эту доскональную исследованность жизни Ленина, в обществе по-прежнему нет консенсуса и понимания, что такое Ленин и в чем значение его деятельности.

Выйдите на улицу и спросите прохожих - кто такой Ленин? Вам начнут говорить, что он был немецкий шпион или кровавый палач, вспомнят, что он был гриб, и так далее. Несмотря на пропаганду, несмотря на контрпропаганду последних трех десятилетий, общество так и не смогло понять, что такое Ленин.

Детство Ленина

К известному нам по бесчисленным апокрифам - биографии Марии Прилежаевой, рассказам Бонч-Бруевича, Зощенко - детству Ленина невозможно относиться без иронии.

Автор фото, FPG/Archive Photos/Getty Images)

Подпись к фото,

Ленин-гимназист. 1880-е годы

Но насколько всерьез мы можем искать в детстве того или иного исторического персонажа ключ к его будущей деятельности? Можно ли искать связь между поведением Ленина 24 октября 1917 года и его детством? Есть люди, чье детство может стать хорошим ключом к личности для биографа. Но в случае с Лениным, мне кажется, эта связь заведомо сомнительна.

Точно так же мне не кажется ключом к пониманию Ленина и травма, полученная им в связи с казнью брата. Это было важным событием в его жизни, но я не стал бы квалифицировать всю его последующую деятельность как невроз, связанный с этой травмой.

Западник или славянофил. Национальный вопрос

Марксизм в России был, конечно, вестернизаторской идеологической программой, и, как и все марксисты, Ленин был, безусловно, западник. Его политический модернизм, желание переустроить Россию в соответствии с научной программой - а именно так, как науку, он понимал марксизм - было чистым западничеством.

России предстояло совершить то, что потом стали называть "догоняющей модернизацией". Из периферийной страны, которая не могла конкурировать на равных с большими европейскими державами и которая, если бы не революция, была бы ими колонизирована в конечном счете (как это произошло с Китаем), марксисты хотели модернизировать Россию по западным образцам - ускорить развитие капитализма и создать условия для будущего социализма.

Что же касается его пестрого этнического происхождения - дед-еврей, отец - чуваш-калмык, то я не думаю, что это было для него важно. Сам он, видимо, и не знал о своих еврейских корнях, и не сильно, я думаю, его это занимало.

Да, малые народы его интересовали, но по другой причине. В какой-то момент, особенно после 1914 года, он осознал, что главным антагонистом империализма, который устроил Первую мировую войну, являются не столько марксисты, перешедшие на сторону национальных буржуазий и сдавшие марксизм летом 1914 года, а те самые малые народы.

Именно их неприятие империалистического гнета, полагал Ленин, превращало их в революционных субъектов. Национально-освободительные движения должны были войти в резонанс с марксистскими, даже там, где не было никакого пролетариата, и поэтому Ленин был одержим защитой малых, угнетаемых наций.

Отсюда и его внимание к ним - а не потому, что в его крови был какой-то процент чувашской, калмыцкой или еврейской крови.

Продукт географий

Изначально я хотел написать эту книгу как литературный критик, прочитав все 55 томов полного собрания сочинений Ленина и составив по его текстам представление о человеке. Как человек литературоцентричный, я думал, что через тексты найду ключ и к личности их автора. Но через год после довольно унылого чтения 55-томника я понял, что так Ленина голыми руками не возьмешь.

И я стал ездить по всем этим "ленинским местам", потому что мне пришло в голову, что Ленин сам - продукт определенных географий, тех мест, которые его формировали, генерировали; как вот Маркс говорил, что философы не вырастают как грибы из земли - они продукт своего времени, своего народа, и тот же мировой дух, который строит железные дороги руками рабочих, строит философские системы в мозгу философов.

Одновременно эти несколько комичные попытки угнаться за проявлениями мирового духа превратились еще и в ревизию того, как выглядят ленинские идеи сегодня - что такое Ленин сегодня на Капри или в Шушенском, или что такое Ленин в современной Москве, в которой тоже "низы не хотят" - но где еще в 1989 году произошла контрреволюция, которая разными способами стала отторгать Ленина - демонизировать, смещать на периферию, маргинализировать.

Автор фото, DIMITRI BORKO/AFP via Getty

Подпись к фото,

Произошедшая в СССР на рубеже 1980-90 годов контрреволюция отторгла Ленина. На снимке - свергнутый памятник вождю в центре столицы Таджикистана Душанбе. 28 августа 1991 г.

Спортсмен и авантюрист

Проведя год в обществе сочинений Ленина, я понял, что у меня не получается найти какого-то одного, "главного", "абсолютного", "химически-чистого" Ленина, что мне все время нужны еще какие-то другие ключи к нему, я стал тыркаться в одну сторону, в другую.

Например, мне казалось, что спортивно-физкультурные, так сказать, аспекты его жизни были для него очень важны, я отслеживал его маршруты и пытался пройти ими - чтобы почувствовать, как далеко простирался его бытовой авантюризм и связан ли он с его политическим поведением.

Но проблема в том, что в жизни - да, Ленин был большим авантюристом, чем большинство из нас, тогда как в политике я бы не назвал Ленина авантюристом.

Частная жизнь: Крупская и Инесса Арманд

Все "доказательства" любовной связи между Лениным и Арманд основываются на слухах, зафиксированных в мемуарах 20-30-х годов, на том, что на похоронах Арманд Ленин шел за гробом и глотал слезы, и на их переписке - а она опубликована в полном объеме, и писем этих довольно много, из них можно составить целый том, причем в основном это письма его, Ленина, ей. Так вот, на основании этой переписки нельзя сделать точный вывод о степени их близости.

Автор фото, Sovfoto/Universal Images Group via Getty Images

Подпись к фото,

Инесса Арманд, 1910 г.

Я уже не говорю о том, что вообще-то он, судя по всему, был немножко "не про то". Даже когда он пишет ей что-то такое, что может быть задним числом квалифицировано как, условно говоря, нечто романтическое, все равно тут же, абзацем ниже, он съезжает в рассуждения о нюансах отношений в среде бельгийских социалистов, которые он предлагает ей так или иначе осмыслить.

И ни в коем случае не следует забывать - если вдруг мы захотели сунуть нос в эти отношения - еще один важнейший фактор для этой пары друзей, Крупскую.

Во-первых, сама она была совершенно самостоятельной личностью, а не тумбочкой при его кровати. А во-вторых, очень многих людей, которые крутились вокруг Ленина, а ей по тем или иным причинам приходились не по нраву, она просто вышвыривала из его жизни. Она, когда считала это нужным, контролировала его отношения с ближайшим окружением.

Втроем, да, они проводили довольно много времени, но Крупская вообще не похожа на человека, который согласился бы рядом со своим мужем терпеть его любовницу.

Потерпел ли Ленин поражение?

Автор фото, Slava Katamidze Collection/Getty Images

Подпись к фото,

Последние дни Ленина были омрачены тяжелой болезнью и полной утратой физической и интеллектуальной работоспособности. Слева - Мария Ильинична Ульянова, справа - лечащий врач Ленина. Горки, 1923 г.

Физическая амортизация Ленина в последние месяцы, мне кажется, не подразумевает ощущения им интеллектуальной деградации, тем более политического поражения. Он прекрасно понимал, что делать с советским государством, которое сложилось к 1922 году и которое вызывало у него адское раздражение.

С окончанием гражданской войны и введением НЭПа он вновь вернулся к тем своим идеям, с которыми он приехал в Россию в апреле 1917 года, к идеям, высказанным в работе "Государство и революция". Идея эта - выстраивание государства, главная функция которого состояла бы в создании условий для собственного отмирания, для построения общества, в котором нет классов, и, раз так, нет машины насилия, которая позволяет одним классам обеспечивать гегемонию над другими.

Это важнейшая из выработанных Лениным творческих идей. Обычно в коллективном сознании он предстает прежде всего как автор "Что делать?" - книги о создании партии, гибкого политического инструмента, который способен перехватить власть в кризисных условиях.

Но на самом деле, приехав в апреле 1917 года в Россию, он привез с собой не "Что делать?", а "Государство и революцию" - работу, в которой описывается общество, избавившееся от государства. Для Ленина государство - машина насилия.

И конечный итог революции для него - никакая не диктатура пролетариата, а как раз общество, в котором машина насилия не нужна. Отсюда и знаменитая подслушанная им история финской крестьянки, испугавшейся встреченного ею в лесу солдата. Вместо того, чтобы стрелять в нее за то, что она полезла за чужой собственностью, тот помог ей нести вязанку с хворостом.

То есть смысл политической деятельности Ленина состоял в том, чтобы построить такое общество, в котором "не нужно бояться человека с ружьем". А человек с ружьем - это и есть государство, машина насилия.

К концу жизни Ленин, как мне кажется, вовсе не переживал поражение, а вернулся к реализации своей программы отмирающего государства.

"Политическое завещание"

Тот комплекс текстов, которому задним числом было приписано название "Политическое завещание" ["Политическим завещанием" Ленина принято называть ряд статей и писем, продиктованных им в период с декабря 1922 по март 1923 года, когда ухудшение самочувствия сделало невозможным его участие в съезде партии. Все эти работы ("О придании законодательных функций Госплану", "К вопросу о национальностях или об "автономизации", "О нашей революции", "Как нам реорганизовать Рабкрин") были адресованы XII съезду партии, состоявшемуся в апреле 1923 года, и содержали его мысли по важнейшим вопросам текущего момента. Самой знаменитой частью "завещания" является "Письмо к съезду", лишь зачитанное (но не опубликованное) на XIII съезде в мае 1924 года, уже после смерти его автора - Би-би-си], на самом есть всего лишь корпус разрозненных текстов, заметок о текущем политическом положении, которое было не хуже и не лучше того, в котором ленинская Россия находилась и предыдущие пять лет.

Думая о Ленине последних лет жизни, мы, как мне кажется, экстраполируем на него наши сегодняшние реалии: Путин, ищущий преемника, Ельцин, ищущий преемника. Большевистский бюрократический аппарат не был монархической структурой, которая полностью зависела от правильно избранного преемника.

У Ленина была огромная скамейка запасных: Преображенский, Осинский, Крестинский, Троцкий, Сталин, Рыков. Это все были невероятно талантливые люди, о каждом из которых можно написать отдельную книгу. Поэтому сводить дилемму Ленина к выбору между Троцким и Сталиным - упрощение, искажение правды.

Безусловно, Ленин несет ответственность за Сталина, за террор. Это длинный разговор, там много нюансов важных, но это бесспорно. Ленин разрешал ему, по разным причинам, делать это в Царицыне еще в 1918-м, хотя, по большому счету, Сталина следовало судить уже тогда.

Автор фото, Universal History Archive/Getty Images

Подпись к фото,

Сводить дилемму Ленина к выбору между Троцким и Сталиным - упрощение

Ошибка Ленина, и довольно существенная, в 1922-23 году состояла в том, что в той странной ситуации, когда баланс власти все более и более ощутимо сдвигался от Советов к партии, именно Ленин был тем человеком, который следил за соблюдением этого равновесия - не очень успешно, но все же следил.

И как только его не стало, баланс мгновенно нарушился, и Советский Союз из советского государства превратился на самом деле в партийное, в "политбюрошное".

Что осталось ценного от Ленина

В первую очередь, он был хорошим экономистом и хорошим социологом. И если вы хотите понять, почему крестьянство - главная часть населения России, при этом класс "мелкобуржуазный" - действительно поддержало как бы "чужую", пролетарскую революцию, то вы не можете обойтись без ленинского анализа, который, на примере Толстого, объяснил, что крестьянство боялось капитализма, не хотело его - и ровно поэтому оказалось, странным для классического марксизма образом, союзником пролетариата.

Во-вторых, это анализ Лениным того, как работает капитализм в своей "высшей стадии" - империализма. Как он неизбежно, в силу самой своей природы, ведет к мировой войне.

И даже нынешние войны в Сирии и в Донбассе прекрасно объясняются и точно описываются в терминах, разработанных Лениным в книге "Империализм как высшая стадия капитализма". Собственно, как и любая империалистическая война.

"Государство и революция"

Но самое существенное, на мой взгляд, заключено в его труде "Государство и революция". И чем дальше, тем существеннее для современной России звучит эта вещь.

Принято считать, что современная Россия - антагонист России большевистской вообще, как революция и контрреволюция.

На самом деле это не совсем так. Современная Россия, с ее фетишистским культом государства, очень похожа на ленинское государство образца 1918-19 и начала 1920 года. Та машина насилия очень похожа на нынешнюю. И, наоборот, очень не похожа на Советскую Россию конца 1917-начала 1918 года; и вот именно такая Россия - антагонист нынешней, именно она вызывает аллергию у сегодняшних идеологов контрреволюции.

Очень важно вновь подчеркнуть, что долгосрочный проект Ленина был не вечная диктатура пролетариата, а создание бесклассового, не нуждающегося в государстве, общества.

Это не широко распространенное представление. Обычно "Государство и революцию" воспринимают как некое странное отклонение от основной линии. На самом деле, особенно сейчас, это основная его вещь, учебник того, как может выглядеть общество без государства. Это невероятно ценная вещь для сегодняшней, фетишизировавшей государство России.

Эта книга - антидот от бесконечной пропаганды государства, от навязываемого обществу убеждения, будто только государство может обеспечить отсутствие конфликта между разными социальными группами, что только у государства есть монополия на историю страны, и так далее.

Ленин показывает, что есть другая версия, другой способ обращения с этим государством.

Надежда Крупская - "божий одуванчик" или умелый манипулятор?

Человеком, проследившим провенанс того, что впоследствии стало называться "политическим завещанием", был историк Валентин Сахаров [в книге "Политическое завещание" Ленина. Реальность истории и мифы политики". Изд-во Московского университета, 2003 - Би-би-си].

Он историк настоящий, не литератор, как я, не автор ЖЗЛ, и поэтому он не называет фамилию человека из ленинского окружения, который мог фальсифицировать и в дальнейшем подбрасывать, вводить в оборот эти документы. Я назвал это имя - Надежда Крупская. Она единственный человек, который имел такие возможности и не побоялся бы это сделать.

Автор фото, Apic/Getty Images

Подпись к фото,

Надежда Крупская была рядом с Лениным всю его жизнь, в том числе и в последние годы, когда он был тяжело болен. Горки, август 1922 г.

Признаюсь, я чувствовал себя несколько неловко, вторгаясь так нагло на территорию патентованных историков с такими скандальными предположениями. Но потом, задним числом, когда моя книга уже была сдана в печать, я прочел великую биографию Сталина Стивена Коткина (Stephen Kotkin "Stalin: Volume I: Paradoxes of Power, 1878-1928". Penguin Press, 2014), и там удивительным образом эта версия, которая в России считается чрезвычайно сомнительной, про подделанное Крупской завещание Ленина, принимается Коткиным полностью, безоговорочно. А Коткин - крупнейший историк, и нет причин сомневаться в его компетентности.

То есть, хотя в России пока считается дурным тоном даже говорить об этом, глобальный консенсус научного сообщества все-таки состоит в том, что ленинское завещание было подделано, и существенную роль в этом сыграла Крупская.

Когда вы знаете, что она могла это сделать - и, по-видимому, сделала, - вы совершенно по-другому читаете ее собственные воспоминания - на самом деле, важнейший и главнейший источник знаний о частной жизни Ленина.

Даже при том, что издавались они в сталинское время в условиях бесцеремонной цензуры, эти воспоминания, тем не менее, очень откровенный и очень ценный документ, дающий прекрасный ключ к психологии и личности Ленина.

Поэтому, когда меня спрашивают, что прочитать про Ленина, я говорю, что если вы хотите одну главную книгу, то эта книга - мемуары Крупской, как ни странно это может звучать.

Человек-загадка

За последние три-четыре года мне приходилось бесчисленное количество раз выступать с лекциями о Ленине, и ни разу в процессе подготовки я не смог написать себе внятный конспект - так, чтобы слушатели за час поняли, что такое Ленин.

То есть, я могу сколько угодно рассказывать о разных аспектах жизни и деятельности Ленина, но объяснить его "в двух словах", не зачитывая заново всю свою книгу, целиком, хоть ты тресни, у меня не получается. Как так?

И я понял в конце концов, что "Лениных" на самом деле много, они все разные, по-своему любопытные, и пытаться выстроить краткую "непротиворечивую" версию, выбрав одного из них и подогнав под него "других", заведомо неправильно.

И просто нанизывать, коллекционировать разные идентичности Ленина, тоже ничего не даст. Не надо рассказывать про всех существующих Лениных - потому что ни к какому выводу, кроме того, что он был "противоречивой фигурой", вы не придете. Вы должны говорить о "сегодняшнем Ленине", сфокусироваться на том Ленине, который здесь и сейчас представляет идею актуальности революции.

Актуален сегодня тот Ленин, который является антагонистом сегодняшнему обществу. Это Ленин "Государства и революции", Ленин - марксист-анархист, который объяснил, что государство - не столько преимущество, сколько, в долгосрочной перспективе, проблема. Ленин, размахивающий "Государством и революцией", - это самая важная его на сегодняшний день ипостась.

Как сегодняшнее российское государство борется с Лениным

Идентичность безумного фанатика, кровавого палача навязывается Ленину не только на Западе, но и в России. В том числе и потому, что Ленин со своим "Государством и революцией" - абсолютный антагонист путинской России.

И самая успешная стратегия борьбы с ним - либо прямая демонизация, либо окарикатуривание и смещение на периферию.

Хорошая иллюстрация того, как нынешнее государство обходится с Лениным - назначенное было на день его 150-летия, 22 апреля, голосование по пресловутым поправкам в Конституцию.

В ленинскую дату заливается новое содержание, позволяющее людям не зацикливаться на классовых противоречиях и тревожных воспоминаниях о революционном прошлом. Пусть лучше они сфокусируются на тех благах, которые им предлагает сегодняшнее государство - выходной день, пособия и т. п.

Это "новое содержание" может быть очень разнообразным - знаете, например, как зовут лидера группы Little Big, которая должна была поехать от России на "Евровидение"? "Ильич". И это тоже, мне кажется, не случайно, это все тот же процесс вытеснения Ленина, намеренного замещения всей окололенинской повестки разными феноменами поп-культуры.

То есть власть пока еще не запрещает Ленина напрямую - но она выводит Ленина из области политического и делегирует распространение контрреволюционных представлений о Ленине поп-культуре.

Отсюда и эти сериалы о Ленине, в которых нам мягко намекают на то, что он - немецкий шпион и кровавый палач.

«Ленин был гением». Статья Юрия Белова в газете «Правда»

Ленин – гений, и прежде всего гений государственный, политический, что без колебаний признавали его непримиримые противники – видные представители буржуазной социальной мысли и политической практики (Бердяев, Милюков, Черчилль).

Всемирная история знала государственных гениев задолго до Ленина: не откажешь в гениальности создателям и правителям огромных империй (Чингисхан и Карл I во времена раннего Средневековья, Петр I в крепостнической России, Наполеон I в начале буржуазной эпохи во Франции). Но то была гениальность государственных деятелей, представлявших интересы эксплуататорских классов. Ленин впервые в истории человечества явился олицетворением государственной власти трудящихся в самой большой стране мира. Именно это его положение определило его роль в истории как политика нового типа.

 Ничего, кроме правды

Он первым превратил государственную политику из средства затемнения народного сознания в средство его просвещения. Вывел политику из лабиринтов тайной внутренней и внешней дипломатии, сделал ее открытой трудящимся массам, превратил политику в их собственное дело. Достичь этого было чрезвычайно трудно в условиях буржуазной демократии, уже пустившей корни в России после Первой русской революции 1905 года.

Капитал, став явлением всемирным, изобрел орудие одурманивания народных масс, название которому – буржуазный парламентаризм. Он выдается за истинно народную, «чистую» демократию. В плену парламентских иллюзий до сих пор пребывают большинство народов мира. Этими иллюзиями питали народ буржуазные и мелкобуржуазные партии России (кадеты, меньшевики, эсеры) перед Октябрем 1917 года. Страну, истекавшую кровью в окопах Первой мировой войны, погружавшуюся в хаос и анархию, в голод, настраивали на ожидание якобы спасительного для нее Учредительного собрания. Иными словами, буржуазия вкупе с помещиками и предателями от мелкой буржуазии торила дорогу российскому буржуазному парламентаризму. Подобно грому среди ясного неба стали для Временного буржуазного правительства и эсеро-меньшевистского Петросовета «Апрельские тезисы» Ленина.

Главные из них гласили: «Не парламентарная республика… а республика Советов рабочих, батрацких и крестьянских депутатов по всей стране, снизу доверху»; «Не «введение» социализма, как наша непосредственная задача, а переход тотчас лишь к контролю со стороны С.Р.Д. за общественным производством и распределением продуктов».

Один из основателей и теоретиков партии эсеров Чернов после выступления Ленина в Таврическом дворце 4(17) апреля 1917 года перед фракциями большевиков и эсеров в Петросовете писал: «Социализм Ленина – грубый, примитивный; он действует топором там, где следует применить скальпель». Это заключение эсеровского лидера ничуть не удивительно: Ленин предлагал переход к советскому социализму, к социализму рабоче-крестьянскому, к социализму с всевластием народа, который долгие годы водили за нос эсеры и меньшевики, изображая из себя его защитников. В отношении буржуазии и помещиков они работали скальпелем, всякий раз боясь поранить своих пациентов, но оставляя в их руках топор власти.

И вот теперь Ленин предлагает передать власть трудящемуся народу, народу, по убеждению эсеро-меньшевистских вождей, нецивилизованному, не «облагороженному» свободой буржуазного индивидуализма. Передать власть этой пролетарско-мужицкой массе, солдатне, настроения которой хорошо известны: мира, земли, хлеба!

Это повергало в злобную ярость политических противников Ленина. В Советах они увидели форму пролетарской диктатуры. Именно советское устройство государственной власти и делало Ленина политиком нового типа. Плеханов, не устававший повторять: «Россия еще не намолола той муки», – иначе говоря, она еще не имеет опыта западноевропейского парламентаризма, назвал ленинские «Апрельские тезисы» бредом.

Ленина это ничуть не смутило. Он знал настроения народных масс, знал, что народ теперь вооружен и может сам распорядиться своей судьбой. Он увидел и предложил рожденную творчеством масс такую форму государственной власти, что не на словах, а на деле давала эту власть трудящимся – Советы рабочих, солдатских и крестьянских депутатов. Ленин не слепо, не мистически верил в народ. Он убедился в его созидательной силе, которая только и могла отвести угрозу государственной катастрофы России.

Не все большевики сразу осознали главную суть ленинских тезисов. Среди умеренной части большевистского руководства (Каменев, Зиновьев и др.) бытовало убеждение, что власти трудящихся должна предшествовать эпоха буржуазного парламентаризма. Как и Плеханов, умеренные оглядывались на Запад, полагая, что именно он должен стать родиной социалистической революции, но никак не лапотная Россия.

Ленинское предложение признать Советы формой диктатуры пролетариата и немедленно готовиться к социалистической революции член ЦК большевистской фракции Петросовета Иосиф Гольденберг заклеймил как выражение бакунизма: «Ленин, марксист, вождь боевой социал-демократической партии, умер. Ленин – анархист родился». За что же Гольденберг обвинил вождя партии в анархизме? Да прежде всего за то, что Ленин своими тезисами наносил беспощадный удар по парламентским иллюзиям того меньшинства в большевистской партии, которое оказалось сродни меньшевикам.

Можно сказать, что до «Апрельских тезисов» Ленин был вождем большевистской партии, после «Апрельских тезисов» он стал народным вождем. Стал политиком трудящегося народа России, политиком нового типа, принципом которого явилась правда как соответствие объективной истине, правда, ничего, кроме правды. «Будем смотреть правде прямо в лицо. В политике это всегда самая лучшая и единственно правильная система», – утверждал Ленин.

Именно правда страшила его противников, и они трижды пытались убить его. Первый раз это делали агенты Временного правительства, второй и третий раз в него стреляли, когда он был Председателем Совета Народных Комиссаров. Об этом известно всем. Но мало кто знает, что Ленин мог стать жертвой обманутых питерских рабочих. Мужество ленинской правды остановило их, уберегло от непоправимого. Расскажем эту историю, свидетельствующую о том, что Ленин говорил народу правду, не зная страха. Говорил ее, даже рискуя жизнью.

После срыва Брестских переговоров Троцким, когда кайзеровская Германия возобновила наступление на Восточном фронте, в рабочих районах Петрограда зрело недовольство, витали фразы: «Большевики предают революцию, сдают Россию немцам». Был пущен слух, что Ленин сбежал в Финляндию, прихватив с собой 30 миллионов из Государственного банка.

И тогда… снова взялись за оружие введенные в заблуждение рабочие. Две большие колонны вооруженных пролетариев двинулись к Смольному. Ленин в это время работал в своем кабинете, принимал телефонограммы с фронта. К нему донельзя взволнованные прибежали рабочие и солдаты, охранявшие Смольный, с просьбой дать команду стрелять.

– Нет, не стреляйте! – спокойно сказал Ленин. – Мы поговорим с ними. Приглашайте их представителей.

В кабинет вошли вооруженные люди, они были злы, глядели враждебно. Ленин спокойно обратился к вошедшим и сказал, что он не только не сбежал в Финляндию, в чем они могут убедиться, но продолжает трудиться, чтобы во что бы то ни стало спасти Советскую власть. «Моя жизнь всегда в опасности, – продолжал он. – Но ваша жизнь в еще большей опасности… Вы хотите воевать с немцами?»

Далее Ленин стал убеждать: да, Брестский мир, который предстоит подписать, – позорный, похабный, грабительский, но он дает возможность передышки Советскому государству, у которого сегодня нет армии, так как она дезертировала, не вынеся ужасов империалистической войны. Нужна передышка, чтобы создать новую армию и защитить власть трудящихся. И Ленин убедил сомневавшихся, потерявших веру, обманутых слухами.

Вооруженные рабочие, что собрались у Смольного, разошлись. Многие из них вступили в отряды Красной гвардии, остановившие немцев под Нарвой и Псковом. Люди поверили Ленину потому, что видели: он открыт и верит им. Потому, что убедились: в защите Советской власти его, Ленина, судьба неотделима от их судьбы.

Ленин был политиком нового типа, что означало – политиком советского типа, противостоявшего политикам буржуазного, парламентского типа. Он являлся носителем советского демократизма – демократизма прямого и открытого, отражающего и защищающего интересы громадного трудящегося большинства – никакой дипломатии в отношении этого большинства, служение ему по его доверию и под его контролем. По принципам советской демократии любой депутат, не оправдавший доверия народа, мог быть отозван из состава Совета до истечения срока его полномочий. Этого нет и никогда не будет в буржуазной парламентской демократии: депутат, избранный по доверию народа, затем неподконтролен и неподотчетен ему. Его ответственность перед избирателями – не более чем декларация, фикция.

В Советах Ленин видел высшую форму народовластия и считал их явлением всемирно-исторического значения, ибо – говорил он в апреле 1917 года – «выше, лучше такого типа правительства, как Советы рабочих, батрацких, крестьянских, солдатских депутатов, человечество не выработало и мы до сих пор не знаем». За Советы Ленину пришлось бороться не только на пути к Октябрю 1917 года, но и после, когда возникла необходимость подписания грабительского Брестского мира.

Именно тогда им была объявлена беспощадная война мелкобуржуазной революционности, что, по ленинскому утверждению, смахивает на анархизм или кое-что от него заимствует. Напомним: тогда группа «левых» в партии во главе с Бухариным обвиняла Ленина в предательстве интересов мировой революции. Бухаринцы предлагали, коль нет у республики Советов армии, создавать летучие партизанские отряды, которые погибнут, но погибнут с честью – во имя мировой революции.

«Левые коммунисты», то есть бухаринцы, составляли большинство в Московском областном бюро партии. Оно 24 февраля 1918 года приняло антисоветскую резолюцию. В ней, в частности, говорилось: «В интересах международной революции мы считаем целесообразным идти на возможность утраты Советской власти, становящейся теперь чисто формальной».

Ленин дал резко принципиальный ответ левакам в статье «Странное и чудовищное». Но особого внимания заслуживает его ответ им в докладе о войне и мире на VII съезде РКП(б). «Мы не скажем, – говорил Ленин, – что Советская власть есть только форма.., мы не скажем, что ради тех или иных революционных принципов можно пожертвовать содержанием». Содержанием Ленин считал власть трудящегося народа, о которой вел речь в докладе. Иными словами, он не допускал мысли, что ради принципа мировой революции можно пожертвовать Советской властью в России. Этим он коренным образом отличался от Троцкого, который готов был отдать Советскую Россию в жертву идее перманентной всемирной революции.

Ленин – политик советского типа, полностью и безоговорочно подчинявший проводимую им политику интересам Советской власти, интересам рабочих и крестьян, интересам трудового народа. Сквозь призму этих интересов он смотрел и на работу коммунистов в буржуазных парламентах, особое значение придавая строгому воспитанию коммунистических вождей в парламентской деятельности, дабы они не оказались слабы перед искушением буржуазным парламентаризмом, не оказались в омуте соглашательства с буржуазной властью, не оторвались от масс, а были бы политиками советского типа.

Приведем выдержку из ленинской работы «Детская болезнь «левизны» в коммунизме», имеющую для членов КПРФ, работающих в Государственной думе и региональных представительных органах власти, принципиальное значение. «Выработка хороших, надежных, испытанных, авторитетных «вождей», – писал Ленин, – дело особенно трудное, и успешно преодолеть эти трудности нельзя без соединения легальной и нелегальной работы, без испытания «вождей», между прочим, и на парламентской арене. Критику – и самую резкую, беспощадную, непримиримую критику – следует направлять… против тех вождей, которые не умеют – и еще более тех, кои не хотят – использовать парламентских выборов и парламентской трибуны по-революционному, по-коммунистически. Только такая критика – соединенная, конечно, с изгнанием вождей негодных и с заменой их пригодными, – будет полезной и плодотворной революционной работой, воспитывающей одновременно и «вождей», чтобы они были достойны рабочего класса, и трудящихся масс, – и массы, чтобы они научились разбираться правильно в политическом положении».

Быть политиками советского типа в буржуазном парламенте – задача не из легких. Ее решение требует отрешиться от того, как ты выглядишь, то есть отрешиться от «самопиара» и всю умственную и нравственную энергию сосредоточить на том, что ты делаешь и во имя кого. Забудь о себе и думай о тех, кто избрал тебя, кто сохранил веру в Советскую власть, в ее восстановление. Для избравших тебя ты, коммунист-парламентарий, есть уполномоченный Советской власти, преданной и оболганной, но сохранившейся в сознании людей. Людей, еще не составляющих большинства в народе, ибо сильны в нем парламентские предрассудки и иллюзии. Но коммунист идет в буржуазный парламент для того, чтобы завоевать большинство, что значит, по Ленину, быть в гуще масс и завоевать их доверие.

Соединяя противоположности

Ленин являл собой политика нового типа еще и в том смысле, что он не только сделал политику достоянием масс, но и поднял ее до уровня науки. Теоретически и, в известном смысле, практически до него это делали К. Маркс и Ф. Энгельс. Но они не были призваны историей к осуществлению государственной деятельности. Ленин же исполнял обязанности главы правительства самой большой в мире страны и являлся вождем первой в мире правящей коммунистической партии. Российская и всемирная история выдвинули его на роль политика-ученого, политика-диалектика.

Диалектический метод познания социальных и политических процессов позволил Ленину блестяще справиться с этой ролью. К нему вполне применимы слова, им же сказанные: «Конкретный анализ конкретной ситуации – живая душа марксизма». Но что есть конкретное в марксистской диалектике? Маркс определял конкретное как «единство многообразного», как единство противоположностей, взаимосвязь и взаимодействие различных явлений. Если же говорить о социальной жизни как о познаваемом конкретном, то в ней надо видеть диалектику единства материального и духовного, классового и национального, национального и интернационального. Видеть их в противоречиях и в их единстве.

Это крайне важно знать и учитывать в политике, которая, по Ленину, «есть отношение между нациями, классами» в первую очередь. Сказанное выше кому-то может показаться слишком отвлеченным от темы. Но оно необходимо, потому как существует миф о Ленине как о политике, который руководствовался только классовыми интересами пролетариата и ничуть не думал о национальном своеобразии России. Данный миф существует в сознании тех, кто не читал и внимательно не изучал ленинских работ и просто не знает истории России в ленинскую эпоху.

Обратимся к Ленину, чтобы представить следующую его мысль: «Пока существуют национальные и государственные различия между народами и странами – а эти различия будут держаться еще очень и очень долго даже после осуществления диктатуры пролетариата во всемирном масштабе, – единство интернациональной тактики коммунистического рабочего движения всех стран требует не устранения разнообразия, не уничтожения национальных различий (это – вздорная мечта для настоящего момента), а такого применения основных принципов коммунизма (Советская власть и диктатура пролетариата), которое бы правильно видоизменяло эти принципы в частностях, правильно приспособляло, применяло их к национальным и национально-государственным различиям. Исследовать, изучить, отыскать, угадать, схватить национально-особенное, национально-специфическое в конкретных подходах каждой страны к разрешению единой интернациональной задачи, к победе над оппортунизмом и левым доктринерством внутри рабочего движения, к учреждению Советской республики и пролетарской диктатуры – вот в чем главная задача переживаемого всеми передовыми (не только передовыми) странами исторического момента».

Нам могут сказать: да, это правильные слова, но что было на практике? На практике?! Разве осуществленная на практике союза рабочего класса и трудового крестьянства идея, размежевавшая большевиков и меньшевиков, не вытекала из ленинского понимания национального своеобразия России как страны крестьянской?! Разве утверждение в ней пролетарской диктатуры в форме рабоче-крестьянских Советов не отвечало этому своеобразию?! Все это – риторические вопросы. Ленин первым заявил: марксизм – не догма, а руководство к действию. Его ничуть не обескураживало, что его идейные противники обвиняли его в русификации марксизма. Он не русифицировал, а диалектически применял Марксово учение, сообразуясь с национально-историческими особенностями России. В период нэпа, как признавался Ленин, надо было приноровить социализм к крестьянской экономике, что и было сделано.

Мы поставили риторические вопросы еще и потому, что находятся люди, есть они и в нашей партии, которые, не зная Ленина, не зная ленинского периода советской истории, берутся утверждать, что, мол, он, Ленин, не ставил и не решал русского вопроса. Данное утверждение ложно, ибо в России судьбы русского вопроса, о чем писал молодой Сталин в 1913 году, связаны с решением аграрного вопроса, с демократизацией страны. Решение аграрного вопроса – Декрет о земле в октябре 1917 года – это Ленин, и демократизация страны – утверждение Советов как высшей формы народовластия – это Ленин.

Он никогда не забывал о русском народе как государствообразующем, прекрасно понимал: от отношения русских рабочих и крестьян к политике большевистской партии зависит судьба социализма в России. Случайно ли такое ленинское определение: «русские Советы, союз русских рабочих и беднейших крестьян»? Сама мысль о социалистическом преобразовании России была бы, по Ленину, бесплодной без добровольного перехода к социализму, при пролетарской диктатуре, русского крестьянства, читайте: русского народа. Ленин ищет национальную форму этого перехода и находит ее в кооперировании русских крестьян. В одной из своих последних статей «О кооперации» он пишет: «В сущности говоря, кооперировать в достаточной степени широко и глубоко русское население при господстве нэпа есть все, что нам нужно».

Нет, не случайно Ленин ввел в идеологический обиход в качестве ключевого понятия – «русский революционный размах». Корневым в нем является слово «революционный». Оно определяет классовую сущность названного размаха. Слово «русский» обозначает его национальный характер.

Ленинская диалектика единства классового и национального с наибольшей силой выразила себя в годы Гражданской войны. Именно она позволила объединить расколотый войной народ, соединить противоположности. Известно, что до интервенции – до высадки английских войск в районах северо-запада России, американских и японских – на Дальнем Востоке, французских – на юге нашей страны – мелкобуржуазные слои российского общества (мелкие хозяйчики города и деревни, среди крестьян – это середняки, а также интеллигенция) враждебно относились к Советской власти.

Одной из главных причин этой враждебности был Брестский мир. Дело в том, что мелкобуржуазная среда, как отмечал Ленин, привержена традиционному патриотизму, ибо ее представители – участники мелкотоварного производства, не связанного с иностранным капиталом. Национальная независимость России – гарантия их успешной деятельности. Мелкая буржуазия и примыкающее к ней по психологии поведения среднее крестьянство, интеллигенция поддерживали Белую армию, доверившись ее лозунгу «За единую и неделимую Россию!».

Прозрение наступило с началом интервенции. Предательство национальных интересов вождями Белого движения стало очевидным. Очевидным стало, что лишенные собственности российские капиталисты и помещики готовы были, по выражению Ленина, «задушить Советскую власть самыми подлыми способами – предать Россию кому угодно». Их союзники – Франция, Англия, США – «оказались, – писал в декабре 1918 года Ленин, – главными врагами русской свободы и русской самостоятельности».

Вывод напрашивался один – ленинский: «Россия не может быть и не будет независимой, если не будет укреплена Советская власть». Данный вывод вызрел в мелкобуржуазных слоях. Их отношение к Советской власти, большевикам резко изменилось: от враждебного к нейтральному и добрососедскому. Ленин оценил это следующим образом: «История сделала так, что патриотизм теперь поворачивает в нашу сторону». Далее: «Теперь, когда эти люди начинают поворачиваться к нам, мы не должны отворачиваться от них». И как вывод: «Ввиду того, что теперь этот поворот в настроении мелкобуржуазных масс наступил, нашим лозунгом должно быть соглашение, установление добрососедских отношений».

Выступая с докладом на собрании партийных работников Москвы в ноябре 1918 года, Ленин обратился ко всем представителям мелкобуржуазных слоев, которые он характеризовал как многочисленные непролетарские слои трудящихся: «Мы вступаем на путь соглашения с вами, зная, что иначе, как целым рядом соглашений… страна не может перейти к социализму… Нам предстоит целый ряд задач, целый ряд соглашений, технических заданий, которые мы, господствующая пролетарская власть, должны суметь дать. Мы должны суметь дать среднему крестьянину одно задание, помочь в товарообмене, в разоблачении кулака. Кооператорам другое: они обладают аппаратом для распределения продуктов в массовом размере; этот аппарат мы должны взять себе. Интеллигенции мы должны дать совсем другое задание; она не в силах продолжать саботаж и настроена так, что теперь она занимает позицию по отношению к нам самую добрососедскую, и мы должны брать эту интеллигенцию, ставить ей определенные задания… Мы не можем строить власть, если такое наследие капиталистической культуры, как интеллигенция, не будет использовано. Теперь мы можем отнестись к мелкой буржуазии, как к доброму соседу, находящемуся под строгим контролем государственной власти».

Сказанное Лениным по сути своей есть предложение программы преодоления раскола в народе, программы достижения общенационального единства через соединение противоположностей, путем добровольного соглашения. В 1921 году, при переходе к нэпу, Владимир Ильич скажет: «в нашей революции за три с половиной года мы практически неоднократно соединяли противоположности».

Один из примеров тому он приведет еще в 1918 году в статье «Маленькая картинка для выяснения больших вопросов». В ней он рассказал, как в городке Весьегонске местная Советская власть, оценив обстановку голода, холода, полного паралича экономики, призвала трех молодых промышленников и поставила им условия: или пускаете через два месяца кожевенный завод, налаживаете движение узкоколейки, работу деревообрабатывающего завода, и тогда за вами остаются ваши капиталы, право управления вашими предприятиями, или, в случае отказа, вся ваша собственность экспроприируется.

Промышленники поняли, что имеют дело с серьезной и умной властью. Условия были приняты. Население Весьегонска было спасено от холода и голода. Рассказанная Лениным история поучительна тем, что в ней дан пример соглашения Советской власти не только с мелкими хозяйчиками, а с теми, кого сегодня принято называть представителями среднего бизнеса.

Ненавистники власти Советов представляют сегодня ее первые годы, а это годы Гражданской войны, как сплошной террор, конечно же, – красный террор. Он был ответом на белый террор. Был и русский бунт, бессмысленный и беспощадный, не признающий никакой власти. Была и кровавая махновская вольница. Все это преодолела, переборола Советская власть не только методами революционного насилия (без них никакая революция не обходится), но и методами союза, соглашения со всеми, кому была дорога Россия.

Ленинская политика соглашения, компромисса не только с представителями непролетарской массы трудящихся (с теми же мелкими бизнесменами сегодня), но и с теми, кого пролетарский вождь называл «культурными капиталистами» – полезными рабочему классу в качестве умных и опытных организаторов производства, снабжающего необходимыми продуктами миллионы людей (сегодня это может быть средний бизнес при контроле за ним государства трудящихся).

Эта политика может быть положена в основу создания патриотического антиолигархического фронта. Может, если она будет хорошо изучена КПРФ и принята как руководство к действию в условиях углубляющегося общего кризиса в России.

Неабстрактный гуманизм

Говоря о Ленине как политике нового типа, не обойти стороной такую его заслугу перед человечеством, как установление прочной связи политики с нравственностью. Здесь надо сделать оговорку: для Ленина было нравственно то, что отвечало классовым интересам трудящихся. Абстрактной нравственности, абстрактного гуманизма он не признавал, считал их прикрытием буржуазной морали.

В свое время, в самом начале ХХ века, Ленин жестко осудил индивидуальный террор эсеров. Почему же тогда он санкционировал массовый террор в годы Гражданской войны? Да, санкционировал. И не только потому, что красный террор был ответом на белый. А потому еще, что революция не давала иного средства защитить себя в условиях классовой борьбы не на жизнь, а на смерть. Когда решался вопрос о победе Советской власти как диктатуры пролетариата и беднейшего крестьянства или буржуазно-помещичьей диктатуры.

Ленин об этом говорил прямо, без обиняков, вскрывая лицемерие буржуазных пропагандистов, объявивших насилие уделом только большевиков, Советской власти. В «Письме к американским рабочим» он писал: «Английские буржуа забыли свой 1649-й, французы свой 1793-й год. Террор был справедлив и законен, когда он применялся буржуазией в ее пользу против феодалов. Террор стал чудовищен и преступен, когда его дерзнули применять рабочие и беднейшие крестьяне против буржуазии… Террор стал чудовищен и преступен, когда его стали применять в интересах свержения всякого эксплуататорского меньшинства, в интересах действительно огромного большинства».

На место абстрактного гуманизма, служащего ширмой для капитала, Ленин поставил гуманизм пролетарский, социалистический, служащий названному большинству. Как только преодолены были саботаж и вредительство в отношении Советской власти, как только в ее пользу изменились настроения интеллигенции, среднего крестьянства, мелких собственников, красный террор пошел на спад и прекратился. Ленин предложил политику соглашения для созидания, о чем уже шла речь. Он был чуток к изменению настроений в непролетарской массе трудящихся, предельно чуток – к настроениям трудящегося большинства, которое составляло российское крестьянство.

Эта чуткость проистекала из материалистического мировоззрения Ленина. После мятежа в Кронштадте в 1921 году, что проходил под лозунгом «Советы без коммунистов!», Ленин с беспощадной самокритичностью заявил о кризисе Советской власти по вине правящей РКП(б). На Х съезде партии (кронштадтский мятеж еще не был подавлен) он говорил: «Мы знаем, что только соглашение с крестьянством может спасти социалистическую революцию в России… Мы не должны стараться прятать что-либо, а должны говорить прямиком, что крестьянство формой отношений, которая у нас с ним установилась, недовольно, что оно этой формы отношений не хочет и дальше так существовать не будет. Это бесспорно. Эта воля его выразилась определенно. Это – воля громадных масс трудящегося населения. Мы с этим должны считаться, и мы достаточно трезвые политики, чтобы говорить прямо: давайте нашу политику по отношению к крестьянству пересматривать».

Крестьянство терпело политику «военного коммунизма» всю Гражданскую войну, но по ее окончании терпеть эту политику уже не могло. Этим недовольством воспользовались контрреволюционные силы, что увидел Ленин в кронштадтском мятеже. Мятеж был подавлен, но репрессий не последовало. Последовал переход к нэпу, который явился уступкой крестьянству: от продразверстки к продналогу. Тогда Ленин сформулировал лозунг «Не сметь командовать середняком!».

Способность видеть противоречие между властью и большинством народа, способность самокритично оценить политику власти и изменить ее, то есть разрешить противоречия в пользу трудящегося большинства, есть не только самый точный критерий культуры диалектического ума, но и критерий высокой нравственности политика. Это так, ибо разрешение социальных противоречий в пользу народа освобождает многие миллионы людей от нравственных страданий, дает им веру во власть.

Ленин сформулировал один из главных постулатов политической деятельности: ложная фраза, ложное хвастовство есть гибель нравственная – верный залог гибели политической. Человечество не знало ничего более нравственного, чем ставшие явью в России ленинские лозунги: земля – крестьянам! фабрики – рабочим! власть – Советам!

Ленин никогда не терял трезвости ума, выдержки и воли: ни тогда, когда его в партии, даже в ее руководстве, обвиняли в предательстве Советской России и мировой революции, что было в период его борьбы за Брестский мир; ни тогда, когда при переходе к нэпу его клеймили как отступника от идеала социализма и каждый четвертый в РКП(б) вышел из нее.

Если Ленин отступал, то отступал, как он говорил, в порядке, чтобы перегруппировать силы, чтобы вновь выйти на прямую дорогу к цели. Не случайно нэп он называл кривизной прямой линии. Отступать, но не сворачивать с пути к социализму. Девизом нового поколения коммунистов могут стать ленинские слова: «Не сворачивать, не сворачивать! Так победим!»

«Фигура Ленина вызывает у власти шизофрению»

Почему официальной исторической политике не нужен реальный Ленин и в чем актуальность ленинского метода в эпоху кризиса

«Государству нужен Ленин, очищенный от своих политических идей и реальной биографии, Ленин-памятник. Как только он становится настоящим историческим Лениным, бунтарем и разрушителем старого порядка, то моментально превращается из заслуженного правителя в монстра», — говорит историк и политический теоретик Илья Будрайтскис. В интервью «БИЗНЕС Online» он рассказал, почему Ленин был «еретиком» для социалистов своего времени, а радеть за социальную справедливость еще не значит быть левым.

«Последние годы образ Ленина как раз достаточно часто присутствовал и в продуктах массовой культуры, и в выступлениях первых лиц государства» Фото: «БИЗНЕС Online»

«ИДЕИ ЛЕНИНА НИ В КОЕЙ МЕРЕ НЕ ЯВЛЯЮТСЯ ГОСУДАРСТВЕННО-ПАТРИОТИЧЕСКИМИ»

— Илья, 22 апреля исполняется 150 лет со дня рождения Владимира Ленина. В 90-е годы на волне негатива в отношении всего коммунистического прошлого его демонизировали, а в современной России мы наблюдаем, что эту фигуру государство пытается вообще убрать из общественного и медийного пространства. Действительно ли Ленин, в отличие, например, от образа другого советского вождя, Иосифа Сталина, стал для власти и народа менее значимым историческим персонажем?

— Я не совсем согласен. Последние годы образ Ленина как раз достаточно часто присутствовал и в продуктах массовой культуры, и в выступлениях первых лиц государства. И все эти упоминания носили, как правило, исключительно негативный характер. Он изображался в качестве преступника, иностранного агента, фанатика, который был готов поступиться интересами страны ради реализации своих утопических идей. Так что установка на политическую криминализацию Ленина, на изображение его в качестве отрицательного исторического героя выглядит вполне очевидной. И, конечно, она пряма связана с общей линией на криминализацию революции — и российской 1917-го, и в принципе как явления.

Однако Ленин для современного российского государства остается противоречивой фигурой. С одной стороны, как исторический герой он отрицательный — это революционер и разрушитель государства. С другой — основатель нового советского государства, и в данном качестве Ленин вписывается в официальную идею преемственности всех государственных форм, которые в России существовали за всю ее историю. В рамках этой концепции Российская империя, Советский Союз и сегодняшняя Российская федерация плавно перетекают друг в друга, между ними нет никакого исторического разрыва, они представляют лишь разные имена и лица одного и того же государства. С такой точки зрения Ленин достоин уважения ровно в той же мере, как Иван Калита, Елизавета Петровна или Борис Ельцин. Это Ленин, очищенный от своих политических идей и реальной биографии, Ленин-функция, Ленин-памятник. Как только он становится настоящим историческим Лениным, бунтарем и разрушителем старого порядка, то моментально превращается из заслуженного правителя в монстра.

Именно это странное шизофреническое его место в сегодняшней официальной исторической политике прямо предопределяет отсутствие каких-либо серьезных торжеств и общественных дискуссий вокруг данного юбилея. В то же время существует давняя традиция демонизации Ленина у постсоветской интеллигенции, и мне кажется, что эта либеральная криминализация его как фанатика и апологета насилия парадоксальным образом смыкается с консервативным осуждением Владимира Ильича как разрушителя империи и германского шпиона. 

«Наша патриотическая общественность склонна оценивать Ленина позитивно» Фото: «БИЗНЕС Online»

— В то же время если мы возьмем российское консервативно-патриотическое сообщество, то за исключением его клерикально-монархической части, как правило, оно в идее этой преемственности исторических этапов существования России признает роль Ленина и большевиков в создании великой в их понимании страны СССР при всем зачастую негативном отношении к революции. Как вы оцениваете сегодняшнее отношение к Ленину разных российских общественных и политических сил?

— Вы правы, действительно наша патриотическая общественность склонна оценивать Ленина позитивно, но лишь постольку, поскольку она связывает его с советским периодом, который прежде всего воспринимается как опыт могущественного государства, империи. Но такое положительное отношение к нему как основателю этого государства со всей необходимостью влечет за собой полное непонимание или отрицание тех идей, которые Ленин на самом деле разделял и которые направляли его деятельность.

Идеи Владимира Ильича ни в коей мере не являются государственно-патриотическими, наоборот, они основаны на необходимости исчезновения, отмирания государства. Данную мысль он последовательно отстаивает в одном из своих главных текстов «Государство и революция». С этим связана и ленинская модель Советского Союза — не национального государства, но прообраза интернационального негосударственного социалистического сообщества, частью которого может стать любая страна. Уважение к Ленину со стороны государственных патриотов (как правило, в связке со Сталиным) основано на неуважении и невнимании к нему как политическому теоретику и практику. А теория и практика для Владимира Ильича всегда были неразрывно связаны.

— В его времена политические партии или движения строились исходя из идеологем, принципов, образов будущего. Современная политика в нашу эпоху постмодерна стала полем политических технологий и пиара, а не идей. Если мы говорим о политической практике, то насколько политическая практика Ленина, на ваш взгляд, сейчас актуальна?

— Да, сегодняшнее восприятие политики связано с эффективностью, которая безразлична к каким-либо идеям. И поэтому сама жизнь Ленина представляет собой вызов такому циничному отношению к политике. Он, конечно, являлся человеком идейным, который ради своих принципов был готов идти против течения, обстоятельств, на риск с перспективой остаться в практически полном политическом одиночестве. С другой стороны, именно вот эта идейность и принципиальность позволили ему возглавить революцию в 1917 году. Известная фраза Владимира Ильича, что принципиальная политика является самой практичной, полностью подтверждается его собственной жизнью. И, конечно, история Ленина вступает в противоречие с инструментальным и циничным представлением о политике, которое мы видим сегодня. Эта история постоянно напоминает не только о том, что своим идеям нужно следовать до конца, но и о том, что они способны менять действительность.

«Ленин не просто внимательно следил за событиями, но по-настоящему учился у них» Фото: © РИА «Новости»

«ЛЮДИ С ТВЕРДЫМИ ПРИНЦИПАМИ ПРЕДСТАВЛЯЮТ ДЛЯ НЫНЕШНЕЙ СИСТЕМЫ НЕ ТО ЧТО БЫ ОПАСНОСТЬ, НО ОСТАЮТСЯ ДЛЯ нЕе НЕПОНЯТНЫМИ» 

— Как с этим соотносится известное восприятие Ленина как гения тактики, политических интриг, способного ориентироваться в ситуации и принимать решения, когда другие находятся в растерянности, и, невзирая на свои принципы, идти на компромиссы, необходимые тактические союзы? Если смотреть на реальные факты его биографии, он выглядит человеком крайне прагматичным, что не в последнюю очередь и послужило успеху большевиков.  

— Я бы назвал Владимира Ильича не прагматиком, а человеком, способным пересматривать собственные взгляды под влиянием меняющейся реальности. Это разные вещи. Ленин не просто внимательно следил за событиями, но по-настоящему учился у них. Например, лозунг власти Советов он выдвинул, когда рабочие советы в ходе революции 1905 года стали рождаться снизу. К появлению в начале 1917-го Совета в Петрограде Владимир Ильич, как мы знаем, также не имел никакого отношения, но в этой форме власти самих рабочих и солдат он увидел альтернативу сохранению ее в руках элиты, сформировавшей Временное правительство. Важно также вспомнить, что никого неизменного «плана» партии у Ленина не было: если в 1902 году в своей известной книжке «Что делать» он отстаивал идею партии как узкой организации профессиональных революционеров, то в момент после начала революционных событий 1917-го большевики под его руководством превратились в массовую партию, куда в течение года вступили десятки тысяч людей, не имевших прежде политического опыта. Отдельно стоит сказать и об отношениях Владимира Ильича с другими революционерами. Так, в течение долгих лет он вел жесткую полемику с Львом Троцким или Александром Богдановым, однако во время и после революции 1917-го сотрудничал с ними как с товарищами и единомышленниками. Но все эти изменения происходили в рамках того мировоззрения, которое Ленин сохранил до конца. Он никогда не пересматривал свое место в классовой борьбе, свои взгляды на неизбежность конца капиталистического порядка.

— Исторические фигуры, которые связаны с такой идейностью, когда человек ведом исключительно некими принципами, довольно-таки неудобны для современного дискурса, ведь они очень мало похожи на современных политиков, руководствующихся в основном практическими выгодами, и выглядят, вероятно, даже угрожающими для самой государственной машины? Даже историческая память о таких фигурах дискредитирует современные тотально фальшивые политические системы.

— Действительно, люди с твердыми принципами представляют для нынешней системы не то что бы опасность, но они остаются для нее непонятными. Другое дело, о каких именно принципах идет речь. Если мы посмотрим на Россию начала XX века, то ее отличием от современной было существование какого-то количества людей (преимущественно военных и чиновников), которые искренне преданны монархии и для которых ее крушение стало личной трагедией. Сегодня сложно представить, чтобы у существующего российского государства были бы такие же принципиальные сторонники, как те, кто когда-то противостоял и проиграл красным в Гражданской войне. 

Поэтому вопрос не только в твердости принципов, но и в том, насколько за сегодняшним порядком вещей можно увидеть неизбежность его краха. Именно марксистский подход Ленина позволил ему в большей степени предвидеть будущее, чем сторонникам сохранения Российской империи.

«Мало кто спорит с тем, что сегодняшний мир очень сильно отличается от того, в котором жил Ленин. Промышленный рабочий класс отчасти утратил свое значение и сильно изменился» Фото: «БИЗНЕС Online»

— С момента распада СССР в мире возобладала точка зрения, что коммунизм как утопическая идея доказал якобы свою нежизнеспособность. Если мы не имеем в виду какие-то элементы социального государства, но и они сегодня сворачиваются. В 90-е это объяснялось полной победой либерализма, а теперь скорее тем, что мир изменился, больше нет того пролетариата, классового общества, даже левые эксперты признают, что сейчас трудно анализировать марксистским инструментарием современный труд, цифровую реальность и так далее. Насколько в этих условиях актуально теоретическое наследие Ленина, марксизма-ленинизма?

— Стоит сказать, что он предпринимал свой анализ, например, империализма или развития капитализма в России в ситуации, когда после «Капитала» Карла Маркса мир тоже очень сильно изменился и начало XX века было во многом непохоже на мир в середине XIX. Ленинская мысль представляла собой достаточно смелое обновление марксистской теории. Владимир Ильич был уверен в необходимости социалистической революции в России, в которой не существовало развитых капиталистических отношений, а рабочий класс составлял абсолютное меньшинство населения.

Поэтому Ленин учит нас прежде всего тому, что мы не должны рассматривать марксистский анализ как догму и полностью его отвергать, если он плохо накладывается на существующие обстоятельства. Проблема состоит в том, что в представлении большинства старшего поколения в России марксизм связан с восприятием, прививавшимся советским политическим образованием и действительно состоявшим из набора догм, которые оказались мало связаны с реальностью и которые нужно было просто заучить наизусть.

Конечно, мало кто спорит с тем, что сегодняшний мир очень сильно отличается от того, в котором жил Ленин. Промышленный рабочий класс отчасти утратил свое значение и сильно изменился. С другой стороны, появились новые формы наемного труда. Тем не менее основное противоречие капитализма — между трудом и капиталом — не только никуда не исчезло, но и ощущается все острее.

«На момент революции 1917 года подавляющее большинство населения не относилось к рабочему классу и тем не менее не только приняло активное участие в революции, но и стало ее движущей силой» Фото: © РИА «Новости»

«ЛЕНИНСКАЯ КОНЦЕПЦИЯ ПАРТИИ БЫЛА ВЫЗОВОМ ПРЕДСТАВЛЕНИЯМ О ПАРТИЯХ, СУЩЕСТВОВАВШИХ В ЕГО ВРЕМЯ»

— Если мы говорим о современном капитализме, то современные формы занятости, на первый взгляд, очень гибкие, сетевые, при этом крайне индивидуальны. То есть нынешних «пролетариев» не так много уже объединяет с другими трудящимися, их интересы не защищает профсоюз, никто не контролирует, чтобы они не перерабатывали. Вообще, можно ли говорить о той солидарности трудящихся, которая занимала такое важное место в идеологии большевиков?

— Индустриальный капитализм первой половины XX века тоже автоматически не порождал сам по себе солидарность между наемными работниками. Достаточно вспомнить, что фордистское производство вообще не подразумевало никакого общения между рабочими, стоящими у конвейера. Если между ними и рождались солидарность и представление о необходимости коллективных действий, то это было не потому, что первые просто находились вместе на одной фабрике, а потому, что подобное связано с политической борьбой, распространением социалистических идей, тем, что вопреки разделению и отчуждению, которое господствовало между людьми в капиталистическом производстве, благодаря деятельности социалистов наемные работники осознавали общность своих интересов. Не говоря уже о том, что в России на момент революции 1917 года вообще подавляющее большинство населения не относилось к рабочему классу и тем не менее не только приняло активное участие в революции, но и стало ее движущей силой — например, если говорить о солдатах и матросах, которые вышли из крестьянской среды.

Поэтому, если мы говорим о том, какие силы сегодня могут бросить вызов сложившемуся порядку вещей, то должны понимать, что они могут прийти в движение только благодаря своему участию в политике, а не только исходя из их места в современной социальной структуре.

— Но мы наблюдаем в целом в мире очень серьезное ослабление партий как института, который способен что-то определять, падает доверие населения к большинству политических сил, мы видим это по выборам в разных странах. Одной из ключевых идей Ленина была мысль о ведущей роли партии как силе, меняющей реальность. Способны ли левые партии играть такую роль и насколько они вообще жизнеспособны в современном мире?

— Ленинская концепция партии была вызовом представлениям о партиях, существовавших в его время, — не только парламентским партиям элит, но и массовым рабочим вроде германской социал-демократии. Европейские социал-демократы исходили из того, что рабочие просто в силу своего отношения к средствам производства должны рассматривать партию как выражение своего классового интереса. Ленин отвергает этот подход и настаивает на том, что партия — организация революционеров, а не массовая организация рабочего класса. Такой взгляд на партию для марксистов того времени выглядел откровенно еретическим, но был на самом деле очень связан с условиями российского самодержавия и особенностью русской революционной традиции XIX века, на которую Ленин тоже в известной степени опирался.

Поэтому если мы сегодня говорим о кризисе партийной системы, то прежде всего речь идет о кризисе парламентских партий в рамках существующих институтов либеральной демократии. И ленинский партийный урок для сегодняшнего времени состоит в том, что необходимо искать новые формы политической организации, которые могли бы адекватно ответить на политический и социальный кризис.

— Если мы говорим о современных партиях левого спектра на Западе, то складывается впечатление, что они в какой-то момент сместили свой фокус с защиты интересов трудящегося большинства на защиту интересов различных меньшинств, феминистскую и экологическую повестку. В то же время новые правые, наоборот, стали себя позиционировать как представителей рабочего класса. Не с этим ли связано падение популярности системных левых сил? Почему вообще произошла такая перемена в повестке?

— Я не думаю, что это мнение полностью соответствует реальности. Возьмите, например, в США очень успешную кампанию Берни Сандерса, хотя он и вышел уже из президентской гонки. Политик прямо говорил о том, что обращается ко всем наемным работникам, невзирая на их идентичность и культурные установки. С другой стороны, борьба за права женщин и меньшинств, в том числе национальных, для социалистического движения исторически никогда не была отделена от борьбы за интересы трудящегося большинства.

Если же такое противопоставление где-то и произошло, то это случилось, как мне кажется, в результате того, что часть левых партий, став частью истеблишмента, стала проводить социальную политику, направленную фактически против интересов тех, кого они раньше защищали. Иногда данный поворот прикрывался новой риторикой, связанной с защитой прав меньшинств. Хотя мы видим, что положение меньшинств, которых якобы защищают эти сдвинувшиеся в либеральную сторону левые партии, по-прежнему остается очень уязвимым.

«Сегодня все отношения неравенства и несправедливости, которые существуют в нашем обществе, вышли наружу в предельно острой форме» Фото: «БИЗНЕС Online»

«ПРЕДСТАВЛЕНИЕ О ТОМ, ЧТО КАПИТАЛИЗМ ГАРАНТИРУЕТ РОСТ БЛАГОСОСТОЯНИЯ ВСЕГО ОБЩЕСТВА, ОКАЗАЛОСЬ ПОЛНОСТЬЮ ДИСКРЕДИТИРОВАННЫМ»

— Феномен Сандерса интересен тем, он появился в такой стране, как США, где, в отличие от Европы, нет большой социал-демократической традиции. И вдруг идеи социалистического типа внезапно вошли в политический дискурс Америки и, как кажется, напугали даже сам истеблишмент Демократической партии. С чем связана эта популярность? Левые идеи стали более привлекательны для населения?

— Да, конечно. В последние два десятилетия мы наблюдали постоянный рост неравенства, разочарование значительной части населения западных стран в институтах либеральной демократии. И, главное, представление о том, что капитализм гарантирует рост благосостояния всего общества, сегодня оказалось полностью дискредитированным. Оно совершенно не соответствует тому, как обстоят дела на самом деле.

— В России мы сейчас попали в очень тяжелый экономический кризис, спровоцированный пандемией коронавируса. Насколько для страны на данном этапе левые идеи могут быть популярны и кто может взять их на вооружение?

— Сегодня все отношения неравенства и несправедливости, которые существуют в нашем обществе, вышли наружу в предельно острой форме благодаря начавшемуся социальному и экономическому кризису, связанному с пандемией. И, конечно, требования справедливости, перераспределения доходов могут стать массовым настроением. Другой вопрос — насколько они являются собственно левыми? Несмотря на то что социальные лозунги неизбежно будут становиться основой риторики либеральной оппозиции, нельзя сказать, что это означает сдвиг влево, поскольку социалистическая идея связана именно с альтернативой рынку как главному принципу.

— А сами левые вообще эту альтернативу считают жизнеспособной? Если Ленин и большевики хотели трансформировать весь мир, то сегодня левые партии куда менее масштабны в своих предложениях, скорее пытаются что-то, условно говоря, отжать у капиталистической системы... налоги на богатых, поддержка социально незащищенных. Но разве левые требуют полного отказа от рыночной экономики? Ведь это основная претензия к ним — что они мечтают о чем-то, что совершенно не реализуемо или реализуемо как в СССР, только в замкнутом пространстве.

— С одной стороны, можно сказать, что те же требования Сандреса в США о здравоохранении для всех являются умеренными, не затрагивают основ капиталистического общества и вообще не предлагают никакой альтернативы существующей системе. С другой — любые альтернативы рождаются и осуществляются не просто потому, что они существуют в головах интеллектуалов. Левая политика связана не только с верной теорией, но и в первую очередь с изменением массового сознания. И в этом отношении требование всеобщего здравоохранения является как раз моментом, позволяющим такой переворот сознания, по крайней мере, начать.

Стоит вспомнить слова Ленина о том, что мы не знаем точного направления движения к социализму, но мы узнаем его, когда миллионы возьмутся за дело. То есть когда это случится, то все проекты, которые существуют как идеи, разделяемые немногочисленными интеллектуалами, приобретут конкретные черты и получат исторический шанс воплотиться в действительность. Я в данном смысле полностью разделяю известное утверждение Маркса о том, что один шаг действительного движения важнее тысячи программ. И для современных левых прежде всего необходимо понять, что именно будет моментом поворота в сознании.

Я думаю, что именно поэтому ключевой для современных левых, что, кстати, полностью соответствует ленинским установкам, является идея демократии. Но не только в смысле процедуры или принципа сменяемости власти, но и в плане возможности для людей самим принимать решения, которые касаются их собственной судьбы и должны быть на уровне и политики, и экономики. Почему существуют такие проблемы с советским опытом? Доказательства его провала сводятся к тому, что была выстроена система, в которой обычные люди полностью отчуждены от принятия решений. Именно поэтому не работала плановая экономика, а Советы, которые находились в центре ленинского демократического проекта, выродились в декорацию всевластия государственной бюрократии.

«Революционное насилие по большей части начиналось как ответ, как реакция в ситуации, где никакие другие методы попросту не исповедывались» Фото: «БИЗНЕС Online»

«СТОИТ ПЕРЕЧИТАТЬ СТАТЬЮ «О ПРАВЕ НАЦИЙ НА САМООПРЕДЕЛЕНИЕ», ГДЕ ЛЕНИН ЯСНО ВЫСТУПАЕТ ПРОТИВ ИМПЕРСКОЙ ПОЛИТИКИ»

— Один из самых тяжелый вопросов и о революции, и о Ленине — это о насилии, цене революций. Левые силы пришли тогда к власти с помощью насилия и своих противников зачастую просто уничтожали. Основные претензии, которые предъявляются левым, Советскому Союзу в том числе, что мол, вы всех хотите осчастливить, но при этом всех несогласных готовы ликвидировать. Есть ли у левых сил представления о каком-то переустройстве общества, которое не было бы связано с подобными методами? Ведь революция — это не только историческое событие, но и трагедия, жертвы, конфликты, гражданская война.

— Насилие как явление не было изобретено революционерами, но остается неотъемлемой частью капиталистического порядка, что за его историю неоднократно подтверждено мировыми войнами, геноцидами и колониальной политикой. Силы, которые хотят изменить существующее положение вещей, действуют в этом мире с его противоречиями и методами, в том числе и с готовностью правящих элит защищать свое положение любыми средствами. Потому революционное насилие по большей части начиналось как ответ, как реакция в ситуации, где никакие другие методы попросту не исповедывались. Но так как задачей социалистов является построение общества в интересах большинства, то насилие не относится к главным методам этого общества: меньшинство, находящееся у власти, по определению нуждается в насилии всегда больше, чем большинство, которое ее лишено. Потому насильственный характер социальных революций связан в первую очередь не с установкой революционеров на насильственное решение политических проблем, а с теми условиями, в которых они вынуждены были действовать.

— Существует мнение, что никто не хочет больше повторения тех трагических событий и потому революции России больше не нужны. Однако из этого следует зачастую вывод, что, раз никто не готов на жертвы ради изменений, тогда в каком-то смысле надо смириться с тем, что изменений и не будет. Можно надеяться на то, что каким-то образом проблема будет снята и общества найдут способ меняться без трагических сломов, связанных с потрясениями и жертвами?

— Хотелось бы ответить на этот вопрос утвердительно, но у меня нет оснований так уверенно предвидеть будущее. Однако сам аргумент о том, что переход к новому будет сопровождаться такими жертвами, что от него стоит отказаться, как мне кажется, искажает саму постановку проблемы. Дело в том, что существующее общество само постоянно порождает жертв. Просто сейчас мы живем в ситуации, когда жертвы непрерывно производятся механизмом этой системы через экономические кризисы, обнищание и вспыхивающие постоянно военные конфликты и где большинство людей так или иначе являются жертвами, однако их призывают остаться в своей жертвенной ситуации для того, чтобы избежать какой-то другой страшной жертвы, которая по определению страшнее, чем уже существующие. Мне кажется, что просто стоит попытаться на эту проблему посмотреть с другой точки зрения — насколько существующая ситуация продолжает оставаться выносимой для людей, которые вынуждены постоянно страдать и жертвовать.

— Наследие Ленина очень велико, им написана масса книг, статей. У современного человека зачастую не так много времени, если он не историк, чтобы прочесть все труды того или иного мыслителя прошлого. Что бы вы порекомендовали, если кто-то хочет понять общую философию Владимира Ильича, его взгляды? На что обратить внимание как на наиболее актуальное сегодня?

— В первую очередь это уже упомянутая книга «Государство и революция», так как она не только дает ответ на вопрос о том, как марксисты относятся к государству, но и позволяет увидеть различие между ленинским подходом и его искажением, которое мы, к сожалению, наблюдали большую часть советской истории.

Также я, безусловно, рекомендую «Империализм как высшую стадию капитализма», так как там очень точно описаны механизмы постоянного воспроизводства войн в рамках капиталистической системы. Надо сказать, что новая, современная волна интереса к марксистской теории империализма и этой ленинской работе конкретно была связана с событиями начала 2000-х — войной в Ираке и всеми последовавшими военными конфликтами, которые во все большей степени носили открытый империалистический и межимпериалистический характер.

Наконец, сегодня стоит перечитать статью «О праве наций на самоопределение», где Ленин ясно выступает против имперской государственной политики, ограничивающей права национальных меньшинств, и связывает борьбу за полную реализацию этих прав с задачами социалистического преобразования общества.

— То есть, с вашей точки зрения, наследие Владимира Ильича продолжает оставаться актуальным и сегодня для понимания происходящего в мире?

— Оно продолжает оставаться актуальным не потому, что Ленину удалось дать исчерпывающие ответы на все вопросы современности, но потому, что он в этих работах использует метод, освоив который вы найдете такие ответы самостоятельно.

Банализация зла: Сталин сегодня опаснее Ленина

«22 апреля 2020 года исполняется 150 лет со дня рождения советского государственного деятеля, создателя первого в истории социалистического государства, первого председателя Совета народных комиссаров Владимира Ильича Ленина (Ульянова)».

Такими словами начинается очередной пресс-релиз, который рассылает находящаяся в Санкт-Петербурге Президентская библиотека. Причем, в последние годы руководство библиотеки предпочитает не упоминать, что она носит имя первого президента РФ Бориса Ельцина.

Далее в пресс-релизе рассказывается, что на портале библиотеки представлена новая электронная коллекция, куда вошли сочинения «вождя мирового пролетариата» и его сподвижников, а также разнообразные исследования, архивные документы и изобразительные материалы.

За этим следует краткая родословная «Ильича», выдержанная в духе официоза начала 70-х годов прошлого века, когда отмечалось столетия со дня рождения «самого человечного человека». В частности, здесь говорится: «Главным человеком для юного Володи был старший брат Александр, один из создателей и руководителей революционной организации “Народная воля”. Именно он стал своеобразным проводником идей, “путеводной звездой” для младшего брата». А немного далее: «В воспоминаниях современников Владимир Ульянов представлен как человек живого, тонкого ума, наделенный уникальными лидерскими качествами, блестящий оратор».

Впрочем, сейчас юбиляр представлен не как идеологическая икона, а, скорее, как персонаж массовой культуры. Так, на некоторых магистралях Санкт-Петербурга появилась наружная реклама в стиле «И Ленин – такой молодой», где обыгрывается тема субботника и знаменитого «ленинского бревна». Что вполне в духе модных в 90-е годы футболок, где ленинский профиль с пионерских значков был украшен панковской прической «ирокез».

«Он был человеком прагматичным и злонамеренным»

Корреспондент Русской службы «Голоса Америки» попросила научного сотрудника общества «Мемориал», доктора исторических наук Никиту Петрова прокомментировать, не происходит ли таким образом подмена реального исторического образа Ленина его гламурным портретом, а заодно – героизация зла?

Никита Петров заметил, что современной российской пропаганде свойственно выставление на первый план достижений страны, пусть и за счет массовой гибели людей, что и является героизацией зла. «Но это также и банализация зла, пользуясь терминологией Ханны Арендт – когда люди привыкают к разговорам о том, что эти жертвы были необходимы для государственного строительства. Ведь Ленин и его эпоха – это не только разрушение того строя, который существовал до 1917 года, но и создание нового, совершенно человеконенавистнического, особого режима, который был построен на основах “Манифеста коммунистической партии”. Конечно, полностью эти положения ни самому Ленину, ни его последователям воплотить не удалось. Но такие пункты, как ликвидация частной собственности, социализация и особенно – принудительный труд, к сожалению, и сегодня не вызывают у нашего населения отторжения, как неприемлемые постулаты. Более того, некоторые готовы говорить о том, что советский опыт закончился потому, что нам помешали сила извне. А иначе мы бы всем доказали свою правоту», –отмечает Никита Петров.

Существующие в определенной части российского общества реваншистские настроения историк объясняет героизацией зла и непониманием того, какие принципы легли в основу большевистской доктрины. Причем, этот процесс, по мнению Петрова, начался давно: «В сталинские годы существовал совместный культ “двух вождей”, которые в пропаганде были неотделимы друг от друга. Но при Хрущеве культ Сталина был разоблачен, и его вытеснили из пантеона почитаемых лидеров, он был объявлен человеком, который “совершал ошибки” и расправился с “ленинской гвардией”. И следствием этого стало преувеличенное и абсурдное в своей помпезности празднование столетия со дня рождения Ленина, которое случилось уже во времена Брежнева».

В результате, по оценке собеседника «Голоса Америки», Ленин воспринимается сейчас сторонниками левой идеи в России как человек, при котором все было правильно, но чье дело исказил Сталин. «Хотя на самом деле Сталин был верным продолжателем дела Ленина, и, если бы тот был жив, он бы тоже в какой-то момент мог начать свертывать НЭП. Может быть, он бы не прибег к столь радикальным мерам, как Большой террор, хотя в 1921 году он писал свои кровожадные заметки о том, как нужно расправляться со священниками. Он был человеком прагматичным и злонамеренным. И в этом смысле Сталин отличается от Ленина только еще большей параноидальной злобностью», – считает научный сотрудник общества «Мемориал» Никита Петров.

«Для меня это – день морока, который никак не может нас покинуть»

Руководитель центра «Возвращенные имена» при Российской национальной библиотеке Анатолий Разумов считает, что само по себе 150-летие со дня рождения Ленина, как и отмечавшееся в декабре прошлого года 140-летие со дня рождения Сталина – даты малозначимые. «Ну, в Симбирске родился один мальчик, а затем в Гори – другой мальчик. Иосиф Джугашвили в юности сочинял стихи, а, скажем, Адольф Шикльгрубер писал картины. А Владимир Ульянов был несостоявшимся юристом, а затем стал яростным публицистом. А закончил образцово-злобным политиком. И таковым мы его и оцениваем. Он же придумал строительство некоего “нового мира”, которое началось раньше строительства “нового порядка” в Германии. А в результате политик Ленин не дал мира народам, не дал земли крестьянам, не отдал фабрики рабочим, отнял у людей право на жизнь, на свободу и на память», – подчеркивает Разумов.

Руководитель центра «Возвращенные имена» считает, что у Ленина, как политика крайнего толка всегда будут симпатизанты. «Большинство из этих людей даже может быть хорошо образована. И они не остановятся в пропаганде идей Ленина. Так вот – задача гражданского общества тоже не останавливаться в своей просветительской работе. В частности, напоминать, что в годы революции, которая, якобы совершалась в интересах крестьянства, больше всего крестьян и погибло.

Что же касается даты 22 апреля, то для меня это – день морока, который никак не может нас покинуть. А также – день большой печали, больших размышлений и еще один толчок для того, чтобы продолжать делать свое дело. Глядишь – все больше людей начинает все это понимать», – заметил Анатолий Разумов в беседе с корреспондентом Русской службы «Голоса Америки».

Главным делом жизни самого Анатолия Разумова является составление многотомной книги памяти «Ленинградский мартиролог», где перечислены имена репрессированных в советские годы жителей города на Неве. «В своих работах я не пишу просто “Красный террор”, или “Большой террор”. Я их персонифицирую. Вначале был красный ленинский террор, а затем большой сталинский террор. Об этом нужно говорить, и прежде всего – детям. Говорить им правду», – подчеркивает Разумов.

И завершает свой комментарий словами: «Для меня, как для историка, занимающегося изучением ленинского и сталинского террора, главной датой в году является 30 октября – день советского политзаключенного. В этот день мы собираемся на Троицкой площади в Петербурге, начинаем с чтения имен красного ленинского террора. Это заложники, расстрелянные в 1928 году, убитые в 1921 году участники кронштадтского восстания, расстрелянные участники “таганцевского дело”, фигурантом которого был Николай Гумилев. И ведь в чем символ трагического разрыва той эпохи – так называемая “великая могила” в сердце страны (ленинский мавзолей – А.П.) и миллионы безвестных могил, погибших и пропавших без вести.

Я считаю, что мое дело – поминать имена погибших в годы террора и свободно говорить то, о чем я думаю. А от морока мы избавимся, конечно, это - лишь вопрос времени».

«Ленин не вызывает восторга у нынешней власти»

Независимый политолог Дмитрий Орешкин напоминает, что в годы советской власти Ленин был главным положительным историческим персонажем, который не подлежал критике. А Сталину официально ставили в вину «отклонение от ленинских норм». «Сейчас ситуация другая. Да, остались люди, которые верят в Ленина, но их становится все меньше. Он – не масскультовый персонаж, он предназначен для секты определенно мыслящих людей, и эта секта сокращается в силу возрастного фактора», – заметил Орешкин в разговоре с корреспондентом Русской службы «Голоса Америки». И добавил, что российская университетская молодежь увлекается, скорее, Троцким, а не Лениным: «В принципе, левацкие идеи ищут и находят для себя горючий материал в довольно специфичных социокультурных средах, которые достаточно образованы, что осмыслить такие термины, как “пролетариат” и “буржуазия”, но, в то же время не готовы понять, что идея коммунистического будущего – это фейк. Потому что никем никогда не доказано, что социалистическая экономика будет эффективнее честной собственности. Зато есть негативный опыт военного коммунизма с чудовищными издержками для тогдашней России».

По наблюдениям политолога, у фигуры «основателя первого рабоче-крестьянского государства» гораздо больше, чем в России, почитателей в странах так называемого «третьего мира», в основном – в Африке и в Латинской Америке. В то время как в России отмечается рост популярности Иосифа Сталина. «Ленина у нас сейчас искусственно на щит не поднимают, а вот товарища Сталина постоянно “подкачивают”. И я думаю, что если спросить, кто партии, родине и населению более ценен, то выберут, конечно Сталина. А Ленина даже власть несколько дискредитирует, что, в общем, несложно, потому что головорез он был отборнейший. И тут нужно, чтобы про него говорили и писали правду.

А вот Сталин – символ жесткой вертикали власти, он – символ изоляционизма, что очень актуально для нынешней вертикали, он – символ устранения любой оппозиции, символ единства, сплоченности. И, в общем, нынешняя российская власть рассматривает Сталина, как положительный образец, которому следует подражать, и у которого нужно учиться», –поясняет Орешкин.

И резюмирует: «Ленин мне кажется перепревшим и перегоревшим материалом. Он не взрывоопасен, он перегорел. Он не вызывает восторга у нынешней власти и не является политической картой. Сейчас ведь Ленина, практически, никто не читает, а если почитать, то становиться очевидным, что у этого человека с адекватностью было не все в порядке. Но, в то же время, он никогда ни в чем не раскаивался.

Так что Ленин – не опасен, а Сталин – очень опасен. Недаром, сейчас в России говорят: “При Сталине не было олигархов, но был порядок, и все были равны. У всех была работа и чувство уверенности в завтрашнем дне”. Все эти штуки – они работают. А про Ленина так не скажут. Он сейчас несколько сомнительный персонаж: вроде бы, брал деньги от германского генштаба, царя-батюшку обидел, государство расшатал. И путинско-чекистский народ Ленина не слишком любит, а вот Сталин – другое дело. И порядок навел, и Гитлера победил, и вообще – поднял державу с колен».

150 лет назад родился будущий вождь мирового пролетариата Владимир Ленин

Подробности
Категория: События
Опубликовано: 22 апреля 2020

Ровно 150 лет назад – 22 апреля 1870 года в Симбирске, переименованном позднее в его честь, родился Владимир Ульянов. Будущий вождь мирового пролетариата, взявший себе псевдоним Ленин, появился на свет в семье инспектора народных училищ Симбирской губернии Ильи Николаевича Ульянова.

Тот был сыном бывшего крепостного крестьянина, но сам дослужился до чина действительного статского советника, что давало право на потомственное дворянство. Детство Ленина было счастливым: большая любящая семья (всего у Ульяновых было шестеро детей), игры и, конечно, книги – в пять лет Володя Ульянов уже бегло читал. Поступив в Симбирскую гимназию, во всём, что касалось учёбы, был неизменно на голову выше сверстников.

Вот что пишет одноклассник Володи Ульянова А. Н. Наумов, будущий министр царского правительства:

«Способности он имел совершенно исключительные, обладал огромной памятью, отличался ненасытной научной любознательностью и необычайной работоспособностью… Воистину, это была ходячая энциклопедия… Он пользовался среди всех его товарищей большим уважением и деловым авторитетом, но… нельзя сказать, чтобы его любили, скорее – ценили… В классе ощущалось его умственное и трудовое превосходство… хотя… сам Ульянов никогда его не выказывал и не подчёркивал».

Ирония судьбы: директором гимназии, в которой учился молодой Ульянов, был Ф. М. Керенский – отец будущего непримиримого оппонента Ленина. Именно он рекомендовал прилежного Володю Ульянова для поступления в Казанский университет.

«Ни в гимназии, ни вне её, – писал Керенский, – не было замечено за Ульяновым ни одного случая, когда бы он словом или делом вызвал в начальствующих и преподавателях… непохвальное о себе мнение».

Все прочили Владимиру Ульянову блестящее будущее на государственной службе. Никаких определенных политических убеждений у него тогда ещё не было. В 1887 году он поступает на юридический факультет, однако спустя несколько месяцев его отчисляют за участие в студенческих беспорядках. Причиной столь резкого поворота стала казнь родного брата Александра, осуждённого за подготовку покушения на царя. Для всей семьи это был, говоря современным языком, шок: никто до последнего не знал о революционных взглядах старшего брат, мать – Мария Александровна – писала прошение императору с просьбой о помиловании. Но приговор привели в исполнение в мае того же года.

Сам Владимир Ульянов с тех пор тоже под надзором полиции. Он всё больше проникается революционными идеями, несколько лет после отчисления штудирует «прогрессивные» журналы и труды Чернышевского – они оказали на него решающее влияние. Впрочем, скоро жизнь, казалось бы, вернулась в привычное русло: в 1891 году Ульянов экстерном окончил юридический факультет Петербургского университета, потом работал в Самаре помощником присяжного поверенного. А в 1893 году переехал в Санкт-Петербург, где вступил в марксистский кружок студентов Технологического института.

Спустя два года, в мае 1895-го Владимир Ульянов впервые отправился за границу, где встретился с крупнейшими деятелями международного рабочего движения. По возвращении он объединил существовавшие на тот момент разрозненные марксистские кружки в «Союз борьбы за освобождение рабочего класса», главной целью которого стало свержение самодержавия. И хотя деятельность «Союза…» вскоре была прервана (в том же году Владимир Ульянов вместе Надеждой Крупской отправляется в ссылку в Енисейскую губернию), но именно с того момента начался путь к революции 1917 года.

Кстати, Глеб Кржижановский так писал о Крупской:

«Владимир Ильич мог найти красивее женщину, вот и моя Зина была красивая, но умнее, чем Надежда Константиновна, преданнее делу, чем она, у нас не было…»

В начале XX века революционная активность набирает обороты, хотя сам Ульянов после ссылки уезжает за границу. Чтобы наладить связи между социал-демократическими кружками, решено было выпускать политическую рабочую общероссийскую газету. Однако в России это было невозможно. В 1901 году «Искра» начала печататься в Швейцарии. В её редакцию входили Георгий Плеханов, Павел Аксельрод, Вера Засулич, Владимир Ульянов (взявший примерно тогда же псевдоним Ленин), Юлий Мартов и Александр Потресов.

В 1905 – 1907 годах Ленин находился в Швейцарии, но продолжал активно сотрудничать с русскими революционерами. На короткий срок он нелегально возвратился в Петербург, чтобы руководить революционным движением, однако вскоре вновь уехал за границу.

В начале Первой мировой войны, находясь на территории Австро-Венгрии, Ленин был арестован по подозрению в шпионаже в пользу Российского правительства. Впрочем, вскоре был освобожден – благодаря участию австрийских социал-демократов. После этого он уехал в Швейцарию, где выдвинул лозунг о превращении грабительской империалистической войны в войну гражданскую.

В следующий раз Ленин возвратился в Россию уже после Февральской революции. На следующий день после прибытия в Петроград он выступил со своими знаменитыми «Апрельскими тезисами», в которых изложил программу перехода от буржуазно-демократической революции к социалистической, а также призвал к свержению Временного правительства.

«Приехав только 3 апреля ночью в Петроград, я мог, конечно, лишь от своего имени и с оговорками относительно недостаточной подготовленности выступить на собрании 4 апреля с докладом о задачах революционного пролетариата,

– говорил Ленин на собрании партий большевиков, меньшевиков и демократов в Таврическом дворце.

В октябре 1917 года, после государственного переворота и свержения самодержавия, власть в стране полностью перешла к Советам. В ходе последовавшей Гражданской войны Ленин стал главным идеологом политики «военного коммунизма»: он одобрил создание Всероссийской чрезвычайной комиссии по борьбе с контрреволюцией и саботажем (ВЧК). Ленин активно проводил политику красного террора, массовые расстрелы и ссылки любых «неблагонадежных» стали нормой борьбы за укрепление власти. Любые восстания жестоко подавлялись.

Этот курс был прекращен лишь тогда, когда стало очевидно: победу одержали красные. В 1921 году «военный коммунизм» был отменен, а продовольственная разверстка была заменена продовольственным налогом. Ленин провозгласил так называемую новую экономическую политику (НЭП), которая разрешила частную свободную торговлю. Одновременно шла работа по электрификации страны.

В 1922 году здоровье Ленина пошатнулось. В мае и декабре 1922 года вождь перенес два инсульта. Впрочем, он успел сделать главное – официально создать новую страну – Союз Советских социалистических республик. 29 декабря 1922 года на конференции делегаций от съездов Советов РСФСР, УССР, БССР и ЗСФСР был подписан Договор об образовании СССР. Этот документ был утвержден днем позже – 30 декабря 1922 года на I Всесоюзном съезде Советов.

Третий инсульт, который Ленин перенес уже спустя несколько месяцев, сделал его фактически недееспособным. Примерно через год он скончался в своей резиденции в Горках.

27 января 1924 года, после пятидневного прощания, гроб с забальзамированным телом Ленина перенесли в Мавзолей на Красную площадь.

Текст: Анна Хрусталёва

Подробности
Просмотров: 6215

Как Ленин проиграл свой «последний и решительный бой»

https://www.znak.com/2020-04-22/kak_lenin_proigral_svoy_posledniy_i_reshitelnyy_boy

2020.04.22

150 лет назад на свет появился человек, который, как, наверное, никто, повлиял на умы и судьбы своих современников и потомков. Для одних он — величайший освободитель и путеводная звезда, для других — законченный доктринёр и кровожадный тиран. Еще один взгляд на Владимира Ленина — как на трагическую жертву собственной одержимости.  

«Я буду беспощаден ко всему, что пахнет контрреволюцией!» 

Ему нравилось повозиться с детьми и домашними питомцами, он любил пропустить кружечку немецкого пива, пострелять на охоте зайцев, с ветерком прокатиться на велосипеде. Но единственное, что по-настоящему увлекало этого невысокого, 165 сантиметров роста, коренастого, широкоплечего, рыжеволосого человека с грассирующим «р», — политика, неутомимое стремление к власти. Не для того, чтобы обогащаться и млеть в лучах славы. Он был равнодушен к материальным благам. Подолгу носил много раз латанную одежду и обувь, питался скромно, в первые недели революции, как все в Смольном, — селедкой и черным хлебом. Жил в не соответствующей положению главы государства тесной квартире. Терпеть не мог славословия в свой адрес, своих портретов в газетах. Был чуток к простым людям — обслуге, охране, посетителям. 

Ленин (справа) на Капри. 1908 год

Власть интересовала Ленина исключительно как способ осуществления идеи, владевшей им с юности, — создать рабоче-крестьянское государство, принадлежащее трудящимся и управляемое ими в их собственных интересах. Республика производителей — так называл он свою мечту, свое детище. Холеричный, вспыльчивый, авторитарный Ильич, одной своей верой в победу поднявший Октябрьское восстание, не останавливался ни перед чем, чтобы продлить жизнь своему единственному ребенку — власти Советов рабочих и крестьян. Моральных барьеров, ограничительных принципов Ленин не признавал, едко, безжалостно высмеивал взывавших к нравственному порядку и любил приговаривать: цель оправдывает средства, на войне как на войне. 

На выборах нового всероссийского протопарламента, Учредительного собрания, в ноябре 1917-го победили левые эсеры: снискав более 20 миллионов голосов, они вдвое обошли ленинскую партию большевиков. Но для Ленина это ничего не значило, через полгода он воспользуется убийством германского посла графа Мирбаха, чтобы расквитаться с эсерами арестами и расстрелами.

По Брестскому миру, который Ленин силой своего колоссального авторитета продавил в одиночку, вопреки позиции партии и Советов, Россия потеряла почти 800 тысяч квадратных километров с населением 56 миллионов человек, тысячами предприятий и 40% промышленных рабочих. Но Ленина участь оккупированных врагами соотечественников не беспокоила: главное — спасти революцию в России, раздуть пожар революции всемирной, а там и обязательствами по мирному договору можно пренебречь.  

Чем утопичнее образ рабоче-крестьянского государства и мировой революции, тем фанатичнее настрой первого советского вождя. 

— Вы только уничтожаете. Все эти ваши реквизиции, конфискации есть не что иное, как уничтожение, — бросил ему в лицо старинный знакомый —  революционер Георгий Соломон. 

— Верно. Мы уничтожаем, но помните ли вы, что говорил Писарев, помните? «Ломай, бей все, бей и разрушай! Что сломается, то все хлам, не имеющий права на жизнь, что уцелеет, то благо». Вот и мы, верные писаревским — а они истинно революционны — заветам, ломаем и бьем все… Мы все уничтожим и на уничтоженном воздвигнем наш храм, и это будет храм всеобщего счастья! Но буржуазию мы всю уничтожим, мы сотрем ее в порошок! Правда и истина лишь в коммунизме, который должен быть введен немедленно. Я буду беспощаден ко всему, что пахнет контрреволюцией!

Ленин на Красной площади

Биограф Ленина Роберт Пейн обращает внимание на язык ленинских чрезвычайных декретов: покончить, немедленно, настоятельно, крайне необходимо, повсюду… Естественно, что большевистский напор наталкивался на такое же ожесточенное сопротивление. Единственной действенной мерой против возникающего хаоса гражданской войны и основным инструментом диктатуры пролетариата становится неутихающий террор. «Поощрять энергию и массовидность террора против контрреволюционеров», «Навести тотчас массовый террор… Ни минуты промедления. Надо действовать вовсю: массовые обыски, расстрелы за хранение оружия», «Повесить (непременно повесить, дабы народ видел) не меньше 100 заведомых кулаков, богатеев, кровопийц, отнять у них весь хлеб, назначить заложников», — поучает Ленин подчиненных. 

Через неделю после убийства Мирбаха следует расправа над царской семьей. «Уничтожение царя явилось по сути дела террористическим актом, целью которого было посеять панический страх в сердцах врагов, но также, и, возможно, для Ленина это было гораздо важнее, — посеять страх в рядах людей, сражавшихся на стороне большевиков. Этим актом он рассчитывал внушить им, что назад пути нет, что теперь они стали соучастниками преступления и, если им не удастся истребить белых, их ждет погибель, смерть», — отмечает Пейн. 

Еще через пару месяцев, в ответ на убийство председателя петроградской ЧК Моисея Урицкого и покушение эсерки Фанни Каплан на самого Ленина, большевики отвечают тем же «беспощадным массовым террором против врагов Революции». Только в Петрограде и Кронштадте за сутки без следствия и суда расстреливают тысячу заложников, в течение месяца еще 300: бывших офицеров царской армии и полицейских, помещиков, купцов и ремесленников, ученых, студентов и священнослужителей, эсеров и кадетов.  

Владимир Ленин с сестрой Марией. 1918 годKultorologia.ru

Сначала вчерашние крестьяне, а теперь красноармейцы, расправляются с «врагами Революции» — потом Советская власть зверствует в отношении самих крестьян: насильственно отбирает зерно и скотину, обрекая на голодную смерть. По стране прокатывается волна крестьянских бунтов — в Тамбовской, Екатеринбургской, Тюменской, Омской, Алтайской губерниях. Мужицкие восстания подавляются регулярной армией самым беспощадным образом — с использованием артиллерии, бронетехники, авиации, отравляющих газов. 

Сначала «краса и гордость» революции, матросы-балтийцы, расстреливают демонстрации в поддержку Учредительного собрания и разгоняют «Учредиловку» (когда Ленину рассказали, как матрос Железняк прикончил ее словами «караул устал», смешливый вождь расхохотался до слез). Но спустя три года кронштадтцы, нахлебавшись красного террора и голода, сами требуют новых свободных выборов, свободы слова, печати и собраний, свободы мелкого предпринимательства, роспуска карательных отрядов, контролирующих промышленность, освобождения арестованных и заключенных за участие в рабочих и крестьянских волнениях против большевиков. Одним словом, — возвращения к добольшевистской норме жизни. И на этот раз войска, посланные Лениным, громят «красу и гордость», и в ожесточенных боях и последующих репрессиях погибают более 3 тысяч моряков. 

В. И. Ленин, Н. К. Крупская, М. Ульянова и А. Беленький на военном параде на Красной площади.Kultorologia.ru

Для Ленина нет неприкосновенных, только попутчики — до тех пор, пока они не покушаются на ленинские идеи, ленинскую диктатуру, ленинскую программу. Любой, кто вставал преградой ленинской цели, был обречен на проклятье и уничтожение — будь то близкие друзья, как лидер меньшевиков Юлий Мартов, кумиры — как социалист Георгий Плеханов, соратники — как матросы Кронштадта и целые сословия — царской аристократии, крупных капиталистов, мелких торговцев, интеллигенции, духовенства… Ничего личного — просто политика. Читаем у Роберта Пейна: «[Социалистка Анжелика] Балабанова затронула тему расправы над группой меньшевиков, приговоренных к смертной казни за контрреволюционную деятельность. Она сочувственно относилась к приговоренным, не скрывая этого.

— Неужели вы не понимаете, — ответил Ленин, — что, если мы не расстреляем несколько меньшевистских вожаков, мы в будущем окажемся перед необходимостью расстрелять десять тысяч рабочих?

Она обратила внимание на то, что он говорил это без тени личной неприязни к тем несчастным людям. В нем не было никакой к ним ненависти, но и равнодушия тоже. Для него уничтожение врагов как бы являлось трагической необходимостью. Но у Балабановой возникло подозрение, что это, скорее, стало для него привычкой, рефлексом, срабатывающим всякий раз, когда на его пути возникало препятствие».

Ленинский «рефлекс» бескомпромиссно делить людей на «своих» и «чужих», бессердечно расправляясь с «чужими», стоил стране порядка 10 миллионов жизней. Таким был кровавый итог первых пяти лет большевизма — гражданской войны, красного террора, голода и болезней. 

«Не мог выразить самой простой, примитивной мысли»

Из пятилетней борьбы не на жизнь, а на смерть Ленин вышел победителем. И хоть пришлось в очередной раз «поступиться принципами», свернуть с дороги «военного коммунизма» в сторону НЭПа: заменить продразверстку — продналогом, разрешить частное предпринимательство и рыночные отношения, — ненавистные враги Ленина были повержены. 

Однако насладиться мирной жизнью ему не суждено. Против Ленина поднялся супостат, который оказался сильнее Антанты и Белой гвардии, мятежных моряков и крестьян — Голем, порожденный им самим: советское государство. Предоставим слово Роберту Пейну: «Государство, созданное Лениным, могло функционировать только с помощью огромной армии чиновников. С наступлением мира идеологических работников стали повсюду вытеснять административные работники. Идеалисты революционной эпохи потихоньку исчезали, и теперь в бесчисленных комитетах заседали армии чиновников и партийных функционеров. Новый государственный аппарат был ничуть не лучше того, что существовал при царе — чиновники работали так же спустя рукава, процветали взяточничество и коррупция. Словом, все пороки старого капиталистического режима постепенно становились спутниками новой, социалистической, республики. До предела обюрократившийся государственный аппарат погряз в бумажной волоките. 

Наблюдая, что творится, Ленин приходил в бешенство… Он громил государственных чиновников за безграмотность, тупость, несоответствие занимаемым должностям; за злоупотребление властью, неповоротливость административных органов, за горы бумажной волокиты. Он говорил обо всем этом со знанием дела, еще бы, ведь он сам был создателем этого государства… Он рассылал чиновникам письма, призывая их помнить, что они служат народу и потому должны вести себя, как его слуги, а не как хозяева. Но чиновники среднего уровня по-прежнему с привычным равнодушием относились к потребностям общества, чиновники высшего ранга вели себя ничуть не лучше. Такой пример: трем важным чиновникам из высшего эшелона власти — Цюрупе, Курскому и Авенесову было поручено наладить производство электроплугов. Последовали месяцы долгих обсуждений, составления документации, выработки и утверждения планов; было написано множество писем, исписаны груды бумаг. Наконец работа увенчалась „успехом“ — было выпущено пять экспериментальных электроплугов, тогда как требовалось две тысячи».

В лексиконе Ленина — новые выражения: «бюрократическое болото», «сладенькое чиновно-коммунистическое вранье», «коммунисты-бюрократы, погрязшие во лжи»… Он требует от чиновников компетентности, управленческой культуры, эффективности, он настаивает на сокращении аппарата, который после последней переписи вырос на 12 тысяч единиц, он грозит расстрелами за ложь в отчетности. «Еще годиков пять надо поучить», — говорит он сослуживцу летом 1921 года. 

Но все тщетно. Сил на еще одну войну у него больше нет. Он, формально — обладатель огромной власти, беспомощен против государственного спрута. Он, его демиург, больше ему не нужен. Ленину лишь немного за пятьдесят, но чувствует он себя и выглядит как измученный испытаниями старик: крайняя степень физического и эмоционального истощения, чудовищные головные боли, тошнота, бессонница, обмороки. Весь изборожденный морщинами, апатичный, он подолгу сидит, глядя в одну точку, не в силах собраться и что-либо сделать. 

В конце мая 1922 года — первый серьезный приступ болезни. Онемение правой стороны тела, потеря памяти и речи, способности к счету, ухудшаются зрение и слух. В течение лета, на отдыхе и лечении в подмосковных Горках, Владимир Ильич быстро овладевает собой, строчит привычное: «величайшая ошибка думать, что НЭП положит конец террору, мы еще вернемся к террору и к террору экономическому», «чем большее число представителей реакционного духовенства и реакционной буржуазии удастся нам расстрелять, тем лучше, надо именно теперь [в период засухи и голода] проучить эту публику так, чтобы на несколько десятков лет ни о каком сопротивлении они не смели и думать»… 

В октябре он выходит на работу, руководит заседаниями Центрального комитета партии и правительства — Совета народных комиссаров. Держит почти полуторачасовую речь на немецком языке перед участниками заседания Коминтерна, еще через неделю — перед московским Советом… Но выступления даются Ильичу с трудом: силы быстро оставляют его, от напряжения и усталости он весь в поту. Это были последние его публичные выступления. В конце декабря — следующий паралич. Самостоятельно писать Ленин уже не может, но речь сохраняется, и он спешно, по несколько минут в день, диктует стенографистке знаменитое «Письмо к съезду», где дает нелицеприятные характеристики Сталину: «Товарищ Сталин, сделавшись генсеком, сосредоточил в своих руках необъятную власть, и я не уверен, сумеет ли он всегда достаточно осторожно пользоваться этой властью». 

Избранный в апреле того же года генсеком ЦК, Сталин по должности отвечает за режим Ленина и контролирует его. Владимиру Ильичу еще после первого удара запрещено подолгу работать, в любом виде «заниматься политикой», встречаться с соратниками. Под предлогом заботы о здоровье и жизни Ильича рвущийся к власти Сталин устраивает вождю мирового пролетариата политическую тюрьму. 

Однако Ленин постепенно идет на поправку. Супруга, Надежда Крупская, посвящает его в детали московской политической жизни. Сталин приходит в бешенство и осыпает Крупскую площадными оскорблениями и угрозами вплоть до присылки в Горки отряда ГПУ: «Спать с Лениным еще не значит разбираться в ленинизме! Если будете раскольничать, мы дадим Ленину другую вдову!»

По свидетельству очевидцев, Надежда Константиновна «рыдала и каталась по полу». Ленину становится известно о конфликте. В «Письме к съезду» он добавляет недвусмысленное: «Сталин слишком груб, и этот недостаток, вполне терпимый в среде и в общениях между нами, коммунистами, становится нетерпимым в должности генсека. Поэтому я предлагаю товарищам обдумать способ перемещения Сталина с этого места и назначить на это место другого человека, который во всех других отношениях отличается от тов. Сталина только одним перевесом, именно: более терпим, более лоялен, более вежлив и более внимателен к товарищам, меньше капризности».

Ленин во время болезни. Горки, 1923 годKultorologia.ru

В марте 1923 года Владимир Ильич ставит Сталину ультиматум: или извинитесь за нанесенные жене оскорбления или разрываем отношения. Генсек отвечает холодным, неуважительным письмом, но до Ленина оно уже не доходит: его накрывает третий удар. От речи остаются обрывки: вот, иди, веди, вези, вот-вот, а-л-ля, гутен морген. Больной часто не понимает, что ему говорят, сильно нервничает, время от времени плачет. «Человек, который своим словом приводил в состояние экстаза массы и убеждал закаленных в дискуссиях борцов и вождей, человек, на слово которого уже так или иначе реагировал весь мир, — этот человек не мог выразить самой простой, примитивной мысли, касающейся самых насущных физиологических потребностей. Не мог сказать, но в состоянии был все понять. Это ужасно. На лице его было написано страдание и какой-то стыд, а глаза сияли радостью и благодарностью за каждую мысль, понятую без слов», — вспоминал лечащий врач Михаил Авербах.

Некоторые пишут об успехах в физическом и интеллектуальном восстановлении под диктатом несгибаемой ленинской воли: пробовал ходить, заново учился говорить. Но художник Юрий Анненский, побывавший в Горках незадолго до смерти Ильича, еще откровеннее в описании угасающего вождя: «Полулежавший в шезлонге, укутанный одеялом и смотревший мимо нас с беспомощной, искривленной младенческой улыбкой человека, впавшего в детство». 

В 6 вечера 21 января 1924 года начался последний, четвертый инсульт. Сознание навсегда покинуло Ленина, дыхание стало прерывистым, судороги свели все тело до такого напряжения, что невозможно было согнуть ногу в колене. Столбик градусника уперся в потолок и показывал 42,3. В 6.50 лицо окрасилось багровым цветом, затем страшно побледнело, последовал глубокий вздох — и руки упали. Жизнь кончилась. 

«Разрушения настолько обширны, что уму непостижимо, как можно было жить»

О содержании ленинского «Письма к съезду» Сталин узнал незамедлительно, непосредственно от стенографистки. Распорядился сжечь, но остались копии. Письмо до съезда, состоявшегося уже после ухода Ленина, в мае 1924-го, все-таки дошло, под давлением делегатов его огласили. По воспоминаниями Льва Троцкого, основного политического соперника Сталина, тот «в конце концов совершенно потерял равновесие и, приподнявшись на цыпочках, форсируя свой голос, с поднятой вверх рукой стал хрипло кричать бешеные обвинения и угрозы, вызвавшие оторопь во всем зале». И все-таки Троцкий проиграл: Сталин перетянул на свою сторону видных партийцев Каменева, Зиновьева, Бухарина, за своего предводителя стоял партийный аппарат. Одолев сонмища врагов, Ленин проиграл «своему» ученику и выдвиженцу — именно тогда, когда от его, ленинского, слова и дела больше всего зависело, куда двинется заложенный им гигантский корабль Советского Союза. 

Ленин и Сталин, 1922 год

И Троцкий, и Пейн впрямую обвиняют Сталина в отравлении Ильича: дескать, однажды отказав Ленину в цианистом калии, Сталин хитроумно приобрел спасительное алиби, а позже в нужный момент «убрал» вождя руками подчиненных соглядатаев. Еще одна скандальная версия: Ленин умер от последствий наследственного сифилиса. Доказать или опровергнуть эти предположения давно не представляется возможным: необходимые анатомические исследования не проводились, внутренности покойника достаточно быстро кремировали. 

Но даже если сифилис и Сталин не поспособствовали смерти основателя советского государства, дни его жизни — и физической, и политической — были сочтены. Доктора, проводившие вскрытие, были шокированы чудовищными масштабами поражения ленинского мозга: атеросклероз настолько изуродовал сосуды, что они лишились просветов и, по образному сравнению врачей, из трубочек превратились в шнурки, при постукивании пинцетом заизвесткованные сосуды издавали костяной звук, участки мозга размягчились и превратились в кисты, мозговая оболочка — в мутную жижу желто-оранжевого цвета. «Разрушения настолько обширны, что уму непостижимо, как можно было жить с ними», — дивились медики. 

Идея, овладевшая Лениным в начале взрослой жизни, убила его и перешла в услужение следующему тирану. 

Использованная литература:

— Роберт Пейн, «Ленин. Жизнь и смерть», издательство «Молодая гвардия», Москва, 2008 г.,

— Евгений Гусляров, «Ленин в жизни», издательство «ОЛМА-ПРЕСС», Москва, 2004 г.,

— Александр Майсурян, «Другой Ленин», издательство «Вагриус», Москва, 2006 г.

Хочешь, чтобы в стране были независимые СМИ? Поддержи Znak.com

Что Ленин имел в виду под «коммунизмом»?

СОДЕРЖАНИЕ

I. Введение

II. а. Теоретическая революция
б. и практика

III. Военный коммунизм

IV. Новая экономическая политика

V. Заключение

VI. Библиография

I. Введение

Термин «революция» может быть определен как «попытка […] сменить правительство страны» или как «значительное изменение условий, способов работы, убеждений и т. Д.это затрагивает большое количество людей ». [1] Проводя революцию 1917 года в России и ее последствия, Ленин выполнил оба условия - впервые в истории капиталистической системе бросило вызов коммунистическое государство.

В этом эссе я в первую очередь сосредоточусь на теоретическом подходе Ленина к «диктатуре пролетариата» и его реализации в период «Октябрьской революции» (раздел II). В этой связи в разделе III описывается использование коммунизма во время гражданской войны и его последствия, а в разделе IV рассматриваются последствия новой экономической политики для различных слоев населения России.

II. а. Теоретическая революция…

Философ и экономист Карл Маркс разработал доктрину, согласно которой историю следует интерпретировать как историю классовой борьбы между капиталистической «буржуазией» и «рабочим классом», которой будет положен конец социалистической целью «Неизбежный триумф пролетарской революции». [2] В брошюре «Государство и революция» (опубликованной в 1918 году) убежденный марксист Владимир Ильич Ульянов, он же Ленин [3] (1870-1924) утверждал, что «переход от капитализма к коммунизму требовал промежуточного этапа. называли «диктатурой пролетариата» ». [4] Как только это государство «преодолеет сопротивление эксплуататоров» [5] и будет достигнут социализм, массы простых людей получат политическое участие («не только в голосовании и выборах, , но и в повседневное управление » [6] ) -« государство этого периода неизбежно должно быть […] диктаторским по-новому (против буржуазии) »и« демократическим по-новому (для пролетариев) и вообще неимущих) ». [7] Более того, последний должен извлекать выгоду из высокого уровня благосостояния, соответствующего принципу «от каждого по способностям, каждому по потребностям». [8] Делая упор на социальный аспект, а не на личную выгоду, можно было бы достичь «высшей ступени развития человечества» [9] . Поскольку «пролетарии» не должны были достичь этого состояния только собственными силами, однако «преданные профессионалы» [10] Социалистической партии «должны были объяснять, внушать и направлять». [11] Это предварительное условие подразумевало противоречивое обстоятельство, что «подчеркивалась желательность индивидуального самосовершенствования» и в то же время «граждане [должны были] подчинять свои личные интересы интересам общего блага, как это определено партией» [12] - который был, например, «огромным централизованным коммунистическим производством», [13] и, чтобы создать эту новую социалистическую систему, «полным разрушением существующей государственной машины» [14 ] будет необходимо.

г. … И практика

Согласно марксизму, «революция наступит через развитие сознательного пролетариата в передовых индустриальных странах». [15] Если понимать эту доктрину буквально, она казалась неприменимой к России, где только 18 процентов населения составляли городской сектор, 77 процентов по-прежнему жили сельским хозяйством и «пролетарским» сознанием, сопоставимым с западным. один еще не появился. Ленин, однако, утверждал, что «марксизм требует постоянной адаптации к меняющимся обстоятельствам», и потенциал революции существует среди населения России.Последствия Первой мировой войны (нехватка продовольствия,…), а также внутренние проблемы (особенно самодержавие царя Николая II) вызвали значительное недовольство, и последовавшие за этим забастовки рабочих завершились «Февральской революцией» [16] в 1917 г. проводил Петроградский Совет солдатских и рабочих депутатов. Хотя в результате этого переворота царь был вынужден отречься от престола и было установлено временное правительство под руководством Александра Керенского, затруднения все еще оставались, и Ленин воспользовался возможностью захвата власти в ходе так называемой «Октябрьской революции» в той же стране. год. [17] Успех партии большевиков и ее лидера Ленина в революции, однако, можно рассматривать как результат уловок и мятежей, а не как следствие их преобладания, о чем может свидетельствовать название партии. [18] Их ненадежность обнаружилась среди прочего на первых «свободных» парламентских выборах в январе 1918 года, когда большевики набрали лишь 25 процентов голосов. После этого поражения Учредительное собрание было формально разогнано Лениным и больше никогда не открывалось.Вместо этого роспуск знаменует установление однопартийного государства, поскольку большевики начали осуществлять свою верховную власть. Более того, за рассеянием последовало провозглашение Российской Социалистической Федеративной Советской Республики (РСФСР) [19] , конституция которой определяла Россию как «диктатуру городского и сельского пролетариата и беднейших» [20] (Июль 1918 г.) и предоставил, среди прочего, «свободу слова, убеждений и собраний для рабочих». [21] Дополнительные права в пользу «пролетариата» включали подтверждение
8-часовой рабочий день (29 октября 1917 г.) и в «Кодексе рабочего контроля на фабриках и шахтах» [22] (14 ноября). Однако без содействия пролетариата это стало разочаровывающим достижением, и уже в январе 1918 года Ленин заявил: «Кто не работает, тот не ест». [23]

[...]


[1] Салли Вемайер (изд.): Oxford Advanced Learner’s Dictionary of Current English, (Oxford6 2000), стр. 1096.

[2] Джеймс Джолл: Европа с 1870 года. Международная история, (Лондон / Нью-Йорк / Виктория4, 1990), с. 51. См. Также Joll Europe p. 50-52

[3] Он решил ввести этот псевдоним в 1901 году. См. Joll Europe p. 71

[4] Роберт Сервис: История России двадцатого века, (Лондон / Нью-Йорк / Виктория, 1997), с.63f. См. Также там же. с. 70

[5] Цитируется в Joll Europe p. 229

[6] Ленина Сочинения xxi p. 452. Цит. По Эдварду Халлетту Карру: Большевистская революция. 1917-1923 гг. Vol. 1, (Middlesex / Victoria5, 1973), стр. 249.

[7] Ленина Сочинения xxi p. 392f. Цитируется в там же. с. 247.

[8] Сервис История стр. 64

[9] Там же.

[10] Joll Европа стр. 72

[11] Сервис История стр. 143

[12] Там же.

[13] Ленина Сочинения хх с. 34f. Цитируется в Carr Revolution p. 245. См. Также Сервис История с. 63

[14] Joll Европа стр. 230; См. Также Carr Revolution p. 246

[15] Joll Европа стр.71

[16] «До 1918 года русские использовали календарь, отличный от календаря остальной Европы. […] Революция обычно известна как Февральская революция, хотя, по западным подсчетам, она произошла в марте, так же как большевистская революция в конце года известна как Октябрьская революция, хотя по западному календарю она приходится на ноябрь ». Joll Европа стр. 222

[17] Временное правительство было свергнуто на собрании в ночь с 24 на 25 октября 1917 г. восстанием Красной гвардии и Военно-революционного комитета Петроградского Совета, захватившего Зимний дворец (штаб-квартира г. временное правительство), а также другие важные стратегические точки для транспорта и связи, такие как железнодорожные станции, почтовые и телеграфные отделения.Большинство членов правительства были арестованы. Когда 25 октября собрался Всероссийский съезд Советов, меньшевики и эсеры были застигнуты врасплох большевиками и выбежали из актового зала. Следовательно, большевики могли претендовать на то, чтобы быть партией большинства из-за своего численного преобладания, и построили собственное правительство, названное Советом Народных Комиссаров (Совнарком). См. Joll Europe p. 71, 220-223, 231; Сервис История р.62-66, 154; Моше Левин: «Общество, государство и идеология в течение первой пятилетки», в Шейле Фицпатрик (ред.) Культурная революция в России. 1928-1931, (Блумингтон, 1978), стр. 42f.

[18] «Большевики» означает русское выражение «мажоритарцы», «меньшевик» означает «миноритаристы» (см. Сервис История , стр. 19). Самоуверенное имя никоим образом не соответствовало реальному положению Ленина и его партии: «В апреле, когда он вернулся из Швейцарии, Ленин был всего лишь представителем меньшинства, которое [...] не смогло обратить в свою веру другое меньшинство. социалистов к его мнению о необходимости […] немедленной революции »(Joll Europe p.227). Ленин не был очень популярен или даже хорошо известен в стране и за рубежом, равно как и его руководство партией большевиков и ее сохранение у власти не подвергалось сомнению и даже не было надежным. По словам Сервиса, «Ленин сам с трудом верил в свою удачу» (Сервис History , стр. 64), и Джолл указал, что историки интенсивно спорят о возможных причинах его окончательного успеха. Joll Европа стр. 227f .; См. Также Сервис История стр. 72ф., 81, 123

[19] Ленин провозгласил его введение на III съезде Советов в январе 1918 года.См. Историю службы стр. 84

[20] Цитируется в Сервисе История p. 88. В более формальном выражении государство определялось как «республика Советов рабочих, солдатских и крестьянских депутатов». Там же. с. 89

[21] Эдвард Халлетт Карр: Русская революция. От Ленина до Сталина, (1917-1929), (Лондон / Бейзингсток, 1979), стр. 39.

[22] Сервис История стр.68

[23] Цитируется по Карру Ленин с. 25. Как указал Карр, последующая поддержка Лениным принципа «единоначалие в промышленности [представляла] прямую противоположность« рабочему контролю »». Там же. См. Также там же. с. 34; Joll Европа стр. 232; Сервис История р. 74f., 81, 88.

Владимир Ленин | Биография, факты и идеология

Создание революционера

Трудно выделить какие-либо конкретные события в его детстве, которые могли бы предвосхитить его поворот на пути профессионального революционера.Владимир Ильич Ульянов родился в Симбирске, который в его честь переименовали в Ульяновск. (Он принял псевдоним Ленин в 1901 году во время подпольной партийной работы после ссылки в Сибирь.) Он был третьим из шести детей, рожденных в дружной, счастливой семье высокообразованных и культурных родителей. Его мать была дочерью врача, а отец, хотя и был сыном крепостного, стал школьным учителем и дослужился до инспектора школ. Ленин, интеллектуально одаренный, физически сильный, воспитанный в теплом, любящем доме, рано проявил ненасытную страсть к учебе.Он окончил среднюю школу, заняв первое место в своем классе. Он отличился латинским и греческим языками и, казалось, был предназначен для жизни классического ученого. Когда ему было 16 лет, ничто в Ленине не указывало на будущего бунтаря, тем более профессионального революционера, за исключением, пожалуй, его поворота к атеизму. Но, несмотря на комфортные условия их воспитания, все пятеро ульяновских детей, достигших зрелости, присоединились к революционному движению. Это не было редкостью в царской России, где даже высокообразованной и культурной интеллигенции было отказано в элементарных гражданских и политических правах.

Подростком Ленин получил два удара, которые, несомненно, повлияли на его последующее решение встать на путь революции. Во-первых, его отцу незадолго до его безвременной кончины пригрозило преждевременным выходом на пенсию реакционное правительство, которое стало опасаться распространения государственного образования. Во-вторых, в 1887 году его любимый старший брат Александр, студент Санкт-Петербургского университета (позже переименованного в Ленинградский государственный университет), был повешен за сговор с революционной террористической группой, которая планировала убить императора Александра III.Внезапно, в 17 лет, Ленин стал главой семьи, которую теперь клеймили как воспитавшего «государственного преступника».

Получите подписку Britannica Premium и получите доступ к эксклюзивному контенту. Подпишитесь сейчас

Узнайте о жизни российского революционного лидера Владимира Ленина

Вопросы и ответы о русском революционном лидере Владимире Ленине.

Encyclopædia Britannica, Inc. Посмотреть все видеоролики к этой статье

К счастью, доход от пенсии его матери и наследства поддерживал семью в комфортных условиях, хотя и не мог предотвратить частые тюремные заключения или ссылки ее детей.Более того, директор Ленинской средней школы (отец Александра Керенского, который впоследствии должен был возглавить Временное правительство, свергнутое ленинскими большевиками в ноябре [октябрь, по ст. Ст.] 1917 г.) не отвернулся от «преступной» семьи. Он отважно написал характеристику персонажа, которая облегчила поступление Ленина в университет.

Осенью 1887 года Ленин поступил на юридический факультет Императорского Казанского университета (впоследствии переименованного в Казанский государственный университет [В.И. Ленина]), но в течение трех месяцев был исключен из училища по обвинению в участии в незаконном студенческом собрании. .Он был арестован и сослан из Казани в имение своего деда в селе Кокушкино, где милиция уже приказала проживать его старшей сестре Анне. Осенью 1888 года власти разрешили ему вернуться в Казань, но отказали в приеме в университет. В этот период вынужденного безделья он встречался с ссыльными революционерами старшего поколения и с увлечением читал революционную политическую литературу, особенно «Das Kapital » Маркса. Он стал марксистом в январе 1889 года.

Владимир Ленин Определение

Кем был Владимир Ленин?

Владимир Ильич Ленин был архитектором большевистской революции 1917 года в России и первым лидером Союза Советских Социалистических Республик (СССР). Насильственными методами он наложил на бывшую империю систему марксистского социализма, называемую коммунизмом, которая предприняла попытку перераспределения богатства с целью упразднения аристократии и создания более справедливого общества для масс.

История Владимира Ленина

Ранние годы

Выдающийся марксист Ленин родился в 1870 году в России по фамилии Ульянов.Свои политические убеждения он приобрел во время своего первого непродолжительного пребывания в университете, откуда его исключили за политическую деятельность. В конце концов, ему разрешили сдать экзамены по праву и он получил диплом юриста. Он стал общественным защитником и частью группы революционных марксистов. В конце концов, из-за его деятельности он был сослан в Сибирь на три года, с 1897 по 1900 год. После этого он переехал в Европу, где он стал революционным журналистом, прежде чем вернуться в Россию для революции 1905 года, а затем снова уехал в Европу во время Первой мировой войны .

Русская революция

Ленин вернулся в Россию в апреле 1917 года после того, как царь отрекся от престола и началась советская революция. Страной управляло временное правительство, которое Ленин называл «диктатурой буржуазии». Он представлял себе «диктатуру пролетариата», при которой правят рабочие и крестьяне. Русские были в отчаянии из-за потерь, которые нанесла стране Первая мировая война, и хотели перемен, и эта усталость от войны позволила Ленину и его Красной гвардии, тайно организованной армии крестьян, рабочих и разочарованных русских военных, захватить контроль над ней. правительство в результате бескровного государственного переворота в ноябре 1917 года.

Гражданская война в России

Придя к власти, Ленин вывел Россию из Первой мировой войны, но его Красная Армия в итоге вела трехлетнюю гражданскую войну с Белой армией, коалицией монархистов, капиталистов и демократических социалистов. Чтобы финансировать войну, Ленин установил так называемый «военный коммунизм», который национализировал все производство и промышленность и реквизировал зерно у фермеров, чтобы прокормить войска и продать за границу, чтобы собрать деньги для правительства.

После покушения на него в 1918 году, когда он был тяжело ранен, Ленин развязал красный террор через большевистскую тайную полицию, известную как ЧК.По некоторым оценкам, государство убило более 100 000 человек, которые, как считается, выступали против целей революции (известные как «контрреволюционеры») или просто связаны с теми, кто находился в оппозиции. Красная Армия разгромила последние остатки Белой армии в Крыму в ноябре 1920 года.

Образование СССР

Ленинский военный коммунизм в конечном итоге привел к экономическому краху. После русского голода 1921 года, унесшего жизни не менее пяти миллионов человек, он ввел свою новую экономическую политику в попытке предотвратить вторую революцию.Он разрешил некоторым частным предприятиям ввести систему заработной платы и разрешить крестьянам продавать продукты и другие товары на открытом рынке, при этом им приходилось платить налог с любых доходов, будь то в деньгах или сырье. Государственные предприятия, такие как сталь, работали на коммерческой основе.

Кроме того, различные валюты того времени, включая совзнаки, керенки, старые имперские деньги и облигации, были заменены новой валютой - российским рублем, поддерживаемым золотым стандартом. Страна переживала гиперинфляцию, когда для покупки буханки хлеба требовались тачки, набитые бумажными купюрами.

Между 1922 и 1924 годами Ленин перенес серию инсультов, из-за которых ему стало трудно говорить и управлять. Он умер 21 января 1924 года, всего через год после того, как большевики окончательно основали СССР, 30 декабря 1922 года, в результате договора между Россией, Украиной, Беларусью и Закавказской Федерацией (позже Грузией, Арменией и Азербайджаном). Его тело было забальзамировано и выставлено в мавзолее на Красной площади в Москве, где оно находится по сей день.

Опрос России, проведенный Левада-центром в 2017 году, показал, что репутация Ленина как отца своей страны подорвана, но никоим образом не отменена.56% россиян считают, что он сыграл полностью или в основном положительную роль в истории России, по сравнению с 40% в 2006 году. Однако многие из опрошенных не могли точно сказать, что он сделал.

определение Ленина по «Свободному словарю»

.

Ле ·нин

(лĕньĭн), Владимир Ильич 1870-1924.

Русский основатель большевиков, лидер русской революции (1917 г.), глава революционного правительства (1917-1921 гг.) И первый глава СССР (1922-1924 гг.).Ленин считал, что рабочие не могут развить революционное сознание без руководства авангардной партии и что империализм был особой стадией капиталистического развития.

Словарь английского языка American Heritage®, пятое издание. Авторские права © 2016 Издательская компания Houghton Mifflin Harcourt. Опубликовано Houghton Mifflin Harcourt Publishing Company. Все права защищены.

Ленин

(ˈlɛnɪn) n

(Биография) Владимир Ильич (vlaˈdimir iljˈjitʃ), оригинальная фамилия Ульянов. 1870–1924, российский государственный деятель, теоретик марксизма; первый премьер Советского Союза. Он сформировал большевиков (1903 г.) и возглавил их в Октябрьской революции (1917 г.), которая установила Советское правительство. Он принял новую экономическую политику (1921 г.) после того, как гражданская война привела к фактическому коллапсу российской экономики, сформировал Коминтерн (1919 г.) и был создателем руководящей доктрины Советского Союза, марксизма-ленинизма. После распада Советского Союза в 1991 году многие статуи Ленина были снесены

Словарь английского языка Коллинза - полное и несокращенное, 12-е издание, 2014 г. © HarperCollins Publishers 1991, 1994, 1998, 2000, 2003, 2006, 2007, 2009, 2011, 2014

Le • nin

(ˈlɛn ɪn)

n.

В (ладимир) И (лыч) ( Владимир Ильич Ульянов ) ( «Н. Ленин» ), 1870–1924, русский революционный вождь: советский премьер 1918–24.

Random House Словарь колледжа Кернермана Вебстера © 2010 K Dictionaries Ltd. Авторские права 2005, 1997, 1991, Random House, Inc. Все права защищены.

ТезаурусАнтонимыСвязанные словаСинонимы Условные обозначения:

На основе WordNet 3.0, коллекции картинок Farlex. © 2003-2012 Принстонский университет, Farlex Inc.

ленинизма | Определение марксизма-ленинизма Merriam-Webster

Маркс · изм-ле · нини · изм | \ ˈMärk-ˌsi-zəm-ˈle-nə-ˌni-zəm \

: Теория и практика коммунизма, разработанная Лениным на основе доктрин Маркса.

Значение имени Ленина, Семейная история, Фамильный герб и гербы

  • Происхождение:
  • Ирландия

Есть много ирландских фамилий, используемых сегодня в формах, которые сильно отличаются от их первоначальных, древних форм.Изначально Ленин появился на гэльском языке как O Leannain, что, возможно, происходит от слова Leann, обозначающего плащ. Другое возможное происхождение - от слова Leanan, что означает любовник.

Раннее происхождение семьи Лениных

Фамилия Ленин была впервые найдена в графстве Голуэй (ирландский язык: Гайлим), части провинции Коннахт, расположенной на западном побережье острова, где они с древних времен занимали семейную резиденцию.

Ранняя история семьи Лениных

На этой веб-странице представлен только небольшой отрывок из нашего исследования Ленина.Еще 49 слов (4 строки текста) включены в тему «Ранняя история Ленина» во все наши продукты и печатную продукцию PDF «Расширенная история», где это возможно.

Ленинские варианты написания

Имя часто записывалось в средние века с несколькими различными вариантами написания в течение жизни его носителя, потому что грамотность была редкой, и при этом не было никакого реального толчка, чтобы четко определить какой-либо из языков, встречающихся на Британских островах. время. Найденные вариации имени Ленина включают Леннон, Ланнин, Ланнон, Линнейн, О'Леннон, Леннан, Леонард, Макалинион, О'Леннан и многие другие.

Ранние известные деятели семейства Лениных (до 1700 года)

Дополнительная информация включена в тему «Ранние Ленинские заметки» во всех наших продуктах «Расширенная история» в формате PDF и печатной продукции, где это возможно.

Миграция семьи Лениных

В XIX веке тысячи ирландцев покинули свою оккупированную англичанами родину в Северную Америку. Как и большинство новых поселенцев, ирландцы первоначально поселились на восточных берегах континента, но начали двигаться на запад, обещая владеть землей.Пик этой ирландской миграции пришелся на Великий картофельный голод в конце 1840-х годов. Очевидно, нечего терять, ирландцы отправились на кораблях в Северную Америку и Австралию. К сожалению, очень многие из этих пассажиров погибли - единственное, что осталось у многих - из-за болезней, голода и несчастных случаев во время долгого и опасного путешествия. Тех, кто благополучно прибыл в «страну возможностей», часто использовали для тяжелого труда на строительстве железных дорог, угольных шахт, мостов и каналов.Ирландцы сыграли решающую роль в быстром развитии инфраструктуры США и Канады. Списки пассажиров и иммиграционные списки показывают, что члены семьи Лениных приехали в Северную Америку довольно рано: Ричард Леннон, который поселился на Барбадосе с женой и слугами в 1680 году; Уильям Леннон, поселившийся в Вирджинии в 1635 году; и Чарльз, Эдвард, Джон, Патрик, Роберт Леннон, которые прибыли в Филадельфию между 1840 и 1860 годами ..


Современные знаменитости с именем Ленин (пост 1700) +

  • Владимир Ленин (1870-1924), урожденный Владимир Ильич Ульянов, русский коммунист-революционер, политик и политический теоретик, первый глава правительства Советского Союза
  • Ленин Стеенкамп (р.1969), футболист из ЮАР

Истории по теме +


Девиз Ленина +

Первоначально девиз был боевым кличем или лозунгом. Девизы впервые начали демонстрировать с оружием в 14-15 веках, но не были широко распространены до 17 века. Таким образом, самые старые гербы обычно не содержат девиза. Девизы редко являются частью выдачи оружия: согласно большинству геральдических органов, девиз является необязательным компонентом герба и может быть добавлен или изменен по желанию; многие семьи предпочли не показывать девиз.

Девиз: Priscopting hibernico
Перевод девиза: Из древнего ирландского народа


Миф о ленинской элитарности

За некоторыми исключениями, западные историки представили русского революционера Владимира Ленина как крайнего элитиста, если не самодержца. Они утверждают, что эта элитарность впервые проявилась в его работе, опубликованной в 1902 г., «Что делать?» ( WITBD ), которую они представляют как воплощение «ленинизма» - работы, в которой Ленин «окончательно и открыто отказался от ортодоксального марксизма и назвал себя якобинцем или бланкистом. 1 Повторяя те же две или три цитаты и используя рамки, установленные современными меньшевистскими противниками Ленина, большинство историков приходят к выводу, что уникальный вклад Ленина в марксизм, выраженный в WITBD , заключается в его концепции революционной организации как вершины. упорная, жестко централистская и сильно заговорщическая партия профессиональных революционеров среднего класса. 2 Утверждается, что ленинская элитарность была основана, по словам правого историка Ричарда Пайпса, на том факте, что он «потерял веру в рабочий класс.« 3

« [I] mplicit »в WITBD , пишет Леопольд Х. Хаймсон, один из основателей ленинской элитарной ортодоксии,« не было просто недостатком веры в способность трудящихся. движение к сознанию за счет собственных ресурсов, но также и базовое недоверие к способности любого человека перерасти свои `` спонтанные '' элементарные импульсы и действовать в соответствии с велениями своего `` сознания '' без руководства и ограничений партии и ее организаций. 4 Как резюмирует историк Ларс Т. Лих, эти аргументы основаны на идее о том, что Ленин «опасался« стихийного »развития рабочего движения» так сильно, что «требовал, чтобы рабочее движение было« отвлечено »от его естественным ходом, и им управляют «извне» неработающие, по сути, буржуазные революционные интеллектуалы ». 5

В своем скрупулезном исследовании «Открыт заново Ленин», Лих называет этот вездесущий анализ «интерпретацией из учебника» 6 из WITBD , и он почти дословно повторяется в тексте за текстом: «[T] он памфлет [ WITBD ] заявил о неверии в способность пролетариата как класса когда-либо достичь той степени осознанности, которая необходима ему для того, чтобы принимать решающее участие в грядущих революционных событиях без внешнего руководства » 7 ; в основе подхода Ленина лежало «недоверие к массам, убежденность в том, что социалистическое сознание дано немногим» 8 ; и так далее.

Горстка историков выдвигает другой аргумент. 9 Лих, например, с кропотливой детальностью показывает в «Ленин заново открыл », что на самом деле противников Ленина недооценивали сознание рабочего класса и что труды Ленина периода «Искры » (1900–1903) являются полны споров о том, как социалистическое движение отстает от рабочего. «Мы думаем, что никто до сих пор не сомневался в том, что сила современного движения заключается в пробуждении масс (в первую очередь промышленного пролетариата), - пишет Ленин во второй главе, - и что его слабость заключается в бессознательность и инициативность революционных вождей. 10 Нил Хардинг в своей превосходной книге «Политическая мысль Ленина», приводит пример, аналогичный аргументу Лиха:

Утверждается, что Ленин в этот период «потерял веру» в спонтанное массовое движение, отчаявшись в нем. когда-либо достигнув социалистического сознания, и пришел к выводу, что революция должна быть спровоцирована профессиональной элитой. Эта интерпретация привлекательна тем, что она проста и согласуется с интерпретацией Ленина как якобинца; Однако это создает значительные, поистине непреодолимые проблемы для любого, кто на самом деле читает и пытается разобраться в трудах Ленина. 11

Бесчисленные отрывки, написанные Лениным в этот период, которые явно противоречат учебным версиям взглядов Ленина, историками просто игнорируются. Поскольку Ленин вообще цитируется, он цитируется вне контекста. Тем не менее, возможно, больше, чем любого другого революционера, произведения Ленина следует читать с учетом условий, в которых они были написаны. Найджел Харрис высказал эту мысль много лет назад:

Ленинский Что делать? был мишенью многочисленных нападок Запада, и многие из них не пытались понять, на что была дана небольшая брошюра Ленина, хотя это и поставило бы его замечания в ином свете.Это как если бы однажды, когда я собирался выйти на улицу, увидел, что идет дождь, я сказал: «Я должен надеть макинтош», и что по какой-то случайности эти слова были записаны так, чтобы какой-то будущий архивист, исследующий загадочную секту макинтошистов смог авторитетно заявить, что «Харрис всегда в своей жизни глубоко верил в достоинства макинтоша; например, однажды он сказал: «Я должен надеть макинтош». Параллель не точна, но суть верна. Западные комментаторы были так же беспринципны, как Сталин, цитируя Ленина вне контекста, лишенных вопросов, на которые он формулировал ответ. 12

Искровский период
В каком контексте Ленин писал WITBD ?

Первая фаза социал-демократического движения в начале 1890-х годов была сосредоточена на вербовке горстки рабочих в подпольные учебные кружки. Движение по необходимости было подпольным из-за репрессивного характера самодержавия. Когда в середине 1890-х годов классовая борьба начала накаляться, в основном среди текстильщиков, социал-демократы, включая Ленина, сделали поворот - обобщенный для всего движения публикацией широко распространенного трактата О агитации - к агитации вокруг рабочих немедленные экономические требования.На этом этапе кружки оставались полностью местными по своей ориентации, организованными независимо друг от друга, без национальных организаций или публикаций. Некоторые молодые социал-демократы в этот период начали переоценивать важность экономической борьбы и преуменьшать важность организации рабочего класса для политической борьбы против самодержавия. «Когда мы занимались агитацией в массах, нам не всегда удавалось удержаться от другой крайности», - объяснил впоследствии Ленин.«Преобладание изолированной работы, - добавил он, - естественно связано с преобладанием экономической борьбы». 13

Было лишь вопросом времени, когда были предприняты попытки теоретически положить конец этой тенденции. В 1899 году в социал-демократических кругах распространялся трактат под названием Credo . По сценарию Э. Косковой, в документе выражалось сочувствие реформистскому постепенному подходу Эдуарда Бернштейна в Германии и утверждается, что вместо борьбы за революцию российские социалисты должны стремиться «реформировать современное общество на демократических началах, адаптированных к нынешнему положению дел, с целью защита прав (всех прав) трудящихся классов наиболее эффективным и полным образом.» 14

Классическое изложение точки зрения экономистов было высказано в газете« Рабочий Мысль »: « Какую борьбу желательно вести рабочим? Разве желанная борьба не единственная, которую они могут вести в нынешних обстоятельствах? » 15 Это заявление было ничем, если не напоминало заявление Бернштейна о том, что движение было «всем», а конечная цель - «ничем». Неудивительно, что Ленин и его единомышленники считали экономизм русским вариантом ревизионизма Бернштейна.

Ленин ответил незамедлительно на публикацию « Credo», , которую он написал, находясь в сибирской ссылке (арестован в 1895 году и освобожден летом 1900 года). В его статье, подписанной семнадцатью другими ссыльными социалистами, утверждалось: «Утверждение, что российский рабочий класс« еще не выдвинул политических целей », просто свидетельствует о незнании русского революционного движения». Ленин писал:

По-видимому, программа авторов Credo склоняется к тому, что рабочий класс, следуя «линии наименьшего сопротивления», должен ограничиться экономической борьбой, в то время как «элементы либеральной оппозиции» »Борьба с« участием »марксистов за« правовые формы.«Применение такой программы было бы равносильно политическому самоубийству русской социал-демократии, оно сильно замедлило бы и унизило бы русское рабочее движение и русское революционное движение…». 16

Если борьба рабочего класса ограничится экономическими баталиями, он, как утверждал Ленин, просто станет хвостом для других партий и потеряет свою независимую роль в борьбе против самодержавия.

Вскоре после появления экономизма социальная борьба стала приобретать более политический характер, что придало актуальности идеологическому конфликту между экономической и политической борьбой.Студенческое движение набирало обороты, равно как и правительственные репрессии против него. Рабочие присоединились к некоторым студенческим демонстрациям. Они также начали организовывать первомайские акции протеста, в том числе тот, который привел к всеобщей забастовке в Харькове в 1900 году. В мае 1901 года в Петербурге рабочие Обуховского оборонного завода вступили в уличные бои с полицией и казаками, а затем забаррикадировались внутри завода. . Зимой 1901–02 во всеобщей забастовке участвовало 30 тысяч студентов. В Москве на демонстрацию в ознаменование сороковой годовщины отмены крепостного права вышли тысячи рабочих, вступивших в схватку с казаками.Железнодорожная забастовка в Ростове-на-Дону в ноябре 1902 года превратилась в общегородскую забастовку. 17

После освобождения из Сибири Ленин вместе с Юлием Мартовым, Александром Петросовым и ссыльными основоположниками русского марксизма - Георгием Плехановым, Верой Засулич и Павлом Аксельродом - начал издавать газету « Искра». , , вокруг которого они надеялись сплотить все разрозненные российские социал-демократические комитеты не только организационно, но и политически, то есть вокруг отказа от экономизма.«Наша главная и основная задача, - писал Ленин в первом номере журнала Искра, , - состоит в том, чтобы способствовать политическому развитию и политической организации рабочего класса. Те, кто отодвигает эту задачу на задний план, кто отказывается подчинить ей все особые задачи и отдельные методы борьбы, идут по ложному пути и наносят серьезный вред движению ». Ленин высмеивал тех, кто хотел «относиться к рабочим к« политике »только в исключительные моменты своей жизни, только в праздничные дни», когда целью было поднять борьбу за «частичные уступки» до уровня «систематических уступок». , непримиримая борьба революционной партии рабочего класса против самодержавия. 18

Ленин изложил свои доводы в различных статьях Искры , достигнув высшей точки в WITBD . Каковы были его основные мысли?

  • Во-первых, он полемизирует с теми силами в движении, которые преуменьшают важность политической и теоретической ясности, как с людьми, которые действительно защищают «эклектизм и беспринципность» 19 ; в частности, те, кто пытается импортировать реформизм или не критиковать его в движении под видом «свободы критики».В частности, он нападает на газету « Рабочее Дело » и ее редактора Кричевского за утверждение, что «социалистическое движение в целом, в году все различных его форм ... включая наиболее ярко выраженных бернштейнианцев, стоит на основе класса. интересы пролетариата и его классовая борьба за политическое и экономическое освобождение ». 20
  • Во-вторых, он нападает на экономистов, представленных в основном газетой « Рабочая Мысль», , которые хотели ограничить рабочий класс чисто экономической борьбой и тем самым «превратить зарождающееся рабочее движение в придаток либералов. . 21 Он критикует тех, кто, приветствуя экономическую борьбу рабочего класса (кто «поклоняется спонтанности»), тащится за движением, а не ведет его вперед. «Рабочая Мысль» , например, подвергается особой критике за утверждение, что единственная желательная борьба для рабочих - это та, «которую они фактически ведут в настоящее время». 22
  • Против экономистов, которые преуменьшают готовность рабочего класса принимать политическую агитацию и выдвигать политические требования, он утверждает, что «сила современного движения заключается в пробуждении масс (в первую очередь, промышленных предприятий). пролетариат) и что его слабость заключается в бессознательности и инициативности революционных вождей. 23
  • Ленин также вносит ряд практических предложений по преодолению разрозненного, ограниченного и примитивного состояния социалистического движения. Ближайшая задача, утверждал он, состояла в том, чтобы организовать национальную организацию на основе основных комитетов профессиональных революционеров вокруг центральной «всероссийской» газеты, которая могла бы действовать как, по словам Ленина, коллективный организатор, пропагандист и агитатор, чтобы « довести до высшего совершенства революционную организованность, дисциплину и технику подпольной работы. 24 Только централизованная политическая партия с сильным политическим центром может построить организацию рабочего класса, способную выполнять свою задачу и выступать в качестве «авангарда» борьбы с абсолютизмом.

Существует несколько способов искажения WITBD , так что то, что он представил как предложения, адаптированные к особым условиям времени, интерпретируются как законченные и постоянные взгляды Ленина на затронутые вопросы. Например, упор Ленина на более совершенные методы заговора в это время преподносится как уникальная отличительная черта «ленинизма.«Это неверно. Условия репрессий царской полиции требовали, чтобы все левых партий действовали подпольно . Упор Ленина в то время на воспитание штатных революционеров, хорошо обученных уклонению от полиции, был ответом на децентрализованный и «примитивный» характер социалистического движения в России, которое еще не функционировало как единое национальное движение, не говоря уже о национальная политическая партия. Ленин хотел положить конец такому положению дел, обучив штат штатных сотрудников, которые умели уклоняться от обнаружения и ареста полиции.Это был срочный вопрос. Средняя жизнь местного революционного комитета до того, как полиция разогнала его, составляла два месяца, но его реформировали только люди, которые часто мало или совсем не знали о комитете, существовавшем до них. Движению не хватало преемственности и сплоченности.

Утверждается, что Ленин хотел создать организацию, состоящую из человек, состоящих только из профессиональных революционеров. Это тоже неверно. Идея Ленина заключалась в том, что у партии должен быть нелегальный, подпольный аппарат, состоящий в основе комитетов постоянных революционеров, но вокруг него будут слои членов партии, которых нет.«Не следует думать, что партийные организации должны состоять исключительно из профессиональных революционеров», - заметил Ленин на партийном съезде 1903 года. «Нам нужны самые разнообразные организации всех типов, рангов и оттенков, начиная с крайне ограниченной и секретной и заканчивая очень широкой, свободной, свободной от организацией. » 25 Хэл Дрейпер утверждает, что под« профессиональным революционером »Ленин в любом случае имел в виду даже не штатного партийного функционера, а просто« партийного активиста, посвящавшего большую часть (предпочтительно все) своего свободного времени революционной работе. 26

Ленин также никогда не рассматривал подпольные партийные комитеты как состоящие только из интеллигенции. «Спонтанно пробуждающиеся массы также произведут увеличивающихся чисел« профессиональных революционеров » из своих собственных рядов (то есть, если мы не вздумаем советовать рабочим продолжать топтаться на месте). 27 Несколько лет спустя, в 1904 году, Ленин писал рабочему: «Мы должны особенно позаботиться о том, чтобы как можно больше рабочих стали полностью сознательными и профессиональными революционерами и членами комитета…».Комитеты должны… включать, насколько это возможно, всех главных лидеров рабочего движения из числа самих рабочих ». 28

Если мы перейдем к 1905 году, официальная линия на Ленина станет еще более несостоятельной. Там мы видим, как он критикует большевистских «комитетчиков», т. Е. Штатных сотрудников, застигнутых врасплох революционным брожением, за их консервативное сопротивление привлечению рабочих в партийные комитеты. В своей речи на третьем съезде партии, состоявшемся в апреле 1905 года, он утверждал: «В своих статьях для печати я давно призывал включить в комитеты как можно больше рабочих.Период, прошедший после второго съезда, отмечен недостаточным вниманием к этой обязанности - такое впечатление у меня остались от бесед с товарищами по практической партийной работе…. Придется преодолеть инертность комитетчиков ». 29

Спустя несколько месяцев после того, как дела пошли в более благоприятную сторону, Ленин утверждал: «На третьем съезде партии я предлагал, чтобы на каждые два представителя интеллигенции в партийных комитетах приходилось примерно восемь рабочих. Каким же устаревшим кажется сегодня это предложение! Теперь мы должны пожелать партийным организациям иметь одного социал-демократического интеллигента на несколько сотен социал-демократических рабочих. 30

Дрейпер признает, что Ленина иногда неверно истолковывали его современники, потому что он подчеркивал одну сторону аргумента, а не другую, чтобы доказать свою точку зрения; подчеркивая, например, необходимость в сплоченной организации штатных сотрудников в 1902 году и в открытии партии для массового набора и нового руководства в 1905 году. «Объективный ученый пишет сегодня с преимуществом более долгосрочной перспективы и более полной документации. Однако следует ожидать, что он изложит и взвесит неоднократные попытки Ленина прояснить и изменить (уточнить и переработать) свои взгляды.Для современной ленинологии характерно то, что она игнорирует пояснения Ленина в пользу чисто демонологической экзегезы ». 31

Идея о том, что Ленин всегда отдавал предпочтение недемократическим формам организации, также ложна. WITBD утверждает, что в условиях политической свободы российские социалисты предпочли бы демократические формы партийной организации. «[Мы] большевики, - утверждал он в 1905 году, когда партия действительно применяла демократические методы, - всегда признавали, что в новых условиях, когда были получены политические свободы, было бы необходимо принять принцип выборности. 32 Ленин просто утверждал, что в нынешних (1902 г.) условиях открытые демократические формы «облегчат работу полиции по проведению крупномасштабных рейдов». 33 Историк Мойра Дональд проницательно пишет, что

Нет никаких доказательств, подтверждающих утверждение, что Ленин в этот так называемый период формирования большевизма отвергал демократический элемент в марксистской традиции. На протяжении Что делать? Ленин подчеркивает важность как демократической модели, так и борьбы за демократию в России.Однако он утверждал, что с учетом современного политического климата в России не всегда отдельные лица или партии могут действовать в соответствии с идеалом; что недемократические условия накладывают ограничения даже на тех, кто привержен демократическим целям. 34

И Дональд, и Лих выступают с важным аргументом против недоброжелателей Ленина, которые пытаются изобразить WITBD как отход от ортодоксального марксизма того времени - аргументация в соответствии с ошибочной идеей, что WITBD представляет собой основополагающий документ ленинизма.Оба они убедительно показывают, что Ленин считал свои взгляды адаптацией модели Германской социал-демократической партии (СДПГ) к российским условиям. «Далеко не отвергая модель немецкой социал-демократии того времени», - пишет Дональд,

Ленин оставался верным учеником СДПГ, постоянно ища параллели между историей этой партии и своей собственной…. В самом деле, если какая-либо критика может быть подвергнута Ленину в отношении его взглядов на немецкую партию в эти годы, так это то, что для ортодоксального марксиста и революционера он имел слишком радужные взгляды на СДПГ, и, в частности, то, что он недооценил влияние Бернштейна внутри партии. 35

Знаменитые отрывки из WITBD
Ленинская концепция партии, как утверждают его критики, проистекает из веры Ленина, как мы уже отмечали, что рабочий класс «спонтанно» не может достичь социалистического сознания без руководство буржуазной интеллигенцией. Следствием этого является то, что Ленин как-то «противопоставил» сознательное руководство «стихийным» движениям. В подтверждение этого утверждения, в частности, цитируются два отрывка из WITBD :

История всех стран показывает, что рабочий класс, исключительно своими собственными усилиями, может развить только профсоюзное сознание, т.е.е., убежденность в том, что необходимо объединяться в союзы, бороться с работодателями и стремиться заставить правительство принять необходимое трудовое законодательство и т. д. Однако теория социализма выросла из философских, исторических и экономических теорий. разработаны образованными представителями имущих классов, интеллигенцией. 36

Задача социал-демократии - бороться со стихийностью, отвлекать рабочее движение от этого стихийного тред-юнионистского стремления попасть под крыло буржуазии и подчинить ее революционному крылу. Социал-демократия. 37

Ленин позаимствовал первый отрывок из эссе ведущего немецкого марксиста Карла Каутского, эссе, которое он также цитирует напрямую, 38 только что дочитав статью Каутского, когда он готовил WITBD . Практически каждый историк, доходя до этого места в повествовании, считает эти отрывки главным теоретическим прорывом Ленина в WITDB , где он выражает свое «неверие» в рабочий класс. Однако никто из них, похоже, не понимает иронию того факта, что предполагаемый «разрыв» Ленина с ортодоксией происходит из безупречно ортодоксального источника, то есть из главного теоретического выразителя ортодоксии Второго Интернационала.Они обходят эту неприятную проблему, просто игнорируя ее. 39

Взятые сами по себе и вне контекста, эти утверждения могут быть истолкованы как элитарные: рабочие не могут достичь социалистического сознания без руководства буржуазной интеллигенции. Но Ленин никогда больше не использует эти формулировки (и не использовал их раньше). Несмотря на это, его возвысили до самого окончательного утверждения Ленина о классовом сознании и классовой борьбе.

С одной стороны, перефразирование Лениным Каутского просто констатирует факт, который определенно был верен для России.Делегат Третьего Конгресса в 1903 году Горин объяснил во время дебатов по поводу WITBD ,

. Сказанное нами относится к факту и не выражает никакой социальной философии или концепции истории. Мы просто сказали, что русская социал-демократия была прежде всего просто импортированной доктриной, которая предшествовала подъему рабочего движения в России. Но русская социал-демократия не упала с неба. Возникнув как народническая доктрина наряду с другими русскими революционными доктринами, она приняла социал-демократическую форму под давлением западноевропейского рабочего движения и западноевропейского научного социализма, и лишь позже русская социал-демократия практически соединила себя с русской. рабочее движение. 40

Практически каждый революционер признал факт , что марксизм в России сначала привлек интеллигенцию, которая затем приступила к внедрению социалистических идей в русский рабочий класс. Никому из них, в особенности Ленину, никогда не приходило в голову, что это временное положение вещей должно стать постоянным, то есть, что интеллектуалы должны руководить рабочим классом. В одном из своих первых пространных политических сочинений «Кто такие друзья народа и как они борются с социал-демократами», написанном в 1894 году, Ленин пишет: «Не может быть сектантства, когда задача состоит в том, чтобы способствовать организации общества. пролетариата, и когда, следовательно, роль «интеллигенции» состоит в том, чтобы делать ненужными особые лидеры из интеллигенции. 41

Более того, как указывает Хэл Дрейпер в своем эссе о WITBD, Ленин квалифицирует, если не полностью опровергает, анализ Каутского в важной сноске:

Это, конечно, не означает, что рабочие не участвуют в создании такой идеологии . Однако они принимают участие не как рабочие, а как социалистические теоретики, как Прудоны и Вейтлинги; Другими словами, они принимают участие только тогда, когда они могут и в той степени, в которой они способны более или менее приобретать знания своего возраста и развивать эти знания.Но для того, чтобы рабочие могли преуспевать в этом чаще , необходимо приложить все усилия для повышения уровня сознания рабочих в целом; необходимо, чтобы рабочие не ограничивались искусственно ограниченными рамками « литературы для рабочих », но чтобы они все в большей степени учились овладевать общей литературой . Было бы даже правильнее сказать «не ограничиваются», а не «не ограничивают себя», потому что сами рабочие хотят читать и читают все, что написано для интеллигенции, и лишь немногие (плохие) интеллектуалы считают, что «рабочим» достаточно рассказывать кое-что о заводских условиях и повторять им снова и снова то, что уже давно известно. 42

Ленин утверждает, что рабочий класс готов с энтузиазмом впитывать социалистическую теорию, и этому мешают только интеллектуалы, которые хотят ограничить рабочий класс чисто экономическими проблемами. Позже в той же книге Ленин уточняет эту точку зрения, утверждая, что на самом деле рабочий класс действительно тяготеет к социалистическому сознанию, но не делает это в идеологическом вакууме:

Часто говорят, что рабочий класс стихийно тяготеет к социализму.Это совершенно верно в том смысле, что социалистическая теория раскрывает причины нищеты рабочего класса глубже и правильнее, чем любая другая теория, и по этой причине рабочие могут легко усвоить ее ... Рабочий класс стихийно тянется к социализму; тем не менее наиболее распространенная (и постоянно и разнообразно возрождаемая) буржуазная идеология стихийно навязывается рабочему классу в еще большей степени. 43

Рабочие спонтанно тянутся к социализму; но еще больше на них влияет буржуазная идеология.Именно это противоречие требует организации классовой политической партии. Революция не происходит автоматически, если она не организована и за нее не борются; те части класса, которые спонтанно тянутся к социалистической политике, прежде чем другие должны быть организованы вместе, чтобы оказывать большее влияние на своих коллег по работе, которые все еще находятся под большим влиянием буржуазной идеологии.

Еще позже, Ленин переопределяет , что он имеет в виду, говоря о привнесении классового сознания в рабочий класс «извне.Теперь Ленин отходит от формулировки Каутского, согласно которой социализм впервые внедрен интеллигенцией извне рабочего класса, и говорит, что социалистическое сознание может развиваться среди рабочих только в том случае, если их горизонты выходят за рамки отношений рабочего и работодателя на рабочем месте:

Экономическая борьба просто «побуждает» рабочих осознать отношение правительства к рабочему классу. Следовательно, , как бы мы ни пытались «придать самой экономической борьбе политический характер», мы никогда не сможем, , развить политическое сознание рабочих (до уровня социал-демократического политического сознания), оставаясь в рамках рамки экономической борьбы, для эти рамки слишком узки…

Классовое политическое сознание может быть принесено рабочим только извне , то есть только вне экономической борьбы, извне сферы отношений между работники и работодатели.Сфера, из которой только можно получить это знание, - это сфера отношений всех классов и слоев к государству и правительству, сфера взаимоотношений между всеми классами. 44

Перефразируя другой отрывок из WITBD, сознание рабочего класса может быть полностью социалистическим сознанием только в том случае, если рабочий класс обучен реагировать на все формы угнетения и тирании, независимо от того, какой класс или группа затронуты, в том числе выходящие за рамки рабочего места: нападения на студентов; погромы против евреев; подавление языковых прав; угнетение национальных меньшинств и женщин; и так далее. 45 Без такого сознания рабочий класс никогда не сможет вести политическую борьбу против царизма и за социализм. Это, конечно, не означало, что Ленин считал, что классовая борьба между рабочими и боссами не подталкивает рабочих к социалистическому сознанию. Всего за несколько лет до этого он написал в «На забастовках , » (после того, как он уже начал нападать на экономизм), как раз то, что «каждая стачка очень сильно навлекает в сознание рабочего мысли о социализме, мысли о борьбе всего общества. рабочий класс за освобождение от гнета капитала. 46

После начала революции 1905 года аргументы Ленина против любых пережитков консерватизма в партии побудили его сделать еще больший упор на то, как борьба двигала рабочих к социалистическому сознанию. Однако даже тогда Ленин подчеркивает диалектическую связь между ролью сознательных лидеров и «стихийным» стремлением рабочих к социализму. «Рабочий класс инстинктивно, стихийно социал-демократичен, и более десяти лет работы социал-демократии многое сделали для превращения этой стихийности в сознание. 47

Не Ленин, а экономисты утверждали, что рабочие еще не «готовы» к политической борьбе или агитации. В 1899 году, например, Киевский комитет писал, что они «не верят в возможность в настоящее время обратиться к массе рабочих и призвать их к политическим действиям, другими словами, он не считает возможным продолжайте политическую агитацию, потому что русские рабочие в массе своей еще не достигли зрелости для политической борьбы.Ленин ответил следующим образом: «Русские рабочие в массе не только достигли зрелости для политической борьбы, но и во многих случаях демонстрировали это, участвуя в актах политической борьбы, часто даже спонтанно». 48

Когда эти аргументы Ленина сочетаются с более поздним аргументом Ленина в «Один шаг вперед, два шага назад» (его оценка партийного раскола 1903 года в 1904 году) о неравномерном сознании рабочего класса («Именно потому, что есть различия в степени сознательности и активности, необходимо различать степень близости к партии » 49 ) аргумент выглядит так: рабочий класс стремится к социалистическому сознанию, но влияние господствующих, буржуазных идей действует как мощное противодействующее влияние; это приводит к разной степени сознательности и, следовательно, требует роли партии наиболее сознательных рабочих для повышения уровня сознательности класса в целом.Всякий, кто очерняет эту роль, помогает буржуазии в ее усилиях запутать и разделить рабочий класс, тем самым сводя его к вспомогательной, а не ведущей роли в борьбе против самодержавия. «Авангард» не был телом, стоящим над классом или вне его, но составлял его наиболее сознательную и организованную часть.

Эти идеи об отношениях между партией и классом принадлежали не только Ленину, но и другим. «Весь рабочий класс - это одно, - писал Плеханов в 1901 году, - а социал-демократическая партия - другое, потому что она образует только колонну, составленную из рабочего класса, и сначала очень маленькую колонну…».Я думаю, что политическая борьба должна быть немедленно начата нашей партией , которая представляет авангард пролетариата, его наиболее сознательный и революционный слой ». 50 В дебатах 1903 года на II съезде делегат Карский встал, чтобы защитить WITBD от критики 51 с такой формулировкой:

Тов. Акимов считает, что партию нельзя ставить выше рабочего класса. Такой способ постановки вопроса мне кажется как некорректным, так и неуместным.Из рабочего класса возникает воинствующая, сознательная сила, Партия, которая является носителем и поборником социалистических идеалов, и как таковая партия не может не стоять выше «рабочего класса», поскольку сознательная часть этот класс - лидер бессознательной или неадекватно сознательной части. 52

Утрата веры в рабочий класс
То, что аргументы Ленина в WITBD явно не отражали , а не , было «потерей веры» Ленина в рабочий класс.Напротив, Ленин пытался выступить против тех социалистов, которые принижали сознательную роль организованных социалистов как раз в то время, когда движение рабочего класса начало расти и все больше и больше рабочих тяготели к социалистическим идеям. Цель Ленина в этом аргументе состояла в том, чтобы настоять на роли партии в ускорении и развитии политического сознания рабочего класса, а не просто следовать за ним - следовательно, его аргументы против «поклонения спонтанности» были аргументами не против спонтанности , а против мышления. все, что должны были сделать социалисты, - это аплодировать этому.Ключевым вопросом того времени, как сформулировал его Ленин, было то, что развитие рабочего движения опережало рост и сплоченность революционных организаций. Таким образом, Ленин ликвидировал «отставание в лидеров, (« идеологов », революционеров, социал-демократов) от », стихийный подъем масс ». 53

Что касается утверждения Ленина о необходимости «отвлечь» рабочее движение от его стихийного пути, Лих приводит очень убедительный аргумент, что это был скорее риторический оборот фразы, основанный на ответе на формулировки оппонентов Ленина. . 54 В 1901 году Ленин написал статью «Разговор с защитниками экономизма», в которой он полностью воспроизвел письмо с критикой Искры по ряду пунктов. Суть письма заключалась в том, что Искра преувеличивала роль социалистического руководства и организации и недооценивала роль материальных факторов:

В то же время, Искра уделяет слишком мало внимания материальным элементам и материальной среде общества. движение, взаимодействие которого создает определенный тип рабочего движения и определяет его путь, путь, с которого идеологи, несмотря на все свои усилия, неспособны отклонить его, , даже если они вдохновлены лучшими теориями и программами. 55

Ленин атаковал это как полностью пассивную, детерминированную формулировку; по его мнению, это недооценивает роль сознательной организации в определении формы рабочего движения. Он писал: «Однако сказать, что идеологи (т. Е. Политически сознательные лидеры) не могут отклонить движение от пути, определяемого взаимодействием окружающей среды и элементов, - значит игнорировать простую истину о том, что сознательный элемент участвует в этом взаимодействии и в определении пути. 56 оппонентам «Искры» , которые утверждали, что социалисты не могут «свернуть» рабочее движение с его «естественного» пути, Ленин ответил: да, мы можем и должны «отвлечь» его, потому что организованные социалисты не просто пассивные наблюдатели, наблюдающие что-то, на что они не имеют никакого влияния, но являются одним из определяющих элементов, формирующих этот путь.

В этой же статье Ленин ясно дает понять, что его аргумент о текущих задачах социал-демократов проистекает не из отказа от «стихийной» борьбы, а из признания того, что рабочее движение продвигается вперед семимильными шагами, в то время как социальная Демократы отстали:

Это факт, что спонтанное пробуждение рабочих масс и (из-за их влияния) других социальных слоев происходило с поразительной быстротой в течение последних нескольких лет.«Материальные элементы» движения чрезвычайно выросли даже по сравнению с 1898 годом, но сознательных лидеров (социал-демократов) отстают от этого роста . 57

Хуже того, утверждал Ленин, теперь в социалистическом движении есть люди, которые хотят теоретически оправдать это отставание:

Но с конца 1897 года, особенно с осени 1898 года, в Отдельные лица и периодические издания Русского социал-демократического движения, которые не только закрывают глаза на этот недостаток, но и объявляют его особой добродетелью, возводят поклонение и раболепие к стихийности до достоинства теории и проповедуют что социал-демократы не должны идти впереди движения, а должны тащиться в хвосте. 58

Как мы видим, утверждение о том, что Ленин с подозрением и враждебностью смотрел на стихийную борьбу рабочего класса, является чистым мифом. Предполагаемое доказательство состоит в том, что Ленин призывает социалистов «бороться со стихийностью». Но Ленин использует эту формулировку просто как риторический прием против экономистов, которые, как он утверждает, преклоняются перед «стихийной» борьбой рабочего класса вместо того, чтобы пытаться вести ее дальше. Он имеет в виду, что социалисты должны бороться со спонтанными теориями движения, то есть с идеей , о том, что рабочие будут спонтанно эволюционировать к социализму без социалистического лидерства.

Кажется, что мы сейчас переживаем период, когда наше рабочее движение снова готово с непреодолимой силой участвовать в острых конфликтах, которые пугают правительство и имущие классы и приносят радость и воодушевление социалистам. 59

Основным источником, поддерживающим революционную социал-демократию, является дух протеста среди рабочего класса, который, ввиду насилия и угнетения, окружающего рабочих, неизбежно время от времени проявляется в форма отчаянных вспышек.Эти всплески пробуждают к сознательной жизни самые широкие слои рабочих, угнетенных бедностью и невежеством, и возбуждают в них благородную ненависть к угнетателям и врагам свободы. 60

Ленин «радуется» всплескам борьбы рабочего класса, потому что они вызовут пробуждение рабочего класса; очевидно, что он не возводит стену между ними, но видит «спонтанность» в диалектических отношениях с сознанием и организацией; эти двое питают и взаимодействуют друг с другом.

Многие другие отрывки из этого периода, написанные до WITBD , показывают, что Ленин не был враждебен «стихийной» борьбе (он приветствовал каждый шаг вперед в классовой борьбе) и не сомневался в способности рабочих к сознательности. . Фактически, он полон уверенности в российском рабочем классе. «Пробуждение русского рабочего класса, - писал он в 1897 году, - его стихийное стремление к знаниям, организации, социализму, к борьбе с его эксплуататорами и угнетателями становится все более широко распространенным, все более очевидным с каждым днем. 61 И он писал в 1899 году: «Среди рабочей молодежи наблюдается страстное, неконтролируемое увлечение идеями демократии и социализма». 62 Ленина заботит только то, чтобы этот энтузиазм и страсть не растрачивались, а организовывались в эффективную централизованную силу; хорошо организованная партия с профессиональным подпольным аппаратом, которую трудно искоренить полиции. Он снова пишет в том же году:

Ни один класс в истории не достиг власти без своих политических лидеров, своих видных представителей, способных организовать движение и возглавить его.И русский рабочий класс уже показал, что может производить таких мужчин и женщин. Борьба, которая так широко развернулась за последние пять или шесть лет, выявила огромную потенциальную революционную силу рабочего класса; он показал, что самые безжалостные преследования со стороны правительства не уменьшают, а, наоборот, увеличивают количество рабочих, которые стремятся к социализму, к политическому сознанию и к политической борьбе. 63

Многие идеи Ленина того периода отражают мышление ортодоксальных марксистов того времени; в том числе и Каутского.Ленинская концепция гегемонии рабочего класса в грядущей революции против абсолютизма была разработана основоположниками российского марксистского движения Плехановым и Аксельродом. Ленину выпало просто последовательно применять эту теорию на практике. 64

Но, несмотря на сильную идентификацию Ленина с Каутским и немецкой социал-демократией, в трудах Ленина периода «Искры» было несколько отличий от его европейских социалистических современников.Уникальным было то, как Ленин исследовал организационные последствия политических вопросов - Люксембург и Троцкий сделали это намного позже. Как отмечает Дональд, его подход был новаторским.

Ленин уделял внимание и обсуждал как проблемы теории вопросы, которые ранее не считались заслуживающими внимания теоретиков марксизма…. Что делать? объединил марксистскую теорию и социал-демократическую практику таким образом, чтобы это было предназначено только для российских условий ...Ленин сумел поднять вопрос о партийной организации в плоскость марксистской теории так, как это не понимали ни Каутский, ни другие современные теоретики…. Важность этого развития не оценивалась до тех пор, пока некоторые элементы организационной структуры Ленина не стали предметом разногласий в конфликтах, которые раскололи партию на ее Втором съезде в 1903 году. 65

Заключение
Основной подход Ленина к периоду с Когда он впервые стал марксистом в начале 1890-х годов до революции 1905 года, резюмируется в одной из его первых опубликованных статей, написанных в 1894 году:

Политическая деятельность социал-демократов заключается в содействии развитию и организации рабочее движение в России, трансформируя это движение из его нынешнего состояния спорадических попыток протеста, «бунтов» и забастовок, лишенных руководящей идеи, в организованную борьбу ВСЕГО русского рабочего КЛАССА, направленную против буржуазного режима и рабочего класса. за экспроприацию экспроприаторов и отмену социальной системы, основанной на угнетении трудящихся г человек.В основе этой деятельности лежит общее убеждение марксистов, что русский рабочий является единственным и естественным представителем всего работающего и эксплуатируемого населения России. 66

WITBD представляет собой не отказ от этих взглядов, а резкую полемическую защиту их - защиту, которую он делает в очень конкретных обстоятельствах против очень конкретных оппонентов. Сам Ленин подтверждает, что WITBD, , которые историки ошибочно представляют как некий мифический законченный ленинизм, содержали полемические преувеличения, подходящие для конкретной борьбы.Во время Второго Конгресса 1903 года он выступил против критики знаменитых отрывков из WITBD , заявив: «Очевидно, что эпизод борьбы против экономизма здесь был перепутан с принципиальной постановкой главного теоретического вопроса». 67

В 1907 году, в предисловии к переизданию своих сочинений, которое включало слегка сокращенную версию WITBD (впоследствии партия никогда не переиздавала его снова, пока не прошло много лет после 1917 года), Ленин привел аналогичный аргумент.«Основная ошибка тех, кто сейчас критикует What Is To Be Done ?», - писал он ретроспективно, - «состоит в том, чтобы рассматривать брошюру отдельно от ее связи с конкретной исторической ситуацией определенного, а теперь уже давно прошедшего периода. в развитии нашей партии ». 68 Те, кто сейчас говорят, что брошюра преувеличивает важность создания организации профессиональных революционеров, по его словам, не понимают, что это был аргумент, за который в то время нужно было бороться и за который нужно было побеждать: « [T] oday идея организации профессиональных революционеров уже одержали полную победу.Эта победа была бы невозможной, если бы эта идея не была выдвинута на передний план в то время, если бы мы не «преувеличивали», чтобы донести ее до людей, которые пытались помешать ее реализации ». 69 Конечно, добавил он, упор на построение организации профессиональных революционеров был бессмысленным «помимо связи с« подлинным революционным классом, который спонтанно поднимается на борьбу »». 70

В то же время, Ленин признает, что незрелость движения означала, что дебаты среди ссыльных социал-демократов иногда были «деструктивными» и имели «много непривлекательных черт. 71 Он также признает, что не всегда использовал лучшие составы в WITBD . После разрыва с Лениным в 1904 году Плеханов заявил, что расходится с Лениным в отношении «стихийности и политического сознания». Ленин отмахивается от этой критики, говоря, что она «основана на фразах, вырванных из контекста, на конкретных выражениях, которые я не совсем ловко или точно сформулировал, добавляя, однако, что среди редакторов Искры было общее согласие по поводу «общее содержание и весь дух моей брошюры Что делать? 72

И как бы отвечая тем, кто позже пришел и попытался превратить эту брошюру в основополагающий документ ленинизма, он пишет:

И на Втором съезде я не собирался возвышать свою собственную формулировок, приведенных в What Is To Be Done ?, до «программного» уровня, составляющих особые принципы.Напротив, выражение, которое я использовал - и с тех пор его часто цитировали, - заключалось в том, что экономисты дошли до одной крайности. «Что делать, ?», Сказал я, исправляет то, что было искажено экономистами ... Смысл этих слов достаточно ясен: Что делать ? является спорным исправлением искажений журнала Economist, и было бы неправильно рассматривать брошюру в ином свете. 73

Ленин был в корне антиэлитарным - не в смысле анархистов, которые просто отрицают необходимость лидерства в борьбе, но в смысле понимания того, что лидерство является продуктом неравномерного развития сознания и активности в рабочего класса, и именно его задача - поднять уровень сознательности и инициативы всех трудящихся. Покойный британский марксист Дункан Халлас писал:

Ясно, что любая существенная революционная социалистическая партия обязательно в определенном смысле является «авангардом».

Но аргумент об элитарности концепции бессмысленен. Суть элитарности состоит в утверждении, что наблюдаемые различия в способностях, сознании и опыте коренятся в неизменных генетических или социальных условиях и что массы людей неспособны к самоуправлению сейчас или в будущем.Отказ от элитарной позиции подразумевает, что наблюдаемые различия полностью или частично объясняются причинами, которые можно изменить. Это не означает отрицания самих различий .... 74

Почти каждый анализ Ленина берет WITBD и считает его не только «основополагающим документом» ленинизма, но и законченной и окончательной формой ленинизма. Ленинская мысль. Это верно не только в отношении западных историков времен холодной войны, но и в отношении сталинской агиографической версии Ленина.Однако идеи Ленина необходимо рассматривать в их развитии, а также в их собственном контексте. Аргументы Ленина в любой конкретный момент были очень практично привязаны к тому, что он считал наиболее важным «звеном в цепи» - то, что нужно было сделать сейчас, чтобы достичь следующей задачи движения. Более того, идеи Ленина эволюционировали: он извлек урок из борьбы, и его марксизм был сформирован ею.

Взгляды Ленина на государство, на буржуазную природу русской революции, на крестьянский вопрос, на империализм и на партию менялись и менялись на основе уроков, извлеченных непосредственно из хода борьбы и развития международного капитализма. и международное социалистическое движение.Хотя можно сказать, что его более зрелые концепции взаимоотношений партии и класса были выражены в зародыше в период, который мы здесь обсуждаем, нельзя сказать, что период Искры представляет собой первое и последнее слово Ленина о партийной организации. Это, однако, не должно умалять того очень длительного и ценного вклада, который Ленин внес в марксизм в этот период. Слишком часто социалисты списывают со счетов период Iskra и особенно WITBD , когда необходимо различать то, что было исторически случайным, и то, что в целом актуально для марксистов во всем мире.Именно в этом свете Что делать? Код следует пересмотреть и перечитать социалистам.


  1. Нил Хардинг, Политическая мысль Ленина: теория и практика демократической и социалистической революций (Нью-Йорк: Humanities Press, 1983), 135. Книга Хардинга, которая фактически критикует тезис «Ленин как элитарность», одна из лучших академических книг по теории и практике Ленина. К сожалению, это не издается.
  2. «Академические историки, заложившие основы интерпретации учебников, составили первое поколение послевоенных советских исследований: Леопольд Хаймсон, Альфред Г.Мейер, Адам Улам, Леонард Шапиро, Джон Кип, Сэмюэл Барон, Аллан Уайлдман, Исраэль Гетцлер, Авраам Ашер, Ричард Пайпс, Джонатан Франкель ». Ларс Т. Лих, Повторное открытие Ленина: Что делать? в контексте (Чикаго: Haymarket Books, 2008) , 14. Лих также выполняет полезную экзегезу происхождения этой формулы «Ленин как элитарный» в своей статье «Как был найден основополагающий документ, или сто лет. Ленина Что делать ? », Критика: Исследования в истории России и Евразии 4, вып.1 (2003): 5–49.
  3. Ричард Пайпс дал интервью телеканалу PBS «Небеса на Земле: взлет и падение социализма», июнь 2005 г., http://www.pbs.org/heavenonearth/intervi ....
  4. Леопольд Х. Хаймсон, The Русские марксисты и истоки большевизма (Бостон: Beacon Press, 1966), 138–39. (Впервые опубликовано в 1955 году издательством Harvard University Press). Хаймсон объясняет «глубоко укоренившийся страх» Ленина перед «безудержным выражением» «человеческих страстей» тем фактом, что он «боялся собственных эмоций».Большинство этих историков также описывают Ленина как слабого теоретически, но блестящего тактически, человека, который оппортунистически адаптировал теорию постфактум, чтобы оправдать любой шаг, который он хотел предпринять. См. Harding, «Политическая мысль Ленина», , 1.
  5. ,
  6. , Lih, , Ленин, открывший заново, 15. Лих сделал собственный перевод WITBD в конце своей книги. Он отмечает, что в русском мире « стихийность» переводится как «стихийная», тогда как «стихия» - более точный перевод.Это проясняет, что, когда Ленин говорил о «спонтанности», он имел в виду не борьбу без сознательного руководства, а борьбу с элементарным уровнем организации и сознания.
  7. Лих, Повторное открытие Ленина , 13.
  8. Авраам Ашер, Павел Аксельрод и развитие меньшевизма (Бостон: издательство Гарвардского университета, 1972), 177–79.
  9. Самуэль Х. Барон цитируется в Лихе, Повторное открытие Ленина, , 34.
  10. Лих, Повторное открытие Ленина; Harding, Ленинская политическая мысль ; Мойра Дональд, Марксизм и революция: Карл Каутский и российские марксисты, 1900–1924 (Нью-Хейвен: издательство Йельского университета, 1993).
  11. В. И. Ленин, Что делать? ( WITBD ) в Собрании сочинений ( CW ) , Vol. 5 (М .: Прогресс, 1977), 373.
  12. Хардинг, Ленинская политическая мысль, 156–57.
  13. Найджел Харрис, Верования в обществе (Хармондсворт, Англия: Penguin Books, 1968), 54.
  14. Ленин, «Неотложные задачи нашего движения», CW , Vol. 4, 367.
  15. Цит. По Ленину, «Протест российских социал-демократов», CW , Vol.4, 173–74.
  16. Цитируется у Хардинга, Ленинская политическая мысль , 150.
  17. Там же, 178–79.
  18. Тони Клифф, Ленин: Создание партии (Чикаго: Haymarket Books, 2005), 82–84.
  19. Ленин, «Актуальные задачи нашего движения», CW , Vol. 4, 369.
  20. WITBD , 369.
  21. Там же, 356.
  22. Там же, 363
  23. Там же, 367.
  24. Что делать? , глава 2, первый абзац, http: // www.marxists.org/archive/Lenin/wo ....
  25. Ленин, «Срочный вопрос», CW, Vol. 4, 222.
  26. Ленин, «Первое выступление в дискуссии о правилах партии», CW , Vol. 6, 498.
  27. Хэл Дрейпер, «Миф о ленинской концепции партии, или« Что они сделали с What Is To Be Done? », » http://www.marxists.org/archive/�draper/ �1990 / миф / миф.htm.
  28. Ленин, WITBD , 451.
  29. Ленин, «Письмо товарищу о наших организационных задачах», CW , Vol.6, 235.
  30. Ленин, «Речь по вопросу об отношениях между рабочими и интеллигенцией внутри социал-демократической организации», CW , Vol. 8, 407.
  31. Ленин, «Реорганизация партии», CW , Vol. 10, 36.
  32. Дрейпер, «Миф о ленинской концепции партии, или что они сделали с Что делать? »
  33. Ленин,« Реорганизация партии », 30.
  34. Ленин, WITBD, 479.
  35. Дональд, Марксизм и революция , 35.
  36. Там же, 27. В WITDB Ленин прямо ссылается на идею о том, что русские по-своему пытаются реализовать Эрфуртскую программу СДПГ.
  37. Ленин, WITBD , 375.
  38. Там же, 384–85.
  39. См. Там же, 383–84.
  40. Что также игнорируется или обходится без внимания, так это тот факт, что практически никто из сторонников Ленина в то время, включая тех, кто порвал с ним в 1903 году, похоже, не обнаружил глубокого разрыва Ленина. «Неспособность Аксельрода публично отвергнуть эти элитарные взгляды в 1902 году нелегко объяснить», - пишет Авраам Ашер.Он обходит этот неудобный факт с помощью чистой спекуляции: «Но, вероятно, самой важной причиной того, что Аксельрод не смог говорить более решительно, был его страх разрушить единство» группы Iskra . Ascher, Павел Аксельрод и развитие меньшевизма , 178–79.
  41. Брайан Пирс , 1903: Второй съезд Российской социал-демократической рабочей партии. Tran. и аннотировано (Лондон: New Park, 1978), 166.
  42. Ленин, «Что такое друзья народа и как они борются с социал-демократами», CW , Vol.1, 298.
  43. Там же, 384.
  44. Там же, 386.
  45. Ленин, WITBD , 422.
  46. См. Там же, 423.
  47. Ленин, «О забастовках», CW, Vol. 4 , 315.
  48. Ленин, «Реорганизация партии», 32.
  49. Ленин, «По поводу профессии де Фой, » CW , Vol. 4, 289.
  50. Ленин, Шаг вперед, два шага назад , CW , Vol. 7, 258.
  51. Цитируется по: Jonathan Frankel, ed., Владимир Акимов о дилеммах русского марксизма (Лондон: Cambridge University Press, 1969), 47.
  52. Критика исходила от А.С. Мартынов, впоследствии ставший меньшевиком. Он цитирует знаменитый отрывок «извне», чтобы показать, что Ленин отошел от ортодоксии. Эта критика, с которой в то время не соглашался ни один из сторонников "Искры" , стала основой ленинского элитарного анализа.
  53. 1903: Второй съезд Российской социал-демократической рабочей партии , 162–63.
  54. Ленин, WITBD, 446.
  55. См. Лих, Ленинское открытие, 346–53.
  56. Ленин, «Беседа с защитниками экономизма», CW , Vol. 5, 313. Мой курсив.
  57. Там же, 316.
  58. Там же.
  59. Там же, 317.
  60. Ленин, «Еще одна резня», CW , Vol. 5, 25.
  61. Там же, 25–26.
  62. Ленин, «Задачи российских социал-демократов», 346.
  63. Ленин, «Актуальный вопрос», 223.
  64. Ленин, «Срочные задачи нашего движения», 370.
  65. «Революционное движение в России может победить только как революционное движение рабочих. Другого выхода для нас нет и быть не может! » Георгий Плеханов, «Речь на Международном рабочем социалистическом конгрессе в Париже», 14–21 июля 1889 г., http://www.marxists.org/archive/plekhano...�speech.html. Я говорю последовательно, потому что Плеханов и Павел Аксельрод также неоднозначно относились к роли буржуазии в грядущей революции, и некоторые из их ранних формулировок также послужили топливом для более позднего развития меньшевистской концепции, согласно которой, поскольку революция в России была буржуазной, рабочий класс должен ограничить свои требования, чтобы сохранить свой союз с этим классом.Плеханов, например, в своей самой ранней опубликованной марксистской работе писал, что рабочая партия должна выдвигать демократические требования, которые не «пугают никого еще далеким« красным призраком »». Либералы объединят свои силы с социал-демократами, утверждал он.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *