Что говорит автор о молчалине в ремарках: Авторская позиция и средства ее выражения в комедии Александра Грибоедова «Горе от ума»

Содержание

Авторская позиция и средства ее выражения в комедии Александра Грибоедова «Горе от ума»

В XVIII—XIX веках русская литература тяготела к подражанию французскому театру. «Наша драма — подкидыш», — писал Вяземский. Перенимая все законы классицизма, драматург обязан был показать в пьесе противоборство добра и зла. Но специфика любого драматического произведения состоит в том, что автор нигде не может открыто высказать свое мнение, его мысли спрятаны за действием, происходящим на сцене. По законам классицизма, раскрывать позицию автора должны были ремарки, афиша, диалоги, монологи и специально введенное в действие лицо

— резонер.

Пьеса Грибоедова «Горе от ума», написанная, по словам Белинского, в «последнее время французского классицизма», сблизилась с жизнью, одной из первых показала обычный, «сегодняшний» день. Соединяя черты классицизма и реализма, Грибоедов усложняет свою задачу — показать добро и зло, ведь порок в комедии так и не наказан. Он создает цельные характеры, типы, индивидуальности.

Однако в такой, «новой» для литературы того времени драме автор не мог «появляться» на сцене. Полностью не отказываясь от правил, Грибоедов вводит и «новшества» для передачи своих мыслей.

Название в любом произведении

играет огромную роль и подчас является не только увертюрой к последующему, но и тезисом главной мысли, идеи. Итак, «Горе от ума». Почему же Грибоедов изменяет первоначальное название «Горе уму», вставляя предлог «от»? Слово «ум» во времена Грибоедова обозначало прогрессивность идей, и, следовательно, умным человеком считался деятельный. Кому же все-таки горе от этого ума? Чацкому? Да, он «положительно умён». Однако в комедии вообще нет «простаков» (Молчалин ухаживает за дочерью начальника; Скалозуб сватается к богатой невесте; Фамусов мечтает выгодно выдать Софию замуж).

Почему же сам Грибоедов пишет, что в его комедии «25 глупцов», а Чацкий «лишь немножко повыше прочих»? Конечно, он выделяется среди общей массы. Но благ ли тот «ум», от которого всем горе? Возникает вопрос: может быть, и не Чацкий — «правый герой» комедии, а предлог «от» вносит лишь отрицательное значение «уму»?

Следующая сразу же строчка определяет жанр произведения — комедия.

Следовательно, в пьесе обязательным будет присутствие смеха, что, в общем, не согласуется с «горем», тяготеющим ко всему трагическому. В комедии нет ни одного героя, не вызывающего смех. А разве станет драматург показывать «совершенных героев» в комических ситуациях? Однако комедия Грибоедова сочетает в себе и смешное, и серьезное; комические сцены соседствуют в ней с драматическими. Поэтому в данном случае задача комедии не только развлечь, но и научить человека.

Афиша тоже раскрывает отношение автора к героям. Но говорящие фамилии Грибоедова отражают главным образом не сущность героев в целом, как это было у Фонвизина (Скотинин, Правдин, Стародум), но и способность их «слышать» и «говорить» (Тугоуховский, Скалозуб, Хлёстова, Молчалин). Уже в афише автор показывает цельный образ каждого героя. Так, если основным порядком в описании действующего лица было имя, отчество, фамилия, потом социальное положение, то в описании Скалозуба сначала указывается, что он «полковник», ведь это главное в его образе, именно поэтому он «принят как жених» в доме Фамусовых, а потом лишь добавляется — «Сергей Сергеевич».

О Чацком не сказано ничего, но сама фамилия, нерусского происхождения, указывает на источник возникновения его «вольнодумия», и лишь имя сближает его с родиной. Несценические персонажи, одно из нововведений Грибоедова, раскрывают «широкую картину нравов всего общества». Постоянно упоминающиеся как «примеры для подражанъя» Максим Петрович, Фома Фомич, княгиня Марья Алексевна, Татьяна Власьевна, Пульхерия Андреевна… нарочно показываются с самых нелестных сторон. Есть среди внесценических персонажей и истинно деятельные люди: брат Скалозуба, племянник Хлёстовой…

С появлением в четвертом действии Репетилова в пьесу вводится мотив двойничества, наверное, не случайно этот «рыцарь пустоты», по определению Гоголя, есть двойник Чацкого, да и не его одного. Ведь он вмещает в себе «один, два, десять — национальных характеров» (Пушкин). Одним из традиционных средств передачи авторской позиции всегда были ремарки. Не уходит от этой традиции и Грибоедов. Так, в первой же ремарке «любовь» Софии и Молчалина показана в комедийно-сатирическом плане:

«…дверь в комнату Софии, откудова (намеренное ироничное употребление старой формы) слышно фортепиано с флейтою, которые потом умолкают».

Вроде бы все так романтично, но тут же следует прозаическое продолжение: «Лизанька среди комнаты спит, свесившись с кресел».

Сами ремарки написаны таким языком, на котором разговаривают и выражаются те герои, с которыми они связаны. Поэтому Лизанька «лезет на стул», Чацкий «с жаром говорит», а князь Тугоуховский «вьется около Чацкого»: Даже в ремарках Чацкий немного выделяется автором: «Садятся все трое, Чацкий поодаль». Это его неполное отдаление замечают и другие. «Язык «как ваш», — говорит ему София, наделяя его даже собственным диалектом. Вообще характеристики персонажей, которые они дают друг другу, безусловно важны в раскрытии авторской позиции, как и диалоги и монологи, подчас приводящие к комическим ситуациям.

«Не человек, змея», — говорит София о Чацком; «Химеры», — отзывается обо всех Репетилов; «Жалчайшее созданье», — вспоминает о Молчалине Чацкий. Даже рифма указывает на суть героя. Вряд ли Грибоедов стал бы так рифмовать любимых героев: Чацкий — дурацкий; Скалозуб — глуп…

К числу главных достоинств комедии относится и ее язык.

Речь каждого персонажа неповторима; она соответствует его характеру. Так, речь Скалозуба разделена не на предложения или фразы, а на отдельные слова, не согласованные между собой: «Зачем же лазить, например… Мне совестно, как честный офицер…» Необычен язык комедии — вольный, ямбический, он прежде использовался лишь в баснях. Но с басней пьесу роднит не только стихосложение. Сами персонажи схожи с героями басен: «Какие-то не люди и не звери»; а каждый монолог заканчивается обязательным выводом или моралью.

Проблемы, затронутые в пьесе, общественная и личная, очень важны в контексте всего произведения. Ведь человек в художественной литературе всегда мыслится в единстве личной и общественной жизни. Поэтому нежелание Чацкого понять любимую девушку, грубость и неэтичные вопросы по отношению к ней перекликаются и с несоответствием его «красивых» слов и поступков.

Итак, можно сделать вывод: с помощью названия, жанра, афиши, ремарок, монологов и диалогов, речи, рифмы, стихосложения… Грибоедов передает свое отношение ко всему происходящему и к каждому герою.

«Умы» Чацких и Фамусовых сталкиваются в пьесе, как на сцене, так и вне ее. Но не Чацкий и никто из мира Фамусовых не умен. Каждый герой составил себе жизненную схему — вот главное «горе», по Грибоедову. И главный конфликт пьесы — конфликт живой жизни и схемы.

«Не сотвори себе схемы!» — вот заповедь, которую проповедует нам автор на примерах Фамусова, Чацкого, Скалозуба, Софии…

Не выделяя никого, не ставя своих героев за образец, писатель выдвигает выдающуюся идею, совершенно новую для того времени, причем делает это мастерски, тонко и незаметно.

Что о Фамусове говорит автор в ремарках? Помогите пожалуйста!

Помогите пожалуйста!!! Даю 10 баллов!!!! Пресс-релиз героев комедии (Доранта и Доримены) План 1. Внешний вид графа Доранта и маркизы Доримены. 2. С ка … кой целью Дорант “водит” дружбу с Журденом? Искренни ли их отношения? ( явл. 4,6 3 действие). 3. Что о Доранте думает госпожа Журден? Права ли она в своих наблюдениях? 4. Какое впечатление производит Доримена? Какой вы ее себе представляете ? )( явл. 18 3 действие) 5. Зачем Дорант привез маркизу в дом Журдена? 6. Какие качества современного человека находим в Доранте?

СРОЧНО НУЖНО ДО 19.04.21 10:30 Роберт Шеклі "Запах думки" 1. Скласти пам’ятку або написати лист-пораду тому, хто опинився у надзвичайній ситуації 2. … Написати есе «Мої роздуми над сенсом життя».

1. В чем очарование Ассоль? Что в лице Ассоль привлекло внимание Эгля?Что говорит мудрый старик Эль об имени Ассоль?1. Какую судьбу напророчил Эль Асс … оль?1. Верил ли сам сказочник тому, что предсказывал Ассоль?Каким описал Эгль корабль, вместе с которым в "Karrepнe расцветет адна сказка,памятная надолго?А. Что изменилось в жизни Ассоль после встречи с этдем?7. Как вы считаете, кто из героев повести более близок по характеру Ассоль?Образ Артура Грая1. Что можно сказать о характере Артура Грая?2. Как отзывается о Грае матрос Летика? Какую характеристику он дает своемукапитану?1. О чем мечтал Грай и каким образом он оrуществил свою мету? Достоин лимальчик уважения и почему?4. Составьте портретную характеристику героя.5. Какие чувства испытывает Грай, когда сталкивается со спящей Ассоль? Чтоозначало кольцо для девушки?6. Каким образом Артур Граіll исполняет мету Ассоль?​

СРОЧНО НУЖНО ДО 19.04.21 10:30 Роберт Шеклі "Запах думки" 1. Скласти пам’ятку або написати лист-пораду тому, хто опинився у надзвичайній ситуації 2. … Написати есе «Мої роздуми над сенсом життя».

Тести О. Гавроша "Неймовірні пригоди Івана Сили" 1. У передмові О. Гаврош згадує українських всесвітньовідомих силачів. Встановіть відповідність між ї … х фото та прізвищами. а. Володимир Кличко б. Віталій Кличко в. Василь Вірастюк г. Іван Фірцак 2. Хто брав участь у зйомках фільму "Іван Сила" (підказка на афіші) а. Володимир Кличко б. Віталій Кличко в. Василь Вірастюк 3. Псевдонім Кротон мав а. Володимир Кличко б. Віталій Кличко в. Василь Вірастюк г. Іван Фірцак 4. Події, описані в І частині повісті, відбуваються ймовірно а. до Першої світової війни б. між Першою да Другою світовими війнами в. після Другої світової війни 5. У якій послідовності Іван познайомився з наступними персонажами? а. доктор Брякус б. волоцюга Міха Голий в. мадам Бухенбах г. агент Фікса 6. Яку вагу підняв Іван Сила, встановивши новий рекорд Республіки? а. 120 кг б. 160 кг в. 200 кг 6. В агента Фікси був номер а. 007 б. 008 в. 009 7. Хто вніс 50 тисяч застави, щоб звільнити Івана з тюрми а. односелець б. Міха Голий в. Аделія Бухенбах 8. Хто сказав про головного героя: "Гірський ведмідь на прізвисько «Іван Сила» ? а. доктор Брякус б. волоцюга Міха Голий в. мадам Бухенбах г. агент Фікса 9. Який художній засіб вжито у речені "Серед глядачів пробіг іронічний смішок"? а. метафору б. уособлення в. персоніфікацію

які конфлікти поєдналися в п'єсі Мольєра "Міщанин-шляхтич". ​

Продолжаем описывать Робинзона Крузо. Робинзон Крузо - сильный, упорный .​

Як Р. Бредбері оптсує людей майбутнього?​

Сочинение Рассуждение Нужны ли нам Тимуровцы в наши дни 1Утверждение 2 доказательство 3 Доказательство 4 Вывод 70 слов​

Р. Бредбері писав твори що належать до...​

Авторская позиция и средства ее выражения в комедии «Горе от ума»


«Авторская позиция и средства ее выражения в комедии Александра Грибоедова «Горе от ума»»

В XVIII—XIX веках русская литература тяготела к подражанию французскому театру. «Наша драма — подкидыш», — писал Вяземский. Перенимая все законы классицизма, драматург обязан был показать в пьесе противоборство добра и зла. Но специфика любого драматического произведения состоит в том, что автор нигде не может открыто высказать свое мнение, его мысли спрятаны за действием, происходящим на сцене. По законам классицизма, раскрывать позицию автора должны были ремарки, афиша, диалоги, монологи и специально введенное в действие лицо — резонер. Пьеса Грибоедова «Горе от ума», написанная, по словам Белинского, в «последнее время французского классицизма», сблизилась с жизнью, одной из первых показала обычный, «сегодняшний» день. Соединяя черты классицизма и реализма, Грибоедов усложняет свою задачу — показать добро и зло, ведь порок в комедии так и не наказан.

Он создает цельные характеры, типы, индивидуальности.

Однако в такой, «новой» для литературы того времени драме автор не мог «появляться» на сцене. Полностью не отказываясь от правил, Грибоедов вводит и «новшества» для передачи своих мыслей.

Название в любом произведении играет огромную роль и подчас является не только увертюрой к последующему, но и тезисом главной мысли, идеи. Итак, «Горе от ума». Почему же Грибоедов изменяет первоначальное название «Горе уму», вставляя предлог «от»? Слово «ум» во времена Грибоедова обозначало прогрессивность идей, и, следовательно, умным человеком считался деятельный. Кому же все-таки горе от этого ума? Чацкому? Да, он «положительно умён». Однако в комедии вообще нет «простаков» (Молчалин ухаживает за дочерью начальника; Скалозуб сватается к богатой невесте; Фамусов мечтает выгодно выдать Софию замуж).

Почему же сам Грибоедов пишет, что в его комедии «25 глупцов», а Чацкий «лишь немножко повыше прочих»? Конечно, он выделяется среди общей массы. Но благ ли тот «ум», от которого всем горе? Возникает вопрос: может быть, и не Чацкий — «правый герой» комедии, а предлог «от» вносит лишь отрицательное значение «уму»?

Следующая сразу же строчка определяет жанр произведения — комедия. Следовательно, в пьесе обязательным будет присутствие смеха, что, в общем, не согласуется с «горем», тяготеющим ко всему трагическому. В комедии нет ни одного героя, не вызывающего смех. А разве станет драматург показывать «совершенных героев» в комических ситуациях? Однако комедия Грибоедова сочетает в себе и смешное, и серьезное; комические сцены соседствуют в ней с драматическими. Поэтому в данном случае задача комедии не только развлечь, но и научить человека.

Афиша тоже раскрывает отношение автора к героям. Но говорящие фамилии Грибоедова отражают главным образом не сущность героев в целом, как это было у Фонвизина (Скотинин, Правдин, Стародум), но и способность их «слышать» и «говорить» (Тугоуховский, Скалозуб, Хлёстова, Молчалин). Уже в афише автор показывает цельный образ каждого героя. Так, если основным порядком в описании действующего лица было имя, отчество, фамилия, потом социальное положение, то в описании Скалозуба сначала указывается, что он «полковник», ведь это главное в его образе, именно поэтому он «принят как жених» в доме Фамусовых, а потом лишь добавляется — «Сергей Сергеевич».

О Чацком не сказано ничего, но сама фамилия, нерусского происхождения, указывает на источник возникновения его «вольнодумия», и лишь имя сближает его с родиной. Несценические персонажи, одно из нововведений Грибоедова, раскрывают «широкую картину нравов всего общества». Постоянно упоминающиеся как «примеры для подражанъя» Максим Петрович, Фома Фомич, княгиня Марья Алексевна, Татьяна Власьевна, Пульхерия Андреевна… нарочно показываются с самых нелестных сторон. Есть среди внесценических персонажей и истинно деятельные люди: брат Скалозуба, племянник Хлёстовой…

С появлением в четвертом действии Репетилова в пьесу вводится мотив двойничества, наверное, не случайно этот «рыцарь пустоты», по определению Гоголя, есть двойник Чацкого, да и не его одного. Ведь он вмещает в себе «один, два, десять — национальных характеров» (Пушкин). Одним из традиционных средств передачи авторской позиции всегда были ремарки. Не уходит от этой традиции и Грибоедов. Так, в первой же ремарке «любовь» Софии и Молчалина показана в комедийно-сатирическом плане:

«…дверь в комнату Софии, откудова (намеренное ироничное употребление старой формы) слышно фортепиано с флейтою, которые потом умолкают». Вроде бы все так романтично, но тут же следует прозаическое продолжение: «Лизанька среди комнаты спит, свесившись с кресел».

Сами ремарки написаны таким языком, на котором разговаривают и выражаются те герои, с которыми они связаны. Поэтому Лизанька «лезет на стул», Чацкий «с жаром говорит», а князь Тугоуховский «вьется около Чацкого»: Даже в ремарках Чацкий немного выделяется автором: «Садятся все трое, Чацкий поодаль». Это его неполное отдаление замечают и другие. «Язык «как ваш», — говорит ему София, наделяя его даже собственным диалектом. Вообще характеристики персонажей, которые они дают друг другу, безусловно важны в раскрытии авторской позиции, как и диалоги и монологи, подчас приводящие к комическим ситуациям.

«Не человек, змея», — говорит София о Чацком; «Химеры», — отзывается обо всех Репетилов; «Жалчайшее созданье», — вспоминает о Молчалине Чацкий. Даже рифма указывает на суть героя. Вряд ли Грибоедов стал бы так рифмовать любимых героев: Чацкий — дурацкий; Скалозуб — глуп…

К числу главных достоинств комедии относится и ее язык. Речь каждого персонажа неповторима; она соответствует его характеру. Так, речь Скалозуба разделена не на предложения или фразы, а на отдельные слова, не согласованные между собой: «Зачем же лазить, например… Мне совестно, как честный офицер…» Необычен язык комедии — вольный, ямбический, он прежде использовался лишь в баснях. Но с басней пьесу роднит не только стихосложение. Сами персонажи схожи с героями басен: «Какие-то не люди и не звери»; а каждый монолог заканчивается обязательным выводом или моралью.

Проблемы, затронутые в пьесе, общественная и личная, очень важны в контексте всего произведения. Ведь человек в художественной литературе всегда мыслится в единстве личной и общественной жизни. Поэтому нежелание Чацкого понять любимую девушку, грубость и неэтичные вопросы по отношению к ней перекликаются и с несоответствием его «красивых» слов и поступков.

Итак, можно сделать вывод: с помощью названия, жанра, афиши, ремарок, монологов и диалогов, речи, рифмы, стихосложения… Грибоедов передает свое отношение ко всему происходящему и к каждому герою. «Умы» Чацких и Фамусовых сталкиваются в пьесе, как на сцене, так и вне ее. Но не Чацкий и никто из мира Фамусовых не умен. Каждый герой составил себе жизненную схему — вот главное «горе», по Грибоедову. И главный конфликт пьесы — конфликт живой жизни и схемы.

«Не сотвори себе схемы!» — вот заповедь, которую проповедует нам автор на примерах Фамусова, Чацкого, Скалозуба, Софии…

Не выделяя никого, не ставя своих героев за образец, писатель выдвигает выдающуюся идею, совершенно новую для того времени, причем делает это мастерски, тонко и незаметно.

Авторская позиция и средства ее выражения в комедии «Горе от ума»

Создание и существование комедии «Горе от ума» так же полно парадоксами, как и жизнь ее автора А. С. Грибоедова. Неизданная комедия стала известна «всей читающей России». Принятая сразу же, она тем не менее многими была до конца не понята. Затрагивающая актуальные проблемы своего времени пьеса жива до сих пор. Внешне банальный конфликт («После долгой разлуки влюбленный встречается со своей возлюбленной. А она полюбила во время его отсутствия другого. Он в отчаянии уезжает» – пересказ В.И. Немировича-Данченко) с первых сцен завораживает читателя и зрителя. «Высокий» герой, несомненно вызывающий сочувствие, становится не только противовесом отрицательному полюсу комедии, но и сам выступает как объект авторской иронии.

Вообще авторская позиция проявляется в комедии очень отчетливо.

Присутствие автора ощущается уже в самом названии: «Горе от ума». Оно изначально выявляет позицию Грибоедова. Он понимает, что ум Чацкого (а именно его ум считает Грибоедов истинным) не принесет ему счастья. В сложившейся в России в начале 20-х гг. XIX в. ситуации, когда дворянство разделилось на консервативное и прогрессивное, столкновения их представителей не могли привести ни к каким результатам. Диалог между двумя типами ума был невозможен. Пытаясь спорить с Фамусовым, Чацкий попадает в комические положения: произнося умные речи, он не замечает, что его никто не слушает, будучи слишком высокого мнения о Софье, не может поверить в возможность любовных отношений между ней и Молчалиным. В монологе о французике из Бордо и о благоговеющих перед ним княжнах он в надежде на сочувствие Софьи рассказал ей, как его осмеяли за предпочтение национального иноземному:

Я рассердясь и жизнь кляня,

Готовил им ответ громовый,

Но все оставили меня –

Но

Глядь…

Оказалось, он давно уже говорит в пустоту.

Грибоедов здесь с подчеркнутой наглядностью обнаруживает и силу, и слабость своего героя; и смех, который он невольно вызывает, и неподдельное горе, и героический порыв – все это от ума, обернувшегося для Чацкого настоящей трагедией. Безусловно сочувствуя своему герою в его ненависти и непримиримости к фамусовскому обществу, разделяя эти чувства, Грибоедов вместе с тем стремится показать обреченность стремлений Чацкого изменить что-либо в современном обществе. Горькая грибоедовская ирония пронизывает всю пьесу, делая ее так непохожей на традиционные классицистические комедии с героем-резонером, духовным двойником автора. Вообще в своей комедии Грибоедов новаторски подошел к классицистической теории трех единств. Соблюдая принципы единства места и единства времени, драматург не счел нужным руководствоваться принципом единства действия, которое по существовавшим правилам должно было строиться на одном конфликте. В произведении же Грибоедова два конфликта, которые развиваются не отдельно друг от друга, а тесно переплетены. При выборе конфликта ярко отразился реализм Грибоедова. Показанный им конфликт – конфликт определенного исторического периода. Любовный конфликт, тесно связанный с общественным, необходим для того, чтобы показать, как идеологические противоречия могут влиять на отношения людей. Так влюбленный Чацкий, интересующийся чувствами Софьи и «борющийся» с Молчалиным за ее любовь, высмеивает тот мир, в котором живет Софья, а она не может ему этого простить. Любовный конфликт в комедии является катализатором развития действия, так как «всякий шаг Чацкого, почти всякое слово в пьесе тесно связаны с игрой и чувства к Софье, раздраженного какоюто ложью в ее поступках, которую он и бьется разгадать до самого конца» (И.А. Гончаров). Типичность показанного в произведении конфликта подтверждается внесценическими персонажами, среди которых преобладают единомышленники Фамусова. При их характеристике Грибоедов не скупится на сатирические приемы изображения. При описании Максима Петровича сквозь восхищение его «смышленостью» Фамусова явно видна авторская ирония:

На куртаге ему случилось обступиться;

Старик заохал, голос хрипкий;

Был высочайшею пожалован улыбкой;

Привстал, оправился, хотел отдать поклон,

Упал вдругорядь – уж нарочно.

А хохот пуще, он в третий так же точно.

Отрицательное отношение автора к гостям Фамусова тоже передается при помощи сатирических средств. Постоянно проявляется сатира автора в отношении к князю и княжне Тугоуховским с целым «табуном» дочерей, которых нужно повыгоднее выдать замуж:

Вот то-то детки:

Им бал, а батюшка таскайся на поклон.

Неприятие Грибоедовым фамусовского общества показано в эпизоде распространения сплетни о сумасшествии Чацкого. Все герои знают, что этот слух ложен, но под влиянием общественного мнения не только начинают верить сплетне, но и приводят аргументы, ее подтверждающие. Грибоедов считает, что невозможно изменить общество, где общественное мнение заменено сплетней. Все герои, верящие сплетне и распространяющие ее, изображаются автором сатирически, в чем проявляется неприятие им их позиций.

Сплетня всегда безымянна, поэтому и пущена она безымянными господами N и D, которые настолько же безымянны, насколько безлики (авторская позиция выражается в отказе наделить героев собственными именами).

Описание комических положений, в которые порой попадает Чацкий, тоже наполнены авторской иронией, но это горькая ирония, так как Грибоедов понимает, что умный человек оказывается в смешном положении фактически по собственной вине. Он показывает ограниченность ума Чацкого, не сумевшего понять, что представителем фамусовского общества не то, что не смогут его понять, а просто не станут слушать. Порой Грибоедов даже наделяет Чацкого чертами героя-резонера, доверяя ему донести до читателей свои собственные взгляды и мысли.

Авторская позиция в комедии выражена достаточно полно и явно. Это облегчает процесс восприятия произведения и оценки его действующих лиц. Грибоедов, не имея возможности выражать свою позицию прямо (как это возможно в эпических произведениях), мастерски использовал различные косвенные средства.

Подобные записи

«И все-таки узнают голос мой»

Связь поэзии Некрасова с народной поэзией

Судьба художника в романе Булгакова «Мастер и Маргарита»

«В чём смысл "Горя от ума"?» (Cемь не школьных сочинений)

Детям и подросткам до 18 лет, ещё не сдавшим ЕГЭ по литературе, читать данную статью без консультации со школьными педагогами не рекомендуется.

А. С. Грибоедов. Художник Е. Е. Моисеенко, 1956 год.

«Горе от ума» иллюстрировали многие художники. Одним из признанных классиков в этой области стал график Д. Н. Кардовский. На иллюстрации — горничная Лиза (работа выполнена в 1912 году). Платье на служанке явно с плеча барышни.

Софью чаще всего изображают обыкновенной миловидной девушкой. Однако она не так проста, как может показаться с первого взгляда.

Перефразируя Гоголя, о Молчалине можно сказать, что он был молодым человеком, приятным во всех отношениях. Во всяком случае, именно таким он хотел казаться. Художник Н. В. Кузьмин, 1948 год.

Хлёстова. Барыни такого типа судили всех строго и придирчиво. Молодым от них доставалось, да и остальным бывало несладко. Художник Н. В. Кузьмин, 1947 год.

Полковник Скалозуб. «Анна» на шее «за третье августа», но полк мушкетёрский, да и чин после участия в войне 1812 года не выдающийся. Все детали описания этого героя показывают его фигурой далеко не первой величины.

Состав гостей, отношение к Скалозубу, детали разговора — всё говорило современникам о том, что Фамусов и не слишком богат, да и имение его, скорее всего, не приносит хорошего и стабильного дохода.

Неслучайно многие художники изображали Чацкого в чём-то похожим на Гамлета. Оба противостоят окружающему миру, несчастливы в любви и объявлены сумасшедшими. Художник П. П. Соколов. 1866 год.

Все ученики должны уметь на пяти страничках «раскрыть» тему, которая вынесена в заголовок и которую грибо-едоведение не сумело исчерпать за полтора века своего существования.

«Горе от ума» школьники знают досконально: ведь все они писали сочинения «Образ Чацкого (Софьи, Молчалина и пр.)», все научились отвечать на вопросы типа «Что сделала Софья, увидев падение Молчалина с лошади?

а) подняла его;

б) рассмеялась;

в) упала в обморок;

г) заиграла на фортепьяно».

И все выросли в уверенности, что великая пьеса изучена, пройдена, понята — и отныне её можно забыть. Потом мы встречаем знакомых героев разве только на театральной сцене, где замысел автора целиком подчинён режиссёрским вдохновениям, а персонажи — актёрским трактовкам ролей. И всё это прекрасно. Но и школьная программа, и театр равно занимаются интерпретациями того, что хотел сказать Грибоедов. И не задаются вопросом, что он действительно сказал.

Грибоедов рисовал биографии и взгляды героев едва заметными штрихами, через мелкие детали и ассоциации. Современники понимали его с полуслова, но последующие поколения утратили эти знания — а вместе с ними свежесть восприятия гениального произведения. Если же оживить затёртые стандартами и штампами образы и конфликты, они вдруг обернутся неожиданными сторонами, станут по-новому интересными и близкими нашему времени.

Сочинение первое: «Женские образы в ″Горе от ума″»

Лиза

Действие пьесы начинается утром, «чуть день брежжится». В ноябре—декабре на широте Москвы солнце встаёт между половиной восьмого и началом девятого (по солнечному времени) — столько и должны показывать большие часы в гостиной, вокруг которых строятся первые явления. День серый, мрачный, поскольку утром Чацкий упомянул «ветер, бурю» и вечером Хлёстова жаловалась на «светапреставленье». Все эти выкладки важны только ради объяснения одной фразы Лизы: на вопрос Софьи «Который час?» горничная отвечает: «Седьмой, осьмой, девятый». Её реплика обычно смущает комментаторов и актрис, не знающих, что автор имел в виду: Лиза врёт на ходу, чтобы поторопить барышню, или отвечает наобум, а потом справляется с часами, или автор просто не совладал со стихотворным размером и перебирал слова без толку?

А между тем эта реплика и есть по-чеховски предельно лаконичное указание Грибоедова на характер Лизы! Горничная не врёт — час именно девятый, раз уже светает; наобум Лиза назвала бы именно его (она же видит рассвет). Сперва она пытается ответить, со своей точки зрения, исчерпывающе: «Всё в доме поднялось», но повторно спрошенная о часе, бросается к часам и высчитывает расположение стрелок: маленькая стрелка в самом низу — седьмой, это точка отсчёта, а далее по пальцам «осьмой, девятый». Так считают дети, так считают полуграмотные слуги. В этом-то суть реплики. Лиза не разбитная горничная, она простая девушка, хотя одевается наверняка в барышнины платья, которые Софья надевала не более трёх-четырёх раз. Она вздыхает о «буфетчике Петруше», лице в доме очень значительном: в обязанности буфетчика входили выбор и заказ дорогих вин, пряностей, чая, ведение расходов по кухне, владение деньгами или улаживание дел с поставщиками. Брак двух высокопоставленных слуг обещал им обеспеченную жизнь, возможность выкупиться к старости на волю или просто получить вольную и увидеть своих детей и внуков свободными. Для этого им не требовалось проявлять инициативу, а только плыть по течению. Поэтому и грамоте Лиза особенно не училась и считает по пальцам — зачем ей знания?

Конечно, она понимает всю глубину трагической зависимости крепостных:

Минуй нас пуще всех печалей
И барский гнев, и барская любовь, —

но активно бороться за свою свободу не хочет или не умеет.

Софья

Во вводной ремарке указано, что дверь справа ведёт в спальню Софьи, откуда героиня потом выходит с Молчалиным. Этот выход очень повредил Софье в глазах многих критиков. Пушкин отозвался о ней в выражениях, которые принято пропускать в печатном тексте. Гончаров, напротив, увидел в ней «задатки недюжинной натуры, живого ума, страстности и женской мягкости». Однако роль Софьи обычно не привлекает актрис, представляется неопределённой и невыразительной. Тут, к сожалению, отдалённость грибоедовской эпохи встала непреодолимым препятствием для понимания сути образа.

Спальня Софьи расположена за дверью, но не прямо за нею. Нельзя представлять, что она сидела с Молчалиным у раскрытой постели! Ведь в той же первой ремарке сказано, что слышны звуки фортепьяно и флейты. Но фортепьяно предполагает возможность пригласить подругу, учителя или хоть настройщика. А в спальню молодой девушки доступ закрыт всем, кроме матери, няни или гувернантки, если они есть, служанки, врача в случае очень тяжёлой болезни и любовника, если на то её воля. Но у светской девушки есть кроме спальни комната-кабинет, где она принимает подруг, портних, парикмахера, учителей, даже иногда молодых людей (в юности — под присмотром матери или гувернантки, в более зрелые годы — сама).

Конечно, даже у старой девы нельзя было бы провести ночь без риска скандала. Но всё же Софья могла пригласить Молчалина к себе, не особенно отступая от норм девичьей стыдливости, а уж сделать шаг в собственно спальню следовало ему — он его не сделал, но для первого свидания Софья осталась довольна. Это, бесспорно, её первая встреча с Молчалиным, так как она приказала Лизе караулить за дверью («Ждём друга». — Нужен глаз да глаз…). У доверенной горничной имелась где-то собственная кровать или скорее даже комнатка; если бы она слишком часто спала в креслах у двери барышни, это могло в конце концов заинтересовать других слуг и самого барина: с чего бы это?

Каким же характером надо обладать барышне, чтобы принимать у себя мужчину со страшным риском для репутации и всего будущего? страстностью? тягой к опасности? Грибоедов рисовал значительно более необычный образ. На это указывают те же самые слова ремарки: «слышно фортопияно с флейтою». Естественно предположить, что Софья играет на фортепьяно, а Молчалин подыгрывает на флейте. Однако Фамусов без всякого волнения замечает, что

То флейта слышится,
то будто фортопьяно;
Для Софьи слишком было б рано?..

Он взорвался бы от ярости и снёс дверь, если бы предположил, что на флейте в комнате дочери играет не она, а кто-то другой. Однако отец не удивлён — значит, Софья умеет хоть немного играть на флейте. Это — ярчайшая авторская характеристика! Флейта — чисто мужской музыкальный инструмент, барышень никогда не учили играть на флейте! У Софьи нет братьев, так что она училась флейте не из подражания, она сама должна была потребовать инструмент и учителя.

Это, конечно, не переодевание в мужское платье, не уход в гусары, подобно кавалерист-девице Надежде Дуровой, но всё же проявление незаурядного характера. Рано лишившаяся матери и даже гувернантки, избалованная как единственная дочь и наследница, Софья привыкла быть хозяйкой в доме. Она нередко оставалась одна, когда отец уезжал днём на службу или вечером в Английский клуб.

В своём стремлении к независимости и пренебрежении приличиями Софья впадает в прямую грубость, и ядовитая реплика графини-внучки совершенно заслуженна: как хозяйка дома она обязана была встречать гостей, а не предоставлять им занимать друг друга. По пути к независимости Софья продвинулась недалеко: играет на флейте и сама хочет выбрать себе мужа. Актрисам следовало бы придавать манерам Софьи некоторую мальчишескую свободу или резкость, в духе Шурочки Азаровой из «Давным-давно» А. Гладкова, более известной по «Гусарской балладе» Э. Рязанова, только без романтического ореола. Софья, например, говорит о себе, что «не труслива», хотя барышне не полагалось гордиться храбростью. Представьте Шурочку Азарову в последней сцене с Молчалиным, Чацким и Фамусовым — и вы поймёте, что имел в виду Грибоедов.

Сочинение второе: «Молчалины блаженствуют на свете…»

Образ Молчалина обычно не вызывает вопросов, хотя, если вдуматься, кажется непонятным: зачем он сидит без слов и без движения в спальне героини и зачем оказался там вопреки своей воле, страхам и равнодушию к Софье? Кто он — дурак, растяпа или просто не мужчина? Биография Молчалина легко вырисовывается, но Грибоедов растянул её на всю пьесу, чтобы интерес зрителей к нарочито бледной фигуре не угас совершенно. Не покажи он его на рассвете с Софьей, никто и не обратил бы на него внимания. Молчалин родился в Твери, ничего не унаследовал от отца, зато показал себя «деловым» человеком, то есть, согласно терминологии тех лет, человеком, разбирающимся в тонком искусстве служебной переписки (в отличие от «дельного» человека, готового к истинным свершениям). Фамусов каким-то образом познакомился с отцом Молчалина (наверное, в эвакуации из Москвы, потому что иначе их пути едва ли бы пересеклись) и после войны, когда отстроился, взял молодого человека к себе. Но, конечно, не личным секретарём, как иногда изображают в спектаклях: личных секретарей имели лишь высшие сановники, в обычных домах эту роль играли бедные родственники или доверенные слуги
(у Фамусова — Петрушка).

Молчалин состоит секретарём в департаменте Фамусова, при этом «числится по архивам», то есть служит ради чинов без жалованья, а работает у Фамусова: так разрешалось, если на месте реальной службы не было вакансий. Живёт он в доме начальника не столько из стремления «подслужиться», но и просто потому, что многоквартирных домов в Москве, в отличие от Петербурга, почти не было. Ясно, что ещё год-другой, и он найдёт себе покровителя (или покровительницу) выше рангом, чем Фамусов. Он уже имеет чин асессора, то есть 8-й, ещё на один класс Фамусов может его поднять, но не более.

Правда, слишком далеко Молчалин не пройдёт. В России начала XIX века не всякий желающий мог подличаньем и искательством достичь высших постов.

Волочась за Лизой и встретив не столь уж резкий отпор, Молчалин пытается соблазнить её невесть где приобретёнными подарками, расписывая их, словно приказчик галантерейной лавки:

Помада есть для губ,
и для других причин,
С духами сткляночки:
резеда и жасмин.

Ни галантерейная лексика, ни сама идея соблазнения дорогими вещицами (почему бы тогда денег не предложить?) не типичны для сколько-нибудь приличного и воспитанного человека. Повеса пушкинско-грибоедовского круга в крайнем случае применил бы власть над крепостной девушкой и даже силу, но только не подкуп. Такой приступ выдаёт провинциала невысокого происхождения. А в российской системе управления худородные провинциалы почти не имели шансов занять высокие государственные посты. Исключения, конечно, бывали, но относились лишь к фаворитам императоров, каким Молчалину явно не стать. Самое большее, на что он может рассчитывать в будущем, — это пост вице-губернатора где-нибудь в провинции и, под старость, сенаторство в Москве. Сомнительно и то, что он сумеет найти богатую невесту: большое приданое требовало в обмен хорошее имя, чем Молчалин не может похвастаться.

Отсутствие родственных связей, использование которых в те времена считалось не позором, а важной привилегией дворянства, завоёванной для них поколениями предков, вынуждает его искать им замену в виде протекции влиятельных лиц. Чувство собственного ничтожества — единственное, что завещал ему отец, и он прекрасно понимает суть полученного наследства. До тех пор, пока живёт с Фамусовым, он считает своим долгом угождать ему и его домочадцам, вплоть до того, чтобы развлекать ночами его дочь, но не доводя эти свидания до той стадии, когда девица уже не сможет их скрыть и он обязан будет жениться.

Ведь жениться на Софье Молчалин никак не может и ни за что не захочет! Этот брак не принёс бы ему продвижения по служебной лестнице, напротив, оно затормозилось бы. Ему на всю жизнь пришлось бы остаться в Москве в незавидной архивной службе и мечтать лишь наследовать со временем должность Фамусова.

Чацкий восклицает: «Молчалины блаженствуют на свете!» Но сила Молчалина не в лицемерии, а... в искренности! Его потому и невозможно разоблачить, что разоблачать нечего: он ничтожен, но не хитрит, не интригует, он просто живёт по отцовским заветам повиновения младших высшим, что в его время считалось нормой и соблюдалось всеми, кроме самых решительных молодых людей. Он не лицемерит сознательно, за исключением ухаживания за Софьей: в этом — и только в этом! — он разоблачён автором. Грибоедов обличает в нём не ничтожность мелких проходимцев, но российскую государственную систему, которая охотнее выдвигает бесталанных прислужников, а не людей с умом и душой.

Сочинение третье: «Моё отношение к Скалозубу»

Биография полковника Скалозуба выписана досконально: он выходец из Малороссии, куда явно отсылает его фамилия, и «золотой мешок», но род и состояние его новые, потому что ни один представитель древних фамилий и ни один богач не отдал бы сына в армейскую пехоту, минуя Пажеский корпус и гвардию. Большинство дворян служило если не в гвардейских полках, то в кавалерийских, на худой конец — в конно-егерских, на крайний случай — в артиллерии. Скалозуб же всю жизнь служил в мушкетёрах или егерях и сделал не такую уж хорошую карьеру.

Он вступил в армию в 1809 году, видимо, лет пятнадцати или шестнадцати, как было принято; к 1823 году стал полковником и метил в генералы. Такую выслугу могли бы счесть вполне приличной, если бы не война: в кампанию 1812—1814 годов продвижение офицеров шло гораздо быстрее, потому что чаще освобождались вакансии из-за гибели старших по званию. Скалозуб отличился на войне очень мало: в окончательном варианте Грибоедов оставил ему только одну награду — «за третье августа». В комментариях к этому месту неожиданную оплошность допустила выдающийся историк М. В. Нечкина и надолго испортила репутацию Скалозуба, указав, что в этот день ещё продолжалось перемирие и, следовательно, Скалозуб с братом сидели в траншее во время показательных маневров и штабными происками получили награды. Это бы очень дурно характеризовало полковника, но его двоюродный брат отмечен автором как передовой человек, который «службу вдруг оставил, // В деревне книги стал читать», — Грибоедов явно не собирался его унижать.

В рассуждения Нечкиной просто вкралась путаница между новым и старым стилем. Хотя боевые действия проходили в Европе, по общему правилу, находясь в Москве, следовало называть даты по русскому стилю, находясь за границей — по европейскому.

Современникам Грибоедова, пережившим войну, к словам Скалозуба не нужны были пояснения: 3 августа 1812 года боевых действий не было, после сражения при Красном 2 августа русская армия передислоцировалась в район Смоленска до 4 августа. А вот 3 (15 по европейскому стилю) августа 1813 года Силезская армия, половину которой составляли русские войска, первой двинулась на французов после длительного летнего перемирия. Ей не оказали почти никакого сопротивления, потому что Наполеон сосредоточил все силы против Богемской армии у Дрездена. Наступление 3 августа было просто отвлекающим маневром, и то, что Скалозуб отличился в этот день, а не в дни великих битв Бородина, Кульма, Лейпцига, свидетельствовало не то чтобы об отсутствии у него храбрости (едва ли Грибоедов хотел изобразить труса, слишком нетипичного в его кругу), но об отсутствии инициативности — в более важных сражениях его отодвигали на задний план быстро думающие и действующие офицеры.

Скалозуб отличился вместе с двоюродным братом, о котором Фамусов спросил: «Имеет, кажется, в петличке орденок?» Но Скалозуб поправил, оскорбившись: «Ему дан с бантом, мне на шею». До 1828 года только одну награду Российской империи носили с бантом из орденской ленты: орден Владимира 4-й степени с бантом. В отличие от Владимира той же степени в петлице, орден с бантом можно было заслужить исключительно на поле боя за личный подвиг и никак иначе. Такой орден во время войны вручался довольно часто, зато в мирное время получить его было абсолютно невозможно, и он пользовался большим уважением, уступая только Георгиевскому кресту. «На шее» же (то есть только на шее, без дополнительной звезды и ленты) носили орден Анны 2-й степени или орден Владимира 3-й степени. Скалозуб равнó мог получить одну из этих наград. Они считались почётными, но вручали их не только за воинские подвиги, но и за всевозможные заслуги. Так что награда Скалозуба хотя степенью выше, чем у его брата, но менее ценна в глазах военных. Зато исполнительность и безынициативность полковника пришлись кстати в аракчеевские времена с их бессмысленной муштрой и мучением солдат в военных поселениях. Грибоедов это старательно подчеркнул. Скалозуб служил в сорок пятом егерском полку, который существовал в действительности, и в 1819 году был направлен в Кавказскую армию. Истинный карьерист был бы рад такой удаче: на Кавказе чины шли быстро. Но полковник Скалозуб понимал, что главнокомандующий Кавказской армией знаменитый генерал А. П. Ермолов его не оценит, предпочитая решительность и быстроту мышления. Неудивительно, что Скалозуб остался в России, в пятнадцатой дивизии, в мушкетёрском, отнюдь не первостепенном, полку.

По данным исследования историка Д. Г. Целорунго, в егерских полках периода Отечественной войны 67,5% офицеров умели только читать и писать! Ни в одном другом роде войск дело с образованием не обстояло столь плохо. Странно ли, что Скалозуб, одетый в простой, без всяких украшений, пехотный мундир, питает неприязнь, замешанную на зависти, «к любимцам, к гвардии, к гвардейцам, к гвардионцам». Их шитые золотом мундиры, конечно, привлекали барышень, но не менее привлекали их некоторая начитанность, умение хоть несколько говорить по-французски и танцевать: например, в Свите (душе и мозгу армии) французским владели 100% офицеров. Как пехотинец, Скалозуб, видимо, едва умеет ездить верхом, недаром с такой радостью он приветствует падение с лошади Молчалина и рассказывает о падении княгини Ласовой. Вероятно, Грибоедов нарочно вставил этот анекдот, лишний в действии, но характеризующий Скалозуба, ибо хороший наездник просто не стал бы обращать внимания на неудачи других.

В московском обществе полковник должен был чувствовать себя неуютно. Наиболее уважаемое лицо на балу — старуха Хлёстова знакомится с ним сидя, что Грибоедов выделяет с нажимом ремаркой, и откровенно издевается над трёхсаженным удальцом, спрашивая: «Вы прежде были здесь... в полку... в том... в гренадерском?»

Запинается она не от робости (с её-то характером!), не от незнания форменных отличий — мундиры основных и знаменитых полков были известны всем. Насмешка в том, что в гренадеры набирали молодцов, как и Скалозуб, высокого роста с зычным голосом, но это касалось только солдат! Если какой-нибудь малорослый шепелявивший дворянин хотел вступить офицером в гренадерский полк, никто не мог ему в этом отказать. Хлёстова словно спрашивает: не из рядовых ли вы, батюшка, выслужились? И полковник отвечает, пытаясь басом и пышными словами придать величие тому, что само по себе мало величественно:

В его высочества, хотите вы сказать,
Ново-землянском мушкетёрском.

Впрочем, полковник получит своё генеральское звание как награду за преданность казарме и фрунту. Но, как и Молчалин, Скалозуб не поднимется слишком высоко. Малограмотность среди полковников встречалась как исключение, среди генералов она сводилась к нулю.

Сочинение четвёртое: «Московское барство в ″Горе от ума″»

Фамусов

Почему же Фамусов так увивается за малограмотным полковником малоизвестного полка? так явно прочит ему Софью? Скалозуб богат, но и Чацкий не беден. Чацкий имеет то ли 300, то ли 400 душ — отличное имение по меркам Москвы. Наталья Дмитриевна говорит, что Чацкий не богат, но её реплику можно трактовать по-разному (например, желание из чистой вредности лишить княжон возможного жениха или, напротив, отомстить Чацкому за предшествующий разговор). У друга Грибоедова Степана Бегичева, например, имелось 200 душ нераздельно с братом, а он как раз в пору создания «Горя от ума» без труда нашёл богатую невесту, причём женился не по расчёту на купчихе-вдове, а по любви на благородной девице.

Правда, Чацкий «оплошно» управляет своим имением, то есть, видимо, по примеру многих молодых мыслителей, перевёл крестьян с барщины на оброк и тем сократил свои доходы; он, кроме того, «отъявлен мотом, сорванцом», но всё же Фамусову не следовало бы ему так резко отказывать, пока судьба Софьи не решится. Ведь Фамусов не богат: он служит «управляющим в казённом месте»; такую должность мог занимать только чиновник 5-го класса «Табели о рангах», то есть статский советник. Этот чин был вполне приличен для ухода на покой; при отставке Фамусов получил бы, как принято, следующий ранг и стал бы именоваться действительным статским советником. Чины в Москве значили сравнительно немного, и служить дальше ему нет смысла, однако он не выходит в отставку, значит, держится за жалованье, а ещё более за всякие выгоды, связанные с должностью. Он не просто не богат, он в огромных долгах — потому-то четыреста душ Чацкого его не спасут, ему необходимы две тысячи душ и наличные деньги.

Конечно, Скалозуб, если бы женился, не стал бы оплачивать долги тестя, но он поддержал бы его кредит. Разорение Фамусова пока незаметно. Даже его свояченица Хлёстова недоумевает, зачем ему дался этот громогласный «фрунтовик». Но один человек знает положение дел, может быть, лучше самого Фамусова — Молчалин, который живёт в доме несколько лет, воочию наблюдает давку кредиторов в передней и, возможно, даже улаживает конфликты с ними. Неудивительно, что Молчалин не хочет жениться на Софье и не хочет её и себя компрометировать. Ни по службе, ни деньгами брак с нею не может принести ему никаких выгод. Софья мечтает о несбыточном: ей никогда не выйти замуж за Молчалина не только потому, что этого не захочет её отец, но и потому, что этого не захочет её избранник.

Семейство Тугоуховских

Князь Тугоуховский остался недооценённым в сценографии. Актёры в погоне за внешней эффектностью образа неизменно изображают его дряхлым комичным старцем. Однако во времена и в кругу Грибоедова были бы совершенно невероятны насмешки не над консервативными убеждениями, а над возрастными немощами представителя старшего поколения. Глухота князя скорее популярный и описанный в мемуаристке способ избавиться от окружающих, чем признак дряхлости. Так, некий князь Н. С. Вяземский совершенно не слышал своих кредиторов, зато прекрасно слышал тех, кто возвращал деньги ему. И князь Тугоуховский покорно слушает приказы жены, но игнорирует реплики старой графини.

Даже если он впрямь глуховат, то отнюдь не стар, так как его дочери — все шесть княжон — ещё юны. Будь старшие из них в критическом возрасте, когда надежды на брак постепенно тают, их мать не привередничала бы, выспрашивая о средствах и чинах Чацкого, а старалась бы любой ценой зазвать его на свои вечера. В Москве не пренебрегали даже последним увальнем и бедняком хорошего рода. Разборчивость княгини косвенно указывает на возраст её дочерей, а следовательно, отчасти и на возраст мужа. В Москве все знали семью князя П. П. Шаховского, всех шестерых дочерей которого вывозили скопом. Они были очень милы, шумны и веселы, но едва различимы, подобно тому, как, на взгляд стороннего взрослого, малоразличима стайка девиц, хохочущих у ворот школы. Но в каком театре найдутся шесть юных актрис, не жаждущих во что бы то ни стало выделиться?!

Сочинение пятое: «Век нынешний и век минувший»

Фамусов традиционно воспринимается как представитель старого, отжившего крепостнического мира. Уже Гончаров ставил знак равенства между ним и екатерининским вельможей дядюшкой Максимом Петровичем. Но исторически это совершенно неверно.

В 1823 году Фамусову, как отцу семнадцатилетней дочери, могло быть лет сорок пять — пятьдесят, поскольку мужчины женились в XIX веке около тридцати лет. Следовательно, родился он примерно в 1775 году. Он принадлежал совсем не к екатерининскому, а к совершенно особому поколению — поколению, которое в ранней юности, до поры свершений, пережило самый жестокий крах, когда-либо выпадавший на долю людей, — крах веры в Разум. Это поколение воспитывалось в духе идей Просвещения, в уверенности, что мир разумен, что все его недостатки можно и нужно исправить, что это непременно произойдёт. Это поколение приветствовало начало Великой Французской революции, но в 1794 году до России дошла весть о якобинском терроре, более ужасная, чем весть о казни короля. Разум, утверждаемый насилием, обернулся своей противоположностью. Глубокое разочарование в прежних идеалах подорвало силы молодых людей.

Фамусов принадлежал к поколению, для которого отказ от борьбы, от свершений, от потрясений стал осознанным и выстраданным выбором. И вот в 1820-е годы разочарованные отцы увидели, как молодое поколение одушевляется теми же самыми, почти не переменившимися надеждами, читает тех же французских просветителей, пытается действовать в том же направлении... Отцы были уверены, что стремления их детей ни к чему хорошему не приведут, хуже — дети погибнут, пытаясь воскресить давно почившие идеалы. Удержать их — вот задача умудрённых горьким опытом пожилых. Но отцы ставили молодым в пример не себя — им самим редко было чем похвалиться, — а предшествующее поколение — дедов, которые не знали колебаний и сомнений, служили государю, выходили в чины, жили счастливо и умирали, окружённые общим уважением.

Однако молодые их не слушали. И Чацкий в этом не одинок, а наоборот, очень типичен. Грибоедов дал ему довольно сложную биографию. Чацкий воспитывался вместе с Софьей, потом, достигнув возраста самостоятельности, то есть восемнадцати лет, «съехал» от Фамусова, но жил в Москве и «редко посещал» его дом. За три года до начала действия, то есть в 1819—1820 годах, уехал из Москвы. Таким образом, он был приблизительно ровесником века и не мог участвовать по молодости лет в Отечественной войне. Грибоедов сделал его не своим сверстником, а отнёс к младшему поколению, чувствовавшему некоторую неполноценность оттого, что просидело за партой все боевые годы.

Он вступил в кавалерию, да и не мог не вступить, насмотревшись на блестящих гвардейцев в сезон 1817—1818 годов, когда двор пребывал в Москве; с ними он, как студент, не мог ни в чём соперничать и поэтому весь тот год чувствовал униженность своего положения («Но кто б тогда за всеми не повлёкся?»). Затем последовал «польский период» его жизни, к которому относится его «с министрами связь», поскольку министры существовали кроме Варшавы только в Петербурге, где, конечно, юноше было бы намного труднее обратить на себя внимание. Чацкий явно имел польских предков: на это прямо указывает его фамилия, редкая, но известная в Польше. Он, конечно, русский дворянин, но происхождение ведёт из Польши, как и сам Грибоедов.

Служил Чацкий недолго, с министрами у него произошёл «разрыв», после которого он вздумал путешествовать. Из трёх лет, проведённых вне Москвы, на путешествия у него остался от силы год. Поездки за границу требовали больших расходов, но не на проживание, порой более дешёвое, чем в России, а на путевые издержки. Тратить огромные деньги на дорогу ради короткого пребывания в Европе было невыгодно, поэтому заграничные путешествия длились обычно не меньше года. Едва ли Чацкий мог выкроить на это время.

Наиболее вероятно, что после отставки молодой человек съездил летом на входящие в моду Кавказские Минеральные Воды, а потом отправился в Петербург, где, подобно юному Грибоедову, занялся сочинительством, причём стал известен даже Фамусову («славно пишет, переводит»), отнюдь не охотнику до литературы. Из Петербурга герой и прибыл в Москву. Это кажется совершенно несомненным не только потому, что «вёрст больше седьмисот» — общеизвестное расстояние между обеими столицами, но и потому, что только по главному почтовому тракту страны можно было пронестись за сорок пять часов. Даже по гладкому санному пути такая скорость чрезмерно высока — тем более что была буря, — но всё же она достижима, если давать огромные чаевые ямщикам и смотрителям.

Мог ли такой пылкий молодой человек, чувствовавший комплекс неполноценности рядом с боевым поколением, старше его всего пятью годами, всерьёз воспринимать похвалы дядюшке Максиму Петровичу? Разумеется, нет.

Но какую позицию занимал сам Грибоедов? В начале второго акта он столкнул двух ярких представителей разных поколений, но не поддержал никого. Фамусов показал себя нелепым стариком, расхваливающим придворного шаркуна-дядюшку, а потом заглушающим криком любые реплики Чацкого. И это крики отчаяния: ведь возразить он не может — сам в юности был или мог быть таким! Грибоедов ещё усложняет ситуацию тем, что Фамусов выражает в беседе идеалы не своего, а предшествующего поколения, времён «государыни Екатерины». Подобный разговор вполне мог происходить где-нибудь в начале 1790-х годов между юным Фамусовым и его отцом или дядей. Диалог Фамусова и Чацкого парадоксален: он словно увлекает в глубины российской истории, но он же зовёт и вперёд, когда молодым снова и снова приходилось бунтовать против стариков.

Сочинение шестое: «Декабрист ли Чацкий?»

Больше всего споров с первых дней появления «Горя от ума» вызывает образ Чацкого. Идеи, им высказываемые, оказались сложным сплавом просветительских, романтических и философских течений. Но что бы герой ни говорил, драматург отнюдь не превращал его в нелепого декламатора, ведущего политические споры с гостями на балу, как это представилось Пушкину («кому говорит он всё это?.. На бале московским бабушкам?») или Гончарову («умный, горячий, благородный сумасброд»). Однако не следует представлять, как порой делается на сцене, что герой обращается с монологом третьего действия ко всем гостям. Свой вопрос «Скажите, что вас так гневит?» Софья задаёт ему особо (это подчёркнуто в ремарке), значит, и ответ Чацкого предназначен только ей. В разгар его речи кто-то пригласил Софью на вальс, и он вынужденно прервал себя.

В центре монолога Грибоедов поставил вопрос, выдвинутый не просветительской, а романтической литературой и волновавший умы не только России, но и всей Европы, не только передовых мыслителей, но и придворных дам, так что Чацкий мог рассчитывать вызвать некоторый интерес у Софьи: вопрос о соотношении общеевропейского и национального. Чему следует отдавать предпочтение?

Суть моды на всё родное была весьма различна. Она могла выражать желание новых поколений приблизиться по духу и внешности к предкам, с их простотою нравов, удобством в одежде, с их цельностью взгляда на мир, лишённого всяческих романтических метаний, исканий и страданий. По этой причине с 1826 года русское платье стало официальным придворным дамским нарядом, словно, по мнению Николая I, сарафан мог принести общественный покой, взорванный восстанием декабристов.

Однако передовые молодые люди полагали, что перемена во внешнем виде и даже в языке помещиков не сможет сгладить недостатки крепостного права. Другое дело, если видеть в следовании традициям народа стремление вызвать его доверие — не опуститься до него, но поднять его до себя, заговорив с ним на его родном языке! Тогда можно было бы вернуться к допетровским временам во всём — предоставить «умному, бодрому народу» слово, завести Вече или Земский собор по примеру Ивана Грозного... Это были мечты декабристов.

Но Грибоедов предоставил Чацкому выразиться достаточно неопределённо: главным было возмущение против засилья жалких «французиков из Бордо» в русском свете, против их влияния на умы, одежду и нравы дворян, против подавления ими собственной русской мысли. Отсутствие ясно выраженной политической программы в речах Чацкого делает его образ типичным и правдоподобным, поскольку чёткое осознание целей и способов их достижения не было свойственно даже тем, кто 14 декабря 1825 года вышел на Сенатскую площадь.

И тут возникает ключевой вопрос: кто же Чацкий — декабрист? насмешка над декабристами? Ни то ни другое! И по самой существенной причине: к весне 1824 года, когда пьеса была закончена, Грибоедов не знал ни одного члена тайных обществ. Конечно, как и все в России, от императора до светских сплетниц, он слышал о существовании тайных обществ, но не имел перед глазами образца для своего героя. В 1823—1824 годах Александр Сергеевич при всём желании не смог бы найти в Москве активных членов Северного или Южного общества: все они находились в районах военных поселений на юге России или же в Петербурге.

Однако декабристы, их идеалы упомянуты автором, но очень своеобразным способом. Не имея возможности сделать главного героя членом тайного общества, опираясь на одни смутные слухи, Грибоедов очень остроумно ввёл в пьесу сами эти слухи, за нарочитой, подчёркнутой нелепостью которых вырисовывалась подлинная глубина зревших замыслов декабристов.

Всё то, что не мог позволить себе сказать Чацкий, всё то, что не мог позволить себе сказать автор, — он вложил в уста Репетилова.

Я сам, как схватятся о камерах,
присяжных,
О Бейроне, ну о матерьях важных,
Частенько слушаю,
не разжимая губ;
Мне не под силу, брат,
и чувствую, что глуп.

«Камеры, присяжные» здесь — прямой намёк на споры об английской парламентской и судебной системах и возможности их введения в России, которые активно велись в среде декабристов. Байрон упомянут не как поэт, но как борец за независимость Италии и Греции, как символ революционного и освободительного движения 1820-х годов, чьи тактика, успехи и неудачи интересовали будущих декабристов. Фактически Грибоедов через болтовню Репетилова сообщает зрителям о чьём-то желании ввести в России представительное правление, может быть, даже путём революции.

Сам Чацкий об этом говорить не может: некому да и неуместно на балу в чужом доме. Зато Репетилов говорит за двоих. Конечно, его «секретнейший союз» по четвергам в Английском клубе выглядит смехотворно. Но пусть смешон репетиловский союз, пусть пародиен — в основе всякой пародии лежит какой-то истинный факт. Если пустоголовые франты и шулеры собираются для политических разговоров, подражая кому-то, значит, им есть кому подражать. Только оригиналы обсуждают политические темы уже всерьёз. И перечень этих тем Репетилов дал... Большего никакой автор не мог себе позволить в пьесе, рассчитанной на постановку в Императорском театре. Грибоедов и без того сказал очень много.

Сочинение седьмое: «Кто же Чацкий — победитель или побеждённый?»

Конфликт Чацкого с московским обществом отнюдь не так резок, как это представилось последующим эпохам. Молчалин, пока поддакивает всем подряд, Скалозуб, пока кому-то нужен, приняты в свете, но отнюдь не на равных. Каких бы высот ни достиг в будущем Молчалин, никто не забудет, что когда-то он жил у Фамусова под лестницей, и Хлёстова за все его услуги способна расстаться с ним пренебрежительным «вон чуланчик твой, / Не нужны проводы, поди, господь с тобой». И Скалозуб не вызывает у неё иного отклика, кроме сердитого «Ух! Я точнёхонько избавилась от петли...» Напротив, Чацкий при любых проступках и преступлениях не вызовет у неё отторжения; что бы он ни совершил дурного, с её точки зрения, в этом будет и её доля вины: «Я за уши его дирала, только мало». Тот, кто рождён в московском обществе, кто имеет в нём родственников, пусть дальних, никогда не будет из него изгнан; тот, кто рождён вне его, никогда не будет в него принят.

Самые резкие высказывания в московских гостиных готовы были принять за чудачество или сумасшествие, в то время как в Петербурге они оценивались как политическое преступление. И никогда ни убийство, ни даже цареубийство не отражались на отношении Москвы к своим питомцам; напротив, многие примеры показывают абсолютное неприятие чужаков, будь они хоть в чине генерал-губернатора. Поэтому Чацкий всегда сможет вернуться назад.

Общество в комедии кажется единым, даже в рамках пьесы оно не изгоняет Чацкого: гости клеветали на него весь вечер, а он и не заметил этого. И в то же время среди всех выведенных персонажей нет и двух, которые выступали бы в качестве союзников. Молчалин и Скалозуб чужды всем, кроме нуждающегося в них Фамусова. Скалозуб, хоть и пожимает руку Молчалину, говорит ему за всю пьесу два слова, а Молчалин ему — ни одного. Софья единственного друга — Чацкого — отталкивает, в Молчалине разочаровывается, подруг не имеет. Фамусов оказывается жертвой сплетен, теряет шансы на родство со Скалозубом и, скорее всего, будет вынужден удалиться в деревню.

Не только основные, но и второстепенные персонажи оказываются вольно или невольно в изоляции. Загорецкий презираем всеми, графиня-бабушка приехала на бал через силу и рада уехать, графиня-внучка говорит и выслушивает только резкости и тоже рада уехать. Платон Михайлович с женой демонстрируют отвращение друг к другу, а у Чацкого прежний друг быстро вызывает разочарование («уж точно стал не тот в короткое ты время»). Репетилов недоволен и собой, и всем миром, ко всем пристаёт, но никто его не слушает, кроме доносчика и сплетника Загорецкого. Князь Тугоуховский вообще ни с кем не желает разговаривать. В этом мире даже безымянные г. Н. и г. Д., у которых нет никакого повода для ссоры, и то называют один другого «дураком». Только Хлёстова с княгиней выступают сообща — им нечего делить, кроме карточного долга. И над всеми как высшая сила царит где-то княгиня Марья Алексеевна. Какой персонаж ни возьми — можно именно его представить в конфликте со всеми прочими: Софья против общего мнения и её крах; Чацкий против всех; князь Тугоуховский вдали ото всех; все против Молчалина, Загорецкого, старой девы Хрюминой; Скалозуб, Репетилов в полном диссонансе с прочими и так далее.

Едва ли можно указать пьесу догрибоедовской поры, как и долгое время спустя, где бы была столь явно изображена истинная «война всех против всех», в то же время почти не замечаемая ни обществом, ни зрителями.

Новые уроки старой пьесы «Горе от ума»

 Споры вокруг «Горя от ума» не прекращаются с момента первой его публикации в 1824 году в драматургическом альманахе «Русская Талия». Вот уже почти два столетия непостижима некая тайна, скрытая в гениальном сочинении А.С. Грибоедова и привлекающая к себе внимание не только зрителей с читателями, но и критиков, учёных, драматургов.

 Совершенно оригинальную трактовку классического произведения русской литературы представили на малой сцене актеры «Русского драматического театра им. М.Ю. Лермонтова» в рамках театрального урока, который посетили ученики и учителя Православной гимназии 11 января 2017 г. Формат театрального урока – новый интересный подход к изучению произведений, давно и прочно вошедших в школьную учебную программу по литературе, предложенный режиссёрами и актерами Русского драматического театра. Особенность  театрального урока заключается в том, что на сцене не только обретают реальность художественные образы и герои, часто и не предназначавшиеся автором для подобного сценического  восприятия (например, как главная героиня одноименной повести И.С. Тургенева «Муму»), но и предоставляется возможность интерпретировать основные проблемы и темы произведения. Таким образом, за 50 минут урока  читатель-зритель глубоко погружается в художественный мир литературного произведения, видит живое действо, дающее возможность сопереживать героям, через эмоции воспринимать произведение, и в то же время анализировать характеры и поступки героев, раскрывать и постигать новые смыслы содержания.

 Изучение драматургического произведения, да еще и созданного по канонам классицизма, всегда представляет определенную трудность для современных школьников. Поэтому возможность познакомиться с театральной постановкой отрывков из пьесы «Горе от ума» стала настоящим подарком.

 Формат театрального урока, строго ограниченного во времени, конечно, не предполагал постановку бессмертного произведения А.С. Грибоедова, режиссерский замысел ограничился только ключевыми сценами: приездом А.Чацкого в Москву и его первой встречей с Софьей в доме Фамусова, разговором Фамусова и Чацкого, проливающим свет на разницу их жизненных позиций, и финальной сценой отъезда А. Чацкого. Интересной находкой стала попытка актеров интерпретировать происходящее театральное действо по мере его развертывания, из роли Чацкого, Молчалина, Фамусова, Лизы и Софьи актеры превращались в обычных людей, которые тоже когда-то читали комедию «Горе от ума» на уроках литературы, и делились со зрителями своим личным опытом прочтения и изучения этого произведения.

 Общая сюжетная линия комедии проста и всем хорошо известна. Молодой дворянин Александр Андреевич Чацкий возвращается из-за границы к своей возлюбленной – Софье Павловне Фамусовой, которую не видел три года. Молодые люди росли вместе и с детства любили друг друга. Софья обиделась на Чацкого за то, что тот неожиданно бросил её, уехал в Санкт-Петербург и «не писал трёх слов». Чацкий приезжает в дом Павла Афанасьевича Фамусова с решением жениться на Софье. Вопреки его ожиданиям, Софья встречает его очень холодно. Оказывается, она влюблена в другого. Её избранник – молодой секретарь Алексей Степанович Молчалин, живущий в доме её отца, Чацкий не может понять, «кто мил» Софье. В Молчалине он видит только «жалчайшее созданье», не достойное любви Софьи Павловны, не умеющее любить пылко и самоотверженно. Кроме того, Чацкий презирает Молчалина за старание угодить каждому, за чинопочитание. Узнав, что именно такой человек покорил сердце Софьи, Чацкий разочаровывается в своей возлюбленной. Чацкий произносит красноречивые монологи, в которых обличает московское общество, выразителем мнений которого выступает отец Софьи Павел Фамусов. Однако в обществе проходят слухи о сумасшествии Чацкого, пущенные раздосадованной Софьей. В конце пьесы Чацкий решает покинуть Москву.

 В отечественном литературоведении критическому анализу пьесы «Горе от ума» посвящена не одна сотня научных статей и монографий. Большинство литературоведческих исследований основного смысла конфликта произведения в советском литературоведении сводились к интерпретации слов В.Г. Белинского,  определившего идею трагикомедии как протест свободной личности против «гнусной российской действительности».

 В основу социального конфликта комедии легло противоборство «века нынешнего» и «века минувшего» – прогрессивного и консервативного дворянства. Единственным представителем «века нынешнего», за исключением внесценических персонажей, в комедии является Чацкий. В своих монологах он страстно придерживается идеи служения «делу, а не лицам». Ему чужды нравственные идеалы фамусовского общества, а именно стремление приспособиться к обстоятельствам, «подслужиться», если это поможет получить очередной чин или другие материальные выгоды. Он ценит идеи Просвещения, в разговорах с Фамусовым и другими персонажами защищает науку и искусство. Это человек, свободный от предрассудков.

 Основной представитель «века минувшего» – Фамусов. В нем сосредоточились все пороки аристократического общества того времени. Пуще всего озабочен он мнением света о себе. После отъезда Чацкого с бала его волнует только «что станет говорить княгиня Марья Алексевна».

 Он восхищен полковником Скалозубом, глупым и неглубоким человеком, который мечтает лишь «добыть» себе генеральский чин. Это его Фамусов желал бы видеть своим зятем, ведь Скалозуб обладает главным достоинством, признанным светом, – деньгами. С упоением Фамусов рассказывает о своем дяде Максиме Петровиче, который при неловком падении на приеме у императрицы был «высочайшею пожалован улыбкой». Восхищения, по мнению Фамусова, достойно умение дяди «подслужиться»: чтобы повеселить присутствующих и монарха, он упал еще два раза, но уже намеренно. Фамусов искренне побаивается прогрессивных взглядов Чацкого, ведь они угрожают привычному укладу жизни консервативного дворянства.

 Следует обратить внимание на то, что столкновение «века нынешнего» и «века минувшего» это вовсе не конфликт отцов и детей «Горя от ума». Например, Молчалин, являясь представителем поколения «детей», разделяет взгляды фамусовского общества о необходимости заводить полезные знакомства и умело их использовать для достижения своих целей. Он питает такую же трепетную любовь к наградам и чинам. В конце концов, он общается с Софьей и поддерживает ее увлечение им только из желания угодить ее влиятельному отцу.

 Софью, дочь Фамусова, нельзя отнести ни к «веку нынешнему», ни к «веку минувшему». Ее противостояние отцу связано только с ее влюбленностью в Молчалина, но не с ее взглядами на устройство общества. Фамусов, откровенно заигрывающий со служанкой, является заботливым отцом, но не является хорошим примером для Софьи. Молодая девушка довольно прогрессивна в своих взглядах, умна, не обеспокоена мнением общества. Все это и является причиной разногласий отца и дочери. «Что за комиссия, создатель, быть взрослой дочери отцом!» – сокрушается Фамусов. Однако она и не на стороне Чацкого. Ее руками, а точнее словом, сказанным из мести, Чацкий изгнан из ненавистного ему общества. Именно Софья автор слухов о сумасшествии Чацкого. А свет с легкостью эти слухи подхватывает, ведь в обличительных речах Чацкого каждый видит прямую угрозу своему благополучию. Таким образом, в распространении слуха о безумии главного героя в свете решающую роль сыграл любовный конфликт. Чацкий и Софья сталкиваются не на идейной почве. Просто Софья обеспокоена тем, что бывший возлюбленный может разрушить ее личное счастье.

 Парадокс пьесы «Горе от ума» заключается в том, что с момента ее написания в 1824 г. до момента ее первого сценического представления в 1831 г. глубокой пропастью, расколовшей общество, легло 14 декабря 1825 г. Долгий путь пьесы к зрителям и читателям – полный ее текст увидел свет почти полвека спустя после создания – принес ей своеобразную пользу. Герои Грибоедова стали восприниматься как абстрактные фигуры, превратились в типы, почти в «вечные» образы: Чацкий стал символом молодого бунтаря, Скалозуб – тупого служаки, Молчалин – тихони, лезущего в люди, Лиза – влюбленной барышни, Фамусов - ретрограда и так далее. Каждое поколение по-своему воспринимало  бунт Чацкого или низость Молчалина, но общее отношение к ним как к бессмертным типам от этого не менялось.

 Тем и интересна была попытка отказаться от традиционной трактовки пьесы «Горе от ума», представленная в рамках театрального урока.

 Первая сцена, представленная почти полностью, происходит в доме Фамусова, классическом московском особняке, точнее, в гостиной его дочери Софьи. Свесившись с кресла, около двери в спальню Софьи спит служанка Лизанька, она просыпается и в ужасе сознает, что уже утро. Служанка стучит в комнату Софьи, которая на самом деле вряд ли была ее личной спальней, а представляла собой, скорее, небольшой кабинет, где принимали парикмахера, врача, близких родственников, учителя музыки (Софья музицирует с Молчалиным, причем в ремарке автор отмечет «слышно фортепьяно с флейтою»). Естественно предположить, что Софья играет на фортепьяно, а Молчалин подыгрывает на флейте. Однако Фамусов без всякого волнения замечает:

То флейта слышится, то будто фортопьяно;
Для Софьи слишком было б рано??..

Он взорвался бы от ярости и снес дверь, если бы предположил, что в комнате дочери играет не она, а кото-то другой. Однако он не удивлен – значит, Софья хоть немного умеет играть на флейте. Эта деталь как нельзя ярче характеризует характер Софьи. Флейта – чисто мужской музыкальный инструмент, барышень В России начала XIX в. не учили играть на флейте, как юношей не учили играть на арфе. Сам Грибоедов научился играть на арфе вслед за сестрой, но у Софьи нет братьев, значит она сама должна была потребовать этот инструмент и учителя. Возможно, это простой каприз. Рано лишившаяся матери и гувернантки, избалованная как единственная дочь и наследница, она привыкла быть хозяйкой дома и всегда добиваться желаемого. При таком воспитании Софья могла вырасти либо капризной модницей, либо сильной, самостоятельной натурой. Грибоедов выбрал второй вариант, как редкий, но в то же время характерный для нового поколения женщин.

 Чтобы привлечь внимание влюбленных, Лиза встает на стул и передвигает стрелки часов, которые начинают бить и играть. Лиза выглядит взволнованной, она быстрая, находчивая, стремится найти выход из сложной ситуации. Фамусов в домашнем халате, крадучись, подходит к Лизе и заигрывает с ней. Он удивлен поведением горничной, которая, с одной стороны, заводит часы, громко говорит, а, с другой стороны, предупреждает, что Софья спит. Фамусов явно не хочет, чтобы Софья знала о его присутствии в гостиной, заигрывания с горничной подрывают его авторитет в глазах дочери, об этом он ни на минуту не забывает.

 Образ Молчалина обычно не вызывает вопросов. Однако, используя прием «два в одном» режиссер привлекает к нему особое внимание зрителей: если актер в котелке и с тростью – он Чацкий, а если без этих атрибутов – он Молчалин. На протяжении всего театрализованного действия зритель теперь должен не только пристально следить за репликами героев, но и за метаморфозами их внешнего облика.

 Так кто же такой Молчалин? Мелкий подхалим, готовый гладить чужую «моську» ради карьеры, связей и денег? Ловкий молодой человек, прекрасно разбирающийся в законах и умеющий составить любую деловую бумагу, втирающийся в доверие к своему патрону? Юноша без денег и связей, ищущий богатую невесту, способную обеспечить ему более или менее приличное положение в обществе?

 Биография Молчалина легко вырисовывается, но Грибоедов растянул ее на целую пьесу, чтобы интерес зрителей к бедной фигуре секретаря не угас совершенно до конца действия. Молчалин родился в Твери, ничего не унаследовал от отца, зато показал себя «деловым» человеком, тонко разбирающемся в искусстве служебной переписки, что в те времена было довольно сложным делом (правительство выпускало специальные пособия по оформлению документов, люди вроде Фамусова не желали вникать в эти учебники, а держали личных секретарей). Молчалин состоит секретарём в департаменте Фамусова, при этом «числится  по архивам», то есть служит без жалования, а работает у Фамусова, так разрешалось делать, если на месте реальной службы не было вакансий. Молчалин живет в доме Фамусова, оказывает хозяевам любым услуги, но зато представляется к чинам и званиям. Молчалина до поры до времени устраивает такое положение дел, однако уже понятно, что через год-другой он найдет себе покровителя выше рангом, чем Фамусов. Он уже имеет чин асессора, еще на один класс Фамусов может его поднять, но не более! Брак с Софьей не принес бы Молчалину продвижения по служебной лестнице, напротив, оно бы затормозилось. Ему на всю жизнь пришлось бы остаться в Москве, в незавидной архивной службе, и мечтать со временем унаследовать должность Фамусова. Но он-то стремиться к большему! Он завел связи с Татьяной Юрьевной, принятой в Петербурге, он надеется перебраться в столицу и как-нибудь получить высокий чин и состояние. Причем не за ум и образованность, а только по протекции.

 Молчалина часто представляют лицемерным негодяем. Однако это внешнее впечатление. Грибоедов тут не шел проторённой дорогой. Все герои в конце концов разоблачились своим создателем. Все, кроме Молчалина, который раскрыв свое ничтожество перед Софьей, Чацким и зрителями в глазах Фамусова остался безупречным. Не напрасно Чацкий восклицает: «Молчалины блаженствуют на свете!». Сила Молчалина не в лицемерии, а в искренности. Его потому и невозможно разоблачить, что разоблачать нечего: он не хитрит, не интригует, он просто живет по отцовским заветам.

 Образ Молчалин настолько нетрадиционен, что никак не укладывается ни в амплуа героя-любовника, ни в амплуа лицемера. Грибоедов разоблачает в нем не ничтожность подобных личностей, но российскую государственную систему, которая выдвигает бесталанных прислужников, а не людей с умом и душой. Молчалин тип штатского служащего, который делает карьеру благодаря точному выполнению требований среды: чем он пустее и ничтожнее, тем более пустой и ничтожной представляется эта среда. Трудно согласиться с посылом урока о том, что Молчалин может быть новым современным героем, человеком, необходимым п полезным в обществе для деятельности государственной машины.

 На протяжении столетия Фамусов воспринимается как представитель старого, отжившего крепостнического мира, однако исторически это неверно. В 1823 году Фамусову, как отцу семнадцатилетней дочери, могло быть лет сорок пять-пятьдесят, ближе к последнему, поскольку мужчины женились в XIX веке около тридцати лет, следовательно, родился он приблизительно в 1775 г. Он принадлежит совсем не к екатерининскому, а к совершенно особому поколению, которое в ранней юности, до поры свершений, пережило самый жестокий крах, который когда-либо выпадавший на долю людей: крах веры в Разум. Это поколение воспитывалось в духе идей Просвещения, в уверенности, что мир разумен и все его недостатки можно исправить. Это поколение приветствовало Великую Французскую революцию как эру Разума, но в 1794 г. до России дошла весть о якобинском терроре, более ужасная, чем казнь короля. Разум, утверждаемый насилием, обернулся своей противоположностью. Глубокое разочарование в своих идеалах постигло этих молодых людей.

 Вряд ли Фамусов со своей неприкрытой ненавистью к образованию и чтению был истинным воспитанником просветителей, в диалоге с Чацким его больше всего пугает не вольнодумство бывшего воспитанника и не его отказ от службы, а намек на заговоры. А в этом Фамусов как раз и не уверен, и услышав нападки Чацкого, он в ужасе восклицает:

Ах! Боже мой! он карбонари!

И трех лет еще не прошло, как карбонарии подняли восстание против иностранного владычества в  Италии, а после его подавления перешли к военным действиям. Всем было известно, что революционеров своим состоянием поддерживал лорд Байрон. По мысли Фамусова, то, что делал кумир молодежи, готовы были делать и его почитатели. Фамусов никогда не видел гильотину, но слышал о ней многое и, вероятно, почитал ее следствием любых государственных переворотов. Стоит ли удивляться, что он был против подобных потрясений?

 Грибоедов в начале второго акта сталкивает двух ярких представителей разных поколений, но не поддерживает никого. Фамусов показал себя нелепым стариком, расхваливающим придворного шаркуна-дядюшку, а потом заглушающим криками любые реплики Чацкого, и это крики отчаяния, ведь возразить он не может – сам в юности был или мог быть таким! Естественно Чацкий насмешливо отверг жалкий пример для подражания, отказался подличать, шаркать ножкой и молчать. Кстати, неслучайно, что просветительские идеи, столь часто отмечаемые в речах Чацкого, проявляются именно в монологах, обращенных к Фамусову, кто как не он мог лучше всех понять эту просветительскую патетику. И он понял! И ужаснулся! Он знал, к каким последствиям это могло привести, для Фамусова история Великой Французской революции была недавней историей, а для Чацкого – историей давней, полузабытой. А уроки истории забывать нельзя.

 Одна из идей театрального урока относительно образа Фамусова заключалась в том, что Фамусов богатый, хлебосольный барин, в доме которого царит достаток, благоденствие, это человек, который почитает  традиции и живет ими. Однако, если это так, зачем Фамусов так настойчиво стремиться породниться со Скалозубом? Почему 400 душ Чацкого ему представляются небольшим капиталом? Зачем он продолжает казенную службу, которой мало интересуется, но все-таки не выходит в отставку? Грибоедов, как всегда, все четко объясняет. Нет, Фамусов не богат: он ведь служит «управляющим в казенном месте», то есть имеет 5-й класс, статского советника. Этот чин был вполне достаточен для ухода на покой, при отставке Фамусов получил бы, как это было принято, следующий чин и стал бы именоваться действительным статским советником. Служить дальше ему нет смысла. В Москве, если пожилой дворянин не достигал звания сенатора, он предпочитал уходить в отставку. Фамусову сенаторства, скорее всего, уже не достичь, но он продолжает терпеть служебные хлопоты, заниматься бумагами, значит, держится за жалование, а еще больше за выгоды, связанные с должностью.

 Он не просто не богат, он практически разорен, поэтому 400 душ Чацкого ему не нужны, они его не спасут, ему необходимы две тысячи душ и наличные деньги. Конечно, Скалозуб, если бы женился, не стал оплачивать долги тестя, но он поддержал бы его кредит, а  с долгами, по обычаю, расплатилась бы дочь после его смерти. Разорение Фамусова еще не заметно, даже его свояченица Хлестова недоумевает, зачем ему дался Скалозуб, но Софья, вероятно, о чем-то таком уже подозревает: «Брюзглив, неугомонен, скор, таков всегда, а с этих пор…». Значит, с недавних пор что-то изменилось в поведении отца, и, конечно, не служебные неприятности его беспокоят, иначе подал бы в отставку. В доме, видимо, только один человек знает истинное положение дел – Молчалин. Не удивительно, что Молчалин не хочет жениться на Софье и не хочет себя и ее компрометировать. Ни по службе, ни деньгами барк с нею не принесет ему никаких выгод. Софья мечтает о несбыточном: ей никогда не стать женой Молчалина не потому, что будет против ее отец, а потому, что будет против ее избранник

учитель русского языка и литературы к.ф.н. А.Г. Бойченко

Характеристика героев комедии "Горе от ума" Грибоедова

Главные герои комедии
Александр Андреевич ЧацкийМолодой человек, дворянин по происхождению, человек нового поколения, которому чуждо коленопреклонение и взяточничество. Он искренний патриот, которому хочется, чтобы его Родина избавилась от старых пережитков. Чацкий активно критикует старое общество с его закостенелыми порядками.

Чацкий обличает аристократию в ее закоренелости и избирательности. Чацкого удивляет презрительное отношение высшего общества к деятелям науки и искусства и преднамеренное возвеличивание людей военной профессии.

Павел Афанасьевич ФамусовХарактерный представитель русского дворянства, погрязшего во взятках и круговой поруке. Фамусов занимает высокий чин, однако достиг его он не благодаря своим знаниям, а из-за наличия связей. Фамусов доволен старыми порядками и считает любые их изменения сумасбродством. Образ Фамусова не однобоко негативный – Павел Афанасьевич способен на сострадание и доброту – после смерти своего друга, он берет на воспитание его сына и воспитывает его как родного ребенка. Считает, что сочетаться в браке необходимо только в том случае, если союз принесет финансовый доход, на крайний случай, это должен быть брак между людьми равного финансового состояния.
Софья ФамусоваДочь Павла Фамусова – гордая и мечтательная девушка, не глупа, но порой совершает нелогические поступки. По своей социальной позиции близка к позиции отца – новшества, о которых говорит Чацкий, кажутся ей глупыми.

Соня любит играть чувствами других людей – она обманывает Чацкого, играя с ним в любовь. Девушка также «играет» в любовь с Молчалиным, угодничество которого ее приятно умиляет.

Алексей Степанович МолчалинСекретарь Фамусова. Старается говорить короткими общими фразами, чтобы при случае принять наиболее выгодную позицию. Молчалин – карьерист, он мечтает о высшем обществе и высоком чине. Так как  Молчалин простого происхождения, он старается всем угодить – таким путем он пытается завоевать свое место под солнцем.
Второстепенные персонажи
РепетиловСтарый друг Фамусова. Пустомеля. Это глупый человек, который не имеет своего мнения по какому-либо вопросу. Репетилов подслушивает высказывания других людей и повторяет их. Мечтает достичь высот в карьере, но из-за недисциплинированности и глупости эта мечта становится неосуществимой. Репетилов постоянно обманывает, поэтому окружающие не воспринимают его серьезно. Он сторонник светской жизни. Такое пристрастие не позволило ему стать хорошим мужем и отцом.
Сергей Сергеевич СкалозубВоенный человек, офицер. Богатый дворянин, в комедии его неоднократно называют мешком с золотом. Вся жизнь Скалозуба посвящена военной карьере. Мечта Скалозуба – дослужится до генерала. По факту он является бестолковым солдафоном, который не видит дальше военного дела. Это очень глупый и невежественный  человек.
ЛизаСлужанка Фамусова.  Это сообразительная и умная девушка, но ветреная. Лиза обладает привлекательной внешностью, поэтому Фамусов неоднократно пристает к ней, а Молчалин влюбляется в нее. Сама же Лиза не имеет предрасположения ни к Фамусову, ни к Молчалину – ее сердце занято буфетчиком Петрушкой.
Третьестепенные персонажи
Антон Антонович ЗагорецкийДворянин по происхождению, активный завсегдатай картежного стола. В карты играет нечестно – постоянно обманывает остальных игроков. Его откровенно не любит все окружение, но парадоксально, постоянно принимают его – в комедии есть намеки на то, что Загорецкий имеет отношение к политическому сыску, что вполне может быть объяснением наигранной любезности со стороны окружающих по отношению к этому персонажу.
Анфиса Ниловна ХлестоваСестра жены Фамусова – старуха, дворянского происхождения. Во времена молодости она состояла фрейлиной при дворе, такое ее положение в обществе развило намеренную, ничем не обоснованную напыщенность и высокомерие. На старости Хлестова нашла себе новое развлечение – ее дом полный кошек и приживалок – это позволяет ей  не чувствовать себя никому не нужной и незначимой.
Платон Михайлович ГоричВоенный офицер в отставке – хороший человек, обладающий мягким характером, что доставляет ему массу неудобств в жизни – Горич не умеет отстоять свою позицию. Женившись, Платон Михайлович стает подкаблучником – он не находит сил противодействовать жене и поэтому вынужден придерживаться ее стиля жизни, хоть он ему и не импонирует. Единственный  человек, о котором Чацкий хорошего мнения.
Наталья Дмитриевна ГоричЖена Платона Михайловича. Молодая дворянка, которая находит прелесть в светской жизни. Наталья Дмитриевна постоянно опекает своего мужа, чем подрывает его авторитет в обществе.
Петр Ильич ТугоуховскийСтарик-аристократ, знакомый Фамусова.  У него шесть незамужних дочерей, поэтому старик вынужден вести активную светскую жизнь, несмотря на свой почтенный возраст. Так как он страдает тугоухостью и очень плохо слышит, то эти  действия ему даются с огромным трудом – любые коммуникации становятся для старика невозможными.
Марья Алексеевна ТугоуховскаяЖена Петра Ильича. Из-за проблемы со слухом мужа, женщина сумела занять активную социальную  и семейную позицию. Марья Алексеевна любит играть в карты и порой даже выигрывает.
Графини ХрюминыБабушка и внучка Хрюмины также активные завсегдатаи светских мероприятий –  старуха Хрюмина находится явно не в том возрасте, чтобы  посещать подобные мероприятия, но тот факт, что ее внучка остается незамужней, несмотря на свой возраст, становится причиной их активной светской жизни.
ПетрушкаСлуга Фамусова – бедный человек, его одежда всегда в дырках и заплатках. Он добрый и искренний человек,  но не пользуется популярностью у Фамусова, так как не является подлизой и угодником.

«Смеховое слово» в комедии А. С. Грибоедова «Горе от ума» (интегративный подход к исследованию художественного произведения в вузе) Текст научной статьи по специальности «Языкознание и литературоведение»

7. Что вы можете добавить об украинском национальном костюме женщин?

№ 1, 2011

тании с зеленым и золотисто-желтым, аппликации и металлические украшения.

Своеобразен свадебный наряд гуцулов, в частности плечевая накидка гугля из белой шерсти с лажными рукавами. Трудно себе представить гуцула без кожаной меховой безрукавки кептаря, расцвеченной яркой вышивкой и металлическими украшениями.

Задания и вопросы к тексту:

1. О каких особенностях национальной одежды украинцев вы узнали?

2. Что общего в национальной одежде славян?

3. Уточните по словарям значение и происхождение слов: орнамент, аппликация, кожух.

4. Подчеркните главные члены предложения в первых двух предложениях.

5. Выпишите из текста дополнения и обстоятельства, назовите способ выражения.

6. В двух последних предложениях подчеркните все члены предложения.

Предлагаемая система работы по формированию этнокультурной компетенции языковой личности магистра педагогики направлена на изучение и освоение духовных ценностей славянской культуры в тесной связи с общей лингвометодической подготовкой будущего специалиста. Изучение традиций и быта славян, мифов, символики народных праздников и верований, знаковых систем украшений и национальной одежды, оберегов необходимо для того, чтобы научиться прочитывать в национальном костюме или убранстве дома культуру этноса, уважать и беречь ее.

Одну их важных целей современной методики преподавания русского языка составляют формирование цельной языковой личности, национальное воспитание средствами родного языка.

Поступила 19.03.10.

«СМЕХОВОЕ СЛОВО» В КОМЕДИИ А. С. ГРИБОЕДОВА «ГОРЕ ОТ УМА» (интегративный подход к исследованию художественного

произведения в вузе)

С. А. Дубровская (Мордовский государственный университет

им. Н. П. Огарева)

В статье раскрываются особенности функционирования «смехового слова» в пространстве комедии, доказывается, что «смеховое слово» определяет одну из важнейших черт творческой манеры А. С. Грибоедова. «Смеховое слово» рассматривается как средство и условие достижения адекватного понимания авторского замысла. Использование бахтинской категории «смехового слова» позволяет реализовать интегративный подход при изучении комедии «Горе от ума» в вузе.

Ключевые слова: «смеховое слово»; карнавальный смех; автор; травестирование; пародирование.

Изменения, происходящие в совре- го, целостного и многогранного взгляда

менном российском образовании, на художественное произведение.

предъявляют особые требования к под- Настоящая статья представляет со-

готовке преподавателя-филолога. Одной бой один из вариантов использования ин-

из специфических черт филологии как тегративного подхода к исследованию

развивающегося знания является ее ин- художественного произведения.

тегративность. Связь филологии с фило- Концепция «смехового слова» как

софией, историей, культурологией, герме- особого явления литературного сознания

невтикой и другими гуманитарными на- европейского Средневековья и Возрож-

уками дает возможность более широко- дения была разработана М. М. Бахти-

© Дубровская С. А., 2011

ным в ходе исследования романа Ф. Рабле [3]. Опираясь на концептуальные положения М. М. Бахтина, рассмотрим особенности функционирования «смехо-вого слова» в пространстве комедии А. С. Грибоедова. Генетическим истоком «смехового слова» является смех карнавальный. Его праздничность, всеобщность, амбивалентность определяют сущностные характеристики «смехового слова», которое реализуется в «обрядово-зрелищных формах», «словесно-сме-ховых произведениях (в том числе пародийных)», «формах и жанрах фамильярно-площадной речи» [3, с. 9].

Во время работы над комедией «Горе от ума» в поле исследовательских интересов А. С. Грибоедова показательно сходятся изучение европейской драматургии и обостренное внимание к народной жизни, народному миропониманию, народной культуре1. В 1817 г. А. С. Грибоедов создает фацецию «Лубочный театр». Написанная раешным стихом, в духе фольклорного театра, фацеция является своеобразным экспериментом А. С. Грибоедова с представлением народного площадного зрелища. Балаганная интонация «Лубочного театра» узнаваема в монологах Чацкого [15, с. 225— 226].

Художественный мир комедии «Горе от ума» насыщен смехом (герои смеются, хохочут, усмехаются, осмеивают). Все оттенки смеха звучат в пьесе — от смеха дурацкого (Лиза) до смеха высокого (Чацкий). Смеховой заряд имеют серьезные реплики и монологи (Софья о Молчалине, Фамусов о дяде), герои и сюжетные ситуации интонированы смехом автора. В этом смехе есть черты, связывающие слово поэта с народной смеховой культурой. По свидетельству современников, молодого А. С. Грибоедова характеризовала не только «неистощимая веселость»2, но и способность к пониманию жизненных ситуаций в их амбивалентном звучании: «В апреле я женился, — пишет С. Н. Бегичев, — событие это интересно только для одного меня, и я бы, конечно, об нем умолчал без маленького происшествия, которое характеризует поэтическую натуру Гри-

боедова. Он был у меня шафером и в церкви стоял возле меня. Перед началом службы священнику вздумалось сказать нам речь, Грибоедов, с обыкновенной своей тогдашней веселостью, перетолковывал мне на ухо эту проповедь, и я насилу мог удержаться от смеха. Потом он замолчал, но, когда держал венец надо мной, я заметил, что руки его трясутся, и, оглянувшись, увидел его бледным и со слезами на глазах. По окончании службы, на вопрос мой: „Что с тобой сделалось?“ — „Глупость, — отвечал он, — мне вообразилось, что тебя отпевают и хоронят“» [1, с. 28] (здесь и далее курсив наш. — С. Д.). Знаменательны и слова из письма Грибоедова к П. А. Катенину: «Я как живу, так и пишу свободно и свободно» [9, с. 509]. Эта свобода отразилась и в слове «Горя от ума».

Карнавальность пьесы задана уже заглавием. «Горе от ума» — смеховое снижение слов Екклесиаста: «во многой мудрости много печали; и кто умножает познания, умножает скорбь» (1:18). В унисон звучит имя героини — София (мудрость). «Всякий шаг Чацкого, почти всякое слово в пьесе, — замечал И. А. Гончаров, — тесно связаны с игрой чувства его к Софье» [6, с. 252].

В монологе Чацкого «И точно начал свет глупеть...» амбивалентно сходятся «век нынешний и век минувший». Это осмеяние старого как предчувствие нового, начало перемен. В поле смеха вовлекаются и смехом испытываются многие составляющие жизни. И. А. Гончаров отметил историческую закономерность появления Чацких: «Чацкий неизбежен при каждой смене одного века другим. <...> Каждое дело, требующее обновления, вызывает тень Чацкого» [6, с. 269]. «Карнавальный смех, — утверждает М. М. Бахтин, — не дает абсолютизироваться и застыть в односторонней серьезности ни одному из этих моментов смены» [2, с. 79].

Характерными приметами века нынешнего становятся для Чацкого смех («нынче смех страшит» [9, с. 57] ) и свобода («Вольнее всякий дышит / И не торопится вписаться в полк шутов» [9,

№ 1, 2011

с. 57]). Диалог Фамусова и Чацкого во втором действии звучит как традиционный для народного театра «диалог глухих». Комизм усиливается репликой Фамусова «Добро, заткнул я уши» [9, с. 58] и авторской ремаркой «ничего не видит и не слышит» [9, с. 59].

Травестийный характер имеют и фа-мусовские фразы «Хоть душу отпусти на покаянье!» [9, с. 58], «А? бунт? Ну так и жду содома» [9, с. 59].

В рассказанной Скалозубом истории о графине Ласовой слышится обыгрывание перевернутого библейского сюжета:

И без того, как слышно, неуклюжа,

Теперь ребра недостает,

Так для поддержки ищет мужа [9, с. 71].

Одновременно эта история пародийно откликается на падение Молчалина (Скалозуб о Молчалине: «Воскрес и невредим...» [9, с. 70]).

Внутренняя смеховая заряженность монологов проявляется благодаря фаму-совской реплике, сказанной более чем серьезно:

Не надобно иного образца,

Когда в глазах пример отца.

Смотри ты на меня: не хвастаю сложеньем;

Однако бодр и свеж, и дожил до седин.

Свободен, вдов, себе я господин.

Монашеским известен поведеньем!.. [9, с. 40].

То, что фраза «монашеское поведе-нье» — это смеховой сигнал, очевидно не только из предшествующей сцены заигрывания барина с горничной, но и из карнавализованного распорядка недели Фамусова. Запись ведет слуга Петрушка (так он представлен в перечне действующих лиц, так к нему обращается Фамусов). Имя отсылает к главному герою русских балаганных представлений. Костюм слуги также характерно ярмарочный («Петрушка, вечно ты с обновкой, / С разодранным локтем...» [9, с. 53]). Показательны и комментарии Фамусова к распорядку «разных дел». Гротескными чертами представлен обед: «Ешь три часа, а в три дни не сварит-

ся.»3 [9, с. 54]. Соблюден обряд поминания как восхваления покойника:

Скончался; все о нем прискорбно поминают. Кузьма Петрович! Мир ему! —

Что за тузы в Москве живут и умирают!

[9, с. 54].

Заканчивается монолог «смеховым словом». Смерть и рождение карнавально близки: «вдова должна родить». Помимо соединения в одном образе жизни и смерти слова Фамусова обнаруживают оборотную сторону монашеского поведения — его распутность:

Я должен у вдовы, у докторши крестить. Она не родила, но по расчету По моему: должна родить [9, с. 54].

Карнавально-смеховая составляющая образа Фамусова дополняется словами негодования в адрес учителей-французов:

Берем же побродяг, и в дом и по билетам, Чтоб наших дочерей всему учить, всему —

И танцам! и пенью! и нежностям! и вздохам! Как будто в жены их готовим скоморохам [9, с. 40].

В этой реплике слово «скоморох» произносится с осмеивающей интонацией. Однако скоморошество ради «карьерного роста» восхищает Фамусова. Вот как он отзывается о Максиме Петровиче:

Упал, да так, что чуть затылка не пришиб; Старик заохал, голос хрипкой:

Был высочайшею пожалован улыбкой; Изволили смеяться; как же он?

Привстал, оправился, хотел отдать поклон, Упал вдругорядь — уж нарочно,

А хохот пуще, он и в третий так же точно.

А? как по-вашему? по-нашему — смышлен. Упал он больно, встал здорово.

Зато, бывало, в вист кто чаще приглашен? Кто слышит при дворе приветливое слово? Максим Петрович! Кто пред всеми знал почет? Максим Петрович! Шутка!

В чины выводит кто и пенсии дает?

Максим Петрович!.. [9, с. 56].

В монологе травестируется средневековое понимание скомороха как профессионала, жертвующего достатком ради искусства4. Одновременно скоморошье поведенье дяди представляется как пример для подражания: «Упал он больно, встал здорово». Согласно фаму-совской логике, дочерей готовят в жены современным скоморохам, наследникам Максима Петровича. Еще одна характерная деталь: слово «побродяги» актуализирует тему безродного Молчалина, которого Фамусов «пригрел» и ввел в свое семейство, «дал чин асессора и взял в секретари» [9, с. 41]. Молчалин, живущий в доме (хотя и в «чуланчике»), следуя исключительно заветам своего отца («угождать всем людям без изъятья» [9, с. 124]), посягает на святое для Фамусова — его дочь, предоставляя Софье возможность пережить опыт запретной любви («дочерей всему учить, всему — / И танцам! и пенью! и нежностям! и вздохам!» [9, с. 40]).

Прозрачен в пьесе факт ошибки Софьи. Она наделяет Молчалина чертами, ему несвойственными. Это подмечает Чацкий: «Бог знает, за него что выдумали вы, / Чем голова его ввек не была набита. / Быть может, качеств ваших тьму, / Любуясь им, вы придали ему» [9, с. 77]. В какой-то мере Софье «помогает обмануться» автор, который дает герою амбивалентную фамилию: Молчалин как «бессловесный»5 обыгрывается в репликах Чацкого и авторской ремарке «Ползает у ног ее» [9, с. 125], и Молча-лин как производное от «молчания». Как обоснованно показал А. Белый, Софья оценивает поведение Молчалина сквозь призму религиозных аллюзий6. Симво-лична в этом смысле реплика Чацкого: «Не грешен он ни в чем, вы во сто раз грешнее» [9, с. 77]. Примечательна и позиция А. С. Грибоедова в отношении Софьи: в письме к П. Катенину автор передает основной план комедии репликами Софьи [9, с. 508—509].

Действие комедии «Горе от ума» разворачивается в день приема гостей. Возможно, это был бы обычный день (Чацкий: «Что нового покажет мне Москва? /

Вчера был бал, а завтра будет два» [9, с. 48]. Вспоминая детство, герой вновь обращается ко времени бала: «На бале, помните, открыли мы вдвоем. » [9, с. 49]). Балы были «визитной карточкой» московского дома. Так, Молчалин, характеризуя Татьяну Юрьевну, подчеркивает:

Как обходительна! добра! мила! проста!

Балы дает нельзя богаче.

От Рождества и до поста,

И летом праздники на даче [9, с. 83].

На необычность бала указывает одна деталь: приглашая Скалозуба, Софья уточняет:

.Съедутся домашние друзья

Потанцевать под фортепьяно, —

Мы в трауре, так балу дать нельзя [9, с. 71]. (Первоначально было: «Великий пост, так балу дать нельзя».)

В унисон звучат жалобы старухи Хле-стовой: «Ночь — света представленье!» [9, с. 94]. Тема смерти присутствует в репликах и графини внучки (примечательна и ремарка «покуда ее укутывают»):

Ну бал! Ну Фамусов! умел гостей назвать!

Какие-то уроды с того света,

И не с кем говорить, и не с кем танцевать.

[9, с. 109]

и графини бабушки:

Когда-нибудь я с пала та в могилу [9, с. 109].

Зачем А. С. Грибоедову нужна эта деталь? Известно, насколько официальны и церемониальны были устраиваемые в Александровскую эпоху балы7. Возможно, эта особенность (траур или Великий пост) потребовалась автору для разрушения «обычности» бала: праздник у Фамусова выпадает из официального распорядка «от Рождества и до поста». Может быть, А. С. Грибоедову необходимо было задать определенный (сме-ховой) ракурс восприятия сюжета8.

111!111Й1И1!Ш № 1,

«Смеховое слово» обнажает карнавали-зованный характер комедии, авторский смеховой взгляд. Серьезность высказываний Фамусова и Чацкого «подсвечена» смехом Грибоедова. Именно во время бала происходит «превращение» Чацкого в сумасшедшего или шута (в представлении Софьи). Все, что он говорит, «позволено» говорить шуту, сумасшед-шему9. Его правда не страшна гостям: они или не слышат Чацкого, или воспринимают его слова с «поправкой» на сумасшествие. Ю. Тынянов показал связь безумия как сюжетообразующего мотива комедии с представлением, унаследованным от Средневековья, о любви как причине безумия. «Центр комедии — в комичности положения самого Чацкого, и здесь комичность является средством трагического, а комедия — видом трагедии» [14, с. 172—173]. В комедии высокий мотив безумия трансформировался в комический мотив непонимания. В данном контексте реплика Чацкого «Я езжу к женщинам — да только не за этим» [9, с. 83] звучит как смеховое снижение.

В записной книжке писателя сохранилась характерная заметка: «Не славяне, а словене — в противоположность немцам» [7, с. 100]. Полагая, что слово определяет нацию, А. С. Грибоедов включил в комедию фразы, осмеивающие класс «полуевропейцев». Это осмеяние звучит в пьесе как явно (монологи Чацкого, ответ героя графине внучке «.смели предпочесть / Оригиналы спискам.» [9, с. 92]), так и завуалированно. Вспомним, как при встрече с княжнами Наталья Дмитриевна хвалится новым «тюрлюрлю» атласным (здесь: дамская накидка). Однако уличное парижское слово «тюрлюрлю» имеет несколько значений, в том числе и «общедоступная девица» [12, с. 26—27]. Она придает сцене саркастический смысл, причем сарказм направлен не только на Наталью Дмитриевну, но и на всех московских барышень.

Введение «смехового слова» в поле комедии расширяет границы текста. Автор травестирует библейские мотивы и

сюжеты, активно использует гротескные сравнения («нет невестам перевода», «родных мильон», «сто человек к услугам», «мильон терзаний»). Смеховой потенциал имеют «серьезные» монологи, поэтому в сферу смеха попадают многие нравственно-философские проблемы.

ПРИМЕЧАНИЯ

1 См. обоснованное утверждение С. А. Фомичева: «Если же говорить о том, на какие образцы ориентировался сам Г., создавая свою «пьесу жизни», то здесь с уверенностью можно назвать и ренессансную драматургию (прежде всего пьесы Шекспира, особо почитаемого Г.) и, возможно, непосредственно народный театр, с которым Г. был хорошо знаком с детства, так как жил на Новинской площади, на которой в масленицу проходили знаменитые в Москве народные гуляния с непременными балаганами, раешником, кукольниками» [15, с. 110].

2 Показателен рассказ Д. А. Смирнова о проделке А. С. Грибоедова в католическом монастыре: «Я вам расскажу одну проделочку моего дядюшки: вы, вероятно, знаете, что в Брест-Литов-ске был какой-то католический монастырь, чуть ли не иезуитский; вот и забрались раз в церковь этого монастыря Грибоедов с своим любезным Степаном Никитичем, когда служба еще не начиналась. Степан Никитич остался внизу, а Грибоедов, не будь глуп, отправился наверх, на хоры, где орган. Ноты были раскрыты. Собрались монахи, началась служба. <...> Вы лучше моего знаете, что Грибоедов был великий музыкант. Когда по порядку службы потребовалась музыка, Грибоедов заиграл и играл довольно долго и отлично. Вдруг священнодейческие звуки умолкли, и с хор раздался наш кровный, наш родной „Камаринский“... Можете судить, какой это произвело эффект и какой гвалт произошел между святыми отцами...» [1, с. 247—248].

3 Ср. в «Музейном автографе»: «Великий пост и вдруг обед! / Ешь три часа, и в три дни не сварится! / Грибки, да кисельки, щи, кашки в ста горшках» [8, с. 164].

4 См. у А. М. Панченко: «В русском культурном сознании скоморошество отождествляется с публичным весельем и смехом. <...> Это заводилы народных игрищ и потех, профессиональные артисты, жертвующие искусству житейскими благами и удобствами, что ясно из пословиц: „Всякий спляшет, да не как скоморох“; „Скоморох голос на дудке настроит, а житья своего не устроит“» [13, с. 116].

5 В значении «животное, скот (иногда — рабочий скот)» [10, с. 64].

6 См. рассмотрение оппозиции смех — молчание в статье А. Белого [5, с. 240—255].

7 См. у Ю. М. Лотмана: «.бал (как для армии парад) порой становился не местом понижения

уровня ритуализации, а напротив, резко повышал ее меру. Отдых заключался не в снятии ограничений на поведение, а в замене разнообразной нери-туализованной деятельности резко ограниченным числом типов чисто формального и превращенного в ритуал поведения: танцы, вист, „порядок стройныгй олигархических бесед“(Пушкин)» [11, с. 52].

8 В связи с этим показательны сохраненные С. Н. Бегичевым слова Грибоедова: «Я не напишу больше комедии, веселость моя исчезла» [1, с. 30].

9 Ср. отзыв В. Г. Белинского о Чацком: «Это новый Дон-Кихот, мальчик на палочке верхом, который воображает, что сидит на лошади» [4, с. 238].

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

1. А. С. Грибоедов в воспоминаниях современников. — М. : Худож. лит., 1980. — 448 с.

2. Бахтин, М. М. Проблемы поэтики Достоевского / М. М. Бахтин. — М. : Худож. лит., 1972. — 167 с.

3. Бахтин, М. М. Творчество Франсуа Рабле и народная культура средневековья и Ренессанса / М. М. Бахтин. — 2-е изд. — М. : Худож. лит., 1990. — 543 с.

4. Белинский, В. Г. Горе от ума. Сочинение А. С. Грибоедова / В. Г. Белинский // Собр. соч. : в 9 т. — М., 1976—1982. — Т. 2. — С. 182—242.

5. Белыгй, А. А. Осмеяние смеха. Взгляд на «Горе от ума» через плечо Пушкина / А. А. Белый // Московский пушкинист — VIII : ежегод. сб. — М., 2000. — С. 221—265.

6. Гончаров, И. А. Мильон терзаний: (Критический этюд): «Горе от ума» Грибоедова / И. А. Гончаров // А. С. Грибоедов в русской критике. — М., 1958. — С. 243—277.

7. Грибоедов, А. С. Desiderata / А. С. Грибоедов // Полн. собр. соч. : в 3 т. — Пг., 1911— 1917. — Т. 3. — С. 92—100.

8. Грибоедов, А. С. Горе от ума / А. С. Грибоедов ; изд. подгот. Н. К. Пиксанов при участии А. Л. Гришунина. — 2-е изд., доп. — М. : Наука, 1987. — 479 с.

9. Грибоедов, А. С. Сочинения / А. С. Грибоедов. — М. : Худож. лит., 1988. — 751 с.

10. Западов, В. А. Функции цитат в художественной системе «Горя от ума» / В. А. Западов // А. С. Грибоедов. Творчество. Биография. Традиции. — Л., 1977. — С. 61—72.

11. Лотман, Ю. М. Декабрист в повседневной жизни (Бытовое поведение как историко-психологическая категория) / Ю. М. Лотман // Литературное наследие декабристов. — Л., 1975. — С. 25—74.

12. Медведева, И. Н. «Горе от ума» А. С. Грибоедова / И. Н. Медведева. — М. : Худож лит., 1974. — 109 с.

13. Панченко, А. М. Русская культура в канун петровских реформ / А. М. Панченко. — Л. : Наука, 1984. — 203 с.

14. Тынянов, Ю. Сюжет «Горя от ума» / Ю. Тынянов // А. С. Грибоедов. — М., 1946. — Т. 47/48. — С. 147—188. — (Литературное наследство).

15. Фомичев, С. А. Грибоедов. Энциклопедия / С. А. Фомичев. — СПб. : Нестор-История, 2007. — 396 с.

Поступила 27.08.10.

Тишина: сила тишины в мире, полном шума (твердый переплет)

Описание


Мастер дзен и один из самых любимых учителей в мире возвращается с кратким практическим руководством по пониманию и развитию нашего самого мощного внутреннего ресурса - тишины - чтобы помочь нам обрести счастье, цель и покой.

Многие люди начинают, казалось бы, бесполезные поиски счастья, бегая так, будто им есть куда еще добраться, когда мир, в котором они живут, полон чудес.Быть живым - это чудо. Красота взывает к нам каждый день, но мы редко в состоянии слушать. Чтобы услышать зов красоты и откликнуться на него, нам нужна тишина.

Тишина показывает нам, как найти и сохранить невозмутимость среди шквала шума. Тхич Нхат Хан ведет нас по пути к развитию спокойствия даже в самых хаотичных местах. Этот дар тишины не требует многочасовой безмолвной медитации или какой-либо существующей практики. С помощью техник осторожного дыхания и осознанности он учит нас, как по-настоящему присутствовать в настоящем моменте, распознавать красоту, окружающую нас, и обретать гармонию.С внимательностью приходит тишина - и тишина, в которой мы должны вернуться к себе и узнать, кто мы и чего мы на самом деле хотим, ключи к счастью и благополучию.

Похвала за…


«Как мы практикуем внимательность? Как мы и ожидали, инструкции Хана доступны и лаконичны: «Вы остановитесь, вы вдохнете и очистите свой разум» ».

« В своей новой книге Тич Нхат Хан предлагает советы по поиску внутренней и внешней тишины, поэтому мы можно услышать зов красоты.Мы узнаем, как обращать внимание, как внимательно слушать и как сохранять спокойствие. Тишина, говорит Тхич Нат Хан, глубоко радостна и питательна ».

«Как мы практикуем внимательность? Как мы и ожидали, инструкции Хань доступны и лаконичны: «Вы остановитесь, вы дышите, и вы очистите свой разум» ».

« Хотя новое название Ханя не предназначено для того, чтобы быть первым руководством по буддизму для читателя, оно является изящным. вклад в современную буддийскую литературу и одно из лучших произведений автора.»

« Мощный материал от проницательного и нежного гида, который понимает, как охватить широкую западную аудиторию через социальные сети. Тич Нхат Хан снова показывает, как сияет его талант в письменной форме, демонстрируя красноречие простоты ».

После отключения электроэнергии на ядерной площадке, грома из Ирана и тишины из США

ИЕРУСАЛИМ - В последний раз центрифуги разбились в подземном центре по производству ядерного топлива Ирана в Натанзе более десяти лет назад, саботаж был результатом совместной Израильско-американская кибератака была направлена ​​на то, чтобы замедлить продвижение Тегерана к ядерному оружию и вынудить его к дипломатическим переговорам.

Когда они снова разбились в эти выходные, Белый дом заявил, что Соединенные Штаты не участвовали.

Операция подняла вопрос о том, действовал ли Израиль в одиночку, чтобы нанести удар по Ирану и подорвать американскую дипломатию, поскольку администрация Байдена стремится восстановить ядерное соглашение. Или, наоборот, действовал ли Израиль в согласии с американскими интересами, выполняя грязную работу, которая ослабила бы переговорные позиции Ирана на переговорах.

Белый дом почти ничего не говорил публично в понедельник о явном взрыве внутри иранского объекта в Натанзе, ниже более 20 футов железобетона, который разрушил источник питания, который поддерживает центрифуги во вращении со сверхзвуковой скоростью, обогащая уран.

«США никоим образом не участвовали», - заявила в понедельник пресс-секретарь Белого дома Джен Псаки по телефону . «Нам нечего добавить к предположениям о причинах или последствиях».

Официальные лица Белого дома не прокомментировали, были ли США заранее уведомлены о нападении.

Министр обороны Ллойд Дж. Остин III, который приземлился в Израиле в воскресенье, утром, когда произошло нападение, провел два брифинга для прессы перед тем, как покинуть Израиль в понедельник, и ни разу не произнес ни слова Иран.

Представители Белого дома и Госдепартамента заявили, что не знают, появятся ли иранцы снова в Вене в среду, когда должны были возобновиться переговоры.

В Тегеране законодатели попросили министра иностранных дел Мохаммада Джавада Зарифа приостановить переговоры, заявив, что Иран не должен участвовать в переговорах, когда он находится под атакой.

«Переговоры под давлением не имеют смысла», - сказал Аббас Могтадайе, заместитель председателя парламентского комитета по национальной безопасности и внешней политике, в выступлении Clubhouse в понедельник.«Это послание, которое мы сегодня очень ясно передали».

Администрация Байдена пытается возобновить подписанное президентом Дональдом Трампом три года назад соглашение, в котором Иран принял ограничения на свою ядерную программу в обмен на снятие санкций. Премьер-министр Израиля Биньямин Нетаньяху выступил против первоначального соглашения и не скрывал своего противодействия его возрождению.

Г-н Зариф в заявлении, переданном иранским государственным телевидением, сказал, что Израиль хочет «отомстить за наш прогресс на пути к отмене санкций.

«Но мы отомстим сионистам», - продолжил он.

В его комментариях подчеркивается риск эскалации затяжной теневой войны между Ираном и Израилем, которая происходит в пустынях Натанза, вдоль судоходных путей Персидского залива и в зеленых пригородах Тегерана, где Мохсен Фахризаде, Лидер, который, по словам представителей американской разведки, был секретной программой Ирана по созданию ядерного оружия, был убит в декабре из пистолета с дистанционным управлением, когда ехал в свой загородный дом.

Для иранцев нападение в эти выходные стало еще одним унизительным свидетельством того, что в его программу вторглись шпионы и диверсанты, осуществившие серию наглых атак. Хотя Израиль обычно хранит молчание, когда происходят подобные атаки, израильские новостные агентства со ссылкой на источники в разведке приписывают это израильскому шпионскому агентству Моссад.

Сотрудник разведки, попросивший не называть его имени для обсуждения тайных операций, сказал, что на завод в Натанзе было контрабандой пронесено взрывное устройство, которое было взорвано дистанционно и вырвало как основную, так и резервную электрические системы.

Глава комитета по энергетике иранского парламента Ферейдун Аббаси, похоже, подтвердил эту версию в интервью государственному телевидению в понедельник.

«Заговор врага был очень красивым», - сказал он. «Я смотрю на это с научной точки зрения. Они подумали об этом, использовали своих специалистов и спланировали взрыв, чтобы повредить как центральный, так и аварийный кабель питания ».

Представитель Организации по атомной энергии Ирана Бехруз Камалванди заявил в понедельник, что в результате взрыва образовалась дыра настолько большой, что он упал в нее, повредив голову, спину, ногу и руку.

Неясно, какой ущерб был нанесен.

Представители разведки предположили, что Ирану потребуется много месяцев, чтобы устранить ущерб.

Али Акбар Салехи, глава Организации по атомной энергии Ирана, сказал, что в понедельник в Натанзе было восстановлено аварийное электроснабжение, и на объекте не прекращалось обогащение. Но он может работать на небольшом уровне от того, что было раньше.

«Большая часть диверсии противника может быть восстановлена, и этот поезд не может быть остановлен», - сказал он иранским СМИ в понедельник.

Но это нападение, последнее в серии серьезных нарушений безопасности за последний год, привело к тому, что Тегеран указали пальцем и начали обвинять в проникновении в высшие эшелоны иранского аппарата безопасности. Разведывательное подразделение Корпуса стражей исламской революции отвечает как за безопасность ядерных объектов, так и за защиту ученых-ядерщиков.

Г-н Могтдэ сказал, что его комитет расследует то, что он назвал «очень очевидным проникновением в систему безопасности».

Вице-президент Эшак Джахангири заявил, что организация, ответственная за защиту Натанза от нападений, должна быть привлечена к ответственности.По его словам, атаки могут иметь «катастрофические последствия» для репутации, экономики и безопасности Ирана.

В социальных сетях консервативные комментаторы призвали к пересмотру руководства Атомного агентства и высшему совету национальной безопасности, чтобы передать ядерное досье министерству иностранных дел.

«Инцидент в Натанзе - это измена с проникновением или без него», - написал в Твиттере один комментатор Сейед Пейман Тахери. «Трещины вашей некомпетентности заполняются.Исправьте отверстия ».

Некоторые американские официальные лица, отказавшись выступать под протокол, в понедельник выразили обеспокоенность тем, что это нападение приведет ядерную программу в более глубокое подполье, куда будет трудно добраться. Иран уже двигался в этом направлении много лет назад, когда построил небольшой завод глубоко внутри горы недалеко от города Кум.

Это был не первый раз, когда противники Ирана рассматривали возможность прерывания энергоснабжения, чтобы подорвать ядерные или военные программы страны. Подобный метод был изучен более десяти лет назад американскими официальными лицами, но от него отказались в пользу внедрения вредоносного ПО, известного как Stuxnet, как более точного способа вывести центрифуги из равновесия и уничтожить их.

У Соединенных Штатов также был полный план сражения с Ираном, который включал атаки на его электрические сети. Он так и не был реализован, но элементы плана действуют сегодня.

Если говорить более конкретно, то утечка информации об израильском вмешательстве вызвала опасения, что Иран попытается сохранить лицо, приняв военный ответ сильнее, чем обычно.

«После того, как процитируют израильских официальных лиц, иранцы должны отомстить», - сказал в понедельник Дэнни Ятом, бывший глава Моссада, в интервью радиостанции, управляемой израильской армией.

«Есть действия, которые должны оставаться в неведении», - сказал он.

Стивен Слик, который когда-то руководил связями американских спецслужб с Моссадом, отметил в понедельник, что у израильтян было много мотивов для нанесения удара.

«Различные политические сообщения, вероятно, включают в себя конкретное напоминание для США и ЕС. чтобы не упускать из виду интересы и свободу действий Израиля », - сказал г-н Слик, ныне руководитель проекта исследований разведки Техасского университета в Остине.«Ирану напомнили о его постоянной уязвимости перед действиями израильских военных и разведки».

В Израиле некоторые также задались вопросом, послужило ли нападение внутренним целям для г-на Нетаньяху, а не только внешнеполитическим целям.

Нетаньяху предстает перед судом по обвинению в коррупции и пытается сформировать новое коалиционное правительство после всеобщих выборов в прошлом месяце, которые не дали ни одной партии абсолютного большинства. Некоторые аналитики заявили, что, по их мнению, публичная конфронтация с Ираном может помочь господину.Нетаньяху убеждает колеблющихся партнеров по коалиции, что сейчас не время снимать опытного премьер-министра.

«Он может захотеть как укрепить свой имидж, так и создать немного внешнеполитического кризиса, который затем поможет ему разрешить кризис коалиции», - заявил в понедельник Чак Фрейлих, бывший заместитель советника по национальной безопасности в Израиле.

Но публично США и Израиль сохраняли имидж дружественных союзников.

На совместном брифинге для прессы в Иерусалиме г.Остин вообще не упомянул Иран, в то время как г-н Нетаньяху коснулся атаки в воскресенье.

На отдельном брифинге с министром обороны Бенни Ганцем, когда израильский репортер спросил г-на Остина о взрыве, г-н Ганц прервал его.

Иран давно утверждает, что его ядерная программа носит мирный характер и направлена ​​на развитие энергетики. Но Израиль видит в этом реальную угрозу, поскольку иранские лидеры часто призывали к уничтожению Израиля.

«Мы оба согласны с тем, что Иран никогда не должен обладать ядерным оружием», - сказал г-н.Нетаньяху сказал в понедельник. «Моя политика как премьер-министра Израиля ясна. Я никогда не позволю Ирану получить ядерный потенциал для выполнения своей цели геноцида по уничтожению Израиля, и Израиль будет продолжать защищаться от агрессии Ирана и терроризма ».

В Вашингтоне госпожа Псаки сказала, что она ожидает, что переговоры с Ираном возобновятся в среду, как и планировалось.

«Мы ожидаем, что они будут сложными и долгими», - сказала она. «Нам не было дано никаких указаний об изменении участия в этих обсуждениях.

Патрик Кингсли сообщил из Иерусалима, Дэвид Э. Сэнджер из Вашингтона и Фарназ Фассихи из Нью-Йорка. Репортаж представили Майра Новек из Иерусалима, Стивен Эрлангер из Брюсселя и Эрик Шмитт из Вашингтона.

Авторские работы - Элементы повествования

Элементы повествования

Настройка



Что это?

Сеттинг - это среда, в которой происходит история или событие.Настройка может включать конкретную информацию о времени и месте (например, Бостон, Массачусетс, 1809 г.) или может быть просто описательной (например, одинокий фермерский дом темной ночью). Часто роман или другое длинное произведение имеет общую обстановку (например, город на Среднем Западе во время Великой депрессии), в которой эпизоды или сцены происходят в различных конкретных условиях (например, в здании суда). Географическое положение, историческая эпоха, социальные условия, погода, ближайшее окружение и время суток - все это могут быть аспектами настройки.


Почему это важно?

Настройка обеспечивает фон для действия. Думайте о сеттинге не только как о фактической информации, но как о важной части настроения и эмоционального воздействия рассказа. Тщательное изображение обстановки может передать смысл через взаимодействие с персонажами и сюжетом. Например, в фильме Джека Лондона « Call of the Wild » обстановка приключений Бака часто меняется, переходя от цивилизованной среды к дикой и опасной среде.Эти изменения в сеттинге имеют решающее значение для развития Бака как персонажа и событий в сказке.


Как мне его создать?

Чтобы создать обстановку, предоставьте информацию о времени и месте и используйте описательный язык, чтобы вызвать яркие образы, звуки, запахи и другие ощущения. Обратите особое внимание на настроение, которое создает обстановка.

Чтобы изобразить сеттинг как в художественной, так и в документальной литературе,

  • Обратитесь конкретно к месту и времени:

    «В первые недели 1837 года Чарльз Дарвин был занятым молодым человеком, жившим в Лондоне."

    - Дэвид Кваммен, Неохотный мистер Дарвин

  • Предоставьте подсказки о месте и времени, используя детали, соответствующие определенным историческим эпохам или событиям:

    "Поскольку ночи были холодными, а сезон дождей был влажным, каждый [мужчина] нес зеленое пластиковое пончо, которое можно было использовать как плащ, простыню или самодельную палатку.Пончо со стеганой подкладкой весило почти 2 фунта, но стоило каждой унции. В апреле, например, когда застрелили Теда Лавендера, они использовали его пончо, чтобы обернуть его, затем перенести через рисовый поле, а затем погрузили в вертолет, который увез его ".

    - Тим О'Брайен, «Вещи, которые они несли»
    (Краткий рассказ о войне во Вьетнаме)

  • Опишите внутреннюю часть комнаты, в которой происходит сцена:

    «Стены были из темного камня, тускло освещенные факелами.По обе стороны от него возвышались пустые скамейки, но впереди, на самых высоких скамьях, виднелось множество темных фигур. Они говорили тихо, но когда тяжелая дверь закрылась за Гарри, наступила зловещая тишина. "

    —J.K. Роулинг, Гарри Поттер и Орден Феникса

  • Опишите погоду и окружающую природу:

    "А ведь погода была идеальной.У них не было бы более идеального дня для вечеринки в саду, если бы они заказали ее. Безветренное, теплое, безоблачное небо. Только синий цвет был окутан легким золотистым туманом, как иногда бывает в начале лета. Садовник встал с рассвета, косил газоны и подметал их, пока трава и темные плоские розетки на том месте, где раньше росли ромашки, не засияли ».

  • Впишите подробности о настройке в описание акции:

    «В течение всего унылого, темного и беззвучного осеннего дня, когда тучи густо низко висели в небе, я проезжал один верхом на лошади по необычайно унылой местности; и наконец С приближением вечерних теней я оказался в пределах видимости меланхоличного Дома Ашеров."


Самопроверка

Задайте себе эти вопросы, чтобы помочь вам распознать и понять настройку:
  • Где это?
  • Когда это?
  • Какая погода?
  • Каковы социальные условия?
  • Как выглядит пейзаж или окружающая среда?
  • Какие особенности делают настройку яркой?


Пример

"Когда наступили короткие зимние дни, сумерки опустились еще до того, как мы хорошо поели.Когда мы встретились на улице, дома помрачнели. Пространство неба над нами было цвета постоянно меняющегося фиолетового цвета, и в его направлении фонари улиц поднимали свои слабые фонари. Холодный воздух ужалил нас, и мы играли, пока наши тела не засветились. Наши крики эхом разносились по тихим улицам. Карьера нашей пьесы привела нас через темные илистые переулки за домами, где мы бежали через перчатку грубых племен от коттеджей до черных дверей темных капающих садов, где запахи исходили из зольников, к темным пахучим конюшням, где кучер гладил и расчесывал лошадь или стряхивал музыку с пристегнутой сбруи."

Где это? В районе среднего класса; Я пока не знаю, где это.
Когда это? Зима вечером, в то время, когда еще можно было увидеть ездовых лошадей - возможно, в конце 1800-х годов.
Какая сейчас погода? Холодно, и ночь опускается рано.
Каковы социальные условия? В этом районе, кажется, люди в основном остаются дома по вечерам; рассказчик знает о «грубых племенах из коттеджей» поблизости - вероятно, о членах более низкого социального класса.
Как выглядит пейзаж или окружающая среда? Темно и тихо, с чувством тяжести, контрастирующим с криками и игрой рассказчика.
Какие особенности делают настройку яркой? Сенсорные детали: фиолетовый цвет неба, тусклые фонари, жгучий холод, запах золы, музыка конской сбруи.


Установочный наконечник

Обдумывая обстановку, ищите описательные слова и фразы. Сеттинг не только предоставляет информацию о месте и времени, но и является мощным инструментом, который авторы используют для создания атмосферы и оживления истории.


Тишина - ваш злейший враг

Мы, как общество, добились определенных успехов в области психического здоровья. Но так ли все радужно, как говорится? Гириш Датт Шукла делится, что разговор с человеком, которому вы доверяете, - первый шаг к выздоровлению

Депрессия кажется словом дня. Вы слышите об этом в поп-культуре, читаете об этом в книгах и даже, возможно, сами комментировали это в Интернете.Но понимаем ли мы гравитацию и окружающие ее сложности? Каково это быть пойманным в ловушку в своей голове? Увидеть мир во всей красе, но почему-то не иметь в нем участия? Если бы вы только могли почувствовать все цвета радуги. Но что такое депрессия? Чтобы не видеть всех красок жизни? Как насчет того, чтобы подбросить монету и открыть для себя другой ее спектр? Как насчет того, что вы слишком хорошо осведомлены о себе и своем окружении, что тогда? Возможно ли, что слишком много чувств может толкнуть вас в яму? Как бы то ни было, но результат, к сожалению, обычен; уход от себя и мира и чрезмерная холодность, которая может оставить вас в бездне.

Мы, как общество, добились определенных успехов в области психического здоровья. По этому поводу ведутся здоровые дискуссии. Исследователи тратят свое время и деньги, чтобы понять суть многих проблем психического здоровья. Это, безусловно, положительные шаги, особенно если учесть, как далеко мы продвинулись по сравнению с тем, чтобы прятать такие вещи под ковер. Но разве все, как говорится, радужно? Можно об этом поговорить?

Мир может идти на световые годы вперед, но это не ускоряет ваш собственный рост.Возможно, вы ведете здоровый разговор о психическом здоровье, но вам может быть стыдно или вы просто слишком уязвимы, чтобы рассказывать о своих собственных демонах. Трудно говорить о том, что тебя ест. Нет графика или простой дорожной карты, чтобы понять, как долго вы страдаете. Для некоторых это просто то, с чем им приходится жить, поскольку они не знают другого пути. Можете ли вы чувствовать себя счастливым и постоянно находиться в настоящем моменте и не упасть в эту невидимую кроличью нору, которая существует только для вас? Может быть лучше? Можете ли вы рассказать кому-нибудь, каково это? Что вы чувствуете себя одиноким в этом мире, даже когда вас окружают все люди, которых вы любите.Трудно открыться, показать свои эмоциональные шрамы. Выложить это открыто и показать свои внутренние страдания.

Некоторым мешает общение. Для некоторых это просто вопрос согласованности, невозможности описать свои ощущения. Для некоторых это страх быть названным «грустным человеком», но это не то, кем они являются. Как ты открываешься и поможет ли это? Чаще всего это разрушительные страхи, которые заставляют вас молчать, но молчание - единственное, что не поможет.Важно заглянуть внутрь себя и найти в себе силы поговорить об этом, найти человека, которому вы верите и которому доверяете, и просто объяснить, что вы чувствуете. Здесь нет правильных слов, суть исцеления заключается в уязвимости.

Люди, страдающие депрессией в течение длительного периода времени, могут чувствовать, что это единственный способ жить, и это чувство может бросить тень на любую надежду на светлое и счастливое будущее. Вам может казаться, что жизнь слишком трудна. Какова цель продолжения? Постоянную усталость, которая сопровождает это, может быть трудно переносить, но невероятно важно помогать в такие моменты.Важно понимать, что это заболевание, которое нужно лечить, как и любой другой недуг, и да, в конце туннеля есть свет. Однако первый шаг к путешествию - это открыться и говорить.

Думаете, чем разговоры помогут? Что ж, предположим, вы идете к другу в гости и заблудились, а ваш телефон не работает. Что делать сейчас? Кто-нибудь в этом районе может помочь вам с правильным маршрутом. Депрессия точно такая же. Здесь вы потерялись внутри себя, запутавшись в вопросах о ценности собственной жизни.Вам нужно иметь более широкую точку зрения и говорить об этом.

Когда вы говорите, люди вас слушают и помогают. Разговор - это принятие. Принятие того, что вы страдаете, принятие того, что это не образ жизни, принятие того, что да, жизнь стоит того, чтобы жить, и что ваша жизнь важна. Молчание - ваш злейший враг. Разговор с человеком, которому вы доверяете, - это первый шаг к выздоровлению.

(Писатель - компьютерный инженер и автор книги - Maroon In A Sky Of Blue.)

Разрушая стену молчания: освобождающий опыт столкновения с болезненной правдой (Мягкая обложка)

16 долларов.99

НЕ В МАГАЗИНЕ прибудет в течении 1-2 недель

Описание


Миллер использует психоисторический анализ Гитлера, Сталина и Чаушеску, чтобы выявить связи между ужасами их детства и ужасами, которые они причинили миру. Она призывает осознать роль общества в жестоком обращении с детьми и признать жертву.

Об авторе


Алиса Миллер (1923-2010) добилась всемирного признания за свою работу о причинах и последствиях детских травм.Она также была автором многих книг, в том числе «Истина освободит вас», «Изгнанные знания», «Разрушая стену молчания», «Не осознавать» и для вашего блага .

Похвала за…


Feminist Review
«Это красивая, жестокая, необходимая книга, написанная эмоционально интеллигентной львицей, которая продолжает свои попытки пробить стену - один кирпич, одна книга - за раз. Я очень рекомендую это.

Chicago Tribune
«Делает много провокационных и убедительных замечаний о долгосрочных последствиях жестокого обращения с детьми, взаимозависимости между обществом и воспитанием детей и, наконец, о потребности человека противостоять воспоминаниям, какими бы болезненными они ни были».

San Francisco Chronicle
«Применимость концепций Миллера, особенно в это время разногласий, - вот что делает ее послание столь убедительным для американской аудитории».

Moving Worlds
«Проницательный взгляд на то, как разорвать порочный круг жестокого обращения с детьми в современном мире.»

New Age Journal
« Миллер нанес на карту ценную территорию ».

Саут-Бенд Трибьюн
«То, что говорит Миллер, поучительно… Эту книгу нельзя прочитать один раз и отложить в сторону. Читатель может возвращаться снова и снова по мере признания новой истины ».

Science News
«Трогательный аргумент в пользу осведомленности и осуждения жестокого обращения с детьми».

- -

Относительная тишина (компакт-диск) | Книжная стойка

Описание


Сильная семья со множеством тайн.Судмедэксперт со своими трагедиями. И ураган, обрушившийся на их частный остров.

Пятнадцать лет назад единственный ребенок Пайпер Бун погиб в катастрофе, и почти идеальная жизнь Пайпер тоже подошла к концу. Пережив развод и потеряв работу, она уезжает на остров Керлью и в дом своего детства - уединенный особняк для политически влиятельной семьи Бунов, которая практически является американской королевской семьей.

Но желание Пайпер стать отшельником разбивается, когда массовый стрелок открывает огонь и убивает трех женщин в кафе, где Пайпер обедает.Кризис ставит ее семью в центр внимания из-за слухов о так называемом проклятии острова Керлью, которое, по слухам, унесло жизни нескольких членов семьи Бунов, в том числе отца и сестру Пайпер.

Судмедэксперт Такер Лэндри также выжил во время стрельбы, и ему поручили сделать набросок портрета стрелка с Пайпер. Их объединяет общая любовь к кино и трагическому прошлому. Но когда полиция обнаруживает связь между стрельбой и еще двумя убийствами на острове Керлью, они сталкиваются с более ужасной цепочкой подозреваемых, чем они могли себе представить: семьей Пайпер.

Раскрытие истинной истории семьи будет ключом к выживанию Пайпер - или к ее верной смерти.

Похвала за Относительное молчание

«Опасность и драма пребывают в этой сказке, которая идет по опасной стороне. С вспышкой мрачности, история останется в вашей голове еще долго после последней страницы». - Стив Берри, New York Times автор бестселлеров

" Relative Silence Кэрри Стюарт Паркс был одним из самых захватывающих романов-интриг, которые я читал за долгое время.Идеальная подача и характеристика, а также опытная рука Паркса с криминалистикой держали меня в напряжении. Если вам нравится напряженность с легким оттенком романтики, должны прочитать это "- Коллин Кобл, автор One Little Lie и серии Lavender Tide

" Идеальный пляж читать Relative Silence - эксперт смесь семейной драмы и неспешного триллера, сдобренная фирменным юмором Паркса. Вы будете бороться за Пайпер и Такера, пока история приближается к кульминации ураганной силы."- Рик Акер, автор бестселлеров

" Обладая мастерством и своим вездесущим остроумием, Кэрри Паркс собрала кусочки головоломки и сплела сюжетные нити в увлекательное и быстрое чтение с дразнящими вопросами, причудливыми персонажами и. . . о да, несколько удачно расположенных вымышленных криволинейных шаров по пути. Наслаждайтесь »- Фрэнк Перетти, автор бестселлеров

« Какая замечательная книга Кэрри Стюарт Паркс сделала это снова. Relative Silence предлагает нам персонажей, которые нам небезразличны, запутанный и умный сюжет и часы удовольствия от чтения.Настоятельно рекомендуется ». - Гейл Ропер, Lost and Found , Hide and Seek

« Какая захватывающая история. Я редко читаю книгу за один присест, но Паркс сочетает интригующий сюжет, яркую обстановку и характеры. Вы не можете не болеть за то, что заставили меня перелистывать страницы до самого приятного финала. Я настоятельно рекомендую это отличное чтение », - Марло Шалески, отмеченный наградами автор книги« «Женщины Библии» говорят »

« «Относительное молчание » Кэрри Стюарт Паркс содержит все навороты.Родственный персонаж в Пайпер Бун, сюжет, который продолжает развиваться, и неожиданный финал. Было трудно подавить. Полностью удовлетворительное чтение. "- Нэнси Мель, бестселлер, отмеченный наградами автор серии Kaely Quinn Profiler

" У Кэрри Паркс есть все в этой книге - тайна, романтика и тонкое послание о Боге ", - Ричард. Мабри, автор статьи Critical Decision

Выведение абзацев

Лестница вывода помогает вам делать лучшие выводы или оспаривать выводы других людей, основанные на истинных фактах и ​​реальности.Его можно использовать для анализа достоверных данных, таких как набор показателей продаж, или для проверки утверждений, например, «проект будет запущен в апреле».

Word Inference Definition Страница # окаменелость 4 волчья пасть 6 аномалии 6 камбала 11 ретроспективный взгляд 11 выборная 16 установить Чтобы создать; Пример: чтобы объяснить, почему вы читаете книгу, заключение; заключение или мнение, сформированное на основании известных фактов или свидетельств; предположение, основанное на подсказках из контекста.

Суд может сделать неблагоприятный вывод из молчания обвиняемого при обстоятельствах, изложенных в статьях 34–37 Закона об уголовном правосудии и общественном порядке 1994 года.Раздел 34 позволяет сделать вывод, когда подозреваемый хранит молчание, когда его допрашивают с осторожностью до предъявления обвинения (раздел 34 (1) (a)). Вывод также может быть сделан, когда ответчик умалчивает об обвинении (раздел 34 (1) (b)).

19 ноября 2017 г. - Изучите доску Дебби Дарранс «Связи, выводы и т.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *