Былина об иване годиновиче: Иван Годинович | Былины

Содержание

Иван Годинович | Былины

Во стольном во городе во Киеве
У ласкова осударь князя Владимира
Вечеренка была,
На пиру у него сидели честные вдовы.
Пригодился тут Иван Годинович,
И проговорит ему Стольнокиевский
Владимир‑князь: «Гой еси, Иван ты Годинович!
А зачем ты, Иванушка, не женишься?»
Отвечает Иван сын Годинович:
«Рад бы, осударь, женился, да негде взять;
Где охота брать – за меня не дают,
А где‑то подают – ту я сам не беру».
А проговорит ласковый Владимир‑князь.
«Гой еси, Иван сын Годинович!
А садися ты, Иван, на ременчат стул,
Пиши ерлыки скорописчаты».
А садился тотчас Иван на ременчат стул,
Написал ерлык скорописчатый
А о добром деле – о сватанье,
К славному городу Чернигову,
К Дмитрию, гостю богатому.
Написал он ерлык скорописчатый,
А Владимир‑князь ему руку приложил:
«А не ты, Иван, поедешь свататься,
Сватаюсь я‑де, Владимир‑князь».
А скоро‑де Иван снаряжается,

А скоря того поездку чинит
Ко ‹славному› городу Чернигову.
Два девяноста‑то мерных верст
Переехал Иванушка в два часа.
Стал он, Иван, на гостином дворе,
Скочил он, Иван, со добра коня.
Привязавши коня к дубову столбу,
Походил во гридню во светлую,
Спасову образу молится,
Он Дмитрию‑гостю кланяется,
Положил ерлык скорописчатый на круглый стол.
Дмитрий‑гость распечатывает,
‹Распечатывает› и рассматривает,
Просматривает и прочитывает:
«Глупый Иван, неразумный Иван!
Где ты, Иванушка, перво был?
Ноне Настасья просватана,
Душа Дмитревна запоручена
В дальну землю Загорскую,
За царя Афромея Афромеевича.
За царя отдать – ей царицею слыть,
Панове все поклонятся,
Пановя и улановя,
А немецких языков счету нет;
За тебя, Иван, отдать – холопкой слыть,
Избы мести, заходы скрести».
Тут Иванушку за беду стало,
Схватя ерлык, Иван да и вон побежал.
Садился Иван на добра коня,
Побежал он ко городу Киеву.
Скоро Иван на двор прибежал,
И приходит он во светлу гридню,
Ко великому князю Владимиру,
Спасову образу молится,
А Владимиру‑князю кланяется.
Вельми он, Иван, закручинился,
Стал его Владимир‑князь спрашивати,
А стал Иван рассказывати:
«Был я у Митрия во дому,
Положил ерлык на круглый стол,
Дмитрий‑гость не задерживал меня в том,
Скоро ерлыки прочитывал
И говорил таковы слова:
«Глупый ты‑де Иван, неразумный Иван!
Где ты, Иванушка, перво был?
Ноне Настасья просватана
В дальну землю Загорскую,
За царя Афромея Афромеевича.
За царя‑де ее отдать – царицею слыть,
Панове все поклонятся,
Панове все и улановья,
А немецких языков счету нет;
За тебя‑де, Иван, отдать – холопкой слыть,
Избы мести да заходы скрести».
Тут ему, князю, за беду стало,
Рвет на главе черны кудри свои,
Бросает их о кирпичет пол:
«Гой еси, Иван Годинович!
Возьми ты у меня, князя, сто человек
Русских могучих богатырей,
У княгини ты бери другое сто,
У себя, Иван, третье сто,
Поезжай ты о добром деле – о сватанье;
Честью не даст, – ты и силою бери!»
Скоро молодцы те собираются,
А скоря того поездку чинят.
Поехали к городу Чернигову;
А и только переехали быстрого Непра –
Выпала пороха снегу белого.
По той по порохе, по белу снегу,
И лежат три следа звериные:
Первой след гнедого тура,
А другой след лютого зверя,
А третей след дикого вепря.
Стал он, Иван, разъясачивати:
Послал он за гнедым туром сто человек
И велел поймать его бережно,
Без той раны кровавыя;
И за лютым зверем послал другое сто
И велел изымать его бережно,
Без той раны кровавыя;
И за диким вепрем послал третье сто,
А велел изымать его бережно,
Без тоя раны кровавыя,
И привесть их во стольный Киев‑град
Ко великому князю Владимиру.
А сам он, Иван, поехал единой во Чернигов‑град,
И будет Иван во Чернигове,
А у Дмитрия, гостя богатого,
Скачет Иван середи двора,
Привязал коня к дубову столбу,
Походил он во гридню светлую,
К Дмитрию, гостю богатому;
Спасову образу молится,
Дмитрию‑гостю не кланяется;
Походил за занавесу белую
Он к душке Настасье Дмитревне.
А тут у Дмитрия, гостя богатого,
Сидят мурзы‑улановья,
По‑нашему, сибирскому, – дружки слывут.
Привезли они платьице цветное,
Что на душку Настасью Дмитревну,
Платья того на сто тысячей,
От царя Афромея Афромевича;
А сам царь Афромей Афромеевич
Он от Чернигова в трех верстах стоит,
А силы с ним три тысячи.
Молоды Иванушка Годинович
Он из‑за занавесу белого
Душку Настасью Дмитревну
Взял за руку за белую,
Потащил он Настасью, лишь туфли звенят.
Что взговорит ему Дмитрий‑гость:
«Гой еси ты, Иванушка Годинович!
Суженое пересуживаешь,
Ряженое переряживаешь;
Можно тебе взять не гордостью, ‑
Веселым пирком‑свадебкой!»
Только Иван слово выговорил:
«Гой еси ты, славный Дмитрий‑гость!
Добром мы у тебя сваталися,
А сватался Владимир‑князь;
Не мог ты честью мне отдать,
Ноне беру – и не кланяюсь!»
Вытащил ее середи двора,
Посадил на добра коня
И сам метался в седелечко черкесское.
Некому бежать во Чернигов‑град
За молодым Иванушком Годиновичем;
Переехал он, Иван, девяносто верст,
Поставил он, Иван, тут свой бел шатер,
Развернул ковры сорочинские,
Постлал потнички бумажные,
Изволил он, Иван, с Настасьею опочив держать.
Донеслась скоро вестка нерадошна
Царю Афромею Афромевичу;
А приехали мурзы‑улановья,
Телячьим языком рассказывают:
«Из славного‑де города из Киева
Прибежал удал молодец,
Увез твою противницу Настасью Дмитревну».
Царь Афромей Афромеевич
Скоро он вражбу чинил:
Обвернется гнедым туром,
Чистые поля туром перескакал,
Темные лесы соболем пробежал,
Быстрые реки соколом перлетал,
Скоро он стал у бела шатра.
А и тут царь Афромей Афромеевич
Закричал‑заревел зычным голосом:
«Гой еси, Иванушка Годинович!
А и ты суженое пересуживаешь,
Ряженое переряживаешь;
Почто увез ты Настасью Дмитревну?»
А скоро Иван выходит из бела шатра,
Говорил тут Иванушка Годинович:
«Гой еси, царь Афромей Афромеевич!
Станем мы с тобою боротися о большине,
Что кому наша Настасья достанется».
И схватилися они тут боротися;
Что‑де ему, царю, делати
Со молодым Иваном Годиновичем!
Согнет он царя корчагою,
Опустил он о сыру землю;
Царь Афромей Афромеевич
Лежит на земли, свету не видит.
Молоды Иван Годинович
Он ушел за кустик мочитися,
Царь Афромей едва пропищал:
«Думай ты, Настасья, не продумайся!
За царем, за мною, быть – царицею слыть,
Панове все поклонятся, Пановя все, улановя,
А немецких языков счету нет;
За Иваном быть – холопкой слыть,
А избы мести, заходы скрести».
Приходит Иван ко белу шатру,
Напустился с ним опять боротися,
Схватилися они руками боротися, ‑
Душка Настасья Дмитревна
Изымала Ивана Годиновича за ноги,
Тут его двое и осилили.
Царь Афромей на грудях сидит,
Говорит таково слово: «А и нет чингалища булатного,
Нечем пороть груди белые».
Только лишь царь слово выговорил:
«Гой еси ты, Настасья Дмитревна!
Подай чембур от добра коня».
И связали Ивана руки белые,
Привязали его ко сыру дубу.
Царь Афромей в шатер пошел,
Стал с Настасьею поигрывати,
А назолу дает ему, молоду Ивану Годиновичу.
По его было талану добра молодца,
А и молода Ивана Годиновича,
Первая высылка из Киева бежит –
Ровно сто человек;
Прибежали ко тому белу шатру,
Будто зайца в кусте изъехали:
Спиря скочил – тот поспиривает,
Сема прибежал – тот посемывает;
Которы молодцы они поглавнея,
Срезали чомбуры шелковые,
Молода Ивана Годиновича опростовали.
Говорил тут Иванушка Годинович:
«А и гой вы еси, дружина хоробрая!
Их‑то, царей, не бьют, не казнят,
Не бьют, не казнят и не вешают!
Повозите его ко городу ко Киеву,
Ко великому князю Владимиру».
А и тут три высылки все сбиралися,
Нарядили царя в платье цветное,
Повезли его до князя Владимира.
И будут в городе Киеве,
Рассказали тут удалы добры молодцы
Великому князю Владимиру
Про царя Афромея Афромеевича.
И Владимир‑князь со княгинею
Встречает его честно, хвально и радошно,
Посадил его за столы дубовые.
Тут у князя стол пошел
Для царя Афромея Афромеевича.
Молоды Иванушка Годинович
Остался он во белом шатре,
Стал он, Иван, жену свою учить,
Он душку Настасью Дмитревну:
Он перво ученье‑то – руку ей отсек,
Сам приговаривает: «Эта мне рука не надобна,
– Трепала она, рука, Афромея‑царя»;
А второе ученье – ноги ей отсек:
«А и та‑де нога мне не надобна, ‑
Оплеталася со царем Афромеем неверныим»;
А третье ученье – губы ей обрезал
И с носом прочь: «А и эти губы мне не надобны, ‑
Целовали они царя неверного»;
Четверто ученье – голову ей отсек
И с языком прочь: «Эта голова мне не надобна,
И этот язык мне не надобен, ‑
Говорил со царем неверныим
И сдавался на его слова прелестные!»
Втапоры Иван Годинович
Поехал ко стольному городу Киеву,
Ко ласкову князю Владимиру.
И будет в городе Киеве,
Благодарит князя Владимира
За велику милость, что женил его
На душке Настасье Дмитревне.
Втапоры его князь спрашивал:
«Где же твоя молодая жена?»
Втапоры Иван о жене своей сказал,
что хотела с Вахрамеем‑царем в шатре его убить,
за что ей поученье дал, голову срубил.
Втапоры князь весел стал, что отпускал Вахрамея‑царя,
своего подданника, в его землю Загорскую.
Только его увидели, что обвернется гнедым туром,
поскакал далече во чисто поле к силе своей.

Источник: Древние российские стихотворения, собранные Киршею Даниловым. Издание подготовили А. П. Евгеньева,Б. Н. Путилов. М., 1977. №16.

ЧИТАТЬ ПЕРЕЛОЖЕНИЕ БЫЛИНЫ «ИВАН ГОДИНОВИЧ»

Иван Годинович История Руси

Иван Годинович (иначе Годенович, Гординыч) – древнерусский богатырь былин Владимирова цикла. Былины о нем открываются обычным пиром у князя Владимира. Иван Годинович, племянник Владимира, один сидит на пиру невесел, и на вопрос князя, чем он озабочен, говорит, что хотел бы поехать в Чернигов (иначе в Золотую орду, к Ляховинскому королю, в Индию) посватать за себя дочь купца Дмитрия Марью (иначе Настасью, Авдотью «Лебедь белую»). Владимир одобряет его желание и дает ему в товарищи Илью Муромца, Алешу Поповича, Добрыню Никитича, Василия Казимерского. Когда Дмитрий отказывает Ивану Годиновичу в руке дочери, так как она уже просватана за Кощея Трипетовича (иначе Федора Ивановича с хороброй Литвы, царища Вахромеища, Одолища Кошчевича), Иван силой увозит Марью. На пути в Киев поезд Иван встречает звериные следы – вепря, кобылы, тура или лани – и Иван отсылает сопровождавших его богатырей в погоню за зверями.


Пир богатырей у ласкового князя Владимира, художник Андрей Петрович Рябушкин, 1888, Государственный музей-заповедник «Ростовский Кремль», Ростов.

Оставшись один с невестой, он ложится с нею в шатре, но в это время настигает его Кощей Трипетов и вызывает на бой. Иван повалил Кощея, хочет вспороть ему грудь и просит невесту подать ему нож. Но невеста, послушав Кощея, который сулит ей больший почет, если она предпочтет его Ивану, помогает Кощею осилить Ивана и привязать его к дереву. Затем Кощей с невестой ложатся в шатре. В это время прилетает на дерево ворон (иначе два голубя, две лебеди), и человечьим голосом говорит, что не владеть Марьей Дмитриевной Кощею, а владеть Ивану Годиновичу. Разгневанный Кощей пускает в ворона стрелу, которая, обратившись назад, убивает самого стрелка. Марья, опасаясь за свою судьбу, хочет отрубить Ивану голову, но сабля скользнула и рассекла только ченбуры, которыми был связан Иван. Былина кончается жестокой расправой Ивана Годиновича с невестой, которой он сначала отсекает руки, затем ноги, губы и наконец голову.

Сюжет былины об Иване Годиновиче относится к широко распространенным бродячим сюжетам о неверных женах, невестах, сестрах. Параллели былине указаны исследователями в великорусских сказках и в легендарном рассказе из жития Иосифа Волоцкого по рукописи XVI века. Особенно близка к былине малорусская песня об Иване и Марьяночке, помещенная в сборнике Кольберга. Сходство с былиной простирается не только на детали рассказа, но и на имена (Иван и Марья). Южно-славянские (сербские и болгарские) песни того же сюжета указаны и рассмотрены М. Халанским в его книге: «Великорусские былины киевского цикла». Такова сербская песня «Бановичь Страхинья» , «Марко Кралевич и неверная девушка», болгарская об «Искрене и Милице». Профессор Халанский считает даже вероятным (хотя без достаточного основания), что великорусская былина об Иване Годиновиче переделка зашедшей на Русь югославянской песни того же мотива. Польская версия того же сюжета в хронике Богуфала, именно в повести о «Вальтеже и Гельгунде», была указана Либрехтом . Восточные индийские однородные рассказы отмечены Бенфеем . В былине о Иване Годиновие видимо обработан и приурочен к Владимирову циклу бродячий сказочный сюжет, вероятно, восточного происхождения.

Иван Гостиный сын отождествлялся с Иваном Годиновичем. По О. Миллеру, он хотя и принадлежит к богатырской стихии, однако, остается почти не затронутым земским ее значением; он, по всей вероятности, местный черниговский богатырь. Веселовский сопоставляет Ивана с героем византийского сказания о Геракле, хотя и не выводит его непосредственно оттуда. Вообще былина о Иване распадается на два сюжета: в первом, говорящем о купле коня, Иван сопоставляется Веселовским с другими сказочными личностями русской народной словесности и отчасти с Ильей Муромцем.

Во втором сюжете Иван сходен с другим Иваном малорусских сказок о Иване и Марье с Бановичем Страхиней сербских песен, с героем русской повести, помещенной в житии Иосифа Волоцкого, с немецким Вальтариусом, польским Вальгержем из Тынца, с купцом из одного рассказа в Панчатантре, о чем говорит Волльнер, а по Стасову и Халанскому, он просто заимствован: по первому – из песни номских шоров о богатыре Алтын Эргеке, причем Иван является зараз и Алтын Эргеком, и его братом Алтын Ташем; а по второму – это просто Банович Страхиня или Марко-королевич южных славян.

Богатырь Иван Годинович

Во стольном во городе во Киеве
У ласкова осударь князя Владимира
Вечеренка была,
На пиру у него сидели честные вдовы.
Пригодился тут Иван Годинович,
И проговорит ему Стольнокиевский
Владимир-князь: «Гой еси, Иван ты Годинович!
А зачем ты, Иванушка, не женишься?»
Отвечает Иван сын Годинович:
«Рад бы, осударь, женился, да негде взять;
Где охота брать – за меня не дают,
А где-то подают – ту я сам не беру».
А проговорит ласковый Владимир-князь.
«Гой еси, Иван сын Годинович!
А садися ты, Иван, на ременчат стул,
Пиши ерлыки скорописчаты».
А садился тотчас Иван на ременчат стул,
Написал ерлык скорописчатый
А о добром деле – о сватанье,
К славному городу Чернигову,
К Дмитрию, гостю богатому.
Написал он ерлык скорописчатый,
А Владимир-князь ему руку приложил:
«А не ты, Иван, поедешь свататься,
Сватаюсь я-де, Владимир-князь».
А скоро-де Иван снаряжается,
А скоря того поездку чинит
Ко ‹славному› городу Чернигову.
Два девяноста-то мерных верст
Переехал Иванушка в два часа.
Стал он, Иван, на гостином дворе,
Скочил он, Иван, со добра коня.
Привязавши коня к дубову столбу,
Походил во гридню во светлую,
Спасову образу молится,
Он Дмитрию-гостю кланяется,
Положил ерлык скорописчатый на круглый стол.
Дмитрий-гость распечатывает,
‹Распечатывает› и рассматривает,
Просматривает и прочитывает:
«Глупый Иван, неразумный Иван!
Где ты, Иванушка, перво был?
Ноне Настасья просватана,
Душа Дмитревна запоручена
В дальну землю Загорскую,
За царя Афромея Афромеевича.
За царя отдать – ей царицею слыть,
Панове все поклонятся,
Пановя и улановя,
А немецких языков счету нет;
За тебя, Иван, отдать – холопкой слыть,
Избы мести, заходы скрести».

Тут Иванушку за беду стало,
Схватя ерлык, Иван да и вон побежал.
Садился Иван на добра коня,
Побежал он ко городу Киеву.
Скоро Иван на двор прибежал,
И приходит он во светлу гридню,
Ко великому князю Владимиру,
Спасову образу молится,
А Владимиру-князю кланяется.
Вельми он, Иван, закручинился,
Стал его Владимир-князь спрашивати,
А стал Иван рассказывати:
«Был я у Митрия во дому,
Положил ерлык на круглый стол,
Дмитрий-гость не задерживал меня в том,
Скоро ерлыки прочитывал
И говорил таковы слова:
«Глупый ты-де Иван, неразумный Иван!
Где ты, Иванушка, перво был?
Ноне Настасья просватана
В дальну землю Загорскую,
За царя Афромея Афромеевича.
За царя-де ее отдать – царицею слыть,
Панове все поклонятся,
Панове все и улановья,
А немецких языков счету нет;
За тебя-де, Иван, отдать – холопкой слыть,
Избы мести да заходы скрести».
Тут ему, князю, за беду стало,
Рвет на главе черны кудри свои,
Бросает их о кирпичет пол:
«Гой еси, Иван Годинович!
Возьми ты у меня, князя, сто человек
Русских могучих богатырей,
У княгини ты бери другое сто,
У себя, Иван, третье сто,
Поезжай ты о добром деле – о сватанье;
Честью не даст, – ты и силою бери!»

Скоро молодцы те собираются,
А скоря того поездку чинят.
Поехали к городу Чернигову;
А и только переехали быстрого Непра –
Выпала пороха снегу белого.
По той по порохе, по белу снегу,
И лежат три следа звериные:
Первой след гнедого тура,
А другой след лютого зверя,
А третей след дикого вепря.
Стал он, Иван, разъясачивати:
Послал он за гнедым туром сто человек
И велел поймать его бережно,
Без той раны кровавыя;
И за лютым зверем послал другое сто
И велел изымать его бережно,
Без той раны кровавыя;
И за диким вепрем послал третье сто,
А велел изымать его бережно,
Без тоя раны кровавыя,
И привесть их во стольный Киев-град
Ко великому князю Владимиру.
А сам он, Иван, поехал единой во Чернигов-град,
И будет Иван во Чернигове,
А у Дмитрия, гостя богатого,
Скачет Иван середи двора,
Привязал коня к дубову столбу,
Походил он во гридню светлую,
К Дмитрию, гостю богатому;
Спасову образу молится,
Дмитрию-гостю не кланяется;
Походил за занавесу белую
Он к душке Настасье Дмитревне.
А тут у Дмитрия, гостя богатого,
Сидят мурзы-улановья,
По-нашему, сибирскому, – дружки слывут.
Привезли они платьице цветное,
Что на душку Настасью Дмитревну,
Платья того на сто тысячей,
От царя Афромея Афромевича;
А сам царь Афромей Афромеевич
Он от Чернигова в трех верстах стоит,
А силы с ним три тысячи.
Молоды Иванушка Годинович
Он из-за занавесу белого
Душку Настасью Дмитревну
Взял за руку за белую,
Потащил он Настасью, лишь туфли звенят.

Что взговорит ему Дмитрий-гость:
«Гой еси ты, Иванушка Годинович!
Суженое пересуживаешь,
Ряженое переряживаешь;
Можно тебе взять не гордостью, —
Веселым пирком-свадебкой!»
Только Иван слово выговорил:
«Гой еси ты, славный Дмитрий-гость!
Добром мы у тебя сваталися,
А сватался Владимир-князь;
Не мог ты честью мне отдать,
Ноне беру – и не кланяюсь!»
Вытащил ее середи двора,
Посадил на добра коня
И сам метался в седелечко черкесское.
Некому бежать во Чернигов-град
За молодым Иванушком Годиновичем;
Переехал он, Иван, девяносто верст,
Поставил он, Иван, тут свой бел шатер,
Развернул ковры сорочинские,
Постлал потнички бумажные,
Изволил он, Иван, с Настасьею опочив держать.
Донеслась скоро вестка нерадошна
Царю Афромею Афромевичу;
А приехали мурзы-улановья,
Телячьим языком рассказывают:
«Из славного-де города из Киева
Прибежал удал молодец,
Увез твою противницу Настасью Дмитревну».
Царь Афромей Афромеевич
Скоро он вражбу чинил:
Обвернется гнедым туром,
Чистые поля туром перескакал,
Темные лесы соболем пробежал,
Быстрые реки соколом перлетал,
Скоро он стал у бела шатра.
А и тут царь Афромей Афромеевич
Закричал-заревел зычным голосом:
«Гой еси, Иванушка Годинович!
А и ты суженое пересуживаешь,
Ряженое переряживаешь;
Почто увез ты Настасью Дмитревну?»

А скоро Иван выходит из бела шатра,
Говорил тут Иванушка Годинович:
«Гой еси, царь Афромей Афромеевич!
Станем мы с тобою боротися о большине,
Что кому наша Настасья достанется».
И схватилися они тут боротися;
Что-де ему, царю, делати
Со молодым Иваном Годиновичем!
Согнет он царя корчагою,
Опустил он о сыру землю;
Царь Афромей Афромеевич
Лежит на земли, свету не видит.
Молоды Иван Годинович
Он ушел за кустик мочитися,
Царь Афромей едва пропищал:
«Думай ты, Настасья, не продумайся!
За царем, за мною, быть – царицею слыть,
Панове все поклонятся, Пановя все, улановя,
А немецких языков счету нет;
За Иваном быть – холопкой слыть,
А избы мести, заходы скрести».
Приходит Иван ко белу шатру,
Напустился с ним опять боротися,
Схватилися они руками боротися, —
Душка Настасья Дмитревна
Изымала Ивана Годиновича за ноги,
Тут его двое и осилили.
Царь Афромей на грудях сидит,
Говорит таково слово: «А и нет чингалища булатного,
Нечем пороть груди белые».
Только лишь царь слово выговорил:
«Гой еси ты, Настасья Дмитревна!
Подай чембур от добра коня».
И связали Ивана руки белые,
Привязали его ко сыру дубу.
Царь Афромей в шатер пошел,
Стал с Настасьею поигрывати,
А назолу дает ему, молоду Ивану Годиновичу.
По его было талану добра молодца,
А и молода Ивана Годиновича,
Первая высылка из Киева бежит –
Ровно сто человек;
Прибежали ко тому белу шатру,
Будто зайца в кусте изъехали:
Спиря скочил – тот поспиривает,
Сема прибежал – тот посемывает;
Которы молодцы они поглавнея,
Срезали чомбуры шелковые,
Молода Ивана Годиновича опростовали.
Говорил тут Иванушка Годинович:
«А и гой вы еси, дружина хоробрая!
Их-то, царей, не бьют, не казнят,
Не бьют, не казнят и не вешают!
Повозите его ко городу ко Киеву,
Ко великому князю Владимиру».

А и тут три высылки все сбиралися,
Нарядили царя в платье цветное,
Повезли его до князя Владимира.
И будут в городе Киеве,
Рассказали тут удалы добры молодцы
Великому князю Владимиру
Про царя Афромея Афромеевича.
И Владимир-князь со княгинею
Встречает его честно, хвально и радошно,
Посадил его за столы дубовые.
Тут у князя стол пошел
Для царя Афромея Афромеевича.
Молоды Иванушка Годинович
Остался он во белом шатре,
Стал он, Иван, жену свою учить,
Он душку Настасью Дмитревну:
Он перво ученье-то – руку ей отсек,
Сам приговаривает: «Эта мне рука не надобна,
– Трепала она, рука, Афромея-царя»;
А второе ученье – ноги ей отсек:
«А и та-де нога мне не надобна, —
Оплеталася со царем Афромеем неверныим»;
А третье ученье – губы ей обрезал
И с носом прочь: «А и эти губы мне не надобны, —
Целовали они царя неверного»;
Четверто ученье – голову ей отсек
И с языком прочь: «Эта голова мне не надобна,
И этот язык мне не надобен, —
Говорил со царем неверныим
И сдавался на его слова прелестные!»
Втапоры Иван Годинович
Поехал ко стольному городу Киеву,
Ко ласкову князю Владимиру.
И будет в городе Киеве,
Благодарит князя Владимира
За велику милость, что женил его
На душке Настасье Дмитревне.
Втапоры его князь спрашивал:
«Где же твоя молодая жена?»
Втапоры Иван о жене своей сказал,
что хотела с Вахрамеем-царем в шатре его убить,
за что ей поученье дал, голову срубил.
Втапоры князь весел стал, что отпускал Вахрамея-царя,
своего подданника, в его землю Загорскую.
Только его увидели, что обвернется гнедым туром,
поскакал далече во чисто поле к силе своей.

Иван Годинович | Русские былины

Назад к разделу

Иван Годинович

Во том-то во городи во Киёви,

У ласкова князя Владымира,

Завелсо, завелсо почестен пир.

А и вси на пиру наедалися,

А и вси на пиру напивалися,


А и вси на пиру порасхвасталися.

А и кто ведь хваста отцем-матушкой,

А иной ведь хваста молодой женой.

Испроговорит Владымир-князь стольнё-киевской:

— А и вси ль добры молодцы споженены,


Вси девушки замуж повыданы,

Один то, един добрый молодец

Холост ходил, не женат гулял,

Иванушко Годинович.–

А и испроговорит Иванушко Годинович:


— А и свет государь ты мой дядюшка!

У меня есть невеста поприбрана,

Поприбрана невеста во Киёви,

Во Киеви невеста, во Чернигови,

У Митрея – князя богатаго.


А и всим-то Настасьюшка добрым-добра:

Телом Настасья как снег бела,

Походочка у ей ведь павлиная,

А и тихая речь лебединая,

А и брови-ты у ей черна соболя,


Глаза-ты у ей ясна сокола,

А и личико у ей ведь маков цвет.–

Испроговорит Владымир-князь стольнё-киевской:

— А и же ты, Иванушко Годинович!

Чего ль тебе ведь все надобно,


Города ль тебе наб с пригородками,

Аль несчетной тебе надо золотой казны,

Аль силы войска тебе надо великаго? –

Испроговорит Иванушко Годинович:

— Владимир-князь стольнё-киевской,


Свет государь ты мой дядюшка!

Ницёго ведь мне-ка не надобно.

Не надо городов с пригородками,

Не надо силы войска великаго,

Не надо несчетной золотой казны.


А и только дай-кось три молодца что ни лучшиих,

Что ни лучшиих перебраныих:

Во-первых, стараго казака Илью Муромца,

А и во-друтих, Исака Петровича,

Ай во-третьих, Алешу Поповича.–


А и видли добрых молодцов сядучи,

Не видли удалых поедучи.

Во чистом поле курева стоит,

Курева стоит, пыль столбом валит.

Не путем-то едут не дорогою,


Церез башню едут треугольнюю.

Скакали кони через стену городовую,

Приезжали во тот ли во Чернигов-град,

Ко Митрею – князю богатому,

А и ко той ко полаты белокаменной,


А и ко тым крыльцам ко точёныим.

А и вязали добрых коней

Ко тым ко кольцам золочёныим,

А идут во полату белокаменну,

А и крест-от кладут по писаному,


Поклон тот ведут по-уцёному.

— А и здравствуйте вси купци, вси бояра,

Вси сильни могучи богатыри! –

А и Митрею-князю со княгинею

В особину низко кланялись.


Говорит тут Митрей – князь богатый:

— Цёго пришли, гостюшки небывалыи,

Небывалыи гости, неезжалыи?

Садитесь-кось вы хлеба-соли покушати,

Белых лебедей все порушати.—


Испроговорят добры молодци:

— Митрей – князь богатыя!

Мы не хлеба-соли пришли кушати,

Не белых лебедей мы всё рушати,

Мы пришли-зашли об староем деле, об сватовстви,


А и сватать Настасьи Митриёвичной,

За того ль за Ивана Годиновича.–

Говорит тут Митрей – князь богатыя:

— А и же вы, добры молодци!

За три годы Настасьюшка просватана,


Во тую ль во землю во неверную,

За того ль царища за Кощерища.—

Испроговорят добры молодци:

— Митрей – князь богатыя!

Ты волей не дашь – мы боем возьмём.—


Испроговорит Настасья Митриёвична:

— Свет государь ты мой батюшко, Митрей – князь богатыя!

Я не иду ведь во землю во неверную,

За того ль за царища за Кощерища,

Я иду за Ивана Годиновича.–


А и брали Настасью добры молодци: Иванушка Годинович,

А и брал он ведь за белы руки,

За белы руки, злачены перстни,

А и водил ведь в церковь во божьюю,

А и садились в корету золоченую,


А и видли добрых молодцев сядучи,

Не видли удалых поедучи,

Во чистом поли одна пыль стоит.

На пути им попало три следочика:

А и первый следочик лева зверя,


А и другой следочек лани белыя,

А и третий следочек черна соболя.

Говорит тут Иванушко Годинович:

— Старый казак Илья Муромец!

Поди-ткось ты за левом зверем,


Достань-кось ты ведь лева зверя,

А и дедушки все ведь в подарочках.

А и Исак Петровинец!

Поди-тко за ланью за белыя,

Достань-кось ты ведь лани белыя,


А и дедушки все ведь в подарочках.

Алеша Поповинец!

Поди-тко за черным за соболем,

Достань-кось ты черна соболя,

А и дедушки все ведь в подарочках.—


А и остался один добрый молодец Иванушка ведь Годинович,

А и сам роскинул он бел шатер,

А и стал с Настасьей забавлятися.

Мало времечко миновалоси,

А и едет царищо Кощерищо,


Крычит покриком богатырскиим,

Свиснул посвистом соловьиныим,

А и сам на словах выговариват:

— А и же ты, Иванушко Годинович,

Съешь мое мясо – подавишься! –


Видит Иванушко, беда пришла,

Беда пришла неминучая.

Выскакивал из бела шатра

На тую ль на площадь дуброву зелёную,

Глядит-смотрит в сторону полуденную,


А и едет царищо Кощерищо.

Куды падают копыта лошадиныи,

Тут оставятся колодци ключевой воды

А Иванушко Годинович,

Выскакивал он на добра коня,


А и взял збрую всю богатырскую.

Не две горушки вместо столкнулось –

Два богатыря вместо съехалось.

А и помахнулись в палици булатнии,

А и палици во цивьях пригибалися,


Пригибалися, переломалися,

А и друг друга до крови не ранили.

Помахнулись во сабли во вострыя,

Востры сабли прищербилися,

Прищербилися, пополам переломалися,


А и друг друга до крови не ранили.

Помахнулись во копья во вострыи,

Востры копья притупилися,

А и друг друга до крови не ранили.

Выскакивали ведь с добрых коней,


На тую ль на площадь дуброву зеленую

А и схаживаются на рукопашный бой.

Иванушко Годинович

А и взял-то татарина за шиворот,

А и положил-то своей ведь правой ногой


Татарина по левой ноги.

А и бросал-то его о сыру землю,

А и сел ему на груди на белыя,

А и на белыя на груди на царскии,

На царскии груди татарскии,


А и сам говорит таково слово:

— Ай же ты, Настасья Митриёвична!

Подай ножичищо-кинжалищо

Вырвать сердце со печенью татарское,

Татарское сердце царское,


Добрым людюшкам на сгляжение,

А и старым старухам на роптание,

Черным вороном всё на граяньё,

А и серым волкам всё на военьё.—

Говорит тут царищо Кощерищо:


— А и же ты, Настасья Митриёвична!

Не подай ножичища-кинжалища,

Как за им ведь будешь жить,

Будешь слыть бабой простомывныя,

Будешь старому, малому кланяться,


А и за мной ведь будешь жить,

Будешь слыть царицей вековечноёй,

Будет старый ведь малый те кланяться.-–

А и у бабы волос долог, ум короток.

Выскакиваё Настасья из бела шатра,


А и хватае Иванушка Годиновича за желты кудри,

А и сбивает Иванушко Годиновича о сыру землю.

А и привязали Иванушко Годиновича

Ко тому ли его ко сыру дубу,

А и той ли его все кувыль-травой,


А и сами свалились во бел шатер.

Мало времечко миновалоси,

Прилетело три сизых, три малых три голуба,

А и друг промеж другом спрогуркнули:

— За что эта головушка привязана,


Привязана головушка, прикована?

Ради девки, ради б…., ради сводницы,

Ради сводницы, всё душегубницы.–

Эта речь-то татарину не влюбиласи.

Выскакивает татарин из бела шатра,


Вытягивав у Ивана Годиновича

С колчана у его как ведь тугой лук,

А и берёт у его калену стрелу,

А и тугой лук он натягиват,

Калену стрелу все направливат,


А и хочет стрёлить сизыих малыих голубов.

Иванушко Годинович

У сыра дуба приговаривает:

— Уж ты, батюшка мой, тугой лук,

Уж ты, матушка, калена стрела,


Не пади-ко, стрела, ты ни на воду,

Не пади-ко, стрела, ты ни на гору,

Не пади-ко, стрела, ты ни в сырой дуб,

Не стрели сизыих малыих голубов,

Обвернись, стрела, в груди татарскии,


В татарскии груди во царскии,

А и вырви-ко сердце со печенью,

Добрым людюшкам на сгляжёниё,

А и старым старухам на роптание,

Черным воронам всё на граяньё,


А и серым волкам всё на военьё.–

А и не пала стрела ведь ни на воду,

А и не пала стрела ведь ни на гору,

А и не пала стрела ведь ни в сырой дуб,

Не стрелила сизыих малыих голубов,


Обвернулась стрела в груди татарскии,

А и в татарскии груди во царскии,

А и вырвала сердце со печенью;

Добрым людюшшам на сгляжёниё,

А и старым старухам на роптаниё,


Черным воронам всё на граяньё,

А и серым волкам всё на военьё.

А и тут-то Настасьюшко заплакала:

— Я от бережка откачнуласи,

Я ко другому не прикачнуласи.–


Испроговорит Иванушко Годинович,

— Отвяжи-ка, Настасья Митриёвична,

От того ли меня от сыра дуба.—

Говорит Настасья таково слово:

— А и же ты, Иванушко Годинович!


Отвязала бы я тя от сыра дуба,

А и будешь ты меня ведь всё бити-мучити.—

Говорит тут Иванушко Годинович:

— А и же ты, Настасья Митриёвична!

Я не буду тебя бити-мучити,


Только дам три науки молодецкиих,

Молодецкиих науки, княженецкиих.–

Эта речь-то Настасье не влюбиласи,

А и выскакивает из бела шатра,

А и на тую ль на площадь доброву зеленую,


А и берёт в руки саблю вострую,

А и замах держит на Иванушко Годиновича,

А и хоче у него отсечь прочь буйну голову.

А и богатырско сердце розгорелоси,

Сходилсо Иванушко у сыра дуба,


Сырой дуб к зени приклоняется,

Сам весь в штильци прищербается.

Отходил Иванушко Годинович

На свою волю от сыра дуба,

А и хватае Настасьюшку за желту косу,


Сбивае Настасью о сыру землю,

Отсек у ней губы ведь как с носом прочь:

— Этых мест мне не надобно,

Этыма местамы нещастливым целоваласи.—

Копал глаза со косицами:


— Этых мест мне не надобно,

Этыма местамы нещастливым смотреласи.–

Отсек у ей руки по локотам прочь:

— Этых мест мне не надобно,

Этыма местамы нещастливым обнималаси.–


Отсек у ей ноги по коленам прочь:

— Этых мест мне не надобно,

Этыма местамы несчастливым заплеталаси.–

А и только Иванушко женат бывал,

А и женат бывал он, с женой сыпал.

А и скоро женился, да не с ким спать.
 


Назад к разделу


Русский Фольклор » Blog Archive » Иван Годинович


былина Иван Годинович

Во стольном во городе во Киеве,
У ласкова государь-князя Владимира
Заводился почестей пир,
Был на пиру как Иван Годинович;
И проговорит стольнокиевский Владимир-князь
«Гой еси Иван ты Годинович!
А зачем ты, Иванушка, не женишься?»
Отвечает Иван сын Годинович:
«Рад бы, государь, жениться, да негде взять:
Где охота брать, за меня не дают,
А где отдают, ту я сам не беру».
Как проговорит ласковый Владимир-князь:
«Гой еси ты Иван сын Годинович!
А садись ты, Иван, на ременчат стул
И пиши ярлык скорописчатый».
Как садился Иван на ременчат стул,
Написал ярлык скорописчатый
А о добром деле — о сватанье
Как во славном граде Чернигове
К Дмитрию — гостю богатому;
Написал он ярлык скорописчатый,
А Владимир-князь к нему руку приложил:
«Как не ты, Иван, едешь свататься —
Сватаюсь я, Владимир-князь!»
Скоро Иван снаряжается,
А скорее того поездку чинит
Ко тому ли ко городу Чернигову:
Два девяноста мерных вёрст
Переехал за в часа Иванушка!
Стал он, Иван, на гостином дворе,
Соскочил он, Иван, со добра коня,
Привязал коня к дубову столбу,
Проходил во гридню во светлую;
Спасову образу молится,
Он Дмитрию-гостю кланяется,
Положил ярлык скорописчатый на круглый стол;
Дмитрий-гость распечатывает и рассматривает,
Просматривает и прочитывает:
«Глупый Иван, неразумный Иван!
Где ты, Иванушка, раньше был?
Ныне Настасья просватана,
Душа Дмитриевна запоручена
В дальнюю землю Загорскую
За царя Афромея Афромеевича!
За царя отдать — ей царицею слыть,
А за тебя, Иван, отдать — холопкой слыть,
Избы мести, заходы скрести».
Тут Иванушке за беду стало,
Схватил ярлык Иван да и вон побежал…
Садился Иван на добра коня,
Поскакал он ко городу Киеву;
Скоро Иван на двор приезжал,
Приходил он во, светлу гридню
Ко великому князю Владимиру,
Спасову образу молится,
Владимиру-князю кланяется;
Вельми он, Иван, раскручинился,
Стал его Владимир-князь спрашивати,
Стал ему Иван рассказывати:
«Был я у Дмитрия во дому,
Положил ярлык на круглый стол,
Дмитрий-гость не задерживал,
Скоро ярлык прочитывал
И говорил таковы слова:
«Глупый ты, Иван, неразумный, Иван!
Где ты, Иванушка, раньше был?
Ныне Настасья просватана
В дальнюю землю Загорскую
За царя Афромея Афромеевича!
За царя её отдать — царицею слыть,
А за тебя, Иван, отдать — холопкой слыть,
Избы мести да заходы скрести».
Тут ему, князю, за беду стало:
Рвет на главе русы кудри свои,
Бросает их о кирпичей пол:
«Гой еси Иван ты Годинович,
Как возьми у меня сто человек,
Русских могучих богатырей,
У княгини ты бери другие сто,
У себя, Иван,— третьи сто,
Поезжай ты с добрым делом — со сватаньем:
Честью не даст — так ты силой бери!»
Скоро молодцы собираются,
А скорее того поездку чинят —
Поехали к городу Чернигову;
А и только переехали быстрый Днепр —
Выпала пороха снегу белого,
По той по порохе, по белу снегу,
И лежат три следа звериные:
Первый след — гнедого тура,
А другой след — лютого зверя,
А третий след — дикого вепря;
Стал он, Иван, погоню рассылать:
Послал за гнедым туром сто человек
И велел поймать его бережно,
Без той раны кровавой;
И за лютым зверем послал другие сто
И велел поймать его бережно,
Без той раны кровавой;
И за диким вепрем послал третьи сто,
И велел поймать его бережно,
Без той раны кровавой,
И привезти их во стольный Киев-град
Ко великому князю Владимиру;
А сам он, Иван, поехал один,
Поехал один во Чернигов-град…
И будет Иван во Чернигове
Как у Дмитрия, гостя богатого,
Привязал коня к дубову столбу,
Проходил он во гридню светлую,
К Дмитрию, гостю богатому,
Спасову образу молится,
Дмитрию-гостю не кланяется!
Заходил он за занавесу белую
Как к душке Настасье Дмитриевне —
А тут у Дмитрия, гостя богатого,
Сидят мурзы-улановья,
Привезли они платьице цветное
Что на душку Настасью Дмитриевну,
Платье то на сто тысячей —
От царя Афромея Афромеевича,
А сам царь Афромей Афромеевич —
Он от Чернигова в трёх верстах стоит,
А силы с ним три тысячи!
Молодой Иванушка Годинович —
Он из-за занавесу белого
Душку Настасью Дмитриевну
Взял за руку за белую,
И повёл он Настасью — лишь туфли звенят;
Что взговорит ему Дмитрий-гость:
«Гой еси ты Иванушка Годинович,
Почто суженое пересуживаешь,
Почто ряженое переряживаешь?»
Тут Иван слово выговорил:
«Гой еси ты славный Дмитрий-гость!
Добром мы у тебя сватались —
А сватался Владимир-князь! —
Не мог ты честью мне отдать,
Ныне беру и не кланяюсь!»
Вывел Настасью середи двора,
Посадил на добра коня,
Сам метался в седелечко черкасское —
Некому бежать из Чернигов-града
За молодым Иванушкой Годиновичем!
Переехал он, Иван, девяносто вёрст,
Поставил он, Иван, тут свой бел шатёр,
Развернул ковры сорочинские,
Изволил он с Настасьею опочив держать;
Донеслась скоро вестка нерадостная
Царю Афромею Афромеевичу:
Как приехали мурзы-улановья,
Телячьим языком рассказывают:
«Из славного города из Киева
Прибежал удал молодец,
Увёз твою Настасью Дмитриевну!»
Царь Афромей Афромеевич —
Скоро он ворожбу чинил,
Обернулся гнедым туром,
Чистые поля туром перескакал,
Тёмные леса соболем пробежал,
Быстрые реки соколом перелетел,
Скоро он стал у бела шатра,
А и тут Афромей Афромеевич
Закричал-заревел зычным голосом:
«Гой еси Иванушка Годинович!
Почто ты суженое пересуживаешь,
Почто ты ряженое переряживаешь,
Почто увёз ты Настасью Дмитриевну?»
А скоро Иван выходил из бела шатра,
Говорит тут Иванушка Годинович:
«Гой еси царь Афромей Афромеевич!
Станем мы с тобою боротися:
Что кому наша Настасья достанется»…
И схватилися они тут боротися,
Да что ему, царю, делати
Со молодым Иваном Годиповичем!
Согнул он царя корчагою,
Опустил на сыру землю,
Царь Афромей Афромеевич
Лежит на земле, едва пищит:
«Думай ты, Настасья, не продумайся!
За царем, за мною, быть — царицею слыть,
За Иваном же быть — холопкой слыть,
Избы мести, заходы скрести!»
Сохватились они опять боротися,
Душка Настасья Дмитриевна
Ловила Ивана Годиновича за ноги —
Тут его вдвоём и осилили;
Царь Афромей на груди сидит,
Говорит таково слово:
«А и нет кинжалища булатного,
Нечем пороть грудь белую!
Гой еси ты Настасья Дмитриевна,
Подай чембур от добра коня!»
И связали Ивану руки белые,
Привязали его ко сыру дубу,
Сами пошли во бел шатёр;
Только по его талану,
По талану добра молодца,
А и молода Ивана Годиновича,
Первая погоня в Киев бежит,
Ровно сто человек;
Прибежали ко тому белу шатру,
Как которые молодцы поглавнее —
Срезали чембур шелковый,
Молодого Ивана Годиновича освободили,
Старого Афромея Афромеевича из шатра вывели
Говорил тут Иванушка Годинович:
«А и гой ты еси дружина хоробрая!
Их-то, царей, не бьют, не казнят,
Не бьют, не казнят и не вешают:
Повезите Афромея ко городу ко Киеву,
Ко великому князю Владимиру!»
А и тут три погони сбиралися,
Нарядили царя в платье цветное,
Повезли его ко князю Владимиру;
И будут в городе Киеве,
Рассказывали тут удалы добры молодцы
Великому князю Владимиру
Про царя Афромея Афромеевича,
И Владимир-князь со княгинею
Встречают его честно-хвально и радостно:
Посадил его за столы дубовые —
Тут у князя и пир пошёл
В честь царя Афромея Афромеевича!
А молодой Иванушка Годинович —
Остался он во белом шатре,
Стал он, Иван, Настасью учить —
А душка Настасья уж мертва лежит!
Втапоры Иван Годинович
Поехал ко стольному городу Киеву,
Ко ласкову князю Владимиру,
И будет он в городе Киеве,
Благодарит князя Владимира
За великую милость, что женил его
На душке Настасье Дмитриевне;
Втапоры князь его спрашивал:
«Где ж твоя молодая жена?»
Иван о жене своей сказывал:
«Хотела с Афромеем меня погубить,
За что поученье ей дал — срубил голову!..»
Тут князь Владимир весел стал,
Отпускал Афромея в землю Загорскую;
Как стал Афромей гнедым туром
И поскакал далече во чисто поле к силе своей.


 



Былина. Кащей — Германарих?

Былина

Содержание былины об Иване Годиновиче вкратце можно изложить так. Иван Годинович (по былине – племянник киевского князя Владимира) отправляется сватать дочь черниговского «гостя» Настасью Дмитриевну. Прибыв в Чернигов, он узнает, что та уже просватана за Кащея Трипетовича. Пренебрегая этим, он увозит её. На полпути к Киеву их настигает сам Кащей и вызывает Ивана Годиновича на поединок. Происходит схватка, в которой Иван побеждает Кащея и просит Настасью принести ему нож. Однако Кащей убеждает Настасью помочь ему. «В былине здесь допущена нелогичность: поверженный на землю Кощей говорит Настасье, что, если она останется с Иваном Годиновичем, то будет служанкой «портомойницей» и ей придется «заходы (уборные) скрести», а если выйдет за Кощея, то будет царицей. Из былинной ситуации это не вытекает, так как Иван Годинович – племянник великого князя, выступающего его сватом, он назван по имени и по отчеству, у него есть своя дружина, и он является крестным братом двух крупнейших киевских бояр-богатырей Добрыни Никитича и Ильи Муромца» [Рыбаков 2001: 310]. Это особенно важно подметить. Уговоры подействовали: с помощью Настасьи Кащей одолевает Ивана и привязывает его к дубу. Но вот на дерево садится «вещая птица» (ворон, пара голубей, пара лебедей) и предвещает бедствие Кащею. Кащей требует у Настасьи принести ему лук, чтобы застрелить птицу. Когда это сделано, связанный Иван произносит «заговор» на стрелы и лук, чтобы они поразили самого Кащея. Так и происходит: Кащей выпускает стрелу в птицу, а стрела попадает ему самому в голову и убивает его. После этого Иван чудесно освобождается и рубит Настасью на куски.

Итак, соотношение черт былины и письменных источников:

1.Бросается в глаза гибель и Кащея, и Винитария от ранения стрелой в голову. Другие же аналоги такого ранения, как, фольклорные, так и исторические, припомнить весьма сложно. Военачальники издавна носили шлемы (да и стрела на излете не всегда может пробить череп, часто нанося только легкое ранение), и фольклор отражает эту реальность. Известный же сюжет о Соловье-разбойнике, которого Илья ранил так, что «стрела попала в правый глаз, вылетела через левое ухо», несомненно, сам является перепевом какого-то не дошедшего до нас сюжета о гибели Кащея – такая рана смертельна, но, по сюжету былины пленный Соловей ещё свистел в Киеве, поэтому описание такой раны выглядит здесь чужеродно, просто как поэтическая хвала меткому стрелку.

2.«Случайность» гибели Кащея, внешняя причина его гибели, «гибель от своей стрелы», «заговор». Действительно, убивает Кащея не Иван, а какая-то посторонняя сила, воплощенная в «вещей птице», «заговоренном луке» (Б.А.Рыбаков отмечает, что Иван «заговаривает» свой лук, но в былине прямо не сказано, что Настасья подала Кащею лук Ивана – еще одна «нестыковка»: по древним представлениям, хозяин может магически воздействовать на свою вещь, но все понимали, что из чужого лука стрелять трудно, и очень странно, что то ли Кащей забыл свой лук дома, то ли Настасья – такая бестолковая). Все это полностью коррелируется с сообщением Иордана о том, что главную роль в разгроме готов (во «второй» войне, условно назовем ее так в отличие от «первой», когда гунны около 375 года впервые покорили остроготов) сыграл карательный поход гуннов, то есть сил посторонних и малознакомых жителям Поднепровья. «Гибель от своей стрелы» – ср. древний русский обычай, когда бой обязательно начинает князь, первый бросающий копье [Повесть временных лет 1950 т.1: 42], имеющий параллели, например, в Древнем Риме. Если Винитарий, согласно обычаю готов, (или славяне приписали, как часто бывает, свой обычай другому племени) при объявлении войны «антам» бросил своей рукой копье «на вражескую территорию», то прилетевшая через год-два ему в голову гуннская стрела вполне могла вдохновить славянских сказителей на подобные поэтические обобщения. Про обычаи готов, к сожалению, мало что известно. Но в Скандинавии, откуда пришли готы ([Буданова Готы 1999: 91], во всяком, случае, из близкого региона, с этим согласен и В.Н.Лавров [1999: 176]), в Средние века при созыве ополчения использовали стрелы, как символ. « “…Вырезать ратную стрелу…” – рассылаемая по стране стрела служила сигналом, призывающим к оружию» [Исландские саги 1956 прим. Стеблин-Каменского: 764]. И когда Винитарий так разослал стрелу всем своим подданным, а потом получил стрелу «в глаз» (как Соловей-разбойник), то какой это великолепный эпический сюжет! В отношении же «заговора», мы знаем из истории, что война между вассальными племенами далеко не всегда побуждает сюзерена выступить в поход в защиту одной из сторон. Гунны Баламбера кочевали в сухих степях Прикаспия и навряд ли хорошо знали, что творят их «подданные» в Причерноморье, не говоря уже о том, чтобы разбираться, кто прав, а кто виноват. Поэтому, более чем вероятно, что «заговор неведомых сил» (посольство славян к гуннам) действительно был (было) и, более того, сыграл (сыграло) в решении гуннов совершить карательный поход немалую, если не решающую роль. Если представить противоположный вариант (гунны уже образовали что-то вроде позднейшей Золотой Орды XIII-XV вв., имеют единую власть, тщательно следят за своими вассалами, имеют с этой целью развитый дипломатический и разведывательный аппарат и т.д.), то с точки зрения фольклора это ничего не меняет. В этом случае «властитель степной империи» перед карательным походом в Причерноморье просто не мог бы не вызвать в свою ставку представителей союзных и зависимых племен, тем более – от непосредственных соседей мятежных готов. И эта последовательность: сначала поездка посольства к гуннам, а потом – приход войск последних, должна была в фольклоре превратиться в причинно-следственную связь (тем более, что вожди, ездившие к гуннам, в своих отчетах перед соплеменниками были склонны, вероятно, скорее преувеличивать свое влияние на гуннов, чем преуменьшать его). Что в действительности представляли из себя гунны, об этом – в следующей главе.

Рис.1 Серебряная оковка ритуального рога из чёрной могилы

Академик Б.А.Рыбаков полагает [2000:302], что здесь изображен эпический сюжет о гибели Кащея от своей стрелы.

3. Зловредная Настасья, изрубленная на куски. Выше уже говорилось, что в женском персонаже «Кащеева цикла» следует видеть упоминаемую Иорданом «росомонку Сунильду», казненную Германарихом, а также, по законам фольклора, и все это племя. Теперь об этом подробнее. К сожалению, у Иордана этноним «росомоны» («мужи рос») упоминается только один раз, и издавна об этом народе существовали разные мнения (например, [Буданова Готы 1999: 167-168]). Но наиболее правильным представляется отождествить их с черняховским славяноязычным населением среднего Днепра и, в частности, реки Рось (именно здесь был один из сгустков черняховских поселений (см. ниже), а до этого – поселения, так называемой «киевской культуры» [Седов 2002: 171]). Подтверждением тождества «росомонов» и «росичей» служит появление в VI веке упоминаний о «народе Рос» в сирийском источнике [Фроянов 1988: 19]. Другую версию бесследного исчезновения сильного племени (сумевшего, по Иордану, «повредить» могущественным остроготам) подобрать трудно, особенно, если учесть, что «сгусток» различных археологических культур существовал на Роси в течение более, чем тысячелетия до описываемых событий и продолжал существование после них. Само имя княгини говорит за россо-славянскую версию (если принять отождествление Свангильда – Сунильда и считать имя за перевод со славянского «Лебедь»). «Лебедь белая» – постоянный женский эпитет в фольклоре (например, [Былины 1984: 204-229], также есть богатырша с таким именем в сказках [Мифология 1988: 328], можно вспомнить и «Лыбедь» – сестру Кия. О былинной «лебеди» см. ниже. Речь, разумеется, не о том, что таких имен не могло быть у других народов, но если все эти фольклорные названия восходят к имени реальной княгини Лебеди, тогда вполне объяснима популярность этого имени среди столь разнообразных персонажей. Итак, если «вероломный народ росомонов» Иордана можно локализовать на карте, то легко понять, почему Кащей так «нелогично», а, по сути, архаично, пугает Настасью, что она будет «портомойницей» в доме мужа (для века князя Владимира это, действительно, архаизм). У готов (как и у других германских народов) уже тогда происходило выделение племенной знати в большей степени, чем у славян [Павленко 1989: 236]. О контактах среднеднепровских славян с готами будет говориться далее, как и об отношении других славянских племен к этим контактам.

Кроме того, отмечается, что «былина об Иване Годиновиче во многом напоминает былину о Потоке» [Пропп 1999: 128]. А в последней сюжет построен на противопоставлении богатыря Потока (Потыка и т.д.) и, как правило, весьма зловредной Лебеди Белой, которую Поток в финале обычно рубит на куски [там же: 123], а есть даже вариант, где он привязывает жену к хвосту лошади [там же: 128]. В некоторых вариантах этой былины злокозненного любовника Лебеди зовут Кащей [Фроянов, Юдин 1997: 295-296, 361]. Итак, можно предположить, что на основе событий конца IV века сформировались два сюжета русских былин: о Потоке и об Иване Годиновиче. В первую из события-прототипа попали имя княгини и её определение, как «Лиходеевны» (по законам фольклора, это надо понимать не обязательно её личной характеристикой, а скорее оценкой племени, которое она представляла), во вторую – всё остальное. Можно добавить, что, хотя в русском фольклоре, в отличие от западноевропейского, не сохранилось имя Германариха в сюжетах, для которых этот вождь послужил прототипом, но в былине о Потоке удержалось имя его «подруги» – Лебеди Белой (Сунильды).

Иван Годинович — это… Что такое Иван Годинович?

(иначе Годенович, Гординыч) — богатырь былин Владимирова цикла. Былины о нем открываются обычным пиром у кн. Владимира. И. Годинович, племянник Владимира, один сидит на пиру невесел, и на вопрос князя, чем он озабочен, говорит, что хотел бы поехать в Чернигов (иначе в Золотую орду, к Ляховинскому королю, в Индию) посватать за себя дочь купца Дмитрия Марью (иначе Настасью, Авдотью «Лебедь белую»). Владимир одобряет его желание и дает ему в товарищи Илью Муромца, Алешу Поповича, Добрыню Никитича, Василия Казимерского. Когда Дмитрий отказывает И. Годиновичу в руке дочери, так как она уже просватана за Кощея Трипетовича (иначе Федора Ивановича с хороброй Литвы, царища Вахромеища, Одолища Кошчевича), И. силой увозит Марью. На пути в Киев поезд И. встречает звериные следы — вепря, кобылы, тура или лани — и И. отсылает сопровождавших его богатырей в погоню за зверями. Оставшись один с невестой, он ложится с нею в шатре, но в это время настигает его Кощей Трипетов и вызывает на бой. И. повалил Кощея, хочет вспороть ему грудь и просит невесту подать ему нож. Но невеста, послушав Кощея, который сулит ей больший почет, если она предпочтет его И., помогает Кощею осилить И. и привязать его к дереву. Затем Кощей с невестой ложатся в шатре. В это время прилетает на дерево ворон (иначе два голубя, две лебеди), и человечьим голосом говорит, что не владеть Марьей Дмитриевной Кощею, а владеть Ивану Годиновичу. Разгневанный Кощей пускает в ворона стрелу, которая, обратившись назад, убивает самого стрелка. Марья, опасаясь за свою судьбу, хочет отрубить И. голову, но сабля скользнула и рассекла только ченбуры, которыми был связан И. Былина кончается жестокой расправой И. с невестой, которой он сначала отсекает руки, затем ноги, губы и наконец голову. Сюжет былины об И. Годиновиче относится к широко распространенным бродячим сюжетам о неверных женах, невестах, сестрах. Параллели былине указаны исследователями в великорусских сказках и в легендарном рассказе из жития Иосифа Волоцкого по рукописи XVI в. (см. А. Веселовского в «Ж. M. H. Пр.» ч. 263, стр. 35-38). Особенно близка к былине малорусская песня об И. и Марьяночке, помещенная в сборнике Кольберга («Pokucie», II, стр. 17). Сходство с былиной простирается не только на детали рассказа, но и на имена (Иван и Марья). Южно-славянские (сербские и болгарские) песни того же сюжета указаны и рассмотрены М. Халанским в его книге: «Великорусские былины киевского цикла» (стр. 115-120). Такова сербская песня «Бановичь Страхинья» (Вук Караджич, II, № 44), «Марко Кралевич и неверная девушка» (Filipovič «Kral. Marko», 1880, № XXII), болгарская об «Искрене и Милице» (в Сборн. Дозона, № 34). Проф. Халанский считает даже вероятным (хотя без достаточного основания), что великорусская былина об И. Годиновиче переделка зашедшей на Русь югославянской песни того же мотива (стр. 126). Польская версия того же сюжета в хронике Богуфала, именно в повести о «Вальтеже и Гельгунде», была указана Либрехтом (см. «Orient und Occident» I 125, III 357 и «Zur Volkskunde» стр. 40). Восточные индийские однородные рассказы отмечены Бенфеем («Pantschatantra» I, 437 и след., II 303-306). В былине о И. Г. видимо обработан и приурочен к Владимирову циклу бродячий сказочный сюжет, вероятно, восточного происхождения. Ср. также Ореста Миллера, «Илья Муромец» (стр. 369-379) и А. Веселовского, «Русский эпос и новые его исследователи» («Вестн. Европы» 1888, июль).

Вс. Миллер.

Кто такой Кощей? 2: villi234 — LiveJournal

И так, у нас остался третий метод гибели данного персонажа, описанного в Былине Иван Годинович и Кощей.

Суть сюжета такова: Иван Годинович едет свататься к Марье Дмитревне, купеческой дочери:
Князь Владимир стольно-киевский
Давал ему силы сорок тысячей,
Казны-денег друго сорок тысячей.
Поехал Иванушка женитися.
Приезжал ко гостю ко купцу ко Дмитрищу,
Скоро он шел по новым сеням,
Заходил Иванушка в высок терем,
Говорит-промолвит таковы слова:
«Ай же ты, гость-купец Дмитрище!
Есть у тебя любимая дочь,
Прекрасная Марья Дмитриевична:
Отдай-повыдай за меня замуж!»
Говорит купец таковы слова:
«Ай же ты, Иванушка Годинович!
У меня была Марьюшка просватана
За того царя Кощея за Трипетова».
Говорит Иванушка Годинович:
«С добра отдашь — добром возьму,
Не отдашь с добра — силом возьму».
Скочил Иванушка на резвы ноги,
Схватил ножище-кинжалище,
Ударил ножищем во дубовый стол —
Разлетелся стол во все стороны.
Бежал тут Иванушка в высок терем,
Взимал-то Марью Дмитриевичну
За ея за рученьки за белые,
За ея за перстни за злаченые,
Целовал-миловал, к сердцу прижимал,
Сам говорил таковы слова:
«Поедем-ка со мной, Марья Дмитриевична!»

Сюжет уже занимательный: обычно это Кощей уводит невест, а тут , так сказать, история повернулась: это у Кощея уводят невесту. Ну или пытаются. Но вспоминается такой странный обычай: не замужнюю мало того, что хоронили в свадебном наряде, так часто клал в гроб или медвежью лапу, либо глиняный муляж. И часто на лапу одевали кольцо. То есть если Кощей связан с миром мёртвых, а вот данный обычай явно свадебный обряд, то получается, что медведь то и тут связан с образом Кощея.  Я не утверждаю, что Кощей — это мёртвый медведь, но вот то, что образы Кощея и Медведя связаны — очень подозрительно.

Как не странно, но увёз девицу силой, а стал творить некий странный обряд:

Отъезжал Иванушка на чисто поле,
Раздернул он бел шатер
Во том раздольице чистом поле,
Отпускал свою силушку великую
Ко стольному ко князю ко Владимиру:
«Скажите, братцы, родному дядюшке,
Стольному князю Владимиру,
Что везем Марью Дмитриевичну!»

Естественно возникает коллизия:

На ту пору, на то времячко
Наезжает царь Кощей сын Трипетович
Ко гостю-купцу ко Дмитрищу,
Говорит ему таковы слова:
«Ай же ты, гость-купец Дмитрище!
Ты куда девал Марью Дмитриевичну?»
«А есть Марья увезена
У того Иванушка Годиновича:
Я с добра не дал — так он силом увез».

То есть Иван бросает вызов Кощею, но не укрывается за силой ратной, а собирается решить дело честным спором. То есть не вводит девицу в дом, а остаётся на нейтральной территории.

Царь Кощей сын Трипетович
Поехал за Иваном вслед сугоною;
Застал он Иванушка на чистом поле,
На чистом поле во белом шатре,
Со той ли со Марьей Дмитриевичной,
Застал ли его забавляючись.

В общем уже одним этим былина весьма необычна. Но вот в данное время меня интересует способ смерти Кощея. А началось всё обычной битвой двух богатырей:

Скочил Иванушка на резвы ноги,
Начали они битися-ратися
Со царем Кощеем сын Трипетовичем:
Побивал Иванушка Годинович
Царя Кощея сына Трипетова,
А сбил он его на сыру землю.
На ту пору, на то времячко
Ножища при нем не случилося.
Говорит Иванушка таково слово:
«Ай же ты, Марья Дмитриевична!
Дай-ка мне ножище-кинжалище
Пластать Кощею белая грудь».

В общем то обычная история в стиле и Радедю он зарезал. Но не тут то было:

Говорит Кощей сын Трипетович:
«Ай же ты, Марья Дмитриевична!
Не давай ножища-кинжалища
Иванушку — Ивану Годиновичу!
А я тебе скажу-порасскажу:
А тащи-ка ты Ивана за желты кудри
Со тыих со моих со белых грудей;
Будешь слыть портомойницей
У солнышка у князя Владимира,
А будешь слыть не царицею;
А поди-ка ты за меня замуж,
Так будешь, Марьюшка, слыть царицею
У меня Кощея у Трипетова».

Неплохая заявка на победу. И что самое интересное она удалась!

Тут-то она и пораздумалась:
«Что мне-ка слыть портомойницей?
А лучше будет слыть царицею
За царем Кощеем за Трипетовичем».
Как хватила Ивана за желты кудри,
Тащила Ивана со белых грудей.
Так взяли тут Ивана Годиновича,
Привязали Ивана ко сыру дубу;
Как пошел Кощей Трипетович
Забавлятися с Марьею Дмитриевичной
В тоем во белоем шатре.

Вот такая коллизия. Но тут появляется вестник богов с весьма странным предсказанием:

Садился он, вран, на сырой дуб,
Проязычил языком человеческим:
«А не владеть-то Марьей Дмитриевичной
Царю Кощею сыну Трипетову,
А владеть Ивану Годиновичу.

Вот явно недвусмысленная угроза. Нормальный человек как бы поступил? Правильно: зарезал бы соперника, привязанного к дубу. Но это наш прагмантичный век. Кощей же пытается истребить само пророчество, уничтожив его источник — ворона.

Услыхал Кощей сын Трипетович
Toe воронино звещевание,
Скочил Кощей на резвы ноги,
Хватил Кощей тугий лук,
Натягал тетивочку шелковую,
Кладывал стрелочку каленую,
Стрелил-то во черна ворона,
Стрелил, не попал в его;

Не так то просто воевать с судьбой. А пророчество само создало условия для своей реализации:

Зашел он опять во белой шатер,
Так эта стрела взад обратилася,
Пала ему в буйну голову:
Облился он кровью горючею,
Пришла тут Кощею горькая смерть.

Как вариант :

И говорит Кощей Бессмертный:
«Ай же ты, Настасья Митриевна!
Подай-ко ты мой тугой лук, калену стрелу,
Застрелю я голубя с голубушкою,
Разорю любовь да голубиную».
Подает Настасья Митриевна
Тугой лук и калены стрелы,
И говорит Настасья таково слово:
«Ты не стреляй-ко голубя с голубушкою
И не разоряй любви голубиныя,
Стреляй-ко ты Иванушка Гудинова во белы груди».
И не попал-то Кощей в Ивана во белы груди,
А пролетела калена стрела в толстый сырой дуб,
От сыра дуба стрелочка отскакивала,
Становилася Кощею во белы груди:
От своих рук Кощею и смерть пришла.

Но вот дальше сея драма реализуется совсем интересно:

Тут тая Марья Дмитриевична
Выставала она на резвы ноги,
Взимает в руки саблю вострую,
Начала сабелькой помахивать,
Начала сама выговаривать:
«У женщины волос долог, ум короток!
От бережка теперь я откачнулася,
А к другому я не прикачнулася:
Отсеку Ивану буйну голову,
Пойду назад, красна девушка!»

Вот такой феминизм. Но вот заканчивается оно плохо: наобещал девке с три короба, Иван уговорил её отвязать себя, а потом убил с особой жестокостью: отрубил ручки, губки и ножки.

В общем былина весьма стремительна и проста. Но вот смерть Кощея от собственной стрелы весьма занимательна. Итак подведём итог того, что мы знает про Кощея:

1. Это некий особый тип мертвеца. Не заложный покойник — ни какие средства борьбы с ними на Кощея не действуют.
2. Он связан с горами и получает силы от воды — что тоже странно: обычно нечить воды боится, в особенности чистой текущей.
3. Он практически неистребим: только несколько особых действий, как уничтожение яйца или игры, так же коня или его останков и как приведённый вариант — от собственной стрелы.
4. Культ скелетизированных останков очень древен и как то связан с культом медведя. Который так же связан с горами, пещерами и смертью. При этом он связан с головами и конечностями: в пещерах сохраняются именно черепа и конечности медведей.
5. Кощей и медведь как то связан с девушками: Кощей их или похищает, или у него похищают, а умерших девушек явно женили на медведе. Более того:медведям приносили  и живых, что бы укрепить связь с народом медведей.
6. Кощей достаточно безопасная нечисть: он очень редко действительно убивает героя.

И так, чем же может быть Кощей? Для понимания этого предлагаю обратится к достаточно древней, но при этом разработанной и чётко зафиксированной шаманской традиции: фен шуй. Да, да, фен шуй древняя шаманская традиция, которая начиналась не с развешивания зеркал и трёхногих жаб, а с проектирования могил. Причём могил в горах. Хорошее место для могилы стоило весьма неплохих денег. И в чём суть этого непростого занятия?
В традиционном китайском фэн-шуй считается, что если похоронить своих предков в благоприятном месте, это создаст мощную энергию, которая будет положительно воздействовать на потомков. Поэтому в фэн-шуй большое значение придается поиску благоприятного места для постройки жилища ян – дома для живых – или жилища инь – для мертвых предков. Вследствие этого в Китае возникла четкая система оценки рельефа местности, благодаря которой классический китайский фэн-шуй помогает выявить благоприятные и неблагоприятные места. Эта система знаний также оказывает больше влияние на выбор и обстановку домов ян. Основная концепция фэн-шуй жилищ инь состоит в том, что, зарывая тело человека в землю, мы объединяем три важные жизненные силы: Человека, Землю и Небеса. Похороненное в земле тело соединяет энергию человека и земли, а правильно установленное надгробие получает благоприятную энергию с небес. Выбор правильного места для похорон предка – задача Школы форм, а вот выбор правильного направления для могилы и надгробия с целью получения наиболее благоприятной энергии — задача Школы компаса.

Итак, есть весьма  вероятная причина наличия Кощея: его захоронили в правильном месте и по правильной технологии. Какую технологию предлагает искусство воды и ветра?  

Первый критерий отбора – Ветер. Ветер будет рассеивать энергию Дракона, поэтому место должно быть защищено от ветра. Это означает, что окружение места должно создавать укрытие от сильных ветров слева, справа, позади и спереди. Если местность слишком открытая, как в пустыне или на пляже, выходящем к морю, то энергия будет рассеиваться, такое место не подходит для захоронения предков. Второй критерий – Вода. Го Пу сказал это так: «энергия Дракона задерживается на границе воды». Суть в том, что горная гряда, как Дракон, распространяет свою энергию на тысячи километров. Но когда Дракон движется, его энергия движется вместе е ним. Поэтому можно сказать: используйте энергию, когда Дракон остановится. Если Дракон остановился, энергия замирает. Поэтому самое благоприятное место для накопления энергии – там, где останавливается Дракон, Здравый смысл подсказывает, что гора «останавливается», когда переходит в открытое пространство или воду. Это и будет «граница воды». Это место, где останавливается Дракон и скапливается энергия.

То есть имеем как раз усиление силы захоронения от воды и ослабление его в чистом поле. При этом источником  силы являются горы. Похоже на нашего героя? Связан с горами и увеличивает свои силы от воды? По моему очень. Смотрим что же должно быть в идеальном месте для предка:
1. В дали должна быть мощная гряда, что символизирует далёкого предка.
2. Далее идёт гряда ниже, что символизирует близкого предка.
3. Ещё ближе подковообразная гора, что символизирует прямого предка.
4. Самое интересное — гора родителей, почти замкнутая гряда, имеющая выход в проточной воде, за которой должна быть гряда, что прикрывает вход. И вот в центре этой горы родителей место концентрации силы, что даст силу предку, но могила должна соединятся мостом вот с этим самым кольцом. Иначе будет нарушена связь и сила дракона ослабнет Вот кому как, а план очень похож на Стоунхендж. Осталось понять — есть ли захоронение там под алтарным камнем? Как минимум мне попадались ссылки на то, что найден убитый стрелами. Хотя верить сейчас нельзя ни кому — врут все безбожно. Но вот описание идеальной могилы не относится к реальности, так что не подлежит сомнению:
Самое важное здесь – позиция 6, «Логово Дракона». В этом месте концентрируется максимальная энергия Дракона, и именно там следует похоронить тело. Это логово Дракона соединено Связующим мостом (5) с Горой родителей (4). Отношения Горы родителей с Логовом Дракона подобны отношению матери и ребенка. Эмбрион соединяется с матерью пуповиной, через которую мать питает ребенка. То же относится и к жилищу инь. Энергия Горы родителей передается по связующему каналу в Логово Дракона, Поэтому если канал связи будет нарушен или перекрыт, Логово Дракона умрет.

Энергия Дракона зарождается далеко-далеко, у Далекого предка;и передается через множество поколений гор, которых называют Близкий предок (2) и Прямой предок, после чего энергия Дракона приходит к Горе родителей и попадает в Логово Дракона. Чем длиннее путь, который проходит энергия, тем сильнее будет энергия Дракона и тем дольше будет ощущаться ее влияние.

Логово Дракона с обеих сторон хорошо защищено от ветра склонами гор словно подлокотниками кресла. Левый подлокотник называется Зеленым Драконом, правый – Белым Тигром. Перед Логовом Дракона остается открытое пространство, в данном случае – вода. Это пространство называется также Мин-тан, коридор или холл. Оно позволяет энергии накапливаться и символизирует окончание движения Дракона. Это – граница воды, у которой останавливается Дракон.

Логово Дракона также защищено спереди. Ближайшее укрытие меньше и называеться Столовая гора: она символизирует стол перед троном императора. Это – первый слой защиты. Следующий слой защиты – более далекие и высокие горы, это Далекие внешние горы. Они являются следующей ступенью защиты от ветра и подобны солдатам и слугам, стоящим перед троном императора в ожидании приказов.

Такова общая структура рельефа жилища инь. Конечно, такая четкая структура встречается крайне редко, в большинстве случаев в Природе можно найти лишь отдельные ее элементы или разновидности. Например, можно выделить такую структуру логова, которую называют: «Прямое логово дракона».Это когда все горы предков находятся на одной линии с могилой. Данная могила слишком сильна для простых смертных и по этому так хоронили императоров и генералов.

В центре внимания славянской мифологии: невероятная история любви повелителя смерти

Мне осталось меньше недели до официального выпуска третьей книги моей серии «Сын Ворона» Сердце мира . Это книга, на написание которой у меня ушло много времени, и она отняла у меня много сил. В сюжете есть несколько очень мрачных поворотов, хотя есть намеки на то, что радостный поворот (то, что Толкин назвал «эвкатастрофой») не за горами.

Одна вещь, о которой я много думал, — это то, как эта конкретная история вписывается в большую вселенную историй, до сих пор не исследованную мной.Те из вас, кто знаком со славянской мифологией, например, могут быть удивлены, что мой главный злодей — Ворон (относительно второстепенный «плохой парень» в русских народных сказках), а не Кощей, Бессмертный.

Ну, я только что спас его на черный день. Особенность Кощея в том, что он тесно связан со старославянскими представлениями о загробной жизни. И я еще не касался вопроса о загробной жизни в своих романах. Но действие книги 5 по крайней мере частично происходит в стране мертвых.Увидим ли мы Кощея в пятой книге? Может быть…

Я уже исследовал фигуру Кощея в предыдущем посте. Возможно, вы не знаете, что Кощей, хотя и был самым злым персонажем, на самом деле проявил любовный интерес к одному циклу историй. В русской сказке типично двусмысленный образ, на самом деле плохим парнем в этой истории оказался Иван-царевич. Читайте дальше, чтобы узнать об этой сказке и еще несколько интересных фактов о Бессмертном…

Тайна имени Кощея

До сих пор точное происхождение названия «Кощеи» неизвестно.Самая распространенная версия состоит в том, что имя «Кощеи» произошло от русского слова «кость», что означает «худощавый человек». Однако эта версия не пользуется популярностью среди современных лингвистов. Современные исследователи русского фольклора более склонны считать, что корни злодея восходят либо к старому сербскому слову котлар (заклинатель, чародей, колдун), либо к древнерусскому слову kast ‘ (мерзость, расточительство, мерзость и т. Д.). мусор, гадость и т. д.).

Кто он?

Ученые также не достигли окончательного согласия по этому вопросу.Некоторые видят в Кощее сказочную интерпретацию Корочуна, славянского бога, олицетворяющего смерть от холода. Другие считают его русской версией германского бога Одина. Третьи считают, что он мог быть исторической фигурой, наделенной огромными волшебными способностями.

В рассказах Кощеи представлен как невероятно могущественный маг. Кроме того, он использует свои магические силы для извращенных и изощренных целей. Так, в сказке «Елена Прекрасная» он превращает Ивана-царевича в орех.Или в «Царевне-лягушке» он «одевает» принцессу в шкуру амфибии. Еще более впечатляюще то, что в сказке «Иван Соснович» он легко расправляется с целым царством, превращая его в камень.

В некоторых историях он подменыш, предпочитающий облик ворона.

Обреченный ловелас

Коварные планы Кощея, как правило, сосредоточены вокруг молодых девушек. В попытке завоевать их любовь Кощеи постоянно повторяет одни и те же, всегда бесполезные стратегии.Сначала он похищает девушку на фоне ярких спецэффектов, затем безуспешно пытается добиться близости. Потерпев неудачу, он неизбежно превращает сказочных красавиц в лягушек или змей.

Эта советская мультипликационная версия «Царевны-лягушки» прекрасно иллюстрирует его стратегию в первые несколько минут. Стоит посмотреть, правда, только на русском.

Кощей Галантный

Правда, был случай, когда любовь Кощея была отплачена.В эпической поэме «Об Иване Годиновиче» Бессмертный явился с экзотическим отчеством Трипетович (знак важности, который ему не давали в других рассказах). Кроме того, он предстает в образе галантного и обходительного рыцаря, ухаживающего за черниговской принцессой Марьей Дмитриевичной. Однако его соперник, коварный Иван Годинович, похищает невесту Кощея и уносит ее в чистое поле.

Догнав похитителя, Кощей Трипетович снова просит красавицу Марью стать его законной женой.Она соглашается. Счастливая пара привязывает коварного Ивана к дубу, забегая в шатер, чтобы предаться любовным утехам.

Вскоре, однако, влетает ворон и зловеще хрипит влюбленным, что Марья Дмитриевна будет не женой Кощея, а женой Ивана Годиновича. В порыве праведного гнева Бессмертный стреляет в птицу, но стрела меняет свой путь, убивая самого Кощея.

Убитая горем Марья Прекрасная решает прикончить Ивана, но он умело вырывает саблю из ее рук и рассекает девушку на части.Так трагически заканчивается единственная история любви Кощея.

Эта версия сказки, возможно, одна из самых мрачных любовных историй, возможно, является источником вдохновения для одной из самых ярких современных фантазий последних десяти лет, Бессмертного Катерин Валенте.

Как убить бессмертного

В одной из сказок Кощей по неосторожности раскрывает:

Моя смерть далеко: на берегу океана, на море, есть остров, на том острове есть дуб, под тем дубом зарыт сундук, в том сундуке заяц, в том заяце — утка, в этой утке — яйцо.И в этом яйце моя смерть ».

Многие ученые понимают, что структура «куклы-птенца» представляет собой видение вселенной. Таким образом, моря и океаны представляют воду, остров — землю, дуб — растения, заяц — животных, утка — птиц. Дуб также представляет собой «дерево мира».

Другими словами, единственный способ убить Кощея — уничтожить космос. Может быть, поэтому он никогда не умирает, но всегда возвращается, чтобы преследовать героев сказок.

Христианское толкование Кощея

Хотя это немного натянуто, некоторые старейшины с севера России интерпретировали Кощея как падшего Адама, «старика», которого надо снова и снова предавать смерти. Иван-царевич тогда понимается как «новозаветный человек». Ясно, что это проблематично, потому что Иван по большей части беспомощная игрушка судьбы, а не фигура, подобная Христу.

В других интерпретациях «народного православия» Кощей символизирует греховное тело, похищенная девушка — человеческая душа, а Иван-царевич — дух человека.

В этом видении смерть Кощея — это постоянный процесс очищения души от грехов. В этом смысле его частое возвращение из смерти согласуется с идеей о том, что человек должен постоянно бороться со своими греховными наклонностями.

Конечно, эти сказки в конечном итоге бросают вызов аллегории, потому что они представляют собой нечто совершенно иное: увлекательный взгляд на людей, которые медленно выходили из язычества в новую религию, которая в конечном итоге переосмыслила и переопределила каждый аспект их культуры и самосознания. .

Если вам понравился этот пост, возможно, вам понравится мое причудливое исследование дикого и чудесного мира русских сказок, Как выжить в русской сказке. Чтобы бесплатно загрузить электронную книгу и получать больше вдохновляющих поучительных историй из Интернета, обязательно присоединяйтесь к моему Story Circle. Просто дайте мне знать, куда отправить бесплатную электронную книгу:

Связанные

«Сильная боль от этой любви». Жена героев русских былин

Семейная жизнь эпических героев обычно находится в тени основного повествования.Рассказы о битвах со всевозможными змеями и монстрами, подвигах кажутся более интересными и рассказчикам, и их слушателям. Исключение составляет, пожалуй, эпос «Ставр Гордасевич», где в центре повествования — жена Ставра. Об этом эпосе рассказывается в статье.

Василиса Микулишна постриглась перед тем, как перевоплотиться в посла Золотой Орды

Василиса Микулична из этой эпопеи до сих пор любит своего незадачливого и хвастливого мужа, и финал этой истории был счастливым, что, скорее, является исключением из общего правила. правило.Даже искренне ваш любящий муж, верная и преданная жена в русских народных сказках иногда косвенно становится причиной его смерти. Самый трогательный и печальный пример «эпоса о Даниэле Лукании и его жене» (см. Статью).

Но жены многих других русских героев — отрицательные персонажи. Иногда кажется, что липовое желание жены — чуть ли не единственная цель в их жизни.

Два лица Апрокси, жена князя Владимира


Начнем по порядку, из женской эпопеи о князе Владимире, которую неизменно называют Апраксией или Апраксией (Сомнение).Отношение к ней сказителей полярное. Чаще всего это полностью нейтральный персонаж, функция которого — сидеть на застолье рядом с Владимиром и приветливо улыбаться гостям.

Владимир Рябушинский, Владимир Красное Солнце и его жена Апраксия Королевишна. 1895

Однако в некоторых былинах Апракса выступает Защитницей героев перед брошенным в подвал Илья Муромец разгневанным князем, которого она спасает от голода. Иногда подчеркивает свою мудрость. Итак, выбирая невесту, Владимир озвучивает одно из требований к своей будущей жене: «Это был бы я, князь, с которым Дума думата».В эпосе Ставру Апракса узнает только «татаринку» после женщины.

Князь Владимир и княгиня Апраксия, кадр из фильма «Илья Муромец», 1956 г.

Но и в других былинах Апракса готовы принять «внимание» врагов России. Например, что сказано в «О Былине Алеше Поповиче и Змеи Тугарине:

[quoteКак это Змей Тугарин в палате из белого камня,
Да, встречает Владимир Солнце столица-Киев
С вашей Царевной с Апраксией
Изображений нашего он, Змей, не молится,
Князь Владимир чело бьет.
Он садится за дубовые столы за сахаром.
Да ставит принцессу на коленочки свои.
Ласки-милосердие Апраку Королевишна.
Как отговорить здесь речь княгиничи:
— теперь пир и беседушка
С милым другом Змеем-драконом! »[/ Quote]
Чужой царь идол трэш тоже есть планы на APRACA:

« Я » Сожгу Киев-град, Церковь Божья,
I ссуда, ссудная палата из белого камня,
Ставлю в камеру только Апраксиас
Апраксический свет королевишна,
И князя Владимира Я на кухню пришлю.«

В это время принцесса как-то не сразу садится на колени очередного захватчика, и выторговывает себе два дня, чтобы подумать, а о самоубийстве и не говорить.

Она говорит королю, таковы слова:
» Буду уважать Апраксию, два дня,
Через два дня не будет Царевны ты
Не Царевна будет жить, а вся Царица! »

В итоге сделали некоторые записи этих былин Алеша Попович и Илья Муромец Не жалейте слов и «назовите корыто кормушкой», применительно к Haproxy вполне уместное, как кажется, слово (непечатаемое).
Обратите внимание, что принцессу Апраку часто называют королевишной. Дело в том, что эта женщина, похоже, была литовка. В одном из двух эпических героев Добрыня и Дунай Иванович (иногда Илья Муромец), посланные Владимиром в Литву, чтобы пообещать жениться на королевской дочери князя. Дунай свою героическую службу начал в Литве, поэтому знает местные правила и обычаи, вероятно, планировалось, что он будет главным переговорщиком. Но переговоры не уточняются. Царь, увидев Дунай, задумался, не решил ли он вернуться к службе, и, получив отрицательный ответ, обиделся, назвав это «helopini noble».Нового хозяина Дуная, князя Владимира, он называет «последним всадником» и «разбойником». Дунай в ответ наглеет, и за это его бросают в «глубокий подвал». Дипломатической миссии не удалось, и Добриня, чтобы выполнить поручение князя и спасти друга, необходимо «победить армию Литвы».

Дунай Иванович и Настасья


По дороге домой выясняется, что у Хапрокси есть старшая сестра Настасья, у которой когда-то был роман с Дунаем (по этой причине она была арестована за «lese majeste» Дунай и бежала из Литвы в Киев).И теперь герой игнорирует свою бывшую девушку. Обиженная на его невнимательность, Настасья догоняет послов в поле и вступает в бой на Дунае. Возможно, в первоначальной версии речь шла о засаде наподобие той, которую пыталась устроить жена Ярослава Мудрого Ингигерд, желавшая оставить в Полоцке нормандского солдата удачи Амундо (решил, что в Новгороде это слишком дорого, а в Полоцке будет слишком опасно. ). В эпосе также описывается личный поединок Дуная и Настасьи.Побеждает Дунай Настасья отправила его в Киев, где он сыграл две свадьбы князей и героическую. Счастливый конец? Там, где скоро беременная Настасья, погибнет от меча пьяного мужа, который затем покончит жизнь самоубийством (метнуть меч) и из его крови появится река Дунай.

Дунай Иванович убивает жену во время конкурса на точность

Возможные прототипы Апрокси принцессы


Но вернемся к Княжескому дворцу эпопеи Киева. Некоторые историки пытались идентифицировать жену княгини Апраку «древний Владимир», упоминаемый в Иоакимовской летописи:

«Владимир»… была жена от варягов до Адинду, Велма прекрасная и мудра, это много от старого, рассказанного в песней крике. «

Здесь особенно ценно свидетельство того, что Адинда была героиней многих» старых историй «и» песни ».

Вторая версия поражает своей прямолинейностью. В одной из версий эпоса Владимир отправил своих героев, в том числе Добрыню и Дунай, к Ву, дочери литовского короля, давая при этом следующие инструкции:

«Вы действительно заставляете что-то брать, сколько хотите,
Иди на Апраксию Да королевишна.
И добрый король даст тебе утку и возьмет добро.
Хорошая уступка силой.

Король, как мы уже сказали, князь Владимир равный считает, он отрицает «сватов» на том основании, что Владимир — » бывшая голомиса »… Вы думали о Полоцке и Рогнеде? Но судьба несчастной Полоцкой княгини очень сильно отличается от судьбы княгини Апроксимации русских былин.
Третий вариант предлагал очень известные и уважаемые, но иногда мало немного увлекся специалистом — академиком Б.А. Рыбаков. Итак, познакомьтесь с Евпраксией Всеволодовной, сестрой Владимира Мономаха, в Европе более известной как Адельхейд. Она могла бы стать героиней готического романа (с эротическим уклоном), только уж слишком далеко от Киева.

Eupraxia-Adelheid

В возрасте 12-13 лет Евпраксия была помолвлена ​​с Генри Лонгом, графом Штаденом, до свадьбы он три года получил образование в католическом монастыре, где обратился и получил новое имя. Брак с Генрихом состоялся в 1086 году, а в 1087 году муж умер.Уже в 1088 году она вышла замуж за императора Священной Римской империи Генриха IV, что вызвало недовольство в Киеве (слишком скандальная репутация у монарха, а периода траура по мужу отсутствие).

Император Генрих IV, ее муж Евпраксия-Адельхайд

В 1089 году в Магдебурге был заключен брак между Генрихом и Адельгадо, в том же году в Кельне состоялась ее коронация. Этот брак оказался очень неудачным, все закончилось бегством бывшей киевской принцессы в Каносу, к знаменитой Матильде Тостаноски, под покровительством злейшего врага Генриха и Папы городского II.

Матильда Тосканская

Папа городской II

На соборе в Пьяченце (1095) беглая императрица обвинила Генриха в сатанизме, приверженности николаитской ереси, а также в склонности к сексуальным извращениям. Времена в Европе все еще были мрачными, нетерпимыми, поэтому вместо защиты прав Генриха — свободы богохульствовать, посещать черную мессу и выбор сексуальных предпочтений — он был подвергнут анафеме. А Евпраксия, получив полное прощение грехов, сначала перебралась в Венгрию, но в конце жизни вернулся в Киев, где поступил в монастырь и умер в 1109 г.

Почему-то предпочитаю первую версию происхождения образа Aproxy.

Странная история супружеской истории


Кажется очень удивительной история о жене Святогора: его невестой должна была стать девушка возле дома, которая упадет, впадении бороды из золотых волос, выкованной для него кузнецом . В доме, возле которого выпали эти волосы, была только больная девочка, тело которой было покрыто корками и язвами. По одному из воплощений эпоса Святогор ударил ее, спящую мечом, в другом — перед тем как убить, поцеловал его (по ее просьбе).В обоих случаях результат был одинаковым: опал парши и девочка выздоровели. В некоторых вариантах былины, оркестр все время уносил ее с собой. В других она осталась жить среди людей и очень разбогатела на торговле с заграницей, со Святогором встречалась несколько раз в год, когда герой приходил к ней в дом.

Жена Святогора

Вроде бы странная пара, однако эту безымянную девушку оставили у могилы, в которую пошла сыпь Святогор, и превратилась в иву, под корнями которой протекал родник.
Но это внешний, поверхностный слой эпоса. Сторонники «единого подхода» к изучению былин высказали любопытное предположение, что больная девочка, чудом выздоровевшая после удара мечом, символизирует нечерноземные земли Северной Руси, оставалась бесплодной до тех пор, пока не были железные орудия труда. А то, что жена Святогора разбогатела за счет торговли с заморскими странами, позволил сделать вывод, что это относится к Новгородской земле.
Самый привлекательный герой России, Илья Муромец, досталась жена.Но монахом он тоже не был, и потому в эпосах периодически появляются свидетельства любовных отношений Илии с некой «богатыркой» (например, Поляницей Савишной). Эти рассказы иногда могут проиллюстрировать тезис о пороках внебрачных связей, особенно если они завязаны на территории «потенциального врага». Об ужасных и трагических последствиях одного из этих «романов» герой (с женщиной по имени Сетигера или Горынина) прокомментировал в статье

Две попытки Добрыня Никитич


Намного более удачливым в этом отношении его «кросс-братец» — Добрыня. Никитич.«Первый блин», правда, тоже получился «комковатым». Малоизвестный широкому кругу читателей эпос «Добрыня и Маринка» объясняет колдунью, которую многие исследователи считают воплощением богини смерти Марии (вспомним еще русские сказки Марью-Моревны). В наказание за разбитую стрелу героя хрустального зеркала она очаровала его, но лаской не хотела отвечать. Когда Добрыня стала упорствовать и пришла к ней, изгнав «дорогого друга дракона», на бухту обратились сталкеры с золотыми рогами и серебряными копытами.

Добрыня находит Змею в доме подготовительной ее Маринка

Но однажды, выпив «зеленого вина», Марина ляпнула об обращенных по очереди 10 уже молодцах, в том числе и Добрыне. Мать в фильме слышала про

«ударила Марину по белой щеке, ударила ее резвыми ногами, начала таскать по полу кирристу. Тащит, а она говорит: Я умнее, мудрее тебя, но не хвастаюсь!» Хочешь обернуть тебе суку-рыбу-орла? Ты, Марина, гуляй по городу, ты, Марина, на самца гони! »

Если мать в фильме не «блефует» и говорит правду, вы должны признать, что она тоже ведьма — и не последняя!

Марина соглашается вернуть дому в первозданном виде, но с условием, что он женится на ней.Но после свадьбы Добрыня отрубила Марине голову, а ее тело сгорело.

Добрыня отрубила Марине голову

Моя настоящая жена — Настасья Богатырка Микулична, с которой он познакомился позже «в поле».

Настасья Микулична и Добрыня Никитич, иллюстрация к эпосу, Воронов С.

Один из вариантов, который силой удерживает от драки (поднятая рука не опускается). Но чаще он терпит поражение в битвах с ней. Иногда Поляница «стягивает» его седло с помощью лассо (в данном случае это явно была девушка из кочевого племени, а имя Настасья получает при крещении).Иногда срывается с седла за волосы (желтая волна). В обоих случаях ставится условие: «Возьму тебя, Добрыня, замуж, отпущу, Добрынская в живности».
В дальнейшем Настасья как-то теряет свою героическую силу и предстает перед зрителями эпической обычной женщиной и образцовой женой. В другой известной песне («Несостоявшийся брак Алеши Поповича») говорится, что, начиная с княжеского строя в Орде, Добрыня просит жену подождать его 9 лет. Настасья дожидается своих 12, а потом уже давно соглашается выйти замуж, влюбившись в нее и Алешу Поповича.Добрыня возвращается вовремя, но, почему-то не заявляет о себе, приходит на свадьбу в костюме шута. Настасья его находит, и в таком виде и брак не получается.
Но сам Добрыня, как мы увидим ниже, верным мужем, увы, не было.

Скандальный брак Алеши Поповича


Алеша Попович, так сильно фосфатизирующий Настасью Микуличну, по одной из былин, все-таки обзавелся женой, но история его женитьбы невероятно противоречива и потому практически неизвестна читателям.Эта песня начинается с традиционного описания застолья у князя Владимира, на котором гости (как обычно) хвастаются знатностью, богатством, молодой женой. И только братья Бродовичи (иногда Петровичи, Бордовицы) молчат. Когда к нему обращается сам князь, они до сих пор говорят о своей любимой сестре Аленушке, застенчивой и красивой девушке, которая сидит в задней комнате, так что лишние люди не видят. Алеша Попович смеется над ними, утверждая, что с сестрой жили «как муж и жена».Братья, конечно, ему не поверили, и тогда он ведет всех в дом Брадавиц и бросает снежок в окно светелки — оказывается, спускается длинная белая тряпка (иногда Аленушка выходит сама «некстати одетая»). Разгневанные братья собираются унести в поле опальную сестру, чтобы отрубить ей голову, и тогда она сообщает им, что жена старшего брата изменяет ему с Добрыней, а жена младшего — с каким-то недоношенным. В общем, семейные разборки в эпопее прошли почти так же, как и печально известное ночное ток-шоу 1 канала российского телевидения.О реакции братьев на такую ​​новость не сообщается, но я думаю, что об этом легко догадаться. Но там написано, что на место предполагаемой казни приходит Алеша Попович и забирает Аленушку в церкви на венчание.

Алеша Попович и сестра Брадвица

Доверять Михаилу Патыку и коварной Авдотье Белый лебедь


Остальные герои и их жены были еще хуже. О Майкле Потисе и его жене Авдотье-Белые лебеди немного говорилось в первой статье цикла ().Добавим, что спас ее муж, который последовал за ней до могилы (и убил ее Змею), она трижды пыталась убить его. Первыми окаменели — спасли Михаил Илья Муромец, Добрыня Никитич и неизвестный незнакомец Калика. Потом приказал снова прибить к стене — на этот раз спасла дочь царя Шацкого Настасья (ну люблю петь это имя, ничего не поделаешь). В третий раз жена пытается отравить Потыку (берет чашу с вином в знак примирения), но Настасья стояла возле меня, просила его посмотреть на руки в шрамах от гвоздей, а тот, кто на этот раз не верит, убивает Авдотья.

Соломан и Соломания


Не лучше была жена героя Соломана (в эпосе, созданном по апокрифу «Легенда о Соломоне и его неверной жене»). В отсутствие главного героя слуга царя Василия Окулевича Ивашка Поваренкин (а иногда и заморский купец Таракан) соблазняет свою жену Соломониду богатыми дарами и берет ее на корабль. Соломан вместе с командой отправляется на ее поиски, но обнаруживает, что его жена одна — и пожалованная ей, попадает в плен к царю Василию.Соломан просит казнить его в чистом поле, повесив на перекладину две шелковые петли (хитрая жена на всякий случай добавляет третью, мол, что первая петля проходит мимо мужа хитростью, вторая — мудростью, а третья будет не проходят). По последнему желанию Соломан просит дать ему взорваться в Турий Рог — на помощь приходит дружина и на виселице его повесили вероломную жену царя Василия и его слугу Ивашку.

Неудачная попытка Ивана Годиновича


Другой спортсмен, преданная жена Ивана Годиновича, племянника князя Владимира.Впрочем, учитывая, что он насильно женился на иностранной невесте, это неудивительно. Обрученной девушке, дочери купца митреи, был «царь Вахрамеева, Кощеев Бессмертный» («Кащей Бессмертный» в данном случае звучит как титул). В других версиях эпоса жениха зовут Кумир Косцевича или Федор с хоробрих Литвы. Резиденцией былины невесты назывались Чернигов, Королевство Шоуинчес, Золотая Орда и даже Индия.

Кощей Трипцович его невеста Настасья и Иван Годинович

Отец девушки (опять!) Имя Настасья категорически против брака с Иваном:

«Чтобы царь дал ей Царицу, чтобы называться
Тебе, Иван. чтобы дать слуге называться
Revenge of the Hut, перестала чесаться.
Сшил собаку у себя во дворе
Подарить тебе иваночка Годиновича.

Но Иван громит свой дом, врывается в комнату Настасьи Мариановки, которая в это время вышивает полотенце для жениха, и насильно забирает ее, не забывая получить родителям приданое. По дороге в Киев их жених настасает, что вызывает Ивана на дуэль. Иван побеждает, но, упав на землю, волшебник обращается к Настасье, предлагая ей сделать выбор:

«Для Ивана быть тебе — женщиной пройти,
Potamoidea Князь Владимир,
И мне быть твоей королевой быть.«

Настасья приходит на помощь Волшебнику, и они вместе привязывают Ивана к дереву, а сами входят в палатку -« Себастья ».

Иван Годинович

Но Кощею мешают два голубя (два ворона в другом варианте. ), сидя на дубе — они, знаете, комментируют происходящее, утверждая, что «не владеть Настасьей Кощей, своим Иваном Годиновичем». Он выходит и стреляет в них из лука, стрела попадает в дуб, отскакивает и поражает волшебника, который почему-то умирает, хотя и называется бессмертным.Настасья якобы пыталась убить Ивана, но ее рука дрогнула, и меч рассек кандалы. На мой взгляд, более чем сомнительный вариант: наверное, она отпустила Ивана, решив, что живой племянник киевского князя женихом лучше мертвого царя. Освободившийся «герой» зверски казнит своей бывшей жене, отрубая сначала руки, потом ноги, губы, а потом голову.
Эти нешуточные страсти кипели в супружеских парах киевских героев эпопеи. Однако если полистать страницы «желтой прессы» в поисках криминальных новостей, да и в наши дни, возможно, мы смогли бы найти нечто подобное.

Facebook

Твиттер

Pinterest

Легенда о Кострюке на JSTOR

Информация о журнале

Регулярным серийным изданием Общества, выходящим ежеквартально, является Журнал Американского восточного общества. Первый том, опубликованный в 1843–1849 годах, задал тон на все времена благодаря широкому охвату предмета и основательности его научных исследований. Он включал исследования арабской музыки, персидской клинописи и буддизма в Индии, а также познакомил широкую аудиторию с тогдашними новыми теориями Пьера Э.Дю Понсо, критикуя доктрину «идеографического» характера китайской письменности. С того года и по сей день журнал представил миру науки результаты передовых исследований самых выдающихся американских востоковедов, специалистов по литературе и цивилизациям Ближнего Востока, Северной Африки, Южной и Юго-Восточной Азии, Внутренней Азии. Азия, Дальний Восток и исламский мир. Страницы журнала всегда открыты для оригинальных и интересных статей ученых.Для обеспечения компетентной и беспристрастной оценки научного уровня материалов, представленных для публикации, редакция состоит из признанных ученых в каждой из основных областей, обслуживаемых Обществом. Членство в AOS включает годовую подписку на Журнал.

Информация об издателе

Американское восточное общество — старейшее образованное общество в Соединенных Штатах. посвященный определенной области науки. Общество основано в 1842 г. предшествовали только такие выдающиеся организации общего масштаба, как американская Философское общество (1743 г.), Американская академия искусств и наук (1780 г.), и Американское антикварное общество (1812 г.).С самого начала его цели был гуманистическим. Поощрение фундаментальных исследований в области языков и литературы Азии всегда занимала центральное место в своих традициях. Эта традиция пришла в включают такие предметы, как филология, литературная критика, текстология, палеография, эпиграфия, языкознание, биография, археология, история интеллектуального и образные аспекты восточных цивилизаций, особенно философии, религия, фольклор и искусство. Объем цели Общества не ограничен. временными границами: Все искренние исследователи человека и его работ в Азии, в любой период истории приветствуется в членстве.

«Ярость / негодование» рыцаря как христианская концепция

Цель. В статье исследуется понятие гнева, которое следует поставить в число центральных понятий мировых народных эпосов. Полученные результаты. Согласно аксиологическому анализу, дохристианская эпическая поэзия рассматривает гнев как некий «показатель» героического характера, свойственный тому или иному персонажу: эпический герой «обязан» испытывать эту эмоцию при публичной оценке его личной чести (сделанной либо его родственниками, либо его невестой, господином, соперником и т. д.) не соответствует его собственному представлению о тех почестях, которые должны быть оказаны ему как обладателю чудодейственной силы. Такая недооценка воспринимается персонажем как своего рода позор и, следовательно, вызывает у него гнев — чувство, побуждающее его восстановить «справедливость» насильственными средствами. Однако русские народные эпосы следует рассматривать как принципиальное исключение из этого правила: былины не рассматривают «ярость» — или «негодование» — рыцаря как его ответ на недооценку личной чести.В русских героических песнях языческое понимание гнева, о котором говорилось выше, заменено новой трактовкой этого чувства: теперь гнев понимается как проявление «любовного рвения», ориентированного на те внешние реальности и объективные категории, которые предполагают свои собственные ». честь». Также былины заметно отличаются от других народных эпосов двумя противоположными типами героических персонажей: здесь мы находим как «рыцарей-язычников» (Волх, Дунай, Василий Буслаев, Иван Годинович, Сухман), так и «рыцарей-христиан» (Илья, Добрыня). , Алеша, Микула и др.). Если первые злятся из-за своего личного позора (и, как правило, погибают), то вторые злятся, когда определенные люди, предметы и ценностные категории («закон Божий», «благородные иконы», вдовы, сироты, и т. д.) оскорблены или лишены святости; в былинах эти герои неизменно объявляются победителями, хотя их подвиги, вызванные «яростью» и «рвением», не повышают их собственной имущественной чести. Заключение. Среди мировых народных эпосов только русские былины передают гнев героя как христианское понятие, предполагающее праведное рвение и любовь.

Кощей бессмертных в сказках победил. Для всех и вся. История происхождения образа Кощея Бессмертного

г.

Раб, пленник

Сказки про Кощей

Мультики

Опера, балет, музыка

Образ в литературе

Интересные факты

Кощей Бессмертный , Кащей (вероятно, от кость , первоначальное значение «худой, тощий») — персонаж славянской мифологии и фольклора (особенно сказки).Злой колдун, смерть которого скрыта в нескольких вложенных волшебных животных и предметов: « Есть остров на море в океане, на этом острове есть дуб, под дубом зарыт сундук, в сундуке — заяц, в зайце — утка, в утке — яйцо, в яйце — смерть Кощея ».

Король, колдун, иногда всадник на волшебном говорящем коне. Часто выступает похитителем невесты главного героя. Изображается в виде худого высокого старика или живого скелета, часто кажется скупым и скупым (« там царь Кащей сохнет над золотом » А.Пушкин).

Помимо русских народных сказок, он упоминается в чешской сказке «Медная борода» и в польской «Пять овец», где его называют Кощеем Меднобородой и открыто называют властелином преисподней, ползет. вне водной сферы и имеет медную бороду.

Образ Кощея

В русских народных сказках он появляется в трех основных обличьях: царь и колдун сверхъестественной силы, верхом или без, похищающий красавиц; в сказке «Иван Быкович» он упоминается как отец Чуд-Юда, мужа змеи-ведьмы и лежит на железной постели с закрытыми веками, которые поднимают двенадцать могучих богатырей.И третья, в ряде сказок («Заря, Вечорка и Полночь», «Иван Соснович», «Медведько, Горыня, Дубыня и Усыня») предстает в образе старика «с ногтем, борода с локтем». , имеющий бич семи саженей и живущий в хижине на куриных ножках, и владелец Подземного мира; наконец, в одной из версий Ивана Сосновича он появляется сначала в третьем описанном выше облике, а затем в первом. В народных сказках его антагонист — Иван-царевич.

Сила Кощея

Вода придает Кощею сверхъестественную силу — выпив три ведра, принесенных ему царевичем Иваном, Кощей разрывает двенадцать цепей и освобождается из темницы Марьи Моревны.

Кощей очень сильный колдун:

  • в сказке «Иван Соснович» превращает все царство в камень;
  • в сказке «Елена Прекрасная» превращает Ивана-царевича в псих;
  • в сказке «Царевна-Змея» превращает царевну в змею;
  • в сказке «Царевна-лягушка» она наказывает принцессу, надевая на нее лягушачью шкуру.

Сам Кощей имеет обыкновение превращаться в ворона.

Кощей нельзя победить, как других врагов, а только выполнив определенные манипуляции:

В сказке Марьи Моревны главную роль в разгроме Кощея играет волшебный конь:

В другой версии этой сказки Иван не сжигает труп Кощея, а добивает его дубинкой после того, как его ударил геройский конь.

Во многих сказках упоминается, что Кощей — узник, который на триста лет сидел в тюрьме или в башне, или в темнице, прикованный цепями.

Происхождение слова «Кощей»

Согласно Фасмеру, два значения слова « кощей » имеют разные этимологии:

  • «Худой, тощий человек, ходячий скелет» или «скряга» — происходит от слова «кость».
  • древнерусских «юноша, мальчик, пленник, раб» от тюркских кощи «раб», в свою очередь кош «лагерь, стоянка».

Краткий этимологический словарь русского языка (Шанский и др.) Отмечает, что древнерусское слово кощей в значении «раб, пленник», заимствованное из тюркского языка, этимологически не имеет никакого отношения к «бессмертный кощей».

Худощавый, скупой

Как имя героя сказки и как обозначение тощего человека Макс Фасмер в своем словаре считает исконно славянское слово (омоним) и ассоциирует со словом кость (общеславянское * кость), то есть , это форма прилагательного koštьі (отсутствующее прилагательное в именительном падеже единственного числа), наклоненная как «Бог».

Слово «кощей» в других славянских языках переводится как «кожа, шея, кости».Так, по-сербски koschey — «кость и кожа» или «шея», по-словенски и польски — «шея» (словен. kitami , польский chudzielec ).

Раб, пленник

В «Слове о полку Игореве» древнерусский « кощей » Упоминается трижды: князь Игорь Святославич, попавший в плен к Кончаку, садится « в седло кощеево «; автор «Слова» говорит, что если бы Всеволод Юрьевич Большое Гнездо пришел на помощь половцам, то « чага (раб) был бы на ноге, а на кощей на разрезе (мелкие денежные единицы)». , а сам половецкий хан Кончак именуется « гад ».

В том же смысле « кошей » фигурирует в Ипатьевской летописи. В берестяных буквах XII века из Новгорода и Торжка «Кощей» (также «Кот», с диалектическим новгородским прочтением — «ш» — ас — «шк» -) встречается как личное имя.

Это слово, по некоторым предположениям, произошло от слова «стоянка» (на древнерусском «кош» — «стан, вагонный поезд»; в украинском языке «киш» означает «лагерь, поселок», а «кошевой» — «бригадир»). , начальник коша », и соответственно — хранитель общей казны кош.В переводе с белорусского «кашевац» означало «разбивать лагерь»). А.И. Соболевский предложил славянскую этимологию — от «кость» ( ругать ), но Фасмер отмечает это совпадение как менее вероятное.

Гибель

Сказки говорят, что он «бессмертен», но у Кощея есть смерть, хотя она и скрыта.

По одной из версий, его смерть на конце иглы, иголка в яйце, яйцо в утке, утка в зайце, заяц спрятан в шкатулке, шкатулка висит цепями на дуб, растущий на черной горе или на далеком острове.

Враги

  • В ряде сказок Баба Яга выступает врагом Кощея, который сообщает Ивану-цесаревичу информацию о том, как его убить, но иногда и одновременно.
  • Также врагами Кощея являются герои Дубыни, Горыни, Усыни из сказки «Иван Соснович». Кощей убивает двоих из них и смертельно ранит Дубиню. В этой сказке Кощей (Кащей) умирает от рук Ивана Орла.

Сказки о Кощее

Русские и славянские народные сказки

  • Марья Моревна
  • Царевна-лягушка
  • Змея принцесса
  • Иван Соснович
  • Медведько
  • Кощей Бессмертный
  • Иван Быкович
  • Медь бородач

Авторское право

  • Сказка о царе Берендее, его сыне Иване-царевиче, проделках Кощея Бессмертного и мудрости Марьи-царевны, дочери Кощеевой (Василий Жуковский)
  • Вниз по Волшебной реке (Эдвард Успенский)
  • Соловей-разбойник на Кащей и Вовка-крестоносец

Список «Кощей в искусстве»

Фильмы

  • Кащей Бессмертный (Георгий Милляр)
  • Огонь, вода и… медные трубы (Георгий Милляр)
  • Римский-Корсаков (Евгений Лебедев)
  • Веселая магия (Федор Никитин)
  • Новогодние приключения Маши и Вити (Николай Боярский)
  • Там, неизвестными тропами … (Александр Филиппенко)
  • После дождя в четверг (Олег Табаков)
  • Сели на золотом крыльце (Виктор Сергачев)
  • Сказка о влюбленном художнике (Валерий Ивченко)
  • Шар фиолетовый (Игорь Ясулович)
  • Книга Мастеров (Гоша Куценко)
  • Чудеса в Решетове (Нодар Мгалоблишвили)
  • Легенда о Кащее, или В поисках тридцатого царства (Валерий Ткачев)
  • Настоящая сказка (Леонид Ярмольник)
  • Приключения в тридцать королевстве (2010) (Евгений Щетинин)

сериал

  • «Гримм», сезон 3 серия 9 «Красная угроза» (2014) (противоречивый персонаж, Марк Иванир)
  • «Сказки У» (2014) (персонаж Чахлика Немирущего — пародия на Кощея)

Мультфильмы

  • Царевна-лягушка (1954) (режиссер Михаил Цехановский, озвучивает Александр Румнев)
  • «Сказка действует» (1970, озвучивает Георгий Милляр)
  • Царевна-лягушка (1971, режиссер Ю.Елисеев)
  • «Омолаживающие яблоки» (1974, озвучивает Георгий Милляр)
  • «Баба Яга против!» (1980)
  • Ивашка из Дворца пионеров (1981, озвучивает Гарри Бардин)
  • «А в этой сказке было так …» (1984, озвучивает Михаил Козаков)
  • «Два богатыря» (1989, озвучивает Павел Смеян)
  • «Мечтатели из села Угоры» (1994, озвучивает Георгий Вицин)
  • «Бабушка Ёжка и другие» (2006) (положительный персонаж, озвучивает Алексей Колган)
  • «Иван-царевич и Серый волк» (2011, озвучивает Сергей Русскин)

Опера, балет, музыка

  • Опера Римского-Корсакова Кащей Бессмертный.
  • Балет Игоря Стравинского «Жар-птица».
  • Панк-рок-опера группы «Газовый сектор» «Кащей Бессмертный», а арию Кащея исполнил Юрий Клинских.
  • Прототип Кощея использован в инструментальной композиции испанской новой метал-группы «Toundra» — «Koschei».

Изображение в литературе

  • Историко-фантастический роман Александра Вельтмана «Кощей Бессмертный» (1833).
  • В серии книг «Тайное расследование Царя Гороха» (Белянин, Андрей Олегович) Кощей предстает в роли местного «криминального авторитета», с деятельностью которого борется главный герой сериала.
  • В серии книг Александра Рудазова «Легенды глубокой древности» Кащей — главный злодей книги.
  • В комиксе «Хеллбой» появляется вместе с другими славянскими мифическими существами — Бабой Ягой, Перуном, Василисой Прекрасной, Домовым.
  • В сборнике Ольги Громыко «Ведьминские сказки», а конкретно — повесть «О бедном Кощее замолвите слово».
  • В серии книг «Кащей» (Дмитрий Мансуров) Кащей выступает как ученый, потерявший память (настоящее имя Леснид), с маниакальным упорством собирающий золото, чтобы израсходовать всего несколько сотен граммов на микросхему.
  • В третьей части трилогии М.Г. Успенского «Приключения Жихара» — «Кого послать на смерть» (1998) Кощей Бессмертный отождествляется с вечно молодым и красивым Питером Пэном. Кощей приобрел репутацию старого похитителя женщин благодаря рассказам его многочисленных любовниц, которые хотели таким образом ввести в заблуждение своих мужей или женихов.
  • В сериале «Хонор Харрингтон» Дэвида Вебера «Кощеи» — это генетически модифицированные рабы, изначально созданные «славянскими гегемонистами».Война с использованием «кощеев»-солдат чуть не уничтожила Землю и привела к серьезным ограничениям на генную инженерию в остальной части колонизированной галактики.
  • В СССР (прежде всего в сталинский период) Кощей исполнил роль одного из главных злодеев сказочного кинематографа и мультипликации. Более того, в разные периоды (Великая Отечественная война, «холодная война») в образе Кощея легко увидеть врагов тогдашнего Советского государства. Так, в фильме 1944 года «Кощей Бессмертный» Гитлер ярко показан в его образе, а в мультфильме 1954 года «Царевна-лягушка» Кощей очень похож на американского «Дядю Сэма».

Research

Кощей

Immortal

Номинация: «Литература и фольклор»

Исследование проводили ученики 1 класса:

Валерий Принский, Валерия Кодяева,

Уварова Ангелина, Волкова Ксения.

Руководители:

Новикова Н.В.,

учитель начальных классов,

Введение

Мы все с раннего детства знаем такого персонажа русских народных сказок, как Кощей Бессмертный.Какой он? Ответ приходит естественно: это злой властитель, который любит золото и крадет красивых девушек. Так ли это? Разве Кощей не может быть добрым? Может зря мы его клевещем?

В сказках, как и в любой литературе в целом, продумана каждая мелочь, и без уважительной причины в них не может быть больше одной детали.

Актуальность произведения заключается в том, что русские народные сказки содержат в себе глубокий смысл и нужно много работать и хорошо думать, сравнивая множество фактов, чтобы ответить на вопрос: каков персонаж Кощей Бессмертного и что этот персонаж привнес в Русский фольклор.

Так почему же в наших любимых русских народных сказках Кощей Бессмертный? Этот вопрос вызвал у нас интерес, и мы решили разобраться в сказках, в которых присутствует этот персонаж.

Исследовательская работа ставит следующую цель : познакомиться с историей образа Кощея Бессмертного; узнать, какую роль он играет в сказке; анализировать народные сказки, в которых присутствует данный персонаж; произвести их классификацию по типу исследуемого изображения.

В ходе исследования оставлено задач :

1) более глубоко изучать народные сказки;

2) познакомиться с историей образа Кощея Бессмертного;

3) выявить особенности этого персонажа и классифицировать сказки по типу Кощея Бессмертного;

4) сделать презентацию «Кощей Бессмертный в русских народных сказках» для употребления из во внеклассных классах литературного чтения.

Объект этюды — русские народные сказки, в которых одним из персонажей является Кощей Бессмертный; предмет исследование — роль Кощея Бессмертного в русских народных сказках.

Гипотеза: Кощей Бессмертный — отрицательный персонаж русских народных сказок.

В ходе исследования использовались следующие методы , г. как изучение сказок, знакомство со справочниками, анализ собранного материала, систематизация и классификация сказок в соответствии с типом исследуемого образа, составление презентации.

Происхождение образа Кощея Бессмертного

Кощей Бессмертный — один из самых ярких сказочных персонажей, производящий неизгладимое впечатление на слушателя, особенно на детскую аудиторию. Сюжеты, в которых присутствует этот образ, всегда заставляют сопереживать главному герою — Ивану-цесаревичу, беспокоиться о его судьбе, ведь его противник силен, силен и, кажется, неуязвим. К тому же с обыденной точки зрения образ Кощея в сказках воспринимается однозначно негативным.С точки зрения носителя мифологического сознания это определение следует заключить в кавычки. Собственно, образ Кощея Бессмертного — это один из вариантов образа врага героя, без которого не могло бы пройти испытание, переводящее героя на новый этап его сказочной жизни. Образ Кощея, как и Бабы Яги, имеет мифологическую основу, восходящую к глубокой древности.

Множество бед и забот приносит сказочным героям их вечный враг Кощей Бессмертный.Стоит только полюбить князя в прекрасную девушку, подумать о женитьбе, как злой и коварный Кощей крадет свою невесту прямо из-под короны, уносит ее в дальние страны, в неведомые страны. И юноша вынужден совершать невиданные ранее подвиги, чтобы освободиться, вернуть возлюбленную.

Кто он, этот злобный, вездесущий старик, почему он не может успокоиться?

Портрет

Облик Кощея в сказках довольно размытый.

Один из наиболее часто упоминаемых признаков — возраст. Кощей Бессмертный изображается в виде старика, «седого старика», «дряхлого человека».

Во многих сказках Кощей Бессмертный не ходит, не ездит верхом, а летает, как птица или вихрь, что напоминает Змея Горыныча. Бегство Кощея вызывает резкие изменения в состоянии природы: «Вдруг грохочет гром, идет град, Кощей Бессмертный летит».

Кощей Бессмертный наделен великой силой в сказках.От одного его дыхания герои-герои «летают, как комары». Кощей умеет поднять меч «в пятьсот фунтов», сражаться с героем целый день и побеждать.

О мифологической природе Кощея свидетельствует тот факт, что, повешенный на нитке, горящий в огне или кипящий в котле, он не умирает: в конце концов, он бессмертен. Измученный голодом и жаждой, Кощей только теряет необычайную силу. Правда, она возвращается к нему, как только он выпьет воды.

Тайна имени

Мы до сих пор не знаем точное происхождение названия «Кощей».Самая распространенная версия — имя «Кощей» происходит от слова «кость» и означает худой человек — сегодня не в моде среди лингвистов. Современные исследователи русского фольклора больше склонны видеть корни злодея или Нижнего Сорбианкоэтлара (заклинателя), или в древнерусской «касте» (мерзость, мерзость и т. Д.).

Где живет Кощей, деревья не растут, птицы не поют, земля не плодородна, солнце не выпускает своих благословенных лучей. В кощеевском царстве всегда сумерки.Все опалено, сушено, заморожено. На что это похоже? Ну и конечно же зима, сильные морозы, сковывающие реки и способные убить все живое. Справедливо сказать, что под Кощей Бессмертным мог скрываться древний бог смерти от холода. И он был таким. Это Карачун — злой дух, укорачивающий жизнь, приносящий смерть от холода. Этим же словом называется зимнее солнцестояние. Карачун — подземный бог, правящий морозами. Его помощники: чудаковатые медведи, превращающиеся в метели, и снежные волки.

На то, что Кощей ассоциируется с холодом, указывают следующие факты, почерпнутые из сказок. По пути в царство Кощеев путешественник впервые встречает бурого медведя — властителя лесов. За ним последовали птицы, в частности перелетные, например, утка, которую можно увидеть в северной тундре в период летнего гнездования. Далее идет рыба. Щука, но, возможно, это более поздняя замена, а раньше была какая-то рыба из северных морей, например, белуха.Таким образом, путь идет с юга на север. И это на севере Кощей Бессмертный живет в своих страшных и холодных дворцах. Кто такой Кощей?

Как ни странно, до сих пор ученые не пришли к однозначному выводу. Одни видят в Кощее славянского бога смерти от холода Карачун, другие — русскую версию германского бога Одина, третьи — просто колдуна с большими магическими способностями. Многие современные фольклористы обычно призывают к реабилитации Кощея, заявляя, что он не злодей, а образец для подражания участнику мистерии инициации молодой девушки, которую исполняет отец посвященной.

Восприятие Кощея Бессмертного как представителя «иного» мира, мира смерти, подтверждается характеристиками его местонахождения. Королевство Кощея очень далеко: герою предстоит отправиться на «край света, до самого конца» его. Туда ведет самый длинный, самый трудный и опасный из всех путей: герой стирает железные сапоги, железный плащ и железную шляпу, съедает три железных буханки; ему предстоит преодолеть множество препятствий, обратиться к помощникам за советом и помощью, сразиться с коварным врагом и даже умереть и воскреснуть.Жилище Кощея Бессмертного изображено в сказке как дворец, замок, большой дом, «фатерка — золотые окна». Здесь бесчисленное множество богатств — золото, серебро, граненый жемчуг, который герой, победив врага, забирает у своего королевства. По мнению исследователей, золотой цвет предметов в мифопоэтическом сознании воспринимается как знак потустороннего мира. То же самое и с изображением стеклянных гор, где, согласно некоторым сказочным текстам, находится дворец Кощея Бессмертного.

Принадлежность Кощея к «иному» миру прослеживается по линии, приближающей его к образу Бабы-Яги. Как и Баба Яга, он определяет присутствие человека в своем доме по запаху, и для описания этого момента рассказчики используют те же формулы: «Фу-фу-фу, что-то в горнице пахнет русским духом» — или: «Фу-фу! Русскую косу не слышно, не видно в лицо, а вот сама русская коса вышла во двор. «Как и в случае с Бабой Ягой, характерное для русской сказки выражение« русская коска »означает человека в целом как представителя чуждого эпического племени.

Основные типы кощеев в сказках

В сказках Кощею Бессмертному приписывают необычайное чревоугодие, что, вероятно, способствует сохранению его силы. Например, он ест обед, приготовленный для трех героев-героев, сразу может выпить ведро и даже бочку воды или вина, съесть половину быка. Чрезмерное обжорство приближает его образ к мифологическим представлениям о смерти, суть которых характеризуется постоянным чувством голода.

Кощей Бессмертный, сказочный персонаж из «потустороннего» мира, владеет не только бесчисленными богатствами, но и прекрасными вещами. Итак, у него есть волшебный меч Сэм-саморез, и есть необыкновенный конь. Конь Кощея Бессмертного наделен различными фантастическими способностями. Он пророк: он трижды предупреждает своего хозяина, что Иван-царевич увел его в плен. Еще одна способность коня — невообразимая скорость

В одной из версий сказки Кощей, обращаясь к герою за помощью, говорит: «Если, молодец, ты отпустишь меня с доски, я дам тебе еще два столетия. ! » Освободившись из плена, Кощей сдерживает свое обещание, пока герой в третий раз не попытается освободить от него жену или невесту.

Главная особенность Кощея Бессмертного, которая отличает его от других сказочных персонажей, состоит в том, что его смерть (душа, сила) материализуется в виде предмета и существует отдельно от него.

Преступления Кощея

В русских сказках Кощей оказывается очень способным колдуном. Причем очень изощренные по своим волшебным решениям. Так, в сказке «Елена Прекрасная» он превращает Ивана-царевича в психа, он «облачает» принцессу из «Царевны-лягушки» в шкуру амфибии, а в сказке «Иван Соснович» имеет дело. со всем королевством, превратив его в камень.Сам негодяй предпочитает превращаться в ворона.

Как правило, вся деятельность Кощея строится вокруг молодых девушек. Кощей использует ту же тактику в завоевании их любви: сначала эффектно похищает девушку, затем пытается добиться взаимности и, не сумев добиться этого, превращает сказочных красавиц в лягушек или змей.

Демон зимы в народных легендах часто появляется в образе старого, костлявого, уродливого колдуна. А кому в радость старость и омерзительный вид? Никто.Поэтому его тянет к молодости и красоте, он мечтает позаимствовать у нее жизненные соки и силы, чтобы и дальше творить свои неправедные дела. Вот почему так часто его жертвой становится красивая девушка.

Красота, красота — неотъемлемое качество славянской богини любви и весны Лады. Именно ее Кощей пытается увлечь, известить, заморозить ее сердце, полное любви и тепла, покрыть золотые, как солнечные лучи, волосы серым инеем. Словом, присвоить себе, заточить в неприступном особняке.Скрыть от человеческих глаз живительную силу, способную преобразить землю, расцвести ее зеленью и цветами. А герой-князь, идущий на битву с чудовищем, подобен богу-громовержцу. На нелегком пути юноше помогают все силы природы. Его победа — это победа над смертью, над вечной тьмой и холодом. Значит сказка — ложь, но в ней есть намек …

Кощей Галлант

Правда, был случай, когда дама отвечала взаимностью Кощею.В эпосе «Об Иване Годоновиче» Бессмертный с экзотическим отчеством Трипетович предстает в образе галантного обходительного кавалера, ухаживающего за черниговской княгиней Марьей Дмитриевич. Его соперник — коварный Иван Годинович, который похищает невесту Кощея и выводит ее в чистое поле. Догнав похитителя, Кощей Трипетович снова просит красавицу Марью стать его законной женой. И она соглашается. Потом прилетает ворон и начинает хрипеть от любви, что Марья Дмитриевна должна быть не женой Кощеевой, а женой Ивана Годиновича.В порыве праведного гнева Бессмертный Ромео стреляет в ворона, но стрела меняет траекторию и убивает самого Кощея. Несчастная Марья Прекрасная решает покончить с Иваном, но он ловко выхватывает у нее саблю и четвертует девушку. Так трагически закончился единственный роман Кощея.

Как убить Кощея

Бессмертный Кощей бессмертен? Ему очень хотелось бы навсегда заковать землю в ледяной панцирь и господствовать над снежными облаками, навсегда скрывающими животворное солнце, неспособное принести теплые весенние дожди.

Ревно охраняет несправедливо нажитое богатство Кощей. Недаром засохших от скупости скряги в России называют кощеями.
Но в сказке Кощея смерть рано или поздно приходит. Так или иначе, герой узнает свой секрет.

В одной из сказок Кощей открыл: «Моя смерть далеко: есть остров на море в океане, на том острове есть дуб, под дубом зарыт сундук, в нем заяц. сундук, утка в зайце, яйцо в утке, а смерть в яйце моя ».Многие ученые увидели в этой «матрешке» модель мироздания: вода (море — океан), земля (остров), растения (дуб), животные (заяц), птицы (утка), а дуб — «мировое дерево». Другими словами, с Кощеем можно покончить, разрушив мировой порядок.

Возвращаясь к образу Кощея Бессмертного, следует отметить, что существуют сюжеты, в которых его смерть наступает от удара копыта волшебного коня, специально добытого героем.

Так находит свою гибель демон зимы, почувствовавший и ненавидевший «русский дух».И снова любовь и весеннее торжество. Не только жених и невеста находят счастье — все животные, птицы, растения. Так что мифологический злой дух Кощей вовсе не бессмертен.

Некоторые старейшины Северной Руси интерпретировали Кощея как падшего Адама, а Ивана-царевича как «новозаветного человека».

В других предположениях «народного православия» Кощей символизировал греховное тело, похищенная им девушка — человеческую душу, а Иван-царевич — дух. Смерть Кощея истолковывалась этими подвижниками как очищение души от грехов.Правда, современные фольклористы считают эти интерпретации ненаучными.

Какую роль в сказке играет Кощей Бессмертный?

Из текстов известно, что его обычные занятия заключаются в том, что он летает по России, «идет на войну», уходит «на добычу» или на охоту, «шатается по свободному миру». В рамках развития сюжета сказки Кощей выступает грозным противником главного героя. Конфликт между ними всегда возникает из-за героини-невесты: Кощей — похититель невесты героя.Иногда в сказке нет мотивации для похищения. Чаще попадание героини под власть Кощея связывают с нарушением главным героем какого-либо запрета. Например, это нарушение требования жены (невесты) к мужу (жениху) войти в одно из помещений дома: подвал или кладовую. Несоблюдение этого запрета приводит к тому, что Кощей выходит из замкнутого пространства, насильно захватывает героиню и уносит ее в свое царство: «Старик ударился о землю, выковал Елену Прекрасную из сада и увез ее.«Часто также существует запрет на сжигание кожи заколдованной или проклятой царевны-лягушки до истечения определенного периода времени.

Кощей Бессмертный — не единственный персонаж, похищающий невест и женщин. Эта категория сказочных изображений также включает в себя Змей, птицы, такие как Воронович Воронович, медведь и подобные персонажи.

Мы провели опрос школьников. В опросе приняли участие 40 учеников 1-4 классов. Был задан вопрос: «Бессмертен ли Кощей в русских народных сказках». положительный герой или отрицательный? »Ответы были следующие.86% считают, что этот герой символизирует зло; 14% считают, что в одних сказках он добрый, а в других — злой.

Кощей Бессмертный — один из самых распространенных сказочных героев, созданный потому, что это очень красочный, яркий, запоминающийся образ русского фольклора. Много ли русских народных сказок, в которых присутствует такой персонаж, как Кощей Бессмертный? Из 20 проанализированных сказок в шестнадцати Кощей Бессмертный действует как похититель, в двух — как помощник, в 20 — как воин и в 20 — как колдун.

Таким образом, расхожее мнение о злом Кощее Бессмертном не так уж и ошибочно, и это было доказано в ходе исследовательской работы. Сказочный Кощей Бессмертный чаще всего является отрицательным героем, но он также может быть советчиком и донором, образ которого складывается из разных частей.

Так, в сказках «Сказка о яблоках и живой воде», «Марья Моревна» он предстает как справедливый правитель, соблюдающий договор, в отличие от положительного героя Ивана-царевича.

Что такое бессмертие?

Это благословение или наказание? Возможно, в древности существовал ритуал обретения бессмертия. Во всяком случае, при раскопках могилы основателя города Чернигова князя Черного археологи обнаружили сцену, изображенную в сказках: иголка в яйце, яйцо в утке, утка в зайце, заяц в заветном сундуке. Ритуал обретения бессмертия забыт, но сохранился его символ — цветы бессмертника.Шероховатый и сухой на ощупь, желтоватый, красноватый. Растут ли они в земле или оторваны, поставлены в стакан с водой — особой разницы нет. Они могут стоять без воды и не меняют своего цвета. Кажется, что жизнь в них есть, а кажется, что нет. Такие цветы предпочитают сажать на могилах. Объяснение таково: эти цветы находятся между живыми и мертвыми, как граница. Мы прикасаемся к ним в этом мире и к мертвым в том.

Может, бессмертие Кощея такое? Жизнь — это не жизнь, а смерть недостижима.И он застрял между двумя мирами и остается им до тех пор, пока Иван-царевич не избавит его от таких вечных мучений, потому что Кощей все еще существо более великое, чем этот потусторонний мир. Он сразу же с отвращением чувствует запах живого человека. Развитие образа в современной литературе

Заключение.

Образ Кощеяна настолько полюбился читателям, что он шагнул из русских народных сказок в современную литературу и кино.

Первые стихотворения, посвященные Кощею, принадлежат Александру Пушкину в «Руслане и Людмиле»:

Там царь Кощей растратил на золото,

Там русский дух,

Там Россией пахнет.

Времена изменились — изменился и древний сказочный герой. Персонаж стал мягче, он больше не делает гадостей и все больше похож на добродушного человека, чем на злого правителя.

Мы нашли:

    Кощей Бессмертный — вымышленный сказочный персонаж, его прототип — бог смерти и холода;

    По мнению ученых, Кощей Бессмертный в древние времена она была либо колдуном, либо богом, правившим в подземном мире;

    имя «Кощей» происходит от слова «кость» и означает худощавого человека

    в сказках он появляется в образе уродливого старика, живущего во дворце среди золота, где всегда находится главный герой;

    по мнению юных читателей, Кощей Бессмертный — отрицательный персонаж;

    Сказка знает несколько образов женщины Кощей Бессмертный: Кощей Бессмертный донор, Кощей Бессмертный воин, Кощей Бессмертный вор;

    из 20 проанализированных сказок в 2Кощей Бессмертных действует как донор, в 20 — воин, а в 20 — похититель;

    Расхожее мнение о злеКощее Бессмертное частично ошибочно, и это было доказано в ходе исследовательской работы.FairyKoschei the Deathless — это чаще всего герой, противостоящий добру, необходимый для равновесия во вселенной и придающий сказке особый колорит;

    formKoschei the Immortalis настолько красочен, что многие зарубежные и российские писатели, кинематографисты, художники, скульпторы и другие художники обращаются к его интерпретации.

Таким образом, гипотеза о том, что Кощей Бессмертный — отрицательный персонаж русских народных сказок, подтвердилась. Но теперь мы точно знаем, что только благодаря ему главный герой становится настоящим героем.Вы всегда должны быть очень осторожны при чтении любого произведения искусства, поскольку только вдумчивое чтение позволит сделать любые новые открытия.

Приложение № 1

Результаты опроса студентов

« Кощей Бессмертный в русских сказках, герой положительный или отрицательный? «

Герой символизирует зло

В одних сказках он добрый, в других — злой.

86%

14%

Приложение №2

Классификация сказок по типам Кощея Бессмертного.

Кощей Бессмертный держит слово

Кощей Бессмертный -воин

Кощей Бессмертный -вор

Кощей Бессмертный злодей

Кощей Бессмертный — колдун

«Василиса Прекрасная»

«Марья Моревна»

«Сказка о омолаживающих яблоках и живой воде»

«Книга мастеров»

«Иван Годинович»

«После дождя в четверг»

Трубы пожарные, водопроводные и медные »

Список использованной литературы:

1.Даль В.И. Толковый словарь живого великорусского языка / Сост. Шахматова Н. В. С. Петербург: Изд-во Весь, 2004, — 1678 с.

4. Кузнецов А. Н. С незапамятных времен. — М .: Оникс, 2005, — 325с.

5. Максимов С. В. Нечистое, неизвестное и сила креста. — М .: Русское слово, 1995, — 568 с.

6. Пропп В.Я. Исторические корни сказки. — Санкт-Петербург: Лабиринт, 1996, — 336 с.

7. Русские народные сказки. Составитель Аникин В.П. — Москва: Пресс, 1992, — 560 с.

Видеотека:

    «Книга магистров»;

    Трубы пожарные, водопроводные и медные;

    «Кощей Бессмертный»;

    «После дождя в четверг»

    «Новогодние приключения Маши и Вити».

Кощей (Кащей) Бессмертный — один из самых одиозных и загадочных злодеев русских сказок. Уже только эпитет «Бессмертный» пугает этого персонажа. Отсутствие страха перед Бессмертным может означать, что вы давно зарегистрированы в его Кощеев царстве.

1. Тайна имени

Мы до сих пор не знаем точное происхождение названия «Кощей». Самая распространенная версия — имя «Кощей» происходит от слова «кость» и означает худой человек — сегодня не в моде среди лингвистов. Современные исследователи русского фольклора более склонны видеть корни злодея либо в нижнесорбском костларе (заклинателе), либо в древнерусской «касте» (мерзость, мерзость и т. Д.). Другие ученые считают, что слово «кощей» в других славянских языках переводится как кожа, шея, кости.Так, по-сербски koschey — «кость и кожа» или «шея», по-словенски и по-польски — «шея» (словенский kitami, польский chudzielec).

2. Кто такой Кощей?

Как ни странно, до сих пор ученые не пришли к однозначному выводу. Одни видят в Кощее интерпретацию славянского бога смерти от холодного Карачуна, другие — русскую версию германского бога Одина, третьи — просто несколько обмороженного колдуна с большими магическими способностями. Многие современные фольклористы обычно призывают к реабилитации Кощея, заявляя, что он не злодей, а образец для подражания участнику мистерии инициации молодой девушки, которую исполняет отец посвященной.

3. Преступления Кощея

В русских сказках Кощей предстает очень способным колдуном. Причем очень изощренные по своим волшебным решениям. Так, в сказке «Елена Прекрасная» он превращает Ивана-царевича в психа, он «облачает» принцессу из «Царевны-лягушки» в шкуру амфибии, а в сказке «Иван Соснович» занимается со всем королевством, превратив его в камень. Сам негодяй предпочитает превращаться в ворона.

4.Неудачный ловелас

Как правило, вся деятельность Кощея строится вокруг молодых девушек. Кощей использует ту же неудачную тактику в завоевании их любви: сначала он эффективно похищает девушку, затем безуспешно пытается добиться близости и, не сумев добиться этого, превращает сказочных красоток в лягушек или змей.

5. Кощей Галлант

Правда, был случай, когда дама отвечала кощею взаимностью. В эпосе «Об Иване Годиновиче» Бессмертный с экзотическим отчеством Трипетович предстает в образе галантного обходительного кавалера, ухаживающего за черниговской княгиней Марьей Дмитриевичной.Его соперник — коварный Иван Годинович, который похищает невесту Кощея и выводит ее в чистое поле. Догнав похитителя, Кощей Трипетович снова просит Красавицу Марью стать его законной женой. И она соглашается. Счастливая пара привязывает коварного Ивана к дубу, а сами отправляются предаваться любовным утехам в палатке. Затем прилетает ворон и начинает хрипеть от любви, что Марья Дмитриевична должна быть не женой Кощеевой, а женой Ивана Годиновича. В порыве праведного гнева Бессмертный Ромео стреляет в ворона, но стрела меняет траекторию и убивает самого Кощея.Несчастная Марья Прекрасная решает покончить с Иваном, но он ловко выхватывает у нее саблю и четвертует девушку. Так трагически закончилась единственная история любви Кощея.

6. Как убить Кощея

В одной из сказок Кощей открыл: «Моя смерть далеко: есть остров на море в океане, на этом острове дуб, сундук. похоронен под дубом, заяц в сундуке, утка в зайце, яйцо в утке, а смерть в яйце моя ». Многие ученые увидели в этой« матрешке »интерпретацию модели мироздания: вода (море-океан), суша (остров), растения (дуб), животные (заяц), птицы (утка), а дуб — «мировое дерево».Другими словами, с Кощеем можно покончить, разрушив мировой порядок.

7. Где проживает Кощей и есть ли у него родственники.

Дочь Кощея — Василиса (от греч. Basilissa — царица) Мудрая (она — Царевна-Лягушка), по другой версии — отец Василисы Мудрой Морской Царь. Образ «морских королей» восходит к образу морского короля — германских вождей морских путешествий средневековья (от готов до викингов), пришедших из Скандинавии.Примечательно, что царство Кощеев локализовано на севере. Кощей пошел войной на Россию, чтобы отомстить за свое предательство. Кстати, во многих сказках он упоминается в первую очередь как король. Кощей Бессмертный: царь, раб, колдун, не имеет возможности умереть, любит похищать девушек, любит золото. Проведите параллель между ним и скандинавским троллем, и вы получите стопроцентное совпадение, вплоть до имени, которое переводится как «раб», и в обоих случаях сначала было предательство, а затем бессмертие.

8. Христианская интерпретация Кощея

Некоторые старейшины Северной России интерпретировали Кощея как падшего Адама, а Ивана-царевича как «новозаветного человека». В других интерпретациях «народного православия» Кощей символизировал греховное тело, похищенная им девушка — человеческую душу, а Иван-царевич — дух. Смерть Кощея истолковывалась этими подвижниками как очищение души от грехов. Правда, современные фольклористы считают эти интерпретации ненаучными.

Кощей Бессмертный по праву считается одним из самых зловещих героев русских народных сказок. Его образ способен произвести на слушателя неизгладимое впечатление, поражая своей яркостью и беспощадностью. Главным героям сказок с участием Кощея хочется сопереживать, так как сила и мощь их оппонента очень велики. В некоторых ситуациях может даже показаться, что он неуязвим. Для большинства Кощей Бессмертный — прототип врага, которому предстоит сопротивляться на пути к великим свершениям и переходу на новый этап.Только благодаря битве с ним главный герой народных сказок может стать сильнее и получить желаемое.

Рассказ о происхождении образа Кощея Бессмертного

Изначально Кощей Бессмертный был мифологическим героем, который принадлежит другому миру и не может умереть. Его имя означает «тонкий ходячий скелет», поэтому во многих фильмах и мультфильмах он выглядит как человеческий скелет. Персонаж лучше всего описать словами бездушный, грязный, что подчеркивает его связь с потусторонним миром.

Помимо имени героя, его место жительства также свидетельствует о его происхождении из мира смерти. Кощей живет очень далеко от людей, и главному герою сказки предстоит пройти долгий и трудный путь, чтобы найти это черное королевство. Во время путешествия он полностью надевает железную шапку, пару ботинок и сюртук, преодолевает различные препятствия, сражается со слугами Кощея.

Внешний вид и характеристики персонажа

Во многом образ Кощея Бессмертного похож на Бабу Ягу, которая тоже связана с потусторонним миром и узнает о приходе людей по запаху.При этом точно описать внешний вид персонажа невозможно, так как он меняется в разных произведениях. Основные отличительные характеристики его образа — наличие длинной бороды, чрезмерной худобы и преклонного возраста. Кощей Бессмертный часто изображают старым и даже дряхлым дедушкой с клыками. Часто в сказках можно встретить также слова о его слепоте, которая в фольклоре характеризует принадлежность героя к потустороннему миру.

Кощей Бессмертный движется по воздуху, летая как птица или вихрь.Каждый его полет негативно сказывается на погоде: начинается сильный ветер, дождь и даже зеленые листья падают с деревьев. Победить Кощея Бессмертного можно, только разбив его душой яйцо, на поиски которого главный герой отправляется в русских сказках.

Унжаков Лев 1 класс

Научно-исследовательская работа выполнена и представлена ​​на научно-практической конференции

Скачать:

Превью:

«Образ Кощея Бессмертного — олицетворение зла

в сказках»

Исследование

ученица 1 б

МКОУ СОШ № 3 г. Киренска

Унжакова Лев

Руководители:

Унжакова О.Г., Сосненко О.В.

2015 год

Тема: Кощей Бессмертный — олицетворение зла в сказках

Объект исследования моей дизайнерской работы — сказочный персонаж «Кощей Бессмертный»

Цель: изучить образ Кощея Бессмертный в сказках

Задания:

  • прочитать сказки, где персонаж Кощей Бессмертный,
  • проанализировать образ Кощея
  • в заключение

Исследование гипотез: если я смогу доказать, что Кощей Бессмертный — отрицательный персонаж в сказке, то я скажу ребятам, что нельзя быть таким героем.

Методы исследования: чтение книг, анкетирование, анализ результатов

  1. Вступительная часть

Определив цели и задачи работы, он обозначил вопросы, на которые он должен найти ответы.

  1. Кто такой Кощей Бессмертный?
  2. Где живет Кощей Бессмертный?
  3. Чем он занимается?

Чтобы найти ответы на вопросы, я читал сказки, анализировал образ Кощея Бессмертного. Меня тоже заинтересовало мнение одноклассников по этой теме.Я предложил им ответить на мои вопросы.

В опросе приняли участие 26 учеников нашего класса:

  1. Кто такой Кощей Бессмертный?

20 — злодей

4 — бессмертный

  1. — плохо
  1. Как вы это себе представляете?

4-кость

4 — страшно

2 — могучий

13 — некрасиво

1 — сильный

1 — бездушный

1 — красивый

  1. Где живет Кощей Бессмертный?

25 — в замке

  1. — в Москве
  1. Чем он занимается?
  1. — приносит в мир зло и убивает людей
  1. Кто и как мог справиться с Кощей Бессмертным?
  1. — только Иван-царевич может победить Кощея Бессмертного
  1. Основная часть
  1. Происхождение имени Кощея

Я спросил о происхождении имени Кощеи.Существует множество версий происхождения названия Кощеи. Хочу остановиться на самых интересных:

  • Кащей Бессмертный, Кощей Бессмертный (заимствование от тюркского Kosci «узник», в восточнославянской мифологии, злой колдун, смерть которого скрыта в нескольких волшебных животных и вложенных предметах. друг в друга: «Есть остров на море на берегу океана, на этом острове есть дуб. Сундук в дубе закопан, в сундуке — заяц, в зайце — утка, в утке — яйцо. «, в яйце — смерть Кощея Бессмертного.Древность этого мотива подтверждается его присутствием в русских заговорах и хеттских ритуальных текстах. конец света в ее жилище. Она выскакивает из него, где таится смерть Кощеева, передает тайну герою-освободителю, добившемуся смерти Кощея Бессмертного, и тот умирает.
  • Существует версия происхождения названия Кощеи (вар. Через «О») от славянского «кош» — связка кожаных шнурков, в изображении завязанной буквы кипу. История клана записана такими прото-писателями.Хранительницу связок звали КОЩА. Титул бессмертный, он получил за связь времен предков и потомков. Он получил отрицательный статус в связи с христианизацией Руси. Сравните КОШЕЛЕК, КОШЕЛЕК, КОШАРУ (плетеный укрытие в степи) и так далее.
  • Было такое слово — богохульство, то есть колдовать, а богохульник — волшебник. А также слово «богохульник» означает — худой, костлявый. Кощей, этот костлявый скелет всю жизнь сидел на черной горе и копошился над своей золотой сокровищницей.Золото, которое скрывает от людей Кощей, олицетворяется золотым светом солнца, которое разрушает ледяные скалы, будит природу, пробуждает ее после долгого зимнего сна (мы знаем из сказок, что Кощей где-то живет «заслоняет свет», «на стеклянных горах», а это очень похоже на северные земли).
  1. Портрет Кощея Бессмертного

Внешний вид Кощея описывается в сказках по-разному. Мы видим Кощея в образе царя и могущественного колдуна верхом или без него (в сказке «Марья-Моревна» »… вылетел в окно страшным вихрем »). В сказке« Иван Быкович »Кощей упоминается как отец Чуд-Юда, мужа змеи-ведьмы, где он говорит своим помощникам:« Берите железные вилы, поднимите брови и черные ресницы, я посмотрю, что это за птица убила моих сыновей », то есть образ Кощея Бессмертного наделен еще одним знаком — слепотой. В сказках« Иван Соснович » »и« Медведько »Кощей предстает в образе старика с ногтем, борода с локтем, имеющего бич с семью саженями и живущего в хижине на куриных ножках и хозяина Преисподней.Часто Кощей Бессмертный изображается в виде старика, «седого старика», «дряхлого человека». Часто есть указание на то, что у него длинная борода — тоже показатель преклонного возраста. Иногда в сказках длина бороды Кощея больше его роста, а сам он очень маленький. А в сказке Эдуарда Успенского «По волшебной реке» «Чумичка пыталась поднять Кощея и почувствовала невероятную тяжесть: Кощей весь был железный». К сожалению, ни в одной сказке Кощей не изображен в виде скелета, как бы мы этого ни хотели.Это уже наши догадки и предположения, привитые нам некоторыми видами изобразительного искусства.

  1. Жилище Кощея

Царство Кощея очень далеко: герою предстоит отправиться «на край земли». Туда ведет самый длинный, самый трудный и опасный из всех путей: герой стирает железные сапоги, железный плащ и железную шляпу, съедает три железных буханки; ему предстоит преодолеть множество трудностей. Жилище Кощея Бессмертного изображено в сказке как дворец, замок, большой дом.Здесь бесчисленное множество богатств — золото, серебро, перламутровый жемчуг.

  1. Сила и магическая мощь Кощея

Вода дает Кощею огромную силу. В сказке «Марья-Моревна», выпив три ведра воды, принесенных ему Иваном, Кощей разрывает двенадцать цепей и выходит из темницы. В сказке Эдуарда Успенского «Вниз по волшебной реке» мерзкий писарь Чумичка избавляет его от запора и спаивает Кощея водой. Во всех сказках есть подтверждение силы Кощея: от одного его дыхания герои-герои «летают, как комары».«Кощей умеет поднять меч« в пятьсот фунтов », сражаться с героем весь день и побеждать. Во многих сказках Кощей Бессмертный не ходит, не ездит верхом, а летает, как птица или вихрь, который напоминает Змея Горыныча. Полет Кощея вызывает резкие изменения состояния природы: «Вдруг грохочет гром, идет град, Кощей Бессмертный летит». И нередко движение Кощея в воздухе приводит к разрушительным действиям в естественном пространстве: «Листья с деревьев слетели, ветер ужасный… Кащей летит. »

Кощей тоже могущественный колдун: в сказке« Иван Соснович »Кощей превращает все царство в камень; в сказке« Елена Прекрасная »Ивана-царевича превращает в ореха; в сказке сказка «Царевна-Змея» превращает Царевну в змею, а в сказке «Царевна-лягушка» она облачает Царевну в шкуру лягушки.

Сам Кощей часто превращается в ворона.

  1. Смерть Кощея

В то же время власть Кощея побеждена.Мы видим из сказок, и его сила, и сам он при определенных обстоятельствах может быть уничтожен. Главная особенность Кощея Бессмертного, которая отличает его от других сказочных персонажей, заключается в том, что его смерть существует отдельно от него. Он находится в яйце, которое спрятано в определенном месте.

Иногда в сказках говорится, что ящик или сундук со смертью Кощей стоит на дубе, а дуб на горе или в поле, и что «это дерево Кощей и так защищает свой глаз».«Смерть Кощева находится там, где« никто не ходит, никто не гонит ». А сам Кощей бережно хранит тайну своей смерти, что делает его непобедимым для врагов. Найти и получить смерть Кощея может только настоящий герой.

И как только яйцо оказывается в руках героя, Кощею сразу становится плохо, он заболевает, а иногда еще пытается уговорить победителя спасти свою жизнь, но тот не идет на уступки и раздавливает яйцо, Кощей тут же умирает А в некоторых сказках в яйце тоже есть игла, у которой надо сломать конец, что тоже вызывает быструю смерть Кощея.

В сказке «Марья Моревна» Кощей умирает после того, как Иван-царевич конь «разбил ему голову копытом, а Иван-царевич добил дубиной».

  1. Кощей Бессмертный в русских народных сказках

Прочитал несколько сказок, где встречается Кощей Бессмертный. Во всех сказках Кощей Бессмертный обязательно злой персонаж.

Подводя итоги, я составил таблицу, в которой доказал, что в образе Кощея выражается мир зла и насилия.

сказки

КОЩЕЙ БЕССМЕРТНЫЙ

Место жительства

Как это выглядит

есть ли у Кощея друзья

Что вы сделали не так

Что помогло

Иван-Быкович

Подземелье

Старик, длинные ресницы, густые брови, глаза закрыты

Не

Заставил Ивана Быковича принести ему Королеву Золотых Кудрей

Ничего

Кощей Бессмертный

Огромный дом

Сильный, его меч весит 500 фунтов

Не

Украла мать Ивана-царевича

Ничего

Марья — Моревна

Дом

Сломал двенадцать цепей, набираясь силы из трех ведер с водой

Не

Украденное у Ивана-царевича Марья-Моревна

Ничего

Лягушка-принцесса

Белокаменные палаты

Обладает магическими способностями

Не

Украл Василису Премудрую у Ивана-царевича

Ничего

Из сказок известно, что его обычные занятия — он летает по России, «идет на войну», уходит «на добычу» или на охоту, «шатается по свободному миру».В сказке Кощей всегда кого-то похищает, отделяет детей от матери или Ивана-царевича от невесты, тем самым причиняя людям боль. Практически всегда Иван-царевич вступает в бой с Кощеем Бессмертным. И именно Иван-царевич всегда выходит победителем. Про Кощея ходит множество легенд, и во всех он абсолютное зло, и в конце сказки он должен умереть от чьих-то рук: ломают иглу, стреляют в него из лука, стрелой, иглой. вместо чаевых он умирает от лошади и так далее.В разных сказках Кощей умирает по-разному, но это не меняет смысла его смерти. Зло наказано. А если учесть, что Кощей — олицетворение Зимы, стеснения Земли, то после его смерти холода отступили, все ждут Весны, яркого солнца и чудесных дней.

Таким образом, мои исследования показали, что Кощей причиняет людям только боль и страдания, и такой персонаж в сказке не может быть положительным героем.

Заключение

Впервые проделав такую ​​серьезную работу, я доказал, что Кощей

Бессмертный — отрицательный персонаж в сказке.Прочитала много сказок, даже придумывала вопросы для анкеты. Для меня это было очень сложно и интересно. Я даже представить не могла, что узнаю столько нового о Кощее Бессмертном, было очень интересно читать о происхождении его имени. Я знаю, что читать нужно очень внимательно, обдумывая каждое слово, и обязательно делать выводы по прочитанному. Тогда чтение будет не только полезным, но и откроет для меня много нового и интересного!

Список использованной литературы

  1. Познаю мир.Нечистая сила: Детская энциклопедия. — М .: ООО «Издательство Астрель»: ООО «Издательство АСТ», — 2001 г. — 400 с.
  2. Леонид Яхнин. Мифы и герои Древней Руси. — Москва «Стрекоза-пресс», 2006
  3. Русские народные сказки. — Москва: Детская литература, 2002 — 203 с.
  4. Сказки о князьях. — Москва «Машинопресс», 2001
  5. Русские сказки. Эпосы. — Москва «АДЛ», 1993
Предварительный просмотр:

Чтобы использовать предварительный просмотр презентаций, создайте себе учетную запись (учетную запись) Google и войдите в нее: https: // accounts.google.com


Подписи к слайдам:

Научно-исследовательская работа ученика 1 б класса МКОУ СОШ № 3 г. Киренска Унжакова Льва Кощей Бессмертный — олицетворение зла в сказках

Цель работы: исследовать образ Кощея Бессмертного Задачи: · читать сказки · анализировать образ Кощея · делать выводы Гипотеза: Предположим, что Кощей Бессмертный — отрицательный персонаж в сказке.

Кто такой Кощей Бессмертный? На что это похоже? Где живёт Кощей Бессмертный? Чем он занимается? Кто и как мог справиться с Кощей Бессмертным? Вопросы для размышления:

Кто такой Кощей Бессмертный?

Где живет Кощей Бессмертный?

Чем занимается Кощей Бессмертный? Кто мог справиться с Кощей Бессмертным?

Происхождение имени Кощей Существует несколько версий: от тюркского kosci — «раб», «пленник», «кош» — «связка кожаных шнурков» кошчинить, то есть заклинать

Портрет Кощея Бессмертного в изображение короля и могущественного колдуна Стары, «седого старика», «дряхлого человека».»Все железное

Жилище Кощея Бессмертный дворец, замок, большой дом Он очень далеко Он содержит бесчисленные богатства — золото, серебро, жемчуг каменный

Сила Кощея Бессмертного Разрывает цепи Не ходит, не катается, а летает, как птица. С одного вздоха кощеев героев-героев «летают, как комары», П превращает все царство в камень; Иван-царевич в орехе; Царевна в змею или облачает ее в лягушачью шкуру. сам в ворону

Смерть Кощея Бессмертного Существует отдельно от него, Спрятан в яйце, куда «никто не ходит, никто не гонит».«ящик или сундук со смертью Кощеевой стоит на дубе, а дуб — на горе или в поле; сам Кощей бережно хранит тайну своей смерти, что делает его непобедимым для врагов. Только настоящий герой может найти и получите смерть Кощея.

Сказки КОЩЕЙ БЕССМЕРТНОЕ Место жительства Как выглядит? Есть ли у Кощея друзья? Что ты сделал не так? Что хорошего сделал? Иван-Быкович Подземелье Старик, длинные ресницы, густые брови, закрытые глаза Нет силы от трех ведер воды Нет Украл от Ивана-царевича Марья — Моревна Ничего Княжна — лягушка Белокаменные палаты Обладает магической силой Нет Украл Василиса Премудрая от Ивана-царевича Ничего Подводя итог

Список использованной литературы у меня есть познать мир.Нечистая сила: Детская энциклопедия. — М .: ООО «Издательство Астрель»: ООО «Издательство АСТ», — 2001 г. — 400 с. Леонид Яхнин. Мифы и герои Древней Руси. — Москва «Стрекоза-пресс», 2006. Русские народные сказки. — Москва: Детская литература, 2002 — 203 с. Сказки о князьях. — Москва «Машинка-Пресс», 2001 Русские сказки. Эпосы. — Москва «АДЛ», 1993 г.

Спасибо за внимание! Руководитель: Сосненко О.В.

Лекция Кирилла Васильевича Чистова (село Васильево, остров Кижи).Записано старшим научным сотрудником музея-заповедника Кижи Р. Б. Калашниковой 14 июня 1997 г. (Комментарий и подготовка к публикации

Скачать | Перейти к выпуску №1. 2021

РЕФЕРАТ. В фонограммном архиве музея-заповедника «Кижи» находится документ «Экспедиционная запись разговора с К. В. Чистовым» (Васильево, о. Кижи, 14 июня 1997 г.). Судя по всему, это была спонтанная или почти спонтанная лекция, которую Кирилл Васильевич Чистов прочитал сотрудникам музея-заповедника «Кижи» во время одного из своих визитов.Ее организовала Регина Калашникова, тогда еще сотрудница экспозиционного отдела музея. Встреча состоялась в селе Васильево, в доме, где работали сотрудники музейных складов. Лекция, прочитанная устно, а затем написанная, сохраняет следы личного опыта лектора и рассказчика. Примеры, которые Чистов отбирает из самых разных областей — от этнографии жилищ до изучения финского языка, — объединяются в конце лекции в одну, действительно простую идею, которая кажется важной не только для этнографии и фольклористики, но и также для исследователя как человека: «Нельзя думать, что наша культура прекрасна, а все остальное — тьфу».И только у нас хорошо, и это наше достоинство. Наше достоинство в том, что мы не жили изолированно, мы контактировали с другими народами и что-то заимствовали у них, как это делали и другие народы ».

КЛЮЧЕВЫЕ СЛОВА: биография, Кижи, Кирилл Чистов, фольклор, причитания

DOI 10.31250 / 2618-8619-2021-1 (11) -43-59
УДК 398

ССЫЛКИ

  • Агапитов В.А. Прибалтийско-финская земледельческая колония в Южном Заонежье (опыт топонимической реконструкции). Кижский вестник , Заонежье , 1994, вып. 4. Красный. Журавлев А.П. Музей-заповедник Кижи. Петрозаводск, 1994. С. 24–30. (На русском языке)
  • Астахова А. М. Русский былнный эпос на Севере . Петрозаводск: Государственное издание Карело-Финской ССР, 1948.(На русском языке)
  • Čistov KV (Toim.) Venäläinen perinnekulttuuri: Neuvostoliiton Pohjois-Euroopan venäläisväestön etnologiaa 1800-luvulta 1900-luvun alkuun [Русская традиционная культура: этнология Северной Европы с 946 до 914 года в период с 914 до 947 года Веков. Хельсинки: Suomalaisen Kirjallisuuden Seura, 1976. (на финском языке)
  • Чистов К. В. Проблемы этнографического и фольклорного изучения Северо-Запада СССР. Этнографические исследования Северо-Запада СССР. Традиции и культура сельского населения. Этнография Петербурга . Этнографические исследования Северо-Запада СССР. Традиции и культура сельского населения. Этнография Санкт-Петербурга. Ленинград: Наука, 1977, с. 3–10. (На русском языке)
  • Духовная культура сегозерских карелов конца XIX — начала XX т. . Духовная культура сегозерских карелов конца 19, -го, — начала 20, -го, вв.Эд. Э. И. Клементьева. Ленинград: Наука, 1980.
  • .
  • Этнография полевой жизни: Воспоминания сотрудников ИЭА РАН . Ред. И. А. Аржанцева, М. Л. Бутовская. М .: ИЭА РАН, 2015.
  • .
  • Евсеев В.Я. Руны «Калевала» и русско-карельские фольклорные связи. Известия Карело-Финской научно-исследовательской базы Академии наук СССР .Петрозаводск, 1948, вып. 3. С. 69–89. (На русском языке)
  • Гришина И. Е. К вопросу о происхождении дома-двора в крестьянском зодчестве Русского Севера. Средневековая архитектура и монументальное искусство. Раппопортовские чтения: Тезисы докладов . [Средневековая архитектура и монументальное искусство. Раппопортские чтения: Тезисы. СПб: Издательство ГЭ, 1999. С. 127–130.(На русском языке)
  • Гущина В. А., Гущин Б. А. К вопросу о церквах прионежского типа (вепсско-карельские элементы в архитектуре Кижского ансамбля). Кижский вестник. Заонежье, 1994, № 4. С. 133–143. (На русском языке)
  • Иванова Л.И. Биографические материалы о карельских сказителях в Научном архиве КарНЦ и Фонограммархив IIаЛИ (к вопросу об изучении жанра биографического рассказа). жанра биографического рассказа)]. Полевые исследования и архивация фольклорных и этнографических материалов. Материалы В научно-практического семинара . Петрозаводск, 21–22 марта 2012 г. [Полевые исследования и архивирование фольклорно-этнографических материалов. Материалы научно-практического семинара, Петрозаводск, 21–22 марта 2012 г.]. Петрозаводск: Карельский научный центр РАН, 2012. С. 30–51. (На русском языке)
  • Киуру Э. С. Сватовство Коенена и русская былина «Иван Годинович». Фольклористика Карелии . Петрозаводск: КНЦ АН СССР, 1991. С. 74–96. (На русском языке)
  • Клейн Л. С. Трудно быть Клейном: Автобиография в монологах и диалогах . СПб: Нестор-История, 2010.
  • .
  • Комарова Г. А. Женский портрет в научном интерьере (интервью с Еленой Батьяновой и Юкари Нагаймой). Антропологический форум , 2007, вып. 7. С. 312–326. (На русском языке)
  • Комарова Г.А. «Уважение к респондентам — важнейшая заповедь исследования …» (Интервью с Е.И. Филипповой и М. Ларуэль). Филиппова и М. Ларуэль)]. Этнографическое обозрение .2007. 2. С. 120–131. (На русском языке)
  • Комарова Г. А. Антрополог — это очевидец (интервью с Натальей Ивановной Новиковой и Эммой Уилсон). Антропологический форум , 2011, вып. 14 Online, стр. 235–268. (На русском языке)
  • Комарова Г. А. О самой лучшей «награде» антропологической работы (интервью с Жанной Владимировной Корминой и Каариной Айтамурто) [О лучшей «награде» антропологической работы (Интервью с Жанной Корминой и Каариной) Айтамур). Антропологический форум , 2011, вып. 15 Online, стр. 448–474. (На русском языке)
  • Комарова Г. А. Профессия антрополога необычно расширяет кругозор (интервью с Наталией Жуковской и Керолайн Хамфри). Антропологический форум , 2013, вып. 19 Online, стр. 329–359. (На русском языке)
  • Комарова Г. А. Сила антропологического подхода (интервью с Юриком Вартановичем Арутюнианом, Леокадией Михайловной Дробижевой, Михайлом Николаевичем Губогло). Антропологический форум , 2012, вып. 17 Online, стр. 329–359. (На русском языке)
  • Konkka U.С. Особенности традиционного устно-поэтического творчества. Духовная культура сегозерских карелов конца XIX — начала XX т. . Эд. Э. И. Клементьева. Ленинград: Наука, 1980. С. 138–201. (На русском языке)
  • Konkka U. Ikuinen ikävä: karjalaiset riitti-itkut [Вечные страдания: карельские ритуальные причитания]. Хельсинки: Suomalaisen kirjallisuuden seura, 1985.(На финском)
  • Konkka U. S. Poeziia pechali. Карельские обрядовые плачи . Карельские ритуальные причитания. Петрозаводск: Карельский научный центр РАН, 1992.
  • .
  • Козлова И. В. Плачи советских сказителей о родных-героях (между фольклором и пропагандой). Вестник Нижегородского университета им. Лобачевского Н.И. .2014.5. С. 122–129. (На русском языке)
  • Логинов К.К. Материальная культура и производственно-бытовая магия русских Заонежья (конец XIX — начало XX в.) 20 вв.)]. СПб: Наука, 1993.
  • .
  • Логинов К. К. Семейные обряды и верования русских Заонежья . [Семейные обряды и верования русских в Заонежье].Петрозаводск: КНЦ РАН, 1993.
  • .
  • Материальная культура и декоративно-прикладное искусство сегозерских карел конца XIX — начала XX века -е гг. Эд. Э. И. Клементьева. Ленинград: Наука, 1981.
  • .
  • Мельников И. В., Мельникова Н. М. Хроника [Хроника]. Ученые записки Петрозаводского государственного университета, 2019, вып.7. (184). С. 116–117. (На русском языке)
  • Орфинский В. П., Гришина И. Е. Генезис дома-двора в крестьянском зодчестве Карелии. Архитектурное наследство . Выпуск 44. М .: Едиториал УРСС, 2001. С. 63—80. (На русском языке)
  • Орфинский В. П., Гришина И. Е. К вопросу о формировании крестьянских усадеб в Карелии. Традиционная культура: общечеловеческое и этническое.Проблемы комплексного изучения этносов Карелии: Материалы симпозиума. Сентябрь 1993 года . Традиционная культура: универсальное и этническое. Проблемы комплексного изучения этнических групп Карелии: Материалы симпозиума. Сентябрь 1993 г.]. Петрозаводск: Онежско-белорусский региональный вузовский центр по фольклору, 1993. С. 23–35. (На русском языке)
  • Пименов В.В. Моя профессия — этнограф. Очень личные заметки о не слишком давнем прошлом, настоящее и будущее отечественной этнографической науки .[Моя профессия — этнограф. Очень личные заметки о не слишком далеком прошлом, настоящем и будущем российской этнографической науки. СПб: Аврора, 2015.
  • .
  • Причитания [Плач]. Вступительная статия и приме чания К. В. Чистова. Ленинград: Сов. писатель, 1960.
  • .
  • Русские плачи Карелии . Эд. проф. М. К. Азадовского. Петрозаводск: Государственное издание Карело-Финской ССР, 1940.(На русском языке)
  • Шенников А.А. Длинный дом и крытый двор. Из истории строительной культуры крестьянской лесной зоны Европы до конца XIX — начала XX вв . [Длинный дом и крытый двор. Из истории строительной культуры крестьян лесной зоны Европы до конца 19-го, -го, -го — начала 20-го, -го, -го веков. Санкт-Петербург, 1992.
  • .
  • Степанова А. С. Метафорический мир карельских причитаний .Ленинград: Наука, 1985.
  • .
  • Тишков В. А. Наука и жизнь. Разговоры с этнографами . [Наука и жизнь. Беседы с этнографами. СПб: Алетейя, 2008.
  • .
  • Тишков В.А. «Нелишне узнать из первоисточника» (С бывшим заместителем директора Института этнографии С.И. Бруком беседует В.А. Тишков). Институт этнографии, С.Брук)]. Этнографическое обозрение, 1995, вып. 1. С. 89–101. (На русском языке)
  • Тишков В. А. «Этнография — наука подробная» (С К. В. Чистовым беседует В. А. Тишков. Май 1997 г.). [«Этнография — наука детальная» (В. Тишков беседует с К. Чистовым. Май 1997 г.)]. Этнографическое обозрение, 1998, вып. 1. С. 121–136. (На русском языке)
  • Тишков В. А. «Это была наука, и еще какая!» (Так старейшим российским этнографом Л.П. Потаповым беседует В.А. Тишков [«Это была наука, а какая наука!» (В. Тишков беседует со старейшим русским этнографом Л. Потаповым). Этнографическое обозрение , 1993, № 4, с. 1. С. 106–114. (На русском языке)
  • Тишков В. А. Полвека полевой этнографии (с Э. П. Бусыгиным беседует В. А. Тишков). Этнографическое обозрение . 1996. № 1. С. 117–131. (На русском языке)
  • Тишков В. А. Размышления об итогах жизни: беседа с Севьяном Израилевичем Вайнштейном. Этнографическое обозрение , 2008, вып. 2. С. 70–86. (На русском языке)
  • Тишков В. А. С Т. А. Жданко беседует В. А. Тишков [В. Тишков беседует с Т. Жданко. Этнографическое обозрение, 1994, вып. 1. С. 118–133. (На русском языке)
  • Тумаркин Д. Д. «О тамо, каие» !: Воспоминания и размышления учёного-путешественника . М .: Наука, 2018.
  • .
  • У истоков карельской фольклористики.Выпуск 2. К 80-летию А. С. Степановой. Биография, библиография, описание архивных материалов . Выпуск 2. К 80 -летию А. Степановой. Биография, библиография, инвентарь архивных материалов. Петрозаводск: Карельский научный центр РАН, 2010.
  • .
  • У истоков карельской фольклористики. Выпуск 4. К 90-летию У. С. Конкка. Биография, библиография, описание архивных материалов .Выпуск 4. К 90 -летию У. Конкка. Биография, библиография, инвентарь архивных материалов. Петрозаводск: Карельский научный центр РАН, 2011.
  • .
  • Vahros I. Zur Geschichte und Folklore der Grossrussischen Sauna . [К истории и фольклору Великой русской бани]. Хельсинки: Suomalainen tiedeakatemia, 1966. (на немецком языке)
  • Винокурова И. Ю., Логинов К. К. Р. Ф. Никольская и становление этнографической науки в Карелии [Р.Ф. Никольская и становление этнографической науки в Карелии. Труды Карельского научного центра РАН, 2010, вып. 4. С. 132–140. (На русском языке)
  • Власова И. В. Экспедиционные были. Путевые воспоминания . Воспоминания о путешествиях. М .: ИЭА РАН, 2014.
  • .

Место возникновения эпоса. Определение термина «былины»

Невозможно определить точный возраст того или иного. Массово их регистрировать ученые начали только после 1860 года, когда в Олонецкой губернии была обнаружена даже живая традиция исполнения эпоса.К тому времени русский героический эпос претерпел значительные изменения. Подобно археологам, снимая один слой почвы за другим, фольклористы освобождали тексты из более поздних «водоемов», чтобы выяснить, как звучали эпосы тысячу лет назад.

Удалось установить, что древнейшие эпические сюжеты повествуют о столкновении мифологического персонажа и киевских героев. Еще один ранний сюжет посвящен обнесению стен героя изобретательной принцессы. Древнейшие герои русского эпоса — Святогор и Вол Веславиевич.В то же время в архаичные сюжеты современных актеров народ нередко вводится. Или наоборот: древний мифологический персонаж по воле рассказчика стал участником недавних событий.

Слово «былины» вошло в научный оборот в XIX веке. В народе эти повествования назывались древностями. Сегодня известно около 100 историй, которые рассказаны в более чем 3000 текстах. Были эпические песни о героических событиях русской истории как самостоятельного жанра в X-XI веках — в эпоху расцвета Киевской Руси.На начальном этапе в их основе лежали мифологические сюжеты. Но былины, в отличие от мифа, рассказывали о политической ситуации, о новой государственности восточных славян, и поэтому вместо языческих божеств в них действовали исторические лица. Настоящий Богатр Добрыных жил во второй половине X — начале XI века и приходился дяде князю Владимиру Святославичу. Алеша Поповича связывают с ростовским воином Александром Поповичем, погибшим в 1223 году в битве на реке Калке. Святой преподобный жил предположительно в XII веке.В то же время купец Сотко, превратившийся в героя, упоминается в новгородских летописях новгородской эпопеи. Позже в народе стали соотносить героев, живших в разное время, с единым эпосом эпохи князя Владимира Красного Солнечного. В образе Владимира сразу слились черты двух настоящих правителей — Владимира Святославича и Владимира Мономаха.

Реальные персонажи в народном творчестве стали пересекаться с героями античных мифов. Например, Святогор, предположительно, пришел в Эпос из славянского пантеона, где его считали сыном бога в семье и братом Сварога.При одноименном Святогор был настолько огромен, что не носил земли, потому что жил в горах. В одном рассказе он познакомился с воином Ильей Муромером («Святогор и Илья Муромец»), а в другом — с земледельцем Микулой Селяниновичем («Святогор и Земля»). В обоих случаях Святогор погиб, но, что примечательно, не в бою с юными героями — его смерть была предрешена. В некоторых вариантах текста, умирая, он передал часть своих сил богатым в новом поколении.

Еще один древнейший персонаж — вол (Волга) Веславич, рожденный от женщины и змеи. Этот оборотень, великий охотник и колдун упоминается в славянской мифологии как сын черного болота. Под эпонимом «Вакс Вславлевич» дружина Волчья отправилась покорять далекое царство. Проникая в город с помощью колдовства, воины убили всех, оставив только молодых женщин. Этот сюжет явно относится к эпохе родовых отношений, когда разорение одного племени другим было достойным воспевания.В более поздний период, когда Русь отражала нападения печенегов, половцев, а затем и монголо-татар, критерии исключения богатырей изменились. Героя стали считать защитником родной земли, а не тем, кто вел благодатную войну. Для того, чтобы эпизоды о Волхе Веславиче соответствовали новой идеологии, в ней появилось объяснение: поход был против царя, якобы задуманного для нападения на Киев. Но это не спасло Волю от участи героя минувшей эпохи: в эпониме «Волга и Микула» колдун-оборотень проиграл в хитростях и силе того же крестьянина Микуле, выступившего в эпониме Святогорья.Новый богатырь снова победил старого.

Создавая героический эпос, народ представил устаревшие сюжеты в новом мире. Так, в основе более поздних эпосов XI, XII и XIII веков мотив свахи был переработан по-новому. В случае родовых отношений, брак был главной обязанностью мужчин, которые вступали в зрелые, о чем рассказывали многие мифы и сказки. В былинах «Садко», «Михайло Петк», «Иван Годинович», «Дунай и Добрыня сплели невесту князю владимирскому» и другие герои женились на иноземных князьях, как в древности храбрецы «добывали» жену. в чужом племени.Но этот поступок часто становился для героя роковой ошибкой, приводившей к смерти или предательству. Надо самостоятельно жениться и вообще думать о службе, а не о личной жизни — это была установка на Киевской Руси.

Каждое знаменательное для народа событие нашло отражение в эпонах. В сохранившихся текстах упоминаются реалии той эпохи, войны с Польшей и даже с Турцией. Но главное место в былинах с XIII-XIV веков занимала борьба русского народа с орянской игогой.В XVI-XVII веках традиция исполнения эпоса уступила место жанру исторической песни. Вплоть до ХХ века героический эпос жил и развивался только на Русском севере и в некоторых районах Сибири.

Слово «былины» почему-то ассоциируется с чем-то огромным, масштабным, несомненно, великим. Первое, что приходит в голову, — это образы могучих воинов, защищающих Россию-Мать, патрулирующих на могучих конях границы государства, различающих всевозможные нападения.Даже язык, на котором написаны эти удивительные произведения, отличается от обычного литературного! Русские народные былины абсолютно самостоятельны с устоявшимися традициями и канонами. Что отличает их от обычных сказок и легенд?

Что это такое?

Итак, эпос — это эпическая песня, обычно передаваемая из поколения в поколение, основная история которой крутится вокруг героя, сражающегося с силами зла и всеми силами защищающего Отечество.Обычно у главного героя не очень простая судьба, более того, он далеко уходит от реализации своего «героя». Он далеко уходит, но тогда, когда «силхое» уже прорвано через край, русскому «Витязю» уже никто не устоит.

Термин для обозначения этой формы фольклора был введен в 30-х годах прошлого века и взят из «слова о полку Игореве» (там есть словосочетание «былины»). Больше всего таких традиций сохранилось у крестьян северной части России.Эпосы (редко бывают короткие произведения) чаще всего совершенно разные, так как повествованы на большом отрезке времени.

История

Трудно сказать, когда появились первые кажется, что они всегда были в народе. Первые документы, содержащие русские народные былины, датируются XVII веком, и никто не может сказать, вызвано ли это безграмотностью населения или тем, что такого жанра раньше не было.

Первый сборник «Легенды славян» был создан по заказу англичанина Ричарда Джеймса, интересовавшегося культурой России, однако эпоса в нем было всего пять.В восемнадцатом веке интерес к жанру возрастает, у большего числа авторов, создающих целые подборки, появляются фольклорные песни. Пик интереса приходится на шестидесятые-семидесятые годы девятнадцатого века, когда упорядочивание эпоса происходило не на уроках, а по словам рассказчиков (так северные народы называют хранителей устного творчества).

Чаще всего исследователи русского народного эпоса находят в Сибири. Как отдельный жанр выделяются русские казаки.

правил

Как и для всяких былин, их каноны характерны.Говорят, что раньше они исполнялись под аккомпанемент Хассли, мелодий, правда, было немного, но в сочетании с голосом рассказчика они звучали действительно потрясающе. Такого явления, как краткость, вообще не существовало, поэтому каждая легенда откладывалась на долгие часы, ее часто прерывали для отдыха как слушателей, так и рассказчика.

Эти работы выполнены в торжественной повествовательной манере. Он был достигнут с помощью повторов (именно отсюда пошло всем известное «давно») и синонимов (live-to wear).Очень часто повторяются целые фразы — в конце ряда и в начале следующего. Обычно раннее не акцентировало внимание на каких-то конкретных местах, гораздо важнее было рассказать о «гектарных» делах, процессе оседлания лошади, например, былины содержат подробные описания Основные моменты лошадей, экипировку самого героя, и др. Часто и преувеличения, подчеркивающие определенные качества героев. Более узкие обожали эпитеты (славный богатырь, хмурый враг), некоторые из которых со временем превратились в фразеологизмы (горячую кровь).Чтобы еще раз выделить «светлую сторону», были использованы суффиксы убывающие (Алещенко), а суффиксы «Увеличивающиеся» (тыл) — для отрицательных героев.

Русские народные былины изложены в настоящем времени, в них нет отсылок к прошлому или будущему. Кроме того, они обычно состоят из трех составных частей: Севева (своеобразная запись, имеющая мало общего с самим повествованием), рвение (собственно сюжет) и финал.

Силка Богатырская

Самый известный жанр этого элемента фольклора одноименный о героях.Всегда были популярны рассказы о любви к России, о преданности делу, настоящей чести и дружбе. Такие персонажи, как Алеша Попович, Добрыня Никитич и Илья Муромец, известны каждому русскоязычному мужчине. Они популярны даже в мультиках, чтобы самые маленькие знали, что «супергерои» есть не только в Америке, но и в России. В детях воспитываются рассказы о героях Любовь к Родине, осознание ее ценности, одновременно показывая историческую жизнь Древнерусского государства.

Заключение

Культура России удивительна и богата. Былины, русские народные сказки, пословицы и поговорки, всевозможные загадки — лишь малая часть всего этого богатства. Многое остается до конца неизученным, многое — непонятным современному человеку, но ни в коем случае нельзя отрицать ценность фольклора. Без прошлого невозможно настоящее и невозможное будущее, и только тогда люди будут правильно развиваться, когда научатся ценить его историю.

Эпос — поэтический героический эпос Древней Руси, Непринужденные события исторической жизни русского народа преимущественно XI-XVI веков. Название обычное: древности, старики, старики. В научных исследованиях и популярной литературе до 40-х гг. XIX в. Чаще их называли: Богатырские сказки. В повсеместное употребление термин «эпизоды» вошел во второй половине XIX века. В. Ф. Миллер, а после него и другие ученые считали, что этот термин впервые ввел собиратель-пенный фольклор 30-40-х годов XIX века.Сахаров И.П., употребивший выражение «Слова о полку Игореве» (см. «Только, Песни по эпизодам этого времени …»). Последние приметы советских исследователей показали, что термины «былины» и «превосходные» как названия древнерусских эпических песен использовали писатели и исследователи XVIII — начала XIX в. в. В некоторых областях эти имена встречаются в народном языке.

Происхождение эпоса

В фольклористике существуют разные взгляды на возникновение эпоса. Некоторые исследователи (В.Ф. Миллер, Б.и Ю. Соколов и др.) Считается, что жанр эпоса сформировался в условиях Киевской Руси, одновременно описывал события, а в последующее время получил только развитие.

Другие ученые (М. Э. Халаский, С. К. Шамбинаго и др.) Утверждали, что былины в основном созданы в Московской Руси.

Недавно была выдвинута интересная теория, которая утверждает, что эпизоды сформировались в основном в средние века, после падения Киевской Руси, как героические песни, Соединенные Штаты Почвенного города Киева и киевского князя Владимира.Согласно этой теории, былины были найдены как песни о прошлом, а не о современности. «Эпическое время» эпоса — эпоха Киевской державы, уходящей в эпоним, как время совершения народом подвигов и восстановления справедливости; Это эпическое время противопоставлено современности с ее политикой отделения князей и татарских иги на Руси.

Несомненно, следует признать, что по происхождению эпоса — эпические песни феодальных русов. Как особый жанр они получили первоначальное развитие в процессе создания древнерусского государства.В его развитии есть несколько этапов, соответствующих исторической реальности и отражающих ее. Продолжая традицию эпического творчества восточнославянских племен, из которых несколькими веками позже возникло Киевское государство, исторический эпос домонгольского периода Руси, как можно судить по дошедшим до нас текстам, представлял собой количество отдельных песен. которые прославляют мощь и величие Киевского государства. В период татарского ига намечается концепция Киевской Руси как эпического времени эпоса и циклизация эпоса, поднимающая патриотические чувства и чаяния народа; В то же время основой русского эпоса становится образ героя, объединяющий все лучшие государственные силы для сокрушения энергий.В этот же период развитие древнерусских городов как важных государственных и культурных центров приводит к освещению эпоса общественной и семейной жизни России, ее идейной и культурной жизни. Оба эти периода были временем расцвета эпической эпопеи. И хотя у нас нет записей эпоса, сделанного до XVII века, устойчивость содержания и формы древнерусского эпоса позволяет рассматривать основную композицию эпоса как народное творчество Средневековой Руси.

В условиях Московского государства и после реформ петровского времени жанр эпоса продолжает жить и развиваться, но в основном отображает те же исторические события, что и в ранее созданных произведениях.Новые тексты эпоса выступают в большинстве случаев как пересказы веков и сказочный эпос. Былины на Московской Руси, несомненно, не остались неизменными; Они были доведены до особенностей современной общественной и политической борьбы, культуры и быта; Они воспринимались как произведения, говорящие о настоящем, хотя они также рассказывали о прошлых временах.

Классификация эпоса

По своему характеру былины делятся на героические, основная тема которых — борьба с внешним врагом и защита Руси, и романисты, описывающие преимущественно общественную и семейную жизнь средневекового русского государства.

В связи с тем, что основные удары врага приходились на Южнорусские княжества и Северо-Восточную Русь, Героическая Темза Богатырского эпоса, повествующая о защите Родины от врага, сосредоточена вокруг Киева. Это так называемый киевский цикл эпоса.

К галико-волынскому эпосу примыкает киевский цикл былин, главными героями которого являются Илья Муромец, Добрый Никитич и Аляша Попович. Отличие галицко-волынской эпопеи от киевской в ​​том, что в них обычно говорится о борьбе с противником, атакованным с запада (см. Былины о князе Романе).

Романы, как правило, рассказывают о жизни Новгорода и его людей. Своеобразие новгородского эпоса связано с исторической судьбой Новгорода. Известно, что Новгород и Новгородская земля занимали особое положение по отношению к татарским игам. Новгородские земли, особенно ладановые земли Русского Севера, пострадали как минимум от татарского ига. Совершенно очевидно, что тема семейной и общественной жизни для новгородских земель была обычна и во времена нашествия татар.Самый известный эпос новгородского цикла о Садко и о Василии Буслаеве.

Это былинные песни русского народа, в которых рассказывается о героических подвигах отважных героев. В эпонимистах часто описываются героические события, в которых принимал участие наш народ, ведь слово «эпос» означает «старик», то есть то, что происходило в далеком прошлом.

Этот литературный жанр не имеет достоверной точности: чтобы подчеркнуть исключительное мужество героев-героев, некоторые события, описанные в эпизодах, были значительно преувеличены.

Роль эпоса в национальном литературном процессе Очень важна, ведь это русский эпос, передающий нашему поколению знания о бытии, верованиях и традициях наших предков.

Время создания эпоса

События, легшие в основу русского эпоса, произошли в X — XII веках. Но будет выпущен и записан примерно в 14 веке. До этого эпизоды существовали устно и передавались людям из поколения в поколение.

Текстовое наполнение эпоса в связи с этим иногда менялось — новое поколение добавлялось к чему-то в сюжете, иногда значительно преувеличивая его.

Классификация эпоса

В современной литературе нет единого мнения относительно классификации эпоса. Традиционно все серии делятся на две группы: новгородский и киевский цикл. События, описанные в эпонимах киевского цикла, рассказывают о периоде правления князя Владимира.

Герои киевского цикла знакомы нам давно Илья Муромец, Михайло Петкин, Добрыня Никитич, Чурило Пленкович, Аляша Попович. Все герои эпопеи делятся на старших и младших героев. Старшие Богатыри — Микула Сельянович, Волга и Святогор — мудрые наставники юных героев.

Старшие воины олицетворяют дохристианские верования славянских народов в богов силы, отваги, отваги.

Сбор эпопеи

Первый сборник русских былин издан в Москве в 1804 году.Первое издание пользовалось большой популярностью в российском обществе, а через несколько лет первичный сборник значительно пополнился новыми выпусками и несколько раз переиздавался.

В эпоху романтизма, наступившую после окончания Отечественной войны, русские былины стали неотъемлемой частью литературного наследия. В середине века популярность эпоса вызвала всплеск интереса к фольклору и подхватывание его во всех уголках России.

Таким образом, к началу 20 века число эпоса пополнилось новыми произведениями.На сегодняшний день существует около 80 русских былин. К сожалению, русские былины полностью исчезли из жизни нашего народа и существуют только в виде литературных произведений.

Репортаж по былинам вкратце расскажет много полезной информации о былинах русского народа о мужественных героях. Также на основе нашей статьи вы можете подготовить сообщение об эпизодах 7-го класса литературы.

Сообщение об эпосе
Какие эпосы?

Эпос эпос, русские народные песни, повествующие о подвигах отважных героев.Часто они описывают героические события и подвиги, в которых принимал участие народ. Слово «былины» означает «старое», то есть то, что происходило в далеком прошлом. Эпос как литературный жанр достоверной точности не подлежит. Описанные в них события часто преувеличиваются, чтобы подчеркнуть исключительную отвагу героев-героев.

Они играют очень важную роль в литературном национальном процессе, поскольку представляют собой российский ЭПОС и передают всем поколениям знания о традициях, верованиях и бытии предков.

Когда были созданы эпопеи?

Известно, что есть события, произошедшие в X — XII веках. Поэтому письменно они начали выпускаться в XIV веке. С каждым поколением что-то добавлялось к сюжету чего-то. На этот раз эпизоды существовали устно и передавались из поколения в поколение.

Классификация эпоса

В современной литературе нет единого мнения о классификации эпоса.Традиционно их делят на 2 группы: Киевский и Новгородский цикл. В эпонимиях киевского цикла описаны события, происходившие в период правления великого князя Владимира. Всем известны герои этих произведений: Михайло Петк, Илья Муромец, Добрыня Никитич, Алеша Попович, Чурило Пленкович. Богатырей делятся на старших и младших. Старшие Богатыри (Волга, Микула Сельянович и Святогор) исполняют роль мудрых наставников юных воинов. Они олицетворяют смелость, силу и отвагу.Ученые провели исследования и доказали, что воины — настоящие люди, жившие много веков назад.

Когда вышел первый сборник эпопеи?

Впервые сборник русских былин вышел в Москве в 1804 году. Издание пользовалось огромной популярностью в обществе. После окончания Отечественной войны «Друзский эпос» стал неотъемлемой частью культурного наследия литературного жанра. Сегодня существует 80 русских былин, которые, к сожалению, исчезли из жизни современного человека.Они существуют только в виде литературных произведений.

Есть интересные факты
  • Эпос написан тоническим стихом с двумя или четырьмя ударениями.
  • Термин «былины» ввел Иван Сахаров в своем сборнике «Песни русского народа» 1839 года. Он предложил его на основании такого выражения в «Слове о полку Игореве», как «по былинам» , что означало «по фактам».
  • Слово «Богатырь» тюркского происхождения, где встречается в разных формах: Бахадир, Багатур, Багадур, Батар, Баттур, Батыр, Баатар.Обозначается «доблестный воин», «герой».
  • Достоверно известно, что Илья Муромец по старости решил последние дни своей жизни монаху. Постригся в Феодосиевском монастыре (современная Киево-Печерская Лава).

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.