Бурбоны во франции: Династия Бурбонов

Содержание

Бурбоны — это… Что такое Бурбоны?

У этого термина существуют и другие значения, см. Бурбон.

Бурбо́ны (ед. ч. Бурбон, фр. Bourbon, исп. Borbón, итал. Borbone) — европейская династия, младшая ветвь королевского дома Капетингов, происходящая от Робера (1256—1317, граф Клермон, по жене сир де Бурбон), младшего сына Людовика IX Святого. Вступили на французский престол с пресечением другой ветви Капетингов — династии Валуа — в 1589 (в лице Генриха IV Наваррского).

Династия является, вероятно, не только древнейшим, но и самым многочисленным из европейских монарших домов. Ещё до провозглашения Генриха Наваррского королем Франции от основного древа рода Бурбонов отделились принцы Конде и несколько иных ветвей, из которых только ветвь Бурбонов-Бюссе продолжает существовать и сегодня.

Старшая ветвь герцогов Бурбонских

Крупные ветви рода:

  • Старшая ветвь Бурбонов (потомки Людовика XV) пресеклась в 1883 г. с кончиной внука Карла X, графа де Шамбора
  • Испанские ветви.
    В 1700 году внук Людовика XIV герцог Анжуйский получил испанский престол и стал королём Филиппом V. После ряда низложений и реставраций Бурбоны царствуют в Испании и ныне (в лице Хуана Карлоса I). Согласно Утрехтскому договору 1713 г., потомки Филиппа V отказались от прав на французский престол, хотя французские роялисты-легитимисты в XIX в. считали законными наследниками именно испанских Бурбонов как старших в династии.
    • Карлистская ветвь. Потомки дона Карлоса Старшего (1788—1855) — младшего брата короля Фердинанда (Фернандо) VII, который лишил его права наследования престола в пользу своей дочери Изабеллы, чем нарушил салический закон, принятый в доме Бурбонов. Войны сторонников Карлоса и его потомков против Изабеллы и её наследников получили название «карлистских». Карлисты потерпели поражение, а сама ветвь пресеклась в 1936 году.
    • Ветвь Изабеллы. Потомки Изабеллы II и её двоюродного брата Франсиско (также члена дома Бурбонов, сына младшего брата дона Карлоса Старшего), которые правили страной до 1931 года и с 1975 года.
      Ветвь имеет трех современных представителей мужского пола — Луиса Альфонсо (р. 1974), потомка старшего брата отца нынешнего короля — глухонемого дона Хайме герцога Сеговии (Кадисская ветвь) династически старшего во всей династии Бурбонов, они претендуют на главенство в роде Бурбонов, а также на французский престол; короля Хуана Карлоса I и его сына Фелипе (р.1968). Согласно нынешнему испанскому законодательству, наследовать престол могут только потомки правящего короля, включая женщин.
    • Севильская ветвь. Морганатическая ветвь потомков брата Франсиско, принца Энрике. Существует до сих пор (16 представителей).
    • Сицилийская ветвь. Потомки сына короля Карлоса III Фердинанда (Фернандо) (1751—1825), ставшего королем Сицилии. Правили в Сицилии и Неаполе. Ветвь существует и сейчас, насчитывает 17 представителей.
    • Пармская ветвь. Потомки Фелипе (1720—1765), одного из младших сыновей Филиппа V, ставшего герцогом Пармским. Многочисленные представители (потомки 24 детей герцога Роберта I Пармского) живут и сейчас.
  • Орлеанская династия — ветвь французских Бурбонов, происходящая от Филиппа Орлеанского, младшего брата Людовика XIV. Её представителем на французском престоле был Луи-Филипп I. После 1883 г., когда пресеклась старшая линия династии Бурбонов, глава Орлеанского дома считает себя главой королевского дома Франции; эта претензия оспаривалась представителями испанских линий (которые династически старше). Нынешний «номинальный король Франции» из Орлеанского дома — Анри (р.1933).
    • Ветвь Орлеан-Браганса. Потомки внука Луи-Филиппа I Гастона (1842—1922), династия потомков бразильских императоров (также Капетингов).
    • Ветвь Орлеан-Галлиера. Потомки младшего сына Луи-Филиппа I Антуана (1814—1896), женившегося на испанской принцессе. Имеет шестерых ныне живущих представителей.
  • От младшего брата отца Генриха IV Антуана Людовика происходят роды Конде и Конти, французских принцев крови, пресекшиеся в начале XIX в.

На тронах Европы

Представители династии Бурбонов были или являются в настоящее время монархами следующих государств:

См.

также

Ссылки

Бурбоны во Франции реферат по истории

Московская гуманитарно-социальная академия факультет Международные Отношения кафедра истории Курсовая работа по теме: «Бурбоны во Франции» Выполнила: студентка 2-го курса группы МО-202 ‘Алчинова Мария Александровна Научный руководитель: Егошина В.Н. Москва 2001 Содержание Введение………………………….………………………….……..……3 Раздел 1. Бурбоны – старейшая королевская династия Европы……… 1.1.Родослоная Бурбонов………………………………………….…4 1.2.Бурбоны — короли Франции……………………………….…….5 Раздел 2. Генрих IV и Людовик XV как выдающиеся представители династии………………………………………………………………. 2.1.Генрих IV – гугенот…………………………………. ……………. 2.2.Людовик XV как реформатор…………………………. …………. Заключение……………………………………………………..………… 40 Список литературы…………………………………………..…………… 41 Приложение……………………………………………….………………. детей, в том числе Людовика XIII. Людовик XIII, женатый на Анне Австрийской, дочери Филиппа III Испанского, оставил двух сыновей: Людовика XIV, и Филиппа, который получил титул герцога Орлеанского и сделался родоначальником младшей Бурбонской династии.

Сын Людовика XIV от брака с Марией-Терезией Австрийской, дочерью Филиппа IV, дофин Луи, умер уже в 1711 году, оставив от брака с Марией-Анной Баварской трех сыновей. оставшийся в живых внук сделался в 1715 г. наследником Людовика XIV, под именем Людовика XV. Последний имел от Марии Лещинской, сына дофина Луи, который оставил наследника Людовика XVI и Луи-Станислава-Ксавье, графа Прованского, который в 1814 году занял французский престол под именем Людовика XVIII Шарля Филиппа, графа Артуа, наследовавшего только что названному брату под именем Карла Х. Людовик XVIII не имел детей, Карл же Х оставил двух сыновей. Со смертью Генриха V в 1883 году угасла старшая линия Бурбонов. Орлеанская линия, вступившая на французский престол в 1830 г. и низложенная в 1848 г., ведет свое начало от второго сына Людовика XIII и брата Людовика XIV, герцога Филиппа I Орлеанского умершего в 1701 г. 1.2.Бурбоны – короли Франции Во время правления первого Бурбона Генриха IV (1589-1610) большим потрясением для монархии и единства страны стали 0 0 1 Fначавшиеся в 1562 г.
религиозные вой ны — католической партии 0 0 1 Fпротивостояли кальвинис ты, очень сильные и влиятельные, несмотря 0 0 1 Fна то, что гугеноты тогда составляли менее 10% всего насе ления. Лишь перешедшему в католичество бывшему протестантскому вождю, ставшему позже королем, удалось восстановить религиозный мир и 0 0 1 Fедин ство королевства. Нантским эдиктом от 1598 г. он предоставил 0 0 1 Fпротестантам религиозную свободу, га рантированные позиции, безопасность нрава, которых тогда не имело в Европе ни одно 0 0 1 Fконфессиональ ное меньшинство. Гибкий, обладавший незаурядным умом, первый Бурбон Генрих IV 0 01 Fсмог укрепить цен тральную власть. С 1624 г. первые кардиналы Ришелье и Мазарини при Людовике XIII (1610-1643) и Людовике XIV (1643-1715) целеустремленно развивали его достижения и строили дальше абсолютную монархию. Примеру 0 0 1 F«ко роля-солнце», Людовика XIV подражала вся Европа; нравы его 0 0 1 Fдво ра, этикет, даже сам французский язык пользовались неслыханной популярностью; его роскошный дворец в Версале стал недостижимым 0 0 1 Fобразцом для бесчис ленных князьков.
Он держал в своих руках нити всех политических интриг страны, Версальский двор со строго 0 0 1 Fотрегулированным этикетом стал центром, от куда исходили все решения, на всю страну струились лучи великолепия и роскоши. Даже в эпоху самого Людовика XIV 0 01 Fабсолютизм был изрядно огра ничен 0 0 1 Fдействующим основным законом, привилегия ми, особенно в провинциях и на местах, и многими другими факторами. Во внутренней 0 0 1 Fполитике Людо вик пытался в соответствии с принципом «один 0 0 1 F 0 0 1 Fко роль — одна религия» добиться религиозного единст ва подданных — конфликтуя с папой и янсенистами, преследуя гугенотов. Во внешней 0 0 1 Fполитике его стрем ление к гегемонии во время войны за Испанское 0 0 1 Fна следство (1701—1714) натолкнулось на 0 0 1 Fсопротивле ние всей Европы. Войны, в которых он искал военной славы, привели Францию к 0 0 1 Fсерьезным экономичес ким затруднениям. Чтобы быть абсолютным монархом, Людовик XIV с неподражаемым искусством играл тяжелую роль «вездесущего» короля.
Эта роль была под силу лишь человеку со столь крепким здоровьем, 0 0 1 Fсильной само дисциплиной, мощной волей и неслыханной 0 0 1 Fработос пособностью, какими обладал «король-солнце». При Людовике XV (1715 — 1774) первому министру Флери (1726— 0 0 1 F1743) с помощью политики мира, организаци онной работы и стабилизации валюты удалось вновь консолидировать страну: монархия достигла наибольшего расцвета, олицетворяя величие, могущество и стабильность государства.. Однако, в ходе неудачных войн (война за Австрийское наследство 1740—1748 гг. и Семилетняя война 1756—1763 гг.) с Англией она опять потеряла значительные территории в Европе и за морем. К тому же непомерно вырос ее долг. Но в последней четверти XVIII в. приближение капиталистической эпохи ознаменовалось обострением всех общественных противоречий, 0 0 1 Fвнешним прояв лением которых явился затяжной финансовый кризис государства. Людовик XVI, вступивший на престол в 1774 г., пытался 0 0 1 Fпоправить положение. Но непосле довательные реформы, проводившиеся 0 01 Fим «сверху», не дали ожидаемых резуль татов.
И тогда 0 0 1 Fон был вынужден уступить общественному мнению, требовав шему проведения глубоких реформ и добивавшемуся участия в управлении 0 0 1 Fго сударством представителей «нации». Людовик XVI решил созвать Генеральные штаты, открытие которых в мае 1789 г. послужило 0 0 1 Fдетонатором глубокой, все охватывающей и кровопролитной революции. 0 0 1 FПериод Великой французской рево люции нередко сравнивают с лабораторией, в которой опробовались различные формы устройства 0 0 1 Fгосударственной власти: конституционная монархия, демокра тическая республика, революционная диктатура и т.д. Причем все режимы, 0 0 1 Fос нованные на демократических и республиканских принципах, 0 0 1 Fбыстро саморазру шались, обнаруживая свою неэффективность. К началу XIX в. страна скатилась к военной диктатуре, вскоре укрывшейся за пышным фасадом империи. Принцип монархии — наследственная единоличная власть — возобладал, однако он был 0 01 Fвы ражен в форме отрицания легитимной монархии. То обстоятельство, что Людовик XVI умер не своей смертью, окруженный скорбящими родственниками, а был казнен по приговору цивилизации.
После долгих лет деспотизма Наполеона I Франция по своему государственному устройству приблизилась к уровню передовых государств того времени — Англии, США. Перед ней открылась возможность прекращения гражданских распрей и мирного эволюционного прогресса, обеспечивающего права и свободы граждан. И не беда, что начало царствования Людовика XVIII не было безоблачным — Сто дней Наполеона, волна белого террора, антиправительственные заговоры. После исторической эпохи внутренней и внешней войн, подавления свобод, насилия над личностью нельзя было ожидать от французов образцового правосознания. Да и сами правовые механизмы взаимоотношений граждан и государства еще только складывались. Людовик XVIII был бездетен и лишен надежды когда-либо иметь детей. Его брак с Луизой-Марией-Жозефиной Савойской, которая умерла в 1810 г., был чистой формальностью. В этих условиях наибольшими правами на корону обладал его младший брат граф 0 0 1 Fд’Артуа. Но ко времени возвращения во Фран цию оба они были уже не молоды — одному исполнилось 59, другому — 57 лет. Никакой уверенности в том, что Людовик XVIII успеет передать корону брату, не могло быть. Правда, у последнего было двое сыновей. В начале 20-х годов здоровье короля, резко ухудшилось. Его 0 0 1 Fсовсем перестали слушаться ноги, и отныне все время он про водил в большом кресле-каталке, за что насмешники тут же окрестили его «королем-кресло». 16 сентября 1824 г. Людовик XVIII умер. Под именем Карла Х корону унаследовал граф д’Артуа (1757-1836) 0 01 F. Не слишком усерд ный в науках, легкомысленный и упрямый, склонный к мимолетным увлечениям, но и способный на 0 0 1 Fсерьезную привязанность, новый король во многих отноше ниях был противоположностью своему более основательному и благоразумному предшественнику. Летом 1789 г. граф д’Артуа в спорах с Людовиком XVI 0 0 1 Fна стаивал на самых решительных мерах против своевольных депутатов третьего сословия. При этом он настолько скомпрометировал себя, что немедленно после падения Бастилии был вынужден податься за границу. Вокруг него и стала группироваться контрреволюционная 0 0 1 Fэмиграция. Он был непременным организа тором и участником всех основных ее военных акций против революционной Франции. Поражение монархической контрреволюции заставило его умерить пыл. Он поселился в Англии, где и жил до 1814 г. Граф д’Артуа был женат на Марии-Терезе Савойской, сестре жены 0 0 1 FЛюдови ка XVIII, но своим вниманием ей не докучал. Исключительное место в его жизни принадлежало другой женщине — мадам де Поластрон, 0 0 1 Fдвоюродной сестре гер цогини Полиньяк, фаворитки Марии- Антуанетты. Связь с ней определила судьбу будущего короля. Перед смертью в 1805 г. мадам де Поластрон взяла с него слово, что он прекратит разгульную жизнь, которую до сих пор вел, и обратится к Богу. С этого времени граф д’Артуа стал ревнителем нравственности и 0 0 1 Fблаго честия, попав под влияние аббата Латиля, духовника своей бывшей любовницы. Граф д’Артуа активно участвовал в восстановлении монархии. В марте 1814 г. он вел переговоры с союзниками, а 12 апреля въехал в 0 0 1 FПариж и в тече ние нескольких дней до прибытия Людовика XVIII 0 0 1 Fуправлял Францией в качест ве наместника королевства. Одним из первых его шагов в области внутренней политики стала отмена цензуры печати. В следующие полтора-два года Карл Х предпринял такие меры, которые ущемляли коренные интересы или убеждения широких слоев населения, в частности и значительной части правящей элиты. Из армии уволили 250 наполеоновских генералов; закон о святотатстве карал смертной казнью за осквернение святых даров; закон о так называемом миллиарде для эмигрантов (т.е. возмещение ущерба тем, кто в годы революции бежал из страны) оскорблял патриотические чувства большинства французов, 0 0 1 Fразделив ших судьбу родины во время революции т.д. Часть консервативной партии под давлением общественного мнения перешла в оппозицию. Страна приближалась к политическому кризису. Фактически Карл Х отказался от политического наследия 0 0 1 FЛюдови ка XVIII, который пытался соединить — и на первых порах небезуспешно -божественное право королей с конституционным правом 0 0 1 Fнации. Карл Х пред почитал видеть в Хартии лишь одну из традиционных «вольностей», даруемых королем своим подданным. Он избрал путь отказа от компромисса 1814 г., не представляя, что тем самым подрывает политическую основу монархии. Людовик XVIII за десять лет своего правления так и не выбрал времени для церковной коронации, хотя до него не было случая, чтобы король уклонился от таинства миропомазания, т.к. он опасался стать королем «в большей мере», чем того хотели французы. Иначе повел себя Карл X. Стремясь подчеркнуть богоданность своей власти, он короновался 29 мая 1825 г. в Реймском соборе. На выборах в палату депутатов 1827 и 1830 гг. либеральная оппозиция дважды подряд одержала убедительную победу. Политический кризис достиг величайшего накала. И тогда Карл Х своими действиями ускорил развязку. В августе 1829 г. он назначил правительство во главе с герцогом Жюлем де Полиньяком, перед которым была поставлена задача — восстановить королевский абсолютизм. Во исполнение его воли и появились ордонансы 25 июля 1830 г. об отмене свободы печати, роспуске палаты депутатов, повышении избирательного ценза и назначении новых выборов в палату. Карл X, подписал ордонансы. Протест журналистов и печатников, потерявших работу на 0 0 1 Fосновании ордо нансов, получил массовую поддержку. Спустя два дня Париж полностью оказался во власти повстанцев. Лишь спустя 5 дней он наконец дал согласие на отставку правительства Полиньяка и отмену ордонансов. Но деятели либеральной оппозиции, верховодившие в 2.1. Генрих IV – гугенот Генрих IV — первый представитель династии Бурбонов, 0 0 1 Fпоследней правив шей на французском престоле. После Карла Великого он стал первым французским королем, прозванным Великим. Французы связывали с его именем конец религиозных (гражданских) войн 1562—1594гг. и обретение права на свободу вероисповедания. Личность Генриха IV всегда привлекала внимание своей 0 0 1 Fнеординарнос тью. На французском престоле впервые оказался бывший еретик. Преемник наихристианнейших королей, защитников 0 0 1 Fкатолической церкви был кальвинистом и отрекся от протес тантской веры в ходе последнего акта гражданских войн на марше перед воротами 0 0 1 FПарижа. Боль шое любопытство вызывала частная жизнь короля: невольник женщин был известен бесчисленными победами. И даже 0 0 1 Fнасильственная смерть Ген риха IV, потрясшая Францию, породила много разных слухов, дав импульс к появлению легенд о короле и его 0 0 1 Fдеяниях. На политической арене Фран ции появился король, восхищавший и удивлявший современников своей нетрадиционностью во взглядах и действиях. Генрих IV родился 13 декабря 1553 г. в Беарне в фамильном замке По, принадлежащем его деду по материнской линии королю Наварры Генриху д’Альбре. Наследника нарекли в честь деда. Отец младенца — первый принц крови Антуан Бурбон, герцог Вандом, владелец герцогства Вандом, а также графств и бароний на севере Луары. Мать Генриха, давшая ему титул короля Наварры,— Жанна д’Альбре, дочь Маргариты Наваррской и Генриха д’Альбре. По материнской линии Генрих приходился внучатым племянником королю ФранцискуI (1515— 1547). Начиная с 1560г., жизнь юного Бурбона, едва достигшего семилетнего возраста, изменилась. Причиной этого стали два 0 0 1 Fобстоятельства, сыграв шие существенную роль в судьбе Генриха. Первое было связано с новообращением Жанны д’Альбре. Королева 0 0 1 FНаварры приняла кальвинизм, пуб лично объявив о своем выходе из католической церкви занялась насаждением протестантизма в Наварре. Малолетний Генрих был обращен матерью в новую веру. Обращение Генриха в протестантизм произошло в те годы, когда 0 0 1 FФран ция стремительно приближалась к гражданским войнам. С 0 0 1 Fраспространени ем кальвинизма длительная социальная напряженность, сопутствовавшая абсолютизму, подогревалась конфессиональными разногласиями. Королева Екатерина Медичи сделала первого принца крови Антуана Бурбона генеральным наместником Франции. Новое положение обязывало принца крови находиться при дворе. Так, в 1561 г. семья Антуана Бурбона — его жена Жанна д’Альбре и двое детей Генрих и Екатерина — оказались в Париже. 8-летний наследник Бурбона удостоился чести сидеть за одним столом — между юным Карлом IX и его сестрой Маргаритой Валуа. С 0 0 1 Fэтого времени будущий король Франции был вынужден под чиняться 0 0 1 Fчужой воле в лице королевы-матери, став заложником ее полити ки. Это было второе роковое событие в жизни Генриха. Личная драма юного Генриха разыгрывалась на фоне общей трагедии, которую переживала Франция, вступив в 1562 г. в гражданскую войну. В год начала гражданских войн Генрих становится первым принцем крови: смерть отца позволяет ему занять его место. 0 0 1 FДевятилетнего наслед ника Антуана Бурбона удостаивают всеми почетными титулами. Беарнский принц назначается губернатором и адмиралом Гиени. В 13 лет он был признан наследником всех владений 0 0 1 Fсвоей матери Жанны д’Альбре. Коро лева Наварры возила его в Беарн на встречу с местными протестантами. Свое первое боевое крещение 15-летний Генрих Бурбон принял в Ла-рошели в 1568—1569гг., находясь рядом с главой протестантской партии принцем Конде и адмиралом Колиньи. Юноша обнаружил недюжинные военные способности в столкновении с армией католиков и по праву разделил победу с протестантами, захватившими крепости в провинциях Они, Сентонж и Керси. Проект бракосочетания Генриха с Маргаритой Валуа был 0 0 1 Fпривлекательным для обеих сторон. Жанна д’Альбре рассчиты вала женитьбой сына укрепить свое положение не только в Наварре, но и во Франции. Екатерина Медичи видела в браке двух семей королевской крови разрешение конфессионального вопроса — мирное сосуществование двух религий и, кроме того, расширение владений французского дома за счет присоединения протестантского юга. Для Генриха брак сулил очевидные выгоды: он расширял перспективы получения большей власти. 0 0 1 FСвадьба состоялась 18 августа 1572 года. Мар гарита Валуа и 0 0 1 FГенрих Наваррский 28 лет официально считались суп ругами. События в ночь на 24 августа (на св. Варфоломея) были лишь одним из эпизодов гражданских войн. Именно здесь казнили адмирала Колиньи и истребили цвет провинциального протестантского дворянства, 0 0 1 Fсобравше гося по случаю свадьбы. Более того, угроза нависла и над Генрихом Наваррским. И наваррец вынужден был отречься от протестантизма и вернуться в лоно католичества. Новоявленный король, власть которого не была освящена (протестанты исключали эту необходимость), стал укреплять армию, превращать города в крепости и готовиться к войне. Одновременно он провел частичную секуляризацию богатств католической церкви. В эти годы у него выработался свой принцип управления, которого он старался придерживаться и позже, став королем Франции,— укреплять связи с провинциями. Он верил, что сила власти в ее поддержке не столько в центре, сколько в провинциях. Залог доброго управления Генрих Наваррский видел в умело подобранных советниках. Молодой король отбирал членов своего 0 0 1 Fближайшего окружения, ориен тируясь на профессионализм и короновался без папского благословения. 27 февраля 1594г. вопреки традиции в Шартре, а не в Реймсе, 0 0 1 Fсосто ялась торжественная коронация. Генрих дал клятву на Евангелии, обещая содействовать своим подданным жить в мире с Божьей церковью и изгнать с королевской земли всех еретиков. Спустя почти месяц после коронации, вечером 22 марта 1594 г. 0 0 1 FГен рих IV без боя вошел в Париж. Однако не все города безоговорочно приняли короля. Жители ряда городов как на севере, так и на юге Франции не безуспешно пытались выкупить свои городские свободы и право на отправление протестантского культа. Отречение и коронация Генриха Наваррского без санкции 0 0 1 Fримского престола вызвали неоднозначную реак цию как в самой Франции, так и в Риме. Генрих IV, объявив себя защитником католической церкви, вовсе не желал разрыва с Римом. Осенью 1595 г. в Риме папа Климент VIII согласился заочно принять отречение и, отпустив грехи, ввести французского короля в католическую церковь. Папа наконец назвал Генриха IV наихристианнейшим королем Франции и Наварры. Первый Бурбон на французском престоле не желал выступать ни как покровитель реформированной церкви, ни как наихристианнейший король. Государственные интересы ставились выше 0 0 1 Fконфесси ональных. *Lettres missives, vol. 5, P. 19 (Пер. с фр.) Забота о дворянстве составляла одно из главных направлений 0 0 1 Fмонар шей политики. Он ввел налог на право наследования должности («полетта»), который благодаря практике продажи государственных 0 0 1 Fдолж ностей сулил большие деньги. Это нововведение приводило к 0 0 1 Fкон солидации и независимости служилых мужей от короны. Генрих IV прибег к созданию нового института интендантов. На 0 0 1 Fместа направлялись пред ставители короля — интенданты, которым доверялось претворение в жизнь королевских решений. С их помощью провинции крепче привязывались к центру. Постоянная смена этих людей преследовала цель не допускать злоупотреблений. Таким образом, путем разумных уступок, сочетавшимся с 0 0 1 Fрадикаль ными мерами король укрепил свою власть. Особое место 0 0 1 Fзанимало раз решение конфессионального вопроса. Его острота не ослабела даже после гражданских войн. Декларированное равенство в правах могло быть реализовано протестантами в крайне ограниченных пределах. Нантский эдикт 0 0 1 Fюридически оформил права католи ков и протестантов, и король выступил гарантом этих прав. Эдикт не лишал протестантов гражданских прав — на образование, на медицинскую помощь и на ритуальные услуги этих прав, но в католической Франции не было достаточного количества учебных заведений протестантской 0 0 1 Fори ентации, а госпитали, как и кладбища находились под опекой католической церкви, ревностно оберегавшей свои привилегии. В то же время Генрих IV был вынужден пойти на уступку: сохранить за протестантами право на военные крепости в юго-западной 0 0 1 FФранции, фак тически признав сохранение протестантской конфедерации, возникшей в 1575 году. Эта уступка стала ценой внутреннего мира и расплатой за военную помощь, оказанную протестантами Генриху IV в войне с Испанией в 1595—1598 годах. К тому времени, когда Генрих Наваррский был признан королем Франции и Наварры, ему было 42 года. Борьба за престол и заботы о будущем монархии превратили некогда цветущего рыцаря, гордившегося своим крепким здоровьем, в старика. 0 0 1 FИм была упорядоче на придворная система. Двор стал не только символом, но и местом власти. Изменились придворные праздники. Знаменитые турниры заменили карусель, театрализованные представления: живые картины и балет. Помимо балета двор любил музыкальные вечера. В конце 1599 г. Генрих IV получил развод, взяв в супруги Марию 0 0 1 F 0 0 1 FМеди чи, кузину Екате рины Медичи. 0 0 1 FДень рождения наследника пре стола будущего Людовика XIII 27 сентября 1601г. стал национальным праздником, торжественность которому придавало то обстоятельство, что Франция не знала дофина со времен Генриха II. Последние Валуа были бездетными и умирали в молодом возрасте. По такому случаю стреляли из пушек во всех французских городах и чеканили медали с изображением дофина Людовика в образе Геркулеса, голыми руками расправляющегося со змеями. На жизнь Генриха IV неоднократно покушались, и умер он от руки монаха в 1610 г. Убийца вскочил на подножку кареты во время ее вынужденной остановки и через оконце ножом нанести королю три смертельных удара в грудь. Раскаявшийся еретик, введенный папой в лоно католической церкви, был убит. Свершился приговор, вынесенный Генриху IV 0 01 Fне только римско-католической церко вью и папистами, но и силами в самой Франции, не признававшими новаций, увидевшими в действиях короля наступление на традиционные права знати. Политика 0 0 1 Fкомпромиссов стремление поставить государствен ные интересы выше конфессиональных обернулись для Бурбона смертью. Его представляли защитником вдов и сирот, страдальцем и благодетелем, а также рыцарем Ренессанса. Его изображали рядом с Цезарем, Александром Македонским, Карлом Великим и даже с Геркулесом. Апология Генриха IV заняла видное место во французской правовой мысли. Фигура Генриха IV стала воплощением национального единства и государственного суверенитета. На волне защиты национальных интересов появилась целая серия трактатов о правах и суверенитете французского короля, авторы которых стремились доказать летия. 0 0 1 FВскоре у короля появилась новая возлюб ленная, которой удается намного превзойти прежнюю в своем влиянии на ход дел в королевстве. В отличие от нее, она происходила совсем не из дворянской среды. Но эта молодая особа, в девичестве Жанна Пуассон, как метеор ворвалась на вершину французской элиты и стала широко известна миру под именем маркизы Помпадур. Она получила прекрасное воспитание и 0 0 1 Fблестящее образование, что впослед ствии облегчило ей существование в высшем свете. Маркиза немало сделала для людей искусства, обеспечила талантам комфортные условия существования, стимулировала их творческие усилия. Но была и оборотная сторона медали: невероятные траты на свои прихоти. Один только Бельвю стоил 3 млн. ливров, а вообще на нужды фаворитки израсходовали 36 924 140 ливров. Обыватели не знали этих цифр, но роскошь била в глаза тем, кто не 0 0 1 Fвсегда имел и скудный достаток. Народ ная ненависть постоянно 0 0 1 Fсопровождала возлюбленную короля и прорыва лась в многочисленных пуассонадах (по девичьей фамилии Помпадур — Пуассон) — стишках и эпиграммах. Слабые легкие свели ее в могилу 15 апреля 1764 г., в возрасте 42 лет. Людовик XV тяжело переживал смерть мадам де Помпадур. В течение нескольких лет после кончины маркизы у Людовика не было официальной метрессы. Вслед за ней в течение нескольких лет скончались и другие близкие королю люди — его сын и наследник престола Луи-Фердинанд, жена последнего — Мария Иозефа Саксонская, супруга самого монарха — Мария Лещинская. Это было жестоким ударом судьбы для человека, больше всего ценившего маленький уютный мирок семьи и друзей. Именно здесь он становился самим собой и вел себя естественно. Смерть близких подвигла короля к раскаянию. Особенно теплыми были отношения с дочерьми. Король любил общаться с ними, тяжело переживал разлуку, когда они воспитывались в монастыре. Но проявлял и известный отцовский эгоизм при решении их 0 0 1 Fличных судеб. Выйти замуж за поддан ного французской короны 0 0 1 Fсчиталось для королевских дочерей ниже досто инства. Принцессе Гэнриэтте не позволили брак даже с герцогом Шартским из орлеанской ветви правящей династии. В результате, кроме старшей — Марии Луизы 0 0 1 FЕлизаветы, вышедшей замуж за испанского инфанта Филип па, остальные сестры остались в одиночестве. Достигнув совершеннолетия, Людовик принимал постоянное 0 0 1 Fучас тие в еженедельных заседаниях Верховного совета, Совета депеш. 0 0 1 FКоролев ского финансового совета. Экономическими вопросами занимались Флёри и генеральный контролер финансов Орри и добились равновесия между расходами и доходами казны, неизменности золотого и серебряного содержания французских металлических денег и других позитивных результатов. Зато в сфере религии и, особенно, во внешней 0 0 1 Fполитике ощуща лось и непосредственное влияние короля на ход событий. Традиционное и жесткое соперничество за преобладание в Европе сталкивало Бурбонов с могущественными Габсбургами. Хотя эта династия и пресеклась в Испании, другая ее ветвь владела обширной Австрийской державой и сохраняла за собой германский императорский титул. В борьбе с главным противником Франция опиралась на 0 0 1 Fвыстроенный ею «восточ ный барьер» из дружественных стран: 0 0 1 FОсманской империи, Польши, Шве ции. Союзы крепились с помощью субсидий. Отношения с другим ведущим европейским государством — 0 0 1 FАнглией казались более подверженными ме нявшейся внешнеполитической конъюнктуре. Если Франция значительно сократила бюджетные ассигнования на флот, то Англия, наоборот, наращивала военно-морские силы. Людовик XV, придавая меньшее значение непосредственным завоеваниям, добивался укрепления союзнических связей Франции, роста ее влияния в Европе и мире, ослабления позиций главных противников. Различия в представлениях о внешней политике сказались на польских делах, когда в 1733 г. скончался король этой страны Август II Сильный. Людовик XV хотел посадить на освободившийся трон своего тестя, уже занимавшего его прежде. Флёри же не возражал против передачи польской короны сыну умершего саксонскому 0 0 1 Fкурфюрсту, чего добивалась уже при выкшая влиять на соседнее ослабевшее государство Россия и союзная с ней Австрия. Но 0 0 1 Fфактический глава правительства не собирался перечить мо нарху и Франция пошла на огромные траты, приведшие к избранию 0 0 1 FСтани слава Лещинского королем. В ответ российская императрица 0 0 1 FАнна Иванов на направила в Польшу многотысячный воинский контингент, что стало решающим аргументом для избрания сеймом уже Августа III. 0 01 FУкрывшему ся в Данциге Лещинскому оставалось ждать французского вмешательства. Франция послала помощь. Но кардинал, не без основания, полагал, что появление на Балтике большой 0 0 1 Fфранцузской эскадры вызовет негодова ние англичан. В таких условиях Данциг капитулировал, а Лещинский бежал из Польши. Эти события были только частью «войны за польское наследство», в которой главными контрагентами выступали Австрия, с одной стороны Франция и Испания,— с другой. При этом империя Габсбургов терпела чувствительные неудачи. По Венскому миру 1738 г. Станислав Лещинский получил в компенсацию за Польшу Лотарингию, которая с его смертью должна была стать частью Франции. Младшая ветвь испанских Бурбонов овладела королевством обеих Сиилий. Людовик XV и впредь не оставлял идеи возвести на польский трон своего родственника, теперь уже кузена Конти. В этом направлении будет действовать тайная дипломатия короля. Заключенный Францией мир оказался недолгим. В 40-е годы страна вступила в новую войну, где ее главным противником опять явилась Австрия. Но свою роль сыграли давние и глубокие были революционными: в равной мере подлежали обложению все 0 0 1 Fсословия и все территории страны. Недо вольных было много; 0 0 1 Fособенно возмущалось духовенство, прежде вноси вшее лишь добровольный дар королю. Из-за его неуступчивости, а также под давлением придворной партии «набожных», поддержанной 0 0 1 Fкоролев ской семьей, Людовик отступил. 23 декабря 1751 г. священнослужители освобождались от уплаты двадцатины. Духовенство оказалось и в центре главного конфликта того времени. Ужесточая позицию в отношении янсенистов, епископат потребовал от умиравших свидетельства об исповеди, подписанные кюре — сторонниками буллы «Унигенитус». В защиту несчастных, не имевших такой бумаги и умиравших без причастия и соборования, и сотен французов, коих та же участь ожидала в будущем, выступили парламенты. Стало общим местом в литературе обвинять магистратов в 0 0 1 Fотстаивании узко-сословных интере сов от покушений идущего по пути реформ абсолютизма. К священникам, отказывавшим умиравшим в обычном для христианина прощании с земной жизнью, парламентарии принимали жесткие меры вплоть до ареста. 0 0 1 FАктивно обсуж далась и идея «единого парламента». В отсутствие Генеральных штатов такой парламент мог претендовать на 0 0 1 Fроль общенационального представи тельного органа. Ответом стали решительные действия Людовика: самые рьяные оппозиционеры были 0 0 1 Fарестованы, члены Высшей палаты Парижско го парламента отправлены в ссылку. Отзвуком политического кризиса явилось покушение Дамьена на 0 0 1 FЛю довика XV. Это произошло 5 января 1757 г., когда король уезжал из Версаля в Трианон. Спрятавшись под лестницей на выходе из дворца, злоумышленник нанес монарху удар ножом в бок. Жизненно важные 0 0 1 Fор ганы остались не задетыми, но поначалу придворным и самому королю подумалось, что он умрет. В ожидании смены государя военный министр граф д’Аржансон и Машо стали дерзить Помпадур. Но рана быстро зарубцевалась, а незадачливые царедворцы были немедленно отставлены. Злодея взяли на месте. Приговор поражал садизмом. Было предписано сжечь Дамьену правую руку, затем вырвать раскаленными щипцами куски мяса из разных частей тела, залить раны расплавленным 0 0 1 Fсвинцом и кипяченым маслом, и, нако нец, разорвать с помощью четырех лошадей. 6 августа 1761 г. Парижский парламент запретил иезуитам 0 0 1 Fпреподава тельскую деятельность. В ноябре 1764г. появился королевский эдикт об упразднении Ордена иезуитов во Франции. Тяжелое поражение страны в Семилетней войне, дальнейшее падение 0 0 1 Fсвоего автори тета заставили монарха уступить давлению общественного мнения. В 70-е годы, в последний период своей жизни монарх действовал решительно, в полной мере проявляя политическую волю. То была линия на искоренение феодально-корпоративистских 0 01 Fпере житков в политической и судебной сферах. Одновременно Людовик XV добивался оздоровления финансовой системы. Особенно впечатляющими были меры, предпринятые канцлером и увенчавшие многолетнюю борьбу короля с магистратами. Все 0 0 1 Fприоб ретенные должности упразднялись за выкуп. Парламенты и другие высшие суды рекрутировались на конкурсной основе. На одну 0 0 1 Fвакансию выдвига лось по три кандидата, достигших 25 лет и имевших 0 0 1 Fнеобходимое образова ние и практический опыт. Принципиально важным было то, что занявший место получал жалованье от государства, 0 0 1 Fтогда как подношения от тяжу щихся запрещались и суд становился 0 0 1 Fбесплатным. Предлагалось кар динальное преобразование: вместо мало 0 0 1 Fзависящих от властей и сплочен ных корпоративными интересами 0 0 1 Fобладателей должностей появлялись чи новники, обязанные монархии и продвижением по службе, и материальным благополучием. Репрессии против оппозиции проходили одновременно с 0 0 1 Fреформирова нием парламентов. Канцлер сослал 130 парижских и 100 провинциальных парламентариев. Некоторые высшие суды упразднялись. Общее количество магистратов сократилось на 2/3. 0 0 1 FТерритория, подпадавшая под юрисдик цию Парижского парламента, сильно уменьшилась. Часть прежних парламентариев, а также люди, подобранные канцлером, составили новые судебные органы, презрительно именовавшиеся обществом «парламенты Мопу». Недовольство проявлялось живо, причем среди протестовавших активную роль играли герцоги и пэры. Но о новой Фронде не шло и речи. Магистраты оказались способными только на разговоры, но не на 0 0 1 Fдейст вия. Победу праздновали реформатор и стоявший за ним король. Преобразования, осуществленные в последние годы жизни короля, решительность, жесткость и энергия, с которыми они проводились, ставят под сомнение широко распространенный прежде в литературе тезис об отсутствии у Людовика XV политической воли. Жизненный путь монарха скорее свидетельствует о позднем наступлении у него 0 0 1 Fзрелости как государ ственного мужа. Но сильной стороной деятельности венценосца явились желание и умение учиться на ошибках, постоянное приобретение опыта. Результатом и стал прорыв первой половины 1770-х годов. При этом убеждения и принципы, которыми руководствовался король, оставались неизменными. Людовик XV не представлял себе для Франции иного 0 01 Fполи тического строя, чем абсолютная монархия. Его курс не был реакционным, проникнутым стремлением повернуть страну вспять, к 0 01 Fвреме нам прадеда. Он, напротив, выкорчевывал укоренившиеся 0 01 Fархаичные эле менты политической системы, реформировал и модернизировал ее, задевая интересы привилегированных. Но в разгар преобразований, 10 мая 1774 г. , король умер, заразившись оспой. Со смертью Людовика XV оборвались и его начинания. Внук покойного Людовик XVI, не удержавшись от 0 0 1 Fпопулизма, восстановил пар ламенты в прежнем виде. Абсолютизм

Французские королевские переплеты XVII-XIX вв. Бурбоны и Королевская библиотека

Б. И. Ключко, К. В. Перепечкин

Генрих IV

После гибели последнего Валуа — Генриха III, заколотого доминиканцем Жаном Клеманом в 1589 г., единственным легитимным наследником французского престола стал король Наварры Генрих де Бурбон (Генрих III не оставил потомков и не имел близких родственников по мужской линии). Род Бурбонов, возникший как младшая ветвь королевского дома Капетингов в конце XIII в., спустя триста лет получил права на корону Франции. Правда раздираемое Религиозными войнами королевство еще долго отказывалось признать своим государем принца, открыто симпатизировавшего протестантам. Лишь в 1594 г., после торжественного отречения от кальвинизма и множественных хитроумных переговоров со знатью, Генрих IV короновался в Шартрском соборе и торжественно вступил в Париж.

В наследство от предшественника ему досталась не только разоренная, залитая кровью страна, опустошенная казна и опустевший Луврский дворец, но и истинная жемчужина последних Валуа — их библиотека. Ее основу составляли книги, вывезенные Карлом VIII и Людовиком XII из Павии в ходе Итальянских войн первой половины XVI в. Библиотека первоначально хранилась в королевской резиденции в Блуа, а при Франциске I была перевезена в только построенный замок Фонтенбло. В 1593 г. Генрих IV назначил своего друга и верного сподвижника Жака-Огюста де Ту распорядителем этого небольшого, но изящного собрания книг и рукописей.

Один из самых образованных людей своего времени, историк и писатель, де Ту, к тому же, был крупным библиофилом и смог рачительно отнестись к доверенному ему сокровищу. Прежде всего, он внушил королю идею перевезти библиотеку из Фонтенбло в Париж, поскольку старый хранитель — астроном Жан Госселен, на протяжении долгих лет самоотверженно защищавший ее от разграбления, — уже едва справлялся со своими обязанностями. В это время в столице освободилось здание иезуитского Клермонского коллежа, один из учеников которого, Жан Шатель, в декабре 1594 г. едва не заколол короля во время аудиенции. Неудачливого цареубийцу четвертовали на Гревской площади, иезуитов изгнали из Франции, все их имущество конфисковали в пользу короны, а здание Клермонского коллежа приютило королевскую библиотеку, которая тогда насчитывала чуть более 20 тысяч томов.

В этом же году де Ту приобрел для короля книги усопшей Екатерины Медичи, матери последних королей из династии Валуа и тещи Генриха IV (ее дочь Маргарита, знаменитая «королева Марго», была первой супругой Генриха Наваррского). В 1589 г. королева-мать умерла, оставив после себя огромные долги, и стараниями де Ту ее библиотека была куплена с торгов.

Ж.-О. де Ту продолжал заниматься административной и политической деятельностью, большую часть свободного времени посвящал сочинению исторических трудов и не мог в полной мере посвятить себя заботе о книгах Генриха IV, поэтому после смерти Жана Госселена в 1604 г. он призвал известного эллиниста и эрудита Исаака Казабона стать хранителем библиотеки. Казабон был выходцем из семьи французских протестантов, эмигрировавших в Женеву еще в середине XVI в. Выдающийся ученый своего времени, знаток греческого языка, он даже семейными узами был связан с книгами: его вторая жена была дочерью великого французского типографа Анри Этьенна.

Еще до назначения Казабона в 1603 г. иезуиты смогли добиться разрешения вернуться во Францию и получили обратно свое имущество. Библиотеку согласились приютить братья-капуцины, которых в Париже того времени называли «кордельерами». Королевские книги были сложены в большом зале их монастыря на улице Ла Гарп. Генрих IV хотел построить коллеж Франции, отвести в нем для библиотеки отдельную залу и придать ей публичный характер, то есть сделать научным и образовательным центром королевства. Он даже успел поручить Ж.-О. де Ту, кардиналу Перрону, сеньору Жилло и своему главному советнику — герцогу Сюлли — составить проект, но 14 мая 1610 г. школьный учитель Франсуа Равальяк вскочил на подножку королевской кареты и кинжалом нанес смертельные удары Генриху IV.

Планы погибшего государя остались нереализованными, и монастырь кордельеров в Париже стал убежищем для королевской библиотеки почти на шестьдесят лет. По иронии судьбы именно здесь в 1790 г. начал заседать клуб кордельеров — союзников якобинцев, которые одними из первых потребовали казни Людовика XVI, несчастного потомка Генриха IV Бурбона, прозванного Великим.

 

Людовик XIII

После убийства Генриха IV многие протестанты почувствовали себя в опасности: старый государь, несмотря на свое формальное отречение от кальвинизма, отличался веротерпимостью и прагматическим отношением к служившим ему людям, чего нельзя было сказать о пришедшей к власти Марии Медичи, назначенной регентшей над малолетним Людовиком XIII. Королева сразу нарушила те хрупкие договоренности, которые позволили ее мудрому супругу стать государем. В результате представители высшей знати во главе с принцем Конде подняли восстание, а протестанты предпочли бежать из страны.

Среди них оказался и хранитель библиотеки Исаак Казабон. Он удалился в Англию по приглашению короля Якова I, где умер в 1614 г., сохранив до смерти не только почетную должность хранителя библиотеки французского короля, но и внушительную пенсию. Его обязанности перешли к выпускнику Клермонского коллежа Николя Риго, латинисту и переводчику греческих текстов, который получил это место на следующие двадцать лет.

После достижения Людовиком XIII совершеннолетия и изгнания Марии Медичи в Блуа в 1616 г. и смерти Ж.-О. де  Ту, должность распорядителя библиотеки короля унаследовал его девятилетний сын Франсуа. Тогда же, не покидая ограды монастыря кордельеров, библиотека была перенесена в зал на улице ла Гарп возле церкви Св. Космы и Св.  Дамиана, где и оставалась следующие сорок лет. В это время она стала официально называться «Королевской библиотекой» (Bibliothèque du Roi).

Хотя Людовик XIII, как и его брат Гастон Орлеанский, унаследовал от матери любовь к книгам (даже существует легенда, что он собственноручно переплетал принадлежавшие ему книги). Королевская библиотека в период его правления оставалась скрытым ото всех, почти забытым, хотя и тщательно охраняемым местом. Государственные заботы молодой король передал своему первому министру, кардиналу Ришелье, который блестяще с ними справлялся, получая за свою службу несметные богатства и огромную власть, что вызывало ненависть у знати и у членов королевской семьи. Ему в заслугу можно поставить основание Королевской типографии и Французской академии, но библиотеке короля в этом смысле не повезло: сам кардинал был увлеченным библиофилом и занимался собиранием собственной книжной коллекции, причем он не гнушался пополнять ее книгами, которые посылались королю иностранными государями или добывались в ходе военных походов.

Впрочем, однажды Людовик XIII вспомнил о своей библиотеке и вознамерился перевезти ее обратно в Фонтенбло, где, как ему казалось, она будет более доступна и востребована. Но поскольку практическая реализация желаний государя лежала на всесильном Ришелье, эта идея получила своеобразное воплощение: приближенный к министру юрист Абель де Сент-Март был назначен «хранителем Королевской библиотеки в Фонтенбло», но книги туда перевезены не были. Более того, после смерти «хранителя библиотеки без книг» эту должность унаследовал его сын, которого тоже звали Абель. Абель II был человеком чести и, видимо, не желал мириться с синекурой, поэтому в 1668 г. написал прошение королю (тогда уже Людовику XIV) с просьбой восстановить библиотеку в Фонтенбло. Прошение осталось без ответа, но после смерти Абеля II в 1706 г. должность была упразднена.

В 1633 г. французские войска заняли Лотарингию и, по обычаю того времени, в городе Метц был создан местный парламент. Должность президента парламента предложили советнику Ришелье Пьеру Дюпюи, который отказался от нее в пользу своего старого друга Николя Риго. Поэтому в 1635 г. Н. Риго покинул Париж, сохранив за собой место хранителя королевской библиотеки. Следует отметить, что упомянутый Пьер Дюпюи и его брат Жак были назначены Ж.-О. де Ту воспитателями для его старшего сына Франсуа, который к этому времени уже возмужал и стал эрудитом, но к своей должности распорядителя королевской библиотекой относился как к почетному титулу, а реальная забота о книгах легла на плечи его учителей. В 1642 г. Франсуа де Ту ввязался в заговор, во главе которого стояли Гастон Орлеанский и любимец короля маркиз Сен-Мар. В планах заговорщиков было убийство ненавистного им Ришелье и расправа с его сторонниками во Франции при поддержке испанских войск. Тайная переписка Сен-Мара оказалась в руках ищеек кардинала и 12 сентября 1642 г. Сен-Мар и Франсуа де Ту были обезглавлены в Лионе. Библиотека короля в очередной раз осталась без распорядителя.

Место хранителя занял Пьер Дюпюи, а после его смерти в 1651 г. его брат Жак. Распорядителем был назначен их кузен Жером Биньон. Все трое обладали блестящим образованием, лично общались и вели переписку с лучшими умами своего времени: Гуго Гроцием, Иосифом Скалигером, Дэниэлем Хэйнсием, Жаком Сирмоном, Пьером Гассенди. Руководители библиотеки были приверженцами идей галликанства, что привело к проникновению во вверенное им учреждение интеллектуального свободомыслия и секуляризма. Ж. Биньон и братья Дюпюи в частном порядке приглашали ученых для работы с книгами, но, несмотря на все их старания, библиотека так и не стала интеллектуальным центром Франции. Это случилось немного позже, во времена правления короля-солнца Людовика XIV, для которого Королевская библиотека станет одним из символов абсолютной власти.

Кардинал Ришелье умер в 1642 г., Людовик XIII пережил его не более чем на год. На французский престол вступил пятилетний Людовик XIV.

 

Людовик XIV

Период малолетства короля вновь стал потрясением для Франции и испытанием для королевской библиотеки. В период гражданской войны 1648-1653 гг., получившей название «Фронда», никто не уделял внимания королевскому книжному собранию, и библиотека была почти забыта. Это забвение продолжалось еще много лет по окончанию Фронды: как и Ришелье, новый первый министр — кардинал Мазарини — собирал собственную библиотеку, которая располагалась в его великолепном дворце и еще при жизни кардинала стала фактически первой публичной библиотекой Парижа. Примером пренебрежения Людовика XIV к библиотеке можно назвать назначение ее хранителем в 1656 г. (после смерти Жака Дюпюи) приближенного к Мазарини Николя Кольбера. Уже в 1661 г. Кольбер, получив кафедру епископа в Люсоне, навсегда покинул Париж, но до своей смерти сохранил за собой эту должность.

В 1661 г. умер Мазарини, и взявший власть в свои руки Людовик XIV почти сразу занялся устройством своей новой загородной резиденции в Версале, желая поскорее покинуть Лувр, который после Фронды казался ему небезопасным местом для проживания. Сам юный король не проявлял интереса к книгам, никогда их не ценил и не собирал, а между тем именно с суперэкслибрисами Людовика XIV сохранилось огромное количество книг, в том числе и в Российской национальной библиотеке. Парадокс имеет историческое объяснение: отныне книги короля перестали быть выражением библиофильских увлечений конкретного государя, но стали манифестацией королевской власти.

Впервые мысль о том, что библиотека короля должна выражать безграничную власть монарха и стать символом его могущества, пришла Жану-Батисту Кольберу (брату Николя Кольбера), министру финансов Людовика XIV, который фактически был главным архитектором французского абсолютизма и вдохнул жизнь в одряхлевшее книгохранилище. Несмотря на формальное руководство библиотекой Жеромом II Биньоном, который был назначен ее распорядителем после смерти своего отца в 1656 г., реальной властью в ней обладал Ж.-Б. Кольбер. В свое время он начал службу Людовику XIV с широкомасштабной борьбы с коррупцией. Множество казнокрадов были преданы суду, а их имущество конфисковано. Самой крупной жертвой Кольбера стал бывший суперинтендант финансов и генеральный прокурор Николя Фуке, прославившийся не только своей тягой к роскоши, неуемной жаждой наживы, но и внушительной библиотекой. Возможно, именно в 1664 г., когда Кольбер передавал книги осужденного Фуке в библиотеку короля, его воображение было поражено видом огромного, но невостребованного книгохранилища.

Впрочем, в это время Королевская библиотека пополнялась не только за счет конфискаций: еще в 1660 г. Людовик XIV унаследовал коллекции произведений искусства своего дяди Гастона Орлеанского. Этот вельможа столь неспокойной судьбы всю свою жизнь был тонким ценителем искусства и собрал прекрасную библиотеку сначала в Люксембургском дворце в Париже, а затем в своем замке в Блуа.

В 1666 г. Ж.-Б. Кольбер перевез Королевскую библиотеку из тесного монастырского здания в принадлежавшие ему покои на улице Вивьенн. В это время библиотека еще не стала самой большой и богатой во Франции, многие частные книжные коллекции были куда обширнее. Именно Кольбер занялся приобретением новых книг, посылая для их покупки агентов по всей Европе и Азии. Он же смог переманить в Королевскую библиотеку ведущих интеллектуалов своего времени, которые имели огромный опыт работы в библиотеках Ришелье, Мазарини, Н. Фуке и самого Кольбера, например, своих личных библиотекарей — историографа Этьена Балюза и математика Пьера де Каркави.

После смерти кардинала Мазарини Ж.-Б. Кольбер был одним из исполнителей его завещания, что позволило ему произвести неравноценный обмен дублетов из библиотеки короля на уникальные рукописи и издания из библиотеки Мазарини. В 1676 г. умер хранитель библиотеки Николя Кольбер. Ж.-Б. Кольбер добился передачи его должности своему сыну Луи.

5 декабря 1681 г. старания Ж.-Б. Кольбера по устройству Королевской библиотеки были вознаграждены: Людовик XIV почтил своим визитом хранилище на улице Вивьенн. Король-солнце, постоянно живший в Версале, побывал здесь всего один раз, но его визит был красноречивее любой похвалы: все последующие французские монархи из династии Бурбонов больше никогда в своей библиотеке не были.

Впрочем, пренебрежительное отношение к книгам было характерно не для всех потомков Людовика XIV, доказательством чего может служить история возникновения крупнейшей книжной коллекции современной Испании. В 1700 г. принц Филипп Анжуйский, внук Людовика XIV, стал первым испанским королем из династии Бурбонов. Через одиннадцать лет после вступления на испанский престол, 29 декабря 1711 г., Филипп V распорядился создать Королевскую библиотеку в Мадриде, несомненно вдохновленный Королевской библиотекой в Париже. Уже 1 марта следующего года она открыла свои двери публике. Нужно отметить, что в Испании библиотека изначально создана публичной, что было закреплено специальным декретом короля в 1716 г. Первым пристанищем книгохранилища был королевский дворец, на протяжении XVIII–XIX вв. библиотека неоднократно переезжала с места на место, пока в 1866 г. не началось строительство ее современного здания. В 1836 г. Королевская библиотека была переименована в Национальную, перестала считаться собственностью королевской семьи и в таком статусе существует поныне.

В 1683 г. умер Ж.-Б. Кольбер. Новым суперинтендантом королевских строений стал его давний враг Франсуа Мишель Ле Телье де Лувуа, который немедленно добился увольнения Луи Кольбера и Жерома Биньона и передачи их должностей своему восьмилетнему сыну Камилю Ле Телье де Лувуа. Это вызвало скандал, ведь по сложившейся традиции пост распорядителя должен был занять представитель династии Биньон, сын Жерома — Жан-Поль, но ему пришлось ждать этого места более двадцати пяти лет.

Сам министр Лувуа, в отличие от своего великого предшественника, не проявлял интереса к книгам, а сотрудники эпохи Кольбера (в частности, Пьер де Каркави) поспешили покинуть библиотеку после смерти своего благодетеля. Плоды стольких усилий могли в одночасье погибнуть, если бы не мудрый дядя новоявленного библиотекаря — архиепископ Реймса Шарль-Морис Ле Телье, под чьим чутким руководством малолетний Камиль получил блестящее образование и смог стать достойным продолжателем дел своих предшественников. Ле Телье продолжил практику покупки книг заграницей. Осознавая естественный путь развития больших книгохранилищ, молодой библиотекарь открыл в ней читальный зал для ученых и два раза в неделю разрешил посещать ее всем любопытствующим (хотя публичной библиотекой в то время была библиотека Мазарини). Во время его руководства в 1717 г. библиотеку посетил русский царь Петр Великий в ходе своего второго европейского путешествия. 5 ноября 1718 г. Ле Телье, ставший к тому времени аббатом Лувуа, умер, еще будучи молодым человеком. В 1719 г. библиотекарем короля, наконец, стал аббат Жан-Поль Биньон.

 

Людовик XV

Получив долгожданную должность, Ж.-П. Биньон объединил в своих руках не только функции распорядителя и хранителя Королевской библиотеки: с 1720 г. он получил в свое управление книги, хранившиеся в Луврском дворце. Талантливый администратор, Ж.-П. Биньон провел реорганизацию книгохранилища: вся библиотека была поделена на подразделения: депо печатных книг, кабинет рукописей, кабинет документов и генеалогий, кабинет гравюр и собрание эстампов, кабинет медалей и гравированных каменных плит, где хранились, в том числе, статуи, вазы, таблички с надписями. Во главе каждого подразделения был поставлен хранитель, получивший целый штат помощников. Однако главной проблемой библиотеки короля было здание на улице Вивьен, которое не только стало тесным для столь огромной коллекции, но и обветшало. Ему срочно нужно было искать замену, и в 1721 г. аббат Биньон предложил перевезти разросшуюся до 70 тысяч томов библиотеку в пустовавший уже несколько десятилетий Луврский дворец. Но этот проект провалился.

Однако новое место вскоре было найдено. К 1720 г. после разорения Французской Индийской компании освободилось занимаемое ей помещение в старом дворце Мазарини. После смерти кардинала его дворец был разделен на две части. Первую, выходившую на улицу Вивьенн, получил муж одной из племянниц Мазарини — герцог Мейере, и до 1719 г. она носила название «Отель Мазарини». Вторая часть (выходившая на улицу Ришелье), получила название «Отель де Невер» и оказалась во владении маркиза Манчини. Именно здесь разместилось королевское книгохранилище в первой половине 1730-х гг.

В 1735 г. Королевская библиотека в новом здании открыла свои двери публике. «Наступила» эпоха Просвещения, день ото дня рос поток читателей в библиотеку: сюда приходили ученые, художники, коллекционеры. Каждый день библиотека была открыта в течение трех часов, а простых любопытствующих продолжала пускать два раза в неделю. Время от времени Королевскую библиотеку посещали французские принцы и иностранные государи: так библиотеку посетил великий князь Павел, будущий император Всероссийский. Эпоха Просвещения не только повысила интерес широкой публики к книге, но кардинально изменила книгопроизводство и книготорговлю: количество выпускаемых религиозных книг резко упало, на их место пришла научная и художественная литература.

 

Людовик XVI

XVIII в. стал временем расцвета Королевской библиотеки, когда она превратилась в одно из крупнейших книжных собраний Европы и заслуженно приобрела первенство среди публичных библиотек того времени. После смерти аббата Биньона на посту библиотекаря ему наследовали родственники из рода Биньонов. Период процветания и спокойствия закончился в 1784 г., когда уже новый король Людовик XVI назначил своим библиотекарем Пьера Ленуара.

Пьер Ленуар был выходцем из незнатной парижской семьи, получил блестящее юридическое образование в Коллеже Людовика Великого и Парижском университете. Искренний поклонник идей Просвещения и энциклопедистов, он последовательно воплощал их в жизнь во время своей безупречной государственной службы, что позволило ему стать начальником парижской полиции. Спустя десять лет Ленуар получил должность королевского библиотекаря в качестве награды за верную службу. Он не изменил своим привычкам в обращении с подчиненными, поощряя доносительство и допуская грубость в общении с ними. Кроме того, Ленуар совмещал свою работу в библиотеке с другими государственными постами, что не способствовало сближению с вверенным ему коллективом. В это время в библиотеке работало около пятидесяти сотрудников, большинство из которых были интеллектуалами и крупными учеными, воспринявшими сложившуюся ситуацию как личное оскорбление. Они развернули публичную кампанию против своего начальника, обвиняя его в фаворитизме, невежестве и неподобающе роскошном образе жизни. Напуганный Ленуар перестал появляться в библиотеке, а после взятия Бастилии 14 июля 1789 г. сбежал в Версаль, вышел в отставку и вскоре эмигрировал.

Новый библиотекарь — выдающийся эллинист Луи Лефевр д’Ормессон де Нуазо — в иные времена, возможно, вписал бы славные страницы в историю великой библиотеки, но в революционное лихолетье ему пришлось в 1792 г. покинуть свой пост (а в 1794 г. закончить жизнь на эшафоте). В течение следующих нескольких месяцев сменилось множество библиотекарей и почти все они оказались на гильотине.

В 1793 г. были казнены король Людовик XVI и его супруга Мария-Антуанетта, а в 1795 г. революционный Конвент провел формальное переименование Королевской библиотеки в Национальную библиотеку Франции. Спустя двадцать лет, после реставрации Бурбонов, библиотека не потеряла своего национального статуса и сохраняет его до сих пор.

БУРБОНЫ. 50 знаменитых царственных династий

БУРБОНЫ

Старый французский род, представители которого на основании своего родства с королевским домом Капетингов долгое время занимали французский и другие престолы.

Название свое эта династия получила от замка Бурбон, находившегося в провинции Бурбонне. Первым представителем рода, упоминание о котором сохранилось в истории, стал некто Адемар, который в 921 году основал в своей провинции приорство Сувиньи. Трое потомков Адемара ничем особенным не прославились, а вот четвертый, Аршамбо I, изменил название родового замка на Бурбон Аршамбо и серьезно занялся увеличением своих владений. Его наследники активно продолжали политику своего предка, так что Аршамбо VII уже считался одним из самых влиятельных и богатых людей страны, а посему смог получить руку Агнессы Савойской, став, тем самым, шурином короля Людовика Толстого. Следующий Бурбон, много сделавший для возвышения рода, носил имя Аршамбо IX, он вошел в историю как человек необычайно мудрый и могущественный. О его влиянии говорит хотя бы тот факт, что графиня Бланка Шампанская сделала Аршамбо пожизненным протектором своего графства. Несколько позже король Филипп Август (1165–1223) назначил этого Бурбона коннетаблем[22] Оверни.

Внучке Аршамбо IX, Беатрисе, предстояло сыграть главную роль в становлении собственно королевской династии Бурбонов: в 1272 году она вышла замуж за шестого сына короля Франции Людовика Святого — Роберта. Таким образом Бурбоны оказались связаны узами родства с королевским домом Капетингов, став его боковой ветвью. Именно это дало Бурбонам право после смерти последнего мужского потомка другой ветви Капетингов, Валуа, предъявить свои права на французский престол.

В 1327 году Карл Красивый сделал Бурбонов герцогами. Главная ветвь династии Бурбонов пресеклась во второй половине XIV века, когда умер бездетный Иоанн II Добрый (это произошло в 1364 году), а через год ушел из жизни его брат, кардинал и архиепископ Лионский Карл II. Теперь владения семьи перешли к боковой линии рода — Бурбон Божё. А уже в 1523 году герцогство было лишено самостоятельности и включено в состав государства, поскольку девятый герцог Бурбон выступил против Франции на стороне императора Карла V. Тогда же зарвавшегося аристократа, носившего звание коннетабля Франции, изгнали из страны. А в государстве все большее значение стала приобретать одна из боковых ветвей рода Бурбонов — Вандомы, основателем которой стал правнук Аршамбо IX, граф де ла Марш. Когда один из его потомков, Антуан Бурбон, герцог де Вандом, сочетался браком с Жанной д’Альбрэ, королевой Наварры, представители этого семейства в лице Генриха Наваррского заполучили сначала трон Наварры, а затем, после смерти последнего Капетинга из рода Валуа, корону Франции (Генрих Наваррский стал Генрихом IV). Позднее, благодаря бракам и успешному ведению военных действий, Бурбоны завладели испанским и неаполитанским тронами. Боковыми линиями данного рода являлись также семейства Монпансье, Конде, Конти и Суассон.

Итак, собственно королевская династия Бурбонов началась с воцарения Генриха IV (правил в 1589–1610 годах), до коронации являвшегося монархом Наварры и герцогом Вандомом. Поскольку умерший в результате покушения Генрих III из династии Валуа не оставил после себя сына, согласно салическому закону о престолонаследии его тезка-протестант стал прямым наследником престола. А чтобы этот закон не был никем оспорен, умирающий сам объявил, что корона должна перейти к Генриху Наваррскому, и заставил присягнуть своему преемнику на верность.

Вообще, первый из королей-Бурбонов во многих отношениях выделялся даже в ряду выдающихся правителей Франции. Тем не менее он не относился к тем претендентам на престол, которых с готовностью приняли бы подданные. Честно говоря, многие годы король Наварры был почти парией в католическом Париже из-за своего религиозного мировоззрения — он был сторонником протестантизма. Понимая, что его преемнику придется тяжело, умирающий король Генрих III — последний из Валуа — нашел в себе силы призвать тезку вернуться в лоно католической церкви.

В том, что новый правитель не имел большого авторитета, сыграло также свою роль слишком далекое родство Бурбонов и Валуа. Ведь в расчет принимались только родственные связи по отцовской линии; получалось, что оба Генриха — III и IV — являлись кузенами… в 22-й степени! И хотя Бурбоны числились первыми претендентами на трон в том случае, если династия Валуа прекратит свое существование, трудно сказать, было ли столь дальнее родство достаточным с точки зрения салического закона (согласно ему ближайший родственник короля по мужской линии имел больше прав на престол, чем сыновья, рожденные дочерями монарха). Сторонники Гизов (лотарингских предводителей могущественной католической Лиги) считали, что у наследников Гуго Капета вообще нет прав претендовать на корону, поскольку она является законной собственностью потомков Карла Великого (т.  е. Каролингов), каковыми Гизы себя и считали. Кроме того, мать Генриха Наваррского родилась на юго-востоке Франции, так что новый король для французов оставался беарнцем, гасконцем, а значит, чужаком. Так что в течение 12 лет Бурбону пришлось добиваться признания собственной столицы. Девять из них Генрих практически не бывал в Париже. Он, по большей части, все это время являлся кем угодно — военачальником, дворянским полководцем, кочевником, — только не королем.

Интересно, что отношение к религии у Беарнца было весьма своеобразным. Достаточно сказать, что он в течение жизни менял веру шесть (!) раз. Правда, чаще всего это случалось в молодости и по принуждению. А 25 июля 1593 года вопрос о принадлежности к протестантской либо католической церкви стал для Генриха жизненно важным. Король почуял вполне реальную угрозу того, что его католические сторонники «сменят курс» и объединятся с умеренными сторонниками Лиги. А значит, вскоре мог появиться новый претендент на престол — Бурбон-католик… Испанский король уже стал настаивать на выдвижении испанского кандидата. Поэтому Генрих решил больше не тянуть с решением больного вопроса и отправился в Сен-Дени, дабы отречься от кальвинизма. Позже историки приписали королю слова: «Париж стоит мессы»…

Постепенно, шаг за шагом, Генрих начал решать, прибегая к дипломатическим уловкам, важные задачи, демонстрируя, что изворотливый ум порой значит больше военной мощи… А поскольку папа опасался чрезмерного усиления позиций Испании в Западной Европе, успех французской дипломатии имел вполне реальные политические причины.

Новый король оказался совершенно недогматичным монархом, открыл новую главу французской истории и стал уникальным, выдающимся явлением на троне лилий. Первый из царствовавших Бурбонов решил три самых острых вопроса, необходимых для окончательного усмирения страны: победил дворянство Лиги, завершил войну с Испанией и издал новый указ о религиозной терпимости. Правда, делая ставку исключительно на переговоры и деньги, Генрих IV не только безжалостно опустошал казну, но и использовал все доступные источники займов. Зато в 1595–1598 годах ему удалось купить преданность своих вчерашних противников. Среди новых сподвижников короля, таким образом, оказался даже брат убитых Гизов — герцог Майеннский. А знаменитый Нантский эдикт (1598) отразил веру Генриха в то, что только мирное сосуществование обеих противоборствующих конфессий может обеспечить Франции долгожданный мир. По сути, новшеством был не сам эдикт, а то, что король всерьез заботился о его воплощении в жизнь.

Генрих IV обладал чертой, необходимой хорошему правителю, — верным чутьем политически необходимого и возможного. К тому же, он отличался способностями блестящего дипломата, а также великолепного тактика, способного изменить ход сражения в свою пользу, найдя неординарное решение. Тем не менее, будучи превосходным полководцем, Генрих не был стратегом и не умел превращать военный успех в успех политический… В связи с этим, вплоть до 1592 года, его воспринимали как тугодума, человека не слишком сообразительного, нерешительного и легко внушаемого. Зато впоследствии мнение о нем кардинально изменилось. Современные историки считают Генриха IV основателем абсолютной монархии во Франции, определившим новый, прогрессивный путь развития государственных институтов на последующие 200 лет.

Следует заметить, что Генрих IV, помимо прочих своих заслуг, старался также способствовать развитию искусства и науки, вследствие чего страна пережила при нем серьезный культурный подъем. Кроме того, Беарнец вплотную занялся промышленностью королевства и вопросами внешней и внутренней торговли, предпочитая политику активного торгового баланса и поддерживая отечественных купцов в продвижении в североамериканские колонии.

Генрих IV во втором браке (с Марией Медичи) стал отцом троих сыновей и двух дочерей. Его младший сын, Гастон Жан Батист, герцог Орлеанский, умер, не оставив мужского потомства, а Людовик XIII принял от отца в 1610 году корону Франции. Одна из дочерей Генриха (Генриетта) вышла замуж за английского короля Карла I.

Дофин получил власть в стране неожиданно — после того, как его весьма энергичный отец 14 мая 1610 года по дороге из Лувра в Арсенал был смертельно ранен двумя ударами кинжала. Убийцей стал некто Равальяк, действовавший по религиозным мотивам.

Людовик XIII (правил в 1610–1643 годах) проявил себя капризным, мнительным правителем, слишком много внимания уделявшим собственной персоне. С его вступлением на престол многие государственные хлопоты взвалил на себя «теневой монарх» — грозный и хитрый кардинал Ришелье. Собственно, историки еще до недавнего времени всерьез говорили о знаменитом политике-священнике как о творце современной Франции. Ведь становление централизованного государства произошло в результате революции и Третьей Республики, которые были, по большому счету, результатом политических игр, успехов и ошибок Ришелье. И только в недавнее время специалисты начали все чаще указывать на неординарную роль Людовика XIII в истории страны.

После внезапной смерти Беарнца регентшей при малолетнем короле стала властная и хитрая супруга покойного — Мария Медичи. Ей досталось раздираемое смутой королевство, положение дел в котором представлялось самым ненадежным и неустойчивым. Медичи пришлось вплотную столкнуться с внешней угрозой, религиозной напряженностью и брожениями в дворянской среде.

Если Генрих IV проводил внешнюю политику в противовес Габсбургам, то Медичи придерживалась на этот счет иных взглядов. Она стояла за заключение мирного соглашения, чего и добилась в 1612 году, когда был подписан испано-французский союз. В нем особо приветствовалось двойное бракосочетание: в скором времени дочь Марии Медичи, Елизавета Французская, пошла под венец с испанским принцем, который в будущем стал королем Испании Филиппом IV, а Людовик XIII оказался связанным брачными узами с инфантой (дочерью испанского короля Филиппа III) Анной Австрийской. Данная церемония была совершена из политических соображений в 1615 году в Бодо. К тому моменту жениху и невесте едва исполнилось по 14 лет… Этот брак оттолкнул многих протестантских союзников Франции, зато в стране на десяток лет воцарился пусть и шаткий, но мир.

С мятежами внутри государства дело обстояло не так благополучно. Многие аристократы после смерти Генриха IV решили, что настало время снова возродить свое политическое влияние и… присвоить себе часть богатств страны. Особенно «отличились» в те дни два родственника короля — его двоюродный брат принц Анри де Конде и сводный брат Сезар де Вандом (внебрачный сын Генриха IV). Они отстаивали свое право на вступление в Государственный совет в качестве советчиков регентши, препятствовали «испанским» бракосочетаниям и требовали созыва Генеральных Штатов. Мария Медичи, в общем, согласилась с глобальными планами агрессивно настроенного дуэта родственников, но от этого мятежи в стране не прекратились. И тогда регентша, к вящему удовольствию своего юного венценосного сына, восстановила статус-кво, добившись успеха в летней военной кампании. А 2 октября 1614 года 14-летний монарх был признан на заседании Парижского парламента совершеннолетним. Правда, его мать так и осталась регентшей…

Но заседания Генеральных Штатов, которые все же начались 27 октября того же года, так и не решили основных проблем. И тогда аристократы в очередной раз взялись за оружие. Королева-мать, чтобы обрести контроль над ситуацией, упекла в тюрьму наиболее ретивого подстрекателя бунтов, председателя Государственного совета Конде. Арест и заключение столь высокопоставленного вельможи, близкого родственника короля, убедил многих аристократов в серьезности намерений регентши и заставил пересмотреть свои взгляды на собственное место в государстве.

Итак, сторонники Людовика XIII и его матери довольно быстро одержали верх в разгоревшейся смуте. В это же время был пересмотрен состав правительства; в новый кабинет министров вошли многие советники регентши и Люсонский епископ Арман Жан дю Плесси, больше известный как кардинал Ришелье.

Но приспешники королевы-матери никоим образом не устраивали юного Людовика XIII. Наконец в 1617 году он, заручившись поддержкой друзей, решил осуществить отставку министров, назначенных матерью. Фактически, из всего нового кабинета у власти удержалась жалкая горстка людей. Среди них был и Ришелье. Именно кардинал позаботился о том, чтобы регентша сначала была посажена под домашний арест в своих апартаментах, а затем оказалась сосланной в Блуа. Таким образом король расчищал себе дорогу к царствованию.

Людовик XIII вернул на должности часть старых министров, служивших еще во времена его отца. Монарху удалось разработать совместно с собранием нотаблей[23] программу реформ, в 1620 году подавить мятеж высшей знати под предводительством герцога Эпернона (которого поддерживала Мария Медичи), обновить католический культ, разделить Беарн и Наварру, превратив их в провинции Франции. Кстати, после «покушения» на родину отца королю пришлось вновь взяться за оружие, поскольку гугеноты выступили против его идеи.

Людовик отличался несдержанностью, нетерпеливостью; поэтому он конфликтовал каждый раз, когда считал, что его авторитету наносится ущерб. Решение всех проблем он видел в абсолютной дисциплине своих подчиненных, а не в политическом лавировании между различными интересами. Именно по этой причине королю было так тяжело прийти к компромиссу с протестантами.

Кстати, в Государственный совет король призвал Ришелье в 1624 году. Но до того момента, как хитрый кардинал стал первым министром Франции, прошло еще немало лет.

В принципе, эти два политика до странности походили друг на друга. Оба они руководствовались во всех делах личным мнением и оценками, преследовали собственные политические цели, считали высшим авторитет государства и короля, не ведали сомнений и угрызений совести при выборе средств достижения целей. Режим, установленный во Франции королем и кардиналом, был не просто репрессивным, а кровавым…

Людовик настолько сильно заботился о королевском авторитете, что это порой доходило до абсурда. Так, он с самого начала перевел собственную супругу в разряд… непримиримых врагов! Ведь Анна была испанкой… Такое положение семейных дел коронованной четы сохранялось до самой смерти Людовика. Королева вынуждена была вести довольно унизительное существование, неоднократно подвергалась обыскам, регулярно терпела унижения и фактически содержалась под домашним арестом.

Тем не менее, Ришелье и Людовик сумели создать гармоничный, эффективный, работающий политический инструмент в лице Государственного совета. Благодаря ему королевская власть окончательно окрепла, спор с Габсбургами решался в пользу Франции, а гугенотское «государство в государстве» было практически разрушено.

Несмотря на то что младшая сестра Людовика, Генриетта Мария Французская, вышла замуж за короля Карла I Английского, отношения между двумя державами не утратили своей напряженности и в конце концов привели к началу новой войны. А 19 мая 1635 года, после того как испанские войска заняли Трир и взяли в плен курфюрста, Франция развязала военные действия против Испании. Окончания конфликта не увидел ни сам Людовик, скончавшийся 14 мая 1643 года, ни его первый министр, ушедший в мир иной еще раньше — 4 декабря 1642 года. Однако эти политики оставили после себя по-настоящему сильную, «осовремененную» Францию. Правда, цена благополучия была высока: жесточайшее укрепление королевского авторитета («Государство — это я, господа!» — любил говорить монарх) и экстремальное финансовое давление на население.

Без Решилье Людовик XIII не мог бы добиться столь значительных успехов во внешней и внутренней политике, но он добросовестно использовал весь свой авторитет для укрепления государства. Король, претендовавший на прозвище Справедливый, был горд собой и Францией. Поэтому он, как никто другой, умел в интересах страны обуздать собственные амбиции и оставаться в тени великого министра.

14 мая 1643 года трон Франции перешел к старшему (пятилетнему) сыну умершего монарха и Анны Австрийской; 7 июня 1654 года он был торжественно коронован в Реймсе под именем Людовика XIV, хотя личное правление этого короля началось еще в 1651 году.

Людовик XIV, в течение 72 лет вершивший судьбы самого богатого, могущественного и густонаселенного государства Европы, безусловно, относился к выдающимся правителям. Однако оценка его деятельности разными историками весьма настораживает своей крайней полярностью и колеблется от восхищения до самой резкой критики.

Рождение Луи (это произошло в воскресенье, 5 сентября 1638 года) современники восприняли как дар небес. И недаром: брак Людовика XIII и Анны Австрийской на протяжении 22 лет оставался бездетным. Так что с момента своего появления на свет дофин носил прозвище Богоданный.

Умирающий Людовик XIII успел назвать тех, кому предстояло стать крестными родителями будущего короля, — принцессу Конде и кардинала Мазарини. Решение, принятое сыном Генриха IV, имело далеко идущие последствия не только для крестника кардинала, но и для государства в целом…

Благодаря поддержке Парижского парламента Анна Австрийская получила неограниченную власть регентши, а судьбу страны вершил теперь, по сути, ее фаворит — Мазарини. К 1646 году он уже около трех лет исполнял обязанности премьер-министра, и королева-регентша высказала пожелание, чтобы кардинал осуществлял верховный надзор за воспитанием юного короля.

Мазарини к данному вопросу отнесся очень серьезно и ответственно. Его стараниями Людовик XIV прекрасно знал латынь, неплохо — историю и весьма основательно — государственное и церковное право, математику и несколько современных языков. Кроме того, кардинал методично и тщательно готовил своего воспитанника к управлению государством: вводил в тонкости дипломатии, в проблемы военного дела. Своей любовью к искусству и стремлением быть меценатом «король-солнце» также обязан крестному. Одновременно кардинал, по словам Вольтера, «продлил детство короля, насколько возможно».

А сделать это было непросто. С 10 до 15 лет Людовику пришлось пережить гражданскую войну, дворянский мятеж, предательство близких родственников, бегство из столицы, когда королевская семья попала в фактическое заточение. Монарх рано увидел, что народ задавлен непомерными поборами, административной анархией, почувствовал хрупкость экономики, подорванной войнами. Этот ранний опыт позднее отразился в ряде внутриполитических шагов, предпринятых Людовиком XIV.

Когда король официально взял власть в свои руки, он стал весьма жестким, но разумным правителем. Мазарини, в 1653 году возвратившемуся во Францию из второго изгнания, он вернул только видимость власти. Людовик откровенно не любил крестного и… восхищался им. Но, доверяя кардиналу безоговорочно в области внешней политики, дипломатии и военного дела, король был крайне недоволен его действиями внутри страны.

В 1661 году Людовик окончательно стал единственным правителем страны, поскольку Мазарини, до последнего дня преданно служивший своему крестнику, ушел из жизни. «Король-солнце» за многие десятилетия своего царствования так и не смог воплотить в жизнь стремления к гегемонии в Европе, однако, умирая, оставил страну значительно более защищенной и развитой, чем это было в момент его прихода к власти. Своему преемнику он передал монархию, способную в последующие десятилетия играть ведущую роль в политической жизни Европы.

Старый король ушел из жизни страшно и нелепо. Его здоровье ощутимо подорвали смерти трех близких людей, поставившие под угрозу прямое наследование трона по мужской линии династии. В течение нескольких месяцев 1711–1712 годов Людовик потерял троих дофинов: старшего сына, внука и старшего правнука. 9 августа 1715 года монарх поранился во время охоты и почувствовал недомогание. И хотя Людовик продолжал заниматься государственными делами, стало ясно: его состояние быстро ухудшается. Уже 24 августа жизнь короля находилась в опасности, поскольку у него началось сильное воспаление. Понимая, что положение серьезное, на следующий день Людовик решил собороваться… В течение нескольких дней он попрощался с двором, близкими и приготовился к смерти. 30 августа монарх потерял сознание; гангрена распространилась уже на колено и бедро. 1 сентября 1715 года в 7.15 утра его не стало.

У Людовика XIV был младший брат, Филипп. Он получил титул герцога Орлеанского и стал родоначальником младшей ветви Бурбонской династии, которая вступила на престол в 1830-м и уже спустя 18 лет оказалась низложенной. Сам же Филипп I Орлеанский, умерший в 1701 году, был отцом Филиппа II, регента Франции во времена несовершеннолетия Людовика XV.

Сын Людовика XIV и Марии Терезии Австрийской, дофин Луи, ушел из жизни раньше своего отца, в 1711 году. Правда, он успел оставить монарху троих внуков. Старший из них, Людовик (ум. в 1712 году), стал герцогом Бургундским, средний, Филипп, — Анжуйским, а младший, Шарль, — герцогом Беррийским. Но в 1700 году Филипп «получил повышение» — короновался как король Испании Филипп V и стал основателем испанской Бурбонской династии и неаполитанской линии дома.

Наследником же Людовика XIV стал его правнук, вступивший на престол под именем Людовика XV. От дочери низложенного польского монарха, Марии Лещинской, он имел сына, дофина Луи. Тот умер в 1765 году, оставив троих сыновей. Судьба распорядилась, чтобы все они по очереди возложили на голову корону Франции. Первым на престол в 1774 году вступил старший из сыновей дофина, Людовик XVI. Сам он был казнен в 1793 году: а двое из троих детей правителя и его супруги Марии Антуанетты Австрийской — дофин Луи и Луи, называемый Людовиком XVII, умерли соответственно в 1789 и 1795 годах. Только дочери монарха, Марии Терезии Шарлотте, герцогине Ангулемской, суждена была относительно долгая жизнь: она скончалась только в 1851 году. Следующим на троне государства после казненного Людовика XVI, таким образом, оказался его средний брат, Луи Станислав Ксавье, граф Прованский; хотя это и случилось после долгого перерыва, в 1814-м он начал править Францией под именем Людовика XVIII. Детей этот монарх вообще не имел, так что после его смерти корона по закону перешла к младшему из братьев, Шарлю Филиппу, графу Артуа. В историю он вошел как король Карл X (правил в 1824–1830 годах). Этому представителю династии Бурбонов с наследниками повезло больше. Судьба подарила ему двух сыновей. Однако жизнь принцев оказалась недолгой. Луи Антуан, граф Ангулемский, до революции 1803 года являвшийся дофином, ушел из жизни в 1844, не оставив потомства. А его брат, герцог Беррийский Шарль Антуан, был убит еще в 1820 году. Правда, у герцога росли двое детей: Мария Луиза Терезия, носившая прозвище Мадемуазель д’Артуа (она стала супругой герцога Пармского и скончалась в 1864 году), и герцог Бордосский Анри Шарль Фердинанд Мария Диедоннэ. Последний, со временем принявший титул графа Шамбора, стал представителем старшей линии Бурбонов. После того как дядя уступил ему свои права на престол, приверженцы графа именовали его не иначе как Генрихом V. В 1883 году Диедоннэ умер, и с ним окончательно угасла старшая линия династии.

Последним из Бурбонов, который получил корону Франции, был Луи Филипп Орлеанский. Он был представителем Орлеанского дома — младшей ветви Бурбонов. Его прапрадедом был Филипп II Орлеанский, дядя и регент малолетнего Людовика XV, а отцом герцог Луи Жозеф Филипп Эгалите, который приветствовал революцию 1789 года, отказался от всех своих титулов (принял фамилию Эгалите) и стал якобинцем. Был казнен в 1793 году по приговору Конвента. Якобинцем в молодости был и сам Луи Филипп. Находясь на троне, называл себя «королем-гражданином». Он правил Францией с 1830 по 1848 год. Потерял корону в результате Французской буржуазной революции 1848 года.

Данный текст является ознакомительным фрагментом.

Продолжение на ЛитРес

Бурбоны во франции.

Королевская династия бурбонов

Королевская семья Бурбонов — самая древняя династия Европы, самый могущественный клан, крупные ветви которого переплетались многие столетия и продолжают существовать по сей день.

Бурбоны — одна из ветвей рода Капетингов, начавшая править французским престолом в 987 году. Свои именем Капетинги обязаны королю Гуго I (987-996), прозванного Капетом из-за мантии священника (капы), которую он носил.


Правя Францией довольно продолжительное время, род Капетингов прибирал к своим рукам самые плодородные и богатые земли, но в 1328 году все изменилось — на престол взошел представитель семьи Валуа, внедривший так называемый «салический закон», согласно которому женщины не имели право управлять государством.

Итогом этих изменений стала Столетняя война 1337-1453 годов. Короли рода Валуа долго не задерживались на троне, и лишь Генрих Наваррский, отделив Бурбонскую ветвь от общего рода, стал надежной опорой для своей страны и правил ею долгие годы. В отличие от своих потомков, именно этот король заслужил титул «Великий» и стал известен нашей современности как герой многочисленных приключенческих романов.

История королевской династии Бурбонов на французском престоле начинается с 1589 года, с короля Генриха IV. Оказавшись сильным и разумным правителем, он навел порядок в государстве, спас страну от развала и прекратил все религиозные войны. Генрих активно развивал торговлю, смело открывая перед Францией двери в заморские земли, благодаря чему со временем государство достигло благополучия и процветания.

Однако, несмотря на идеальное управление страной, в семейной жизни король оказался несчастен. Разочаровавшись в первом браке, он долгое время не женился, а отцом стал, лишь разменяв пятый десяток, — вторая супруга короля Мария Медичи родила ему пятерых детей, среди которых был и долгожданный наследник Людовик XIII.


В 1610 году народ Франции погрузился в глубокий траур — мудрый Генрих IV был убит. Маленькому Людовику XIII на момент смерти отца исполнилось только 9 лет, он не мог управлять государством, и бразды правления в свои руки взяла мать Людовика — королева Мария Медичи, а вместе с ней и кардинал Арман Жан дю Плесси, герцог де Ришельё, ставший ее наставником и правой рукой.


Фактически управляя Францией с 1624 года, Ришельё старался добиться абсолютной монархии страны, в результате чего экономический рост государства резко повысился.


В 1635 году он развязал войну, которая длилась тринадцать лет, итогом стали налаженные отношения с Западной Европой. В 1642 году Мария Медичи потеряла своего наставника Ришельё, а спустя год и сына Людовика XIII.


Франция повидала немало правителей на своем веку. Среди них был и Людовик XVI — последний правитель из династии Бурбонов, который оказался спокойным и добрым королем, что недопустимо людям, стоящим у власти, поэтому вскоре он пытался бежать из страны, но попытка оказалась неудачной и король был казнен на эшафоте.


Собственно, на этом династия Бурбонов и закончила бы свое существование, если б не испанская ветвь этой семьи, основателем которой можно считать герцога Анжуйского.


Филипп Анжуйский (внук Людовика XIV) — один из сильнейших правителей, был коронован в Мадриде. К власти король пришел в 1700 году в возрасте 17 лет добрым, храбрым, смелым, а самое главное справедливым, юношей, но в силу юного возраста еще очень неопытным и рассеянным. Филипп не умел правильно выражать свои мысли и все забывал на ходу. Главной слабостью короля были женщины, всякий раз при долгом воздержании он впадал в страшную депрессию, думая, что жизнь закончилась. Это привело к тому, что Филипп оказался под сильным влиянием своей жены Марии Луизы — властной молодой женщины, которая всегда была в центре внимания и пользовалась популярностью в народе. Тем не менее, несмотря на все свои слабости, будучи человеком неуравновешенным, страдающим нервными срывами и психическими расстройствами, Филиппу смог удерживать бразды правления еще долгие годы.

После его смерти Испанией стал править Фердинанд VI — сын Филиппа Анжуйского, показавший себя талантливым и грамотным правителем. До умопомрачения влюбленный в свою жену Барбару Брагансу, которая в 46 лет заболела оспой и умерла, он не смог смириться с потерей и вскоре ушел вслед за ней.

Следующим правителем из рода Бурбонов, вошедшим на испанский престол, стал Карл III — король, поднявший экономику и доходы страны. Это один из лучших правителей Испании, но, к большому сожалению, с той же проблемой что и была у его предшественников — психическим заболеванием, способствовавшем его смерти в 1788 году.

Его сын, король Карлос III, не принес государству никакой пользы. Со временем отменили «салический закон» и в 1833 году на трон взошла Изабелла III — необычная и взбалмошная женщина, обвинившая своего мужа Франциска де Асиса в импотенции и гомосексуализме. У королевы было много любовников, от которых она родила 12 детей, но воспитанием их до конца своих дней занимался добрый и щедрый муж Изабеллы. В 1878 году королеву свергли, и трон занял ее сын Альфонс XII, который позже умер от туберкулеза.

После его смерти правление перешло к Альфонсу III, связавшему себя узами брака с Викторией Евгенией Баттенбергской. Этот правитель славился особой глухотой и полной музыкальной безграмотностью, но это не помешало ему стать хорошим королем для своей страны. Спустя время он уехал из Испании, передав бразды правления одному из самых достойнейших монархов всей династии Бурбонов — Хуану Карлосу I де Бурбон.


С 1975 года, мудрый и достойный своего трона, король правил Испанией до 18 июня 2014 года. После его отречения, на престол взошел его сын Филипп VI, который правит страной до сих пор.

Испанский король Хуан Карлос, ставший первым королем после диктаторского режима Франко, в 2007 году был поставлен в весьма неловкое положение. Династия Бурбонов, по мнению сторонников оппозиции, должна была предоставлять полную отчетность о расходах, обеспеченных из бюджета государства — несмотря на то, что монархия обходилась Испании более чем в два раза дешевле, чем содержание королевской семьи британцам. В тот же год при дворе короля появилась должность бухгалтера-инспектора по финансовым вопросам. Каковы на деле механизмы финансирования испанской монархии и можно ли считать ее дорогой?

Из истории династии Бурбонов

Династия Бурбонов — одна из старейших европейских монархий, ведущих происхождение от сына Людовика IX — Робера сир де Бурбона. С 1589 года представители этого династического дома находились на французском престоле, с 1700 года — на испанском, с 1734 года — на Неапольском, с 1964 года — на Люксембургском. Из трех крупных ветвей рода сохранились считающаяся старшей испанская ветвь и Орлеанская династия. Обе подразделяются на несколько семей. Потомки королевы Изабеллы II (в лице Хуана Карлоса I и его семьи) хранят королевские регалии на мадридском престоле, потомки герцога Фелипе представляют Пармскую ветвь, принца Фердинанда — Сицилийскую, а герцога Феличе — Люксембургскую.

Испанские Бурбоны на правах старшей ветви оспаривают номинальное право на власть Орлеанских Бурбонов. Орлеанская династия, ведущая происхождение от младшего брата Людовика XIV Филиппа Орлеанского, на французском престоле впервые оказалась в лице пришедшего на трон в 1830 году «короля-гражданина» Луи Филиппа I. Сегодня сохранились три ее ветви. Представитель старшей, Анри, является первым претендентом на трон Франции, представители ветви Орлеан-Браганса — потомки брака Гастона Орлеанского и бразильской принцессы — претендуют на престол в Бразилии, а члены семьи Орлеан-Галлиера до 1997 года были инфантами Испании.

Сколько стоят испанские Бурбоны?

Король Испании Хуан Карлос получил титул монарха в 1975 году после смерти Франко. Событие, названное третьей реставрацией Бурбонов, для страны не было неожиданностью, так как диктатор даровал принцу титул законного наследника престола еще в 1969 году. По конституции Испания является парламентской монархией, где король выступает как гарант конституции и верховный главнокомандующий армией и санкционирует новые законы. Престолонаследие осуществляется в установленном порядке по старшинству среди прямых потомков монарха (включая женщин, если наследников мужского пола нет). Королевская семья содержится из государственного бюджета.

По конституции 1978 года испанский король не был обязан давать финансовую отчетность и платить налоги. Но в 2007 году под давлением разных политических сил и распространяющихся слухов о необоснованных тратах на содержание королевской семьи в аппарате административного управления короля появляется новая должность — бухгалтера, ответственного за ведение счетов и экспертизу финансово-экономической деятельности короны — на неё назначили специалиста по государственному аудиту Оскара Гиля. Стоит отметить, что расходы правящего дома делятся на две группы. К первой относятся траты на содержание королевской семьи, ко второй — средства, выделяемые на «поддержку» сотрудников государственного аппарата. Обе утверждаются парламентов во время принятия очередного бюджета.

В предшествующем финансовому скандалу 2006 году около 8,2 миллионов евро ушло на содержание семьи короля и около 5 — на аппарат управления. В сравнении с показателями других стран, например, многомиллиардным личным состоянием короля Саудовской Аравии или принца Лихтенштейна, эта сумма выглядит довольно скромной. Хотя, в реальности содержание монархии Испании обходится несколько дороже, чем заявлено официально. Дополнительные суммы относятся к бюджетам разных министерств. Так, министерство, отвечающее за сохранность культурно-исторических ценностей, содержит королевские дворцы, министерство экономики обеспечивает закупку бензина для королевского автопарка, а министерство иностранных дел — поездки за рубеж семьи короля и членов его аппарата. В совокупности на расходы монархии в 2006 году ушло около 25 миллионов бюджетных евро. Для сравнения — на нужды британской короны в том же году было потрачено около 57 миллионов.

В распоряжении современных испанских Бурбонов находится более десятка дворцов, в том числе около пяти в столице, два на Мальорке и один на Канарских островах, а также несколько королевских монастырей. Стоит отметить, что официально многие из них пребывают в пользовании королевской семьи, на деле являясь собственностью государственного центра по охране историко-культурного достояния нации. По закону 1982 года центр платит королю и членам его семьи зарплату. Официальный трудовой доход Хуана Карлоса за 2010 год составил чуть более 10,5 миллионов долларов. При этом в 2011 году бюджет королевского дома был урезан на 9%.

Ксения Жарчинская

Бурбоны — это французская королевская династия, занимавшая престол во Франции в 1589–1792; 1814–1815 и 1815-183 гг.; в Испании — в 1700–1868 и 1874–1931; в Неаполе — 1735–1806 и 1814–1860; в Парме — 1748–1797 и 1847–1860 гг. Первый представитель этой династии во Франции — Генрих IV Бурбон (1553–1610), вступивший в 1589 году (фактически же только в 1594 г.) на трон после смерти Генриха III, последнего из династии Валуа. С 1569 года он — вождь гугенотов в Религиозных войнах, с 1562 года — король Наваррский.

Попавшую под иго могущественной Испании Францию раздирали междоусобные религиозные войны. За право неограниченного господства в стране боролись два оппозиционных лагеря — католиков и гугенотов. По всей стране грабили и убивали во имя обеих враждующих сторон. Особенно драматично сложились взаимоотношения протестантов и католиков во Франции после смерти короля Франциска I.

Второй сын Франциска, Генрих II, был женат на племяннице самого папы римского Екатерине Медичи, чей род шел от тех самых Медичи, которые когда-то были флорентийскими банкирами, а позднее стали правителями Флоренции. После долгих лет придворных интриг Екатерина возвела на престол своего старшего сына Карла IX, которому в то время было всего 10 лет. Государственная власть, таким образом, оказалась в руках его матери.

Екатерина Медичи, королева-мать, поддерживала католиков. Но и протестанты (их называли гугенотами) имели в стране огромную силу и влияние. Партию гугенотов возглавляли прославленный полководец адмирал Колиньи и король королевства Наварра, входившего в состав Франции, Антуан Бурбон.

Чтобы примирить враждующие стороны, Екатерина Медичи решила выдать свою дочь Маргариту за родственника королевской семьи Генриха Бурбона, сына Антуана Бурбона. Католики очень не хотели этого брака католички с гугенотом. Но свадьба все-таки состоялась. Молодых венчали сразу два священника — католический и протестантский. В Париж, на свадьбу короля Наварры и сестры короля Франции, собрались представители гугенотов со всей страны. И католики решили воспользоваться этим.

Руководитель партии католиков герцог Гиз убедил Екатерину Медичи дать согласие на избиение гугенотов. В ночь на 24 августа 1572 года, накануне праздника святого Варфоломея, католики собрались у городской ратуши. У каждого из них на рукаве была белая повязка, а на шляпе — белый крест, чтобы узнавать своих в темноте. Все дома гугенотов были заранее отмечены белыми крестами. По сигналу колокола началась массовая резня не ожидавших нападения гугенотов. В Варфоломеевскую ночь было убито около 30 тысяч человек, в том числе и адмирал Колиньи.

Волна погромов прокатилась по всей Франции. Погибли десятки тысяч человек. Чтобы спасти свою жизнь, Генриху Бурбону пришлось принять католичество. Три года оставался Генрих Бурбон в плену при королевском дворе.

При первой же возможности он бежал на юг страны, снова принял протестантизм и возглавил гугенотов. Началась гражданская война. В это время (в 1589 году) от руки монаха Ж. Клемана — приверженца Гизов — погиб последний король из династии Валуа Генрих III. Наследником французского престола мог стать Генрих Бурбон. Поднявшиеся народные волнения, для подавления которых требовалась сильная центральная власть, вынудили борющиеся между собой группировки дворянства и буржуазии пойти на компромисс, и это сделало возможным вступление Генриха IV на престол. В 1593 году Генрих IV принял католичество, это помогло ему в 1594 году вступить в Париж.

Когда Генрих принимал католичество, он сказал ставшие впоследствии крылатыми слова. «Париж стоит мессы».

Так Генрих IV Бурбон стал французским королем и основателем новой, последней в истории Франции королевской династии Бурбонов.

В 1598 году Генрих IV издал Нантский эдикт, признававший католицизм государственной религией, но предоставивший гугенотам политические права наравне с католиками и свободу вероисповедания. Его правление — это период укрепления французского абсолютизма, продолженного его преемниками — Людовиком XIII и особенно Людовиком XIV. Генрих IV ни разу не созывал Генеральные штаты.

Жестокое подавление крестьянских восстаний он сочетал с более гибкими мерами, имевшими целью восстановить разоренное войной хозяйство крестьянина. Он отменил феодальное право охоты, запретил отнимать у крестьянина за долги орудия труда и скот, провел некоторое снижение прямого налога (тальи).

Генрих IV Бурбон имел несомненные заслуги перед Францией. Он был осторожным и ловким политиком, боролся за государственную целостность и независимость, изгнал иноземцев, добился мира в стране, способствовал развитию ремесел, торговли. В интересах развития мануфактур он запретил ввоз ряда товаров и вывоз сырья — шелка и шерсти. При Генрихе IV была окончательно оформлена система продажи должностей (в 1604 году был введен особый налог «полетта» — плата за право передачи должностей по наследству). Король утвердил абсолютизм, который в XVI веке, во времена кровопролитных войн, был спасением для страны.

Во внешней политике Генрих придерживался антигабсбургской ориентации, но не успел начать задуманную им войну с Габсбургами.

После развода со своей первой женой Маргаритой Генрих IV женился на Марии Медичи, происходившей из рода тех же Медичи, что и первая теща короля — Екатерина. Маргарита стала знаменита благодаря роману Александра Дюма «Королева Марго». Она прославилась своими любовными похождениями. После себя она оставила многочисленные письма и воспоминания.

Мария Медичи родила Генриху сына — будущего короля Людовика XIII. В 1610 году Генрих IV был заколот кинжалом на парижской улице фанатиком-католиком Равальяком. По мнению многих историков, именно Мария Медичи организовала заговор против своего мужа, и его убили по ее приказанию.

После смерти Генриха IV правительницей Франции стала Мария Медичи. Главой королевского совета и личным советником Марии Медичи был молодой епископ по имени Арман Жан дю Плесси Ришельє. Вначале молодой король Людовик XIII, стремившийся к самостоятельному правлению, с помощью верных придворных отстранил королеву-мать и ее преданного помощника от руководства страной. Но спустя некоторое время, благодаря своим умелым действиям, Ришельє смог полностью подчинить Людовика XIII своему влиянию и получил должность первого министра и сан кардинала.

Оставшаяся не у дел Мария Медичи попыталась поссорить сына с кардиналом, восстановить против него жену короля Анну Австрийскую, но безуспешно. Тогда Мария Медичи бежала в Брюссель, собрала армию и открыто выступила против правительственных войск. Ришельє и на этот раз одержал победу. Мятежников разгромили, а командующий войсками Марии Медичи герцог Монморанси попал в плен и был казнен.

Пользуясь влиянием на Людовика XIII, кардинал Ришельє стал фактически правителем Франции. Почти двадцать лет он умело руководил страной и постепенно сделал ее одним из сильнейших государств Европы.

Он укрепил королевскую власть, подавил всех своих политических противников при дворе и окончательно разгромил французских гугенотов, взяв штурмом их последний оплот — крепость Ла-Рошель.

Преемником Ришельє после его смерти стал Джулио Мазарини. Он родился в семье мелкого дворянина на острове Сицилия, изучал философию, богословие, право и имел степень доктора. Поступив в войска папы римского, Мазарини дослужился до звания капитана, а это в те времена был высокий чин. Чтобы получить должность папского посланника в Париже, он принял духовный сан. Ришельє, оценив ум и ловкость молодого итальянца, пригласил его к себе на службу и помог ему получить звание кардинала. Когда в 1643 году Ришельє умер, Мазарини стал первым министром Франции. А после смерти Людовика XIII Мазарини вступил в тайный брак с его вдовой, королевой Анной Австрийской.

В 1648 году против правления министра-иностранца вспыхнуло восстание, получившее название Фронды. Несколько раз жители Парижа брались за оружие и строили баррикады. Мазарини вместе с королевой дважды был вынужден скрываться за пределами Франции. Но в конце концов хитроумный и искусный политик, Мазарини одержал верх над своими врагами, перессорил их и опять вернулся в Париж.

Мазарини продолжал политику Ришелье. При нем Франция диктовала свою волю недавним соперникам — Англии, Германии и Испании. Но первый министр не забывал и себя. Он был богаче многих монархов. Его личное состояние превышало сто миллионов ливров. Когда Мазарини уже лежал на смертном одре, молодой король Людовик XIV спросил его, кого назначить первым министром. Остроумный итальянец посоветовал ему править вообще без первого министра, королевская казна от этого получит самый большой доход.

Эпоха Ришельє и Мазарини описана в знаменитых романах Александра Дюма «Три мушкетера» и «Двадцать лет спустя». Правление Людовика XIV было апогеем французского абсолютизма.

Легенда приписывает ему изречение «Государство — это я». Многочисленные войны, в том числе за испанское наследство, большие расходы королевского двора, высокие налоги постоянно вызывали многочисленные народные восстания.

В 1700 году Людовик XIV возвел на испанский престол своего внука Филиппа V. Он стал родоначальником испанской династии Бурбонов, занимавшей престол до 1931 года, когда в результате революции в Испании была провозглашена республика. Младшие сыновья Филиппа V, получившие во владение Неаполитанское королевство (в 1735 году) и герцогство Парму (в 1748 году), положили начало неаполитанской и пармской линиям Бурбонов, которые лишились престола в результате присоединения Пармы и Неаполя (1859–1860) к итальянскому королевству в процессе воссоединения Италии.

Неудачи завоевательной политики при последних представителях династии Бурбонов с усилением внутренней реакции привели к углублению экономического и политического кризиса во Франции. Французская буржуазная революция конца XVIII века свергла Бурбонов. Следующий представитель династии Людовик XVI был низложен с престола и в 1793 году казнен.

Реставрация 1814–1830 годов воскресила династию Бурбонов в лице Людовика XVIII и Карла X, но ненадолго. После июльской революции 1830 года французский престол занимал представитель младшей, Орлеанской, линии Бурбонов, свергнутой в результате февральской революции 1848 года.

Во время правления первого Бурбона Генриха IV (1589-1610) большим потрясением для монархии и единства страны стали начавшиеся в 1562 году религиозные войны — католической партии противостояли кальвинисты, очень сильные и влиятельные, несмотря на то, что гугеноты тогда составляли менее 1 % всего населения.

Лишь перешедшему в католичество бывшему протестантскому вождю, ставшему позже королем, удалось восстановить религиозный мир и единство королевства. Нантским эдиктом от 1598 года он предоставил протестантам религиозную свободу, гарантированные позиции, безопасность нрава, которых тогда не имело в Европе ни одно конфессиональное меньшинство. Гибкий, обладавший незаурядным умом, первый Бурбон Генрих IV смог укрепить центральную власть.

С 1624 года первые кардиналы Ришелье и Мазарини при Людовике XIII (1610-1643) и Людовике XIV (1643-1715) целеустремленно развивали его достижения и строили дальше абсолютную монархию. Примеру «короля-солнца», Людовика XIV подражала вся Европа; нравы его двора, этикет, даже сам французский язык пользовались неслыханной популярностью; его роскошный дворец в Версале стал недостижимым образцом для очень состоятельных людей. Он держал в своих руках нити всех политических интриг страны, Версальский двор со строго отрегулированным этикетом стал центром, откуда исходили все решения, на всю страну струились лучи великолепия и роскоши. Но и в эпоху самого Людовика XIV абсолютизм был изрядно ограничен действующим основным законом, привилегиями, особенно в провинциях и на местах, и многими другими факторами. Во внутренней политике Людовик пытался в соответствии с принципом «один король — одна религия» добиться религиозного единства подданных — конфликтуя с папой и янсенистами, преследуя гугенотов. Во внешней политике его стремление к гегемонии во время войны за Испанское наследство (1701-1714) натолкнулось на сопротивление всей Европы. Войны, в которых он искал военной славы, привели Францию к серьезным экономическим затруднениям.

Генрих IV — первый французский король из династии Бурбонов

Чтобы быть абсолютным монархом, Людовик XIV с неподражаемым искусством играл тяжелую роль «вездесущего» короля. Эта роль была под силу лишь человеку со столь крепким здоровьем, сильной самодисциплиной, мощной волей и неслыханной работоспособностью, какими обладал «король-солнце». Но и этот сильный человек однажды прибег к помощи врачей. Он мучительно страдал от геморроя. Как и многие мужчины семнадцатого века. Эту неприятную болезнь французы получали в результате постоянной верховой езды. Людовик XIV почувствовал первые признаки этого недуга еще в годы молодости. К середине жизни геморрой приобрел острый хронический характер, возникла гнойная фистула на геморроидальной шишке. Тогда Людовик, уже готовый к худшему исходу, сам попросил сделать ему иссечение гнойника. Ему произвели резекцию геморроидальной шишки. Эта одна из самых болезненных операций была произведена прямо в королевском дворце, без наркоза, которого тогдашняя медицина, естественно, не знала. Король, человек храбрый и выносливый, поразил всех своим мужеством — во время операции он не проронил ни звука. Операция прошла успешно. Таким образом, первая операция по удалению геморроя была опробована на монархе. Впоследствии хирургический метод борьбы с геморроем быстро распространился не только по Франции, но и по всему миру. После операции Людовик XIV прожил двадцать лет.

При Людовике XV (1715-1774) первому министру Флери (1726-1743) с помощью политики мира, организационной работы и стабилизации валюты удалось вновь консолидировать страну: монархия достигла наибольшего расцвета, олицетворяя величие, могущество и стабильность государства. Однако в ходе неудачных войн (война за Австрийское наследство в 1740-1748 годах и Семилетняя война в 1756-1763 годах) с Англией она опять потеряла значительные территории в Европе и за морем. К тому же непомерно вырос ее долг.

Но в последней четверти XVIII века приближение капиталистической эпохи ознаменовалось обострением всех общественных противоречий, внешним проявлением которых явился затяжной финансовый кризис государства. Людовик XVI, вступивший на престол в 1774 году, пытался поправить положение. Но непоследовательные реформы, проводившиеся им «сверху», не дали ожидаемых результатов. И тогда он был вынужден уступить общественному мнению, требовавшему проведения глубоких реформ и добивавшемуся участия в управлении государством представителей «нации». Людовик XVI решил созвать Генеральные штаты, открытие которых в мае 1789 года послужило детонатором глубокой, всеохватывающей и кровопролитной революции.

Период Великой французской революции нередко сравнивают с лабораторией, в которой опробовались различные формы устройства государственной власти: конституционная монархия, демократическая республика, революционная диктатура. .. Причем все режимы, основанные на демократических и республиканских принципах, быстро саморазрушались, обнаруживая свою неэффективность. К началу XIX века страна скатилась к военной диктатуре, вскоре укрывшейся за пышным фасадом империи. Принцип монархии — наследственная единоличная власть — возобладал.

То обстоятельство, что Людовик XVI умер не своей смертью, окруженный скорбящими родственниками, а был казнен по приговору революционного трибунала, наложило отпечаток трагизма на всю его судьбу и обусловило полярность мнений о нем. Для одних, склонных видеть в Людовике XVI невинно убиенного мученика, он был добрым королем, страстно увлекавшимся охотой и всякими ручными поделками, особенно слесарными, но вместе с тем обладавшим и обширными научными познаниями, главным образом в области географии. Для других, считавших его казнь заслуженной карой, Людовик XVI был прежде всего тираном, вставшим на пути прогрессивных преобразований, а потому и сброшенным с трона. Постепенно к власти пришел Наполеон Бонапарт, представитель новой династии, вошедший в историю как Наполеон I. Династия Бурбонов на время сошла с политической арены. Но в 1815 году, когда император признал свое поражение, Бурбоны снова сели на трон.

Сразу после смерти Людовика XVI в 1793 году его брат, граф Прованский, находившийся в Вестфалии, провозгласил Луи Шарля королем Людовиком XVII, а себя объявил регентом при племяннике. Новому королю присягала эмиграция, его признали европейские дворы. Но сам маленький монарх именно в это время начинает болеть, на организме ребенка начинают сказываться испытания последних лет. 8 июня 1795 года он умер в парижской тюрьме Тампль в десятилетнем возрасте.

24 июня 1795 года, когда известие о смерти племянника достигло графа Прованского, он был объявлен королем Людовиком XVIII. Он имел намного больше оснований стать политическим лидером, чем Людовик XVI. С самого начала революции граф Прованский требовал от своего старшего брата решительного отпора противникам монархии. В 1790 году он даже пытался отстранить короля от власти, чтобы самому управлять страной в качестве наместника королевства. В 1791 году он одновременно с Людовиком XVI бежал и оказался удачливее брата, благополучно добравшись до Брюсселя.

Во главе контрреволюционной эмиграции граф Прованский в 1792 году воевал против Франции на стороне интервентов, а в 1793 году срочно выехал в Тулон, занятый в то время англичанами, но опоздал — крепость сдалась в руки республиканцев. Возможно, лишь ухудшение здоровья удерживало его в дальнейшем от ратных подвигов.

Все невзгоды разом отодвинулись в прошлое после отречения Наполеона Бонапарта 5 апреля 1814 года. Около трех часов ночи в замок Хартвел прискакал гонец с долгожданным известием: «Сир, отныне Вы король!» — «Разве я и раньше не был королем?» — с этими словами Людовик XVIII отправился спать. Это был ответ человека, непоколебимо уверенного в своих династических правах на корону.

Но Людовик XVIII отдавал себе отчет, как непросто ему будет править в стране, где за четверть столетия его отсутствия выросло поколение людей, не знавших Бурбонов и не испытывавших к ним никаких добрых чувств, кроме, может быть, любопытства. Поражение монархии в 1789 — 1792 годах послужило для него серьезным уроком. Единственный из Бурбонов, он твердо придерживался мнения: или монархия будет дополнена конституцией, или ее уже не будет никогда.

24 апреля 1814 года Людовик XVIII высадился с корабля в Кале, откуда отправился в замок Сент-Уан. Здесь в ходе переговоров с делегацией Сената (одной из палат империи) и был заключен имевший большое значение для всей Европы компромисс между Капетингом и представителями новой Франции: король царствует в силу божественного права, но своим подданным он дарует Хартию (конституцию), ограничивающую его власть. Он оставлял за собой всю полноту исполнительной власти, а законодательную делил с двухпалатным парламентом. Палата депутатов формировалась на основе цензового избирательного права, палата пэров назначалась королем.

Это был важный политический прорыв к гражданскому миру и цивилизации. После долгих лет деспотизма Наполеона I Франция по своему государственному устройству приблизилась к уровню передовых государств того времени — Англии, США. Перед ней открылась возможность прекращения гражданских распрей и мирного эволюционного прогресса, обеспечивающего права и свободы граждан. И не беда, что начало царствования Людовика XVIII не было безоблачным — Сто дней Наполеона, волна белого террора, антиправительственные заговоры. После исторической эпохи внутренней и внешней войн, подавления свобод, насилия над личностью нельзя было ожидать от французов образцового правосознания. Да и сами правовые механизмы взаимоотношений граждан и государства еще только складывались.

Людовик XVIII был бездетен и лишен надежды когда-либо иметь детей. Его брак с Луизой-Марией-Жозефиной Савойской, которая умерла в 1810 году, был чистой формальностью. В этих условиях наибольшими правами на корону обладал его младший брат граф Д’Артуа. Но ко времени возвращения во Францию оба они были уже не молоды — одному исполнилось 59, другому — 57 лет. Никакой уверенности в том, что Людовик XVIII успеет передать корону брату, не могло быть. Правда, у последнего было двое сыновей.

В начале 20-х годов здоровье короля резко ухудшилось. Он не мог ходить, и отныне все время он проводил в большом кресле-каталке, за что насмешники тут же окрестили его «королем-кресло». 16 сентября 1824 года Людовик XVIII умер.

Под именем Карла X корону унаследовал граф Д’Артуа (1757-1836). Не слишком усердный в науках, легкомысленный и упрямый, склонный к мимолетным увлечениям, но и способный на серьезную привязанность, новый король во многих отношениях был противоположностью своему более основательному и благоразумному предшественнику. Летом 1789 года граф Д’Артуа в спорах с Людовиком XVI настаивал на самых решительных мерах против своевольных депутатов третьего сословия. При этом он настолько скомпрометировал себя, что немедленно после падения Бастилии был вынужден податься за границу. Вокруг него и стала группироваться контрреволюционная эмиграция. Он был непременным организатором и участником всех основных ее военных акций против революционной Франции. Поражение монархической контрреволюции заставило его умерить пыл. Он поселился в Англии, где и жил до 1814 года.

Граф Д’Артуа был женат на Марии Терезе Савойской, сестре жены Людовика XVIII, но своим вниманием ей не докучал. Исключительное место в его жизни принадлежало другой женщине — мадам де Поластрон, двоюродной сестре герцогини Полиньяк, фаворитки Марии-Антуанетты. Связь с ней определила судьбу будущего короля. Перед смертью в 1805 году мадам де Поластрон взяла с него слово, что он прекратит разгульную жизнь, которую до сих пор вел, и обратится к Богу. С этого времени граф Д’Артуа стал ревнителем нравственности и благочестия, попав под влияние аббата Латиля, духовника своей бывшей любовницы.

Граф Д’Артуа активно участвовал в восстановлении монархии. В марте 1814 года он вел переговоры с союзниками, а 12 апреля въехал в Париж и в течение нескольких дней до прибытия Людовика XVIII управлял Францией в качестве наместника королевства.

Одним из первых его шагов в области внутренней политики стала отмена цензуры печати. В следующие полтора-два года Карл X предпринял такие меры, которые ущемляли коренные интересы или убеждения широких слоев населения, в частности и значительной части правящей элиты. Из армии уволили 250 наполеоновских генералов; закон о святотатстве карал смертной казнью за осквернение Святых Даров; закон о так называемом миллиарде для эмигрантов (т.е. возмещение ущерба тем, кто в годы революции бежал из страны) оскорблял патриотические чувства большинства французов, разделивших судьбу родины во время революции… Часть консервативной партии под давлением общественного мнения перешла в оппозицию. Страна приближалась к политическому кризису.

Фактически Карл X отказался от политического наследия Людовика XVIII, который пытался соединить — и на первых порах небезуспешно — божественное право королей с конституционным правом нации. Карл X предпочитал видеть в Хартии лишь одну из традиционных «вольностей», даруемых королем своим подданным. Он избрал путь отказа от компромисса 1814 году, не представляя, что тем самым подрывает политическую основу монархии.

Людовик XVIII за десять лет своего правления так и не выбрал времени для церковной коронации, хотя до него не было случая, чтобы король уклонился от таинства миропомазания, т. к. он опасался стать королем «в большей мере», чем того хотели французы. Иначе повел себя Карл X. Стремясь подчеркнуть богоданность своей власти, он короновался 29 мая 1825 года в Реймсском соборе.

На выборах в палату депутатов 1827 и 1830 годов либеральная оппозиция дважды подряд одержала убедительную победу. Политический кризис достиг величайшего накала. И тогда Карл X своими действиями ускорил развязку. В августе 1829 года он назначил правительство во главе с герцогом Жюлем де Полиньяком, перед которым была поставлена задача — восстановить королевский абсолютизм.

Во исполнение его воли и появились ордонансы 25 июля 1830 года об отмене свободы печати, роспуске палаты депутатов, повышении избирательного ценза и назначении новых выборов в палату. Карл X подписал ордонансы.

Протест журналистов и печатников, потерявших работу на основании ордонансов, получил массовую поддержку. Спустя два дня Париж полностью оказался во власти повстанцев. Лишь спустя 5 дней Карл X наконец дал согласие на отставку правительства Полиньяка и отмену ордонансов. Но деятели либеральной оппозиции, верховодившие в Париже, попросту отмахнулись от него. Оставленный всеми, 2 августа Карл X подписал отречение от престола в пользу своего малолетнего внука.

В конце периода Реставрации Франция была страной во всех отношениях более благополучной, чем в начале. Приметы общего подъема наблюдались в промышленности, сельском хозяйстве, технике, науке, не говоря уже о литературе и искусстве, для которых Реставрация была едва ли не золотым веком. Немалая заслуга в том принадлежала Бурбонам, которые обеспечили стране максимум условий для плодотворной созидательной деятельности — мир и относительно высокий уровень гражданских и политических свобод. Но Бурбоны не сумели до конца использовать тот шанс, который предоставила им история в 1814 году. Вместо того чтобы уверенно повести страну по пути развития парламентаризма, укрепления конституционных прав и свобод граждан — пути, который единственно обещал выживание монархии в новых исторических условиях, — они, особенно в правление Карла X, своими недальновидными действиями способствовали разгоранию гражданских распрей.

Карл X, подписав отречение в пользу внука, потребовал и от своего сына поступить так же. Можно представить себе чувства герцога Ангулемского, всю сознательную жизнь готовившегося принять корону и в решающий момент вынужденного от нее отказаться. Но те несколько минут, пока он не подписал отречение, формально он считался королем. Он и вошел в историю династии под именем Людовика XIX, поставив печальный рекорд самого короткого царствования.

Политика реставрации Карла X, правившего страной с 1824 года, в 1830 году привела к революции и установлению Июльской монархии; королем стал Луи Филипп, герцог Орлеанский (1773-1850). После революции 1848 года и этому королю-буржуа пришлось отречься от престола. Когда 10 декабря 1848 года подавляющим большинством голосов президентом республики был избран Луи Наполеон Бонапарт — воодушевленный идеей во всем следовать своему знаменитому дяде, — конец республики был предрешен. Затем он был провозглашен главой государства, а потом проведенный им народный референдум 21 ноября 1852 года в законном порядке признал его императором.

Франция. Монархия: Династия Бурбонов | Генрих IV

Династия Бурбонов (1589—1792)

Henry IV (1553-1610)

Генрих IV Бурбон (Генрих Наваррский, Генрих Великий — лидер гугенотов в конце Религиозных войн во Франции, король Наварры (1562 — 1610), король Франции (1589 — 1610), основатель французской королевской династии Бурбонов. Сын короля Наварры Антуана де Бурбона и Жанны д»Альбре

Мать Генриха, последовательная сторонница Кальвина, сделала все, чтобы воспитать из своего сына твердого протестанта. Но в лице своего отца юный принц имел совершенно другой пример. Тот недолго оставался сторонником женевского дела и вернулся к католичеству, после того как поступил на службу к французскому королю в должности генерал-лейтенанта и из протестантского
полководца обратился в придворного.

Отец — Antoine de Bourbon, duc de Vendôme

Мать — Königin von Navarra, Johanna von Albret

Генрих IV родился в По, в замке своего деда по материнской линии Генриха д’Альбре. Как утверждает легенда, сразу после рождения дед взял внука на руки, провёл по его губам долькой чеснока и капнул на них вина. Такой обычай был широко распространён в те времена для предотвращения болезней…

Генрих провёл своё детство в Карраз (маленький город и замок в Беарне). Хотя Генрих был крещен по обряду католической церкви, верная принципам кальвинизма, его мать Жанна д’Альбре воспитала его в духе протестантизма.

Он мужал в те годы, когда Францию потрясли первые религиозные войны. Ожесточенные бои сменялись довольно продолжительными периодами мира, во время которых юный беарнец имел возможность познакомиться с придворной жизнью Парижа. Умный, живой и практичный, Генрих много почерпнул из этих наблюдений. Семейство Валуа также успело хорошо изучить его. После заключения в 1570 г. мира в Сен-Жермене Екатерина Медичи стала хлопотать о браке своей дочери Маргариты (Маргарита Валуа,1553—1615) с королем Наваррским. Этот брак, по ее мнению, должен был примирить обе партии и положить конец кровавым смутам.

Как известно, он не оправдал возлагавшихся на него надежд. Через шесть дней после свадьбы католики коварно напали на г угенотов, которые доверчиво съехались в Париж на свадебные торжества, и учинили им в ночь святого Варфоломея жестокую бойню. Вся свита Генриха, размещавшаяся в Лувре, была перебита, но сам он, дав обещание перейти в католичество, избежал общей участи. Следующие четыре года Генрих прожил в Париже на положении пленника.

Варфоломеевская ночь

Внешне он как будто примирился со своей судьбой, но в действительности не оставлял мысли о побеге. В феврале 1576 г., под предлогом поездки на охоту в Санлис, Генрих с небольшой свитой своих приверженцев ускакал по вандомской дороге в Алансон, откуда пробрался в Анжу.


Жена Генриха, Маргарита, которую он никогда не любил, еще два года жила без мужа в Париже, меняя одного любовника за другим. Наваррский король, впрочем, ничуть не уступал ей количеством любовных приключений. Он вообще был любвеобилен и имел в своей жизни связь со множеством женщин из самых разных сословий.

Поскольку у Генриха III не было своих детей, в апреле 1589 г., будучи смертельно ранен, официально признал Генриха IV своим наследником и приказал своим сторонникам присягать наваррскому монарху, однако стать королём Франции он смог только после длительной борьбы.


Для того, чтобы нейтрализовать своих соперников, 25 июля 1593 года Генрих Наваррский принял католицизм и уже 22 марта 1594 года вступил в Париж (по этому поводу Генриху IV приписывается высказывание «Париж стоит мессы»).

В 1595 году папа римский даровал Генриху отпущение, сняв с него отлучение от церкви и провозглашение еретиком. Для прекращения межконфессиональной вражды Генрих IV 13 апреля 1598 года подписал Нантский эдикт, даровавший свободу вероисповедания протестантам, вскоре после этого Гугенотские войны закончились.



Генриху уже под пятьдесят, а законного наследника всё нет.

В декабре 1599 за немалые отступные он добивается аннулирования своего брака с бездетной Марго. В апреле 1600-го король в обмен на огромную сумму в 600 тысяч золотых экю от дома Медичи согласился через своего представителя во Флоренции подписать брачный контракт с Марией Медичи, младшей дочерью богатейшего человека Европы — великого герцога Тосканского Франческо Медичи и Иоанны Австрийской, которую никогда не видел.


В октябре в грандиозном палаццо Питти устроили венчание в отсутствие жениха — по доверенности. 17 декабря 1600 в Лионе была сыграна свадьба 47-летнего Генриха IV с 25-летней флорентийкой Марией Медичи (1572—1642) .




Коронация Марии Медичи

В браке родилось 6 детей:

  • Людовик XIII Справедливый (1601—1643) , будущий король Франции.


  • Елизавета де Бурбон (Изабель Французская) (1602—1644) , королева Испании, супруг Филипп IV, король Испании.

Rubens Pieter Paul, Portrait of Queen Elizabeth

Rubens Pieter Paul, Portrait of King Philip IV,Король Испании и Португалии

  • Кристина де Бурбон (1606—1663) , герцогиня Савойская, супруг Виктор Амадей I Савойский, герцог Савойский.
    • Николя де Бурбон (1607—1611) , герцог Орлеанский.
    • Гастон Орлеанский (1608—1660) , герцог Орлеанский; 1-я жена (1626): Мария де Бурбон-Монпансье (1605—1627), герцогиня де Монпансье; 2-я жена (1632): Маргарита Лотарингская (1615—1672), принцесса Лотарингская.

    • Генриетта-Мария де Бурбон (1609—1669) , королева Англии, супруг Карл I Стюарт, король Англии.








    Дети Генриетты-Марии и Карла I

    Кроме того, Генрих IV имел 11 признанных внебрачных детей, из которых наиболее известен Сезар де Бурбон (1594—1665), герцог де Вандом и де Бофор, положивший начало побочной линии.

    14 мая 1610 г. король в карете отправился в арсенал для осмотра новых орудий. День был жаркий, и оконные кожи были спущены. На узкой и извилистой улиие Железных рядов королевский экипаж должен был остановиться, чтобы пропустить воз с сеном. В эту минуту какой-то человек быстро вскочил на колесо, просунул голову в окно и всадил в г рудь Генриха кинжал. Смерть была мгновенной, и Генрих не успел испустить ни единого стона. Сидевшие с ним в карсте в первую минуту даже не заметили его кончины. Убийца, фанатик-католик Равайльяк, впрочем, не успел скрыться, был захвачен стражниками и через две недели казнен.

    Был похоронен 1 июля 1610 года в королевском аббатстве Сен-Дени. Регентшей до совершеннолетия наследника (8-летнего Людовика XIII) была объявлена вдова, Мария Медичи, которая правила до 1617 года.


    продолжение следует…

    Гербы французских королей: история возникновения

    Приветствуем всех любителей французского языка и истории Франции! Сегодня мы поговорим на тему французских династий и гербы французских королей.

    Как Меровинги превратили Галлию во Францию?  Что дали Франции короли из династии Каролингов и Капетингов? Как Валуа продолжили дело своих предшественников? Каким образом династия Бурбонов укрепила статус Франции среди других мировых держав? Какие гербы сопровождали королей на протяжении всей истории Франции? В этой статье вы узнаете, как короли заботились о своей стране, и какой была Франция при той или иной династии.

    Самые первые – Меровинги – Les Mérovingiens

    Меровингов можно назвать легендарной династией. Потому что истории о них окутаны тайнами и интересными, фантастическими историями. Меровинги происходят из франкских племен, от их легендарного предка Меровея. Главная сила этих королей заключалась в их длинных волосах. Это было и их отличительной чертой. Меровинги носили длинные волосы, и, Боже упаси! – не стригли их!

    Франки верили, что у Меровингов есть сакрально-магическая сила, которая заключалась в длинных волосах и выражалась в «королевском счастье», олицетворявшем в себе благополучие всего франкского народа. Такая причёска отличала и отделяла монарха от подданных, носивших короткие стрижки, популярные в римскую эпоху и считавшиеся признаком низкого положения. Отсечение волос было тяжелейшим оскорблением для короля династии Меровингов. Кроме того, это означало потерю прав на обладание властью.

    Первые короли Меровинги управляли государством согласно модели старой Римской империи. Под властью потомков Меровея королевство франков процветало. Во многих смыслах его можно сравнить с высокой цивилизацией Византии. Главным образом, светская грамотность при этих королях была более распространенной, чем спустя пять столетий. Грамотными были даже короли, если учитывать грубых, необразованных и неученых монархов Средневековья.

    Король Хлодвиг

    Среди Меровингов стоит отметить особым вниманием Хлодвига I. Этот король отличался не только суровостью правления, но и мудростью поступков. Он принял христианство и крестился, его примеру последовали и остальные франки.

    Династии Меровингов французская монархия обязана Салической правдой (автором которой по легенде является сам Меровей) – это был свод законов, по которым осуществлялось управление страны. Один из примечательных пунктов – править страной могут только мужчины. В XIV веке, когда возникнет вопрос о передаче престола Франции женщине, на свет Божий извлекут Салическую правду и укажут на закон о престолонаследии. Коннетабль Гоше де Шатийон произнесет знаменитую фразу, которая войдет в историю: «Негоже лилиям прясть!» И действительно, женщины во Франции не правили никогда (разве что, временно, в качестве регента).

    Меровинги правили достаточно долго – с 481 по 751 год, то есть с конца V до середины  VIII века.

    Эмблемой или гербом Меровингов была  лилия. В далёком V веке король Хлодвиг  будучи ещё язычником, вместе со своим войском попал в западню между рекой Рейн и войском готов. От неминуемого поражения его спас жёлтый болотный ирис. Хлодвиг заметил, что заросли жёлтого ириса тянутся  почти до противоположного берега, – а ирис растёт только на мелководье, – и король рискнул перейти реку вброд. Он одержал победу и в благодарность за спасение сделал этот золотой ирис своей эмблемой. Позже это изображение трансформировалось в лилию и стало называться Fleur-de-lys. Существует версия, что изображение лилии – это вариация пчелы, изображенной на раннем гербе Меровингов.

    Королевская лилия

    Les Carolingiens – Каролинги – Каролингская империя

    Последние Меровинги спустили свою власть на своих мажордомов (что-то типа домоправителей). Но надо отдать им должное – они умели выбирать прекрасных мажордомов! Здесь стоит отметить славного Карла Мартелла, одержавшего ряд значительных побед в сражениях с врагами, а также Пипина Короткого, который впоследствии стал королем франков.

    Пипин Короткий

    На собрании знатных франков в Суассоне Пипин спросил их: кто имеет право быть королем – тот, кто лишь номинально сидит на троне или тот, у кого в руках находится реальная власть? Франки склонились в сторону Пипина. Как видите, все честно. Последний Меровинг Хильдерик III был отправлен в монастырь, а Пипин стал королем. Он объединил всю Францию, от Ла-Манша до Средиземного моря (до этого при Меровингах она была разделена на несколько территорий). Пипин по праву может считаться основателем новой династии Каролингов.

    Самой знаковой фигурой этой династии считается Карл Великий или Шарлемань, одержавший ряд значительных для франкского государства побед и основавший обширную империю, включавшую в себя территории Франции, Германии, Италии. Карл не только воевал, но и образовывал свою страну (смотрите на нашем сайте Каролингское возрождение).

    Орифламма – золотое пламя

    Сыну Карла Людовику Благочестивому еще удалось удержать империю в ее границах, а вот внуки его уже разделили ее и правили отдельно.

    Правление династии Каролингов прошло под знаком борьбы с норманнами. Норманны были северными племенами викингов. Каролинги усиленно отражали их набеги, то терпя поражение, то побеждая, пока, наконец, в IX веке королю Карлу III это все не надоело. Карл понимает, что просто так от норманнов не отделаться, если не принять окончательное решение. Он заключает союз с вождем норманнов Роллоном о том, что они прекращают свои набеги на Францию. Взамен на спокойствие Карлу пришлось выдать свою дочь замуж за Роллона и отдать норманнам северную территорию, которая потом будет называться Нормандией. А что поделать – это политика.

    В гербе Каролингов также преобладала королевская лилия, но Карл Великий ходил в военные походы с орифламмой – специальная хоругвь с изображением золотого солнца на красном поле. Это был своеобразный штандарт, который впоследствии присутствовал и в сражениях других французских королей.

    Les Capétiens – Капетинги – самая долгая династия

    Герб династии Капетингов

    Почему? Да потому, что Валуа и Бурбоны – это ветви династии Капетингов, все они происходят от Гуго Капета, основоположника династии.

    Пожалуй, именно у династии Капетингов самые яркие представители королевской власти по уму, мудрости, таланту правления и достижениям. Здесь стоит отметить таких королей, как сам Гуго Капет, начавший развитие Парижа. Филипп II Август, Людовик IX Святой, Филипп III, Филипп IV Красивый, которые консолидировали государство, присоединили к Франции значительные территории, укрепили власть, развивали образование и культуру. Именно при Филиппе II Франция вернула свои территории, провинции Гиэнь и Аквитания, которые, находясь на территории Франции, принадлежали Англии.

    Гербом Капетингов были три золотые Лилии на синем поле. Можно сказать, что именно при Капетингах лилия окончательно утверждается, как герб Франции.

    Les Valois – Валуа – потомки Капетов

    К сожалению, правление династии Валуа началось с трагических страниц Столетней войны. Эдуард III Английский написал письмо французскому королю Филиппу VI (первому королю из Валуа), в котором высказывал свои претензии на французский престол, будучи внуком Филиппа IV Красивого. К тому же, английским королям не давали покоя Гиэнь и Аквитания, когда-то принадлежавшие Англии. Само собой, это возмутило короля Франции. Никто не собирался уступать трон чужеземцу. Так началась Столетняя война, история которой обернулась для Франции настоящей трагедией.

    К сожалению, Франция одерживала поражение за поражением, и если бы не Жанна д‘Арк, то неизвестно, чем бы все закончилось.

    Герб династии Валуа

    Стоит сказать несколько слов о короле Карле V Мудром, который во время войны сумел навести порядок в стране, умудрился снизить налоги (это в то страшное военное время!), собрать и сохранить мощнейшую библиотеку по тем временам и вообще, нормализовать ситуацию в государстве. Кроме этого, он укрепил Париж, построив в нем Бастилию, а также ввел официальный герб Парижа. Славный Карл V Мудрый!

    В династии Валуа много достойных правителей: это и Людовик XI, сумевший навести порядок и развить Францию после Столетней войны; это и Франциск I, значительно повысивший уровень культуры и науки в государстве.

    Герб королей династии Валуа – все те же лилии, но не три, как при Капетингах, а множество лилий, усеявших синее поле.

    Les Bourbons – Бурбоны – последние короли Франции

    Династия Бурбонов также происходит от Капетингов и является родственниками династии Валуа. Первый представитель – король Генрих IV или Генрих Великий, деяния которого вошли в историю. Он прекратил религиозные распри между католиками и протестантами, значительно улучшил жизнь крестьян, провел множество нужных и полезных реформ в государстве. К сожалению, хороших правителей часто убивают, так и случилось с этим королем. Его убил католический фанатик Равальяк.

    Среди Бурбонов выделяется Le Roi-Soleil – Людовик XIV, при котором Франция и французская монархия достигли своего апогея в развитии и в блистательном выделении на фоне других европейских держав.

    Людовик XVI или Людовик Последний, поистине добрый король, который был настоящим отцом своему народу, закончил свои дни на гильотине, где он сложил голову за страну и народ.

    Герб Бурбонов – те же золотые лилии, но уже на белом поле (белый – цвет французской монархии), только все гораздо величественнее, чем на предыдущих гербах королей.

    Герб династии Бурбонов

    Французской монархии уже давно нет, но золотая королевская лилия прошла через все перипетии истории и сохранилась на гербах многих городов и провинций.

    Последние Бурбоны: ru_royalty — LiveJournal

    Широко известно высказывание Энди Уорхолла о том, что каждый человек имеет право на звёздные 15 минут. У французского принца Луи-Антуана Бурбона (он же герцог Ангулемский, он же князь Трокадеро и прочая и прочая) этих звёздных минут выдалось целых двадцать — именно столько времени ему довелось побыть французским королём Людовиком XIX. Случилось это 182 года назад, 2 августа 1830 года.
    Указанный принц был сыном графа Шарля де Артуа, младшего из двух братьев французского короля Людовика XVI. Шансы занять престол у новорожденного принца были изначально мизерными — у его отца помимо брата-короля был еще один старший брат, стоявший между ним и престолом — граф Луи Провансский, а в 1785 году у короля Людовика родится собственный сын-наследник (впоследствии известный, как Людовик XVII). А тут еще революция разразится, в ходе которой в 1792 году Франция будет провозглашена республикой, а членам царствующего дома придётся отправиться кому-то на гильотину, кому-то в изгнание (причём первым туда отправится как раз отец нашего принца граф Артуа, который вместе с семьёй еще в 1789 году переберётся в Италию). В общем, как сказал поэт, «судьбою не был он балуем…».
    Однако, параллельно этим мрачным событиям продвигалась вперёд и очередь претендентов на французский престол. В 1795 году в Париже умрёт 10-летний сын Людовика XVI, известный республиканцам, как Луи Капет (после упразднения в 1789 году французских дворянских титулов французской знати стали давать фамилии, не связанные с их феодальными титулами — для Бурбонов ею стало прозвище давнего прародителя французских королей Гуго Капета, жившего в Х веке), а роялистам как Людовик XVII — по их понятиям престолонаследие французского престола происходит автоматически, и коль скоро Людовик XVI сложил свою голову на гильотине, то королём Франции (республику они, понятное дело, не признавали) в силу этого же факта стал его сын и законный наследник. По той же самой причине со смертью последнего королём Франции для них стал его ближайший родственник мужского пола — дядя Луи Провансский, с этого времени известный как Людовик XVIII. А поскольку собственных детей мужского пола у того не было (впрочем как и женского), то следующим в очереди становился его брат граф Артуа, а его сын Луи-Антуан — соответственно за ним.
    Разумеется, следующие 20 лет, пока во Франции торжествовала республика, а затем по Европе победоносно маршировали войска сменившего её императора Наполеона, все эти династические расклады носили виртуальный характер. А в реале «монаршью семью» гоняли из одной страны в другую — в Германию, в Швецию, в Россию (в Митаву, нынешняя Елгава в Латвии, где некоторое время базировался «французский королевский двор»), в Англию. Но после того, как в 1814 (окончательно 1815) году войска союзников (в которых Луи-Антуан сражался самолично) разбили Наполеона, они в своём обозе привезли в Париж Людовика XVIII, ставшего наконец вполне реальным королём (правда ограниченным — ему пришлось подписать Конституционную хартию и допустить существование парламента). А после того, как в 1824 году Людовик, так и не заведший детей, умер,   граф де Артуа стал королём под именем Карла Х, а Луи-Антуан, соответственно, стал наследником престола.
    Карл Х быстро заработал себе репутацию махрового реакционера. Луи-Антуан в своих взглядах от него не отставал. Этому кроме прочего способствовала его женитьба на своей двоюродной сестре Марии-Терезии, дочери казнённого Людовика XVI. В отличие от прохлаждавшегося в европах суженого эта дама провела самые лютые революционные годы в Париже, большей частью под арестом, была свидетельницей процессов и казни её родителей и сама готовилась разделить их участь. Так что теперь она ненавидела всё, что хоть сколько-нибудь отдавало республиканским или просто либеральным духом, настраивая супруга, на которого эта закалённая лишениями волевая женщина имела исключительное влияние, соответствующим образом.
    Всё это не добавляло популярности ни Карлу Х, ни Луи-Антуану. Закончилось это, как я писал пару дней назад, Июльской революцией 1830 года. 31 июля король с сыном бежали из Парижа в замок Рамбуйе к югу от столицы, и именно там 2 августа 1830 года они отреклись от престола.

    С этим отречением и связано это самое короткое «царствование». Акт отречения был составлен таким образом, что и Карл X, и его законный наследник Луи-Антуан отрекались в пользу 10-летнего внука Карла Х и племянника Луи-Антуана Анри-Шарля, героцога Бордосского (который был сыном младшего брата Луи-Антуана, Шарля-Фердинанда, убитого террористом в 1820 году), становившегося таким образом королём Генрихом V. Первым подпись на документе поставил король. Однако, после того, как очередь подписать документ перешла к Луи-Антуану, он заупрямился и заявил, что в силу факта отречения своего отца, он стал законным королём Франции Людовиком XIX. Разумеется, никаких сил и средств, чтобы реализовать свои монаршьи притязания, новоиспечённый «Людовик XIX» не имел, так что очень скоро ему пришлось-таки подписать бумагу. Но поскольку с точки зрения роялистов престолонаследие не терпит промежутков и сразу же с уходом одного короля воцаряется следующий (знаменитое «Король умер — да здравствует король!»), те 20 минут, в течение которых Луи-Антуана упрашивали сделать это, могут рассматриваться, как «легитимное» царствование.

    Впрочем, всё это имело чисто формальное значение — восставших парижан и их лидеров в этих событиях интересовал только факт отречения царствовавшего короля Карла Х, и дальнейшую судьбу государства они собирались строить без учёта прав родственников свергнутого монарха. Тот факт, что Карл с сыном отреклись в пользу кого-то (юного Генрих V) был вовсе скрыт, и независимо от этого 9 августа 1830 года новым королём был провозглашен Луи Филипп Орлеанский, чьё правление войдёт в историю, как Июльская монархия.

    ***

    Что до Генриха V, более известного, как граф де Шамбор, то следует упомянуть, что спустя почти полвека после вышеописанных событий судьба подарит этому подросшему и даже постаревшему к тому времени принцу реальный шанс взойти на престол. За эти годы во Франции произойдёт несколько революций и переворотов, Июльская монархия сменится Второй республикой, та — Второй империей Наполеона III «Племянника», отгремит франко-прусская война, Парижская коммуна, установится Третья республика. .. а сторонники Бурбонов (т.н. «легитимисты» ) всё будут помнить, что у них есть «законный» монарх.

    В начале 70-х гг. XIX века во Франции установится парадоксальный режим, который Салтыков-Щедрин назовёт «республикой без республиканцев» — подавляющее большинство в парламенте новой республики принадлежало сторонникам монархии. Монархистом был и временный президент республики маршал Мак-Магон. Проблему создавал раскол между двумя основными группами роялистов — вышеупомянутыми легитимистами и сторонниками потомков Луи Филиппа («орлеанистами»). В 1873 году им, однако, удалось худо-бедно договориться и, составив таким образом большинство, они предложили корону Генриху.

    (вариант флага Франции, предложенный Генриху V)
    Неожиданная проблема, однако, возникла в вопросе, вроде бы второстепенном — каким будет государственный флаг Франции при Генрихе V. Легитимисты, включая его самого, считали, что таковым должен быть старинный флаг французских монархов — белый с золотыми лилиями. Орлеанисты же считали своим флагом сине-бело-красный флаг Первой республики. Бонапартисты и республиканцы придерживались того же мнения. Поскольку большинство таким образом было именно за триколор, был разработан компромиссный вариант, в котором этот самый триколор дополнялся монархическим щитом с лилиями. Однако, Генриха это не устроило — он заявил: «Генрих V не может отказаться от белого флага Генриха IV. Он развевался над моей колыбелью, и я хочу, чтобы он осенял и мою могилу…».

    Трудно сказать, чем была вызвана такая позиция претендента — принципиальностью, стариковским упрямством, или просто опасением того, что процарствовав несколько лет он разделит судьбу своих предшественников и будет свергнут очередной революцией… Как бы то ни было поцарствовать в тот раз ему не довелось. «Ну нет, так нет» — сказали орлеанисты, палата депутатов с перевесом в один голос приняла закон о республиканском строе… С тех пор вот уже 140 лет Франция остаётся республикой.

    Династия Бурбонов | Encyclopedia.

    com

    Королевский дом, члены которого правили многими государствами Европы, включая Францию, Наварру, Неаполь, Сицилию и Испанию, где до сих пор есть член Бурбонов в качестве церемониального короля. Самая могущественная ветвь Бурбонов правила Францией с 1589 по 1792 год, когда король Людовик XVI был свергнут и казнен во время Французской революции.

    Семья была основана как наследственные лорды Бурбонов и вассалы династии Капетингов, установившей французскую монархию в конце X века.В 1268 году Беатрикс Бурбонская вышла замуж за принца Роберта, графа Клермонского и сына короля Людовика IX. Карл Бурбонский, последний из рода, умер в 1527 году; другая ветвь семьи управляла герцогством Вандом. Эта семья стала лордами Наварры, небольшого королевства на южной границе Франции с Испанией, в 1555 году. Тем временем протестантское восстание против католической доктрины и иерархии привело Францию ​​к полномасштабной гражданской войне. Чтобы примириться с гугенотами (протестантами) Франции, Екатерина де Медичис, мать французского короля, устроила брак своей дочери Маргарет с Генрихом, бурбоном и протестантским принцем Наварры. В день свадьбы, 24 августа 1572 года, католики Франции восприняли это торжество как повод для массовой резни протестантов во время резни в День святого Варфоломея. Генрих объявил о своем обращении в католическую веру, но в 1576 году снова объявил себя гугенотом. В 1584 году, после смерти младшего брата короля, Генрих Наваррский стал следующим в очереди на престол. В 1589 году, когда король Франции был убит, король Наварры Генрих III стал первым бурбоновским королем Франции как Генрих IV.

    Приход протестанта на трон Франции вызвал гнев католиков, сплотившихся вокруг дяди Генриха, кардинала Шарля де Бурбона. Генрих победил Карла в битве в 1590 году, но не смог захватить Париж, католическую цитадель, с силами, находившимися в его распоряжении. Ради французского королевства и надежды на длительное перемирие он снова обратился в католицизм, отметив, что «Париж стоит мессы», и был официально коронован в 1594 году. В 1598 году Генрих издал Нантский эдикт, признавший католицизм. как официальная религия Франции, но также декретировал терпимость к гугенотам. Гражданская война подошла к концу, Франция превратилась в самое могущественное объединенное королевство в Европе. Генрих и его преемник Людовик XIII построили новые дороги и каналы, способствовали росту текстильной и другой промышленности на севере, реформировали и улучшили французское сельское хозяйство и превратили французскую армию и флот в военную силу, не имеющую аналогов в западном мире. Бурбоны через систему своих интендантов доминировали над французской знатью и расширили свой абсолютный контроль над многими графствами, герцогствами и полунезависимыми владениями знати.При Людовике XIV Франция вела несколько войн за новые территории на севере и востоке; но когда король отменил Нантский эдикт в 1685 году, произошел исход протестантов из северной Франции, ослабивший производственную промышленность королевства.

    В 1700 году, когда король Испании умер, не оставив наследника, Людовик оспорил трон Испании с австрийской династией Габсбургов. Англия, Нидерланды и Австрия сформировали коалицию против амбициозных французов. Война за испанское наследство длилась до 1714 года, когда Людовику, наконец, удалось посадить своего внука на трон Испании ценой почти опустошения французской казны.После своей смерти Людовик правил дольше, чем любой другой король в истории Европы. При его правнуке, Людовике XV, Франция проиграла несколько крупных войн в Европе и Северной Америке, что еще больше нанесло ущерб финансам королевства и привело к массовым беспорядкам, которые привели к Французской революции.

    См. Также: Франция; Генрих IV

    История Дома Бурбонов в период Реформации — Видео и стенограмма урока

    Семья Генри, герцога Гиза, спровоцировала резню 1562 года в Васси.

    Реформация пришла во Францию ​​

    Когда Реформация пришла во Францию, ее послание быстро распространилось.К 1534 году в Париже насчитывалось более 30 000 последователей Лютера. Несмотря на жестокие преследования со стороны французского престола, протестантизм продолжал расти. Однако новообращенным не хватало организованности. Без единого лидера их призывы к реформе остались без внимания.

    Все изменилось, когда во Францию ​​пришел кальвинизм. Кальвинизм , названный в честь реформатора 16 века Жана Кальвина, утверждал, что только Бог имеет полную власть над человечеством, спасением и церковью.Другими словами, папа не прекращает всякую власть. Он, как и все человечество, подчиняется Богу. В лице Жана Кальвина французские протестанты нашли лидера.

    Война начинается

    К 1559 году протестантские церкви появлялись по всей католической Франции. Примерно в это же время французские протестанты стали известны как гугенотов . Многие из этих гугенотов и были из аристократического сословия. Это означало, что у них была политическая сила, подтверждающая их убеждения.Когда они начали набирать популярность и власть, король Генрих II, католический правитель Франции, призвал к их аресту и казни. Это преследование продолжалось до смерти Генриха и вознесения его сына, короля Карла IX.

    Вступив на престол в молодости, Карл понял, что религиозная умеренность — его лучший шанс сохранить власть. Однако многие другие дворяне не согласились и продолжили осаду гугенотов. Одним из таких дворян был Генрих Герцог Гиз , чья семья спровоцировала резню 1562 года в Васси, в которой были убиты десятки невооруженных протестантов.Это насилие ознаменовало начало «Французских религиозных войн », серии конфликтов, в которых гугеноты боролись за свободу вероисповедания.

    Генрих Бурбонский издал Нантский эдикт во время своего правления

    Насилие обострилось, когда сестра короля Карла была обещана выйти замуж за ее кузена-гугенота Генриха Бурбонского, короля Наварры. Услышав это, католические экстремисты возмутились. Зная, что многие ведущие гугеноты приедут в Париж на торжества; экстремисты разработали жестокий план.

    23 августа 1572 года, в день святого Варфоломея, прозвенели колокола Парижа, сигнализирующие экстремистам о взятии оружия против ничего не подозревающих гугенотов. С этого началась резня французских протестантов, продолжавшаяся три дня. К тому времени, когда католики были покончены, тысячи гугенотов лежали мертвыми в результате того, что стало известно как бойня в день Св. Варфоломея года года.

    Генри Бурбон помогает протестантизму

    Вместо того, чтобы положить конец религиозным войнам, резня св.Варфоломей усилил волю гугенотов к борьбе. Генрих Бурбонский, переживший резню, повел протестантов против их врагов-католиков. Под руководством Бурбона протестанты укрепили свои позиции и продолжили борьбу за свободу в правление Генриха III. Генрих III вступил на престол после смерти своего брата Карла IX.

    Как и его брат, Генрих III пытался придерживаться курса религиозной умеренности, но во Франции все еще бушевала война. К сожалению для тех, кто соглашался с умеренной позицией Генриха III, он был убит католическим экстремистом в 1589 году.

    Хотя убийство Генри казалось победой католических экстремистов, вскоре оно имело неприятные последствия. Поскольку Генрих умер, не оставив наследника, следующим в очереди на престол был никто иной, как Генрих Бурбонский. Что еще хуже для католиков, Генри Бурбон был не просто военачальником, он был опытным политиком.

    Ришелье был главным министром Людовика XIII.

    Поскольку он был протестантом, Бурбон понял, что католики во Франции никогда не успокоятся, пока он сидит на троне.Бурбон довольно хитроумно отказался от протестантской веры. Независимо от того, искренне это или нет, это принесло ему достаточно католической поддержки, чтобы взять корону как король Генрих IV в 1594 году. Этим ходом Дом Бурбонов взошел на французский трон.

    Хотя Генрих Бурбонский правил католиком Генрихом IV, он не забыл своих друзей-протестантов. Фактически, он продолжал оставаться одним из ее величайших союзников. В 1598 году он издал Нантский эдикт , который предоставил гугенотам гражданские права.Хотя католицизм оставался под контролем, гугенотам были даны города, в которых они могли свободно поклоняться. Обладая этой свободой, гугеноты также получили политическую власть, став почти свободной республикой в ​​границах Франции.

    Нантский эдикт положил конец французским религиозным войнам и положил начало десятилетию мира. К сожалению, этот мир закончился в 1610 году, когда Генрих IV был убит еще одним религиозным экстремистом. Хотя его правление было прервано, Генрих IV, первый французский король из Дома Бурбонов, по-прежнему считается одним из величайших монархов Франции.

    Католический Дом Бурбонов

    После смерти этого прославленного короля на трон вступил его сын Людовик XIII из Дома Бурбонов. В отличие от своего отца, Людовик XIII был воспитан как набожный католик, которому не нравились протестанты. Желая неоспоримой власти, Луи выбрал кардинала Ришелье , своего главного министра, чтобы разобраться с назойливыми гугенотами. Ришелье, который относился к своей работе весьма серьезно, возобновил преследование гугенотов и лишил их большей части политической власти.Однако он не отменил Нантский эдикт.

    Людовик XIV отменил Нантский эдикт.

    После смерти Людовика XIII естественной смертью его сын занял трон как Людовик XIV. С его восхождением на трон гугеноты столкнулись с одним из своих величайших врагов из дома, который когда-то был союзником. Намереваясь иметь только одну веру в своей стране, этот новый король Бурбонов издал в 1685 году эдикт Фонтенбло года .Это отменило Нантский эдикт и лишило гугенотов свободы и безопасности.

    Он запретил гугенотам собираться вместе и приказал немедленно разрушить все протестантские церкви и школы. Возможно, даже более разрушительным, он запретил протестантам покидать Францию. Любой протестант, пойманный при попытке бежать, будет казнен. Под таким давлением многие гугеноты отказались от протестантской веры и вернулись в католическую церковь. Сотни тысяч людей рискнули умереть, покинув страну.С этим исходом власть Реформации во Франции подошла к концу.

    Краткое содержание урока

    Реформация принесла протестантскую веру во Францию. К сожалению, это также привело к насилию и кровопролитию. Французские протестанты, известные как гугенотов , бросили вызов авторитету католических королей Франции. Поскольку среди гугенотов было много могущественных аристократов, у них была политическая власть как оружие, и они смогли отстоять свои позиции во французских религиозных войнах.

    После многих лет кровопролития и резни Генри Бурбон стал лидером французских протестантов.Под его руководством гугеноты получили власть во Франции. Когда Генрих Бурбон стал королем, им были предоставлены гражданские права в соответствии с Нантским эдиктом года.

    К несчастью для гугенотов, правители из Дома Бурбонов не разделяли протестантских симпатий Генриха. В 1685 году Нантский эдикт был отменен, и гугеноты лишились всей свободы, которую они получили. Поскольку Дом Бурбонов усилил преследования, многие гугеноты отказались от протестантской веры и вернулись в католицизм.Другие бежали из страны в поисках свободы вероисповедания. Когда они бежали, они несли с собой надежды на свободу и исправление.

    Результаты обучения

    Когда вы закончите этот урок, вы можете обсудить вклад реформаторов и лидеров, таких как Жан Кальвин и Генри Бурбонский. Вы должны помнить, что Реформация принесла протестантизм во Францию ​​под видом гугенотов, которые подвергались постоянным преследованиям со стороны французского руководства, пока они не покинули страну добровольно из опасения за свою жизнь.

    Бурбоны

    В этой статье описывается восстановление монархии Бурбонов во Франции при Людовике XVIII после поражения в битве при Ватерлоо.

    Революционеры 1792 года намеревались положить конец правлению семьи Бурбонов, упразднив монархию и казнив Людовика XVI на гильотине в начале следующего года. Однако членам семьи удалось бежать. Среди них был брат Людовика XVI, граф де Прованс, известный как Людовик XVIII после смерти 10-летнего сына гильотинированного короля Людовика (XVII) в парижской тюрьме в июне 1795 года. Людовик XVIII
    Людовик XVIII (1755–1824) бежал в Кобленц в 1791 году и провел годы до 1814 года в изгнании. Изолированный и сравнительно бедный, он двигался, куда мог, не всегда понимая, кому можно доверять. На его жизнь были совершены покушения по инициативе французского правительства, и он был политической пешкой или потенциальным затруднением для своих хозяев. С 1798 года он принял русское гостеприимство и поселился в Миттау (ныне Елгава, Латвия). Людовик XVIII ожидал восстановления на французском престоле в качестве законного короля: поэтому с 1795 года, как это могло быть достигнуто, что могло быть основой и политикой его правительства, было важным вопросом.Однако восстания роялистов во Франции не имели большого успеха. В начале 1806 года Людовик XVIII решил, что переезд в Англию сблизит его как с Францией, так и с активными противниками Бонапарта — от британского правительства до французских роялистских агентов, которые действовали в Лондоне. Тильзитский мирный договор в июне 1807 года, создавший союз между Россией и Францией, сделал переход с территории, контролируемой Россией, неизбежным, но прибытие Людовика в Англию было неприятной новостью. Британское правительство держало его в море у Ярмута в течение пяти дней, прежде чем было согласовано, что он может высадиться — при условии, что он назовет себя графом де л’Иль и не уйдет ближе 50 миль от Лондона.Два чиновника министерства иностранных дел, которых с опозданием послали встретить его, старательно избегали называть его королем Франции (хотя и называли его Его Христианским Величеством и Людовиком XVIII). Какое значение имел Людовик в изгнании?
    Но британское правительство неверно оценило силу позиции Людовика: как король Франции он имел политическое значение, намного превышающее значение других изгнанников. Луи получал щедрую пенсию от британского правительства и мог эффективно ездить куда угодно: с 1809 года он жил в Хартвелл-Хаусе, недалеко от Эйлсбери.Два года спустя, когда принц Уэльский стал принцем-регентом, Людовик XVIII и все его окружение были приглашены на торжества по случаю начала регентства — и после этого между принцем-регентом, британской королевской семьей и королевской семьей происходили регулярные контакты. Бурбоны, основанные на взаимной ненависти к Наполеону. Не только в Англии Луи начал привлекать поддержку. Режим Наполеона не был популярен среди всех во Франции, и некоторые пришли к выводу, что Франция при Людовике может оказаться более либеральной и менее реакционной.Луи вырос в изгнании. Даже бывшие революционеры начали отдавать предпочтение реставрации Бурбона. В 1812–1814 годах некоторые части Франции стали заметно про-роялистскими — в частности, юго-запад и область вокруг Бордо. Однако сроки восстановления были сложными: союзные державы не хотели отказываться от возможности положить конец войнам путем заключения мира с Наполеоном. В начале 1814 года три принца Бурбонов — брат Людовика граф д’Артуа (впоследствии Карл X Французский) и его сыновья, герцог Берри и герцог Ангулемский, тайно отправились во Францию, но их прием не был восторженным.Чего не хватало, так это заявления союзников в их поддержку. Равновесие было склонено к юго-западу. Герцог Ангулем был умеренным, его жена была дочерью Людовика XVI (и его двоюродной сестры), и он был с армией во Франции — Веллингтона, — которая окупилась. Некоторые городки поменьше объявили Бурбонами, а 12 марта 1814 года — Бордо. В течение следующего месяца по всей Франции города должны были объявить себя королем. После отречения Наполеона французский сенат провозгласил Людовика XVIII королем Франции при условии, что он примет их конституцию. Возвращение короля
    Людовик XVIII вернулся во Францию ​​24 апреля при поддержке элиты и сравнительно небольшом сопротивлении со стороны таких групп, как мафия в Париже. Но возвращение не было беспроблемным. Ресурсы французской короны были серьезно истощены, и как при восстановлении 1814 года, так и при возвращении короля в июле 1815 года пришлось предоставить крупные займы: в апреле 1814 года британское правительство предоставило заем в размере £ 100000, а дополнительные средства были предоставлены Ротшильдами.Скорость, с которой поддержка короны таяла с возвращением Наполеона, свидетельствовала о хрупкости позиции Людовика. В то время как восстановление монархии было популярно в некоторых частях Франции — ужасы революции повлияли на привлекательность республиканизма, — многие были против или неоднозначны. Монархия должна была оставаться уязвимой не только в 1814–1815 годах, но и в более долгосрочной перспективе. В 1820 г. потребовались репрессивные меры, чтобы обеспечить положение короны. В 1830 и 1848 годах ожидались дальнейшие революции; после нескольких попыток государственного переворота года племянник Наполеона, Луи-Наполеон Бонапарт, позже Наполеон III, был избран президентом Второй республики в 1848 году — и ни один Бурбон не смог снова вернуться на трон Франции.

    © Саутгемптонский университет, 2015

    Хотите продолжать учиться?

    Этот контент взят из онлайн-курса

    Университета Саутгемптона.
    Веллингтон и битва при Ватерлоо

    Посмотреть курс

    Виски Two Worlds, бурбон из Кентукки, созданный для французских гурманов

    По определению, Бурбон — это виски американского производства, дистиллированный из кукурузы и выдержанный в дубовых бочках, название которого происходит от французской династии Бурбонов.(Первые французские винокурни в дореволюционных американских колониях, возможно, были первыми, кто выдерживал виски в Дубе для французских иммигрантов в Новом Орлеане, которые скучали по бренди.) Многовековая связь между Бурбоном и Францией продолжается в двадцать первом веке благодаря необычное путешествие и семейная история экспата из Кентукки во Францию ​​Эшли Донахи.

    Донахи говорит, что еще будучи студенткой в ​​Экс-ан-Провансе, она «замышляет» вернуться. Сейчас она живет в Эксе, где управляет своей компанией Two Worlds Whisky, бурбона, родившегося в Кентукки и приготовленного специально для французского вкуса.Это кульминация двух ее величайших страстей — виски из бурбона и Франции. Она прослеживает свою любовь ко всему французскому, когда она начала изучать французский язык в шестом классе. Ее воодушевил дедушка, который потчевал семью рассказами о своем пребывании во Франции, где он провел много месяцев после приземления там в день «Д». Донахи обнаружил множество семейных связей как с Францией, так и с Бурбоном. «Мой пятый прадед, который воевал (на стороне Вашингтона и Лафайета), занимался виски-бизнесом, имея таверну и пять перегонных кубов на своей ферме, которые он купил у (дяди Эйба) Мордехая Линкольна», — отмечает она.

    На пути к получению степени магистра французской литературы (Университет Мичигана), а затем и степени магистра европейских исследований (Джорджтаунская школа дипломатической службы) Эшли сумела провести три семестра во Франции. После учебы она устроилась на сливовую работу в Государственный департамент в Вашингтоне, округ Колумбия (в здании, спроектированном французским архитектором Пьером Шарлем л’Энфаном). Но ее страсть к Франции и Бурбону росла. В ее переходе от дипломатии к чистоте есть поэтическая логика.«Бурбон, как и дипломатия, объединяет людей», — отмечает Донахи.

    В 2017 году она последовала своему увлечению, подала заявление об отставке и переехала в Париж. Оказавшись там, в качестве торгового представителя знаменитого Maison du Whiskey, она путешествовала по стране, встречая барменов и розничных торговцев, живя своей мечтой. Но скоро стало еще лучше. Дегустируя виски с французскими профессионалами и энтузиастами, она поняла, почему им не нравится кентуккийский бурбон. Яркие вкусовые характеристики, которые предпочитают американские пьющие, просто не подошли французам.«Я обнаружил, что профили виски среди американцев и французов отражают их соответствующие предпочтения в винах. Когда французы говорили мне, что они ищут в виски, я слышал такие слова, как «изысканный», «элегантный» и «тонкий», — отмечает Донахи. «И в отличие от большинства американских энтузиастов бурбона, французы ценили больше цветочных нот, сливочное ощущение во рту и долгое и хорошо структурированное послевкусие», — отмечает она.

    Эшли решила получить степень магистра делового администрирования в престижной французской бизнес-школе INSEEC, где она написала свой бизнес-план для магистров о том, как улучшить имидж Бурбона во Франции.Момент «ага» наступил в январе 2019 года, когда она решила реализовать План для своего собственного бизнеса . Вместе со своими двумя партнерами из Кентукки она неустанно работала над созданием индивидуальной смеси, подходящей для французского вкуса. Спустя полтора года, включая прерывание пандемии, первая партия Two Worlds Whiskey прибыла во Францию ​​и получила исключительно положительный отклик.

    Эшли Донахи, Фото: My Paris Portraits

    Вы можете слышать душевный трепет в ее голосе, когда Донахи говорит о маркизе де Лафайетте, французской иконе, которая рискнула всем, чтобы приехать в Америку, чтобы сражаться вместе с Вашингтоном и быть частью великий демократический эксперимент.Бренд назван в честь Лафайета, известного как «герой двух миров ». Самое первое издание бурбона, La Victoire, носит название его корабля.

    В то время как первое издание было изготовлено и закончено в Кентукки, второе издание ознаменует собой захватывающую новую главу с бурбоном, произведенным в США, но завершенным в Экс-ан-Провансе, Франция. Для третьего выпуска американский дистиллят будет выдержан во французском дубе во Франции. Поскольку на законных основаниях виски должно производиться в США, чтобы называться «бурбоном», Two Worlds представит целую категорию.Французско-американский продукт на основе «бурбона». Лучшее из обоих миров в стакане.

    Политика и религия в эпоху раннего бурбона Франция

    ‘) var cartStepActive = true var buybox = document.querySelector («[data-id = id _» + timestamp + «]»). parentNode ; []. slice.call (buybox.querySelectorAll («. покупка-опция»)).forEach (initCollapsibles) функция initCollapsibles (подписка, индекс) { var toggle = subscription.querySelector («. цена-опции-покупки») subscription.classList.remove («расширенный») var form = subscription.querySelector («. Purchase-option-form») if (form && cartStepActive) { var formAction = form.getAttribute («действие») форма.setAttribute («действие», formAction.replace («/ checkout», «/ cart»)) document.querySelector («# сценариев электронной торговли»). addEventListener («загрузка», bindModal (форма, formAction, отметка времени, индекс), false) } var priceInfo = subscription.querySelector («. price-info») var buyOption = toggle.parentElement if (переключить && форму && priceInfo) { переключать.setAttribute («роль», «кнопка») toggle.setAttribute («tabindex», «0») toggle.addEventListener («клик», функция (событие) { var extended = toggle.getAttribute («aria-extended») === «true» || ложный toggle.setAttribute («расширенный ария»,! расширенный) form.hidden = расширенный если (! расширено) { покупка вариант.classList.add («расширенный») } еще { buyOption.classList.remove («расширенный») } priceInfo.hidden = расширенный }, ложный) } } function bindModal (form, formAction, timestamp, index) { var weHasBrowserSupport = window.fetch && Array.from return function () { var Buybox = EcommScripts? EcommScripts.Ящик для покупок: null var Modal = EcommScripts? EcommScripts.Modal: null if (weHasBrowserSupport && Buybox && Modal) { var modalID = «ecomm-modal_» + отметка времени + «_» + индекс var modal = новый модальный (modalID) modal.domEl.addEventListener («закрыть», закрыть) function close () { форма.querySelector («кнопка [тип = отправить]»). focus () } form.setAttribute ( «действие», formAction.replace («/ checkout», «/ cart? messageOnly = 1») ) form.addEventListener ( «Отправить», Buybox.interceptFormSubmit ( Buybox.fetchFormAction (window.fetch), Buybox.triggerModalAfterAddToCartSuccess (модальный), console.log, ), ложный ) document.body.appendChild (modal.domEl) } } } function initKeyControls () { документ.addEventListener («нажатие клавиши», функция (событие) { if (document.activeElement.classList.contains («покупка-опция-цена») && (event.code === «Space» || event.code === «Enter»)) { if (document.activeElement) { event.preventDefault () document.activeElement.click () } } }, ложный) } function initialStateOpen () { var buyboxWidth = buybox.offsetWidth ; []. slice.call (buybox.querySelectorAll («. покупка-опция»)). forEach (function (option, index) { var toggle = option.querySelector («. покупка-вариант-цена») var form = option.querySelector («. Purchase-option-form») var priceInfo = option.querySelector («. цена-информация») if (buyboxWidth> 480) { toggle.click () } еще { if (index === 0) { переключать.нажмите () } еще { toggle.setAttribute («расширенная ария», «ложь») form.hidden = «скрытый» priceInfo.hidden = «скрыто» } } }) } initialStateOpen () если (window.buyboxInitialised) вернуть window.buyboxInitialised = true initKeyControls () }) ()

    Дом бурбона — Academic Kids

    Дом бурбона — Academic Kids

    От академических детей

    В Википедии нет статьи с таким точным названием.
    • Если вы создавали эту страницу в последние несколько минут, а она еще не появилась, она может не отображаться из-за задержки в обновлении базы данных. Попробуйте очистить ( https://academickids.com:443/encyclopedia/index.php?title=House_of_bourbon&action=purge ), в противном случае подождите и повторите попытку позже, прежде чем пытаться воссоздать страницу.
    • Если вы ранее создавали статью под этим заголовком, она могла быть удалена. Просматривайте кандидатов на скорейшее удаление по возможным причинам.
    Навигация

    Академическое детское меню

    • Искусство и культура
      • Искусство ( http://www.academickids.com/encyclopedia/index.php/Art )
      • Архитектура ( http://www.academickids.com/encyclopedia/index.php/Architecture )
      • культур ( http://www.academickids.com/encyclopedia/index.php/Cultures )
      • Музыка ( http: // www.academickids.com/encyclopedia/index.php/Music )
      • Музыкальные инструменты ( http://academickids.com/encyclopedia/index.php/List_of_musical_instruments )
    • Биографии ( http://www.academickids.com/encyclopedia/index.php/Biographies )
    • Клипарт ( http://www.academickids.com/encyclopedia/index.php/Clipart )
    • География ( http://www.academickids.com/encyclopedia/index.php / География )
      • страны мира ( http://www.academickids.com/encyclopedia/index.php/Countries )
      • Карты ( http://www.academickids.com/encyclopedia/index.php/Maps )
      • Флаги ( http://www.academickids.com/encyclopedia/index.php/Flags )
      • континента ( http://www.academickids.com/encyclopedia/index.php/Continents )
    • История ( http: // www.academickids.com/encyclopedia/index.php/History )
      • Древние цивилизации ( http://www.academickids.com/encyclopedia/index.php/Ancient_Civilizations )
      • Industrial Revolution ( http://www.academickids.com/encyclopedia/index.php/Industrial_Revolution )
      • Средневековье ( http://www.academickids.com/encyclopedia/index.php/Middle_Ages )
      • Предыстория ( http://www.academickids.com/encyclopedia/index.php / Предыстория )
      • Возрождение ( http://www.academickids.com/encyclopedia/index.php/Renaissance )
      • Временные шкалы ( http://www.academickids.com/encyclopedia/index.php/Timelines )
      • США ( http://www.academickids.com/encyclopedia/index.php/United_States )
      • Войны ( http://www.academickids.com/encyclopedia/index.php/Wars )
      • Всемирная история ( http: // www.academickids.com/encyclopedia/index.php/History_of_the_world )
    • Человеческое тело ( http://www.academickids.com/encyclopedia/index.php/Human_Body )
    • Математика ( http://www.academickids.com/encyclopedia/index.php/Mat Mathematics )
    • Ссылка ( http://www.academickids.com/encyclopedia/index.php/Reference )
    • Наука ( http://www.academickids.com/encyclopedia/index.php / Science )
      • Животные ( http://www.academickids.com/encyclopedia/index.php/Animals )
      • Aviation ( http://www.academickids.com/encyclopedia/index.php/Aviation )
      • Динозавры ( http://www.academickids.com/encyclopedia/index.php/Dinosaurs )
      • Земля ( http://www.academickids.com/encyclopedia/index.php/Earth )
      • Изобретения ( http://www.academickids.com/encyclopedia/index.php / Изобретения )
      • Physical Science ( http://www.academickids.com/encyclopedia/index.php/Physical_Science )
      • Растения ( http://www.academickids.com/encyclopedia/index.php/Plants )
      • Ученые ( http://www.academickids.com/encyclopedia/index.php/Scientists )
    • Социальные исследования ( http://www.academickids.com/encyclopedia/index.php/Social_Studies )
      • Антропология ( http: // www.academickids.com/encyclopedia/index.php/Anthropology )
      • Экономика ( http://www.academickids.com/encyclopedia/index.php/Economics )
      • Правительство ( http://www.academickids.com/encyclopedia/index.php/Government )
      • Религия ( http://www.academickids.com/encyclopedia/index.php/Religion )
      • Праздники ( http://www.academickids.com/encyclopedia/index.php/Holidays )
    • Космос и астрономия
      • Солнечная система ( http: // www.academickids.com/encyclopedia/index.php/Solar_System )
      • планет ( http://www.academickids.com/encyclopedia/index.php/Planets )
    • Спорт ( http://www.academickids.com/encyclopedia/index.php/Sports )
    • Временные шкалы ( http://www.academickids.com/encyclopedia/index.php/Timelines )
    • Погода,
    • ( http://www.academickids.com/encyclopedia/index.php/Weather )
    • Штаты США ( http: // www.academickids.com/encyclopedia/index.php/US_States )

    Информация

      Домашняя страница
    • ( http://academickids.com/encyclopedia/index.php )
    • Свяжитесь с нами ( http://www.academickids.com/encyclopedia/index.php/Contactus )

    Виски Two Worlds, Бурбон во Франции

    Когда я был в Вашингтоне, округ Колумбия, в августе 2017 года, чтобы рассказать о своей книге группе женщин из пищевой и винной промышленности, я встретил женщину, которую с того момента, как мы поговорили, я почувствовал, что она серьезно настроена внести изменения.И не какое-то небольшое изменение ее образа жизни или карьеры, а полный пересмотр. Я также знал, что, скорее всего, я увижу ее снова, но в следующий раз буду во Франции.

    Именно это и произошло: Эшли Донахи все еще работала в Госдепартаменте, когда она посетила мое мероприятие и говорила со мной о том, чтобы рассмотреть возможность получения степени MBA по специальности вино и спиртные напитки. Я был заинтригован и потрясен ее семейными связями с Францией. Позже в том же году я встретился с ней в Париже, когда она устроилась, чтобы повторить свою роль студентки и начать новое приключение.

    Я поговорил с Эшли об этом процессе, ее увлекательной и исторической связи с Францией, ее новом бренде Two Worlds Whisky и, что наиболее важно, о том, что пробудило в ней любовь к виски из бурбона.

    Чем вы объясняете то влияние, которое Франция оказала на вашу жизнь?

    Я вырос в очень французской семье в городе, полном французских культурных связей. Я родился и вырос в Луисвилле, штат Кентукки, названном в честь Людовика XVI в честь французского союза во время Войны за независимость, и символом Луисвилля остается геральдическая лилия.Кентукки полон мест, названных в честь французского альянса, в том числе Ла-Файетт, Ла-Гранж, Париж, Версаль и, конечно же, графство Бурбон.

    Близость моей семьи к Франции также восходит к усилиям Франции во время революционной войны, ветераном которой был мой пятикратный прадед Уильям Даунард. Однако в течение моей жизни именно мой дедушка Харланд Даунард действительно привил мне раннюю признательность за Францию.

    Мой дед высадился на Омаха-Бич во время Второй мировой войны, всего через несколько месяцев после дня «Д», но до окончания битвы за Нормандию.Он был одним из первых офицеров, прибывших в разбомбленный порт Шербур, и его работа заключалась в том, чтобы построить склад снабжения из завалов, что имело решающее значение для успеха союзников в их продолжающемся продвижении через Францию. Он оставался в Шербурге до конца войны и стал свидетелем трансформации возвращения города с разрушенной оккупированной территории в шумный французский порт. Хотя это было военное время, мой дед всегда очень нежно отзывался о своем пребывании во Франции.Ему повезло оказаться там — молодым адвокатом из сельского Кентукки — в этой чужой и великолепной стране. Он мог путешествовать по региону и несколько раз в Париж с миссиями по снабжению.

    Когда я выиграл стипендию для изучения французской литературы в Нормандии, он был так счастлив. Он вытащил свою книгу воспоминаний о Второй мировой войне и с гордостью рассказал мне о своих лучших моментах; встреча с Эрни Пайлом и генералом Эйзенхауэром, посещение Мон-Сен-Мишель, Онфлер и Сен-Ло, посещение вечеринок для офицеров в шикарных отелях Парижа.Когда я приехал в Нормандию, у меня были бабушка и дедушка в Довиле. Когда они узнали, что мой дед служил во Франции, они попросили меня передать ему свою личную благодарность и отправили меня домой с символом франко-американского союза, чтобы передать ему. Я действительно мог почувствовать всю глубину их искренности в тот момент, и я был так тронут этим. Я все еще остаюсь.

    Но если мою склонность к Франции вдохновила моя семья, то определенно первые впечатления в студенческие годы укрепили эту связь.Сначала я проучился в Нормандии в Университете де Кана в течение семестра, а затем, примерно через год, вернулся, чтобы провести лето в Экс-ан-Провансе, и именно там я действительно влюбился. Экс остается одним из моих любимых мест на планете Земля, но природа вокруг него — это то, что меня по-настоящему запомнило. Я остановился у принимающей женщины, чей дом находился за городом, в сельской местности, на очаровательно названной «Chemin du Petit Cabri», или маленькой козьей тропинке. От школы до нашего маленького домика на холме с видом на Мон-Сен-Виктуар было больше часа ходьбы.В этом доме должны были разместиться шесть студентов, но все, кроме меня и еще одного, вышли на залог, увидев, как далеко он находится от города. Для меня эта прогулка была волшебной. Ощущение, как городской шум быстро утихает и превращается в песню цикады, чувствуя запах гарриги, доносящийся в воздухе, мимо полей дикой лаванды, виноградников и тощих сосен, здороваясь с цыплятами, которые жили прямо по дороге от нас. Я бы ни на что не променял этот опыт.

    Знаете ли вы, когда вы оставили дипломатию и приехали во Францию, что вы запустите свой собственный бренд?

    Основа идеи определенно присутствовала, но полная концепция Two Worlds проявлялась постепенно, по мере того, как я все глубже и глубже погружался в сцену виски.Но я с самого начала знал, что хочу переехать во Францию, чтобы продавать бурбон. На днях я действительно нашел на своем телефоне записку, датированную маем 2017 года — которая была бы где-то, когда я боролась с мыслью о том, уйти ли из Государственного департамента или нет, — которую я озаглавил «Рождение мечты», где я изложил моя самая безумная фантазия #bestlife, которая зацепила меня через виски в двух местах, которые я люблю больше всего: в Кентукки и Франции.

    В то время у меня была идея создать небольшую дистрибьюторскую компанию во Франции, специализирующуюся на американском виски.Я знал, что бурбон не пользуется особой популярностью, но не знал, почему именно. Моя теория в то время заключалась в том, что это просто вопрос отсутствия разнообразия выбора, что верно, но я понял, что это только часть картины.

    Пока я работал над своей степенью MBA, я начал работать послом бренда виски высокого класса в La Maison du Whiskey. В качестве представителя бренда я объездил всю страну, работая на выставках виски, проводя мастер-классы и болтая с владельцами магазинов, барменами и ценителями виски в каждом уголке страны.Мне это очень понравилось. Я узнал, что моя общая склонность к интроверсии полностью исчезает, когда я начинаю говорить с людьми о виски.

    И в ходе всех этих разговоров я смог уловить множество мелких идей относительно того, почему бурбон остается таким малоизвестным здесь. Дело не только в отсутствии разнообразия. Здесь действительно ошибочно воспринимают бурбон как продукт массового потребления на нижней полке. Мне как коренному жителю Кентукки и любителю бурбона это просто разбило мне сердце. Большинство людей, с которыми я разговаривал — и имейте в виду, что некоторые из этих людей пробовали сотни сортов виски за свою жизнь — когда-либо пили, может быть, один или два бурбона в своей жизни, как правило, с черной этикеткой Jack Daniels и желтой этикеткой Four Roses, часто с кокс, и они решили, что бурбон не для них.Я не пытаюсь сбить с толку Джека или Четыре розы, это далеко не так, но эти два бурбона действительно являются марками начального уровня для массового рынка, и, когда дело доходит до бурбона, есть намного больше, чтобы изучить их. Это как если бы я попробовал этикетку № 5 с кокаином и на основании этого опыта решил, что не люблю виски. Было бы трагедией!

    Но когда я посмотрел на то, какие бурбоны доступны здесь, в этой супер-премиальной категории почти ничего нет. В то время как со скотчем вы можете найти бутылки стоимостью от 20 евро и дороже до 1000 евро, и в любой промежуточной ценовой категории, с бурбоном предложение просто падает примерно после 60 евро.Есть несколько бутылок коллекционного уровня, которые попадают в страну, но только те, кто уже знает, что искать, где и когда их покупать, имеют доступ. Эти бутылки обычно доставляются один или два раза в год, и знающие люди скупают их в течение нескольких часов, а в некоторых случаях и минут. Так что, если вы просто просматриваете полки своих местных магазинов в поисках хорошего виски, вы никогда не наткнетесь случайно на один из этих дорогих американских виски, и у вас точно не будет возможности его попробовать. .

    Я решил написать диссертацию MBA на тему, как сделать образ бурбона во Франции высококлассным. Когда я собрал свои рекомендации, которые охватывали все, начиная от производства, брендинга, упаковки и вкусового профиля, я начал понимать, что на самом деле мне нужен бурбон, который создавался снизу вверх специально, чтобы понравиться ценителям виски во Франции. . Я помню, как читал мои рекомендации и думал: «Знаешь, кто-то действительно должен это сделать!» И тогда я решил, что это буду я.

    Фото: Джесси Морган

    Для всех остальных любителей: чем отличается виски из бурбона от других сортов виски?

    Многие люди сначала укажут на тот факт, что бурбон должен быть дистиллирован как минимум из 51% кукурузы, в отличие от 100% соложеного ячменя, как это требуется для односолодового шотландского виски. Но на самом деле аспект бурбона, который больше всего характеризует стиль, — это не зерна, из которых он сделан, а способ его выдержки.

    Бурбон должен быть выдержан в новых обугленных дубовых бочках.Почему важно, чтобы стволы были новыми? Бочки похожи на чайные пакетики: каждый раз, когда они используются для выдержки спирта, дерево передает духу все меньше и меньше аромата. Почему это так, что бочки должны быть обуглены внутри? Что ж, ванильный аромат исходит от ванилина, органического соединения, которое естественным образом содержится в дубе. Карамельный аромат исходит от натуральных сахаров, содержащихся в дубе, которые высвобождаются и карамелизируются, когда внутренняя часть бочки обугливается перед использованием для выдержки бурбона. Когда люди думают о бурбоне, в первую очередь на ум приходят ваниль и карамель.Эта сладость исходит не от кукурузы, а от дерева.

    Другое заметное отличие способа выдержки бурбона от других виски связано с , где выдерживается бочонка. В Шотландии климат намного холоднее и влажнее, чем в Кентукки. Температура и влажность оказывают огромное влияние на характер виски. Когда бочка нагревается, дух внутри расширяется и проникает глубже в древесину, где виски будет развивать большую часть своего характера.Чем больше виски переходит в дерево и выходит из него, тем быстрее он становится сложнее. Точно так же влажность будет влиять на виски через долю ангела или жидкость, которая испаряется из бочки с возрастом. Чем влажнее воздух, тем больше испаряется алкоголь, чем воды, что со временем снижает эффективность виски. Чем суше воздух, тем больше воды испарится по сравнению со спиртом, в результате чего вы получите более плотный и крепкий спирт.Большинство складов для выдержки бочек в Кентукки, которые мы называем рикхаузами, расположены над землей без климат-контроля, а бочки складываются по бокам с помощью системы качания, которая обычно имеет высоту в несколько этажей. Это позволяет максимально подвергать бочки воздействию природы и всех огромных перепадов температур, которые мы наблюдаем как ежедневно, так и сезонно в Кентукки, и в результате получается действительно уникальный виски.

    Как бы вы описали потребление виски во Франции?

    Что касается потребления, то для серьезных ценителей виски во Франции главное — попробовать его в чистом виде.Хотя некоторые люди могут иногда наслаждаться коктейлями на основе виски, они остаются гораздо менее популярными, чем в Великобритании или США. По всей стране есть несколько отличных виски-баров, где люди могут насладиться драмом действительно элитного виски, не вкладывая деньги в целую бутылку. Здесь, в Париже, Golden Promise предлагает невероятный выбор редких сортов виски с особым акцентом на шотландский и японский виски, хотя у них также есть несколько очень необычных бутылок американского виски.В Baton Rouge, Moonshiners и The Beast в Париже есть хороший выбор американского виски. Некоторые из моих других любимых виски-баров за пределами Парижа включают Le Grincheux в Страсбурге, Milton Pub в Анси, Hopscotch Bar и Fat Cat в Тулузе, и это лишь некоторые из них. Неудивительно, что французы очень заинтересованы в создании сочетаний виски и еды, и La Zygothèque здесь, в Париже, действительно была пионером в этом отношении.

    Вы также часто увидите частные виски-клубы, которые регулярно проводят дегустации и мастер-классы для своих членов.Мне всегда нравились эти мероприятия, потому что все действительно увлечены, любопытны и хотят учиться. Однако по большей части люди здесь, скорее всего, будут наслаждаться своим лучшим виски, не выходя из дома, и часто узнают о новых сортах виски от своих доверенных кавистов. Во Франции нет недостатка в кавистах с невероятным выбором виски. Их слишком много, чтобы перечислить их все, но, как мне кажется, самые выдающиеся — это La Source в Тулузе, Les Grands Alambics в Шамбери, Le Caveau d’Ostwald в Страсбурге, La Java des Flacons в Анси, Maison Clet. в Лувье, и во всех пещерах Прованса, и это лишь некоторые из них.

    Что мне кажется еще более захватывающим, так это производственная сторона. Французский виски как категория все еще находится на начальной стадии развития: в настоящее время производится около 60 винокурен, а еще 40 находятся в стадии разработки. Я уже некоторое время внимательно слежу за развитием французского виски и думаю, что здесь есть огромный потенциал. Во Франции есть все, что нужно для производства отличного виски, от зерна до климата, и, конечно же, невероятное мастерство с точки зрения дистилляции, созревания, купажирования и купирования.Однако по большей части винокурни здесь производят то, что вы можете считать традиционным солодовым виски в стиле скотч, а то, что я стремлюсь создать с будущими выпусками Two Worlds Whisky, — это поистине французско-американский виски.

    У меня есть три полигона, которые я планирую разработать для Two Worlds, каждый из которых назван в честь одного из трех кораблей, которые перевезли La Fayette через Атлантику во время американской революции. В первом ассортименте, La Victoire, будут представлены виски из бурбона небольшими партиями, выпущенные ограниченным тиражом, изготовленные из бочек прямого бурбона, дистиллированного и выдержанного в США, которые были тщательно отобраны и смешаны в соответствии с индивидуальным рецептом, созданным нашим мастером купажирования.Затем эти партии отправляются во Францию, где они разливаются по бутылкам. Наше первое издание из этой линейки — La Victoire, Batch 1 — скоро будет выпущено и в настоящее время доступно для предварительного заказа до 23 апреля на сайте twoworldswhiskey.com/reserve.

    Вторая линейка, l’Alliance, будет включать в себя чистый бурбон и ржаной виски, дистиллированный и выдержанный в Соединенных Штатах, а затем завершенный во Франции путем вторичного созревания в бывших французских бочках для вина и спиртных напитков. Например, мы можем взять виски из бурбона, уже выдержанного в Соединенных Штатах, и затем отправить его во Францию, где мы позволим ему выдержать его в бочках, которые использовались для выдержки хорошего красного вина, или мы можем взять ржаной виски и пусть он созреет в бывшей бочке из-под кальвадоса.Я имею в виду множество интересных комбинаций, которые стоит изучить.

    Третья серия, l’Hermione, на сегодняшний день является самой амбициозной из трех, и именно она мне больше всего нравится. Виски L’Hermione начнутся с дистиллята американского виски (то есть необработанного из дерева), который мы импортируем во Францию, а затем дадим созревать в новых бочках из французского дуба, изготовленных лучшими французскими бондарями. В идеале мы будем развивать наши погреба для выдержки в Провансе, где климат похож на климат Кентукки, и где воздух, надеюсь, может передать часть этой великолепной эссенции гарриги духу по мере его созревания, так же как некоторые шотландские виски приобретают соленый вкус. воздуха, где они созревают.Я догадываюсь, что благодаря объединению терруара и мастерства обеих стран — в данном случае зерна, воды, дрожжей и винокурения из Соединенных Штатов; в сочетании с климатом, дубом и французским искусством — все это может сделать виски поистине грозным.

    Почему бурбон был настолько непонятым продуктом и как вы сможете привлечь французских потребителей, чтобы они «конвертировали» их?

    С одной стороны, я планирую напомнить французам об их роли в создании и популяризации стиля бурбон, но на самом деле первое и последнее слово об успехе любого виски всегда будет по вкусу.Вот и начинается «Два мира». Точно так же, как американские и французские вкусы в отношении вина различаются, то же самое верно и в отношении виски. Когда я делаю дегустации, я уделяю очень пристальное внимание тому, как люди описывают то, что они испытывают. Я заметил, что когда американец описывает виски, который он действительно любит, он часто использует такие слова, как большой, жирный и мощный, тогда как, когда пьющий французский виски действительно впечатлен виски, они с большей вероятностью будут использовать такие слова, как элегантный, нежный, изысканный, сбалансированный.

    Итак, с самого начала я решил создать бурбон, который отвечал бы этому элегантному, изысканному французскому идеалу во всех аспектах дегустационного процесса. Мне посчастливилось работать с двумя гигантами индустрии бурбона, Моникой Вульф и Эшли Барнс из The Spirts Group из Луисвилля, Кентукки. Моника знает, как выкопать все лучшие бочки из-под бурбона, а Эшли — талантливый мастер купажирования. Мы начали с того, что просто сели за кухонный стол, и я провел их по профилю, который хотел создать.

    Что касается носа, я знал, что мне нужны более нежные ноты с акцентом на более фруктовые и цветочные ноты, а не только стандартные карамель и ваниль, которые обычно получаются от бурбона. Я хотел, чтобы нёбо соответствовало носу, которое было бы элегантным, сложным, хорошо сбалансированным, развивающимся по мере движения по нёбу. Что касается текстуры, я хотел добиться действительно сливочного ощущения во рту, как у действительно старого шотландского зернового виски, с действительно долгим послевкусием. Я знал, что хочу сделать крепость в бочках, потому что это золотой стандарт для ценителей виски, но я хотел убедиться, что алкоголь действительно хорошо интегрирован, чтобы вы не чувствовали его присутствие слишком сильно на носу или на небе. .

    Я рад сообщить, что мы смогли осуществить все это, а также кое-что! В носу я получаю свежую грушу, абрикос, жимолость и теплый тарт татин с соусом из английских кремов. На вкус этот тарт-татин действительно проявляется с кремовой консистенцией, которая покрывает все небо, с приправами для выпечки, мускатным орехом, гвоздикой и корицей, которые затем поднимаются, скользя по небу, и обеспечивают долгое и стойкое послевкусие с чуть-чуть ванильной мяты.

    Помимо вкуса, моя другая миссия с Two Worlds — напомнить французам о невероятной роли, которую они сыграли в создании и популяризации стиля бурбона, и, надеюсь, убедить их гордиться этим!

    Характерные богатые ванильные и карамельные ноты Бурбона исходят не от кукурузы, используемой для его дистилляции, вопреки распространенному мнению, а от способа выдержки.Бурбон выдерживается в новых обугленных дубовых бочках. Историк бурбона Майкл Вич предположил, что этот стиль старения, возможно, впервые был использован в США двумя французскими иммигрантами, Жаном и Луи Тарасконом. Братья Тараскон выдерживали виски в обугленных дубовых контейнерах, следуя французскому стилю выдержки бренди с пятнадцатого века. Затем они продали свой виски вниз по реке французским покупателям в Новом Орлеане, которые все еще неравнодушны к родному коньяку. Однако в то время коньяк было трудно найти в новых Соединенных Штатах, поскольку его приходилось импортировать и он был очень дорогим.Затем братья Тараскон ловко продавали свой виски своим любителям коньяка как бренди, но сделанный из кукурузы.

    Бурбон может быть родным духом Америки, но он явно французского происхождения. Надеюсь, это побудит французов хотя бы еще раз взглянуть на эту категорию!

    Фото: Джесси Морган

    Что будет дальше с виски Two Worlds?

    Помимо доставки наших бутылок первого выпуска в магазины и дома, следующей большой задачей будет создание инфраструктуры, необходимой для создания виски второй и третьей категорий.В идеале я хотел бы как можно скорее приступить к разработке участка в Провансе, где мы сможем начать вторичное созревание для ассортимента l’Alliance и начать заполнять новые бочки из французского дуба дистиллятом американского виски для ассортимента l’Hermione. Это, конечно, повлечет за собой не только приобретение или строительство склада выдержки, но также ввод в эксплуатацию новых бочек и импорт большего количества бурбона и ржи из штатов. Все это требует значительного капитала для запуска и работы предприятия, поэтому я также буду искать инвесторов, которые, надеюсь, будут так же взволнованы перспективой создания истинно французско-американского виски, как и мы!

    Для получения дополнительной информации посетите Виски Two Worlds

    .

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован.