Битва при конотопе 1659 украинская версия – Конотопская битва — Википедия

Как 15000 украинцев уничтожили 150000 русских, или Битва при Конотопе

В новых учебниках истории Украины одним из важнейших событий истории незалежной и Европы считается великая битва при Конотопе 1659-го года, когда 15000 украинцев под началом гетмана Выговского уничтожили 150 000 русских оккупантов и весь цвет русского дворянства.


Президентом Ющенко в 2008-м году был подписан указ о праздновании 350-летия Конотопской битвы. Эта великая перемога отмечается на Украине иногда чуть ли не как «День победы в ВОВ» — с историческими реконструкциями и присутствием первых лиц государства, построены памятники, выпущены памятные монеты. В Крыму и Севастополе администрации поручили рассмотреть о переименовании улиц в честь участников этой битвы.
Юбилейная монета победы над русскими при Конотопе. Поздравления россиян с 350-летием битвы при Конотопе во время выступления президента Ющенко
Памятник победы над русскими при Конотопе

Удивительно, но у нас в России мало знают об этой страшной трагедии и позорной странице нашей истории. Как же всё было на самом деле?

Конотопская битва является одним из эпизодов Русско-польской войны, которая длилась с 1654 по 1667 гг. Началась она тогда, когда после неоднократных просьб гетмана Богдана Хмельницкого Земский собор принял в российское подданство запорожское войско с людьми и землями. Во время этой войны России, едва опомнившейся от тяжких времён смуты, пришлось воевать не только с Речью Посполитой (союзом Литвы и Польши с оккупированными землями русского воеводства (Малороссии)), но также и с Швецией и с Крымским Ханством, то есть, в общем-то, со всеми.

Умирая, Богдан Хмельницкий завещал гетманство своему сыну Юрию, однако частью казацкой верхушки при тайной поддержке польской шляхты казацким гетманом был назначен Иван Выговский — шляхтич, некогда служивший в регулярных войсках польского короля Владислава IV. Царь Алексей Михайлович одобрил избрание гетмана. Однако простые казаки гетмана невзлюбили, особенно в восточной части Малороссии. Как рассказывал проезжавший по Малой Руси в декабре 1657 года греческий митрополит Колоссийский Михаил, «

гетмана Ивана Выговского заднепровкие черкасы любят. А которые по сю сторону Днепра, и те де черкасы и вся чернь ево не любят, а опасаютца того, что он поляк, и чтоб де у него с поляки какова совету не было». В итоге гетман предал царя и переметнулся на сторону поляков, приняв титул «Великого гетмана княжества Русского» (заметьте, РУССКОГО, не украинского).

Действия Выговского, нацеленные на новое подчинение польской Короне, вызвали сильное сопротивление среди казаков. Против Выговского выступила Запорожская сечь, Полтавский и Миргородский полки. Чтоб навязать свою власть казакам силой, Выговскому пришлось, помимо польского короля, присягать ещё и крымскому хану Мехмеду IV Гирею, чтобы тот оказал ему военную помощь.

Царь Алексей Михайлович, не желая войны, начал переговоры с Выговским о мирном разрешении конфликта, но они не принесли результата. Осенью 1658 на Украину вступает Белгородский полк князя Григория Ромодановского.

В ноябре Выговский запросил мира и подтвердил свою верность присяге русскому царю, а в декабре опять изменил присяге, соединившись с татарами и польским отрядом Потоцкого.

26 марта 1659 года князь Алексей Трубецкой двинулся против Выговского. 40 дней Трубецкой уговаривал его решить дело миром, но безрезультатно. После чего повёл свою армию на осаду Конотопа.

Вот сколько войск насчитывала русская армия (списки из разрядного приказа от 11 апреля 1659):
Армия князя Трубецкого — 12302 чел.

Армия князя Ромодановского — 7333.
Армия князя Куракина — 6472.

На момент Конотопской битвы в связи с потерями и отправкой в гарнизон Ромен приказа В. Философова в полку князя Куракина насчитывалось 5000 человек. В июне 1659 к полку князя Трубецкого присоединились: солдатский (усиленного инженерного назначения) полк Николая Баумана — 1500 человек, рейтарский полк Уильяма Джонстона — 1000 человек, московские и городовые дворяне и дети боярские — 1500 человек.

Таким образом, общая численность русских войск на момент битвы составляла около 28600 человек.

Общая численность коалиции татар и Выговского:

Войско хана Мехмеда Гирея: около 30—35 тыс. чел.
Казацкие полки гетмана Выговского: 16 тыс.
Польско-литовские наёмники: от 1,5 до 3 тыс.

Итого: общая численность войск коалиции Выговского составляла от 47500 до 54000 чел.

То есть 28000 против 47000-54000. Откуда украинские историки взяли остальные 122000 «вежливых людей», непонятно. Видимо, в фальсификации русских исторических документов виноват лично Путин (именно он склонил к этому царя Алексея Михайловича в обмен за скидку на газ). А грамоты со списками служивых людей, по которым получали тогда жалование русские войска, специально были изменены…

Сама битва

28 июня 1659 года крымские татары напали на малочисленные конные сторожевые отряды, охранявшие лагерь русской армии Трубецкого. Князь Пожарский с 4000 служивых людей и 2000 верных русскому царю запорожских казаков, атаковали татар нуреддин-султана Адиль-Гирея и немецких драгун, разбили их, нанесли им поражение и погнали в юго-восточном направлении. Заметьте, около 6000, не 150000!

Шотландец Патрик Гордон так описывал произошедшее: «Пожарский преследовал татар через гать и болото. Хан, незаметно стоявший с войском в долине, вдруг вырвался оттуда тремя огромными, как тучи, массами».

Отряд Пожарского численностью около 6 тысяч человек попал в засаду. Русскому отряду противостояла почти 40-тысячная армия, в состав которой входили крымские татары под командованием хана Мехмеда IV Гирея и наёмники. Пожарский попытался развернуть отряд в сторону основного удара ханских войск, но не успел. Выпустив тысячи стрел, татары пошли в атаку. Из приданных Пожарскому рейтар только один полк (полковника Фанстробеля) «сумел повернуть фронт и дать залп из карабинов прямо в упор по атакующей татарской коннице. Однако это не смогло остановить ордынцев, и после короткого боя полк был истреблён». Имея значительное превосходство в живой силе, татарам удалось окружить отряд Пожарского и разбить его в ближнем бою. Это уже был не бой, а избиение врагом, который превосходил по численности русский авангард в 6 раз. В этот момент, то есть к шапочному разбору, когда исход битвы уже практически был решён, и подошёл Выговский со своими 16000. Вот, собственно, в чём и состоит его Великая Перемога.

Так что речь может идти никак не о гибели 150000 русского войска, а об уничтожении 6000-го авангарда, оторвавшегося от основных сил (22 000 человек) и попавшего в засаду. И даже это локальное поражение русской армии нанесли никак не гетман Выговский, с его правобережными казаками, а крымские татары.

Дальнейшая судьба попавших в засаду русских была печальна. По словам Гордона, «хан, будучи слишком проворен для русских, окружил и одолел их, так что спаслись немногие». Погибли и казаки гетмана Беспалого, который писал Алексею Михайловичу: «…на том, Государь, бою при князь Семёне Петровиче Львове и князе Семёне Романовиче Пожарском всех смертно побито, насилу, Государь, через войска Выговского и татарские несколько десятков человек пробилися в войско до табору». Сам князь Семён Пожарский, до последней возможности сражаясь с врагами, «многих… посекаша и храбрство свое велие простираше», попал в плен.

Самого Пожарского хан казнил уже в плену, когда тот назвал Выговского изменником и плюнул в лицо хану. Остальных пленных также казнили. По словам Наима Челеби, первоначально русских пленных хотели отпустить за выкуп (по обычной практике того времени), но это было отвергнуто «дальновидными и опытными татарами»: мы «…должны употребить все старания, чтобы укрепить вражду между россиянами и казаками, и совершенно преградить им путь к примирению; мы должны, не мечтая о богатстве, решиться перерезать их всех… Перед палатою ханскою отрубили головы всем значительным пленникам, после чего и каждый воин порознь предал мечу доставшихся на его долю пленников».

Об упорном характере боя свидетельствуют описания ранений тех, кто сумел вырваться из окружения и добраться до лагеря Трубецкого: Борис Семенов сын Толстой «по правой щеке и по носу посечен саблею, да по правой руке ниже локтя пострелен из лука», Михайло Степанов сын Голенищев Кутузов (предок великого фельдмаршала М. И. Кутузова) «сечен саблею по обеим щекам, да по левому плечу, и по левой руке», Иван Ондреев сын Зыбин «по голове посечен саблею да по правому виску от глаза и до уха пострелян из лука».

Дальнейшие боевые действие коалиции против русских войск особого успеха не имели.

29 июня войска Выговского и Крымского хана выдвинулись к лагерю князя Трубецкого у села Подлипное, пытаясь взять лагерь в осаду. К этому времени князь Трубецкой уже успел закончить объединение лагерей своей армии. Завязалась артиллерийская дуэль.

В ночь на 30 июня Выговский решился на штурм. Атака закончилась провалом, а в результате контратаки русской армии войска Выговского были выбиты из своих укреплений. В ходе ночного боя сам Выговский был ранен.

Ещё немного, и войско Трубецкого «овладело б (нашим) табором, ибо уже вломилось в него», — вспоминал сам гетман. Войска гетмана и хана были отброшены на 5 вёрст.

Несмотря на успех ночной контратаки армии Трубецкого, стратегическая обстановка в районе Конотопа изменилась. Далее осаждать Конотоп, имея в тылу многочисленного неприятеля, стало бессмысленным. 2 июля Трубецкой снял осаду с города, и армия под прикрытием гуляй-города начала отход к реке Сейм.

Выговский и хан попытались снова напасть на армию Трубецкого. И снова эта попытка окончилась неудачей. По словам пленных, потери Выговского и хана составили около 6000 человек. В этом бою большие потери понесли и наёмники Выговского. Командовавшие наёмными хоругвями братья гетмана полковники Юрий и Илья Выговские вспоминали, что «в то де время на приступех казатцкого войска и татар побито много, и ляцкого де войска убит маер и хорунжие и капитаны и иные начальные многие люди». Потери русской стороны оказались минимальны. Гетман Беспалый докладывал царю: «К табору, Государь, нашему жестокие приступы неприятели чинили, и, за милостью Божиею… мы отпор давали тем наприятелем и помехи никакие не отнесли, и многих тех неприятелей на отходе и в походе побивали, и пришли, Государь, к реке Сейм дал Бог здорово


4 июля стало известно, что путивльский воевода князь Григорий Долгоруков выступил на помощь армии князя Трубецкого. Но Трубецкой приказал Долгорукову вернуться в Путивль, сказав, что у него достаточно сил для обороны от противника и помощь ему не нужна.

Согласно российским архивным данным, «Всего на конотопском на большом бою и на отводе: полку боярина и воеводы князя Алексея Никитича Трубецкого с товарищи московского чину, городовых дворян и детей боярских, и новокрещенов, мурз и татар, и казаков, и рейтарского строю начальных людей и рейтар, драгунов, солдатов и стрельцов побито и в полон поймано 4769 человек». Основные потери пришлись на отряд князя Пожарского, попавшего в первый день в засаду. Не 150000 и даже не 30000, а 4769. Почти все из них погибли в битве с татарами, а никак не с гарным хлопцем и гетманам княжество русского Выговским.

После отступления русских войск татары начали грабить украинские (хотя слова «Украина» тогда не было) хутора (на левобережной Украине), сожгли 4674 домов и взяли в плен более 25000 мирных крестьян.

Что мы имеем в конечном итоге?

1. Украинцы не участвовали в конотопской битве. Участвовал гетман самопровозглашённого РУССКОГО княжества Выговский и подданные этого РУССКОГО княжества, соответственно, русские в основном правобережные казаки.

2. Если допустить, что те русские казаки всё-таки были предками нынешних украинцев и их можно в какой-то степени назвать протоукрами, хотя сами они себя таковыми не считали, то даже в этом случае вся заслуга Выговского, 4 раза предававшего своих царей (2 раза польского и 2 раза русского), и его казаков заключается в том, что: а) он натравил на русских и запорожских казаков татар и б) поучаствовал на заключительном этапе в добивании авангарда русских, при том, что против 1-го русского было 8 татар, казаков, литовцев и немцев.

3. Армия русская не была разбита, а под давлением численно превосходящего врага вынуждена была снять осаду с Конотопа. Преследование русской армии было неудачным и привело к большим потерям со стороны коалиции и минимальным со стороны русских. Потери русских составили всего 4769 человек убитыми и пленными, то есть приблизительно 1/6 часть армии и 2000 левобережных казаков. Выговский и татары потеряли от 7000 до 10000. Сама русско-польская война окончилась победой нашего государства, были возвращены Смоленск, нынешняя восточная Украина, а наши враги были разгромлены и вскоре перестали существовать.

Через 150 лет Литва, Польша, Русское воеводство, Крымское ханство, ногайские орды и другие, часть шведского королевства и Османской империи стали частью Российской империи.

И что же празднуют наши украинские братья?

Победу 35000-го войска татар над заманенными в болото 4000 русских и 2000 запорожских казаков.

Кого чествуют?

Человека, считавшего себя гетманом РУССКОГО княжества, 4 раза изменившего своим государям, натравившего на свой народ татар и начавшего эпоху, именуемую на Украине «Руиной».

Откуда же взялись 150-тысячная армия русских и 30000—50000 убитых?

А как ни странно, в середине 19-го века в трудах нашего соотечественника Соловьёва, которого ещё при жизни подвергли критике историки и даже собственные друзья, причём не только в России, но и за рубежом.

Согласно американскому историку Брайану Дэвису, «высказывание Соловьёва справедливо только в том смысле, что как минимум 259 из убитых и пленных принадлежали к офицерским чинам. Вот исходя из количества офицеров и дворян Соловьёв и нарисовал число 150000.

Надо сказать, что в 1651 г. общее число ратных людей в России вообще равнялось 133210 человек. Как вы думаете, какую часть этой армии могла отправить Россия воевать с мятежным гетманом, если она вела военные действия от Балтики до Чёрного моря, и основные вражеские силы были сосредоточены на северо-западе страны у границ с Швецией, Польшей и в Прибалтике, и при этом нужно было оставить гарнизоны в городах и крепостях — от Иркутска до Иван-города и от Архангельска до Астрахани? В стране было беспокойно: ведь скоро начнётся восстание Разина…

Можно спорить о численности армий сколько угодно и придумывать сколько угодно, но была при царе Алексее Михайловиче такая вещь как списки полков и отчёты о потерях по разрядному приказу. Списки потерь из Разрядного приказа — это не летопись или хроника частного лица, не владеющего точной информацией, а документальный отчёт, предоставленный воеводой непосредственно царю. Делопроизводственная документация русских приказов составлялась в первую очередь в интересах контроля за финансами и снабжением вооружённых сил, поэтому за ней тщательно следили и писали только реальные цифры, вот как раз эти сведения и являются единственно верными, отсюда и точные до человека числа ратников, входивших в полки и точное число потерь у русских. И сильный разброс потерь среди армии Выгодского и крымских татар: у тех просто не вели такой статистики, а оценивали численность на глаз или как кому хотелось…

topwar.ru

Триумф и падение. Конотопская битва 1659 года

Специально для Крым.Реалии

Сторонники концепции «мы один народ» и «нам нечего делить» пролили немало чернил, пытаясь убедить нас, что современный российско-украинский конфликт является недоразумением. Мол, это «Америка пытается поссорить братские народы», а обычные люди далеки от политики. Одним из аргументов этой кампании является тезис, что, мол, русские с украинцами 350 лет жили вместе и не ссорились, а плечом к плечу отбивали нападения злобных иностранцев. На самом же деле это все чушь, и украинцы воевали с русскими не намного реже, чем с остальными своими соседями, и якобы «общий дом» этому не мешал. О ярчайшем эпизоде одной из таких войн – сражении под Конотопом 8 июля (28 июня по старому стилю) 1659 года – мы вспомним сегодня.

Это неправда, что во времена Богдана Хмельницкого в российско-украинских отношениях была тишь да гладь да Божья благодать. Трения старшины и бояр прямо перед Переяславской радой чуть не погубили намечавшийся союз двух государств. Киевское духовенство ни во что не ставило московское. Казаки не раз и не два сцеплялись саблями со стрельцами на Львовщине и в Беларуси. Короче говоря, почва для очередной русско-украинской войны была подготовлена.

Украина становилась третьим полноправным субъектом федеративной Речи Посполитой, и сохраняла все социальные и национальные свободы. Москва стерпеть этого не могла.

После смерти Хмельницкого в 1657 году гетманом Украины стал Иван Выговский, человек выдающегося ума и тонкого политического таланта. Используя разочарования казаков от долгой бесплодной войны с поляками и недовольство московскими порядками, он сумел развернуть руль внешней политики на 180 градусов. Части казаков это не понравилось, и весной 1658 года на Левобережье случился пророссийский бунт, подавленный Выговским. Укрепив свое положение, гетман продолжил движение новым курсом и осенью смог заключить с Польшей и Литвой Гадячскую унию. По соглашению Украина становилась третьим полноправным субъектом федеративной Речи Посполитой, и сохраняла все социальные и национальные свободы, завоеванные еще Хмельницким. Очевидно, что Москва стерпеть этого не могла.

Еще до заключения унии войска брата гетмана – Данилы Выговского – осадили российский гарнизон в Киеве, но выбить его из города его не смогли. Осенью белгородский воевода Григорий Ромодановский совершил ряд атак на Украину, причем к нему присоединились оппозиционные гетману казаки. Были сожжены несколько городов. Не имея возможности в тот момент начать войну, Выговский запросил мира, и получил его. Но под конец года, приняв помощь из Польши и Крыма, гетман сам ударил на российские отряды. Параллельно разворачивались боевые действия в Беларуси – царские воеводы осаждали города, защищаемые казаками. Крымская конница совершала рейды по российскому пограничью. В общем, большой войны было не избежать.

В конце марта 1659 года князь Алексей Трубецкой двинул войско против гетмана Выговского. Месяц продолжались бесплодные переговоры на границе, после чего российская армия вошла в Гетманщину. Путь ей преграждала небольшая крепость Конотоп, защищаемая, однако, фанатичным полковником Григорием Гуляницким.

30 апреля Трубецкой осадил Конотоп и стал ожидать подкреплений. Через девять дней россияне пошли на приступ, но несмотря на подавляющий перевес в живой силе и артиллерии, город не взяли. Не желая более рисковать, Трубецкой перешел к осаде и параллельно рассылал отряды для сожжения соседних городков.

К началу июня продовольствие в Конотопе закончилось, и боевой дух защитников упал. Казаки начали дезертировать, а горожане бунтовать. Раздавались угрозы открыть ворота российским войскам. Но помощь уже была в дороге.

Собственных сил у Выговского было немного, верными ему и способными отправиться в поход оказались лишь 10 полковников с 16 тысячами казаков. К ним присоединились еще до полутора тысяч солдат – польских союзников и европейских наемников. Победить с такими силами россиян не представлялось возможным.

В очередной раз безвыходную ситуацию спасло Крымское ханство. Правитель Мехмед Герай IV во главе 30-тысячного войска пришел на помощь гетману Выговскому

До сегодняшнего дня идут споры, сколько же войск привел с собой Трубецкой, назывались нереальные 150 и даже фантастические 300 тысяч человек, в реальности все было гораздо скромнее. Из Московского царства прибыло чуть больше 30 тысяч солдат, на месте к ним присоединились 7 тысяч промосковских казаков Ивана Безпалого.

Но в очередной раз безвыходную ситуацию спасло Крымское ханство. Правитель Мехмед Герай IV во главе 30-тысячного войска пришел на помощь гетману Выговскому. Благодаря этому силы союзников превзошли российскую армию, но Трубецкой этого не заметил и не отступил.

Поутру 8 июля крымская конница атаковала сторожевые разъезды вокруг лагерей армии Трубецкого и отошла за речку Сосновку. Вдогонку им были посланы 4 тысячи отборной московской кавалерии князя Семена Пожарского и 2 тысячи казаков Беспалого. Основные силы с артиллерией остались осаждать Конотоп.

За переправой через Сосновку стоял нуреддин Адиль Герай со своим отрядом и наемниками. Пожарский пересек речку, атаковал крымцев и с неожиданной легкостью опрокинул их. Однако воодушевленный первой победой, князь не осознал, что попал в заранее подготовленную ловушку.

Едва весь русско-казацкий отряд оказался на другом берегу, на значительном удалении от переправы, как из засады вышло все ханское войско и одним стремительным ударом уничтожило противника. Как отметил летописец, «спасся едва тот, у кого был крылатый конь».

До 5 тысяч россиян под командованием Григория Ромодановского окопались возле переправы, чтобы не пустить победное крымско-украинское войско на другой берег – к лагерям, но все было бесполезно. Казаки штурмом взяли переправу, а крымская конница начала обход российских войск с тыла. Не желая попасть в окружение, Ромодановский отошел.

Весь следующий день 9 июля Выговский осаждал лагерь Трубецкого, а ночью, не желая дать противнику уйти, пошел на штурм. Но преимущество российской артиллерии не позволило реализовать этот замысел. После неудачного приступа между сторонами установилось двухдневное затишье. 12 июля Трубецкой снял осаду Конотопа и отступил. Казаки и крымцы еще дважды пытались разбить россиян, но безуспешно. 14-16 июля 1659 года побежденная армия вернулась домой.

В день решающей битвы и во время отступления Трубецкой потерял до 5 тысяч человек убитыми и пленными, Беспалый – 2 тысячи казаков. Выговский в первый день остался без тысячи казаков и 3 тысяч крымцев, а неудачные штурмы лагеря неприятеля стоили ему еще 3 тысяч казаков.

Но психологический эффект от победы был потрясающ. Как позже напишет об этом выдающийся российский историк Сергей Соловьев:

Никогда после того царь московский не был уже в состоянии вывести в поле такого сильного ополчения

«Цвет московской конницы, совершившей счастливые походы 54-го и 55-го годов, сгиб в один день! Никогда после того царь московский не был уже в состоянии вывести в поле такого сильного ополчения. В печальном платье вышел Алексей Михайлович к народу, и ужас напал на Москву. Удар был тем тяжелее, чем неожиданнее; последовал он за такими блестящими успехами! Трубецкой, на которого было больше всех надежды, «муж благоговейный и изящный, в воинстве счастливый и недругам страшный», сгубил такое громадное войско! После взятия стольких городов, после взятия столицы литовской царствующий град затрепетал за собственную безопасность: в августе по государеву указу люди всех чинов спешили на земляные работы для укрепления Москвы. Сам царь с боярами часто присутствовал при работах; окрестные жители с семействами, пожитками наполняли Москву, и шел слух, что государь уезжает за Волгу, за Ярославль».

Но как это часто бывало в украинской истории, гетман не смог воспользоваться плодами победы. Интриги полковников и деньги Москвы сделали то, чего не смогла российская армия. На раде в конце года Выговский отрекся от булавы, и казаки в очередной раз оказались в подданстве у московского царя.

Взгляды, высказанные в рубрике «Мнение», передают точку зрения самих авторов и не всегда отражают позицию редакции

ru.krymr.com

Конотопская битва во время русско-польской войны 1654-1667 гг.

29.6.1659 (12.7). – Конотопская битва между потерпевшим поражение московско-запорожским войском и гетманско-польско-татарским войском Выговского.

Памятный знак в честь "поражения русских войск от народов Западной Европы" в битве под Конотопом во время русско-польской войны 1654-1667 гг.

Конотопская битва состоялась во время русско-польской войны 1654-1667 гг. между малороссийским гетманским войском Выговского (в союзе с крымскими татарами и поляками, с большим отрядом иностранных наемников) и московским войском князя А.Н. Трубецкого (в союзе с запорожскими казаками). Московская сторона в этой битве потерпела поражение и отступила. На "незалежней" Украине это событие прославляется как грандиозная "победа над москальскими колонизаторами в борьбе Украины за независимость": это «событие, постоянно окруженное атмосферой благодарной памяти потомков», «самое большое в Европе военное поражение», «30 тысяч московских трупов устлали конотопские поля», – пишут "историки" Мыкола Аркас и Дмытро Дорошенко. «Под Конотопом царское войско потерпело одно из самых страшных в своей истории поражений» (укро-канадский "историк" Орест Субтельный). Что же там было на самом деле?

В результате освободительной войны против поляков под предводительством Богдана Хмельницкого Малороссия в результате прошения к русскому Царю Алексею Михайловичу решением Переяславской Рады в 1654 г. вернулась в состав России. Однако после смерти Хмельницкого новым гетманом стал Иван Выговский, который опасался со стороны Москвы отмены привилегий для казачьей верхушки и симпатизировал Польше с ее шляхетскими вольностями. Надо при этом подчеркнуть, что Выговский никогда не был гетманом всей Малороссии, значительная часть Левобережья его не признавала именно потому, что он хотел вернуть Украину под польскую власть.

В начале восстания Хмельницкого Выговский служил в польских войсках, сражавшихся против казаков, в 1648 г. попал к казакам в плен, но не только сумел уцелеть, но втерся в доверие к самому Хмельницкому и к моменту смерти гетмана был уже Генеральным Писарем. Хитрый и пронырливый, он еще при жизни Хмельницкого пошел по пути двурушничества, играл одновременно на две стороны: на Москву и на Варшаву. Даже украинский националист-историк Грушевский пишет об этом двурушничестве, лукаво называя его "тонкой дипломатией". Факт получения Выговским денег за доверительные сообщения по одному и тому же вопросу и от русских, и от поляков подтверждают документы и московских, и варшавских архивов. Установлено также и получение Выговским жалованных грамот на крупные имения, населенные крестьянами, и от русского Царя, и от польского короля. Став гетманом и поклявшись в верности русскому Царю, Выговский начинает постепенно окружать себя отрядами наемников из числа немцев и поляков. Эти наемные силы были ему нужны, чтобы держать в подчинении недоверчивую массу казаков.

Его приготовления не остались незамеченными казацкой старшиной. Полтавский полковник Мартын Пушкарь и запорожский кошевой Барабаш неоднократно доносили в Москву о подозрительных действиях и намерениях Выговского, но Москва не предприняла никаких мер и по-прежнему верила в лояльность Выговского. Тем не менее руководителей вспыхнувшего восстания против Выговского – полтавского полковника Мартына Пушкаря и кошевого атамана запорожских казаков Якова Барабаша – украинские историки обвиняют в том, что они начали восстание якобы из-за подстрекательств Москвы.

Выговский, имея уже твердое обещание поддержки от Польши и татар, в начале лета 1658 г. двинулся на Полтаву. При помощи наемных немецких войск и татар ему удалось разбить Пушкаря и пришедших к нему на помощь запорожцев и жестоко расправиться со своими политическими противниками. В награду за помощь Выговский дал татарам разрешение грабить и уводить в плен население ряда городов и местечек. Летописец об этом пишет: «даде на разграбление и пленение Гадяч, Миргород, Обухов, Веприк, Сорочинцы, Лютенки, Ковалевку, Бурки, Богочку...». Так "патриот Украины" расплачивался со своими иностранными союзниками свободой собственных соплеменников, которых было уведено татарами в плен около 50 тысяч человек.

Почувствовав в себе силу, Выговский приступил к самой заветной своей мечте – таково было подписание им Гадячского договора с поляками (6.9.1658) о вхождении Гетманщины в состав Речи Посполитой под названием "Великого Княжества Русского" как третьего члена двусторонней унии Польши и Литвы.

Однако даже после этого Выговский не осмелился в открытую заявить об этом договоре, поскольку знал, что казаки возмутятся. Еще до подписания Гадячского договора брат Выговского Данило пытался выбить из Киева русский гарнизон Шереметева, но потерпел сокрушительное поражение. Сам Выговский поспешил на помощь, но был взят Шереметевым в плен. Гетман второй раз присягнул на верность России, обязуясь не воевать больше с царскими войсками, распустить свою армию и отправить татар в Крым. Шереметев поверил клятве и отпустил Выговского с миром. Об этом эпизоде у самостийных историков нельзя найти ни строчки, несмотря на то, что донесения Шереметьева находятся в открытом доступе ЦГАДА (Центральный государственный архив древних актов).

Вскоре после неудачи под Киевом Выговский предпринял наступление на войска князя Ромодановского, стоявшие на границе, но был отброшен. Отступая, Выговский разорял города и села. И лишь после этого в Москве, наконец, осознали предательство Выговского. Он был объявлен изменником, и в ноябре 1658 г. под Варвой казаки, сохранившие верность России, избрали наказным (временным) гетманом Ивана Беспалого вместо Выговского.

В Малороссию было отправлено московское войско под командованием воеводы князя Трубецкого (который впоследствии стал крестным отцом Петра I). Союзниками Москвы выступили казаки-запорожцы. Навстречу им выдвинулась армия гетмана Выговского вместе с поляками и крымскими татарами.

Битва состоялась недалеко от города Конотоп, возле села Сосновка. Выговский имел 25 тысяч войска, союзный с ним крымский хан Мехмед IV Гирей – 30 тысяч, польский отряд А. Потоцкого – 3800 войска. Силы московского войска были вдвое меньшими: конница князей С. Р. Пожарского и С. П. Львова насчитывала около 30 тысяч воинов, и слободские казаки наказного гетмана Ивана Беспалого – 2 тысячи. Исход сражения определили татары, ударившие из засады в тыл и разбившие семитысячный отряд дворянской конницы под командованием Трубецкого.

По реконструкции событий, сделанной русским военным историком В. Каргалововым, воевода Трубецкой приказал отступать таборами в кольце обозных телег, которые, сомкнувшись, образовывали своего рода подвижные крепости. Пешие солдаты под прикрытием обоза отражали наскоки конницы ружейным и пушечным огнем. Из проемов между телегами контратаковали отряды дворянской конницы. В полном порядке армия Трубецкого переправилась на правую сторону Сейма и затем отошла к крепости в Путивле.

По казацкой "Летописи Самовидца" XVII столетия, потери русских в битве и при отступлении, составили от 20 до 30 тысяч человек, однако эти цифры трудно считать достоверными – такова была численность всего войска Трубецкого. Согласно российским архивным данным, «Всего на конотопском на большом бою и на отводе: полку боярина и воеводы князя Алексея Никитича Трубецкого с товарищи московского чину, городовых дворян и детей боярских, и новокрещенов мурз и татар, и казаков, и рейтарского строю начальных людей и рейтар, драгунов, солдатов и стрельцов побито и в полон поймано 4761 человек» (Новосельский А. А. Борьба Московского государства с татарами во второй половине XVII века).

Сразу же после Конотопской битвы татары перестали считаться с Выговским и продолжили грабить города Малороссии. Таким образом, битва при Конотопе не только не укрепила авторитет Выговского, но усилила оппозиционные настроения и вызвала новые восстания казаков против него. Немедленно после битвы запорожский кошевой атаман Иван Сирко напал на ногайские улусы, что заставило крымского хана с основными силами уйти в Крым и оставить Выговского. К восставшим городам Ромны, Гадяч, Лохвица присоединилась усмиренная Выговским в предыдущем году Полтава. Против Выговского выступили два влиятельных духовных лица – Максим Филимонович, протопоп из Нежина, и Семен Адамович, протопоп из Ични. К сентябрю 1659 г., то есть через два месяца после успешной для Выговского битвы, присягу русскому Царю приняли полковник киевский Иван Екимович, переяславский Тимофей Цецюра, черниговский Аникей Силин с казацкими полками и населением этих городов. Уже через короткое время сохранившаяся армия Трубецкого (якобы уничтоженная под Конотопом двумя месяцами ранее) торжественно вступила в Нежин, где русскому Царю присягнули мещане и казаки полка под командованием Василия Золотаренка.

Руководство данных полков и запорожские казаки под командованием Ивана Сирко выдвинули кандидатуру нового гетмана – Юрия Хмельницкого. На казацкой раде в местечке Гармановцы на Киевщине они подтвердили свое решение и зарубили Сулиму и Верещаку, послов Выговского, которые подписали с поляками Гадячское соглашение, вызвавшее войну, а сам Выговский бежал с этой рады. В октябре 1659 г. казацкая рада в Белой Церкви окончательно утвердила Юрия Хмельницкого как нового гетмана. Выговский тут же вынужден был отречься от власти и передал гетманские клейноды новому гетману. Выговскому, бросив в Чигирине собственную семью, пришлось бежать в Польшу, где спустя некоторое время поляки обвинили его в измене и казнили.

Итак, резюмируя все выизложенное – временная тактическая победа Выговского, давшаяся ему исключительно при помощи татар и наемников, не смогла уничтожить русско-казацкое войско (хотя и значительно его потрепала) и обернулась в результате стратегическим поражением гетмана-предателя – после оглашения Гадячского договора от него отвернулись те последние казаки, которые были верны ему. А символический итог Второй Переяславской Рады 17 октября 1659 г. еще раз показал под чьей властью желал находится народ Малороссии.

Сегодня самостийные псевдопатриоты тщательно замалчивают то, что малороссийский народ был категорически против Выговского. Когда 24 августа (любопытная дата) 1658 г. русский гарнизон Василия Шереметева под Киевом рассеял войска Выговского, пытавшиеся выбить русских из города, взятые в плен казаки признавались Шереметеву, что они «под Киев пришли по большой неволе; старшины де их высылали, бив, а иных и рубили». Без наемников Выговский не правил бы ни единого дня. Польский посол Беневский писал о гетмане, что он, “заручившись допомогою татарского войска... задумал одними тиранскими способами заставить казаков покоряться, иначе бы не мог удержаться”.

Когда Выговский угрожал восставшему против него Мартыну Пушкарю неблагословением киевского митрополита, Пушкарь ответил: «Неблагословение ваше пастырское должно пасть на главы изменников, приемлющих неверных царей, а мы признаем своим властелином одного только царя православного». Беневский сообщал о настроениях запорожских казаков: «Запорожцы... хотят служить царю; послов, которых Выговский послал к хану, перехватили и утопили, а своих послов с письмами Выговского хану послали в Москву, предостерегаючи Москву царя, что Выговский изменяет царю».

Использованы материалы:
http://www.litprom.ru/text.phtml?storycode=6389
http://fb.ru/article/193100/konotopskaya-bitva-goda-mifyi-i-faktyi

+ + +

В то время вообще ни "украинской" национальности, ни такой государственной принадлежности не существовало. Богдан Хмельницкий просил Царя взять под свою защиту «народ православный христианский из Малыя сия России», ибо враги хотят, «дабы имя русское не помянулось в земле нашей». (Акты Южной и Западной России, т. ХIII). После Переяславского договора 1654 г. русский Царь Алексей Михайлович изменил свой титул на «Всея Великія и Малыя и Белыя Россіи». Настоятель Киево-Печерского монастыря Иннокентий Гизель в "Киевском синопсисе" (1674) выразил понимание русского народа как триединого в составе великорусов, малорусов и белорусов, а легитимность московской власти единого Русского государства во всех его трех частях – Великой, Малой и Белой Руси – как единственно законной, поскольку московские князья, а потом Цари, ведут свой род от св. Александра Невского, который «бысть князь Киевский из земли Российския, Александр Ярославич Невский». Украинский историк Михаил Максимович в своей работе 1868 г. опроверг подтасовку польской историографии: якобы внедрение русской властью названия "Малороссия" после 1654 г. Украинские историки Николай Костомаров, Дмитрий Багалей, Владимир Антонович писали, что во времена борьбы Русского государства и Речи Посполитой понятия "Малороссия" или "Малая Русь, "Южная Русь" были этнонимом для "малороссийской/южнорусской" народности, а слово "Украина" использовалось лишь как географический топоним, обозначавший окраинные земли обоих государств.

Русский народ Малой Руси (изначального ядра Русского государства с Киевом – матерью городов русских), отторгнутый поляками от Руси Великой (расширившейся), вел долгую борьбу за воссоединение с Русским царством, которому пришлось вести войны с поляками, и они нередко омрачались изменами гетманов. Конотопская битва на самом деле была рядовым эпизодом такой измены в одной из многих русско-польских войн. Данную войну против поляков Россия потом выиграла совместно с малороссийскими казаками, закрепив за собой не только Левобережную Украину, но и отбив многие земли, потерянные в Смутное время.

Однако это не так для современного государства "Украина", где изменников провозглашают "героями Украины". В 2009 г. тогдашний "оранжевый" президент "Украины" В. Ющенко подписал Указ "О праздновании 350-летия победы войска под предводительством гетмана Украины Ивана Выговского в Конотопской битве". Указ, говорится в сообщении пресс-службы президента, «направлен на поддержку инициативы общественности по случаю празднования в 2009 году 350-летия этой битвы и будет способствовать восстановлению исторической правды и национальной памяти, распространению полной и объективной информации о событиях середины XVII века в Украине». В память о Выговском и других выдающихся военачальниках и участниках боевых действий в Конотопской битве, с целью популяризации их политической и военной деятельности президент поручил организовать широкую программу мероприятий и открыть мемориальный комплекс "русско-украинской" Конотопской битвы. В честь этой победы именами Выговского и других военачальников были названы улицы, проспекты, площади в населенных пунктах Украины, почетные имена присвоены воинским частям и учебным заведениям. Отчеканена и введена в обращение юбилейная монета в честь 350-летия победы в Конотопской битве, выпущена почтовая марка и конверт, проведено спецгашение почтовой марки. После 2014 г. Конотопская битва трактуется уже как великое сражение, в котором украинский и другие народы Западной Европы защитили себя от агрессии всей армии Московского царства.

Памятный знак в честь "поражения армии Московского царства от народов Западной Европы, которые объединились против сильного врага"


Поделиться новостью в соцсетях

 

 

rusidea.org

Конотопская битва 1659 года | lemur59.ru

 

Конотопская битва 1659 г. и ее роль в противостоянии гетмана И. Выговского и Московского государства. 

Сражение под Конотопом 27-29 июня 1659 г. явилось кульминацией вооруженного противостояния между Московским государством и сторонниками гетмана Ивана Выговского, являвшегося поборником выхода Украины из подчинения московскому царю, развернувшегося в 1658-1659 гг. В иностранной (в первую очередь – украинской) истории историографии широко распространено суждение, что «под Конотопом царская армия испытала одно из крупнейших поражений за всю историю». Впрочем, вернее было бы говорить, что речь идет об одном из наиболее активно используемых в политических и пропагандистских целях поражениях. Однако факт того, что «цвет московской конницы… сгиб в один день» , в целом подтверждается источниками. Это свидетельствует о том, что мы имеем дело с более серьезной проблемой, нежели создание исторического мифа. 
Вкратце остановимся на ситуации, сложившейся в Украине к лету 1659 г. и обусловившей вооруженное столкновение между противниками и защитниками власти русского царя в стране. Характеристика гетмана Ивана Выговского едва ли ни как агента влияния польских магнатов, широко распространенная в советской историографии, представляется слишком примитивной.

                   

                                                                              Иван Евстафьевич Выгодский

Этот опытный и хитрый политик, сочетавший в себе черты прагматика и авантюриста, несомненно, являлся поборником идеи сохранения завоеванных Украиной под руководством Богдана Хмельницкого прав и вольностей, трактовавшихся им как сословные привилегии казачества и, в первую очередь – старшины. Об этом свидетельствуют статьи пресловутого Гадячского договора, 16 сентября 1658 г. заключенного И. Выговским с польским правительством .

 

Парадокс заключался в том, что сохранить широкую автономию Украины в составе Речи Посполитой с традиционной для нее слабостью центральной власти И. Выговскому и его сторонникам было легче, чем под приближавшейся к абсолютизму властью царя Алексея Михайловича.

                       

                                                                                     Алексей Михайлович Романов

Таким образом, гетман Выговский присоединился к блоку противников Москвы во главе с Варшавой и примкнувшим к ней Крымским ханством . Тем не менее, трактовать боевые действия начатые им в августе 1658 г. с целью распространить свое влияние на левобережье, и особенно на Киев, как полномасштабную войну с Московским государством было бы неверно. Согласно Гадячским статьям, гетман являлся субъектом Речи Посполитой, а последняя находилась с Москвой в состоянии перемирия с 1656 г. (Виленский мир). Формально И. Выговский действовал на свой страх и риск, хоть и с тайного благословения Варшавы. Даже отряд (по польской терминологии - «дивизия») коронного обозного Анджея Потоцкого, присланный в поддержку гетману в декабре 1658 г., состоял в первую очередь из валашских, молдавских, венгерских, немецких и сербских наемных хоругвей (подразделений, примерно соответствовавших западноевропейской роте), что свидетельствует о нежелании Польши демонстрировать в конфликте собственные войска .

                 

                                                                                                  Анджей Потоцкий 

В то же время сам И. Выговский продолжал вести с русским царем рискованную дипломатическую игру, уже после начала столкновений его войск с русскими гарнизонами заверяя Алексея Михайловича: «…Мы и нынче неотменными вашего царского величества подданными остаемся» . В ходе последующего конфликта он и вступал в переговоры с представителями московской администрации на Украине, и даже направил к царю своих представителей, оправдывая начало конфликта тем, что "всё учинилось от ссоры и от писем изменников с обеих сторон". Похожей была и позиция московского правительства, до последнего стремившегося сохранить контроль над Украиной посредством переговоров.

Так, киевский воевода В. Б. Шереметьев, подчиненные которому войска уже втянулись в бои, получает от царя указание «с гетманом в Киеве видеться и переговорить, какими бы мерами междоусобие успокоить».

                            

                                                                           Василий Борисович Шереметьев

Князь Н. С. Трубецкой, в феврале-марте 1659 г. выступивший на Украину с войском, которое некоторые украинские авторы расценивают как «московскую интервенцию» , получил предписание “уговаривать черкас (так в Москве именовали украинских казаков – прим. авт.), чтобы они в винах своих ему государю добили челом, а государь их пожалует по-прежнему” и принять практические любые условия И. Выговского .

 

Таким образом, в 1658-59 гг. речь может идти скорее об интенсивных политических маневрах обеих сторон, сопровождавшихся спорадическими вспышками боевых действий. 

При этом до Конотопского сражения военная обстановка складывалась явно не в пользу сторонников гетмана. 16-24 августа 1658 г. попытка отряда казаков и татар, численность которого оценивалась в 21,5 тыс. чел., под командованием брата гетмана Данилы Выговского осадить Киев была с легкостью отбита русским гарнизоном; в ходе боя, судя по всему не особенно ожесточенного (потери гарнизона показаны Шереметьевым всего в 21 человека), сторонники Выговского были рассеяны и бросили 12 пушек и 48 знамен . 29 октября неудачу под Киевом потерпел ужа сам Выговский, после чего состоялись его переговоры с воеводой Шереметьевым, было отправлено посольство в Москву  и в боевых действиях наступило затишье. И. Выговский возобновил наступательные операции лишь в феврале 1659 г., отправив под Лохвицу 30-тысячное войско, в т.ч. татарский и польский отряды.     

    

Наступление вновь было отбито московскими воеводами князьями Ромодановским и Куракиным при поддержке сохранивших верность царю казаков «наказного» (временного) гетмана Беспалого. Единственная победа, которую к моменту Конотопской битвы одержал гетман Выговский, это взятие 4-7 февраля 1659 г. Миргорода, и то благодаря переходу на его сторону местных жителей и при условии свободного выхода стоявших в городе московских драгун . Не ставя под сомнение не раз продемонстрированные в войнах XVII в. отличные боевые качества украинских казаков и военные таланты их предводителей, безуспешные действия войск Выговского можно объяснить тем, что их боевой дух все-таки находился в 1658-59 гг. явно не на высоте. Вооруженная борьба против московского царя, авторитет которого в глазах всех украинцев, вне зависимости от их убеждений, был в те годы довольно высок, не пользовалась популярностью. 
В январе 1659 г. царь направляет в Украину князя А. Н. Трубецкого с сильным войском. Официально целью прихода провозглашалось успокоение междоусобия среди царских подданных в Малороссии, об этом оповещала украинцев царская грамота . В тайном же наказе князю поручалось вести переговоры с И. Выговским, стараясь заключить с ним соглашение о принятии его снова в российское подданство, при чем царское правительство готово было на большие уступки. Таким образом, боевые действия рассматривались Москвой в качестве крайнего средства приведения Украины в повиновение, а экспедиция Трубецкого носила характер военно-политической демонстрации. Именно с этой точки зрения следует оценивать русские войска, встретившиеся вскоре в бою под Конотопом с силами И. Выговского и его союзников. 
Алексей Михайлович делал ставку на устрашающий эффект своего военного присутствия на Украине как на главный аргумент в переговорах; следовательно, армия князя Трубецкого, считавшегося одним из лучших московских полководцев того времени, действительно должна была являться впечатляющей. Однозначной численности русских войск под Конотопом заслуживающие доверия источники не приводят. «Летопись Самовидца» определяет ее как «больше ста тысячей» ; С. М. Соловьев полагает, что в армии князя Трубецкого было около 150 тыс. человек . Некоторые современные авторы, впрочем, полагают, что численность московских войск сильно завышена; однако отметим, что под Конотоп в 1659 г. ходили фактически те же части, которые сражались в Русско-польской войне 1654-67 гг., а их в период кульминации боевых действий историки исчисляют в 122 тыс. человек. Принимая во внимание тот факт, что к войску Трубецкого под Конотопом присоединились силы князей Ромодановского и Львова, а также верные Москве казаки Беспалого, утверждение о численности русской армии в примерно 100 тыс. чел. выглядит вполне реалистичным. 
Московские войска под Конотопом были представлены частями Белгородского и Севского разрядов (военно-административных округов), на которые традиционно ложилась вся тяжесть военных конфликтов на юго-западных рубежах Московского государства, а также элитными полками Московского (иначе: Большого или Царского) разряда, что свидетельствовало о важности похода князя Трубецкого для царского правительства. Согласно донесению князя Трубецкого, войско состояло из «московских дворян и жильцов, городовых дворян и детей боярских, и новокрещенов мурз и татар, и казаков, и рейтарского строю начальных людей и рейтар, драгунов, солдатов и стрельцов» . Следовательно, в его составе находились как традиционные для московского государства служилые и поместные компоненты – дворянская конница, стрельцы и казаки, так и организованные в царствование Алексея Михайловича по западноевропейскому «полки нового строя» - кавалерийские (рейтарские и драгунские) и пехотные (солдатские).

Несмотря на общеизвестный факт, что боевые качества русских войск второй половины XVII в. оставляли желать много лучшего , в 1659 г. под началом Трубецкого преобладали части, имевшие боевой опыт компании против поляков 1654-1656 гг., что до некоторой степени повышало их боеспособность. Особого внимания заслуживают «московские дворяне и жильцы», которым предстояло 29 июня 1659 г. стать основными участниками и жертвами Конотопской битвы с русской стороны. Представлявшая собою цвет дворянского ополчения, эта поместная конница, в составе которой насчитывалось множество представителей знатных фамилий, тем не менее, была архаичным для своего времени иррегулярным формированием. Обладавшие хорошим, хоть и разнообразным, вооружением и неплохим конским составом, московские дворянские сотни были слабы в другом: призываемые на службу из своих поместий в военное время и не проводившие регулярных учений, они не обладали достаточными навыками действий как слаженные воинские подразделения и были крайне разнородны по составу. Несомненно, в их рядах встречались и хорошие бойцы; однако велик был удельный вес людей, отношение которых к своим воинским обязанностям определялось сакраментальной фразой: «Дай Бог и великому государю служить, и сабли из ножен не вынимать».

Основные противники московской дворянской конницы в Конотопской битве – украинские казаки и крымские татары, для которых война являлась фактически образом жизни – существенно превосходили ее и индивидуальной боевой подготовкой, и первоклассным умением действовать как единое целое в составе своих подразделений (сотен) и частей (полков и чамбулов). Что же касается московских рейтаров и драгунов, более-менее обученных сражаться в строю огнестрельным и холодным оружием, согласно принятым в XVII в. европейским тактическим принципам , то поодиночке эти слабо подготовленные кавалеристы (за исключением некоторых офицеров) дрались еще хуже, чем дворянская конница. Словом, сила войска князя Трубецкого под Конотопом состояла в первую очередь в большой численности и военном опыте, которые при удачном руководстве можно было превратить в залог победы.  

В марте 1659 г. князь Трубецкой прибыл с войском в Путивль, ставший на время всей компании его главной тыловой базой. В письме царю он сообщал о выступлении в середине января Выговского с татарами, поляками и «черкасами» против отряда князя Ромодановского и о продолжении боестолкновений, в том числе и близ Киева, который находился под угрозой нападения. Заканчивалось сообщение словами: "...черкасам, государь, верить нельзя, что ни говорят, во всём лгут" . Выговский, в свою очередь, не пошёл на предложение Трубецкого о переговорах и продолжил распространение циркуляра объявлявшего войну Москве и раскрывавшего её "измены" по отношению к Украине. Таким образом, решающее вооруженное столкновение сторон становилось неизбежным. 
Русские войска вступили на украинскую территорию в марте 1659 г. Первое боестолкновение произошло у местечка Срибне (Сребное), где московский авангард под командой смелого и энергичного кавалерийского командира князя Семена Пожарского, согласно летописи Самуила Величко, "без великого труда город… достал, жителей тамошних едних вырубил, а других в полон забрал…, а казаков полку Прилуцкого там бывших погромил… так, что сам полковник их Дорошенко, як заяц по болотам тамошним гоненный, …бегством спасся…» . Сам по себе второстепенный, этот боевой эпизод важен для понимания хода Конотопской битвы потому, что С. Пожарский, возглавлявший непосредственно участвовавшие в ней московские войска, под Срибным одержал легкую победу над сторонниками гетмана Выговского, и это вызвало впоследствии недооценку им противника.  

19 апреля войско Трубецкого осадило город Конотоп, в котором упорно оборонялись верные Выговскому Нежинский и Черниговский полки во главе с полковником Г. Гуляницким при поддержке местных жителей. Осада продолжалась более двух месяцев и велась московскими воеводами по всем правилам военного искусства того времени: с артиллерийской бомбардировкой, осадными инженерными работами и неоднократными приступами, «в которых… боярин князь Трубецкой много людей потратил» . Однако и положение осажденных в Конотопе в июне стало критическим. Гуляницкий в своём письме от 14 июня умоляет гетмана Выговского поспешить к нему на помощь, предупреждая, что иначе вынужден будет сдать город через неделю. 
Вероятно, задержка Трубецкого под Конотопом была обусловлена политическими соображениями – продемонстрировать Украине силу, избегая генерального сражения, однако гетман Выговский использовал ее исключительно в военных целях. За это время он провел мобилизацию верных ему войск и, главное, соединился со своим основным союзником – крымским ханом Мухаммедом-Гиреем IV. 

Источники сообщают, что под командой Выговского находилось 10 казацких полков; историки вновь расходятся в определении их численности, оценивая ее от 16 до 30 тыс. человек . Принимая во внимания тот факт, что украинский казацкий полк того времени насчитывал в среднем около 3 тыс. бойцов , вторая цифра выглядит более реалистичной. Около 30 тыс. отличного конного войска имел крымский хан, и к этому следует прибавить значительную часть польских наемников из «дивизии» Анджея Потоцкого, также выступившую с казаками и татарами под Конотоп. Словом, учитывая существенное качественное превосходство украинско-татарской армии (состоявшей из прирожденных воинов) над русскими войсками, численное преимущество Трубецкого (к тому же сокращенное штурмами и неизбежными в воинских лагерях XVII в. инфекционными заболеваниями и дезертирством  уже не выглядит таким впечатляющим.      

27 июня 1659 г. объединенные силы Выговского и крымского хана подошли к Конотопу. С их стороны разыгравшееся в последующие три дня сражение действительно выглядит заранее разработанной хитрой оперативно-тактической комбинацией. Последовательными ударами и отходами казацкой конницы московские войска были выманены прямо в то место, где им была организована роковая засада, а на реке Сосновка казаками были предварительно построена запруда и прорыты рвы, чтобы отрезать противнику путь к отступлению водной преградой. Однако огульно обвинять князя Трубецкого в том, что подход противника стал для него полной неожиданностью, тоже не следует. В летописях Самовидца и Самуила Величко содержится информация о том, что 24 июня на переходе к Конотопу под Шаповаловкой произошли первые стычки, в которых казаки Выговского «языка взяли, а московский люд не добыл языка» . К тому же сам Выговский в реляции о сражении признает, что, предприняв демонстративную атаку 27 июня на русский лагерь, при переходе реки Липка «застал там пятнадцать тысяч Москвы, что боронили переправу» . Следовательно, Трубецкой ожидал нападения, предпринимал в направлении предполагаемого подхода противника поиск разведывательными отрядами и выставил там сильный заслон. Однако разгадать замысла неприятеля московский воевода не смог, а также на протяжении всего сражения пребывал в заблуждении относительно его силы, сначала недооценивая ее, а потом – переоценивая. 
27 июня вся армия крымского хана, половина казацкого войска (вероятно – пехота, составлявшая в то время как раз примерно 50% украинских частей  и польские хоругви укрылись в засаде в лесах за селом Сосновка; перед ними лежала низменность, на которую планировалось заманить противника и затопить ее. Полностью использовав элемент внезапности, гетман Выговский с конной половиной казаков атаковал московский отряд князя Ромодановского у переправы, нанес ему серьезные потери, угнал пасшихся в полях лошадей и отступил за реку Сосновка. Реакция Трубецкого хорошо известна: он выслал «в угон» дерзким казакам летучий отряд во главе с лучше всего подходившим для этого задания опытным кавалерийским командиром князем Пожарским, а также князем Семеном Львовым и воеводой Львом Ляпуновым. Вероятно, последние двое являлись заместителями первого. Источники относят выступление отряда Пожарского уже к 28 июня, т.е. есть это соединение не было собранным наспех. Кроме того, встречающаяся у ряда современных российских авторов оценка его состава в 5 тыс. дворянской конницы и 2 тыс. казаков «наказного» гетмана Беспалого также представляется заниженной. На основании источниковых данных, силы князя Пожарского выглядят совсем иначе. По данным Самуила Величко, московская конница, погнавшаяся за казаками Выговского, составляла «десять с лишним («кільканадцять») тысяч рейтаров и иного доброго конного войска» . Современники свидетельствуют, что в составе конницы Пожарского, помимо дворян и казаков, были, по меньшей мере, два полка «нового строя» - полковников Уильяма Джонсона и Анца Георга Фанстробеля (которые погибли в этом сражении) . Наличие в отряде Пожарского пехоты источниками напрямую не подтверждается; хотя тот факт, что место основного сражения под Сосновкой отдалено от Конотопа немногим более, чем на 10 км., позволяет предположить, что и некоторые пешие контингенты московского войска могли успеть на место боя к 29 июня. 
В датировке решающих событий Конотопской битвы источниками, в первую очередь – летописями Самовидца и Величко, наблюдается некоторая путаница. Опираясь на реляцию И. Выговского, мы можем распределить их следующим образом. Выдвинувшись из лагеря русской армии, конница Пожарского в течение дня 28 июня имела несколько стычек с заманивавшими ее украинскими казаками, а затем перешла реку Сосновка по мосту – т.е. в точности там, где ожидали Выговский и Мухаммед-Гирей. Именно на этом этапе московские воеводы допустили фатальную ошибку. Присутствие поблизости главных сил крымско-татарской армии, несомненно, предполагалось ими, а теперь оно получило подтверждение из допросов захваченных казаков . Однако князь Пожарский, находившийся в состоянии победной эйфории, простительной для молодого кавалериста, но не для командира соединения, явно переоценил свои силы. Современники приводят его высокомерные и самоуверенные слова: «Давай ханишку! Давай калгу и Нурадина (султанов, сыновей хана – прим. авт.)!... Всех их вырубаем и полоним!»  При этом, насколько известно, он совершенно пренебрег разведкой и не имел представления ни о реальном расположении неприятеля, ни даже о его инженерных работах на реке Сосновка, угрожавших московскому отряду настоящим «конотопом» (украинские исследователи выводят название города именно из наличия обширных болот в его окрестностях, труднопроходимых для лошадей. В свою очередь, князь Трубецкой оставил преследование Выговского всецело на князя Пожарского и не потрудился двинуть на усиление его отряда пехоту и артиллерию, которые затруднили бы контрнаступательные действия если не казаков, то хотя бы конных татарских чамбулов (полков – прим. авт.). Он считал силы Пожарского вполне адекватными возложенной на них задаче, возможно, под влиянием донесений последнего. И это в то время, когда русские военачальники не могли не знать, что заманивание противника притворным отступлением под удар (так называемый «татарский танец» или «герц»  – обычный боевой прием украинских казаков. 

29 июня летучий отряд князя Пожарского, который казаки Выговского притворным отступлением выманили в низину между селом Сосновка и одноименной рекой, попал под удар многократно превосходящих засадных крымско-татарских и украинских сил и был разгромлен. Одновременно казацкие «саперы» под командой С. Гуляницкого (брата осажденного в Конотопе полковника) разрушили мост и запруду в тылу у московской конницы; разлившаяся Сосновка превратила путь «ратных людей» Пожарского к отступлению в огромное болото. Логично, что решающую роль в поражении отряда Пожарского сыграл ружейный и орудийных огонь засадной казацкой пехоты и дождь стрел, которым осыпали русскую конницу крымские татары, следуя своему излюбленному приему. Лишь когда противник был окончательно расстроен, войска Выговского и Мухаммеда-Гирея нанесли решающий удар в конном строю холодным оружием; справиться с деморализованными и слабо подготовленными для рукопашного боя московскими всадниками казакам и татарам не составило труда. На этом этапе, вероятно, и были пленены все трое московских воевод – князья Пожарский и Львов и Ляпунов, легко узнаваемые по роскошному снаряжению и оружию. Очевидно, что против продемонстрированного украинско-татарскими силами гибкого боевого стиля, русские воеводы и их подчиненные оказались совершенно бессильны; однако в первую очередь не по причине архаичности московской тактики, а из-за пресловутого «человеческого фактора» в командовании и низкой подготовки войск.  

«Летопись Самовидца» утверждает, что разгром Пожарского произошел всего за один час , и это похоже на правду. Однако ее заявление о том, что потери русских войск при этом составили «двадцать или тридцать тысяч люду его царского величества», представляется не столь правдоподобным. Потери русской конницы, вне всякого сомнения, были очень тяжелыми. Однако источники с московской стороны приводят гораздо более скромную цифру: "Всего на конотопском на большом бою и на отводе: полку боярина и воеводы князя Алексея Никитича Трубецкого с товарищи московского чину, городовых дворян и детей боярских, и новокрещенов мурз и татар, и казаков, и рейтарского строю начальных людей и рейтар, драгунов, солдатов и стрельцов побито и в полон поймано 4769 человек" . Из них потери Московского разряда (из частей которого в основном была сформирована конница Пожарского) составили – 2873 чел., 
– Севского разряда – 774 чел., Белгородского разряда – 829 чел. Эти цифры могут быть неточными или существенно заниженными, тем более, что не учтены погибшие казаки Беспалого (в списке потерь упомянуты только «рыльские, одоевские, донские и яицкие казаки»), а военачальники всех времен и народов скрывали свои потери. Но разница с предлагаемыми Самовидцем десятками тысяч все-таки слишком велика. Подтверждением того, что части отряда Пожарского все-таки удалось вырваться из ловушки под Сосновкой, может служить известное на основании современных документов соотношение потерь и выживших среди «столичных чинов государева полка». Из них погибли: 2 окольничих (князья Пожарский и Львов), 1 стольник, 3 стряпчих, 79 дворян московских, 163 жильца, а уцелели (включая выкупленных впоследствии из татарского плена) 717 чел. Довольно высокий процент выживших среди «столичных чинов» объясняется тем, что у дворян, имевших лучших коней, было больше шансов спастись при отступлении, чем, к примеру, у «худоконных» рейтаров и драгунов. Что же касается украинско-татарских потерь при разгроме Пожарского, то, учитывая ход сражения, они не могли быть особенно велики. Приводимым некоторыми украинскими авторами цифрам в 4 тыс. казаков и 6 тыс. татар  не удается найти подтверждения в источниках. 
Несомненно, среди выживших при Сосновке московских «ратных людей» были как трусы, бежавшие при первых признаках неудачи, так и храбрецы, пробившиеся сквозь порядки неприятеля; но легко представить в какой катастрофической тональности и те, и другие докладывали князю Трубецкому о разгроме отряда Пожарского. Хотя в распоряжении московского воеводы оставалась многочисленная свежая пехота и вся артиллерия, река Липка представляла удобный естественный рубеж обороны, на котором вполне можно было остановить Выговского и татар, а изможденные защитники Конотопа (которых оставалось в строю не более полутора тысяч  вряд ли бы решились в таких условиях на глубокую вылазку, Трубецкой преждевременно счел сражение проигранным.

Он поспешно свернул лагерь и начал отходить с войском в направлении на Путивль, чем, если верить польскому участнику сражения Р. Пегласевичу, «изумил всех». Преследование, организованное украинско-татарскими войсками, успеха не имело: не лучшим образом проявивший себя под Конотопом, московский воевода провел отступление очень удачно. Его части двигались, прикрываясь составленным из обозных повозок «гуляй-городом», окапывались на привалах и плотным артиллерийским огнем отражали все наскоки конницы противника. По свидетельству Самуила Величко, 10 июля они «вошли в Путивль без великого ущерба» . Такое мобильное отступление с боями является гораздо более сложным способом ведения боевых действий, нежели оборона на подготовленных позициях. Останься московская армия под Конотопом, она, скорее всего, отбилась бы от неприятеля с еще большей легкостью. Не будет ошибкой утверждать, что Трубецкой виноват в том, что Конотопская битва оказалась поражением московских войск, в еще большей степени, чем Пожарский, хотя и действовал более адекватно. 

Последним трагическим аккордом сражения стала широко известная казнь пленного князя Пожарского, которого крымский хан приказал зарубить за дерзкие речи и плевок в глаза. Можно предположить, что, осознав свою ответственность за разгром, русский воевода сознательно спровоцировал Мухаммеда-Гирея – эффектная смерть до некоторой степени искупила его вину в глазах современников. Но утверждение о том, что вместе с Пожарским крымцами были перебиты все пленные, вероятно, далек от истины. Напомним, что второй князь – Семен Львов - скончался позднее в плену от болезни (возможно, вследствие полученных в бою ран), а среди «столичных чинов», получивших в Москве почетное название «Конотопского полка», спустя несколько лет числились выкупленные из крымской неволи . Воевавшим ради добычи татарам не было резона уничтожать пленных, за которых можно было получить выкуп . Впрочем, судьба захваченных ими при Сосновке простых «ратных людей» вполне могла оказаться самой трагичной: не имея возможности угнать их в Крым в разгар кампании, татары, скорее всего, действительно вырезали их. 
Психологический эффект поражения при Конотопе для Московского государства, несомненно, был крайне негативным. «В печальном платье вышел Алексей Михайлович к народу, и ужас напал на Москву» , - пишет С. М. Соловьев. Главной причиной этого представляются действительно очень тяжелые потери, понесенные в битве родовитым московским дворянством. После изучения наиболее известных родословных книг дворянских фамилий, современным российским исследователям удалось составить общий список представителей знатных дворянских родов, погибших в битве под Конотопом . Среди них – князья Волконские, Ухтомские и Вяземские, Нелединские, Вельяминовы-Зерновы; при чем во многих случаях погибли отец и сын, или несколько родных братьев. Можно признать, что после Конотопа такого сильного дворянского ополчения «царь московский не был уже в состоянии вывести в поле»; хотя боевое значение поместной конницы не следует преувеличивать. Однако увязывать начатые в августе 1659 г. работы по укреплению фортификационных сооружений Москвы с реальным опасением нашествия Выговского и татар вряд ли логично. 
С военной точки зрения Контопская битва являлась впечатляющей победой Выговского и крымского хана над московскими воеводами. Применив притворное отступление, засаду и инженерные работы на местности, они продемонстрировали полное тактическое превосходство над противником, фактически игравшим по их правилам на протяжении всего сражения. Украинская и татарская конница умело использовала свое преимущество над слабо подготовленными и неоднородными кавалерийскими частями Пожарского. Боевая задача по снятию осады Конотопа и принуждению русских войск к отступлению была выполнена полностью. Однако при этом поражение Трубецкого нельзя считать полным. Главные силы его армии остались нетронутыми; более того, совершив удачное отступление с боями в Путивль, они показали, что не утратили боеспособности. Сражение подтвердило не раз упоминавшуюся современниками способность московских «ратных людей» после поражения вновь вступать в бой, «не теряя сердца» . Потери русских войск под Конотопом были, несомненно, очень чувствительными, но отнюдь не огромными. Вспоминая опыт восстания украинцев против Речи Посполитой 1648-56 гг., можно сказать, что, по сравнению с блестящими победами казацкого войска под Желтыми Водами, Пилявцами и Батогом, Конотопская битва выглядит довольно рядовым успехом, половина которого, к тому же, принадлежит союзникам-татарам. 
Влияние этого сражения на ход дальнейшей борьбы в Украине также не стоит переоценивать. Московские гарнизоны в Киеве и других украинских городах (за исключением Ромн  устояли. Попытка Выговского предпринять совместный с ханом поход «в землю Московскую для добычи и чтобы пустошили»  была нейтрализована рейдом запорожцев во главе с Юрием Хмельницким на Крым, после чего отягченный трофеями хан с половиной войска повернул обратно. Впрочем, маловероятно, что, имея в тылу главные силы противника, Выговский и Мухаммед-Гирей при любом раскладе решились бы на глубокое вторжение на юго-западных рубежах Московского государства. Трубецкой же, в свою очередь, вскоре возобновил активные боевые и дипломатические действия. Показательно, что победа Выговского при Конотопе не вдохнула уверенности в его сторонников, и в августе-сентябре 1659 г. гетман столкнулся с таким масштабным переходом казаков из его лагеря в промосковский, что спустя чуть более двух месяцев после битвы он сложил с себя гетманские полномочия (Белоцерковская рада). Все это позволяет характеризовать сражение под Конотопом не как одну из величайших, а как одну из наиболее бесплодных побед в истории Украины. 

17 октября 1659 года казацкая рада в Белой Церкви окончательно утвердила Юрия Хмельницкого в роли нового гетмана казачества. Выговского принудили отречься от власти и официально передать гетманские клейноды Хмельницкому.

 

На Раде всё Войско Запорожское «учинилось под его Великого Государя самодержавною рукою в вечном подданстве по-прежнему». Выговский же бежал в Польшу, где впоследствии был казнён по обвинению в измене - закономерный конец для предателя.

 

                                                                                                                                                                  Е.Г. Федосеев

 

lemur59.ru

Как 15000 украинцев уничтожили 150000 русских, или Битва при Конотопе

В новых учебниках истории Украины одним из важнейших событий истории незалежной и Европы считается великая битва при Конотопе 1659-го года, когда 15000 украинцев под началом гетмана Выговского уничтожили 150 000 русских оккупантов и весь цвет русского дворянства.

Президентом Ющенко в 2008-м году был подписан указ о праздновании 350-летия Конотопской битвы. Эта великая перемога отмечается на Украине иногда чуть ли не как «День победы в ВОВ» — с историческими реконструкциями и присутствием первых лиц государства, построены памятники, выпущены памятные монеты. В Крыму и Севастополе администрации поручили рассмотреть о переименовании улиц в честь участников этой битвы.

Как 15000 украинцев уничтожили 150000 русских, или Битва при Конотопе
Юбилейная монета победы над русскими при Конотопе. Поздравления россиян с 350-летием битвы при Конотопе во время выступления президента Ющенко
Удивительно, но у нас в России мало знают об этой страшной трагедии и позорной странице нашей истории. Как же всё было на самом деле?
Конотопская битва является одним из эпизодов Русско-польской войны, которая длилась с 1654 по 1667 гг. Началась она тогда, когда после неоднократных просьб гетмана Богдана Хмельницкого Земский собор принял в российское подданство запорожское войско с людьми и землями. Во время этой войны России, едва опомнившейся от тяжких времён смуты, пришлось воевать не только с Речью Посполитой (союзом Литвы и Польши с оккупированными землями русского воеводства (Малороссии)), но также и с Швецией и с Крымским Ханством, то есть, в общем-то, со всеми.
Умирая, Богдан Хмельницкий завещал гетманство своему сыну Юрию, однако частью казацкой верхушки при тайной поддержке польской шляхты казацким гетманом был назначен Иван Выговский — шляхтич, некогда служивший в регулярных войсках польского короля Владислава IV. Царь Алексей Михайлович одобрил избрание гетмана. Однако простые казаки гетмана невзлюбили, особенно в восточной части Малороссии. Как рассказывал проезжавший по Малой Руси в декабре 1657 года греческий митрополит Колоссийский Михаил, «гетмана Ивана Выговского заднепровкие черкасы любят. А которые по сю сторону Днепра, и те де черкасы и вся чернь ево не любят, а опасаютца того, что он поляк, и чтоб де у него с поляки какова совету не было». В итоге гетман предал царя и переметнулся на сторону поляков, приняв титул «Великого гетмана княжества Русского» (заметьте, РУССКОГО, не украинского).
Действия Выговского, нацеленные на новое подчинение польской Короне, вызвали сильное сопротивление среди казаков. Против Выговского выступила Запорожская сечь, Полтавский и Миргородский полки. Чтоб навязать свою власть казакам силой, Выговскому пришлось, помимо польского короля, присягать ещё и крымскому хану Мехмеду IV Гирею, чтобы тот оказал ему военную помощь.
Царь Алексей Михайлович, не желая войны, начал переговоры с Выговским о мирном разрешении конфликта, но они не принесли результата. Осенью 1658 на Украину вступает Белгородский полк князя Григория Ромодановского.
В ноябре Выговский запросил мира и подтвердил свою верность присяге русскому царю, а в декабре опять изменил присяге, соединившись с татарами и польским отрядом Потоцкого.
26 марта 1659 года князь Алексей Трубецкой двинулся против Выговского. 40 дней Трубецкой уговаривал его решить дело миром, но безрезультатно. После чего повёл свою армию на осаду Конотопа.
Вот сколько войск насчитывала русская армия (списки из разрядного приказа от 11 апреля 1659):
Армия князя Трубецкого — 12302 чел.
Армия князя Ромодановского — 7333.
Армия князя Куракина — 6472.
На момент Конотопской битвы в связи с потерями и отправкой в гарнизон Ромен приказа В. Философова в полку князя Куракина насчитывалось 5000 человек. В июне 1659 к полку князя Трубецкого присоединились: солдатский (усиленного инженерного назначения) полк Николая Баумана — 1500 человек, рейтарский полк Уильяма Джонстона — 1000 человек, московские и городовые дворяне и дети боярские — 1500 человек.
Таким образом, общая численность русских войск на момент битвы составляла около 28600 человек.
Общая численность коалиции татар и Выговского:
Войско хана Мехмеда Гирея: около 30—35 тыс. чел.
Казацкие полки гетмана Выговского: 16 тыс.
Польско-литовские наёмники: от 1,5 до 3 тыс.
Итого: общая численность войск коалиции Выговского составляла от 47500 до 54000 чел.
То есть 28000 против 47000-54000. Откуда украинские историки взяли остальные 122000 «вежливых людей», непонятно. Видимо, в фальсификации русских исторических документов виноват лично Путин (именно он склонил к этому царя Алексея Михайловича в обмен за скидку на газ). А грамоты со списками служивых людей, по которым получали тогда жалование русские войска, специально были изменены…
Сама битва

28 июня 1659 года крымские татары напали на малочисленные конные сторожевые отряды, охранявшие лагерь русской армии Трубецкого. Князь Пожарский с 4000 служивых людей и 2000 верных русскому царю запорожских казаков, атаковали татар нуреддин-султана Адиль-Гирея и немецких драгун, разбили их, нанесли им поражение и погнали в юго-восточном направлении. Заметьте, около 6000, не 150000!
Как 15000 украинцев уничтожили 150000 русских, или Битва при Конотопе

Шотландец Патрик Гордон так описывал произошедшее: «Пожарский преследовал татар через гать и болото. Хан, незаметно стоявший с войском в долине, вдруг вырвался оттуда тремя огромными, как тучи, массами».
Отряд Пожарского численностью около 6 тысяч человек попал в засаду. Русскому отряду противостояла почти 40-тысячная армия, в состав которой входили крымские татары под командованием хана Мехмеда IV Гирея и наёмники. Пожарский попытался развернуть отряд в сторону основного удара ханских войск, но не успел. Выпустив тысячи стрел, татары пошли в атаку. Из приданных Пожарскому рейтар только один полк (полковника Фанстробеля) «сумел повернуть фронт и дать залп из карабинов прямо в упор по атакующей татарской коннице. Однако это не смогло остановить ордынцев, и после короткого боя полк был истреблён». Имея значительное превосходство в живой силе, татарам удалось окружить отряд Пожарского и разбить его в ближнем бою. Это уже был не бой, а избиение врагом, который превосходил по численности русский авангард в 6 раз. В этот момент, то есть к шапочному разбору, когда исход битвы уже практически был решён, и подошёл Выговский со своими 16000. Вот, собственно, в чём и состоит его Великая Перемога.
Так что речь может идти никак не о гибели 150000 русского войска, а об уничтожении 6000-го авангарда, оторвавшегося от основных сил (22 000 человек) и попавшего в засаду. И даже это локальное поражение русской армии нанесли никак не гетман Выговский, с его правобережными казаками, а крымские татары.
Дальнейшая судьба попавших в засаду русских была печальна. По словам Гордона, «хан, будучи слишком проворен для русских, окружил и одолел их, так что спаслись немногие». Погибли и казаки гетмана Беспалого, который писал Алексею Михайловичу:«…на том, Государь, бою при князь Семёне Петровиче Львове и князе Семёне Романовиче Пожарском всех смертно побито, насилу, Государь, через войска Выговского и татарские несколько десятков человек пробилися в войско до табору». Сам князь Семён Пожарский, до последней возможности сражаясь с врагами, «многих… посекаша и храбрство свое велие простираше», попал в плен.
Самого Пожарского хан казнил уже в плену, когда тот назвал Выговского изменником и плюнул в лицо хану. Остальных пленных также казнили. По словам Наима Челеби, первоначально русских пленных хотели отпустить за выкуп (по обычной практике того времени), но это было отвергнуто «дальновидными и опытными татарами»: мы «…должны употребить все старания, чтобы укрепить вражду между россиянами и казаками, и совершенно преградить им путь к примирению; мы должны, не мечтая о богатстве, решиться перерезать их всех… Перед палатою ханскою отрубили головы всем значительным пленникам, после чего и каждый воин порознь предал мечу доставшихся на его долю пленников».
Об упорном характере боя свидетельствуют описания ранений тех, кто сумел вырваться из окружения и добраться до лагеря Трубецкого: Борис Семенов сын Толстой «по правой щеке и по носу посечен саблею, да по правой руке ниже локтя пострелен из лука», Михайло Степанов сын Голенищев Кутузов (предок великого фельдмаршала М. И. Кутузова) «сечен саблею по обеим щекам, да по левому плечу, и по левой руке», Иван Ондреев сын Зыбин «по голове посечен саблею да по правому виску от глаза и до уха пострелян из лука».
Дальнейшие боевые действие коалиции против русских войск особого успеха не имели.
29 июня войска Выговского и Крымского хана выдвинулись к лагерю князя Трубецкого у села Подлипное, пытаясь взять лагерь в осаду. К этому времени князь Трубецкой уже успел закончить объединение лагерей своей армии. Завязалась артиллерийская дуэль.
В ночь на 30 июня Выговский решился на штурм. Атака закончилась провалом, а в результате контратаки русской армии войска Выговского были выбиты из своих укреплений. В ходе ночного боя сам Выговский был ранен. Ещё немного, и войско Трубецкого «овладело б (нашим) табором, ибо уже вломилось в него», — вспоминал сам гетман. Войска гетмана и хана были отброшены на 5 вёрст.
Несмотря на успех ночной контратаки армии Трубецкого, стратегическая обстановка в районе Конотопа изменилась. Далее осаждать Конотоп, имея в тылу многочисленного неприятеля, стало бессмысленным. 2 июля Трубецкой снял осаду с города, и армия под прикрытием гуляй-города начала отход к реке Сейм.
Выговский и хан попытались снова напасть на армию Трубецкого. И снова эта попытка окончилась неудачей. По словам пленных, потери Выговского и хана составили около 6000 человек. В этом бою большие потери понесли и наёмники Выговского. Командовавшие наёмными хоругвями братья гетмана полковники Юрий и Илья Выговские вспоминали, что «в то де время на приступех казатцкого войска и татар побито много, и ляцкого де войска убит маер и хорунжие и капитаны и иные начальные многие люди». Потери русской стороны оказались минимальны. Гетман Беспалый докладывал царю: «К табору, Государь, нашему жестокие приступы неприятели чинили, и, за милостью Божиею… мы отпор давали тем наприятелем и помехи никакие не отнесли, и многих тех неприятелей на отходе и в походе побивали, и пришли, Государь, к реке Сейм дал Бог здорово
4 июля стало известно, что путивльский воевода князь Григорий Долгоруков выступил на помощь армии князя Трубецкого. Но Трубецкой приказал Долгорукову вернуться в Путивль, сказав, что у него достаточно сил для обороны от противника и помощь ему не нужна.
Согласно российским архивным данным, «Всего на конотопском на большом бою и на отводе: полку боярина и воеводы князя Алексея Никитича Трубецкого с товарищи московского чину, городовых дворян и детей боярских, и новокрещенов, мурз и татар, и казаков, и рейтарского строю начальных людей и рейтар, драгунов, солдатов и стрельцов побито и в полон поймано 4769 человек». Основные потери пришлись на отряд князя Пожарского, попавшего в первый день в засаду. Не 150000 и даже не 30000, а 4769. Почти все из них погибли в битве с татарами, а никак не с гарным хлопцем и гетманам княжество русского Выговским.
После отступления русских войск татары начали грабить украинские (хотя слова «Украина» тогда не было) хутора (на левобережной Украине), сожгли 4674 домов и взяли в плен более 25000 мирных крестьян.
Что мы имеем в конечном итоге?
1. Украинцы не участвовали в конотопской битве. Участвовал гетман самопровозглашённого РУССКОГО княжества Выговский и подданные этого РУССКОГО княжества, соответственно, русские в основном правобережные казаки.
2. Если допустить, что те русские казаки всё-таки были предками нынешних украинцев и их можно в какой-то степени назвать протоукрами, хотя сами они себя таковыми не считали, то даже в этом случае вся заслуга Выговского, 4 раза предававшего своих царей (2 раза польского и 2 раза русского), и его казаков заключается в том, что: а) он натравил на русских и запорожских казаков татар и б) поучаствовал на заключительном этапе в добивании авангарда русских, при том, что против 1-го русского было 8 татар, казаков, литовцев и немцев.
3. Армия русская не была разбита, а под давлением численно превосходящего врага вынуждена была снять осаду с Конотопа. Преследование русской армии было неудачным и привело к большим потерям со стороны коалиции и минимальным со стороны русских. Потери русских составили всего 4769 человек убитыми и пленными, то есть приблизительно 1/6 часть армии и 2000 левобережных казаков. Выговский и татары потеряли от 7000 до 10000. Сама русско-польская война окончилась победой нашего государства, были возвращены Смоленск, нынешняя восточная Украина, а наши враги были разгромлены и вскоре перестали существовать.
Через 150 лет Литва, Польша, Русское воеводство, Крымское ханство, ногайские орды и другие, часть шведского королевства и Османской империи стали частью Российской империи.
И что же празднуют наши украинские братья?
Победу 35000-го войска татар над заманенными в болото 4000 русских и 2000 запорожских казаков.
Кого чествуют?
Человека, считавшего себя гетманом РУССКОГО княжества, 4 раза изменившего своим государям, натравившего на свой народ татар и начавшего эпоху, именуемую на Украине «Руиной».
Откуда же взялись 150-тысячная армия русских и 30000—50000 убитых?
А как ни странно, в середине 19-го века в трудах нашего соотечественника Соловьёва, которого ещё при жизни подвергли критике историки и даже собственные друзья, причём не только в России, но и за рубежом.
Согласно американскому историку Брайану Дэвису, «высказывание Соловьёва справедливо только в том смысле, что как минимум 259 из убитых и пленных принадлежали к офицерским чинам. Вот исходя из количества офицеров и дворян Соловьёв и нарисовал число 150000.
Надо сказать, что в 1651 г. общее число ратных людей в России вообще равнялось 133210 человек. Как вы думаете, какую часть этой армии могла отправить Россия воевать с мятежным гетманом, если она вела военные действия от Балтики до Чёрного моря, и основные вражеские силы были сосредоточены на северо-западе страны у границ с Швецией, Польшей и в Прибалтике, и при этом нужно было оставить гарнизоны в городах и крепостях — от Иркутска до Иван-города и от Архангельска до Астрахани? В стране было беспокойно: ведь скоро начнётся восстание Разина…
Можно спорить о численности армий сколько угодно и придумывать сколько угодно, но была при царе Алексее Михайловиче такая вещь как списки полков и отчёты о потерях по разрядному приказу. Списки потерь из Разрядного приказа — это не летопись или хроника частного лица, не владеющего точной информацией, а документальный отчёт, предоставленный воеводой непосредственно царю. Делопроизводственная документация русских приказов составлялась в первую очередь в интересах контроля за финансами и снабжением вооружённых сил, поэтому за ней тщательно следили и писали только реальные цифры, вот как раз эти сведения и являются единственно верными, отсюда и точные до человека числа ратников, входивших в полки и точное число потерь у русских. И сильный разброс потерь среди армии Выгодского и крымских татар: у тех просто не вели такой статистики, а оценивали численность на глаз или как кому хотелось…
Автор В.В. Попов (ВВП)

Юбилейная монета победы над русскими при Конотопе. Поздравления россиян с 350-летием битвы при Конотопе во время выступления президента Ющенко
Памятник победы над русскими при Конотопе

fishki.net

От А до Я - Битва при Конотопе в 1659 г.

1654 год - Вся Украина возносит благодарственную молитву - Царство Русское пришло на помощь казакам в их борьбе против Речи Посполитой и польского панства, против тех, кто довел весь украинский народ до крайних степеней нищеты, кто угнетал православную веру и всеми силами насаждал на Украине польский язык, тех, кто пытался сломить и уничтожить саму суть и цивилизационное ядро нашего народа.

1657 год - умирает человек, без преувеличения спасший Украину от польского гнета и ее народ от утраты своих корней и утери своих предков, языка и культуры, человек, предотвративший гибель и ассимиляцию наших предков, - гетман Богдан-Зиновий Михайлович Хмельницкий. Вопреки воле Богдана Хмельницкого гетманом становится Иван Выговский - глава Генеральной Канцелярии, известный своей пропольской ориентацией. Основой его власти становится террор руками иностранных наемников.

1658 год - Иван Выговский, изменив своей клятве и заветам Переяславской Рады, подписывает с поляками Гадячский договор, по которому Гетманщина под названием Великое княжество Русское входит в Речь Посполитую как составная часть, наделённая внутренней автономией. Польской шляхте и католической церкви возвращается отнятое казаками имущество. Изгнанным во время казачьего бунта полякам разрешается вернуться.

Однако на этот раз вспыхнуло восстание уже против самого Выговского. Народ не желал возвращения польского национального и религиозного гнёта на Малой Руси даже в смягчённой форме. Речь Посполитая, в свою очередь, не намеревалась соблюдать внутреннюю автономию Великого княжества Русского: польский сейм ратифицировал Гадячский договор лишь в односторонне-урезанном виде. Оппозицию против Выговского возглавили полтавский полковник Мартын Пушкарь, кошевой атаман Яков Барабаш. Чтобы навязать свою власть казачеству, Выговский присягнул как польскому королю, так и крымскому хану Мехмеду IV Гирею, в надежде на военную помощь. После подавления восстания Выговский начал репрессии против старшины. В июне 1658 года по приказу гетмана был убит переяславский полковник Иван Сулима, через несколько месяцев лишился головы новый переяславский полковник Колюбаца, расстреляли корсунского полковника Тимофея Оникиенко, вместе с полковниками были казнены 12 сотников разных полков. Спасаясь от гетмана, бежали уманский полковник Иван Беспалый, паволоцкий полковник Михаил Суличич и генеральный есаул Иван Ковалевский. Яким Самко бежал на Дон.

Царь Алексей Михайлович, не желая войны, начал переговоры с Выговским о мирном разрешении конфликта, которые не принесли результата. 26 марта 1659 года князь Алексей Трубецкой двинулся против Выговского. Имея предписания сперва склонить Выговского к миру, а не воевать, Трубецкой провёл около 40 дней в переговорах с послами Выговского. После окончательного провала переговоров Трубецкой принял решение начинать военные действия. 20 апреля князь Трубецкой подошёл к Конотопу и осадил его. 21 апреля под Конотоп подошли полки князя Фёдора Куракина, князя Ромодановского и гетмана Беспалого. Полки встали тремя отдельными лагерями: полк Трубецкого встал у села Подлипное, полк Куракина «по другую сторону города», полк Ромодановского к западу от Конотопа. Общие силы составляли около 28 тысяч человек, в том числе почти 7 тысяч казаков. 29 апреля, не желая терять время на осаду, князь приказал штурмовать город. Атака окончилась безрезультатно, погибло 252 человека, ранено было около 2 тысяч. Трубецкой вновь перешёл к осадной тактике, которая, однако, осложнялась отсутствием крупнокалиберной артиллерии. К началу июня 1659 года положение осаждённых стало критическим, горожане требовали сдать город. Ситуация изменилась, когда к Конотопу подошли крымское войско и главные силы Выговского - 35 тысяч татар Мехмеда Гирея, около 16 тысяч казаков и порядка 3 тысяч наемников.

Действия отряда князя Пожарского

28 июня 1659 года крымские татары напали на малочисленные конные сторожевые отряды, охранявшие лагерь русской армии Трубецкого, осаждавшей Конотоп, после чего бежали за речку Куколку (Сосновку). Князь Трубецкой с ратными людьми «вышли за обозы, и от обозов товарыщи боярина и воеводы князя Алексея Никитича Трубецкого и стольника князя Федора Куракина окольничие с государевыми ратными людьми своих полков ходили против тех изменников черкас и татар к деревне Сосновке к переправе». Основные силы русского войска остались под Конотопом. К Сосновке был послан конный отряд под началом князей Семёна Пожарского и Семёна Львова (около 4 тысяч человек), а также верные русскому царю казаки-запорожцы гетмана Ивана Беспалого с полковниками Григорием Ивановым и Михаилом Козловским «с Войском Запорожским с двумя тысячми людей». Пожарский атаковал татар нуреддин-султана Адиль-Гирея (второго наследника престола) и наёмников, нанёс им поражение и погнал в юго-восточном направлении. Пожарский и Львов, преследуя бегущих татар и немецких драгун, двигались в сторону села и урочища Пустая Торговица, когда из леса выступила многотысячная армия хана, оказавшаяся в тылу русского отряда. Отряд Пожарского попал в засаду. Русскому отряду противостояла 40-тысячная армия, в состав которой входили крымские татары под командованием хана Мехмеда IV Гирея и наёмники. Пожарский попытался развернуть отряд в сторону основного удара ханских войск, но не успел. Имея значительное превосходство в живой силе, татарам удалось окружить отряд Пожарского и разбить его в ближнем бою. Сам князь Семён Пожарский, до последней возможности сражаясь с врагами, «многих… посекаша и храбрство свое велие простираше», попал в плен. Об упорном характере боя свидетельствуют описания ранений тех, кто сумел вырваться из окружения и добраться до лагеря Трубецкого. Гетман Выговский не участвовал в этом бою. Казацкие полки и польские хоругви подошли к переправе спустя несколько часов после сражения, на втором этапе битвы, когда отряд Пожарского уже был окружён.

Действия отряда князя Ромодановского

Получив сведения о столкновении отряда Пожарского с крупными силами противника, Трубецкой выслал на помощь конные части из воеводского полка князя Григория Ромодановского: около 3000 всадников из дворян и детей боярских, рейтар и драгун Белгородского полка. Навстречу, к переправе вышли войска Выговского. Узнав от вырвавшихся из окружения о том, что отряд Пожарского уже уничтожен, Ромодановский принял решение о организации обороны на реке Куколке. В подкрепление к Ромодановскому были высланы резервный рейтарский полк полковника Венедикта Змеева (1200 человек) и 500 человек дворян и детей боярских из воеводского полка Андрея Бутурлина. Имея троекратное численное превосходство на переправе Куколки, Выговский не смог добиться успеха. Ромодановский, спешив свою конницу, укрепился на правом берегу реки у села Шаповаловка. Бой продолжался до позднего вечера, все атаки выговцев были отбиты. В виду низкого боевого духа казаков, многие из которых были рекрутированы насильно под угрозой отдать их семьи в рабство татарам, Выговскому пришлось опираться на польско-литовские хоругви. К вечеру драгуны коронного полковника Йожефа Лончинского и наёмники Выговского (литовского капитана Яна Косаковского) с боем сумели взять переправу. Об успехах в бою за переправу казаков источники не сообщают. Сам Выговский признал, что именно «драгуны выбили с переправы» русские части. Однако, решающими факторами поражения Ромодановского стали выход противника в тыл обороняющимся и обходной манёвр крымского хана со стороны Торговицы через реку Куколку (Сосновку), брод через реку и болото был показан им перебежчиком. Ромодановскому пришлось отступать к обозу армии князя Трубецкого. Отступлением князя Ромодановского закончился первый день сражения.

29 июня войска Выговского и Крымского хана выдвинулись к лагерю князя Трубецкого у села Подлипное и «учали по обозу и в обоз стрелять из пушек, и повели к обозу шанцы», пытаясь взять лагерь в осаду. К этому времени князь Трубецкой уже успел закончить объединение лагерей своей армии. Завязалась артиллерийская дуэль. В ночь на 30 июня Выговский решился на штурм. Атака закончилась провалом, а в результате контратаки русской армии войска Выговского были выбиты из своих шанцев. В ходе ночного боя сам Выговский был ранен. Ещё немного и войско Трубецкого «овладело б (нашим) табором, ибо уже вломилось в него», — вспоминал сам гетман. Войска гетмана и хана были отброшены на 5 вёрст и встали за деревней Сосновкой, откатившись на позиции, занимаемые до штурма сосновской (через реку Куколку-Сосновку) переправы. После этого наступило двухдневное затишье.

Несмотря на успех ночной контратаки армии Трубецкого, стратегическая обстановка в районе Конотопа изменилась. Далее осаждать Конотоп, имея в тылу многочисленного неприятеля, стало бессмысленным. 2 июля Трубецкой снял осаду с города и армия, под прикрытием движущегося обоза (вагенбурга, гуляй-города), начала отход к реке Семи. В миле от Конотопа Выговский и хан попытались напасть на армию Трубецкого. Эта попытка вновь окончилась неудачей. По словам пленных, потери Выговского и хана составили около 6 000 человек. В этом бою большие потери понесли и наемники Выговского. Потери русской стороны оказались минимальны. 4 июля стало известно, что путивльский воевода князь Григорий Долгоруков выступил на помощь армии князя Трубецкого. Но Трубецкой приказал Долгорукову вернуться в Путивль, сказав, что у него достаточно сил для обороны от противника. В этот же день русские войска встали на реке Семи и начали переправу. С 4 по 10 июля продолжалась переправа. С 4 по 6 июля войска хана и Выговского пытались атаковать армию Трубецкого и вели артиллерийский огонь. Им удалось разбить артиллерией несколько возов, но большого урона армии князя причинить не удалось. 10 июля, закончив переправу, князь Трубецкой пришёл в Путивль.

Согласно российским архивным данным из Разрядного приказа, «Всего на конотопском на большом бою и на отводе: полку боярина и воеводы князя Алексея Никитича Трубецкого с товарищи московского чину, городовых дворян и детей боярских, и новокрещенов, мурз и татар, и казаков, и рейтарского строю начальных людей и рейтар, драгунов, солдатов и стрельцов побито и в полон поймано 4769 человек». Основные потери пришлись на отряд князя Пожарского. Почти полностью погиб рейтарский полк Анца Георга фон Стробеля (Фанстробеля), потери которого составили 1070 человек, включая полковника, подполковника, майора, 8 ротмистров, 1 капитана, 12 поручиков и прапорщиков. Войско Запорожское, согласно докладу гетмана И. Беспалого, потеряло около 2000 казаков. На долю кавалерии приходятся главные потери армии, пехота за все время боев потеряла всего 89 человек убитыми и пленными. Общие потери армии князя Трубецкого за время отступления к Путивлю составили около 100 человек. Потери Выговского составили около 4 тысяч человек, крымские татары потеряли 3—6 тысяч человек.

Можно ли считать исход битвы разгромом русских войск армией Выговского? Однозначно нет, даже и поражением назвать сложно. Действуя в условиях практически двукратного превосходства сил противника, Трубецкой после поражения отряда Пожарского смог перехватить инициативу в сражении, достиг ряда важных успехов и обеспечил успешное отступление - подчеркиваем, не бегство, а именно ОТСТУПЛЕНИЕ - перед лицом превосходящих лиц противника, сумев сберечь не только вверенные ему жизни воинов, но и практически весь обоз. Так что с военной точки зрения действия князя Трубецкого если не безукоризненны, то очень близки к этому.

После столкновения при Конотопе политический авторитет гетмана Выговского, легитимность избрания которого на гетманский пост после смерти Богдана Хмельницкого изначально ставилась под сомнение, упал ещё больше. Разочарованные гетманом соратники Выговского приняли решение свергнуть своего лидера. Собственно, сражение под Конотопом являлось попыткой военными мерами укрепить политическую и личную власть Выговского, которую отказывалось признавать казачество. Результат оказался прямо противоположным. Сразу же после отступления Трубецкого в Путивль на Гетманщине разгорелись крестьянские и городские восстания, подпитываемые действиями союзных с Выговским крымских татар, которые грабили крестьянские и казацкие поселения, уводили в рабство женщин и детей. Против Выговского выступил и его недавний соратник Иван Богун, подняв восстание на Правобережной Украине. Запорожский кошевой атаман Иван Серко напал на ногайские улусы, выполнив поручение князя Трубецкого и гетмана Беспалого. Это вынудило крымского хана оставить Выговского и уйти с войском в Крым. После этого похода Иван Серко с войском Запорожским двинулся против Выговского и разбил посланного ему навстречу Выговским полковника Тимоша с войском. Вскоре к восставшим против Выговского городам Ромны, Гадяч, Лохвица присоединилась усмирённая Выговским в предыдущем году Полтава. Против Выговского выступили некоторые духовные лица: Максим Филимонович, протопоп из Нежина, и Семён Адамович, протопоп из Ични. К сентябрю 1659 года присягу «Белому царю» приняли бывшие союзники Выговского в Конотопской битве: полковник киевский Иван Екимович, переяславский — Тимофей Цецюра, черниговский — Аникей Силич. Полковник Тимофей Цецюра, воевавший на стороне Выговского под Конотопом, рассказал Шереметеву, что полковники и казаки, бились с русскими ратными людьми «по большой неволе, боясь изменника Ивашки Выговского, что он многих полковников, которые не похотели послушать, велел посечь, а иных расстрелял и вешал, а многих казаков с женами и с детьми отдал в Крым татаром».

17 октября 1659 года казацкая рада в Белой Церкви окончательно утвердила Юрия Хмельницкого в роли нового гетмана казачества. Выговского принудили отречься от власти и официально передать гетманские клейноды Хмельницкому. На Раде всё Войско Запорожское «учинилось под его Великого Государя самодержавною рукою в вечном подданстве по-прежнему». Выговский же бежал в Польшу, где впоследствии был казнён по обвинению в измене - закономерный конец для предателя.

www.ot-a-do-ya.org

Как 15000 украинцев уничтожили 150000 русских, или Битва при Конотопе (4 фото)

В новых учебниках истории Украины одним из важнейших событий истории незалежной и Европы считается великая битва при Конотопе 1659-го года, когда 15000 украинцев под началом гетмана Выговского уничтожили 150 000 русских оккупантов и весь цвет русского дворянства.

Президентом Ющенко в 2008-м году был подписан указ о праздновании 350-летия Конотопской битвы. Эта великая перемога отмечается на Украине иногда чуть ли не как «День победы в ВОВ» — с историческими реконструкциями и присутствием первых лиц государства, построены памятники, выпущены памятные монеты. В Крыму и Севастополе администрации поручили рассмотреть о переименовании улиц в честь участников этой битвы.

Как 15000 украинцев уничтожили 150000 русских, или Битва при Конотопе

Юбилейная монета победы над русскими при Конотопе. Поздравления россиян с 350-летием битвы при Конотопе во время выступления президента Ющенко

Удивительно, но у нас в России мало знают об этой страшной трагедии и позорной странице нашей истории. Как же всё было на самом деле?

Конотопская битва является одним из эпизодов Русско-польской войны, которая длилась с 1654 по 1667 гг. Началась она тогда, когда после неоднократных просьб гетмана Богдана Хмельницкого Земский собор принял в российское подданство запорожское войско с людьми и землями. Во время этой войны России, едва опомнившейся от тяжких времён смуты, пришлось воевать не только с Речью Посполитой (союзом Литвы и Польши с оккупированными землями русского воеводства (Малороссии)), но также и с Швецией и с Крымским Ханством, то есть, в общем-то, со всеми.

Умирая, Богдан Хмельницкий завещал гетманство своему сыну Юрию, однако частью казацкой верхушки при тайной поддержке польской шляхты казацким гетманом был назначен Иван Выговский — шляхтич, некогда служивший в регулярных войсках польского короля Владислава IV. Царь Алексей Михайлович одобрил избрание гетмана. Однако простые казаки гетмана невзлюбили, особенно в восточной части Малороссии. Как рассказывал проезжавший по Малой Руси в декабре 1657 года греческий митрополит Колоссийский Михаил, «гетмана Ивана Выговского заднепровкие черкасы любят. А которые по сю сторону Днепра, и те де черкасы и вся чернь ево не любят, а опасаютца того, что он поляк, и чтоб де у него с поляки какова совету не было». В итоге гетман предал царя и переметнулся на сторону поляков, приняв титул «Великого гетмана княжества Русского» (заметьте, РУССКОГО, не украинского).

Действия Выговского, нацеленные на новое подчинение польской Короне, вызвали сильное сопротивление среди казаков. Против Выговского выступила Запорожская сечь, Полтавский и Миргородский полки. Чтоб навязать свою власть казакам силой, Выговскому пришлось, помимо польского короля, присягать ещё и крымскому хану Мехмеду IV Гирею, чтобы тот оказал ему военную помощь.

Царь Алексей Михайлович, не желая войны, начал переговоры с Выговским о мирном разрешении конфликта, но они не принесли результата. Осенью 1658 на Украину вступает Белгородский полк князя Григория Ромодановского.

В ноябре Выговский запросил мира и подтвердил свою верность присяге русскому царю, а в декабре опять изменил присяге, соединившись с татарами и польским отрядом Потоцкого.

26 марта 1659 года князь Алексей Трубецкой двинулся против Выговского. 40 дней Трубецкой уговаривал его решить дело миром, но безрезультатно. После чего повёл свою армию на осаду Конотопа.

Вот сколько войск насчитывала русская армия (списки из разрядного приказа от 11 апреля 1659):

  • Армия князя Трубецкого — 12302 чел.
  • Армия князя Ромодановского — 7333.
  • Армия князя Куракина — 6472.

На момент Конотопской битвы в связи с потерями и отправкой в гарнизон Ромен приказа В. Философова в полку князя Куракина насчитывалось 5000 человек. В июне 1659 к полку князя Трубецкого присоединились: солдатский (усиленного инженерного назначения) полк Николая Баумана — 1500 человек, рейтарский полк Уильяма Джонстона — 1000 человек, московские и городовые дворяне и дети боярские — 1500 человек.

Таким образом, общая численность русских войск на момент битвы составляла около 28600 человек.

Общая численность коалиции татар и Выговского:

  • Войско хана Мехмеда Гирея: около 30—35 тыс. чел.
  • Казацкие полки гетмана Выговского: 16 тыс.
  • Польско-литовские наёмники: от 1,5 до 3 тыс.
  • Итого: общая численность войск коалиции Выговского составляла от 47500 до 54000 чел.

То есть 28000 против 47000-54000. Откуда украинские историки взяли остальные 122000 «вежливых людей», непонятно. Видимо, в фальсификации русских исторических документов виноват лично Путин (именно он склонил к этому царя Алексея Михайловича в обмен за скидку на газ). А грамоты со списками служивых людей, по которым получали тогда жалование русские войска, специально были изменены…

Сама битва

28 июня 1659 года крымские татары напали на малочисленные конные сторожевые отряды, охранявшие лагерь русской армии Трубецкого. Князь Пожарский с 4000 служивых людей и 2000 верных русскому царю запорожских казаков, атаковали татар нуреддин-султана Адиль-Гирея и немецких драгун, разбили их, нанесли им поражение и погнали в юго-восточном направлении. Заметьте, около 6000, не 150000!

Как 15000 украинцев уничтожили 150000 русских, или Битва при Конотопе

Шотландец Патрик Гордон так описывал произошедшее: «Пожарский преследовал татар через гать и болото. Хан, незаметно стоявший с войском в долине, вдруг вырвался оттуда тремя огромными, как тучи, массами».

Отряд Пожарского численностью около 6 тысяч человек попал в засаду. Русскому отряду противостояла почти 40-тысячная армия, в состав которой входили крымские татары под командованием хана Мехмеда IV Гирея и наёмники. Пожарский попытался развернуть отряд в сторону основного удара ханских войск, но не успел. Выпустив тысячи стрел, татары пошли в атаку. Из приданных Пожарскому рейтар только один полк (полковника Фанстробеля) «сумел повернуть фронт и дать залп из карабинов прямо в упор по атакующей татарской коннице. Однако это не смогло остановить ордынцев, и после короткого боя полк был истреблён». Имея значительное превосходство в живой силе, татарам удалось окружить отряд Пожарского и разбить его в ближнем бою. Это уже был не бой, а избиение врагом, который превосходил по численности русский авангард в 6 раз. В этот момент, то есть к шапочному разбору, когда исход битвы уже практически был решён, и подошёл Выговский со своими 16000. Вот, собственно, в чём и состоит его Великая Перемога.

Так что речь может идти никак не о гибели 150000 русского войска, а об уничтожении 6000-го авангарда, оторвавшегося от основных сил (22 000 человек) и попавшего в засаду. И даже это локальное поражение русской армии нанесли никак не гетман Выговский, с его правобережными казаками, а крымские татары.

Дальнейшая судьба попавших в засаду русских была печальна. По словам Гордона, «хан, будучи слишком проворен для русских, окружил и одолел их, так что спаслись немногие». Погибли и казаки гетмана Беспалого, который писал Алексею Михайловичу:«…на том, Государь, бою при князь Семёне Петровиче Львове и князе Семёне Романовиче Пожарском всех смертно побито, насилу, Государь, через войска Выговского и татарские несколько десятков человек пробилися в войско до табору». Сам князь Семён Пожарский, до последней возможности сражаясь с врагами, «многих… посекаша и храбрство свое велие простираше», попал в плен.

Самого Пожарского хан казнил уже в плену, когда тот назвал Выговского изменником и плюнул в лицо хану. Остальных пленных также казнили. По словам Наима Челеби, первоначально русских пленных хотели отпустить за выкуп (по обычной практике того времени), но это было отвергнуто «дальновидными и опытными татарами»: мы «…должны употребить все старания, чтобы укрепить вражду между россиянами и казаками, и совершенно преградить им путь к примирению; мы должны, не мечтая о богатстве, решиться перерезать их всех… Перед палатою ханскою отрубили головы всем значительным пленникам, после чего и каждый воин порознь предал мечу доставшихся на его долю пленников».

Об упорном характере боя свидетельствуют описания ранений тех, кто сумел вырваться из окружения и добраться до лагеря Трубецкого: Борис Семенов сын Толстой «по правой щеке и по носу посечен саблею, да по правой руке ниже локтя пострелен из лука», Михайло Степанов сын Голенищев Кутузов (предок великого фельдмаршала М. И. Кутузова) «сечен саблею по обеим щекам, да по левому плечу, и по левой руке», Иван Ондреев сын Зыбин «по голове посечен саблею да по правому виску от глаза и до уха пострелян из лука».

Дальнейшие боевые действие коалиции против русских войск особого успеха не имели.

29 июня войска Выговского и Крымского хана выдвинулись к лагерю князя Трубецкого у села Подлипное, пытаясь взять лагерь в осаду. К этому времени князь Трубецкой уже успел закончить объединение лагерей своей армии. Завязалась артиллерийская дуэль.

В ночь на 30 июня Выговский решился на штурм. Атака закончилась провалом, а в результате контратаки русской армии войска Выговского были выбиты из своих укреплений. В ходе ночного боя сам Выговский был ранен. Ещё немного, и войско Трубецкого «овладело б (нашим) табором, ибо уже вломилось в него», — вспоминал сам гетман. Войска гетмана и хана были отброшены на 5 вёрст.

Несмотря на успех ночной контратаки армии Трубецкого, стратегическая обстановка в районе Конотопа изменилась. Далее осаждать Конотоп, имея в тылу многочисленного неприятеля, стало бессмысленным. 2 июля Трубецкой снял осаду с города, и армия под прикрытием гуляй-города начала отход к реке Сейм.

Выговский и хан попытались снова напасть на армию Трубецкого. И снова эта попытка окончилась неудачей. По словам пленных, потери Выговского и хана составили около 6000 человек. В этом бою большие потери понесли и наёмники Выговского. Командовавшие наёмными хоругвями братья гетмана полковники Юрий и Илья Выговские вспоминали, что «в то де время на приступех казатцкого войска и татар побито много, и ляцкого де войска убит маер и хорунжие и капитаны и иные начальные многие люди». Потери русской стороны оказались минимальны. Гетман Беспалый докладывал царю: «К табору, Государь, нашему жестокие приступы неприятели чинили, и, за милостью Божиею… мы отпор давали тем наприятелем и помехи никакие не отнесли, и многих тех неприятелей на отходе и в походе побивали, и пришли, Государь, к реке Сейм дал Бог здорово

4 июля стало известно, что путивльский воевода князь Григорий Долгоруков выступил на помощь армии князя Трубецкого. Но Трубецкой приказал Долгорукову вернуться в Путивль, сказав, что у него достаточно сил для обороны от противника и помощь ему не нужна.

Согласно российским архивным данным, «Всего на конотопском на большом бою и на отводе: полку боярина и воеводы князя Алексея Никитича Трубецкого с товарищи московского чину, городовых дворян и детей боярских, и новокрещенов, мурз и татар, и казаков, и рейтарского строю начальных людей и рейтар, драгунов, солдатов и стрельцов побито и в полон поймано 4769 человек». Основные потери пришлись на отряд князя Пожарского, попавшего в первый день в засаду. Не 150000 и даже не 30000, а 4769. Почти все из них погибли в битве с татарами, а никак не с гарным хлопцем и гетманам княжество русского Выговским.

После отступления русских войск татары начали грабить украинские (хотя слова «Украина» тогда не было) хутора (на левобережной Украине), сожгли 4674 домов и взяли в плен более 25000 мирных крестьян.

Что мы имеем в конечном итоге?

1. Украинцы не участвовали в конотопской битве. Участвовал гетман самопровозглашённого РУССКОГО княжества Выговский и подданные этого РУССКОГО княжества, соответственно, русские в основном правобережные казаки.

2. Если допустить, что те русские казаки всё-таки были предками нынешних украинцев и их можно в какой-то степени назвать протоукрами, хотя сами они себя таковыми не считали, то даже в этом случае вся заслуга Выговского, 4 раза предававшего своих царей (2 раза польского и 2 раза русского), и его казаков заключается в том, что: а) он натравил на русских и запорожских казаков татар и б) поучаствовал на заключительном этапе в добивании авангарда русских, при том, что против 1-го русского было 8 татар, казаков, литовцев и немцев.

3. Армия русская не была разбита, а под давлением численно превосходящего врага вынуждена была снять осаду с Конотопа. Преследование русской армии было неудачным и привело к большим потерям со стороны коалиции и минимальным со стороны русских. Потери русских составили всего 4769 человек убитыми и пленными, то есть приблизительно 1/6 часть армии и 2000 левобережных казаков. Выговский и татары потеряли от 7000 до 10000. Сама русско-польская война окончилась победой нашего государства, были возвращены Смоленск, нынешняя восточная Украина, а наши враги были разгромлены и вскоре перестали существовать.

Через 150 лет Литва, Польша, Русское воеводство, Крымское ханство, ногайские орды и другие, часть шведского королевства и Османской империи стали частью Российской империи.

И что же празднуют наши украинские братья?

Победу 35000-го войска татар над заманенными в болото 4000 русских и 2000 запорожских казаков.

Кого чествуют?

Человека, считавшего себя гетманом РУССКОГО княжества, 4 раза изменившего своим государям, натравившего на свой народ татар и начавшего эпоху, именуемую на Украине «Руиной».

Откуда же взялись 150-тысячная армия русских и 30000—50000 убитых?

А как ни странно, в середине 19-го века в трудах нашего соотечественника Соловьёва, которого ещё при жизни подвергли критике историки и даже собственные друзья, причём не только в России, но и за рубежом.

Согласно американскому историку Брайану Дэвису, «высказывание Соловьёва справедливо только в том смысле, что как минимум 259 из убитых и пленных принадлежали к офицерским чинам. Вот исходя из количества офицеров и дворян Соловьёв и нарисовал число 150000.

Надо сказать, что в 1651 г. общее число ратных людей в России вообще равнялось 133210 человек. Как вы думаете, какую часть этой армии могла отправить Россия воевать с мятежным гетманом, если она вела военные действия от Балтики до Чёрного моря, и основные вражеские силы были сосредоточены на северо-западе страны у границ с Швецией, Польшей и в Прибалтике, и при этом нужно было оставить гарнизоны в городах и крепостях — от Иркутска до Иван-города и от Архангельска до Астрахани? В стране было беспокойно: ведь скоро начнётся восстание Разина…

Можно спорить о численности армий сколько угодно и придумывать сколько угодно, но была при царе Алексее Михайловиче такая вещь как списки полков и отчёты о потерях по разрядному приказу. Списки потерь из Разрядного приказа — это не летопись или хроника частного лица, не владеющего точной информацией, а документальный отчёт, предоставленный воеводой непосредственно царю. Делопроизводственная документация русских приказов составлялась в первую очередь в интересах контроля за финансами и снабжением вооружённых сил, поэтому за ней тщательно следили и писали только реальные цифры, вот как раз эти сведения и являются единственно верными, отсюда и точные до человека числа ратников, входивших в полки и точное число потерь у русских. И сильный разброс потерь среди армии Выгодского и крымских татар: у тех просто не вели такой статистики, а оценивали численность на глаз или как кому хотелось…

Автор В.В. Попов (ВВП)

Юбилейная монета победы над русскими при Конотопе. Поздравления россиян с 350-летием битвы при Конотопе во время выступления президента Ющенко

Памятник победы над русскими при Конотопе

{jcomments off}

nlo-mir.ru

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о