Берия это: Исторический онлайн расстрела экс-главы МВД СССР Лаврентия Берии

Грехи Берии. Приговорили бы его к высшей мере в наши дни? | История | Общество

В последнее время всё более острой становится дискуссия: какой оценки заслуживают те, кто руководил СССР в сложнейшие годы — с 1930-х до 1950-х. А пытался ли кто-нибудь непредвзято проанализировать, чего тот же Берия принёс стране больше — вреда или пользы?

Такую попытку предпринял писатель Александр Лапин. По его словам, в процессе работы над книгой «Секс и бомба Лаврентия Берии» он изучил сотни документов и воспоминаний, погрузился в тему глубже многих историков. А вот смог ли найти ответ на вопрос, каким на самом деле был человек, одно имя которого на многих наводило ужас? Слово — Александру Лапину. 

А есть ли документы?

Осваивая этот массив информации четыре года, чего я только не наслушался. Историки и публицисты либерального толка Берию ненавидят. В ход идут любые аргументы. Вплоть до байки о том, что прямо в доме наркома была оборудована личная тюрьма. И там, в подвале московского особняка, который сейчас занимает посольство Туниса, он истязал своих врагов. Несмотря на то что в этом же здании жила его семья. И туда приезжали самые разные гости, в том числе «отец американской атомной бомбы» Роберт Оппенгеймер. С другой стороны, существует литература, какой он великий управленец, не допускавший ошибок, — вроде книги «12 побед Лаврентия Берии».  

Потому для меня важно было углубиться именно в документы, в свидетельства реальных людей. Тем более что в советское время Берию не только чествовали как маршала, но и судили. Есть дело, которое расследовано его врагами во главе с Хрущёвым. Всё, что могли, они нашли и использовали в пропагандистских целях. Имеется документальная основа. И можно понять, что реально подтверждено, а что нет. Изучая протоколы допросов и обвинительное заключение, я задавался вопросом: а осудили бы Берию сейчас? И приговорили бы к такой страшной каре — расстрелу? Сказать не готов.

Чисто юридически это сложно. Потому что его преступления ничем не доказаны. Никаких очных ставок или особых улик. Есть только показания соратников либо противников. 

Что ему вменяют в вину?

Во-первых, участвовал в репрессиях. Показал себя жестоким палачом. Но давайте посмотрим на то время. Я уже писал о том, что это был период одичания. Пришедшие к власти люди не чтили ни Бога, ни чёрта. Во главе угла для них была голая целесообразность. И Берия лично репрессий не инициировал. Они продиктованы решением ЦК ВКП(б). Узаконены. Осуществлять их было его работой. Иначе и сам бы под них попал.

Хрущёв, Сталин, Молотов, Маленков — все подписывали документы, проводили намеченную политику. Справедливости ради нужно признать: Берия не упустил возможности расправиться со своими врагами. И это действительно можно поставить ему в вину. 

Продолжим список «злодеяний»? Тогда пятое обвинение: есть подозрения, что Берия убил Сталина. Намёки витают в уголовном деле, хотя прямо не говорится. Мог ли он это сделать? Да. У каждого политика есть свой временной лаг. Иосиф Виссарионович был велик, когда боролся с троцкистами, руководил индустриализацией, обороной страны. Но потом утратил чувство времени. Хотел вернуть Россию в 1930-е. Считал, что люди распустились и нужно снова подмять всех под себя. Инициировал «ленинградское дело», «дело врачей». Опять стал сажать маршалов. Отправил за решётку даже начальника собственной охраны, который прослужил ему 25 лет. 

Люди, страна, обстановка за её пределами изменились, а устаревшие представления вождя — нет. Так что убивал его Берия или не убивал, но умер Сталин вовремя. Иначе мог довести мир до атомной войны. Уже переругался с югославским маршалом Тито, «искрили» отношения и с рядом других стран. Потому устранение тов. Сталина — веяние времени.

Злое ли это было дело? Сомневаюсь. Много примеров, когда засидевшиеся руководители приводили свои государства к краху. Да и участие Берии не доказано. Он просто приехал на дачу к вождю, когда тот только что перенёс инсульт, и строго сказал его окружению: мол, не видите? Товарищ Сталин спит.

Не мешайте! И ещё сутки того не лечили. А потом было уже поздно. 

На что он мог рассчитывать?

Когда Сталин умер, сложился правящий триумвират: Берия, его друг Маленков и Хрущёв. Видимо, Лаврентий Павлович хотел выдвинуть Маленкова на первый план и оставаться серым кардиналом. Но в этой подковёрной борьбе неожиданно победил Никита Сергеевич. И через 100 дней Берия был арестован. 

Новость об аресте Берии, обвинённом в преступлениях против народа. Фото: Commons.wikimedia.org

Но даже за это время он много сделал: снова организовал амнистию, начал принимать меры по изменению экономики. Были и планы компромисса с Западом. Одним словом, не советский человек. Эффективный менеджер. Которому всё равно, какую задачу выполнять: хоть резать головы врагам народа, хоть строить великую страну. Тем более что по образованию он был архитектором. Явно имел талант и желание этим заниматься. Лично проектировал свои дома. Курировал возведение знаменитых высоток в Москве, перестроил Тбилиси.

Кстати, грузины вообще должны поставить ему памятник. Фактически являясь наместником Закавказья, он распорядился насадить у них виноградники, мандарины, разбить чайные плантации — заложил основу будущего благосостояния. 

Как появился наш ядерный щит?

Но всё же главная заслуга Берии — создание атомной бомбы. Вопрос о начале ядерной программы Берия поставил ещё в 1938 г., когда обнаружил документы, касающиеся германских экспедиций в Тибет. По одной из версий, там нашли древние инструкции по разработке самого разного оружия. Но немецкая секретная организация «Аненербе» нас опередила и всё выгребла. Это вина не Берии, а его предшественников, погрязших в клановых играх и упустивших возможность получить атомную бомбу раньше. Новый нарком вынужден был исправлять ситуацию. И начал эту работу в конце 1930-х. Потом была война. Но уже в 1942-м он докладывает Сталину: немцы и наши союзники подходят к тому, чтобы получить самое страшное средство массового уничтожения. Советские разведчики вскоре сумели выкрасть их секреты. А потом настала очередь учёных, инженеров и массы других людей. Создание атомной отрасли потребовало столько же средств, сколько СССР затратил на войну с Германией.  

Уже после его развенчания Курчатов чётко сказал: «Без Берии бомбы у нас не было бы». И на фоне этого достижения меркнут все обвинения.

«Страна Советов. Забытые вожди. Лаврентий Берия». Документально-исторический цикл

«Страна Советов. Забытые вожди. Лаврентий Берия». Документально-исторический циклСообщить о технической проблеме

Документально-исторический цикл фильмов, рассказывающий о ключевых фигурах в руководстве Советского Союза в период с 1917 по 1953 годы.

Их имена известны всей стране и сегодня, но мало кто помнит, какими они вошли в историю, и что сделали для своего государства. Они находились в пучине гражданского противостояния и социальных потрясений, меняя ход истории. В их честь называли города, улицы и горные вершины, им возводили памятники, об их победах рассказывали в школах, но они не могли знать, что спустя годы их биографии подвергнутся тщательной редактуре, а все достижения предадутся забвению.

Герои цикла «Страна Советов. Забытые вожди» — военачальники, государственные и партийные деятели, чьи судьбы стали отражением эпохи. Февральская революция, Гражданская война, «красный террор», репрессии, Великая Отечественная война — эти сложные, а порой страшные для страны события проходят красными линиями в биографиях «забытых вождей», формируют их характеры и объясняют многие поступки. Эти непростые времена были для героев цикла не просто фоном жизни, они стали самой их жизнью.

Первый герой документально-исторического цикла – Лаврентий Берия. 

На протяжении последних десятилетий в официальной историографии Берия представлен одной из самых мрачных фигур за всю историю России. В сознании поколений рисуется мстительный тиран, утопающий в крови своих врагов. Его знают лишь как главу НКВД и организатора репрессий, хотя размах репрессий при нем значительно снизился. Как хозяйственник, экономист и даже строитель Берия практически не известен, хотя это были основные сферы его деятельности.

В годы Великой Отечественной войны Берия курировал работу советской разведки и контрразведки, отвечал за производство вооружения и военной техники, взял на себя оборону Кавказа и смог остановить немцев на подступах к стратегическим запасам нефти. В 1944 году, в условиях войны, Лаврентий Берия был назначен куратором советского «атомного проекта». В работе над проектом он проявил уникальные организаторские способности, благодаря которым атомная бомба у СССР появилась намного раньше, чем этого ожидали противники в начавшейся к тому моменту холодной войне.

23 декабря 1953 года Лаврентий Берия был приговорен к смертной казни и расстрелян в бункере штаба МВО, однако обстоятельства его ареста и смерти до сих пор остаются предметом дискуссий.

Режиссер:

Павел Сергацков

Сценарий:

Александр Колпакиди, Егор Васильев, Александра Лукьянова, Василий

Шевцов, Инна Нечайкина

Оператор:

Александр Кипер

Композитор:

Борис Кукоба

Производство:

Star Media, Бабич Дизайн, 2016

Персоны:

Лаврентий Берия

Тематические категории:

История

Вместе с этим смотрят

Показать еще

Лучшие работы документалистов России и мира



ПРЯМОЙ ЭФИР

Берия | Издательство Принстонского университета

Берия

Эми Найт

Мягкая обложка ISBN: 9780691010939 39,95 долларов США / 30,00 фунтов стерлингов электронная книга ISBN: 9780691214245 Доступно как EPUB или PDF $27,97 / 21,00 фунтов стерлингов 39,95 $ / 30,00 £

Shipping to:

Choose CountryUnited StatesCanadaUnited KingdomAfghanistanAland IslandsAlbaniaAlgeriaAmerican SamoaAndorraAngolaAnguillaAntarcticaAntigua And BarbudaArgentinaArmeniaArubaAustraliaAustriaAzerbaijanBahamasBahrainBangladeshBarbadosBelarusBelgiumBelizeBeninBermudaBhutanBoliviaBonaire, Sint Eustatius and SabaBosnia And HerzegovinaBotswanaBouvet IslandBrazilBritish Indian Ocean TerritoryBrunei DarussalamBulgariaBurkina FasoBurundiCabo VerdeCambodiaCameroonCayman IslandsCentral African RepublicChadChileChinaChristmas IslandCocos (Keeling) IslandsColombiaComorosCongoCongo, Democratic RepublicCook IslandsCosta RicaCote D’IvoireCroatiaCubaCuraçao CyprusCzech RepublicDenmarkDjiboutiDominicaDominican RepublicEcuadorEgyptEl SalvadorEquatorial GuineaEritreaEstoniaEthiopiaFalkland Islands (Мальвинские острова)Фарерские островаФиджиФинляндияФранцияФранцузская ГвианаФранцузская ПолинезияФранцузские Южные ТерриторииГабонГамбияГрузияГерманияГанаГибралтарГрецияГренландияГренадаГваделупаГуамГватемалаГуе rnseyGuineaGuinea-BissauGuyanaHaitiHeard Island & Mcdonald IslandsHoly See (Vatican City State)HondurasHong KongHungaryIcelandIndiaIndonesiaIran, Islamic Republic OfIraqIrelandIsle Of ManIsraelItalyJamaicaJapanJerseyJordanKazakhstanKenyaKiribatiKoreaKorea People’ Republic OfKuwaitKyrgyzstanLao People’s Democratic RepublicLatviaLebanonLesothoLiberiaLibyan Arab JamahiriyaLiechtenstein LithuaniaLuxembourgMacaoMacedoniaMadagascarMalawiMalaysiaMaldivesMaliMaltaMarshall IslandsMartiniqueMauritaniaMauritiusMayotteMexicoMicronesia, Federated States OfMoldovaMonacoMongoliaMontenegroMontserratMoroccoMozambiqueMyanmarNamibiaNauruNepalNetherlandsNew CaledoniaNew ZealandNicaraguaNigerNigeriaNiueNorfolk IslandNorthern Mariana IslandsNorwayOmanPakistanPalauPalestinian Territory, OccupiedPanamaPapua New GuineaParaguayPeruPhilippinesPitcairnPolandPortugalPuerto RicoQatarReunionRomaniaRussian FederationRwandaSaint BarthelemySaint HelenaSaint Китс и НевисСент-ЛюсияСент-МартинСент-Пьер и Микело nSaint Vincent And GrenadinesSamoaSan MarinoSao Tome And PrincipeSaudi ArabiaSenegalSerbiaSeychellesSierra LeoneSingaporeSint Maarten (Dutch part) SlovakiaSloveniaSolomon IslandsSomaliaSouth AfricaSouth Georgia And Sandwich Isl.

South SudanSpainSri LankaSudanSurinameSvalbard And Jan MayenSwazilandSwedenSwitzerlandSyrian Arab RepublicTaiwanTajikistanTanzaniaThailandTimor-LesteTogoTokelauTongaTrinidad And TobagoTunisiaTurkeyTurkmenistanTurks And Caicos IslandsTuvaluUgandaUkraineUnited Arab EmiratesUnited States Outlying IslandsUruguayUzbekistanVanuatuVenezuelaViet NamVirgin Islands, BritishVirgin Islands, U.S. Уоллис и ФутунаЗападная СахараЙеменЗамбияЗимбабве

Выберите тип электронной книги: EPUBPDF

Добавить в корзину Добавить в корзину
Об электронных книгах и аудио

Электронная книга в формате PDF должна быть прочитана в нашем мобильном приложении, доступном для телефонов или планшетов Android/iOS. Приложение для настольного компьютера, позволяющее читать PDF-файлы, в настоящее время находится в стадии разработки. Мы обновим нашу страницу часто задаваемых вопросов

, когда она станет доступна.

Узнайте больше об электронных книгах и аудио от Princeton University Press.

Поддержите свой местный независимый книжный магазин.
  • Соединенные Штаты
  • Канада
  • Соединенное Королевство
  • Европа

История

  • Эми Найт

      Мягкая обложка

      Купить это
      • Скачать обложку

      Это первая исчерпывающая биография Лаврентия Берии, печально известного начальника милиции Сталина и на протяжении многих лет его самого влиятельного лейтенанта. Берия уже давно символизирует все пороки сталинизма, преследуя общественное воображение как на Западе, так и в бывшем Советском Союзе. Тем не менее, поскольку его политические оппоненты стерли его имя из общественной памяти после его драматического ареста и казни в 1953, ранее мало что публиковалось о его долгой и бурной карьере.

      Эми Найт — старший научный аналитик Библиотеки Конгресса и бывший научный сотрудник Вудро Вильсона. Она также является автором книги КГБ: Полиция и политика в Советском Союзе.

      «Эта гладко написанная книга достойна похвалы не только из-за рассуждений о Берии, который мог бы быть, но и из-за обнаженного портрета Берии, который был.» — Дэвид Гордон, Newsweek, International Edition

      «Первое серьезное исследование общественной карьеры Берии в объеме целой книги… Стойкость и неторопливость Найта привносят освежающую смену подхода… Большой вклад в наши знания о советской политике». — Роберт Сервис, The Times Literary Supplement

      «Берия созрел для ревизионизма. Опасность состоит в том, что из относительного либерализма Берии можно сделать слишком много… Эми Найт не попадает в эту ловушку. строго политическая биография и очень хорошая». — Саймон Себаг Монтефиоре, The [London] Times

      «Веха, бесценное достижение, естественный наследник истории ЧК Леггета». — Джон ле Карре

      «Эта первая полномасштабная научная биография умный, жестокий, властный начальник службы безопасности, которого Сталин однажды назвал «моим Гиммлером», проливает ценный новый свет на различные события сталинского периода и его ранние последствия». — Роберт Такер, почетный профессор, Принстонский университет,

      .
      • Выжженная земля
        Эммануэль Крайке
      • Призрак войны
        Джонатан Хаслам
      • Капитализм
        Майкл Зоненшер
      • Утопизм для умирающей планеты
        Грегори Клэйс
      • Единственная женщина в комнате
        Пнина Лахав

      Оставайтесь на связи, чтобы быть в курсе последних книг, идей и специальных предложений.

      Оставайтесь на связи, чтобы быть в курсе последних новостей о книгах.

      Старое шоу? Исаак Дойчер 1954

      Суд над Берией: старое шоу? Исаак Дойчер 1954

      Исаак Дойчер 1954

      Суд над Берией: старый спектакль?


      Источник: The Reporter , 2 февраля 1954 г. Отсканировано и подготовлено для Marxist Internet Archive Полом Флюерсом.


      Самым странным аспектом падения Лаврентия Берии была сопровождавшая его тишина. Между 26 июня 1953 г., когда Берия был осужден на секретном заседании Президиума Верховного Совета, и 23 декабря 1953 г., когда ему грозил расстрел, был только один шквал официальных волнений по поводу его дела. 10 июля мир впервые узнал о падении Берии, и в течение следующих двух-трех дней митинги по всему Советскому Союзу приняли готовые резолюции, осуждающие «предателя». Затем пульсация «народного гнева» утихла. Никаких новых откровений не последовало. Не было ни требований сурового наказания, ни потока брани, ни криков «Стреляйте в бешеную собаку!» — ни механического нарастания ярости и ужаса, наполнявших московский воздух задолго до каждой из великих чисток 19-го века. 30 с. Осенью 1953 года трудно было догадаться, что один из триумвиров, говоривший в марте у гроба Сталина, ждет суда за свою жизнь.

      Внезапно, 17 декабря, Государственная прокуратура опубликовала сводку обвинительного заключения в отношении Берии и шести его подельников. На следующий день выяснилось, что для суда над Берией созван суд под председательством маршала И.С. Конева. Его разбирательство, проходившее в камере , продолжалось менее недели; 23 декабря было вынесено семь смертных приговоров; в тот же день палачи приступили к работе. Снова была заметна только волна эмоций; На следующее утро передовые статьи в советских газетах касались таких рутинных вопросов, как работа и благосостояние советских студентов-сельхозпроизводителей.

      За этим почти неприличным жеманством флегмы скрывалась, конечно, напряженная борьба по крупным вопросам политики и личное соперничество за власть, борьба, которая едва ли могла быть завершена 23 декабря.

      Судьи : В номере The Reporter от 1 сентября 1953 года я описал коалицию интересов и групп, которая, на мой взгляд, привела к падению Берии вскоре после антисоветского восстания 16-17 июня в Восточная Германия: «Солдат, полицейский и стойкий сталинист», — сказал я, — объединились против Берии, который «в последний период своей деятельности… представлял любопытный парадокс полулиберального начальника полиции в тоталитарном государстве». Влиятельные армейские руководители видели опасную «угрозу безопасности» в квазилиберальной политике Берии, которая, среди прочего, благоприятствовала более высокой степени автономии для отдаленных советских республик и, возможно, также для стран народной демократии. Сторонники партии были потрясены поспешностью, с которой Берия (или Маленков и Берия) предал земле атрибуты культа Сталина вместе с его кумиром.

      Бывшие подчиненные Берии по охранке не простили ему своего унижения в пресловутом «деле девяти врачей». В январе тайная полиция раскрыла «медицинский заговор» девяти кремлевских врачей, большинство из которых были евреями, которых обвинили в причастности к смерти, в частности, члена Политбюро Андрея Жданова. Возникший фурор перерос в волну советского антисемитизма. В апреле, через месяц после смерти Сталина, Берия неожиданно реабилитировал врачей, заявив, что их признания были получены незаконным путем, а также понизив в должности и арестовав за участие в деле заместителя начальника Рюмина и других бывших руководителей МГБ.

      Во время процесса над Берией представители этой коалиции интересов занимали место в Верховном суде. Орган, который судил Берию, не был ни обычным судебным собранием, ни военным трибуналом. Это был политический трибунал par excellence , специально назначенный Верховным Советом для этого случая.

      Суд над Берией стал первым зарегистрированным делом, в котором маршал Красной Армии председательствовал в преимущественно гражданском суде. В 1937 году маршал Ворошилов вел суд над маршалом Тухачевским и другими «предателями» Красной Армии, но это был строго военный трибунал. Берию, хотя и маршал госбезопасности, не судили как солдата.

      Рядом с маршалом Коневым сидел генерал К.С. Москаленко. Партийными начальниками на скамье были Н. М. Шверник и Н. А. Михайлов. Шверник, нынешний лидер профсоюзов, был понижен после смерти Сталина с поста президента Советского Союза Берией и Маленковым. Теперь он отомстил; а отчасти наверное и мстил за оскорбленный культ Сталина. Шверник, один из самых верных сталинистов, больше всех ответственен за превращение профсоюзов в жестко дисциплинированные органы сталинского государства. Михайлов — глава московской организации партии. Стоит отметить, что ни Михайлов, ни Шверник не принадлежат к первому разряду партийных руководителей, и что, хотя армия была представлена ​​одним из ее блестящих и самых известных маршалов, партия довольствовалась посылкой второстепенных.

      Наконец, политическая полиция направила только одного человека, заместителя министра внутренних дел К. Ф. Лунева, для дачи показаний против своего бывшего начальника и его помощников. Двое или трое других судей были представителями обычного советского Верховного суда.

      Судья : Если мы обратимся от судейской скамьи, где так эффектно доминировала внушительная фигура маршала Конева, к людям на скамье подсудимых, то мы поразимся еще одной беспрецедентной особенностью процесса. Ни одна группа, подобная этой, никогда не предстала перед судом по делам об измене 19-го века. 30 с. Шесть подельников Берии:

      Всеволод Меркулов : начальник госбезопасности на протяжении всей Второй мировой войны, в последние годы министр госконтроля.

      В Деканозов : офицер политической полиции, некоторое время прикомандированный к дипломатическим представительствам, в последнее время министр внутренних дел Грузии.

      Павел Месили : тоже из тайной полиции, недавно министр внутренних дел на Украине.

      Богдан Кобулов : бывший заместитель министра госбезопасности, недавно заместитель министра внутренних дел.

      С Гоглидзе : Заместитель министра внутренних дел.

      Л.Е. Влодзимирский : начальник Следственного отдела при Берии.

      Группа, таким образом, состояла исключительно из полицейских. В него не входили ни одно гражданское лицо или ни одно должностное лицо какой-либо другой ветви власти. Когда Генриха Ягоду, одного из предшественников Берии во главе политической полиции, судили в 1938, он был единственным начальником полиции среди двадцати одного партийного лидера, пропагандистов, администраторов, ученых и других подсудимых. На этот раз режиссеры драмы, видимо, решили представить процесс так, чтобы он врезался в народную память и вошел в учебники как «процесс тайной полиции».

      В отличие от Ягоды Берию судили в камере . Вряд ли это могло быть связано с необходимостью защиты важных государственных тайн, потому что на тщательно спланированном и заранее отрепетированном процессе, каким были процессы над старыми большевиками, такие тайны могут быть превосходно защищены даже в публичном процессе. Почему же тогда суд над Берией проходил в закрытом режиме? Есть два возможных объяснения. То ли Берия и его друзья отказывались признаваться в самых важных преступлениях (намек на это действительно можно прочитать в официальном протоколе процесса), то ли режиссеры хотели остерегаться воспроизведения поставленного спектакля 19-го века.30-х, с его бесконечными, кошмарными признаниями со скамьи подсудимых. Таким образом, хотя обвинения, выдвинутые против Берии, были основаны на старых сталинских моделях, проведение судебного процесса — нет.

      Приговор : В обвинительном заключении описана смесь преступлений, некоторые правдоподобные, а другие совершенно фантастические. Утверждалось, что Берия был виновен в террористических актах, в беспринципном лазании по трупам и в попытках поставить свою полицию выше партии и правительства; он был иностранным шпионом и предателем чуть ли не с детства; работал на грузинских и азербайджанских националистов и меньшевиков; он сделал все возможное, чтобы разрушить экономику своей страны и восстановить капитализм. Короче говоря, он был «презренным Иудой». Но даже ритуальный список преступлений уже не тот. В прежние времена Бухарина, Радека или Ягоду заставляли признаваться, что он был пойман с поличным при подготовке убийства Сталина, Молотова, Кагановича и всего Политбюро. На этот раз такого разговора не было. Не было и обычных обвинений в отношении «вредителей», которые отравляли колодцы, заражали продукты питания и саботировали угольные шахты. Возможно, режиссеры сомневались, не испортят ли спектакль эти демонологические добавления, а также в том, способна ли советская публика после пятнадцатилетнего перерыва все еще принимать такую ​​чушь.

      За пределами зала суда царила та же атмосфера осторожности и неуверенности в постановке. Все это дело получило сравнительно мало места в газетах. Рутинные публичные собрания не были доведены до истерики; и в их постановлениях, хотя и требовавших «образцовой расправы над изгоями», тем не менее не было той особой хриплой кровожадности, которая была у них, когда тон задавал Андрей Вышинский, как обер-прокурор.

      Не было, кроме того, и следа той своеобразной одержимости доносами, которая удерживала сталинских пропагандистов на предметах бухаринизма и троцкизма даже тогда, когда они обсуждали астрономию, событие тысячелетней давности или надежду на тысячу лет вперед. их время. Осуждения Берии были постыдно лаконичны, и пропагандисты, казалось, только и хотели покончить с ними.

      Та самая старая черная магия? В чем же тогда смысл суда над Берией и каковы, вероятно, его последствия? Нет ничего проще, чем ответить, что процесс был инцидентом в личной борьбе за власть, в которой, как до него Сталин, Маленков или Хрущев пытаются постепенно устранить всех своих соперников. Это само собой разумеется, и это не идет очень далеко. Суд над Берией продемонстрировал, что, хотя преемники Сталина, возможно, в своей борьбе за власть пытались применить все колдовство, которому их научил мастер, это до сих пор оказывалось выше их возможностей.

      Нельзя сказать, что суд над Берией не произвел впечатления на советский ум и воображение. Наоборот, его воздействие, вероятно, было весьма сильным; но это было так лишь в той мере, в какой суд отличался от старых сталинских порядков. В народном воображении в качестве главных героев выделялись две фигуры: Конев и Берия. И в народном понимании суд должен был выглядеть как дуэль между армией и политической полицией; именно армия, а не Президиум или Секретариат партии, играла роль драконоборца.

      Руководство политической полиции приняло участие в процессе с целью отомстить своему бывшему начальнику, «предавшему» и унизившему его. Он уничтожил бывшего вождя, но не вернул большую часть былой власти и статуса. Это было превзойдено и еще раз унижено, на этот раз армией. После стольких понижений в должности и чисток, после стольких заговоров и контрзаговоров и, наконец, после того, как семеро ее бывших начальников были осуждены и расстреляны в течение одного дня, политическая полиция больше не сохраняет своей прежней непогрешимой ударной силы. Их организация теперь является скромным подчиненным армии.

      Но разве партия не во власти армии?

      Маленков, Хрущев и Молотов вряд ли могли желать такого положения дел. Тем не менее, поглощенные своим личным соперничеством, они, возможно, высвободили силы, более сильные, чем они сами. Сразу же после смерти Сталина Берия ослабил, почти парализовал тайную полицию. Стремясь устранить его, его соперники продолжали разрывать его на куски. Как бы они ни нуждались в секретной полиции для своего выживания, именно в качестве ее укротителей они все еще добиваются популярности. Во время суда над Берией «Правда » сообщала на том эзоповском языке, который так хорошо понимают советские граждане, что нынешние партийные руководители уже добились успеха в том, что Сталин всегда терпел неудачу, а именно в том, чтобы положить конец полицейскому произволу. Это, пожалуй, самая характерная черта нынешней реакции на сталинизм — истинная примета времени — состоит в том, что каждый лидер группы или фракции, каждый претендент на власть должен теперь, вопреки самому себе, изображать из себя «либерализатора».

      Есть и другие указания на то, в какой мере преемники Сталина действуют под этим принуждением. Приговор Берии косвенно возобновил обвинения против кремлевских врачей, которых Берия реабилитировал. Подразумевается, что приговор реабилитирует также Рюмина и других сотрудников госбезопасности, арестованных Берией за организацию врачебного заговора. В материалах суда зафиксировано, что после смерти Сталина Берия «покрывал и покровительствовал иностранным шпионам» и «преследовал добросовестных сотрудников МВД, отказавшихся выполнять его преступные указания». Любопытно, что имена этих «честных чиновников» не упоминаются; но можно с уверенностью сказать, что Рюмин самый важный среди них. Судебный протокол объясняет, почему в апреле прошлого года Рюмин был понижен в должности: он отказался выполнять указания Берии, «предназначенные для прикрытия иностранных шпионов и террористов». Мы также знаем, кто были эти шпионы и террористы: «убийцы в белых халатах» — кремлевские врачи.

      Все это совершенно отчетливо подразумевается в приговоре Берии, в заявлениях прокурора, в комментариях советской печати. Однако до сих пор никто не пошел дальше намеков и аллюзий. Кремлевских медиков на скамью подсудимых еще не потащили. Их обвинители до сих пор открыто не реабилитированы. Это все еще может произойти; удивительно, что этого еще не произошло.

      Врачи: Снова на скамье подсудимых? Должно быть, начальники политической полиции потребовали полной реабилитации Рюмина и его соратников, шаг, который неизбежно привел бы к повторному обвинению кремлевских врачей. Но до сих пор как армейские лидеры, так и сторонники партии, казалось, не хотели идти на этот шаг. Они знают, что ущерб, нанесенный Берией политической полиции, до известной степени непоправим. Если бы людям сказали, что виноваты все-таки врачи, это слишком явно выглядело бы как обеление. Маленков, Молотов и Хрущев подтверждали разоблачения Берии о врачах, когда он их делал. Если бы они сейчас допустили реабилитацию Рюмина, то тем самым начали бы писать свои собственные обвинительные заключения. Таким образом, единственный разумный курс для партии — оставить политическую полицию на месте и заставить ее молчать.

      Маленков, Молотов и Хрущев должны мириться с новой известностью армейских руководителей, потому что они не могли бы рискнуть воевать с Берией без надежной поддержки армии. Но старые партийные секретари не могут наслаждаться своей зависимостью от маршалов. Чтобы восстановить политический баланс, они должны попытаться удержать на своих местах и ​​маршалов. Если маршалы будут сопротивляться, лобовое столкновение неизбежно. Вопрос в том, разовьется ли это столкновение до того, как будет разрешено соперничество между лидерами партий и до того, как появится новый Вождь.

      Сам Сталин никогда не ставился в такое затруднительное положение. В дни его прихода к власти армия никогда не была столь заметной. Когда он рискнул вступить в конфликт с Тухачевским, он уже держал весь аппарат правительства и все рычаги власти в своем исключительном и эффективном контроле. Маленкову, Хрущеву и Молотову пришлось бы отложить свои разногласия в долгий ящик и фактически осуществлять «коллективное руководство», чтобы совместно удерживать позиции против армии. Если они этого не сделают и попытаются сохранить корпоративное господство партии по отношению к армии и в то же время дать волю своему соперничеству за самодержавное партийное руководство, то исход этого двойного соперничества не может быть серьезно подвергнут сомнению. Глубокий раскол в руководстве, не основанный на демократическом рядовом составе, является постоянным приглашением армии вмешаться и «защитить закон и порядок».

      Таким образом, суд над Берией дал представление о соперничестве между его победившими врагами. Отсюда осторожность, быстрота и скрытность, с которой велся суд. Общественности дали понять, что после окончания этой чистки не предполагается повторение безумий сталинской эпохи. В 1930-е годы каждое испытание предвещало свое продолжение. Каждая партия подсудимых выковывала на скамье подсудимых тяжелую цепь признаний и обвинений, чтобы тащить следующую партию.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *