Бархатные революции в восточной европе таблица: «Бархатные революции» в странах Европы

Содержание

ВОСТОЧНОЕВРОПЕЙСКИЕ РЕВОЛЮЦИИ — информация на портале Энциклопедия Всемирная история

Массовые гражданские выступления в 1989-1990 гг., которые привели к падению коммунистических режимов в Восточной Европе. Столкнувшись в конце 80-х гг. с тяжелыми проблемами, СССР уже не мог поддерживать “братские” коммунистические режимы. Политика М. Горбачева исключала применение силы Советской армией за пределами СССР. В то же время пример Перестройки активизировал реформистов в Восточной Европе. В 1988 г. реформы, проводившиеся коммунистами в СССР и Восточной Европе, стали перерастать в революции, преимущественно – ненасильственные, «бархатные».

В Польше по мере ослабления авторитарного режима В. Ярузельского шло воссоздание структур «Солидарности». В 1988 г. возобновилось стачечное движение. 6 февраля 1989 г. ПОРП была вынуждена вступить в переговоры с оппозицией в рамках «Круглого стола», в котором участвовали основные партии и движения, включая “Солидарность”. На “Круглом столе” были согласованы условия выборов, которые 4 и 18 июня 1989 г. принесли победу “Солидарности”. Переговоры и выборы проходили на фоне массового движения в поддержку лидеров профсоюза. Потерпев поражение, ПОРП преобразовалась в социал-демократическую партию западного типа. В 1990 г. победу на президентских выборах одержал Л. Валенса.

В 1988 г. либеральные преобразования начались в Венгрии, которая уже прошла большой путь реформ при Я. Кадаре. На пост Генерального секретаря ЦК ВСРП вместо престарелого Кадара пришел реформист К. Гросс. Его сторонники преобразовали свою партию в социалистическую и реабилитировали И. Надя. Они взяли курс на создание многопартийной системы и рыночного общества. Появились многочисленные гражданские демократические движения, которые вступили в переговоры с правящей партией за “Круглым столом” по польскому образцу. В 1990 г. на свободных выборах победил оппозиционный Демократический форум. В тех странах, где власти не препятствовали преобразованиям, они прошли бескровно и плавно.

Руководители большинства компартий пытались предотвратить демократические перемены. Но без помощи СССР они не могли противостоять демократическим движениям, которые все активнее поддерживались странами Запада. 10 ноября 1989 г. окружение руководителя Болгарской коммунистической партии Т. Живкова отправило его в отставку и приступило к реформам. Компартия преобразовалась в Социалистическую партию. В 1990 г. президентом Болгарии стал бывший диссидент Ж. Желев.

17 ноября 1989 г. началась “бархатная революция” в Чехословакии. В ответ на жестокий разгон студенческой демонстрации на улицы вышли сотни тысяч чехов и словаков. Коммунистический режим пал без существенного сопротивления. Президентом страны стал писатель-диссидент В. Гавел.

Введение более свободного пропускного режима на границе между Венгрией и Австрией привело к лавинообразному потоку эмигрантов из ГДР, которые стремились через Чехословакию, Венгрию и Австрию попасть в богатую ФРГ, «голосуя ногами» против порядков, сложившихся в Восточной Германии. ФРГ поощряло иммиграцию немцев. После отъезда более 200 тысяч человек экономика ГДР оказалась в критической ситуации. Но и оставшиеся в стране немцы не мирились с “полицейским государством”. Коалиция демократических организаций «Новый форум» и другие движения требовали реформ, отставки руководителя СЕПГ Э. Хонеккера и сноса разделяющей немцев Берлинской стены. 17 октября 1989 г. окружение Хонеккера отправило его в отставку и заявило о проведении реформ. Но это уже не могло остановить процесс революционного свержения режима.

9 ноября 1989 г. под давлением манифестантов пропускные пункты на границе у Берлинской стены были открыты. Началось объединение Германии. В декабре правящая СЕПГ была преобразована в Партию демократического социализма, отказавшись от сохранения прежней социально-политической системы. Первоначально в оппозиционном движении лидировал «Новый форум», выступавший с позиций демократического социализма и равноправного объединения ФРГ и ГДР. Однако, благодаря массированной финансовой и информационной поддержке из ФРГ резко выросло влияние партий, которые были по сути филиалами партий ФРГ. 18 марта 1990 г. на выборах в ГДР победил «Альянс за Германию», который выступал за присоединение ГДР к ФРГ. 31 августа 1990 г. премьер-министры ФРГ Г. Колль и ГДР Л. де Мезьер подписали договор о вхождении ГДР в ФРГ. Это соглашение было одобрено парламентами двух стран и представителями стран-победительниц во Второй мировой войне. ГДР прекратила свое существование, 3 октября 1990 г. Германия объединилась, что стало успехом национальных задач революции.

Демократические процессы в Венгрии вызвали в декабре 1989 г. волнения венгерского меньшинства в соседней Румынии, которые стали детонатором Румынской революции 1989 г. Н. Чаушеску решил подавить это движение силой. 21 декабря 1989 г. в Бухаресте по его приказу собрали демонстрацию в поддержку режима. Но демонстранты стали кричать «Долой Чаушеску!». 22 декабря начались вооруженные столкновения, армия поддержала восставших.

Чаушеску бежал из столицы, был схвачен и казнен вместе с супругой. К власти пришел Фронт национального спасения во главе с бывшим коммунистическим руководителем И. Илиеску, оказавшимся незадолго до революции в опале. Последней после массовых демонстраций в декабре 1990 г. к многопартийности перешла Албания. Правящая сталинистская Албанская партия труда вынуждена была пойти на демократизацию после того, как массы албанцев стали бежать в Италию, а в стране начались студенческие волнения.

Таким образом, в 1990 г. к власти в большинстве стран Восточной Европы пришли сторонники скорейшей “вестернизации”, то есть перестройки общества по западным образцам. Начались реформы, основанные на неолиберальных идеях. В результате прихода в 1990 г. к власти в республиках Югославии националистов начались войны в бывшей Югославии.

Новые правительства стран Восточной Европы требовали скорейшего вывода советских войск со своей территории. У СССР не было ни возможностей, ни желания сохранять свое военное присутствие. В 1990 г. начался вывод войск, в июле 1991 г. были распущены Варшавский договор и Совет экономической взаимопомощи. Единственной мощной военной силой в Европе осталась НАТО. СССР не надолго пережил свой военный блок, в декабре 1991 г. произошел распад СССР. Страны Восточной Европы пошли по пути интеграции в НАТО и Евросоюз.

Автор статьи: Шубин А.В.

Бархатные революции в Польше, ГДР, Чехословакии. Хроника событий Текст научной статьи по специальности «История и археология»

УДК 612. 821:338.46

БАРХАТНЫЕ РЕВОЛЮЦИИ В ПОЛЬШЕ, ГДР, ЧЕХОСЛОВАКИИ. ХРОНИКА СОБЫТИЙ

ПостниковНиколайДмитриевич, кандидат историческихнаук, доцент, [email protected],

ФГОУВПО «Российский государственньшуниверситет туризма и сервиса», г. Москва

The Velvet Revolutions in Eastern Europe have dramatically changed the political landscape of the continent. The countries became part of the Western world again after thefall of the communist regimes. The patterns of the Velvet Revolutions in Poland, East Germany and Czechoslovakia trace explicitly the social strata and politicalforces interested in the collapse of the communist regimes in these countries and the externalforces, which implicitly served as moderatorsfor the Velvet Revolutions.

Бархатные революции в странах Восточной Европы резко изменили политический ландшафт континента. С падением коммунистических режимов в этих странах они вновь стали частью западного мира. Особенности протекания бархатных революций в Польше, ГДР и Чехословакии дают возможность эксплицитно проследить, какие социальные страты и политические силы были заинтересованы в крушении коммунистических режимов в перечисленных странах, какие внешние силы имплицитноявлялисьмодераторами бархатныхреволюций.

Key Words: Velvet Revolution, demonstration, economic reform

Ключевые слова: бархатнаяреволюция, демонстрация, экономическаяреформа

В конце XX века революция из стихийного процесса была переведена политтехнологами в управляемый процесс, по сути, был создан механизм управляемой революции1. Бороться с такими революциями государствам, подвергшимся инспирированному революционному «взлому» политической системы, очень сложно. Для успешного противостояния нападению политическая власть должна обладать политической волей и способностью идти на решительные меры по пресечению управляемой революции, вплоть до применения мер репрессивного характера, в том числе с использованием подавления возникших беспорядков силами полиции и армии. Но это заведомо запаздывающие меры, призванные бороться с развернувшимися событиями после их начала. Властям необходимо вовремя выявлять зарождающиеся у населения протестные процессы социально-экономического, национального, религиозного, регионального уровней, а не игнорировать их. Опережающие разрешение

нарождающихся конфликтов внутри общества политической властью позволяет минимизировать деструктивные последствия от попытки внешних сил совершить в стране управляемоинициированную революцию.

Как любая разработанная социологическая модель управляемая революция имеет свой механизм исполнения, который характеризуется следующими чертами:

1) создание разветвленной сети неправительственных организаций (НПО), которые финансируются иностранными неправительственными фондами под прикрытием общегуманитарных ценностей и «призваны» защищать их. На самом деле их деятельность направлена на подрыв существующей государственной власти;

2) использование СМИ как коммуникативной и информационной поддержки управляемо-инициированной революции;

3) для успешного завершения управляемоинициированной революции необходима меж-

Не следует думать, что поиск альтернативных политических идей и социальных технологий по ненасильственному захвату власти был впервые разработан и применен западными социологами. Еще в первой половине XX века Мохандас Карамчанд Ганди применил опыт ненасильственной социально-политической борьбы. Среди населения Индии была развернута кампания гражданского неповиновения и несотрудничества с английскими колонизаторами — сатьяграха (с санскр. — упорство в истине).

21

ИСТОРИЯ

дународная поддержка «ведущих демократических» стран. Высокопоставленные чиновники из правительственного аппарата таких демократий выступают с осуждением репрессивных мер правительства, подвергшегося атаке «революции», создавая для руководства страны негативный международный фон.

В результате действия трех вышеперечисленных факторов политическое руководство страны, в которой «происходит» управляемоинициированная революция, теряет волю к сопротивлению и отдает власть. Для этого используют следующие механизмы: 1) выборы; 2) создание переходного или ряда переходных правительств, которые оттесняют от власти прежнее правительство.

Такой механизм был отработан западными спецслужбами при осуществлении бархатных революций в социалистических странах Центральной и Восточной Европы (ЦВЕ) в 80-90-х годах XX века. Бархатные революции в странах этого региона прошли почти синхронно и были проведены по одному сценарию, что говорило и об одинаковых предпосылках данных революций.

1. Несмотря на кажущуюся внешнюю крепость, как показал дальнейший ход событий, коммунистические режимы в странах ЦВЕ не имели широкой, системной поддержки среди общества и (что очень важно) не обладали ей среди интеллектуальной элиты страны.

2. Несмотря на достаточно высокий уровень жизни, социалистические страны ЦВЕ проигрывали по этому показателю капиталистическим странам Западной Европы.

3. Монополия одной коммунистической партии на власть, отсутствие политических свобод и альтернативы духовного выбора, — все это было той внутренней язвой, которая разлагала изнутри коммунистические режимы стран ЦВЕ.

Революция «Солидарности». Революция в Польше в 1989 году не была революцией события, которое произошло одномоментно. Революционные события развивались на протяжении всех 1980-х годов. В этом и состояло своеобразие польской бархатной революции.

В Польше перманентно существовал политический кризис, причина которого была в противостоянии коммунистического режима и польского общества. Во второй половине 70-х годов становится ясно, что правящие в Польше коммунисты оказались неспособны гарантиро-

вать населению уровень жизни, соизмеримый с уровнем жизни в странах Запада. Тем более что поляки сами могли убедиться в постоянно растущей пропасти уровней жизни в Польше и на Западе, ибо коммунистическое правительство разрешало гражданам Польши посещать западные страны с туристическими целями. Политическая ситуация в Польше была перманентно нестабильной с 1976 годадо падения коммунистического режима в 1989 году. Хотя стороннему наблюдателю могло показаться, что после введения В. Ярузельским военного положения в стране с декабря 1981 по 1983 год ситуация в Польше нормализовалась и взята под контроль властей. Однако это было не так. Елавный противник ПОРП (Польской объединенной рабочей партии) профсоюз «Солидарность», хотя и был запрещен в 1981 году властями, но не был разгромлен и обладал значительным влиянием на поляков. В эти критические для «Солидарности» годы американское правительство через различные фонды, АФТ-КПП (Американская Федерация Труда — Конгресс Производственных Профсоюзов) и другие организации ежегодно оказывали помощь профсоюзу в размере S8 млн [1]. В 1988—1989 годах Конгресс США официально выделил «Солидарности» через АФТ-КПП S1 млн.

Польское общество оказалось втянуто в конфликт между коммунистической властью и антикоммунистической оппозицией, которая объединилась вокруг «Солидарности». Оппозиция не была сломлена, она вела активную пропаганду своих взглядов, в том числе с помощью издания пропагандистской литературы. В период с 1982 года по 1985 год нелегально издавались 1700 антиправительственных газет и журналов, большая часть которых существовала всего несколько недель или месяцев, а потом ликвидировалась властями. В указанный период оппозицией было издано 1800 различных книг и брошюр антиправительственного содержания, тиражи таких изданий достигали временами 5—6 тыс. экземпляров [2].

После некоторого улучшения ситуации в Польше в 1986 году социально-экономическое положение вновь стало ухудшаться. Чтобы стабилизировать положение в стране, правительство решило провести очередную экономическую реформу, суть которой состояла в эволюционном переходе от государственноплановой модели хозяйствования к рыночной экономике. Осложнение обстановки в стране

22 научный журнал ВЕСТНИК АССОЦИАЦИИ ВУЗОВ ТУРИЗМА И СЕРВИСА 2010/№ 3

Бархатные революции...

подтолкнуло процессы обновления и внутри ПОРП. Первые шаги на этом пути были сделаны на X съезде партии, проходившем в июле 1986 года, в том числе под влиянием политики перестройки, проводившейся руководством СССР. Последствия незначительной либерализации внутри партийной жизни не замедлили сказаться и на действиях правительства. 17 сентября 1986 года министр внутренних дел

Ч. Кищак объявил об освобождении из тюрем всех политических заключенных. Было освобождено 225 человек. С этого момента в Польше начинается процесс мирной трансформации коммунистической власти в демократию западного типа. 29 сентября 1986 года Л. Валенса создал Временный совет «Солидарности», легализовав по сути «Солидарность». 6 декабря 1986 года правительство объявило о создании при председателе Государственного совета В. Ярузельском Консультативного совета — совещательного органа, в рамках которого происходил свободный обмен мнениями по актуальным проблемам страны между различными политическими силами. Однако лидеры антикоммунистической оппозиции отказались войти в состав Совета. Из 56 членов Совета три четверти были беспартийными.

Проведение объявленной экономической реформы сопровождалось значительным ростом цен: на потребительские товары и услуги — на 40%, на продовольствие — на 110%, на квартплату и тарифы на тепло- и энергоснабжение жилья — на 140—200%. В результате с осени 1987 года в стране вновь усилилась социальная напряженность. Правительство, опасаясь нового социального взрыва, соизмеримого с событиями 1980—1983 годов, решило провести всепольский референдум о поддержке экономической и политической реформ в стране. Второй пункт референдума ставил вопрос о «глубокой демократизации политической жизни, целью которой является укрепление самоуправления, расширение прав граждан и увеличение их участия в управлении страной». Власти объявили, что референдум будет считаться состоявшимся, если больше половины граждан, имеющих право голоса, проголосуют в поддержку реформаторского курса правительства. Лидер «Солидарности» Л. Валенса призвал к бойкоту референдума. Многие поляки поддержали призыв Валенсы, в результате на референдуме, проходившем в ноябре 1987 года, в поддержку правительственного курса

реформ высказалось лишь около 40% граждан, имеющих право голоса. Референдум провалился. Стало понятно, что без соглашения с оппозицией дальнейшие реформы в стране не возможны, ибо как показал референдум, коммунистическое правительство не имело прочную социальную базу среди населения.

Решающим в деле слома старой командноадминистративной системы в Польше и прихода к власти антикоммунистических сил стал 1987 год. Трансформационные перемены в стране происходили мирно и внешне незаметно. ПОРП шаг за шагом уступала свою власть. Нельзя сказать, что внутри ПОРП не было сопротивления политике уступок оппозиции. Однако эти силы оказались в меньшинстве в партии, да и они понимали, что противостоять нарастающим событиям невозможно. В партийных рядах начинался разброд и уныние, а у партийной верхушки — апатия и неотвратимое предчувствие конца. Так, оценивая ситуацию, сложившуюся в это время, секретарь ЦКПОРП М. Ожеховский заявил: «Только после определенного времени мы начали отдавать себе отчет, что нельзя изменить экономическую систему без изменения системы политической, что нельзя создать современную рыночную экономику, оставляя анахроничную политическую систему, основанную на руководящей роли одной партии». [3] Как бы подтверждая эти слова М. Ожеховского, различные оппозиционные группы, не встречая сопротивления со стороны властей, выходили из подполья и создавали оппозиционные организации, открывали политические клубы, издавали журналы и газеты. Приезд в июне 1987 года в Польшу папы римского также способствовал либерализации ситуации в стране и оказал моральную поддержку оппозиции. Оппозиция в течение всего 1987 года собиралась несколько раз на свои совещания (первый раз это произошло в мае 1987 года по инициативе Валенсы) выдвигая к властям требования о проведении в стране политических реформ. С октября 1987 года «Солидарность» вышла из подполья. С 1 января 1988 года было прекращено глушение иностранных радиостанций, вещавших на польском языке. Начиная с 1989 года, в Польше разворачивают свою работу неправительственные организации. Прежде всего, это относится к Amnesty International, Хельсинскому фонду по защите прав человека в Польше — незави-

23

ИСТОРИЯ

симый научно-исследовательский институт и другим организациям.

Проводимая правительством экономическая реформа не давала ощутимых результатов. В апреле и мае 1988 года по стране прокатилась новая волна забастовок. Правительство 3. Месснера не справлялось с социально-экономической ситуацией в стране, в мае 1988 года оно ушло в отставку. Провал реформы показал, что дальнейшее экономическое и политическое реформирование страны в рамках социалистической модели общества исчерпало себя. Промышленность уже не могла работать в системе прежней социалистической экономики. Предприятия становились нерентабельными и останавливались. В этот момент реформистское крыло ПОРП во главе с В. Ярузельским стояло перед выбором: пустить политический процесс на самотек или реформировать политическую систему страны под контролем партии, включив в этот процесс оппозицию. Руководство партии выбрало второй путь.

26 августа руководство ПОРП официально предложило оппозиции провести «круглый стол». Оппозиция не сразу согласилась на его проведение. Потребовалось несколько месяцев переговоров, чтобы договориться о формате «круглого стола». Он начал свою работу 6 февраля 1989 года. Правительство выступило с предложением избрания нового парламента на основе «плюралистического общества», т.е. с участием в выборах представителей оппозиции, изменения конституции страны, но при сохранении в измененной конституции положения о «нерушимости социалистических основ государства» [4]. Л. Валенса не согласился с предложениями правительства. Суть его требований заключалась в следующем. Власти ПОРП пришел конец, необходимо демонтировать коммунистический режим в Польше и создать в стране демократическое государство с рыночной экономикой. Столь различные подходы к переговорному процессу обеих сторон потребовали долгих и сложных консультаций, которые завершились 5 апреля 1989 года. Правительство и оппозиция договорились о проведении выборов в Сейм с участием оппозиции, легализации профсоюза «Солидарность» (20 мая Верховный суд в Варшаве зарегистрировал «Солидарность»), введение принципа разделения властей, обеспечение гражданских прав населения, прежде всего, свободы слова. Договоренностями предусматривалось введение но-

вой палаты парламента — Сената и учреждение поста президента с большими полномочиями.

Правительство и оппозиция пришли к соглашению, что президентом станет В. Ярузель-ский. По решению «круглого стола» была установлена квота парламентских мест для ПОРП (38%), а вместе с союзниками (Объединенной крестьянской партией, Демократической партией и светскими католическими организациями) — 65%. Оставшиеся 35% мест в Сейме должны были заполниться в ходе свободных выборов. Решения, принятые «круглым столом», были приемлемы для ПОРП, потому что позволяли ей играть определяющую роль в политической системе страны, да и сама политическая система продолжала оставаться в рамках социалистической модели развития. Такой же ход развития реформ в стране, как показал социологический опрос, проведенный в Польше в мае 1989 года, предпочитало видеть и большинство поляков. На вопрос «В чем должен состоять смысл общественно-политических перемен в Польше?» 22,4% респондентов ответили, что необходима реформа существующей модели социализма, 38,6% — во введении новой модели социализма, 22,4% — в отказе от социалистического строя, 17,3% опрошенных не дали ответа.[5]

На выборах, проходивших в июне 1989 года, победу одержала оппозиция. «Солидарность» получила все места в Сейме в рамках отведенной 35% квоты для свободных выборов. В верхней палате парламента в Сенате из 100 мест оппозиция заняла 99. Попытка ПОРП сформировать коммунистическое правительство не была поддержана большинством парламентариев. В результате избранный на пост президента страны В. Ярузельский вынужден был предложить на пост премьер-министра представителя от «Солидарности» Т. Мазовецкого. Он возглавил в августе 1989 года коалиционное правительство, в котором министры коммунисты были в меньшинстве и уже не играли решающей роли в правительстве. Управление страной перешло к оппозиции, начался демонтаж прежней коммунистической системы. В декабре 1990 года была поставлена последняя точка в социалистическом периоде истории Польши. Новым президентом страны был избран Л. Валенса. В. Ярузельский, последний символ социалистической Польши, покидает свой пост. Однако стремясь подчеркнуть историческую нелегитимность существовавшего 45 лет со-

24 научный журнал ВЕСТНИК АССОЦИАЦИИ ВУЗОВ ТУРИЗМА И СЕРВИСА 2010/№ 3

Бархатные революции...

циалистического строя в Польше, примириться с эмигрантским правительством в Лондоне и просто унизить В. Ярузельского, Л. Валенса принимает президентские полномочия не от В. Ярузельского, а от польского президента в изгнании Р. Качоровского.

Бархатная революция в ГДР. Революция объединения. К 1989 году экономическое положение ГДР, несмотря на внешний благоприятный фон, было достаточно тяжелым. Начались перебои поставок нефти из СССР, что негативным образом сказалось на экономике страны. Командно-административная система хозяйствования начала давать сбой, экономика замедлила темпы роста.

В политической сфере также не все обстояло хорошо. Проходящие в Польше, ЧССР и Венгрии перемены, перестройка в СССР не способствовали стабильности в ГДР. Руководство Социалистической единой партии Германии (СЕПГ) под руководством Э. Хонеккера, не желало никаких перемен в общественной жизни ГДР и всячески блокировало доступ населения к событиям, происходившим в других странах ЦВЕ и в СССР. В ЕДР была введена цензура на печатные издания из этих стран, они изымались из продажи. Однако восточные немцы были достаточно хорошо информированы о событиях в этих странах из программ телевидения ФРЕ. К осени 1989 года последствия экономического кризиса для жителей ЕДР стали еще более осязаемыми, из магазинов стали исчезать продукты. В обществе все сильнее чувствовалось недовольство правящей СЕПЕ. Несмотря на усиливающееся недовольство в обществе руководство страны не осуществляло сколько-нибудь значимых шагов, направленных на поиск выхода из сложившейся ситуации, а наоборот, предринимало попытки оказать давление на массовое сознание восточных немцев из-за невозможности даже в перспективе думать об изменениях политического режима в ЕДР.

В статье, опубликованной 5 июня 1989 года в газете «Нойес Дойчланд», однозначно заявлялось: любые антиправительственные действия будут жестко пресекаться. В указанной статье партийное руководство ЕДР оправдывало подавление антиправительственной студенческой демонстрации на площади Тяньаньмэнь в Пекине. В статье студенческая демонстрация

была охарактеризована как «контрреволюционное восстание экстремистской группы заговорщиков» [6]. Чуть позже правительство ЕДР направило свои поздравления руководству Китая с 40-летием китайской компартии. Однако последовавшие за этим события показали, что руководство ЕДР недооценило всю глубину кризиса власти. Кризис приобрел системный характер. Первое социалистическое государство на немецкой земле проиграло капиталистической ФРЕ.

Руководство ЕДР недооценило возможность недовольства восточных немцев перерасти в организованную оппозиционную силу. На волне событий в Польше, в Венгрии и Чехословакии, где слом прежних коммунистических режимов шел полным ходом, и отказа политического руководства СССР и, прежде всего М.С. Еорбачева, от поддержки СЕПЕ, ситуация стала выходить из-под контроля партийных функционеров.

У оппозиционеров не было возможности донести свою точку зрения до населения, т.к. все СМИ были под контролем государства, но как оказалось, информационная лазейка все-таки была. Неподконтрольные государству церковные издания стали предоставлять свои страницы для оппозиционеров. Такие публикации достаточно быстро привели к организационному объединению оппозиции. Впрочем, и тогда партийно-государственное руководство ЕДР не принимало в расчет крепнувшую оппозицию. В начале осени 1989 года министерство безопасности ЕДР (Штази) сообщило руководству станы, что всего в различные оппозиционные группы и движения входит около 2500 человек.

Небольшая группа, объединенная под девизом «Отказ от практики и принципов отмежевания», 1 июля 1989 года выступила с открытым письмом, поводом для которого стала фальсификация итогов коммунальных выборов2. В письме содержались политические требования к властям ЕДР. Прежде всего, члены группы требовали соблюдения тайны выборов, выполнения на деле положения Конституции ЕДР о праве создавать независимые группы по интересам, общественные объединения и движения. Такое требование было, несомненно, законно, но в условиях нарастающего поли-

2В мае 1989 года в ГДР произошли коммунальные выборы, на которых 20—30% голосов было подано против СЕПГ (и это несмотря нафальсификации).

25

ИСТОРИЯ

тического кризиса в стране опасно для власти СЕПГ. Более того, оно открывало возможность для оппозиции создания организаций, которые и стали той силой, что свергла коммунистический режим в ГДР. Процесс был запущен.

9 сентября 1989 года 30 представителей ряда оппозиционных, по большей части церковных, организаций объединились в группу «Новый форум», в регистрации которого властями было отказано. Тогда же возникло гражданское движение «Демократия сегодня». Существование неподконтрольных властям организаций являлось только одним из направлений борьбы оппозиционеров с коммунистическим режимом в Восточной Германии. Другим направлением стало бегство восточных немцев из ГДР в ФРГ через третьи страны. После открытия Венгрией границы с Австрией из ГДР через эти две страны только за месяц выехало в ФРГ около 30 тыс. человек. Сотни восточных немцев обратились в посольства ФРГ в Варшаве и Праге с просьбой о политическом убежище. Ситуация в стране стала выходить из-под контроля партийного руководства ГДР. Улицы городов заполнились демонстрантами, настаивавшими на отмене закона о выезде, а вслед за этим требования демонстрантов возрастали от призыва к проведению реформ в области демократии и политических свобод до требования об отставки руководства страны.

Столь значительный всплеск активности оппозиционеров, случайно или нет, произошел накануне государственного праздника ГДР Дня республики — 7 октября. В этот и в два последующих дня, 8 и 9 октября, в Берлине, Лейпциге, Дрездене и в других городах республики на улицы вышли десятки тысяч человек, которые требовали реформ под лозунгом «обновления социализма». Пытаясь переломить ход событий в свою пользу, руководство страны приказало разогнать демонстрации, а в Лейпциге был отдан устный приказ открывать огонь по демонстрантам. Только с помощью силы демонстрации были разогнаны, более трех тысяч человек арестовано. Однако время было упущено, политическому и партийному руководству страны уже не удалось взять под контроль ход событий. Они приобрели необратимый характер. Пытаясь вновь овладеть ситуацией, часть руководства ГДР согласилась обсудить требования демонстрантов, но маховик бархатной революции уже был запущен, эти уступки уже не удовлетворяли оппозиционеров. Пыта-

ясь хоть как-то удержаться у власти, партийные функционеры СЕПГ пошли на кардинальный шаг, который еще так недавно казался невообразимым. 17 октября 1989 года решением Политбюро ЦК СЕПГ Э. Хонеккер был снят с поста генерального секретаря. Его преемником стал Эгон Кренц. Новое руководство страны провозгласило курс на демократизацию и проведение реформ, но на деле в этом направлении ничего сделано не было. Кренц попытался стабилизировать обстановку в стране с помощью внешнеполитических демаршей.

26 октября состоялся телефонный разговор Э. Кренца с канцлером ФРЕ Е. Колем. Лидер ЕДР предложил поднять межгосударственные отношения с ФРЕ на «новую ступень» развития в таких областях сотрудничества как безопасность, экономика, экология, гуманитарная сфера. В ходе телефонного разговора симптоматичным стало заявление Э. Кренца о финансовой поддержке ФРЕ нового закона о выезде. По сути это был неприкрытый сигнал о сдаче своих позиций, а если говорить еще жестче — капитуляция коммунистического режима ЕДР перед ФРЕ. Е. Коль согласился расширить сотрудничество с ЕДР и его руководством во всех областях. Блиц-визит Э. Кренца в СССР 1 ноября уже не мог переломить ситуацию. М.С. Еорбачев, что видно по скорости разворачивания событий в последующие дни в ЕДР, отказался поддержать новое руководство ЕДР. Оппозиция наоборот усиливала давление на власть. 23 и 24 октября в Берлине, Лейпциге, Дрездене, Магдебурге прошли многотысячные демонстрации протеста оппозиции против избрания Э. Кренца Народной палатой (парламент страны) на пост председателя Еоссовета и Национального совета обороны ЕДР. Значительно изменились лозунги демонстрантов. Появились требования о лишении СЕПЕ ее правящего статуса и отставки всех прежних партийных руководителей, проведении свободных выборов. Это был призыв к свержению государственной власти в стране.

Дезорганизованное партийное руководство, потерявшее волю к сопротивлению, уже не могло повлиять на ход событий, став статистом происходящего политического процесса. Не видя выхода из углубляющегося кризиса и пытаясь хоть как-то повлиять на события, Э. Кренц заявил об открытии проходов в Берлинской стене, что еще совсем недавно считалось невероятным. Ераница между двумя Еермания-

26 научный журнал ВЕСТНИК АССОЦИАЦИИ ВУЗОВ ТУРИЗМА И СЕРВИСА 2010/№ 3

Бархатные революции...

ми перестала существовать. 22 ноября началось разрушение Берлинской стены. 18 ноября X. Модров стал главой правительства, прежнее руководство СЕПГ было отстранено от власти.

28 ноября канцлер ФРГ Г. Коль огласил в бундестаге свою известную программу поэтапного слияния обоих германских государств, получивших название «10 пунктов Г. Коля». Программа Г. Коля, по сути, являлась вмешательством во внутренние дела ГДР, но это обвинение канцлер ФРГ отмел как абсурдное. Заявление Г. Коля ускорило процесс распада ГДР. 1 декабря 1989 года парламент ГДР исключил из конституции страны статью о руководящей роли СЕПГ, что лишило партию монополии на власть. 6 декабря Э. Кренц был лишен постов председателя Государственного совета и председателя Национального совета обороны ГДР. 3 декабря 1989 года руководство партии в полном составе ушло в отставку, Э. Хонеккер был исключен из партии. Партия вступила в период распада. На проходившем в декабре 1989 года чрезвычайном съезде СЕПГ было изменено название партии на СЕПГ— ПДС (партия демократического социализма). Председателем партии был избран Г. Гизи, его заместителем стал X. Модров. 4 февраля 1990 года из названия партии было убрано прежнее название СЕПГ.

1 февраля 1990 годаХ. Модров озвучил свой план по достижению национального единства «За Германию, единое отечество». Его план, по сути, являлся планом ускоренного включения ГДР в состав ФРГ на правах создания из двух немецких государств конфедерации. Однако в ходе визита X. Модрова в ФРГ 13—14 февраля

1989 года Г. Коль предложил сделать западногерманскую марку единой валютой объединенной Германии. Стало окончательно понятно, что руководство ГДР не контролирует переговорный процесс и вынуждено, сдавая свои позиции, подчиняться политической воле своего западного соседа.

Процесс поглощения ФРГ ГДР вступил в завершающий этап с конца февраля 1989 года. 27 февраля парламент ГДР принял решение об объединении Германии. Все преградыдля объединения Германии были устранены. 18 марта

1990 года состоялись выборы в парламент ГДР. На выборах победу одержал блок «Альянс за Германию», который открыто поддерживал канцлер ФРГ Г. Коль. Блок получил 48,1% голосов избирателей. В этот же день ФРГ и ГДР

подписали договор о создании валютного, экономического и социального союза.

Оставалось урегулировать только международные вопросы объединения. Они были обсуждены и решены в ходе переговоров в формате 2+4 (ФРГ, ГДР + СССР, США, Англия, Франция), которые проходили в Москве 12 сентября 1990 года. По итогам переговоров был подписан Договор об окончательном урегулировании германского вопроса. СССР, США, Англия, Франция соглашались на объединение Германии.

Парламент ГДР — Народная палата на ночном заседании 23 августа 1990 года приняла историческое решение о вхождении республики в состав ФРГ 3 октября на основе западногерманской конституции. 3 октября 1990 года ГДР перестала существовать.

Бархатная революция в Чехословакии. Изменение политического климата в СССР после начала перестройки, несомненно, повлияло на общественную жизнь Чехословакии. В сознании масс после событий 1968 года продолжала жить мысль о необходимости реформирования существующей социалистической модели общества. Однако какой-нибудь организованной оппозиции существовавшей коммунистической власти в стране не было. Действовала лишь небольшая группа под названием «Хартия-77». Положение не изменилось даже после ухода с поста КПЧ Г. Гусака в 1987 году. Страна продолжала жить без социальных потрясений. Ситуация резко изменилась и стала выходить из-под контроля властей в 1988 году, когда оппозиционные группы, как по команде, перешли в наступление на власть. Благо, формальных поводов для проведения демонстраций под антиправительственными лозунгами было достаточно. В августе в Праге и других городах прошли демонстрации, посвященные 20-й годовщине ввода войск стран ОВД в Чехословакию. Эти демонстрации показали, что народ Чехословакии готов к переменам. Осенью деятельность оппозиционного движения вспыхнула с новой силой, этому в немалой степени способствовал благоприятный внешнеполитический фон, разворачивавшиеся события бархатных революций в Польше, в Венгрии и в ГДР, отказ советского партийного руководства поддержать своих союзников по социалистическому лагерю. В конце октября 1988 года прошла демонстрация, посвященная 70-летию образования независимой Чехословакии. В янва-

27

ИСТОРИЯ

ре 1989 года оппозиция провела демонстрацию в память 20-летней годовщины протестного сожжения Я. Палаха. Антиправительственная направленность и размах проведенных с августа 1988 года по январь 1989 года демонстраций усиливались, расшатывая стабильность государственной системы. Осознав, что власть не способна переломить ход разворачивающихся событий, оппозиция переходит в наступление, используя хрестоматийные средства бархатных революций:

• хорошо скоординированные и дисциплинированные протесты населения в виде массовых шествий;

• подключение к массовым протестам наиболее активной страты общества-студентов;

• провокации против структур государственной власти;

• театрализация действия;

• использование психологических методов борьбы;

• неприменение насилия.

Поворотным событием бархатной революции в Чехословакии стала студенческая демонстрация, проведенная 17 ноября 1989 года. О том, что демонстрация была хорошо спланирована, говорит маршрут, проложенный демонстрантами: от района Альбертов к символу чешской государственности вышеградскому холму, где студенты отдали дань памяти поэту Карелу Гынеку Махи. Церемония завершилась пением студентами и примкнувшими к демонстрации обывателями государственного гимна, возложением цветов и зажжением множества маленьких свечек (театрализация действия). До этого момента демонстрация была санкционирована властями. Однако студенты (всего 15 тыс. человек), продолжили демонстрацию и направились к центру Праги. Полиции удалось блокировать демонстрацию и не пустить ее к Вацлавской площади. Демонстранты, пытаясь подорвать стойкость духа полицейских, скандировали: «Ваша задача защищать нас», «Мы безоружны» (использование психологических методов борьбы). Однако полицейские в течение 40 минут разогнали несанкционированное шествие. Демонстранты не вступали в противоборство с полицейскими. В ходе разгона демонстрации ранения разной степени тяжести получили более 500 человек3. На следующий день был пущен слух, что в ходе разгона ше-

ствия оппозиции органами правопорядка был убит студент Пражского университета Мартин Шмид (психологический метод борьбы и провокация), и хотя слух впоследствии не подтвердился, известие о смерти Шмида вызвало волну протестов, направленных против коммунистического режима, и послужило своего рода катализатором для антиправительственных действий со стороны оппозиции. Как выяснилось позже, роль убитого студента в ходе разгона демонстрации сыграл лейтенант государственной безопасности ЧССР.

Разгон студенческой демонстрации с применением силы произвел огромное впечатление на граждан Чехословакии. Симпатии населения страны были отданы демонстрантам (оппозиционерам) каклюдям, смело выступившим против существующего «антинародного» и антидемократического режима. На следующий день, 18 ноября, началась студенческая забастовка. 19 ноября был создан «Гражданский форум», который объединил все оппозиционные силы в Чехии, в Словакии было создано «Общество против насилия».

20 ноября на Вацлавской площади в Праге собралась огромная демонстрация. На следующий день демонстрации проходили уже по всей чехословацкой столице. Митинги были столь массовыми, что полиция не смогла применить силу. Ситуация выходила из-под контроля властей. Оппозиционные силы быстро консолидировались в единое антиправительственное движение, что было характерно для бархатных революций. Правительство попыталось взять под контроль ситуацию в стране. Глава правительства Ладислав Адамец встретился с лидерами оппозиции, но конструктивного диалога не получилось. 24 ноября на внеочередном Пленуме ЦК КПЧ подал в отставку не только первый секретарь М. Якеш, но и целый ряд руководителей КПЧ, что стало косвенным доказательством начала слома прежней государственной системы и по сути победы оппозиции. Начался распад КПЧ.

Демонстрации оппозиционных сил следовали одна за другой, полностью деморализуя власть. Наиболее крупные демонстрации прошли 25 и 26 ноября на Летейском поле в Праге — около 700 тыс. человек. Требования демонстрантов стали носить системный политический характер: отмена параграфа в Кон-

з

По данным комиссии Федерального собрания Чехословацкой Федеративной Республики от 9 мая 1990 года.

28 научный журнал ВЕСТНИК АССОЦИАЦИИ ВУЗОВ ТУРИЗМА И СЕРВИСА 2010/№ 3

Бархатные революции...

ституции страны о руководящей роли Коммунистической партии, проведение свободных выборов, отставка со своих постов скомпрометировавших себя представителей партии и правительства, выяснение обстоятельств разгона полициейдемонстрации 17 ноября.

По призыву оппозиции 27 ноября 1989 года была проведена двухчасовая забастовка, продолжавшаяся с 12 до 2 часов дня. В среде демонстрантов царила эйфория, правительство наоборот теряло контроль над ситуацией в стране и ничего не могло противопоставить столь мощным и многотысячным демонстрациям и проигнорировать требования оппозиции (еще одна характерная черта бархатной революции — дестабилизация власти с помощью массовых четко «запрограммированных» на выполнение необходимых задач демонстраций). Власть коммунистов в Чехословакии доживала последние дни.

29 ноября 1989 года парламент страны отменил статью конституции о руководящей роли коммунистической партии. В начале декабря 1989 года прошли заседания «круглого стола»

с участием правительства и представителей оппозиции, на которых было принято решение о формировании коалиционного правительства. Новое правительство приступило к работе 10 декабря 1989 года. Г. Гусак, президент Чехословакии, объявил о своей отставке.

После избрания нового состава Федерального собрания страны его главой 29 декабря 1989 года был избран А. Дубчек, а президентом страны лидер оппозиционного Гражданского форума В. Гавел. Бархатная революция в Чехословакии победила. Но ход ее развития выявил старую проблему Чехословакии, обострились национальные отношения между чехами и словаками. В ходе парламентских выборов в Чехии и Словакии, проходивших в июне 1992 года, победу в обеих республиках одержали партии, выступавшие за выход из федерации и прекращение ее существования.

По обоюдному согласию чешской и словацкой стороны 1 января 1993 года Чехословакия как единое государство перестало существовать. Возникло два самостоятельных государства Чешская республика и Словакия.

Литература

1. Швейцер П. Победа. Роль тайной стратегии администрации США в распаде Советского Союза и социалисти-

ческоголагеря. Минск, 1995.

2. Majcherski J. PierwszadekadaIII Rzecxpospolitej. 1989—1999. Warszawa, 1999, S. 8.

3. Skorzynski J. Ugoda i rewolucja. Wladzai opozycja. 1985—1989. Warszawa. 1995. S.51.

4. ZycieWarszawy. 7.02.1989.

5. Porozumienia Okraglego Stolu. Olsztyn. 1989. S. 5.

6. Neues Deutschland. 20 Juni 1989. S. 2.

29

Бархатные революции в странах Центральной и Юго-Восточной Европы в 1989-1990 гг.

В 1989 году в странах Центральной и Юго-Восточной Европы наступила пора глобальных перемен — в этих странах началась политическая и социально-экономическая трансформация после сорока с лишним лет господства коммунистической системы. Волна демократических революций вызвала большой резонанс в мире, сравнимый с влиянием Великой Французской революции, и революции 1917 года в России.

Страница 1 из 6

В 1989 году в странах Центральной и Юго-Восточной Европы наступила пора глобальных перемен — в этих странах началась политическая и социально-экономическая трансформация после сорока с лишним лет господства коммунистической системы. Волна демократических революций вызвала большой резонанс в мире, сравнимый с влиянием Великой Французской революции, и революции 1917 года в России.

Одной из первых восточноевропейских стран, вставших на путь перемен, стала Польша. В условиях ухудшающейся экономической и политической ситуации в стране, всплеска забастовочной волны руководство ПОРП решается в конце 1988 года созвать "круглый стол", то есть начать переговоры с оппозицией по поводу путей дальнейшего преобразования страны. В заседаниях "круглого стола" принимали участие представители реформистского крыла правящей коммунистической партии, умеренная часть оппозиции, вышедшей из рядов "Солидарности", была еще и третья сила - представители епископата польской католической церкви, которая традиционно пользовалась значительным почетом и уважением в польском обществе, это не смогли выхолостить и годы коммунистического правления. В ходе переговоров был принят ряд решений, касавшихся будущего Польши. Они были оформлены в трех основных документах: "Позиции по вопросу политических реформ", "Позиции по вопросу социально-экономической политики и системных реформ", "Позиции по вопросу профсоюзного плюрализма".

В политической сфере предполагалось введение политического плюрализма, свободы слова, принципа демократического формирования государственной власти, независимости судов, расширения полномочий органов местного самоуправления. Признавалось право на существование легальной политической оппозиции. В области экономики решения "круглого стола", по сути, сводились к созданию социально ориентированной рыночной экономики. Предполагалось развитие рыночных отношений, ограничить функции государства по части принятия экономических решений, ввести многообразие форм собственности, содействовать развитию самоуправления трудовых коллективов.

В июле 1989 года состоялись первые "полусвободные" выборы в Польше. Правящей коалиции гарантировалось 65% мест в сейме (в том числе 37% - ПОРП), за остальные места, а также за все места в сенате развернулась открытая борьба, которая принесла победу оппозиции в лице "Солидарности". ПОРП вела себя во время избирательной компании вяло, ее успех был более чем скромный. В результате было сформировано первое некоммунистическое правительство, председателем которого стал советник "Солидарности" Тадеуш Мазовецкий. Поражение ПОРП способствовало дальнейшему разложению этой партии. Для Польши открывалась новая страница в ее истории, означавшая перемены во всех областях жизни общества.

Мирно, без бурных политических потрясений совершился демонтаж прежней системы в Венгрии. К моменту перехода, как уже отмечалось, в Венгрии уже накопились изменения, которые неминуемо вели к смене существующего строя. К 1989 году здесь фактически уже образовалось несколько оппозиционных партий. К чести руководства ВСРП следует отметить, что оно само проявило готовность и политическую волю осуществить перемены в стране и сесть за стол переговоров с оппозицией, и это при всем том, что страну в отличие от Польши отнюдь не сотрясали забастовки или митинги протеста. Венгрия продемонстрировала всему региону пример политической культуры, способности политических сил договориться в переломный для своей страны момент. Так в марте 1989 года состоялись трехсторонние переговоры между ВСРП, девятью оппозиционными партиями и шестью общественными организациями о создании предпосылок мирного перехода к парламентской демократии. В марте1990 года состоялись первые свободные демократические выборы, победу на которых одержали правые силы во главе с Венгерским демократическим форумом. Венгерская социалистическая партия (ВСП), возникшая на базе ВСРП и перешедшая на позиции социал-демократии, мирно уступила власть некоммунистическим силам.

Бархатная революция в Чехословакии в 1989 г. (причины, ход событий, итоги)

Что такое «бархатная революция»?

Этим понятием обозначают процесс перехода от социализма к демократии в странах Центральной и Восточной Европы. «Бархатная революция» — это соглашение между федеральной властью и оппозиционным движением, не предполагающее кровопролития и разрушений. Падение социалистического режима в Европе коренным образом отличалось от аналогичных процессов, происходивших в странах СНГ, где переход к демократии часто сопровождался насилием.

Впервые термин «бархатная революция» был применён к событиям 1989 года в Чехословакии. Позже так стали называть все бескровные революции.

Бархатные революции в каждой стране протекали по-разному, но у них были и общие черты:

  1. Конфликт законной власти и оппозиции;
  2. Передача власти не мирным путем, а в ходе государственного переворота;
  3. Массовые выступления молодежи и протестные шествия;
  4. Отстранение «старой» политической элиты от управления страной, приток «свежей крови» в государственный аппарат;
  5. Проведение реформ, носящих, прежде всего, либеральный характер;
  6. Активное проявление патриотических чувств;
  7. Отказ от ориентации на Советский Союз, обращение в сторону Европы и НАТО;
  8. Коренное изменение отношений с СССР, а позже — с Россией.

Также все бархатные революции происходили приблизительно в одно время, в одном регионе и носили примерно одинаковый характер. Главной причиной их возникновения были:

  • Политический кризис,
  • Несменяемость на протяжении десятилетий лиц, входящих во властные структуры,
  • Неспособность политической элиты сделать свою страну частью нового, глобализированного мира.

Основной задачей бархатных революций была коренная смена руководства государства и переход к новым формам общественного устройства. В эпоху бархатных революций конца 1980-х — начала 1990-х годов стали применяться новые технологии воздействия на народные массы и власть. Так, например, появились полноценные информационные компании, охватывавшие все слои населения. Целью таких компаний было освещение ситуации в стране, выявление минусов действующей власти и демонстрация плюсов нового режима.

Относительно мирные революции сотрясали Европу на протяжении всего ХХ века. В каких-то случаях они проходили неудачно. К таким революциям можно отнести, к примеру, студенческие выступления 1968 года, прокатившиеся по Франции и Германии. Некоторым же странам успешно удалось изменить политический строй. К таким государствам относится Португалия, которая в ходе бескровной «революции гвоздик» 1974 года избавилась от диктаторского режима.

Методы бархатной революции постоянно совершенствовались и изменялись. К 1991 году европейская оппозиция разработала новые, эффективные ненасильственные способы воздействия на власть. Обычно бархатная революция проходила следующим образом:

  • Сначала возникало сильное недовольство граждан, выражавшееся в митингах и шествиях несогласных,
  • Далее происходил захват власти и устанавливался контроль над армией и полицией.
  • Заканчивалась бархатная революция демократическими выборами, выражавшими настоящее мнение граждан.

Хроника событий в Чехословакии

Чехословацкую оппозицию к решительным действиям подтолкнули перестройка в СССР и целая волна демонстраций на территории соседних стран. Главным средством борьбы в Чехословакии стала уличная демонстрация и информационная агитация среди населения. Все это должно было происходить мирно, без погромов и вооружённых столкновений. Первые митинги стали проходить еще в 1988 году, однако, полиция быстро разгоняла демонстрации, что привело к отказу населения от активных действий. Следующая крупная волна митингов состоялась в 1989 году. Демонстрации носили преимущественно религиозный характер, но также были разогнаны. Действия властей привели к новому взрыву народного возмущения.

17 ноября 1989 года в центре Праги на мирную демонстрацию вышли студенты. Они требовали проведения либеральных реформ и модернизации страны. Протестующие двинулись от Карлова университета, дошли до гроба студента Палаха, а затем — вышли в центр города на Вацлавскую площадь. Общее число демонстрантов достигло 50 тысяч человек. Полиция начала разгон шествия. В итоге, многие получили травмы. По Праге прошел слух, что один из демонстрантов — студент Мартин Шмид — был убит полицейскими. Несмотря на то, что Шмид был жив, эта ложная информация стала поводом к началу бархатной революции. Существует мнение, что слух о гибели студента был пущен провокаторами из службы безопасности Чехословакии. Так или иначе, передаваемые из уст в уста рассказы об убийстве Шмида привели к резкому росту числа демонстрантов, как за счет творческой интеллигенции, так и за счёт рабочих. На центральную площадь вышло столько людей, что полиция перестала справлять с ситуацией.

Вскоре был создан «Гражданский форум», объединивший все оппозиционные организации Чехии, а также «Общество против насилия», действующее на территории Словакии. Власти осуждали массовые протесты, но их слова не доходили до населения. Пленум ЦК Коммунистической Партии Чехословакии принял решение об изменении состава руководства партии. Новые партийные лидеры, наконец, вступили в диалог с оппозицией.

Оппозиция представила власти целый ряд требований, касающихся изменения политического режима. Также были предложены проекты социально-экономического развития страны. В декабре того же года полностью сменился состав правительства Чехословакии. Председателем правительства был выбран активный общественный деятель Александр Дубчек, а президентом страны стал один из основателей «Гражданского форума» — Вацлав Гавел. Так началась эпоха коренной перестройки.

Процесс перестройки страны

В первую очередь, изменения затронули основной закон страны. Из Конституции была убрана статья о главенстве коммунистической партии. Вскоре после этого начался перевод экономики на рыночные рельсы. В 1991 году советские войска были выведены с территории Чехословакии. Поскольку изменения в политическом и общественном строе были очень быстрыми и относительно спокойными, данный переворот получил название «бархатная революция».

Однако столь радикальные изменения не могли пройти для государства абсолютно спокойно. После революции наступил кризис, проявившийся в обострении отношений между двумя народами – чехами и словаками. Возникли националистические объединения, лидеры которых накаляли и без того сложную обстановку. В 1992 году прошёл референдум, по итогам которого было решено разделить страну на два государства – Чехию и Словакию. Обсуждение самой процедуры раздела шло долго, но в итоге, в 1993 году единая Чехословакия исчезла с европейской карты.

Отношение России и мира к бархатной революции

К концу 1989 года большая часть европейских государств разорвала свои отношения с СССР. Чехословакия оставалась единственным государством, которого на тот момент ещё не коснулись либеральные реформы. Однако революция могла вспыхнуть в любой момент. В Чехословакии существовало достаточно сильное движение диссидентов, также влияние на общественную мысль страны оказывали соседние государства — Польша, ФРГ и ГДР. 17 ноября жители Чехословакии открыто выразили своё отношение к коммунистическому режиму и влиянию СССР на их внутренние дела.

Запад освещал все события, которые происходили в Праге, поддерживая демонстрантов. Москва, в свою очередь, держала нейтралитет. Стоит отметить, что незадолго до этих событий Горбачев приезжал в Прагу. Местное население ожидало от него каких-либо действий или обещаний, но ничего не получило. В дальнейшем глава СССР предпочёл никак не комментировать события, происходившие в некогда братском государстве.

В Чехословакии существовала радиоволна «Свободная Европа», пользовавшаяся большой популярностью у населения. Помимо последних новостей, слушатели «Свободной Европы» могли узнавать и совершенно секретные данные. Именно благодаря этой радиоволне, чехи узнали, что их партийный лидер Милош Якеш потерял поддержку соратников и остался практически в одиночестве. Во время ноябрьских демонстраций корреспондент «Свободной Европы» оказался в самом центре событий и смог подробно освещать их.

В первые дни демонстрации в стране шла настоящая информационная война. Чешским телевидением и прессой руководила коммунистическая партия, поэтому получить оттуда объективную информацию было невозможно. Студенты самостоятельно распространяли по всей Праге информацию о том, чего они хотят, и что происходит в стране и мире на самом деле. Буквально через несколько дней стало понятно, что коммунизм в Чехословакии рухнул. После этого революция ушла с улиц и перешла в стадию мирных переговоров старой власти и оппозиции. В это время коммунистическая партия старалась спасти свои позиции и, насколько это было возможно, противостояла волне критики. Но, в итоге, власти были вынуждены принять все требования и предложения «Гражданского форума» и демонстрантов.

Лидером оппозиционного движения считался Вацлав Гавел, но во время ноябрьских событий его не было в Праге. Поскольку большей части населения этот человек был незнаком, активистам пришлось направить все силы на то, чтобы проинформировать людей о его программе и требованиях. Эти усилия увенчались успехом и вскоре на улицах Праги появились плакаты с надписью: «Вацлав Гавел – будущий президент». К тому моменту президент Густав Гусак больше не рассматривался населением как полноценный глава государства. Он был сторонником сталинизма и для большинства олицетворял старый, отживший своё режим.

Влияние «Гражданского форума» на революцию

Можно сказать, что конечную точку в бархатной революции поставил именно «Гражданский форум». Он образовался буквально через несколько дней после начала демонстраций в Праге. В эту организацию входили диссиденты и представители интеллигенции. Также в «Гражданский форум» вступали студенты. Многие члены организации были вне закона, их разыскивала служба безопасности Чехословакии.

В конце 1989 года представители «Гражданского форума» активно ездили по стране, распространяя информацию о происходивших в столице событиях. Организация действовала весьма слаженно и оперативно. Агитаторы могли привлечь даже тех, кто раньше никогда не интересовался политикой. Именно участники «Гражданского форума» смогли убедить чехословацких граждан выйти на улицы и протестовать против власти.

После демонстраций «Форум» был преобразован в Гражданскую Демократическую партию, победившую на выборах и ставшую родоначальницей современных политических институтов Чехии.

Жизнь Чехословакии после переворота

Дальнейшая история Чехословакии была связана с перестройкой экономики и социальной сферы, а также распадом государства. Как уже говорилось выше, внутри страны возникли националистические движения, преимущественно словацкие. Власть пыталась не допустить раскола, но вскоре стало понятно, что распад страны неминуем. После проведения референдума 1992 года была признана независимость Словакии. В ноябре 1992 года вышел закон, гласивший, что Чехословацкая федерация перестала существовать. В итоге, 1 января 1993 года появились две отдельные страны – Чешская республика и Словацкая республика.

После раздела государства этнические проблемы не исчезли. В Словакии происходили притеснения чехов. Данную ситуацию назвали «проблемой Мечира» — по имени словацкого президента, проводившего такую жесткую политику. Впрочем, в Словакии было немало противников гонений на чехов и сторонников либерализации внутренней жизни государства. Одновременно сторонники национальной толерантности отстаивали необходимость политической ориентации на Европу и вступления в Европейский Союз. К настоящему моменту эта группа общественных деятелей взяла верх и определяет основные направления словацкой политики.

Некоторые чешские политики до сих пор говорят о возможности воссоединения двух стран хотя бы в виде союза. Этих идей придерживается большая часть чешского населения (преимущественно, старшее поколение). Именно они больше всего жалеют о распаде страны. Однако Чехия выказала свою готовность помочь Словакии вступить в ЕС и НАТО, так как именно это могло помочь молодой стране вступить в новый глобальный мир. Также Чехия помогла Словении избавиться от ярлыка «бывшей страны, входящей в состав Югославии».

За время, прошедшее после бархатной революции, Чехия стала лидером среди восточноевропейских стран. Уже в 1995 году именитая консалтинговая компания составила рейтинг стран по политическому и экономическому развитию, где Чехия заняла первое место. Многие аналитики 90-х годов высказывали мысль о том, что у этой страны хороший вектор развития, и что именно она является одним из самых перспективных государств Центральной и Восточной Европы.

Однако в 1996 году Чехия теряет свои позиции в мировых рейтингах из-за наступившего кризиса. Экономика страны потеряла свою конкурентоспособность, возникли проблемы с приватизацией государственных предприятий, многие из них просто обанкротились. Кризис также поразил и банковскую систему. Уровень безработицы вырос до 7%, а национальная валюта была девальвирована.

Все эти проблемы вызвали недовольство населения и критику президента Вацлава Клауса. Своё мнение граждане Чехии выразили на выборах 2013 года, по итогам которых победила социал-демократическая партия. Социал-демократы получили большую часть мест в правительстве (74 места против 64 мест партии Вацлава Клауса). Президентом Чехии стал Милош Земан. Однако он создал правительство меньшинства, куда входили представители самых малочисленных партий. Действия этого правительства оказались неэффективными и привели к ряду внутренних проблем.

Несмотря на некоторые сложности во внутренней политике, в целом, бархатная революция была полезна для Чехословакии, так как коммунистический строй на тот момент совершенно изжил себя и мешал странам соцлагеря включиться в процессы глобализации. Однако впереди у двух относительно молодых стран еще множество проблем, которые им предстоит решить. Скорее всего, Чехия и Словакия будут сохранять дружественные и партнёрские отношения для совместного преодоления всех политических, экономических и националистических сложностей.

Почему были успешны бархатные революции 1989 года

Тридцать лет назад по Центральной и Восточной Европе пронеслась волна революций, похоронивших как советский режим, так и всех его сателлитов. Похоронивших, казалось бы, настолько легко, что на могиле покойников быстро произросли всякие конспирологические теории о целенаправленном развале социалистической системы, осуществленном в интересах НАТО.

На самом деле все, конечно, было намного сложнее, чем видится конспирологам. И сложнее, чем видится тем представителям оппозиции, которые полагают, будто поднять многомиллионный протест можно в любой момент времени против любой автократии. Иногда говорят, что в Польше революция развивалась 10 лет, в Венгрии – 10 месяцев, в ГДР – 10 недель, в Чехословакии – 10 дней, а в Румынии – 10 часов. Подобное представление о ходе революций несколько упрощает реальную ситуацию, но общую логику процесса отражает довольно верно.

Возмущение тоталитарными режимами зрело давно. В Польше удалось развернуть массовое движение на базе профсоюза «Солидарность». Но в Чехословакии после поражения Пражской весны 1968 г. ничего не удалось развернуть из-за жесткого давления со стороны властей. А в Венгрии удалось осуществить очень важные экономические реформы вместо запретных политических. То есть ситуация в разных странах сложилась по-разному в зависимости от конкретных условий. Но общим оказалось то, что до тех пор, пока режимы обладали силой подавлять сопротивление общества, реальных политических перемен не происходило. А когда возможность подавления исчезла, режимы рухнули так быстро, что создалась иллюзия невероятной легкости победы революций.

Здесь возникает следующий вопрос: а от чего зависит способность режима осуществлять подавление? Почему именно к 1989 г. она исчезла?

К этому времени начал реформироваться Советский Союз – тот Большой брат, который подавил в свое время Пражскую весну в Чехословакии и фактически вынуждал просоветские режимы в других странах заниматься превентивной ликвидацией протеста, дабы не спровоцировать Москву на новое вторжение. Если несколько упростить проблему, для того чтобы применить опыт 30-летней давности к нынешней ситуации, можно сделать примерно такой вывод: пока элиты едины и готовы подавлять протест, он терпит поражение вне зависимости от того, существует ли многомиллионное движение снизу или спецслужбы сразу изолируют смутьянов. Но если в элитах наступают разброд и шатания, если одни хотят давить смуту, тогда как другие идут на контакт с обществом ради развития страны, возникает так называемое окно политических возможностей. И общество, внутренне готовое к трансформации, может трансформироваться довольно быстро. Причем в ходе этой трансформации не всегда прослеживается связь с предшествующими годами борьбы. Вряд ли можно сказать, что Польша, 10 лет (а фактически даже больше) боровшаяся с тоталитаризмом, построила сегодня более эффективную демократию, чем Эстония, где до 1988 г. никакого открытого протеста вообще появиться не могло.

Тогда что же определило успех демократизации стран советского блока, если роль протестов была лишь относительной? Что по-настоящему объединяло все страны, которые после революций 1989 г. смогли устроить жизнь по-новому?

На мой взгляд, успешные страны отличались от тех, которые засиделись в эпохе трансформации, тем, что у них сформировалось представление о своей европейскости, т. е. о том, что граждане этих стран – европейцы и должны вернуться в Европу со всеми ее принципами, начиная от рыночной экономики и кончая толерантностью. Бесспорно, представление о том, что «мы европейцы», неравномерно было распределено в Центральной и Восточной Европе. Существовали консервативные слои, сказавшие свое слово сегодня в Польше и Венгрии. Существовали регионы, населенные людьми, приехавшими из России и не всегда ощущавшими себя европейцами, что породило проблемы гражданства в Латвии и Эстонии. Существовало разочарование в том, как Европа приняла своих «блудных сыновей», что вызвало в Восточной Германии в 1990-е гг. явление, известное как остальгия. Тем не менее общее представление о европейской идентичности и о необходимости выйти из-под опеки Большого брата доминировало в этой части Европы. Именно оно стало важнейшим фактором, определившим успех преобразований.

В России, естественно, представление о том, что мы европейцы, в 1989 г. тоже существовало. Оно в значительной степени помогло в 1991 г. начать серьезную трансформацию. Однако в такой большой, разнородной и сильно пострадавшей от промывания мозгов стране чувства этого хватило ненадолго. Конкурирующие идентичности нанесли удар по «Европе в нашем сознании», постепенно вытеснив это ощущение у значительной части российских граждан. Многие в нулевые годы захотели идентифицироваться не с Европой, которая, надо признать, не очень-то и боролась за мятущиеся души россиян, а с сильным лидером, обеспечившим рост реальных доходов после трудностей девяностых. Рост этот был обеспечен лишь временным притоком нефтедолларов и быстро исчез при падении цен на энергоносители, однако роль свою сыграть успел. А когда патерналистское российское государство утратило возможность эффективно подкармливать тела своих граждан, оно с такой энергией включилось в борьбу за их души, что слабенький европейский соблазн никак не мог устоять под этим давлением.

Мы державные / мы православные / мы евразийские – каждый мог выбрать вариант по своему вкусу. Каждый мог выбрать набор ценностей, соответствующий этому варианту. Но европейские ценности в такой конкурентной борьбе неизменно проигрывали. Возобладало представление о том, что мы другие, что нам свойственны иные ценности и что Европа нам ни в чем не указ.

Это «похищение Европы» не смогло остановить те перемены, необходимость которых рационально была осмыслена нашим обществом. Как бы ни плакали по хорошему СССР респонденты социологов, мало кто готов на выборах поддерживать идеи товарного дефицита и карточного распределения продуктов ради возврата ко всеобщему равенству. А вот те перемены, которые не были должным образом осмыслены, идут у нас плохо в отличие от большинства стран Центральной и Восточной Европы, где они могли тоже быть плохо осмыслены, но принимались хотя бы потому, что в противном случае существовала опасность вернуться из Европы под покровительство Большого брата.

События бурного 1989 года говорят сегодня, помимо всего прочего, о том, что перемены в России станут возможными либо если наше общество лучше осмыслит необходимость демократии, либо если возникнет хотя бы иррациональное ощущение, что мир демократии – это наш мир, в который хотелось бы вернуться. Скорее всего, потребуется и то и другое. Для достижения первой цели нужно широкое просвещение, которое сегодня у нас, увы, мало кого интересует из тех, кто обладает ресурсами. Для достижения второй потребуются такие успехи Запада, которые станут по-настоящему привлекательны для широких масс населения. Если же не появится ни того ни другого, мы будем долго находиться в состоянии экономической и политической стагнации.

Автор – научный руководитель Центра исследований модернизации Европейского университета в Санкт-Петербурге

«Осень народов» и ее отсвет на советские республики в 1989 году

Падение коммунистических режимов в странах Восточной и Центральной Европы в 1989 году иногда называют «Осенью народов». В ряде англоязычных публикаций использовался термин Autumn of Nations, а в польской печати – Jesień Ludów и Jesień Narodów.

Старт этим событиям был дан именно в Польше, где в сентябре 1989 года было сформировано первое за несколько десятилетий некоммунистическое правительство. В октябре того же года после ряда успешных политических реформ Венгерская Народная Республики была официально переименована в Венгерскую Республику.

В ночь с 9 на 10 ноября фактически перестала существовать Берлинская стена, считавшаяся символом Холодной войны. 28 ноября после пятисоттысячных демонстраций в центре Праги Коммунистическая партия Чехословакии отказалась от монополии на власть.

В ноябре был смещен со своего поста многолетний лидер Болгарии Тодор Живков, а болгарские оппозиционеры объединились в коалицию под названием Союз демократических сил. Наконец, в середине декабря в Румынии начались народные волнения, в ходе которых армия перешла на сторону демонстрантов, президент страны Николае Чаушеску был арестован, а затем расстрелян.

Британский историк и политолог Тимоти Гартон-Эш так охарактеризовал смену власти в странах-сателлитах СССР: «В Польше она заняла десять лет, в Венгрии – десять месяцев, в Восточной Германии – десять недель, в Чехословакии – десять дней, в Румынии – десять часов».

В самом Советском Союзе за событиями в «братских социалистических странах» следили с разными настроениями – кто с надеждой, а кто с тревогой. 9 апреля 1989 года силами внутренних войск и Советской армии был жестоко разогнан оппозиционный митинг в Тбилиси, в результате чего 21 человек погиб, а 290 человек получили травмы и ранения.

Но в Эстонии, Латвии и Литве, именовавшихся тогда «республиками Cоветской Прибалтики» набирали силу Народные фронты, ставившие целью восстановление государственного суверенитета в каждой из этих стран, аннексированных Советским Союзом летом 1940 года.

«Это было общее движение за демократию»

По воспоминаниям Витаутаса Ландсбергиса, который в 1989 году был председателем Совета Сейма Саюдиса и одновременно народным депутатом СССР, антикоммунистические революции в странах СЭВ и Варшавского договора были «освобождением от страха, освобождением от политического террора, идущего от большевистского центра в Москве». И Литва была частью этого общего восточноевропейского движения.

Витаутас Ландсбергис

В беседе с корреспондентом Русской службы «Голоса Америки» Витаутас Ландсбергис отметил: «Нам нужно было отбросить эту диктатуру и идти по пути достоинства и права, чтобы быть собой. Литва тут не колебалась. И вопрос здесь не в том, повлиял ли кто-то на нас, но в том, в какой мере мы участвовали (в восточноевропейском демократическом движении – А.П.) и повлияли на других. Вот об этом нужно говорить».

Витаутас Ландсбергис также напомнил, что в те времена Верховный Совет Литовской ССР не избирался, а назначался в «партийных кабинетах». А подлинно народным представителем литовцев был именно Сейм Саюдиса, как избранный орган. «Мы имели демократическое представительство и требовали, чтобы демократические выборы прошли в том же 1989 году. Это происходило в Центральной и Восточной Европе, и мы были ее частью. Нам это не удалось, потому что процессуальные решения принимала компартия, которая не получила такого разрешения в Москве. Но мы провели такие выборы в начале 1990 года, и Саюдис победил с сокрушительным результатом. И выполнил свое обещание народу – провозгласил восстановленное независимое государство – Литовскую Республику.

И в этом наше участие в движении восточноевропейских стран в 1989 году, который был преисполнен событиями и у нас. Вспомним, хотя бы, “Балтийский путь”, тридцатилетиекоторого отмечалось в этом году. Это была манифестация в поддержку независимости и необходимости существенных перемен в самом Советском Союзе. То, что называли Перестройкой, но по-настоящему так и не осуществили», - рассказал Витаутас Ландсбергис.

Возвращаясь к теме антикоммунистического движения в «странах народной демократии», он вспоминает, что в Литве это воспринималось как положительное явление и внушающее большие надежды на перемены не только в самих этих странах, но и в других участницах так называемого «социалистического лагеря».

«Так же, как наше движение было направлено на изменение ситуации и отказ от диктатуры не только в Литве. Это было общее движение за демократию, противостоящее политической диктатуре, тоталитаризму. И мы смогли это сделать. Мы открыли ворота для многих других (народов), когда руководителиСоветского Союза надеялись, что отдавая Центральную Европу, они сохранят за собой все свои завоевания хотя бы в Прибалтике. Но мы не позволили этого, мы сказали: мы тоже Европа, мы тоже в этом движении за свободу, и мы не остановимся!», - заключает Витаутас Ландсбергис.

«Страх не пропадал, но была и радость от того, что ситуация меняется»

В конце 80-х годов рост национального самосознания отмечался и в других республиках СССР. Одним из наиболее известных представителей демократического движения Белоруссии в то время был ученый-физик Станислав Шушкевич, победивший на выборах в народные депутаты СССР и ставший членом Межрегиональной депутатской группы.

Станислав Шушкевич

На вопрос корреспондента Русской службы «Голоса Америки» о том, как события осени 1989 года, и прежде всего – падение Берлинской стены – повлияли на национальное самосознание в его республике, Шушкевич ответил: «Это произвело большое эмоциональное впечатление. Могу судить по настроениям той части белорусской интеллигенции, с которой я контактировал. Мы считали, что наш долг – дать немцам возможность жить в одном государстве. И я особенно усердствовал в этом вопросе, поскольку в 70-е годы трижды читал лекции по электронике в Йенском университете в ГДР, и понимал тамошнюю обстановку. У меня были контакты с восточноевропейскими коллегами, и я горячо приветствовал происходящие там события. Должен сказать, что я совершил большую ошибку, возвеличивая во всех отношениях роль Горбачева. Но ему действительно можно поставить памятник, за то, что при нем произошло объединение Германии».

По свидетельству Станислава Шушкевича, белорусская интеллигенция приветствовала это событие, но и в то время, и сейчас в республике есть сторонники российского империализма. «И они говорили, что нельзя отступать от того, что, по их словам “завоевано кровью”, как будто они сами свою кровь проливали. Но тогда таких людей было мало, а подавляющее большинство приветствовали этот шаг (объединение Германии – А.П), и, в общем-то, считали, что начинается новый период жизни. Так оно и произошло», – подчеркивает собеседник «Голоса Америки».

Упомянув о том, что осенью 1989 года в странах-сателлитах СССР были не только «бархатные революции», но и весьма драматичные события, Станислав Шушкевич замечает, что в настроениях белорусского общества присутствовало и опасение. «Дело в том, что в процессе русификации, и нужно признать, что и в процессе полонизации белорусов вымолачивали так, как мало какую другую нацию. Поэтому в нашем народе всегда присутствовали и страх, и умение выжить. Иногда это приносило пользу, а сейчас, в общем-то, это приносит вред, поскольку мы готовы жить в любых условиях. Но и тогда страх, увы, не пропадал, потому что компартия у нас правила очень четко и жестко. Но была и радость от того, что ситуация меняется на наших глазах», – завершил свой комментарий Станислав Шушкевич.

Восточная революция - история аргентины. Восточная револю

Пользователи также искали:

демократические революции в странах восточной европы 1989 - 1991 привели к, демократические революции в восточной европе, революции, восточной, революция, бархатная, европы, странах, бархатные, демократические, европе, бархатная революция в венгрии, бархатная революция в албании, Восточная, реферат, кратко, таблица, привели, почему, называется, венгрии, албании, Восточная революция, бархатные революции в странах восточной европы кратко, демократические революции в восточной европе таблица, почему бархатная революция так называется, бархатные революции в странах восточной европы реферат, демократические революции в восточной европе, демократические революции в странах восточной европы 1989 - 1991 привели к, демократические революции в странах восточной европы - привели к, восточная революция, история аргентины. восточная революция,

бархатных революций | Иржи Сук

Во второй половине 1980-х годов советская империя, которая должна была существовать «вечно», претерпевала изменения, которые привели к ее распаду и новому разделению власти и ценностей в мире. Чехословакия в большинстве случаев играла пассивную роль в этих изменениях, но на короткое время, в конце 1989 - начале 1990-х годов, существенно кодировала их характер. Хотя перестройка, связанная с именем Михаила Горбачева и означающая попытку глубоко реформировать коррумпированную и жесткую бюрократическую систему, не должна была стать спусковым крючком для такого серьезного изменения курса, она создала для этого подходящие условия, ослабив железо. оковы, окружающие как «внутреннюю», так и «внешнюю» советскую империю, позволяющие нациям и государствам освободиться от суровых условий порабощения.В первые годы «перестройки» изменения происходили в рамках тех коммунистических партий, которые в разной степени и с разными мотивами приняли новый ветер из Москвы - коммунистических партий в национальных государствах СССР, в России. Венгрия, Польша, Чехословакия и Болгария; Румыния и Восточная Германия подошли к перестройке с оговорками. Однако между 1987 и 1988 годами события начали развиваться вне контроля просветленных центров (или тех, которые притворяются просветленными) и вырвались из-под их бразды правления.Политические, экономические и националистические вопросы, которые долгое время были табу, всплыли на поверхность, накопились эпохальные события, взаимно влияющие друг на друга и ускоряющие политическое развитие.

Основная причина этих центробежных тенденций заключалась в реформистских намерениях советского руководства, которое выступало за свободу слова («гласность»), намереваясь коренным образом реформировать Коммунистическую партию Советского Союза, заменить бюрократическую номенклатурную администрацию. экономика с системой управления и наведение порядка в отношениях между Востоком и Западом («новое мышление»).Искались методы, которые позволили бы объединить демократические, плюралистические и рыночные принципы с реальностью государства, которое контролировалось Коммунистической партией и основывалось на марксистско-ленинской идеологии. Однако по большей части попытки либерализации и демократизации не принесли желаемых результатов, а только усугубили социальный, экономический и националистический кризис. Горбачев и его соратники начали терять популярность. Мнения на высшем уровне партии начали резко поляризоваться.Реформы увязли в структурных спорах. Центробежные силы, накапливающиеся внутри советского блока, привели его к критической черте, и у его руководства не было другого выбора, кроме как объявить свои покоренные страны независимыми, отказавшись от своей роли строгого полицейского империи. В 1989 г. распалась внешняя империя, в которую входили страны Центральной и Восточной Европы.

В Польше началась новая «весна народов». Еще в декабре 1988 г. сильная и независимая профсоюзная организация «Солидарность», признававшая власти политического партнера, но способного дискредитировать себя, по крайней мере частично, взяв на себя долю политической ответственности, учредила Гражданский комитет, состоящий из 119 человек. представители оппозиции.Комитет был разделен на 15 групп, каждую из которых возглавлял председатель, ответственный за обеспечение того, чтобы «Солидарность» была идеально подготовлена ​​к требовательным «переговорам за круглым столом», которые должны были затронуть ключевые политические, социальные и экономические темы. Большинство требований, которые он намеревался выдвинуть, были связаны с теми, которые он изначально выдвигал в 1980 и 1981 годах (отмена цензуры, свобода печати, доступ оппозиции к СМИ, роспуск номенклатуры и организационных монополий, свобода собрания, независимой региональной администрации, экономической реформы и т. д.). На «круглом столе» «Солидарность» намеревалась выступить в качестве мощной группы давления, которая вынудит режим смягчить условия в стране и в ближайшем будущем организовать свободные выборы. 6 февраля 1989 г. начались переговоры за круглым столом. Дискуссия, которая касалась трех основных областей - экономической и социальной политики, политических реформ и политического плюрализма - завершилась 5 апреля соглашением о постепенной либерализации и демократизации режима. В интересах будущих свободных выборов «Солидарность» приняла модель переходных выборов, которая позволила ей получить максимум 35% мест в нижней палате парламента, сейме ; выборы в другую палату - Сенат - должны были пройти без ограничений.«Солидарность» решила, что она не будет стремиться к получению доли исполнительной власти после выборов или к участию в правительстве из-за «углубляющегося экономического кризиса, значительной силы армии и аппарата безопасности, а также неуверенности в позиции Москвы». Ожидается, что в переходный период он будет выполнять функцию парламентской оппозиции, инициируя законодательные изменения и контролируя то, как правящая Объединенная рабочая партия Польши осуществляет свою власть. Результаты выборов 4 и 18 июня были для правящей партии абсолютно категоричными и разрушительными.Солидарность, возглавляемая Лехом Валенсой, заняла почти все места, доступные для свободных выборов - в сейме она получила 260 мест из общего числа 560 мест (260 мест были выставлены на выборы), а в Сенате она получила 99 мест из имеющихся. всего 100 мест. Эта безоговорочная победа заставила "Солидарность" изменить свою стратегию - она ​​объявила, что, если правящая партия возьмет на себя функции президента республики, оппозиция потребует премьерства. 19 августа президент Польши Войцех Ярузельский обвинил активиста католической солидарности Тадеуша Мазовецкого в создании правительства.Новое правительство, в котором «Солидарность» занимала половину из 24 должностей, провело свое первое заседание 12 сентября 1989 года.

События в Венгрии также развивались быстрыми темпами. Здесь решающий импульс исходил от Венгерской социалистической рабочей партии, которая под сильным давлением общества в целом признала политический плюрализм и начала отказываться от своей монополии на власть. Уже в январе 1989 года парламент, в котором доминируют коммунисты, одобрил закон о праве собраний и ассоциаций, который позволил легально создавать политические партии.22 марта вновь созданные партии провели «переговоры за круглым столом оппозиции», целью которых было объединить оппозицию и подготовить ее к переговорам с правящей партией о переходе к демократической системе. После некоторых перипетий, политические переговоры начались 13 июня за «трехсторонним столом переговоров» с участием Венгерской социалистической рабочей партии, партий круглого стола оппозиции и так называемых третьих сторон, включая официальные профсоюзы и партийные организации. .Правящие коммунисты потерпели ощутимое поражение 16 июня во время публичных похорон останков бывшего премьер-министра Венгрии Имре Надя и его соратников, казненных за поддержку антисоветского восстания в 1956 году. Похороны превратились в общенациональные мирные похороны. поминальная церемония и проявление воли к свободе и демократии. Внеочередной съезд Венгерской социалистической рабочей партии (6–10 октября) завершил период либерализации - он распустил Венгерскую социалистическую рабочую партию, создав Венгерскую социалистическую партию как ее преемницу.Новая партия отказалась от своей монополии на власть и заявила о своем намерении поддерживать демократию, смешанную собственность, социально чувствительную рыночную экономику и гражданское самоуправление. В период с 17 по 20 октября Национальное собрание одобрило конституционные и другие законодательные меры, ранее согласованные на «переговорах за трехсторонним столом», касающиеся функционирования политических партий и управления ими, роспуска Президентского совета, парламентских и президентских выборов и мер по исправлению положения. убеждения, связанные с восстанием 1956 года.Он исключил слово «народный» из названия государства и объявил Венгерскую республику независимым, юридически последовательным и конституционным государством. В конце марта - начале апреля 1990 года были проведены свободные парламентские выборы, на которых правая оппозиция Венгерский демократический форум добилась значительного успеха (43%), хотя Венгерская социалистическая партия, получившая 8,5% поданных голосов, не пропал полностью с радаров.

Компромисс не был характерен для развития Германской Демократической Республики - коммунистический режим здесь, возглавляемый неосталинистскими политиками во главе с Эрихом Хонеккером, не принимал никаких изменений и держался за реальность двух немецких государств с двумя антагонистические государственные администрации.Недовольство восточных немцев вездесущим полицейским государством и низким уровнем жизни, который был ниже стандартов, особенно по сравнению с западногерманским уровнем жизни, вызывал уныние и обреченность. Многие люди считали побег в капиталистическую Федеративную Республику Германию своим единственным выходом. В мае 1989 года Венгрия сняла баррикады на своей границе с Австрией, что позволило многим восточным немцам бежать на Запад. Пересечение границы больше не было таким рискованным, как раньше, что побуждало к действиям все больше и больше недовольных граждан - число перебежчиков продолжало расти, и ситуация стала напоминать исход.В сентябре была создана оппозиционная группа «Новый форум», которая призвала власти участвовать в «демократическом диалоге по задачам юридически последовательного государства, по экономике и культуре». Осенью правящая элита потеряла контроль над делами страны, и массы, заполнившие улицы и площади, оказали решающее влияние на последующие события. В начале октября в Лейпциге прошла демонстрация 20 000 человек; три недели спустя их было 300 000 человек. Полиция не решилась вмешаться.Демонстрации перекинулись на другие города, люди требовали свободных выборов и гражданских свобод и свобод. 9 ноября их призыв об открытии пограничных переходов между Восточным и Западным Берлином был удовлетворен, и «Берлинская стена» - символ разделенной Германии и Европы - пала. Первоначальные требования либерализации и демократизации Германской Демократической Республики вскоре переросли в недвусмысленное желание демонстрантов объединить оба немецких государства.В марте 1990 года в ГДР прошли выборы, на которых Христианско-демократический союз (ХДС) канцлера Западной Германии Гельмута Коля добился заметного успеха - его основной программой было объединение ГДР и ФРГ. Кандидаты, выдвинутые «Новым форумом», потерпели сокрушительное поражение на выборах. 1 июля вступил в силу валютный, экономический и социальный союз обоих штатов; 23 августа парламент Восточной Германии подавляющим большинством голосов проголосовал за присоединение ГДР к Федеративной Республике Германии.Германская Демократическая Республика прекратила свое существование 3 октября по прошествии почти 41 года.

Остальные государства внешней советской империи также подверглись изменениям. Болгарский «дворцовый переворот» в ноябре и «кровавая революция» в Румынии в декабре 1989 года указали на две крайности перемен: в одном случае все значимое произошло внутри правящей партии, а в другом - борьба за власть вышла на улицы. . Чехословакия не пошла ни по одной из этих дорог.Первая фаза «бархатной революции» напоминала немецкую картину: города и площади были заполнены людьми, требующими конца коммунистической гегемонии и свободных выборов; позже он склонился к польско-венгерской модели, представляющей исторический компромисс между оппозицией и государственной властью, согласованный за «круглым столом».

Мирная студенческая демонстрация 17 ноября 1989 года в Праге, жестоко подавленная полицией, стала пресловутым триггером революционных событий.Сразу после вмешательства полиции студенты университетов связались с интеллектуалами, артистами, актерами театра и кино и в потоке оправданного и бесстрашного возмущения создали первые активные эпицентры гражданских беспорядков. Родилось забастовочное движение. С 18 ноября почти все пражские театры бастовали; в последующие дни к ним присоединились театральные труппы из больших и малых городов со всей страны. Десятки театров по всей стране превратились в открытые площадки для публичного обсуждения.В понедельник, 20 ноября, университеты объявили забастовку, и вскоре к ним присоединилось большинство средних школ. Уже 19 ноября демонстранты контролировали центр Праги, полиция более или менее покинула этот район. Пространство наверху Вацлавской площади стало местом постоянной антирежимной агитации. Начиная с 20 ноября, митинги, проходящие в центре столицы, собирались каждый день сотнями тысяч людей, и к ним присоединились миллионы других демонстрантов в большинстве городов Чехии, Моравии и Словакии.

В воскресенье, 19 ноября, в пражском театре «Чинохерни клуб» был основан Гражданский форум как политическое движение, представляющее не только диссидентские группы, но и всех недовольных и возмущенных граждан, включая даже некоторых коммунистов и членов партий Национального фронта. Вацлав Гавел, самый известный диссидент в Центральной Европе, стал общепризнанной ведущей фигурой Гражданского форума. В то же время аналогичное гражданское движение под названием «Общество против насилия» было создано в Братиславе, столице Словакии.Ее представителями стали активист-эколог Ян Будай и популярный актер Милан Кляжко. Целью «Гражданского форума» и «Общественности против насилия» было наладить диалог с государственными властями по вопросам либерализации и демократизации тоталитарной Чехословакии. Под сильным давлением народа, заполнившего улицы и площади страны, кульминацией которого стала массовая всеобщая забастовка 27 ноября, коммунистические власти в лице председателя федерального правительства Ладислава Адамека начали переговоры с оппозицией ближе к концу первой революционной кампании. неделя.

Эти политические переговоры привели к первым шагам к либерализации - освобождению политических заключенных, удалению статей конституции, касающихся ведущей роли Коммунистической партии в обществе и закрытой политической системе Национального фронта, легализации оппозиционные группы, их доступ к СМИ и т. д. «Гражданский форум» и «Общество против насилия» потребовали фундаментальных изменений в составе и программе правительства; однако в этот момент они еще не хотели иметь долю политической власти.Это нежелание быть частью правительства проистекало из того факта, что гражданские движения были созданы так стремительно, фактически только после 17 ноября 1989 года, и им требовалось время, чтобы сформировать организационные структуры и создать политические манифесты. Их застали врасплох скорость событий. Премьер-министр Адамек использовал щедро предоставленное пространство для политических маневров и 3 ноября собрал и представил правительство, в котором по-прежнему доминируют коммунисты - они удерживали 15 из 20 позиций.Однако мобилизованная общественность оставалась самой важной движущей силой, резко отвергая федеральное правительство с таким коммунистическим превосходством. Несмотря на то, что протесты были бурными, они продолжали культивироваться и не перешли в насилие. В последующие дни оппозиционное движение осознало, что во избежание неудач оно должно взять на себя ответственность правительства. Премьер-министр Адамек потерял пространство для маневра и подал в отставку. «Правительство национального понимания», возглавляемое умеренным коммунистом Марианом Чальфа, объединило семь министров Гражданского форума, которые занимали ключевые экономические и законодательные департаменты, но не министерство внутренних дел или министерство национальной обороны; кроме того, Общество против насилия не было представлено ни одним министром в правительстве.Существенные расхождения в способах захвата власти, незамеченные и неотразимые в суматошной атмосфере того времени, были ранними признаками будущего кризиса в области борьбы с репрессивными силами коммунистического режима и в сфере чешско-словацких отношений.

10 ноября, в день назначения федерального правительства и отставки коммунистического президента Густава Гусака, «Гражданский форум» и «Общество против насилия» объявили, что их совместным кандидатом в президенты является Вацлав Гавел.Коммунисты тонко выступили против этой кандидатуры. Они имели удобное большинство в высшем законодательном органе чехословацкой федерации - Федеральном собрании - и решили поддержать прямые президентские выборы, которые, как они ожидали, победит их собственный кандидат, бывший премьер-министр Ладислав Адамец. Все политические партии и общественные организации Словакии отвергли Гавела в пользу политического символа 1968 года - Александра Дубчека. Возникла парадоксальная ситуация: Гражданский форум, как революционное политическое движение, хотел, чтобы президент был избран Федеральным собранием, в котором доминируют коммунисты, в соответствии с коммунистической конституцией; Коммунистическая партия Чехословакии, с другой стороны, готовилась внести коренные изменения в конституцию, чтобы служить своим целям путем введения президентской системы.«Гражданский форум» категорически не хотел этого. Однако переговоры по этому вопросу за «круглым столом» не увенчались успехом. Демократы заявили о своей готовности построить новое государство и решили взять под контроль государственные и политические структуры и процедуры, поскольку опасались дестабилизации конституции. Однако у них не было ни одного места в Федеральном собрании, и они не могли контролировать законодательный орган, состоящий из 350 членов. В их распоряжении не было формальных инструментов; все, что они могли сделать, это снова мобилизовать общественность.Однако они опасались новой волны недовольства, которая может смести парламент и заблокировать президентские выборы. Демократы этого не хотели, поскольку они были не готовы к событиям, развивающимся по неконституционным линиям.

На закрытом заседании 15 декабря в Кабинете правительства премьер-министр Чальфа предложил кандидату в президенты Вацлаву Гавелу выход из тупика. Они договорились о скоординированном подходе, целью которого было убедить большинство депутатов Федерального собрания избрать Гавела президентом республики до конца 1989 года.Чальфа умело вмешался в парламент, и ряд депутатов-коммунистов на совместном заседании обеих палат 19 декабря отказались от идеи прямых выборов, заявив о своей готовности избрать Гавела. Однако, параллельно с вмешательством премьер-министра в кабинет, студенты каждый день проводили демонстрации перед парламентом, чтобы выразить свою поддержку Гавела. Депутаты-коммунисты больше не могли противостоять давлению сверху и снизу.

Чтобы предотвратить возникновение кризиса в чешско-словацких отношениях, необходимо было снизить напряженность между чешскими и словацкими кандидатами в президенты - Гавелом и Дубчеком - взаимоприемлемым образом.Оба мужчины встречались несколько раз, чтобы обсудить этот вопрос. Сложные переговоры, которые велись параллельно с переговорами между политическими силами за «круглым столом», привели к соглашению о разделении высших государственных функций: 28 декабря Александр Дубчек был избран председателем Федерального собрания, а днем ​​позже. Вацлав Гавел, президент Чехословакии, оба единогласно. Студенты университетов, движущая сила и символ протестного движения с 17 ноября, не прекращали забастовку, пока не закончилась церемония выборов, завершившаяся церемониальной мессой Te Deum в соборе Святого Вита.

Чехословацкая история | Британника

Чехословацкая история , история региона, включающего исторические земли Богемии, Моравии и Словакии с доисторических времен через их федерацию под названием Чехословакия в 1918–92. С распадом Чехословацкой федерации 1 января 1993 года возникли современные государства Чешская Республика и Словакия. Сама Чехословакия образовалась в конце Первой мировой войны, после распада Австро-Венгерской империи.До войны регион состоял из Богемии и Моравии, часто называемых Чешскими землями, на западе и Словакии, входившей в состав Венгрии, на востоке.

Чехословацкий регион лежал через великие древние торговые пути Европы и, благодаря своему положению в самом центре континента, был местом, где встречались самые разнообразные традиции и влияния. Чехи и словаки традиционно имели много культурных и языковых сходств, но, тем не менее, у них развились отличные национальные особенности.Возникновение сепаратистских тенденций в начале 1990-х годов после ослабления советской гегемонии над Восточной Европой в конечном итоге привело к распаду федерации.

Исторические регионы до 1918 г.

Часть Европы, которая составляет современные государства Чешская Республика и Словакия, была заселена сначала кельтами, затем германцами и, наконец, славянскими племенами в течение нескольких сотен лет. Основные политические и исторические регионы, возникшие в этом регионе, - Богемия, Моравия и Словакия - сосуществовали с постоянно меняющейся степенью политической взаимозависимости более тысячелетия, прежде чем в 1918 году в результате их объединения образовалось современное государство Чехословакия.Каждый подлежал завоеванию; каждый претерпевал частые смены населения и периодические религиозные потрясения; а иногда по крайней мере двумя из трех управляли соперничающие правители. Богемия и Моравия - регионы, входящие в состав Чешской Республики - поддерживали тесные культурные и политические связи и фактически управлялись совместно на протяжении большей части своей истории. Однако Словакия, граничащая с Малым Альфольдом (Малой Венгерской равниной), находилась под властью Венгрии почти 1000 лет и была известна как Верхняя Венгрия большую часть периода до 1918 года.Таким образом, раздел Чехословакии в конце 1992 г. был основан на давних исторических разногласиях.

Происхождение и ранняя история

Доисторический народ Богемии, к северу от среднего Дуная, имел неопределенное происхождение. Бойи, кельтский народ, оставили отчетливые следы довольно длительного пребывания, но его время не может быть точно установлено. (Название Богемия происходит от кельтского происхождения на латыни.) Кельтское население было вытеснено германскими племенами. Один из них, маркоманы, населял Богемию, а другие поселились на прилегающих территориях.Отъезд Маркоманни не был отмечен каким-либо выдающимся событием.

Получите подписку Britannica Premium и получите доступ к эксклюзивному контенту. Подпишитесь сейчас

Археологические открытия и случайные ссылки на Богемию в письменных источниках указывают на то, что перемещения этнических групп не всегда были резкими и бурными, но что новые поселенцы начали проникать на территорию до того, как ее покинули прежние жители. Таким образом, можно предположить, что славянские люди приходили группами до миграции германских племен на юг.В VI веке нашей эры Богемия и прилегающие территории были заселены славянами.

В то время как горы и леса обеспечивали защиту Богемии, племена в низинах к северу от Дуная и вдоль его притоков подвергались давлению со стороны аваров венгерских равнин. Попытки объединить славянские племена против авар увенчались успехом только тогда, когда их направили такие личности, как франкский купец Само, получивший контроль над большой территорией, в которую входила хотя бы часть Богемии.Его смерть в 658 году положила конец распутному состоянию. Более благоприятная эпоха наступила после того, как франкский король Карл Великий победил аваров в 8 веке.

Затем последовал период относительной безопасности, когда концентрация славян в политических организациях продвигалась более многообещающе. Вскоре после 800 г. в качестве потенциальных центров возникли три области: низменности вдоль реки Нитра, территория по обе стороны нижней реки Моравы (нем. Март) и центральная Богемия, населенная чешским племенем.Со временем чехи, защищенные от иностранных захватчиков, заняли доминирующее положение. Управляемые правителями, которые утверждали, что произошли от легендарного пахаря Пржемысла и его супруги Либуше ( см. дом Пржемысла), чехи до 800 года подчинили себе большую часть Чехии, но не смогли победить племена на востоке и северо-востоке. За исключением случайных волнений, таких как вторжения Карла Великого (805 г.), чешские владения не подвергались войнам и опустошениям, и мало что из жизни там привлекало внимание клерикалов, которые записывали современные события в Центральной Европе.

Отакар Одлозилик Милан Хаунер

Студенческое восстание и падение коммунизма в Восточной Европе

А- А А +

1989: год назад

17 ноября 1989 года студенческая демонстрация в Праге, посвященная 50 годовщине разгона нацистами городских студентов, была встречена полицией коммунистической Чехословакии с насилием. Инцидент привел в действие серию событий, которые впоследствии стали известны как «бархатная революция» и ознаменовали конец коммунистического режима Чехословакии.Бархатная революция, наряду с падением Берлинской стены и насильственным концом коммунистической диктатуры Румынии, стали знаковыми образами, вписанными в народную память о так называемом annus mirabilis 1989 года и более широком падении коммунизма в Восточной Европе. .

Студенческий авангард

Однако в рассказах о вышеупомянутых важных событиях отсутствует измерение поколений и роль, которую студенты сыграли в падении коммунизма в регионе.Фактически, замечательные события 1989 года были беспрецедентными и не имеют себе равных по степени политизации студентов не только в коммунистических странах советского блока, но также в Югославии, Албании и Китае.

Студенты, стоявшие в авангарде массовых протестов, эффективно сыграли роль «авангарда революции». В то время как в Китае студенческий протест на площади Тяньаньмэнь был залит кровью, студенты в Восточной Европе возглавили транснациональную волну перемен, которая изменила ход европейской истории.

После годовщины 1989

«1989» был частью более широкого процесса протеста и политических изменений, начавшегося примерно в начале 1988 г. и завершившегося в 1991 г. Но можно без преувеличения сказать, что крах коммунизма стал для тех, кто был политически активным, опыт поколений. в то время. События такого масштаба - затрагивающие миллионы жизней и целые общества - редки: они станут решающими в формировании мировоззрения молодых протестующих и демонстрантов, участвующих в движениях.

В память о бархатной революции в Праге (Shutterstock-btwcapture)

Семена студенческого протеста

В конце 1980-х годов ряд общих структурных условий в регионе способствовали политизации студентов.

Во-первых, ухудшающаяся экономическая ситуация во всем блоке, которая была особенно экстремальной в Польше и Румынии, но также ощущалась в Чехословакии и Советском Союзе.

Во-вторых, возник экологический кризис в регионе, наиболее остро символизирующий чернобыльскую катастрофу.В результате этой разрушительной ядерной катастрофы вокруг блока возник ряд экологических движений, многие из которых вскоре стали выступать против своих коммунистических режимов.

В-третьих, членство в официальных молодежных и студенческих организациях в коммунистических странах сокращалось, молодые люди разочаровывались и задыхались из-за бюрократического окостенения и длительного упадка. Хотя некоторые из них оставались значительными, например, советский Комсомольский , в других странах, например, в Польше, организации терпели неудачу.Подъем широкой и разнообразной молодежной контркультуры создал альтернативную сферу для молодежи и студентов во всем блоке, что является явным признаком зарождающегося молодежного восстания.

Наконец, геополитические и международные события, такие как начало гласности и перестройки в Советском Союзе и окончание холодной войны, напрямую повлияли на внутриполитическую ситуацию в каждой стране региона. Некоторые коммунистические режимы предприняли осторожные попытки реформ, в то время как другие закрутили гайки или предприняли националистические уловки, чтобы заменить все более выдолбленную официальную социалистическую идеологию и политику.

Студенты становятся радикальными

Приведенные выше обстоятельства подготовили почву для политизации десятков тысяч студентов в конце 1980-х годов. Оппозиция польских студентов во многом была первопроходцем, поднявшимся во время кризиса Solidarność в начале десятилетия, несмотря на военные действия и введение военного положения. Более того, студенты объединились с молодыми рабочими в знак солидарности поколений, чтобы спровоцировать две волны забастовок в 1988 году, которые побудили режим вести переговоры с оппозицией.Это, в свою очередь, привело к переговорам за круглым столом и первым полусвободным выборам, на которых оппозиция неожиданно, но убедительно выиграла в 1989 году.

Массовые протесты польской молодежи против режима нашли отклик у сверстников по всему блоку, и их действия были скопированы повсюду. Самая важная оппозиционная студенческая организация, Niezależne Zrzeszenie Studentów (Независимая студенческая ассоциация), из которой происходят многие нынешние правые политики Польши, была моделью для создания независимых студенческих союзов от Беларуси до Болгарии.

После 1989 года: студенческое движение теряет студенческий характер

Действия студентов и их способность служить катализатором более широкой оппозиции превратили 1989 год в транснациональный момент перемен. Последствия событий того года будут отражаться на протяжении десятилетий. В Венгрии Виктор Орбан и другие студенческие активисты превратили свое движение в политическую партию и основали FIDESZ, в то время как в Украине студенты организовали «первый Майдан», который впоследствии стал известен как «Гранитная революция».Хотя события 1989 года ознаменовали начало политической карьеры для многих студенческих активистов, массовая студенческая оппозиция неизбежно и быстро сменилась высокой политикой посткоммунистической переходной эпохи.

Рассеянная политическая идентичность

Глубокие структурные преобразования восточного блока после 1989 г. повредили социально-экономическую ткань высшего образования, изменив социальную роль студентов и ослабив их идентичность как особой социальной группы.

Было всего несколько событий, таких как так называемые «цветные революции», охватившие регион с конца 1990-х до начала 2000-х годов, когда мы наблюдали уровни конкуренции среди студентов, напоминающие уровни 1989 года. такие страны, как Болгария, Украина или (Северная) Македония, также на мгновение политизировались или даже сумели возглавить более широкие протестные движения во время так называемой «глобальной волны протеста» после 2009 года, ни один из этих протестов не смог добиться сопоставимого воздействия к тем 1989.

В настоящее время по всей Восточной Европе студенты, похоже, больше не хотят мобилизоваться «как студенты» для каких-либо национальных целей. Последняя попытка общенационального антиправительственного студенческого протеста в Польше была предпринята в 2017 году. Она едва собрала 2000 участников, разбросанных по академическим центрам по всей стране.

2019: Встроено в систему

Несмотря на то, что существует мощный миф 1968 года и «мятежного студента», реальное студенческое восстание 1989 года, похоже, было забыто.Однако наследие этих протестов все еще прослеживается. Спустя три десятилетия бывшие мятежные студенческие активисты 1989 года пополнили ряды политической, деловой и культурной элиты своих стран. Возможно, это поможет объяснить некоторые из сегодняшних событий в регионе.

Примечание автора:

Том Джунс - научный сотрудник Марии Склодовской-Кюри в отделе истории и цивилизации ЕСИ. Он имеет докторскую степень по истории в KU Leuven в Бельгии и имел стажировки в Польше, Австрии, Венгрии, Финляндии, Германии, Болгарии и Италии.Его исследовательские интересы включают историю и политику Восточной Европы, историю холодной войны, историю молодежных и студенческих движений, а также историю европейских левых. Он является автором книги «Студенческая политика в коммунистической Польше: поколения согласия и несогласия» и его нынешнего исследовательского проекта «Коммунисты в либералов», посвященного тому, как трансформация польских левых способствовала переходу от коммунизма к либеральной демократии и последующему нелиберальному повороту.

Падение коммунизма в Восточной Европе, 1989

В ночь на 9 ноября 1989 года Берлинская стена - самый мощный символ раскола Европы во времена «холодной войны» - рухнула.Ранее в тот же день коммунистические власти Германской Демократической Республики объявили об отмене ограничений на поездки в демократический Западный Берлин. Тысячи восточных немцев устремились на запад, и в течение ночи участники праздника по обе стороны стены начали сносить ее.

Падение Берлинской стены стало кульминацией революционных изменений, охвативших Восточную и Центральную Европу в 1989 году. Во всем советском блоке реформаторы пришли к власти и положили конец более чем 40-летнему диктаторскому коммунистическому правлению.Движение за реформы, положившее конец коммунизму в Центрально-Восточной Европе, началось в Польше. Солидарность, антикоммунистический профсоюз и общественное движение, вынудила коммунистическое правительство Польши признать это в 1980 году в результате волны забастовок, которые привлекли международное внимание. В 1981 году коммунистические власти Польши под давлением Москвы объявили военное положение, арестовали лидеров «Солидарности» и запретили демократический профсоюз. Запрет не положил конец «Солидарности». Движение просто ушло в подполье, а мятежные поляки организовали собственное гражданское общество, отдельное от коммунистического правительства и его указов.

В 1985 году приход к власти в Советском Союзе реформатора Михаила Горбачева проложил путь политическим и экономическим реформам в Центрально-Восточной Европе. Горбачев отказался от доктрины Брежнева - политики Советского Союза, предусматривающей вмешательство с применением военной силы, если это необходимо, для сохранения коммунистического правления в регионе. Вместо этого он призвал местных коммунистических лидеров искать новые способы заручиться народной поддержкой своего правления. В Венгрии коммунистическое правительство начало реформы в 1989 году, которые привели к санкционированию многопартийной системы и конкурентных выборов.В Польше коммунисты вступили в переговоры за круглым столом с возрожденной Солидарностью. В результате Польша провела свои первые конкурентные выборы со времен до Второй мировой войны, а в 1989 году «Солидарность» сформировала первое некоммунистическое правительство в советском блоке с 1948 года. Вдохновленные реформами своих соседей, восточные немцы летом вышли на улицы. и осенью 1989 года - призыв к реформам, включая свободу посещения Западного Берлина и Западной Германии. Отказ Москвы использовать военную силу для поддержки режима лидера Восточной Германии Эриха Хонеккера привел к его замене и началу политических реформ, которые привели к роковому решению открыть пограничные переходы в ночь на 9 ноября 1989 года.

После падения Берлинской стены чехи и словаки вышли на улицы, чтобы потребовать политических реформ в Чехословакии. Руководил демонстрацией в Праге драматург-диссидент Вацлав Гавел, соучредитель реформаторской группы «Хартия 77». Коммунистическая партия Чехословакии тихо и мирно передала правление Гавелу и чехословацким реформаторам в ходе того, что позже было названо Бархатной революцией. В Румынии коммунистический режим сторонника жесткой линии Николае Чаушеску был свергнут народным протестом и силой оружия в декабре 1989 года.Вскоре власть уступили и коммунистические партии Болгарии и Албании.

Революции 1989 года ознаменовали смерть коммунизма в Европе. В результате в 1990 году Германия не только воссоединилась, но вскоре революция распространилась и на сам Советский Союз. Пережив попытку переворота в 1991 году, Горбачев был вынужден уступить власть в России Борису Ельцину, который руководил распадом Советского Союза.

Крах коммунизма в Центрально-Восточной Европе и Советском Союзе положил конец холодной войне.Долгосрочная политика США по сдерживанию советской экспансии при одновременном поощрении демократических реформ в Центральной и Восточной Европе через научные и культурные обмены, информационная политика (например, Радио Свободная Европа и Радио Свобода) и собственный пример Соединенных Штатов оказали неоценимую поддержку народы Центрально-Восточной Европы в их борьбе за свободу.

Солидарность и другие политические движения 1989 г.

В этом разделе подробно описаны революции 1989 года в Центральной и Восточной Европе.

Польша

«Солидарность» была первым независимым рабочим движением в стране советского блока. Основана в 1980 году в Польше на верфях Гданьска. С 1970 года польские рабочие протестовали и бастовали из-за роста цен на продукты питания, которые становились все более недоступными ниже заработной платы их рабочих. В 1980 году коммунистическое правительство Польши объявило о повышении цен на мясо, что вызвало еще одну волну забастовок этим летом, кульминацией которой стало формирование в августе «Солидарности» во главе с Лехом Валенсой.Члены «Солидарности» и правительство противостояли и вели переговоры друг с другом в течение года, пока генерал Войцех Ярузельский, первый секретарь Польской коммунистической партии, не приказал военным подавить забастовки и не арестовал лидеров движения.

Лех Валенса (справа) с президентом Х.В. Буш (слева) в 1989 году. Wikimedia Commons: Национальный архив США

Солидарность оставалась подпольным движением до 1989 года, когда ее пригласили участвовать в переговорах за круглым столом с польским правительством, чтобы успокоить растущие беспорядки.Три исхода, о которых договорились стороны, означали большие перемены для польского правительства и его граждан. Соглашение за круглым столом легализовало независимые профсоюзы, учредило канцелярию президента (отменив полномочия генерального секретаря Коммунистической партии) и учредило Сенат. «Солидарность» стала официально признанной политической партией и бросила вызов Коммунистической партии на полностью свободных выборах в Сенат 1989 года, получив 99 процентов мест. Эти выборы явились явным ударом по мощи Коммунистической партии в Польше, но Советский Союз и остальная часть Варшавского договора после реформ Горбачева больше не были в состоянии защищать свои государства-сателлиты в военном отношении.Лидер «Солидарности» Валенса был избран президентом Республики Польша в 1990 году. После успеха и влияния начала 90-х годов «Солидарность» возобновила свою деятельность в качестве традиционного профсоюза.

Видео: Идеальный шторм в Польше: революция солидарности

Чехословакия

Вацлав Гавел, 1989.
Паскаль Джордж — AFP / Getty Images: Encyclopedia Britannica

Политические изменения и отход от коммунистической системы происходили в других странах-сателлитах Советского Союза, когда Советский Союз явно находился в упадке.Берлинская стена пала в ноябре 1989 года, что означало конец советского влияния в Восточной Германии. В том же месяце Чехословакия пережила «бархатную революцию», серию ненасильственных протестов и забастовок по всей стране, организованных Гражданским форумом, которые привели к свержению коммунистической партии в декабре. Лидер Гражданского форума Вацлав Гавел стал президентом после проведения свободных и справедливых выборов в 1990 году.

Венгрия

Венгрия претерпевала изменения в либерализации с 1960-х годов, когда лидер Янош Кадар начал освобождать политических заключенных, расширять права рабочих и вводить аспекты рыночной системы в экономику Венгрии.В 1988 году Кадар был заменен коммунистом, сторонником жесткой линии Кароли Грош, что привело к расколу Венгерской коммунистической партии, которая в конечном итоге либерализовалась и реорганизовалась в социал-демократическую Венгерскую социалистическую партию в 1989 году. В мае 1989 года Венгрия открыла свои границы с Австрией, став первым восточным блоком. стране прорваться через железный занавес; тысячи восточных немцев бежали на запад через эту открытую границу во время Панъевропейского пикника, проведенного в августе. Венгрия провела свои первые свободные и справедливые выборы и вышла из Варшавского договора в 1990 году.

Болгария

Болгария также пережила относительно мирный переход от коммунизма. Несколько оппозиционных партий начали возникать в конце 1980-х годов. Лидер коммунистов Тодор Живков пытался избежать уступок этим партиям, которые требовали религиозных прав и прав человека; однако оппозиция заручилась слишком большой поддержкой Запада, чтобы неустойчивая коммунистическая система смогла ее подавить. После свержения Живкова и его смены премьер-министром Петром Младеновым болгарские граждане вышли на улицы, протестуя против продолжения коммунистического правления и требуя демократии и свободных выборов.При поддержке болгарского народа оппозиционные группы сформировали Союз демократических сил, чтобы усилить свой голос. Коммунистическое правительство осознало, что оно было в растерянности, и 15 января 1990 года ушло в отставку.

Илиеску во время революции 1989 года.
Узнайте больше через фотографию.
Источник: comunismulinromania.ro

Румыния

В отличие от этих мирных переходов, румынская революция 1989 года была чрезвычайно жестокой, вызвала несколько кровавых общественных восстаний и завершилась казнью бывшего диктатора Николае Чаушеску и его жены.Фронт национального спасения во главе с Ионом Илиеску (бывшим лидером коммунистической партии) взял под свой контроль, и Илиеску был избран главой государства в 1990 году.

Югославия

Конфликт 90-х - распад Югославии

Падение коммунизма в конце 1980-х предоставило беспрецедентную возможность переписать общественный договор во многих бывших коммунистических странах. В случае республик Югославии, за исключением Словении, не было соответствия между идентичностью национального государства и населением, которое в нем проживало.Население было многонациональным, и, хотя во время коммунизма напряженность не прекращалась, межэтнические конфликты сдерживались Коммунистической партией Югославии и ее репрессивным аппаратом. Когда Тито давно ушел, а международная обстановка быстро менялась в конце 1980-х - начале 1990-х годов, этническая напряженность в Югославии резко возросла.

Velvet Revolutions - Твердый переплет - Мирослав Ванек, Павел Мюкке

Обзоры и награды

"[A] mbitious.В общем, перспектива Ванека и Мюкке «снизу» открывает множество новых возможностей (в ней почти не упоминаются диссиденты!), Бросает вызов предвзятым представлениям о коммунистическом государстве и воплощает в жизнь, не в последнюю очередь в вызывающих воспоминания задумчивых фотографиях Йиндриха Трейта, тонкие компромиссы, противоречия, цвета и «беспорядок» повседневной жизни в «нормализованной» Чехословакии. Как таковой, я уверен, что он окажется очень полезным для преподавателей модулей истории коммунистической Восточной Европы и курсов политологии о государствах и обществах."- Кевин Макдермотт, Журнал современной истории

«Голоса и воспоминания, которые Ванек и Мюкке так тщательно слышали и сохраняли, придают этой работе редкую и особую человеческую многомерность и способствуют пониманию устной истории и нематериального наследия». - Кэтлин М. Джустино, Славянское обозрение

"[S] должен быть обязательным чтением для всех, кто изучает современную историю Центрально-Восточной Европы и представляет интерес для всех, кто занимается теорией и практикой социальных и политических преобразований в целом... По форме и содержанию « Velvet Revolutions » представляет собой образец изучения устной истории и подходящее введение в замечательную работу Чешского центра устной истории »- Michael Kilburn, Oral History Review

"[Постоянно вдумчиво и тонко аргументировано ... Это увлекательная книга именно потому, что она не дает простых ответов. Вместо этого она показывает силу устной истории в подрыве стереотипного исторического прошлого. Прежде всего, через передачу целого спектр контрастирующих воспоминаний он подрывает стереотипы великой истории и помогает нам увидеть сложность индивидуального жизненного опыта в каждом последующем поколении."- Пол Томпсон, Oral History Review

«Мирослав Ванек и Павел Мюкке ... сделали нечто выдающееся ... Бархатные революции: устная история чешского общества является плодотворным. Это первая работа такого рода, и мы надеемся, что Ванек и Мюке положили начало традиции записывать чешскую устную историю, чтобы другие произведения достигли англоговорящей аудитории. Для любого исследователя чешской культуры, словацкой культуры или коммунизма эта книга должна попасть в его или ее собрание.Повествования и идеи незаменимы, и книга станет основной литературой для тех, кто изучает чехословацкий коммунизм от Пражской весны до Бархатной революции »- Бенджамин Соренсен, International Social Science Review

революций 1989 года в Центральной и Восточной Европе: избранная библиография английских публикаций

Антохи, Сорин и Владимир Тисманяну. Между прошлым и будущим: революции 1989 года и их последствия .Нью-Йорк: Central European University Press, 2000. 414 с. [JN96.A58 B48 2000]

Асмус, Рональд Д. Браун Дж. Ф. и Крейн Кейт. Внешняя политика СССР и революции 1989 года в Восточной Европе . Санта-Моника, Калифорния: Rand, 1991. 177 с. [DJK45.S65 A85 1991]

Banac, Иво. Восточная Европа в революции . Итака, Нью-Йорк: Издательство Корнельского университета, 1992. 255 с. [DJK51 .E265 1992]

Борнштейн, Джерри. Падение стены: Берлинская стена и падение коммунизма . Нью-Йорк: Arch Cape Press, 1990. 95 с. [HX240.7.A6 B67 1990]

Бозоки, Андраш. Переговоры за круглым столом 1989 года: генезис венгерской демократии: анализ и документы . Будапешт: Central European University Press, 2002. 431 с. [FORTWAYNE JN2067 .R68 2002]

Бринтон, Уильям М. и Алан Ринзлер. Без силы или лжи: голоса из революции в Центральной Европе в 1989-90 годах: очерки, речи и свидетельства очевидцев .Сан-Франциско: Mercury House, 1990. 495 с. [DJK51 .W58 1990]

Браун, Дж. Ф. Надежды и тени: Восточная Европа после коммунизма . Дарем: издательство Duke University Press, 1994. 367 с. [DJK51 .B75 1994]

———. Прилив к свободе: конец коммунистического правления в Восточной Европе . Дарем: издательство Duke University Press, 1991. 338 с. [DJK50 .B78 1991]

Широ, Даниэль. Кризис ленинизма и упадок левых: революции 1989 года . Сиэтл: Вашингтонский университет, 1991. 245 с. [DK288 .C74 1991]

Ципковски, Питер. Революция в Восточной Европе: понимание краха коммунизма в Польше, Венгрии, Восточной Германии, Чехословакии, Румынии и Советском Союзе . Нью-Йорк: Wiley, 1991. 184 с. [DJK51 .C57 1991]

Дарендорф, Ральф. После 1989 года: мораль, революция и гражданское общество , Серия Св. Антония. Нью-Йорк: Издательство Св. Мартина совместно с Колледжем Св. Антония, 1997. 179 с. [D860 .D34 1997]

———. Размышления о революции в Европе: в письме, предназначенном для отправки джентльмену в Варшаву . 1-е изд. Нью-Йорк: Times Books, 1990. 163 с. [HX240.7.A6 D34 1990]

Дракулич, Славенка. Как мы выжили при коммунизме и даже посмеялись . Нью-Йорк: W.W. Нортон, 1992. 189 с. [HX365.5.A6 D73 1992]

Восток, Роджер и Джолион Понтин. Революция и перемены в Центральной и Восточной Европе . Лондон: Пинтер, 1997. 340 с. [DJK51 .E24 1997]

Эчиксон, Уильям. Освещая ночь: революция в Восточной Европе . 1-е изд. Нью-Йорк: У. Морроу, 1990. 295 с. [DJK50 .E24 1990]

Эльстер, Джон. Переговоры за круглым столом и крах коммунизма и конституционализма в Восточной Европе . Чикаго: Издательство Чикагского университета, 1996. 247 с. [JN96.A2 R68 1996]

Фехер, Ференц и Эндрю Арато. Кризис и реформы в Восточной Европе . Нью-Брансуик, штат Нью-Джерси: Transaction Publishers, 1991. 531 с. [DJK50 .C75 1991]

Фишер, Бен Б. и США. Центральное Разведывательное Управление. В конце холодной войны: американская разведка о Советском Союзе и Восточной Европе, 1989–1991 . [Рестон, Вирджиния?]: Центральное разведывательное управление, 1999. 378 с. [PREX 3.2: C 67]

Флинт, Джули и Найджел Хоукс. Срывая занавес: народная революция в Восточной Европе . Лондон: Hodder & Stoughton, 1990. 169 с. [DJK51 .T43 1990]

Франкленд, Марк. Революция патриотов: как Восточная Европа свергла коммунизм и завоевала его свободу .Чикаго: I.R. Ди, 1992. 356 с. [DJK50 .F73 1992]

Гартон Эш, Тимоти. Волшебный фонарь: революция 1989 года, свидетелями которой стали Варшава, Будапешт, Берлин и Прага . 1-е Винтажное книжное изд. Нью-Йорк: Vintage Books, 1993. 167 с. [DJK50 .G364 1993]

Джайлз, Роберт Х., Роберт В. Снайдер и Лиза Делисл. Репортаж о посткоммунистической революции , Серия исследований СМИ. Нью-Брансуик, Н.Дж .: Transaction Publishers, 2001. 245 с. [P95.82.E852 R47 2001]

Гленни, Миша. Возрождение истории: Восточная Европа в эпоху демократии . 2-е изд. Хармондсворт: Пингвин, 1993. 274 с. [DJK51 .G54 1993]

Гверцман, Бернард М. и Майкл Т. Кауфман. Крах коммунизма . Нью-Йорк, Нью-Йорк: Times Books / Random House, 1990. 353 с. [HX44 .C6415 1990]

Калдор, Мэри. Европа снизу: диалог Восток-Запад . Лондон: Нью-Йорк, 1991. 223 с. [D2009 .E87 1991]

Кедди, Никки Р. Обсуждение революций . Нью-Йорк: Издательство Нью-Йоркского университета, 1995. 316 с. [HM281 .D37 1995]

Кенни, Падраик. Революционный карнавал - Центральная Европа 1989 . Princeton: Princeton University Press, 2002. 341 с. [DJK51 .K465 2002]

Кумар, Кришан. 1989: Революционные идеи и идеалы , Противоречия. Миннеаполис: Университет Миннесоты, 2001. 377 с. [DJK51 .K85 2001]

Мейсон, Дэвид С. Революция в Центральной и Восточной Европе: подъем и падение коммунизма и холодная война , Дилеммы в мировой политике. Боулдер: Westview Press, 1992. 216 с. [DJK50 .M38 1992]

Макдермотт, Кевин и Мэтью Стиббе. Революция и сопротивление в Восточной Европе: вызовы коммунистическому правлению .Оксфорд: Берг, 2006. 210 с. [DJK50 .R48 2006]

Прибан, Иржи. Диссиденты закона: о бархатных революциях 1989 года, легитимации, фикциях законности и современной версии общественного договора . Олдершот, Хэмпшир, Англия: Ashgate / Dartmouth, 2002. 236 с. [KJC5041 .P75 2002]

Принс, Гвин. Весна зимой: революции 1989 года . Манчестер: Нью-Йорк, 1990. 252 с. [DJK50.S695 1990]

Родда, Рут. «Революции 1989 года в Центральной и Восточной Европе: сравнительный анализ». Диссертация: Диссертация (Ph.D.), Плимутский университет, 2000.

Румер, Юджин Б. Немецкий вопрос в "общеевропейском доме Москвы": история революций 1989 года , Рэнд-нота. Санта-Моника, Калифорния: Rand, 1991. 19 с. [h41 .R187 N-3220]

Симпсон, Джон. Депеши с баррикад: отчет очевидца революций, потрясших мир, 1989-90 гг. . Лондон: Хатчинсон, 1990. 320 с.

Станишкис, Ядвига. Динамика прорыва в Восточной Европе: польский опыт , Общества и культура в Центральной и Восточной Европе;. Беркли: Калифорнийский университет Press, 1991. 303 с. [HX238.5 .S73 1991]

Стокс, Гейл. От сталинизма к плюрализму: документальная история Восточной Европы с 1945 года . 2-е изд. Нью-Йорк: Oxford University Press, 1996. 294 с. [DJK50 .F76 1996]

Стокс, Гейл, Тисманяну Владимир и Ковач Мария. «Уроки восточноевропейских революций 1989 года». Случайная статья / Восточноевропейские исследования , вып. 31 (1991): 16. [DJK1 .O4 № 31]

Тарас, Луч. Дорога к разочарованию: от критического марксизма к посткоммунизму в Восточной Европе .Армонк, Нью-Йорк: M.E. Шарп, 1992. 206 с. [HX240.7.A6 R63 1992]

Тисманяну, Владимир. «Революции 1989 года: уроки первого посткоммунистического десятилетия: круглый стол Eeps». Восточноевропейская политика и общества: EEPS . [Специальный выпуск]; (1999): 234-434. [JN96.A2 E17 и в Интернете через IUB: http://KG6EK7CQ2B.search.serialssolutions.com/?V=1.0&L=KG6EK7CQ2B&S=JCs&C=EASTEURPOLAN&T=marc]

Тернли, Дэвид К., Питер Тернли и Морт Розенблюм. Моменты революции, Восточная Европа . Нью-Йорк: Стюарт, Распространяется в США издательством Workman Pub., 1990. 183 с. [DJK50 .T87 1990]

Вейгель, Джордж. Последняя революция: Церковь сопротивления и крах коммунизма . Нью-Йорк: Oxford University Press, 1992. 255 с. [BX1396.4 .W45 1992]

К началу

Последнее обновление: 9 июля 2009 г.

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *