Атилла кто это – Аттила — Википедия

Содержание

Атилла гунн — Славянская культура


Полторы тысячи лет назад земля от Китая до Франции дрожала под копытами конницы гуннов - загадочных, жестоких и непобедимых завоевателей.
Гунны. Дикое племя азиатских кочевников. Полторы тысячи лет назад они возникли ниоткуда и так же загадочно исчезли, пройдя по Евразии стремительным вихрем.

Невероятным образом гунны создали одну из мощнейших империй в истории человечества, сплотив разные народы. И именно гунны – загадочный народ, чьи следы затерялись в истории пятнадцать веков назад – могут прояснить много темных пятен российской истории.

Справка:
Хунну(монг. хнн, кит. сюнну) — по версии науки это древний кочевой народ, с 220 года до н.э. по II век н.э. населявший степи к северо-востоку от Китая. Хнн в переводе с монгольского означает «люди, народ». Они вели активные войны с китайской империей Хань, которая для защиты от их набегов воздвигла Великую китайскую стену (Кстати, на этой стене бойницы почему-то смотрят на юг, в сторону Китая. Так-что, кто ее строил и кто от кого защищался - вопрос).
В ходе войн с Китаем сюнну сумели консолидироваться в единую державу, подчинившую племена соседних кочевников. В результате войн с китайцами, а также междоусобиц, хуннская держава распалась и хунну разделились на несколько народов.

Согласно широко распространённому мнению, часть хунну дошла до Европы и смешавшись с уграми, стала называться гуннами. Часть хунну смешались с северными китайцами. В IV—V веках н.э. выходцы из этого племенного союза даже возглавляли царственные династии в Северном Китае.
Гунны – союз племен, образовавшийся во II—IV вв. в Приуралье из хунну, прикочевавших сюда во II в. из Центральной Азии, и местных угров и сарматов. Гунны создали огромное государство от Волги до Рейна. При полководце и правителе Атилле гунны пытались завоевать всю Западную Европу (середина V в.). Они покорили аланов на Северном Кавказе, опустошили Сирию и Каппадокию в Малой Азии, разгромили государство готов Германариха в Крыму, подчинили остготов в низовьях Днепра, прогнали вестготов во Фракию. Обосновавшись в Паннонии (территория нынешней Венгрии) и Австрии, стали совершать набеги на Восточную Римскую империю.

Наибольшего территориального расширения и мощи гуннский союз племен (в него входили булгары, остготы, герулы, гепиды, скифы, сарматы и ряд других племен) достиг при Аттиле (правил в 434 – 453 годах). В 451 году гунны вторглись в Галлию и на Каталаунских полях потерпели поражение от римлян и их союзников – вестготов и франков.

После смерти Аттилы и возникших внутри империи распрей, империя гуннов распалась, и они исчезли как народ, хотя их имя ещё долго встречалось в качестве общего наименования кочевников Причерноморья.

Гунны - русский след в древней истории.
В начале первого тысячелетия нашей эры на юге России возникла столица (Итиль?) империи таинственного народа, который современники называли гуннами. Сегодня их принято считать дикими азиатскими варварами, поработившими разные племена. Но есть факты в пользу того, что русские земли никогда не были под гнетом кочевников. Так кто же на самом деле были гунны? И что же загадочного в них, если мы так много читали об их правителе Аттиле? Кошмар западной цивилизации, нашедший свою гибель на брачном ложе. Сколько о нем сказано, написано и даже снято фильмов!

И все же о гуннах мы практически ничего не знаем, кроме их войн сначала с готами, а потом с Римской империей. Но до того как воевать с римлянами, гунны должны были откуда-то прийти, а до того где-то жить и развиваться. Не возникли же они в одночасье сразу на лошадях и с оружием?

Откуда они взялись между Волгой и Доном, и откуда появилось само название этого народа?
На этот счет существуют три гипотезы. Первая, официальная гипотеза науки отождествляет гуннов с монголоидным народом, пришедшим в Европу из глубин Азии. Эту версию отстаивал и российский историк-этнолог Л.Н.Гумилев. Она изложена выше.
Что же получается? Сначала хунну - сюнну были основательно побиты у себя в Китае, потом зачем-то потащились через всю Сибирь и каменистые пустыни Северного Китая на Волгу.
Правда, сами китайцы от такой сомнительной чести открещиваются, утверждая, что для них в принципе невозможен иероглиф "хунну", а, следовательно и такое название народа. Но кто их будет слушать-то? В Западной Европе лучше знают, что китайское, а что нет. Сказано китайские, значит, китайские!

Получается, что довольно жалкие остатки недобитого племени, пройдя половину Евразии, оказались в состоянии разбить аланов, все племена живущие по Черноморскому побережью и даже сильное королевство готов с его могучим войском, а потом "разобраться" с Римской империей? Верится с трудом.
Хунну(сюнну) в Китае имели весьма развитую и своеобразную культуру, которую почему-то напрочь забыли по пути к волго-донским степям. Напротив, они умудрились полностью освоить и признать своей, культуру племен, живших по берегам Волги и Дона.

И свой собственный язык настолько прочно забыли, что не прибавили ни единого китайского слова в речь местного населения.
Странные эти хунну, которые сюнну.
Конечно, римляне, описывая гуннов, мрачных красок не жалели.
Их можно понять, завоеватели с востока (а для римлян восток все, что за Истром - Дунаем) должны были вселять ужас, иначе грош цена самим римским легионам. Поэтому внешность у "ужаса Европы" получилась в рассказах немыслимо уродливая: вместо глаз дыры, борода клочьями, лица изрубцованы с самого рождения (прежде чем дать новорожденному материнскую грудь, им якобы наносили мечом раны на лице).
Но это россказни, а вот на портале Реймсского собора есть барельеф, изображающий гибель епископа Никасия от рук жестоких гуннов. Гунны на нем в кольчугах и с оружием, спутать их со святыми и плакальщицами невозможно. Конечно, выражение лиц у убийц далеко не благостное, но ничего уродливого или страшного в них нет. И бороды не клочьями, а либо отсутствуют, либо аккуратно пострижены. Прически весьма аккуратны, и раскосости в глазах не заметно даже при самом внимательном разглядывании. А ведь могли бы изобразить узкоглазыми уродами…
А вот что писал византийский посол Прийск Панийский. В 449 году он отправился к гуннскому царю Аттиле, переговорить о размерах римской дани. Дипломат был уверен, что увидит шатры из конской кожи и немытых всадников. Но столица гуннов поразила его. Город находился через три реки к северо-востоку от Дуная и был выстроен из дерева. Царский дворец с резными теремами возвышался на горе. Гостей встречали хлебом-солью, медом и квасом. А девушки в длинных платьях водили хороводы, празднуя прибытие гостей…

Летописцы свидетельствуют — люди Аттилы были в основном со светлыми волосами и голубыми глазами. Сам Аттила был родом с Волги. Его страна называлась Буляр (Булгар?), а основал ее прадед Аттилы царь Баламбер. Некоторые историки читают его имя как Владимир. Брата Аттилы звали Блед, что иногда звучит как Влад. А в древнебулгарской летописи «Гази-Барадж тарихы» (некоторые историки считают эту летопись подделкой) написано настоящее имя самого Аттилы — Мстислав.
Кроме того, римляне рассказывали, что гроза Римской империи великий и ужасный Аттила прекрасно владел несколькими языками, был весьма сведущ во многих философских вопросах. А сестра римского императора Валентиниана Гонория просила предводителя гуннов о помощи против собственного братца, обрекшего ее в угоду своим политическим амбициям на девичество. В знак своего почтения она даже прислала Аттиле перстень. Правитель гуннов воспринял это как предложение руки и сердца, и потребовал за женитьбу на перезрелой красотке половину империи в качестве приданого.

Вообще-то сестра императора Валентиниана II Юста Грата Гонория благочестием и приличным поведением не страдала с юности. А когда ей перевалило за 30, завела роман с прокуратором Евгением и забеременела от него. Растлевать пусть и давно совершеннолетних сестер императора не позволительно никому, чиновника казнили, а любвеобильную красотку отправили с глаз долой в Византию и там обещали в жены престарелому сенатору Геркулану. Но Гонория решила бороться за свое будущее и отправила евнуха Гиацинта к Аттиле с перстнем, и просьбой о помощи.
Гунн, видимо не слишком разбиравшийся в хитросплетениях римской политики и женской логике, в свою очередь направил послание к Валентиниану II с сообщением, что уже помолвлен с его сестрой и потому требует, чтобы ей не чинили никаких препятствий. Может, император и отдал бы строптивую красотку Аттиле, но требование присовокупить в качестве приданого половину империи показалось наглостью. Аттиле ответили, что Гонория давным-давно замужем, а потому помолвленной ни с кем быть не может.

Вряд ли самому гунну была уж так нужна подержанная императорская сестрица, но отказ оказался замечательным поводом для нападения, чем гунны и воспользовались. Сведений о Гонории после этого в источниках не было. Может, ее просто удавили, чтобы не объявила о помолвке еще с кем-то? А ее евнуха Гиацинта подвергли жестоким пыткам и казнили.
Такая вот трагичная история. Так был ли Аттила, у которого просила помощи Гонория, полным уродом? И имел ли он монголоидную внешность?
Вторая гипотеза связывает гуннов с белой расой гиперборейцев.
Известно, что примерно 70 – 110 тысяч лет назад на севере Европы началось оледенение, названной Валдайским. Произошло оно или из-за того, что Гольфстрим изменил направление своего течения, или произошла литосферная катастрофа, в результате которой погибла цивилизация гиперборейцев. Уцелевшие люди вынуждены были мигрировать на юг.
Примерно 15000 лет назад ледник закупорил стоки многоводных сибирских рек, в результате чего вся Западно-Сибирская низменность, европейская часть России и Туранская низменность постепенно превратились в одно гигантское озеро. Люди вынуждены были спасаться на возвышенных местах, одним из которых был Урал.

Примерно 11600 лет назад воды этого озера нашли себе выход через будущий Босфор и Дарданеллы в Эгейское и Средиземное моря, превратив их в то, что мы видим сейчас. А до этого Гибралтарского пролива не было и само Средиземное море представляло из себя мелководное озеро с большим количеством островов. Естественно, что после образования Босфора были затоплены огромные прибрежные территории - произошел библейский Потоп.
Русская равнина стала постепенно подсыхать, покрываться лесами и буйной растительностью. Гольфстрим опять потек куда надо, ледник отступил и люди начали мигрировать.
Одни пошли на юг, другие – на запад, третьи - на восток, четвертые - обратно домой на север. И вот здесь нам помогает индоарийская «Махабхарата» и русская «Велесова книга».
Неоценимым достоинством этих книг является то, что они охватывают период от исхода руссов-ариев из Холодной Земли – Гипербореи(Махабхарата) и очень подробно(Велесова книга) – «за тысячу пятьсот лет до Дира», то есть от 700 лет до новой эры.

Рассказывается и о том, что арии, двигаясь на юг, дошли до «Земли Арийской»(Индии) и до «Края Иньского»(юг Сибири, Алтай, Монголия, Китай). В книге говорится, что в «Крае Иньском» нашим предкам не понравилось и они пошли обратно на запад, и пришли в Семиречье(Средняя Азия), где в «злачных степях жили долго». А оттуда - на Волгу и причерноморские степи.
А то, что они были в Китае, много свидетельств. Об этом говорят китайские хроники и археологические раскопки на севере Китая и на Алтае, где найдены множество захоронений белых людей – тохаров. И среди первых китайских императоров были голубоглазые белые люди.
В книге писателя Юань Кэ «Мифы Древнего Китая» говорится о неком мудреце и придворном историке Лао Цзы (буквальный перевод – старый мудрец), имевшем настоящее имя Ли Эр и жившем примерно за 500 лет до н.э. Оказывается, Ли Эр по своему происхождению не был китайцем. Он родился в деревне Цюй-жень волости Ли уезда Ку удела Чу в районе нынешнего Пекина, где в то время жили не китайцы, а племена каких-то белых, которых китайцы называли «Ди». Эти белые Ди примерно за 1000 лет до новой эры создали там свое государство, получившее название Чаосянь или Сянь-юй со столицей в городе Пьхин-сян-чен (Пекин?). Упоминается также, что в 5 веке до н.э. племена белых Ди навсегда покинули Китай и ушли куда-то на север, а затем повернули на запад, где вскоре китайцами стали упоминаться как племена юечжи, то есть племена кушан и тохар, образовавших впоследствии огромное Кушанское царство.

И Традиционное изображение Ли Эра позволяет нам убедиться в том, что он действительно не был монголоидом.

Третья гипотеза: Вернемся к гуннам, впервые появившимся на Волге где-то во II веке. Все же, откуда они пришли? А если поискать не в китайских заграницах, а где поближе, например, среди своих? Чем не гипотеза?
Берем, например, в руки карту Архангельска и если от Архангельска плыть на северо-запад, вдоль берега Двинской губы, то в 170 км встречается Унская губа (на карте она очень хорошо видна, уютный такой заливчик, на ее рогах Унский маяк и Пертоминск). И залив Унский. И река в этот залив впадает под названием Уна. И село старинное на ней есть Уна. И Унозеро тоже есть. И вообще множество мест с таким названием. И местность раньше называлась Унской. Только писалось все это с двумя "н" - Унна, Унно, Унны.

А если от Унской губы подняться вверх по Двине и по Онеге, то до Дона и Волги рукой подать. А тогда этим путем передвигались часто, получалось, плыли из Белой Руси в Синюю (среднюю) и дальше Красную (южную) к родственникам, и волоки были хорошие. А беспокойных и жаждущих приключений на свои и чужие головы (и их противоположность, из которой ноги растут) всегда хватало и на Руси тоже.

Не об этих ли северных гуннах, потомках тех же гиперборейцев, живших на севере за Меотийским болотом (Азовским морем) у самого Ледовитого океана, писали римские историки? Они же однозначно указывают, что основу непобедимого войска Аттилы составляли славяне. И посол Приск Панийский, отправленный к Аттиле, описывает обычаи гуннов как чисто скифские, у него между словами проскальзывает, что "у скифов так положено". Что это за завоеватели, которые перенимают обычаи побежденных? Мало того, посла потчевали медом и квасом. И где китайские сюнну научились варить русские меды и квас?
Хорошо известен также рассказ Прокопия Кесарийского о первой стычке гуннов и готов. Жившие в Крыму готы считали себя недосягаемыми, потому как были защищены со всех сторон морем и узким перешейком. Но однажды молодые гунны, охотясь за оленем, преследовали его до самого морского побережья. Оленя почему-то водная гладь не смутила, он спокойно вошел в воду, но не поплыл, а продолжал шагать.
Так гунны открыли для себя возможность перейти в Крым, едва замочив ноги. И попасть в глубокий тыл к загородившимся неприступными валами готам.
Здесь одно "но". Прокопий Кесарийский утверждал, что олень помог гуннам перейти… Боспор (это Керченский пролив!).
Керченский пролив можно было перейти вброд только за много тысячелетий до н.э., когда Азовского моря вообще не существовало. Но ко временам гуннов, как и сейчас, лезть в воду Керченского пролива, не умея плавать, не советую. Да и умея тоже. Недаром греки назвали его Боспором Киммерийским, словно подчеркивая своенравность, похожую на своенравность своего Босфора.

Скорее, олень и за ним гунны перешли вброд Меотиду (Азовское море) не через Боспор, а в другом месте. Оно вообще мелкое, но есть длинная коса, называемая Арабатской стрелкой (именно так, а не Арбатской, как ее часто зовут). Тянется эта коса с побережья Азовского моря к побережью Крыма. Вот там возможно.
Как бы то ни было, гунны оказались в глубоком тылу у готов и загнав в угол столь успешных воинов, окончательно поверили в себя. С той поры началось их восхождение к вершинам власти в Причерноморье, а потом и большой части Европы. Напомню, что только папе римскому удалось уговорить Аттилу не громить Рим (кстати, он даже советовал императору отдать сестру вождю гуннов). А первую серьезную победу на Каталаунских полях над гуннами одержали только в 451 году, почти через 70 лет после их активного появления на исторической сцене. Да, собственно, и поражения гуннов не было, просто Аттила не одержал победу.
А теперь попробуем проанализировать.
Если исходить из гумилевской версии о тождественности гуннов и сюнну, то получается, что, разбитые в Китае, они бодрой рысью домчались до волжских степей и там почему-то надолго осели. Так надолго, что успели перенять обычаи и даже язык местного населения, под влиянием местной кухни потеряв узкий разрез глаз.

А весьма воинственное местное население почему-то приняло восточных гастролеров чуть не с распростертыми объятиями. При этом гунны-сюнну напрочь забыли свой язык, потому как ни единого китайского слова у местных не прибавилось. Но стоило парням перейти вслед за оленем Арабатскую стрелку, как у кочевников вдруг проснулась генная память и они решили отомстить готам за обиды, нанесенные другими в Китае. И пошло-поехало…
Как-то не очень вяжется.

А если предположить, что Гунны - это не далекие китайские сюнну, а беломорские унны, приплывшие к сородичам в Красную Русь, где они вполне могли найти себе применение. А также могли спокойно научиться управлять лошадью и усовершенствовать свое воинское умение. Естественно, что приплыли не женщины с детьми, а прежде всего воины. Вот тогда понятно и непротивление со стороны местных, и отсутствие языковых барьеров, и "забывчивость" по отношению к китайской культуре, языку и обычаям (посмотрите на карте расселения скифов, границы праславянского языка, у Белого моря как раз кружочек праславянского языка). А также отсутствие у гуннов на барельефах монголоидной внешности. И можно не объяснять утверждения древних историков о происхождении гуннов с берегов Белого моря тем, что они (историки) просто не имели перед глазами карты и потому перепутали Китай с европейским побережьем Северного Ледовитого океана.
Вообще, это интересная тенденция - объяснять все, что не вписывается в выдуманную теорию, недостатком знаний у древних.
Может, стоит лучше внимательней изучать их труды? Мало ли что еще найдется, хотя и опровергающее устоявшиеся теории знаменитых личностей, но зато хорошо объясняющее нелепости в их интеллектуальных умозаключениях…
Хотите еще об Аттиле? Довольно загадочная личность. Ему приписывают (возможно, так и было на самом деле) исключительную жестокость. Но одновременно признают ум и образованность. Случай с Гонорией может означать как потрясающую наивность, так и хитрый расчет.
У него было много жен, а еще больше просто наложниц и рабынь.
Вера позволяла осчастливливать столько женщин, сколько приглянется. И все же умер он из-за женщины. Возможно, она прямо в гибели Грозы Рима не виновата, но при этом присутствовала. Еще бы, ведь все произошло в их первую брачную ночь!
Это тот случай, когда человек остался в памяти потомков, буквально ничего для этого не сделав. Ильдико была очередной женой, присланной каким-то из германских племен для упрочения расположения Аттилы. О самой девушке известно лишь одно - она была очень красива. Конечно, плохих не держим.

Бурное свадебное застолье закончилось как обычно - уединением молодоженов. Утром, удивленные долгим сном своего господина, слуги рискнули войти в спальню и обнаружили Аттилу мертвым, а девушку рыдающей над ним. Гроза Европы захлебнулся кровью, идущей из носа. Будь он трезвым или хотя бы бодрствующим, этого могло не случиться.
Поверить в смерть от банального носового кровотечения человека, проведшего всю жизнь на коне и с оружием в руках, тяжело, поэтому тут же придумали множество версий о том, что Ильдико "засланный казачок", о пронесенном ею яде, о кинжале… Но факт от этого не изменился: Аттила погиб во время брачной ночи, захлебнувшись собственной кровью, хотя до того с легкостью двадцать лет проливал чужую.

И похоронен он тоже своеобразно (через много столетий нечто подобное сделает Чингисхан, кстати, по монгольским хроникам тоже белый и голубоглазый): на время отвели воды реки, а после помещения на дно гроба с телом Аттилы воду вернули на место.
А куда гунны делись? Тут снова загадка для историков. Довольно быстро после смерти последнего сильного вождя Аттилы гунны вдруг рассосались сами собой! Были и не стало, никуда не ушли, не погибли на полях сражений, не вернулись восвояси в Китай… Просто утекли, как вода в песок. Так не бывает с сильными народами. Они не появляются ниоткуда и не уходят в никуда.
Но стоит вспомнить, что в знаменитой битве на Каталаунских полях армия грозного гунна Аттилы состояла почти полностью из германцев. Куда девались эти германцы после смерти предводителя? Снова стали германцами и вернулись в свои племена. А остальные?
Точно так же. Гунны снова стали сарматами, германцами, готами, гепидами и так далее, то есть теми, кем были до вступления в войско Аттилы. Недаром тот же посол Приск называл гуннов синонимом слова "сброд". Кстати, имя Аттила явно готского происхождения и означает… "папочка". Получается, во главе обыкновенной, хотя и очень дисциплинированной банды стоял пахан (папочка) Аттила. Но стоило сильному папочке отдать концы, как банда попросту распалась. Так обычно и бывает.

Так может, и не было никакого Великого переселения народов?
Никто из Китая на Волгу, а потом по всей Европе не переселялся (потому и не добавилось монголоидных маркеров у европейцев)?
Просто сначала очень беспокойная молодежь Беломорья отправилась искать счастья у дальних родственников ближе к морю Черному.
Освоившись на новом месте, они стали основой военного союза таких же неугомонных под названием ГУННЫ (от своего прежнего УННЫ, как, кстати, их довольно часто называли и римские историки).
Точно так же через несколько столетий образуется братство варягов и викингов. Викинги не имели ярко выраженной национальности, просто беспокойные и сильные мужчины Скандинавии (и того же Кольского полуострова, и Беломорского побережья тоже) попытались искать счастья на стороне. Викинги тоже перевернули Европу, но, передвигаясь на судах, они просто не могли вовлечь в свои перемещения кого-то еще. А гунны двигались по суше, с ними за компанию идти было куда проще.
Почему же тогда постоянно упоминаются большие перемещения народов? Во-первых, каких народов и куда? По причерноморским степям племена передвигались постоянно и никто это Великим переселением не называл. Во-вторых, вполне естественно, что искатели приключений гунны увлекли за собой немало местной молодежи, в том числе дамской. Герои, пусть даже головорезы, всегда популярны. А уж когда им еще и удалось столько завоевать…
Кто же откажется отправиться за победителем даже на край света, тем паче покорять Великий Рим? Это мамы остались дома, а дочери сели в повозки или даже на коней и за кавалерами следом…
Кстати и Велесова книга признает, что, немного посомневавшись, русы встали на сторону гуннов. То есть сначала убедились, что у вчерашней банды в общем-то получается и решили присоединиться, пока не стало поздно.

Почему гуннам удалось одержать столько побед, по сути, поставив на колени могучую Римскую империю? Во-первых, сама Римская империя переживала не лучшие дни, во-вторых, железная дисциплина и желание взять мир на кончик своего меча сделали из гуннов и примкнувших к ним отменных воинов, в-третьих, тот же кураж…
Получается, что война готов и гуннов была вроде гражданской между своими? Да, так. Вчерашние (если не изгои, то уж не главные) показали кузькину мать сначала своим старшим, а потом и всем остальным, до кого успели добраться. О войске гуннов как о сброде кого угодно, пишут практически все историки древности и те, кто был лично знаком с самими гуннами. Приск, например, рассказывал об одном из гуннов, который при ближайшем знакомстве оказался… греческим купцом! Но как мог стать гунном вчерашний грек? Можно сменить внешность, даже пол, но стать китайцем, родившись в Греции, невозможно. Если только гунны действительно не название вольницы, основой которой были унны Беломорья.
Можно не принимать две последние версии, но приходится признать, что приход монголоидных гуннов из закоулков Китая не объясняет вообще ничего, зато вопросов ставит великое множество.
А Гумилев Лев Николаевич?.. К сожалению и гении не всегда правы. Уж очень он любил Степь, а потому слишком стремился вывести из нее всех великих, кроме разве тех, кто жил на юге Африки.

Древние о гуннах.

Римский историк IV века по Р.X. Аммиан Марцеллин, знавший Гуннов лишь понаслышке, говорит о них как о народе будто бы кочевом, жившем за Миотийским (Азовским) болотом.
"Они, – повествует этот историк, – имеют зверские нравы и отвратительную наружность; в детстве надрезывают себе подбородок, лицо и щеки, чтобы не могли расти волосы. При величайшем безобразии лица, кости у них крепкие, плечи широкие и притом они так нескладны, и нестройны, что кажутся как бы двуногими скотами. Для изготовления пищи не имеют надобности ни в огне, ни в пряностях; питаются дикими кореньями и сырым мясом, которое кладут вместо седла на лошадь и распаривают скорою ездою; земледелие им чуждо; постоянных жилищ они не знают, с детства скитаются по горам и лесам, и привыкают переносить стужу и голод. Одежда их полотняная или сшитая из кож лесных мышей; они переменяют ее только тогда, когда она лоскутьями свалится с тела. Они неразлучны со своими малыми, но крепкими лошадьми, на которых едят, пьют, спят и отправляют все дела; даже на общественных совещаниях все сидят верхом. Грязных жен и детей своих возят за собою в телегах. Стыда и пристойности не знают и не имеют никакой религии; непомерная алчность к золоту побуждает их к набегам. Оружие их – копья и стрелы с заостренными на конце костями; они умеют искусно бросать арканы на неприятелей.
В движениях своих чрезвычайно быстры, внезапно налетают на вражеский строй со всех сторон, задирают, рассеивают, убегают и потом опять неожиданно нападают… У них больше всего хвастаются убийством врагов, а вместо того, чтобы снимать оружие, они снимают с них головы, сдирают кожу и с волосами вешают на груди коней".
В другом месте Аммиан говорит, что "Гуннам царская власть неизвестна; они шумно следуют за вождем, который их ведет в битву" и т.д.
Достоверно известно, что названный историк непосредственного знакомства с этим народом не имел, а заимствовал сообщенные им сведения от других лиц, а именно: в описании наружности и образа жизни Гуннов, их нравов и обычаев он слово в слово повторил Трога Помпея (I в. до Р.X.), повествующего о жизни вовсе не гуннов, а легендарных Киммерийцев или Кмеров, изгнанных будто бы в глубокой древности скифами из нынешней южной России за Кавказ, в Малую Азию (по Геродоту). Это описание, перенесенное на Гуннов, благодаря страху пред их губительным нашествием на Западную Римскую Империю, дало повод римским историкам увеличить эти страхи до фантастических размеров, а позднейшим причислить этот народ к монгольскому племени, вышедшему будто бы из неведомых глубин Азии.
Между тем Клавдий Клавдиан (конец IV и начало V в. по Р.X.) ясно и определенно говорит, что Гунны жили по восточной стороне Танаиса (Дона), считавшегося тогда границей между Европой и Азией. Местность эта для западных жителей была крайним востоком, а для нас юго-восточная Россия, где протекал Дон и Волга.

Иорнанд, писавший спустя около ста лет после смерти Аттилы, последовавшей в 453 г., основываясь неизвестно на каких источниках, обрисовал наружность этого вождя так: "Малый рост, широкая грудь, волосы с проседью, курносый, смуглый – он являл черты своего племени". Одним словом, описывает его в самых непривлекательных красках, хотя выше он говорит о пытливом взоре Аттилы и гордой его осанке.
Далее Иорнанд, повторяя слова Трога Помпея и Марцеллина о безобразии Гуннов, говорит, что те, кто мог бы противостоять им на войне, не выносили их ужасного вида и в страхе обращались в бегство.
Этими последними строками сказано все. Психическое явление – массовый страх перед грозным врагом, трусливость деморализованных войск уже разложившейся к тому времени Западной Римской Империи историки той эпохи старались объяснить не чем иным, как каким-то невиданным безобразием своих противников, вселявших будто бы в войска сверхъестественный страх.
Ни грязных жен, ни детей в телегах за Гуннами не следовало. Это – фантазия Аммиана Марцеллина, приведенная им в подражание Трогу Помпею. Он считал Гуннов за сказочных Киммерийцев, а потому и воспользовался готовым описанием их быта у Помпея.
Кроме того, нашествия Гуннов на Западную Европу этот историк и не видел, так как событие это произошло много лет спустя после его смерти. Эту же ошибку повторили и последующие историки Иорнанд и др. Движение на запад Гуннов – не переселение народов, какового в сущности не было, так как все народы Приазовья и северных берегов Черного моря, описанные в I веке Страбоном, в большинстве остались на прежних местах, как то: Малые Аорсы или Малая (Задонская) Русь. Аланы, Роксоланы, Чиги, Готы и др. Это был поход союзных славянских народов, устроенный стараниями греческих императоров для обуздания отложившихся от них западных провинций, в особенности Галлии и Италии. Следовательно, вопрос о "монгольстве" Гуннов отпадает сам собою. Гунны или Унны (греки писали) – от латинского unus – один, единение, союз народов.

Варшавский профессор Д.Я. Самоквасов, занимавшийся долгое время исследованием о скифах, не нашел никаких монгольских народов в юго-восточной Европе, откуда Марцеллин, Клавдиан, Иорнанд и Прокопий (VI в.) выводят Гуннов, т.е. с восточных берегов Азовского моря, из Задонских степей и низовьев Волги. Птолемей (II в. по Р.X.) говорит о Гуннах как соседях Роксолан и Бастарнов. Армянский историк V в. Моисей Хоренский, сообщая о вторжении Болгар с Северного Кавказа в Армению, прибавляет, что местность, где они поселились, получила название Вананд, т.е. земля Вендов, каковым именем историки называли славян с древнейших времен.
Дионисий Периегет в "Истории Вселенной" о Гуннах (Унны или Фунны) говорит, что они принудили мидян заплатить им 40 000 золотых монет и вообще имели такое множество золота, что делали из него кровати, столы, кресла, скамейки и проч.
Из западных или латинских писателей Беда Достопочтенный Гуннами называет западных славян. Саксон Грамматик говорит о войне Датчан с Гуннским царем, бывшим в союзе с Руссами, причем под Гуннами разумеет некоторые племена балтийских славян. "Эдда древнейшая" или Семундова упоминает гуннских богатырей, в том числе Ярислейфа, т.е. Ярослава, и вообще под Гуннами разумеет славян. "Вилькинга-Сага" называет город славянского племени Велетов столицею Гуннов. Значительная часть древней России у Иорнанда названа страною Гуннов или Гунивар. Гольмольд говорит, что на языке саксов славяне назывались собаками, по сближению названия "гунн" с немецким словом Hund. Пользуясь этим созвучием, Саксы обратили наименование славян "гуннами" в бранное слово. Страна Гуннов, по Гельмольду, называлась Гунигард (гуннские города). Шафарик в своем историческом труде говорит, что в Валисском кантоне, в Швейцарии, потомков поселившихся там когда-то славян немцы и до сих пор называют Гуннами.

В древнейших исторических актах, начиная с Птолемея, о Гуннах говорится как-то неопределенно, сбивчиво и не как об отдельном народе, но как о группе, союзе нескольких народностей, обитавших где-то за Доном, служившим тогда границею между Азией и Европой.
Прокопий (VI в.) называет Гуннов обыкновенно Массагетами, т.е. Великими Саками-Гетами; Приск Ритор, знавший хорошо этот народ и лично ведший переговоры с их знаменитым вождем Аттилой, почти везде именует их скифами, т.е. именем собирательным; Константин же Багрянородный Аттилу называет королем аварским. Да и в полном титуле Аттилы, переданном Иорнандом, ни слова не говорится о гуннском народе. Вот его титул: "Аттила всей Скифии единственный (только один) в мире правитель (царь) – Attila totius Scythiae solus in mundo regnator". Подобный титул был во все времена принадлежностью русских великих князей: "Великий князь всея Руси" или "Всея Руссии Самодержец". Византийские историки говорят о двойственности гуннского народа, называя его то Вархуниты (Менандр), то Вар-Хунн (Симоката), из чего надо полагать, что господствующим сословием у славян-гуннов был народ Вар или кавказские Авары.
Аттила действительно объединил все славянские племена Великой и Малой Скифии, т.е. Днепровской и Задонской Руси и, заключив тайный договор с греками через посредство посла, историка Приска, двинулся громить западные римские провинции, почти уже отложившиеся от Византии. Все это сделало золото, драгоценные дары греческих императоров и обещанная добыча в западных провинциях. Из гуннских царей, вернее вождей, с 376 по 465 г. известны: Донат, Харатон, Роа или Радо, которого Иорнанд называет Roas, а Приск – Руа басилеус, западные же историки воеводой скифов – Rhodas; потом Аттила и его сыновья: Вдила, сыновья Мундиуха или Мундюка; Дангичиг, Ирнар, Данчич (Danzic) и Ярень. Из других гуннских вождей известны: Валамир, Блед, Горд, Синнио, Боярикс, Регнарь, Булгуду, Хорсоман, Сандил, Заверган и др.
Имена Донат и Харатон христианские. А Аттила, Вдила, Данчич (Данович, т.е. сын Дона), Валамир, Горд и другие - суть славянские.

У греческих историков VI и VII вв. р. Волга называлась Тилом или Черной рекой (Феофилакт), Аттилой (Менандр), Аталис (Феофан) и Атель (Конст. Багр.). По-татарски река эта называлась Эдил, у арабских писателей IX в. Итиль, у Осетин – Идил. Следовательно, грозный вождь Гуннов носил имя великой русской реки Волги. Он подчинил своей власти все волжские, приазовские, прикавказские и днепровские славянские народы, т.е. Волгар или Болгар, Аорсов, Алан, Черкасов, Чигов, Массагетов, Роксолан и др., а также привлек в свой союз каспийско-кавказских Аваров, воинственный и сильный народ, известный и до сего времени, и с ними двинулся к Дунаю, чтобы продолжать начатую его предшественником Радо войну с греками. Здесь встретили его послы греческого императора. Из записок Приска известно, какими условиями, дарами и данью откупились греки от столь грозного завоевателя.
В 451 г. Аттила с несметною силою, простиравшеюся, по одним историкам, до 500, а по другим – до 700 тысяч человек, через реку Рейн вторгался в Галлию (нынешнюю Францию) и опустошил ее.
На полях Каталаунских, где ныне Шалонь на Марне, его встретили римские легионы под начальством Аэция, бывшего в союзе с королем Готов Феодорихом, а также с Бургундами, Франками, Саксами и др.
Произошла исполинская битва, в которой сразились народы, сошедшиеся от Волги до Атлантического океана. Феодорих пал в битве. Союзники были разбиты. На месте битвы, по римским историкам, осталось до 300 тыс. трупов. Другие же историки утверждают, что в этой битве Аттила потерпел поражение.
Но уже в следующем году Аттила через Альпы двинулся в Италию, взял приступом Милан и расположился станом на р. Минчио.
Тут к нему явилось посольство от императора Валентиниана и с крестом в руках сам папа Леон. Грозный завоеватель умилился красноречием главы церкви и дал мир. Это обстоятельство в достаточной степени подтверждает предание, записанное в "Вилькинга Санге", в "Нибелунгах" и др.летописях, что Аттила был славянин, как и его предшественники Донат, Харатон и др.

Аттила и папа Леон І.
В 453 г.Аттила умер на Дунае в день своей свадьбы с прекрасной Ильдикой, упившись, как говорит Иорнанд, до бесчувствия вином.
Есть гипотеза, что он был отравлен.
Дворец Аттилы, стоявший в большом селении восточной Венгрии, был, по рассказу Приска, великолепнее других его дворцов. Он был построен из бревен и досок, искусно вытесанных, и обнесен деревянной оградой с башнями. Внутри ограды было много домов: одни выстроены из досок с резною работой, другие из тесаных и выровненных бревен. Между постройками была большая баня, сложенная из камня, привезенного издалека. Царский дом был больше других и стоял на возвышении. Внутри у стен стояли скамьи, около которых расставлены были столы на три, четыре и более лиц. Ложе Аттилы находилось посредине большой комнаты: к нему вели несколько ступеней. Оно было закрыто тонкими, пестрыми занавесками, подобными тем, которые были в употреблении у римлян и греков для новобрачных. На пирах Аттилы гостям подавали отличные яства на серебряных блюдах, самому же царю только мясо на деревянной тарелке, так как во всем он показывал примерную умеренность. Пирующим подносили чарки из золота и серебра, а его чаша была деревянная. Из напитков употреблялись: вино; мед икамос или кама, приготовляемый из ячменя, что-то вроде браги или пива.

Одежда царя была также простая, без всяких украшений, хотя отличалась опрятностью.
Посланник греческого императора Приск, присутствовавший на подобных пирах, передает обряды чествования гостей и развлечения, состоящие в следующем: пели былины, слушали смехотворные и вздорные речи юродивого (шута) скифа и ломание горбуна-грека, коверкавшего язык латинский с гуннским и готским и т.п.
Когда Аттила въезжал в свою столицу, его встречали девы, шедшие рядами, под тонкими белыми покрывалами, которые поддерживали с обеих сторон стоящие женщины; в ряду было до семи и более дев, а таких рядов было очень много. Эти девы, предшествуя Аттиле, пели скифские песни. Когда, говорит далее Приск, Аттила очутился около одного дома, мимо которого шла дорога к дворцу, хозяйка вышла к нему с многими слугами: одни несли кушанья, другие вино – это у скифов знак особого уважения.
Аттила, сидя на коне, ел кушанья из серебряного блюда, высоко поднятого слугами. Приск впущен был в покои супруги царя Креки.
Пол там был устлан дорогими коврами. Царица лежала на постели.
Вокруг нее было много рабов. Рабыни, сидя на полу против нее, наводили красками на полотне разные узоры. Из этого полотна шили покрывала, носимые поверх одежды для красы – гуни.
Походит ли Аттила и его двор на кочевников Азии?, Конечно, нет. И описанная выше Иорнандом наружность Аттилы едва ли верна, так как этот историк, писавший спустя сто лет после его смерти, ни слова не говорит, откуда он почерпнул эти известия.
Иорнанд нам также говорит, что у Гуннов существовал еще обычай совершать погребальное пиршество на могильном холме, называемое стравой, а это и есть славянская тризна.

Источник ruskrugul.ucoz.com/

9365 просмотров1 комментарий

slavyanskaya-kultura.ru

Кем по национальности был Аттила

Когда Аттила пришел в Западную Европу Папа Римский назвал его Бич Божий или явление кары Господней за грехи людские и неверие в Господа. На самом же деле Папа Римский просто откупился от гуннов несметными богатствами, это позволило Риму просуществовать еще какое-то время.

В Западной Европе считают, что Аттила окончательно разорил и разгромил Римскую империю, и в этом есть значительная доля правды.

В Восточной же Европе Аттилу почитают, как великого и мудрого правителя объединившего многие народы и создавшего многие современные государства, такие как Венгрия, в которой Аттилу считают национальным героем.

Гунны начали свой путь приблизительно в начале второго века нашей эры, после того, как древняя империя Китая окончательно разорила восточную сибирскую империю хуннов. С тех пор гунны начали свой кочевой поход на запад от Енисея. На их пути им встречались различные народы и культуры, которые воинственные кочевники с легкостью порабощали и захватывали, ассимилируясь с этими народами и продолжая свой путь на запад.

Империя гуннов никогда не стояла на месте и вела кочевой образ жизни. С первыми трудностями гунны столкнулись в районе Кавказа и Причерноморья, где их встретили сначала объединенные силы многочисленных сарматских, аланских, антских и славянских племен, а позднее и огромная армия остготов. Но к тому времени гунны уже успели навести порядок с сарматами, аланами и антами, часть которых они уничтожили, а с другой частью объединились и ассимилировались.

Армия остготов не была для гуннов проблемой и они с легкостью уничтожили и северян германцев, которые по своему характеру были схожи с гуннами, вели кочевой образ жизни и являлись полудикими варварами.

Объединив в своей огромной армии гуннов (большую ее честь составляли все таки гунны), сарматов, славян, аланов, антов и остатки остготов гунны к середине четвертого века дошли до подножья Карпат, за которыми простиралась Великая Римская Империя. Здесь гунны впервые принимают решение организовать ставку.

Аттила был сыном царя гуннов Мундзука и родился на свет приблизительно в пятом веке нашей эры, точной даты рождения великого гунна не известно, в связи с чем невозможно установить и его точное место рождения. Возможно Аттила родился в приграничных районах Карпат, где гунны вели ожесточенные набеги на жившие на территориях современных Западной Украины, Словакии и Румынии варварских племен остготов. Или же он родился в тот период, когда в процессе той же войны с варварами Восточной Европы гунны спустились вниз к Дунаю на земли, сегодня занятые государством Венгрия.

Отец Атиллы был гунном тюркского, как и все гунны, происхождения, но в те времена у гуннов было принято многоженство, а территории, по которым прошли кочевники удивляют своим размахом. Именно поэтому до сих пор ходят споры о происхождении матери Аттилы, есть версии, что его мать была родом с Волги. А теоретически она могла быть как славянского происхождения, так и наложницей, привезенной из любого уголка Земли, так как женитьбы в те времена являлась главным политическим инструментом и гунны активно этим инструментом пользовались.

В любом случае, все гунны имеют тюркское происхождение, Аттила на половину является тюрком, вторая половина крови героя останется загадкой, известно лишь то, что он родился в Восточной Европе.

Понравился наш сайт? Присоединяйтесь или подпишитесь (на почту будут приходить уведомления о новых темах) на наш канал в МирТесен!

nethistory.su

Обсуждение:Аттила — Википедия

Материал из Википедии — свободной энциклопедии

Цитата с удаленной фразой: "Вторая версия происхождения имени от тюркского Ata - отец или Atal/Atil - вода, река, также название Волги. Это совпадает с тем, что Польская Хроника упоменает его имя как Aquila (лат. aqua -вода)". Как известно, aquila - это "орел" по-латыни. Может быть, не надо умничать со ссылками на то, что "упоменает" "Польская хроника". С равным успехом можно сослаться и на "Русскую хронику" или "ддддддддд" и т.д. Только вот толку от таких "ссылок" не будет. 80.70.236.76 21:05, 21 августа 2008 (UTC)


Этимология имени Аттилы в статье по состоянию на новый 2009 г. смехотворна. Почему только 3 версии? Можно привести миллион тюркских версий, и все они будут одинаково комичны. Зачем убрали мнение Дерфера...? Чтобы выставить русскую википедию в очередной раз на посмешище? 195.2.240.19 02:23, 3 января 2009 (UTC)

Можно с таким же успехом привести 10 миллионов версий европейских ученых, и они будут выглядеть абсолютно так же комично. Есть, например, тюркская версия с названием "Аттылы", то есть "человек на коне, всадник". И эта версия по крайней мере не хуже, или, по крайней мере, не комичней готского "маленького отца" или как там по этой версии. Кайсар Кайсаров 08:25, 10 января 2009 (UTC)

Он ТУРК по нации Гунны считаются ТУРКами и пусть все это знают.Много версии про его имя могут быть Аттила от тюркского слова "атлы" то есть всадник.Шахин Азербайджан


Я крупно извиняюсь, но меня как-то улыбают разного рода лингвистические выверты "кому как нравится" на тему имен тех или иных исторических лидеров. Почему-то все зациклились на самобытности древних, и если его имя тюркское, то он обязательно был тюрком, ну или китаец и т.д. Если сейчас на умы всего мира сильнейшим образом влияет западная цивилизация, со своими ценностями и т.д., то почему на тот исторический отрезок времени такое влияние не могло идти с востока, юга ...

Эдак получается, что если через пару тысяч лет, случись катастрофа, и у выживших людей останется только устное предание со скудными познаниями, в котором будут "засвечены" имена каких-то людей, то на территории от центральной Европы и до тихого океана проживали в большинстве греки, итальянцы, и в небольшом количестве русские с евреями. А как же, ведь 80% населения России это русские, а примерно 80% имен у них на данный момент составляют греко-римские имена, все остальное делят иудейские, русские и остальные.

То, что знаменитого лидера этой многонациональной массы звали Аттила, говорит лишь о том, что его так звали (и только в греко-римской передачи этого имени). Делать какие-либо выводы о его национальной принадлежности исходя из имени - словоблудие.

Евгений, Россия.


это все конечно интересно ведь каждый тянет одеяло в свою сторону, НО АТИЛЛА выходец из Дешт-и-Кипчака он не турок а тюрок ,а это большая разница

ru.wikipedia.org

Легенды об Аттиле — Википедия

Материал из Википедии — свободной энциклопедии

Легенды об Аттиле — истории, связанные с вождём гуннов Аттилой.

Бич Божий, как называли Аттилу средневековые писатели, оставил разрушительный след в истории Западной Европы вторжениями в 451 году в Галлию и в 452 году в Северную Италию. Христианская церковь на территории Римской империи в условиях значительного ослабления императорской власти приняла на себя руководящую роль в деле спасения населения (паствы) от гуннов. В ходе гуннских набегов погибло много церковнослужителей, некоторые были канонизированы в лике мучеников. В раннесредневековой агиографической литературе произошла демонизация образа Аттилы. Ему как язычнику отводилась роль варвара-разрушителя, в борьбе с которым прославлялись деяния святых и совершались чудеса на благо укрепления веры.

Меч Аттилы[править | править код]

Иордан, пересказывая Приска, поведал историю о том, как Аттила стал обладателем так называемого меча Марса, почитаемого священным у «скифских» народов:

«Некий пастух заметил, что одна телка из его стада хромает, но не находил причины её ранения; озабоченный, он проследил кровавые следы, пока не приблизился к мечу, на который она, пока щипала траву, неосторожно наступила; пастух выкопал меч и тотчас же принес его Аттиле. Тот обрадовался приношению и, будучи без того высокомерным, возомнил, что поставлен владыкою всего мира и что через Марсов меч ему даровано могущество в войнах»[1].

За 900 лет до Приска о священных мечах, перед которыми скифы приносили жертвы, в том числе человеческие, рассказал Геродот[2].

Призвание Аттилы Гонорией[править | править код]

Монета с портретом Гонории. На лицевой стороне надпись: DN IVST GRAT HO-NORIA PF AVG (Domina Nostra Iusta Grata Honoria Pia Felix Augusta)

ru.wikipedia.org

Атилла — кто это такой?

Герой своего времени

Аттила… К сожалению, далеко не каждый знает это имя. Оно известно тем,кто глубоко увлекается историей, либо изучал на уроках в школе. А ведь народ должен знать своих героев! И как раз-таки Аттила был им.

Довольно не привлекательная внешность скрывала огромный человеческий потенциал. Кто был знаком с этим мужчиной видел только мизерные глазки, плоский нос, бороду(далеко не густую), тёмный цвет лица. А за этой неприглядностью проглядывались черты довольно самодостаточной личности:

  • горделивая походка
  • строгий взгляд
  • выразительная мимика

В нём были задатки прекрасного завоевателя. Потому в 433 году Аттила принял власть над гуннами. Он образовал довольно могучий союз народностей: хозары, остготы, тюрингцы и другие. Являлся той фигурой, которую боялась вся Восточно Римская империя. Недаром у него довольно яркая и насыщенная биография:

  • 433 год — вступил на престол
  • 445 год — убил брата-соправителя и стал единственным правителем гуннов
  • 451-454 года-всё новые завоевание
  • 454 год-смерть

Столь яркая, как вспышка, жизнь, и столь нелепая смерть. Версий смерти очень много. Кто-то говорит, что от гипертонии, кто-то говорит, что от обжорства, но многие склоняются к тому, что умер Аттила в постели любимой женщины.

Аттила был правителем от Бога. Хотя его и называли варваром, но именно в значении»чужеземец». Он страшен и беспощаден к врагам, но дружелюбен к тем,кто поддерживает его.

Прежде чем браться за оружие, он способен пойти на переговоры. Его мудрости позавидовали бы старцы, а его верности позавидовали  предатели. Аттила был прекрасным организатором, политиком, царём.

Двадцатилетний этап правления оказался самым насыщенным и процветающим, так как после смерти Атиллы наступило самое стремительное падение державы гуннов.

Хотя умер вождь -варвар более 1500 лет назад, а память о нём жива. Называли его «Бичом Божиим», якобы посланного людям за неверие во Всевышнего. Таким героям только слава и хвала, потому как управлять империей — это великий труд!


Добавьте свой комментарий на вопрос:

Кого из великих завоевателей можно считать настолько же успешным, как Аттила?

ktoetotakie.ru

Гунны и смерть Аттилы: gorbutovich — LiveJournal

В 453 году смерть настигла грозного гуннского предводителя Аттилу (395(?)-453), прозванного «Бич Божий». В сагах он – исландский Атли, немецкий Этцель.


Аттила в представлении художника XV века из "Венгерской хроники" Яноша Туроци (ок.1435 - ок.1488/1490) с древнейших времен до 1487 года. Инкунабула, пергамен. 1488 год. Аугсбург. В иллюстрациях использована золотая краска. "Венгерская хроника" была издана в 1488 в Брюнне (Брно) и в том же году в Аугсбурге / Attila the Hun from Chronica Hungarorum. Thuróczi János: Chronica Hungarorum. 1488, Theobald Feger, Erhard Ratdolt. Augsburg, Pergamen. Hungary's national library. Inc. 1143. Source, via. По клику – целый лист книги.[János Thuróczi wrote his history of Hungary in 1487.]János Thuróczi († c. 1488/89) wrote his history of Hungary in 1487. The work was printed in 1488 in Brünn and again in the same year in Augsburg. The publisher of the Augsburg edition dedicated the work to Matthias and used gold paint for the dedication of this luxury copy printed on parchment. Today this is the first known book printed with gold paint. The same paint was used to illuminate the painting of a scene from the legend of Saint Ladislas and the arms. The volume also contains numerous hand-coloured woodcuts of Hungarian kings and battle scenes. The book entered the national library from the collection of Miklós Jankovich.

Согласно историческому преданию Аттила якобы умер после свадебного пира на ложе германской пленницы Илдиго (Хильды, Кримхильды). Впрочем, другие рассказывали, что невеста происходила с Востока из парфян, но это вряд ли. Какая она по счету была жена – не известно. Аттила практиковал полигамию, браков и детей у него было много. По официальной версии, невеста, мстившая за братьев, удушила вождя своими косами. По версии неофициальной, немолодой Атилла, возможно, просто принял лишнего на пиру и что-то в организме не выдержало свадебных перегрузок. В любом случае, событие произвело впечатление своей символичностью и романтичностью. Потеряв харизматичного лидера, гунны вскоре уходят в степи и через несколько лет о них уже ни слуху, ни духу.

В IV веке н.э. о гуннах римский историк и воин Аммиан Марцеллин писал так:

" 1. Семя и начало всего этого несчастья и многообразных бедствий, вызванных яростью Марса, который своим пожаром сотрясает мир, восходит, как выяснено, вот к какому событию. Племя гуннов, о которых древние писатели осведомлены очень мало, обитает за Меотийским болотом в сторону Ледовитого океана и превосходит своей дикостью всякую меру.

2. Так как при самом рождении на свет младенца ему глубоко прорезают щеки острым оружием, чтобы тем задержать своевременное появление волос на зарубцевавшихся надрезах, то они доживают до старости без бороды, безобразные, похожие на скопцов. Члены тела у них мускулистые и крепкие, шеи толстые, они имеют чудовищный и страшный вид, так что их можно принять за двуногих зверей, или уподобить тем грубо отесанным наподобие человека чурбанам, которые ставятся на краях мостов.


2.

Аттила подкрадывается к германцам. Иллюстрация к юмористической книге «Всеобщая история, обработанная „Сатириконом“», 1911. Художник Радаков Алексей Александрович (1877-1942). via

3. При столь диком безобразии человеческого облика, они так закалены, что не нуждаются ни в огне, ни в приспособленной ко вкусу человека пище; они питаются корнями диких трав и полусырым мясом всякого скота, которое они кладут на спины коней под свои бедра и дают ему немного попреть.

4. Никогда они не укрываются в какие бы то ни было здания; напротив, они избегают их, как гробниц, далеких от обычного окружения людей. У них нельзя встретить даже покрытого камышом шалаша. Они кочуют по горам и лесам, с колыбели приучены переносить холод, голод и жажду. И на чужбине входят они под крышу только в случае крайней необходимости, так как не считают себя в безопасности под ней.

5. Тело они прикрывают одеждой льняной или сшитой из шкурок лесных мышей. Нет у них разницы между домашним платьем и выходной одеждой; один раз одетая на тело туника грязного цвета снимается или заменяется другой не раньше, чем она расползется в лохмотья от долговременного гниения.

3.

Аттила. Иллюстрация к юмористической книге «Всеобщая история, обработанная „Сатириконом“», 1911. Художник Радаков Алексей Александрович (1877-1942). via

6. Голову покрывают они кривыми шапками, свои обросшие волосами ноги – козьими шкурами; обувь, которую они не выделывают ни на какой колодке, затрудняет их свободный шаг. Поэтому они не годятся для пешего сражения; зато они словно приросли к своим коням, выносливым, но безобразным на вид, и часто, сидя на них на женский манер, занимаются своими обычными занятиями. День и ночь проводят они на коне, занимаются куплей и продажей, едят и пьют и, склонившись на крутую шею коня, засыпают и спят так крепко, что даже видят сны. Когда приходится им совещаться о серьезных делах, то и совещание они ведут, сидя на конях. Не знают они над собой строгой царской власти, но, довольствуясь случайным предводительством кого-нибудь из своих старейшин, сокрушают все, что попадает на пути.

8. Иной раз, будучи чем-нибудь обижены, они вступают в битву; в бой они бросаются, построившись клином, и издают при этом грозный завывающий крик. Легкие и подвижные, они вдруг специально рассеиваются и, не выстраиваясь в боевую линию, нападают то там, то здесь, производя страшное убийство. Вследствие их чрезвычайной быстроты никогда не приходилось видеть, чтобы они штурмовали укрепление или грабили вражеский лагерь.

4.

Гунны под предводительством Аттилы осаждают Аквилею. Иллюстрация XIV века. Венгерская "Иллюстрированная Хроника", завершенная в 1370-1373 / Huns besieging Aquileia. Chronicon Pictum P014. C. 1360. via

9. Они заслуживают того, чтобы признать их отменными воителями, потому что издали ведут бой стрелами, снабженными искусно сработанными наконечниками из кости, а сойдясь врукопашную с неприятелем, бьются с беззаветной отвагой мечами и, уклоняясь сами от удара, набрасывают на врага аркан, чтобы лишить его возможности усидеть на коне или уйти пешком.

10. Никто у них не пашет и никогда не коснулся сохи. Без определенного места жительства, без дома, без закона или устойчивого образа жизни кочуют они, словно вечные беглецы, с кибитками, в которых проводят жизнь; там жены ткут им их жалкие одежды, соединяются с мужьями, рожают, кормят детей до возмужалости. Никто у них не может ответить на вопрос, где он родился: зачат он в одном месте, рожден – вдали оттуда, вырос – еще дальше.

11. Когда нет войны, они вероломны, непостоянны, легко поддаются всякому дуновению перепадающей новой надежды, во всем полагаются на дикую ярость. Подобно лишенным разума животным, они пребывают в совершенном неведении, что честно, что нечестно, ненадежны в слове и темны, не связаны уважением ни к какой религии или суеверию, пламенеют дикой страстью к золоту, до того переменчивы и гневливы, что иной раз в один и тот же день отступаются от своих союзников. Без всякого подстрекательства, и точно так же без чьего бы то ни было посредства опять мирятся. " [1]

Аммиан Марцеллин сообщает о гуннах, повествуя о событиях 375-378 годов.

Через 70 лет эта непривлекательная картина чуть изменилась. По мере соприкосновения гуннов с римским миром, они постепенно становились менее "дикими". Аттила в начале своей "карьеры", до получения царской власти, служил на командных должностях в римской армии в составе гуннского корпуса, хватив частичку римской образованности.

5.

Встреча папы Льва Великого и Аттилы. Венгерская "Иллюстрированная Хроника", XIV век / Miniature of Attila meeting Pope Leo the Great. Chronicon Pictum, facsimile edition stored at the University of Maryland library. C. 1360. P016 / Attila és Leó pápa. „D” iniciálé a Képes Krónikában (1358). via

В 448 г. константинопольский император Феодосий II отправил посольство ко двору Аттилы. В составе посольства был Приск Панийский (V век), оставивший ценные сведения о стране гуннов.

"Гунны начали селиться на земле: во всяком случае, некоторые из них жили в деревянных домах. Приск сообщает нам, что дом, который Аттила сделал для себя «дворцом» в своей столице на венгерской равнине, отличался от прочих блестящими досками, а от дороги его отделяла изящная изгородь. Дом царицы, весь деревянный, как и у супруга, был внутри украшен шерстяными коврами, на которых сиде¬ла на корточках молодая жена властителя в окружении служанок.

6.

Аттила, "Иллюстрированная Хроника", конец XIV века / Attila, enthroned. Date c. 1360. Chronicon Pictum, facsimile edition stored at the University of Maryland library. via

Утонченность варварского царя дошла до того, что он велел издалека привезти камни, чтобы выстроить термы по образцу, принятому в империи; а когда он давал обед в честь посла и его спутников, их поразил тот факт, что здесь они встретили почти тот же распорядок и внешний облик трапезы, что и в римских пиршествах: ложа, покрытые изысканными тканями, золотая и серебряная посуда, вкусные вина, подающиеся в богатых чашах, разнообразные деликатесы и даже «поэты», певцы и шуты, развлекающие участников пира.

7.

Пир Аттилы. Художник Тан Мор, 1870. Справа изображен византийский дипломат и историк Приск. По мемуарам Приска / Mór Than (1828–1899). Feast of Attila, 1870. Oil on canvas. 176x255 cm. Hungarian National Gallery. via

Облик и манеры самого Аттилы отличались крайней простотой — он пользовался лишь деревянными блюдами и кубками и ел только мясо, а костюм его был не многим изящнее одежд его предков времен Аммиана Марцеллина, но Приск отмечает, что остальная знать одевалась изысканно, их мечи и щиты были отделаны золотом и драгоценными камнями, и восторгается прекрасной сбруей их коней." [2]

Живую картину завершения эпохи Аттилы рисует талантливый поэт Дмитрий Кедрин (1907-1945), обладавший даром проникать в далекие эпохи.

8.

Attila-Denkmal vor der Attila-Mehrzweckhalle in Niederrimsingen, geschaffen vom einheimischen Bildhauer Rainer Stiefvater als Zementplastik, enthüllt am 1. April 1979. Es ist 2,50 Meter hoch und ähnelt in Form und Aufstellung stark den Olmekenköpfen des Anthropologischen Museums in Mexiko-City. Quelle: Badische Seiten. via

Художественный вымысел, позволяющий почувствовать дух времени:

Свадьба

Царь Дакии,
Господень бич,
Аттила, -
Предшественник Железного Хромца,
Рожденного седым,
С кровавым сгустком
В ладони детской, -
Поводырь убийц,
Кормивший смертью с острия меча
Растерзанный и падший мир,
Работник,
Оравший твердь копьем,
Дикарь,
С петель
Сорвавший дверь Европы, -
Был уродец.

9.

Аттила из венгерского музея. via

Большеголовый,
Щуплый, как дитя,
Он походил на карлика,
И копоть
Изрубленной мечами смуглоты
На шишковатом лбу его лежала.

Жег взгляд его, как греческий огонь,
Рыжели волосы его, как ворох
Изломанных орлиных перьев.
Мир
В его ладони детской был - как птица,
Как воробей,
Которого вольна,
Играя, задушить рука ребенка.

10.

"Attila the Hun" portrait by sculptor George S. Stuart. via

Водоворот его орды кружил
Тьму человечьих щеп,
Всю сволочь мира:
Германец - увалень,
Проныра - беглый раб,
Грек - ренегат, порочный и лукавый,
Косой монгол и вороватый скиф
Кладь громоздили на ее телеги.

Костры шипели.
Женщины бранились.
В навозе дети пачкали зады.
Ослы рыдали.
На горбах верблюжьих,
Бродя, скисало в бурдюках вино.
Косматые лошадки в тороках
Едва тащили, оступаясь, всю
Монастырей разграбленную святость.
Вонючий мул в оческах гривы нес
Бесценные закладки папских библий,
И по пути колол ему бока
Украденным клейнодом -
Царским скиптром -
Хромой дикарь,
Свою дурную хворь
Одетым в рубища патрицианкам
Даривший снисходительно...
Орда
Шла в золоте,
На кладах почивала.

11.

Scene from the life of Saint Servatius according to legend. Here: Attila, king of the Huns, baptized by Servatius. Drawing in a manuscript of ±1460 of the so-called Blokboek van Sint Servaas. Brussels, Royal Library. Source: J.D. Janssens, In de schaduw van de keizer (2007), p.86. via

Один Аттила - голову во сне
Покоил на простой луке седельной,
Был целомудр,
Пил только воду,
Ел
Отвар ячменный в деревянной чаше,
Он лишь один - диковинный урод -
Не донимал, как хмель врачует сердце,
Как мучит женская любовь,
Как страсть
Сухим морозом тело сотрясает.
Косматый волхв славянский говорил,
Что, глядя в зеркало меча,
Аттила
Провидит будущее,
Тайный смысл
Безмерного течения на Запад
Азийских толп...
И впрямь Аттила знал
Судьбу свою - водителя народов.
Зажавший плоть в железном кулаке,
В поту ходивший с лейкою кровавой
Над пажитью костей и черепов,
Садовник бед, он жил для урожая,
Собрать который внукам суждено!

12.

Аттила. Нюрнбергская хроника. Инкунабула 1493 года / Attila. Illustrations from the Nuremberg Chronicle, by Hartmann Schedel (1440-1514). 1493. Source, via

Кто знает - где Аттила повстречал
Прелестную парфянскую царевну?
Неведомо!
Кто знает - какова
Она была?
Бог весть!
Но посетило
Аттилу чувство,
И свила любовь
Свое гнездо в его дремучем сердце.

В бревенчатом дубовом терему
Играли свадьбу.
На столах дубовых
Дымилась снедь.
Дубовых скамей ряд
Под грузом ляжек каменных ломился.
Пыланьем факелов,
Мерцаньем плошек
Был озарен тот сумрачный чертог.
Свет ударял в сарматские щиты,
Блуждал в мечах, перекрестивших стены,
Лизал ножи...
Кабанья голова,
На пир ощерясь мертвыми клыками,
Венчала стол,
И голуби в меду
Дразнили нежностью неизреченной!

13.

Аттила. Медаль. Не позже начала XVII в. Из собрания императора Рудольфа II. Скан иллюстрации из книги: Otto Zierer, Herbert Reinoß .Die großen Ereignisse der Weltgeschichte. Gütersloch: Bertelsmann ,Reinhard Mohn OHG. Buch-Nr. 5753’3300. via

Уже скамейки рушились,
Уже
Ребрастый пес, пинаемый ногами,
Лизал блевоту с деревянных ртов
Давно бесчувственных, как бревна, пьяниц,
Сброд пировал.
Тут колотил шута
Воловьей костью варвар низколобый,
Там хохотал, зажмурив очи, гунн,
Багроволикий и рыжебородый,
Блаженно запустивший пятерню
В копну волос свалявшихся и вшивых.

14.

Attila, fléau de Dieu. Plaquette en bronze du XVe siècle / Attila. Bronze medal after an antique original. H. 4.5 cm; W. 3.5 cm. Louvre Museum, OA 2432. via

Звучала брань.
Гудели днища бубнов,
Стонали домры.
Детским альтом пел
Седой кастрат, бежавший из капеллы.
И длился пир.
А над бесчинством пира,
Над дикой свадьбой,
Очумев в дыму,
Между стропил закопченных чертога
Летал, на цепь посаженный, орел -
Полуслепой, встревоженный, тяжелый.
Он факелы горящие сшибал
Отяжелевшими в плену крылами,
И в лужах гасли уголья, шипя,
И бражников огарки обжигали,
И сброд рычал,
И тень орлиных крыл,
Как тень беды, носилась по чертогу.

15.

Ungarische Chronica. Author Wilhelm Dilich (*1571-1650). Date 1604. Attila. via

Средь буйства сборища
На грубом троне
Звездой сиял чудовищный жених.
Впервые в жизни сбросив плащ верблюжий
С широких плеч солдата, он надел
И бронзовые серьги, и железный
Венец царя.
Впервые в жизни он
У смуглой кисти застегнул широкий
Серебряный браслет,
И в первый раз
Застежек золоченые жуки
Его хитон пурпуровый пятнали.

16.

Pl. en reg. p.671 : Attila, personnage de la tragédie de Corneille "Attila, roi des Huns", écrite en 1667.] Attila. Attila. Ils ne sont pas venus, nos deux rois? qu'on. 19. Titre : [Illustrations de Oeuvres de Pierre Corneille. Théâtre complet] / Geffroy, dess. ; Colin, Wolf, grav. ; Pierre Corneille, aut. du texte. Auteur : Geffroy. Dessinateur. Auteur : Corneille, Pierre (1606-1684). Auteur du texte. Éditeur : A. Laplace (Paris). Date d'édition : 1869. Sujet : Corneille, Pierre (1606-1684). Théâtre complet. Portraits du théâtre. Format : 20 est. : taille-douce coloriées : Couleur ; 20 x 11 cm et moins. Bibliothèque nationale de France. Source

Он кубками вливал в себя вино
И мясо жирное терзал руками.
Был потен лоб его.
С блестящих губ
Вдоль подбородка жир бараний стылый,
Белея, тек на бороду его.
Как у совы полночной,
Округлились
Его вином налитые глаза.
Его икота била.
Молотками
Гвоздил его железные виски
Всесильный хмель.
В текучих смерчах - черных
И пламенных -
Плыл перед ним чертог.
Сквозь черноту и пламя проступали
В глазах подобья шаткие вещей
И рушились в бездонные провалы!
Хмель клал его плашмя,
Хмель наливал
Железом - руки,
Темнотой - глазницы,
Но с каменным упрямством дикаря,
Которым он создал себя,
Которым
Он в долгих битвах изводил врагов,
Дикарь борол и в этом ратоборстве:
Поверженный,
Он поднимался вновь,
Пил, хохотал, и ел, и сквернословил!

17.

Recueil. Portraits d'Attila, roi des Huns. Sujet : Attila (roi des Huns ; 0395?-0453) - Portraits. Bibliothèque nationale de France, département Estampes et photographie, N-2 (ATTILA). Source

Так веселился он.
Казалось, весь
Он хочет выплеснуть себя, как чашу.
Казалось, что единым духом - всю
Он хочет выпить жизнь свою.
Казалось,
Всю мощь души,
Всю тела чистоту
Аттила хочет расточить в разгуле!

18.

Recueil. Portraits d'Attila, roi des Huns. Sujet : Attila (roi des Huns ; 0395?-0453) - Portraits. Bibliothèque nationale de France, département Estampes et photographie, N-2 (ATTILA). Source

Когда ж, шатаясь,
Весь побагровев,
Весь потрясаем диким вожделеньем,
Ступил Аттила на ночной порог
Невесты сокровенного покоя, -
Не кончив песни, замолчал кастрат,
Утихли домры,
Смолкли крики пира,
И тот порог посыпали пшеном...

Любовь!
Ты дверь, куда мы все стучим,
Путь в то гнездо, где девять кратких лун
Мы, прислонив колени к подбородку,
Блаженно ощущаем бытие,
Еще не отягченное сознаньем!..

19.

Attila the Hun. Drawing, c. 1789. After: Johann Caspar Lavater and Thomas Holloway. Published: [s.n.], London, c. 1789. Wellcome Library, London. Source

Ночь шла.
Как вдруг
Из брачного чертога
К пирующим донесся женский вопль...
Валя столы,
Гудя пчелиным роем,
Толпою свадьба ринулась туда,
Взломала дверь - и замерла у входа:
Мерцал ночник,
У ложа на ковре,
Закинув голову, лежал Аттила.
Он умирал.
Икая и хрипя,
Он скреб ковер и поводил ногами,
Как бы отталкивая смерть.
Зрачки
Остекленевшие свои уставя
На ком-то зримом одному ему,
Он коченел, мертвел и ужасался.
И если бы все полчища его,
Звеня мечами, кинулись на помощь
К нему,
И плотно б сдвинули щиты,
И копьями б его загородили, -
Раздвинув копья,
Разведя мечи,
Прошел бы среди них его противник,
За шиворот поднял бы дикаря,
Поставил бы на страшный поединок
И поборол бы вновь...
Так он лежал,
Весь расточенный,
Весь опустошенный
И двигал шеей,
Как бы удивлен,
Что руки смерти
Крепче рук Аттилы.
Так сердца взрывчатая полнота
Разорвала воловью оболочку -
И он погиб,
И женщина была
В его пути тем камнем, о который
Споткнулась жизнь его на всем скаку.

20.

Ferenc Paczka (1856–1925). Death of Attila. via

Мерцал ночник.
И девушка в углу,
Стуча зубами, молча содрогалась.
Как спирт и сахар, тек в окно рассвет,
Кричал петух.
И выпитая чаша
У ног вождя валялась на полу,
И сам он был - как выпитая чаша.

Тогда была отведена река,
Кремнистое и гальчатое русло
Обнажено лопатами, -
И в нем
Была рабами вырыта могила.
Волы в ярмах, украшенных цветами,
Торжественно везли один в другом -
Гроб золотой, серебряный и медный.
И в третьем -
Самом маленьком гробу -
Уродливый,
Немой,
Большеголовый,
Покоился невиданный мертвец.

Сыграли тризну, и вождя зарыли.
Разравнивая холм,
Над ним прошли
Бесчисленные полчища азийцев,
Реку вернули в прежнее русло,
Рабов зарезали
И скрылись в степи.
И черная
Заплаканная ночь,
В оправе грубых северных созвездий,
Осела крепким
Угольным пластом,
Крылом совы простерлась над могилой.

1933-1940 [3]

21.

Встреча папы Льва Великого с Аттилой. Фреска Рафаэля в Ватикане. 1514 г. / Meeting between Leo the Great and Attila by Raphael (1483–1520), 1514. 500 × 750 cm. Vatican Museums.

gorbutovich.livejournal.com

Аттила - завоеватель

Атилла — вождь гуннов

Аттила — рождение (примерно) 393 год – дата смерти – 453 год. Предводитель воинственного союза племен гуннов с 434 года, прозванный христианами «Бичом Божьим».

За свою продолжительную историю Восточная и Западная Римские империи не часто сталкивались с такими грозными противниками, как племена гуннов, и их воинственным вождем.

Завоеватель Аттила относился к правящей династии многочисленного кочевого народа. После смерти своего дяди Руги (Ругилы) он вместе с братом Бледой унаследовал царскую власть над племенами гуннов, которые пришли в Паннонию (современную Венгрию) из далеких волжских степей. Эту область уступила гуннам Западная Римская империя вместе с ее населением. Совместное царское правление не было редкостью для тех времен: один соправитель руководил гражданской жизнью, другой был главнокомандующим.

Аттила управлял войском гуннов, прирожденных конных воинов. Несомненно, это было призванием молодого царя-соправителя, который горел желанием совершить не один завоевательный поход против своих соседей, в первую очередь христианских империй. При чем Аттила тяготился тем, что ему доводилось делить власть с единокровным братом Бледой, который и предположить не мог, какого конкурента имеет в лице Аттилы.

Совместное правление племянников царя Руги продолжалось с 434 по 445 год. За это время завоеватель Аттила основательно утвердился в глазах гуннских воинов как их подлинный военный вождь, который первым бросался в кровавые схватки. Бледа же за эти годы абсолютно потерял свой авторитет. Дело наконец закончилось конфликтом между соправителями, и Аттила безжалостно убил родного брата. Так племена гуннов получили царя и полководца и одном лице.

Намерения Аттилы сразу же дали знать о себе. Он смог силой оружия подчинить себе соседние «варварские» народы — остготов, гепидов, тюрингинцев, герулов, турцилингов, ругиев, славян, хазар и многих других, кочевавших в Дикой Степи, живших на ее границах и в Придунавье. Чтобы не быть истребленными, этим народам приходилось присоединяться к гуннскому военному союзу. Больше того, у всех у них был один общий враг в лице двух Римских империй. Вскорости Аттила превратился в могущественного властелина.

В Константинополе и Риме с тревогой смотрели на то, как на северных границах двух огромных империй христианского мира образовалось сильное государство «варваров». Правители Восточной и Западной Римских империй не могли не осознавать, что раньше или позже полчища гуннов обрушатся на их державы. Вопрос лишь времени и в том, куда направит свою конную армию завоеватель Аттила.

В особенности большую опасность воинственные гунны представляли для ближайшей к ним Римской империи — Восточной. Для защиты от них в 413 г. были построены новые крепостные стены вокруг Константинополя — «Феодосиевы стены», укреплена дунайская граница.

Свою резиденцию Аттила разместил в Верхней Венгрии, неподалеку от современного города Токая. Отсюда он управлял созданной им в Центральной Европе огромной по территории державой, где царская власть поддерживалась лишь силой оружия.
Готский историк VI столетия Иордан, служивший Риму и проживавший в этом городе, описывал столицу царя гуннов со слов современного ему историка Прииска, входившего в состав посольства римского императора к варварам:

«…Переправившись через громадные реки… мы достигли селения, в котором стоял король Аттила; это селение… походило на обширнейший город; деревянные стены его, как мы заметили, были сделаны из блестящих досок, соединение между которыми было на вид настолько крепко, что едва-едва удавалось заметить — и то при старании — стык между ними.

Видны были и триклии (столовые древнеримского дома), которые протянулись на значительное расстояние, и портики, раскинутые во всей красоте. Площадь двора опоясывалась огромной оградой: ее величина сама свидетельствовала о дворце. Это и было жилище короля Аттилы, державшего (в своей власти) весь варварский мир; такое обиталище предпочитал он завоеванным городам».

В 443 и 447-448 г.г. Аттила обрушился на Восточную Римскую империю, совершив два удачных похода. Он разорил имперские провинции Нижнюю Мизию, Фракию, Иллирию — то есть всю северную часть Балканского полуострова. Войска гуннов дошли даже до столицы империи Константинополя, угрожая взять его штурмом.

Обширная Восточная Римская империя оказалась не способна противостоять степным полчищам завоевателей, а система пограничных крепостей и застав на горных перевалах Балканских гор попросту не могла выдержать их натиска. Потому восточноримский император Феодосий II «купил» мир у вождя гуннов ценой годовой дани в 2 100 фунтов золота и уступкой нижнедунайских земель — Дакии Прибрежной. Для тех времен это была огромная сумма, и императорская казна с большими потугами смогла выплатить первую годовую дань. Но Константинополю довелось до поры до времени смириться, потому как в противном случае Восточную Римскую империю ожидало немедленное новое вторжение гуннов.

О набегах гуннов во главе с бесстрашным завоевателем Аттилой складывались легенды. Они мастерски могли обходить препятствия и в любой момент могли появиться в тылу неприятеля. Битвы гуннская конница начинала с того, что засыпала ряды неприятеля тучами разящих стрел, которые выпускали всадники на полном скаку. Лишь после того как враг оказывался сильно расстроенным, начинались рукопашные схватки.

После смерти императора Феодосия II императрица Пульхерия и ее супруг Маркиан «в вежливых тонах» отказались платить гуннам громадную и непосильную дань золотом. Это был довольно смелый шаг правителей Константинополя. В ожидании большой войны с варварами, для защиты столицы империи начали стягивать из провинций значительные военные силы. Но нового похода гуннов на Константинополь не последовало — их вождь Аттила обратил свой взор завоевателя уже на Западную Римскую империю.

Поводом для начала войны с этой империей стал отказ царю Аттиле в руке Гонории, сестры западноримского императора Валентиниана III. По другим данным, Гонория сама обратилась за помощью к Аттиле. Тот потребовал у ее венценосного брата не только руки девушки, но и в качестве приданого за ней — половину Западной Римской империи. Но к тому времени император Валентиниан III успел заключить долговременный союз с королем вестготов Теодорихом I, который имел многочисленную армию.

Аттила, конечно, узнал об этом, но такой военный союз его совсем не устрашил. Собрав все свои силы, он выступил в начале 451 г. из Паннонии в большой поход на запад. Древняя Европа еще не переживала такого нашествия варваров. Риму показалось, что против него поднялись на войну все кочевые народы Придунавья и его далеких окраин: кроме гуннов в войске Аттилы были подвластные ему племена — гепиды, ругии, герулы, остготы, скиры, часть франков и другие.

По одним данным, в этот раз войска Аттилы состояло из 500 000 конных воинов, что, по всей видимости, было сильным преувеличением современников.

Стремительно пройдя через всю Германию, гунны и их союзники обрушились на Галлию, успешно преодолев полноводный Рейн. Большие реки не составляли для них серьезную преграду. Все, что встречалось на их пути, придавалось опустошению и огню. Там, где проходили конные полчища «Бича Божьего», оставались пожарища и развалины.

Спрятаться от кочевников возможно было лишь в лесах или за крепостными каменными стенами городов-крепостей или феодальных замков. На захват последних гунны не тратили времени. Аттила, хорошо усвоивший тактику конных набегов большими силами, старался не задерживаться подолгу на одном месте. Иначе его конная армия теряла возможность неожиданно напасть на врага и быстро одержать победу.

Но гунны уже умели брать приступом крепости. В том походе на Западную Римскую империю войско Аттилы разорило Трир, Мец на Мозеле, Аррас и многие другие укрепленные города. Местные правители не решались на сражения в чистом поле с конными гуннами, отдавая предпочтение отсиживаться за стенами крепостей.

Когда гуннская конница подходила к Орлеану, на помощь его сильному гарнизону с многочисленными войсками подошли Аэций, полководец императора Валентиниана III и вестготский король. В Галлии союзники объединились в единую армию и выдвинулись на помощь осажденного Орлеана. Царю гуннов довелось снять осаду богатого города — он опасался и случае битвы получить удар в спину от его защитников.

Аттила отвел свою армию от Орлеана и стал походным лагерем на Каталаунской равнине поблизости города Труа, изготовившись к битве. Местность давала ему замечательную возможность маневрировать многочисленной конницей.

Полководец Аэций и король Теодорих I не замедлили появиться на берегах реки Марны. Там в 451 г. и произошла знаменитая в мировой истории битва на Каталаунских полях между Римом и их союзниками, с одной стороны, и гуннами и их союзниками, с другой.

Под знаменами полководца Аэция кроме собственно римлян сражались вестготы, франки, бургунды, саксы, аланы, жители Арморики — северо-западной области Галлии.

Сражение проходило на обширной открытой равнине. Сражение началось, как и ожидалось, яростными атаками конных лучников гуннов. Правый фланг и центр союзников с трудом выдержали натиск гуннов и смогли устоять на месте, хотя варвары непрерывно засыпали врага тучами стрел.

На правом же фланге воинственные вестготы в самый разгар сражения предприняли атаку и разбили противостоящего им противника. В том сражении погиб их любимый король Теодорих I. Решив не испытывать больше судьбу в этот день, царь гуннов был вынужден возвратиться в свой лагерь. На Каталаунских полях он понес огромные потери в людях и конях. Римляне и вестготы решили не нападать на отходивших с поля боя гуннов. Продолжение сражения могло обернуться для них проигрышем.

Вестготы, опечаленные гибелью своего короля, отказались от продолжения борьбы. Не пошел на это и Аттила — он беспрепятственно вывел свою конную армию из Галлии в степи. Гунны ушли за Рейн в свои пределы, но при отходе им довелось оставить часть своей военной добычи.

В следующем, 452 г. гунны вновь предприняли поход на Западную Римскую империю. Прорвавшись через пограничную укрепленную линию, они опустошили Северную Италию, разрушили город Аквилею, взяли большой и богатый торговый город Милан и подошли к самому Риму. Горожане и римский гарнизон начали в спешке готовиться к отражению нападения.

Но войск в самом городе оказалось мало, и потому среди римского населения началась настоящая паника из-за страха перед варварами, стоявшими на виду крепостных стен и временами подходившими к ним на дальность полета стрелы. Положение римлян было до такой степени опасным, что Аэций даже посоветовал императору Валентиниану III бежать из Италии в какую-то дальнюю провинцию.

Аттила осадил было Рим, но сразу штурмовать его не стал, дал согласие на мирные переговоры. Одной из причин этого стали многочисленные болезни в рядах его войск, от которых оно заметно сократилось. Но этого в осажденном Риме не знали. Была и еще одна серьезная причина ухода гуннов из Италии — на Апеннинском полуострове свирепствовал голод.

Именем императора Валентиниана III, римский папа Лев I купил за большие деньги желанный мир у Аттилы. После этого царь гуннского народа покинул Италию и ушел к себе в Паннонию на привольные венгерские равнины, распустив союзников по домам. По всей видимости, он захотел у себя дома собраться с силами для новых завоеваний.

Итальянский поход гуннов был причиной появления на свет одного из красивейших городов современного мира — Венеции. Уцелевшие от погромов варваров жители Северной Италии бежали на острова и лагуны в северной части Адриатического моря, заселили их, и там в будущем появилась знаменитая Венеция. За короткое время она смогла превратиться в один из богатейших купеческих городов Средиземноморья, обладавших многочисленным торговым и сильным военным флотом. Со временем, и Венецианская республика станет проводить собственные завоевательные походы по побережью Средиземного моря…

Аттила умер в скором времени после возвращения из Галлии в Паннонию, в ночь после свадьбы с Ильдико, уроженкой Бургундии. По преданию, смерть наступила или от предательского удара, или же от руки Ильдико, которая таким образом отомстила своему жениху за гибель народа бургундов, который истребили гунны. Но более достоверных источников, чем это романтическое предание, нет.

Со смертью завоевателя Аттилы государство гуннов быстро потеряло свое могущество. Его многочисленные сыновья-наследники не смогли сохранить мощь конной армии гуннов и воспрепятствовать вспыхнувшей межплеменной розни. Начались восстания покоренных племен, подавить которые у гуннов уже не было сил.

Царство Аттилы совершенно распалось спустя 20 лет после его таинственной смерти. Такова была историческая судьба многих держав, основанных на авторитете и силе их создателя — великого завоевателя. Большинство гуннских племен ушло в Причерноморье, а оставшиеся на Нижнем Дунае превратились в византийских федератов.

Аттила был великий полководец. Отличительной особенностью его тактики явилось умелое маневрирование конницы и сбережение воинов в сражениях благодаря искусству лучников. У его армии никогда не было обременительных обозов, потому как все необходимое им на войне гунны возили на лошадях. Ко всему прочему царь-завоеватель Аттила кроме полководческого таланта обладал еще и неукротимым боевым духом, который на войне передавался не только его воинам, но и союзникам.

Большинство историков считает Аттилу жестоким варваром, в течении всей своей жизни стремившимся сокрушить христианский мир. Но умалять или умалчивать его полководческие заслуги никто из них не решается. Римский историк Иордан, автор труда «О происхождении и деяниях готов», так написал о гуннском царе Аттиле:

«Был он мужем, рожденным на свет для потрясения народов, ужасом всех стран, который, неведомо по какому жребию, наводил на всех трепет, широко известный повсюду страшным о нем представлением».

 

 


 

А.Шишов

ред. shtorm777.ru

ПОХОЖИЕ ЗАПИСИ

shtorm777.ru

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о