Альба герцог нидерланды: Режим герцога Альбы в Нидерландах

Содержание

Режим герцога Альбы в Нидерландах

Появление Альбы в Нидерландах

Испанский король Филипп II сразу после получения известий о волнениях в Нидерландах направил для подавления бунтовщиков карательный отряд. Командиром армии был назначен герцог Альба.

Замечание 1

Фернандо Альварес де Толедо и Пиментель – третий герцог из рода Альба. Годы жизни 1507-1582. Вошёл в историю как Великий герцог Альба. Прославился во время своего шестилетнего наместничества в Нидерландах (с 1567 по 1573 годы). Был направлен испанским королём для подавления революции в стране.

8 августа 1567 года Альба возглавил двенадцати тысячное войско из отборных испанских отрядов и перешёл границу Нидерландов. Через десять дней он уже вступил в Брюссель. Притихший город настороженно встретил посланца Испании. Многие покинули страну, возглавил эмигрантскую оппозицию принц Вильгельм Оранский. Правительница страны Маргарита Пармская понимала, что на этом её власть закончилась, вскоре она была отозвана из Нидерландов.

9 сентября Альба, заняв все стратегически важные крепости, нанёс сокрушительный и ужасающий всё население удар. Вожди национальной партии Нидерландов графы Эгмонт и Горн были арестованы.

Замечание 2

Ламораль Эгмонт – государственный деятель Нидерландов. Годы жизни 1522-1568. Выступал против разорения страны, надеясь, что Филипп II остановит грабёж Нидерландов. Оставался верен испанской короне и католицизму до своей казни герцогом Альбой.

Замечание 3

Филипп де Монморанси граф Горн – адмирал и член государственного совета Нидерландов. Годы жизни 1524-1568. Выступал за автономию страны, но был против вооружённого столкновению с Испанией. Казнён Альбой.

Герцог Альба превратился в единственного правителя Нидерландов с неограниченными полномочиями.

Политика герцога Альбы по усмирению бунтовщиков

Альба получил от испанского короля категоричные поручения:

  • сторонники мятежа должны быть казнены;
  • имущество еретиков передавалось в королевскую казну;
  • католическая вера поддерживалась всеми силами по всей строгости.

Диктатор Нидерландов для осуществления суда над бунтовщиками создал «Совет по делам о мятежах». Судилище о беспорядках начало действовать с сентября 1567 года. Народ метко назвал новый орган «Кровавым советом». За первые три месяца деятельности по приговору было казнено 1800 человек, за два года – 8000. Параллельное проведение конфискации имущества казнённых служило обогащением для испанской казны.

В 1567 году герцог Альба вынес на обсуждение Генеральным штатам проект закона о введении в государстве новой системы налогообложения по образцу Испанской экономики. Эта система называлась алькабала.

Определение 1

Алькабала – налог на торговые операции в Испании и испанских колониях.

Алькабала состоял из трёх видов налогов:

  1. 1% налога со всего движимого и недвижимого имущества;
  2. 5% налога при продаже всего недвижимого имущества;
  3. 10% налога с каждой торговой операции с движимым товаром.

Испанский наместник не понимал, что такие налоги для Нидерландов и её экономике равносильно катастрофе. В реалиях страны товар попадал к покупателю через множество посредников. Генеральным штатам удалось убедить Альбу отложить введение алькабалы хотя бы до 1571 года. Пока же Нидерланды ежегодно поставляли в королевскую казну Испании платёж 2 миллиона флоринов. Однопроцентный налог дополнительно принёс Испании 3300 тысяч флоринов.

Итоги деятельности Герцога Альбы

Стремление Альбы навести порядок в Нидерландах и превратить их в послушных подданных короне закончилось неудачей. Жестокость наместника встретила сопротивление со стороны нидерландцев. Вместо наёмных отрядов по примеру принца Оранского местные жители объявили испанским войскам партизанскую войну. В лесах Фландрии и Гениегау обитали летучие отряды лесных гёзов. Морские просторы бороздили морские гёзы. Их действия были кратковременными, но результативными. Они убивали доносчиков и испанских солдат, католических священников и ненавистных чиновников.

В 1573 году герцог Альба был отозван королём обратно в Испанию. С наложенной на него миссией он не справился.

6.2.1. Как герцог Альба подготовил Нидерландскую революцию

Читайте также

В революцию – «под Парвусом»[64]

В революцию – «под Парвусом»[64] Во второй декаде октября 1924 года в «Правде» появился некролог, подписанный Карлом Радеком. Он начинался следующими тщательно обдуманными словами: «В Берлине скончался от удара в возрасте 55 лет Гельфанд-Парвус. Молодое поколение знает это

Сталин не подготовил страну к войне

Сталин не подготовил страну к войне Все просчёты и поражения начального периода Великой Отечественной войны Хрущёв приписал исключительно И.В. Сталину. Скользя по поверхности фактов, Никита Сергеевич, подобно ловкому фокуснику, «ошарашивал» слушателей эффектными

16. Город Альба на реке Тибр и город Ярославль на Волге Белая свинья и тридцать сосущих её белых поросят

16. Город Альба на реке Тибр и город Ярославль на Волге Белая свинья и тридцать сосущих её белых поросят В самом начале странствий Энея ему было дано «пророчество», фрагмент которого мы уже цитировали. Было предсказано, что Энею предстоит ДОЛГИЙ путь в Италию-Латинию

Начало контрнаступления на революцию

Начало контрнаступления на революцию Так случилось, что убийство Сергея Александровича произошло за две недели до того, как были обнародованы два самых значительных документа, положивших начало глубокому расколу в рядах участников революции. 18 февраля был опубликован

16. Город Альба на реке Тибр и город Ярославль на Волге Белая свинья и тридцать сосущих ее белых поросят

16. Город Альба на реке Тибр и город Ярославль на Волге Белая свинья и тридцать сосущих ее белых поросят В самом начале странствий Энея ему дано «пророчество», фрагмент которого мы уже цитировали. Было предсказано, что Энею предстоит ДОЛГИЙ путь в Италию-Латинию (Рутению —

Глава 3 кто шел в революцию

Глава 3 кто шел в революцию ВведениеПеред нами стоит большая и в действительности новая задача — понять, почему развитие капитализма в России привело к революции, которая взорвала сословное общество и государство, но в то же время открыла дорогу вовсе не рыночной

АЛЬБА ЛОНГА

АЛЬБА ЛОНГА Предтечей Рима считается город Альба Лонга, находившийся в 20 километрах к юго-востоку от тогда еще не существовавшего Рима. По преданию, Альба Лонга был основан в 1152 году до н. э. либо троянцем Энеем, либо его сыном Асканием, принявшим позднее имя Юлий или Юл и

ФЕРНАНДО АЛЬВАРЕС ДЕ ТОЛЕДО, ГЕРЦОГ АЛЬБА (1507—1582) Герцог, испанский военачальник и государственный деятель.

ФЕРНАНДО АЛЬВАРЕС ДЕ ТОЛЕДО, ГЕРЦОГ АЛЬБА (1507—1582) Герцог, испанский военачальник и государственный деятель. Герцог Альба был потомком одного из знатнейших кастильских родов, традиционно несших воинскую службу – и дед, и отец герцога были военными.В возрасте трех лет

3.

Распадение ленных владений Генриха VI после его смерти. — Филипп Швабский, герцог Тосканский. — Марквальд, герцог Равеннский. —Конрад, герцог Сполетский. — Тусцинский союз городов. — Восстановление наследия церкви. — Возвышение в Риме народной партии. — Иоанн Капоччи и Иоанн Пьерлеоне Райнерий. —

3. Распадение ленных владений Генриха VI после его смерти. — Филипп Швабский, герцог Тосканский. — Марквальд, герцог Равеннский. —Конрад, герцог Сполетский. — Тусцинский союз городов. — Восстановление наследия церкви. — Возвышение в Риме народной партии. — Иоанн Капоччи

В 2010 году Фоменко А.Т. подготовил новую редакцию семитомника «Хронология» (серия А — «История: вымысел или наука») Это издание заметно отличается от предыдущих

В 2010 году Фоменко А.Т. подготовил новую редакцию семитомника «Хронология» (серия А — «История: вымысел или наука») Это издание заметно отличается от предыдущих [1т] (А-1) Фоменко А.Т. Том 1. ЧИСЛА ПРОТИВ ЛЖИ. Математическое расследование прошлого. Критика хронологии

Даешь революцию!

Даешь революцию! В 1923 году троцкизм стал приобретать черты массового движения. Идеи у Троцкого были все те же.«Новый период открытых революционных боев за власть неизбежно выдвинет вопрос о государственных взаимоотношениях народов революционной Европы. Единственным

Ненавидевшая революцию

Ненавидевшая революцию 14 августа 1909 года Центральный Комитет партии социалистов-революционеров опубликовал следующее сообщение: «ЦК п. с. – р. доводит до всеобщего сведения, что Зинаида Федоровна Жученко урождённая Гернгросс, бывшая членом п.

с. – р. с сентября 1905 г.,

Но кто подготовил записку?

Но кто подготовил записку? Если внимательно присмотреться, то видно, что дата впечатана: число и год «24, 1947.», стоящие после «September», не находятся на одной линии и были явно впечатаны в готовый документ, что встречается в реальной жизни сплошь и рядом, когда документ

Тот ещё герцог

Фернандо Альварес де Толедо был третьим по счету герцогом Альба, а сегодня в Испании живет девятнадцатый носитель этого титула. Но, как правило, герцогом Альба называют именно третьего – и чаще всего в связи с так называемой Нидерландской революцией. Советская (а по инерции и российская) историография считала герцога палачом, безуспешно пытавшимся утопить в крови нарождавшуюся буржуазную социально-экономическую формацию. Похожий образ столетиями создавали и другие источники – английские, французские и, конечно, голландские. Например, роман «Легенда о Уленшпигеле» бельгийца Шарля де Костера. Но кем же на самом деле был человек, прозванный своими современниками Железным герцогом?

Будущий великий ученый-этнолог Лев Гумилев, сидя в местах не столь отдаленных, вместе с будущим писателем-фантастом Сергеем Снеговым создал пародийный текст «История отпадения Нидерландов от Испании», написанный на уголовном жаргоне – фене. О герцоге Альбе там сказано следующее: «Мадридская малина послала своим наместником герцога Альбу. Альба был тот герцог!» Читая историю уже на нормальном языке, приходится с этим согласиться.

Потомственный воин

Фернандо Альварес родился в 1507 году на родовых землях де Толедо. Спустя три года его отец погиб в сражении – испанцы неудачно попытались отбить у мавров остров Джебра, потеряв одиннадцать тысяч солдат. Поэтому юного Фернандо воспитывал его дедушка Фадрике, второй герцог Альба, опытный полководец и советник императора Карла V. Неудивительно, что старый воин передал своему потомку многие черты собственного характера. Впрочем, получил Фернандо и гуманистическое образование. А уже в семнадцать лет он отправляется на свою первую войну – против французов и наваррцев. В признание заслуг молодого человека при осаде Фуэнтерранбии его назначают губернатором этого города.

В 1531 году Фадрике де Толедо умирает, и Фернандо становится герцогом и приближенным императора Карла. Гораздо позже тот в адресованном своему наследнику «политическом завещании» опишет герцога Альбу как непревзойденного полководца и дипломата – которого, однако, ни в коем случае нельзя подпускать к управлению государством из-за его непомерных амбиций. Сам Карл V именно так и поступал, отправляя своего вассала с одной войны на другую. Вена, Венгрия, Тунис, германские княжества, Апеннины – где только не сражался воинственный герцог. Поначалу он управлял подразделениями, но со временем под командование Альбы все чаще отдавали всю испанскую армию в целом регионе. 

Годы и десятилетия, проведенные в изнурительных походах и жестоких битвах, принесли герцогу репутацию одного из самых способных полководцев Европы. Его боялись настолько, что начинали укреплять города и передвигать войска, даже если герцог со своей армией просто проходил мимо. Но какой ценой давалась такая слава? В своих войсках Альба поддерживал воистину железную дисциплину, насколько это вообще было возможно в эпоху наемных армий. Солдатам Альбы под страхом смерти запрещалось грабить и притеснять мирное население… без приказа. Но время от времени такие приказы отдавались. 

Дело было не только в бескомпромиссной натуре герцога, привыкшего предоставлять своим врагам выбор между сдачей и смертью. Как правило, Испания сражалась на нескольких фронтах сразу – и на обоих возникал недостаток средств. Наемники, которые покупали даже порох и пули, начинали роптать. Единственным средством пресечь зарождающийся бунт были новые налоги либо же – санкционированные грабежи тех, кто дал для этого повод.

А еще Альба был одним из немногих полководцев своего времени, в полной мере понимавших важность логистики. Солдаты герцога всегда снабжались так хорошо, как только это было возможно. Кровопролитным генеральным сражениям он предпочитал обходные маневры и изматывание противника. Такая тактика не очень-то сочеталась с тогдашними идеями благородного ведения войны – но неизменно приносила победы. К тому же герцог, который был большим ценителем огнестрельного оружия, насыщал свои войска большим количеством мушкетов – чему неприятели бывали очень не рады.

Нельзя сказать, что в жизни Альбы не существовало ничего, кроме войны. Так, сражаясь в Венгрии еще совсем молодым человеком, он сумел получить двадцатидневный отпуск. Фернандо гнал лошадей, как только мог, в общей сложности потратив на дорогу домой и обратно семнадцать дней. И все для того, чтобы побыть со своей супругой, которая была больна. Впрочем, столь трогательное проявление заботы не помешало Альбе стать отцом незаконнорожденного сына.

Да и на государственном поприще герцог достиг немалых успехов еще при императоре Карле. Сначала Альбу сделали кавалером престижного рыцарского ордена Золотого руна, затем – мажордомом. Это была очень высокая должность, дававшая герцогу немалые полномочия и дипломатический вес. Достаточно сказать, что в этом качестве Альба занимался подготовкой наследника Карла, будущего короля Филиппа II, и вел переговоры от лица своего короля.

Кровавый совет

Между тем буря уже приближалась – ее несла разворачивающаяся Реформация. Некогда единая католическая Европа разделилась на католиков и протестантов. Не избежали подобной участи провинции на территории современной Голландии. В 1562 году в регионе вспыхнуло иконоборческое восстание, разжигаемое проповедниками-кальвинистами. Его поддержала часть местных дворян – из политических или религиозных соображений. Вспыхивали стычки между штурмовавшими церкви иконоборцами и отрядами католического ополчения. 

В то время испанскими Нидерландами управляла Маргарита Пармская, внебрачная дочь императора Карла V. Она пошла на серьезные уступки, пообещав ограничить деятельность инквизиции и разрешить исповедовать кальвинизм. Мятеж прекратился – на время. Но король Филипп, который, в отличие от своего отца, не знал и не любил свои нидерландские владения, не был готов подтвердить эти обещания. Поэтому отправленного в Нидерланды во главе десяти тысячи солдат герцога Альбу обратно не отозвали. Больше того, благодаря активному набору наемников в очень короткие сроки армия герцога пополнилась десятками тысяч солдат. Мятежники и просто протестанты принялись покидать свои дома в страхе перед испанской яростью. Как оказалось, не зря.

Прибывший в Нидерланды герцог обладал большими полномочиями, чем Маргарита Пармская, поэтому вскоре она вышла в отставку и уехала в Италию. Альба же развернул «Совет по делам беспорядков», по сути – трибунал, наказывающий за преступления против короны. Основной мерой наказания служила конфискация имущества, но и смертных приговоров было вынесено немало – более тысячи за несколько лет существования совета. Голландцы, а вслед за ними англичане и французы окрестили этот карательный орган «Кровавый совет». 

В числе казненных были влиятельные дворяне – граф Эгмонт и граф Горн, противники инквизиции во Фландрии. Решение было вполне в духе герцога – он не имел никаких проблем как с продвижением талантливых простолюдинов в своей армии, так и с казнью самых влиятельных аристократов. Среди них должен был оказаться и Вильгельм Оранский, будущий лидер «революции». Однако он не явился на трибунал, а вместо этого бежал в свои немецкие владения и стал готовиться к войне – собирать наемников и финансировать морских гезов, грозных голландских корсаров.  

Огонь религиозной войны

В мае 1568 года три тысячи солдат Вильгельма вторглись на территорию Нидерландов и поначалу имели некоторый успех, но в итоге были наголову разбиты Альбой, который потерял 300 солдат против 7000 вражеских. Тогда еще никто не понимал, что началась Восьмидесятилетняя война. 

Вторжения Оранского не имели успеха до тех пор, пока выдворенные из английских портов морские гезы внезапной и стремительной атакой не захватили порт Бриль. Именно тогда в Нидерландах началось полномасштабное восстание, в конечном итоге разделившее территорию провинций на мятежный север и лояльный короне юг.

Боевые действия отличались крайней жестокостью – с обеих сторон. Так, восставшие из-за невыплаты жалованья испанские наемники разорили Антверпен, в результате чего погибло около семи тысяч человек. Жгли города и по приказу Альбы – «чтобы гвоздей в домах не осталось». Особенно этим отличался Фабрике, сын и наследник герцога. Но если принявших его условия герцог щадил, истребляя только гарнизон или вовсе щадя город, то повстанцы такой щепетильностью похвастаться не могли. Впрочем, этого все равно хватило для того, чтобы Альбу стали называть Железным герцогом.

Не раз и не два прославленный генерал был близок к тому, чтобы задавить восстание. Но ему это так и не удалось. Причин было много – начиная с личных качеств Альбы вроде чрезмерного (хотя и большей частью оправданного) самомнения и заканчивая объективными причинами вроде постоянной нехватки средств. Альба горько замечал, что ему хочется биться головой об стену, когда он узнает о тратах на бесполезную, с его точки зрения, войну с турками. Испания была вынуждена балансировать между несколькими конфликтами сразу, в итоге теряя возможность победить хотя бы в одном. 

Что интересно: за годы до войны герцог предупреждал своего монарха, что удержать Фландрию будет очень трудно, а цена будет непомерной. В итоге именно он оказался тем, кто пытался сохранить власть короля во вспыхнувшей бунтом провинции.

«Железный апельсин»

Герцог был немолод еще на момент отправки в Нидерланды – ему было уже шестьдесят. Новая военная кампания не добавила ему здоровья. Кроме того, у него было множество политических противников – не только извне, но и внутри Испании. Одерживавший победу за победой Альба в результате сомнительных обвинений был отозван из страны. Проводились разбирательства, ему припоминали старые придворные грехи, подчиненные Альбы страдали вместе со своим командиром… 

Впрочем, за несколько лет до смерти он снова понадобился королю – восстала Португалия. Вряд ли Железный герцог был удивлен. В конце концов, именно ему принадлежит цитата: «Короли используют людей как апельсины: они выдавливают сок и выбрасывают кожуру». Глубокий старик разбил повстанцев и в 1580 году взял Лисабон, за что ему был пожалован титул вице-короля. Через два года герцог умер.

Был ли Альба жестоким и безжалостным палачом? По современным меркам – безусловно. Отличался ли он от своих противников по другую сторону баррикад? Скорее нет. Можно встретить мнение, что если бы Альба умер до начала кампании во Фландрии, то его бы запомнили как одного из самых благородных дворян Испании. Однако он прожил и провоевал дольше – в результате оставшись в истории кем-то вроде чудовища, каковым он, конечно, не являлся. Но историю, как известно, пишут победители, а в исторической перспективе Испания проиграла. В любом случае слова из гумилевской пародии: «Альба был правильный полководец» – можно было бы выбить на памятнике герцогу.


Альба (Alba), (Альварес де Толедо – Alvarez de Toledo), Фернандо — Биограпедия

  • Художник — Антонио Моро.

Альба (Alba), (Альварес де Толедо – Alvarez de Toledo), Фернандо (29.10.1507, Piedrahita – 21.01.1582, Tomar), герцог – испанский государственный деятель, главный военный советник и полководец императора Карла V и короля Филиппа II. В возрасте четырёх лет потерял отца, погибшего в стычке с маврами. С детских лет увлекался рассказами о битвах с маврами и другими врагами Испании, романтическими повестями о подвигах испанских завоевателей – конкистадоров. Часами блуждал он по мрачным, пустынным залам родового замка, разглядывая, как зачарованный, потемневшие портреты своих предков. На них были изображены суровые воины и священники. Блестящие латы рыцарей перемежались с чёрными сутанами монахов. Его опекун и немногие окружавшие его наставники с ранних лет воспитывали у Фердинанда жажду боевых подвигов, презрение ко всем, кто не был испанским дворянином, ненависть к врагам Испании и католической церкви, религиозный фанатизм. С юных лет он был смел, жесток и фанатичен и рано обнаружил полководческие таланты. В возрасте 16 лет он бежал от опекуна и присоединился к испанским войскам и проявил такую доблесть, что, несмотря на молодость и неопытность, был назначен губернатором завоёванного города (Фонтарабия). Последующие годы жизни Фердинанда де Толедо, после женитьбы получившего титул герцога Альбы, наполнены военными походами, дипломатическими миссиями, деятельностью в Королевском совете. Он сделал блестящую военную карьеру при Карле V и стал любимцем императора. Он много способствовал реорганизации испанской армии, сыграл важную роль в военных кампаниях в Тунисе (1535) против Османской империи, в Германии (1546–1548) против протестантских князей, в Италии (1556–1557) против папы римского Павла IV и Франции. Успехи императора в борьбе с протестантскими князьями в Германии целиком приписывались полководческому искусству Альбы. Король Фердинанд, брат Карла V, несмотря на личную неприязнь к чванливому герцогу, вынужден был сказать ему: «Вы укрепили императорскую корону на голове моего брата и королевскую корону на моей голове, даже больше: вы сделали его императором, а меня королем». Доверие императора Карла V к герцогу Альбе было безгранично, он сделал его воспитателем своего единственного сына и наследника испанского престола – Филиппа, и, отрекшись от престола, рекомендовал Филиппу II герцога Альбу как самого преданного и надёжного слугу. При дворе Филиппа II Альба достиг высших почестей и должностей, но был всеми ненавидим за свое высокомерие и гордыню. Характер его к этому времени значительно изменился. Боевой задор юного новичка сменила холодная рассудительность и железная выдержка опытного полководца. Религиозный фанатизм усилился до свирепого изуверства. Чувство превосходства над окружающими вырвалось в надменную спесь, а приверженность к строгой дисциплине превратилась в безграничный деспотизм. В 1567–1573 гг. герцог Альба – наместник Филиппа II в восставших Нидерландах, где установил кровавую диктатуру. К моменту назначения в нидерландскую экспедицию Альба был высоким стариком с сухощавой и прямой, как палка, фигурой, маленькой головой, узким и длинным лицом, побуревшим за годы походной жизни. На грудь его ниспадала длинная седая борода, а из-под насупленных бровей смотрели суровые глаза, излучавшие недоверие, надменность и жестокость. Вот этому человеку и было поручено дело усмирения восставших Нидерландов (1567). Долгий путь армии герцога Альбы из Милана, откуда он выступил, пролегал через крутые отроги Альп, Савойю, Франш-Конте, Лотарингию и Люксембург. Сам Альба командовал авангардом, главное же войско двигалось под командованием его сына – Фредерика де Толедо, великого приора Кастилии. Это были закалёные в боях солдаты, не знавшие страха, но в то же время свирепые, жадные до грабежа и наживы и готовые в любую минуту взбунтоваться даже против своих командиров. За войсками тащились пушки различного калибра. В Люксембурге к войскам Альбы присоединились ещё немецкие «чёрные рейтары». Своё название эти кавалеристы получили по ёрному цвету воронёных панцирей и шлемов. Вступив в Нидерланды, герцог Альба захватил власть в свои руки, хотя формально он был только командующим войском, а правительницей Нидерландов была Маргарита, дочь императора Карла V. Инструкциями короля Филиппа герцогу Альбе предписывалось карать всех мятежников, еретиков и подозрительных. Альба расположил воинские гарнизоны во всех крупных городах, грубая солдатня избивала и грабила местное население. Учреждения страны были парализованы, законы и вольности попирались. Маргарита, правительница Нидерландов, в этих условиях вымолила у короля Филиппа разрешение покинуть Нидерланды. Альба стал единоличным правителем страны. Программу свою он выразил так: «Бесконечно лучше сохранить для Бога и короля государство обедневшее и даже разоренное, чем видеть его в цветущем состоянии для сатаны и его пособников-еретиков». Альба учредил «Совет по делам о беспорядках», прозванный в народе «кровавым советом», вся страна покрылась виселицами, на которых вешали бунтовщиков и еретиков, а за недостатком виселиц вешали на деревьях, на выступах городских стен или сжигали на кострах. Однако свободолюбивый нидерландский народ не дал себя поставить на колени. В стране началась партизанская война. Возмущённые террором Альбы, ремесленники, крестьяне мелкие лавочники скрывались в лесах (лесные гёзы), создавали вооружённые отряды, громили небольшие отряды испанцев, уничтожали католических священников, являвшихся пособниками и агентами испанцев. В северных провинциях, население которых издавна занималось рыболовством и мореплаванием, рыбаки и матросы садились на свои маленькие и подвижные парусные суда и открывали боевые действия против испанского флота. В отличие от лесных гёзов, их называли морскими гёзами. По образному выражению одного историка, эти «нищие [гёзы] просили милостыню жерлами своих пушек». День и ночь бороздили они море в поисках врага, и повсюду, где они его встречали, пылали и шли ко дну испанские корабли. Морские гёзы были безжалостны, пленных они не брали. Со временем морские гёзы организовались и от разрозненных действий перешли к согласованным операциям крупного масштаба. Во главе флота морских гёзов встал отчаянно смелый и жестокий дворянин по имени Гильом де ла Марк. Будучи родственником казненного испанцами графа Эгмонта, он дал клятву не бриться и не стричься, покуда месть его герцогу Альбе не будет удовлетворена. Зверства Альбы только укрепляли решимость народа. И скоро рухнули надежды герцога Альбы на покорение Нидерландов, повсюду он встречал отчаянное сопротивление, ненависть и проклятия. Наемники, из которых состояла армия Альбы, роптали. В разных местах вспыхивали мятежи. Армия, с блеском вступившая в Нидерланды, превратилась в разрозненные банды мародёров, мятежников и оборванцев. Филиппу II стало ясно, что Альба зарвался. Политика репрессий оказалась неэффективной, в Мадриде решили отозвать незадачливого тирана Нидерландов. Герцог Альба получил от короля Филиппа ледяную отповедь: «Король не имеет столько денег, чтобы удовлетворить его жадность, но он без труда найдет герцогу преемника, искусного и верного, который посредством умеренности и снисхождения прекратит войну, которую Альба не может закончить с оружием в руках». В декабре 1573 г. Альба, передав дела новому правителю, Рекезенсу, выехал в Испанию. Он ещё послужил испанской монархии, в 1580-1581 гг. завоевал Португалию, овладел Лиссабоном, опять же выказал при этом неслыханную жестокость.

__________________________________

Зимы становятся всё теплее, и спрос на зонты растёт. Оригинальный зонт поможет расположить к себе окружающих. Пользоваться таким подарком приятно. Подбирать такой товар по своему вкусу — тоже удовольствие. Сделать это можно по ссылке в магазине.

Facebook

Twitter

Мой мир

Вконтакте

Одноклассники

Google+

Кровавый Совет и его вдохновитель герцог Альба: valerongrach — LiveJournal


450 лет в Нидерландах был создан один из самых знаменитых и жестоких Советов, когда либо существовавших в истории. Для подавления вспыхнувшего в этой испанской провинции мятежа наместник Нидерландов герцог Альба учредил Совет по делам о мятежах. Впрочем, его быстро стали называть Кровавым Советом и было за что.

Во второй половине XVI века в Нидерландах вспыхивали восстание за восстанием. Для усмирения король Филипп II принимает решение послать туда герцога Альбу с армией. Это привело к жесточайшему террору и окончательному отпадению Голландии и ее выходу из испанского подданства.

Он начал свою деятельность с того, что приказал схватить графов Эгмонта и Горна – представителей наиболее знатных фамилий Нидерландов. Но в ловушку не попался Вильгельм Оранский, прозванный Молчаливым. И именно он возглавит в дальнейшем борьбу за независимость Соединенных провинций.

В Совет по делам о беспорядках или Совете при главнокомандующем было 12 судей, самым знаменитым из которых стал Хуан де Варгас. Начался террор, в ходе которого подозреваемых в мятеже и ереси хватали повсюду. Особенно отличились подручные Альбы в 1568 году, когда в «Зловещую среду» в Брюсселе арестовали за ночь 500 человек и приговорили их к смерти.

Сам Альба писал королю Филиппу II «Я собираюсь арестовать самых богатых и опасных мятежников. Мне постоянно приходится разбирать каждое их дело, потому что мне докучают прошениями и ходатайствами по каждому случаю. Они совсем замучили меня своими приставаниями».

В общей сложности Кровавым советом приговорено к смерти 8949 человек. Это только те, кто дожили до суда, то есть что-то собой представляли. А бедняков просто вешали сразу. К слову, об этом стоит знать тем, кто любит хаять Ивана Грозного, правившего в ту же эпоху. Его Синодик, который как считается, содержит список всех казненных за время его царствования, намного меньше по объемам. Стоит отметить, что кроме почти 9 тысяч казненных, Совет еще и изгнал более 11 тысяч человек.

В итоге Нидерланды Альба, конечно, запугал. Но результат оказался обратным. Денежный кошелек испанской короны, которой в сущности была эта страна, опустел. Города были опустошены, а самые деятельные и энергичные сбежали. В лучшем случае в северные, особенно бунтовавшие провинции, отделившиеся от Испании. Тысячи людей просто бежали в германские княжества.

Император Священной Римской Империи Максимилиан даже выразил протест против того, что творилось в Нидерландах. Но Филипп II поддержал Альбу, ответив своему оппоненту – «Все это я сделал ради замирения провинций и защиты католической веры. Я сделал бы то же самое, даже если бы это вызвало всеобщий мятеж в Нидерландах и даже если бы весь мир лежал в руинах». В итоге победил Вильгельм Оранский, создавший таки независимую Голландию, хоть в нее и не вошла вся территория Нидерландов.

А Альбу в 1573 году отозвали из страны. Его миссия кончилась позорным провалом. На место Альбы назначили Луиса де Реквенсенса, получившего приказ быть гибче. Следом прекратил свое существование и печально известный Кровавый Совет.

Герцог Альба: краткая биография

Фернандо Альварес де Толедо, герцог Альба, биография которого сообщает много интересных фактов о его жизни и деятельности, родился в 1507 году. Это был известный испанский генерал, а также популярный государственный деятель. Из-за своей жестокости получил прозвище "Железный герцог".

Детство и юность будущего кровавого герцога

Фернандо де Толеда появился на свет 29 октября 1508 года в одной из старейших и уважаемых дворянских семей Испании. Отец его умер, когда Альварес де Толедо был еще в малолетнем возрасте, далее его воспитанием занимался строгий дед. Он прилагал максимум усилий, чтобы вырастить из мальчика ярого католика, верного слугу царю и дисциплинированного солдата. В возрасте шестнадцати лет герцог Альба уже служит офицером в кампаниях императора Карла Пятого против французов.

С 1531 года Фернандо играл ведущую роль в операциях против турок. Более того, был произведен в генералы спустя два года и отличился во время осады Туниса в 1535 году. После защиты Перпиньян от французского нападения в 1542-м он был назначен Карлом Пятым военным советником при его преемнике Филиппе.

Наиболее известные даты сражений

Герцог Альба командовал кавалерией, которая в значительной степени способствовала императорской победе при Мюльберге в 1547 году. А спустя уже пять лет Фернандо Альварес взял на себя общее командование испанскими силами в Италии. Тем не менее, герцог не может предотвратить поражение имперских сил, как следствие это привело к отречению императора в 1556 году.

Филипп Второй, став королем Испании, назначил Фернандо де Толеда губернатором Милана, а также главнокомандующим военными силами Италии. Там герцог Альба ведет войну против папской армии Павла Четвертого, который являлся французским союзником, стоя во главе двенадцати тысяч испанских солдат. Избегая при этом прямого нападения на Рим, чтобы не было повторения 1527 года.

Хитрость Папы, или Полная победа Фернандо

Папа сделал вид, что призывает противников к перемирию, надеясь, что в это время подтянутся французские войска, но испанцы перехватили их и победили в битве при Сан-Квентине. А без поддержки ожидаемых армий папские войска были разбиты. Фернандо Альварес заставил Папу принять мир в 1557 году, что обеспечило испанское господство в Италии более чем на сто лет.

В этом же году между монархами Испании и Франции в городе Като-Камбрези было заключено перемирие. Пока длился этот договор, итальянский полуостров находился в длительном состоянии покоя. А следующий знаменательный этап в биографии известного Фернандо - поход герцога Альбы в 1567 году и его дальнейшее правление в Нидерландах, которое оставило глубокий след в истории в связи с жестокими и кровавыми событиями.

Кровавые деяния знаменитого герцога

В августе 1566 г. в Нидерландах произошло Иконоборческое восстание, в ходе которого был разграблен или вообще уничтожен ряд не только монастырей, но и церквей, а также католические статуи. Для решения возникших гражданских и религиозных вопросов король Филипп Второй отправил Фернандо во главе отборной армии в Нидерланды. Там герцог Альба, биография которого подробно останавливается на этом периоде, оставил о себе наиболее кровавые воспоминания.

Фернандо вступил на территорию Брюсселя 22 августа 1567 года и занял пост генерал-губернатора. И уже через несколько дней основал "Кровавый Совет", чтобы подавить ересь и бунт. Этот Совет работает с суровой строгостью. Даже двух наиболее важных и известных дворян страны, графов, глав фламандской знати, Эгмонта и Горна, арестовали и предали суду. Впоследствии они были казнены.

Новая система налогообложения

Также казням были подвергнуты более одной тысячи мужчин всех рангов, а многие бежали за границу в целях безопасности. Всех, кого осудили, казнили 5 июня 1568 года на Ратушной площади в Брюсселе. Герцог Альба, обладающий жестким характером, не был уверен во фламандской справедливости. Он воспринимал ее как симпатию к подсудимым. Поэтому Фернандо Альварес предпочитал казнь при многочисленных свидетелях.

Содержание войск во Фландрии повлекло за собой значительные экономические затраты. И кровавый герцог Альба решил ввести новый вид налогообложения в странах Бенилюкса, основанный преимущественно на испанской системе налогов в размере десяти процентов на каждой передаче товара. Многие провинции на тот момент выкупили свой путь по единовременным выплатам, в связи с этим началось глубокое беспокойство, что процветание стран Бенилюкса подрывается.

Отказ от выплаты налогов, или Мятежные восстания

Некоторые жители отказываются выплачивать "десятину", как прозвали этот налог, и начался бунт, быстро распространяющийся по всем Нидерландам. Принц Оранский по прозвищу Уильям Тихий обратился к гугенотам Франции, чтобы они предоставили необходимую поддержку, и стал поддерживать мятежников. Он вместе с войсками из Франции взял много территорий.

А осада Харлема характеризуется жестокими действиями с обеих сторон. Окончилась она сдачей города и потерей около двух тысяч человек. Благодаря длительным военным кампаниям и жестоким репрессиям повстанческих граждан, которые проводил герцог Альба, Нидерланды закрепили за ним прозвище "железный герцог".

Его репутация была использована в целях пропаганды среди мятежников и для дальнейшего воздействия на антииспанские настроения. Фернандо оставался популярен и в испанских войсках, где он, не колеблясь ни единой минуты, всегда мог безошибочно угадать настроение людей.

Возвращение в Испанию, или Последние годы жизни

Несмотря на продолжающиеся военные действия, ситуация в Нидерландах оказывается не в пользу Испании. После многочисленных репрессий, которые продолжались на протяжении пяти лет, около пяти тысяч казней и постоянных жалоб Филипп Второй решил облегчить ситуацию, разрешив Фернандо де Толеда вернуться в Испанию.

Герцог отплыл из Голландии, по-прежнему раздираемой восстаниями, 18 декабря 1573 года. По возвращении в Испанию Фернандо оказался в немилости у короля. Тем не менее, спустя семь лет Филипп Второй поручил завоевание Португалии именно ему.

Фернандо Альварес женился в 1527 году на своей кузине Марии Энрике де Толедо. От этого брака у него осталось четверо наследников: Гарсия, Фадрике, Диего и Беатрис. Есть также документальные сведения, что первый его ребенок был внебрачным, который появился на свет от дочери мельника.

Герцог Альба, фото которого, конечно, мало известно обычному человеку, но зато хорошо знакомо любому историку, изучающему биографии таких выдающихся личностей, умер в Лиссабоне 11 декабря 1582 года. Останки Фернандо перенесли в Альба-де-Тормес и похоронили в монастыре Сан-Леонардо.

Фернандо Альварец Толедский : Великий герцог Альба - 2

Фернандо Альварец Толедский : Великий герцог Альба – 1

Продолжение

ВОЙНА НА МОРЕ

В 1669 AD Вильгельм Оранский назначил Адриана де Берга адмиралом флота морских гезов, и последние обязались отдавать принцу треть своей добычи на военные расходы.

Герцог Альба в начале войны, вероятно не воспринимал в полной мере опасности, грозившей испанскому владычеству от морских гезов; между тем, несомненно, что именно последние сыграли решающую роль в войне за отделение 7 провинций .

Mopские силы, которыми располагали испанцы при начале войны, состояли, главным образом, из фламандских судов, которыми командовал находившийся на испанской службе фламандский адмирал Франциск ван Босхюйзен.

7 июля 1568 AD последний был атакован Сонои и Томасом и потерял 4 корабля. По мере того, как страсти воюющих сторон разгорались, морские гезы, одушевляемые целым рядом успехов, делались всё смелее и начали нападать на испанцев, даже не имея преимущества в силах над последними.

В 1569 AD морские гезы завладели двумя караванами торговых судов, шедших из Балтийского моря, несмотря на то, что большая часть их принадлежала нейтральным державам.

Протесты держав принудили Вильгельма Оранского подтвердить де Бергу приказание придерживаться правил морской войны и не забирать нейтральных судов, хотя сделано это было с оригинальной оговоркой: "если эти суда принадлежат христианам " (то есть протестантам).

Весной 1570 AD, после взятия испанцами островов Амеланд и Тер-Шеллинг, служивших базами морским гезам, один из генералов герцога Альбы, Гаспар Роблес, перенёс центр операций от г. Дельфциль на Эмс, атаковал морских гезов в проливе Фли, против г. Харлинтен, и нанёс им жестокое поражение; однако, небольшие отряды морских гезов продолжали нападать врасплох на отдельные города побережья.

Чтобы прекратить грабительские набеги, герцог Альба сосредоточил y устья р. Эмс, под командой ван Босхюйзена, 12 амстердамских кораблей, к которым присоединилось несколько судов, вооружённых городами Хорн и Энкхюйзен.

Командование соединённой эскадрой было поручено графу де Боссю, против которого морские гезы выслали Яна ван Тройена, опытного корсара, с небольшим отрядом судов.

Сначала ван Тройен действовал успешно, но вскоре ему пришлось укрыться в Англии.

Однако, несмотря на частичные успехи испанцев на море, голландцы постепенно очищали от них города северной Голландии и, наконец, 10 июля 1570 AD соединёные силы морских гезов разбили испанский флот в 54 корабля, с которым прибыл заместитель герцога Альбы, герцог Медина Сели, a на следующий день захватили торговый караван из Лиссабона.

Ценность каравана была так значительна, что дала голландцам средства на ведение войны в течение 2 лет: команды судов отказались от причитавшихся им призовых денег.

Тем не менее, некоторые вожди морских гезов, как, например Вильгельм де ла Марк, своей жестокостью и отсутствием дисциплины все ещё напоминали скорее пиратов, чем предводителей регулярных морских сил.

Лишь понемногу, путём назначения правительственных адмиралов, не стеснявшихся суровых мер, Вильгельму Оранскому удалось завести более строгую дисциплину в этом пиратском флоте.

В 1571 AD первый такой адмирал, Гилен де Фиен, с 3 большими и 23 малыми судами разбил испанскую эскадру в 33 корабля и разрушил г. Мюникедам.

По представлению герцога Альбы королева Елизавета приказала всем голландским судам покинуть английские порты, в которых они укрывались со своими призами.

Временно заменявший Гилена Вильгельм де ла Марк вследствие этого перешёл из Англии в Голландию более чем с 40 кораблями, захватил г. Енкхюйзен, пополнил свои запасы с захваченного каравана судов, шедших с хлебом из Балтики, появился перед г. Бриелем и 1 апреля 1572 AD взял этот город, a вслед за ним занял устья р. Шельды и Флиссинген.

В октябре того же года голландцы захватили в р. Фли два испанских корабля и около 33 торговых судов.

Все попытки герцога Альбы вернуть Бриель были безуспешны.

Временно заменявший герцога Хуан де ла Серда действовал также неудачно; голландцам удалось в виду испанского флота захватить 26 судов лиссабонского каравана с припасами и деньгами для испанцев, a затем и несколько военных кораблей.

В 1573 AD испанцы были принуждены снять осаду г. Алькмаара, a 11 октября голландский адмирал Корнелий Диксзоон разбил в Зюдерзее сильнейший испанский флот графа де Боссю, причем корабль последнего “Инквизиция” был взят в плен. Граф де Боссю был отпущен на свободу только в 1576 AD, после Гентского замирения.

Сражение 11 октября 1573 AD между испанцами и голландскими конфедератами.

Герцог Альба, для овладения полуостровом Голландией, действовал со стороны моря двумя эскадрами, опиравшимися на Антверпен и Амстердам.

Последней эскадрой осенью 1573 AD командовал граф Боссю, флаг которого был поднят на корабле, носившем особо ненавистное имя для конфедератов, “Инквизиция”.

С своей стороны, последние приняли меры, чтобы не позволить испанскому флоту войти в Зюдерзее , для чего заградили выход реки Эй (Ye) затопленными судами с камнем.

Испанский флот с трудом преодолел это препятствие, и то только благодаря высокому приливу.

Корнель Тьерри, командовавший флотом конфедератов, собрал военный совет, который решил, что атаковать испанцев в устье р. Эй невыгодно, а потому флот вышел через Пампус в Зюдерзее .

Боссю принял это за бегство противника и, считая, что со стороны Зюдерзее ему уже нечего опасаться, занялся операциями на сухом пути.

Между тем, флот конфедератов, все усиливался подкреплениями из Хоорна и Энкуйзена.

В происшедшей 3 октября стычке испанцы потеряли 2 судна, но так как в ней был ранен Тьерри, то Боссю продолжал бездействозать на море, и флот его не выходил из Пампуса.

Между тем, заместитель Тьерри адмирал Диркзон 11 октября атаковал испанскую эскадру.

Ожесточённый бой продолжался целые сутки. Испанцы были разбиты наголову, и сам Боссю, выказавший чудеса храбрости, попал в плен, после чего испанские суда сдались. Только несколько человек достигли Амстердама, чтобы сообщить печальную весть герцогу Альбе.

Антверпенская эскадра тоже ничего не сделала, — бурные погоды не позволили ей приступить к операциям.

Эти неудачи привели герцога Альбу к решению просить о своем отозвании, и 2 декабря он покинул Нидерланды. Численность эскадр, принимавших участие в бою в Зюдерзее, с точностью установить нельзя, так как различные источники слишком противоречат друг другу. (Du Sein, Histoire de la Marine de tous les peuples).

После неудачной осады г. Лейдена зимой 1573—74 AD герцог Альба был смещён и, за отказом герцога Медина-Сели принять пост наместника, заменён на  Дона Луиса де Реквесенса.

С этого времени испанскому владычеству в Голландии de facto настал конец, так как ни Реквесенс, ни преемник его, Дон Хуан Австрийский, не могли уже восстановить утерянного положения.

В 1588 AD, во время похода непобедимой армады, губернатор южных провинций не был в состоянии отправить подкрепления, которых просил y него начальник армады, герцог Медина Сидония, так как был заблокирован в Дюнкирхене флотом голландских Соединёных провинций.

Последний принял участие в окончательном разгроме армады после поражения её стихией и англичанами.

В 1596 AD Генеральные Штаты Голландии заключили союз с английской королевой Елизаветой против Испании (

ВТОРАЯ ЭКСПЕДИЦиЯ ОРАНЖИСТОВ

В течение 1571 AD Молчаливый деятельно занимался приготовлением к новой экспедиции, посылая своих агентов всюду, где представлялась надежда получить помощь.

1 апреля 1572 AD его приверженцы овладели крепостью Бриллем, жители которой присягнули ему как королевскому наместнику Голландии.

Это было началом нового восстания, скоро распространившегося по северным провинциям.

Пока происходили указанные события, Вильгельм Оранский оставался в Германии, занятый набором войск и добыванием денег.

Ему удалось набрать армию, состоявшую из 15 тысяч пехоты и 7 тысяч конницы, к которой присоединились 3 тысячи валлонцев.

7 июля он перешел через Рейн в Дуйсбурге, a 23-го, после сильной канонады, овладел Рермондом: здесь он оставался целый месяц, так как его войска за неполучением денег отказывались от дальнейшего похода в Нидерланды.

Получив наконец гарантию голландских городов на трехмесячное жалование, Вильгельм Оранский 27 августа перешёл Маас и двинулся через Дист, Тирлемон, Сихем, Лувен, Мехельн и Термонд на Уденард и Нивель.

Многие города впустили его войска, другие — откупались деньгами.

Между тем, город Монс, захваченный еще 24 мая 1572 AD братом Вильгельма, Людвигом Нассауским, с помощью французских гугенотов, был осаждён испанскими войсками дона Фредерика де Толедо и едва мог держаться.

Монс - главный город бельгийской провинции Геннегау, прежняя крепость с арсеналом, на р. Труиль и канале Конде, соединяющемся с Шельдою. Расположен в 52 км к юго-западу от Брюсселя, недалеко от французской границы.

Вскоре по овладении Монсом Людвиг послал графа Жанлиса во Францию за подкреплениями, обещанными ему Карлом IX, и просил его, ранее чем пытаться войти в город, соединиться с войсками Молчаливого и общими силами начать наступление к Монсу.

Но предводитель гугенотов пренебрег этим советом и 19 июля потерпел поражение в двух милях от Монса.

Лишь около сотни солдат успели войти в Монс, и это была единственная помощь, полученная Людвигом из Франции, на которую он возлагал огромные надежды.

Таково было положение дел, когда Вильгельм Оранский прибыл в Перонну, a герцог Альба — в лагерь осаждающих при Монсе (27 августа).

Положение Молчаливого снова оказалось критическим.

Атаковать Альбу в его лагере или послать подкрепление в осажденную крепость являлось делом невозможным.

Тем временем 11 сентября дон Фредерик с 4 тысячами занял деревню Сент-Флориан близ крепости, тогда как армия принца расположилась лагерем в полумиле от названной деревни, y Герминьи, откуда он пытался ввести подкрепления в Монс. В ночь на 12 сентября дон Фредерик сделал попытку атаковать неприятельский лагерь; отборный отряд из 600 мушкетеров, под началом Юлиана Ромеро, подкрался к передовым аванпостам оранжистов, перебил часовых и захватил инсургентов врасплох.

Испанцы два часа избивали врагов, не подозревавших, как мало было неприятеля.

Однако испанцы имели неосторожность зажечь палатки, и свет зарева показал инсургентам малочисленность нападавших. Но прежде чем они успели собраться для отпора, Ромеро увёл своих мушкетеров, потеряв в этой ночной экспедиции не более 50 человек, тогда как y оранжистов выбыло из строя более 600 человек.

Людвиг поспешил привести крепость в возможно лучшее оборонительное состояние, ожидая скорого появления герцога Альбы. В конце июня испанцы действительно обложили Монс под началом Фредерика Толедского.

Прибывший к осадной армии Альба ускорил подготовительные к осаде работы, построил новые батареи и открыл осадные действия.

Против города и, особенно, против ворот Бертамон и прикрывавшего их равелина был сосредоточен столь ужасный огонь, что его не выдерживали орудия.

Осаждённые противоставляли столь же отчаянное мужество, одушевляемые графом Людвигом.

Принц Оранский, двинувшийся с 25-тысячной армией на выручку брата, был вынужден обстоятельствами предоставить Монс его собственным силам. Осажденные, истощив все средства обороны и не ожидая помощи, капитулировали 6 сентября 1572 AD

После этого принц Оранский отвёл свою армию к Нивелю, послав уведомление брату об отчаянном положении дел и посоветовав ему сдаться на капитуляцию на возможно выгодных условиях (Монс сдался 19 сентября).

Вслед за тем он перешёл Маас и направился к Рейну. Перейдя Рейн в Орсуа, он распустил войска и один вернулся в Голландию.

Теперь уже он не мог надеяться на сбор новой армии, a между тем, уже начиналась знаменитая в истории Нидерландов осада Гарлема (с 10 декабря 1572 AD по 13 июля 1573 AD), окружённого войсками дона Фредерика Толедского.

Всеми способами старался молчаливый помочь Гарлему: отправлял съестные припасы и снаряды, сформировал в Лейдене 4-тысячный отряд де ла Марка, намереваясь ввести его в осаждённый город, a после поражения, нанесенного этому отряду испанскими войсками Ромеро, собрал новый отряд из 2 тысяч человек с 7 орудиями и несколькими фургонами снарядов, под началом Батенбурга.

Но этот отряд постигла такая же участь, как и первый.

В конце января ему удалось привезти в город запас пороху и хлеба на 170 санях через Гарлемское озеро, вместе с 400 человек подкреплений. Когда в конце февраля озеро вскрылось, Вильгельм Оранский обзавёлся несколькими десятками судов различных размеров.

  Ещё 1 апреля 1572 AD оранжисты овладели устьями Мааса, затем заняли Флиссинген и Зеландию; после этого восстали прочие провинции, и к концу года почти все Северные Нидерланды были заняты инсургентами.

Mopские столкновения стали происходить ежедневно, но 28 мая испанская эскадра Боссю нанесла поражение флоту инсургентов адмирала Бранда.

Война велась с неслыханной жестокостью, но перевес был на стороне Вильгельма; нидерландцы 2 раза одержали победу над испанским флотом.

По взятии Гаарлема испанцы обложили 31 октября 1573 AD и Лейден; эта блокада продолжалась затем и при преемнике Альбы, доне Реквесенсе, до 24 марта.

В ноябре Альба отказался от должности, его заменил дон Луис Реквесенс.

Несмотря на одержанную испанцами победу 14 апреля 1574 AD при Моокергейде, дела их шли все хуже.

В испанских войсках вспыхнули бунты (неполучение жалованья), a голландский флот вновь одержал победу при Антверпене, и осаду Лейдена испанцы должны были снять.

В 1573 AD Альба , после отзыва из Нидерландов, попал в немилость при дворе Филиппа.

Hо в 1580 AD он вновь был призван и во главе испанской армии завоевал Португалию, захватил Лиссабон и изгнал оттуда короля Дон-Антонио.

После Алькасаркивирской битвы, где погибла армия Себастиана Португальского, исп. король Филипп II  заявил права на корону Португалии как сын старшей сестры Иоанна III и двинул туда армию (22 тысячи пехоты, 2 тысячи кавалерии) герцога Альбы, в то время как испанский галерный флот маркиза де Санта-Крус отплыл к Лиссабону.

Сосредоточив войска y Бадахоса, 27 июня 1580 AD Альба перешел португальскую границу, намереваясь разбить армию дона Антонио, провозглашенного 24 июня 1580 AD в Лиссабоне королем.

Последовательно герцог овладел Эстремоцом, Сетубалем и Каскассом (в португальском Эстремадуре).

Несмотря на поддержку народа, король не мог одержать верх над закаленными в боях испанскими войсками, предводимыми таким отличным полководцем, как Альба.

8 дней стояли обе армии друг против друга при Алькантаре, y речки того же имени; наконец Альба после форсирования переправы атаковал претендента и после упорного боя нанёс ему поражение (25 августа 1580 AD). Вслед за тем герцог овладел Коимброй, Белемом (предместьем Лиссабона) и, наконец, португальской столицей.

Это был последний поход Альбы.

В 1582 AD он умер в Томаре, 74 лет от роду.

Независимо от выдающихся дарований полководца, Альба оставил после себя первое в Cinquecento военное сочинение "Dichiarazione о istruzione sopra gli obblighi che appartengono ad un maestro generale di campo ed altri ufficiali".

Кроме того, Aльбе приписывается введение в армию усовершенствованного ручного огнестрельного оружия: он вооружил своих солдат мушкетами вместо прежних аркебузов.

Однако Альба создал себе в истории имя не столько военными талантами, сколько теми мероприятиями, которой сопровождалось усмирение Нидерландов, протестантскому мифу об Альбе.

Протестантский миф о герцоге Альбе складывался по горячим следам событий и был призван дискредитировать королевскую власть как “организатора зверств”. Но и это еще не предел “коварства”.

Оказывается, что , мол, и Варфоломеевская ночь была спланирована семью годами раньше, во время встречи Екатерины Медичи с герцогом Альбой, будущим “душителем” Нидерландской “революции” (революцией протестантские радикалы величали антисистемный мятеж, вызванный стойким нежеланием мерзавцев платить  alcabala –5% налог на торговые сделки)

Кальвинистские агитаторы, не моргнув глазом, утверждали, что религия для Альбы — “только повод”, а действительным намерением является “довести Нидерланды до состояния турецкой тирании”.

Оранжисты спешили застолбить за собой и свежую “национальную” точку зрения, третируя своих оппонентов как “ненастоящих” голландцев.

Четвёртое сословие (финансово –торговый капитал) упрямо видела в себе соль земли, косясь на королевскую власть через призму новомодной политической теории.

Усмирение обрастало отвратительными подробностями — предательством друзей или умерщлёнными без суда. Уже говорили о десятки тысячах казнёных и умученных.

Мир рушился под игом государя, уже явившего свою “сатанинскую сущность”.

“Народу” принадлежало право произвести “необходимую и справедливую революцию”, отринув “короля-преступника” и его наместника.

Собственно конфессиональный и экономический конфликт был низведён до уровня прилагающейся подробности.

Кошмарный образ Альбы и “Кровавого совета” отныне был призван служить краеугольным камнем политической доктрины голландских протестантов и четвёртого сословия, ставящей целью обосновать разрыв с законной властью, открытую вооруженную борьбу и бесповоротное политическое отделение.

Художественная литература и кинематограф (особо вспоминается характерный совковый фильм об Уленшпигеле) по сей день тиражируют миф об Альбе, который начал складываться в кальвинистских памфлетах, спешно отпечатанных в Женеве и Амстердаме по горячим следам.

С их страниц сошли знакомый нам Альба, король  Филипп II, доходящее до невероятного “бесчинство” инквизиции и зверства католиков, безумная нелогичность поступков и страсти, захлестывающие всех.

Эта картина давно нуждается в уточнении.

Наделенный от природы железной волей, непреклонным характером и огромной энергией, выдержанный и бесстраштный, гордый и последовательный, Альба презирал всех, кто не разделял его  правой аксиологии.

Он воспитан был солдатом и с раннего детства привык к строгой дисциплине лагеря.

Повиновение и  сила, честь и долг, были для него единственным законом.

Никто другой не мог быть лучшим исполнителем намерений короля Филиппа II, для которого, благая цель мира и порядка в провинциях Бургундского кольца оправдывала жёсткие средства.

Суровая и прямолинейная натура Альбы не была способна подвергаться влиянию каких-либо рефлексий имморализма novus ordo.

Он не руководствовался никакими личными соображениями, и не было силы, которая могла бы отклонить его от того пути, который он себе избрал.

Управление его Нидерландами является единственным в истории по своей твёрдости и неуклонности.

Поставив себе задачей подавить мятеж и истребить всех антисистемных элементов в Нидерландах, Альба учредил для следствия над противниками короля особый трибунал, "Совет по делам мятежей", или, как его прозвала протестантская пропаганда, “Bloedraad” - "Кровавый Совет”.

Хотя этот "Кровавый Совет" состоял из лиц, назначенных самим Альбой, тем не менее, он потребовал себе y Филиппа право окончательных решений, не доверяя в "святом деле веры" судьям, неспособным к видению целого. 

"Вашему Величеству известно, — писал Альба, — что судьи неохотно решают дела, если нет явных доказательств, между тем действия государственной политики не должны подчиняться законам".

В королевском повелении, испрошенном Альбой в 1568 AD, все еретики Нидерландов, как отпавшие от истинной веры, были присуждены к смерти (за исключением особо поименованных лиц).

В силу этого указа по всей стране аресты инсургентов и диссидентов, виновных в погромах и религиозных осквернениях, производились тысячами.

Имущество арестованных противников старохристинской веры и короля конфисковалось на содержание испанских солдат.

Массовые казни и конфискации повлекли за собою поголовное бегство еретиков: более 300 тысяч dissent поспешно эмигрировали в Англию.  

Альба, искренно считал, что совершает не только доброе дело, полезное и нужное его монарху, но и угодное Богу.

"Я пришел, — заявляет Альба в одной прокламации, — защитить добрых от злых".

Альба сошел со сцены со спокойною совестью и, умирая, говорил, что "не казнил ни одного невинного".

"Многие современники, — пишет в своей истории Филиппа II американский историк Прескотт, — не могли понять, что преследования Альбы были следствием не личного его чувства ненависти, но повиновения своему повелителю".

Лучшей характеристикой Альбы в этом отношении служат слова, сказанные им однажды Екатерине Медичи: "Постыднее всего для государя, если он позволяет своим подданным жить по их совести".

Альба во многом напоминает графа Аракчеева. Оба они были "без лести преданы своему государю" и оба, по-видимому, верили в то, что верноподданные не должны "жить по их совести", a потому и свободны были от каких-либо увлечений сердечными движениями, оставаясь всегда лишь точными и бесстрастными исполнителями своего долга перед своим повелителем .

Фернандо Альварес де Толедо-и-Пиментель, 3-й этаж Альба | Испанский солдат и государственный деятель

Фернандо Альварес де Толедо и Пиментель, 3 er герцог Альба , Альба также записал Альва (родился 29 октября 1507 года, Пьедрахита, Старая Кастилия, Испания, умер 11 декабря 1582 года). Лиссабон [Португалия]), испанский солдат и государственный деятель, известный своим завоеванием Португалии (1580 г.) и печально известный своей тиранией в качестве генерал-губернатора Нидерландов (1567–1573 гг.). В Нидерландах он учредил Совет проблем (прозванный Советом крови), который отменил местные законы и осудил тысячи.

Альба родился в богатой семье с большим стажем службы королям Кастилии. В 1524 году он присоединился к испанским войскам, сражавшимся с французами при Фуэнтеррабии, и настолько отличился, что был назначен губернатором города после его захвата. Последующие кампании сделали его самым профессиональным военачальником своего времени. Он настаивал на строгой подготовке и дисциплине своих войск и разработал тактическое использование огнестрельного оружия. Он был мастером логистики, и его самым большим достоинством была непоколебимая уверенность в себе, которая позволяла ему сопротивляться опрометчивым советам своих более энергичных офицеров.Он командовал частью армии императора Карла V в успешной экспедиции против Туниса в 1535 году, а в 1546–1547 годах он командовал имперскими армиями против немецких протестантских князей Шмалькальдской лиги. Своей победой при Мюльберге (24 апреля 1547 г.) Альба поставил Карла V на вершину своей власти. Альба был назначен главнокомандующим имперскими силами в Италии в 1552 году, а после преемственности Филиппа II Испании он стал наместником Неаполя (1556). На последнем этапе франко-испанской войны в Италии он перехитрил Франсуа де Лотарингия, 2 и герцога де Гиза, и вынудил Папу Павла IV прийти к соглашению с Испанией (1557 г.).

После заключения мира Като-Камбрезис (1559 г.) Альба стал одним из двух ведущих министров Филиппа II. Карл V, превосходный знаток характера, в тайном завещании 1543 года рекомендовал Альбу своему сыну Филиппу как надежному советнику во всех военных и государственных делах, но в остальном ему нельзя было доверять, поскольку он был чрезвычайно амбициозен, хотел командовать всем и использовать любые средства для достижения своих амбиций. Поэтому Филипп II никогда полностью не доверял Альбе. Однако он регулярно вызывал его в Государственный совет, где, в отличие от другого главного советника короля, Руи Гомеса де Сильвы, Альба настаивал на решительной внешней политике.

Еще в 1563 году Альба посоветовал королю отрубить головы лидерам аристократической оппозиции в Нидерландах. Но если это не станет возможным немедленно, заметил он, королю следует лицемерить сейчас и казнить их в более подходящий момент. В 1565 году Филипп послал его вместе со своей королевой Елизаветой Валуа на встречу с матерью Елизаветы, Екатериной Медичи, регентшей Франции. Альба сумел выстоять против этого виртуоза-политика, заблокировав попытки Екатерины устроить испанский брак для своего сына, которому Филипп II не хотел связывать себя.Понятно, что ему, в свою очередь, не удалось при помощи Испании склонить Екатерину к более активной антигугенотской политике. Позднее протестантское обвинение в том, что в Байонне он и Екатерина планировали устроенную в 1572 году резню протестантов в день святого Варфоломея, не имеют под собой никаких оснований.

Получите подписку Britannica Premium и получите доступ к эксклюзивному контенту. Подпишитесь сейчас

После народных движений 1566 года Филипп послал Альбу с большой армией в Нидерланды, чтобы наказать мятежников, искоренить ересь и восстановить пошатнувшуюся власть короля (август 1567 года).Альба арестовала Ламораля, Граафа ван Эгмонда и Филипса ван Монморанси, Граафа ван Хорна, довольно нерешительных лидеров оппозиции, и учредила новый суд - Совет Неприятностей (который вскоре станет известен как Совет Крови). Этот суд отменил все местные законы и осудил за восстание около 12 000 человек, многие из которых, однако, бежали из страны. Альба позволил себе участвовать в торговой войне с Англией, которая нанесла большой ущерб торговле Нидерландов. Хуже всего то, что он неправильно реализовал план по созданию стабильной финансовой основы для своего правительства, независимой от сословий.Он предложил 10-процентный налог со всех продаж («10 пенни») и 1-процентный налог на собственность. Но Генеральные штаты согласились бы только на налог на недвижимость и сделали встречные предложения вместо «10-го пенни». Перед лицом противодействия низших классов и духовенства Альбе пришлось постепенно изменять налог. В конце концов, его так и не собрали. Хотя «10-й пенни» Альбы, безусловно, помог настроить страну против Испании, это не привело к ее экономическому разорению, как когда-то считалось.

В 1572 году гё - голландские партизаны - захватили большую часть Голландии и Зеландии, а Вильгельм, принц Оранский, и его брат Людовик Нассау вторглись в Нидерланды из Германии и Франции соответственно.Альба отбил сухопутные вторжения и отбил часть Голландии, где его войска совершили ужасные зверства. Не имея денег и адекватной морской мощи, чтобы противостоять флоту Гё, он не смог отбить оставшуюся часть Голландии и Зеландии.

Провал Альбы и интриги партии Гомеса при дворе побудили Филиппа отозвать его (1573). В 1579 году Альба был помещен под домашний арест в его имении после того, как его сын женился против воли короля. В 1580 году кардинал Гранвель убедил Филиппа позволить Альбе командовать вторжением в Португалию.Через несколько недель в одной из своих самых блестящих кампаний Альба взял Лиссабон. И все же он так и не восстановил благосклонность Филиппа.

В протестантских странах имя Альбы стало синонимом жестокости и религиозной тирании. За пределами Испании ему никогда не прощали его пренебрежение законами, его политику террора и бесчинства, совершенные его войсками в Нидерландах и Португалии. Он не может быть освобожден от ответственности за эти действия, и они не были общепризнаны даже римско-католическим мнением в 16 веке.В истории Испании Альба важен как представитель старой знати, независимый и гордый своими правами и привилегиями, но готовый выступить в роли защитника абсолютной монархии.

Герцог Альба

Фернандо Альварес де Толедо родился в Пьедрахите 29 октября 1507 года в одной из старейших и самых выдающихся знатных семей Испании. Его отец умер, когда Фернандо был молод, и суровый дед вырастил его, чтобы он был строгим католиком, верным слугой короля и дисциплинированным солдатом.К 14 годам он служил офицером в кампаниях императора Карла V против французов.

С 1531 года Альба играл ведущую роль в операциях против турок, был произведен в генералы в 1533 году и отличился во время осады Туниса в 1535 году. После защиты Перпиньяна от французского нападения в 1542 году он был назначен Карлом V на службу. Принц Филипп в качестве военного советника во время отсутствия императора в Испании. Альба присоединился к Карлу V в Германии в 1546 году с началом Шмалькальдийской войны и командовал кавалерией, которая во многом способствовала победе империи при Мюльберге в 1547 году.В 1552 году он принял на себя общее командование испанскими войсками в Италии, но когда Морис Саксонский неожиданно и успешно поднявшись против Императора и выиграв союз Генриха II с Францией, Карл отозвал Альбу в Германию, чтобы возглавить сопротивление французским армиям. Однако Альба не смог предотвратить поражение имперских войск, которое привело к отречению Императора в 1556 году.

Филипп II, став королем Испании, назначил Альбу губернатором Милана и главнокомандующим в Италии. Там Альба вела войну против папской армии Павла IV, союзника Франции.Избегая прямого нападения на Рим во избежание повторения разграбления 1527 года, Альба вынудила Папу Римского принять мир в 1557 году, который укрепил испанское господство в Италии более чем на столетие. Вернувшись в Нидерланды, Альба участвовал в переговорах, которые привели к заключению мира Като-Камбрезис (1559 г.).

Восстание кальвинистской толпы в Нидерландах в 1566 году привело к решению Филиппа II отправить Альбу в Нидерланды, чтобы сокрушить их, искоренить протестантизм и заменить древние институты местного и провинциального правительства правящими органами, подчиненными только Филиппу.Альба вошел в Брюссель 22 августа 1567 года, занял пост генерал-губернатора и основал Совет Смуты (называемый в народе Советом Крови), чтобы подавить ересь и восстание. Совет действовал с суровой строгостью; даже двое самых влиятельных дворян страны, графы Эгмонт и Хорн, были арестованы, преданы суду и обезглавлены; аналогичным образом были наказаны более 1000 человек всех рангов (изначально считалось, что число жертв составляло около 6000). Тысячи людей бежали за границу в поисках безопасности.

Альба нанес поражение мятежным армиям Вильгельма Безмолвного и его брата Людовика Нассау в их набегах на Нидерланды. Он ввел систему налогообложения в Низкие страны, основанную главным образом на испанской системе налога с продаж в размере 10 процентов на каждую передачу товаров; хотя провинции на данный момент выкупили свой выход единовременными выплатами, существовало глубокое беспокойство по поводу того, что процветание Нижних стран подрывается. В 1572 году восстание под предводительством Вильгельма Молчаливого переместилось в северные Нидерланды.В следующем году Альба попросил Филиппа II позволить ему вернуться в Испанию, и 18 декабря 1573 года он отплыл из Нидерландов, все еще раздираемых восстанием.

По возвращении в Испанию Альба оказался в немилости короля. Тем не менее в 1580 году Филипп доверил ему завоевание Португалии. Альба умерла в Лиссабоне 11 декабря 1582 года.

Испанская дорога в Нидерланды


В качестве губернатора Нидерландов с 1567 по 1573 год Фердинанд Альварес де Толедо, герцог Альва, установил жестокое антипротестантское правление, казнив около 18 000 человек как еретиков.Здесь он показан поедающим ребенка, а у него под ногами - головы и обезглавленные тела графов Эгмонта и Хорна, двух популярных голландских протестантских лидеров, публично обезглавленных в Брюсселе 5 июня 1568 года (Thinkstock)

Примечание редактора: В марте MHQ соавторый редактор Джеффри Паркер был удостоен премии доктора А.Х. Хайнекена 2012 года «за выдающиеся научные исследования в области социальной, политической и военной истории Европы в период с 1500 по 1650 год, в частности Испании , Филиппа II и голландского восстания; за его вклад в военную историю в целом и за его исследования роли климата в мировой истории.«Паркер отправился в Нидерланды, чтобы получить награду (150 000 долларов США) 27 сентября. В честь празднования мы публикуем статью, которую он написал для MHQ в 2005 году, в которой описывается еще один важный путь в Нидерланды.

В ноябре 2012 года коллеги Паркера опубликуют сборник эссе в его честь, Пределы империи: европейские имперские образования в ранней мировой истории Нового времени (Ashgate). Новейшая книга Паркера « Глобальный кризис: война, изменение климата и катастрофа в семнадцатом веке» (Йельский университет) выходит в январе 2013 года.

* * * *

700-мильный марш герцога Альбы в Нидерланды во главе 10-тысячных испанских войск в 1567 году стал поворотным моментом в европейской истории. Он установил Рубикон для испанского империализма: барьер, который, однажды перейдя, изменил политическую ситуацию в Северной Европе, а вместе с ней и перспективы гегемонии Габсбургов на континенте. Это также было одним из самых замечательных подвигов в области материально-технического обеспечения в европейской военной истории, прославленное в искусстве, прозе, стихах и пословицах.

Королевский совет короля Филиппа предупредил его: «Если положение Нидерландов не будет исправлено, это приведет к потере Испании и всей остальной монархии»

Решение о марше явилось результатом сочетания двух отдельных событий: распространения протестантских идей - лютеранских, анабаптистских и, прежде всего, кальвинистских - по испанским Нидерландам, несмотря на жестокие преследования со стороны центрального правительства в Брюсселе, и растущее сопротивление некоторых знатных людей. члены этого центрального правительства к политике, установленной их отсутствующим сувереном, Филиппом II.До 1559 года король Габсбургов правил своей огромной империей из Брюсселя, но в том же году он уехал в Испанию, оставив свою сводную сестру Маргариту Пармскую в качестве регента. В его отсутствие, поскольку Филипп отказался прислушаться к их политическим советам, группа нидерландских дворян во главе с графом Ламоралем из Эгмонта и принцем Вильгельмом Оранским искала проблему, которая могла бы расширить их поддержку на местах и ​​заставить короля прислушаться. Они выбрали веротерпимость. Хотя в то время ни один из аристократических лидеров не был протестантом, они отказались применять законы против ереси, и количество и смелость протестантов в Нидерландах быстро увеличивались.

19 июля 1566 года Маргарита Пармская сообщила, что кальвинисты собираются в еще большем количестве, их эмоции подогреваются все более подстрекательскими проповедями, для предотвращения которых ей не хватает войск, денег и сторонников. Она изобразила всю страну как стоящую на грани восстания и предупредила короля, что у него есть только два возможных варианта действий: выступить против кальвинистов или пойти на уступки.

Все в Нидерландах - поддерживали ли они кальвинистов или выступали против них - знали, что Филиппу будет трудно взять в руки оружие, потому что турецкий боевой флот, состоящий из более чем сотни военных галер, покинул Константинополь той весной.Обладая обширными владениями в Италии, король Испании должен был сосредоточить все свои ресурсы на защите Средиземного моря, пока цель турок не стала известна. В сложившихся обстоятельствах он мог только выиграть время. 31 июля, слабо признавшись, что «по правде говоря, я не могу понять, как такое великое зло могло возникнуть и распространиться за такое короткое время», Филипп согласился отменить инквизицию в Нидерландах, приостановить действие законов против ереси и помиловать лидеры оппозиции. Однако несколько дней спустя он сделал нотариусу заявление о том, что уступки были сделаны только под принуждением и поэтому не являются обязательными.Он также отдал приказ набрать 13000 немецких солдат для службы в Нидерландах и отправил Маргарет деньги на их оплату.

Подробнее о премии Паркера:
Цитирование премии Паркера
Приемная речь

Прежде чем новости об этих решениях смогли прибыть в Нидерланды (даже самому быстрому курьеру потребовалось две недели, чтобы преодолеть 800 миль, отделяющих его от Испании), ситуация резко изменилась. В отсутствие решительного руководства со стороны короля и его деморализованного регента кальвинистские проповедники начали призывать свои конгрегации входить в католические церкви и ломать все религиозные изображения - витражи, статуи, картины - чтобы «очистить» здания для реформатского богослужения.Когда первые несколько вспышек иконоборчества остались безнаказанными, движение набрало обороты, пока к концу месяца около 400 церквей и бесчисленное множество меньших святынь по всей Нидерландах были осквернены. Хотя виновных в «Ярости иконоборцев» было меньше тысячи, Маргарита Пармская в истерике заверила короля, что «почти половина населения здесь практикует ересь или сочувствует ей» и что число вооруженных людей «сейчас превышает 200 000».

Когда курьер прибыл ко двору с этой ошеломляющей новостью, еще до того, как Филипп полностью прочитал письма, он заболел лихорадкой.За следующие две недели у короля было семь припадков; никакие важные государственные дела не могли быть осуществлены. Только 22 сентября 1566 года королевский совет собрался для обсуждения проблемы Нидерландов. Все присутствующие были согласны с тем, что теперь только сила может восстановить королевскую власть, и они понимали, что неспособность действовать решительно поставит под угрозу авторитет короля не только в Нидерландах, но и в других местах. Совет получил срочные предупреждения от коллег о том, что «вся Италия прямо заявляет, что если проблемы в Нидерландах продолжатся, за ними последуют Милан и Неаполь», и поэтому он сообщил Филиппу, что «если ситуация в Нидерландах не будет исправлена, это приведет к потеря Испании и всего остального »монархии.Соответственно, они рассмотрели возможные решения ситуации с Нидерландами в контексте общей военной позиции Испании.

Во-первых, они отметили значительное улучшение финансового положения короны. Ежегодный «флот сокровищ» из Испанской Америки только что прибыл в Севилью с более чем четырьмя миллионами дукатов, что является самым высоким показателем, зарегистрированным на тот момент. На политическом фронте они тоже увидели повод для оптимизма. Более десяти лет турецкий флот атаковал территории Испании и ее союзников в центральном Средиземноморье, кульминацией чего стала осада Мальты в 1565 году, которую войска короля с трудом сняли.Однако в 1566 году султан Сулейман Великолепный лично совершил вторжение в Венгрию. Казалось маловероятным, что он также нападет на какие-либо испанские владения в этом году. Члены совета также отметили, что правительства Франции и Англии, оба из которых могли возражать против применения силы прямо через их границы в Нидерландах, были слишком слабыми, чтобы вызвать серьезные проблемы.

Поэтому совет рекомендовал королю переместить 10 000 испанских ветеранов, дислоцированных в четырех основных итальянских владениях Испании - Милане, Сардинии, Неаполе и Сицилии, - в Нидерланды и собрать новых рекрутов в Испании, чтобы заменить их.Совет намеревался собрать ветеранов в Миланском герцогстве к ноябрю, готовых двинуться по суше во все еще лояльную провинцию Люксембург, где они присоединятся к 60 000 других войск, собранных на месте.


Джеффри Паркер, профессор Университета штата Огайо в Колумбусе, штат Огайо. Лауреат Премии доктора А.Х. Хайнекена по истории за выдающиеся исследования социальной, политической и военной истории Европы между 1500 и 1650 годами, в частности Испании, Филиппа II и голландского восстания; за вклад в военную историю в целом; и за его исследования роли климата в мировой истории.(Юсси Пуйкконен / KNAW)

Это был плотный график, и он зависел от выбора безопасного маршрута между Миланом и Люксембургом для испанских войск. К счастью, совет мог воспользоваться опытом кардинала Антуана Перрено де Гранвеля, опытного министра Филиппа II и его отца Карла V, который изучил различные доступные маршруты. Гранвель исключил проход в Нидерланды через Германию, маршрут, которым сам Филипп следовал два десятилетия назад, потому что риск нападения протестантов, сочувствовавших голландским повстанцам, теперь делал повторение слишком опасным.По той же причине Гранвель не советовал совершать марш из Милана через Инсбрук в Эльзас (управляемый Габсбургским эрцгерцогом, благосклонным к Испании), а затем во Франш-Конте (управляемый Филиппом II). Вместо этого он утверждал: «Самый короткий путь будет из Генуи через Пьемонт и Савойю через перевал Мон-Сени. Фактически, это было бы более чем на треть короче. Маршрут пролегает между горами между Пьемонтом и Франш-Конте, который граничит с Савойей [с одной стороны] и Лотарингией с другой. Вы можете пересечь Лотарингию за четыре дня и добраться до герцогства Люксембург.”

Гранвель услужливо добавил: «Я вспоминаю, что король Франциск [Франции] прошел этим путем со своей армией и двором, когда отправился освобождать Турин в 1527 году. Это не такой трудный путь, как утверждают люди: я сам прошел его тридцать лет назад. . » Современники назвали этот маршрут, который в конечном итоге будет использоваться более чем 100 000 солдат на службе Филиппа II и его потомков, «Испанской дорогой». 29 октября 1566 года король вновь созвал свой совет, чтобы принять окончательные решения о том, как бороться с продолжающимся беспорядком в Нидерландах.Присутствующие подтвердили свою убежденность в том, что продолжение беспорядков «поставит под угрозу престиж Испании» и может быть воспринято как «пример слабости, который побудит другие провинции к восстанию». Поэтому они сосредоточились на вопросе о том, сколько силы следует использовать и кто должен ее контролировать.

Некоторые утверждали, что потребуется лишь небольшое количество войск при условии, что король лично отправится в Нидерланды, чтобы контролировать репрессии. Они настаивали, что никто другой не может заслужить достаточного уважения, чтобы пойти на правильные уступки с позиции естественной силы.На это, однако, другие выдвинули неопровержимое возражение: ехать королю было небезопасно. Морские провинции Нидерландов были в брожении и находились под контролем самых подозрительных дворян - принц Оранский управлял Голландией и Зеландией, а граф Эгмонт управлял Фландрией, - что делало морской путь в Нидерланды совершенно непрактичным. Любая попытка Филиппа пройти через Францию, как это сделал его отец Карл V во время аналогичной чрезвычайной ситуации в 1540 году, означала, что он рисковал быть убитым протестантскими союзниками голландских повстанцев.

Следовательно, было бы лучше послать ветеранов из Италии в Нидерланды по Испанской дороге под командованием какого-нибудь надежного генерала, который мог бы подавить любую мятежность. Когда это было достигнуто, король мог безопасно следовать по морю. Одним из тех, кто поддерживал эту стратегию, был дон Фернандо Альварес де Толедо, герцог Альба, самый опытный генерал Испании. Он также подчеркнул, что используемая сила должна быть достаточной, чтобы гарантировать, что те, кто бросил вызов власти царя и церкви, никогда не смогут сделать это снова.

После долгих дебатов король выбрал политику, которую отстаивал Альба. Поэтому он назначил послов, чтобы просить герцогов Савойских и Лотарингских позволить его войскам пройти через их территории по пути в Нидерланды. Он также приказал губернатору Милана направить геодезистов и «человека, который может нарисовать хорошую картину, чтобы показать характер местности, через которую будут проходить войска», чтобы наметить и построить маршрут через Альпы, подходящий для испанцев. армия. Через несколько дней опытный военный инженер покинул Мадрид, чтобы убедиться, что дороги и мосты, ведущие к перевалу Мон-Сени и от него, подходят для большой экспедиции.

На тот момент еще не было соглашения о том, кто должен командовать армией. Герцог Альба, очевидный кандидат, исключил себя из-за своего преклонного возраста (ему было шестьдесят в 1566 году) и своего безразличного здоровья (подагра держала его в неподвижном состоянии большую часть осени). Поэтому король предложил верховное командование сначала герцогу Пармскому (мужу Маргарет), а затем своему двоюродному брату, герцогу Савойскому, которые оба были союзниками, возглавлявшими большие армии в Испании в 1550-х годах. Но оба ему отказали.В то же время у Альбы улеглась подагра. Соответственно, 29 ноября герцог принял командование армией по подчинению Нидерландов. К тому времени, однако, альпийские перевалы закрыл снег. Хотя испанцы из Сицилии, Неаполя и Сардинии достигли Милана в середине декабря, они больше не могли безопасно пересечь Мон-Сени. Поэтому они зимовали в Милане, а Альба - в Испании.

Подготовка к экспедиции, тем не менее, продолжалась неустанно. В Испании казна выделила почти миллион дукатов на марш герцога, и агенты по вербовке собрали войска, чтобы заменить ветеранов.В Италии недавно назначенный комиссар армии Альбы Франсиско де Ибарра послал инженера и триста пионеров построить эспланады (расширенные пути) в крутой долине, ведущей от Новалеса через Феррейру к перевалу Мон-Сенис. Ибарра также начал собирать провизию и снаряжение для войск. Наконец, 17 апреля король встретился с Альбой в своем дворце в Аранхуэсе, чтобы завершить все приготовления, и пообещал, что он отправится прямо из Испании в Нидерланды и вступит во владение, как только это будет безопасно.Десять дней спустя герцог отправился в Италию в сопровождении почти 8000 новобранцев, которые заменили ветеранов, которых он отправил в Нидерланды.


Весной и летом 1567 года герцог Альба преодолел более 2800 километров (1700 миль), чтобы добраться до Брюсселя в Нидерландах. Его десятитысячная армия сопровождала его последние 1100 километров по так называемой «Испанской дороге». На основе карты из книги Фердинанда Броделя «Средиземное море», Vol. II, эта карта показывает продвижение герцога по расстоянию и дате.Шкала расстояний разделена на быстрые этапы (синий цвет) и медленные этапы (красный цвет). (Бейкер Вейл)

В начале июня Альба достиг Милана, где обнаружил 1200 испанских и итальянских солдат легкой кавалерии и 8 652 ветерана испанской пехоты. Он внес только одно важное изменение в их организацию: герцог снабдил 15 человек в каждой роте мушкетами - гладкоствольным, дульнозарядным огнестрельным оружием длиной около четырех футов (и, следовательно, нуждавшимся в раздвоенных опорах для их устойчивости), весом около 15 фунтов и стрелявшим из пулемета. свинцовый шар весом две унции.В то время мушкеты были относительно новыми. Испанские гарнизоны в Северной Африке использовали их для перестрелок с 1550-х годов, но Альба был первым, кто применил их в качестве полевого оружия. Вскоре их число увеличилось: сбор тех же испанских полков в Нидерландах в 1571 году показал 600 мушкетеров - более 10 процентов от общего числа - почти на четверть больше, оснащенных более легкими аркебузами.

Альба все еще колебалась. Перевал Мон-Сенис оставался глубоким в снегу, и в любом случае он боялся вывести своих ветеранов из Италии, прежде чем узнал, что турки не предпримут новую атаку.Но затем с востока пришли новости, которые вряд ли могли быть более обнадеживающими. Смерть султана Сулеймана в Венгрии спровоцировала мятежи в османской армии и восстания в некоторых отдаленных провинциях против его преемника. Ясно, что Средиземное море в ближайшее время будет в безопасности от турецкой агрессии. 15 июня 1567 года герцог вывел своих людей из Милана. Шесть дней спустя первые контингенты прошли через перевал Мон-Сени.

Комиссар генерал Ибарра должен был прокормить почти 10 000 солдат, что само по себе представляло серьезную логистическую проблему, но одна только усугублялась тем, что большинство мужчин путешествовали со слугами или членами семьи.Поэтому Ибарре пришлось обслуживать 16 000 «ртов» и 3 000 лошадей, пока армия проходила по своему маршруту. Особенно сложно было преодолеть перевал Мон-Сени. Один из испанцев вспомнил:

Четыре с половиной лиги очень плохой дороги, потому что есть две с половиной лиги подъема на вершину горы - узкая и очень каменистая дорога - и, достигнув вершины, мы прошли еще одну лигу по гребню горы. , и на этом уровне есть четыре хижины, в которых содержатся почтовые лошади.После пересечения вершины горы идет очень плохой спуск, который длится еще одну лигу, такая же дорога, как и подъем, и ведет вниз к Ланслебургу у подножия горы на другой стороне, и там армия была расквартирован. Это жалкая деревушка с сотней домиков. Пока мы переходили гору, шел снег, и погода стояла ужасная.

Армия, тем не менее, пережила это испытание - даже подагрические ноги Альбы не пострадали - и 29 июня, наконец, отойдя от Альп, войска прибыли за пределы Шамбери, столицы Савойи, где они отдыхали в течение трех дней.

Хотя между ним и Нидерландами не было серьезных физических препятствий, герцог не мог рисковать. Сначала ему пришлось иметь дело с Женевой, столицей кальвинизма. Как только они услышали известие о приближении Альбы, магистраты Женевы решили увеличить гарнизон и увеличить запасы продовольствия, «пока враг проходит по этой земле» (тем самым заклеймив первых пользователей Испанской дороги как «врагов»). Они также решили набрать новые войска из дружественных государств и собрать большую ссуду для их оплаты.

Магистраты могли также санкционировать более спорный шаг. Зимой 15661–1567 годов ходили слухи, что враги Испании, вооруженные «мазями для распространения чумы», вошли в районы, через которые будут проходить Альба и его войска. Кардинал Гранвель, который слышал эти слухи и верил в них, пришел к выводу, что такие решительные и не по годам развитые герои биологической войны должны были происходить из Женевской семинарии революции и ереси. Вспышка чумы в других частях региона в то время добавила правдоподобности этой истории, и испанцам позже пришлось бы изменить свой маршрут, чтобы избежать зараженных городов.Однако не сохранилось никаких доказательств плана преднамеренного распространения инфекции (будь то кальвинисты или любые другие враги Испании). Напротив, существует множество свидетельств того, что многие католики думали о захвате Женевы. Папский нунций в Испании умолял Филиппа II согласиться, но тот твердо ответил, что «сейчас не время заниматься другими делами». Хотя город, похоже, оставался в неведении об этой угрозе, он демобилизовал свои чрезвычайные силы только после того, как стало известно, что Альба достигла Нидерландов.

Даже после того, как армия достигла безопасного места во Франш-Конте, собственном владении Филиппа, Альба не мог сбрасывать со счетов возможность засады ни со стороны повстанцев, ни со стороны их протестантских союзников, и поэтому его войска перегруппировались в единую колонну для остальной части. путешествие. Разведывательные группы пошли вперед, чтобы разведать дорогу и убедиться, что все в безопасности, но, за исключением пожара в лагере 16 июля, в результате которого был уничтожен некоторый багаж, они не обнаружили причин для беспокойства. Самой большой головной болью оставалось поиск достаточного количества еды каждый день для 16 000 человек - толпы больше, чем почти любая община вдоль маршрута - когда они двигались на север.Дон Фернандо де Ланнуа, зять кардинала Гранвелла, приложил все усилия, чтобы сгладить этот путь, либо заплатив наличными, либо поставив поставленные товары - еду, фураж, транспорт для багажа, жилье для офицеров (теперь рядовые приходилось спать под открытым небом) - против налоговых обязательств каждой общины. Его отчеты охватывают 411 тщательно написанных фолиантов. Благодаря оперативности Ланнуа и специальной карте Франш-Конте, которую он подготовил для помощи в навигации, армия хорошо провела время.

Тем временем в Париже испанский посол провел трудный час, убедив французского короля Карла IX в том, что марш Альбы не является прелюдией к внезапному нападению на Францию.Карл тем не менее бросил войска в маркизат Салуццо, французский анклав в Альпах; нанял 6000 швейцарских наемников, чтобы следить за успехами Альбы; и увеличил гарнизоны Лиона и других пограничных застав. По другую сторону Испанской дороги лорды Берна (крупнейшего швейцарского кантона, стойкого протестанта) также собрали войска, в то время как независимый город Страсбург увеличил свой гарнизон на 4000 человек.

По-видимому, не подозревая об этих событиях, 24 июля, в канун дня св.Джеймс, армия достигла городка Вилль-сюр-Илон в Лотарингии, и герцог и все другие рыцари Сантьяго (Сент-Джеймс) с экспедицией облачились в плащи и капюшоны своего ордена и отправились к местному жителю. часовня, чтобы послушать вечерню, которую пели армейские капелланы. В полночь и снова на следующий день (праздник Святого Иакова, национальный праздник Испании) вся армия произвела залп в честь сеньора Сантьяго.

Герцогу пришлось столкнуться с проблемой другого рода.Несмотря на то, что в разгар иконоборческой ярости в предыдущем году Маргарет умоляла короля прислать войска, теперь она решительно воспротивилась продвижению Альбы и засыпала Филиппа и герцога просьбами остановить марш. Она утверждала, что ее собственные силы, собранные на деньги, присланные из Испании, победили большинство повстанцев, в то время как остальные, включая принца Оранского, бежали. Герцог резко отклонил это предложение, процитировав собственные слова Маргарет:

Я не понимаю, как любой здравомыслящий человек может придерживаться мнения, что Его Величество должен прибыть сюда только с посредственными силами, в настоящее время мобилизованными.Если против него будут предприняты какие-либо шаги извне или внутри страны (где Его Величеству сказали, что существует более 200 000 еретиков), он столкнется с опасностями и рисками, которые можно легко представить.

Поэтому герцог продолжил движение, хотя и согласился с тем, что больше нет необходимости собирать 60 000 других войск для встречи с ним в Люксембурге.

Французский наблюдатель, видевший в это время марш армии Альбы, сравнил обычных солдат с капитанами, настолько впечатляющими были их одежда, их позолоченные и гравированные нагрудники, а мушкетеров он сравнивал с принцами.3 августа Альба и его сияющие войска перешли границу с Нидерландами. Там они остановились на несколько дней, чтобы оправиться от 700-мильного марша и убедиться, безопасно ли идти дальше. Отдохнувший и успокоенный, 22 августа герцог приехал в Брюссель, всего через четыре месяца после того, как он простился с королем в Испании. После всех колебаний и задержек герцог хорошо провел время - и он почти не потерял людей с тех пор, как покинул Италию, и этот факт должным образом отмечен в современных описаниях его одиссеи.

Однако, за несколько дней до этого Альба была потрясена. Прибыло письмо от короля, в котором сообщалось, что, несмотря на его торжественное обещание в Аранхуэсе, Филипп не покинет Испанию, чтобы взять под свой контроль Нидерланды. Вероятно, это самый замечательный документ, который когда-либо писал король. Первая страница, заполненная его обычными паучьими каракулями, кажется обычным делом, но семь последующих страниц включают материал, который король зашифровал собственноручно. Да, Филипп II, правитель крупнейшего государства в мире, несколько часов трудился за своим столом, используя шифровальную книгу, позаимствованную у клерков его государственного департамента, лично зашифровывая части своего сообщения, чтобы обеспечить полную конфиденциальность.«Это письмо отправлено вам в такой секретности, - сказал он герцогу, - что никто во всем мире никогда не узнает».

Что могло оправдать такую ​​осторожность? Какие планы король боялся сообщить своим министрам и шифровальщикам, работающим в соседних кабинетах? К счастью для нас, хотя ни черновик, ни копия документа не сохранились в государственных архивах, герцогу Альба не хватало навыков или (что более вероятно) терпения, чтобы самому расшифровать сообщение. Поэтому он передал царское письмо одному из своих клерков, который подготовил точную копию зашифрованных страниц.

Сначала Филип объяснил, что ему уже слишком поздно благополучно плыть во Фландрию осенью 1567 года. Вместо этого он сделает это весной 1568 года. Затем он проанализировал последствия этого изменения плана для миссии Альбы. Прежде всего, как и когда следует наказывать участников предыдущих нарушений? Изначально король приказал Альбе собрать всех назначенных для наказания до своего прибытия. Теперь он написал: «Я не знаю, можете ли вы сделать это с необходимой властью и оправданием; но я верю, что в течение этой зимы у вас будет больше и того, и другого в отношении Германии, где с наибольшей вероятностью возникнут какие-либо препятствия или осложнения в этом вопросе наказания.«Поэтому было бы разумно подождать, - убеждал Филип, - прежде чем проводить какие-либо аресты - тем более, что отсрочка может« привести принца Оранского к ощущению безопасности и желанию вернуться в эти провинции ». Тогда «вы сможете поступить с ним так, как он того заслуживает». Напротив, «если вы сначала накажете других, это сделает невозможным вечно иметь дело с [Оранжевым]».

События подтвердят проницательность короля, но, к несчастью для его планов, сразу после этого он сделал решающую уступку Альбе: «Я передаю все это вам как человеку, который будет руководить предприятием и лучше понимать препятствия. или преимущества, которые могут преобладать, и о том, лучше ли действовать быстро или медленно в этом вопросе наказания, от которого все зависит.”

Затем король обратился к вопросу о том, кто будет править Нидерландами до его прибытия следующей весной. Он отправил Альбу из Испании с полными полномочиями командовать королевской армией, но приказал ему разделить гражданскую власть с Маргаритой Пармской. Ее последующая враждебность к маршу герцога предполагала, что она не будет готова оставаться, и в любом случае некоторые решения Альбы сразу после его прибытия сделали ее положение несостоятельным. Во-первых, он предложил разместить свои войска недалеко от столицы, оставаясь глухим к жалобам Маргарет на несправедливость размещения их в городах, подобных Брюсселю, которые остались лояльными, а не в других, восставших.Она процитировала сообщения о том, что с того момента, как они вошли в Нидерланды, испанцы вели себя «так, как будто они находились на вражеской территории»: они издевались над графом Эгмонтом, когда он приходил засвидетельствовать свое почтение Альбе, они избивали и грабили местных торговцев. когда они шли из Люксембурга в Брюссель, и они «сказали, что все еретики, что у них есть богатство и они должны его потерять».

Тем не менее герцог еще раз отклонил ее протесты, настаивая на том, что Филипп хотел, чтобы испанцы остались вместе, чтобы они могли быстро объединиться и защитить его, как только он прибудет в Нидерланды.Поэтому он без промедления отправил ветеранов в назначенные им квартиры. Например, 19 рот Неаполитанского полка вошли в Гент 30 августа, маршируя в город шеренгами из пяти человек, за которыми следовало большое количество проституток, одетых в испанские платья с оборками и сидящих на маленьких клячках. Орда последователей лагеря шла в тыл, босиком и с босыми головами, сопровождая лошадей, телеги и багаж полка. Совершив несколько маневров на городской площади и выпустив залп, чтобы запугать туземцев, испанцы напали на несчастных домовладельцев, которым было поручено поселить и накормить их.

Несколько дней спустя, без предупреждения Маргарет, Альба также проигнорировал мудрый совет своего хозяина и арестовал Ламораля Эгмонтского и других видных критиков королевской политики, обвинив их в измене. Он также создал специальный суд (известный как «Совет крови»), чтобы судить их. В конечном итоге будет осуждено около 12000 человек, осуждено более 9000 из них и казнено более 1000 человек. «Если нидерландцы увидят, что я проявляю немного кротости, они совершат тысячу бесчинств и трудностей», - сказал Альба королю.«Эти люди, - добавил он с презрением, - лучше управляются с помощью суровости, чем любыми другими средствами». Вскоре последовали новые аресты. Смущенная и разочарованная, Маргарет подала в отставку и оставила Альбу единолично вести дела.

Это событие, как и опасался Филипп, привело к тому, что принц Оранский остался в Германии, где он собрал армию и в следующем году начал вторжение в Нидерланды. Хотя Альба мобилизовал армию из 70 000 человек, которые разбили захватчиков, кампания помешала королю вернуться в Брюссель.Стоимость финансирования этих операций и содержания 10 000 испанцев, оставшихся в качестве постоянного гарнизона, вынудила Альбу ввести непопулярные новые налоги. Это вызвало гораздо более широкую оппозицию в Нидерландах, так что в 1572 году, когда Оранжевый вторгся снова, вспыхнуло всеобщее восстание, которое Альба не смогла подавить. Вместо этого началась война, которая длилась почти 80 лет, разрушила многие части Нидерландов, истощила ресурсы Испании и начала ее упадок как великой державы.

В процессе подавления голландского восстания более 100 000 солдат следовали маршрутом Альбы, двигаясь из Италии через Альпы через Франш-Конте в Люксембург и Брюссель.Задача организации таких логистических мероприятий год за годом породила испанскую пословицу, которая все еще актуальна: Poner una pica en Flandes (буквально «доставить копейщика в Нидерланды»), что означает «сделать невозможное». Это постоянная дань уважения маршу герцога Альбы и его 10 000 ветеранов по Испанской дороге летом 1567 года. Это дань уважения, которую они бы возненавидели.


Нажмите для получения дополнительной информации в MHQ!

Ужасающий герцог Альба и День дураков в Нидерландах

Фернандо Альварес де Толедо-и-Пиментель (1507-1582), третий герцог Альбы, был одним из лучших генералов, работавших по приказу Карла I и Филиппа II.Он участвовал в завоевании Туниса, а также в битве при Мюльберге. Он также отвечал за правительство нескольких частей латиноамериканской монархии, таких как Миланское герцогство, Неаполитанское королевство и Королевство Португалия. Но его роль в Нидерландах была настолько авторитарной, что он был известен как «Железный герцог», и его решения способствовали возникновению Черной легенды латиноамериканской монархии. даже в настоящее время в Нидерландах он считается Бугимэном.


Филипп II послал герцога Альбы в Нидерланды в 1567 году, чтобы восстановить общественный порядок после Штормы образов.Герцог создал Совет Смуты, чтобы наказать зачинщиков религиозных протестов. Но действия этого совета были настолько резкими, что люди назвали его Советом крови: около 12000 человек были привлечены к ответственности, а 1000 из них были казнены. Эта политика и повышение налогов (10% налога на все продажи) для снабжения войск привели к всеобщему восстанию в Нидерландах. Местная знать сформировала армию и начала сражаться против Альбы. 1 апреля 1572 года голландские повстанцы одержали свою первую важную победу над войсками Альбы, когда они захватили город Брилле.Этой победе голландских детей учат рифмованной фразой: « Op 1 april verloor Alva zijn bril », что означает « 1 апреля Альба потерял свои очки » («Brielle» звучит очень похоже на «bril» , очки, на голландском языке). 1 апреля - День дурака в Нидерландах. Так что у голландцев в этот день дважды поминают.

С тех пор имя герцога Альбы использовалось, чтобы пугать голландских детей, и даже в настоящее время в Нидерландах он считается Бугимэном.Его имя используется, чтобы пугать детей или угрожать им, когда они не хотят что-то делать, например, есть суп или рано ложиться спать. Они говорят им: Герцог Альба идет!

Источники:

«Герцог Альба» Генри Камена

Я всегда с некоторым трепетом подхожу к книге из академической прессы, потому что ожидаю избытка анализа и подробностей. Читатели могут быстро потерять интерес, не говоря уже об основных моментах книги, из-за того, что потерялись в цитатах.Однако Камен откровенно пишет для широкой публики и сохраняет вещи довольно простыми и близкими к главному герою. Эта небольшая книга - отличный обзор герцога и его роли в голландском восстании.

Историки могут быть знакомы со знаменитым

. Я всегда отношусь к книге из академической прессы с некоторым трепетом, потому что ожидаю избытка анализа и подробностей. Читатели могут быстро потерять интерес, не говоря уже об основных моментах книги, из-за того, что потерялись в цитатах.Однако Камен откровенно пишет для широкой публики и сохраняет вещи довольно простыми и близкими к главному герою. Эта небольшая книга - отличный обзор герцога и его роли в голландском восстании.

Историки могут быть знакомы со знаменитым герцогом и генералом; но есть несколько деталей. Он один из тех великих военных, которые выигрывают несколько крупных сражений; но обычно выигрывал войны. Голландское восстание было явным провалом в его послужном списке. Однако Камен переживает свой успех в Италии, Германии, Португалии и на ранних этапах голландского восстания.Камен прекрасно описывает военные успехи герцога и анализирует эти сражения. Только в конце книги Камен делает расплывчатые ссылки на других известных генералов и сравнивает их с Альбой.

Краткость книги позволяет читателям сосредоточиться на Альбе. Хотя в книге всего семь глав и 170 страниц, в каждой главе есть несколько перерывов, позволяющих читателям отдохнуть и переварить информацию. Однако краткость также может помешать обычному читателю, который не так хорошо знаком с общей историей Европы, особенно с ее ранней современной частью или религиозными войнами.Голландское восстание - это не только налог на десятый пенни. Только в заключении Камен еще больше обвиняет сына Альбы. Хотя Камен не является апологетом Альбы, он анализирует и ставит под сомнение многие популярные представления о славе Альбы.

В целом, это интересный, информативный и хорошо написанный. Деталей переизбытка нет. Камен рассудительно цитирует письма главных героев; но они служат доказательствами в поддержку его утверждений и надлежащим образом процитированы. Книга блестяще иллюстрирует многие противоречия этого деятеля и его эпохи.

Железный герцог Альва. Мясник Фландрии. | автор: Лаура / Л. van Altfeldt

Мясник Фландрии.

Здесь в удивительно доброжелательной манере изображен фламандский художник Питер Пауль Рубенс

Хотя Фернандо Альварес де Толедо умер в 1582 году, его слава все еще продолжается. В 1903 году член голландского парламента назвал человека, виновного в зверствах в голландской Индии (ныне Индонезия), «Альва из Атье». В истории Нидерландов герцог Альва (или Альба) известен под своим прозвищем в 16 веке: Железный герцог, или «де Эйзерен Хертог».

Причина его необычного прозвища заключается не в гипотетическом состоянии его сердца, а в том факте, что он решил расплавить несколько захваченных пушек и создать статую себя как своего рода победителя над своими врагами, что побудило его это сделал его испанский сторонник, гуманист Бенито Ариас Монтано. Эта статуя была установлена ​​в Антверпене, что привело в ярость не только местное население, потому что он, казалось, наступал на жертв своего «правления террора», но и расстроило испанцев.Люди не могли поверить, что у простого губернатора и генерала хватило тщеславия принять такое решение, и по всей Европе статуя стала известна своим высокомерием. Это было не единственное пятно на репутации Альвы, которое нанесет его кампания в Нидерландах, но это приведет к первой волне пропаганды, которой Альва и испанцы будут охвачены в свое время.

Еще одно пятно появилось в форме его сына Фадрике, который уже потерял расположение короля Филиппа II из-за расторжения брачного соглашения, которое он заключил с одной из дам королевы.Alva трудился трудно получить его сына из заточения и послал к нему и был вне себя от радости, когда он, наконец, въехали в страну. Герцог очень любил своих сыновей, особенно своего наследника Фадрике; В истории часто упускают из виду тот факт, что Фадрике в большей степени принимал непосредственное участие в зверствах, которыми прославился его отец, чем сам престарелый герцог. «Мясник» - еще одно прозвище, которое в то время было зарезервировано для Альвы, но, конечно, не распространялось на его родную страну. Фадрике продолжил с разрешения своего отца уничтожить население нескольких городов, которые объединились или оказали помощь войскам принца Оранского, который возглавлял голландское восстание, которое Альва было поручено подавить.

Фадрике, сын Альвы.

Герцог также очень пренебрежительно относился к «еретикам», то есть ко всем, кто не был католиком. Это отражало настроения его короля, который написал королеве-матери Франции Екатерине Медичи после бойни в День святого Варфоломея 1572 года, поздравив ее с убийством видных лидеров гугенотов (французских протестантов). После этого события протестантскому делу был нанесен решительный удар, лишивший всех союзников принца Оранского во Франции.Принц, Вильгельм «Безмолвный» из Нассау, сказал своему другу графу Эгмонту, что Альва говорил императору Карлу V (отцу Филиппа II), что «мертвецы не воюют», напомнив Эгмонту, что герцог сделает с их и еще раз пытались убедить его бежать в Священную Римскую империю еще в 1567 году. После этого принц Оранский бежал к своей семье в графство Нассау - и следует отметить, что у принца была обширная сеть протестантских друзья и семья в Священной Римской империи.Отсюда принц, его братья, зятья и другие союзники собирали войска, которые они использовали бы в попытках вторгнуться в страну, прежде чем население восстанет против правления герцога. В конце концов, истинное восстание было вызвано сочетанием вышеупомянутого господства террора, разорения страны иностранными войсками, пропагандистской кампании против герцога, развязанной лагерем повстанцев, и захвата кораблей изгнанных `` морских нищих ''. вторгаться и успешно захватывать города в провинциях Голландии и Зеландии, и налоги, которые Альва пытался собрать от имени короля, особенно ужасный налог «Десятого пенни».

Граф Эгмонт никогда не покидал Нидерланды, считая, что он не сделал ничего плохого, и бежать означало бы, что он это сделал. Эгмонт и Оранж были самыми могущественными местными дворянами, а также сторонниками протеста против режима, который Филипп II стремился осуществить путем преследования некатоликов и централизации власти людям, которых назначил сам король, несмотря на то, что Эгмонт и Оранж были католиками. в то время. Позже Альва заключил в тюрьму графа Эгмонта и других за предполагаемые проступки, изгнав тех, кого он не мог поймать (например, принца Оранского), несмотря на то, что большинство заключенных и казненных никогда не принимали участия в реальном голландском восстании. .Альве так и не удалось застать принца Оранского в достаточно узком месте, чтобы схватить его. Раньше он заключал в тюрьму и убивал друзей и соотечественников принца, в том числе графа Эгмонта, после того, как братья принца одержали небольшую победу на севере страны в 1568 году. В этой победе повстанцы захватили пушки, которые позже Альва отбить и превратить их в статую «Железного герцога».

Имя графа Эгмонта может вызывать ассоциации с музыкальным произведением Людвига ван Бетховена под названием «Увертюра Эгмонт», которое было написано по пьесе немецкого драматурга Иоганна Вольфганга фон Гете «Эгмонт».Эта пьеса и, в более широком смысле, музыка Бетховена действительно сосредоточены вокруг более поздней жизни и трагического конца Эгмонта. После его предполагаемой измены население Нидерландов забыло о нем на несколько сотен лет, и когда историки «заново открыли» его в 19 веке, некоторые возмутились его тем, что он не решил взять в руки оружие, поскольку это немедленно сплотило бы людей к повстанческое дело. Эгмонт был популярной фигурой своего времени, которую очень уважали даже многие люди в Испании. Его считали героем войны, который помог королю Филиппу II одержать великую победу в начале его правления при св.Квентин в 1557 году. Лишь позже историки признали, что Эгмонт действовал достойно в 1567 году, в конечном итоге заработав Эгмонту (и казненному вместе с ним графу Хорну) статую в Брюсселе.

«Последние мгновения графа Эгмонта» Луи Галлайта

Во время своего пребывания на посту губернатора до и во время действий своего сына против населения, герцог Альва также руководил так называемым «Советом проблем», который служил для идентификации и наказывать преступников. Это равносильно обвинению лиц в ереси, цензуре и сожжению любой книги или отрывка текста, считающихся еретическими.Этот совет, который был по указанию Альвы возвышен над всеми официальными учреждениями, которые уже существовали, быстро стал известен как «Совет крови» или «Совет крови» из-за его многочисленных жертв, которые были захвачены со всей страны, несмотря ни на что. своего социального положения. Политикой Альвы был страх, который, как он считал, остановит людей от восстания в любой форме посредством умиротворения. Следовательно, население должно было находиться в постоянном страхе и страхе за свою жизнь.

Тем не менее, именно террор герцога и его сына в городах действительно служил для обращения населения против них и испанского режима Филиппа II.Город Харлем однажды сдался Фадрике в 1573 году, и его реакцией было массовое убийство его граждан. Это означало, что когда он осадил Алкмар, граждане скорее умрут с голоду, чем сдадутся. То же самое и с городом Лейден. Это были две первые крупные победы повстанцев в голландском восстании, которые впоследствии переломили ситуацию против испанцев. В то время как был короткий период восстановления позиций (в основном южные Нидерланды, ведущие примерно к границе, которую вы можете наблюдать сегодня между Нидерландами и Бельгией), была подготовлена ​​почва для образования Республики семи объединенных Нидерландов в 17 веке после Альва и его сын были отозваны и заменены в 1574 году.Фадрике был обвинен во всем, потому что хорошая репутация его отца предшествовала ему, но Альва никогда не простил королю всех наказаний, которые когда-либо подвергал Фадрике, будь то связанные с браком или из-за плохих решений Фадрике в других вопросах.

Герцог был губернатором Милана, вице-королем Неаполя, губернатором Нидерландов (Нидерланды), первым вице-королем Португалии и Алгарвиша, а во время последнего он также стал 12-м констеблем Португалии. С его помощью Филипп II Испанский смог добиться соблюдения своих прав на португальский престол во время португальского кризиса престолонаследия 1580 года, объединив Пиренейский полуостров на какое-то время под одним правителем.В свое время он был великим (уважаемым) военачальником, сейчас он почти забыт своей родной страной, но слишком хорошо помнят на страницах книг по истории Нидерландов.

Его статуя в Антверпене была расплавлена ​​после того, как он был отстранен от должности губернатора, и ее сохранившееся изображение показано ниже. Фраза над изображением переводится как «происхождение голландско-нидерландских проблем».

Герцог Альба (обзор)

Фернандо Альварес де Толедо, третий герцог Альба (1507–1882 гг.), Имеет репутацию столь же кровавой и стойкой, как и любой другой правитель своего времени, в основном благодаря его безжалостному осуществлению испанской политики в Нидерландах.Обращение к репутации Альбы - ключевая функция нового исследования Генри Камена, но книга остается, прежде всего, хорошо читаемым биографическим описанием герцога, в котором голос герцога ясно говорит из его собственных писем и писем других людей. Рассказ о такой выдающейся карьере переплетается с крупными событиями и личностями того времени и, таким образом, охватывает ландшафт европейской войны и дипломатии шестнадцатого века. Несмотря на выдающееся положение Нидерландов в коллективной памяти Альбы, его печально известные годы - это всего лишь сегмент долгой карьеры, которая началась в детстве в окружении его деда и закончилась успешной кампанией по обеспечению испанских владений Португалией.Он много путешествовал на службе Карла V и Филиппа II: в Англию, Францию, Вену, Италию и Германию, а также в Нидерланды. Камен использует свидетельства карьеры Альбы при Карле V, чтобы продемонстрировать готовность герцога видеть Испанию в контексте более широкой европейской политики, возражая против исторического суждения о том, что Альба была шовинистически кастильской в ​​мировоззрении. К тому времени, когда Филипп II унаследовал испанский трон, Альба уже четко осознавал свое место в политике. Он был почти на двадцать лет старше короля и повиновался ему, но без колебаний высказывался с критикой.Это действительно хорошо отражается на терпении Филиппа, когда он терпел явно властный характер, который, тем не менее, считал ценным ресурсом. Камен раскрывает личность Альбы в контексте семьи и суда. Его дед готовил его к карьере и наследству; его жена оказала сильную поддержку и партнерство; его сыновья, чья репутация также сильно пострадала от их участия в нидерландском предприятии, служили помощниками своего отца. Камен не отличается от других в оценке высокомерия Альбы, приписывая это самоанализу и детским образцам уверенности в себе перед лицом потери.Высокая оценка Альбой собственного мнения и достоинства делала его неловким присутствием при дворе, менее привлекательным для современного ума, чем его «соперник» при дворе, принц Эболи. Однако именно ошибочная оценка брака его наследника, а не отрицательная оценка его службы, ускорили изгнание Альбы из суда в конце его карьеры: если Филипп II искал причину, чтобы отстранить его от двора, возможно, важно, что он выбрал внутренний вопрос, а не провал внешней политики.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *