Афинский полководец одержавший победу над персидским флотом: ГДЗ учебник по математике 4 класс Петерсон. Часть 3. 20 урок Номер 9

Содержание

ГДЗ учебник по математике 4 класс Петерсон. Часть 3. 20 урок Номер 9

Викторина "Хочу все знать".
а) Расшифруй имя знаменитого древнегреческого писателя, расположив значения переменной x в порядке убывания и сопоставив им соответствующие буквы.


б) Запиши частное в виде неправильной дроби и выдели целую часть. Расположи полученные смешанные числа в порядке возрастания, сопоставь им соответствующие буквы, и ты узнаешь имя выдающегося афинского полководца, одержавшего победу над персидским флотом у острова Саламин.
С 1265 : 18;
И 941 : 14;
Л 428 : 5;
Ф 1090 : 17;
О 637 : 9;
М 905 : 14;
К 644 : 9;
Е 1097 : 17;
Т 1267 : 18.

Решение а

a=5311

;

5311−3611=41411−3611=1811>4511

− НЕТ;

1811+2811=31611=4511

;

x=4511

.
 

a=6811

;

6811−3611=3211>4511

− НЕТ;

3211+2811=51011

;

x=51011

.
 

a=7511

;

7511−3611=61611−3611=31011>4511

− НЕТ;

31011+2811=51811=6711

;

x=6711

.
 
a = 8;

8−3611=71111−3611=4511>4511

− НЕТ;

4511+2811=61311=7211

;

x=7211

.
 

a=9111

;

9111−3611=81211−3611=5611>4511

− ДА;

5611−1911=41711−1911=3811

;

x=3811

.
 

a=11411

;

11411−3611=101511−3611=7911>4511

− ДА;

7911−1911=6

;
x = 6.
 

a=12211

;

12211−3611=111311−3611=8711>4511

− ДА;

8711−1911=71811−1911=6911

;

x=6911

.
 

Ответ: ПЛУТАРХ − древнегреческий писатель.

Решение б

С=1265:18=126518=70518

0¯12650126¯0000¯500000¯000051870¯


 

И=941:14=94114=67314

0¯941084¯0¯1010098¯00031467¯


 

Л=428:5=4285=8535

0¯428040¯00¯280025¯0003585¯


 

Ф=1090:17=109017=64217

0¯10900102¯000¯7000068¯000021764¯


 

О=637:9=6379=7079

0¯637063¯000¯70000¯0007970¯


 

М=905:14=90514=64914

0¯905084¯00¯650056¯00091464¯


 

К=644:9=6449=7159

0¯644063¯00¯140009¯0005971¯


 

Е=1097:17=109717=64917

0¯10970102¯000¯7700068¯000091764¯


 

Т=1267:18=126718=70718

0¯12670126¯0000¯700000¯000071870¯


 

64217<64917<64914<67314<70518<70718<7079<7159<8535

;
Ф
Ответ: ФЕМИСТОКЛ − афинский полководец.

Глава четвертая КЛАССИЧЕСКИЙ ПЕРИОД (от греко-персидских войн до прихода к власти Александра Великого, 490–336)

Глава четвертая

КЛАССИЧЕСКИЙ ПЕРИОД

(от греко-персидских войн до прихода к власти Александра Великого, 490–336)

Экспедиция под командованием Датиса и Артаферна объединила существенные силы пехоты и кавалерии (возможно, 25 тысяч человек), которые были перевезены на военных кораблях по морю. Гиппий, бывший тиран Афин, сын Писистрата, сопровождал эту экспедицию с целью восстановить свою власть в Аттике с помощью персов. Он рассчитывал найти поддержку в народе среди тех, кто вспоминал о режиме писистратидов как о «золотом веке». По пути флот сжег остров Наксос, покорил Киклады, затем опустошил территорию Каристы на Эвбее, достиг Эретрии, которая после десятидневной осады была сдана в результате измены. Наконец войска высадились в Аттике, в Марафонской бухте, перед Эвбеей. Гиппий давал советы персам в этих операциях.

Афины перед лицом этой опасности отправили гонца в Спарту с просьбой о поддержке. Однако скрупулезные лакедемоняне не посмели отправиться в поход на новолуние, которое должно было наступить через шесть дней: когда же они прибыли, все было кончено. На народном собрании афиняне приняли решение дать бой в открытом поле вместо того, чтобы дожидаться атаки на городские стены. Один из десяти выбранных стратегов, Мильтиад, уже имевший дело с персами во время колонизации Херсонеса Фракийского, настоял на этом решении. Он сыграл решающую роль на поле боя, уговорив полемарха Каллимаха, верховного главнокомандующего, попытать счастья в бою и не выжидать. На расвете сентябрьского дня 490 года удар был нанесен. Платея, верный союзник Афин, прислала подкрепление — тысячу воинов. Гоплиты беглым маршем атаковали персидскую пехоту, по численности в два раза превосходившую их силы, и после рукопашной схватки обратили ее в бегство. Вражеский флот встретил побежденных и поднял паруса. Каллимах и чуть менее 200 афинян пали на поле боя и были похоронены в братской могиле, которая до сих пор заметна на прибрежной равнине Марафона посреди оливковых деревьев.

Персы потеряли почти 6500 человек. Мильтиад и стратеги вернули войско в Афины в тот же день и прибыли вовремя, чтобы предотвратить высадку врага в Фалере. Увидев, что берег защищен, Датис и Артаферн отказались идти дальше и вернулись в Азию, увозя с собой трофеи и пленников с Эвбеи и Киклад.

В глазах Дария операция была проведена с половинчатым успехом. Конечно, Афины избежали кары Великого Царя, но Эретрия, другой город, поддержавший ионийских повстанцев, был жестоко наказан. Пленные эретрийцы были доставлены в Ардерикку, севернее Суз, в Луристане, регионе, где велась добыча нефти. Спустя пятьдесят лет они продолжали говорить на своем языке и сохраняли обычаи — так свидетельствует посетивший их Геродот. Разграбление городов Эвбеи и Наксоса, огромное количество пленников — это, безусловно, позитивные результаты для персов, однако провал в Аттике запомнился им надолго. Афины ничего не теряли от своей выжидательной политики. Стало понятно, что для того, чтобы покорить Грецию, Великому Царю недостаточно десантного корпуса, поддерживаемого флотом.

Дарий начал разрабатывать новый, более масштабный план вторжения, однако восстание в Египте затормозило его осуществление. В этот промежуток времени царь умер (486), и его преемник Ксеркс должен был сначала восстановить порядок в Египте, прежде чем предпринимать новую экспедицию в Европу.

То, что для персов было лишь небольшим поражением, в памяти греков осталось как победа, имевшая огромное значение. Впервые грозная персидская армия была разгромлена в открытом поле гоплитами. До этого она была непобедимой. Этот подвиг Афины совершили собственными силами: город Кекропа, гордившийся своими древними традициями и недавним успехом, отныне был окружен ореолом военной славы, которой не было даже после победы в Халкиде в 506 году. Наряду со Спартой, до сих пор бывшей непревзойденной в отношении войны, Афины заслужили авторитет, который подпитывал их зарождающиеся амбиции. Но прежде всего покушение Дария на Афины заставило греков перед лицом могущественной азиатской империи осознать, что такое греческая культура.

Речь шла не о жизни или независимости одного народа, но о будущем целой цивилизации. Какими бы ни были до этого заслуги Писистратидов перед Аттикой, присутствие Гиппия в персидской армии стало для них символом. В лице юной афинской демократии, выбравшей путь мужественного сопротивления иноземным захватчикам, весь греческий народ выражал свое нежелание оказаться в рабстве. Конечно, греки не раз завоевывали друг друга до и после этого. Но на сей раз речь шла не о рядовом конфликте, где «война — мать всего», как сказал Гераклит, и где сталкивались интересы отдельных людей. Скромная колониальная экспедиция Датиса и Артаферна представлялась грекам не просто попыткой установить иностранное господство в Греции, но угрозой укоренения политической философии крупных восточных государств, в основе которой лежала идея божественной власти суверена и где вместо граждан была безликая толпа, подавляющая личность. Такое будущее воины Марафона, или марафономахи, отказывались принять для себя, своих собратьев и своих потомков.

В противовес Азии, чье могущество, богатство и величие были основаны на подчинении народа воле абсолютного монарха, они выдвинули идеал полиса, жители которого были свободными людьми. Когда ясным летним утром солдаты Мильтиада, вооруженные круглыми щитами и длинными копьями, двинулись против темной массы персов, выделявшейся на фоне блестящих морских волн, они боролись не только за самих себя, но за свое мировоззрение, которое впоследствии станет общим достоянием Запада.

* * *

Вторая греко-персидская война носила совершенно иной характер. Все знали о приготовлениях Ксеркса, начавшихся в 483 году: он не только собрал значительные силы на суше и на море, он также развернул впечатляющие общественные работы. Например, он создал канал вдоль перешейка Акта (полуостров горы Афон) на Халкидике, чтобы не обходить опасный мыс, где корабли Дария понесли большие потери десять лет назад, в 492 году, в ходе операции на северных берегах Эгейского моря. Было очевидно, что готовится новое вторжение и что целью Великого Царя является вся Греция.

В Афинах умер попавший в опалу после неудачной экспедиции на остров Парос Мильтиад. Наиболее авторитетный политический деятель, Фемистокл, видел угрозу и предусмотрел средства ее отражения. По его совету народ ассигновал чрезвычайные средства из Лаврийских рудников для строительства флота из двухсот триер. Спарта, благодаря своей прежней славе и поддержке союзников, стала во главе греческих городов, решивших сражаться за свою независимость. Внутренние войны были прекращены. Собравшиеся на Истме представители разных государств обсуждали свою стратегию и доверили верховное командование спартанским командирам. Аргос, Ахайя, Этолия и Крит сохранили нейтралитет. Гелон, тиран Сиракуз, отказался от участия, поскольку его не пожелали признать главой коалиции. Наконец соглашение между персидским царем и Карфагеном заставило отговорить сицилийского тирана от участия в далеком путешествии из-за пунической угрозы, которая могла возникнуть в любой момент.

Силы Ксеркса, собранные на северо-западе Малой Азии, начали переход через Геллеспонт в начале июня 480 года по понтонному мосту, который персы перебросили через пролив между Абидосом и Сестом под руководством греческого инженера Гарпала.

Флот из 1200 кораблей прикрывал маневры на суше и снабжал провизией многотысячные войска. Все провинции огромной империи предоставили контингенты, о пестроте и живописности которых говорил Геродот. Морская армия состояла из финикийских, египетских и кипрских эскадр, к которым присоединились 300 греческих судов от ионийцев или островных владений царя. Через Фракию и ее греческие колонии, превращенные в сатрапии, затем через Македонию, связанную с монархией Ахеменидов, Ксеркс достигает окрестностей горы Олимп и вторгается в Фессалию, отбросив греков далеко на юг. Фессалийцы и беотийцы (кроме Платеи и Феспии) примкнули к Ксерксу. Первое столкновение на суше произошло при Фермопилах, между морем и Каллидромским хребтом, в месте, которое считалось непроходимым для целой армии. В самом начале августа 480 года персы захватили оборонные позиции греков, которые вражеская колонна обошла по горной дороге. Вовремя предупрежденные, греческие войска были отведены на Коринфский перешеек, а оставшиеся царь Леонид и его триста спартанцев вместе с несколькими беотийцами из Феспии боролись до последнего.
Их жертва воодушевила всех эллинов и была воспета поэтом Симонидом в эпиграммах, выгравированных впоследствии на братской могиле этих храбрецов: «Странник! Скажи Спарте, что мы пали здесь, повинуясь ее законам».

В то же время греческий флот, собранный у мыса Артемисон, в северной части Эвбеи, впервые встретился с эскадрами Великого Царя, шедшими от города Ферм, места, где впоследствии будут построены Фессалоники. Хотя они попали в шторм, разбивший 400 кораблей о скалистый полуостров Магнесию, египетские и азиатские судна отлично показали себя в течение всего боя, длившегося с перерывами два дня. После поражения при Фермопилах греческий флот направился на юг и бросил якорь около острова Саламин, откуда он мог защищать линию укреплений на Истме.

Через Фокиду, которая была разрушена, и Беотию, которая стала союзником, персы пришли в Аттику. По совету оракула афиняне оставили город, чтобы спастись на кораблях, которые доставили их на Саламин и в Трезен. Слабый гарнизон, оставшийся в акрополе, храбро оборонялся до полного истребления.

Афины были разграблены и сожжены. Таким образом, как того желал Дарий, Ксеркс отомстил за сожженные ионийцами храмы в Сардах.

Перед тем как напасть на оборонительные сооружения Истма, царь должен был разрушить греческий флот, собранный у Саламина. Посланцы сообщили ему о распрях и сомнениях в среде союзных греческих военачальников под предводительством спартанца Эврибиада. Афинянин Фемистокл считал, что необходимо дать бой без промедления в водах Саламина, где недостаток пространства помешал бы противнику развернуть все суда и воспользоваться численным превосходством. Он искусно маневрировал, чтобы отвергнуть предложение отступить к Истму. Предупрежденные персы выставили эскадру на западном входе в Элевсинскую бухту, через которую греки могли отступить. Бой теперь был неизбежен. Утром, ближе к концу сентября 480 года, флот Великого Царя с финикийскими судами во главе входит в пролив шириной не более одного километра между Саламином и берегами Аттики. Ксеркс установил свой трон на склонах Эгалеоса, чтобы наблюдать за победой своих эскадр. Греческие корабли были готовы к бою: согласно тактике Фемистокла, они использовали свои возможности маневрировать, чтобы протаранить вражеские суда, которым было тесно и которые начали друг другу мешать. Высадившиеся гоплиты, вооруженные лучше своих азиатских и египетских противников, одержали победу в боях на абордаж. Афиняне и эгинеты, два самых многочисленных контингента в греческом флоте, проявили в сражении свою сноровку и храбрость. После жестокого и беспорядочного боя, суда Великого Царя повернулись другим бортом и двинулись к Фалере, а греки до наступления ночи уничтожали вражеские корабли, которых они, как говорит Эсхил, били «как тунцов». Менее 400 греческих кораблей одолели флот, в три раза превосходивший их числом.

Ослабленный этими тяжелыми потерями персидский флот уже не был опасен. Армия же осталась цела. Однако Ксерксу довольно было увиденного, и время года было неблагоприятное. Он дал приказ отступать, отправив остатки флота к Геллеспонту, а сам двинулся вместе с армией по суше. Сорок пять мучительных дней заняло возвращение обратно в Азию. В Фессалии он оставил одного из своих генералов, Мардония, со значительными силами, который должен был перезимовать на месте, чтобы возобновить наступление весной.

В 479 году, как только наступило время жатвы, в начале июля, Мардоний вторгся в Аттику, жители которой вновь были эвакуированы на Саламин. Поняв, что объединенная греческая армия покинула Пелопоннес, он возвратился в Беотию, оставляя после себя разрушенный город и опустошенные деревни. Он поджидал греков на проходах через Киферон, близ реки Асоп. Его войска были многочисленны и отлично обучены: к персидской и азиатской пехоте присоединились беотийские и фокейские гоплиты; особенно опасной была кавалерия, усиленная эскадронами Фессалии, Беотии и Македонии. Греческая армия под командованием спартанца Павсания, племянника Леонида, насчитывала около 40 000 гоплитов, среди которых было 10 000 спартанцев и 8000 афинян, не считая легковооруженных воинов. Они пересекли Киферон и заняли позиции у подножия горы, перед персами, возле города Платеи. Противники наблюдали друг за другом в течение трех недель. Все это время греки подвергались беспрестанным налетам вражеской кавалерии. Приказ об отступлении, отданный Павсанием, но проигнорированный его подчиненными, побудил Мардония пересечь Асоп со своей пехотой и атаковать дезорганизованную греческую армию. Однако греки стойко выдержали нападение: лакедемоняне, в частности, показали себя достойными своей традиционной славы — они отразили наступление персов и стремительно атаковали врага, обратив его в беспорядочное бегство. Мардоний погиб на поле боя. Афиняне, левое крыло, повергли беотийцев в бегство. Варварский лагерь пал под ударами греков, которые перебили захватчиков. Остатки вражеской армии направились на север под защитой кавалерии. Фивы, после двадцатидневной осады, сдали персидских сторонников. Победители по праву могли праздновать свою победу, делая вотивные приношения в крупные храмы, например, известную змеиную колонну в Дельфах: на этот раз Греция была окончательно спасена.

Битва при Платеях, через год после Саламина, положила конец угрозе, которая в течение пятнадцати лет нависала над греческим миром: но она не положила конец греко-персидским войнам. В тот же день, когда Павсаний разбил армию Мардония на полях Беотии, греческий флот под руководством спартанца одержал другую крупную победу. Он перешел в наступление по призыву ионийцев, которые мечтали избавиться от гнета Ахеменидов. Персидский флот, отказавшийся принять бой, был вынесен к мысу Микале, на азиатском берегу перед Самосом, и его экипаж объединился с войсками региона для создания укрепленного лагеря. Греки высадились и взяли лагерь штурмом, в результате которого ионийские контингенты персидской армии перешли к противнику. Победа при Микале дала грекам превосходство на Эгейском море. Ионийцы почти отовсюду изгнали персидские гарнизоны и послов Великого Царя. Греческий же флот направился к Геллеспонту, чтобы разрушить понтонные мосты, построенные Ксерксом над проливом: но за них это уже сделал шторм. После этого флот вернулся в Грецию, но афинский контингент остался в Проливах и осаждал Сеет, который сдался зимой. Весной 478 года афинский стратег Ксантипп, отец Перикла, привез в Афины вместе с внушительной добычей канаты, связывавшие понтонные мосты Ксеркса. Эти трофеи, посвященные богам в крупных храмах, усилили престиж Афин. Отныне этот город взял в свои руки военно-политическую инициативу в операциях против Азии.

* * *

«С периода персидских войн до Пелопоннесской войны, — как говорит Фукидид, — лакедемоняне и афиняне боролись то между собой, то против своих же союзников, которые стремились избавиться от их власти, то заключали перемирие, не прекращая наращивать военную мощь, по возможности увеличивая боевой опыт». Для историка этот пятидесятилетний период, или Пентеконтаетия, — время назревания конфликта, который вылился в соперничество двух крупных греческих полисов. Спарта, чей авторитет доселе был неоспорим, с беспокойством наблюдала за ростом могущества Афин, которые стали весьма влиятельны на Пелопоннесе. Это восхождение было важным не только для Греции, но и для всей нашей цивилизации: ведь именно после того как Афины вышли на первые роли в политике, началось развитие в сфере литературы, искусства и мышления. Пятидесятилетие, с 480 по 430 год, известно как век Перикла — это период решительного взлета и ослепительного блеска греческой цивилизации.

С зимы 478–477 годов афиняне организовали вместе с ионийскими полисами Малой Азии и островами союз для ведения войны с персами. Их армия оставалась грозной, и постоянно существовала опасность контратаки. Города Малой Азии, Проливы и Эгейское море, которые были под прямой угрозой, требовали постоянной защиты со стороны моря. Одни лишь Афины могли это обеспечить: общность традиций между Аттикой и Ионией, несомненно, способствовала их объединению, однако в основе лежали более широкие интересы. Афины предоставили свой флот в распоряжение союза и взяли на себя командование объединенными силами. Города, не способные предоставить морские контингенты, оказывали ежегодную финансовую помощь, или трибут, размер которой был справедливо установлен и распределен Аристидом. Союзный фонд под руководством афинских казначеев находился под покровительством Аполлона в Делосском святилище, в сердце Кикладского архипелага, который был объектом всеобщего многовекового поклонения ионийцев. Успешные кампании под предводительством афинских военачальников обеспечили контроль над Проливами, изгнали персидские гарнизоны из Фракии, позволили основать афинские военные колоний (клерухии) в устье Стримона и на острове Скирос, пресекли попытку отделения на Наксосе. Наконец, в 467 году сын Мильтиада, Кимон, повел многочисленную эскадру навстречу персидскому флоту на южном берегу Малой Азии; в Памфилии, в устье реки Евримедонт. Он одержал двойную победу на море и на суше, оживившую в памяти битву при Микале. Безопасность греческих городов в Эгейском море отныне была упрочена.

Тем временем основные действующие лица второй грекоперсидской войны сошли со сцены при скандальных обстоятельствах. Павсаний, одержавший победу при Платее, проявил властолюбие, противоречащее традициям спартанского государства. Смещенный с командного поста, он вступил в тайные отношения с Великим Царем. Эти интриги вскоре обнаружились, и его бросили умирать голодной смертью в святилище, где он искал убежище. Фемистокл, подлинный победитель в Саламинском бою, также попал в немилость. Он еще раз помог своей родине, настояв, несмотря на противостояние Спарты, на необходимости строительства стен, разрушенных персами, и укрепления Пирея. Однако политические события отстранили его от афинского народа, он был подвергнут остракизму. Он оказался замешан в переговорах между Павсанием и персами и был изгнан послами Спарты и Афин. Он смог спастись, лишь перейдя под защиту Артаксеркса, сына Ксеркса, который благосклонно встретил его и дал ему земли в Анатолии, где он умер вскоре в 460 году.

Если Афины без Фемистокла нашли в лице Кимона способного правителя и вдохновили его на смелую политику, то Спарта испытывала серьезные осложнения. Она была вынуждена столкнуться с Аргосом, своим соседом и заклятым врагом. Затем неожиданно вспыхнуло восстание илотов, что повлекло за собой третью Мессенскую войну (469–460). Сильное землетрясение в 464 году практически полностью разрушило город: лишь благодаря энергии царя Архидама и традиционной спартанской дисциплине страну удалось спасти от полной катастрофы. Поэтому Спарта не смогла воспользоваться первыми помехами на пути Афин к гегемонии: когда в 465–464 годах остров Фасос у берегов Фраки и пожелал отделиться от афинского союза, он напрасно взывал к помощи Лакедемона; Кимон подавил мятеж после двухлетней осады. Кроме того, Спарта обратилась за поддержкой к Афинам, чтобы подавить восстание мессенцев. Кимон отправился вместе с экспедиционным корпусом, чтобы взять крепость на горе Итоме, где укрывались повстанцы. Лакедемоняне беззастенчиво отказались от помощи. Это был повод для открытого разрыва отношений между двумя государствами: вооруженная борьба сменила двадцатилетний период скрытой вражды.

Внутриполитическое развитие Афин подогревало враждебность Спарты. Кимон всегда испытывал глубокое расположение к консервативным традициям Лакедемона. Но несмотря на его победы, он был подвергнут остракизму в 461 году: он не смог помешать демократической партии, которую возглавляли Эфиальт и сын Ксантиппа, Перикл, провести реформы, ограничивающие функции совета Ареопага, состоящего из бывших архонтов, и оставляющие ему лишь ограниченные судебные функции в делах, связанных с убийством или святотатством. Совет пятисот и суд гелиэи, которые набирались по более демократическим принципам, унаследовали другие функции, до сих пор исполняемые Ареопагом. Хотя Эфиальт почти сразу после этого был убит, изменения были сохранены, о чем Эсхил упоминал в «Орестее» (458): «Откажись от анархии, как от деспотизма» («Эвмениды», 525–526). В то же время Афины развернули наступательные операции одновременно против персов, лакедемонян и их союзников. Расширяя оборонительные ресурсы, построив от города до Пирея сплошное укрепление в продолжение Длинных Стен, они отправили флот в помощь ливийскому правителю, который около Мемфиса пытался поднять Египет против Великого Царя. Эта экспедиция, начавшаяся весьма успешно, завершилась крахом в 454 году: почти все войска были уничтожены. В континентальной Греции Афины добились поддержки Мегары, которая до этого была союзником Спарты, вели войну с Коринфом и сломили могущество Эгины (457), обеспечив себе, таким образом, свободу действий в Сароническом заливе. В Танагре, в Беотии, они потерпели поражение в бою со спартанской армией (457), которая вернулась в Пелопоннес после своего успеха. Афиняне воспользовались этим, чтобы утвердить свою власть в центральной Греции. Затем военные действия на море под частичным командованием Перикла велись на берегах Пелопоннеса. В Западной Локриде, в городе Навпакте, афиняне создали надежный опорный пункт для защиты мессенцев, которые были сосланы спартанцами: теперь они могли контролировать Коринфский залив точно так же, как и Саронический.

Десятилетие с 460 по 450 год было очень важным для Афин: именно в это время Перикл, родившийся около 495 года в знатной семье, связанной с родом Алкмеонидов, стал главным вдохновителем афинской политики. Красивый, обаятельный, образованный, великолепный оратор, компетентный в военном деле, он пользовался абсолютным доверием демократов, которые считали его в политическом и финансовом отношении неподкупным и остались верны ему до конца, несмотря на нападки комических поэтов, расположенных к его противникам. Он вынашивал для своей родины далеко идущие планы огромного значения и не стеснялся использовать крайние меры для их достижения. Убежденный, что афинский народ обладает особенными способностями, он считал, что эти способности дают ему право на гегемонию и что он должен это право реализовать: это привело его к захватнической политике, к которой его сограждане быстро приспособились. Народ находил здесь свою выгоду, поскольку он становился не просто правящей верхушкой конфедерации, но центром целой империи, а финансовые ресурсы союза предоставляли ему денежную помощь: введение ежедневной оплаты для судей гелиэи, увеличение числа государственных служащих в метрополии и во внешнем мире, военные жалованья и пособия, за счет всего этого, по свидетельству Аристотеля, кормились более двадцати тысяч граждан. Если к этому прибавить престижное строительство, которое Перикл развернул в акрополе и которое обеспечивало работой сотни рабочих в течение более двадцати лет, мы увидим, насколько политика Перикла благоприятствовала материальным интересам народа, не говоря о том, какое удовлетворение она приносила народному самолюбию. В 454–453 годах союзная казна была перемещена из Делоса в Афины, перейдя, таким образом, из-под покровительства Аполлона к Афине. Эта мера была продиктована угрозой, которую создавал вокруг Киклад персидский флот из-за провала афинской операции в Египте, но по сути это был политический шаг, который означал полное господство Афин в политике союза. Союзные полисы фактически стали подданными, а союз превратился в империю.

Перикл с помощью Кимона, вернувшегося из ссылки, действовал решительно и энергично. Провал в Египте и захватнические устремления Афин заставили несколько союзных полисов перейти на сторону неприятеля, не без содействия персов. Чтобы развязать себе руки, Афины заключили перемирие со Спартой. Они стремились вернуть отделившиеся полисы под свое влияние. После восстановления своей власти они возобновили войну с персами: Кимон с эскадрой отправился искать сражение к Кипру. Одержав там победу в военных действиях, он скончался от болезни. В 449–448 годах начались переговоры, в результате которых был подписан так называемый Каллиев мир — по имени главы афинской делегации. Автономия греческих полисов Азии была обеспечена. Военные суда Великого Царя больше не могли появляться в Памфилии и Босфоре. Афины, со своей стороны, обязались не покушаться на территории Великого Царя. Установление мира обеспечило безопасность ионийцам, к чему стремился Делосский союз, и морская торговля вновь стала свободной.

Афины воспользовались этим, чтобы утвердить влияние на своих «союзников»: создаются все новые военные колонии (клерухии) на их территориях; Афины все чаще оказывают влияние на внутреннюю политику этих государств, поддерживая демократов; они вводят в оборот аттическую монету и систему мер и весов. Экономическое доминирование шло в ногу с политическим. Тем временем Спарта тоже не бездействовала на континенте. Она начала против фокейцев, афинских союзников, вторую священную войну, чтобы защитить автономию Дельф. Афины быстро дали отпор, однако они столкнулись с трудностями в Центральной Греции, где ряд беотийских городов встретил их враждебно. Один афинский корпус потерпел тяжелое поражение в 446 году при Коронее: и пришлось покинуть Беотию. В Мегаре, а затем на Эвбее поднялось восстание. Наконец, спартанская армия подошла к Элевсину. К счастью для Афин, командир этой армии не пошел в атаку, а, наоборот, отступил. Перикл воспользовался этим, чтобы жестоко наказать восставших эвбейцев. В 446–445 годах он заключил со Спартой перемирие на тридцать лет, благодаря которому установился баланс сил между афинской империей, потерявшей большинство своих союзников на континенте (кроме Платеи и Навпакта), но остававшейся хозяйкой на море, и Пелопонесским союзом под предводительством Спарты, который укрепило присоединение Мегары и Беотии. Обе стороны отказывались от операций против союзников друг друга, но могли действовать по своему усмотрению относительно нейтральных стран. Свобода морской торговли как на западе, так и на востоке была гарантирована.

Несмотря на неудачи в материковой Греции, Афины пребывали на вершине своего экономического и военного могущества. Воодушевленные Периклом, они передали часть фондов для строительства сооружений и статуй в акрополе: строительство Парфенона шло с 447 по 438 год, священное место оставалось объектом непрерывного строительства до 432 года. Одна статуя Афины Парфенос, созданная Фидием, стоила 700 талантов, что равнялось почти двукратному годовому налогу с союзников. В то же время Афины содержали свой флот, поддерживая 60 триер в состоянии боевой готовности в течение восьми месяцев в году. Эти силы позволяли им вторгаться в самые разные области. В 443 году именно афиняне основали в Фуриях, в южной Италии, недалеко от древнего Сибариса, колонию от разных греческих полисов: историк Геродот из Галикарнаса был одним из первых ее жителей. В 440–439 годах Перикл с трудом подавил восстания на Самосе и в Византии. Жестокость подавления самосцев ясно показала всем, что союз превратился в империю с тираническими требованиями. Таким образом, укрепив свой авторитет, Афины теперь могли направить экспедицию на Черное море к Синопу и Амису, где помимо прежних захватчиков поселились новые группы колонов. В 436 году в устье Стримона они основали крупную колонию Амфиполь, чтобы усилить свое влияние во Фракии и на Халкидике. Наконец, на западе Афины заключили союз с Акарнанией.

В этом регионе, как и на Халкидике, интересы Афин сталкиваются с интересами Коринфа, бывшего участником пелопонесского союза. Между Коринфом и его бывшей колонией Керкирой (Корфу) разворачивается конфликт; последняя обращается за помощью к Афинам: в морском сражении в 433 году в прибрежных водах Корфу жители Керкиры ждали подкрепления от Афин, чтобы смять коринфскую эскадру. Появился риск разрастания конфликта, и Перикл, осознававший это, считал его неизбежным. Таким образом, он бросил вызов Спарте. В 432 году он принял декрет, который закрывал торговцам из Мегары доступ к портам и рынкам Аттики и афинской империи: это повергло Мегару, предоставившую убежище беглым рабам из Афин, в экономический паралич. Тем временем в Потидею, крупнейший город на Халкидике, который был колонией Коринфа и сохранял тесный контакт со своей метрополией, была направлена афинская экспедиция. Вторжение в Корфу, осада Потидеи, «мегарский» декрет — такого Спарта стерпеть не могла. Заручившись поддержкой своих союзников, при подстрекательстве Коринфа, она предъявила Афинам ультиматум, требуя по крайней мере отмены декрета против Мегары. По совету Перикла афиняне отвергли это требование: это привело к разрыву и окончательной конфронтации между двумя враждующими полисами. Война, начавшаяся в 431 году, длилась двадцать семь лет и завершилась поражением Афин в 404 году.

* * *

С самого начала конфликта Перикл настоял на принятии дорогостоящей стратегии, которая единственная была способна дать Афинам серьезные шансы на победу. Он отлично осознавал слабость афинских войск перед силами Спарты и ее союзников в бою в открытом поле: ведь не только численное преимущество, но и знаменитая храбрость спартанских гоплитов заставляла их противников задуматься. Очевидно, лакедемоняне ждали столкновения, чтобы решить конфликт исходом одного-единственно-го сражения. Перикл принял решение отказаться от этого боя: население Аттики должно было укрыться за крепостными стенами города, оставив для вражеского вторжения деревни. Зато афиняне полностью использовали свое преимущество на море, не только чтобы поддерживать свободу торговли начиная с Пирея, но и чтобы давать отпор на берегах Пелопоннеса постоянным высадкам и налетам. Триста собственных триер, суда Хиоса, Лесбоса и Керкиры, качество экипажей, базы в Навпакте и Акарнании на западе, господство в Эгейском море, объем финансовых запасов, постоянно пополняемых за счет налогов, — вот преимущества Афин перед их врагом, не столь хорошо оснащенным на море и не столь богатым. Можно было ожидать, что Пелопонесский союз, истощенный беспощадной морской войной, закончит свое существование распадом и что Спарта, брошенная своими союзниками, признает свое поражение. Итак, речь шла об изнурительной войне, где Афины должны были показать твердость и моральную силу, позволяя захватчикам опустошить свои земли, но сохраняя веру в конечный исход войны. Периклу потребовался весь его авторитет, чтобы отстоять свои взгляды: половина населения Аттики — все крестьяне и горожане, имеющие сельские земли, — принесли в жертву свое имущество и образ жизни в пользу долгосрочной стратегии.

Первый период войны, длившийся десять лет (431–421), часто называют войной Архидама — по имени царя Спарты, который проводил первые операции и который, как и многие другие, погиб в 427 году. После налета Фив на Платеи, союзника Афин, спартанская армия вступила в Аттику и разорила равнину, тогда как афинский флот совершал рейд на пелопонесские берега. В следующем, 430 году лакедемоняне вновь вторглись в Аттику. Афины в это время страдали от неожиданно обрушившегося на них удара — эпидемии чумы. Сосредоточение всего населения в городской зоне, где деревенские жители размещались на пустырях в ужасных условиях без всякого соблюдения гигиены, способствовало эпидемии, которая продолжалась больше года и возобновилась в 427 году. Треть населения была истреблена болезнью. В этом ужасном испытании, описание которого оставил нам Фукидид, афиняне на время отвернулись от Перикла, но весной 429 года они вернули ему свое доверие, переизбрав его стратегом. Истощенный, этот великий человек умер осенью. Его гибель лишила Афины единственного политического деятеля, способного довести войну до конца. Кроме него, никто не имел ни подобного доверия, ни ясности ума.

Военные действия шли с переменным успехом. На Халкидике афиняне взяли Потидею (429) после двух лет дорого обошедшихся попыток. В прибрежных водах Навпакта стратег Формион в том же году одержал крупную победу над пелопоннесской эскадрой, во много раз более многочисленной: чтобы отпраздновать свою победу, афиняне построили портик в Дельфийском храме. Но они столкнулись с предательством Митилены — самого значительного полиса на Лесбосе, за что он поплатился разрушением. По предложению вождя демократов, Клеона, подстрекатели восстания подверглись массовой казни. В том же 427 году Платеи, осаждавшиеся в течение двух лет, сдались, а небольшой гарнизон платейцев и афинян был расстрелян. Война приняла жестокий и непримиримый характер.

В 425 году Афины, по счастливому стечению обстоятельств, оказались очень близки к победе. Они ввели несколько отрядов в Сицилию против Сиракуз и городов-союзников Спарты. Эскадра с подкреплением, направленная на запад, из-за плохой погоды была вынуждена стоять на рейде у Пилоса, на западном берегу Мессении. Афинский полководец Демосфен, отличившийся еще в Акарнании, принял решение остаться в Пилосе и укрепиться там с несколькими солдатами, чтобы оттуда контролировать всю Мессению, бывшую уязвимой частью территории спартанцев. Чтобы устранить эту угрозу, лакедемонянам необходимо было взять позиции афинян, сопротивлявшиеся их атакам: они занимают прибрежный остров Сфактерию, закрывающий рейд в Пилосе. В этот промежуток времени внезапно появляется афинская эскадра и блокирует на острове 400 занявших его спартанцев. Число собственно спартанцев в Лакедемонском полисе было таким ограниченным, что блокада 400 из них побудила Спарту просить мира на очень выгодных для Афин условиях. Но народное собрание в Афинах по наущению афинского демагога Клеона, склонного к крайним мерам, повело себя непримиримо и после оживленных дебатов приняло решение уничтожить осажденный на Сфактерии корпус. Под искусным руководством Демосфена афинские войска, во много раз численно превосходящие, разбили лакедемонских гоплитов: спустя двадцать дней Клеон привел в Афины 300 заключенных, среди которых 120 были спартанцами (425). Эта блестящая операция укрепила большинство населения в намерении бороться до победного конца, несмотря на горячие речи Аристофана в пользу мира.

Однако удача отвернулась от Афин. В 424 году афинская армия совершила вторжение в Беотию. В Делионе, недалеко от Танагры, они столкнулись с беотийцами и потерпели поражение в открытом поле: Афины совершили ошибку, не прислушавшись к советам, которые когда-то дал Перикл. С другой стороны, спартанский полководец Брасид отправился в северную Грецию и захватил Амфиполь, несмотря на усилия афинянина Фукидида, который руководил отрядом, размещенным на Фасосе; обвиненный в потере Амфиполя Фукидид был отправлен в ссылку, где посвятил свое свободное время написанию истории этой войны. Между тем Брасид одержал победу на Халкидике, лишив Афины нескольких союзников. Клеон взял на себя командование экспедицией по возвращению Амфиполя: летом 422 года он столкнулся с Брасидом у стен города. И сам он, и Брасид погибли в ходе операции. Одновременное исчезновение лучшего спартанского полководца и афинского военачальника, сторонника беспощадной войны, позволило двум государствам начать переговоры, которые в 421 году завершились так называемым Никиевым миром — по имени афинского политического деятеля, который в них участвовал. Этот мир, заключенный в результате истощения обеих сторон и основанный на взаимных уступках, не разрешал споров о превосходстве между Афинами и Спартой. Он не мог длиться долго.

С самого начала было понятно, что условия договора останутся прописанными лишь на бумаге: Афины, не вернув контроль над Амфиполем и Халкидикой, сохраняли позиции в Пилосе и на Кифере, откуда они могли угрожать Спарте. Сложная дипломатическая игра разворачивается между Спартой и Фивами, Афинами и Аргосом, игра, к которой присоединяется Элида и города Аркадии. Афинскую политику тянули в разные направления Никий, сторонник мира и согласия с Лакедемоном, Гипербол, последователь Клеона во главе демократической партии, и юный Алкивиад, обаятельный и бессовестный интриган, демократ по расчету, стремящийся к власти, ученик Сократа и племянник Перикла. Процедура остракизма, которая была применена в 417 году в последний раз против Гипербола, столкнула друг с другом Алкивиада и Никия, компаньонов и соперников одновременно. Годом раньше Спарта восстановила свой военный авторитет, разгромив в открытом поле близ Мантинеи аргосскую армию, укрепленную отрядами аркадийцев и небольшим афинским контингентом. Со своей стороны, Афины стремились усилить свой контроль над Эгейским морем. Остров Мелос, отказавшийся присоединиться к союзу, был взят силой, все взрослое мужское население было истреблено (416–415). Эта расправа вызвала всеобщее возмущение, но афинский народ, проигнорировав это, отправил экспедицию на Сицилию.

Уже долгое время на Сицилии Сиракузы были на первых ролях. В начале века смелая политика наследственных тиранов — Гелона, а затем его брата Гиерона — способствовала росту могущества и территориальных владений города. Их слава затмила славу других западных тиранов, таких как Ферон в Агригенте и Анаксилай в Регии. Они блестяще отстояли греческую культуру перед пуниками в одержанной Гелоном победе в Гимере (480) и перед этрусками — в выигранной Гиероном в 474 году морской битве при Кумах. В Олимпии были найдены многочисленные этрусские шлемы, переданные Гиероном в дар в честь победы. Даже после падения тирании, в 466 году, через год после смерти Гиерона, Сиракузы оставались самым могущественным полисом Сицилии. Верные своим истокам, они сохраняли хорошие отношения со своей метрополией, Коринфом, и с самого начала Пелопоннесской войны объединили для Коринфа и Спарты большинство греческих городов острова. Афины в 427–424 годах стремились поддержать Леонтини и Камарину, боровшихся против Сиракуз и их союзников с помощью Регия, однако это вмешательство не дало результатов. Теперь необходимо было воспользоваться передышкой на континенте, чтобы возобновить политику на западе. Поводом для этого стала просьба о помощи города Сегесты, союзника Афин, который находился в состоянии войны с Селинунтом, союзником Сиракуз. Всегда осторожный Никий отговаривал афинян от этого мероприятия. Алкивиад же был самым горячим его сторонником. Для народа, надеявшегося на материальные выгоды, этот поход обещал жалованье и трофеи. Совместное командование экспедицией, на которую были выделены значительные средства, было поручено Алкивиаду и Никию. На исходе весны 415 года начался поход.

Несколькими днями раньше осквернение святыни вызвало негодование афинян: колонны с головой Гермеса, установленные в знак народного почитания божества на улицах и на агоре при Писистратидах, были осквернены ночью неизвестными лицами. Поднялось всеобщее негодование, и под подозрение попал Алкивиад, поскольку его уже подозревали в осмеянии Элевсинских мистерий. Чтобы найти его, на Сицилию был отправлен корабль, однако он скрылся в Спарте. Там он в ярких красках описал намерения своей родины в отношении запада. Лакедемоняне, последовав его советам, отправили в Сиракузы спартанца Гилиппа, чтобы тот возглавил сопротивление вторжению, и решили возобновить военные действия в материковой Греции. Эти мероприятия увенчались успехом: после двух лет безрезультатных действий, несмотря на усилия лучшего афинского полководца Демосфена, экспедиционный корпус не смог захватить Сиракузы, но позже нападение на Сиракузы было отдано под искусное руководство Гилиппа, от которого они и пали летом 413 года. Никий и Демосфен были казнены победителями. Выжившие попали в плен и проданы в рабство, после чего они были отправлены на сиракузские каменоломни, или латомии.

Тем временем возобновилась война в материковой Греции. В том же 413 году лакедемоняне по совету Алкивиада вторгаются в Аттику и укрепляют крепость Декелию у подножия Парнаса, откуда они контролируют район Афин. Этот пункт, удерживаемый в течение всего года, позволил им отныне постоянно блокировать город с суши, не давая использовать земельные ресурсы деревни и, в особенности, закрывая доступ к лаврийским серебряным рудникам, откуда бежали работавшие там рабы. Сложный период 412–404 годов отмечен, с одной стороны, безнадежными попытками Афин избавиться от давления со стороны своих внешних врагов, а с другой стороны — многократными попытками реформировать политический режим, который считался причиной краха на Сицилии. Амбиции отдельных лиц играли немалую роль в военных действиях, зачастую решая их исход. Это была трагическая и беспощадная борьба, в которой каждый рисковал не просто своей головой, но и судьбой всей республики. Военные подвиги, дипломатические переговоры, подозрительные махинации авантюристов, народные движения, вызванные к жизни демагогами, интриги в тайных обществах, или гетериях, политические убийства, смертные приговоры, избиение пленников — вот что повсеместно видит историк в этот беспокойный период истории. Уникальные фигуры политических деятелей, бывших при этом и полководцами, знаменуют собой неожиданные повороты событий: сначала Алкивиад, затем афиняне Ферамен, представитель умеренного крыла, демократ Фрасибул и стратег Конон, спартанцы Лисандр, энергичный и талантливый полководец, хитрый и беспринципный переговорщик; персидские сатрапы Фарнабаз и Тиссаферн, младший сын Великого Царя Кир младший, организовавший поход десятитысячного войска. Отныне роль персов в развитии конфликта становится определяющей. Прошли те времена, когда греки объединялись против азиатской угрозы. Теперь они, напротив, начинают бороться за союз с Ахеменидами и их представителями в Анатолии: помимо военной помощи, им необходимо было золото царя, чтобы покрыть военные расходы и переманить наемных солдат из другого лагеря более высоким жалованьем. Этот фактор стал решающим для окончательной победы Спарты.

Сражение у мыса Нотий - морское сражение, произошедшее в 406 году до н. э. между афинским и спартанским флотами в ходе Пелопоннесской войны и закончившееся пора

                                     

1. Предыстория

В октябре 407 года до н. э. Алкивиад отплыл из Пирея на 100 триерах с 500 гоплитами и 50 всадниками. Под его началом были Аристократ и Адимант, командовавшие пехотой, и Конон - опытный флотоводец. Его целью была Иония и близлежащие острова, где оставались спартанские базы. Важнейшие города Милет и Эфес, а также острова Хиос, Андрос и Тенос находились под контролем Спарты. Афиняне планировали освободить эти пункты от противника, а также и море в целом, чтобы восстановить свою державу и убедить персов отказаться от поддержки Спарты.

Между тем спартанцы смогли восстановить свой флот, доведя его численность до 70 кораблей. Весной 407 года до н. э. командование спартанским флотом принял Лисандр, сменивший на этом посту Кратесиппида. Лисандр перенёс свою ставку из Милета в Эфес, установил дружественные связи с персидским наместником Киром Младшим и сумел заручиться личной поддержкой ионийских олигархов

Алкивиад отправился с флотом против восставшего Андроса. Он нанёс поражение андросцам и поддерживавшим их спартанцам, но главный город острова ему взять не удалось. Теперь народ требовал от него ещё более крупных побед, однако Алкивиад был стеснён в финансовых средствах. После Андроса он двинулся к Эфесу, устроив базу в Нотии, в порту Колофон. У Алкивиада было 80 кораблей, силы Лисандра возросли до 90 кораблей. Алкивиад попытался вызвать спартанцев на бой, но они отказались. В это время ему приходилось часто отлучаться для поиска финансовых средств для жалованья морякам.

В феврале 406 года до н. э., отправляясь за жалованьем, Алкивиад оставил командующим флотом кормчего своего корабля Антиоха. Это решение подвергалось критике ещё с античных времён. По-видимому, на флоте не было военачальника, и Алкивиад решил назначить человека, которому мог доверять, приказав ему не вступать в бой со спартанцами. Однако Антиох, как пишет Диодор, "будучи по натуре легкомысленным человеком и горя нетерпением самостоятельно совершить какой-нибудь блестящий подвиг", решил дать бой спартанцам. Возможно, он рассчитывал действовать по тому же плану, по которому афиняне победили в 410 году до н. э. при Кизике - выманить противника, а затем эскадрами в засаде ударить по флангам. Однако здесь это не могло бы сработать - спартанцы знали о количестве кораблей у афинян и тут не было мест, где можно было бы спрятать триеры.

Read 100 великих войн Online by Соколов Борис Вадимович

2009

Война Египта с племенами Палестины

(1472–1460 годы до н. э.)

В 1472 году до н. э. царь гиксосов Кадеш поднял в Северной Палестине восстание против египтян. К нему вскоре примкнули и другие местные племена. Только в 1469 году фараон Тутмос III собрал 20-тысячную армию и вторгся в Палестину. У крепости Мегиддо произошло сражение. Армия Кадеша уступала в численности армии фараона. Войско гиксосов располагалось в долине Мегиддо в центральной Палестине, к северу от горы Кармель. Здесь же была и крепость Мегиддо, занятая гарнизоном повстанцев. Войско Тутмоса сбило неприятельские заставы с перевала Мегиддо и прорвалось в долину. Фараон построил свою армию вогнутым фронтом с выдвинутыми вперед крыльями. Северное крыло египтян, оказавшись между флангом гиксосов и крепостью Мегиддо, атаковало и опрокинуло неприятельский центр. Кадеш с остатками армии бежал с поля битвы. После этого египтяне принялись грабить лагерь побежденных и упустили возможность ворваться в крепость на плечах противника. Им пришлось осадить Мегиддо. Через семь месяцев крепость капитулировала. Трофеями египтян стали 924 колесницы, 2238 лошадей и тысячи голов скота. После этого египетская армия разрушила еще несколько палестинских крепостей и основала одну свою крепость. Все 330 князей, захваченных в Мегиддо, признали власть фараона. Однако для полного подавления восстания Тутмосу пришлось совершить еще пятнадцать походов в Палестину.

Египетские и иноземные воины фараона Аменхотепа IV направляются к храму бога Атона. Рельеф из гробницы Эль-Амарне. XVIII династия

Египетское войско делилось на подразделения в 6, 40, 60, 100, 400 и 600 воинов. Подразделения объединялись в отряды в 2, 3 и 10 тысяч человек. Обычно армия состояла из 3 или 4 отрядов различной численности. При таком расчлененном боевом порядке можно было сравнительно легко и быстро совершать длительные марши и осуществлять сложные маневры и перестроения во время сражения.

Египетско-хеттские войны

(конец XIV – начало XIII века до н. э.)

Войны между Египтом и Хеттской державой (государством Хатти), занимавшей территорию Малой Азии, за господство в Палестине, Сирии и Финикии.

По утверждению египетских источников, первыми на границы Египта напали хетты. Египетский фараон Рамсес II двинулся в поход против хеттского царя Муваталли на пятый год войны. Сражение произошло в 1312 году до н. э. у города Кадеша (Кинзы) в Сирии, где 20-тысячное египетское войско, в котором преобладали нумидийские наемники, столкнулось с 30-тысячной армией хеттов (по другим данным, у Муваталли было 35 тысяч воинов, в том числе 6 тысяч всадников и 3500 боевых колесниц). В войске хеттов численно преобладали малоазийские и палестинские союзники. Египетское войско, как и хеттское, состояло из пехоты и колесниц и было разбито на три отряда. Связи на марше между отрядами не было. Рамсес полагал, что противник находится далеко к северу, и с передовым отрядом двинулся к Кадешу, рассчитывая занять крепость до подхода хеттов. Но отряд попал в засаду, устроенную малоазийскими союзниками хеттов, в том числе дарданянами – как считается, легендарными троянцами гомеровского эпоса. Фараон поверил сообщению подосланного к нему лазутчика, утверждавшего, будто хеттские войска отступили к северу от Кадеша, и поспешил занять город. Об отступлении хеттов докладывали ему и командиры египетских отрядов в Палестине. Неожиданно перед отрядом фараона выросла стена неприятельских колесниц, прорвавших египетский строй и почти достигших ставки Рамсеса. Эти колесницы были переправлены вброд через реку Оронт.

Они были больше египетских и несли экипаж из трех человек: возницы и двух стрелков. Фараон на колеснице вместе со своими телохранителями ринулся в битву и вскоре оказался в окружении. Однако скученность громоздких хеттских колесниц мешала хеттам использовать свой успех. Тут Рамсеса спас подошедший к полю боя отряд отборных «молодцов», двигавшийся от морского побережья. Их колесницы внесли смятение в неприятельские ряды. Хеттские колесницы оказались под двойным ударом. Многие из них были сброшены в реку Оронт. Однако Муваталли послал в бой еще тысячу колесниц, и военное счастье вновь стало клониться на сторону хеттов. Лишь с большим трудом отряд фараона после подхода подкрепления смог вырваться из окружения. При этом египтяне расстроили вражеские ряды и захватили пленных. Но хеттское войско не было разгромлено и в порядке отступило к Кадешу. Муваталли почти не использовал в бою свою пехоту и сохранил достаточно сил для продолжения битвы на другой день. На следующий день сражение не имело решительного исхода. Когда египтяне начали было одолевать, из ворот Кадеша вышел 8-тысячный отряд под командованием Муваталли. Он остановил натиск египтян и дал возможность хеттскому войску спокойно укрыться за крепостными стенами. Обе стороны за два дня боев понесли большие потери. Овладеть Кадешем египтянам не удалось. По предложению Муваталли было заключено перемирие. Рамсес обезопасил Палестину от хеттских притязаний. Хетты, в свою очередь, сохранили свой контроль над Сирией.

Битва при Кадеше между войсками Рамсеса II и хеттов. Рельеф из Карнакского храма в Фивах. XIX династия

Через три года война возобновилась, и египетские войска опять дошли до сирийской границы. Фараону пришлось подавить восстание своих палестинских подданных из племени ханаанеян и взять ряд крепостей в Палестине и Южной Сирии.

Штурм города обычно происходил следующим образом. С помощью топоров египтяне старались сокрушить крепостные ворота, а длинные лестницы помогали им взбираться на стены. Наступающие прикрывались щитами и передвижными стенками с навесами. На обороняющихся обрушивался град стрел, дротиков и камней. Население покоренных городов обращалось в рабство.

В 1296 году, уже при новом хеттском царе Хаттусили III, между Египтом и Хеттской державой был заключен мирный договор, скрепленный браком Рамсеса с дочерью Хаттусили. Обе стороны признали раздел Сирии и оставили Палестину за Египтом.

Война Египта с «народами моря»

(конец XIII–XII век до н. э.)

«Народы моря» представляли собой морских пиратов семитского происхождения, базировавшихся на островах Средиземного моря и на побережье Южной Европы. Они неоднократно нападали на Египет. Приблизительно в 1200 году до н. э. фараон Рамсес II, имея флот в 400 судов, у города Мигдол в Ливии смог разбить флот «народов моря», в союзе с которыми выступали ливийцы. Это было первое из известных в истории морских сражений.

Один из «народов моря», филистимляне, после поражения у Мигдола высадился в Палестине и впоследствии дал свое имя этой стране. Преемник Рамсеса II Рамсес III укрепил боеспособность египетского войска, навербовав ливийских и нумидийских наемников и отменив телесные наказания. Отныне солдаты наказывались только «лишением чести», т. е. жалованья. Храбростью в бою провинившийся мог искупить свой проступок и вновь стать полноценным воином. В середине XII века армия Рамсеса III в последний раз восстановила контроль Египта над Палестиной, но после смерти фараона египетские войска навсегда покинули эту страну.

Морская битва египтян с «народами моря» при Рамсесе III (IV). Часть рельефа из храма Мединет-Хабу. ХХ династия

Завоевания Кира Великого

(VI век до н. э.)

Правитель маленького государства Фарс на юго-западе современного Ирана Кир II Куруш легко завоевал могущественную Мидию, свергнув с престола царя Астиага, чья дочь была матерью Кира. Это произошло в 559 году. Ранее мидийцы сокрушили Ассирию и Урарту. Но мидийская знать восстала против Астиага и предпочла пригласить на престол его внука – царя маленького соседнего царства, жителей которого стали называть персами, а всю страну, которая оказалась под властью Кира и основанной им династии Ахеменидов, – Персией. Опираясь на персов и мидян, новый царь завоевал едва ли не весь цивилизованный мир, известный к тому времени, создав первую в истории мировую империю.

Персидское войско состояло из пехоты, кавалерии и боевых колесниц. Пехоту составляли общинники, для которых служба в армии являлась государственной повинностью. Всадники были людьми знатными, равно как и те, кто шел в бой на колесницах. Для того чтобы служить в кавалерии, надо было иметь средства, достаточные для покупки лошади, не говоря уж о боевых колесницах.

В 547 году царь Лидии Крез в союзе с Халдеей (Вавилоном), Египтом и Спартой вторгся в Персию. В том же году Кир разбил лидийскую армию при Птерии. В 546 году Крез потерпел еще более тяжелое поражение при Тимбре, недалеко от лидийской столицы Сарды. По утверждению древнегреческого историка Геродота, в этой битве у Кира было 200 тысяч воинов, а у Креза – еще больше. Вероятно, действительные цифры были меньше в 4–5 раз, и не исключено, что на самом деле численный перевес был на стороне персов.

После покорения Лидии персидская армия в 545–539 годах завоевала Парфию, Согдиану и Бактрию. В октябре 539 года войска Кира без боя заняли Вавилон. Персидский царь освободил иудеев от «вавилонского плена» и разрешил им вернуться в Палестину. В 537–530 годах персы заняли район к западу от реки Инд, а в Средней Азии продвинулись до реки Яксарт (Сырдарья). Там в 529 году Кир был убит в стычке со скифским племенем массагетов.

Незадолго до смерти он успел подготовить поход в Египет, который осуществил уже его сын и наследник Камбис, в 525 году завоевавший долину Нила. Камбис собирался покорить всю Северную Африку и идти походом на пунийский город Карфаген. Но финикийский флот отказался перевезти персидскую армию для нападения на своих соплеменников. Если верить Геродоту, Камбис повел свою армию Ливийской пустыней, где она почти вся погибла, застигнутая песчаной бурей. Но неизвестно, был ли поход персов на Карфаген в действительности. Ведь если бы почти вся персидская армия погибла, как бы Камбис смог удержать контроль над Египтом, да и над остальными провинциями империи?

Греко-персидские войны

(495–449 годы до н. э.)

Война между союзом греческих городов-государств (наиболее крупные из них – Афины и Спарта) и Персидской империей. Об этих войнах мы знаем только по греческим источникам.

Прологом к войне послужило восстание в 500 году греков Милета против персидского владычества. Афины и Эретрия из балканской Греции послали на помощь Милету 25 кораблей, что дало возможность персидскому царю Дарию I объявить войну балканским грекам после того, как в 496 году было подавлено милетское восстание.

Активные боевые действия начались только в 490 году. До этого поход персов во главе с зятем Дария греком Мардонием на Балканы в 492 году был сорван из-за гибели флота. Новая же экспедиция сначала развивалась вполне успешно. Эретрия, располагавшаяся на о-ве Эвбея, была взята после кратковременной осады, а ее жители вывезены на поселение в Персию. А вот с Афинами вышла осечка.

О греко-персидских войнах мы знаем из «Истории» Геродота и других греческих источников. Они утверждают, что армия Дария насчитывала миллион человек. Из них будто бы 100 тысяч человек высадились на полуострове Аттика у местечка Марафон, находившегося в 42 км 195 м от Афин (это расстояние стало марафонской дистанцией в легкой атлетике). Афинская армия, по Геродоту, насчитывала 10 тысяч пехотинцев-гоплитов и возглавлялась 10 стратегами, старшим из которых был Мильтиад. Еще примерно тысячу гоплитов выставил союзный Афинам город Платея. Греческий историк Павсаний утверждал, что персидское войско у Марафона насчитывало 300 тысяч человек, а афинян и их союзников было менее 10 тысяч. Скорее всего, Мильтиад располагал несколько менее чем 5 тысячами тяжеловооруженных пехотинцев – гоплитов и примерно таким же количеством легковооруженных воинов. В действительности персы под Марафоном высадили небольшой отряд, рассчитывая выманить основную часть афинского войска из Афин, где должно было произойти восстание персофильской партии. На помощь восставшим должны были прийти главные силы Дария.

Когда персидский военачальник Датис убедился, что армия Афин прибыла к Марафону, то счел свою задачу выполненной. Персы начали грузиться на корабли. Командующий афинским отрядом Мильтиад атаковал прикрывавший отход персидский арьергард и нанес ему поражение. Персидская кавалерия – главная сила Дария – была уже погружена на корабли и в бою не участвовала. Со стороны персов сражались только пешие лучники и скорее всего небольшая фаланга греческих гоплитов. Фаланга во главе с Мильтиадом, когда до противника оставалось 150–200 шагов – дистанция полета выпущенной из лука стрелы, перешла на бег. Тем самым они не дали возможности времени неприятельским лучникам для эффективного обстрела. Кроме того, быстрый бег усиливал силу натиска. Персидские войска не выдержали напора и вынуждены были отступить к гавани. Афинская армия вынуждена была сделать передышку, так как бойцы утомились от быстрого бега, а фаланга по ходу боя нарушила свой строй. С помощью фаланги легко было выиграть бой, но трудно – реализовать плоды победы. Персидские лучники рассеялись и смогли быстро добраться до кораблей. Когда через несколько часов афиняне возобновили преследование, персы уже успели погрузиться на корабли, но вынуждены были бросить часть своего имущества в лагере, доставшегося победителям. Но ни пленных, ни лошадей грекам захватить не удалось. Основные потери они понесли при схватке с персидским арьергардом уже на берегу. Здесь пал и афинский стратег Каллимах, который, скорее всего, и командовал в действительности греческой армией в битве при Марафоне, и лишь позднейшая историческая традиция приписала ведущую роль уцелевшему Мильтиаду.

Геродот утверждает, что афиняне потеряли 195 человек убитыми, а персы – 6400. В действительности потери персов вряд ли существенно превышали потери афинян. Дело в том, что на поле сражения афиняне погребли не только своих, но и персов. Холм с захоронением греков был впоследствии раскопан археологами. Если бы персов погибло несколько тысяч, как говорил Геродот, то их захоронение представляло бы собой еще более внушительную возвышенность. Но ничего подобного на марафонском поле так и не было обнаружено.

Сразу же после победы в Афины был послан гонец. Он пробежал без остановки весь путь, успел прокричать на рыночной площади Афин, что персы разбиты и отступили, и рухнул замертво. После этого оппозиция не рискнула поднять восстание. Греческие войска, совершив форсированный марш, быстро вернулись восвояси. Непогода же не позволила персидскому флоту вовремя прибыть к Афинам. Дарий отплыл к берегам Малой Азии.

В дальнейшем смерть Дария и восстание в Египте, длившееся с 486 по 484 год, заставили персов отложить новый поход в Грецию. Новый царь Ксеркс только в 480 году, укрепив свое положение внутри страны, двинулся в поход на Балканы. Его армию Геродот с комической точностью исчисляет в 4 200 тысяч человек, включая обозы. Дельбрюк доказал абсурдность этого числа простым примером. Прусский армейский корпус в конце XIX века, согласно уставу, при численности в 30 000 человек при походе растягивался примерно на 21 км, без учета повозочного парка. Следовательно, если верить Геродоту, походная колонна армии Ксеркса должна была, даже без обозов, растянуться примерно на 3000 км. Следовательно, в тот момент, когда авангард персов высаживался в Греции, арьергард должен был находиться еще в персидской столице Сузах, за рекой Тигр. В действительности и греческая и персидская армия вряд ли превышали по численности несколько десятков тысяч.

Персы переправились на Балканы по большому мосту, построенному через Геллеспонт (Дарданеллы). Действия сухопутной армии поддерживал большой флот. Греческий флот не сумел помешать высадке. Армия греков, состоящая из отряда спартанцев в 300 человек во главе с царем Леонидом, а также отрядов фиванцев и феспийцев, прикрывала Фермопильский проход между северной и средней Грецией. Персам удалось обойти защитников Фермопил. Тогда Леонид бросил навстречу им 4,5 тысячи из 7 тысяч гоплитов, которыми он располагал. Но почти весь этот отряд был уничтожен 10-тысячным корпусом «бессмертных» – личной гвардии персидского царя. Оставшиеся с Леонидом фиванцы сдались на милость победителям. Только спартанский царь с отрядом из 300 человек своих телохранителей дрался до конца. Все они пали в бою. Тем временем основные сухопутные силы греков отступили к Коринфскому перешейку, отделявшему Пелопоннес от остальной Греции. Здесь на помощь афинянам пришла основная часть спартанской армии. Войска Ксеркса заняли Аттику, в том числе и Афины. Греческий флот потерпел поражение у мыса Артемизий, но сохранил боеспособность и отступил к о-ву Саламин. Туда было эвакуировано и почти все население Афин, так что персам достался пустой город.

Лаконский воин («Царь Леонид»). Скульптура первой половины V в. до н. э. Мрамор

Судьба греко-персидских войн была решена в морском сражении у Саламина. Командовавший афинским флотом стратег Фемистокл был и его создателем.

Для того чтобы заманить неприятеля в узкий пролив, отделяющий Саламин от материка, где персы не могли использовать свой численный перевес, Фемистокл написал Ксерксу письмо, где утверждал, будто греческий флот готов к капитуляции. Персидский царь поверил, поскольку знал, что в греческом лагере существуют острые разногласия. Спартанцы предлагали отплыть к Пелопоннесу, в противном случае угрожая увести свои корабли. Против решения Ксеркса идти к Саламину из персидских предводителей выступила только царица Галикарнаса в Малой Азии Артемисия. Она предлагала вместе с сухопутной армией двинуться к Пелопоннесу, вынуждая спартанские корабли уйти от Саламина. Однако большинство военачальников решило атаковать греческий флот. Когда флот Ксеркса вошел в пролив, его атаковали греческие триеры, более мощные суда, чем финикийские галеры, составлявшие основу персидского флота.

Фемистокл. Скульптура первой половины V в. до н. э. Мрамор

Численный перевес персидского флота сыграл здесь против него: скученные корабли в условиях поднявшегося волнения на море несли больше урона от столкновений друг с другом, чем от неприятеля. В этом сражении греки сражались с греками и финикийцами, и тактики придерживались одинаковой: таранили суда противника или пришвартовывались к ним, и находящиеся на судах гоплиты вступали в абордажный рукопашный бой.

Греки потеряли в сражении 40 кораблей из 350, персы – половину из 500 судов, участвовавших в бою.

После поражения флота Ксеркс с большей частью армии покинул Грецию. Пребывание основной массы персидских войск на Балканах теряло смысл: после гибели значительного числа кораблей их невозможно было снабжать. Здесь остался один только корпус под командованием Мардония. Он увел персидские войска из Аттики и закрепился в союзной персам Фессалии.

После победы при Саламине Фемистокл предлагал послать флот к Геллеспонту и разрушить мост, лишив тем самым персидскую армию на Балканах последнего пути снабжения. Однако восторжествовала точка зрения других стратегов, считавших, что прежде всего необходимо освободить Грецию от персов.

Весной 479 года Мардоний получил подкрепления и вновь занял Афины. Однако в том же году в Малой Азии у мыса Микале греческий флот под командой спартанского царя Леонтихида и афинянина Ксантиппа, благодаря измене служивших у персов моряков из числа ионийских греков, сжег остатки персидского флота. Лишенный снабжения, Мардоний вынужден был оставить Афины и принять сражение у города Платеи в Беотии с объединенным греческим войском во главе со спартанским царем Павсанием. В этом сражении афиняне имели 8 тысяч гоплитов и столько же легковооруженных воинов. Примерно такой же по численности армией располагали спартанцы. Мардоний был убит в самом начале сражения, что дезорганизовало его войско. Большая часть персидской армии и ее греческих союзников (фессалийцев, беотийцев и др.) погибла или была пленена. В целом же судьбу греко-персидских войн решили сражения не на суше, а на море. Вскоре после битвы при Платеях были взяты Фивы – крупнейший греческий город, вставший на сторону персидского царя.

В 478 году Афины создали Делосский морской союз (по имени острова Делос – места сбора союзного флота и хранения союзной казны). В дальнейшем война проходила за пределами Греции. В 468 году афинский полководец Кимон одержал победу над персами у реки Эвримедонта на южном побережье Малой Азии. Однако соперничество Спарты и Афин привело к войне между ними, что ослабило греков. В 454 году отборный афинский флот, посланный на помощь восставшим против власти персов египтянам, был полностью уничтожен в дельте Нила. Вскоре был истреблен и отряд афинян, выдержавший полуторагодичную осаду на одном из островов в дельте Нила. Персы отвели воду из одного из рукавов реки и смогли атаковать осажденных по суше. В 449 году афиняне взяли реванш, одержав победу в двойном, сухопутном и морском, сражении у кипрского города Саламин. В том же году греко-персидские войны завершились Каллиевым миром (по имени главы греческой делегации). Он был подписан в Сузах. Персидский царь вынужден был отказаться от гегемонии в бассейне Эгейского моря и признал автономию греческих полисов Малой Азии.

В ходе греко-персидских войн выяснилось, что наиболее мощным боевым построением на суше является фаланга – сомкнутый строй тяжеловооруженных пехотинцев – гоплитов, главным оружием которых было двухметровое копье – сарис. Они имели также большой круглый деревянный щит «гоплона», обтянутый кожей или плотным полотном. Гоплиты были вооружены также короткими мечами и имели металлические шлемы, панцири и поножи. Глубина фаланги составляла от 8 до 16 рядов, а один ряд мог насчитывать до тысячи человек, что давало ширину фронта до 500 м. Фаланги формировались из наиболее состоятельных граждан греческих полисов. Менее состоятельные граждане, а также неграждане-метейки формировали вспомогательные отряды пращников и лучников, без тяжелого вооружения, а также экипажи морских судов.

Нарушившая строй фаланга обрекалась на поражение перед неприятельской конницей и пешими лучниками. Фаланга могла действовать только на равнинных участках местности, без холмов и оврагов. Такие участки в Греции были невелики по площади. На них еще могла развернуться фаланга в несколько тысяч человек, но для отрядов конницы, действовавшей в рассыпном строю, не хватало места для маневра. Дисциплина фаланги была дисциплиной гражданской общины греческого полиса.

Народы Персии такой общины не знали. Конные лучники вербовались из кочевых племен. Они привыкли к вольной жизни и лучше всего действовали в россыпном строю на равнинной местности. В гористой Греции персидским конникам негде было развернуться. Да и сокрушить ощетинившуюся копьями и прикрытую крепкими щитами фалангу лучникам было не под силу. Персидские военачальники не смогли наладить оптимального взаимодействия кавалерии с тяжеловооруженной пехотой. Пешие же персидские лучники становились легкой добычей неприятельских фаланг.

Пелопоннесская война

(431–404 годы до н. э.)

Война между Афинами и Спартой и их союзниками за гегемонию в Греции. Ей предшествовали конфликты афинян со спартанскими союзниками Коринфом и Мегарой. Когда афинский правитель Перикл объявил Мегаре торговую войну, возглавляемый Спартой Пелопоннесский союз потребовал отменить торговую блокаду, объявленную Мегаре Афинским морским союзом. Афины отказались, и война началась.

Афинские воины. Надгробие конца V в. до н. э. Мрамор

Спарта полагалась на свое превосходство на суше: ее гоплиты были наиболее многочисленными и профессионально подготовленными. Афины же безраздельно господствовали на море, имея флот в 300 триер.

Боевые действия начались с того, что фиванцы атаковали союзный с Афинами город Платеи. Нападение не удалось. Многие фиванцы были убиты, а попавшие в плен – казнены. Тогда спартанские войска во главе с царем Архидамом вторглись на землю Аттики. Перикл распорядился, чтобы сельское население укрылось за «длинными стенами», прикрывавшими территорию между Афинами и Пирейской гаванью. Спартанцы опустошили окрестности города, но на осаду не решились. Тем временем афинский флот совершил вылазку к западному побережью Пелопоннеса, но произвести высадку десанта не рискнул. Вскоре Архидам очистил Аттику. Афинская армия воспользовалась этим и захватила Мегару и Эгину.

В 430 году Архидам повторил вторжение в Аттику. На этот раз он осаждал Афины в течение нескольких месяцев. В переполненном беженцами городе начался голод и эпидемия чумы. По некоторым данным, вымерла четверть населения Аттики. Но активные действия афинского флота вынудили спартанцев отступить. Афиняне разрушили несколько городов на побережье Пелопоннеса, взяли пленных. В начале 429 года им удалось после длительной осады захватить Плотидею на Халкидике. Корабли Афин блокировали Пелопоннес, однако для полномасштабного вторжения у афинян не хватало пехоты. Война приняла характер борьбы на истощение. В осажденных Афинах распространились эпидемии. Смерть Перикла, ставшего жертвой чумы в 429 году, привела к обострению борьбы демократической и аристократической партий в Афинах. В 428 году спартанцы опять вторглись в Аттику. Афинянам же удалось взять отложившийся от Афин город Митилена на острове Лесбос. В 427 году пелопоннесцы после двухлетней осады взяли Платеи, уничтожив афинский гарнизон.

Нараставшие тяготы войны и борьба партий побудили афинян попытаться усилить армию и нанести спартанцам поражение на суше. В 425 году афинский стратег Демосфен захватил гавань Пилос на Пелопоннесе и построил там крепость. Спартанцы в ответ высадили 420 гоплитов на острове Сфактерия против Пилоса. Но афинский флот нанес поражение флоту Спарты и ее союзников. В результате гарнизон Сфактерии оказался отрезанным. На остров под командованием главы афинской демократической партии и первого стратега Клеона высадился отряд в 800 афинских гоплитов и 800 пелтастов. Пелтасты – это легковооруженные воины. Главным их оружием были метательные копья – дротики или пращи для метания камней, а также короткие мечи. Доспехи пелтастов состояли из облегченного круглого щита – пелта, а также из шлема и кожаного или холщового панциря. Пелтасты измотали спартанскую фалангу, обстреливая ее дротиками и камнями и быстро отступая при приближении неприятельских гоплитов. В конце концов спартанцы были блокированы в небольшом укреплении и принуждены были к сдаче. В плен попало 292 человека.

Но победа под Пилосом была сведена на нет рейдом спартанского полководца Брасида в северную Грецию. Он выступил с двухтысячным отборным отрядом и вторгся в Халкидику. При Делии в 424 году афиняне потерпели поражение, потеряв не менее тысячи гоплитов. С помощью македонского царя Пердикки Брасиду удалось взять Амфиполь – важнейшую афинскую колонию на полуострове. Афиняне вынуждены были стянуть основные силы во главе с Клеоном к Амфиполю. В 422 году здесь произошла решающая битва. Погибли оба полководца, Брасид и Клеон, а афинское войско было разгромлено.

Силы обеих сторон были истощены, и в 421 году был заключен Никиев мир (по имени главы партии мира в Афинах) на основе довоенного статус-кво. Однако вопреки договоренности спартанский гарнизон остался в Амфиполе, а афинский в Пилосе.

Фактически Никиев мир оказался только перемирием. В 420 году стратегом в Афинах был избран предводитель военно-аристократической партии Алкивиад. Он организовал экспедицию на Сицилию. Захват этого богатого острова должен был подорвать снабжение Пелопоннеса хлебом и принудить Спарту к капитуляции. В 415 году к Сицилии отправился флот из более чем 100 афинских триер. К нему присоединился флот союзников. Афинянам удалось взять город Катану и приступить к блокаде Сиракуз – крупнейшего города Сицилии. Однако в разгар осады Алкивиад был отозван в Афины, где должен был предстать перед судом. Демократы обвиняли его в религиозном кощунстве. Полководец, передав командование Никию, предпочел бежать в Спарту. Тем временем на Сицилии высадилось спартанское войско во главе с полководцем Гисиппом. Оно смогло деблокировать Сиракузы. Спартанцы вместе с сиракузцами атаковали осаждавших. Прибывшая на помощь из Афин эскадра в 75 триер с 5 тысячами воинов во главе с Демосфеном была разбита пелопоннесским флотом. Сухопутные силы афинян и остатки флота вынуждены были капитулировать. Взятые в плен Никий и Демосфен были казнены, а более 7 тысяч афинских моряков и солдат обращены в рабство. Всего же афиняне потеряли более 10 тысяч человек и 200 триер.

Афины еще держались, но после сицилийской катастрофы от них отпали многие союзники: острова Хиос, Лесбос, малоазийский Милет и др. По совету Алкивиада спартанцы в 413 году возвели укрепленный лагерь в Декелее, в 20 км от Афин, и повели блокаду города. В результате постоянных неприятельских набегов оказалось подорвано сельское хозяйство Аттики.

Основные силы афинского флота были направлены к Самосу, чтобы предотвратить переход на сторону противника полисов этого острова. Пелопоннесский же флот укрепился в Милете. Спартанцы заключили договор с персидским сатрапом Тиссаферном, признав суверенитет персов над малоазийскими греками. Персы же предоставили спартанцам субсидии на содержание флота. Пелопоннесский флот был усилен также эскадрами ионийских греков. Противостояние у Самоса было прервано в 411 году олигархическим переворотом в Афинах. Власть перешла к Совету четырехсот, избираемому только 5 тысячами наиболее богатых граждан. Олигархи попытались достичь соглашения со Спартой на основе Никиева мира. Однако спартанцы настаивали на полном отказе Афин от гегемонии на море. В это время афиняне потерпели поражение у Эретрии. Спартанцы заняли Эвбею, которая была богаче Аттики. Правительство четырехсот пало, и власть перешла к Ферамену, выражавшему интересы 5 тысяч наиболее состоятельных граждан. Одновременно Алкивиад перешел на сторону Афин, возглавил флот у Самоса. Ему удалось заручиться поддержкой персов и одержать несколько побед над пелопоннесским флотом. Благодаря этому удалось вновь наладить подвоз хлеба в Афины из греческих колоний на берегах Черного моря. В 407 году Алкивиад вернулся в Афины во главе флота из 200 триер с богатой добычей и пленными. Его сделали стратегом-автократором с неограниченной властью. Но править Алквиаду пришлось недолго.

Персы, обеспокоенные успехами афинян, предоставили новые субсидии спартанцам. Спартанский наварх Лисандр смог нанести поражение афинскому флоту у мыса Нетия. После этого Алквиада изгнали из Афин.

В следующем, 406 году, афиняне одержали свою последнюю крупную победу. Пелопоннесский флот был разгромлен у Аргинусских островов, а его начальник Калликратид, сменивший Лисандра, погиб. В начале боя афинский стратег Конон столкнулся у Лесбоса с основными силами спартанского флота и, потеряв 30 триер, укрылся в Митиленской гавани. Ему на выручку двинулись 110 афинских триер, подкрепленные 40 триерами союзников. У Калликратида было 170 триер, из которых 50 он оставил для блокады Митилены, а остальные двинул навстречу афинскому флоту у Аргинусских островов. Перевес афинян в 30 триер оказался решающим. К тому же флагманский корабль Калликратида был захвачен противником в самом начале битвы, что нарушило управление пелопоннесским флотом. Спартанцы потеряли 77 кораблей, а афиняне – только 25. Однако поднявшаяся буря не позволила похоронить погибших в соответствии с установленным обычаем. За это шесть афинских военачальников во главе с командующим флотом Фрасиллом были казнены.

С персидской помощью спартанцы восстановили флот и в 405 году разгромили афинян в морском сражении при Эгоспотамах в Гелеспонтском проливе. Перед этим Лисандр, благодаря персидским деньгам, вдвое повысил жалованье своим матросам и объявил, что такое же жалованье будут получать афинские гребцы, если перейдут к нему на службу. Это вызвало массовое дезертирство из афинских рядов.

В битве при устье реки Эгоспотамы афинским флотом в 180 триер командовал Конон, спартанским в 170 триер – Лисандр. В течение пяти дней оба флота, выстроившись в линию, стояли друг против друга, не вступая в бой. На шестой день Лисандр, выждав момент, когда неприятельские экипажи сошли на берег, чтобы пополнить запасы воды и пищи, атаковал. Одновременно на суше из-за Эгоспотамы внезапно перешла в наступление спартанская пехота. Спастись сумели только 9 триер под командой Конона, на которые успели сесть все гребцы.

Суда же с неполным составом гребцов не могли маневрировать и стали легкой добычей спартанцев. Им досталась 171 триера и 3 тысячи пленных, которые были немедленно казнены.

Афины были осаждены, на этот раз не только с суши, но и с моря. В апреле 404 года голод вынудил афинян капитулировать. «Длинные стены» были срыты, а остатки афинского флота уничтожены. Афинам было разрешено иметь только 12 небольших судов для охраны Пирейской гавани. Гегемония в Греции перешла к Спарте. В Афинах под ее давлением было установлено олигархическое правление «комиссии тридцати», названной в народе «тридцатью тиранами». Их возглавлял философ Критий – ученик великого Сократа. Но уже в 403 году блок демократов и умеренных олигархов, поддержанный Спартой, низверг «тиранию тридцати». Критий был убит, а Афины уже никогда не смогли возродить свое былое значение. Спартанцы же продолжили военные действия в Малой Азии, стремясь поставить под свой контроль местных греков. Однако спартанская гегемония длилась только три десятилетия. В 371 году в битве при Левктрах спартанцы и их пелопоннесские союзники были разбиты фиванцами во главе с полководцем Эпаминондом, впервые применившим новый строй фаланги – косой клин. В рамках этого строя левое крыло фаланги стало наиболее мощным – глубиной до 50 рядов, за счет ослабления центра и правого крыла. Благодаря этому удавалось легко прорвать фронт неприятельской фаланги. В дальнейшем фалангу с «косым клином» заимствовали македоняне.

Коринфская война

(399–387 годы до н. э.)

Война Спарты и Пелопоннесского союза против коалиции Персии, Фив, Коринфа, Аргоса и Афин.

Ей предшествовала междоусобная война в Персии. В 401 году борьбу за персидский престол вели братья Кир и Артаксеркс. Младший брат Кир обратился за помощью к Спарте и получил разрешение набрать наемное войско в Грецию. В Персию отправилось 13 тысяч греков. В 401 году в битве при Кунаксе вблизи Вавилона армия Кира была разбита, а сам он погиб. Однако греческие наемные войска смогли отразить все атаки войск Артаксеркса и в полном порядке отступить с поля битвы. 10 тысяч оставшихся в живых греков выбрали своим предводителем Ксенофонта, историка и философа, друга великого Сократа. Начался знаменитый «поход десяти тысяч» из Мидии к Черноморскому побережью, описанный впоследствии Ксенофонтом в «Анабасисе». Греки смогли отразить все нападения местных племен и добраться до Колхиды, где вынуждены были выдержать тяжелое сражение с колхидянами. Весь поход воины Ксенофонта двигались в виде четырехугольника – каре, в центре которого помещались обозы. В горах же Колхиды их фаланга не могла сохранить строй, поэтому Ксенофонт разбил все свое войско на роты – лохосы в 12 рядов по 8 человек, между которыми образовал интервалы.

Боевая греческая колесница. Фрагмент греческой вазы

Было построено 80 лохосов из гоплитов. Пелтасты и лучники составили в центре и на флангах три отряда по 600 человек. Первыми пошли вперед фланговые лохосы. Колхидяне попытались обойти их и нарушили при этом строй своего центра. Тогда центральные лохосы прорвались в промежутках неприятельского войска и заняли вершину горы. Колхидяне обратились в бегство, а армия Ксенофонта дошла до Трапезунда и отплыла на родину.

Артаксеркс, укрепившись на престоле, стал захватывать греческие города Малой Азии, союзные Киру и Спарте. В результате в 399 году спартанцы объявили персам войну. Персия привлекла на свою сторону ряд греческих государств, недовольных гегемонией Спарты. Так как основным театром военных действий стал Коринфский перешеек, эту войну назвали Коринфской.

На персидские деньги Афины смогли восстановить Длинные стены и создать флот, который в союзе с персидским нанес поражение спартанскому флоту.

Однако на суше спартанские гоплиты сохраняли свое превосходство. Чтобы бороться с ними, афинский стратег Ификрат удлинил копья своих гоплитов и облегчил их доспехи. Теперь копья четвертой шеренги оказывались перед фронтом.

В нескольких стычках на суше спартанцы потерпели поражения от афинян. Однако, опасаясь усиления Афин, Персия заставила своих союзников заключить в 387 году компромиссный Анталкидов мир. Он передавал Персии малоазийские города и провозглашал автономию всех греческих государств. В результате гегемония Спарты как самого мощного греческого государства сохранилась.

Беотийская война

(378–362 годы до н. э.)

Война Пелопоннесского союза во главе со Спартой против коалиции Фив, Афин и их союзников.

В 378 году спартанцы безуспешно попытались захватить афинскую гавань Пирей. В ответ Афины заключили союз с Фивами и создали Второй Афинский морской союз. В него вошли острова Родос, Лесбос, Эвбея, Спорадские острова, а позднее – Керкира и Закинф. Спарта, видя в Афинском морском союзе угрозу своему господству, в 378 году начала войну против Афин, к которым присоединились Фивы. Боевые действия шли с переменным успехом. В 378 году спартанская армия во главе с полководцем Клембротом вторглась в Беотию. Из Мегары она совершила фланговый марш, чтобы выйти к дороге, ведущей в Фивы. У города Левктры спартанцам преградила путь фиванская армия, которой командовал Эпаминонд. Сражение развернулось на равнине шириной около 2 км. У спартанцев было 10 тысяч гоплитов и тысяча всадников. Фиванцы располагали 6 тысячами гоплитов и тысячей всадников. Левый фланг спартанского войска составляли пелопоннесские союзники, а правый сами спартанцы. Кавалерия стояла впереди фаланги. Эпаминонд впервые применил «косой» боевой порядок. На левом фланге он построил свои основные силы глубиной в 50 шеренг. В тылу колонны полководец поставил «священный отряд» в 300 фиванцев – лучшую часть всего войска. Фиванская армия выстроилась на возвышенности, причем правый, более слабый фланг, упирался в холм. Спартанцы же занимали долину. В начале боя фиванская конница нанесла поражение спартанской, а затем 50-шеренговая колонна атаковала правый фланг спартанцев, прорвала их строй и обрушилась на их центр. Армия Клемброта была разбита.

Эпаминонд

После победы при Левктрах Эпаминонд вторгся в Пелопоннес. Но теперь Афины, опасаясь возвышения Фив, перешли на сторону Спарты. С помощью войска афинского стратега Ификрата спартанскому царю Агесилаю удалось отразить фиванское вторжение.

В 362 году Эпаминонд опять двинулся через Коринфский перешеек. Большое сражение произошло при городе Мантинее. На стороне спартанцев на этот раз опять сражались афиняне, а построение фаланг союзников было более глубоким, чем в битве при Левктрах. «Косой» строй фиванцев и на этот раз прорвал неприятельский фронт, но спартанцы смогли перестроиться и остановить натиск фиванцев. В этот момент Эпаминонд был смертельно ранен. Хотя битва и закончилась вничью, но гибель полководца деморализовала фиванскую армию. Она отступила к Коринфскому перешейку.

После Беотийской войны уже ни одно государство не могло претендовать на гегемонию в Греции.

Войны Александра Македонского

(334–323 годы до н. э.)

Войны царя Македонии Александра в союзе с греческими государствами, имевшие целью завоевание Персидской империи.

Походу на Персию предшествовало завоевание Греции отцом Александра Филиппом. В период с 357 по 348 год Филипп завоевал все греческие колонии на фракийском побережье. За это время македонянам также покорилась Фессалия, но соединенные силы афинян, спартанцев и ахеян отразили попытку Филиппа проникнуть в среднюю Грецию через Фермопильский проход. В 342 году власть Македонии признали Эвбея, Эпир и Этолия. Это обеспокоило Афины, где диктаторскую власть обрел Демосфен, создавший антимакедонскую коалицию. В 339 году Филипп вторгся в среднюю Грецию. Решающая битва, обеспечившая победу Македонии, произошла в 338 году при Херонее. Против македонян сражались армии Афин, Фив, Коринфа и некоторых других полисов во главе с Демосфеном. С обеих сторон армии насчитывали по 30 тысяч человек. Главный удар нанесло левое крыло македонской армии, которым командовал Александр. Оно разгромило фиванское войско и предопределило общий успех.

Филипп замышлял войну против Персии – самого богатого государства того времени. Для этой цели Македония в 338 году создала союз всех греческих государств, за исключением Спарты. Но в разгар подготовки похода на Восток, в 337 году, Филипп был убит. Войско возглавил его сын Александр.

В 336 году македонский авангард во главе с Парменионом вторгся в Малую Азию. В это время вспыхнуло антимакедонское восстание в Фивах, где оказался в осаде небольшой македонский гарнизон. Узнав об этом, Александр с основной частью армии двинулся в Беотию. Он атаковал Фивы, из цитадели которых совершили вылазку осажденные македоняне. Город был взят, а 30 тысяч фиванцев проданы в рабство.

Пока Александр расправлялся с Фивами, Парменион потерпел ряд неудач в борьбе с греческим полководцем Мемноном, служившим царю Дарию, и в 335 году вынужден был отступить к Геллеспонту. От полного разгрома Пармениона спас Александр, переправившийся в 334 году в Малую Азию во главе 35-тысячного греко-македонского войска. Персы, хотя и имели флот, значительно превосходящий по числу кораблей флот греков (400 судов против 160 у Александра), не смогли помешать высадке. Македонский царь оставил в Греции 12 тысяч пехотинцев и 1,5 тысячи кавалеристов, чтобы поддерживать свое господство в стране и отражать возможные вылазки Спарты и персидские десанты.

Мемнон предлагал не принимать боя с македонским войском, а отступать вглубь страны, уничтожая все запасы фуража и продовольствия. Затем, когда армия Александра ослабнет, полководец предлагал дать ему бой, собрав все войска из восточной части Персидского государства. Однако Дарий не хотел без боя отказываться от богатых малоазийских провинций и недооценивал силу неприятельской армии.

Первое сражение произошло у реки Граник в Малой Азии. Здесь Александр столкнулся с наиболее боеспособной частью персидского войска – греческими гоплитами.

Ко времени похода Александра Персидская держава сохраняла лишь призрачное единство. Сатрапии (наместничества) превратились в полусамостоятельные государства, которые весьма неохотно выделяли воинов и припасы в армию царя и к тому же враждовали друг с другом. В случае отступления персидского войска многие сатрапии могли без боя перейти на сторону Александра.

В битве при Гранике численный перевес был на стороне греко-македонского войска. Александр имел в своем распоряжении 32 000 пехотинцев и 5100 кавалеристов. Дарий мог противопоставить ему не более 20 тысяч пеших воинов, половину из которых составляли греки, и не более 3 тысяч кавалеристов-персов. Персидские войска заняли оборонительную позицию в сильно пересеченной местности, прикрытую Граником, рассчитывая отразить нападение превосходящих сил противника. Александр построил в центре фалангу гоплитов с «косым клином», а на флангах поставил кавалерию и легкую пехоту. Сильнейшая часть фаланги форсировала Граник и рассеяла персидских лучников до того, как они смогли нанести ей сколько-нибудь существенные потери. Македонская конница рассеяла персидских кавалеристов, а потом обрушилась с фланга на греческих наемников, которые понесли наиболее тяжелые потери. Войско Дария вынуждено было отступить.

В сражении при Гранике греко-македонское войско потеряло убитыми 85 всадников и 30 пехотинцев. Можно предположить, что не менее 500 человек было ранено. О потерях персидской армии достоверных сведений нет, но эти потери наверняка в несколько раз превышали потери греков и македонцев.

После победы при Гранике армия Александра без боя захватила большинство греческих городов Малой Азии. Только Милет и Галикарнас пришлось брать штурмом. Персы под командованием греческого полководца Мемнона смогли эвакуироваться оттуда морем. Сам Мемнон вскоре умер, что было большой потерей для Персидской империи: она лишилась единственного достойного противника Александра.

В 333–334 годах македоняне без боя заняли Карию, Ликию и Памфилию на юго-западе Малой Азии. Затем Александр захватил Киликию и двинулся в Сирию. Туда же пришел из Вавилона Дарий с вновь сформированной армией.

Следующее крупное сражение между ними произошло в 333 году при заливе Исса в Сирии на побережье Средиземного моря. Обе армии стояли на разных берегах реки Пинар. На стороне греко-македонского войска был общий численный перевес и преимущество в пехоте. Персы же имели несколько более многочисленную кавалерию, но место сражения для ее действий было выбрано неудачно. Персидские всадники находились за рекой на равнине и могли атаковать неприятельскую фалангу только тогда, когда она уже весьма значительно потеснит персов.

В начале сражения Дарий двинул в бой личную гвардию и оставшиеся у него греческие отряды. Их подкрепляли персидские гоплиты и лучники, а также кавалерия. Александр сам возглавил атаку тяжелой кавалерии на правом фланге против личной гвардии Дария. После ожесточенного боя Дарий с телохранителями покинул поле сражения. В этот момент левый фланг греко-македонского войска теснила персидская конница. Александр бросил против нее фессалийскую кавалерию, которая смогла обратить неприятеля в бегство. После этого персидская пехота оставила поле боя.

В битве при Иссе греко-македонская армия потеряла убитыми 300 пехотинцев и 150 кавалеристов. Раненых было не менее 2 тысяч. Среди них оказался и сам Александр. Потери персидской армии были значительно больше, но точных данных о них нет, равно как нет надежных сведений о ее численности. Приводимые греческими источниками цифры, будто Дарий при Иссе располагал 600 тысячами человек, стоят не больше, чем утверждения Геродота о многомиллионной армии Ксеркса.

Битва Александра Македонского с Дарием при Иссе. Мозаика из дома Фавна в Помпеях. Конец II – начало I в. до н. э.

Главное значение битвы при Иссе состояло в том, что после поражения во втором подряд генеральном сражении войско Дария оказалось деморализовано. Основная часть греческих наемников уцелела в бою. Однако потом большинство из них, по разным источникам, от 4 до 8 тысяч человек, покинули Дария и направились в Финикию, откуда на кораблях вернулись в Грецию. Таким образом, персы лишились наиболее боеспособной пехоты. Лишь небольшой отряд греков отступил вместе с Дарием за Евфрат.

Александру досталось много пленных. В его руках оказалась казна и гарем персидского царя, а также личная колесница Дария. Часть добычи была взята в лагере персов, а часть – в открывшем ворота победителю Дамаске, где греки и македонцы захватили почти весь персидский обоз.

Войско Александра двинулось в Финикию. Большинство финикийских городов сдались без боя, предоставив в распоряжение завоевателя свой флот. Главная база персидского флота Тир пал только после семимесячной осады в 332 году. Стены Тира разрушались с помощью стенобитных машин, поставленных на корабли. Город был захвачен, когда стены оказались разрушены. 8 тысяч горожан было убито, а 30 тысяч – проданы в рабство.

Из Финикии Александр двинулся в Египет. На верность ему присягнула Иудея. Египет сдался Александру без боя, а местные жрецы охотно признали его божественное происхождение.

Дарий предложил заключить мир, предлагая уступить часть малоазийского побережья и заплатить большой выкуп за пленных, в том числе своих родственников. Персидский царь готов был заключить союз с завоевателем, но Александр требовал, чтобы «царь царей» пришел к нему как к «подлинному господину всей Азии». Дарий в ответ предложил разделить свою империю, отдав Александру все средиземноморские провинции, которые тот уже завоевал. Македонский царь был непреклонен. Тогда Дарий стянул все оставшиеся в его распоряжении войска на подступы к Вавилону. Александр же весной 331 года выступил из Египта в поход вглубь Персии. У деревни Гавгамелы к северу от Вавилона произошло последнее крупное сражение этой войны.

Войско Дария теперь состояло почти исключительно из представителей азиатских народностей. Впервые персы собирались использовать против Александра 100 боевых колесниц, оснащенных острыми серповидными ножами, и 15 слонов. Численность персидской армии неизвестна, но вряд ли она превышала 30 тысяч человек, учитывая потери в предыдущих сражениях, уход греческих наемников, оккупацию неприятелем половины территории империи и малую мобилизационную способность восточных сатрапий Персидской державы. Александр же, получивший подкрепления из Греции и сумевший навербовать пополнения в малоазийских городах, имел на этот раз армию в 56 тысяч человек, включая 4 тысячи (по другим данным – 7 тысяч) кавалеристов и 30 тысяч гоплитов. Персы имели превосходство в коннице: по оценке Дельбрюка, у них было до 12 тысяч всадников. Численность же персидской пехоты лишь немного превышало это число. Чтобы нейтрализовать превосходство неприятеля в коннице, Александр построил свое войско так, чтобы оно могло отражать атаки со всех сторон.

Персы начали сражение с атаки боевых колесниц и слонов, за которыми следовала конница. Однако македонские и греческие лучники и пращники перебили большинство колесничих и вожатых слонов. Неуправляемые животные обратились в бегство и смяли персидскую пехоту. Часть персидской конницы прорвалась сквозь строй греческой легкой пехоты на левом фланге, но натолкнулась на фалангу македонских гипаспистов (щитоносцев) – воинов с более длинными (до 3 м), чем у обычных гоплитов, копьями, и была остановлена. В это время на правом фланге Александр во главе македонской конницы прорвал строй тяжеловооруженной неприятельской пехоты и столкнулся с личной гвардией персидского царя. Дарий опять не выдержал и покинул поле боя. Персидские войска, узнав о бегстве царя, стали поспешно отступать. Александр бросился на помощь своему левому крылу, которым командовал Парменон. Там неприятельская конница теснила греко-македонскую пехоту. Часть персидских всадников ворвалась во вражеский лагерь и начала грабить его. Тем самым они упустили время для удара фаланге в тыл. Александр же ударил во фланг персам, атаковавшим Парменона, и заставил их отступить. Отступление вскоре превратилось в беспорядочное бегство. Много персов было перебито греко-македонской конницей или попало в плен. Потери же армии Александра составили около 500 человек убитыми.

После поражения при Гавгамелах организованное сопротивление персидской армии прекратилось. Дарий бежал в Бактрию, где в 330 году был убит бактрийским сатрапом Бессом, провозгласившим себя новым персидским царем под именем Артаксеркса IV. Однако вскоре он был выдан своими приближенными Александру и казнен. В том же году греко-македонское войско разграбило и сожгло персидскую столицу Персеполь. Затем оно двинулось в Среднюю Азию – в Бактрию и Согдиану. Там вспыхнула партизанская война. Некоторые македонские гарнизоны были перебиты. Только в 328 году Александру удалось подавить здесь сопротивление, казнив несколько тысяч человек. Предводитель восстания, один из приближенных Бесса Спитамен, был убит массагетами, в знак покорности приславших Александру его голову.

Македонский царь был провозглашен наследником Дария, объединившим в единое царство Грецию, Македонию и Персию. Укрепив свое господство в восточных сатрапиях, Александр решил завоевать Индию. В 327 году он перешел через Гиндукуш и двинулся к Инду. Отряды местного царя Таксилы препятствовали переправе. Тогда Александр приказал своим всадникам в нескольких местах имитировать переправу. Когда противник рассредоточил свои силы, отряд македонцев высадился на одном из островов выше по течению, а затем и на другом берегу. Армия Таксилы бросилась к месту переправы, Александр переправил основную часть войска вброд. С Таксилой ему удалось заключить союз против другого индийского царя – Пора.

В 326 году на реке Гидасп греко-македонские войска столкнулись с армией Пора, насчитывавшей 20 тысяч пехотинцев, 2 тысячи всадников, 300 боевых колесниц и 85 слонов. Александр выступил в индийский поход во главе армии в 40 тысяч македонян и греков, подкрепленных несколькими десятков тысяч азиатских союзников. Однако многие не выдержали тягот похода и непривычного тропического климата, а других пришлось оставить в гарнизонах завоеванных областей. К Гидаспу подошло около 30 тысяч человек. Из них непосредственно в схватке с Пором участвовало 11 тысяч человек, в том числе 5 тысяч – конных. Александр приказал своей армии выдвигаться к реке, а потом быстро отходить назад. Так повторилось несколько раз. Вскоре индийцы перестали обращать внимание на эти упражнения, и Александру удалось переправить через Гидасп 11-тысячный отряд на 14 км выше того места, где стоял лагерем противник. Атаковавшая десант индийская конница была отбита. Тогда Пор бросился с главными силами своей армии к месту переправы. Главную ставку он делал на слонов, которых поставил в центре боевого порядка. Кавалерию обе стороны сосредоточили на флангах. Правофланговая македонская кавалерия во главе с Александром легко одолела индийских всадников и обошла индийскую пехоту. Однако когда македонцы приблизились к слонам, атака захлебнулась. Лошади пугались слонов, а те хоботами хватали воинов и бросали их в воду. В это время лучники, сидевшие в башенках на спинах слонов, осыпали македонцев стрелами. Тогда против слонов двинулись пелтасты, дротиками, камнями и стрелами поражавшие вожатых. Раненые слоны стали давить индусскую пехоту. Греческая и македонская конница тем временем зашла неприятелю в тыл с обоих флангов. Войско Пора не выдержало двойного удара и обратилось в бегство. Большинство слонов и 9 тысяч пленных, среди которых был сам Пор, достались победителям. Потери греко-македонского войска убитыми составили около 1000 человек, в том числе до 300 всадников.

Македонское войско двинулось к Гангу, но большинство солдат и командиров были слишком утомлены десятилетними боями и походами. Климат Индии был слишком непривычен для жителей Балкан. Уступая требованиям армии, Александр повернул назад. Он разделил свое войско на две части. Столицей своей империи Александр сделал Вавилон, куда и повел сухопутный отряд. Другой отряд поплыл морем к Персидскому заливу. Много воинов Александра погибло при переходе через пустыню Гедрозии. Вавилона они достигли лишь в начале 324 года. Александр готовился к походу на Запад, чтобы покорить Рим и Карфаген и сделать Средиземноморье «македонским озером». Новый «царь царей» мечтал сплотить греков, македонцев и жителей бывшей Персидской державы в единый народ. В 323 году, в разгар подготовки похода на Запад, Александр умер от малярии. Вскоре новая империя распалась на ряд государств, примерно по границам прежних сатрапий. В сатрапиях, расположенных к западу от Евфрата, укрепились государства с преобладанием греческой культуры и с династиями, основанными сподвижниками Александра: Птолемеи в Египте, Селевкиды в Сирии и Малой Азии и несколько других, более мелких. Еще в двух царствах, Парфянском и Греко-Бактрийском, преобладала иранская культура.

Успехи Александра объясняются не только его полководческим талантом, но и высокой боеспособностью имевшегося в его распоряжении греко-македонского войска и внутренней слабостью Персидской империи. Македония и греческие полисы, выставлявшие всеобщее гражданское ополчение, обладали значительно большей мобилизационной способностью, чем держава Ахменидов, где в армию вербовались только представители воинственных кочевых племен и греческое население малоазийских полисов, а во флот – жители финикийских городов.

Александр умел прекрасно использовать не только сильные стороны своей армии, но и результаты достигнутых побед. Он следовал стратегии сокрушения, стремясь сосредоточить главные усилия против наиболее слабого пункта в позиции противника.

Войны диадохов

(323–281 годы до н. э.)

Диадохами (последователями) называли полководцев Александра, которые после его смерти начали междоусобную борьбу за раздел империи. В эту войну вступили – Пердикка, которого перед смертью Александр назначил регентом при своем будущем сыне, Александре IV, который родился через два месяца после смерти отца; Антипатр, правитель Македонии и Греции; Эвмен, секретарь Александра, ведавший дипломатическими делами; Птолемей Лаг и Лисимах – адъютанты Александра; Селевк, командир корпуса пажей, составленного из знатной македонской молодежи; зять Антипатра Кратер, Полиперхонт, Антигон и сын Антипатра Кассандр, а также сын Антигона Деметрий – командиры дивизий в греко-македонском войске. После смерти Александра диадохи договорились признать его сына царем. До его совершеннолетия Пердикка был назначен верховным стратегом Азии, а Антипатр – верховным стратегом Европы. Антигон получил в управление Фригию, Памфилию и Ликию, Эвмен – Пафлагонию и Каппадокию, Птолемей Лаг – Египет, Лисимах – Фракию и Ионию, Селевк – Вавилонию.

В 322 году против македонского господства восстали Афины и другие греческие города. Антипатр с войском заперся в крепости Ламия в Фессалии. Ему на помощь пришел Кратер, и они разбили греков в битве при Кремноне, а македонский флот уничтожил афинский флот в битве при Аморгосе. Афины были взяты македонской армией, а вождь повстанцев философ Демосфен принял яд. Но эта скоротечная война была только началом большой драки за наследство Александра.

В 321 году Пердикка был убит людьми, подосланными Птолемеем. Кратер, вторгшийся в Македонию, в 320 году погиб в сражении с Эвменом. Вот Антипатру по тем временам неслыханно повезло. Он умер своей смертью в 319 году. В 317 году у города Паратакен в Иране произошла битва между войсками Эвмена и Антигона, не давшая решительного перевеса ни одной из сторон. На следующий год противники сошлись вновь, но еще до начала сражения Эвмена убили его же солдаты, подкупленные Антигоном.

В 311 году между диадохами было заключено перемирие. Согласно его условиям, Кассандр должен был править Македонией до совершеннолетия Александра IV. Под контролем Лисимаха остались Фракия и Херсонес, Птолемей владел Египтом, Палестиной и Кипром, Антигон – Малой Азией и Грецией, а Селевк – территориями к востоку от Евфрата. Но перемирие продержалось недолго. Уже в следующем году Роксана и ее сын Александр были убиты по приказу Кассандра. В 309 году возобновились широкомасштабные военные действия. В 308 году Деметрий победил Менелая, брата Птолемея, в морском сражении у города Саламин на Кипре. Кипр остался беззащитен, и в 306 году его захватила армия Антигона. Годом раньше Деметрий захватил Афины и большую часть Греции и вторгся в Палестину, но был вытеснен оттуда Птолемеем. В 305–304 годах войско Деметрия осаждало упорно оборонявшийся гарнизон из армии Птолемея на острове Родос. При штурме использовались все известные тогда средства: тараны, баллисты, «жидкий огонь» (очевидно, нефть или какая-то другая горючая жидкость), а также подкопы под стены. Но все было напрасно. Египетский флот организовал снабжение осажденных, и Деметрий вынужден был отступить.

Ника Самофракийская – памятник победы Деметрия Полиоркета над флотом Птолемея. Начало III в. до н. э. Мрамор

В 301 году при городе Ипс во Фригии Селевк и Лисимах разбили Антигона и Деметрия, причем решающую роль, по преданию, сыграло использование победителями боевых слонов и переход на их сторону значительной части войска Антигона. Антигон погиб в сражении. Деметрию удалось бежать, и вскоре он установил свой контроль над западными районами Малой Азии. Кассандр был признан Селевком и Лисимахом царем Македонии, но в 300 году ему посчастливилось умереть своей смертью. В 294 году Деметрий, убив сына Кассандра, захватил македонский трон. В Греции же после смерти Антигона единство страны, достигнутое силой македонского оружия, было утрачено. Здесь теперь соперничали между собой четыре государственных образования – Афины, Спарта, Этолийский и Ахейский союзы, а также ряд отдельных полисов.

Деметрию удалось удерживать Македонию в течение 8 лет, но в 286 году царь Эпира Пирр, действуя в союзе с Птолемеем и Лисимахом, изгнал Деметрия из Македонии. Тот отступил в западные области Малой Азии, надеясь продолжать борьбу. Однако почти все войско Деметрия перебежало к более удачливому Селевку. Вскоре Деметрию ничего не оставалось как сдаться на милость властителю восточных областей распавшейся империи. Через три года, в 283 году, он умер в тюрьме. Тогда же скончался и Птолемей.

Но война продолжалась. Теперь настал черед схватиться последним диадохам, Селевку и Лисимаху, прежде выступавшим в союзе друг с другом. С помощью Птолемея Керона, лишенного наследства сына Птолемея Лага, Селевк победил Лисимаха в битве при Курупедии все в том же богатом событиями 283 году. Лисимах в этом сражении погиб. Таким образом, Селевк объединил под своей властью почти всю империю Александра Македонского. Только Египет, где царствовали потомки Птолемея Лага, остался независимым.

Но дни самого Селевка были сочтены. В 280 году он направился в Македонию, чтобы подтвердить там свою власть, однако по дороге был убит Птолемеем Кероном, которого провозгласили царем Македонии. Македонская знать метрополии не собиралась мириться с положением окраинной провинции азиатской по преимуществу империи Селевка и предпочла независимость. Однако в 277 году Македонию, Грецию и Фракию постигло страшное бедствие – вторжение племен кельтов. В сражении с ними погиб Птолемей Керон. Кельты с Балканского полуострова переправились в Малую Азию, но здесь их разбил сын Селевка Антиох.

Войны диадохов окончились. На месте мировой империи Александра Македонского образовались так называемые эллинистические государства: Македония, государство Птолемеев в Египте и Палестине и государство Селевкидов, раскинувшееся от Инда до Малой Азии. Впрочем, вскоре восточные области отпали от империи потомков Селевка и там образовалось могущественное Парфянское царство. Селевкидам удалось сохранить контроль только над Малой Азией, Сирией и частью Месопотамии. Сильнейшая в мире греко-македонская армия, созданная Александром, растратила свои силы в десятилетиях междоусобиц и к 270-м годам уже не представляла из себя грозного противника.

Самнитские войны

(343–290 годы до н. э.)

Войны Рима с самнитскими племенами Центральной Италии за гегемонию на Апеннинском полуострове.

Первая самнитская война началась в 343 году, когда города Кампании обратились к римлянам за помощью против горных племен самнитов. Римский полководец Марк Валерий Корвус в 342 году разбил самнитов у горы Гор и установил римский протекторат над Кампанией. По мирному договору 341 года самниты были вынуждены отказаться от притязаний на Кампанию.

Вторая самнитская война была начата Римом в 327 году с целью покорения Самния. Первоначально римские войска действовали успешно. Удача изменила им в 322 году, когда в сражении при Кавдинском ущелье армия консулов Спуррия Постумия и Тиберия Вентурия Кальвиния была наголову разбита самнитским полководцем Гавием Понтием. Оба консула вместе с большинством легионеров попали в плен. Рим вынужден был на время прекратить боевые действия, заключив перемирие ценой отказа от Кампании. Боевые действия против самнитов возобновились и проходили с переменным успехом. В 316 году римляне потерпели поражение в битве при Латуле, но в следующем году взяли реванш при Кидне.

Самнитский воин. Статуэтка V в. до н. э. Бронза

В 312 году было закончено строительство Аппиевой дороги, что позволило Риму наладить бесперебойное снабжение войск, действовавших против самнитов на юге Апеннинского полуострова.

В 309 году самниты потерпели ряд поражений от армии Люция Папирия Курсора. Однако в следующем году на помощь самнитам пришли племена юго-восточных Апеннин – умбры, пицены и марсы. Против них римляне предприняли комбинированную сухопутную и морскую экспедицию. Как кажется, это было одно из первых успешных предприятий молодого римского флота на Адриатике. Решающая же битва с самнитами произошла в 305 году при Бовиане. Консулы Марк Фульвий и Люций Постумий разбили самнитскую армию. В 304 году был заключен мир, по которому самниты признавали гегемонию Рима на Апеннинах.

В 298 году самниты попытались вновь бросить вызов Риму и нанесли тяжелое поражение армии Люция Сципиона при Камарине. К ним опять примкнули этруски, умбры и галлы. Лишь с большим трудом, мобилизовав все силы, римляне под предводительством Фабия Руллиана и Публия Деция Муса разбили самнитов и их союзников в сражении при Сентинии в 295 году. После этого галлы, умбры и этруски помирились с Римом, но самниты продолжили борьбу. Только новое поражение в битве при Аквилонии в 293 году от армии Мания Курия Дентата вынудило их заключить мир.

Мирный договор 290 года представлял собой род компромисса римлян с самнитами. Последние признавались не вассалами, а союзниками Рима. Несмотря на ряд побед, римлянам так и не удалось сломить самнитскую военную мощь.

Пунические войны

(264–241, 218–201 и 149–146 годы до н. э.)

Три войны между Римом и Карфагеном за гегемонию в Средиземном море. Финикийское население Карфагена римляне называли пунами (пунийцами), отсюда произошло и название войн у римских историков.

К началу Первой Пунической войны Рим успел установить свое господство над всей Италией. Война началась после того как к Риму за помощью обратились наемники из Кампании, называвшие себя мамертинцами. Они захватили город Мессину в Сицилии, на берегу пролива, отделяющего остров от Италийского полуострова. Тиран Сиракуз Гиерон осадил Мессину. Часть мамертинцев обратилась за помощью к Карфагену, а другая – к Риму, ссылаясь на свое италийское происхождение. Карфагеняне высадились в Мессине. Римляне опасались, что карфагеняне смогут овладеть крупнейшим сицилийским городом Сиракузами и поставят под контроль остров, снабжавший Италию хлебом. Под давлением народного собрания римский сенат в 264 году объявил войну Карфагену.

Основной единицей римского войска был легион. В период Пунических войн он состоял из 3000 тяжеловооруженных и 1200 легковооруженных воинов без доспехов. Тяжеловооруженные воины делились на гастатов, принципов и триариев. 1200 гастатов – это самые молодые воины, еще

Павсаний


XPOHOC
ВВЕДЕНИЕ В ПРОЕКТ
БИБЛИОТЕКА ХРОНОСА
ИСТОРИЧЕСКИЕ ИСТОЧНИКИ
БИОГРАФИЧЕСКИЙ УКАЗАТЕЛЬ
ПРЕДМЕТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ
ГЕНЕАЛОГИЧЕСКИЕ ТАБЛИЦЫ
СТРАНЫ И ГОСУДАРСТВА
ЭТНОНИМЫ
РЕЛИГИИ МИРА
СТАТЬИ НА ИСТОРИЧЕСКИЕ ТЕМЫ
МЕТОДИКА ПРЕПОДАВАНИЯ
КАРТА САЙТА
АВТОРЫ ХРОНОСА

ХРОНОС:
В Фейсбуке
ВКонтакте
В ЖЖ
Twitter
Форум
Личный блог

Родственные проекты:
РУМЯНЦЕВСКИЙ МУЗЕЙ
ДОКУМЕНТЫ XX ВЕКА
ИСТОРИЧЕСКАЯ ГЕОГРАФИЯ
ПРАВИТЕЛИ МИРА
ВОЙНА 1812 ГОДА
ПЕРВАЯ МИРОВАЯ
СЛАВЯНСТВО
ЭТНОЦИКЛОПЕДИЯ
АПСУАРА
РУССКОЕ ПОЛЕ

Павсаний

Павсаний (Pausanias) (г. рожд. неизв. — ум. ок. 470 до н. э.), спартанский полководец (Древняя Греция). Во время греко-персидских войн 500—449 годов до н. э. союзные войска 24 греческих полисов (городов-государств) во главе с Афинами и Спартой под командованием Павсания одержали победу над персами при Платеях (Южная Беотия) в 479 и отвоевали в 477 захваченный персами г. Византий. Потерпев поражение, персилская армия под командованием Мардония вынуждена была оставить Грецию. Заподозренный в изменнических переговорах с персами, Павсаний дважды привлекался к суду эфоров (коллегиальный правящий и судебный орган в Древней Спарте), но был оправдан. Около 470 года Павсаний, обвинённый в подготовке восстания илотов (бесправные члены спартанской общины), укрылся в храме. Но спартанцы замуровали дверь храма, и Павсаний умер от голода.

+ + +

Павсаний (Paysanias) (ум. ок. 470 до н. э.) - спартанский полководец (Древняя Греция). Во время греко-персидских войн 500-449 годов до н. э. Павсаний, командуя ополчением греческих полисов, одержал победу при Платеях в 479 году и отвоевал в 477 году захваченный персами г. Византий. Заподозренный в ведении изменнических переговоров с персами, Павсаний дважды привлекался к суду эфоров, но был оправдан. Около 470 года Павсаний, обвиненный в подготовке восстания илотов, пытался найти убежище в храме. Однако спартанцы замуровали дверь храма, и Павсаний умер от голода.

Советская историческая энциклопедия. В 16 томах. — М.: Советская энциклопедия. 1973—1982. Том 10. НАХИМСОН - ПЕРГАМ. 1967.


Павсаний (Pausanias) (ум. ок. 467/466 г. до н.э.). Регент Спарты в 480 — ок. 467 гг. до н.э. Был представителем царского рода Агиадов и сыном царя Клеомброта. После гибели своего дяди Леонида в битве при Фермопилах (480 г. до н.э.) стал регентом при своем двоюродном брате Плистархе. Под командованием Павсания греческие сухопутные силы одержали победу в сражении при Платеях (479 г. до н.э.). Принес в дар Дельфам витую бронзовую колонну («змеиная колонна») со своим именем, которое было стерто спартанцами и заменено названиями 31 греческого государства, принимавшего участие в битве. В 478 г. до н.э. отбил у персов Византий, однако был отозван и обвинен в предательских переговорах с Ксерксом. Был оправдан и вернулся править Византием, откуда афинский полководец Кимон изгнал его ок. 476 г. до н. э. Будучи в изгнании в Колоне, получил приказ вернуться в Спарту, где был обвинен в измене. Вновь был оправдан, однако после этого заподозрен в подстрекательстве к мятежу среди илотов. Нашел убежище в святилище Афины, где был заморен голодом.

Адкинс Л., Адкинс Р. Древняя Греция. Энциклопедический справочник. М., 2008, с. 81-82.


Павсаний (? - ок. 470 гг. до н.э.) - сын Клеомброта, племянник погибшего при Фермопилах царя Леонида, спартанский полководец. После гибели Леонида и внезапной смерти своего отца осенью 480 г. был назначен опекуном малолетнего царевича Плейстарха. В 479 г. Павсаний возглавил общегреческое ополчение численностью в 110 тыс. воинов и выступил против персов, оккупировавших значительную часть Балканской Греции. Узнав о приближении греков, персидский полководец Мардоний поспешил отступить со своей армией из Аттики в Беотию, разбил лагерь между Исиями и Эрифрами и послал против греков конницу. Павсанию удалось отбросить персидских всадников, после чего он разбил лагерь на склоне Киферона. От позиции персов греков отделяла только река Асоп. Восемь дней противники простояли друг против друга. Наконец персидская конница перешла Асоп и стала отрезать греков от источников воды и подвоза продовольствия. В ночь на 26 сентября Павсаний решил отступить к городу Платеи. Вследствие неразберихи в ходе отступления греки разбились на три отдельных отряда и с наступлением утра были атакованы кавалерией противника. Вслед за ней подошла и персидская пехота. Первыми нападению подверглись спартанцы. Они понесли большие потери, но ободряемые Павсанием продолжали схватку. На левом фланге афиняне ожесточенно сражались с беотийцами, участвовавшими в битве на стороне персов. Ополчение пелопоннесцев, составлявшее центр боевого построения греков, отошло дальше всех, но поспешило вернуться на призыв о помощи. Их появление спасло афинян от окружения, и бой возобновился с новой силой. Спартанцы первыми сокрушили противника. Мардоний погиб, и персы бросились бежать. Одержав победу на своем фланге, афиняне быстро пришли на помощь спартанцам, и совместными усилиями они взяли вражеский лагерь.
После битвы при Платеях Павсаний был послан во главе общегреческого флота на Геллеспонт и на Кипр с целью изгнать оттуда персов. Ему удалось одержать несколько побед, в освобожденных от персов греческих городах он поставил спартанские гарнизоны. Обосновавшись в городе Византии, Павсаний стал обращаться с союзниками очень высокомерно, занимался беззаконными поборами с местного населения. Более того, он вступил в сношения с персами и даже, по свидетельству Геродота, обручился с дочерью сатрапа Мегабата. Узнав о недостойном гражданина Спарты поведении Павсания, спартанские власти отозвали его домой. В 477 г. над ним состоялся суд. Его обвиняли в насилии над частными лицами, но ему удалось оправдаться.
После суда Павсаний на свои средства снарядил триеру и отправился на Геллеспонт сражаться с персами. Афиняне не допустили его в Византии, и ему пришлось обосноваться в Колонах, где он совершил новые преступления. Вскоре Павсания вторично отозвали в Спарту для судебного разбирательства, но и на этот раз он оправдался. В течение нескольких лет он вел жизнь частного лица. Однако спокойная жизнь ему прискучила, и Павсаний решил поднять илотов на восстание против спартанских властей с целью захватить власть и установить в Спарте единоличное правление. Заговор был своевременно раскрыт, и Павсания ждала смертная казнь. Спасаясь от возмездия, он укрылся в храме Афины Меднодомной, где сограждане замуровали его. Поняв, что обречен, Павсаний покончил с собой.

Использованы материалы кн.: Тиханович Ю.Н., Козленко А.В. 350 великих. Краткое жизнеописание правителей и полководцев древности. Древний Восток; Древняя Греция; Древний Рим. Минск, 2005.


Далее читайте:

Исторические лица Греции (биографический справочник).

Греция, Эллада, южная часть Балканского полуострова, одна из наиболее важных исторических стран древности.

 

 

 

Сто великих войн москва


СТО ВЕЛИКИХ ВОЙН

МОСКВА «ВЕЧЕ» 2001


Соколов Б.В.
ВОЙНА ЕГИПТА С ПЛЕМЕНАМИ ПАЛЕСТИНЫ

(1472-1460 гг. до н.э.)

Египетские и иноземные воины фараона Аменхотепа IV направляются к храму бога Атона

Рельеф из гробницы Эль-Амарне XVIII династия

В 1472 году до н э. царь гиксосов Кадет поднял в Северной Палестине восстание против египтян К нему вскоре примкнули и другие местные племена. Только в 1469 году фараон Тутмос III собрал 20-тысячную армию и вторгся в Палестину. У крепости Мегиддо произошло сражение Армия Кадета уступала в численности армии фараона. Войско гиксосов располагалось в долине Мегиддо в центральной Палестине, к северу от горы Кармель. Здесь же была и крепость Мегиддо, занятая гарнизоном повстанцев Войско Тутмоса сбило неприятельские заставы с перевала Мегиддо и прорвалось в долину. Фараон построил свою армию вогнутым фронтом с выдвинутыми вперед крыльями. Северное крыло египтян, оказавшись между флангом гиксосов и крепостью Мегиддо, атаковало и опрокинуло неприятельский центр. Кадет с остатками армии бежал с поля битвы. После этого египтяне принялись грабить лагерь побежденных и упустили возможность ворваться в крепость на плечах противника. Им пришлось осадить Мегиддо. Через семь месяцев капитулировала. Трофеями египтян стали 924 колесницы, 2238 лошадей и тысячи голов скота После этого египетская армия разрушила еще несколько палестинских крепостей и основала одну свою крепость. Все 330 князей, захваченных в Мегиддо, признали власть фараона. Однако для полного подавления восстания Тутмосу пришлось совершить еще пятнадцать походов в Палестину.

100 ВЕЛИКИХ ВОЙН

ЕГИПЕТСКО-ХЕТТСКИЕ ВОЙНЫ

Победа Египта в битве при Мегиддо была достигнута благодаря лучшей организации и дисциплине его армии, где служили как коренные египтяне, так и ливийские и нумидийские наемники. Противостоявшее же ему сиро-палестинское войско состояло из отрядов мелких князей, которые плохо взаимодействовали друг с другом. Египетское войско делилось на подразделения в 6, 40, 60, 100, 400 и 600 воинов. Подразделения объединялись в отряды в 2, 3 и 10 тысяч человек. Обычно армия состояла из 3 или 4 отрядов различной численности. При таком расчлененном боевом порядке можно было сравнительно легко и быстро совершать длительные марши и осуществлять сложные маневры и перестроения во время сражения.

ЕГИПЕТСКО-ХЕТТСКИЕ ВОЙНЫ

(конец XIV — начало XIII века до н.э.)

Битва при Кадете между войсками Рамсеса II и хеттов

Рельеф из Карнакского храма в Фивах. XIX династия

Войны между Египтом и Хеттской державой (государством Хатти), занимавшей территорию Малой Азии, за господство в Палестине, Сирии и Финикии.

По утверждению египетских источников, первыми на границы Египта напали хетты. Египетский фараон Рамсес II двинулся в поход против хеттского царя Муваталли на пятый год войны. Сражение произошло в 1312 году до н.э. у города Кадета (Кинзы) в Сирии, где 20-тысячное египетское войско, в котором преобладали нумидийские наемники, столкнулось с 30-тысячной армией хеттов (по другим данным, у Муваталли было 35 тысяч воинов, в том числе 6 тысяч всадников и 3500 боевых колесниц). В войске хеттов численно преобладали малоазийские и палестинские союзники. Египетское войско, как и хеттское, состояло из пехоты и колесниц и было разбито на три отряда. Связи на марше между отрядами не было. Рамсес полагал, что противник находится далеко к северу, и с передовым отрядом двинулся к Кадету, рассчитывая занять крепость до подхода хеттов. Но отряд попал в


засаду, устроенную малоазийскими союзниками хеттов, в том числе дарда-нянами — как считается, легендарными троянцами гомеровского эпоса. Фараон поверил сообщению подосланного к нему лазутчика, утверждавшего, будто хеттские войска отступили к северу от Кадета, и поспешил занять город. Об отступлении хеттов докладывали ему и командиры египетских отрядов в Палестине. Неожиданно перед отрядом фараона выросла стена неприятельских колесниц, прорвавших египетский строй и почти достигших ставки Рамсеса. Эти колесницы были переправлены вброд через реку Оронт. Они были больше египетских и несли экипаж из трех человек: возницы и двух стрелков. Фараон на колеснице вместе со своими телохранителями ринулся в битву и вскоре оказался в окружении. Однако скученность громоздких хеттских колесниц мешала хеттам использовать свой успех. Тут Рамсеса спас подошедший к полю боя отряд отборных «молодцов», двигавшийся от морского побережья. Их колесницы внесли смятение в неприятельские ряды. Хеттские колесницы оказались под двойным ударом. Многие из них были сброшены в реку Оронт. Однако Муваталли послал в бой еще тысячу колесниц, и военное счастье вновь стало клониться на сторону хеттов. Лишь с большим трудом отряд фараона после подхода подкрепления смог вырваться из окружения. При этом египтяне расстроили вражеские ряды и захватили пленных. Но хеттское войско не было разгромлено и в порядке отступило к Кадету. Муваталли почти не использовал в бою свою пехоту и сохранил достаточно сил для продолжения битвы на другой день. На следующий день сражение не имело решительного исхода. Когда египтяне начали было одолевать, из ворот Кадеша вышел 8-тысячный отряд под командованием Муваталли. Он остановил натиск египтян и дал возможность хеттскому войску спокойно укрыться за крепостными стенами. Обе стороны за два дня боев понесли большие потери. Овладеть Кадешем египтянам не удалось. По предложению Муваталли было заключено перемирие. Рамсес обезопасил Палестину от хеттских притязаний. Хетты, в свою очередь, сохранили свой контроль над Сирией.

Через три года война возобновилась, и египетские войска опять дошли до сирийской границы. Фараону пришлось подавить восстание своих палестинских подданных из племени ханаанеян и взять ряд крепостей в Палестине и Южной Сирии.

Штурм города обычно происходил следующим образом. С помощью топоров египтяне старались сокрушить крепостные ворота, а длинные лестницы помогали им взбираться на стены. Наступающие прикрывались щитами и передвижными стенками с навесами. На обороняющихся обрушивался град стрел, дротиков и камней. Население покоренных городов обращалось в рабство.

Египтянам удалось также захватить крепость Дебир в подвластной хеттам Северной Сирии и Дапур в малоазиатских владениях хеттов. В 1296 году, уже при новом хеттском царе Хаттусили III, между Египтом и Хеттской державой был заключен мирный договор, скрепленный браком Рамсеса с дочерью Хаттусили. Обе стороны признали раздел Сирии и оставили Палестину за Египтом. Фараон, хотя и доказал свое военное превосходство над хеттами, отныне видел в дружеских отношениях с недавним врагом гарантию сохранения своего контроля над сиро-палестинскими землями. С местных князей Египет брал только дань, предпочитая не держать там постоянно значитель-

8

100 ВЕЛИКИХ ВОЙН

ных контингентов войск. Увеличение размера дани приводило к восстаниям только тогда, когда местные властители могли опереться на хеттскую поддержку. Теперь же, после примирения Хатти с Египтом, население Палестины стало куда менее склонно к мятежам.

ВОЙНА ЕГИПТА С «НАРОДАМИ МОРЯ»

(конец XIII — XII век до н.э.)

ЗАВОЕВАНИЯ КИРА ВЕЛИКОГО

Морская битва египтян с «народами моря» при Рамсесе III (IV)

Часть рельефа из храма Мединет-Хабу. XX династия

«Народы моря» представляли собой морских пиратов семитского происхождения, базировавшихся на островах Средиземного моря и на побережье Южной Европы* Они неоднократно нападали на Египет. Приблизительно в 1200 году до н.э. фараон Рамсес II, имея флот в 400 судов, у города Мигдол в Ливии смог разбить флот «народов моря», в союзе с которыми выступали ливийцы. Это было первое из известных в истории морских сражений

Один из «народов моря», филистимляне, после поражения у Мигдола высадился в Палестине и впоследствии дал свое имя этой стране. Преемник Рамсеса II Рамсес III укрепил боеспособность египетского войска, навербовав ливийских и нумидийских наемников и отменив телесные наказания. Отныне солдаты наказывались только «лишением чести», т. е. жалованья. Храбростью в бою провинившийся мог искупить свой проступок и вновь стать полноценным воином. В середине XII века армия Рамсеса III в последний раз восстановила контроль Египта над Палестиной, но после смерти фараона египетские войска навсегда покинули эту страну.

* «Народы моря» — собирательное название разноэтнической группы индоевропейских племен, включавшей в себя греков-ахейцев, пеласгов, этрусков, жителей Сицилии и Сардинии Передвижения «народов моря», связанные с общим процессом миграции индоевропейских племен, привели, в частности, к Троянской войне и падению Хеттского царства — Прим. ред.

ЗАВОЕВАНИЯ КИРА ВЕЛИКОГО


(VI век до н.э.)

Правитель маленького государства Фарс на юго-западе современного Ирана Кир II Куруш легко завоевал могущественную Мидию, свергнув с престола царя Астиага, чья дочь была матерью Кира. Это произошло в 559 году Ранее мидийцы сокрушили Ассирию и Урарту. Но мидийская знать восстала против Астиага и предпочла пригласить на престол его внука — царя маленького соседнего царства, жителей которого стали называть персами, а всю страну, которая оказалась под властью Кира и основанной им династии Ахеменидов, — Персией. Опираясь на персов и мидян, новый царь завоевал едва ли не весь цивилизованный мир, известный к тому времени, создав первую в истории мировую империю.

Персидское войско состояло из пехоты, кавалерии и боевых колесниц. Пехоту составляли общинники, для которых служба в армии являлась государственной повинностью. Всадники были людьми знатными, равно как и те, кто шел в бой на колесницах Для того, чтобы служить в кавалерии, надо было иметь средства, достаточные для покупки лошади, не говоря уж о боевых колесницах. Кроме того, в персидскую армию входили ополчения покоренных племен. Кроме обычной конницы, Кир создал особый род кавалерии —

10

100 ВЕЛИКИХ ВОЙН

на верблюдах. Всадники на верблюдах могли сравнительно легко пересекать пустыни и внезапно обрушиваться на не ожидавшего нападения врага

В 547 году царь Лидии Крез в союзе с Халдеей (Вавилоном), Египтом и Спартой вторгся в Персию. В том же году Кир разбил лидийскую армию при Птерии. В 546 году Крез потерпел еще более тяжелое поражение при Тимб-ре, недалеко от лидийской столицы Сарды По утверждению древнегреческого историка Геродота, в этой битве у Кира было 200 тысяч воинов, а у Креза — еще больше Вероятно, действительные цифры были меньше в 4— 5 раз, и не исключено, что на самом деле численный перевес был на стороне персов

Боевое построение армии Кира представляло собой почти квадрат центр выдавался вперед, а фланги, где находилась кавалерия, в том числе на верблюдах, и боевые колесницы были загнуты назад под углом, близком к прямому. Глубина построения составляла 9 линий. Лидийцы попытались обойти противника, но подверглись контратаке персидской кавалерии. Крез и большая часть его войска оказались в плену. Кир, что было не в обычаях того времени, щадил пленных и нередко ставил их под свои знамена

После покорения Лидии персидская армия в 545—539 годах завоевала Парфию, Согдиану и Бактрию. В октябре 539 года войска Кира без боя заняли Вавилон. Персидский царь освободил иудеев от «вавилонского плена» и разрешил им вернуться в Палестину. В 537—530 годах персы заняли район к западу от реки Инд, а в Средней Азии продвинулись до реки Яксарт (Сырда-рья). Там в 529 году Кир был убит в стычке со скифским племенем массаге-тов.

Незадолго до смерти он успел подготовить поход в Египет, который осуществил уже его сын и наследник Камбис, в 525 году завоевавший долину Нила. Камбис собирался покорить всю Северную Африку и идти походом на пунийский город Карфаген. Но финикийский флот отказался перевезти персидскую армию для нападения на своих соплеменников. Если верить Геродоту, Камбис повел свою армию Ливийской пустыней, где она почти вся погибла, застигнутая песчаной бурей. Но неизвестно, был ли поход персов на Карфаген в действительности. Ведь если бы почти вся персидская армия погибла, как бы Камбис смог удержать контроль над Египтом, да и над остальными провинциями империи?*

В результате завоеваний Кира Великого и его преемников Персидское царство к концу VI века охватило практически все страны Ближнего и Среднего Востока, от Индии до Малой Азии. Но попытка покорить Европейскую Грецию окончилась неудачей, и всего через несколько десятилетий после того, как Персия достигла вершины своего могущества, начался ее упадок, довершенный походом Александра Македонского

* По Геродоту, Камбис (правильнее — Камбиз) повел свою армию не на Карфаген, а на царя Эфиопии. Главные силы персидской армии двинулись вниз по Нилу, а вспомогательный корпус был отправлен на покорение оазиса Сива, где находилось известное святилище Аммона. Этот корпус погиб во время песчаной бури. Останки воинов Камбиза были обнаружены археологами близ оазиса Сива в конце XIX в Подробнее о походах Камбиза см.. Геродот История в 9 кн. Т. III, 17—26. — Прим Авт.

ГРЕКО-ПЕРСИДСКИЕ ВОЙНЫ

11

ГРЕКО-ПЕРСИДСКИЕ ВОЙНЫ

(495—449 годы до н.э.)

Война между союзом греческих городов-государств (наиболее крупные из них — Афины и Спарта) и Персидской империей Об этих войнах мы знаем только по греческим источникам В значительной мере это была война греков против греков, так как наиболее боеспособную часть персидской армии и флота составляли отряды, выставляемые греческими поселениями в Малой Азии, входившей в состав Персидской державы

Прологом к войне послужило восстание в 500 году греков Милета против персидского владычества. Афины и Эретрия из балканской Греции послали на помощь Милету 25 кораблей, что дало возможность персидскому царю Дарию I объявить войну балканским грекам после того, как в 496 году было подавлено милетское восстание.

Активные боевые действия начались только в 490 году. До этого поход персов во главе с зятем Дария греком Мардони-ем на Балканы в 492 году был сорван из-за гибели флота. Новая же экспедиция сначала развивалась вполне успешно Эретрия, располагавшаяся на о-ве Эвбея, была взята после кратковременной осады, а ее жители вывезены на поселение в Персию. А вот с Афинами вышла осечка

О греко-персидских войнах мы знаем из «Истории» Геродота и других греческих источников. Они утверждают, что армия Дария насчитывала миллион человек Из них будто бы 100 тысяч человек высадились на полуострове Аттика у местечка Марафон, находившегося в 42 км 195 м от Афин (это

расстояние стало марафонской дистанцией в легкой атлетике). Афинская армия, по Геродоту, насчитывала 10 тысяч пехотинцев-гоплитов и возглавлялась 10 стратегами, старшим из которых был Мильтиад Еще примерно тысячу гоплитов выставил союзный Афинам город Платея. Греческий историк Павсаний утверждал, что персидское войско у Марафона насчитывало 300 тысяч человек, а афинян и их союзников было менее 10 тысяч Скорее всего, Мильтиад располагал несколько менее чем 5 тысячами тяжеловооруженных пехотинцев — гоплитов и примерно таким же количеством легковооруженных воинов. В действительности персы под Марафоном высадили небольшой отряд, рассчитывая выманить основную часть афинско-

Лаконский воин («Царь Леонид»)

Скульптура первой половины V в до н э Мрамор

12

го войска из Афин, где должно было произойти восстание персофильской партии. На помощь восставшим должны были прийти главные силы Дария Когда персидский военачальник Датис убедился, что армия Афин прибыла к Марафону, то счел свою задачу выполненной. Персы начали грузиться на корабли Командующий афинским отрядом Мильтиад атаковал прикрывавший отход персидский арьергард и нанес ему поражение Персидская кавалерия — главная сила Дария — была уже погружена на корабли и в бою не участвовала Со стороны персов сражались только пешие лучники и скорее всего небольшая фаланга греческих гоплитов. Фаланга во главе с Миль-тиадом, когда до противника оставалось 150—200 шагов — дистанция полета выпущенной из лука стрелы, перешла на бег. Тем самым они не дали возможности времени неприятельским лучникам для эффективного обстрела Кроме того, быстрый бег усиливал силу натиска. Персидские войска не выдержали напора и вынуждены были отступить к гавани Афинская армия вынуждена была сделать передышку, так как бойцы утомились от быстрого бега, а фаланга по ходу боя нарушила свой строй. С помощью фаланги легко было выиграть бой, но трудно — реализовать плоды победы Персидские лучники рассеялись и смогли быстро добраться до кораблей Когда через несколько часов афиняне возобновили преследование, персы уже успели погрузиться на корабли, но вынуждены были бросить часть своего имущества в лагере, доставшегося победителям. Но ни пленных, ни лошадей грекам захватить не удалось. Основные потери они понесли при схватке с персидским арьергардом уже на берегу Здесь пал и афинский стратег Каллимах, который скорее всего и командовал в действительности греческой армией в битве при Марафоне, и лишь позднейшая историческая традиция приписала ведущую роль уцелевшему Мильтиаду.

Геродот утверждает, что афиняне потеряли 195 человек убитыми, а персы — 6400. В действительности потери персов вряд ли существенно превышали потери афинян. Дело в том, что на поле сражения афиняне погребли не только своих, но и персов. Холм с захоронением греков был впоследствии раскопан археологами. Если бы персов погибло несколько тысяч, как говорил Геродот, то их захоронение представляло бы собой еще более внушительную возвышенность. Но ничего подобного на марафонском поле так и не было обнаружено.

По Геродоту, афинянам будто бы удалось захватить также 7 неприятельских кораблей Более правдоподобным кажется предположение, что поднявшийся шторм разметал персидский флот, несколько кораблей было выброшено на берег и оказалось в руках воинов Мильтиада. Указание на бурю можно усмотреть в сообщении Павсания о том, что высадившихся у Марафона «варваров» встретил гнев богини судьбы Немезиды, дочери Океана.

Сразу же после победы в Афины был послан гонец Он пробежал без остановки весь путь, успел прокричать на рыночной площади Афин, что персы разбиты и отступили, и рухнул замертво. После этого оппозиция не рискнула поднять восстание. Греческие войска, совершив форсированный марш, быстро вернулись восвояси. Непогода же не позволила персидскому флоту вовремя прибыть к Афинам. Дарий отплыл к берегам Малой Азии.

В дальнейшем смерть Дария и восстание в Египте, длившееся с 486 по 484 год, заставили персов отложить новый поход в Грецию Новый царь Ксеркс только в 480 году, укрепив свое положение внутри страны, двинул-


100 ВЕЛИКИХ ВОЙН ] ГРЕКО-ПЕРСИДСКИЕ ВОЙНЫ

13

ся в поход на Балканы. Его армию Геродот с комической точностью исчисляет в 4 200 тысяч человек, включая обозы Дельбрюк доказал абсурдность этого числа простым примером. Прусский армейский корпус в конце XIX века, согласно уставу, при численности в 30 000 человек при походе растягивался примерно на 21 км, без учета повозочного парка Следовательно, если верить Геродоту, походная колонна армии Ксеркса должна была, даже без обозов, растянуться примерно на 3000 км Следовательно, в тот момент, когда авангард персов высаживался в Греции, арьергард должен был находиться еще в персидской столице Сузах, за рекой Тигр В действительности и греческая и персидская армия вряд ли превышали по численности несколько десятков тысяч.

Персы переправились на Балканы по большому мосту, построенному через Геллеспонт (Дарданеллы). Действия сухопутной армии поддерживал большой флот. Греческий флот не сумел помешать высадке Армия греков, состоящая из отряда спартанцев в 300 человек во главе с царем Леонидом, а также отрядов фиванцев и феспийцев, прикрывала Фермопильский проход между северной и средней Грецией. Персам удалось обойти защитников Фермопил Тогда Леонид бросил навстречу им 4,5 тысячи из 7 тысяч гоплитов, которыми он располагал Но почти весь этот отряд был уничтожен 10-тысячным корпусом «бессмертных» — личной гвардии персидского царя Оставшиеся с Леонидом фиванцы сдались на милость победителям. Только спартанский царь с отрядом из 300 человек своих телохранителей дрался до конца. Все они пали в бою. Тем временем основные сухопутные силы греков отступили к Коринфскому перешейку, отделявшему Пелопоннес от остальной Греции. Здесь на помощь афинянам пришла основная часть спартанской армии Войска Ксеркса заняли Аттику, в том числе и Афины. Греческий флот потерпел поражение у мыса Ар-темизий, но сохранил боеспособность и отступил к о-ву Саламин. Туда было эвакуировано и почти все население Афин, так что персам достался пустой город.

Судьба греко-персидских войн была решена в морском сражении у Сала-мина. Командовавший афинским флотом стратег Фемистокл был и его создателем. Он понимал, что только на море можно одолеть Персидскую империю. На суше персы всегда будут иметь численное, да и качественное превосходство над греками, тем более что на сторону Ксеркса уже перешли такие греческие государства как Фес-

Фемистокл

Скульптура первой половины V в до н э Мрамор

14

100 ВЕЛИКИХ ВОЙН

салия и Беотия. Однако чем многочисленнее будет армия персидского царя, тем в большей зависимости от подвоза снабжения морем она окажется.

Для того чтобы заманить неприятеля в узкий пролив, отделяющий Сала-мин от материка, где персы не могли использовать свой численный перевес, Фемистокл прибег к хитрости. Он написал Ксерксу письмо, где утверждал, будто греческий флот готов к капитуляции. Персидский царь поверил, поскольку знал, что в греческом лагере существуют острые разногласия. Спартанцы предлагали отплыть к Пелопоннесу, в противном случае угрожая увести свои корабли. Против решения Ксеркса идти к Саламину из персидских предводителей выступила только царица Галикарнаса в Малой Азии Артеми-сия. Она предлагала вместе с сухопутной армией двинуться к Пелопоннесу, вынуждая спартанские корабли уйти от Саламина. Однако большинство военачальников решило атаковать греческий флот. Когда флот Ксеркса вошел в пролив, его атаковали греческие триеры, более мощные суда, чем финикийские галеры, составлявшие основу персидского флота (еще там были мало-азийские греки). Сохранилась зарисовка Саламинского боя в драме Эсхила «Персы»: «Сперва стояло твердо войско персов, когда же скучились суда в проливе, дать помощи друг другу не могли и медными носами поражали своих же — все они тогда погибли, а эллины искусно поражали кругом их... И тонули корабли. И под обломками судов разбитых, под кровью мертвых скрылась гладь морская. Покрылись трупами убитых скальГи берега, и варварское войско в нестройном бегстве все отплыть спешило».

Численный перевес персидского флота сыграл здесь против него: скученные корабли в условиях поднявшегося волнения на море несли больше урона от столкновений друг с другом, чем от неприятеля. В этом сражении греки сражались с греками и финикийцами, и тактики придерживались одинаковой: таранили суда противника или пришвартовывались к ним, и находящиеся на судах гоплиты вступали в абордажный рукопашный бой.

Персидский флот проиграл Саламинский бой из-за самоуверенности Ксеркса, решившего, что противник готов капитулировать, и рассматривавшего морскую экспедицию к Саламину как простую демонстрацию силы. Греки потеряли в сражении 40 кораблей из 350, персы — половину из 500 судов, участвовавших в бою.

После поражения флота Ксеркс с большей частью армии покинул Грецию. Пребывание основной массы персидских войск на Балканах теряло смысл: после гибели значительного числа кораблей их невозможно было снабжать. Здесь остался один только корпус под командованием Мардония. Он увел персидские войска из Аттики и закрепился в союзной персам Фессалии.

После победы при Саламине Фемистокл предлагал послать флот к Геллеспонту и разрушить мост, лишив тем самым персидскую армию на Балканах последнего пути снабжения. Однако восторжествовала точка зрения других стратегов, считавших, что, прежде всего, необходимо освободить Грецию от персов.

Весной 479 года Мардоний получил подкрепления и вновь занял Афины. Однако в том же году в Малой Азии у мыса Микале греческий флот под командой спартанского царя Леонтихида и афинянина Ксантиппа, благодаря измене служивших у персов моряков из числа ионийских греков, сжег остатки персидского флота. Лишенный снабжения, Мардоний вынужден был оставить Афины и принять сражение у города Платеи в Беотии с объединенным греческим войском во главе со спартанским царем Павсанием. В этом

Достарыңызбен бөлісу:

Читать "Война. Полная энциклопедия. Все битвы, сражения и военные кампании мировой истории с 4-го тысячелетия до нашей эры до конца XX века" - Дюпюи Ричард Эрнест - Страница 14

426. Битва при Танагре. В то же самое время другой афинский полководец Никий предпринимает попытку вторгнуться в Беотию с востока и, одержав неубедительную победу, возвращается в Аттику.

426. Битва при Олпах. Заманив превосходящие силы спартанцев в ловушку, Демосфен одерживает победу, восстановив свою репутацию.

425. Битва при Пилосе (Наварине). Высадив войска на западном побережье Пелопоннеса, Демосфен захватывает там плацдарм. Спартиаты атакуют, но Демосфен отражает наступление на суше и берет в плен спартанский флот. У спартиатов остается лишь незначительный контингент на острове Сфактерия.

425. Битва на острове Сфактерия. Клеон приходит с подкреплением, и два афинских генерала одерживают верх над спартанцами и берут в плен 292 оставшихся в живых, в том числе 120 спартиатов. (Это был первый в истории случай сдачи спартиатов в плен.) Спарта предлагает заключить мир, но Клеон отказывается.

424. Битва при Делии. Афиняне снова готовятся к сухопутному наступлению на Беотию, но фиванский генерал Пагонд, впервые в истории прибегнув к «косому клину», разбивает афинскую армию во главе с Гиппократом, который погибает в бою.

424–423. Вторжение Брасида во Фракию. Крупнейший спартанский полководец Брасид, вероятно следуя указаниям эфоров (пять высших должностных лиц, избираемых сроком на один год всеми полноправными спартиатами), предпринимает дерзкую операцию. Возглавив 2 тыс. гоплитов (плюс вспомогательные отряды), он отправляется на север с целью захвата афинских колоний на полуострове Халкидика, охранявших основную «артерию» снабжения Афин товарами из Черного моря. Разбив по пути два афинских войска (424), он захватывает Амфиполь, ключевую афинскую колонию на Халкидике. Не подоспей вовремя афинский адмирал Фукидид (военный историк, которого Клеон вскоре после поражения в битве при Амфиполе изгонит на двадцать лет из Афин), Брасид захватил бы и порт Эйон.

423. Перемирие. Главным образом из-за угрозы морскому торговому пути Афины на год заключают перемирие со Спартой. Однако Брасид, пренебрегая перемирием, продолжает захватывать колонии Афин во Фракии и Халкидике.

422. Клеон и Никий спешат во Фракию. Им удается оттеснить Брасида назад к Амфиполю.

422. Битва под Амфиполем. Клеон подходит к городу, не обеспечив надлежащих мер безопасности. Внезапной атакой Брасид наголову разбивает численно превосходящие силы афинян. В бою погибают и Клеон и Брасид.

Никиев мир

421—415 гг. до н. э

421. Пятидесятилетний мир. Договор заключают сроком на 50 лет на условиях сохранения статус-кво, что вызывает недовольство среди союзников Спарты. В результате происходит перераспределение сил, и всю Грецию охватывают волнения. Вскоре новые союзники Афин – Аргос, Мантинея и Элида – вступают в войну со Спартой.

418. Битва при Мантинее. Спартанский царь Агис I вторгается в Аргос и Мантинею. Афины посылают на помощь союзникам небольшой контингент, но Агис наголову разбивает союзную армию. Это самое крупное в истории Пелопоннесской войны сражение происходит в тот момент, когда основные противники номинально находятся в состоянии мира. Одержав победу, Спарта восстанавливает гегемонию на Пелопоннесе.

417–416. Афинские войска помогают Аргосу.

Отношения между Афинами и Спартой натянуты, но от вступления в войну обе стороны воздерживаются.

416. Возвышение Алкивиада. Этот талантливый молодой полководец и политик сыграет решающую роль в последние 11 лет Пелопоннесской войны. (Историки по сей день спорят, все-таки кто же он – честолюбивый негодяй или герой, ставший жертвой обстоятельств.) Афинянин Алкивиад предлагает согражданам нанести удар Спарте со стороны союзных ей городов Сицилии. Сиракузы, самый богатый город острова, вовлечены в мелкий конфликт с одним из союзников Афин. Алкивиад предлагает воспользоваться этим предлогом и напасть на Сиракузы, а остальные полисы Сицилии, ненавидящие город тиранов, уверяет он, сразу же перейдут на сторону афинян, и Афины станут бесспорным лидером Эллады.

Сицилийская экспедиция

415—413 гг. до н. э

415. Афиняне под Сиракузами; Алкивиад бежит в Спарту. Вопреки совету Никия народное собрание принимает решение об отправке в Сиракузы грандиозной экспедиции во главе с тремя наделенными равными правами полководцами – Никнем, Алкивиадом и талантливым военачальником Ламахом. Экспедиция насчитывает 136 триер, такое же число транспортных судов с 5 тыс. гоплитов и чуть меньшим числом легкой пехоты на борту. На пути на Сицилию триеры догоняет быстроходный корабль с известием: народное собрание приказывает Алкивиаду сдать командование и немедленно возвратиться в Афины на суд по обвинению в кощунстве. (Накануне отплытия кто-то изуродовал гермы, священные столбы с головой бога Гермеса, и недруги Алкивиада утверждали, будто бы это его рук дело.) Не сомневаясь, чем кончится судебное разбирательство, пока армия за пределами Афин, Алкивиад подчиняется, но по дороге сбегает в Спарту. Командование переходит к Никию. Ламах предлагает штурмовать Сиракузы с ходу, используя фактор внезапности, но суеверный Никий не хочет наступать, пока не пройдут дни жертвоприношения по поводу лунного затмения. В результате сиракузцы успевают основательно подготовиться к обороне. Хотя афиняне выигрывают битву у стен города, прорваться сквозь оборонительные укрепления им так и не удается. Ламах погибает. Афиняне вынуждены встать лагерем и возводить осадные сооружения вокруг сухопутной части города.

413. Спарта помогает Сиракузам. По совету Алкивиада спартиаты отправляют на помощь осажденным Сиракузам полководца Гилиппа. Под его руководством сиракузцы не дают афинянам завершить строительство контрвала на линии укреплений.

413. Полное поражение Афин. Союзнический флот Коринфа и Сиракуз разбивает флот афинян. Прибывший с подкреплением из Афин Демосфен, понимая, что моральный дух афинян сломлен, предлагает немедленное отступление. Осторожный Никий, как всегда, медлит с решением. Пока полководцы спорят, сиракузцы с союзниками блокируют, а затем уничтожают афинский флот. Никий и Демосфен, бросив больных и раненых, пытаются спастись бегством. Победоносные сиракузцы преследуют остатки афинской армии. Никий и Демосфен казнены, оставшиеся в живых пленники проданы в сицилийские каменоломни.

Заключительный этап

413—404 гг. до н. э

414. Спарта объявляет войну. Оккупировав в 413 г. по совету Алкивиада важный укрепленный пункт в центре Аттики – Декелею, Спарта ведет уже не сезонные, а непрерывные военные действия в Аттике.

412. Борьба за гегемонию в Ионии и в Эгейском море. Спартанский флот направляется в Ионию, чтобы поднять греческие полисы против Афин. Алкивиад, ныне доверенный представитель Спарты, заключает договор с персидским сатрапом в Сардах Тиссаферном о признании господства Персии над афинскими колониями в Малой Азии в обмен на материальную поддержку пелопоннесского флота. Афины, на удивление быстро восстановив разбитый под Сиракузами флот, вновь бросают вызов входящим в Пелопоннесский союз полисам Эгейского моря и Малой Азии.

411. Алкивиад возвращается в Афины. Тиссаферну не удается обеспечить обещанной помощи, и спартанский флот испытывает серьезные трудности. Втайне ведя переговоры с Афинами, Алкивиад советует персам не вступать в войну. Когда афинское правительство начинает секретные переговоры со Спартой, патриотично настроенные афиняне и проникнутый демократическим духом флот свергают олигархов и предлагают Алкивиаду возглавить флот. Он отправляется на север, чтобы помешать спартиатам поднять мятежи в колониях Фракии и на побережье Геллеспонта, по которому в Афины везут зерно из черноморских колоний. После победы афинского флота близ Киноссемы (?) поднимается моральный дух моряков и растет престиж Алкивиада в Афинах.

Битва при Саламине

Битва при Саламине - это морское сражение между греческими городами-государствами и Персией, которое произошло в сентябре 480 г. до н.э. в проливе между Пирей и Саламин, маленьким островом в Сароническом заливе недалеко от Афин, Греция.

Общие сведения

Афиняне бежали в Саламин после битвы при Фермопилах в августе 480 г. до н.э., а персы заняли и сожгли их город. Греческий флот присоединился к ним в августе после нерешительной битвы при Артемисии.Спартанцы хотели вернуться на Пелопоннес, заблокировать Коринфский перешеек стеной и не дать персам нанести им поражение на суше, но афинский полководец Фемистокл убедил их остаться в Саламине, утверждая, что стена через перешеек бессмысленна. до тех пор, пока персидская армия могла транспортироваться и снабжаться персидским флотом. Его аргумент зависел от конкретной интерпретации оракула в Дельфах, который, в типичной дельфийской двусмысленности, предсказывал, что Саламин «принесет смерть женским сыновьям», но также и что греков спасет «деревянная стена».Фемистокл интерпретировал деревянную стену как флот кораблей и утверждал, что Саламин принесет смерть персам, а не грекам. Более того, некоторые афиняне, которые предпочли не бежать из Афин, буквально истолковали пророчество, забаррикадировали вход в Акрополь деревянной стеной и забором окружили себя. Деревянная стена была разрушена, все они были убиты, а Акрополь был сожжен дотла. Персы.

Приготовления

Греки имели 371 трирему и пентеконтер (меньшие пятидесятивесельные корабли), фактически под командованием Фемистокла, но номинально возглавляемые спартанцами Эврибиадом.У спартанцев было очень мало кораблей, но они считали себя естественными лидерами любой совместной греческой военной экспедиции и всегда настаивали на том, чтобы в таких случаях командовать спартанским генералом. Было 180 кораблей из Афин, 40 из Коринфа, 30 из Эгины, 20 из Халкиды, 20 из Мегары, 16 из Спарты, 15 из Сикиона, 10 из Эпидавра, 7 из Эретрии, 7 из Амбракии, 5 из Тройзена, 4 из Наксоса. , 3 из Левкаса, 3 из Гермионы, 2 из Стиры, 2 из Кифна, 2 из Кеоса, 2 из Мелоса, один из Сифна, один из Серифуса и один из Кротона.

Гораздо больший персидский флот состоял из 1207 кораблей, хотя их первоначальная сила вторжения состояла из гораздо большего числа кораблей, которые с тех пор были потеряны из-за штормов в Эгейском море и в Артемизиуме. Персы под предводительством Ксеркса I решили встретить афинский флот у берегов острова Саламин и были настолько уверены в своей победе, что Ксеркс установил трон на берегу, на склонах горы Эгале, чтобы наблюдать за битвой в стиль и запишите имена командиров, которые проявили себя особенно хорошо.

Еврибиад и спартанцы продолжали спорить с Фемистоклом о необходимости сражаться при Саламине. Они по-прежнему хотели вести битву ближе к Коринфу, чтобы в случае поражения отступить на материк, или полностью отступить и позволить персам атаковать их с суши. Фемистокл выступал за сражение при Саламине, поскольку персидский флот будет в состоянии постоянно снабжать свою армию независимо от того, сколько оборонительных стен построил Эврибиад. В какой-то момент во время дебатов настроение так сильно разгорелось, что Эврибиад поднял свой штат и пригрозил поразить им Фемистокла.Фемистокл спокойно ответил: «Бей, но тоже слушай». Его красноречие соответствовало его хитрости. Боясь, что Эврибиад его отвергнет, несмотря на полное отсутствие у спартанца военно-морского опыта, Фемистокл послал к Ксерксу доносчика, раба по имени Сицинн, чтобы заставить персидского царя поверить в то, что греки на самом деле не смогли договориться о месте для размещения. сражаться, и ночью будет незаметно отступать. Ксеркс поверил Сицинну и приказал своему флоту блокировать западный выход из проливов, что также служило блокировкой для любых греческих кораблей, которые могли планировать побег.Позже Сицинн был вознагражден эмансипацией и греческим гражданством. Артемисия, царица Галикарнаса в Малой Азии и союзник Ксеркса, якобы пыталась убедить его подождать, пока греки сдадутся, поскольку битва в проливе Саламин была бы смертельной для большие персидские корабли, но Ксеркс и его главный советник Мардоний настаивали на атаке. Всю ночь персидские корабли искали в заливе греческое отступление, в то время как на самом деле греки оставались на своих кораблях спящими. Ночью Аристид, бывший политический противник Фемистокла, прибыл, чтобы сообщить, что план Фемистокла сработал, и он объединился с афинским полководцем, чтобы усилить греческую армию.

Битва

На следующее утро (возможно, 28 сентября, но точная дата неизвестна) персы были измучены поисками греков всю ночь, но они все равно поплыли в пролив, чтобы атаковать греческий флот. . Коринфские корабли под командованием Адейманта немедленно отступили, увлекая за собой персов дальше в пролив; хотя позже афиняне сочли, что это произошло из-за трусости, коринфянам, скорее всего, приказал Фемистокл симулировать отступление.Тем не менее ни один из других греческих кораблей не осмелился атаковать, пока одна греческая трирема быстро не протаранила головной персидский корабль. При этом остальные греки присоединились к атаке.

Как и в Артемисии, гораздо больший персидский флот не мог маневрировать в заливе, и меньший контингент афинских и эгинских триер фланкировал персидский флот. Персы попытались повернуть назад, но поднялся сильный ветер и поймал их в ловушку; те, кто смог повернуть назад, также оказались в ловушке остального персидского флота, заклинившего пролив.Греческие и персидские корабли протаранили друг друга, и произошло нечто подобное сухопутному сражению. Обе стороны имели на своих кораблях морских пехотинцев (греки с полностью вооруженными гоплитами), а стрелы и дротики также летали через узкий пролив. Главный персидский адмирал Ариамен протаранил корабль Фемистокла, но в последовавшей за этим рукопашной схватке Ариамен был убит греческим пехотинцем.


Битва при Саламине

Только около 100 более тяжелых персидских триер могли поместиться в залив одновременно, и каждая последующая волна была отключена или уничтожена более легкими греческими триерами.По крайней мере 200 персидских кораблей были потоплены, в том числе один Артемисией, которая, очевидно, перешла на другую сторону в середине битвы, чтобы не быть захваченными и выкупленными афинянами. Аристид также взял еще один небольшой отряд кораблей и отбил Пситталию, соседний остров, который персы оккупировали несколькими днями ранее. Говорят, что именно Бессмертные, элитная персидская королевская гвардия, во время битвы были вынуждены эвакуироваться в Пситталию после того, как их корабли затонули: они были убиты до человека.Согласно Геродоту, персы понесли гораздо больше потерь, чем греки, потому что персы не умели плавать; один из убитых персов был братом Ксеркса. Те персы, которые выжили и оказались на берегу, были убиты греками, которые их нашли.

Ксеркс, сидевший на берегу на своем золотом троне, стал свидетелем ужаса. Он заметил, что Артемисия была единственным генералом, проявившим продуктивную храбрость, протаранив и разрушив девять афинских триер, сказав: «Моя женщина-генерал стала мужчиной, а все мои генералы-мужчины стали женщинами."

Последствия

Победа греков ознаменовала поворотный момент в персидских войнах. Ксеркс и большая часть его армии отступили к Геллеспонту, где Ксеркс хотел провести свою армию обратно по мосту из кораблей, которые он создал ранее греки прибыли, чтобы уничтожить его (хотя на самом деле они решили не делать этого). Ксеркс вернулся в Персию, оставив Мардония и небольшой отряд, чтобы попытаться контролировать завоеванные районы Греции. Мардоний отбил Афины, но греческие города-государства снова объединились, чтобы сразиться с ним в одновременных битвах при Платеях и Микале в 479 г. до н.э.

Поскольку битва при Саламине спасла Грецию от присоединения к Персидской империи, она по существу обеспечила превращение западной цивилизации в главную силу в мире. Поэтому многие историки оценивают битву при Саламине как одно из самых решающих военных сражений всех времен.

Возвращение в Молосскую военную академию

из битвы при Саламине

Весной 480 г. Ксеркс повел 180 000 солдат через понтонный мост через Геллеспонт, до н.э., короля Персии, и вторгся в Грецию.В сопровождении 1207 боевых кораблей и 3000 транспортов Ксеркс намеревался уничтожить Афины, чтобы отомстить за поражение персидской армии при Марафоне десятилетием ранее. В августе персы нанесли поражение спартанцам при Фермопилах, затем захватили Афины и сожгли Акрополь. Афиняне бежали на острова Эгина, Саламин и Трезен. Греческий флот искал убежища в гавани Саламина и ждал нападения персов.

Спартанцы хотели отвести флот, чтобы защитить Коринф от персидского нападения.Но Фемистокл, командующий афинской флотилией, знал, что для выживания Афин флот должен остаться в Саламине и победить Ксеркса. Он послал своего раба Сицинна сказать персам, что из-за разногласий между греками флот решил отправиться в Коринф на следующий день. Ксеркс заглотил наживку и приказал своим кораблям блокировать пролив Саламин. К рассвету персидские корабли заняли позиции. Фемистоклу удалось вовлечь персов в бой.

332 греческих корабля - каждый с отрядом из 14 гоплитов и четырех лучников - находились под командованием спартанского адмирала Эврибиада.Афинская флотилия Фемистокла насчитывала 180 триер. К тому времени у персов было около 700 кораблей.

Греки проплыли гуськом из Саламина в пролив, пройдя перед персидскими кораблями, выстроившимися в три шеренги в глубину узких каналов. Оказавшись на позиции, греки повернули свои вооруженные тараном луки в сторону персов, которые протиснулись через каналы, чтобы поразить своего, казалось бы, пойманного врага. Но греческие корабли отступили, заманивая персов дальше в каналы. Когда первая линия персидских судов достигла открытой воды, греки нанесли сильный удар, многие потопили и остановили остальных.Персидские корабли в тылу столкнулись с кораблями на передовой, вызвав большое замешательство.

Греческие триеры приблизились к персам, чтобы сломать им весла, затем развернулись, чтобы таранить. Вскоре персидское командование и контроль были нарушены. Артемизия, королева Галикарнаса и капитан эскадры, даже протаранила и потопила один из своих кораблей, пытаясь бежать. Наблюдая с берега, Ксеркс подумал, что она потопила афинский корабль, и похвалил ее, сказав: «Мои мужчины стали женщинами, а мои женщины - мужчинами.Впечатленный, Ксеркс назначил Артемизию одним из своих ближайших советников.

Это было ошеломляющее поражение для флота Ксеркса: уцелела только половина персидских кораблей, и более 9000 персидских моряков утонули, забиты до смерти веслами, застреленными стрелами или «плевались, как тунец». Среди погибших был брат Ксеркса Ариабинь. Бой длился всего несколько часов, но бойня продолжалась до наступления темноты.

Ксеркс потерял уверенность, запасы были на исходе, и не было никакой надежды на быструю победу над греками.Он приказал флоту вернуться к Геллеспонту, чтобы защитить свой мост, а армии оставить Аттику и уйти на зимние квартиры. Персия так и не завоевала Грецию, и яркий свет западной цивилизации благополучно перешел к будущим поколениям.

Уроков:

■ Остерегайтесь греков, приносящих дары - особенно непроверенные сведения.

■ Мозги могут превзойти мускулы. Хотя персов было больше, чем греков, они все равно проиграли.

■ Выберите место битвы.Фемистокл свел на нет численное преимущество Ксеркса, втянув свои корабли в узкие каналы Саламина.

■ Практикуйте экономию силы. Принуждение персов поставить свои корабли один за другим давало грекам преимущество в любой точке соприкосновения, даже с меньшим количеством кораблей в целом.

■ Сражения являются средством достижения стратегических целей, а не самоцелью. Ксеркс заключил афинское население в бутылки и оказался на грани голодной смерти в Саламине. Ему даже не нужно было сражаться с греческим флотом.

■ Не поддавайтесь страху. Поражение персов при Саламине имело бы небольшое стратегическое влияние, если бы Ксеркс не опасался, что греки атакуют его мост через Геллеспонт, изолируя его в Греции. Его страхи превратили небольшое поражение в серьезное отступление.

■ Прислушивайтесь к своим опытным командирам. Артемизия зарекомендовала себя как командир в более ранних морских сражениях и предостерегла Ксеркса от сражений при Саламине. Он проигнорировал ее совет, потому что она была женщиной.

Первоначально опубликовано в ноябрьском номере журнала «Военная история» за 2009 год. Чтобы подписаться, нажмите здесь.

Греко-персидские войны: Вторжение Ксеркса

Цветок западной цивилизации расцвел за пять веков до рождения Иисуса Христа. Никогда ни до, ни с тех пор на Земле не происходило такого грандиозного и далеко идущего культурного развития. Однако это было именно так, как сказал Чарльз Диккенс о революционной Франции, как в лучшие, так и в худшие времена.

Накануне своего золотого века Греция была в опасности.Ксеркс, царь царей и правитель Персидской империи, которая простиралась от реки Инд до берегов Средиземного моря и от Кавказа до Индийского океана, обратил свое внимание на европейцев, осмелившихся сопротивляться его воле.

Персия была в прямом смысле слова величайшей сверхдержавой своего времени. Кир Великий положил начало эре персидской экспансии в 6 веке до нашей эры, и его преемники владели большей частью известного мира в течение почти трех столетий. Когда Персия была на пике своей славы, Ксеркс правил очень разнообразными народами.Его подданными были финикийцы, египтяне, мидяне, киприоты, сирийцы, левантийцы и эфиопы, а также те греки, которые отважились покинуть свой материк и основали города на островах Эгейского моря, вдоль побережья Черного моря и Малой Азии.

Греческие города-государства, главными из которых были Спарта и Афины, поддерживали любопытные отношения друг с другом. Эти отношения время от времени натягивались, греки признавали свои родовые связи, и что взаимная защита была их лучшей и единственной надеждой против внешней агрессии со стороны такой подавляющей силы, которую Ксеркс мог разместить в поле и на море.Во время персидской угрозы этот хрупкий союз был всем, что противостояло господству Персии в Греции и, следовательно, во всей Европе.

Чтобы рассмотреть ситуацию в перспективе, предположим, что в течение средней жизни гражданин Афин мог знать Сократа, Эсхила, Софокла, Фемистокла, Еврипида и Аристофана. Наследники западной культуры в философии, медицине, математике, драме и демократии обязаны своим существованием таким людям. Поэтому с почтением вспоминают имена Марафон, Фермопилы и Саламин.

Десять лет отделяли Марафон, где первая персидская сила вторжения была решительно разбита, от Фермопил, где жертва небольшого числа людей сделала возможной окончательную победу, и Саламина, величайшего морского сражения, которое когда-либо знал мир. более двух тысячелетий назад это сохранило образ жизни и сформировало будущее человечества.

В 500 г. до н.э. ионийские греки, поселившиеся на западном побережье Малой Азии, восстали против персидского царя Дария I.В поддержку своих греческих собратьев афиняне вместе с отрядом из Эретрии совершили набег и сожгли персидский город Сардис.

После шести лет боевых действий Ионическое восстание было наконец подавлено. Дарий поклялся наказать афинян-выскочек за их преступление в том, что он считал домашним делом. Персидские войска на суше и на море продвинулись к Греции в 491 г. до н.э., но флот был разбит штормом у горы Афон, и экспедиция была отменена.

В следующем году, в 490 г. до н.э., персы снова выступили, чтобы наказать Афины.Эти силы под командованием Датиса и Артаферна захватили остров Эвбея и использовали его как плацдарм для вторжения на материковую Грецию. На глазах у афинян и их союзников, платейцев, персы высадились на равнине Марафон и через несколько дней продолжили разделение своих сил. Датис и Артаферн намеревались сразиться с греками при Марафоне с 20 000 человек, в то время как город Афины, лишь слегка защищенный, станет легкой добычей второй персидской армии.

Тот факт, что афиняне предпочли встретить врага на входе в их страну, а не защищать ворота своего города, сам по себе примечателен.Во-первых, афиняне и платейцы подавляюще превосходили численностью, набрав всего 11000 солдат-граждан. Во-вторых, как утверждает знаменитый историк Геродот, греки никогда раньше даже не могли выстоять в битве с персами. В-третьих, во время восстания в Ионии и наступления персов на Афины греки неоднократно предпочитали защищать свои города, а не рисковать открытым сражением. Наконец, склонность греков к нововведениям, очевидно, не распространялась на поле битвы, особенно против численно превосходящего и закаленного в боях врага.

В час кризиса афиняне обратились к своим спартанским соперникам с просьбой о военной помощи, поскольку должно было быть очевидно, что в случае победы персов при Марафоне вся Греция вскоре падет перед ними. Мильтиад, старший афинский военачальник, отправил своего самого быстрого бегуна Фидиппида в Спарту за 150 миль. «Жители Спарты, - говорится в призыве, - афиняне просят вас помочь им, а не стоять в стороне, пока самый древний город Греции сокрушен и порабощен иностранным захватчиком.Эретрия уже разрушена, а ее люди закованы в цепи, а Греция ослабла из-за потери одного прекрасного города ».

Геродот сообщает, что спартанцы относились к ним с симпатией, но из-за религиозных обрядов не могли маршировать до полной луны. В то же время Гиппий, сын Писистрата, который был свергнут, когда Афины приняли демократию, привел персов на равнину Марафон, расположенную всего в 25 милях от Афин.

Стратегия, на основе которой Мильтиад и греческие полководцы обосновались в Марафоне, заключалась в том, чтобы быстро сблизиться с противником, сводя на нет эффективность персидских лучников, которые во многих случаях уничтожали ряды своего противника потоком стрел.Оказавшись на близком расстоянии, хорошо вооруженные афинские пехотинцы окажутся в более чем равных условиях со своими персидскими коллегами. Генералы Дария хорошо использовали кавалерию в других сражениях, но их количество, вероятно, было весьма ограничено в Марафоне из-за материально-технических трудностей, связанных с транспортировкой большого количества лошадей по морю.

Гражданская армия Афин полностью состояла из пехотинцев, называемых гоплитами, которые носили кожаные нагрудники, покрытые бронзой, а также юбки из кожаных полос и толстые пояса.Бронзовые шлемы с гребнем закрывали щеки и нос. Гоплит был вооружен копьем со стальным наконечником, коротким мечом, который носили с левой стороны, и круглым или овальным щитом из бронзы.

В то время как персы сильно зависели от силы лука и стрел, подавляющее большинство их пехотинцев не носило доспехов. Для ближнего боя персидская пехота носила кинжалы или короткие копья; их всадники использовали мечи или топоры. Когда началось столкновение оружия, победа победила скорость, с которой греки сблизились с персами, и превосходство их оружия и доспехов.Греки атаковали в своем традиционном построении фаланги с двумя очень важными модификациями. Построение было расширено, чтобы свести к минимуму риск быть обойденным с фланга, и, когда фаланга достигла расстояния около 100 ярдов от персидской линии, гоплиты перешли в двойной быстрый темп, что застало вражеских лучников врасплох.

Хотя удлинение флангов послужило своей цели, оно также ослабило греческий центр, где, по словам Геродота, захватчики взяли верх и фактически прорвали греческую линию, преследуя оставшихся в живых от берега.

Афиняне и платейцы на флангах потерпели поражение и обратили своих противников в бегство, прежде чем объединить силы в центре и повернуться против прорвавшихся персов. «Здесь они снова торжествовали, - писал Геродот, - преследуя побежденного врага и срезая его, когда они бежали к краю моря. Затем, нырнув в воду, они схватили корабли, призывая к огню ». На этой стадии битвы афинянин по имени Синегир потерял руку из-за персидского топора, когда держал корму одного из кораблей; позже он умер.

Когда оставшиеся корабли отступили, они взяли курс на Афины, надеясь достичь города впереди обороняющейся армии. Греки понимали, что вид все еще могущественного персидского флота у их берегов в отсутствие его армии может быть достаточно, чтобы заставить Афины капитулировать. Легенда гласит, что Фидиппид, все еще полностью измученный своей миссией в Спарту, получил приказ пробежать 26 миль от Марафона до Афин с вестью о победе. Он добрался до города и ахнул: «Радуйтесь, мы побеждаем!» Затем он упал и умер.К тому времени, как Датис и персидское войско увидели Афины и сияющий Акрополь, было уже слишком поздно. Афинская армия увенчалась триумфом на поле боя при Марафоне, прибыв вовремя, чтобы дать отпор потенциальным завоевателям, у которых теперь не было выбора, кроме как повернуть домой в неудаче.

Геродот оценил количество жертв среди греков при Марафоне в 192, а среди персов - в относительно ошеломляющие 6 400 человек. Когда поздно мобилизовавшиеся спартанцы получили известие, что победа была одержана без них, они продолжили путь на поле битвы, чтобы осмотреть трупы павших персов.Греки хоронили своих мертвецов в кургане, который до сих пор виден на поле боя.

Когда весть о Марафоне достигла двора Дария, гнев царя достиг новых высот, и он был более чем когда-либо полон решимости завоевать всю Грецию. Были сделаны приготовления и отдан приказ собрать еще большую армию. Однако новая кампания готовилась несколько лет, и, правив 36 лет, Дарий умер, не успев отомстить. Бремя правления и военных суждений перешло к его сыну Ксерксу.

Изначально Ксеркс не был настроен на войну с Грецией. Он подавил восстание в Египте и созвал военный совет, чтобы определить, следует ли ему предпринять поход против Афин. «Как вы видели, сам Дарий готовился к войне против этих людей; но смерть помешала ему осуществить задуманное, - заключил Ксеркс. «Поэтому я от его имени и ради блага всех моих подданных не успокоюсь, пока не возьму Афины и не сожгу их дотла, в отместку за вред, который афиняне однажды без провокации причинили мне и моему отцу ...Если мы сокрушим афинян и их соседей на Пелопоннесе, мы так расширим империю Персии, что ее границы станут небом самого Бога ».

Согласно Геродоту, когда представилась возможность обсудить ситуацию, только Артабан, дядя Ксеркса, высказал особое мнение. «Я предупреждал твоего отца - моего родного брата Дария - не нападать на скифов, тех странников, которые живут в безгородной стране», - предупредил Артабан. «Но он не стал меня слушать. Уверенный в своей способности покорить их, он вторгся в их страну, и прежде, чем он вернулся домой, многие прекрасные солдаты, которые шли вместе с ним, были мертвы.Но вы, милорд, собираетесь напасть на народ, намного превосходящий скифов: народ с высочайшей репутацией доблести как на суше, так и на море. Мой долг сказать вам, что вы должны опасаться их: вы сказали, что собираетесь перебросить мост через Геллеспонт и пройти через Европу в Грецию. А теперь представьте - и это не исключено, - что вам пришлось бы пострадать на море или на суше, или даже в обоих случаях. Об этих греках говорят, что они великие воины - и действительно, об этом можно догадаться, исходя из того факта, что одни афиняне уничтожили огромную армию, которую мы послали для атаки на них под командованием Датиса и Артаферна.Или, если хотите, предположим, что им удалось добиться успеха только в одном элементе - предположим, они напали на наш флот и разбили его, а затем отплыли к Геллеспонту и разрушили мост; тогда, милорд, вам действительно грозит опасность ».

Ксеркс и остальные высмеяли Артабана, и конференция была закрыта. Позже той ночью Ксеркс начал принимать близко к сердцу слово дяди и фактически решил, что вторжение в Грецию в конце концов не будет разумным. Но пока он спал, Ксеркса предположительно посетил призрак, который побудил его продолжить вторжение.Однако с рассветом король выбросил это привидение из головы и отменил операцию.

Снова на следующую ночь, как говорят, явился дух и пообещал гибель, если Ксеркс не нападет на греков. На этот раз сон встревожил царя, и он вызвал Артабана, настаивая на том, чтобы его дядя был одет в царскую одежду, сел на трон и спал в постели Ксеркса. Если призрак явился Артабану, значит, его послал Бог. Легенда гласит, что дух действительно пришел к Артабану, угрожал уничтожить его за вмешательство и был на грани того, чтобы выколоть ему глаза раскаленным железом, когда Артабан проснулся и побежал к Ксерксу.Ксеркс, теперь с одобрения своего дяди, решил, что вторжение будет продолжаться.

Греческая вера в то, что гордым суждено быть смиренными, что их пантеон богов действительно играет активную роль в повседневной жизни людей и что оракулы дают представление о событиях, которые еще не произошли, может заставить скептика повесить ярлык на этот эпизод. как скорее греческое изобретение, чем реальный факт. Геродот, несомненно, приукрасил свой рассказ об инциденте, чтобы удовлетворить аудиторию, но факт остается фактом: греки находились под влиянием предзнаменований и прорицателей, и их действия отражали их убеждения.

Пока Ксеркс готовился к походу, его подданные совершили два крупных инженерных подвига. Они сделали мост через Геллеспонт, современные Дарданеллы, двумя пролетами длиной примерно 1400 ярдов. Мосты поддерживались 674 биремами и триерами (корабли, названные по количеству рядов весел на каждом из них) в качестве понтонов, через которые была проложена дамба. Сильный шторм разрушил первые мосты, в результате чего Ксеркс пришел в ярость. Он приказал казнить конструкторов этих мостов, а самому Геллеспонту нанести 300 ударов плетью в качестве наказания.Впоследствии были построены два заменяющих моста. Между тем, три года были потрачены на рытье канала и перешейка шириной 1,5 мили у горы Афон, минуя коварные воды, в которых флот Дария потерпел неудачу несколько лет назад.

Наконец, спустя десятилетие после смятения при Марафоне, великая, более того, непобедимая армия Востока неумолимо двигалась к своей судьбе. Королю Ксерксу было 38 лет. Геродот утверждает, что персидская армия насчитывала 5 миллионов человек и пила реки досуха, когда они проходили.По более реалистичным оценкам, его сила составляет 500 000 человек, что более чем достаточно для работы. Говорят, что персидский флот состоял из 1207 триер.

Пока Ксеркс собирал персидский джаггернаут, афиняне готовились к решающей битве на море. В рудниках в Лауриуме была обнаружена богатая жила серебра, и в 482 г. до н.э. разгорелась большая дискуссия о том, как лучше всего использовать это богатство. Ведущим политиком города был Аристеид, но теперь послышался другой голос - Фемистокл. Он успешно доказал, что сокровища следует использовать для расширения афинского флота.

Летом 480 г. до н.э., когда Ксеркс непреодолимо рвался вперед, сопротивление исчезло. Многие греческие города предлагали жетоны земли и воды в качестве акта подчинения. Однако Афины и Спарта оставались непокорными. В августе спартанский царь Леонид повел 6000 человек, чтобы удержать проход в Фермопилах, через который персидская армия должна была продвинуться, чтобы достичь Афин. В то же время греческий флот подошел к Артемисию, чтобы занять персидские военно-морские силы.

Фермопилы, что в переводе с греческого означает «проход горячих источников», были местом расположения одного из величайших трибун военной истории.Персидское войско подошло к перевалу, ширина которого составляла всего 50 футов. 18 августа Ксеркс приказал нанести удар в лоб. Первыми отрядами, направленными против перевала, были мидяне и циссианцы, которые неоднократно атаковали, но каждый раз отбрасывались с большими потерями. Мертвые начали скапливаться перед линией, занятой ядром Леонида, состоящим из 300 элитных спартанских гоплитов, а также небольшими контингентами из нескольких других городов-государств. Ближе к вечеру «Бессмертные», элитная персидская дивизия, чья мощь, боевой дух и боевой опыт сделали их предметом зависти армии, двинулись вперед под командованием своего командира Хидарнеса.«Но, снова помолвившись, они не добились большего успеха, чем мидяне», - писал Геродот. «Все шло по-прежнему, две армии сражались на ограниченном пространстве, персы использовали более короткие копья, чем греки, и не имели преимуществ из-за своей численности».

Одна спартанская уловка сработала очень хорошо. Когда представлялась возможность, гоплиты отворачивались от нападающих и делали вид, что сбегают в замешательстве. Ободренные своей очевидной победой, персы ринулись вперед, чтобы завершить разгром - только для того, чтобы увидеть, как спартанцы быстро развернутся в наименьший возможный момент, чтобы пустить в ход свое тяжелое оружие и длинные копья, убивая множество более одураченных персов в регионе. проходить.Ксеркс, наблюдавший за битвой с близлежащей точки обзора, наконец, отозвал свои разбитые войска.

Еще целый день Леонид и его утомляющие воины держали свои позиции. Возможно, теперь в сознание Зеркса закралось небольшое сомнение. В этот момент, однако, греческий предатель по имени Эфиальт получил аудиенцию у великого царя и предложил своим солдатам альтернативный маршрут через горы, который позволил бы им атаковать спартанцев с тыла. Леонид отрядил около 1000 человек из Похосии, чтобы взломать его черный ход, но, когда фокейцы увидели, что персидский легион приближается к ним в сгущающемся свете, они бросились им вслед.Судьба спартанцев была предрешена.

Греки прекрасно понимали, что игра подошла к концу. Их прорицатель говорил о смерти, приходящей с рассветом. Некоторые войска в Фермопилах покинули место происшествия, и до сих пор не утихают споры о том, отпустил ли спартанский царь их, чтобы они сражались в другой день, или отправил домой с презрением. Геродот писал, что он запомнил имена всех 300 оставшихся спартанцев, «потому что они заслуживают того, чтобы их запомнили».

Втиснувшись в узкий проход и атаковав с двух сторон, те спартанцы, потерявшие оружие, продолжали сражаться руками и зубами.Их храбрость лучше всего раскрывается в словах Диенециса. Когда ему сказали, что персы выпустят так много стрел, что их полет затемнит небо, он заметил: «Это приятная новость… потому что, если персы скроют солнце, мы будем сражаться в тени». Среди мертвых персов было двое. братьев Ксеркса. После войны была установлена ​​мемориальная доска в память о стойке Леонида и его людей. Он гласил: «Иди и скажи спартанцам, те, кто читал: мы выполнили их приказ и мертвы».

Жертва спартанцев в Фермопилах не была напрасной.Пока они держали проход, пара сильных штормов обрушилась на персидский флот. Второй шторм полностью уничтожил эскадру из 200 судов, которые Ксеркс послал, чтобы обогнуть Эвбею, чтобы атаковать греков сзади. Кроме того, Фемистокл привел греческий флот в двух победах, в заливе Пагасы и Артемисуме. Обе стороны, с грубой обработкой, были рады разорвать бой у Артемисия, когда сгустилась тьма.

Когда Фемистокл получил известие, что персы взяли Фермопилы, он произвел тактический отход к острову Саламин.Как он сказал несколько лет назад, решающая битва в жизни Афин, да и всей Греции, развернется на море.

После освобождения Фермопил персы поспешили в Афины, которые теперь были почти заброшены. Фемистокл убедил большинство своих соотечественников, что их лучший шанс выжить - это переехать в Саламин. Вся северная Греция была беззащитна перед персидским натиском, кульминацией которого стало сожжение Афин и Акрополя и резня нескольких афинян, отказавшихся эвакуироваться.

Ксеркса не удовлетворило просто сожжение Афин. Его армия уже двигалась к перешейку, который соединял Пелепоннес с северной Грецией. Спартанцы и другие пелепоннесцы построили стену через перешеек и разместили там войска для защиты своих домов, но их военно-морские контингенты вместе с Фемистоклом в Саламине готовились сражаться за территорию Афин.

Истинный военный гений Фемистокла оказался критическим. Геродот говорит, что Ксеркс действовал на основе ложной информации, которую Фемистокл сознательно отправил ему через своего раба.«Я являюсь носителем секретного сообщения от афинского полководца, который благожелает вашего царя и надеется на победу персов, - сказал раб Сицинн. «Он сказал мне сообщить вам, что греки не уверены в себе и планируют спасти свои шкуры путем поспешного отступления. Только не допустите, чтобы они ускользнули сквозь пальцы, и в этот момент у вас появится возможность добиться беспрецедентного успеха. Они враждуют друг с другом в кинжале и не окажут сопротивления - напротив, вы увидите среди них проперсов, сражающихся с остальными.’

Ксеркс заглотил наживку и ослабил свои силы, отправив египетскую эскадру на запад, чтобы заблокировать возможный путь отхода; эскадрилья не будет доступна во время предстоящего боя. Он также приказал, чтобы корабли прикрывали канал у мыса Киносура. Как только эти движения будут завершены, он намеревался уничтожить греков в узких водах у Саламина. Утром 20 сентября 480 г. до н.э. основная часть персидской армады, около 400 триер, двинулась к битве. Ксеркс сидел на своем золотом троне высоко над спорной территорией и наблюдал за развитием битвы.

Греческий флот располагался от афинян слева от линии до коринфян на севере, прикрывая Элевсинскую бухту, пелопононезийцев справа и корабли Мегары и Эгины в соседнем заливе Амбелаки. Большинство из 300 триер греков было скрыто от приближающихся персов островом Святого Георгия. Чтобы втянуть противника в мелководье и сузить его вокруг Саламина, Фемистокл приказал коринфскому контингенту из 50 кораблей поднять свои квадратные паруса и симулировать отступление.Как только персы будут втянуты, греки, выстроившись в строй, окружат их. Большое количество персов не будет преимуществом в узких кругах. Хуже того, у них не было места для маневра. Греки начали петь гимн богу Аполлону, когда они ударили персидский авангард в его открытый левый фланг. Когда командиры ведущих персидских кораблей осознали, что они оказались в ловушке, и начали отступать, это вызвало ужасную неразбериху, потому что кораблям, идущим за ними, некуда было идти.Эсхил, которого помнят как отца литературной трагедии, сражался как при Марафоне, так и при Саламине. Позже он описал эту сцену как похожую на массовую ловлю рыбы сетью и убийство рыбы на берегах Средиземного моря: «Сначала поток персидского флота усиливался, но затем наплыв судов застрял в узких местах, никто не мог помочь. другой. '

Греки держались подальше от запутанной персидской массы и наносили удары практически по своему желанию. Персидские корабли казались более подходящими для действий в открытом море - они были больше, располагались выше в воде и были загружены примерно 30 морской пехотой или лучниками, по сравнению с 14 на каждом греческом корабле.Поэтому тяжеловесные суда стали легкой добычей бронзовых таранов греческих триер в этих ограниченных водах.

Финикийцы во флоте Ксеркса сломались под непрекращающимся давлением греков, и многие из них сели на мель свои корабли. Некоторые из этих финикийцев поспешили к великому царю и сказали, что ионийцы были причиной их поражения. Ксеркс наблюдал за хорошей игрой ионийцев и приказал финикийцам обезглавить их за ложь о своих союзниках.

Эсхил решил рассказать эту историю с персидской точки зрения и сказал: «Корпуса наших судов перевернулись, и море было скрыто от наших глаз, захлебнутое обломками и убитыми людьми.Берега и рифы были усыпаны трупами. В диком беспорядке все корабли, оставшиеся в нашем флоте, развернулись и убежали. Но греки преследовали нас и веслами или осколками обломков ударили выживших по головам, как если бы они были туннелями и уловом рыбы. Крики и стоны разносились по воде, пока ночь не скрыла нас от них ». Персы потеряли 200 триер в тот знаменательный день, греки - 40.

После сокрушительного поражения при Саламине у Ксеркса не было другого выбора, кроме как рассмотреть возможность отступления.Греки могли плыть на север и разрушить мосты через Геллеспонт, перерезав пути сообщения и снабжения. Погода также может ухудшиться и нанести еще больший урон тому, что осталось от его некогда гордого флота. Прежде всего, царь Персии находился в своей столице Сузах, где он мог продолжать править.

Греки не сразу осознали всю степень своей победы, и им предстояло еще одно сражение. Когда Ксеркс вернулся в Сузы, он оставил подобранный отряд из 300 000 солдат в Тассалии под командованием Мардония, высокопоставленного персидского генерала.Следующей весной Мардоний повел свою армию на юг и снова захватил Афины. Летом 479 г. до н.э. объединенные армии Афин и Спарты вытеснили его на север, к Фивам, и в сентябре окончательно разгромили персидскую армию при Платеях. В том же месяце греческий флот, возглавляемый Ксантиппом, одержал еще одну победу над персидским флотом в Микале, у берегов Малой Азии.

Греция наконец освободилась от угрозы восточного господства. В течение следующих полувека Афины оставались сильнейшей военно-морской державой в мире, в то время как Спарта содержала лучшую армию.Однако различия между ними усилили соперничество и недоверие, которые какое-то время кипели на поверхности. Следующая большая угроза будущему Греции исходила изнутри.


Для дальнейшего чтения Майкл Э. Хаскью рекомендует The Greek Way Эдит Гамильтон; Истории , Геродот; Марафон: история цивилизации на пути столкновения , Алан Ллойд; и «Битва за Запад: Фермопилы», , Эрни Брэдфорд.

Эта статья была первоначально опубликована в журнале « Великие сражения », май 1994 года. Чтобы получить больше замечательных статей, не забудьте подписаться на журнал « Военная история » сегодня!

Битва при Саламине в Персидских войнах

Битва при Саламине произошла в сентябре 480 г. до н.э. во время Персидских войн (с 499 по 449 г. до н.э.). В ходе одного из величайших морских сражений в истории Саламин увидел, что превосходящие по численности греки превзошли более крупный персидский флот. Кампания стала свидетелем того, как греки двинулись на юг, а Афины были захвачены.Перегруппировавшись, греки смогли заманить персидский флот в узкие воды вокруг Саламина, что свело на нет их численное преимущество. В результате битвы греки нанесли поражение врагу и заставили его бежать. Не имея возможности снабжать свою армию морем, персы были вынуждены отступить на север.

Персидское вторжение

Вторгнувшись в Грецию летом 480 г. до н.э., персидские войска под предводительством Ксеркса I столкнулись с союзом греческих городов-государств. Продвигаясь на юг, в Грецию, персы поддерживались с берега большим флотом.В августе персидская армия встретила греческие войска на перевале Фермопил, а их корабли столкнулись с союзным флотом в Артемисиевом проливе. Несмотря на героическую позицию, греки потерпели поражение в битве при Фермопилах, вынудив флот отступить на юг, чтобы помочь в эвакуации Афин. Помогая этим усилиям, флот затем двинулся в порты на Саламине.

Афинский водопад

Продвигаясь через Беотию и Аттику, Ксеркс атаковал и сжег те города, которые оказывали сопротивление, прежде чем занять Афины.Стремясь продолжить сопротивление, греческая армия установила новую укрепленную позицию на Коринфском перешейке с целью защиты Пелопоннеса. Несмотря на сильную позицию, ее можно было легко обойти с фланга, если бы персы сели на борт свои войска и пересекли воды Саронического залива. Чтобы предотвратить это, некоторые из лидеров союзников выступили за переброску флота на перешеек. Несмотря на эту угрозу, афинский лидер Фемистокл выступал за то, чтобы остаться в Саламине.

Разочарование в Саламине

Наступательно настроенный, Фемистокл понимал, что меньший греческий флот может свести на нет численное превосходство персов, сражаясь в ограниченных водах вокруг острова.Поскольку афинский флот составлял большую часть союзного флота, он смог успешно лоббировать свое сохранение. Ксерксу нужно было разобраться с греческим флотом перед тем, как начать наступление, и сначала он старался избегать боев в узких водах вокруг острова.

Греческий трюк

Осознавая разногласия среди греков, Ксеркс начал продвигать войска к перешейку в надежде, что пелопоннесские контингенты покинут Фемистокла, чтобы защитить свою родину.Это тоже не удалось, и греческий флот остался на месте. Чтобы укрепить веру в то, что союзники распадаются, Фемистокл начал уловку, отправив слугу к Ксерксу, заявив, что афиняне были обижены и хотели перейти на другую сторону. Он также заявил, что пелопоннесцы намеревались уйти той же ночью. Поверив этой информации, Ксеркс направил свой флот, чтобы заблокировать проливы Саламин и пролив Мегара на западе.

В бой

В то время как египетские войска двигались, чтобы прикрыть пролив Мегара, основная часть персидского флота заняла станции возле Саламинского пролива.Кроме того, небольшой отряд пехоты был переброшен на остров Пситталея. Установив свой трон на склонах горы Эгалеос, Ксеркс приготовился наблюдать за грядущей битвой. Хотя ночь прошла без происшествий, на следующее утро была замечена группа коринфских триер, двигавшихся на северо-запад от пролива.

Флоты и командиры

Греки

  • Фемистокл
  • Эврибиад
  • 366-378 кораблей

Персы

  • Ксеркс
  • полынь
  • Ариабинь
  • 600-800 кораблей

Бой начинается

Полагая, что союзный флот распадается, персы начали продвигаться к проливу с финикийцами справа, ионийскими греками слева и другими силами в центре.Сформированный в три шеренги, персидский флот начал распадаться, когда он вошел в ограниченные воды проливов. Противостоящий им союзный флот был развернут с афинянами слева, спартанцами справа и другими союзными кораблями в центре. По мере приближения персов греки медленно отступали от своих триер, заманивая врага в узкие воды и выигрывая время до утреннего ветра и прилива.

Греки Победоносцы

Обернувшись, греки быстро перешли в атаку.Оттесненная назад первая линия персидских триер была вытеснена во вторую и третью линии, что привело к фолу и дальнейшему разрушению организации. Кроме того, начало подъема волн привело к тому, что тяжелые персидские корабли столкнулись с трудностями при маневрировании. Слева от греков персидский адмирал Ариабинес был убит в начале боя, оставив финикийцев практически без лидера. Когда бушевали бои, финикийцы первыми сломались и бежали. Воспользовавшись этим разрывом, афиняне повернули персидский фланг.

В центре группе греческих кораблей удалось прорваться через персидские позиции, разрезав их флот надвое. Ситуация для персов ухудшилась в течение дня: ионийские греки бежали последними. Сильно разбитый персидский флот отступил к Фалеруму, преследуя греков. Во время отступления королева Галикарнаса Артемизия протаранила дружественный корабль, пытаясь спастись. Наблюдая издалека, Ксеркс считал, что она потопила греческое судно, и якобы прокомментировал это так: «Мои мужчины стали женщинами, а мои женщины - мужчинами."

Последствия

Потери в битве при Саламине достоверно неизвестны, однако, по оценкам, греки потеряли около 40 кораблей, а персы потеряли около 200. После победы в морском сражении греческие морские пехотинцы переправились и уничтожили персидские войска на Пситталеи. Его флот был в значительной степени разбит, Ксеркс приказал севернее охранять Геллеспонт.

Поскольку флот был необходим для снабжения его армии, персидский лидер также был вынужден отступить с большей частью своих сил.Намереваясь завершить завоевание Греции в следующем году, он оставил в регионе значительную армию под командованием Мардония. Ключевой поворотный момент в персидских войнах, триумф Саламина был основан на следующем году, когда греки победили Мардония в битве при Платеях.

Битва при Саламине: факты и значение - Видео и стенограмма урока

Карта острова Саламин

Фон

В 499 г.Н. Э. Ионийские греки (с помощью афинских греков) восстали против своих персидских владык. Во время Ионического восстания Персидская империя была относительно молодой, и персидский император Дарий столкнулся со многими восстаниями в первые годы своего правления. Персидские войска решительно подавили восстание ионийцев. В отместку за помощь своей мятежной колонии персы напали на материковую Грецию, но потерпели поражение и были вытеснены с материковой Греции в битве при Марафоне года.Ионические греки остались под пятой Персидской империи.

К 480 г. до н. Э. персы были готовы снова попытаться завоевать богатые города-государства материковой Греции. Греческие города-государства, хотя и сильно различались по культуре и правительству, объединились перед лицом общего врага. Первоначально греки потерпели несколько поражений против гораздо более крупных и лучше обученных персидских вооруженных сил. В битве при Фермопилах года персы окружили греческую армию года, возглавляемую царем Спарты Леонидом года.Леонид и несколько сотен его людей смогли задержать наступление персов, позволив большей части греческой армии отступить ценой своей жизни.

Морское сражение

К сентябрю 480 г. до н. Э. Греческий флот собрался около острова Саламин, чтобы помочь в эвакуации города Афины. Пока персы разграбили опустевший город Афины, греческий флот под командованием Фемистокла планировал следующую битву. После разграбления Афин персы обратили внимание на Саламин и перебросили свой флот на остров.

Фотография современного Саламина

Но Фемистокл приготовил для персов сюрприз. Он отправил сообщение королю Ксерксу, в котором сообщил ему, что греки, которых он возглавлял, были на стороне Ксеркса и желали вступить в союз с его империей. Он утверждал, что греческие полководцы сражались между собой и что союз греческих городов-государств скоро распадется. Он также указал, что греки будут эвакуировать остров ночью.Поверив этому сообщению, флот Ксеркса провел ночь, исследуя море в поисках признаков эвакуируемого флота.

Ксеркс понятия не имел, что хитрый греческий полководец обманул его. Хотя между греческими лидерами были конфликты, они остались едины. На следующее утро, поняв, что греки не отступили, персидский флот продвинулся в узкий пролив между островом и материком. Большие корабли персидского флота испытывали трудности с маневрированием в небольшом водоеме, и с каждым продвижением персидских кораблей плавание становилось все труднее и труднее.Небольшие греческие корабли смогли потопить многие персидские корабли, застрявшие в проливах. Кроме того, ионийские греки, безуспешно восставшие несколько поколений назад, покинули флот Ксеркса и начали сражаться на стороне греческих союзников.

Персы понесли много потерь в битве, особенно потому, что персидские солдаты не умели плавать, когда прыгали с тонущих кораблей. К тому же теснота проливов затрудняла отступление любому кораблю.Когда битва наконец закончилась, греки одержали победу, и несколько уцелевших персидских кораблей бежали с острова Саламин.

Наследие битвы

Великая морская победа у Саламина помогла положить конец войне между персами и греками. После потери земли в битве при Платеях в следующем году персы были раз и навсегда вытеснены с материковой Греции. В следующие несколько поколений грекам через союз под названием Делосская лига удалось освободить Ионию от персидского владычества, а затем полностью изгнать персов из Малой Азии.После победы над персами греки вступили в золотой век. Их культура, философия и ценности продолжали влиять на развитие западной цивилизации. Многие историки называют битву при Саламине одним из самых важных сражений в истории человечества. Если бы персы победили греков при Саламине, вполне вероятно, что они выиграли бы войну, и развитие человеческой истории выглядело бы совсем иначе. Без древних греков цивилизация Рима, Западной Европы и, в конечном итоге, Соединенных Штатов, возможно, вообще не возникла бы.

Итоги урока

Давайте рассмотрим. Сентябрь 480 г. до н. Э. Битва при Саламине была одной из последних битв во второй войне между Персидской империей под предводительством царя Ксеркса и союзом греческих городов-государств. Саламин - остров у побережья материковой Греции. Битва при Саламине была великой победой греческого флота и, в сочетании с победой греческой армии в битве при Платеях г. в следующем году, привела к полному поражению персов.Многие историки называют битву при Саламине одним из самых важных сражений в истории человечества. Если бы персы победили греков при Саламине, вполне вероятно, что они выиграли бы войну, и развитие человеческой истории выглядело бы совсем иначе.

Молодой Софокл, ведущий хор победы после битвы при Саламине (скульптура Джона Талботта Донохью)

Греко-персидские войны (490 г. до н. Э. - 479 г. до н. Э.)

Основные фигуры

Дарий

Когда Дарий I (549 г. до н. Э. –486 г. до н. Э. ) стал царем Персидской империи в 522 г. до н. э. Он унаследовал переходную империю.

Расцвет Персидской империи

Хотя персы, называвшие себя иранцами, были древним народом, Персидская империя была довольно молодой. Официально основанная в 547 г. до н. Э. Киром Великим после его успешного восстания против Медейской империи, Персидская империя росла не по дням, а по часам в течение следующих двадцати пяти лет.

Кир добавил к своим медийским завоеваниям древние царства Ассирию, Лидию (наследницу Хеттской империи) и Вавилон, затем взял под свой контроль Палестину и умер в 529 г. до н. Э. .Его преемник, Камбисс, завоевал Египет во время своего короткого семилетнего правления, а затем умер по дороге домой.

Смерть Камбисса создала вакуум власти в Персии, который усугубился довольно причудливым поворотом, включающим братоубийство и претендентов на престол.

Дарий захватывает власть

Основным историческим источником того, что произошло после смерти Камбиссеса, является собственное описание событий Дарием, и есть некоторые научные сомнения в том, действительно ли Дарий был героическим освободителем, за которого он себя назвал.Что можно сказать наверняка, так это то, что перед отъездом в Египет умер брат Камбиссеса Бардия (известный грекам как Смердис). История гласит, что сам Камбисс, обеспокоенный тем, что его брат попытается захватить трон в его отсутствие, убил Бардию.

Итак, когда умер сам Камбисс, наследника не было. Однако здесь история принимает странный оборот. Маг , или первосвященник, по имени Гаумата утверждал, что он не кто иной, как Бардия, который в конце концов не умер.

Несмотря на довольно очевидный обман (одна история рассказывает о том, что, хотя они были похожи, Гаумате были отрезаны уши несколькими годами ранее), Гаумата, похоже, сойдет с рук его узурпация с черного хода: очевидно, другие дворяне при дворе были слишком напуган, чтобы что-то делать со своим заговором из-за страха жестокой расправы.

Входит Дарий. С помощью шести сообщников Дарий претендовал на престол. Он был сыном небольшой ветви королевской линии, Ахемнидов, и даже не был самым старым членом своей семьи, но он был амбициозен.

Дарий сам убил самозванца Гаумату и занял трон, который к этому моменту покоился на очень шатком основании. В течение следующего года Дарий провел девятнадцать сражений против различных мятежных провинций, пытаясь укрепить свою власть. К 521 г. до н.э. , его правление не подвергалось сомнению.

Его достижения были увековечены на Скале Бехистуна. Возвышаясь над окружающими равнинами и расположенная недалеко от крупного торгового пути с востока на запад, скала до сих пор носит триумфальные надписи Дария на высоте 200 футов над землей.Написанные на трех языках надписи с гордостью рассказывают историю борьбы Дария за престол. Но великое правление Дария только началось.

Дарий как военачальник

В отличие от двух своих предшественников, Дарий не известен своими военными завоеваниями. Он сосредоточился на консолидации и улучшении внутренней работы обширной империи.

Тем не менее, Дарий все же возглавил несколько экспедиций. Первый, с 519 г. до н. Э. –518 до н. Э. , был в Египте, где восстание все еще продолжалось.Два года спустя Дарий оказался на другом конце своей империи, проводя кампанию в долине реки Инд (современный Пакистан). Присоединение части Индии к Персидской империи оказалось мудрым шагом. По сообщениям, доход, полученный в этом регионе, составлял несколько сотен фунтов золотого песка в год.

Дарий также вел походы против скифов, конных кочевников, чья территория простиралась от Средней Азии до южной Европы. Древнегреческий историк Геродот сообщает, что одна из экспедиций, датированная 514 годом до н. Э. , проходил к северу от реки Дунай, что сделало его одним из первых персидских походов на европейскую землю.Во время этой кампании Дарий использовал своих греческих подданных, в том числе некоего Мильтиада, афинянина, который позже победил персидское вторжение при Марафоне.

Скифские приключения Дария ни к чему не привели. Конные кочевники-лучники отказались сражаться, и после нескольких недель партизанских атак персы отправились домой.

Дарий как правитель

Именно дома в своей империи Дарий действительно вступил в свои права. Хотя административная система развивалась в Персии с момента основания империи, Дарий был первым царем, который отрегулировал и систематизировал то, что впоследствии стало известно как система сатрапии .

Сатрапия - это провинция, построенная по этническому или культурному признаку. Правители каждой сатрапии, сатрапов , выбирались из местного населения, чтобы избежать видимости имперского господства. Фактически, персидская политика заключалась в том, чтобы сохранить как можно более «нормальное» положение во многих подчиненных им королевствах. Было позволено процветать местным религиям. Например, после завоевания Вавилона персы позволили евреям вернуться в Палестину и призвали их восстановить Храм Соломона.

Все, что просили взамен, это чтобы сатрап собирал определенное количество «дани» каждый год и передавал доходы персам. Конечно, персы не были наивными, и сложная королевская шпионская сеть, именуемая «царскими глазами и ушами», внимательно следила за каждой сатрапией.

Дарию также приписывают строительство Королевской дороги, своего рода древней супермагистрали, которая шла от Сардов в современной Турции до Сузы, одной из четырех персидских столиц, протяженностью 1700 миль.Обычное путешествие по дороге заняло около трех месяцев, но король также установил систему курьеров, которые, как всадники Пони-экспресса американского Запада, ездили в эстафете по двадцать миль на лошадь. Эта система позволяла сообщению преодолевать расстояние от Сардов до Сузы примерно за неделю.

Дарий и греки

Именно на крайнем западном конце Королевской дороги, в столице провинции Сардис, Дарий впервые столкнулся с тем, что можно было бы назвать его «греческой проблемой».«Западное побережье Анатолии (современная Турция), тогда известное как Иония, было этнически греческим. В 499 г. до н. Э. Ионийцы подняли восстание, вероятно, поощряемое местным сатрапом в политически мотивированном захвате власти. Однако восстание быстро вышло из-под контроля сатрапа и превратилось в движение за полную независимость от Персидской империи.

Ионийцы послали за помощью из материковой Греции. Афиняне согласились помочь, как и близлежащий город Эретрия, в котором проживало большое ионическое население.

Греческая экспедиция пересекла Эгейское море и двинулась вглубь суши к Сардам, взяв город и сожгнув его. Когда весть об этом иностранном вмешательстве достигла ушей Дария, царь пришел в ярость. Он поклялся, что, как только он победит ионийцев, он накажет афинян за их безрассудство. На то, чтобы окончательно потушить огонь восстания в Ионии, потребовалось шесть лет, и каждую ночь в это время Дарий заставлял своего слугу трижды напоминать ему во время обеда «вспомнить афинян.

Последняя Ионическая крепость, Милет, пала в 493 г. до н. Э. И была почти стерта с лица земли. К следующему году у Дария была экспедиция, готовая принять бой на материковую Грецию. К несчастью для Дария, корабли с армией потерпели крушение у полуострова Афон в Фессалии, на крайнем севере Греции. Однако экспедиции удалось добиться подчинения Македонии и Фракии, прежде чем отправиться домой.

Через два года после своей первой попытки вторжения Дарий был готов повторить попытку.На этот раз он послал флот прямо через Эгейское море, покорив множество греческих островов, усеивающих это море. Достигнув материка, персы сначала высадились в Эретрии, которая пала в течение недели, но вскоре после этого персы потерпели поражение при Марафоне.

Дарий не был готов отказаться от своей мечты о мести грекам, но его время скоро истекло. Он умер в 486 г. до н. Э. В возрасте шестидесяти четырех лет, когда планировал третью экспедицию. Его сын и наследник Ксеркс попытается осуществить мечту своего отца, но потерпит поражение при Саламине и Платеях.

Наследие

Правление Дария I было поворотным для Персии. Он несколько расширил границы империи, добавив долину Инда, Македонию, Фракию и Эгейские острова. Но его вспоминают как администратора и строителя. Он регулировал вес, меры и чеканку монет. Он построил величественные дворцы в Персеполе, своей новой столице, и оставил после себя записи, рассказывающие о его великих деяниях. Он также был первым персидским царем, публично признавшим новую религию зороастризма.

Именно во имя главного бога зороастризма, Ахура-Мазды, Дарий оставил этот совет будущим правителям государства, которое он помогал консолидировать:

«Царь Дарий заявляет: Царь, кем бы ты ни был, кто может возникнуть после меня, хорошо защитить себя от лжи. Не верьте человеку, который лжет… Верьте в то, что я сделал, и говорите людям правду. Не скрывайте [это]. Если вы не скрываете эти дела, но все же расскажете людям, пусть Ахура-Мазда защитит вас ».

Ксеркс

Когда он взошел на престол Персидской империи в 486 г. до н. Э. , Ксеркс (520 г. до н. Э. –465 до н. Э. ) не мог знать, что всего за семь лет он будет ответственным за одно из величайших военных поражений в истории.Но поражение персов от рук греков во время так называемых персидских войн было лишь одной главой в царствовании, раздираемом раздорами и неудачами.

Ранняя жизнь, первые годы царствования

Родился в 520 г. до н. Э. Ксеркс был сыном персидского царя Дария I и с детства сменил отца. Хотя он не был старшим из детей Дария, он был старшим сыном любимой жены царя. Мало что известно о его жизни до его восхождения на престол, хотя есть свидетельства того, что он был наместником Вавилонии в раннем взрослом возрасте, возможно, как средство подготовить его к обязанностям правления.

Когда Дарий умер, Ксеркс немедленно столкнулся с непрекращающимся восстанием в Египте, и вскоре ему пришлось столкнуться с восстанием и в Вавилонии. Похоже, он подавил восстание быстро и, при необходимости, безжалостно. После второго восстания Вавилона в 482 г. до н. Э. Ксеркс снёс храмовые зиккураты (башни) города и испортил статуи местных богов.

Наряду с мятежными провинциями Ксеркс унаследовал от своего отца еще кое-что: желание сокрушить Грецию, которая постоянно была занозой в западной части Персидской империи.Дарий предпринял две экспедиции в Грецию в 492 и 490 годах до н. Э. . Первый затонул в бурных морях у полуострова Афон; второй был отвергнут в битве при Марафоне. Ксеркс был полон решимости преуспеть с третьей попытки и приступил к созданию одной из самых больших армий, которые мир когда-либо видел, чтобы гарантировать победу.

Армия Ксеркса

Древнегреческий историк Геродот подсчитал, что персидская армия с учетом всего личного состава и последователей лагеря насчитывала около пяти миллионов человек.По современным оценкам, их общая численность приближается к 300 000, из которых около 120 000 составляют основную часть армии. Ксеркс собрал флот, соответствующий своей армии, численностью около 1200 кораблей.

Состав армии также отличался от всего, что было видно ранее, она состояла из подразделений со всей империи - от долины реки Инд с ее солдатами, одетыми в «древесную шерсть» (хлопок), до Нубии (южный Египет) и всего остального. точки между ними. В армию даже входило значительное количество греков, в основном ионийцев с западного побережья современной Турции.

Ядром армии Ксеркса был его личный телохранитель из 10 000 человек, «Бессмертные», названные так потому, что отряд всегда поддерживался в том же количестве солдат, даже во время кампании.

Стратегия Ксеркса

Греков было немного, но они заслужили репутацию отличных моряков и грозных воинов. Десять лет назад персы потерпели поражение от греков в Марафоне, несмотря на то, что в той битве они превосходили греков по численности. Ясно, что стратегия Ксеркса заключалась в том, чтобы так сложить шансы в свою пользу, что количество должно преобладать над качеством.

Терпеливый Ксеркс учел прошлые поражения и несколько лет тщательно готовился к вторжению. Он знал, что его армия слишком велика, чтобы плыть по морю, поэтому его план состоял в том, чтобы пройти через Босфор, пролив, отделяющий Европу от Малой Азии, а затем в Грецию. У Ксеркса было два больших понтонных моста, мосты, проложенные через спины связанных вместе лодок, построенные через Босфор в самом узком месте. Вспоминая, что коварная гора Афон сделала с флотом его отца в 492 г. до н. Э. , он приказал прорыть канал через основание полуострова.На рыть канал ушло три года. Наконец, готовый к атаке, Ксеркс искал божественной санкции для своей миссии, приказав принести в жертву 1000 голов скота. Затем он и его армия отправились в Грецию.

Ксеркс вторгается в Грецию

Ксеркс впервые встретил сопротивление греков у Фермопильского прохода. Знаменитый отряд из 300 спартанцев под командованием царя Леонида при поддержке около 4000 союзных войск остановил всю персидскую армию более чем на неделю, включая почти три дня ожесточенных рукопашных схваток.Фермопилы были первым столкновением Ксеркса с качеством греческих воинов, и он мог считать это победой, несмотря на потерю тысяч солдат в этих усилиях. Он двинулся на юг и занял Афины, а греческие армии отступили перед его наступлением.

Казалось, что ключ к победе лежит не в сухопутном сражении, а в столкновении флотов. Если бы Ксеркс смог сокрушить греческую военно-морскую мощь, его собственные корабли могли бы блокировать оставшуюся треть Греции, спартанскую родину, известную как Пелопоннес.Высадку войск можно было производить по желанию. Война будет почти окончена.

Греческий флот собрался в заливе Саламин, между одноименным островом и афинским портом Пирей. Греческий флот был ослаблен ссорами и раздробленностью, и персидский флот в придачу превосходил численностью. Ксерксу оставалось только заблокировать флот в заливе, и греки наверняка напали друг на друга.

Именно в этот момент хитрый афинский вождь Фемистокл отправил персидскому царю секретное послание, которое выглядело как попытка предательства.В сообщении Фемистокл просто сказал Ксерксу, что греческий флот находится в опасно слабом состоянии. Чрезмерно опасаясь победы, Ксеркс попался на уловку Фемистокла и приказал атаковать. Он был настолько уверен в победе, что даже поставил трон на ближайшей вершине горы, чтобы наблюдать за битвой и делать записи о том, какие адмиралы преуспели, а какие нет.

Но вместо того, чтобы наблюдать за легкой победой персов, Ксеркс был вынужден наблюдать, как его флот терпит поражение. Была потоплена треть персидского флота.Не умея плавать, большинство моряков тонущих кораблей утонули. Чрезмерно яростная атака Ксеркса, в которой против нее работали огромные размеры его флота, дала грекам контроль над морями и инициативу в войне. В следующем году персы потерпят раз и навсегда поражение при Платеях.

После Саламина

Обеспокоенный возможностью нового восстания в Вавилоне, Ксеркс взял около половины своей армии и вернулся в Сарды. Без контроля над морями он не смог бы поддерживать свои линии снабжения для всей армии вторжения.Огромное количество солдат, от которых он зависел, превратились скорее в помеху, чем в помощь. Превышенные численностью греки нашли способы повернуть численность персидских войск против самих себя.

Для персов войны в Греции были в конечном итоге второстепенным занятием. Империя продолжалась. Официальный мир в конце концов был объявлен с греками примерно через тридцать лет после Саламина, хотя персы продолжали вмешиваться в политику и войны Эгейского моря.

Что касается Ксеркса, он оказался далеко не таким стойким, как его королевство.Он не принимал дальнейшего участия в войнах с Грецией или в политических маневрах своих генералов и губернаторов. Часто пьяный, он уединялся в своих дворцах, озлобленный и сосредоточенный на грандиозных строительных проектах.

Пятнадцать лет после Саламина, в 465 г. до н. Э. Ксеркс был убит в результате дворцового переворота, возглавляемого капитаном стражи Артабаном. Королевство пало в результате гражданской войны между тремя сыновьями Артабана и Ксеркса, один из которых, Артаксеркс, в конце концов занял трон. Даже после смерти наследие Ксеркса было наследием насилия, кровопролития и смерти.

Датис

На самом деле мало что известно о персидском генерале по имени Датис (даты рождения и смерти неизвестны), лидере экспедиции против греков, которая закончилась поражением при Марафоне в 490 г. до н. Э. . Большая часть нашей информации поступает от греческого историка Геродота, хотя есть также надписи и дворцовые записи, которые помогают заполнить пробелы.

Ранняя военная карьера

Датис был мидянином из горного северного региона Месопотамии и явно был одним из высших генералов в армии персидского царя Дария I.Его имя впервые появляется в связи с Ионическим восстанием, шестилетней борьбой между этнически греческими ионийцами западного побережья современной Турции и их персидскими правителями. Исторически приписывают Датису захват ключевого ионического острова Родос в 495 г. до н. Э. И привел персидский флот к победе в битве при Ладе в 494 г. до н. Э. .

Лейд ознаменовал начало осады Милета, последнего очага Ионического сопротивления. В течение года Милет был взят посреди большого количества крови и огня, и ионийское восстание было официально подавлено.

Когда ионийцы впервые восстали против персов в 499 г. до н. Э. Помощь пришла из городов материковой Греции - Афин и Эретрии. Дарий поклялся отомстить иностранным городам за вмешательство и в 490 г. до н. Э. Начал экспедицию через Эгейское море с Датисом и другим персидским полководцем Артаферном, командовавшими войсками.

Экспедиция 490 г. до н. Э.

Экспедиция преследовала три цели: наказать Афины и Эретрию за их участие в Ионии, восстановить свергнутого афинского тирана Гиппия как персидского марионеточного правителя и включить многие Эгейские острова в состав Персидской империи. , создав таким образом буферную зону между Персией и Грецией.

Эта последняя цель была персидской целью в течение почти десяти лет, впервые она была предпринята в 499 г. до н.э. под командованием отца Артаферна. Эта кампания была прервана более насущным вопросом - Ионическим восстанием, и острова Эгейского моря в то время оставались свободными.

Датис и Артаферн добились гораздо большего успеха в 490 г. до н. Э. , захватывая все острова, которые стояли на их пути, включая жизненно важный торговый центр Наксос и остров Делос, место крупного культа Аполлона.Поскольку персы связывали Аполлона со своим зороастрийским богом Ахура-Маздой, Датис принес великую жертву, чтобы поблагодарить бога за успех экспедиции.

Марафон

Достигнув материковой части Греции, Датис сначала осадил город Эретрию, который пал в течение недели. Его граждане были порабощены и в конечном итоге отправлены обратно в Вавилон для жизни в плену.

После падения Эретрии Датис высадился на равнине Марафон, место к северу от Афин, которое, как посоветовал Гиппий, будет благоприятным местом для превосходящей персидской кавалерии.

Тем временем афиняне собрали отряд из примерно 10 000 гоплитов, тяжелую пехоту, одетую в бронзовые доспехи и вооруженные копьями, чтобы противостоять персидской армии, которая была от двух до шести раз больше, но состояла почти исключительно из легкобронированные лучники и легкая кавалерия.

Греки блокировали дорогу на юг в Афины, но не атаковали. В течение следующих пяти дней произошло противостояние, прежде чем греки под командованием своего генерала Мильтиада атаковали персидскую армию и разбили ее.Было высказано предположение, что греки атаковали тогда, когда они это сделали, потому что персидская кавалерия, для которой греческая фаланга (отряд войск) была наиболее уязвима, не находилась в этом районе или, возможно, садилась на корабли, готовясь к отправке в другую точку высадки. .

Что известно, так это то, что после поражения Датис направил свой флот вокруг к югу от Афин с прицелом на захват афинского портового города Пирей, но обнаружил, что порт заблокирован победоносными войсками Марафона, которые мчались домой. обезопасить город.Не имея очевидной точки приземления, Датис повернул обратно в Персию.

Наследие

Большинство целей его экспедиции были достигнуты, но поражение при Марафоне оказало наибольшее влияние на мировые события. Персы никогда не проигрывали сухопутных сражений против регулярной армии, и поражение оказало глубокое влияние на персидский авторитет и мощь.

Хотя некоторые источники утверждают, что Датис был убит в Марафоне, это маловероятно. Точная дата его смерти неизвестна. Достоверно только то, что он не участвовал во вторжении персов в Грецию через десять лет после Марафона в 480 г. до н. Э. , хотя двое из его сыновей действительно служили генералами в этой великой армии.Что касается их отца, то он лишь ненадолго появляется из тумана истории и, несмотря на его череду успехов в качестве генерала, лучше всего запомнился одним из самых важных поражений в древнем мире.

Мильтиад

Мильтиад (ок. 549 г. до н. Э. –489 до н. Э. ) был афинским генералом и авантюристом, которого больше всего помнят как победившего полководца в битве при Марафоне.

Ранняя военная карьера

Афинский аристократ, Мильтиад впервые сделал себе имя, работая магистратом при тиране Гиппии.Около 516 г. до н. Э. , он стал тираном греческих колоний в Херсонесе, районе, ныне известном как полуостров Галлиполи в Турции. Во времена Мильтиада фракийцы, относительно нецивилизованный народ, на которого греки смотрели свысока как на диких людей, доминировали в этом районе, а Мильтиад правил железной рукой.

Херсонес попал под власть Персидской империи, и Мильтиад выступил с армией персидского царя Дария во время похода против кочевых скифов к северу от реки Дунай.Согласно древнегреческому историку Геродоту, Мильтиад рассматривал возможность сжечь мост персов через могучий Дунай, сковав таким образом армию и их царя, но это вполне могло быть попыткой изобразить героя Марафона неохотно служащим своим будущим врагам , греческий патриот насквозь.

Когда другие греки Персидской империи действительно восстали против Дария, Мильтиад сражался на их стороне, взяв остров Лемнос, который он позже отдал Афинам.

Командующий в Марафоне

Персия в конце концов подавила греческих мятежников, и Мильтиад вернулся в Афины, где встретил холодный прием из-за тиранического правления Херсонеса. Фактически, вскоре он предстал перед судом за свои действия, но обвинения с него были сняты. Афинянам, зная, что Дарий готовит против них карательную кампанию за их участие в греческих восстаниях, был нужен такой человек, как Мильтиад, опытный генерал, хорошо знающий, как персидская армия сражалась и действовала.В июле 490 г. до н. Э. , поскольку персидский флот вторжения продвигался через Эгейское море к Афинам, Мильтиад был избран одним из десяти генералов на год.

Афиняне послали весточку в Спарту, величайшую греческую военную державу того времени, с просьбой о помощи против персов. Спартанцы ответили, что они не смогут помочь сразу, потому что они были в разгаре религиозного праздника.

Мильтиад предложил немедленно выйти, а не прятаться за городскими стенами Афин.Греческое войско насчитывало около 10 000 человек и противостояло персидской армии, по крайней мере, вдвое большей. Мильтиад и его товарищи-генералы, заблокировав продвижение персов за пределы места их высадки в Марафоне, не знали, как действовать дальше. Пять дней греки удерживали свои позиции.

Именно Мильтиад, наконец, предложил смелый план: греки, преуспевшие в ближнем бою, должны атаковать персов, которые полагались на своих лучников и конницу. Вынужденные вступить в бой, греки отвергали предпочтительный для персов метод ведения боя.Более того, Мильтиад предложил оставить греческий центр слабым и усилить фланги, создав таким образом ловушку для персов, в которой их численность сработает против них.

С перевесом в один голос его идея получила одобрение других генералов. Греки атаковали.

План Мильтиада осуществился без сбоев. Слабый греческий центр уступил место, персы устремились вперед, и греческие фланги развернулись, как огромные клешни, нанося удары по флангам персов и вызывая панику в их рядах.Благодаря Мильтиаду Марафон стал триумфом: греки потеряли всего 192 человека по сравнению с 6400 персами.

После марафона

Мильтиад был осыпан похвалами по возвращении в Афины и был естественным выбором для руководства дальнейшими экспедициями против оккупированных персами островов Эгейского моря. Однако его звезда стремительно упала. Во время нападения на остров Парос, удерживаемый персами, Мильтиад был ранен, и атака была отбита. Вернувшись в Афины, он был осужден и оштрафован за свою неудачу, вскоре умер от ранения.

Несмотря на этот позорный конец, Мильтиада сегодня помнят как военного гения, который показал грекам, что они могут победить могущественную персидскую армию, изобретая при этом тактику «двойного охвата».

Леонид

Легендарный герой царь Леонид (? –480 до н. Э. ), защитник Фермопил, остается загадкой для современной науки. Дата его рождения может колебаться между 530 и 500 годами до н. Э. , что соответствует его возрасту на момент смерти от двадцати до пятидесяти лет.

Основным источником информации о Леониде является древнегреческий историк Геродот, который сообщает, что Леонид родился у спартанского царя Анаксандрида и пришел править Спартой в результате невероятной последовательности событий.

Леонид, царь Спарты

Анаксандрид взял себе жену, не родившую сыновей. Таким образом, спартанский совет приказал ему взять вторую жену, что было очень необычным указом в греческом обществе. Анаксандрид снова покорно женился и вскоре у него родился сын по имени Клеомен.По иронии судьбы первая жена царя тогда начала рожать сыновей, если быть точным, троих: Дориэя, Леонида и Клеомброта.

Хотя Дорией был бы королем, если бы его отец не женился во второй раз, трон вместо него занял Клеомен, что было прискорбно, поскольку согласно консенсусу, Дорией был более квалифицированным из двух, чтобы править. Дориеус был так расстроен из-за того, что судьба распорядилась ему, что он навсегда покинул Спарту и вскоре был убит во время заграничного приключения.

Клеомен, который был психически нездоров и мог на самом деле иметь инвалидность по развитию, умер где-то около 487 г. до н. Э. .Леонид, женившийся на дочери Клеомена (и его собственной единокровной племяннице), был следующим в очереди на престол и поэтому стал царем или, скорее, соправителем, поскольку Спартой всегда правили двое мужчин.

Клеомен разделил трон с одним Демаратом, но внутренняя вражда заставила Демарата присоединиться к персам. Новый царь по имени Леотихид занял вакантное место.

Роль спартанского царя

Как короли, Леонид и Леотихид действовали как правители и первосвященники, военные и духовные лидеры своего города.Ожидалось, что спартанские короли будут настоящими лидерами, подавая пример своим последователям.

В милитаристском обществе Спарты этот пример часто по необходимости был довольно крайним, о чем свидетельствует решение Леонидаса лично возглавить тщательно подобранный отряд из своих 300 лучших воинов (и нескольких тысяч союзников) на север, к Фермопилам, чтобы обеспечить временную остановку. защита от массивной персидской армии, которая наступала на Грецию в 480 г. до н. э. . Это была миссия, из которой никто из спартанцев не вернулся.

Но Леонид и его люди не были простыми ягнятами на персидской бойне - Геродот утверждает, что 20 000 персов погибли почти за три дня борьбы против значительно превосходивших численностью спартанцев. Руководство Леонида имело решающее значение для сопротивления греков, и оно продолжало служить примером даже после его смерти.

Победившие персы поставили Леонида на пику и двинулись на юг. После войн спартанцы вернули останки своего короля и отнесли их домой, где он был похоронен как герой.

После разгрома персидской армии при Платеях в 479 г. до н. Э. Спартанский полководец Павсаний сказал следующее о своем умершем царе: «За Леонида, за которого ты велел мне отомстить, я говорю тебе, что он был сильно отомщен; он нашел великую честь в этих бесчисленных душах здесь - и в себе, и в других, погибших в Фермопилах ».

Фемистокл

Фемистокл (ок. 524 г. до н. Э. –460 г. до н. Э. ), был лидером, вероятно, самым непосредственным образом ответственным за победу Греции в персидских войнах.Мало что известно о его ранней жизни, за исключением истории, рассказанной биографом Плутархом, написанной около 600 лет спустя.

Плутарх пишет, что молодой Фемистокл шел по улице, когда с другой стороны подошел афинский тиран Писистрат. Когда наставник Фемистокла предупредил его, чтобы он уступил дорогу, Фемистокл ответил: «Разве дорога не достаточно широка для него?»

Независимо от правды этой истории, она иллюстрирует острую мудрость, которая так естественно пришла к Фемистоклу и которая выделяла его как умного и коварного лидера людей по образцу древнего Одиссея.Это также дает намек на большую гордость, которая в конечном итоге приведет к тому, что Фемистокл станет врагами всех своих союзников.

Ранняя политическая карьера

Знаменитая афинская демократия только начинала расцветать на заре V века до нашей эры после двух поколений тиранического правления. Есть намеки на то, что Фемистокл был связан с правительством города, возможно, проталкивая планы укрепления афинского портового города Пирей.

Лишь в 483 г. до н. Э. Фемистокл окончательно вошел в историческую летопись.Афины недавно получили приток богатства благодаря открытию новых серебряных жил в их рудниках. В городе велись серьезные споры о том, что делать со всеми вновь обретенными доходами. Самый популярный план предусматривал разделение денег поровну между всеми жителями Афин, дивиденды, которые для большинства людей были бы равны месячной зарплате.

У Фемистокла была идея получше. После победы афинян на Марафоне в 490 г. до н. Э. , многие греки полагали, что персы больше не будут представлять угрозы.Фемистокл не был так уверен и считал, что лучшей защитой для Афин является сильный флот. Он представил план увеличения афинского флота более чем вдвое. Непревзойденный политик Фемистокл смог убедить жителей Афин, которые все еще страдали от недавнего поражения на море от островного государства Эгина, поддержать его план.

В 480 г. до н. Э. последний из новых афинских военных кораблей проскользнул в гавань Пирея, когда персы под командованием своего царя Ксеркса начали массированное вторжение в Грецию.

Как военачальник

Благодаря флоту Фемистокла Афины стали выдающейся морской державой Греции. Тем не менее, спартанцы были назначены командующими союзным флотом, который сначала вступил в бой с персами у мыса Артемисий в то же время, когда происходило знаменитое сухопутное сражение у близлежащих Фермопил. Греческий флот был отброшен, но не раньше, чем нанес персам серьезные потери.

Отступая с флотом, Фемистокл оставил сообщение в каждом порту, в котором он останавливался, адресованное своим собратьям-грекам, которые служили в персидском флоте.Его послание умоляло их перейти на сторону греков или, по крайней мере, не сражаться со своими братьями так яростно, как хотелось бы Ксерксу.

Хотя его послания не привлекли ни одного новообращенного, есть свидетельства того, что они посеяли недоверие между греческими и негреческими генералами персидского флота. Но уловки Фемистокла только начинались.

Греческий флот, состоящий из кораблей множества независимых городов-государств, находился под постоянной угрозой распада из-за внутреннего соперничества.Фемистокл, как мог, удерживал различные фракции вместе, используя все уловки, которые мог найти свой умный политический ум, но он знал, что время имело значение. Необходимо было форсировать битву с персами, чтобы враждующие греки могли объединиться против общего врага.

Как только Ксеркс нашел греческий флот на якоре в узкой бухте Саламин, его собственный флот отступил. Узкий залив не благоприятствовал огромному персидскому флоту, которому для расчета численности был нужен открытый океан.

Чтобы вызвать конфронтацию, Фемистокл отправил к Ксерксу слугу с сообщением: греческий флот был на грани распада.Они были склонны расстаться и уйти домой в любой день.

Ксеркс, желая победить весь греческий флот одним ударом, приказал блокировать залив и атаковал на рассвете. И, как и планировал Фемистокл, численность персов работала против них. Греческий флот, возглавляемый новейшим современным афинским флотом, одолел и перехитрил персов, потопив более трети флота.

Победа при Саламине стала поворотным моментом в персидских войнах. Греки завоевали морское превосходство и в следующем году нанесут поражение персидской армии при Платеях.

Взлеты и падения после войны

Благодаря его инициативе в области судостроения, его усилиям по сохранению флота, его хитрым уловкам победа греков над персами была почти полностью обязана Фемистоклу, и он, казалось, знал это. После войны, оскорбленный тем, что его афиняне сделали недостаточно, чтобы почтить его память, Фемистокл отправился в Спарту, где был удостоен оливковой ветви, «лучшей колесницы в Спарте», и много веселья. На обратном пути в Афины почетный караул из 300 спартанцев сопровождал Фемистокла до их границы.

Вернувшись в Афины, Фемистокл встретил делегацию из Спарты, которая усиленно лоббировала, чтобы помешать афинянам восстановить свою городскую стену, которая стояла лишь в нескольких местах после того, как персы разрушили город. По мнению спартанцев, стена служила только для защиты врага, который захватил ваш город. Спартанцы утверждали, что у Спарты не было стены, и Афины тоже.

Тайно посоветовав своим согражданам посвятить каждого мужчину, женщину и ребенка восстановлению стены, Фемистокл вернулся в Спарту, чтобы «вести переговоры».

Оказавшись в Спарте, Фемистокл остановился и тянул время. Сначала он утверждал, что ждал других афинских делегатов, которые необъяснимо опоздали. Когда до Спарты дошли слухи о том, что Афины восстанавливают свои стены, Фемистокл отклонил эти сообщения как дикие слухи. Затем он призвал спартанцев прислать еще одну делегацию, чтобы увидеть все своими глазами, и предупредил Афины, чтобы они как можно дольше задержали делегацию на пути к городу.

В конце концов правда открылась.Афины не только восстановили свои стены, но и стали выше и толще, чем раньше. Более того, укрепленный порт Пирей теперь был соединен с Афинами семимильным коридором, обнесенным стеной, а городская стена в целом охватывала большую территорию.

Удивительно, но Фемистокл выбрался из Спарты с небольшой открытой враждебностью. Он объяснил своим хозяевам, что Афины неоднократно во время войны демонстрировали превосходное рассудительность и всегда действовали на благо Греции.Он продолжил, что городские стены были просто последним проявлением этого благого суда. Спартанцы отпустили его, хотя и с гораздо меньшим энтузиазмом, чем в прошлый раз, когда он покинул этот город.

Как и многие лидеры военного времени, Фемистокл видел, как его популярность дома в мирное время снижалась. Возможно, он усугубил ситуацию своей довольно высокомерной личностью и постоянной потребностью в признании. Видимо, устав от его присутствия, его товарищи-афиняне изгнали или формально изгнали Фемистокла в 472 г. до н. Э. через восемь лет после победы Саламина.

Теоретически, когда афинянин подвергался остракизму, ему приходилось держаться подальше от города в течение десяти лет, но его имущество и социальное положение оставались нетронутыми, и он мог свободно вернуться в конце изгнания с неприкосновенной репутацией. К несчастью для Фемистокла, все обошлось не так чисто.

Фемистокл скитался из города в город, пытаясь найти место для поселения, но его преследовали обвинения спартанцев в сговоре с персами. Не желая укрывать врага Спарты, ни один город не мог долго терпеть его.Вернувшись в Афины, обвинения в сделках с врагом привели к тому, что Фемистокла объявили предателем. Его имущество было конфисковано, а гражданство аннулировано.

Более поздняя жизнь и наследие

Победитель Саламина в конце концов оказался в Малой Азии, где, по иронии судьбы, его бывшие враги, персы, захватили его. Они сделали его губернатором провинции Магнезия, которой он правил до его смерти. Сегодня существуют магнезийские монеты с изображением Фемистокла.

Есть две версии смерти Фемистокла.В одном он покончил жизнь самоубийством, выпив бычью кровь, чтобы ему не пришлось вести армию против своих собратьев-греков. Другая, гораздо более вероятная история гласит, что он умирает от старости около 460 г. до н. Э. .

Как бы он ни умер, Фемистокл оставил после себя огромное наследие. Без его судостроительной программы и руководства победу при Саламине очень сложно представить. Без победы при Саламине греческая армия почти наверняка потерпела бы поражение. Какими бы ни были его личные недостатки, Фемистокл несет большую прямую ответственность за победу Греции в Персидских войнах, чем любой другой человек.

Мардоний

Наиболее известен своей ролью в поражении в битве при Платеях в 479 г. до н. Э. , персидский полководец Мардоний (? –479 до н. э. ) тем не менее был способным военачальником, имевшим несчастье возглавить две кампании, каждая из которых закончилась катастрофой.

Ранняя жизнь

Когда Дарий I стал царем Персии в 522 г. до н. Э. , он полагался на помощь шести сообщников, которые помогли ему захватить корону. Один из этих дворян, Гобрий, женился на сестре Дария, и именно от этого союза, скорее всего, родился Мардоний.

Первое столкновение персов с греками с материка произошло, когда этнически греческий регион Персидской империи, известный как Иония, поднял восстание, и Афины послали войска, чтобы помочь мятежникам, сожгли столицу провинции Сардис.

Губернатор Ионии

Дарий подавил восстание в течение шести лет, часто довольно жестоко, и поручил Мардонию восстановить покоренную провинцию. Все свидетельства указывают на то, что Мардоний был справедливым и способным администратором и даже провел демократическую реформу в ионических городах.

Когда Мардоний поставил Ионию на ноги, Дарий был занят планированием экспедиции в Грецию с целью наказать города-государства, которые послали помощь восставшим. Мардоний, возможно, из-за его умелой работы в Ионии, был назначен руководителем первой экспедиции в 492 г. до н. Э. .

Первое вторжение персов

Экспедиция так и не добралась до Греции: флот потерпел крушение на охваченном штормом полуострове Афон. Мардоний сделал все возможное из плохой ситуации и использовал свою армию, чтобы завоевать подчинение северного греческого государства Македонии и полуцивилизованного региона Фракии, возможно, отважившись при этом на север до Дуная.Эти приобретения окажутся жизненно важными для последующих персидских кампаний в Европе, поскольку они обеспечили естественный плацдарм для армий, собирающихся на крайнем западном краю могучей империи.

Служба при Ксерксе

Когда Дарий умер в 486 г. до н. Э. , Двоюродный брат и зять Мардония, Ксеркс, унаследовал трон. Ксеркс с самого начала своего правления намеревался осуществить планы своего отца по вторжению в Грецию, и Мардоний искренне поддержал эту идею. В Сардисе начала собираться большая армия.После короткой паузы, чтобы подавить восстание в Вавилоне, Ксеркс был готов начать свое вторжение. В 480 г. до н. Э. Армия выступила с Мардонием в качестве одного из шести генералов, служивших при царе.

После без труда взяв северную Грецию, персидская армия впервые наткнулась на Фермопилы, где спартанские силы, значительно превосходящие по численности, удерживали их в течение недели. Тем не менее персы вторглись в Афины и центральную Грецию и заняли их. Вскоре после этого персидский флот потерпел поражение при Саламине, и Ксеркс отступил в Малую Азию с примерно половиной своей армии.Он назначил Мардония командующим персидской армией в Греции, которая, вероятно, насчитывала около 150 000 человек.

Прелюдия к Платеям

Зимой Мардоний попытался привлечь афинян на свою сторону. Он удалился в северо-центральную Грецию и предложил афинянам вернуть их город, а также выдающееся положение в Греции, если они только признают Ксеркса своим царем. Афиняне, жившие в изгнании, не хотели этого.

Когда зима сменилась весной, афиняне отказались от второго аналогичного предложения, и Мардоний вернулся в Афины.Он сровнял с землей город, сровняв все здания в городе и засыпав руины землей.

Тем временем Спарта начала собирать великую греческую армию после того, как афиняне подстегнули ее к действию, угрожая передать свой флот Мардонию. Почти каждый город в Греции, который еще не находился под персидским владычеством, предоставил отряды для армии, которая насчитывала около 100 000 человек. Греки двинулись к Афинам летом 479 г. до н. Э. .

Plataea

Мардоний встретил греков около города Платеи, и началась игра на грани войны.Ни одна из сторон не хотела начинать атаку. Хотя его греческие союзники предлагали использовать золото и серебро Северной Греции для подкупа врагов, Мардоний ждал битвы.

Он наконец получил один, когда неверно истолковал движение греческих войск как отступление и приказал своей армии идти вперед. Он лично возглавил кавалерийскую атаку на удерживаемую спартанцами правую сторону, и именно в какой-то момент во время боя Мардоний был убит.

Вероятно, признаком его личных лидерских качеств является то, что, как только Мардоний погиб, его армия начала распадаться.Спартанцы отбросили нападавших, и вскоре прозвучало общее отступление. Греки победили, и сильно ослабленная персидская армия, хромая, вернулась в Малую Азию по старому маршруту вторжения.

Несколько городов, расположенных недалеко от поля битвы, соревновались за честь похоронить Мардония. То, что греки захотят это сделать, было знаком уважения к персидскому полководцу, но для Мардония это был иронический конец. Как зороастриец (последователь традиционной религии Персии, зороастризма), он предпочел бы оставить свое тело стервятникам и счел бы погребение святотатством.

Основные сражения

Марафон, 490 г. до н.э.

Истоки

Истоки Марафонской битвы, одного из самых решающих сражений в мировой истории, лежат в провинциальном восстании на крайнем западном краю обширной Персидской империи. Регион, известный как Иония, расположенный вдоль западного побережья Анатолии (современная Турция), был преимущественно греческим по населению, но находился под персидским правлением после поражения царя Лидии Креза в 546 г. до н. Э. .

В 499 г. до н. Э. Ионийцы восстали против своих персидских повелителей, и именно здесь началась цепочка событий, которая должна была привести к Марафону.

На заре V века до н. Э. , легендарная демократия Афин только зарождалась. Фактически, хотя формально тираны управлялись собранием, де-факто тираны доминировали в афинской политике в течение многих лет. Афиняне с помощью Спарты изгнали своего последнего тирана Гиппия в 510 г. до н. Э. .

После ухода Гиппия политика Афин стала принимать более демократичный вид. Одной из главных реформ того времени было предоставление гражданства всем мужчинам, проживающим в сельской местности, окружающей Афины, регион, известный как Аттика.Примечательно, что в Аттике проживало значительное количество ионийцев, и как только они получили возможность участвовать в политическом процессе, проблемы Ионии быстро превратились в проблемы Афин.

Итак, когда ионийцы в Анатолии восстали против Персии, Афины проголосовали за отправку военной помощи. Соседний город Эретрия с большим ионическим населением также проголосовал за отправку кораблей и войск. Спарта, величайшая военная держава Греции, решила оставаться нейтральной в этом вопросе и не послала помощи.

Объединенная афинско-эретрийская сила насчитывала двадцать пять кораблей (двадцать из Афин и пять из Эретрии) и быстро почувствовала свое присутствие после высадки в Ионии. Греки двинулись вглубь страны к столице персидской провинции Сарды и сожгли город.

Дарий клянется отомстить Греции

Когда до персидского царя Дария дошли слухи о том, что иностранные греки вмешались в то, что он считал внутренним спором, он был возмущен. Не говоря уже о том, что афинская экспедиция потерпела поражение и рассеялась вскоре после разрушения Сардов, или что движение за мир быстро набрало обороты у себя дома, в Афинах; Дарий решил преподать урок иностранным грекам, как только он расправится с мятежными ионийцами.

Ионическое восстание было подавлено в 493 году до н. Э. Разграблением ионической столицы Милета, события настолько жестокого, что движение за мир в Афинах быстро потеряло поддержку. Тем временем Дарий, решивший в первую очередь держать в уме цель наказания греков, приказал слуге трижды напоминать ему во время каждого обеда, чтобы он «помнил афинян».

Первая экспедиция

Дарий, конечно, не забыл афинян, и к 492 году до н. Э. Подготовил карательную экспедицию, которую он отправил на корабле вдоль сурового побережья Фракии (регион, который сейчас разделен между современной Грецией и Турцией).К несчастью для персов, эта первая экспедиция натолкнулась на шторм у берегов Афона и потерпела крушение. Миссия не была полной потерей - прежде чем отправиться домой, потерпевшая кораблекрушение персидская армия добилась подчинения из Фракии и Македонии (еще одного северного греческого царства).

Вторая экспедиция

Дарию потребовалось два года, чтобы собрать еще один флот вторжения, и в 490 году до нашей эры эти новые силы двинулись по более прямому маршруту, высадившись сначала в Эретрии. Армия насчитывала около 26000 персов, и город Эретрия сгорел от захватчиков в течение недели.

Оставив часть армии занять разрушенный город, персидские полководцы отправились в Марафон, место примерно в двадцати шести милях к северу от Афин. С ними путешествовал никто иной, как изгнанный тиран Гиппий. Он знал, что Марафон станет хорошей отправной точкой для экспедиции против Афин (его собственный отец, Писистрат, использовал это место для высадки армии около пятидесяти лет назад), и Дарий пообещал вернуть Гиппия к власти, как только персы поработят выскочку афинян. .

Греческий ответ

В ответ на персидскую угрозу афиняне собрали отряд гоплитов, граждан-солдат в тяжелой броне, численностью 9000 человек. К этому они добавили союзный контингент из 1000 гоплитов из соседних Платей.

Эти 10 000 греков выступили против вторжения, которое, вероятно, было вдвое больше. Афинский полководец Мильтиад отправил бегуна Фиддипида в далекую Спарту для вызова помощи, но спартанцы отказались на том основании, что они были в середине месячного религиозного праздника.Афиняне были сами по себе.

Битва

Был конец сентября. Афинские силы построились на хребте с видом на персидские позиции на плацдарме внизу. Греки полагались на шок и жесткость рукопашного боя; персы предпочитали стоять в стороне и стрелять из луков. Зная это, Мильтиад разработал план: греки со слабым центром и сильными крыльями должны были на полной скорости бежать к персидским позициям, сводя к минимуму время, доступное персам для использования своих луков.

Когда началось сражение, персы прорвали ослабленный греческий центр и начали продвигаться вперед. Когда они это сделали, греческие крылья развернулись внутрь огромным движением «клешни», ударив персов по бокам и сломав их. Персидская армия распалась, одни солдаты бежали к своим кораблям, другие - в близлежащие болота. В конце дня персы потеряли около 6400 человек из-за 192 греков.

Ополченцы снова отправили своего бегуна Фиддипида, на этот раз для того, чтобы нести благую весть о победе в Афины.Фиддипид так и сделал, пробежав двадцать шесть миль без остановки. По прибытии в Афины у него было достаточно времени, чтобы выдохнуть весть о победе, прежде чем он умер от истощения.

Воздействие Марафона

Битва при Марафоне стала первым разом, когда западная армия победила восточную армию в битве, и стала огромным толчком для молодой афинской демократии. Победа без помощи Спарты доказала афинянам, что они могут выстоять самостоятельно.

Но Афинам, да и всей Греции, еще предстояло ждать много трудностей в краткосрочной перспективе.Дарий умер в 486 г. до н. Э., Планируя новое вторжение в Грецию. Его сын и преемник Ксеркс приступил к осуществлению планов своего отца. Через десять лет после Марафона греки снова окажутся защищающими свою родину от огромной армии вторжения. Персидские войны только начались.

Фермопилы, 480 г. до н. Э.

Летом 480 г. до н. Э. персидская армия, возможно, исчисляемая миллионами, пересекла понтонный мост у Геллеспонта, узкого водного канала, отделяющего Европу от Малой Азии, и двинулась в сторону Греции.Тем временем небольшой отряд спартанцев и их союзников двинулся на север от Пелопоннеса, гористого полуострова, составляющего юг Греции, с твердым намерением остановить захватчиков. Две армии встретятся у узкого прохода под названием Фермопилы в одном из самых известных сражений древнего мира.

Дорога в Фермопилы

Когда весть о персидском вторжении достигла материковой части Греции, греческие города-государства, обычно занятые ссорами между собой, собрались на конференцию в Коринфе.Спарта, как главная военная держава в регионе, была назначена лидером коалиции. Был составлен план защиты севера Греции у перевала Темпе, но от него быстро отказались. Персы двигались быстрее, чем предполагалось, по суровой греческой сельской местности. Ксеркс прибыл подготовленным и имел целую группу топоров, возглавляющих армию, прокладывающих тропы через густые леса.

У Спарты была уникальная форма правления. Технически это монархия, которой правили два короля.В 480 г. до н. Э. Леотихид, вступивший на престол после изгнания царя-предателя Демарата, правил Спартой вместе с Леонидом. Затем два спартанских царя и их пелопоннесские союзники выступили за план создания оборонительной линии на Коринфском перешейке, узкой полосе земли, соединяющей Пелопоннес с остальной Грецией. Однако этот план оказался непопулярным, поскольку он означал бы передачу большей части Греции персам.

Был сформулирован третий план: Леонид возьмет подобранный отряд из 300 гоплитов, хорошо бронированных солдат, на север, к проходу Фермопилы, и установит линию обороны на дороге восточного побережья.Спартанцы были в разгаре религиозного праздника, но как только он закончился, они отправили большую часть своей армии на север, чтобы присоединиться к Леониду. Этот план встретил одобрение, поскольку предполагалось, что персы не достигнут Фермопил до прибытия основной греческой армии. Тем не менее Леонид отобрал для своих 300 человек только неженатых и бездетных мужчин. Возможно, он чувствовал, что они пойдут на смерть.

300 легендарных спартанцев никогда не были одиноки. К ним немедленно присоединились союзные гоплиты в количестве 4000 человек.По мере продвижения на север другие города-государства на пути вторгшихся персов добавляли то, что могли: 700 феспийцев, 400 фиванцев, 1000 локров и 1000 фокейцев. Таким образом, к тому времени, когда Леонид достиг Фермопил, под его командованием находилась армия гоплитов численностью от 7000 до 8000 человек.

Горячие ворота

Фермопилы были идеальным местом для создания обороны. Названный в честь близлежащих горячих источников (Фермопилы буквально означает «горячие ворота»), это было место, где дорога к восточному побережью пролегала по узкой тропе между горами и морем.Греческий флот последовал за Леонидом на север, так как море также образовало естественную узкую точку у близлежащего мыса Артемисий. И человек, и природа защищали фланги Леонидаса. Была даже древняя стена, протянувшаяся через перевал, место предыдущих сражений между местными фокейцами. Леонид приказал укрепить стену и выслал разведчиков.

Именно в этот момент он, скорее всего, узнал об одной слабости перевала: была тропа через горы, Анапейская тропа, которая огибала Фермопилы и выходила за спартанскую позицию.Фокейцы вызвались охранять путь, так как они находились на своей родной территории и лучше всего знали местность. Леонид согласился.

Прибытие персов

Тем временем другие разведчики сообщили, что персы намного ближе, чем предполагалось. Быстро стало ясно, что спартанцев стоит ожидать драки, причем в скором времени. Фактически, первые персидские разведчики начали появляться через несколько дней после прибытия спартанцев. Чтобы показать свое презрение к врагу, греки участвовали в спортивных играх и укладывали волосы для войны на виду у разведчиков.

Когда Ксеркс впервые получил известие о присутствии греков в Фермопилах и их откровенном презрении к приближающейся угрозе, он обратился к своему греческому советнику, изгнанному спартанскому царю Демаратуту. Возможно, не было никого, кто мог бы объяснить Ксерксу, с чем он столкнулся: с самой элитой греческой армии.

Несмотря на демонстрацию перед персидскими разведчиками, спартанцы провели совет со своими союзниками, чтобы определить курс действий: отступить или удержаться. Леонид, заручившись поддержкой фокейцев и локрийцев, решил встать и сражаться.Тем не менее, он отправил гонцов в другие города-государства с просьбой о дополнительных войсках.

Основная персидская армия прибыла в Фермопилы, а затем ждала, скорее всего, чтобы их поезд с припасами догнал их. Ксеркс послал грекам угрозы полного уничтожения. По его словам, его стрелы будут такими толстыми, что заслонят солнце. «Тем лучше сражаться в тени», - ответил спартанский герой Диенес, по крайней мере, так говорит древнегреческий историк Геродот.

Битва: День первый

Когда стало ясно, что греки не собираются сдаваться, Ксеркс начал свою атаку утром пятого дня.Руководили атакой мидийская и циссианская дивизии, легкобронированные воины из гор северной Месопотамии. Бои длились все утро. Атака персов была остановлена ​​холодно, что не могло сравниться с хорошо вооруженными греками.

В тот же день Ксеркс послал своих «Бессмертных», элитного телохранителя из 10 000 солдат. Узость перевала снова помешала персам использовать свое огромное численное превосходство, и Бессмертные тоже оказались не ровней грекам.Фактически, три раза в течение дня спартанцы полностью вытесняли персов с перевала, и Ксеркс был вынужден покинуть свой наблюдательный пункт из опасения быть захваченным.

К концу первого дня персы не продвинулись вперед и оставили только груды тел в проходе.

Битва: День второй

Ксерксу ничего не оставалось, как начать дальнейшие лобовые атаки в течение следующего дня. Греки сражались по очереди, позволяя некоторым отрядам отдохнуть, прежде чем присоединиться к битве.Второй день закончился примерно так же, как и первый. Однако именно в этот момент Ксерксу повезло.

Местный грек по имени Эфиальт, чье имя стало столь же печально известным в древнем мире, как сегодня имя Бенедикта Арнольда, обратился к персидскому царю с предложением провести войска по коварному Пути Анапеи в обмен на изрядное вознаграждение. Ксеркс с готовностью согласился и немедленно отправил своих Бессмертных в ночное путешествие в горы.

Фокейцы, сторожившие путь целых два дня без всяких признаков вражеских действий, были застигнуты врасплох быстро движущейся персидской колонной.Бросив в греков залп стрел, Бессмертные продолжили наступление, полностью обходя позицию фокейцев.

Битва: День третий

На рассвете третьего дня Леонид получил сообщения о перемещении персов в горах. Стало ясно, что вскоре их позиция будет атакована с обеих сторон. Был созван еще один совет. Леонид поклялся сражаться вместе со своими спартанцами, заявив, что отступать было бы бесчестно. Феспианцы поклялись сражаться вместе со спартанцами, так как было бы бесчестно бросить их союзников.Однако другие союзные командиры решили, что осмотрительность - лучшая часть доблести, и решили отступить. Леонид отпустил их, за исключением фиванцев, которые, как он подозревал, могут перейти к персам, если им позволят уйти.

Когда союзники отступили, оставшиеся солдаты сели за свой последний обед. Согласно Геродоту, Леонид наставлял своих солдат: «Ешьте сытно, ребята, сегодня мы обедаем в Аиде».

Персидская фронтальная атака началась около середины утра, возглавляемая двумя братьями Ксеркса.Греческие защитники сократились примерно до 1000 человек. Леонид, зная, что появление Бессмертных за его спиной - лишь вопрос времени, направил греков вперед, за фокейскую стену, в более широкую часть прохода. Здесь он смог полностью развернуть свои силы, чтобы сразиться и убить как можно больше персов. Спартанцы были полны решимости дорого продать свою жизнь.

Со своей стороны персидские солдаты знали, что уже решительные спартанцы будут сражаться со свирепостью загнанного в угол льва, и говорят, что их нужно было гнать в битву с хлыстами своих хозяев за спиной.Человеческая волна обрушилась на греческие рубежи.

Этого и боялись персы. Согласно Геродоту, «греки, зная, что их собственная смерть приближается к ним от людей, окружавших гору, приложили все свои силы против варваров; они дрались в неистовстве, не обращая внимания на свою жизнь ».

По мере того, как накапливались тела, персидские и греческие, спартанцы продолжали сражаться. Они сражались, пока их копья не раскололись, затем вытащили свои железные мечи и продолжили.Оба брата Ксеркса были убиты в рукопашной, как и Леонид. Спартанцы отбили четыре персидские волны, чтобы обезопасить тело своего царя.

Примерно в это же время Бессмертные были впервые замечены марширующими из-за позиций греков, вышедших из Анапейской тропы. Теперь под предводительством Диенецизма греки отошли на холм, возвышавшийся над фокейской стеной, готовясь сделать свой последний бой. Когда противник окружил холм, фиванцы перешли на сторону персов, как того и опасался Леонид.Затем персы пришли к последним защитникам Фермопил, которые, по словам Геродота, «защищались кинжалами - теми, у кого они были, - да, руками и зубами».

Когда солнце зашло над полем битвы в конце третьего дня, персы одержали победу. Голову Леонида положили на пику, и персы двинулись на юг.

Точно неизвестно, сколько персов погибло при попытке взять перевал (Геродот оценивает, что было убито около 20 000 персов), но не может быть никаких сомнений в том, что битва дорого обошлась Ксерксу.Он потратил жизни, ресурсы и, возможно, самое главное, время. Был уже конец сезона кампании, и персы не смогли бы привести греческие армии в бой до конца года.

Когда в следующем году обе стороны встретились в битве при Платеях, принесение в жертву Фермопил стало сплоченным кличем и примером для греков, в особенности спартанцев. Персы потерпели окончательное поражение при Платеях, в немалой степени благодаря жертве у «Горячих ворот».

Битва при Фермопилах почти сразу приобрела мифический статус. Останки Леонида были обнаружены через сорок лет после битвы и перевезены в Спарту для царского захоронения. Статуя льва была воздвигнута на холме, где спартанцы сделали свой последний бой. На нем было две надписи. Первый гласил: «Вот место, где они сражались, четыре тысячи от Пелопонеса, а здесь, с другой стороны, триста десять тысяч против». Вторая надпись была посвящена, в частности, спартанцам: «Иди, скажи спартанцам, незнакомец, проходящий мимо, что здесь послушным словам мы лжем».

Сегодня статуи льва давно нет, но ее заменила статуя гоплита, держащего перед собой оружие. На базе высечены вызывающие слова солдата, обращенные к персам: «Идите и возьмите их».

Саламин, 480 г. до н. Э.

Дорога в Саламин началась за десять лет до битвы, с победы греков в битве при Марафоне. Первое вторжение персов при царе Дарии было остановлено на пляже в 26 милях к северу от Афин, и большинство греков вздохнули с облегчением, счастливые поверить в то, что персы больше не будут их беспокоить.Когда Дарий умер в 486 г. до н. Э. , казалось, угроза действительно испарилась.

Однако сын и преемник Дария, Ксеркс, приступил к работе, планируя масштабное вторжение, которое превзойдет первые попытки. Когда весть о подготовке начала просачиваться обратно в Грецию, некоторые проницательные люди в Афинах осознали необходимость готовности.

Флот Фемистокла

Одним из таких людей был Фемистокл, государственный деятель, известный своей мудростью и сообразительностью. Когда серебряные рудники недалеко от Афин стали особенно богатыми, многие афиняне захотели распределить избыточный доход между всеми афинянами в качестве единовременного дивиденда.Фемистокл, однако, думал, что деньги можно было бы более разумно потратить на создание военно-морского флота, и ему удалось убедить в этом своих сограждан. С 483 по 480 год до н. Э. Афинский флот вырос на сто триер (греческих военных кораблей).

Персидский флот приближается

Когда Ксеркс начал вторжение в 480 г. до н. Э. , могучий флот из более чем 1000 кораблей плыл вдоль фланга массивной персидской армии, продвигавшейся из Малой Азии в Грецию.

У Геллеспонта, узкого водного канала, разделяющего Азию и Европу, военно-морские инженеры построили массивный понтонный мост, по которому персидская армия могла переправиться через него.Поскольку флот шел параллельно с продвижением армии, был прорыт канал, чтобы перебросить мост через брошенный штормом полуостров Mt. Афон, где в 492 г. до н.э. потерпело кораблекрушение в результате более раннего вторжения персов. . Достаточно широкий, чтобы два корабля могли плыть в ряд, канал существовал исключительно с целью создания кратчайшего пути через неудобный участок земли, памятник персидскому высокомерию или глупой гордости, как утверждали более поздние греческие летописцы.

Когда силы персидского вторжения продвигались на юг, к греческому полуострову, линия сопротивления была выстроена на оконечности греческого острова Эвбея, который находится недалеко от греческого побережья.Узкий канал между островом и материком оказался идеальным узким местом, в котором персидский флот не смог бы задействовать свои превосходящие силы, так же как спартанцы на суше одновременно занимали гарнизон на узком горном перевале Фермопил.

Мыс Артемезиум

Согласно традиции, греческий флот встретил персов у мыса Артемезиум в тот же день, когда греки под предводительством спартанцев встретили персидскую армию в легендарной битве при Фермопилах. После трех дней боев, когда спартанцы были захвачены на суше, греческий флот повернул на юг, нанеся серьезный урон персидскому флоту и понес в ответ тяжелые потери.Персидский флот был задержан, когда он столкнулся со штормом у берегов Эвбеи, который, как сообщается, потопил 200 кораблей, что усугубило потери от битвы.

Божественный Саламин

Когда персидская армия двинулась на юг и готовилась взять Афины, Оракул в Дельфах (жрица в храме бога солнца Аполлона, предположительно обладающего даром пророчества) предсказал, что «божественный Саламин» принесет смерть к «детям человеческим» и что греки найдут спасение за «деревянной стеной».

Помня об этих предсказаниях, греки собрались на совет на Саламине, большом острове напротив афинского морского порта Пирей. Когда беженцы бежали из Афин в Саламин впереди наступающих персов, лидеры различных союзных греческих государств начали препираться. Спартанцы выступали за отступление на южный полуостров, известный как Пелопоннес, свою родину. Они утверждали, что там они смогут построить стену на узком Коринфском перешейке, единственной точке доступа к Пелопоннесу, и удерживать персов на неопределенное время.

Фемистокл, возглавлявший афинский отряд флота, утверждал, что, пока персы сохраняют превосходство на море, стена не помешает им высадить войска где-нибудь еще на полуострове. Более того, он предположил, что «деревянная стена» пророчества Дельфийского оракула относится к стене греческих кораблей, а не к буквальной стене. Этим аргументом он выиграл у некоторых новообращенных, но напряженность оставалась высокой, и Фемистокл опасался, что греческий флот может распасться, даже когда персидский флот прибыл в регион и бросил якорь на близлежащих островах.

Греческая ловушка

Фемистокл понял, что в интересах греков быстро начать битву, поэтому, под видом предложения обратить предателя против своих собратьев-греков, он послал слугу на встречу с Ксерксом. Слуга передал послание Фемистолса: греки сражались между собой, и вскоре союз распался. Если Ксеркс нападет сразу, он сможет победить весь враждующий греческий флот в одном сражении.

Ксеркс клюнул. Он послал эскадрильи блокировать два выхода из Саламинского залива и приказал им патрулировать всю ночь, чтобы поймать бегущих греческих кораблей.Тем временем в бухте греческие корабли оставались на якоре, их экипажи спали. На рассвете начнется битва при Саламине.

Битва

В начале дня Ксеркс наблюдал с золотого трона на вершине близлежащей горы, как 200 египетских кораблей блокировали западный выход из Саламинского залива и остаток флота (который, возможно, был восстановлен до силы 1000 кораблей), состоящий из кораблей финикийцев, киприотов и ионийских греков, стояли у восточного выхода. Оставив эскадру из тридцати кораблей для защиты от египтян, греческий флот направился к основному персидскому флоту.

Как только персидский флот вошел в залив, греческий флот начал разворачиваться, гребя к берегу и втягивая персов в узкую часть залива, где их численность и более медленные корабли были бы недостатком, как раньше. на мысе Артемезиум.

Греческий флот был разделен на три эскадры. Афиняне возглавили центр и ушли. Спартанцы, несмотря на отсутствие опыта ведения морских сражений, получили командование флотом и были размещены справа, что является традиционным местом для командующих древними войсками.

Поскольку бухта сузилась до ширины менее 1300 ярдов, персидский флот мог представить перед собой только около сотни кораблей. Тем не менее персы, помня о бдительном взгляде своего царя, устремились к грекам. Именно в этот момент греки открыли свою ловушку.

Воспользовавшись скоростью и маневренностью своих триер, греки устроили хаос среди персидских кораблей, протаранив их и отправив своих гоплитов (тяжеловооруженных граждан-солдат) морских пехотинцев на борт, чтобы вступить в бой с небронированными персидскими моряками.Когда персидские корабли ускользнули под воду, многие из их экипажей, неспособные плавать, утонули.

Ксеркс наблюдал за всем разгромом со своего горного поста и к концу дня мог насчитать не менее трети его флота и тысячи моряков; для сравнения, греки потеряли сорок кораблей. В своем стремлении добиться победы Ксеркс обеспечил себе поражение. Если бы он просто заблокировал бухту, греческий флот почти наверняка разразился бы войной.

Саламин, без сомнения, был самым решающим сражением Персидских войн.Не обладая военно-морским превосходством и не имея возможности гарантировать надежную систему снабжения, Ксеркс вынужден был вывести большую часть своей огромной армии из Греции, оставив своего зятя Мардония, чтобы продолжить кампанию в следующем году. Персы потерпели решительное поражение в одновременных наземных и морских сражениях при Платеях и Микале, соответственно, в один и тот же день следующего года. Афинский флот стал главной военно-морской державой в Восточном Средиземноморье, в конечном итоге построив империю союзников и колоний.Персы никогда больше не будут угрожать материковой Греции.

Платеи, 479 г. до н. Э.

Битва при Платеях была окончательным и решительным поражением вторгшихся персидских войск греками. Это считается поворотным моментом в западной цивилизации, поскольку разгром персов расчистил путь для расцвета греческой культуры.

После Саламина

После морской победы Греции при Саламине в 480 г. до н. Э. , персидская военная машина временно остановилась. Не имея контроля над морями, чтобы гарантировать надежное пополнение запасов своей огромной армии, Ксеркс отошел, возможно, с половиной своих войск в Малую Азию.Войскам, которые он оставил, было поручено вместе с их новым генералом Мардонием (сводным братом Ксеркса и лидером первого злополучного персидского вторжения в Грецию в 492 г. до н. Э.) ), с завоеванием одной трети Греции, которая оставалась вне их досягаемости к концу года.

Проблема заключалась в том, что эта нижняя треть, Пелопоннесский полуостров, была доступна только через узкий Коринфский перешеек и была владением спартанцев, возможно, самых способных воинов древнего мира. Спартанцы же, со своей стороны, довольствовались тем, что сидели за стеной на перешейке и позволяли персов подходить к ним.

Афиняне, корабли которых привели греков к победе при Саламине, стремились вступить в бой с персами, которые оккупировали Афины и опустошали окрестности Аттики.

Тем временем Мардоний, который был более хитрым и терпеливым полководцем, чем его царь, выступил из Афин. Македонское государство, северное греческое государство, было покорено персами с 492 г. до н. Э. , и Мардоний послал македонского царя Александра I на переговоры с афинянами, надеясь настроить их против спартанцев, предложив им автономное правительство и помощь в восстановлении разрушенных Афин.

Вместо этого афиняне встретились со спартанцами и представителями всех греческих государств, которые еще не были завоеваны персами и не перешли к ним. Спартанцы использовали свое стандартное оправдание, утверждая, что религиозный праздник помешает им сражаться, но афиняне были полны решимости. На споры ушла зима, но в конце концов афиняне убедили спартанцев повести армию на север и вступить в бой с персами.

Когда Мардоний получил известие о том, что греки собирают армию, он повторно занял Афины и сровнял их с землей, засыпав грязью каждый кирпичик.Затем он направил свою армию в Фивы, греческое государство, которое год назад добровольно вступило в союз с персами в Фермопилах.

Марш на Платеи

Армия, вышедшая из Спарты весной 479 г. до н. Э., Была такой численности, которую никогда прежде не собирал этот военный полис (город-государство). Состоящая из гоплитов, хорошо бронированной пехоты, спартанская армия также привела с собой большую часть своих илотов или рабов, выступающих в роли легкой пехоты.

Руководил спартанцами и всей греческой армией Павсаний, который был регентом или исполняющим обязанности лидера для маленького сына спартанского соправителя Леонида, героически павшего в битве при Фермопилах годом ранее.

Когда все союзные государства объединились, греческая армия насчитывала более 100 000 человек, огромная армия по любым стандартам и, скорее всего, самая большая армия, которую греки когда-либо выставляли до того момента. Численность персидских войск, против которых они шли, неизвестна, но, скорее всего, они были по крайней мере равны грекам и могли быть более чем в три раза больше.

Две армии сошлись возле города под названием Платеи на равнинах к северу от Афин. Последовавшая битва на самом деле развернулась в несколько этапов, отмеченных маневром и контрманевром, а также множеством стычек перед настоящим генеральным сражением.

Первая фаза

Персы, армия которых имела большой контингент, расположились лагерем на равнинах, отличной местности для конных войск. Греки, у которых не было конных частей, разбили лагерь на холмах, возвышающихся над равниной, чтобы лучше отражать атаки кавалерии.

Мардоний все равно послал свою конницу против греков, которые отразили конную атаку, убив при этом командира персидской конницы. Мардоний надеялся хотя бы втянуть греков в бой, но они сохранили свои позиции.

Вторая фаза

Тем не менее, греки были вынуждены спуститься с холмов после того, как их запасы воды начали истощаться. Они разбили лагерь у реки Асопос, держась невысокой линией холмов между своей позицией и персидским лагерем. В течение следующих трех дней разразилась серия стычек, поскольку ни одна из сторон не хотела первой начать полномасштабное сражение.

За это время Мардоний во время дерзкого набега захватил 500 повозок, идущих по открытым равнинам.Греки столкнулись с нехваткой запасов, ситуация стала ужасной, когда персам удалось отравить местное водоснабжение. Павсаний решил снова передвинуть лагерь, на этот раз отступив обратно к холмам с двойной целью: найти свежий источник воды и сократить свои линии снабжения.

Во избежание обнаружения Павсаний приказал начать переселение после наступления темноты. Маневры не прошли гладко, и многие подразделения, в частности коринфяне, потерялись в темноте и оказались в самом городе Платеи, а не в предполагаемом пункте сбора.Когда взошло солнце, греческие войска растянулись на равнинах, и Мардоний увидел свою возможность… по крайней мере, он так думал.

Третья фаза

С позиции персов казалось, что крупные части греческой армии отступают. Именно на это и рассчитывал Мардоний - ему рассказывали о соперничестве и спорчивости греческих союзников и о возможности распада армии. Персидский полководец собрал свою армию и атаковал обширные греческие позиции, думая, что он уничтожает армию, находящуюся на грани краха.

Это стало настоящим потрясением для персов, когда они столкнулись с ожесточенным сопротивлением греков. На левом греческом фланге афиняне и их союзники вступили в схватку с персидской конницей и фиванскими греческими гоплитами. Спартанцы справа от Греции подверглись атаке со стороны массивного персидского контингента пехоты и кавалерии, во главе которой стоял Мардоний.

Войска, с которыми сражались спартанцы, были столь же разнообразны, как и империя, из которой они родом: мидяне из нынешнего Ирана, бактрийцы из современного Афганистана, индейцы, египтяне - перекличка читалась как список покоренных государств Персидской империи. .

Против этой разнообразной силы спартанцы удерживали свои позиции, но не смогли продвинуться. Коринфяне, находившиеся далеко в тылу и укрывшиеся за стенами Платеи, увидели, что спартанцы подвергаются тяжелому давлению, и выступили на помощь своим союзникам. Персы были вынуждены разделить свое внимание между спартанцами и приближающимися коринфянами, и в этот момент смятения спартанцы двинулись вперед, убив Мардония и разбив персидскую конницу.

Тем временем афиняне на другом конце поля шли одинаково хорошо и отбрасывали нападающих.В персидском центре заместитель командира, человек по имени Артабазос, видел, как идет бой, и сигнализировал об отступлении.

Греки, особенно спартанцы, преследовали их по пятам, и отступление персов превратилось в бегство. Большинство потерь персов в тот день произошло во время стремительного бегства от врага, поскольку спартанцы и их союзники неустанно преследовали их, уничтожая любого врага, который попадался им на пути.

Греки торжествуют

Персы полностью покинули поле боя, а греки захватили персидский лагерь и все богатства этой обширной империи, которые в нем содержались.Когда греки восхищались роскошными тканями и позолоченными украшениями, Павсаний вслух удивлялся, почему богатые персы так решительно зашли так далеко, чтобы лишить греков их бедности.

В тот же день, что и Платеи, греческий флот продолжил свою победу при Саламине, уничтожив остаток персидского флота в Микале. Персидская угроза была нейтрализована раз и навсегда. Никогда больше персидская армия не ступит на материковую Грецию.

Данные о потерях в Платеях нечеткие.Персы, вероятно, потеряли треть своей армии, что вполне можно приравнять к сотням тысяч убитых. Греки потеряли от 1 500 до 10 000 человек. Даже самые консервативные оценки потерь отмечают Платеи как одну из самых кровопролитных битв в истории и, безусловно, самую кровопролитную на тот момент. Греки приобрели свою автономию огромной ценой страданиями и кровью.

Ключевые элементы Warcraft

Гоплиты и фаланга

Основой древнегреческой армии всегда была фаланга, плотное построение тяжело бронированных солдат, называемых гоплитами.Во время персидских войн большинство греческих армий состояло исключительно из гоплитов, сражавшихся фалангами.

Доспехи гоплитов

Гоплит получил свое название от своего массивного щита, названного гоплоном . Изогнутый деревянный щит, покрытый бронзой снаружи и кожей внутри, гоплон весил около пятнадцати фунтов и покрывал гоплит от плеч до бедер.

Гоплит также носил тяжелый доспех, названный паноплей .Первоначально он состоял из бронзовой кирасы, шарнирного корсета в форме колокола, который защищал туловище воина. Гоплит также носил бронзовый шлем, часто увенчанный устрашающим гребнем из крашеного конского волоса, и бронзовые наголенники с пластинами, защищавшими его голени.

Как можно догадаться, весь этот металл давил на солдата. Подсчитано, что полное защитное снаряжение плюс щит может весить до шестидесяти пяти фунтов. Кроме того, доспехи были довольно дорогими, и каждый гоплит отвечал за свое снаряжение.Покупка полного защитного снаряжения была, возможно, эквивалентом покупки нового автомобиля сегодня, поэтому неудивительно, что большинство греческих гоплитов были дворянами или иным образом состоятельными людьми.

Несмотря на всю предлагаемую защиту, доспех гоплита не был идеальным. Помимо веса, кирасе и каске серьезно не хватало вентиляции и комфорта. Многие греческие воины отращивали длинные волосы, чтобы обеспечить некоторую подкладку своим твердым металлическим шлемам. Шлемы также ограничивали зрение и, в еще большей степени, слух.

Со временем была разработана более легкая и дешевая кираса из склеенных слоев льна, а шлемы постоянно совершенствовались, чтобы их было легче носить в бою, но при этом они обеспечивали адекватную защиту. Эти нововведения увеличили количество новобранцев, доступных для греческих армий, и со временем греческие сражения становились все масштабнее и масштабнее.

Оружие гоплитов

Основным оружием гоплитов было копье. Длиной от шести до десяти футов, копье имело на одном конце железный наконечник, а на другом - бронзовый противовес с шипами.Противовес также мог служить наконечником копья, когда другой конец копья ломался (что часто случалось). Когда бой подходил слишком близко, чтобы копья были эффективны, гоплит вытаскивал свой железный меч, которым он мог и рубить, и колоть.

Фаланга

Сам по себе греческий гоплит был грозным воином, но когда его поместили в фалангу, его почти невозможно было остановить. Выстроившись в отряды от шести до десяти рядов, скрепив щиты вместе, фаланга преследовала одну цель: продвинуться вперед, схватиться с противником и сломать его.Эта цель требовала, чтобы каждый гоплит сохранял свое место в строю и не дрогнул. Малейший разрыв в линиях мог бы привести к катастрофе всю фалангу, однажды оказавшуюся в напряжении боя.

Как только фаланга соприкасается с противником, передние ряды начинают колоть копьями, целясь в шею, ноги и пах врага. Задние ряды своими щитами давили на ряд перед ними. Таким образом, лучшие воины обычно размещались в переднем и заднем рядах, чтобы лучше сражаться и толкаться соответственно.

Помимо необходимости абсолютного порядка, другой слабостью фаланги была ее правая сторона. Щиты носили в левой руке, а это означало, что каждый солдат в отряде зависел от своей «правой руки», чтобы защитить его. Крайняя правая сторона фаланги, очевидно, не имела защиты и была чрезвычайно уязвима для атак с этой стороны. Почетное положение на любом греческом поле битвы было на правом фланге, так как там размещались только самые стойкие части.

Опыт боя в греческой фаланге должен был испытать нервы даже самого стойкого воина.Облицованный тяжелой бронзой, обильно вспотевший под жарким средиземноморским солнцем - большая часть боев шла летом - шлем гоплита еще больше ограничивал его зрение и слух до такой степени, что он обычно мог слышать только трубы и крики своего командира. и даже этим не очень хорошо. Несколько греческих сражений были решены из-за того, что отряд неправильно понял его приказы и выполнил маневр, который оставил его уязвимым. Отягощенный тяжелой броней, быстро обезвоживающийся и заключенный в похищающий чувства шлем, гоплит стал еще больше полагаться на своих товарищей для защиты и поддержки во время битвы.

Греки в битве

Типичная греческая битва началась с противостояния, которое длилось от нескольких минут до нескольких часов. Фаланги противостоящих армий выстроятся в линию и попытаются запугать врага. Крики угроз и вызовов не были редкостью, равно как и непроизвольное опорожнение кишечника или обморок, как отмечали несколько древних наблюдателей.

Если ни одна из сторон не покинет поле, обе стороны начнут марш навстречу друг другу. Примерно на сотне ярдов (или больше, как в битве при Марафоне) фаланги переходили в рысь.Произошедший в результате столкновения двух сторон должен был быть оглушительным. Именно здесь храбрость гоплита подверглась дальнейшим испытаниям. Греческие солдаты перед битвой обычно выпивали вдвое или больше своего дневного рациона вина, чтобы облегчить боль от ран и закалить нервы.

Природа греческого боя породила общество, в котором ценились отвага и воинское мастерство. После столетий напряженной борьбы между собой, когда персидские войны вытолкнули греков на мировую арену, они обнаружили, что они разработали метод борьбы, который в свое время был почти непобедимым, и который будет доминировать в войне на протяжении столетий.

Влияние греко-персидских войн

Влияние персидских войн на мировую историю неизмеримо. Это окончательное столкновение между Востоком и Западом в древности, и во многих отношениях историческая инициатива перешла от Древнего Ближнего Востока к растущему Западу, первоначально сосредоточенному на Средиземноморье и, в частности, в Греции.

Более того, Персидские войны стали не только поворотным моментом в истории Греции, но и положили начало концу могущественной Персидской империи.Когда Александр Великий вторгся в Персидскую империю примерно через 150 лет после Марафона, он сознательно отплатил персам за имперские амбиции Дария I и Ксеркса. Таким образом, греческая культура не только была спасена войнами, но и в конечном итоге распространилась в те самые регионы, которые когда-то стремились подчинить ее себе.

Многие историки считают Саламин самым решающим сражением всех времен. Если бы греки проиграли, персидская победа на суше была бы практически обеспечена. И если бы греки пали перед персами, основы западной культуры - концепции прав личности и демократии, а также греческая философия и культура - были бы уничтожены еще в зачаточном состоянии.Учитывая огромное влияние западной цивилизации на остальной мир, будет справедливо сказать, что изменение основ западной культуры коренным образом изменит и мировую историю.

Битва при Платеях в 479 г. до н. Э. Положила начало классической эпохе в Греции. Великие древние общества Афин и Спарты и древнегреческая культура в целом вышли из горнила вторжений. Греческая культура была единой, и греки стали рассматривать ее как высшую культуру в мире.Афины вступили в свой золотой век и увидели, как Перикл и Сократ ходят по мощеным улочкам.

Афины оказались выдающейся военно-морской державой древнего мира после персидских войн. Возглавляя Делосскую лигу, объединение полей , или городов-государств, со всего Эгейского моря, афиняне подавили последние анклавы персидского сопротивления в северной Греции, изгнали персов с Кипра, захватили Византию (позднее Константинополь и все еще позже Стамбул) и освободили Ионию, этнически греческий регион на территории современной западной Турции.

Благодаря ее успехам в войнах против Персии, могущество Афин выросло до такой степени, что Делосский союз фактически превратился в Афинскую империю, создав естественную борьбу за власть с возглавляемой Спартанцами Греческой лигой. С 431 г. до н. Э. , Спарта и Афины вступили в войну.

Пелопоннесская война (431-404 гг. До н. Э.) ) ознаменовал упадок Классической Греции и, к сожалению, конец любым шансам на большее политическое единство Греции. В конце V века до н. Э. , греки были втянуты в разрушительную войну, но могли оглянуться назад в те времена, когда они отказались от своих мелких соперничеств и объединились против иностранной угрозы.

Пока греческие государства истекали кровью друг друга, Персия восстановила свой контроль над Ионией и удерживала ее около шестидесяти лет, прежде чем греки снова выступили для защиты своих братьев в Анатолии, на этот раз под предводительством Филиппа Македонского.

Филипп был убит до того, как смог начать свою кампанию, но его сын, Александр III, известный как «Великий», продолжил кампанию, причудливым образом изменив позицию Ксеркса, выполнявшего планы вторжения Дария 160 лет назад.

Александр, конечно же, не только освободил Ионию, но и полностью разрушил Персидскую империю и принес эллинскую культуру на берег реки Инд. Цепочка событий, приведенная в движение ионийским восстанием и афинским вмешательством на заре V в. До н. Э., Замкнулась. Без персидских войн греческая культура не слилась бы, не созрела и не распространилась бы по всему известному миру.

См. Также Завоевания Александра Македонского

Hanson, V.D. Ed. Гоплиты: классический боевой опыт . Лондон и Нью-Йорк: Routledge, 1991.

Isserlin, B.S.J., et al., «Канал Ксеркса на полуострове Афон». Ежегодник Британской школы в Афинах 89 . (1994).

Геродот. G. C.Macauly, пер. История Геродота. <(дата обращения 2 апреля 2007 г.).

Глава 05

Рост Афин и персидские войны

В эпоху поздней бронзы Афины были самым важным поселением в Аттике.В конце тринадцатого века до нашей эры произошел крах централизованной правящей структуры, резкое сокращение населения и расселение на небольшие общины. Но к 900 г. до н.э. начался рост благосостояния и заморской торговли, росло население и по всей Аттике появились новые поселения. Синевизм городов и деревень Аттики в политическое единство под руководством Афин, вероятно, был постепенным.

Все афинские граждане могли участвовать в управлении Афинами, но те, кто не проживал в Афинах или рядом с ними, столкнулись с трудностями при голосовании.Раннее правительство Афин было аристократическим. В конце восьмого века было три архонта: basileus , который управлял культами полиса и судил судебные процессы, относящиеся к религиозным вопросам; полемарх, командовавший армией; и архонт, который руководил общественными делами. Архонты управляли Афинами совместно с советом, собравшимся на Ареопаге. В собрании участвовали и граждане мужского пола.

Наряду с официальными государственными учреждениями существовали и другие формы социальной организации. oikoi были сгруппированы в более крупные родственные ассоциации: phylai , которые были политическими и военными подразделениями, фратриями, которые занимались вопросами семьи, и genē , которые были ассоциациями аристократических домашних хозяйств.

Около 632 г. до н.э. Сайлон, победитель Олимпиады, попытался стать тираном Афин. Переворот провалился, и заговорщики убили архонта Мегакла. Афиняне считали, что он совершил святотатство при этом, и позже потребовали изгнания политиков из семьи Мегакла, таких как Клисфен и Перикл.

Около 620 г. до н.э. Драко кодифицировал афинский закон. Его законы лишили семью власти и передали ее государству. Его законы были суровы, предусматривая смерть как наказание даже за незначительные правонарушения.

Законодательство Солона 590-х годов свидетельствует об экономических и политических проблемах Афин. Афиняне не могли выращивать достаточно зерна, чтобы прокормить растущее население, и многие бедные издольщики проигрывали борьбу за выживание. Афиняне обратились к Солону, и, хотя он защищал права элиты как на их землю, так и на выдающуюся роль в правительстве, он также отменил долговое рабство и освободил тех, кто был порабощен за долги, и отменил обязательства hektemoroi .Он пересмотрел афинские меры и весы, облегчив торговлю. Он запретил вывоз зерна, потому что оно было нужно дома. Чтобы привлечь ремесленников из других регионов, Солон предложил им гражданство, если они будут постоянно жить со своими семьями.

В конституции Солона политические привилегии распределялись в зависимости от дохода. Он разделил граждан на четыре класса: pentakosiomedimnoi, hippeis, zeugitai и thētes . Главные магистратуры были ограничены членами первых двух классов, но zeugitai могли занимать более низкие государственные должности, а thētes могли присоединиться к остальным в собрании.

Около 560 г. Писистрат совершил переворот при поддержке одной из трех фракций Афин, Людей Горы. Пять лет спустя он был изгнан двумя другими фракциями, людьми равнины и людьми побережья. Во время изгнания Писистрат собрал отряд наемных солдат. Он вернулся и правил Афинами еще десять лет. Он предлагал нуждающимся землю и ссуды, и торговля значительно расширилась.

Строительные проекты Писистрата предоставили рабочие места бедным, в то же время сосредоточив внимание на городе как культурном центре Аттики.Он заменил частные колодцы, охраняемые аристократами, на общественные фонтанные дома. Он перестроил храм Афины на Акрополе и начал храм Зевса Олимпийского. Он учредил два новых фестиваля, большой и малый Дионисии, и учредил соревнование в трагической драме как часть Дионисии. Он заказал первые издания Гомеровской «Илиады » и «Одиссеи» и сделал гомеровские декламации регулярной частью великого Панафинейского праздника.

Покровительство искусства стало более заметным во время правления сыновей Писистрата, Гиппия и Гиппарха.Гиппарх был убит заговорщиками в 514 г. до н.э., а в 510 г. до н.э. Гиппий был изгнан.

Клисфен, лидер семьи Алкмеонидов, провел реформы, направленные на то, чтобы сломить власть богатых семей. Он передал гражданские функции четырех древних племен десяти новым, созданным на новой основе. Он разделил Аттику на три географических области, каждая из которых разделена на десять тритти , состоящих из жилых единиц, называемых демами. Десять новых племен также сформировали основу для создания нового Совета пяти сотен, в котором каждое племя ежегодно выделяло пятьдесят членов, избираемых по жребию.Армия также была реорганизована на основе десяти племен.

Политическая трансформация греческого полиса произошла одновременно с возникновением Персидской империи. Персы поселились в Иране в начале первого тысячелетия до нашей эры. В шестом веке до нашей эры Кир II расширил Персию и ввел в империю греков Малой Азии. Дарий (522–486 до н. Э.) Реорганизовал империю, разделив ее на двадцать сатрапий. Он централизовал правительство в свои руки, обладая абсолютной властью.Дарий способствовал путешествию разными способами, даже построил канал, соединяющий Нил и Красное море. Он чеканил собственные монеты из серебра и золота.

В 499 г. до н.э. ионийские греки восстали против персидского владычества под предводительством Аристагора, тирана Милета. В 494 г. до н.э. Ионическое восстание закончилось крупным морским поражением около Милета. Женщины и дети Милета были порабощены, а мужчины переселены в устье Тигра.

Афиняне опасались, что их постигнет участь милетов.Фемистокл, который только что был избран архонтом, убедил их превратить три гавани Пирея в укрепленную военно-морскую и торговую базу.

Персы и афиняне отплыли в Марафон. Атаковали афиняне и их союзники-платейцы. Персы были застигнуты врасплох и бежали на свои корабли. Афиняне потеряли 192 человека, персы - 6400 человек.

Политическое руководство в Афинах сменилось после битвы. Потребность в способных военачальниках привела к новому методу отбора архонтов, и амбициозные люди переключили свой интерес с архонства на стратегию .

Тем временем афиняне нанесли впечатляющий серебряный удар по Лаврию на юго-востоке Аттики. Аристид выступал за разделение его между гражданами, в то время как Фемистокл выступал за строительство двухсот триер. Аристид был подвергнут остракизму, и был построен флот.

В 484 г. до н.э. преемник Дария, Ксеркс, решил осуществить вторжение. В 481 г. до н.э. тридцать одно государство образовало Греческую лигу. Спарта получила верховное командование на суше и на море. Лига решила занять позицию в центральной Греции, разместив сухопутные войска на перевале Фермопил, в то время как флот обосновался в близлежащем Артемизиуме.Леонид вошел в Фермопилы с семью тысячами человек. Местным фокейским силам было поручено защищать секретный путь через горы, ведущий в тыл греческим войскам. Греческий предатель выдал тайну и направил бессмертных Ксеркса. Узнав, что персы находятся в его тылу, Леонид распустил большую часть своих войск. Фиванцы, феспийцы и триста спартанцев защищали проход, убив множество Бессмертных, прежде чем были убиты сами.

Пелопоннесцы призвали отвести флот к Пелопоннесу, но Фемистокл послал гонца к Ксерксу, убеждая его занять узкие места и заблокировать бегство греков.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *