В начале 20 века россия была республикой или монархией – Вопрос 2. Форма правления россии после новой редакции «основных законов российской империи» (апрель1906 г.). Можно ли считать россию конституционной монархией?

Становление конституционной монархии в России (конец XIX — начало XX в.)

  1. Переход к
    конституционной монархии. Основные
    государственные законы.

Перед
Россией на рубеже XIX—XX
вв. встала проблема реформации всех
сфер жизни, от экономики до государствен­ного
строя. Ее предстояло проводить на
огромной территории, в стране с устойчивыми
традициями и феодальными пережит­ками.

Возникли и получили
развитие монополии в промышлен­ной
и банковской сфере. Характерной
особенностью русского капитализма
являлось то, что отечественное производство
в значительной степени основывалось
на иностранных капита­лах. Крупнейшие
монополистические объединения
действо­вали при участии англо-французских
финансовых кругов.

Также следует
отметить сильное отставание
социаль­но-экономического развития
деревни. Сохранялись полукре­постнические
методы эксплуатации крестьян, непомерно
вы­сокие платежи и т. д.

Дворянство, бывшее
главной опорой самодержавия, теря­ло
монополию на власть. На ведущую
политическую роль стала претендовать
буржуазия.

К
началу XX
в. в России обострились национальные и
на­ционально-религиозные противоречия.
Нарастала социальная
напряженность: расширялось рабочее
движение, проис­ходили крупные
крестьянские выступления. Поражение
Рос­сии в русско-японской войне
1904—1905 гг. способствовало нарастанию
революционных настроений.

Важнейшими
документами стали Манифест от 6 августа
1905 г. «Об учреждении Государственной
думы» и Положение о выборах в нее,
Манифест 17 октября 1905 г. «Об усовершенствовании
государственного порядка» и Основные
законы от 23 апреля 1906 г.

Согласно
августовским Манифесту
и Положению

Государ­ственная
дума была представительным органом,
избираемым на пять лет на основе цензового
и сословного избирательного права.
Выборы проходили по трем куриям: уездных
землевла­дельцев, городской и
крестьянской. Цензовая система лишала
избирательного права рабочих, батраков,
мелкую и среднюю буржуазию и другие
категории населения. К компетенции
Ду­мы относились: разработка и
обсуждение законов, обсуждение
государственного бюджета и др.
Революционные события 1905 г. сорвали
созыв Государственной думы.

17
октября 1905 г. манифестом
«Об усовершенствовании го­сударственного
порядка»
по
сути
объявлялся
переход страны к новому строю —
конституционной
монархии
.
Манифест
провозглашал основные гражданские
права и свободы (неприкосновенность
личности, свобода совести, слова,
собраний, союзов и др.), предоставил
избирательные права широким слоям
населения, а также расширял права
Государственной думы, объявляя ее
органом, ограничивавшим монархическую
власть.

Основные
законы

устанавливали
двухпалатную парламен­тарную систему
и сохраняли достаточно широкие полномочия
императорской власти.

Сделанные
правительством конституционные
уступки бы­ли обусловлены усилением
революционного движения,

а
не воз­действием либеральных идей и
программ. Основные государственные
законы
были
утверждены императором Николаем II
23 апреля 1906 г.

Основные
законы закрепляли такие гражданские
права и свободы
,
как
неприкосновенность жилища и собственности,
свобода перемещения, выбора профессии,
слова, печати, со­браний, вероисповедания
и др.

Из
Основных законов была устранена
характеристика власти императора как
власти неограниченной, но все основ­ные
прерогативы императорской власти
сохранились: «Импе­ратору Всероссийскому
принадлежит верховная самодержав­ная
власть». Власть управления принадлежала
императору во всем ее объеме. В соответствии
со ст. 7 законодательную власть император
осуществлял «в единении с Государственным
со­ветом и Государственной думой». В
целом Основные законы придерживались
принципа
разделения властей
.

Основные законы
предоставили Государственной думе и
Государственному совету право
законодательной инициативы, они получили
право утверждать, отклонять или
перерабаты­вать законопроекты,
представляемые правительством.

Царь имел право
абсолютного вето. Однако Дума могла
повторно рассматривать вопрос, отклоненный
царем, и тем самым оказывать на него
давление.

20
февраля 1906 г. было принято новое положение
о Го­сударственной
думе.

Этим
актом определялась ее компетенция:
предварительная разработка и обсуждение
законодательных предложений, утверждение
государственного бюджета, обсуж­дение
вопросов о строительстве железных дорог
и учреждении акционерных обществ.
Законопроекты, принятые Думой, под­лежали
утверждению Государственным советом
и императором.

Дума
избиралась сроком на пять лет. Отстранение
депута­тов Государственной думы могло
осуществляться сенатом. Император своим
указом мог досрочно распустить Думу.
20 февраля 1906 г., одновременно с учреждением
Госу­дарственной думы, было утверждено
новое Положение
о Государственном совете.
Он
становился верхней палатой, об­ладавшей
такими же правами, как и Государственная
дума. Законопроекты, принятые
Государственной думой, поступали через
Государственный совет на утверждение
императора.

Состав Совета
формировался следующим образом: полови­на
членов назначалась императором, другая
половина избиралась дворянскими
обществами, губернскими и земскими
собра­ниями, крупными промышленниками
и торговцами, синодом, Академией наук
и университетов. Члены Совета избирались
на 9 лет, причем каждые три года обновлялась
1/3 состава. Председатель и вице-председатель
Совета назначались императором.

В
стране возникли и легализовались
различные политические
партии:
РСДРП,
социал-революционеры (эсеры), Радикальная
партия, Партия свободомыслящих,
Конститу­ционных демократов (кадеты),
Умеренно-прогрессистская, Торгово-промышленный
союз, Союз 17 октября, Партия правового
по­рядка, Монархистов-конституционалистов,
Союз русского
народа и др.

Левоцентристскими
партиями

были
Конституцион­но-демократическая
партия, Умеренно-прогрессистская партия,
Всероссийский торгово-промышленный
союз.

В
сентябре 1905 г. прошел съезд земских и
городских де­ятелей, на котором была
обозначена программа партии, полу­чившая
название конституционно-демократической
(кадеты).
Содержание этой программы сводилось к
следующим поло­жениям: предлагалось
сформировать двухпалатный парла­мент,
вторая палата которого состояла бы из
представителей органов местного
самоуправления.

Все законодательные
акты, а также бюджет должны были
утверждаться парламентом. В области
судоустройства предлагалось восстановить
принципы уставов 1864 г, упразднить
ад­министративное вмешательство в
судебные дела и отменить смертную казнь.
В финансовой сфере программа партии
тре­бовала отменить выкупные платежи
для крестьян и развивать прямое обложение,
аренду земли, наделять нуждающихся
зем­лями за счет отчуждения
государственных и частновладельче­ских
земель. В области трудовых отношений
отстаивалось пра­во на забастовку,
выборные инспекции труда, восьмичасовой
рабочий день, запрет ночного и сверхурочного
труда, государ­ственное страхование,
уголовная ответственность за наруше­ние
законов о труде.

Умеренно-прогрессистская
партия

была
близка к кадетам в области
государственно-политической системы.
Ее предста­вители настаивали на
неприкосновенности верховной власти
государя и ответственности министров
перед народом. В об­ласти государственного
устройства партия выдвигала идею
це­лостности государства при
самостоятельности местного само­управления,
выступала против автономии и федерации.
В сфе­ре трудовых отношений партия
была против введения восьмичасового
рабочего дня.

Всероссийский
торгово-промышленный союз

в
области госу­дарственного устройства
предлагал использовать английскую
конституционную модель — единую империю
с конституци­онным монархом и кабинетом
министров, опирающимся на большинство
Думы. Политической целью союза объявлялось
экономическое содружество
торгово-промышленных классов,
представительство этого содружества
во всех общественных организациях,
Государственной думе и правительственных
уч­реждениях.

К
правоцентристским
партиям

принадлежали
Союз 17 октября, Партия правового порядка,
Партия монархис­тов-конституционалистов.

Союз
17 октября

исходил
из принципов «Манифеста 17 октября» —
сохранение унитарного Российского
государст­ва, конституционной монархии
с народным представительст­вом,
основанным на общем избирательном
праве. В области аграрной политики Союз
требовал отмены административной опеки
над крестьянством, предлагал создать
земельный фонд из государственных и
удельных земель, а также включить
общинные земли в гражданский оборот. В
сфере трудовых от­ношений представители
Союза выступали за социальное обес­печение
и страхование, за урегулирование законом
проведе­ния стачек. В области местного
управления предлагалось создание
бессословных земств, введение выборных
начал в местной юстиции, невмешательство
администрации.

Партия
правового порядка

настаивала
на сильной цент­рализованной власти
и единстве России. Упразднялась ав­тономия
территорий. Провозглашалось равноправие
всех граждан. В аграрной сфере предлагалось
снизить налоги для крестьянства, поощрять
переход от общинного землевладе­ния
к личному, производить наделение крестьян
землей. Для рабочих предусматривалось
сокращение рабочего дня и стра­хование.

исходила из идей:
«царь — отец народа, Россия без царя
немыслима», «к данному положению вещей
привело олигархическое правле­ние
министров». Для решения крестьянского
вопроса предла­галось перевести
землепользование из общинного в подворное
и реорганизовать Крестьянский банк.
Партия выступала про­тив идеи
образования государственного земельного
фонда. Образование предлагалось
перестроить на корпоративных на­чалах,
поощряя национализм, организацию
землячеств, про­ведение судов чести.

Весной
1905 г. возникло большое число
националь­но-патриотических
союзов,
обществ, братств, дружин и лиг — «черная
сотня». В ноябре 1905 г. возник Союз
русского народа
,
объединивший
ряд черносотенных организаций. Союз
распо­лагал местными органами и
возглавлялся Главным советом. Его
деятельность поддерживали государственные
и церковные органы.

В промышленных
центрах действовали черносотенные
ра­бочие организации. Самодержавную
монархию черносотенцы признавали
единственно приемлемой формой правления
для России.

В 1898
г. в Минске представители Союза борьбы
за ос­вобождение рабочего класса,
групп «Рабочей газеты» и «Бунда» объявили
о создании Российской
социал-демократической ра­бочей
партии
.
Программа
РСДРП содержала следующие положения
по государственному и политическому
преобразованию страны. В политической
сфере провозглашались свержение
самодер­жавия и передача власти
Учредительному собранию. Предла­галось
сформировать однопалатное законодательное
собрание на основе всеобщего, равного,
прямого избирательного права, создать
выборные суды, заменить войска всеобщим
вооруже­нием народа, отделить церковь
от государства. В области эко­номической
политики партия выступала за установление:
про­грессивного подоходного налога,
восьмичасового рабочего дня, уголовной
ответственности предпринимателей за
нару­шение охраны труда, за запрет
штрафов на производстве. В аграрной
сфере предлагалось отменить выкупные
платежи, разрешить отчуждение земли
крестьянами, возвратить крестьянам
выплаченные ими деньги за счет
монастырских, дворцовых земель и
обложения налогом помещичьих земель.
Предусматривались конфискация церковных,
монастырских, удельных и частновладельческих
земель и их передача в рас­поряжение
органов местного самоуправления.

В 1903
г. на II
съезде РСДРП произошел раскол партии
на большевиков
и меньшевиков.

Партия
социалистов-революционеров

(эсеров)
считала себя идейной наследницей партии
«Народная воля». Лозунгом партии была
социализация
земли
,
а
основным методом ее деятельности
террор
.
Целями
партии были борьба с само­державием
и созыв Земского собора (Учредительного
собра­ния).

В области
государственного устройства эсеры
предлагали использовать федеративную
форму. Предлагалось создать де­мократическую
республику с широкой автономией областей
либо всеобщим избирательным правом. В
производственной сфере представители
партии выступали за установление
ми­нимума заработной платы и
государственное страхование. В области
аграрной политики — за передачу земли
в общинное владение и распоряжение.

Лекция
10:
Изменения
в государственном строе России в начале
ХХ века.

studfiles.net

Монархизм в России — Википедия

Материал из Википедии — свободной энциклопедии

Монархизм в России — группа политических течений, связанных с поддержкой идеи монархии как государственного устройства России. В Российской империи первые политические организации монархического толка стали появляться в 1880-е годы, особенно активно монархическое движение развивалось в период с 1905 по 1917 год. Именно тогда возникли такие крупные монархические организации как Союз русского народа, выступавший за сохранение самодержавия, и Союз 17 октября, поддерживавший установление в России конституционной монархии. Революция 1917 года привела к падению монархического строя и запрету монархических организаций в России, деятельность монархистов была почти полностью парализована, началась гражданская война, в результате которой большинство видных деятелей монархического движения погибли или оказались в эмиграции. После распада СССР монархические организации в РФ стали появляться вновь, а в 2012 году возникла первая официально зарегистрированная Монархическая партия РФ, также провозглашающая целью установление конституционной монархии. В апреле 2013 года спикер РПЦ протоиерей Всеволод Чаплин заявил, что церковь не исключает возрождения монархии в России[1]. В апреле 2015 года он предложил совместить в России монархию и социализм[2]. В начале 2016 года Монархическая партия объявила о готовности идти на выборы в Госдуму, в 2017 году её лидер Антон Баков баллотировался в президенты РФ. В июле 2017

ru.wikipedia.org

Российская империя в начале 20 века. Незыблемость самодержавия

Если проследить процесс возникновения империй на европейском континенте за последние 500-600 лет, то можно заметить первоочередную роль военной экспансии. Территории сопредельных и отдаленных государств захватывались воинствующими правителями, монголы во главе с Чингиз-ханом действовали методом выжженной земли, уничтожая всех и вся; англичане, за неимением чужих территорий поблизости, заплывали подальше от родины и там занимались экспансией. Римская империя формировалась за счет окуппированных земель, которые в срочном порядке присоединялись, и тут же для населения вводились римские законы и людям предоставлялись все гражданские права. Римляне старались сделать так, чтобы порабощенные народы не чувствовали себя таковыми.

Российская империя в начале 20 века и раньше

Россия не вела захватнических войн. Однако у нее были огромные территории, большей частью неосвоенные, и эти необъятные просторы имели большое политическое значение. В начале 18 века в Европе началась Северная война, в которой с одной стороны выступала Швеция, а с другой — коалиционное объединение северных государств, включая Россию. Война продолжалась 20 лет и закончилась поражением Швеции. По результатам Северной войны царь Петр I по решению Сената был пожалован титулом Всероссийского Императора. В 1721 году император Петр I провозгласил Российскую империю.

Просуществовав без малого два века, российская империя на рубеже 19 – 20 веков закончила свою историю в результате государственного переворота. Возможно, октябрьская революция большевиков была следствием тех сложностей, экономических и политических, которые испытывала российская империя в начале 20 века. Дух самодержавия, абсолютная монархия не шли на пользу стране, экономически отсталой и политически зависимой от западных стран. Введенная самодержавным царем жесткая налоговая политика вынуждала крестьянство, на которое ложилось основное бремя налогов, «уходить в подполье», прятать сельхозпродукцию, чтобы как-то выжить и не умереть от голода.

По всей Европе шли политические дискуссии о том, что российская империя в начале 20 века уже не так могущественна, какой была в последние сто пятьдесят лет своей истории. Несколько исправил ситуацию тогдашний министр финансов С.Ю. Витте. Ему удалось убедить царя Николая II в необходимости принятия жесткой программы промышленного развития страны. Было предложено закрыть пути к протекционизму, который сближал промышленные активы России с зарубежными, в пользу последних. Была проведена денежная реформа 1897 года, значительно укрепившая российский рубль, который вскоре стал надежной европейской валютой, поскольку обеспечивался золотом.

В то же время на европейском континенте накалялась политическая обстановка. Ширилось забастовочное движение, на слуху были Карл Маркс и Фридрих Энгельс, а на пороге истории вырисовывалась новая российская империя. Экономика уже тесно переплеталась с политическими устремлениями народных масс. Будучи монолитной ранее, российская империя в начале 20 века пошатнулась и по ней пошли трещины. Самодержавие потеряло свою незыблемость. Совет министров, ранее покорный царской воле, перестал быть беспрекословным политическим образованием и его решения уже носили характер государственной ответственности. Затем российская империя в начале 20 века пережила еще одно потрясение — первую мировую гражданскую войну, которая приблизила конец империи.

fb.ru

Российская Империя — история России с 1721 по 1917 годы




Образование Российской Империи случилось 22 октября 1721 года по старому стилю или 2 ноября. Именно в этот день последний российской царь Петр 1 Великий объявил себя императором российским. Случилось это, как одно из следствий северной войны, после которой сенат просил Петра 1 принять титул Императора страны. Государство получило название «Российская Империя». Ее столицей стал город Санкт-Петербург. За все время столица только на 2 года (с 1728 по 1730 гг.) переносилась в Москву.

Территория Российской Империи

Рассматривая историю России той эпохи необходимо помнить, что на момент образования империи к стране были присоединены большие территории. Это стало возможным благодаря успешной внешней политике страны, которую вел Петр 1. Он создавал новую историю, историю которая возвращала Россию в число мировых лидеров и держав, с мнением которых стоит считаться.

Территория Российской Империи составляла 21,8 миллионов км2. Это была вторая по площади страна в мире. На первом месте находилась Британская Империя с ее многочисленными колониями. Большинство из них сохранили свой статус и по сей день. Первые законы страны делили ее территорию на 8 губерний, каждая из которых управлялась губернатором. Он имел всю полноту местной власти, включая и судебную. В дальнейшем Екатерина 2 увеличила число губерний до 50. Разумеется сделано это было не за счет присоединения новых земель, а за счет дробления. Это достаточно сильно увеличило государственный аппарат и довольно сильно снизило эффективность местного управления в стране. Об этом более подробно мы поговорим в соответствующей статье. Следует отметить, что на момент распада российской империи ее территория насчитывала 78 губерний. Крупнейшие города страны при этом были:


  1. Санкт-Петербург.
  2. Москва.
  3. Варшава.
  4. Одесса.
  5. Лодзь.
  6. Рига.
  7. Киев.
  8. Харьков.
  9. Тифлис.
  10. Ташкент.

История Российской Империи полна, как яркими, так и негативными моментами. В этот временной отрезок, который продолжался менее двух веков, вложилось огромное количество судьбоносных моментов в судьбе нашей страны. Именно в период российской Империи случились отечественная война, походы на Кавказ, походы в Индию, европейские походы. Страна развивалась динамично. Реформы коснулись абсолютно всех аспектов жизни. Именно история Российской Империи подарила нашей стране великих полководцев, имена которых на устах и по сей день не только в России, но и во всей Европе, — Михаил Илларионович Кутузов и Александр Васильевич Суворов. Эти прославленные генералы навечно вписали свои имена в историю нашей страны и покрыли вечной славой русское оружие.

Карта

Представляем карту Российской Империи, кратко историю которой мы рассматриваем, на которой представлена европейская часть страны со всеми изменениями, которые происходили в плане территорий за годы существования государства.


Население

Уже к концу 18 века Российская Империя была крупнейшей страной мира по площади. Ее масштабы были такими, что гонец, которых направили во все уголки страны сообщить о смерти Екатерины 2, прибыл на Камчатку спустя 3 месяца! И это при том, что гонец скакал практически 200 км ежедневно.


Россия была также самой многочисленной по населению страной. В 1800 году в Российской Империи проживало порядка 40 миллионов человек, большинство из которых в европейской части страны. За Уралом проживало чуть менее 3 миллионов. Национальный состав страны был пестрым:

  • Восточные славяне. Русские (великороссы), украинцы (малороссы), белорусы. Долгое время, практически до самого конца Империи, это считался единый народ.
  • Эстонцы, латвийцы, латыши и немцы проживали в Прибалтике.
  • Финно-угорские (мордва, карелы, удмурты и т.д.), алтайские (калмыки) и тюркские (башкиры, татары и т.д.) народы.
  • Народы Сибири и Дальнего Востока (якуты, эвены, буряты, чукчи и т.д.).

По ходу становления страны в ее подданстве оказались часть казахов и евреев, живших на территория Польши, которые после ее распада отошли России.

Основным сословием в стране были крестьяне (порядка 90%). Другие сословия: мещанство (4%), купечество (1%), а остальные 5% населения распределялись между казачеством, духовенством и дворянством. Это классическая структура аграрного общества. И действительно – основное занятие Российской Империи было сельское хозяйство. Неслучайно все показатели, которыми так любят гордиться сегодня любители царского режима, связаны с сельским хозяйством (речь идет об импорте зерна и сливочного масла).


К концу 19 века в России проживало 128,9 млн человек, из которых 16 млн жили в городах, а остальные в селах.

Политический строй

Российская Империя была самодержавной по форме своего правления, где вся полнота власти сосредотачивалась  в руках 1 человека – императора, которого часто называли, на старый манер, царем. Петр 1 закладывал в законы России именно безграничную власть монарха, что и обеспечивало самодержавие. Одновременно с государством самодержец фактически управлял и церковью.

Важный момент – после правления Павла 1 самодержавие в России уже нельзя было назвать абсолютным. Случилось это по причине того, что Павел 1 издал указ, по которому отменялась система передачи трона, установленная Петром 1. Петр Алексеевич Романов, напомню, постановил – правитель сам определяет своего приемника. Часть историков сегодня говорит о негативе этого документа, но именно в этом и выражается суть самодержавия – правитель принимает все решения, в том числе и о своем преемнике. После Павла 1 вернулась система, при которой сын наследует престол за отцом.

Правители страны

Ниже приведен список всех правителей Российской Империи за период ее существования (1721-1917).

















Правители российской империи

Император

Годы правления

Петр 11721-1725
Екатерина 11725-1727
Петр 21727-1730
Анна Иоанновна1730-1740
Иван 61740-1741
Елизавета 11741-1762
Петр 31762
Екатерина 21762-1796
Павел 11796-1801
Александр 11801-1825
Николай 11825-1855
Александр 21855-1881
Александр 31881-1894
Николай 21894-1917

Все правители были из династии Романовых, и после свержения Николая 2 и убийства большевиками его  самого и его семьи, династия прервалась, и Российская Империя прекратила свое существование, изменив форму государственности на СССР.


Основные даты

За время своего существования, а это практически 200 лет, Российская Империя пережила множество важных моментов и событий, которые оказали свое влияние на государство и народ.

  • 1722 – Табель о рангах
  • 1799 – Заграничные походы Суворова в Италию и Швейцарию
  • 1809 – Присоединение Финляндии
  • 1812 – Отечественная война
  • 1817-1864 – Кавказская война
  • 1825 (14 декабря) – восстание декабристов
  • 1867 – Продажа Аляски
  • 1881 (1 марта) убийство Александра 2
  • 1905 (9 января) – Кровавое воскресенье
  • 1914-1918 – Первая мировая война
  • 1917 – февральская и октябрьская революции

Завершение Империи

История Российской Империи оборвалась 1 сентября 1917 года по старому стилю. Именно в этот день была провозглашена Республика. Провозгласил это Керенский, который по закону не имел на это право, поэтому объявление России Республикой можно смело назвать незаконным. Полномочия для такого провозглашения были только у Учредительного Собрания. Падение Российской Империи тесно связано с историей ее последнего императора, Николая 2. Этот император обладал всеми качествами достойного человека, но имел характер нерешительный. Именно из-за этого в стране и произошли те беспорядки, которые стоили самому Николаю 2 жизни, а Российской империи – существования. Николай 2 не сумел жестко пресечь революционную и террористическую деятельность большевиков в стране. На это правда были и объективные причины. Главная из которых, первая мировая война, в которую Российская Империя была вовлечена и измотана в ней. На смену Российской Империи пришел новый тип государственного устройства страны – СССР.

Россия в начале 20 века

istoriarusi.ru

Абсолютная монархия в России: история становления

Российская история полна загадок и необыкновенных моментов, в которые, казалось бы, наша страна находилась на грани своего существования. Однако были в нашей истории периоды спокойствия, мирного и поступательного развития, благоденствия Российской державы и её народа. Один из таких периодов — Абсолютизм или абсолютная монархия, которая в том или ином виде существовала в России в XVIII-XX веках.

Император Пётр I

Конечно, рождение абсолютной монархии связано с именем первого российского Императора Петра I Великого, а его эпоху нельзя назвать спокойной. Двадцать лет Россия участвовала в тяжёлой войне со Швецией, которая шла с переменным успехом и полностью вымотала силы всех стран-участников. Одним из показателей этого является то, что Россия была вынуждена покупать у Швеции северные территории, несмотря на то, что выиграла войну. Вести боевые действия ни та ни другая сторона были уже не в состоянии. Вообще, любые реформы, а также войны связаны с испытанием, так как подразумевают изменение текущего положения вещей, к которым привыкли все. Порой бывает очень тяжело отказаться от чего-то менее эффективного и современного, несмотря на очевидные преимущества другого даже в наши дни. Например, экономический кризис в современной России длится уже два года, автономная рецессия в экономике продолжается уже более 5 лет, тем не менее правительство и президент не спешат менять сложившийся порядок вещей. Чего уж говорить о XVIII веке, когда люди в основной своей массе жили традициями, не было практически никаких средств связи. И несмотря на это Пётр I взялся за реформы, осуществил их и заложил основы экономического, политического развития России на сто, а может быть, двести лет вперёд. Реформы Петра сформировали в России общество, сословное, но, тем не менее единое и понимающее ответственность за Империю. Собственно и Империя появилась только тогда, когда появилось общество. Форма правления, которую установил Пётр I в России называется абсолютная монархия. Конечно, сам термин этот будет применяться гораздо позже, в эпоху Императрицы Екатерины II, однако основные признаки абсолютной монархии проявились именно при Петре I.

Что такое абсолютная монархия

Современной определение абсолютной монархии гласит, что это такая форма правления, при которой вся полнота власти сосредоточена в руках одного человека монарха. Полнота власти означает законодательную, исполнительную и судебную. В некоторых случаях монарх становится ещё и главой церкви. В частности, в Великобритании до сих пор сохраняется эта черта абсолютной монархии — английский Король или Королева является главой Англиканской церкви. Остальная власть в Великобритании делится между парламентом, правительством, судом.

Абсолютная монархия началась складываться в XVI-XVIII веке в Европе, когда вся система государственной власти стала приобретать кодифицированную форму закона, а идеологическая основа абсолютизма складывалась из работ Никколо Макиавелли, Томаса Гоббса, Джона Локка. Эти мыслители выработали мировоззрение, согласно которому монарх для эффективного управления вынужден содержать большой бюрократический аппарат, для функционирования которого необходимо писать законы и распоряжения. Законодательная практика в конечном итоге привела к тому, что в Европе начались протесты. Это и английская буржуазная революция и революция в Нидерландах и Великая французская революция.

Также эпоха абсолютной монархии совпадает с процессом формирования национальных государств. Национальное государство — это состоявшаяся культурно-политическая идентичность, при которой ключевым субъектом, определяющим тип государственного устройства, форму правления и политическую систему является нация. Монарх, соответственно, переходит из разряда абсолюта в разряд подчинения. Он не может выступить против национальных интересов, так как возникший конфликт разрешится не в пользу монарха. Что, собственно, произошло во Франции и Англии. Абсолютная монархия предшествует национальному государству, готовит его, после чего уходит на второй, третий, десятый план и становится элементом культуры того или иного государства.

Абсолютная монархия в России

В России абсолютная монархия также следовала по пути европейской традиции. В каком-то смысле отдельные элементы абсолютизма существовали уже при Царе Иване IV и Великом князе Иване III, так как первый Судебник — свод законов Российского государства, был написан ещё в конце XV века. Однако, исторические процессы в России имеют свойство затягиваться настолько, что их продолжение становится угрозой существования государства. Пётр I модернизировал систему Ивана IV, что позволило России жить ещё двести лет. Однако, процесс формирования нации в нашей стране так и не наступил. Говорят, что причиной этому является гигантская российская территория, которая в эпоху Петра Великого уже имела современные границы. Не имея быстрых средств связи, разные части Империи так и не сформировали культурно-политическую идентичность. Скорее, формировалась идентичность региональная, которая способствовала тому, что в 1917 году после Октября от России отваливались огромные территории.

Император в таких условиях и был главным объединяющим началом Российской Империи — в Польше его признавали как Царя Польского, в Финляндии как Великого князя Финляндского. В России Император был олицетворением высшей справедливости. Например, интересно то, как воспринимали Императора крестьяне, которые даже в начале XX века составляли от 70 до 80% населения. Крестьяне считали, что Император тоже крестьянин, он тоже пашет землю и выращивает хлеб. Поэтому он знает как помочь русским крестьянам, которые страдают от помещиков, дворян и прочих чиновников. Поэтому крестьяне совершенно не боялись выступать против помещиков, сжигать их усадьбы. Они были твёрдо уверены, что Император всегда будет на их стороне. Этим объясняется и тот факт, что восстание Емельяна Пугачёва было так широко поддержано крестьянами — они поверили, что он и есть Император Пётр III, который выжил после покушения на него жены Екатерины.

Императрица Екатерина II

Все Императоры в России работали над поддержанием имперского духа в народе. Любые национальные объединения или выступления жёстко пресекались, как, например, в Польше. По сравнению с жизнью европейских национальных государств, где в качестве идеологии был либерализм или социализм, Российская Империя придерживалась консерватизма. Консерватизм подразумевал сохранение старых форм в новых условиях. Фактически, все реформы, которые проводились Императорами после Петра I, были консервативны, потому что главной их задачей являлось адаптировать существующую систему к новым условиям. Иногда это получалось, иногда нет. Например, реформы Екатерины II, тоже названной Великой, несколько осовременивали российские сословия, а также укрепляли дворянство — опорное сословие власти. Реформы же Александра II выходили за рамки консерватизма, в результате чего через 50 лет после них случилась революция.

Самый главный вопрос заключается в том, что нужно было сделать, чтобы избежать революции. Был ли шанс плавного перехода России от абсолютной к конституционной монархии и когда это нужно было делать. Сразу скажем, что Россия перешла к ограниченной монархии. Манифест 17 октября 1905 года провозгласил права и свободы, а также законодательное ограничение власти Императора. Отныне никакой закон не мог быть принят без одобрения Государственной думы, которая впервые собралась в 1906 году. Однако, это никак не помогло ни Императору, ни стране избежать революции.

Император Николай II

Ряд историков считает, что момент перехода от абсолютной к ограниченной монархии был упущен на 100 лет, некоторые считают, что на 50 лет. Об этом говорят объективные процессы усложнения экономической системы, которая требовала наличия экономических классов и классового, а не сословного общества уже в начале XIX века. В результате того, что необходимые реформы и переход к новому типу общества не произошёл, к революции 1917 года Россия отставала от западных государств практически во всех отраслях. Система же, которая сложилась в России после революции была построена сразу на двух отрицаниях — отрицания монархии и отрицания западной социально-экономической системы.

Абсолютная монархия в современной России

Поразительно, но в современной России наблюдаются процессы, характерные для абсолютной монархии. Игнорируя формальные монархические признаки, в России складывается институт личной власти или «ручного управления». Это обычная практика для абсолютной монархии. Поразительная ситуация — в России целые институты, которые призваны осуществлять государственную власти, однако само их существование больше напоминает спектакль, чем реально действующий механизм.

Новый монарх?

Абсолютная монархия в современной России это не единственный феномен власти. Некоторые элементы управления относят нас в гораздо более раннюю эпоху, в Средневековье. Например, это система власти в Чеченской республике, где отношения с федеральным центром напоминают отношения сеньора и вассала. Сеньором, конечно же, является Владимир Путин, а вассалом Рамзан Кадыров. Только на их личных договорённостях строится взаимодействие и жизнь людей в Чеченской республике.

Формально современная Россия это президентская республика, так что абсолютная монархия существует лишь в качестве феномена власти, а также тенденции, к которой стремится нынешняя политическая система.

История России показывает, что абсолютная монархия и охранение этого института власти во многом явилась причиной крушения Российской Империи. Когда необходимы были радикальные реформы, российские Императоры охраняли свою незыблемую и абсолютную власть. Главная сила Российской Империи и объединяющее начало стала её главной слабостью.

imperor.net

Вопрос 2. Форма правления россии после новой редакции «основных законов российской империи» (апрель1906 г.). Можно ли считать россию конституционной монархией?

БЕЛКОВЕЦ ИСТОРИЯ ГОСУДАРСТВА И ПРАВА
РОССИИ

Основные законы Российской империи

Основные законы (в новой редакции) были
приняты 23 апреля 1906 г. Они подвели
своеобразный итог проведенных
преобразований всех звень­ев верховной
власти. Хотя Основные законы не именовались
Конституци­ей, они вполне могут
считатьсяпервой конституцией России,
ибо дело не в названии, а в сути, в
назначении закона. Французская декларация
прав человека тоже не называлась
конституцией, но знаменовала собой
наступ­ление новой конституционной
эры.

Конституция России 1906 г. была так
называемойоктроированной, то естьжалованной конституцией, в которой
монарх, совершая акт «высочайшей
милости», уступал часть своих прав
народному собранию. Но юридические
свойства конституции не зависят от
способа её принятия. Конституция 1906 г.
представляла собой весьма солидное,
основательное нормативно-правовое
образование (она состояла из 11 глав и
124 статей), охватившее все основополагающие
государственно-правовые институты. У
Основных законов былаособая юридическая
сила.
Изменить их можно было лишьв
особом законодательном порядке
(император
мог только вы­ступить с инициативой
пересмотра, но не мог воспользоваться
ею без со­гласия Государственной
думы).

Впервые в своей истории основные
законы,
которые, как известно,
изда­вались с 1832 г.,провозгласили
права и гражданские свободы.
Российским
подданным, превратившимся вграждан,
конституционно гарантирова­лисьнеприкосновенность личности изаконность юридического преследова­ния
(ст. 30 — 32),неприкосновенность жилища
(ст. 33),свобода выезда за пределы
государства
(ст. 34),неприкосновенность
собственности
(ст. 35),свобода
собраний, слова и печати
(ст. 36–39).

Каково же было положение основных
звеньев верховной власти
в России по
Основным законам 1906 г.?

Император. Правовое положение
императора определяла ст. 4, кото­рая
предоставляла ему «верховную самодержавную
власть». Однако те­перь эта власть не
признаваласьнеограниченной, как
это было ранее. Закон гласил, что «государь
император осуществляет законодательную
власть в единении с Государственным
советом и Государственной думой» (ст.
7).

Самодержавная власть мыслилась как
гарант целостности Российского
многонационального государства, которое
ст. 1 объявляла «единым и не­раздельным».
Русский язык признавался общегосударственным
в армии, на флоте и в «государственных
и общественных установлениях».
Употреб­ление местных языков и наречий
в этих установлениях регулировалось
особыми законами.

По традиции особа государя объявлялась
«священной и неприкосно­венной».
Прерогативой императорской власти
становиласьзаконотворче­ская
деятельность: «почин
по всем предметам
законодательства» ( ини­циатива) иутверждение законов.

Но законы, не принятые Госсоветом и
Госдумой, считались отклонен­ными.
Император мог издавать, в соответствии
с законами,указы «дай устройства
и приведения в действие различных частей
государственного управления» иповеления,
«необходимые для исполнения законов»
(подзаконные акты).

Император оставался также верховным
руководителем «всех внешних сношений
Российского государства», объявлял
войну, заключал мир и международные
договоры. Конституция оставила за ним
право быть «державным вождем», то есть
главнокомандующим армии и флота.
Импе­ратор мог издавать указы и
повеления относительно дислокации
войск, переведения их на военное
положение, обучения их, прохождения
службы чинами армии и флота и «всего
вообще относящегося до устройства
воо­руженных сил и обороны Российского
государства» (ст. 14).

Прерогативой императорабылообъявление в стране военного и
исклю­чительного (чрезвычайного)
положения, чеканка монеты и определение
ее внешнего вида
. Он ведалназначением
и увольнением высших чиновников, жаловал
титулы, ордена
и другие государственные
отличия, а также права состояния.Имущества, составлявшие личную
собственность императора, и имущества,
находящиеся в собственности царствующего
императора (не подлежащие разделу,
передаче по наследству и другим видам
отчуждения),освобождались от платежа
налогов и сборов
.

Осуществляемой от имени государя
императора
признавалась Основ­ными
законамисудебная власть в России.
За ним сохранялось правопо­милования
осужденных, смягчения наказаний
и
общеепрощение совершив­ших
преступные деяния с прекращением дел
и освобождением их от суда и наказания.

По английскому принципу «контрассигнатуры»
подпись императора под указами перед
опубликованием скреплялась подписью
председателя Совета министров или
соответствующего министра (ст. 26). За
императо­ром сохранялась также право
абсолютного вето (роспуска) в отношении
Госдумы.

В.И. КОЗИН

К ВОПРОСУ О КОНСТИТУЦИИ РОССИИ ОТ 23
АПРЕЛЯ 1906 ГОДА

Более ста лет прошло с 23 апреля 1906 года,
однако до сих пор не утихает дискуссия
по поводу законодательного акта,
подписанного императором в этот день.
Проблема заключается в том, можно ли
Основные государственные законы считать
реальной, настоящей Конституцией или
это правовой акт, имеющий другую сущность.

Некоторая неопределенность формулировок
Манифеста от 17 октября 1905 года и Основных
государственных законов от 23 апреля
1906 года дала основание специалистам и
политикам по-разному оценивать принятые
правовые акты.

Ответ на вопрос о сущности Основных
законов имеет не только академический
интерес. Представляется, что они являлись
настоящей Конституцией и сыграли важную
роль в государственно-правовом развитии
страны в XX столетии. Отметим только то,
что, признавая наличие Конституции 1906
года, имеющей в своей основе политико-правовую
концепцию либерализма, и рассматривая
конституционные реформы второй половины
80-х — начала 90-х годов, основывающиеся
также на либеральных идеях, можно сделать
вывод о едином, общем векторе развития
России, определить тенденции развития
страны в XX веке (несмотря на то, что
большая часть века прошла при господстве
тоталитарного государственного права).

Определяя Основные государственные
законы как Конституцию, необходимо
внести терминологическую ясность в
само понятие «конституция».

Традиционно конституция трактуется
как «основной закон государства,
закрепляющий основы общественного и
экономического строя, форму правления
и форму государственного устройства,
правовое положение личности, порядок
организации и компетенцию органов
власти и управления в центре и на местах,
организацию и основные принципы
правосудия, избирательной системы»
<1>.

В этом определении прослеживаются
элементы юридического позитивизма на
основе институционального подхода.
Делается попытка через перечисление
формальных институтов выразить сущность
конституции. В таком случае, например,
и Соборное уложение 1649 года можно назвать
конституцией. Данная трактовка основного
закона не раскрывает принципиальной
особенности конституции с точки зрения
главного субъекта конституционных
правоотношений — человека как индивида.

С другой стороны, в некоторых определениях
звучат идеи Руссо об общей воле и воле
отдельных групп, объединений, ассоциаций.
«Под конституцией понимается основной
закон государства, выражающий волю и
интересы народа в целом либо отдельных
социальных слоев (групп) общества и
закрепляющий в их интересах важнейшие
начала общественного строя и государственной
организации соответствующей страны»
<2>.

В случае если воля этих групп становится
общей по отношению к своим членам и в
случае если эта группа, социальный слой
доминирует, то получается, что конституция
выражает только частное мнение этой
группы.

В этом случае конституцией также можно
назвать любой основной правовой акт
государства с любым политическим
режимом, не обращая внимания на правовой
статус индивида.

К тому же такие философско-психологические
(«воля») или социальные («интересы»)
дефиниции также не способствуют раскрытию
сущностных особенностей такого правового
акта, как конституция.

На наш взгляд, более удачное определение
дает М.В. Баглай. Суммируя его взгляды,
можно сделать вывод, что под конституцией
он понимает основной закон государства,
где установлен реальный конституционный
строй, основанный на принципах
естественного права и правового
государства <3>.

В то же время из этого определения не
видно цели конституции, для чего нужен
такой правовой акт. К тому же термин
«правовое государство» не вполне
определенный. В научной литературе
существуют различные трактовки этого
понятия.

На наш взгляд, при терминологическом
определении конституции необходимо
исходить из приоритета человеческой
личности и ее прав. Основной закон должен
соответствовать, как удачно выразился
В.В. Леонтович, «индивидуалистическому
правопорядку» <4>. Отсюда можно
сделать вывод о том, что задача государства
состоит в защите и обеспечении этих
прав.

Исходя из вышесказанного, дадим следующее
определение: конституция — это основной
закон, направленный на защиту и реализацию
индивидуалистического правопорядка,
основанного на принципах естественного
права и реального самоограничения
государственной власти путем ее
разделения.

Отталкиваясь от такого понимания
конституции, рассмотрим сущность
Основных государственных законов 1906
года. Оговоримся, что эти Законы необходимо
отличать от Свода основных государственных
законов. Юридическая природа этих
документов различна. Основные
государственные законы — это акт
правотворчества, тогда как Свод основных
государственных законов — результат
систематизации действующего
законодательства. В связи с этим нумерация
статей дается по Основным государственным
законам от 23 апреля 1906 года.

Итак, разберем первую часть нашего
определения конституции: «…основной
закон, направленный на защиту и реализацию
индивидуалистического правопорядка…»

В первом же абзаце преамбулы Основных
государственных законов подчеркивается
незыблемость основ гражданских свобод,
тем самым акцентируется внимание на
ригидности этих положений конституции.

Во второй главе «О правах и обязанностях
российских подданных» положения
преамбулы раскрываются более подробно
и во многом соответствуют Декларации
прав человека и гражданина 1789 года. Из
15 статей главы семь посвящены личной
неприкосновенности и личным правам
граждан. Особо важное значение имела
ст. 35, согласно которой декларировалась
неприкосновенность частной собственности,
что способствовало становлению
гражданского общества в стране. В трех
статьях говорится о публично-политических
правах и свободах.

Помимо этого, нельзя забывать и об Указе
от 11 декабря 1905 года «Об изменении
Положения о выборах в Государственную
Думу». Избирательное право не было
всеобщим (женщины отстранялись от
участия в выборах), в то же время
значительная часть подданных становилась
гражданами, субъектами права. Не было
группы населения, которая принципиально
лишалась бы права голоса. В городах,
исходя из ст. 1, п. 5, право голоса
приближалось к всеобщему.

Несмотря на то что в развитие Манифеста
от 17 октября 1905 года издается ряд указов,
необходимо отметить, что в целом
законодательство и административная
практика не были приведены в полное
соответствие с конституционными
принципами. Да и вряд ли это было возможно
из-за того, что I Государственная Дума
просуществовала 72 дня, а II — 103 дня.
Начавшаяся в 1914 году война также не
способствовала созданию законодательных
актов в развитие конституционных
положений.

Несмотря на это, вышеназванные Указы и
вторая глава Конституции создавали
реальную основу для защиты и реализации
индивидуалистического правопорядка,
развития гражданского общества.

Далее обратим внимание на следующую
часть нашего определения конституции:
«реальное самоограничение государственной
власти путем ее разделения». Попытаемся
ответить на вопрос: обладало ли народное
представительство реальными
законодательными полномочиями и в какой
степени ограничивалась власть императора?

Согласно преамбуле Основных государственных
законов законодательная власть
осуществляется императором в единении
с представителями народа. В ст. 44 это
декларативное заявление конкретизируется:
«Никакой новый закон не может
последовать без одобрения Государственного
Совета и Государственной Думы…» Тем
самым власть российского императора
утрачивала свой неограниченный характер.

В то же время глава государства обладал
таким субъективным правом, как право
вето. Оно носило абсолютный характер
(ст. 9). Однако Дума, несмотря на вето,
могла продолжать отстаивать тот или
иной законопроект. Обратимся к ст. 70, из
которой следует, что парламент мог на
последующих сессиях вновь и вновь
вносить отклоненный монархом законопроект,
тем самым оказывая на него психологическое
давление.

Обе палаты имели возможность не только
принимать или отклонять правительственные
законопроекты, но и перерабатывать и
изменять их. Кроме того, Государственный
Совет и Государственная Дума согласно
ст. 65 пользовались правом законодательной
инициативы.

Конечно, нельзя отрицать тот факт, что
по некоторым вопросам за монархом
оставалась исключительная законодательная
власть. Это касалось в первую очередь
вопросов, связанных с императорским
домом и невозможностью парламента
изменять Основные государственные
законы с целью недопущения превращения
его в Учредительное собрание.

Глава государства осуществлял и высшую
исполнительную власть. Министры несли
ответственность не перед народным
представительством, а перед императором
(ст. 81). В определенной степени такое
положение вполне согласуется с принципами
президентской республики.

Часто исследователи не обращают внимания
на то, что парламент обладал и определенными
контрольными функциями. Членами
Государственного Совета и Государственной
Думы широко использовалось право
интерпелляции (ст. 65). Любой депутат мог
потребовать от любого министра
официального ответа на свой запрос.
Например, даже такая малочисленная
фракция, как социал-демократическая,
только с декабря 1912 года по 13 июня 1914
года направила министрам 41 запрос <5>.
На каждый из этих запросов депутаты
получали ответы, в которых министры
вынуждены были обосновывать те или иные
свои действия, свою политику.

Парламентский контроль осуществлялся
и через обсуждение бюджета страны (ст.
72), тем самым оказывалось влияние на
политику Правительства в разных сферах
его деятельности. Интересный пример
приводит в своих воспоминаниях известный
кораблестроитель академик А.Н. Крылов.
Морской министр И.К. Григорович, опасаясь,
что законопроект о финансировании
строительства военных кораблей не будет
одобрен Государственной Думой, предложил
Крылову выступить с докладом перед
депутатами и убедить их выделить
ассигнования на строительство флота.
На сессии А.Н. Крылов произнес короткую,
но яркую и убедительную речь. Позднее
академик вспоминал: «…знатоки думских
дел уверяли, что Морскому министерству
обеспечено большинство в 4 или 5 голосов.
К общему изумлению оказалось 288 голосов
«за» и 124 «против» <6>.

Помимо этого, свобода слова, гарантированная
ст. 37, также выступала как форма контроля
гражданского общества над исполнительной
властью. Речи депутатов, в которых они
часто критиковали деятельность
Правительства, печатались в открытых
массовых изданиях.

Основные государственные законы
предусматривали не только разделение
законодательной и исполнительной
властей, но и обеспечивали независимость
судебной системы. Этот демократический
принцип закреплялся в ст. 17. В ней
отмечалось, что император имеет право
назначать и увольнять любое должностное
лицо, если для последних не установлено
законом иного порядка назначения и
увольнения. А, в частности, для судей
как раз и был установлен особый порядок
назначения и увольнения (Устав «Учреждение
судебных установлений» от 20 ноября
1864 года). Согласно статье 243 Устава
провозглашался принцип несменяемости
судей, что гарантировало им независимость
от исполнительной власти.

Таким образом, и в отношении судебной
власти принцип разделения власти был
закреплен Конституцией.

Рассмотренные правовые положения
Основного Закона позволяют сделать
вывод о том, что значительное количество
статей соответствуют политико-правовой
доктрине либерализма.

Соответственно, исходя из вышесказанного
и данного нами определения конституции,
Основные государственные законы
Российской империи от 23 апреля 1906 года
можно квалифицировать как первую
реальную российскую Конституцию. Россия
сделала важный шаг по пути своего
конституционного развития.

А.Э. КАЛИНОВИЧ

ФОРМА ПРАВЛЕНИЯ В РОССИИ ПО ОСНОВНЫМ

ГОСУДАРСТВЕННЫМ ЗАКОНАМ В РЕДАКЦИИ

ОТ 23 АПРЕЛЯ 1906 ГОДА

Коренная реорганизация формы правления
дореволюционной России произошла в
результате первой русской революции
1905 — 1906 гг., когда была образована выборная
Государственная Дума и коренным образом
реорганизован Государственный совет,
которые стали первыми по-настоящему
представительными органами в России.
Основные государственные законы в
редакции от 23 апреля 1906 г. были признаны
как первая русская конституция
представителями либерально-демократической
мысли. Статья 4 Основных законов (далее
— ОГЗ) устанавливает, что «Императору
всероссийскому принадлежит верховная
самодержавная власть» <1>. Такая
законодательная формулировка еще не
должна приводить к выводу о продолжении
абсолютной монархии. Во-первых, потому,
что словосочетание «самодержавная
власть» здесь вполне могло быть
использовано в значении «монархическая
власть». В этом отношении не лишено
смысла определение формы правления в
России как «конституционное
самодержавие», которое получило
широкое распространение в науке и
публицистике того времени <2>.
Во-вторых, дальнейшее содержание статей
ОГЗ показывает, что абсолютной власти
у императора уже не было. Прежде всего,
монарх лишался прежних прерогатив
законодательной власти. Об этом
свидетельствует формулировка ст. 7 ОГЗ
о том, что «государь Император
осуществляет законодательную власть
в единении с Государственным советом
и Государственной Думой». Данную
статью нельзя рассматривать изолированно
от положений ст. 86 ОГЗ о том, что «никакой
закон не может последовать без одобрения
Государственного совета и Государственной
Думы и воспринять силу без утверждения
государя Императора».

Таким образом, в ОГЗ хотя и не прямо, а,
скорее, косвенно предусмотрен нормальный
законодательный процесс, присущий всем
современным цивилизованным странам,
когда парламент принимает законы, а
глава государства (монарх или президент)
подписывает его, имея при этом право
вето. Акты монарха тем не менее не могли
вносить изменения в ОГЗ, в положения о
деятельности Государственного совета
и Государственной Думы и о выборах в
них. Действие этих актов монарха
прекращалось с внесением соответствующего
законопроекта в Государственную Думу.
Такие полномочия предусмотрены, например,
конституцией Дании 1953 г., являющейся
парламентской монархией <3>. Более
того, подобные полномочия главы
государства могут предусматриваться
и в современных странах с республиканской
формой правления, например в Исландии
<4>.

Можно констатировать, что с 1906 г.
законодательную власть в Российской
империи стали осуществлять Государственный
совет и Государственная Дума, которые,
в сущности, представляли собой две
палаты российского парламента. В то же
время вся исполнительная власть
продолжала всецело принадлежать
императору, которую он не делил ни с
кем, включая Совет Министров. Совет
Министров не был коллективным органом
исполнительной власти, каждый член
этого органа отвечал перед монархом
индивидуально. Не было предусмотрено
и парламентской ответственности Совета
Министров. Эти обстоятельства, а также
тот факт, что законодательная и
исполнительная ветви власти были
разделены между парламентом и монархом,
красноречиво свидетельствуют о том,
что в России после 1906 г. сложилась
дуалистическая монархия. Было предусмотрено
и одно положение, характерное для
парламентской монархии, — институт
контрассигнации актов монарха (ст. 24
ОГЗ), что, конечно, не может серьезно
опровергнуть общий вывод о сложившейся
форме правления.

Как это часто практикуется в дуалистических
монархиях, механизм сдержек и противовесов
между различными ветвями власти по ОГЗ
был построен в сторону усиления прерогатив
исполнительной власти. Император имел
право абсолютного вето в отношении
законопроектов, одобренных Государственным
советом и Государственной Думой. Он был
вправе распустить по своему усмотрению
Государственную Думу. Государственный
совет и Государственная Дума со своей
стороны не имели практически никаких
полномочий в отношении исполнительной
власти, за исключением права запроса к
министрам и другим чиновникам. Тем не
менее государственный механизм Российской
империи после 1906 г. начинает функционировать
по принципу разделения властей, хотя
еще и на начальной его стадии.

Российская империя юридически существовала
до 1 сентября 1917 г., после чего Россия
официально была провозглашена республикой.
Однако уже с начала марта 1917 г. вследствие
отречения от престола Николая II и его
брата Михаила и образования Временного
правительства империя фактически
прекратила свое существование. Период
российской истории, который мы условно
называем периодом Временного правительства,
с точки зрения организации и функционирования
государственного механизма охарактеризовать
очень сложно. С одной стороны, имело
место единовластие Временного
правительства, поскольку в его руках
сосредоточились и законодательная, и
исполнительная ветви власти. С другой
стороны, в стране установилась уникальная
система двоевластия, так как наряду с
Временным правительством существовали
и Советы, никакими официальными
государственными законами не
предусмотренные, но обладавшие реальной
властью. Наконец, с третьей стороны,
скорее всего, имело место безвластие,
которое привело в конечном счете к
известным событиям октября 1917 г.

(Статья:
Форма правления в России по основным
государственным законам в редакции от
23 апреля 1906 года (Калинович А.Э.) («История
государства и права», 2007, N 1)

Н.В. МИНИНА

РОЖДЕНИЕ РОССИЙСКОЙ МНОГОПАРТИЙНОСТИ

Что касается государственного строя,
то Россия в начале XX века являлась
абсолютной монархией, что само по себе
уже не соответствовало мировым тенденциям
развития государственности. «В
Западной Европе, — писал Б.Н. Чичерин, —
исключительное господство монархического
начала уступило место другой форме, в
которой монархическая власть ограничивается
народным представительством и таким
образом соединяется со свободою»
<15>. Несмотря на то, что монархия в
начале XX в. по-прежнему оставалась самой
распространенной формой государства
в мире — в Европе, кроме Франции и
Швейцарии, все государства были
монархиями, — но к началу XX в. конституций
не имели только Россия и Турция.

Историческая концепция самодержавной
власти, сформулированная Н.М. Карамзиным
и впоследствии распространенная
славянофилами, во многом утратив
социальную почву, сохранялась в
государственной идеологии, менталитете
Романовых и их окружении. Созданная в
начале XIX века, она рассматривала
самодержавие в качестве института,
стоящего над классами и сословиями.
Центральными тезисами этой доктрины
являлись утверждения о том, что «в
монархе российском соединяются все
власти» <16>, государь — «единственный
законодатель, единственный источник
властей» <17>. Такая трактовка
сущности самодержавной власти,
существование которой не совмещалось
с концепцией разделения властей,
сохранялась вплоть до начала XX в. и нашла
свое отражение в законах Российской
империи 1892 г. <18>.

Поборники исторической традиции
самодержавия — славянофилы — исходили
из того, что самодержавие для России —
это естественное почвенное явление,
альтернативы которому не существует.
Д.А. Хомяков полагал, что самодержавие
— это «активное самосознание народа,
сконцентрированное в одном лице и потому
нормируемое его народной индивидуальностью;
оно свободно постольку, поскольку воля
свободна в живом индивидууме» <19>.
«Родовое чувство, — писал К.Н. Леонтьев,
— столь сильное на Западе в аристократическом
элементе общества, у нас же в этом
элементе всегда гораздо слабее, нашло
себе главное выражение в монархизме»
<20>. Другой славянофил, Н.Я. Данилевский,
отмечал, что в силу географических
особенностей местности и постоянной
внешней опасности исторически возникла
«необходимость напряженной
государственно-политической деятельности
при возможно сильном, то есть самодержавном,
правлении» <21>.

Российский император занимал положение
неограниченного верховного главы
исполнительной власти, одновременно
осуществляя законодательную власть
при помощи целой группы государственных
органов. Сущность закона отождествлялась
с волей самодержца, и в обыденном сознании
под законом понимался не свод постоянных
и общеобязательных правил поведения,
а волеизъявление императора, облеченное
в форму указа. Ст. 47 Основных законов
1892 г. закрепляла правило, согласно
которому законы исходят только от
самодержавной власти <22>. Норма ст.
51 запрещала каким-либо государственным
органам устанавливать новые законы:
«Никакой закон не может иметь своего
совершения без утверждения Самодержавной
власти» <23>. Все государственные
учреждения Российской империи,
участвовавшие в законотворчестве,
осуществляли исключительно
законосовещательную функцию.

Стабильная монархическая система в
России прочно держалась не только на
традициях и царских законах, но и на
личных качествах и воспитании последнего
русского царя. Для начала царствования
Николая, как вспоминал А.П. Извольский,
была характерна «некоторая попытка
императора» «освободиться» от
«традиций царя-миротворца» <24>.
Несмотря на безмерно уважительное
отношение к памяти отца, сразу после
воцарения Николая, по наблюдениям В.И.
Гурко, «следование по стопам»
Александра III «на деле совершенно не
осуществлялось» <25>. Сравнивая
царствование Александра III с царствованием
Николая, Л.А. Тихомиров отмечал: «Нельзя
придумать ничего более противоположного!»
Причину этого Л.А. Тихомиров видел в
том, что в лице Николая на престоле
появился «русский интеллигент»
«либерального типа» <26>. В этой
связи князь Э.Э. Ухтомский, пользовавшийся
в первые годы правления Николая
чрезвычайной близостью к императору,
«играл роль либерала» <27>.

Преемственность между царствованиями
Александра II и его внука проявилась
непосредственно после вступления
Николая на престол. Современники обратили
внимание на то, что уже в начале января
1895 г. появились императорские рескрипты
«на имя разных выдающихся деятелей
царствования Александра II» <28>. В
связи с этим К.П. Победоносцев жаловался
великому князю Сергею Александровичу:
«Многие прямые русские люди были
положительно сбиты с толку наградами,
объявленными 1 января. Вышло так, что
новый государь с первого шага отличил
тех самых, кого покойный считал опасными»
<29>. Преемственность между царствованиями
царя-освободителя и собственным Николай
открыто продемонстрировал 16 августа
1898 г. Он определил отмену крепостного
права как «великий подвиг» Александра
II, «столь необходимый для блага
России», совершенный «так смело,
мирно и благополучно» <30>.

Николай II тем не менее проявлял нежелание
производить кардинальные реформы и
создавать парламент, что отнюдь не
делало его противником введения народного
представительства. По его мнению,
установлению парламентаризма
препятствовали политическая незрелость
общества и консерватизм народных масс.
«Я готов поделиться с народом властью,
— писал Николай II, — но я сделать этого
не могу, так как не сомневаюсь, что
ограничение царской власти было бы
понято народом как насилие интеллигенции
над царем, и тогда народ стер бы с лица
земли верхние слои общества. Остались
бы царь и простой народ» <31>. Николай
полагал, что царь находится не только
«вне сословий», но и вне «политических
партий и личных соревнований» <32>.
Однако, несмотря на неодобрительное
отношение к партиям в целом, фактически
император не препятствовал их образованию
после издания Манифеста 17 октября 1905
г.

Для российской многопартийной системы
начала XX в. реформированный государственный
строй станет фундаментом и гарантом
дальнейшего развития, поэтому сама
форма правления Российского государства,
поведение и личные качества русского
самодержца подготовили возникновение
и последующую легализацию политических
партий в стране.

Во второй половине XIX в. в Европе, а затем
и в России происходили значительные
изменения в правосознании интеллигенции.
Это было вызвано кризисом идеи правового
государства на Западе. Бурный XIX век
изменил целый ряд представлений об
обществе, государстве и праве, что было
связано с появлением новых политических
и правовых институтов при сохранении
прежнего уровня развития правосознания
народа. Русский правовед и философ П.И.
Новгородцев, анализируя западный научный
опыт, считал, что политическая эволюция
в XIX в. совершалась в двояком направлении
и сочетала в себе противоречивые черты:
«с одной стороны, постепенно падала
вера в возможность совершенной и
безошибочно действующей государственной
организации, с другой стороны, функции
государства бесконечно расширялись»
<33>. Политический и правовой опыт
западных государств свидетельствовал
о том, что кризисные явления затронули
прежде всего представление об идеальном
государстве, т.к. уже в конце XIX в.
обнаружившиеся недостатки парламентаризма,
всеобщего избирательного права,
референдума и социальных реформ разрушили
«утопические надежды найти безусловную
форму общественного устройства»
<34>. Именно поэтому на смену сословным
объединениям и традиционным корпорациям
государства старого образца в правовом
государстве должны прийти политические
партии, преимущество которых состоит
в свободном характере образования по
собственному выбору членов. В данной
связи политическая партия являлась
новым, но необходимым элементом правового
государства.

Легальная политическая деятельность
партий в России стала реальностью только
после издания Манифеста 17 октября 1905
г. и последующего обнародования Основных
законов 23 апреля 1906 г., поэтому будет
бесспорно справедливо считать эти акты
правовым основанием российской
многопартийности.

Русские правоведы и политики начала XX
в. отмечали, что развитие многопартийности
должно быть связано с внедрением
парламентского правления, которое
опирается на уже сложившиеся политические
партии. Например, в работе, написанной
накануне революции 1905 г., Б.Н. Чичерин
полагал: «Парламентское правление
требует политической опытности,
образования, сложившихся партий. Всего
этого у нас нет» <41>. В этой связи
Б.Н. Чичерин также обосновывал, что
резкий переход к парламентской форме
правления в стране, где политические
партии еще слабо организованы, невозможен
и может повлечь за собой негативные
последствия для государства <42>.
Николай II в духе российского консервативного
либерализма также не поддерживал идею
парламентской формы правления, т.к.
считал ее неприемлемой для России,
поэтому в данной связи дуалистическая
монархия по классическому немецкому
образцу являлась наиболее подходящей,
на его взгляд, формой правления.

Однако Конституция в России даже после
издания актов 6 августа 1905 г. все еще
отсутствовала, т.к. самоограничение
власти монарха выражалось только в
распоряжении создать законосовещательный
представительный орган власти при
сохранении в прежнем виде действующих
Основных законов Российской империи.
Закономерный провал булыгинской думы
и, как следствие, неразрешенность
большинства политических и правовых
проблем российского общества способствовали
дальнейшим вынужденным уступкам монарха.
Только с Манифестом 17 октября 1905 г. по
праву следует связывать первую
значительную победу революции, создание
и легализацию действовавших политических
партий в России. За годы первой русской
революции в России возникло около 50
партий, и до 1917 г. их количественный
состав практически не менялся.

Сложность и противоречивость политической
ситуации в стране вызвали потребность
в реформировании действующих норм
избирательного права и Основных законов
империи. Дополнительный избирательный
Закон, который несколько расширял
избирательные права населения, царь
утвердил 11 декабря 1905 г. Манифест об
устройстве Государственной Думы
«Учреждение Государственной Думы»
и законодательный акт «О переустройстве
учреждений Государственного СОВЕТА»
были изданы 20 февраля 1906 г. 23 апреля 1906
г. принята новая редакция Основных
государственных законов, восходивших
ко времени царствования Павла I, т.е. к
1797 г., и получивших последующие редакции
в 1832 и 1892 гг.

Несмотря на противоречивость Основных
законов, большинство русских правоведов
отмечали их огромное значение, тщательно
анализировали процесс их создания и
содержание. По мнению Б.А. Кистяковского,
Основные законы вместе с учреждениями
Думы и Государственного Совета и
Положением о выборах в них «вводят
новый у нас принцип ограничения
монархической власти» <45>. «Император
Николай II, — писал В.М. Грибовский, —
добровольно ограничил власть российских
монархов в области общего законодательства
соучастием народного представительства,
в области же общего управления —
обусловлением непротиворечия императорских
указов закону» <46>. С.А. Котляревский
полагал, что «русский государственный
строй является совершенно дуалистическим
в смысле противоположности парламентаризму
и вообще недопущения в какой бы то ни
было степени начал политической
ответственности. Дуалистический
отпечаток в нем выражен явственнее, чем
в таком классическом образце этого
типа, как прусская Конституция — не
говоря уже об австрийской» <47>. Как
указывал С.А. Корф, «наш государственный
строй должен быть характеризован как
дуалистическая монархия» <48>.

Большинство современников принятия
Основных законов почти безоговорочно
признавали их конституционным
нормативно-правовым актом. Они считали,
что Основные законы и даже Манифест
являются конституцией не по названию
и форме, а по сущности и содержанию, хотя
они и несовершенны и не лишены значительных
недостатков. Анализ Манифеста 17 октября
1905 г. представлял значительные трудности
ввиду его специфического декларативного
характера. Применительно к названию
Основных законов многие ученые
высказывались вполне однозначно. Б.А.
Кистяковский отмечал, что «отсутствие
слова «конституция» не имеет
принципиального значения. В некоторых
других конституционных государствах
это слово также не употребляется».
«Отсутствие слова «конституция»
не означает еще, что у нас нет конституции»
<49>. С.А. Котляревский писал: «Очевидно,
наши Основные законы принадлежат к
классу писаных конституций». «Мотивы,
по которым авторы наших Основных законов
не сочли возможным употребить термин
«конституция» или «конституционный»,
здесь безразличны» <50>. «Конституцией
наши Основные законы не именуются, —
писал Н.И. Лазаревский. — …Юридически
существенно то, что в нашем законодательстве
появился отдел, по юридической силе и
по содержанию своему вполне аналогичный
тому, что на Западе называется
конституциями» <51>. Более того,
российские правоведы начала XX в. писали
о том, что Россия уже «совершила в
данный момент переход к формам правового
государства» <52>. Для Б.А. Кистяковского,
А.С. Алексеева <53>, В.М. Гессена <54>
и др. понятия правового и конституционного
государства были синонимами.

Значение Манифеста 17 октября 1905 г. и
Основных законов 23 апреля 1906 г. для
формирования и институциализации
политических партий в России представляется
определяющим. Именно эти акты
конституционного значения, закрепляя
политические права и свободы, легализовали
новый для России политический институт.
Основные законы 23 апреля 1906 г. по
юридической силе и значению могли быть
названы конституцией, несмотря на
отсутствие в них самого термина
«конституция», которого, как и
термина «парламентаризм», Николай
II опасался. Указанные акты являлись для
России совершенно новыми нормативно-правовыми
актами, свидетельствующими об изменении
характера и содержания процесса
законотворчества в государстве.
Предшествующие своды законов в большинстве
своем не являлись выражением прямой
воли законодателя, а были кодификациями,
содержащими уже действующие нормы,
выработанные ранее. Именно Манифест 17
октября 1905 г. и Основные законы 23 апреля
1906 г. содержали действительное
волеизъявление императора как
законотворческого органа, что подтверждало
весомое значение этих актов для правовой
системы государства. Только акты такого
значения могли считаться правовым
основанием формирования многопартийности
в России. Только с изданием Манифеста
и Основных законов в России начался
процесс формирования основ правового
государства, одним из элементов которого
являлась легализованная этими актами
многопартийная система.

studfiles.net

Шаги к демократии: была ли возможность у Российской Империи стать конституционной монархией?

Рассмотрен период подписания Манифеста 17 октября и проанализирована вероятность преобразования Российской Империи из абсолютной монархии в конституционную.

Ключевые слова: Манифест 17 октября «Об усовершенствовании государственного порядка», конституционная монархия, Витте, Николай II, «Основные законы Российской Империи».

 

Если начинать описывать Россию, то нашей стране долгое время были характерны следующие черты: «Православие, Самодержавие, Народность» [1]. В политической среде государства царили жесткая централизация и абсолютная власть монарха, обусловленная поддержкой дворянства и православной церкви. Иван III начал действовать в этом ключе, объединив и подчинив другие княжества Московской власти и свергнув единственный оплот демократии на Руси в Великом Новгороде. Казалось бы, забирая «вечевой колокол», Иван III низвел какие-либо надежды нашего государства пойти по пути демократии, ибо в дальнейшем, его потомки, а затем и династия Романовых только укореняли абсолютизм и централизм в России. Отсюда пошли труды, посвященные теме «Феномен России», которые пытались объяснить специфику нашей страны, почему мы не способны развиваться в том же ключе, что и страны Запада. Ставился даже вопрос: «а возможна ли демократия в России в принципе?» [2].

Как бы то ни было, некоторые политические деятели прилагали усилия для того, чтобы провести реформы, пропитанные духом либерализма. Наверное, одним из самых ярких примеров будет правление Александра II, заслуги которого трудно оспорить. Земская и крестьянская реформы, по мнению В. О. Ключевского, «решило две важнейшие задачи внутреннего государственного порядка» [3]. Более того, эти реформы подтолкнули русский ум проанализировать нашу действительность и подталкивали страну выйти из этого фаталистического тупика, когда русская знать, обладающая «крепостными рабами», лицемерно рассуждает об либеральных идеях Канта.

Логическим продолжением реформ 60–70х годов XIX века могло бы стать принятие умеренных конституционных предложений, разработанных в январе 1881 года министром внутренних дел, графом М. Т. Лорис-Меликовым. Они предлагали развитие местного самоуправления, привлечение представителей земств и городов к обсуждению общегосударственных вопросов. Однако убийство народовольцами императора Александра II 1 марта 1881 года, когда император должен был подписать проект широкой программы административных и экономических реформ Лорис-Меликова, вновь изменило общее направление правительственного курса.

Взойдя на престол, Александр III проводил политику консервативного характера и, по настоянию своего наставника К. П. Победоносцева, подписал контрреформы, отбросившие Россию от курса либеральных идей. Николай II, после смерти своего отца, также не симпатизировал идеям Запада о развитии гражданского общества и свободах. Однако, в стране назревал кризис и нужно было что-то менять.

К началу XX века Российская Империя все еще была абсолютной монархией и, по представлениям Николая II, ничего не следовало менять. И хотя теория графа Уварова давно себя дискредитировала, Император не думал о каких-либо реформах и преобразованиях. «Царизм радикализировал общественное мнение. Поэтому, либералам было нелегко организоваться». [4]

Недовольство в стране росло. Власть попыталась отвлечь народ внешними успехами. Таким образом, Россия ввязалась в войну с Японией, которую наша страна позорно проиграла. Это еще больше обнажило экономические и социально-политические проблемы государства, и в сложившейся ситуации достаточно было еще одной искры, чтобы вспыхнуло восстание. Этой искрой послужило «Кровавое воскресенье», когда Император разогнал мирное шествие, боясь того, что его хотят свергнуть.

Трудно сказать, чтобы случилось, если рядом с Николаем II не оказалось незаурядного политического деятеля С. Ю. Витте. Человек, который смог более-менее достойно вывести Российскую Империю из войны с Японии, и которого несправедливо назвали злые языки «графом Полусахалинским», а теперь на него свалилась тяжелая ответственность спасения страны от хаоса и анархии. Он однажды писал: «В конце XIX и начале XX века нельзя вести политику Средних веков; когда народ делается, по крайней мере в части своей, сознательным, невозможно вести политику явного несправедливого поощрения привилегированного меньшинства за счет большинства. Политики и правители, которые этого не понимают, готовят революцию, которая взрывается при первом случае, когда правители эти теряют свой престиж и силу». Он как никто другой знал Российскую власть изнутри, знал ее пороки и недостатки и видел, что страна изменится либо путем реформ, либо при помощи революции. «Россия переросла форму существующего строя. Она стремится к строю правовому на основе гражданской свободы» [5].

Именно Сергей Юльевич Витте убедил Императора в необходимости преобразований, и именно по его инициативе комиссия А. Г. Булыгина составила манифест 17 октября. Этот манифест имеет поистине важное значение для Российской Империи, ибо он начал формировать основы гражданского общества, его свободы и конституционные преобразования. До этого закона, вся власть принадлежала Императору, но теперь его власть была ограничена, так как появилась Государственная дума, способная, наряду с монархом, издавать законы. Россия стала «конституционной монархией без конституции».

1 пункт манифеста гласит: «Даровать населению незыблемые основы гражданской свободы на началах действительной неприкосновенности личности, свободы совести, слова, собраний и союзов» [6]. Данный пункт вводит в обществе свободы, создающие каркас для будущего гражданского строя.

Помимо этого, 19 октября 1905 года на основании царского указа «О мерах к укреплению единства в деятельности министерств и главных укреплений» была реформирована высшая исполнительная власть. Витте стал председателем Совета министров и начал координировать всю деятельность государственного аппарата в адаптации к новым политическим условиям.

Казалось бы, власть делала все возможное, чтобы урегулировать ситуацию в стране, делая огромнейшие уступки бунтующим. В этот период образуется огромное количество политических партий, с которыми необходимо было вести диалог и Государственная дума стала той площадкой для дискуссий, где пересекались интересы рабочих, буржуазии, крестьян, дворян.

В России эти преобразования встретили по-разному: кто-то считал, что это начало развития демократии в стране, где ранее права и свободы имели только 10 % населения (дворяне). Однако, большевики, в частности Сталин и Ленин, пытались «вывести царизм на чистую воду. Сталин писал: «царь не уничтожит своего же самодержавия. Куцая «конституция», которую он дает, — временная уступка, фарисейское обещания царя, и ничего больше» [7]. Ленин о манифесте говорил: «Уступка царя действительно величайшая победа революции, но эта победа далеко еще не решает судьбы всего дела свободы» [8].

Несмотря на коренные перемены, большевики продолжали расшатывать положение в обществе, в надежде показать, что только радикальные меры (революция, террористические акты, свержение монархии) способны поставить Россию на правильный путь. Вся их деятельность была направлена на то, чтобы дискредитировать царя и его окружение. Они были уверены в том, что Николай II никогда не согласится на упразднение самодержавия. К великому сожалению, они были правы.

Николай Александрович не был сильным и дальновидным политиком, но он был очень амбициозен и был готов стоять до последнего за самодержавные ценности. Витте как-то упоминал про Императора: «Иначе я себе не могу объяснить, почему государь не решился на диктатуру, так как он, как слабый человек, более всего верит в физическую силу (других, конечно), то есть силу, его защищающую и уничтожающую всех его действительных и подозреваемых врагов, причём, конечно, враги существующего неограниченного, самопроизвольного и крепостнического режима, по его убеждению, суть и его враги» [9].

Манифест оставил за монархом право вето на законы и возможность распускать думу. Этими правами самодержец пользовался очень часто. Существовало мнение, что как только затихнет последний очаг недовольства, царь постарается вернуть прежний порядок, и, в итоге, так оно и случилось. Видя в Витте политического соперника, в начале, Николай II отправил его в отставку 22 апреля 1906 года. Затем, 3 июня 1907 года, он, при поддержке Правительства (в частности Столыпина П. А.) распустил II Государственную думу и подписал новый избирательный закон, по которому круг избирателей значительно сузился, а избиратели с высоким имущественным цензом получили фактический контроль над выборами на большинство парламентских мест. Это событие получило название «третьеиюньский переворот», так как это было прямым нарушением «Основных законов Российской Империи». В очередной раз, Россия, встав на путь либеральных реформ, также круто с него свернула.

Некоторые историки считают, что фактически «Основные законы Российской Империи», впервые кодифицированные в 1832 году под руководством М. М. Сперанского, в результате опубликования Манифеста 17 октября были значительно изменены и в редакции от 23 апреля 1906 года стали фактически первой конституцией России. Однако, это мнение имеет множество противоречий, начиная хотя бы с того, что ветви власти были еще слабо сформированы. К тому же, монарх все еще имел доступ ко всем ветвям власти, что означало, по факту, его власть не ограничена. Император все еще оставался самодержцем. «Императору Всероссийскому принадлежит Верховная Самодержавная Власть. Повиноваться власти Его не только за страх, но и за совесть сам Бог повелевает» [10].

Наверняка сказать нельзя, что бы было, если все пошло немного по-другому. Манифест 17 октября по праву считается огромным шагом к конституционному строю, но он не является конституцией. С другой стороны, Конституция Великобритании — некодифицированный высший нормативный закон, состоящий из нескольких актов, принятых в разное время. В него входят Великая хартия вольностей (1215 года), Хабеас корпус акт (1679 года), Билль о правах (1689 года), Акт о престолонаследии (1701 года), Акт о Союзе (1706–1707 годы). Британская Конституция по сей день дополняется новыми законами. В Российской Империи началось формирование этой конституционной базы, в которую входят «Основные законы Российской Империи», Манифест «Об усовершенствовании государственного порядка», указ «О мерах к укреплению единства в деятельности министерств и главных укреплений». В данном положении дел, государство могло пойти по пути Великобритании и постепенно нарабатывать конституционную основу, дополняя ее новыми законами, которые все больше ограничивали бы власть монарха и вовлекали общество в политические процессы. В этом случае, Россия также обладала бы некодифицированной конституцией.

Еще один путь — это написание единой Конституции для Российской Империи. На тот момент, существовали проекты, на которые можно было опираться. В конце 19 — начале 20 века различными российскими учеными также разрабатываются проекты конституции Российской империи. Так, можно выделить «проект Русской Конституции» (Основной Государственный Устав Российской Империи), изданный в 1894 году в Лондоне Комитетом Фонда Вольной Русской Прессы; проект движения Освобождения, называемый «проект Геллерта» (1904г.). В стране было немало одаренных государственных деятелей, которых можно было собрать в единый комитет по созданию конституции Российской Империи, во главенстве которого будет сам Император. Придя к консенсусу, можно было бы оформить высший нормативный акт, способный поставить Россию на новый политический курс.

Российская Империя, при столь сильных амбициях правителей, воспитанных по формуле «Православие, самодержавие, Народность» и боящихся праздное меньшинство, которое могло совершить государственный переворот, если их что-то не устраивает, не могла встать в полный рост на путь конституционных преобразований. Даже такие акты, как Манифест 17 октября, воспринимаются, как топтание на месте, потому что действует один нерушимый пункт из Основных законов Российской Империи о непогрешимости и всеобъемлемости императорской власти, убрать который не захотел ни один правитель из династии Романовых.

В Англии XVII века, в один момент, народ устал от абсолютной власти Короля, в результате Парламент решил оспорить полноту его власти. В результате революции и гражданской войны, государству удалось перейти к конституционной монархии, которой она по сей день является. К сожалению, в российской действительности, многие в принципе не оспаривали власть царя, считая ее божественной. Те, кто был недоволен сложившейся ситуацией в стране и хотел перемен, их осуждали и устраивали травлю, отправляли в ссылку или сажали, как политических преступников. В нашей стране делали максимально все, чтобы инакомыслие, способное пошатнуть абсолютизм и дворянство, не вышло на всеобщее внимание.

На каждую неудавшуюся политическую инициативу в России привыкли говорить, что она не подходит к нашей самобытности. Но иногда создается впечатление, что «Феномен России» — это оправдание пассивности и необразованности нашего населения. Российская Империя могла перейти к конституционной монархии, ведь для этого оставалось всего ничего, однако сама идея о ее допустимости была дискредитирована всеми вокруг. Конституционализм в России был убит Российской действительностью.

 

Литература:

 

1.      Большая Советская энциклопедия;

2.      Возможна ли демократия в России?/Вадим Кирпичев/интернет- журнала «Кругозор», 2009;

3.      Русская история/В. О. Ключевский, М.,2010;

4.      История Европы / Под общей редакцией Ж. Карпатье и Ф. Лебрена,

5.      перевод с фр. языка под редакцией̆ М. Ю. Некрасова, СПб., 2010;

6.      Воспоминания: царствование Николая Второго том II/С. Ю. Витте, Берлин, 1922;

7.      Манифест 17 октября «Об усовершенствовании государственного порядка»;

8.      Сочинения т.1–18/И. В. Сталин, М.; Тверь, 1946–2006;

9.      Первая победа революции/В. И. Ленин, Женева, 1906;

10.  Воспоминания: царствование Николая Второго том I/С. Ю. Витте,

11.  Берлин, 1922;

12.  Основные законы Российской̆ Империи

moluch.ru

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о