Почему в начале 20 века: НАЧАЛО 20 ВЕКА • Большая российская энциклопедия

Содержание

Двадцать ответов на двадцать вопросов о двадцатом веке

Еще в октябре 2018 у нас в Нistorians возникла идея провести опрос среди украинских гуманитариев с двадцатью вопросами о ХХ веке. Прежде всего, опросить философов и историков, постепенно вовлекая в порос специалистов из других отраслей. 

Интервью Владимира Маслийчука, украинского историка, редактора historians.in.ua, с Михаилом Минаковым, философом, старшим научным сотрудником центра им. Вудро Вильсона, впервые было опубликовано на historians.in.ua

С тех пор много и что произошло, главным образом – дискуссии, вызванные книгами Юваля Харари «Двадцать один урок для ХХІ века» и Тимоти Снайдера и Тони Джадта «Размышления о ХХ веке», дебатами Славоя Жижека и Джордана Петерсона, а также еще одной серией террористических актов на религиозной почве, неоднозначности Брексита и необычными президентскими выборами в Украине. Эти тексты и события укоренены в ХХ век, подарены им нашей эпохой. И в силу этого их необходимо осмыслить.

Мы благодарны всем, кто откликнулся и прислал свои ответы, или готовится их прислать. Из числа присланных, первым мы публикуем интервью с философом Михаилом Минаковым.

1. Каковы пять понятий или терминов, с которыми у Вас ассоциируется ХХ век?

Пять понятий, в которых, по моему мнению, следует осмысливать ХХ века это – глобальность, индустриальный модерн, урбанизация, эмансипация и подчинение.

Глобальность – это культурная ситуация, находясь в которой отдельные индивиды, малые группы и большие общества влияют друг на друга и подвержены влиянию в беспрецедентной всемирной, все более сложной коммуникации. Из-за этого местные события могут приобретать общечеловеческое значение, а общие мировые процессы имеют гораздо большее влияние на отдельных людей и общества, чем когда-либо прежде. В ХХ веке долгий процесс глобализации завершается созданием нескольких моделей политического, социально-экономического и правового оформления человечества.

Модерность в ее индустриальных формах, которая возникает сначала как логика производства на Западе, в ХХ веке становится господствующей логикой не только экономического, но и политического и социальной жизни почти всех обществ мира. В рамках этой индустриальной современности появился конфликт между западным капитализмом и восточным социализмом, который определял развитие множественных локальных проектов модернизации прошлого столетия. Завершение ХХ века, таким образом, связано с потерей индустриализмом роли ведущей модели для развития обществ; в этот момент общества Центра (ядра, core) начинают развиваться в рамках пост-индустриальной модели, а общества периферии либо перебирают на себя индустриальные производственные модели и бремя их экологических и социокультурных недостатков, либо же возвращаются к пред-индустриальным формам жизни.

Урбанизация – это социально-демографический процесс концентрации населения в городах, который в ХХ веке привел к тому, что большая часть человечества стала жить городах, что изменило формы сосуществования индивидов, групп и культур. Среди таких последствий – массовость политико-правовых процессов, фрагментация сверхкрупных городов по культурным, расовым или социальным признакам (районы-гетто как отдельные урабанистические миры), изменение состояния природной среды и социокультурного мира в урбанизированных зонах, социокультурное напряжение между горожанами и сельским населением.

Эмансипация в ХХ веке – это преимущественно политико-правовой процесс, связанный с увеличением объема политических прав и гражданских свобод индивидов. Существует достаточная база статистических данных, которые подтверждают распространение применения на практике гражданских свобод, большего участия граждан в принятии решений и функционирования выборов для ротации властных элит на протяжении ХХ века; эти же данные свидетельствуют об обратном развитии демократии с 2008-12 годов [1].

Подчинение – процесс все более эффективных форм управления поведением, воображением и мышлением отдельных индивидов, малых групп и больших обществ. Развитие обезличенных сложных национальных, сверх-, супра- и транс-национальных институтов сбалансировало глобальную эмансипацию и обуславливало превращение обществ во все более массовые. Таким образом возникали различные формы эффективности Системы (тоталитарные, националистические, неолиберальные, массового потребления и т.п.), которая возникает уже в XIX в., но приобретает новую глобальную и локальную эффективность именно в ХХ веке. 

2. Каковы хронологические рамки этого сложного века, если отказаться от собственно календарных показателей? Кто-то начинает век с начала Первой мировой войны (1914), кто-то раньше, с начала второй англо-бурской войны (1899), а кто-то и с революционных событий 1917 г. Спорным является также и окончание ХХ века. Некоторые историки соотносят его с окончанием холодной войны и распадом Советского Союза (1991), другие – с началом распространения Интернета в те же годы, а есть мнение, что ХХ в. Закончился аннексией Крыма Россией (2014). Как бы Вы определили временные рамки ХХ века?

Учитывая те понятия, о которых я говорил как о ключевых для описания прошлого века, я бы начинал эпоху «ХХ век» с (1) процесса перехода мировых империй XIX в. на пути индустриального управления и распространения его по своим колониях, тем самым ускоряя глобализацию; и с (2) распространения идей и практик управляемого прогресса (марксизм, социальная инженерия капитализма и колониализма и т.д.). Таким образом, начало ХХ было бы оправдано начинать с 1880-1910х годов.

Завершение же этого столетия я бы связал с (1) трансформацией индустриальности (которая в некоторых обществах приводит к постиндустриальному состоянию, а в других к пред-индустриальному), (2) ростом демократических форм правления и упадком качества демократии, (3) кризисом неолиберальной глобализации и наднациональных политико-правовых и финансово-экономических организаций, (4) усилением социально-политической роли «информационной модерности» и технологий управления вниманием и тому подобное. Эти процессы связаны с событиями 1990-х / 2010 гг. 

3. ХХ век был очень антигуманным. В то же время благодаря массовости культуры и глобализации понимание ценности человеческой жизни распространилось далеко за пределы одного континента, что привело к отмене смертной кары и к гуманизации образовательного пространства. Как можно оценить это столетие с позиций гуманизма?

Действительно, ни одна из предыдущих исторических эпох не запятнала себя таким уровнем насилия, если измерять его количеством убитых, а также лишенных свободы и достоинства людей. В то же время, идеи и практики свободы и права стали беспрецедентно влиять на образ жизни наших обществ. Прошлый век – время невероятного напряжения, возникшего между полюсами бесчеловечности и гуманности. 

Люди ХХ века были чрезвычайно креативными как в плане построения машин смерти и усмирения (оружие массового уничтожения, концлагеря, ГУЛАГ, геноциды и демоциды, радикальные и тоталитарные идеологии, эффективные системы пропаганды вроде советской или Голливуда и т.д.), так и в плане развития либерально-демократических политико-правовых систем. Это напряжение между двумя полюсами прошлого столетия удавалось снимать благодаря международной системе сдержек и противовесов, которая появилась после Второй мировой войны и которая была разрушена уже в 1990-х, во времена недолгого «однополярного мира».

4. ХХ век стал временем информационной революции. Владение информацией стало основной ценностью. Однако этот процесс сопровождался виртуализацией пространства жизни, падением нравственности. Кроме того, открытия ХХ века – атомная энергия, интернет – не приводят ли они к росту рисков для человечества, к распространению контроля за людьми и постоянному чувству опасности?

В течение ХХ в. постоянно увеличивалась значимость информации, а средства ее накопления и управления ею становились все более развитыми. В силу этого, культуры глобального Центра достигли момента, когда они перешли к состоянию «информационных обществ», а экономики действительно стали, ориентированными на знания. Именно с этого момента следует говорить о завершении прошлого и начале нового, XXI века.

Виртуализация и визуализация культур, оформление и все большая независимость «мира симулякров», трансформация человечности и нравственности – это наследство ХХ столетия первым поколениям ХХI-го. Эти процессы во многом будут определять жизнь человечества – с его рисками и возможностями – в «заполненном мире» [2] в последующие десятилетия. 

Визуальная информация потребляется почти без критического сопротивления со стороны человека. В начале XXI века критическое мышление, сопротивление новым средствам идеологического контроля за политической воображением и управление вниманием людей требуют от индивидов сверхусилий. Постоянно прилагать эти сверхусилия невозможно, что дает временную фору политической несвободе. В связи с этим следует ожидать все большего влияния авторитарных форм политики по всему миру до тех пор, пока не будут изобретены институты и технологии, способных подрывать или ограничивать эффективность практик коллективного подчинения.

5. Наверное, основной метафорой ХХ века является образ революции. Данное понятие применяют все чаще к процессам коренных изменений. Однако понятие революции весьма спорно. Его применяют как к кровопролитным событиям начала ХХ в., так и гражданским протестам 1968 и «карнавальным» бархатным революциям конца 1980-х — начала 1990-х гг. Является ли революция действительно ключем к пониманию ХХ столетия?

Действительно, человечество прошлого века было участником, жертвой и свидетелем многих революций. Однако следует помнить, что все пятисотлетняя история модерности является апропо временем революций. Модернизация и в XVII, и в XIX, и в ХХ столетиях происходит в значительной степени путем свершения бесконечных революций как актов основания беспрецедентно новых форм в различных сферах человеческой жизни.

Однако особенность революций ХХ в. заключается в том, что в эту эпоху возникает диалектическая противоположность «прогрессивных» и «консервативных революций», а не только «революции» и «реакции», как в прежние времена. Политико-идеологическую сложность революций ХХ в. обуславливал всемирная волна марксистских революций, которые апеллировали к социально-экономической справедливости, общественному прогрессу и эмансипации эксплуатируемых. От Октябрьской революции до прогрессистских революций в Китае, Вьетнаме, Камбодже, африканских колониях и латиноамериканских странах немало народов пытались построить «справедливые общества» по рецептам разных марксистских течений. Идеологическую противоположность им составляли «консервативные революции» вроде итальянского фашизма, немецкого нацизма, разнообразных этнонационализмов, иранского или более поздних радикальных форм исламизма.

По моему мнению, ХХ столетие завершается – а следующее начинается – с распространения новых форм политических революций, которые пока называются «карнавальными», «цветными» или «бархатными». Эти названия – суррогаты научных терминов, скорее свидетельствующих о нашем непонимании, чем именно были революции в Чехословакии 1988-89 года, в республиках СССР 1991 года, в Грузии 2003 и на украинских «майданах». В этих процессах одновременно проявляются как тенденции к демократизации и эмансипации, так и распространение консервативно-революционных практик ХХ века, а также характерная для начала XXI века склонность к дисфункциональности демократии.

Поэтому, метафорой ХХ столетия я бы назвал именно противостояние прогрессистских и консервативных революционных идей и практик. Начало и завершение этого противостояния, по большому счету, совпадают с эпохой «ХХ век». 

6. Одной из движущих идей важнейших социально-политических процессов было понятие социальной эволюции и уверенность в неизбежности общества социального равенства – социализма (или даже «коммунизма»). Социалистические идеи в разных интерпретациях зачастую были важными не только для политических движений, но и для художественного творчества в прошлом. Однако распространено мнение, что «Эпоха социализмов» началась и закончилась с ХХ веком?

«Эпоха социализмов», действительно, в значительной степени совпадает с началом ХХ века. Однако вряд ли эта эпоха закончилась в 2000 году. Китай представляет новую форму «реального социализма», который связан с марксистской революции в прошлом, но имеет и свою модель современного развития, на которую ориентируется часть народов мира (в частности, в Африке, Латинской Америке и Юго-Восточной Азии). Мощные нереволюционные социал-демократии Скандинавии, социально-ориентированные системы Канады и Германии показывают другие направления в целом социалистического или социал-демократического развития. Социалистическая перспектива также представлена «новыми левыми», «зелеными» и лево-либеральными движениями, которые еще, кажется, сыграют свою важную роль в XXI веке.  

7. Тоталитарные движения Западной Европы как фашизм, национал-социализм, многочисленные право-радикальные направления, кажется, были лишь реакцией на войны, социальную депрессию и экономическое отставание. В силу этого они не имели должного концептуального наполнения. Как Вы думаете, правый радикализм был реакцией на социальные эксперименты и идеологию левых, на «коммунистическую угрозу», либо же черпал свои идеи в консервативной политической мысли? Чем был национализм ХХ века, синтезом идеологий или отдельным, самостоятельным явлением?

Социалистические и национал-консервативные движения были одинаково важными идеологическими полюсами развития человечества в ХХ веке. Консервативные идеологии и практики были не менее влиятельными, чем «левые» и для государственного строительства, и для обустройства международного порядка, и для перераспределения власти и собсвтенности в глобальном и локальных масштабах. Однако, в отличие от все более изысканных теорий, ориентированных на достижение социальной справедливости и общественного прогресса, разные направления консерватизма мало пользовались теоретизированием. Однако и праворадикальный полюс развивал идеи в спектре от ориентированного на практику революционного консерватизма Церера, Шмитта, или Хомейни до радикальных империалистического, этнонационалистического, расового или мистически-религиозного консерватизмов. 

Если левая мысль переживает кризис с конца прошлого века и находится в поиске нового «большого проекта», то консерватизм переживает свой ренессанс и приобретает все больший вес среди политического и интеллектуального классов Запада, посткоммунистических.постсоветских стран, Индии, Бразилии и многих других стран. Увы, это добавляет энергию демодернизационным процессам во многих обществах мира [3].

8. Кто, по Вашему мнению, был тем писателем, кто лучше все выразил ХХ век?

Не думаю, что таким писателем был кто-то один. По моему мнению, важнейшими писателями прошлого века были мастера слова, способные дать голос тем, кого ХХ век сделал жертвами и своего прогресса, и своих войн. Эта способность прослеживается – но отнюдь ими не исчерпывается – в произведениях Стейнбека, де Бовуар, Солженицына, Кизи, Грасса или Найпола. Именно они, и писатели вроде них, препятствовали окончательной потере гуманности и подрывали эффективность тоталитарных попыток своими обществами в прошлом веке.

9. Часто говорят, что ХХ век был безумным временем, когда господство рационализма приводит к конструированию оружия массового уничтожения и упорному уничтожению человеком себе подобных. Открытия в военной сфере вели за собой все остальные, ставшие основой общества потребления (электрочайник, микроволновая печь, интернет и проч.). Может быть, ХХ век был милитарным, а не гражданским? 

Глобальная инфраструктура войны (милитаризма) и мира (гражданственности) достигла в ХХ в. неслыханного уровня эффективности. Смысловые наполнения этой эпохи в политико-онтологическом измерении задавались именно тем, что человечество, благодаря научно-технологическому прогрессу, получило возможность проводить тотальную войну и уничтожить все живое на планете. В то же время, политико-правовой прогресс позволил распространить такие идеи и практики, которые предотвращали войны, распространяли правовой способ разрешения конфликтов и уменьшали неравенство между различными обществами. Оружие массового поражения и Совет безопасности ООН – это, собственно, то, что по-своему символизирует рамки реализации противоречивых тенденций ХХ века.

10. Обратимся к вопросам соотношения государства и экономики. По мнению «австрийской школы» экономистов и философов, минимальное вмешательство государства в экономическую сферу предотвращает возникновение тоталитарных и радикальных движений. Как ответил ХХ век на вопрос о вмешательстве государства в экономические дела, и не угрожало ли такое вмешательство демократии?

В ХХ веке государство как комплекс институтов значительно стандартизировался: сегодня около 200 устойчивых государств планеты имеют приблизительно похожее институциональное устройство и способы легитимации своих режимов. Представление о государстве, выраженные в целом ряде идей и текстов – от Конвенции Монтевидео (1933) до теорий конституционной демократии, социально-ответственного государства и неолиберального правительства в 1990-х –привели к практикованию нескольких моделей существования политических сообществ (конфедерация, федерация, национальное государство, иногда еще классовое государство ), которые, при этом, имеют почти одинаковые общие правила сосуществования (в рамках ООН, с несколькими исключениями вроде непризнанных государств или государств-изгоев). 

Примерно до 1990-х эти государства обустраивались так, чтобы формально усложнить захват власти одной политической группой. Нормой стало разделение на ветви власти, разграничение прав и ответственности центрального и местных правительств, различение частной и публичной сфер. Однако неформальные институты в условиях коррупции подрывают эффективность этого устройства, продвигают «реальную политику» «властной вертикали» и способствуют упадку демократии, о котором уже говорилось выше.

Прошлый век по-своему было эпохой институциализирования не только публично-правового разделения, но и эффективных неопатримониальных сетей, кланов. ХХ век не справился с задачей установления моделей надлежащего госуправления, которые бы не поддавались коррумпирующему влиянию частных интересов. Учитывая это, в XXI веке перед нами чрезвычайно широкое пространство для политической креативности человечества, а достижения прошлого века требуют коррекций или серьезной ревизии.

11. Тони Джадт писал, что забвение, неумение учить уроки истории – образом жизни ХХ века. Люди прошлого века старались забывать коллаборационизм, геноциды, лишения, репрессии… По этой логике, начало XXI века, когда последние участники прошлого постепенно исчезают, – это постоянное упоминание и напоминание, или же наш век будет временем такого же забвения?

Действительно, XXI века начинается вместе с созданием новых институтов управления коллективной памятью. Однако эксперименты с коллективными памятью и забвением активно проводились уже в ХХ веке. Системы пропаганды и стратегии рекламы и массового искусства направляли свое внимание на групповую память и сто лет назад. В прогрессистских обществах основное внимание направлялось на забвение и замалчивание «неудобных» фактов прошлого. Консервативные общества основное внимание уделяли «правильному припоминанию». Однако и те, и те в политическом управлении прошлым балансировали между стратегиями забывания и памятования. По сравнению с современностью, ХХ столетие – это время еще достаточно наивных форм ко-меморации и ко-обливиации. Кажется, наше время переплюнет токсичность коллективной памяти прошлого века.

12. Можно много спорить вокруг этого тезиса, но среди философов бытует шутка, что ХХ век определили Маркс, Ницше и Фрейд, каждый по-своему. Но говоря о социально-политическом измерении, именно марксизм оказался тем идеологическим учением, которым охотно пользовались как тоталитарные движения, так и сторонники либерализма. Будет ли и наше столетие – веком марксизма или социального детерминизма, стремящегося объяснить социальные явления причинно-следственными связями?

Действительно, социальный детерминизм – в марксистской и национал-консервативной формах, в научном мышлении и популярных верованиях – достиг пика влияния на общественно-политические процессы в ХХ веке. Однако и формы интеллектуального и политико-правового сопротивления ему развивались достаточно активно, как в либеральной мысли, так и в западном марксизме и даже в либерально-консервативном лагере. 

В прошлом столетии совершенствование Системы и научно-технические достижения имели сокрушительный для жизни и свободы человека потенциал, что сделало социальный детерминизм еще более опасным, чем он был до того. Однако, учитывая теоретические дискуссии первых двух десятилетий ХХI века, я скептически настроен в отношении влиятельности марксизма. По моему мнению, в обществах всего мира идет упрощение идейных оснований политического действия. «Спрос» на новые и старые теории, которые направляли развитие национальных сообществ, низкий – и продолжает снижаться. Более заметное идейно-теоретическое развитие, по-моему, происходит в суб и над-национальных контекстах. Я связываю мышление в терминах малых сообществ и человечества с реальными перспективами для эмансипации и противостоянию соцдетерминизму нашей эпохи. Национальные сообщества же стремятся к повторению пройденного, утратив способность к политическому и социальному творчеству. 

13. Историки в ХХ веке переживают неприятную эволюцию своей роли от «искателя истины» и «национального будителя» к «производителю знаний» и «публичному интеллектуалу». Количество профессиональных историков выросло в десятки раз, однако, вопреки этому, политики могли злоупотреблять «исторической аргументацией», ведя к перекройке границ, геноцидам, локальным и мировым войнам. Это также вело к тому, что росли сомнения в познавательной способности исторической науки: «после Аушвица, историю нельзя рассказывать». Обесценилась ли история в ХХ веке?

Что касается ценности истории, ХХ век был в этом плане неоднозначен. Для европейской континентальной философии и методологии истории это было время прозрений. Вместе с тем, англо-американская философия создала немало сильных аисторичних систем. Во второй половине ХХ века значительное развилась исламская историческая мысль. 

Вместе с тем, это идейное наследство, кажется, не пользуется спросом современных интеллектуалов. В XXI столетии публичность и интеллектуальность расстаются: творчество интеллектуалов возможно скорее в условиях выпадения из публичных дискуссий в «дискурсивные гетто» (или заповедники?).

Эмоции и симулятивная визуальность препятствуют старым дискурсивным средствам интеллектуальной работы. Поэтому и способы деятельности публичных интеллектуалов должны меняться. От жанров работы Ясперса, Бурдье, Фуко или Джадта видимо нужно переходить к тем жанрам, в которых работают Марк Квин, Ай Вэйвэй, Марина Абрамович, или украинские визуальные интеллектуалы, вроде Никиты Кадана или Евгении Белоцерковец. Эти новые жанры создают визуальные поверхности, способны продолжать сопротивление насилию и дегуманизации нашего времени.

Освенцим и ГУЛАГ – вызовы, которые формировали и на которые отвечали прошлые поколения, люди индустриального модерна. Нам же должно делать свое: разбираться с расстрелом на Майдане, пожаром в Одессе, войной на Донбассе, строительством новых стен по всей Европе. И в этом деле ценность и обесценивание истории будут одинаково важны, впрочем, как и в прошлом столетии.

14. Подчинялось ли то время законам или нарушало их? Я веду речь о законах регламентированного общества, производства, основанного на практическом применении и расчетливости, общества потребления, с его излишками накоплений и долгов. Было ли это время, когда не действовали универсальные социально-экономические законы, а б

ольшую роль играли детали и случайности?

Роль научных законов преувеличивалась. Хаос, который мы пытаемся упорядочить в коллективном воображении современности средствами культуры, языка и логики, как упорядоченный и предсказуемый, от этого не теряет своей непредсказуемости и непонятности. В эпоху Просвещения стало нормой и распространилось по миру представление о том, что Разум «просвещает тьму» и «упорядочивает хаос». И в XIX-ХХ вв. это привело к коренному изменению коллективного действия человечества, обществ и отдельных индивидов. Вместе с тем, критика Просвещения справа, слева и изнутри показывает, что хаос не изменился от массового распространения просветительских надежд. Готическое мироощущение, наверное, самое реалистичное. Ницше, Фрейд, Шестов, Хайдеггер, Шрединґер и Батай передавали это мироощущение очень точно.

15. Зачастую ХХ век описывают как время преодоления языка. Борьба за политическое господство перешла в область языка. Языковедение выделилось в отдельную научную дисциплину, национальные языки получили свой особый статус. Но при этом происходило вторжение визуального опыта, все большей влиятельностью пользовалось восприятия мира при помощи зрительных эффектов фотографии, кино, телевидения, сектора развлечений, в котором визуальное сочеталось с аудиальным, а многоязычие становилось неизбежным. Был ли ХХ век – временем поиска опыта вне языка?

Как и во многих других измерениях, ХХ век – это время, определенное противоречием между языковой и визуальной коммуникации. Взрыв лингвистических исследований, возникновение невероятной по своей мощи аналитической философии языка, беспрецедентное уничтожение малых языков и появление семи глобальных языков – все это события, выражавшие трансформацию природы языковой коммуникации в прошлом столетии. Учитывая это многоязычие касается именно «важных языков», то есть языков, на которых происходит глобальная коммуникация. В языковом измерении, в конце ХХ века мы живем в совершенно новой ситуации, гораздо более бедном многоязычии. Однако во второй половине века возникает и другая сила – визуальная культура, которая создает новую реальность (о которой я уже говорил выше). Поиск баланса между противоречиями языковой и визуальной доминант будет, вероятно, определять наше время. 

Что касается поисков опыта за пределами языка, то этот тренд был характерен для второй половины именно ХХ века [4]. Современная философия тогда была связана как с выходом мышления за пределы опыта, как и с преодолением мышления в бинароности субъект-объект. Этот прорыв открыл новую страницу в жизни философии и человека, которую именно мы призваны заполнить смыслами и образами.

16. Считается, что прошлый век – время расцвета книжной культуры, завершившееся при этом постепенным «умиранием» книги как бумажного носителя информации и массового книгоиздания, а также снижения потребности в чтении. Неужели бумажная книга умирает и остается в ХХ веке?

Да, бумага и книга – слишком консервативные «носители» информации. Вряд ли книга как таковая исчезнет совсем, но она уже начинает терять свое центральное положение в культуре. Вероятно, книжная культура займет место маргинального «уклада» для ценителей и жителей «интеллектуальных гетто». И да, массовая книжность – феномен прошлых веков.

17. Кто был самым выдающимся философом ХХ века?

Самый?… Такого не было. 

По моему мнению, ХХ век в философском измерении будет помниться в связи с тремя фигурами – Витгенштейном, Хайдеггером и Делезом.

Витгенштейн выражает неустойчивость мысли этой эпохи. Его эволюция от поиска абсолютной достоверности значения к признанию многообразия и невыразимости мира задает рамки мышления ХХ века.

Хайдеггер – мыслитель, чья эволюция начинается с выражения опыта бытия в мире и завершается внефилософским общением с единственным бытием как таковым, с Тем, что было до Сотворения Мира. 

Наконец Делез формулирует такой способ мышления, который подрывает абсолютный фундамент Модерна. Признавая различение первичным, а единство производным, французский философ завершил ХХ век и перебросил мостик в новую эпоху мышления. 

18. Вечный вопрос о соотношении власти и интеллекта. ХХ век было временем конформизма, иллюзий и увлечений. Из-за этого образовывались интеллектуальные ниши, запретные темы, сомнительные открытия. Проблема освобождения человека интеллектуального труда стала одной из основных. Был ли ХХ век временем научной эмансипации, или же наоборот – контролируемости и интеллектуального ограничения?

И на этот вопрос я отвечу отрицанием дизъюнкции. ХХ век – это период напряжение между эмансипацией разума и его подчинением. С одной стороны, возникает «расколдованный мир» Вебера и «мир без тайн» Ясперса. А с другой, мир просчитываемых манипуляций массами и индивидами. Это столетие состоялось и в уверенности, что мир прозрачен и понятен (вызывше невероятное развитие наук), и в создании технологий манипуляции разумом, его контроля. 

19. Вопросы, которые формулировал ХХ век перед человеком, по-особому выделяли это столетие: тут и прорыв в научно-техническом прогрессе и человеческом самопознании, и угроза физического и морального уничтожения человека, и искусственный интеллект, и экологические катастрофы. Создается впечатление, что прошлое столетие века – это время симуляций, заменителей и катастроф?

Если уж чем-то прошлый век и выделялся, то тем, что именно тогда возник риск самоуничтожения человечества. Но это время также характеризуется созданием учреждений, которые способны хотя бы отчасти предотвращать катастрофы и уменьшать вред от них. Впрочем, ХХ век завершается разрушением этих механизмов. Новая эпоха – наше время – должна создать более эффективные механизмы. Надеюсь, мы будем умнее наших предшественников.

20. ХХ век закончился, а человечество беспокоят все же те же угрозы: империализм, национализм, социалистические идеи… Великие научные открытия и гуманитарные катастрофы не изменили основные подходы в политике или общественной жизни?

Похоже, что несмотря на большие трансформации обществ и культур, мир в котором живет человек и сам человек не изменились и в ХХ в. Даже «квартирный вопрос» ее не изменило. 

Однако важно указать, что политика и общество изменились за прошедшее столетие очень сильно. Изменились и к лучшему, и к худшему, как я пытался показать выше. XXI в. начинается упадком чистых форм демократии и авторитаризма, вызванных кризисом институтов, изобретенных в ХХ веке. Поэтому начинается эпоха новых экспериментов в политическом строительстве, в правовой реорганизации глобализированного мира, в достижении устойчивой социальной справедливости и в современном искусстве.

Примечания

  1. Lennart Brunkert, Stefan Kruse & Christian Welzel (2018): A tale of culture-bound regime evolution: the centennial democratic trend and its recent reversal, Democratization, DOI: 10.1080/13510347.2018.1542430.
  2. См. о концепции «полного» или «заполненного мира» в: Ernst Ulrich von Weizsäcker, Anders Wijkman (2018). Come On! Capitalism, Short-termism, Population and the Destruction of the Planet. A Report to the Club of Rome: Fr./M.: Springer.
  3. Yakov Rabkin, Mikhail Minakov (eds). (2018). Demodernization: The Future in the Past. Stuttgart: ibidem.
  4. Больше об этом см.: Михайло Мінаков (2007). Історія поняття досвіду. К.: Парапан.

Семейная медицина в Томске в начале 20 века — Департамент здравоохранения Томской области

Вероятно, ни одна из медицинских специальностей не переживала столь сложного периода становления, как семейная медицина.

Карта расположения ОВП в Томске Определенной точкой отсчета начала развития общей практики в России можно считать 80-е годы 19 века, когда зарождалась земская медицина[1]. Характерную ее особенность определяли земские врачи, испытавшие на ceбе большое влияние демократических идей, имевшие глубокие социальные связи с крестьянством и считавшие себя защитниками его интересов. Практическая роль земских врачей сводилась к “подталкиванию земств на развитие медицинской помощи”. Передовые принципы теории и практики отечественного здравоохранения вырабатывались под влиянием передовых философских и социально-политических идей выдающимися социологами, учеными-медиками. Они, прежде всего, и определили лицо общественной медицины.

В Томской области толчком к развитию медицинской помощи послужило открытие в 1888 г. Сибирского государственного медицинского университета как медицинского факультета первого высшего учебного заведения в азиатской части России – Томского императорского университета. Для работы в нем привлекались преподаватели из Москвы, Санкт-Петербурга, Казани и других городов. Знаменитые профессора не только учили, но и оказывали медицинские услуги в г. Томске. Кроме того, основной костяк врачей, работавших в городе в начале 20 в., сформировали выпускники медицинского университета.

В начале прошлого века Томск не был обделен медицинской помощью (особенно учитывая соотношение численности населения — 111 417 человек на 1911 г., размер города и количество врачей – 85 частнопрактикующих врачей и 35 зубных врачей). Родовспомогательными учреждениями были факультетские клиники университета (помощь оказывалась только во время учебного года), акушерско-фельдшерская школа, родильный дом ведомства учреждения Императрицы Марии, Некрасовская больница, родильный покой Сибирской железной дороги, родильный приют врача Н.Н. Пискунова. Однако в отличие от современной организации медицинской помощи гинекологические услуги можно было получить и у других специалистов, не связанных с роддомами.

Оказывал помощь при женских болезнях (в рамках частной практики) Иван Николаевич Грамматикати — первый профессор кафедры акушерства и гинекологии на медицинском факультете Томского университета, принадлежавший к числу виднейших акушеров-гинекологов России. Акушерская клиника, директором которой был профессор Грамматикати, оказывала неотложную помощь в самых сложных случаях, широко применялось оперативное родоразрешение. В 1912 году проф. И.Н. Грамматикати впервые организовал научно-студенческий кружок. Профессор заведовал кафедрой бессменно в течение 26 лет до 1917 года.

Вообще в городе трудилось порядка 90 частнопрактикующих врачей. Большинство из них работало в центре Томска, однако конкуренции не было, т.к. врачи имели разные области специализации. Однако, необходимо заметить, что в отличие от современных узких специалистов, врач начала 20 века обязан был знать не только область, в которой он оказывает медицинские услуги в своей практике. Достаточно примера профессора Н.И. Березнеговского, который оказывал медицинскую помощь по хирургическим болезням, болезням уха, носа и горла, возглавлял клинику госпитальной хирургии медицинского университета. Его многочисленные научные работы посвящены и урологии, и желудочной хирургии (в этой области он руководил ординатурой известного хирурга Андрея Григорьевича Савиных)[2].

Еще один пример. До того, как клинику госпитальной хирургии возглавил Н.И. Березнеговский, ею руководил Платон Иванович Тихов, окончивший Казанский университет и приехавший преподавать в Томск. В рамках своей практики он оказывал медицинскую помощь при хирургических и ушных болезнях, однако труды его относятся к различным областям. Так, он предложил способ пересадки мочеточников в прямую кишку, разработал операцию внесуставной резекции сустава, предложил аллопластическую операцию при удалении больших опухолей носовой полости, одним из первых успешно произвел операцию на сердце при его ранении, занимался разработкой вопросов наложения сосудистого шва. Его трехтомная «Частная хирургия» явилась капитальным трудом, обобщающим опыт отечественной клинической хирургии [3].

Под руководством П.И. Тихова трудился и замечательный хирург Н.А. Богораз (практика в Томске по хирургии и ортопедии). Значительную часть деятельности он уделял урологическим проблемам, и публиковал связанные с этой областью научные работы. В 1936 г., работая уже в Ростове-на-Дону, Н.А. Богоразом были успешно выполнены операции фаллоуретропластики и фаллопротезирования. Сейчас эта операция описана во всех современных классических руководствах по эректильной дисфункции как операция Богораза, а сам автор называется пионером мировой фаллопластики и фаллопротезирования.

Большая работа по организации урологической службы в Сибири была проведена В.М. Мышом, томским профессором и частнопрактикующим врачом. Он много публиковался, читал лекции в хирургической факультетской клинике, издавал монографии.

Но не только хирургами прославился наш город. В начале 20 века томских детей лечил прекрасный терапевт Сергей Михайлович Тимашев, один из первых выпускников медицинского факультета Томского университета. Спустя всего три года после его окончания он был удостоен степени доктора медицины. Затем был назначен приват-доцентом по кафедре детских болезней, а в 1901 году экстраординарным профессором на той же кафедре в Томском университете. Будучи талантливым клиницистом, ученым, энтузиастом своего дела, прекрасным лектором, прямым и отзывчивым человеком, С.М. Тимашев заслуженно пользовался всеобщей симпатией и уважением как в студенческой среде, среди сослуживцев, так и у населения города. Неоднократно он поднимал вопрос о строительстве нового корпуса для детской клиники, лично входил в состав строительной комиссии, руководил ее работой, используя для этого образцы лучших детских больниц других городов. По инициативе профессора С.М. Тимашева в 1893 г. впервые в Томске и в Сибири были открыты детские ясли. Врачами яслей были ординаторы кафедры, а сам Сергей Михайлович систематически наблюдал за детьми. В 1902 г. им было организовано общество «Ясли»[4].

После смерти С.М. Тимашева кафедру возглавлял профессор Евгений Иванович Неболюбов, также получивший медицинское образование в Томском университете и практиковавший в качестве детского врача. Под его руководством в научной работе кафедры произошел существенный перелом: на смену описанию отдельных случаев заболевания, изучению клиники некоторых нозологических форм приходит плановая научная работа. Начинаются исследования вопросов вскармливания здорового и больного ребенка, изучаются особенности пищеварения у грудных детей как в норме, так и при патологии. С 1925 г. разрабатывается проблема острых и хронических расстройств питания и пищеварения у детей – частой и тяжелой патологии того времени[4].

Нельзя не отметить другого томского врача – Алексея Ивановича Макушина, который вел практику по внутренним, глазным и детским болезням. Макушин примечателен еще и тем, что он был первым врачом, возглавлявшим Томскую городскую думу (1902-1905 гг.). Алексей Иванович был еще и умелым хозяйственником: за годы своего пребывания в должности головы он удвоил городские доходы за счет сдачи городского имущества в аренду. После революции занимался общественной и хозяйственной деятельностью.

Работал в Томске и Владислав Станиславович Пирусский, специалист по внутренним, детским и нервным болезням.  Борис Климычев в своем рассказе «Гуси с бубенцами в клювах» пишет: «По саду к Дому физвоспитания каждое утро шагал по Тверской сибирский Лесгафт — замечательный врач Владислав Станиславович Пирусский. Он устраивал для больных детей дома-коммуны на природе. Лечил воздухом, солнцем, медом, травами. И излечивал неизлечимых!» Поиски за рационализацией терапии привели к идеям профилактической методики и применению естественных форм энергии окружающей среды. Благодаря Владиславу Станиславовичу создается в городе школа массового воспитания,  для этой цели выстроено громадное здание (сгоревшее в 1917г.), так называемый Манеж физического развития. Здесь в течение ряда лет находила себе приют томская детвора. Поучаствовал этот специалист и в организации Сибирского института физической культуры, и Томского физико-терапевтического института (ныне – НИИ Курортологии и физиотерапии).

В нашем городе трудились и другие известные профессора – И.И. Дочевский, М.Г. Курлов (специалисты по внутренним болезням), И.М. Левашев (специалист по внутренним болезням, а также болезням носа и горла, в дореволюционный период возглавлял кафедру «Терапевтическая факультетская клиника и врачебная диагностика» на медицинском факультете Томского университета), А.А. Линдстрем (специалист по лечению сифилиса и венерологических болезней, возглавлял кафедру «Систематическое и клиническое учение о накожных и сифилитических болезнях»), С.В. Лобанов (специалист по глазным болезням, возглавлял кафедру «Офтальмология с клиникой») и т.д.

Как мы видим, врачи города Томска, открывавшие свои частные практики, выделялись среди прочих специалистов. Условия, в которые был поставлен тогда небольшой провинциальный город, с новым университетом, большим потенциалом, но практически отсутствующей организацией и инфраструктурой, способствовали формированию самостоятельных, ответственных и энергичных врачей. Это были высококультурные и широкообразованные люди, яркие, цельные личности, оставившие неизгладимый след не только в памяти своих пациентов, но и в истории медицины всей России.

Список врачей, практиковавших в г. Томске в 1907 г.

Список использованной литературы:

  1. Гец Л., Вестин С. Руководство для преподавателей и врачей общей практики / пер. с норвежского по ред. Проф. О.Ю.Кузнецовой.- СПб., 2005.
  2. Г.И. Коваленко. Воспоминания о моем учителе, академике АМН СССР А.Г. Савиных // Сибирский онкологический журнал. – 2003. — №3.
  3. С.В. Логвинов, С.А. Некрылов. К 120-летию лечебного (медицинского) факультета Сибирского государственного медицинского университета // Сибирский онкологический журнал. – 2008. — №2.
  4. Л.М. Огородова. И.И. Балашова. История и современность (посвящается 115-летию кафедры детских болезней Сибирского государственного медицинского университета) // Бюллетень сибирской медицины. – 2007. — №4.
  5. А. Зиневич, И. Осипов. Очерк жизни и деятельности врача В. С. Пирусского // Отчет клуба краеведов «Старый Томск» за 2002 г. – Томская областная научная библиотека им. А.С. Пушкина.

Калужский край в XIX – начале XX вв.

Версия портала для слабовидящих включает в себя: возможность изменения размеров шрифта, выбора цветовой схемы, а также содержит функцию «включить / выключить» изображения.

Посетитель портала может настраивать данные параметры после перехода к версии для слабовидящих.

Используя настройку «Размер шрифта», можно выбрать один из трех предлагаемых размеров шрифта.
При помощи настройки «Цветовая схема» пользователь может установить наиболее удобную для него цветовую схему портала (бело-черная, черно-белая и фиолетово-желтая).

Нажав кнопку «Выкл.» / «Вкл.» можно включить или выключить показ изображений, размещенных на портале. При выключении функции «Изображения», на месте изображений появится альтернативный тест.

Все настройки пользователя автоматически сохраняются в cookie браузера и используются для отображения страниц при каждом визите на сайт, при условии, что посетитель портала не выходил из текущей версии.

По умолчанию выбираются следующие параметры: размер шрифта – 22px, бело-черная цветовая схема и включенные изображения.

Для того чтобы вернуться к обычной версии, необходимо нажать на иконку.

Увеличить размер текста можно воспользовавшись другими способами: 

Включение Экранной лупы Windows: 

1. Через меню Пуск:

Пуск → Все программы → Стандартные → Специальные возможности → Экранная лупа.

2. Через Панель управления:

Панель управления → Специальные возможности → Центр специальных возможностей → Включить экранную лупу.

3. С помощью сочетания клавиш «Windows и ”+”».

Использование сочетания клавиш:

1. В браузерах Internet Explorer, Mozilla Firefox, Google Chrom, Opera используйте сочетание клавиш Ctrl + «+» (увеличить), Ctrl + «-» (уменьшить).

2. В браузере Safari используйте сочетание клавиш Cmd + «+» (увеличить), Cmd + «-» (уменьшить).

Настройка высокой контрастности на компьютере возможна двумя способами:

1. Через Панель управления:

Пуск → Все программы → Стандартные → Центр специальных возможностей → и выбираете из всех имеющихся возможностей «Настройка высокой контрастности».

2. Использование «горячих клавиш»: 

Shift (слева) + Alt (слева) + Print Screen, одновременно.

 

Характеристика Российской империи в начале 20 века

Российская Империя в начале 20 века

К началу XX в. в России сложилась капиталистическая система ведения хозяйства. (увеличении числа предпринимателей, рост наемных работников),

Формирование монополистического капитализма в России имело свои особенности:

1) при высоких темпах развития промышленности и финансово-банковской системы в стране было отсталое сельское хозяйство;

2) при слабости российской буржуазии было активное вмешательство государства в экономику, покровительствовало созданию крупных предприятий и финансово-промышленных объединений;

3) в страну активно проникал иностранный капитал.

Мировой экономический кризис начала XX в. затронул и экономику России, где также сократилось производство продукции, выросли цены, увеличилось число безработных. Кризис 1900— 1903 гг. сменился застоем 1904—1908гг. Причина — Русско-японская война и революция, они привели к отсутствию финансовых ресурсов, сокращению капиталовложений в промышленность и в с/х, к дезорганизации производства и управления.

Наиболее сильно последствия кризиса и последовавшего застоя затронули с/х страны.

При рутинной обработке земли, низкой урожайности, неблагоприятных погодных условиях в стране постоянно были голодные годы. Для покрытия расходов царское правительство прибегало к внешним займам, размер которых резко возрос.

Несмотря на развитие капитализма в России, социально-политический строй оставался прежним: царь обладал властью, привилегированное положение занимало дворянство, вторым привилегированным сословием было духовенство.

Самой бесправной группой населения было крестьянство, оно было формально свободным, но страдало от отсутствия земли, не имело средств на приобретение современных орудий труда, подвергалось телесным наказаниям. Пролетариат подвергался жестокой эксплуатации (рабочий день 11 —14 часов). Бытовые условия проживания были крайне тяжелыми. Они были ограничены в получении образования, для чего требовались личные средства. В России создавались предпосылки социально-политического кризиса.

Симптомами кризиса были нарастающие рабочее движение и крестьянские волнения. Практически во всех индустриальных районах страны в 1900-04 гг. произошло около тысячи стачек,

Причинами массовых выступлений рабочих и крестьян были не только экономический кризис, бедность и голод, но и внутренняя политика, проводимая царским правительством.

От вступившего на престол в 1894 г. Николая II все ждали перемен. Им практически не были сделаны шаги в решении земельного вопроса для крестьянства, в улучшении положения рабочих. Кризисные явления в экономике, социально-политическая нестабильность в стране, неспособность царя вывести ее из опасной ситуации, его недальновидность и неуступчивость — все это, стало причиной для создания в стране политических или общественных организаций для защиты своих интересов либо для защиты и помощи царю и его правительству.

Именно в эти годы в России были созданы Российская социал-демократическая рабочая партия, позднее разделившаяся на большевиков и меньшевиков; Партия социалистов-революционеров (эсеров), боровшаяся за передачу земли крестьянам; Союз земцев-конституционалистов партия либеральной.

Русско-японская война

В целях противопоставления экспансионизму Германии, стремящейся к переделу и захвату колоний, произошло сближение России с Францией, а затем с Англией — союз Антанта, против Тройственного союза, в который вошли Германия Австро-Венгрия и Италия.

Потеряв интерес к Балканам, Россия внимание во внешней политике стала уделять Дальнему Востоку. В целях хозяйственного освоения своих территорий Россия начала строить Китайско-восточную железную дорогу (КВЖД), а на Ляодунском полуострове создала военно-морскую базу Порт-Артур. В 1900 г. русские войска были введены в Маньчжурию. В этих своих действиях Россия столкнулась с интересами Японии, которая также стремилась утвердиться в этом районе.

Переговоры между Россией и Японией в 1903 г. о разделе здесь сфер влияния были безрезультатными. Россия и Япония стали готовиться к войне. Война началась без официального объявления —27 января г. Цусимский разгром закончил войну. Основными причинами поражения России в войне были бездарное военное руководство, недостаточное материально-техническое снабжение армии, воровство чиновников, не обеспечивших армию необходимым снаряжением и вооружением.

В августе 1905 г. при посредничестве США в г. Портсмуте был подписан мирный договор, в соответствии с которым Россия передала Японии южную часть острова Сахалин, право аренду полуострова Ляодун с Порт-Артуром, признала Корею сферой влияния Японии.

Эта война оказала заметное влияние на расстановку сил в мире и предопределила характер многих политических процессов — отрицательно повлияли на международный престиж России.

Тяжело отразилось и на экономике страны Такова внутри- и внешнеполитическая ситуация в стране, приведшая к первой русской революции 1905 г.

Обострение социально-политических противоречий в России усугублялось ее поражением в Русско-японской войне. К концу 1904 г. Россия стояла на пороге революции. В целях снижения недовольства в обществе охранное отделение стремилось держать под контролем, рабочие организации.

В них внедрялись не только провокаторы, и создавались собственные организации рабочих. Одну из таких организации в Петербурге возглавлял священник Гапон. 3 января 1905 г. забастовали рабочие столичного Путиловского завода. 8 января забастовка приняла общегородской характер. Было решено провести мирное шествие к царю с петицией, в которой излагались нужды населения.

Эти требования были неприемлемы для самодержавия, 9 января 1905 г. шествие к Зимнему дворцу рабочих было расстреляно. Это событие в историю России вошло как Кровавое воскресенье.

В ответ на это злодеяние царских властей по всей стране прокатились выступления рабочих, произошло восстание матросов на броненосце «Князь Потемкин-Таврический», бунты крестьян, в Иваново-Вознесенске был создан первый в России народный орган власти — Совет уполномоченных депутатов.

В октябре 1905 г. политическая ситуация требовала принятия экстренных мер. Напуганный размахом революционного движения, Николай II пошел на уступки и 17 октября 1905 г. был издан Манифест «Об усовершенствовании государственного порядка», которым предусматривались созыв Государственной думы, получившей законодательные права, введение некоторых демократических свобод.

Значительная часть участников либерального движения увидела в Манифесте реализацию своих политических чаяний и объединилась в «Союз 17 октября» (октябристы).

Вскоре были оформлены Конституционно-демократическая партия (кадеты) и «Союз русского народа» (националисты-черносотенцы) и др. Все они были за сохранение монархии. В декабре 1905 г. в крупнейших городах рабочие взялись за оружие. В Москве вооруженное восстание, подготовленное Московскими комитетами РСДРП партией эсеров, переросло из всеобщей стачки 7—9 декабря. В 1905—1907 гг. революционные выступления крестьян происходили по всей стране.

Особенно большое влияние на крестьянское движение оказала Всероссийская стачка в октябре 1905 г. Летом 1905г. был создан «Крестьянский союз», а в апреле 1906 г. — политическая организация крестьян — «Трудовая группа».

В 1906 г. Революционное движение пошло на спад. Результатами революции были уступки самодержавия, изменение социально-политической системы России, введение нового представительного органа — Государственной думы, что означало введение парламентаризма в стране, отмену цензуры, разрешение на создание политических партий, профсоюзов, расширение круга избирателей.

На выборах в I Государственную думу, проходивших в феврале — марте 1906 г., наибольшего успеха достигла партия кадетов.

Центральным вопросом Государственной думы был аграрный. Однако указом 8 июля 1906 г. Дума была распущена. В области экономики правительство приступило к проведению аграрных реформ, в промышленности — вводить меры по регламентации в пользу рабочих

В послереволюционный период царское правительство, возглавляемое П.Л.Столыпиным вынуждено было, с одной стороны, идти на определенные уступки буржуазии, рабочим и крестьянам, с другой — усиливало репрессии. Было издано «Положение об усиленной и чрезвычайной охране». Проводились массовые аресты, суды, казни участников революционных выступлений.

В 1907—1911 гг. Столыпин определил правительственную политику. В 1906 г. был провозглашен курс социально-политических реформ.

По предложению Столыпина, в стране начштось проведение аграрной реформы:

Указ от 9 ноября 1906 г. разрешал крестьянам добровольный выход из сельской общины с выделением им отрубов, земельных участков на хуторах. В соответствии с законом от 14 июня 1910 г.

такое выделение из общины стало обязательным. Крестьяне могли продавать и покупать земельные участки и брать для покупки земли ссуды в Крестьянском банке.

Поощрялось переселение крестьян из центральных районов России в малонаселенные окраинные (Сибирь, Дальний Восток), где переселенцы получали за счет государственного земельного фонда наделы. Все эти меры были направлены на ликвидацию крестьянского малоземелья, на увеличение товарности крестьянского хозяйства.

Проведение реформ в с/х, принятие ряда оханительных законов в промышленности частично сняли социальную напряженность, стабилизировали положение в промышленности, повысили покупательную способность населения.

Под руководством Столыпина был разработан ряд крупных законопроектов, по реформе местного самоуправления, введению всеобщего начального образования, о веротерпимости.

Однако уже с 1910 г. в стране вновь стала обостряться социально-политическая обстановка. В 1911 г. Столыпин был смертельно ранен. Аграрный вопрос не был решен. Лишь около 15% переселенцев смогли создать хозяйства в районах нового освоения. Основная масса крестьян по-прежнему нуждалась в земле и требовала передела помещичьих имений. Дворянство было недовольно реформами Столыпина, требовало от правительства новых кредитов и льгот. Обремененная налогами буржуазия требовала их снижения и не уменьшала уровня эксплуатации рабочих.

Вновь стала нарастать волна рабочих стачек и крестьянских бунтов. Их число резко возросло после Ленских событий, когда в апреле 1912 г. забастовавшие рабочие Ленских золотых приисков были расстреляны по приказу властей.

В 1912 г. число бастовавших рабочих в стране составило около 730 тыс., но дальнейшее развитие революционной ситуации было приостановлено начавшейся мировой войной.

Новым явлением стало создание негосударственных вузов, где могли получать образование представители всех слоев населения.

Наука — За выдающийся вклад в мировую науку лауреатами Нобелевской премии стали в 1904 г. И.П. Павлов, а в 1908 г. — И.И. Мечников.

Литература — серебряный век. в литературе продолжал развиваться критический реализм, представленный в произведениях А.П. Чехова, М. Горького, С.А. Есенина.

В 1898 г. К.С. Станиславский и В.И. Немирович-Данченко открыли Художественный театр

Искусство – абстракционизм – Малевич, Шагал

Музыка – Рахманинов, Скрябин, Стравинский

Россия в начале 20 века

Чтобы лучше понять, что представляла собой Россия в конце 19 — начале 20 века, я хочу привести слова Льва Толстого из его письма Николаю 2 от 16 января 1906 года. Лучше ситуацию в России той эпохи не описал ни один из историков.

Россия находится в положении усиления охраны, то есть вне закона.

Армия и полицейские (явные и тайные) увеличиваются. Тюрьмы переполнены. К политическим заключенным теперь приравнивают даже рабочих. Цензура дошла до нелепостей запрещений, которых не достигала никогда.

Религиозные гонения никогда не были столь сильны. В результате те 100 миллионов, на которых зиждется могущество России, нищает. Нищает так, что голод стал теперь нормальным явлением. Еще 50 лет назад, при Николае 1, престиж царской власти стоял очень высоко. Теперь же он упал так, что даже представители низших сословий критикуют не только правительство, но уже и царя.

Население

Первая официальная перепись населения (без экономического подтекста) в российской Империи прошла в 1897 году и насчитала в стране 125 млн человек.

Вторая перепись 1914 года зафиксировала 178,1 млн человек (за 17 лет прирост 53,1 млн). Темпы прироста населения были высокими и было подсчитано, что если России удастся без внешних и внутренних потрясений пройти до середины 20 века, то численность населения в стране составит порядка 350 млн жителей.

Россия в начале 20 века была многонациональной страной.

Та же перепись 1914 года зафиксировала следующий состав населения:

  • Русские — 44,6%
  • Украинцы — 18,1%
  • Поляки — 6,5%
  • Евреи — 4,2%
  • Белорусы — 4,0%
  • Казахи — 2,7%
  • Остальные народы — каждый не более 2%

Официальный язык Российской Империи начала 20 века — русский.

При этом притеснений по языковому признаку не было и другие народы могли использовать свой язык для общения.

Сословия

Важная характеристика российского населения начала 20 века — сохранение сословий. Основная масса населения — крестьяне, сословие которых составляло чуть более 80% населения страны.

Дворян в России было примерно 1,5%, но это было ведущее сословие, которое скрепляло власть. Дворянство не было единым, подразделялись на потомственное и личное.

Потомственное дворянствоЛичное дворянство

Это был наследуемый титул, передаваемый к жене и детям.

Как правило, потомственными дворянами были представители древних и знатных фамилий.

Предоставлялось за государственную службу по тебеле о ранге. Наследственная передача дворянства детям запрещалась. Разрешалось передавать только жене.

Проблема дворянства стояла остро в России, поскольку по реформе 1861 года дворяне формально лишались всех прав исключительного землепользования.

Это стало отправной точкой, после которой позиции дворянства стали ухудшаться, а вместе с ними власть Императора становилось все менее крепкой. В результате случились события 1917 года.

Отдельное важное сословия в России — духовенство. В начале 20 века оно делилось на разряды:

  • Черное (монашествующее). Монахи, которые приняли обет безбрачия.
  • Белое (приходское). Священники, которым позволено иметь семью.

Несмотря на важный статус духовенства, церковь продолжала находиться под контролем государства.

Автономии

Автономии — это характерная черта развития российского государства.

Империя, присоединяя новые земли в свой состав, в большинстве случаев предоставляла этим землям автономию, сохраняя их национальные традиции, религию и так далее. Наиболее полной автономия была у Финляндии, которая обладала собственным парламентом, законодательством и деньгами.

Я специально подчеркнул эту систему сохранения автономий, которая была актуальна еще в начале 20 века, чтобы вы сравнили — как присоединяла регионы Россия, и как это делали страны Запада. Достаточно вспомнить, что в результате колонизации Северной Америки европейцами, индейцы (коренное население практически полностью было истреблено, а та часть, что осталась жива, была помещена в специальные резервации — загоны для скота, выбраться откуда невозможно.

Автономия также предоставлялась народам Прибалтики и Польши на западе.

Автономия этих регионов была урезана в плане политических свобод, поскольку, например, польское население всегда выступало за восстановление польского государства, а значит активно подпольно боролось против России.

Наилучшим показателем сохранение культурной целостности автономий была религия.

Несмотря на господство православной церкви (76% населения), сохранялись и другие религии: мусульманство (11,9%), иудаизм (3,1%), протестантизм (2,0%), католицизм (1,2%).

Территория

В начале прошлого столетия территориально был пик масштабов России, и естественно это была самая большая страна в мире. Западные границы государства проходили с Норвегией, Германией, Австро-Венгрией и Османской империей.

В состав российского государства входили: современная Молдова, Украина, Белоруссия, Латвия, Литва, Эстония, Финляндия, частично Польша.

Хочу отметить, что нынешняя столица Польши, Варшава, в начале 20 века входила в состав России.

Мы рассмотрели территорию России в Европе, поскольку это был тот театр, где происходили основные действия той эпохи.

Если говорить об Азии — там в составе России также были включены полностью все государства, которые в дальнейшем присоединились к СССР.

Управление и законы

Россия в начале 20 века продолжала оставаться монархией, когда в 1-ой статье свода законов страны было записано, что “император есть самодержец с неограниченной властью”.

Власть в стране передавалась по наследству, старшему в роду. При этом предпочтение отдавалась лицам мужского пола.

Система управления

Главной фигурой в стране был Император. Ему принадлежали основные функции в управлении страной. Сама династия Романовых и все лица, которые к ней относились, имели влияние на императора и оказывали влияние на политику России.

По законам того времени членом правящей династии могли быть только православные, поэтому когда в династию вливались представители других стран их тут же крестили в православную веру.

С 1810 года в России функционировал Государственный Совет — совещательный орган, который предоставлял законодательные идеи Императору, но принятие закона это была функция исключительно Императора.

Исполнительная власть сосредотачивалась в руках Министерств. Над министерствами не было правительства и премьер-министров.

Каждый министр отчитывался напрямую перед правителем (в этом особенность имперского режима). Важнейшие Министерства Российской империи конца 19 — начала 20 века: внутренних дел, военное, иностранных дел, финансов и народного просвещения.

Министерства создавали огромное количество чиновников. По официальной статистике в России в начале 20 века на 3 тыс человек населения приходился 1 чиновник. Это был самый большой бюрократический аппарат в мире. Типичной проблемой царских чиновников была коррупция и взяточничество. Во многом этому способствовали низкие зарплаты. Явной проблемой большого аппарата чиновников было неспособность принимать важные решения быстро.

Судебные функции

Высшая судебная власть в стране, еще со времен Петра 1, принадлежала Сенату. Он выполнял функции судебной власти, надзорных органов и интерпретации законов. Сама судебная власть опиралась на судебную реформу 60-х годов 19 века. В России практиковалось равенство, суды присяжных и гласность.

На практике же все-равно сохранялось неравенство, поскольку многочисленные законы Российской Империи оставляли множество лазеек для адвокатов. Кто мог их нанять — тот и побеждал в судах.

Относительно судебной системы России начала 20 века важно отметить, что особый способ судебных разбирательств применялся к политическим преступникам (к таковым можно было при большом желании отнести любого).

После убийства Александра 2 был принят закон «О сохранения порядка и общественного спокойствия». По нему — в отношении политических заключенных вердикт выносился не судом, а чиновниками.

Местное самоуправление

система местного самоуправления функционировала на основе законов 60-х годов 19 века.

На местах создавались земства, которые решали исключительно местные вопросы (строительство дорог, школ и так далее. К началу 20 века функции земства несколько изменились. Теперь над ними был выстроен бюрократический аппарат, полностью контролирующий все функции местных органов власти.

Органы самоуправления подразделялись на:

  • Городские. Формировались Городские Думы, в которые могли избираться только владельцы домов в городе.
  • Сельские. Формировались сельские сходки или “миры”.

С каждым годом роль местных органов становилась все ниже, и над ними появлялись все новые контрольные организации.

Армия и охрана

Вопросами внутренней безопасности занимался Департамент полиции (аналог нынешнего МВД).

Полицейская сеть была разветвлена и в целом со своими функциями справлялась недостаточно хорошо. Достаточно вспомнить только многочисленные покушения на членов императорского дома, чтобы в этом убедиться.

Численность армии в начале 20 века превысила 900 тыс человек.

Армия продолжала оставаться регулярной, формирующейся по принципу воинской повинности. Повинность была всеобщая, но предоставлялись льготы.

От службы в армии освобождались единственные сыновья в семье, кормильцы, учителя и врачи. Сегодня много говорят о том, что армия Российской Империи была лучшей в мире. С этим точно можно поспорить. Достаточно вспомнить русско-японскую войну, чтобы понять, что проблемы в армии и в ее управлении были существенными. Ограниченность командования также подчеркивает и Первая мировая война, в которую Россия вошла практически без артиллерии (командование было убеждено, что это бесперспективный вид вооружения).

В реальности же  75% всех потерь той войны были от артиллерии.

Экономика

Проблемы, которые были характерны России конца 19 века, нашли свое отражение в экономическом развитии страны в начале 20 веке. Ведь не случайно на этот этап приходится 2 революции и значительное недовольство населения.

На экономику той эпохи есть 3 точки зрения:

  1. Царская. Имперские чиновники и историки формулировали мнение, что экономика развивается ударными темпами, и “экономическое чудо” конца 19 века еще долго будет положительно сказываться на стране.  Это мнение было очень далеко от реальности.
  2. Советская. Во времена СССР было принято говорить, что экономическое развитие Российской империи было противоречивым, и направленным на паразитирование за счет бесплатного и очень дешевого труда.

Отчасти это было так.

  • Западная. В западной литературе экономика конца существования Российской империи характеризуется как этапа поздней индустриализации с отсутствием среднего слоя населения и квалифицированной рабочей силы.

 

Если выделять основные черты российской экономики того периода, то можно выделить: формирование монополий, сохранение во многом крепостной системы хозяйствования, полная зависимость экономики от государства, неравномерность экономического развития регионов.

Государство предпринимало попытки решить проблему, которые накопились в экономике.

Для этого были предприняты реформы Витте и аграрная реформа Столыпина. Кардинально эти реформы ситуации не изменили и в начале 20 века в России наблюдалось падение производства и уровня жизни большинства населения. Именно тут кроется тот социальный динамит, который взорвался в 1917 году.

Ситуация в деревне

Очень важными для понимания ситуации в русской деревни конце 19 — начале 20 века, являются события 1893 года.

В этот год был принят закон, ограничивающий право общины на передел земли. Теперь землю делили 1 раз в 12 лет. Что это значит? Каждые 12 лет земля делилась заново. То есть община забирала земельный участок у одного крестьянина и отдавала другому. Часть историков говорит о малой значимости этих событий, но это не так. Земельный вопрос всегда на Руси стоял очень остро и большинство бунтов, восстаний и революций случалось именно из-за земельного вопроса.

Наилучшим образом представляют значимость закона 1893 года последующие события. Достаточно прибавлять по 12 лет, что убедить в этом.

Получаются следующие даты:

  • 1905 (1893 + 12) — первая революция
  • 1917 (1905 + 12) — февральская и за ней октябрьская революция
  • 1929 (1917 + 12) — начало коллективизации

Из-за особенностей передела очень страдало сельское хозяйство.

Смысла вкладываться в землю не было. Все равно через 12 лет этот участок отдадут другому. Поэтому нужно было за 12 лет выжать максимум, а дальше пусть другой хозяин думает о восстановлении урожайности земли.

И такая точка зрения была массовой!

Еще раз хочу подчеркнуть годы передела земли: 1905, 1917, 1929. Это важнейшие года русской истории, и если их рассматривать без учета специфики передела земли — понять реальные события в русской деревне в России начала 20 века невозможно. Ведь подавляющее большинство населения были крестьяне, а их кормит земля. Поэтому в буквальном смысле слова — крестьяне за землю были готовы убивать.

Международные отношения

После царствования Александра 3, Россия очень часто характеризовалась страной мощной, но слишком отдаленной от европейских политических процессов.

Это полностью соответствовало интересам Империи, и Николай 2 обещал продолжить эту политику. Этого сделать не удалось.

в результате чего Россия оказалась втянутой в мировую войну.

В начале 20 века наблюдался подъем Германской Империи, которая становилась сильнее с каждым годом и демонстрировала признаки подчинить Европу себе.

Если рассматривать этот процесс объективно — России Германия никак не угрожала, но Николай 2, гарантирующий на словах путь Империи на изоляцию от европейских интриг, на деле испугался германию и начал искать союзников.

Так началось сближение с Францией, а после подписания франко-английского договора образовалась Антанта. Я не буду сейчас детально описывать идиотизм поведения Николая 2 (эта тема хорошо разобрана в материале про первую мировую), но именно его страх Германии, позволил втянуть Россию в войну, где ее союзники по Антанте (Франция и Англия)вообще никак не помогали и больше мешали.

Традиционный соперник России — Османская империя — переживала явный упадок и все чаще в российском обществе поднимались вопросы, что надо бы у Турции отобрать Константинополь.

Примечательно, что это должно было произойти (все документы были подписаны) после Первой мировой. Именно здесь кроется одна из причин, почему Западные страны так быстро признали российскую революцию легитимной

Народы Российской Империи в начале 20 века. Автор: 11 класс

Изобразительное искусство / Картография / Школьные Карты / Альбом Отечественная история 20 века. Атлас по Отечественной истории двадцатого века для 11 класса

Разместил: Ивасив Александр

Народы Российской Империи в начале 20 века

Развитие России в начале 20 века кратко


Общая характеристика

1) второе место по площади (16% обитаемой суши) после Британской империи

2) третье место по численности населения (185,2 млн) после Британской империи и Китая

3) плотность населения низкая – 8,3 чел.на кв.км

4) самая протяженная граница – необходимость содержать большую армию

5) многонациональность и многорелигиозность

Политика

В 1894 году на престол вступил император Николай 2 и сразу же отверг все мечты русских либералов о конституции.

Таким образом, в начале 20 века в России:

— форма правления – абсолютная монархия

— отсутствие легальной системы политических партий

— усиливалась русификаторская политика

— форма гос.устройства – унитарное государство, состоящее из губерний и областей (атономия Великое княжество Финляндское)

— структура государственного аппарата

Император
Правительствующий Сенат (функции верховного суда) Государственный Совет (законосовещательный орган) Комитет министров Святейший Синод
Восемь министерств

Экономика

В начале 20 века Россия занимала первое место в мире по темпам экономического роста.

Россия вывозила продукцию с/х, а ввозила механизмы и металлические изделия. В начале 20 века в России начался процесс модернизации – переход к индустриальному обществу, т.е создание крупной, технически развитой промышленности.

Показатели индустриального общества Показатели России
Преобладание промышленности над с/х С/х – 51% ; промышленность – 28% торговля и транспорт – 20%
Преобладание городского населения над сельским (урбанизация) В городах – 18% населения (сельская страна)
Высокие темпы грамотности 20% населения соотв.

Европейским нормам

Основные черты экономического развития:

1) наличие огромного государственного сектора в экономике (казенные заводы)

2) в 1897 году вводится золотой стандарт рубля, что укрепляет его и привлекает зарубежные капиталы, особенно в следующие производства: электротехника, химическое производство, металлургия (карта- размещение иностранных предприятий).

3) Модернизация не затронула такие отрасли как хлебопекарная, обувная, строительная, швейная, кожевенная (преобладали мелкие заводы)

4) Россия занимала первое место в мире по объему с/х продукции, но развитие деревни осложняло сохранение помещичьего землевладения.

Архангельская губерния в годы интервенции

В двадцатый век Архангельская губерния входит как главная
лесопилка страны.

В одном Архангельске на 26 лесопильных заводах работает около половины населения города. В 1913 году по всей губернии насчитали 44 завода.

В то время как Соловецкое подворье – база миссионеров и духовного освоения Русского Севера, Архангельск в целом – отправная точка более 200 экспедиций по освоению Арктики в начале XX века. Для хозяйственных, торговых и научных целей в Архангельске открывается ледокольное бюро с 13 ледоколами в составе.

Архангельск провожает Георгия Седова в экспедицию на Северный Полюс. 1912 годГеоргий Седов, старший лейтенант гидрологической службы, на протяжении нескольких лет слышит о попытках американских и норвежских исследователей достичь Северного полюса.

Он мечтает раньше иностранцев дойти до самой северной точки мира, приурочив открытие к празднованию 300-летия дома Романовых. Чтобы успеть, он должен отплыть из Архангельска в 1912 году.
Седов спешно собирает пожертвования и готовит свою экспедицию.

Отплывает по графику, но недостатки подготовки всё же сказываются. Лишь к 1914 году экспедиция достигает Земли Франца-Иосифа. К тому времени её уже считают погибшей. Больной Седов с матросами проходят около 120 км по льду в направлении полюса. Но смерть Седова во льдах перечёркивает цели экспедиции. Остатки команды чудом добираются до Архангельска к концу лета 1914 года, когда в Европе уже разгорается пожар Первой мировой войны.

Американцы возле казарм в Онеге в период интервенцииКак и в начале XIX века, война в Европе вынуждает использовать порт Архангельска как основной путь международного товарообмена, интенсивность которого возрастает в эти годы в 27 раз. Союзники осуществляют массовые поставки вооружений и снаряжения для русской армии. Экстренно строятся портовые районы Бакарица и Экономия.

Но после Октябрьской революции военное присутствие иностранцев, помогающих белому движению, объявляется интервенцией. Для противодействия рабоче-крестьянской Красной армии международный контингент наращивает своё присутствие. В Архангельске, да и по всей губернии, много иностранцев – Север впервые плотно знакомится с западной цивилизацией.

В Березнике функционирует аэродром, соломбальские пейзажи «украшают» английские танки. Активные действия Красной армии и вспыхнувший в Архангельске мятеж приводят к экстренной эвакуации международных сил.
В 1920 году Русский Север становится красным.

30 мая 2014, Правительство Архангельской области

Как вакцины изменили мир. История прививок от 18 века и до наших дней

Автор фото, Getty Images

Подпись к фото,

Так проходила вакцинация от бешенства в парижском Институте Пастера в начале ХХ века

Пандемия Covid-19 заставила человечество вспомнить, как опасны и разрушительны бывают вспышки инфекционных болезней, и как вакцины делаются в таких случаях единственной надеждой на возврат к нормальной жизни.

Коронавирус — не первый враг, оружием против которого должна стать массовая вакцинация. Сотням миллионов людей во всем мире посчастливилось остаться в живых, потому что нашлась управа на невидимых убийц, терроризировавших мир. Конечно, если они жили там, где есть доступ к медицинской помощи.

Вот несколько примеров того, как вакцины изменили жизнь людей.

Оспа

Оспопрививание — пожалуй, самая большая история успеха в этой области.

Только в XX веке эта чрезвычайно заразная вирусная болезнь погубила больше 300 миллионов человек. Количество жертв в более ранние эпохи не поддается учету.

Порядка 30% заразившихся оспой умирали, нередко в муках, потому что все их тело покрывалось гнойными нарывами. Остальные слепли или оставались на всю жизнь с ужасными отметинами на коже.

Автор фото, Reuters

На протяжении столетий люди отчаянно искали средство от оспы — и в конце концов, создали первую вакцину.

Идея, что искусственно вызванная слабая форма заболевания способна создать у человека иммунитет, родилась, вероятно, в Китае. Согласно источникам, уже около 1000 года люди там вдыхали через нос порошок из мелко истолченных струпьев оспенных больных или вставляли в уши кусочки ваты, вымоченные в оспенном гное.

Автор фото, Getty Images

Подпись к фото,

От оспы люди слепли, умирали, на теле оставались шрамы

В Африке при помощи иголки протаскивали через кожу пропитанную гноем нитку.

В Британии XVIII века оспопрививание горячо пропагандировала знаменитая аристократка и интеллектуалка леди Мэри Монтегю, сама в молодости переболевшая оспой и познакомившаяся с соответствующими практиками в Турции, где ее муж служил послом.

Надежностью метод не отличался. Примерно каждый тридцатый пациент в результате заболевал оспой в тяжелой форме и погибал.

Между тем английские фермеры давно заметили, что коровья оспа для человека заразна, но не смертельна. Изучив это явление, врач Эдвард Дженнер создал на основе коровьей оспы надежную и безопасную вакцину.

14 мая 1796 года Дженнер привил ею восьмилетнего фермерского сына Джеймса Фиппса, впоследствии дожившего до старости, а спустя два года выпустил знаменитую брошюру «Исследование причин и действие коровьей оспы» — за собственный счет, поскольку Королевское научное общество отнеслось к методу Дженнера с недоверием.

Сомнения отпали, когда военнослужащих британской армии и флота привили от оспы в приказном порядке, и ни с кем худого не случилось.

Почти через сто лет Луи Пастер из уважения к Дженнеру предложил назвать основанные на принципе создания искусственного иммунитета препараты вакцинами: от латинского vacca — «корова».

Автор фото, Getty Images

Подпись к фото,

Эдвард Дженнер прививает мальчику неопасный для человека вирус коровьей оспы

В бедных странах оспа продолжала свирепствовать еще полтораста с лишним лет. Практически покончить с ней помогла программа массированного оспопрививания ВОЗ, стартовавшая в 1967 году.

Автор фото, Getty Images

Подпись к фото,

Появление дешевых игл помогло ускорить массовую вакцинацию

Считается, что для выработки коллективного иммунитета необходимо привить 80% населения. Вакцинировать несколько миллиардов человек было невозможно.

Зато достаточно эффективной оказалась тактика точечной иммунизации, впервые опробованная в восточной Нигерии: оперативно выявлять очаги оспы и прививать соседних жителей. Искоренить оспу в регионе с населением в 12 миллионов человек удалось, сделав всего 750 тысяч прививок.

В настоящее время живые вирусы оспы остались лишь в двух местах на Земле: лабораториях высшего уровня защиты в России и США.

Полиомиелит

Эта болезнь убила намного меньше людей, чем оспа, зато куда более жестока к выжившим.

Заражаются ею в основном в детстве. Вирус проникает в организм через рот, затем попадает в кровь и поражает нервную систему, часто вызывая неизлечимый паралич. По большей части он поражает ноги, но каждый десятый пациент умирает от удушья в результате паралича легочных мышц.

Автор фото, Getty Images

Подпись к фото,

Специальный прибор «железные легкие»: человек ложится внутрь капсулы, и она как бы дышит за него, сам он при этом абсолютно обездвижен

Единственной надеждой таких больных оставалась искусственная вентиляция легких внутри специальных камер, созданных в 1920-х годах, получивших название «Железные легкие». В этих металлических коконах люди проводили недели, иногда — всю оставшуюся им жизнь.

Поскольку полиомиелит, в отличие от оспы, не имеет внешних признаков, его инфекционная природа была установлена лишь в 1905 году шведским врачом Иваром Викманом.

К тому времени улучшение качества питьевой воды в больших городах уменьшило как общее количество случаев полиомиелита, так и процент людей, имевших иммунитет к нему. Вспышки болезни сделались более заметными.

Автор фото, Getty Images

Подпись к фото,

Согласно данным ВОЗ, полиомиелит поражает, в основном, детей в возрасте до 5 лет.

Существовало мнение, впоследствии оказавшееся неверным, что полиомиелит — проблема в основном развитых стран.

В 1952 году американский врач Джонас Салк создал вакцину от полиомиелита. В 1961 году его коллега Альберт Сейбин придумал улучшенную версию, которую можно было глотать, а не получать в виде инъекции. Заболеваемость в США и Европе резко пошла на спад.

С прививками от полиомиелита связана одна из самых страшных ошибок в истории вакцинирования. В 1955 году американская фирма Cutter Laboratories по ошибке выпустила более ста тысяч доз препарата, содержавших живой вирус полиомиелита. Десять детей скончались и 160 были парализованы на всю жизнь.

A в 1988 году ВОЗ объявила о начале программы по искоренению полиомиелита во всем мире. В 1994 году свободными от болезни, прозванной «ужасом родителей», были объявлены США, в 2000-м Китай, Япония и Южная Корея, в 2002-м Европа, в 2014-м Юго-Восточная Азия.

Автор фото, Reuters

Подпись к фото,

Эндемическая передача вируса продолжается в Афганистане, Нигерии и Пакистане.

По экспертным оценкам, благодаря вакцине от полиомиелита в мире остались в живых полтора миллиона человек и 18 миллионов могут ходить.

Сейчас полиомиелит дает о себе знать только в Афганистане, Пакистане и Нигерии, количество случаев исчисляется десятками в год.

Корь

Вакцинация от кори является примером одновременно и успеха, и неудачи.

Вспышка лихорадки Эбола в Африке, привлекшая внимание всего мира, погубила около 20 тысяч человек. Корь в прошлом году тихо убила 207,5 тысячи, хотя вакцина от нее существует с 1963 года.

Автор фото, Getty Images

Подпись к фото,

Отказ от прививки — основная причина роста заболеваемости корью

Чрезвычайно заразный вирус распространяется с капельками слюны при кашле и чихании или при прямом контакте и вызывает высокую температуру и сыпь, в тяжелых случаях, угрожающих жизни пациента, — диарею, пневмонию и воспаление оболочек мозга.

До изобретения вакцины корь уносила в среднем 2,6 миллиона жизней в год. Но побороть ее полностью не удалось, так как из-за высокой заразности коллективный иммунитет наступает, только когда привиты 95% людей.

В США и Европе заболеваемость корью в последние годы снова стала расти из-за взглядов «антипрививочников», широко распространяющихся благодаря социальным сетям.

Толчок им дал британский медик Эндрю Уэйкфилд опубликованной в 1998 году нашумевшей статьей о том, что комбинированная прививка от кори, свинки и краснухи якобы вызывает у детей аутизм. Хотя данные статьи позднее были опровергнуты, а сам Уэйкфилд лишен лицензии врача за научную недобросовестность, посеянные им семена дали всходы.

Автор фото, Reuters

Подпись к фото,

В 26 государствах плановые прививки от кори для 94 млн человек были отложены из-за карантина, а возобновлены лишь в восьми из них (Бразилии, Непале, Филиппинах, ЮАР, Демократической республике Конго, Нигерии, Эфиопии и Сомали).

Если в развитых странах заболевшие корью все-таки умирают сравнительно редко, то в Африке дело обстоит хуже. Вспышка кори в Демократической Республике Конго в прошлом году унесла жизни более чем семи тысяч человек, в основном детей.

Главной проблемой в развивающихся странах являются не предрассудки, а нехватка вакцины и отсутствие медицинской инфраструктуры, особенно в удаленных местах. ВОЗ запросила у государств-членов ООН 255 миллионов долларов дополнительное финансирования на вакцинацию от кори.

Малярия

Ученые считают, что люди болели малярией, также известной как болотная лихорадка, с доисторических времен.

И сегодня примерно половина человечества рискует заразиться малярией, а 400 тысяч человек ежегодно умирают от нее.

Примерно половина всех смертей от малярии приходится на Африку.

Автор фото, Getty Images

Подпись к фото,

Возбудителями малярии являются простейшие из рода Plasmodium. Эти паразиты распространяются малярийными комарами, кусающими человека.

Болезнь вызывает одноклеточная бактерия-паразит, малярийный плазмодий, проникающая в кровь человека, когда его кусает малярийный комар.

Основными способами борьба с малярией являются осушение болот, где разводятся комары, противомоскитные сетки и лекарства, подавляющие болезнь на ранней стадии — причем имеются данные, что плазмодий начал приобретать к ним устойчивость.

Автор фото, Getty Images

Подпись к фото,

Малярия остается одной из старейших и серьезнейших причин смертности, особенно детской. Ежегодно этой болезнью заболевают более 200 миллионов человек.

Вакцины от малярии, формирующей иммунитет, создать пока не удалось, несмотря на 32 года интенсивной работы и затраченные 700 миллионов долларов.

Единственный опытный образец проходит испытания в Гане, Малави и Кении, которые должны завершиться в 2023 году. Пока, по имеющимся данным, он защищает от малярии в среднем в 40% случаев и на срок не выше четырех лет — очень слабые показатели по сравнению с вакцинами от других болезней. При этом необходимо сделать не одну или две, а целых четыре прививки.

Специалисты выражают сдержанный оптимизм, но предупреждают, что панацеей от малярии вакцина вряд ли станет.

Европейская мода начала XX века

1900-1910. Русские меха и персидские шаровары

Жизнь молодой француженки или англичанки конца XIX века была ой как не легка. Куда ни глянь — сплошные запреты. Выходить одной на прогулку — нельзя, оставаться наедине с мужчиной тоже. Даже на пять минут. Даже, если это твой жених. Много говорить в гостях — нельзя, демонстрировать знания в сфере точных наук — упаси Боже! Вдоволь разрешалось лишь вальсировать на балах, краснеть и импозантно падать в обморок. Последнее, при моде на корсеты с талией в 45 сантиметров и тяжелые меховые манто, европейские девушки исполняли легко и непринужденно.

Повседневные наряды европейских дам

Строгим правилам этикета был подчинен весь гардероб молодых модниц. Днем полагалось надевать пальто или тальмочку только темных оттенков, вечером — светлых. К каждому виду верхней одежды прилагалась своя шляпка и перчатки. Первую хранили в металлических котелках, вторые — в персональных картонных футлярах. Неудивительно, что полдня у местных красавиц уходила на подбор и надевание нарядов, а оставшиеся полдня — на демонстрацию их окружающим. Это было неторопливое время роскоши.

Дамы конца XIX — начала XX века, может, и хотели бы носить «барские» шубы и длинные пальто, но юбка не позволяла

Из томного мира мехов и кринолина европеек выдернул парижский торговец зонтиками Поль Пуаре. Прирожденный портной, он в своей мастерской шил куклам одежду из остатков зонтичной ткани, а в 1905 году бросил торговлю и открыл собственное ателье. Пуаре избавил платья европейских барышень от нижних юбок и корсетов, создав легкие повседневные комплекты, которые можно было надевать без помощи горничных и ассистенток. И особое внимание Поль уделил пальто.

Знаменитый дизайнер со своими моделями

Дело в том, что верхняя одежда того времени не могла похвастаться разнообразием фасонов и отделки (при бесспорной роскоши и великолепии материалов): меховые накидки «на выход», черные, пепельные и бежевые пальто-пелерины на каждый день — пожалуй, все. Модельеры не желали экспериментировать с теплыми изделиями, ведь в начале XX века респектабельные дамы мало дефилировали по бульварам, проводя время в интерьерах светских салонов. Поняв, что ниша женской верхней одежды пустует, Пуаре вдохновлено принялся ее заполнять. И «музой» дизайнера стали «Русские сезоны» Сергея Дягилева.

После того, как великий импресарио в 1909 году привез в Париж постановку нашего балета «Борис Годунов», Поль Пуаре создал коллекцию пальто в славянском стиле: меховая оторочка, вставки из кружева ручной работы, цветочные узоры, отделка бисером и жемчугом. Самыми престижными аксессуарами к верхней одежде стали сибирские соболиные шапки, каракулевые горжетки и муфты. Такого модный Париж еще не носил.

Из Европы «русские» пальто Пуаре быстро перекочевали в США. Здесь они были очень популярны и стоили всего… 40-50 долларов. При зарплате обычного рабочего 30 долларов в месяц

Ну, а после того, как Дягилев представил французским зрителям «Шахерезаду» Римского-Корсака, французский дизайнер «заболел» востоком и убедил всю Западную Европу сменить привычную постельную гамму цветов на сочные краски персидских шаровар. Из под его швейной машинки вышли десятки моделей пальто невероятных узоров и расцветок: оранжевый с зеленым, синий с золотым, желтый с красным!

Больше всего в «Русских сезонах» Дягилева Поля Пуаре интересовали костюмы танцоров


Поль ввел в моду шалевый воротник, который до сих пор не теряет своей актуальности


Плавные линии, укороченная длина, экзотические узоры в стиле ар-деко — результат похода Пуаре на балет «Шахерезада»


Полет фантазии Поля Пуаре. Все принты он придумывал и рисовал сам

Пока в женском гардеробе правил балом разудалый русско-персидский стиль, в мужской моде равнялись на сдержанный Лондон и Вену. В теплое время года джентльмены надевали суконные черные или бархатные темно-синие куртки, осенью и весной — классические пальто. Кстати, само слово «пальто» в Европе начала XX века практически не употреблялось, этот вид мужской одежды называли по именам ее изобретателей: честерфилд, спенсер, ольстер и т.д.

Как денди лондонский одет…

Богатые же длиннополые шубы из хорька, белки и рыжей лисы, родившиеся во времена американской «золотой лихорадки» и пользовавшиеся бешеной популярностью романтиков всего северного полушария в 1860-1890 годах, к началу XX века потихоньку канули в лету.

Конец XIX века — последнее время, когда мужчины активно носили шубы


1911-1920. Трикотажная революция Коко Шанель

Первая ировая война 1914-1918 года перекроила верхнюю одежду европейцев, внеся в обиход мужчин практичные пальто на теплой подкладке и плащи типа реглан. Женщинам достались разноцветные дождевики, трикотажные и кожаные куртки от Коко Шанель. Одежда теперь не подчеркивала фигуру, а, наоборот, скрывала ее. На первое место вышла доступность ткани и практичность модели.

Французский модельер Габриэль Бонёр Шанель

— Роскошь должна быть удобной, в противном случае это не роскошь, — говорила Коко, стаскивая с головных уборов своих клиенток страусиновые перья. Позже, приучив француженок носить аккуратные маленькие шляпки, модистка взялась и за верхнюю одежду. Придуманная ею трикотажная куртка-труакар стала своего рода революцией в мире моды, ведь раньше джерси был непопулярным материалом и использовался исключительно для нижнего белья! А Коко рискнула купить у производителя километры этой ткани и сшила из нее партию мягких и легких курток с большим воротником и удобными накладными карманами. И никто не упал в обморок: «Ах, это слишком дешевая ткань!», «Ах, труакар не прикрывает коленки!» Наоборот, женщины, которым в войну пришлось забыть про балы и размеренные салонные вечера, на ура приняли простую и практичную вещь, не требующую ежедневной глажки. Тем более что Коко, снискавшая к тому времени авторитет среди европейских модниц, сама с гордостью носила свои изделия.

Шанель создавала вещи в первую очередь для себя, а оказалось, что они нужны миллионам женщин во всем мире

Кроме этого, Шанель беззастенчиво «грабила» мужчин, преображая фасоны одежды, используемые ими во время спортивных состязаний: скачек, гольфа, охоты. Так, именно Коко «вывела в свет» кожаную куртку жокея, которую до этих времен считали исключительно рабочей одеждой. Рыбацкие прорезиненные плащи она раскрасила в розовые, белые и синие цвета, и они тут же разъехались по миру, став любимой одеждой работающей молодежи не только в Европе, но и в США, Латинской Америке.

Вслед за французами, спортивные куртки и яркие дождевики от Шанель стали копировать и шить портные всего мира

Простые, удобные и одновременно вызывающие вещи смелой француженки приводили в восторг самого Поля Пуаре. Впрочем, он редко в этом признавался, чаще укоряя Коко за любовь к черному цвету.

— У вас траур? — вопрошал он. — Да, — смеялась Шанель. — Я скорблю по вашим персидским пальто! Они так мало продержались на олимпе.

А вот русскую коллекцию Поля дизайнер любила и к 20-м годам сама увлеклась мотивами «а-ля рюс», предложив женщинам, соскучившимся по роскошным одеждам, приталенные пальто, окаймленные мехом бобра и кролика. На дорогую пушнину денег не было ни у Шанель, ни у переживших войну француженок.

Теплые пальто с круглым меховым воротником в 20-е годы выпускала не только Шанель, но и многие известные дома моды: «Люсьен Лелонг», «Мартиаль и Арманд», «Люсиль» и т.д.


1921-1930. Траншейное пальто на улицах Парижа

Европа оправилась от ужасов Первой мировой войны и танцует свинг. Эмансипированные дамы поступают в университеты, курят, примеряют брюки и делают стрижки «паж», а мужчины равнодушно взирают на все это из окон линкольнов и фордов.

В моде царит полное сумасшествие. Солдаты, воевавшие в чужих странах, привезли домой в качестве трофеев много заморских «штучек»: североамериканские меха, турецкие платки, русские расписные шали, пояса и накидки из Марокко и Туниса. Новые фасоны, необычная отделка, чужестранные узоры вдохновили европейских модельеров на новые коллекции, где различные культуры переплетались и сливались друг с другом. Недаром 20-е годы XX века стали временем модных экспериментов, взбалмошных и новаторских идей.

Одни еще отчаянно пытались вернуться к временам неторопливой роскоши…


Другие уже поддались очарованию востока, с его свободными одеждами, плавными изгибами линий, цельнокроеными рукавами и геометрическим орнаментом.

Пьер Карден, например, вывел на мировые подиумы кейп — пальто без рукавов, итальянка Эльза Скиапарелли предложила носить пальто с перекинутым через плечо объемным меховым шарфом, а Рене Лакост, один из сильнейших теннисистов того времени, пропагандировал повседневное использование спортивных пиджаков, которые в гардеробах некоторых модников вскоре сумели вытеснить летние плащи и фраки.


На манер Скиапарелли носили шарфы мадам средних лет, а спортивные куртки Лакоста «продвигали» студенты Кембриджа и Оксфорда

Но бесспорным лидером в верхней одежде европейцев в то время стал легендарный тренчкот Томаса Брёдберри.

Англичанин Томас не был скромником, а потому, изобретя в 1901 году легкий габардиновый плащ, тут же дал объявление об этом во все лондонские газеты: «Тренч Бёрберри — идеальная одежда для Британских колоний и Индии. Не боится проливных дождей, ветра и колючих кустов».

Неудивительно, что новинку тут же взяли на вооружение военные, облачив в габардин своих офицеров во время Первой мировой войны. Те, в свою очередь, дали плащу новое название — тренчкот, что значит « траншейное пальто».

Кто бы мог подумать, что офицерская униформа станет культовой одеждой 20 века!

С 1914 по 1918 год компания Брёдберри пошила полмиллиона тренчкотов, что принесло марки огромную популярность. Прикоснуться к легенде мечтали многие, и если мужчины могли носить армейские тренчи, то женщины, накрасив губы роковой ярко-красной помадой, требовали для себя более легких моделей. Женщинам вежливый англичанин отказать не мог и вскоре наладил производство габардиновых пальто для дам. От мужских моделей они отличались размерами, более мягкой тканью и изяществом фурнитуры. В остальном модели были один в один. Карикатуристы высмеивали модников и модниц за такое сходство фасонов верхней одежды, а те, в свою очередь снисходительно объясняли ретроградам преимущества нового стиля — унисекса.

Тренчкот марки Burberry впоследствии носили многие знаменитости, среди которых Джейн Биркин, Одри Хепберн, Джекки Кеннеди, Катрин Денев, принцесса Диана и другие.

В целом, 20-е годы XX века стали отправной точкой современной моды. Именно тогда зародились фасоны и стили, актуальные по сей день. Одежные тенденции США и Европы постепенно слились и зашагали в ногу, СССР торопливо поспевал за ними (насколько удачно, читай в материале «Мода СССР»). Меха, обожаемые красавицами начала века, остались преимущественно на шапках и воротниках пальто, модное человечество взяло курс на точность линий и безупречный крой.

Последним писком конца 20-х годов стали пальто без воротника, но с горжеткой.


уроков ХХ века

ХХ век был временем великого триумфа и великой трагедии. Я черпаю надежду и вдохновение в бесчисленных достижениях, которые произошли за последние сто лет, но я также признаю, что необходимы фундаментальные изменения в ценностях, чтобы гарантировать, что новое тысячелетие станет временем мира, справедливости и равенство.

В истории последних ста лет, безусловно, есть много поводов для празднования. Мы видели поражение фашизма и крах коммунизма.Мы стали свидетелями триумфа демократии в Латинской Америке, Восточной Европе, Южной Африке и во многих других частях мира.

Мы наблюдали, как люди развивающегося мира обрели независимость от колониальных держав и начали определять свою судьбу. Мы также стали свидетелями развития международных организаций, которые стремятся содействовать миру, определять и защищать универсальные права человека.

Кроме того, наши научные и технологические знания росли в геометрической прогрессии.Последние сто лет были свидетелями развития компьютеров, автомобилей и самолетов. Прогресс был быстрым. Менее чем через 70 лет после того, как братья Райт поднялись в небо, человек ступил на Луну.

Получите подписку Britannica Premium и получите доступ к эксклюзивному контенту. Подпишитесь сейчас

Кроме того, спасающие жизнь лекарства и медицинские процедуры помогли людям прожить более долгую и здоровую жизнь. Смертельные болезни, такие как оспа, были искоренены, а другие, такие как полиомиелит, почти полностью уничтожены.Только с 1950 года продолжительность жизни увеличилась с 46 до 66 лет. Также достигнуты большие успехи в борьбе с неграмотностью и бедностью. Короче говоря, век был временем многих вдохновляющих достижений.

Однако слишком часто это было время жестокости, лишений и страданий. Миллионы погибли во время двух мировых войн и бесчисленных мелких конфликтов. Еще миллионы людей погибли в результате кампаний геноцида, проводимых жестокими диктаторами, такими как Адольф Гитлер, Иосиф Сталин, Пол Пот и Саддам Хусейн.Ужасное оружие — ядерное, химическое и биологическое — применялось как на поле боя, так и против ни в чем не повинных мирных жителей.

Даже во времена, когда молчали орудия войны, в этом веке было много страданий и несправедливости. Сегодня более 1,3 миллиарда человек живут на доход менее одного доллара в день, и почти столько же людей не имеют доступа к безопасной питьевой воде. Около 840 миллионов человек недоедают и почти один миллиард неграмотны.

Быстрый рост населения сделал задачу сокращения бедности еще более острой.С 1900 года население мира увеличилось в четыре раза до шести миллиардов, а ресурсы скудны и распределяются неравномерно. В то же время ухудшение состояния окружающей среды угрожает здоровью и безопасности всех людей на Земле.

Чтобы противостоять этим трудностям в новом тысячелетии, необходимо изменить ценности. Трагедии прошлого века произошли, когда люди позволили жадности и цинизму преобладать над состраданием и заботой. Необходимо победить апатию и безразличие, и мы должны создать коллективное чувство цели и приверженности.

Изменение ценностей возможно только в том случае, если храбрые лидеры расскажут своим людям то, что им нужно знать, а не то, что они хотят услышать. Наши лидеры не должны избегать сложных проблем современности. Вместо этого они должны ясно дать понять, что действия необходимы для благополучия будущих поколений, и они должны дать людям надежду на то, что могут произойти позитивные изменения. Эта надежда позволит людям объединиться в движения, которые изменят мир.

Коллекции и журналы первичных источников 20-го века

Узнайте больше об истории мира в двадцатом веке, в котором доминировали две мировые войны: Первая мировая война с 1914 по 1918 год и Вторая мировая война с 1939 по 1945 год.Обе войны показали, что Германия является основным агрессором против союза стран. И хотя обе войны зародились в Европе, конфликты охватили большую часть земного шара, прежде чем они закончились поражением Германии и ее союзников. Результат этих войн полностью перестроил геополитическую власть в мире во второй половине двадцатого века. Трудности в России из-за Первой мировой войны привели к массовым беспорядкам и свержению царя в русской революции 1917 года, что привело к созданию Советского Союза, контролируемого коммунистами.Несмотря на свои идеологические разногласия с Западом, Советский Союз объединился с Великобританией и Соединенными Штатами (известными как союзные державы), чтобы победить Германию и ее союзников (известных как державы оси) во Второй мировой войне. После Второй мировой войны Соединенные Штаты и Советский Союз стали бесспорными мировыми сверхдержавами, в то время как Великобритания увидела, что ее влияние уменьшилось по мере того, как рухнула ее колониальная империя. Провозглашение независимости Ганы от Великобритании в 1957 году вызвало волну националистических движений в Африке, которая привела к свержению колониального господства на этом континенте.

Азиатский континент также испытал потрясения после Второй мировой войны. Япония, держава Оси и региональный тяжеловес, была вынуждена демилитаризоваться и отказаться от своих колониальных владений. Китай вступил в образовавшийся после этого вакуум власти, чему способствовала его связь с Советским Союзом, с которым он разделял коммунистическую идеологию. Индия, один из ключевых владений Великобритании в Азии, провозгласила свою независимость в 1947 году, разделившись на Пакистан, где доминируют мусульмане, и Индию, контролируемую индуистами; соперничество между ними существенно повлияет на регион в конце века и в последующий период.

Ближний Восток пережил одну из наиболее драматических структурных преобразований после этих войн. До Первой мировой войны этот регион находился под властью Османской империи, которая проиграла войну. В результате османы потеряли эту территорию, которой тогда управляли французы и англичане. По большей части без участия представителей Ближнего Востока Франция и Великобритания установили новые границы в регионе, без учета истории или этнической и религиозной принадлежности людей, которые там жили.В результате теперь ожидалось, что разрозненные сообщества людей будут сотрудничать друг с другом, чтобы управлять собой, что привело к политической нестабильности и кровопролитию. Ситуация ухудшилась после Второй мировой войны, когда международная поддержка создания еврейского государства в Палестине (частично для искупления Холокоста, во время которого погибло около 6 миллионов евреев) привела к основанию государства Израиль в 1948 году. Арабские страны, окружающие Израиль, отказались признать новую страну, немедленно развязав арабо-израильскую войну, которая привела к поражению атакующих стран и потере территории.Дополнительные войны не смогли восстановить контроль арабов, и в двадцать первом веке регион оставался нестабильным.

В то время как непрерывный конфликт на Ближнем Востоке был постоянной темой новостей во второй половине двадцатого века, соперничество между Соединенными Штатами и Советским Союзом доминировало на геополитической арене. Известная как «холодная война», потому что не было открытой войны между двумя сверхдержавами, идеологические разногласия между капиталистическим Западом и коммунистическим Советским Союзом, тем не менее, породили многочисленные конфликты по всему миру, в первую очередь Корейскую войну (1950–1953). Вьетнамская война (1955–1975) и тайные стычки в Латинской Америке с 1960-х годов до распада Советского Союза в 1989 году.

Другие крупные глобальные события двадцатого века включали всемирную пандемию гриппа с 1918 по 1919 год, в результате которой погибло больше людей, чем только что закончившаяся мировая война (примерно от 20 до 50 миллионов человек), и Великую депрессию 1930-х годов, которая повлияли на экономику по всему миру.

Поворотные моменты 20-го века

Двадцатый век был веком крайнего насилия, о чем свидетельствуют 1914 и 1939 годы с началом Первой мировой войны и развязкой Второй мировой войны.Однако в том же столетии были и поворотные моменты замечательного ненасилия, о чем свидетельствует «мирная революция» 1989 года, которая была осуществлена ​​в основном без кровопролития, несмотря на ожидания жестокости, обычно связанные с ниспровержением политического режима. Две мировые войны и крах Советской империи были не немецкими, а европейскими событиями. Тем не менее, немцы, безусловно, сыграли решающую роль во всех трех, и в этом смысле вполне уместно, что эти три даты являются в первую очередь немецкими годами памяти.Это особенно относится и к 1989 году, когда импульс к распаду Варшавского договора мог исходить от Польши и Венгрии, но «падение стены» в ГДР как «прифронтовом государстве» привело к краху Варшавского договора. альянс.

1914 — ВЕЛИКАЯ ВОЙНА

В 1914 году немцы также сыграли решающую роль в начале Первой мировой войны: не потому, что политика Германии определенно хотела этой войны, как утверждали некоторые исследователи, а потому, что некоторые из ее выводов и решений способствовали превращению конфликта в войну. это охватило всю Европу.Немцы несли особую ответственность за преобразование регионального конфликта в Великую войну в результате своего геополитического положения в центре континента: они были державой, политика которой могла сконцентрировать или разделить многие — активные и спящие — конфликты в Европе. Даже больше, чем политические решения, именно военное планирование Германской империи летом 1914 года привело к тому, что ограниченный конфликт на Балканах превратился в войну, охватившую весь континент. Возможно, не было необходимости говорить о виновности Германии в войне, как это произошло в соответствии со статьей 231 Версальского договора, но немцы, безусловно, несли большую степень ответственности за нарушение пространственных границ этой войны.

Первая мировая война состояла (по крайней мере) из трех пересекающихся конфликтов, которые вместе сыграли важную роль в обеспечении того, чтобы эта война разрушила все пространственные границы и не могла быть прекращена политическими переговорами. В результате своего длительного существования он глубоко укоренился в политическом порядке и социальных структурах Европы и в конечном итоге разрушил их изнутри. Одним из следствий этого является то, что общеевропейская память практически невозможна и что, говоря простым языком, сформировались три группы памяти: группа тех, кто отмечает войну как победу; группа тех, кто вспоминает миллионы смертей со всех сторон в меланхолии и печали; и, наконец, группа тех, для кого война была решающим шагом на пути к их «возрождению в качестве национального государства» и для которых в качестве памятного момента ее начало менее важно, чем ее конец.Эти различные формы воспоминания о «исходной катастрофе двадцатого века» являются частью разнообразия Европы и не могут быть преобразованы в общеевропейское поминовение росчерком политического пера.

При более тщательном анализе, Первая мировая война была — в первую очередь — из-за политической гегемонии над Западной и Центральной Европой. Этот конфликт велся между Германией и Францией. После объединения Германии в 1871 году Германская империя заняла полугегемонистское положение, которое было усилено ее динамичным экономическим развитием с конца XIX века.Франция, с другой стороны, колебалась между расширением своей колониальной империи и памятью о своей прежней доминирующей роли в Европе. Однако летом 1914 года этот конфликт затих. Одно это не привело бы к войне.

Второй конфликт, который разразился в этой войне, вращался вокруг вопроса будущего мирового порядка. Это стало частью политической повестки дня после относительного упадка Британской империи. В течение восемнадцатого века Великобритания стала выполнять роль мирового полицейского, положение, основанное на ее господствующей власти над океанами и ее роли в поддержании баланса сил в Европе.Британцы отстояли эту позицию в двух войнах против Франции и укрепили ее в ходе промышленной революции. Однако тем временем появились новые конкуренты в лице США, Японии и, что не менее важно, Германии. Следовательно, можно было предвидеть, что Британия не сможет вечно удерживать эту позицию. Поскольку немцы были наиболее энергичными в модернизации и расширении своего военно-морского флота, они стали главным конкурентом, хотя США были реальным конкурентом с точки зрения потенциала.До 1914 года было не совсем ясно, где союзы и разделительные линии кристаллизуются в конфликте из-за будущего мирового порядка, но все понимали, что по крайней мере две из пяти великих держав, доминировавших в Европе, больше не будут играть роли в глобальный уровень. Австро-Венгрия была здесь первым кандидатом, но кто был вторым? Германия, Франция или, возможно, Россия? Летом 1914 года этот конфликт также был скорее спящим, чем активным.

Однако политически более острым был третий вопрос, который рассматривался в этой войне, и возможные альтернативы никоим образом не соответствовали военным союзам.Этот вопрос касался политического будущего больших многонациональных, многоязычных и многоконфессиональных империй Центральной и Восточной Европы и Ближнего Востока. Империи Габсбургов, Российской империи и Османской империи бросала вызов концепция государственности, которая распространялась с Запада на Восток. Таким образом, эта война была связана с их продолжением, а не только за то, нужно ли переместить или перекроить несколько границ.

Именно пожар этих трех конфликтов позволил Первой мировой войне стать основной катастрофой двадцатого века для Европы.

1939 — ИСЧЕЗНОВЕНИЕ ЦЕНТРА

Историю Европы в двадцатом веке можно охарактеризовать как постоянное изучение этих трех областей конфликта, в одной из которых одни пытаются пересмотреть результаты Первой мировой войны, в то время как другие стремятся смириться с этими результатами и формами. новый и стабильный политический порядок. Соответственно, начало Второй мировой войны можно рассматривать как попытку пересмотреть результаты Первой мировой войны, изложенные в Версальском договоре.Этот пересмотр не только начался в 1939 году, но уже начался в 1938 году с аншлюса Австрии в состав Германского рейха и присоединения Судетской области вскоре после этого. Пакт Гитлера-Сталина вовлек Советский Союз в эту политику пересмотра как геополитического выгодоприобретателя. Хотя война стала политической и моральной катастрофой для Германии как ее главного инициатора, в политическом плане она закончилась для Советского Союза довольно успешно, несмотря на огромные жертвы: ему удалось не только сместить свои территориальные границы к границам, установленным в гитлеровской политике. -Сталинский пакт, но смог даже расширить зону своего влияния до Эльбы и Богемского леса.В результате Европа разделилась на Восток и Запад. Центральная Европа как средоточие политической власти перестала существовать.

На первый взгляд, исчезновение Центральной Европы с политической карты было результатом военного поражения германского рейха во Второй мировой войне; Однако при ближайшем рассмотрении это было также следствием морального отрицания Германии в результате военных преступлений и геноцида. В течение долгого времени два государства-правопреемника Германского рейха, Федеративная Республика Германия и Германская Демократическая Республика, избегали обсуждения этих преступлений.Более пристальное рассмотрение 1939 года как начала Второй мировой войны до сих пор остается болезненным для немцев делом. Тем не менее, с 1960-х годов по настоящее время Холокост интенсивно расследуется. Иногда разделение Германии на два государства в рамках противостоящих союзов рассматривалось как «справедливое наказание» за преступления, совершенные немцами. Это снова сыграло свою роль в дебатах внутри Германии об объединении Германии в 1990 году.

1989 — НЕНАСИЛИЙСКИЙ ПУТЬ К ЕДИНСТВУ

1989 год, таким образом, можно рассматривать как еще один пересмотр результатов войны, на этот раз результатов Второй мировой войны.Здесь политическое и моральное самоотречение Советского Союза сыграло важную роль на пути к этому пересмотру. Советский Союз проиграл любую политическую заслугу, которую он изначально мог претендовать на победу над нацистским режимом, развернув танки против населения своей сферы влияния (в 1953 году в ГДР, в 1956 году в Венгрии и в 1968 году в Чехословакии. ). В сочетании с пресловутой неспособностью создать процветающую экономику политическое и моральное самоуничтожение Советского Союза внесло важный вклад в крах установленного им порядка, открыв тем самым путь к обновленному политическому объединению Германии.Тот факт, что это произошло ненасильственным путем — другими словами, не как часть военного процесса, а как правовой акт, — был предварительным условием для политического принятия объединенной Германии ее европейскими соседями. Исторические памятные даты 1989 года — самое счастливое воспоминание немцев в 2014 году.

Если 1914 год означает основополагающую катастрофу в Европе, то какое значение имеют Первая мировая война и ее последствия для политического самооценки европейцев сегодня, на которые в течение многих десятилетий оказывала влияние память об ужасах Второй мировой войны и Германии? преступления? Чтобы ответить на этот вопрос, нам необходимо вернуться к трем областям конфликта Первой мировой войны, которые были очерчены выше: борьба за европейскую гегемонию, борьба за новый мировой порядок и политическую роль европейских держав в нем как а также гибель трех больших империй Центральной и Восточной Европы и Ближнего Востока.По-разному эти конфликты также сыграли свою роль в 1939 и 1989 годах.

Начнем с борьбы за гегемонию в Западной и Центральной Европе между Германией и Францией. Это была борьба за политический порядок в этом регионе, за долю власти и богатства. Смена властно-политических структур, произошедшая с основанием Германского рейха в январе 1871 года, была результатом войны, в которой союз германских государств заявил о себе против Франции. 1989 год — это также пересмотр 1871 года, поскольку на этот раз воссоединение Германии было проведено мирно и с согласия ее европейских соседей.Если две даты сопоставить как политические символы, то 1989 год означает новое политическое представление о Германии, в котором не военная мощь, а экономическая мощь формирует основу ее политической роли в Европе. Процесс объединения Германии был относительно успешным с экономической точки зрения, и новые государства не превратились в ночлежку, как некоторые ожидали. Это стало доказательством силы Федеративной Республики, а также внесло важный вклад не только в формирование нового образа Германии в Европе, но и в признание ее роли в ней.

В противном случае борьба за гегемонию в Западной и Центральной Европе подошла к концу в результате франко-германского примирения и оси Берлин-Париж. Вполне возможно, что «Веймарский треугольник» — другими словами, добавление Польши — мог бы усилить эту политическую ось в качестве центра Европейского Союза, но это все еще находится в далеком будущем. Здесь стоит отметить, что тесное сотрудничество между странами — это не «собственность», которой вы владеете и от которой можете зависеть вечно.Его нужно выращивать и постоянно обновлять; празднование Первой мировой войны сыграет важную роль в напоминании нам об этом. Однако, если оно направлено на то, чтобы отдать должное этой задаче, нельзя допустить, чтобы воспоминание превратилось в простой ритуал, оно должно быть основано на постоянно обновляемом анализе политических символов, которыми стали 1914 и 1939 годы.

Борьба за роль европейских государств в мире, второй конфликт Первой мировой войны, также потеряла свою политическую взрывоопасность.1945 год является здесь решающим поворотным моментом, когда большая часть Европы лежала в руинах, а политический мир был разделен на два больших блока. Колониальные империи распались в антиколониальных освободительных войнах 1950-х годов, когда колониальные державы были недостаточно умны, чтобы своевременно отказаться от своих теперь хрупких владений. Европа замкнулась в себе; эпоха, когда она проводила широкомасштабную глобальную политику, закончилась. Если европейские государства участвовали в мировой политике, то это было придатком ведущей державы в их союзе.Это было важной предпосылкой для ослабления центробежных сил в Европе и укрепления идеи о том, что в будущем можно будет играть роль в мире только как часть объединенной Европы. Этот взгляд не обязательно должен быть постоянным, и изменения, происходящие в европейском регионе в XXI веке, могут привести к возвращению центробежных сил, особенно в связи с тем, что смещение внимания Америки с Атлантического на Тихоокеанский регион ставит перед европейцами задачу: решать свои проблемы в одиночку.

НОВЫЕ ЗАДАЧИ ДЛЯ ЕВРОПЫ

Двадцатый век был веком Америки, и это произошло не в последнюю очередь из-за Первой мировой войны. Фактически, Соединенные Штаты можно считать истинным победителем в этом конфликте; Хотя в Европе были военные победители, не было победителей политических и, конечно, экономических. Годы между 1918 и 1945 годами можно рассматривать как период, когда роль мирового полицейского, которую выполняли британцы в восемнадцатом и девятнадцатом веках, постепенно перешла к Соединенным Штатам.Вынужденные выполнять эту роль в одиночку с момента окончания противостояния блоков, Соединенные Штаты сейчас иногда кажутся переутомленными и, по-видимому, демонстрируют сильное предпочтение разделению бремени. Другими словами, он ожидает, что союзные державы проявят большую готовность взять на себя обязательства по политике безопасности — по крайней мере, в своих регионах и соседних периферийных областях. Это приводит к новым обязанностям для европейцев, решать которые они могут только вместе. Он также несет в себе опасность новой вспышки старых конфликтов, символизируемых 1914 и 1939 годами.

Помимо сохранения и консолидации существующего уровня политической и экономической интеграции, большие политические вызовы, стоящие перед Европой в двадцать первом веке, включают умиротворение и стабилизацию постимперских регионов, возникших в результате распада крупные многонациональные и многоконфессиональные империи. Что касается развития и результатов Первой мировой войны, то третий крупный конфликт, описанный выше, либо все еще существует, либо не был решен в достаточной степени или окончательно.Это относится к Балканам, Кавказу и Черноморскому региону, а также ко всему Ближнему Востоку. Югославия, которая была создана в конце Первой мировой войны из остатков обанкротившейся Габсбургской монархии и Османской империи, распалась в результате серии сепаратистских войн и гражданских войн в течение 1990-х годов. Используя сочетание военного и полицейского присутствия, экономических стимулов и финансовой поддержки, Европейскому Союзу удалось в определенной степени умиротворить регион. Однако говорить о стабильном порядке пока нельзя.Если учесть взаимодействие конфликтов в начале Первой мировой войны, у европейцев есть хорошие основания продолжать инвестировать в стабильность этого региона. Продолжительность этой задачи будет измеряться десятилетиями, а не годами.

ЕВРОПЕЙСКИЙ СОЮЗ КАК МОДЕЛЬ

Из-за своего периферийного расположения на окраинах Европейского Союза постимперские территории, возникшие в результате распада царской империи или Советского Союза и распада Османской империи, лишь частично подпадают под европейскую юрисдикцию, но они представляют постоянная угроза политической стабильности и экономическому процветанию Европы из-за постоянного риска распада этих государств.Ответственность европейцев за эти территории также проистекает из того факта, что они сыграли ведущую роль в разрушении старого порядка во время Первой мировой войны и в установлении после этого новых порядков. Это относится не только к немецкой стратегии подрыва политической сплоченности царской империи путем поддержки националистических движений, но также и к разделу Ближнего Востока на британскую и французскую сферу влияния, как это предусмотрено в Соглашении Сайкса-Пико. При более тщательном анализе становится очевидным, что в рассматриваемых регионах столкнулись два разных принципа политического устройства: принцип национального государства и принцип большой многонациональной и многоконфессиональной империи.Этот конфликт остается неразрешенным и сегодня. Хотя национальные государства доказали свое превосходство над крупными империями во время Первой мировой войны, политический порядок, основанный на концепции национального государства, оказался здесь лишь в очень ограниченной степени осуществимостью и легитимностью. Если политическая структура Европейского Союза рассматривается как сочетание модели национального государства и структуры многонациональной империи, которая нейтрализует приграничные конфликты и сочетает в себе стремление людей к самосознанию и потребности общего сотрудничества, то это также приемлемый порядок. для Ближнего Востока.То, что произошло в Европе на горьком опыте двух мировых войн, могло также стать решением проблем других стран. Это также часть воспоминаний о 1914 и 1939 годах.

Воспоминание и ознаменование трех великих поворотных моментов в европейской истории в течение двадцатого века влечет за собой изучение решений и ответов, которые были найдены, а также проблем, которые все еще существуют. В этом смысле это не антикварное воспоминание о прошлых событиях, а анализ современных политических задач и возможных решений.Хотя это постоянно подчеркивается в выступлениях политиков, это больше, чем банальная фраза: сосредоточение внимания на 1914, 1939 и 1989 годах как символах хода европейской истории в двадцатом веке всегда также влечет за собой определение того, что уже было достигнуто, просто на что надеялись. и еще предстоит достичь. ■

ПРОФ. DR. HERFRIED MÜNKLER

— один из самых известных немецких политологов и историков идей. С 1992 года он возглавлял кафедру политической теории Института социальных наук Берлинского университета имени Гумбольдта.Некоторые из его книг сейчас считаются стандартными. В конце 2013 года Мюнклер опубликовал более 900 страниц обзора Первой мировой войны «Der Grosse Krieg: Die Welt 1914 bis 1918», который стал бестселлером научно-популярной литературы в Германии.

XIX и начало XX века

Одна из самых известных забастовок женщин-рабочих в XIX веке произошла в исключительно холодный июль 1888 года на спичечной фабрике Byrant and May в лондонском Ист-Энде. Забастовка началась, когда 200 рабочих покинули работу в знак протеста, когда владельцы фабрики уволили трех рабочих, которые говорили с социальным реформатором Анни Безант об условиях своего труда.

Безант 23 июня 1888 года в своей еженедельной газете «Связь» опубликовала статью под названием «Белое рабство в Лондоне». В этой статье об условиях на фабрике в Байранте и Мэй рассказывалось о четырнадцатичасовом рабочем дне, низкой заработной плате от 4 до 8 шиллингов в неделю, чрезмерных штрафах и серьезных осложнениях для здоровья при работе с белым фосфором.

Согласно Безанту:

Время начала работы — 6.30 летом и 8 часов зимой; работа заканчивается на 6 р.м. Полчаса разрешено на завтрак и час на ужин. Этот долгий рабочий день выполняют молодые девушки, которым все время приходится стоять. Типичный случай — девушка 16 лет, сдельщик; она зарабатывает 4 шилл. неделя. Из заработка 2 шилл. оплачивается аренда одной комнаты; ребенок живет только хлебом с маслом и чаем, как на завтрак, так и на ужин, но с танцующими глазами он узнал, что раз в месяц она ходила на обед, где «вы получаете кофе, хлеб с маслом, варенье и мармелад, и много чего.Отличная зарплата в 4 шилл. подлежит удержанию в виде штрафов; если ступни грязные или земля под скамейкой неухожена, штраф — 3 раза. нанесен; для постановки «пригорков» — спичек, которые загорелись во время работы.

Регистр забастовок показывает, что многие из рабочих имели ирландские имена и жили в непосредственной близости друг от друга. Рабочие организовались перед лицом запугивания со стороны владельцев фабрик и представили свою кампанию в парламенте. Они получили некоторую поддержку Лондонского торгового совета, и после трехнедельной забастовки Байрант и Мэй выполнили все их требования.Впоследствии из рабочих был создан Союз спичечных женщин.

Подробнее см .: Сваты Брайанта и Мэй

ХХ век в Париже — Путеводитель по Парижу

Всемирные ярмарки, проходившие в начале века, изменили облик Парижа, добавив, среди прочего, Малый дворец, Большой дворец и мост Александра III. Но они также изменили повседневную жизнь Парижа, открыв систему метро, ​​которая теперь является неотъемлемой частью Парижа как для местных жителей, так и для гостей города.Даже если город не претерпел стольких изменений, как в бурном 19-м веке, таких как революция и Парижская Коммуна, 20-й век был далеко не без событий для Парижа.

ХХ век для парижан

Конец 19-го и начало 20-го века известен в Париже как «прекрасная эпоха». Столица превратилась в легкомысленное, беззаботное и оптимистичное место, воодушевленное успехом Всемирных ярмарок и расширением колониальной империи Франции.Париж стал творческим центром, привлекающим профессионалов искусства, театра и кино. Писатели, художники и скульпторы со всего мира приехали в Париж, присоединившись к бесчисленным парижским художникам в вдохновляющем художественном центре. Город не утратил этого творческого потенциала во время Первой мировой войны, отчасти пощадившей Париж.

Эта легкость духа будет продолжаться в течение «années folles», или сумасшедших лет, когда Монмартр и Монпарнас стали художественными центрами мира, и в течение которых художники продолжали стекаться в Европу, чтобы стать его частью.

Во время второй мировой войны все изменилось. Париж был оккупирован немецкой армией, и художественное развитие в Париже застопорилось. Столица была освобождена в 1944 году, и, несмотря на то, что она пострадала от оккупации, включая аресты, депортации и казни, ей посчастливилось пережить несколько физических шрамов.

В мае 1968 года произошло последнее из восстаний Парижа, студенческое восстание, начавшееся с оккупации Сорбонны, взорвавшееся в Латинском квартале и охватившее всю страну.Восстания, баррикады… настоящее возвращение во времена Французской революции! Но это движение имело больше социальных, чем политических последствий, и просуществовало недолго.

В 1976 году Париж стал автономным муниципалитетом, впервые после Французской революции. Жак Ширак, который впоследствии стал президентом республики, был мэром Парижа в течение 18 лет — его дважды переизбирали. В 1982 году была принята реформа, согласно которой в каждом округе был предоставлен собственный мэр и муниципальный советник.

Архитектура модерна

Конец 19 века ознаменовался появлением нового архитектурного стиля: модерн. Главным архитектором этого стиля в Париже был Эктор Гимар, спроектировавший, среди прочего, знаменитые входы в метро, ​​которые все еще стоят в Париже сегодня. Среди других шедевров ар-нуво — замок Беранже в 16-м округе, еще одна работа Гимара и дом на авеню Рапп, 29 в 7-м округе, спроектированный Жюлем Лавироттом.

В 16-м округе вы найдете хорошие образцы модернизма, движения, более характерного для 20-го века. Дом Ла-Рош, построенный в 1923 году, был спроектирован Ле Корбюзье и Жаннере. Еще один прекрасный пример — дома Роберта Маллета-Стивенса на одноименной улице. Ярким примером идеалов Ле Корбюзье является убежище La Cité Армии спасения (13-й округ) с его бетонным каркасом и стеклянным ограждением.

Классическая архитектура вернулась в Париж в качестве общественного строительства в 30-е годы, когда в 1937 году для международной выставки были построены Пале-де-Шайо и Пале-де-Токио.

Архитектура и урбанизм в Париже в 20-м веке не были полностью успешными: жилищный кризис привел к индустриализации архитектуры, и гигантские небоскребы и однообразные конструкции стали нормой по всей стране, особенно в 50-х и 60-х годах. Районы Бельвиль и Порт-д’Итали были разрушены и впоследствии отстроены заново, а башня Монпарнас, гигант современной бездушной архитектуры, была построена в центре Парижа.

В конце 20-го века по приказу разных президентов родился ряд смелых проектов: музей современного искусства Жоржа Помпиду, пирамиды Лувра Франсуа Миттерана, Парк-де-ла-Виллет и Большая арка в Ла-Дефанс, музей Бранли Жака Ширака.Сегодня эти проекты составляют важную часть ландшафта и культурного наследия Парижа.

Начало двадцатого века, с 1901 по 1940 год

Арканзас столкнулся с рядом возможностей и проблем в первые четыре десятилетия двадцатого века. Мало того, что государство выступило с некоторыми важными инициативами в ответ на многогранное реформаторское движение, известное как прогрессизм, оно также пережило расовые беспорядки, стихийные бедствия и серьезные экономические проблемы.Даже когда он пытался модернизировать свои дороги и школьную систему, расширять производственный сектор и бороться с растущей урбанизацией, большинство жителей штата Арканзас продолжали жить в сельской местности и оставались в значительной степени консервативными, как в своем отношении к традиционным социальным отношениям, особенно в отношении расы. , и в их религиозной ортодоксии. Напряжение между необходимостью модернизации и провинциальностью сельского Арканзаса сохранялось на протяжении всей эпохи и препятствовало значимым изменениям. Хотя Великая депрессия и Новый курс подорвали старую систему, представив нового игрока в этой области — федеральное правительство — и предоставив форум, с помощью которого определенные группы в Арканзасе могли осмелиться бросить вызов элитам, политическая власть осталась за теми, кто традиционно правил. и даже разногласия внутри этой группы не пошли на пользу этим новым напористым голосам.Учитывая ограниченность реформ и проблемы Великой депрессии, государство вряд ли было готово воспользоваться возможностями экономики военного времени, которая была на горизонте в 1940 году.

Прогрессивизм
Семена по крайней мере некоторых «прогрессивных» реформ были посеяны в Арканзасе в девятнадцатом веке: запрет на спиртные напитки и избирательное право женщин. Союз христианских женщин за воздержание (WCTU) открыл свое отделение в Арканзасе в 1879 году, и женщины со всех уголков штата начали агитацию против демонического рома.Они приняли стратегию местного выбора, которая предусматривала предоставление избирателям в отдельных населенных пунктах возможности решать, будет ли разрешена продажа спиртных напитков. В 1886 году к ним присоединился Арканзасский запретительный альянс, организация, которая исключила женщин-членов и к 1912 году использовала еще одну прогрессивную меру, инициативу, в попытке достичь своей конечной цели: запретить продажу алкоголя в масштабах штата. Избиратели Арканзаса в 1910 году одобрили поправку к конституции, подтверждающую использование инициативы и референдума.Первое предоставило электорату большую роль в принятии законов; последние могут отклонять законы, принятые законодательным органом, с которыми не согласен электорат. В соответствии с положениями инициативы, избиратели в 1912 году распространили петиции о внесении запретительной меры в избирательный бюллетень, но не смогли получить достаточно голосов для прохождения. Сторонники запрета обратили внимание на законодательный орган и успешно добились от него принятия Закона Ньюберри в 1915 году, который фактически запретил производство и продажу алкоголя в штате, за которым в 1917 году был принят закон «Сушка костей».

Женщины играли важную роль в борьбе за запрет, но им серьезно мешала неспособность голосовать. В 1880-х и 1890-х годах некоторые женские журналы и клубы выступали за предоставление избирательных прав, но другие женские организации воздерживались от открытой поддержки избирательных прав женщин. Женские книжные клубы, которые начали разрастаться в общинах по всему штату, обычно ограничивались пропагандой грамотности и библиотеками, но другие женщины стали своего рода активистками.WCTU, например, был населен церковными женщинами, которые впервые развили вкус к активизму благодаря сотрудничеству с организациями, спонсируемыми их церквями. Для некоторых женщин это был короткий шаг от борьбы с демоном ромом до борьбы за право голоса. Движение за избирательное право стало важным союзником с избранием губернатора Чарльза Бро в 1916 году. Его жена Анна была привержена этой проблеме и вместе со своим мужем помогли убедить законодательный орган в 1917 году разрешить женщинам голосовать на первичных выборах.Впоследствии Арканзас стал вторым штатом на Юге, ратифицировавшим девятнадцатую поправку в 1920 году.

Еще одна прогрессивная реформа, уходящая корнями в девятнадцатый век, касалась отмены системы аренды для заключенных. Арканзас использовал аренду для осужденных как средство получения дохода, но заключенные часто содержались в ужасных условиях, и губернаторы Арканзаса начали агитировать за его отмену в 1880-х годах. На рубеже веков ситуация приближалась к национальному скандалу, и в 1912 году губернатор Джордж Вашингтон Донаги, который не смог убедить законодательный орган действовать, просто уволил 360 заключенных из тюрьмы, что сделало невозможным снабжение достаточным количеством заключенных. соблюдать договоры аренды с осужденными.Это фактически положило конец системе в Арканзасе.

Кризис в образовании
Прогрессисты были обеспокоены образовательной системой Арканзаса, но стремление к улучшениям в образовании вышло за рамки прогрессивной эры. Недофинансируемая государственная школьная система, которой было всего несколько десятилетий, стала заботой тех, кто стремился повысить уровень грамотности в штате. В 1900 году школы Арканзаса были одними из худших в стране по всем показателям: посещаемости школы, продолжительности учебного семестра, расходам на одного ученика, соотношению количества учеников к учителям и уровню образования учителей.Кроме того, общее количество школьных округов в штате намного превышало уровень, который государство могло поддерживать. В 1900 году их было 4903 человека; к 1920 году их было 5118 человек. Усилия по реформированию системы начались в начале двадцатого века и увенчались определенным успехом в последующие десятилетия: создание нового государственного совета по образованию и комиссии по грамотности, усиление поддержки среднего школьного образования, принятие закона об обязательной посещаемости, и создание местных и окружных советов по образованию.Несмотря на эти улучшения, федеральное исследование, проведенное в 1921–1922 годах, показало, что дети Арканзаса получили образование, которое поставило их в явно невыгодное положение в современном мире. Непреодолимая проблема заключалась в разработке стратегии, которая обеспечила бы адекватное финансирование школ штата. Поступления от налогов на собственность в сельской местности были крайне недостаточными, и пришлось разработать другую налоговую структуру, которая перекладывала бремя с сельских районов и требовала, чтобы граждане в городах и городах разделяли бремя образования всех детей штата. .Законодательный орган отреагировал на давление, введя НДПИ со всей выручкой от государственного образования, но подоходный налог, а позже и налог на табак, также предназначенный для образования, были объявлены неконституционными. Законодательный орган впоследствии реструктурировал налог на табак таким образом, который был одобрен Верховным судом Арканзаса. В 1929 году законодательный орган принял Закон Холла о чистом подоходном налоге, который установил систему справедливого налогообложения доходов, систему налогообложения, которая не возлагала большую часть бремени на сельские жители Арканзас.Некоторые сельские школы были объединены, была открыта система школьных автобусов и увеличен срок обучения в школе. Но Великая депрессия положила конец реформам, и к началу 1930-х годов многие учителя принимали бесполезные уездные сумы в качестве оплаты за свои услуги. Новый кризис в сфере образования столкнулся с Юниусом Марион Футреллом, избранным губернатором в 1932 году.

Футрелл, считавший, что все, что выходит за рамки восьмого класса, должно быть зарезервировано для избранных, приступил к исполнению своего предвыборного обещания: сокращение штатов, и для него это означало сокращение государственных расходов.Он оказался втянутым в полемику с федеральным правительством, когда использовал средства Федерального управления по чрезвычайным ситуациям (FERA) для выплаты заработной платы учителям. Когда Гарри Хопкинс, директор FERA, пригрозил прекратить финансирование всех федеральных программ в Арканзасе, включая сельскохозяйственную программу Управления по регулированию сельского хозяйства (AAA), что было близко сердцам политически влиятельных плантаторов восточного Арканзаса, Футрелл в конечном итоге призвал к отмене запрета, чтобы можно было облагать налогом продажу спиртных напитков.Он также поддержал легализацию азартных игр, которая предусматривала открытие собачьей беговой дорожки в Западном Мемфисе (графство Криттенден) и ипподрома в Хот-Спрингс (графство Гарланд), которые будут подлежать налогообложению. Позже он одобрил налог на розничные продажи. Проблема с финансированием школы была решена, по крайней мере, на время.

Транспорт
Улучшение транспорта было еще одной попыткой модернизировать государство, которое чуть не рухнуло перед лицом Великой депрессии.Строительство дорог всегда было прерогативой местных властей, и это работало достаточно хорошо до появления автомобилей, которые требовали гораздо более комплексной системы дорог и строительства дорог, допускающих автомобильное движение. Государство усложнило ситуацию, приняв в 1907 году закон, разрешавший округам создавать районы для улучшения дорог, продавать облигации для оплаты строительства дорог, а затем облагать налогом граждан, которые должны были получать выгоду. Это казалось логичным путем, но на самом деле это привело к проблеме плохо скоординированного и неконтролируемого строительства.Действуя без надзора или координации, многие округа строили дороги, которые не соответствовали требованиям или просто заканчивались на границе округа. Тем не менее, штат попытался адаптироваться к меняющейся ситуации, потребовав от водителей автомобилей покупать лицензии в 1911 году и создав в 1913 году государственную комиссию по шоссейным дорогам. Комиссия, однако, мало контролировала широко разбросанные районы по благоустройству дорог и прохождение дорог. Закон о благоустройстве Александровской дороги от 1913 года еще больше усилил локализованный характер дорожного строительства.

Хотя штат смог претендовать на федеральную помощь дорогам в 1917 году, к 1921 году дорожная система была в таком беспорядке, что ее способность претендовать на соответствующие фонды в федеральной дорожной программе была под вопросом. Для участия в программе штату нужно было отменить районы улучшения дорог и централизовать дорожное строительство в Министерстве транспорта Арканзаса. Когда законодательный орган воспротивился, федеральные фонды были отозваны, а районы благоустройства столкнулись с банкротством.Только после этого в октябре 1923 года законодательный орган принял Закон Харрельсона о дороге, возложивший на дорожную комиссию ответственность по надзору. Однако отдельные дорожные районы продолжали существовать, и комиссия не имела значительного влияния. К 1927 году уездные дорожные районы были либо банкротами, либо близкими к нему. Губернатор Джон Э. Мартино принял закон, который позволил штату брать на себя долги и ответственность за районы улучшения дороги, и запустил План Мартино-Роуд, амбициозную программу строительства автомагистрали штата.Его преемник Харви Парнелл обеспечил принятие закона, разрешающего 18 миллионов долларов в виде облигаций для продолжения расширения плана Мартино-Роуд, а дополнительное законодательство разрешило продажу 7,5 миллионов долларов в виде облигаций для финансирования программы строительства платных мостов на автомагистралях. Однако амбициозные планы Парнелла по расширению сети автомагистралей в Арканзасе были в значительной степени подорваны ухудшающейся экономической ситуацией и засухой 1930–1931 годов.

К 1933 году долг штата по автострадам достиг ошеломляющих 146 миллионов долларов, и губернатор.Марион Футрелл разработала стратегию возмещения долга по автостраде. Чтобы объединить все долги по автостраде в один, он созвал специальное заседание в 1934 году и протолкнул свой Закон о возмещении расходов на шоссе. Временно решена проблема с задолженностью по автостраде.

Кризис в сельском хозяйстве
Сельское хозяйство, которое доминировало в экономике штата в начале века и продолжало оставаться на протяжении всей эпохи, также было спасено программами Нового курса. Хотя в конце девятнадцатого века защитники Нового Юга отстаивали не тот сектор экономики, в двадцатом веке он был самым значительным.Фактически, большая часть ограниченного роста в обрабатывающем секторе произошла в результате переработки сельскохозяйственной или лесной продукции. От яблоневых садов на северо-западе до хлопковых плантаций в Дельте сельское хозяйство кормило обрабатывающий сектор. Тем не менее, в 1920-х годах отрасль садоводства в штате стала жертвой упадка, а экономика хлопка почти рухнула под бременем резкого падения цен на хлопок после Первой мировой войны.

Как предполагает историк Карл Манихон, наиболее серьезной проблемой было то, что слишком много людей пытались зарабатывать себе на жизнь на слишком малом количестве ферм.Между 1900 и 1930 годами количество фермеров в Арканзасе увеличилось с 178 694 до 242 334, в то время как площадь ферм на самом деле немного уменьшилась, с 16 636 719 в 1900 году до 16 052 962 в 1930 году. система плантаций меняла ландшафт. С появлением железных дорог в конце девятнадцатого века и появлением лесной промышленности во многих ранее недооцененных округах Дельты система плантаций вытеснила леса и болота.Одним из особенно ярких показателей появления плантации стало увеличение количества арендаторов. В период, когда количество фермеров значительно увеличилось, количество владельцев ферм оставалось почти неизменным, с 84 138 в 1900 году до 85 842 в 1940 году. Число арендаторов долевых участков увеличилось за этот период с 53 837 до 83 835 человек.

Особенно отвратительные системы аренды и издольства возлагали чрезвычайное бремя долгов на тех, кто меньше всего мог их поддерживать. Хотя оба они являются формами аренды, в общепринятом языке они называются издольщиной или арендой.При издольщине человек без орудий и мулов заключал договор, обычно устный, с землевладельцем. Издольщику были предоставлены мулы, инвентарь, жилье и ссуды от комиссара землевладельца. В конце года плантатор заплатил издольщику около трети урожая хлопка в обмен на его труд. Учитывая высокие процентные ставки в фирменном магазине, многие издольщики оказались в долгу перед плантатором в конце года. Фермер-арендатор был лишь ненамного лучше.Он принес к столу для переговоров больше — мулов и инвентарь, — но он тоже жил в доме, принадлежащем плантатору, и получал авансы из фирменного магазина. Хотя он получал половину урожая хлопка в обмен на свой труд, в конце года он часто оказывался в долгах.

Расовые беспорядки
Бремя издольщины и аренды тяжелее всего легло на чернокожее население, которое пережило серию значительных неудач, начиная с принятия законодательных актов о лишении избирательных прав и сегрегации в 1890-х годах.К концу девятнадцатого века лишение избирательных прав стало восприниматься как политическая реформа. Фактически, это помогло укрепить ослабевшую блокировку Демократической партии в избирательном процессе. 1880-е и 1890-е годы были свидетелями избирательного вызова со стороны третьей стороны, которая, казалось, могла объединить бедных белых и черных избирателей. Путем проведения тайного голосования и подушного налога большое количество неграмотных и бедных черных (и белых) избирателей было исключено из избирательного процесса. Тайное голосование требовало, чтобы неграмотные избиратели отметили свои избирательные бюллетени судьями, а не друзьями.Подушный налог наложил финансовое бремя на беднейшие слои населения и вместе с запретами, затрагивающими неграмотных, фактически лишил избирательных прав восемнадцать процентов чернокожих избирателей и семь процентов белых избирателей. Последним инструментом лишения избирательных прав, принятым в Арканзасе, было Белое праймериз. В 1906 году Демократическая партия штата, как и другие южные штаты, проголосовала за то, чтобы позволить только белым избирателям участвовать в первичных выборах Демократической партии. Один из основателей отделения в Литл-Роке (округ Пуласки) Национальной ассоциации содействия прогрессу цветных людей (NAACP), д-р.Джон М. Робинсон не удовлетворился лишением избирательных прав и в 1928 году основал Демократическую организацию негров Арканзаса. Он подал иск в Арканзасе против белых праймериз, но был разочарован, когда Верховный суд Арканзаса оставил в силе праймериз только для белых демократов по делу Робинсон против Холмана .

Черное население Арканзаса столкнулось с другими проблемами. По мере того, как сектор плантаций расширялся, и как черные, так и белые иммигранты из других южных штатов приезжали в Арканзас, чтобы обрабатывать землю, между ними возникла конкуренция за рабочие места на плантациях.Плантаторы часто предпочитали черную рабочую силу, потому что они могли платить им меньше и трудиться усерднее. Обнищавшие, изолированные (изолированные) и лишенные гражданских прав, они становились легкой мишенью. Произошел ряд инцидентов, связанных с ночными поездками, цель которых заключалась в том, чтобы изгнать черных фермеров с плантаций, чтобы белые могли обезопасить свои позиции. В 1904 году федеральный суд рассматривал два дела с участием двадцати семи подсудимых, но только по одному обвинительный приговор был оправдан. Дело Hodges v. U.S., было обжаловано в U.Верховный суд и этот орган в своем знаменательном решении постановили, что чернокожие американцы не имеют конституционно защищенного права на трудоустройство.

Между тем линчевание чернокожих, достигшее пика в 1890-х годах, начало сокращаться в начале двадцатого века, но широко разрекламированные линчевания все еще имели место — один в 1921 году в округе Миссисипи и один в Литл-Рок в 1927 году. Клукс-клан (ККК), возродившийся во время и сразу после Первой мировой войны, не сыграл важной роли ни в одном из этих линчеваний, но стал мощной силой в государственной политике, особенно в 1920-х годах.Клан, однако, расширил свой список целей в этой реинкарнации двадцатого века и включил евреев, католиков, иностранцев и бутлегеров. В Арканзасе было достаточно только бутлегеров, чтобы привлечь их внимание, поэтому черные обычно становились главной целью.

Самым громким случаем насилия толпы против чернокожих граждан была резня Элейн, произошедшая в 1919 году в округе Филлипс. Темнокожие фермеры около Элейн (графство Филлипс) в том же году сформировали Союз прогрессивных семей Америки и наняли Улисса Браттона, белого адвоката из Литл-Рока, для подачи исков против плантаторов, на которых они работали.Полагая, что плантаторы обманывают их, они стремились добиться справедливого урегулирования спора, и Браттон, бывший федеральный прокурор, который в начале века проводил расследования по делам о пионах, согласился представлять их интересы. Даже когда Браттон расследовал их заявления и собирал доказательства, ночью 30 сентября 1919 года возле церкви, где собирались чернокожие члены профсоюза, произошла стрельба, в результате чего один белый мужчина был ранен, а другой — мертв. Следующие три дня стали свидетелями массового насилия против чернокожих мужчин, женщин и детей, поскольку толпы белых из окрестных округов и из Миссисипи пытались подавить то, что они считали восстанием черных.Губернатор Чарльз Бро организовал вмешательство федеральных войск, и их первым делом было разоружить всех, черных и белых. Двенадцать чернокожих мужчин впоследствии приговорили к смертной казни, в основном на основании показаний под принуждением в судебных процессах, которые длились всего несколько минут. NAACP начала расследование и подала серию апелляций, которые в конечном итоге привели к их освобождению. Сципио Джонс, известный чернокожий поверенный Литл-Рока, сыграл важную роль в представлении интересов двенадцати мужчин, и многие другие чернокожие арканзанцы внесли свой вклад в стоимость апелляций.

Экономические возможности и вызовы
Если бы Арканзас был в лучшем положении, когда разразилась Первая мировая война, он мог бы извлечь выгоду из бизнеса по производству военного снаряжения. Война действительно привела к резкому росту цен на сельскохозяйственную продукцию и другие товары, уже производимые в Арканзасе: лесная, угольная, цинковая и бокситовая промышленность вышли на новый уровень производства и прибыли. Более того, как предполагает историк Карл Манихон, война еще больше интегрировала Арканзас в национальную культуру, введя войска из других штатов в Кэмп-Пайк в Норт-Литл-Роке (округ Пуласки) и Эбертс-Филд в округе Лонок.Более 71000 солдат Арканзаса покинули штат, чтобы участвовать в войне, и многие вернулись, чтобы принести в Арканзас новый мир впечатлений. Между тем, те, кто находился в тылу, участвовали в акциях Красного Креста и в сборах средств Ассоциации молодых христианских мужчин (YMCA) и иным образом сосредотачивали внимание на делах, далеких от дома. Даже пресловутое подавление инакомыслия против войны стало частью опыта Арканзаса, когда попытка арестовать уклоняющихся от призыва в графстве Клеберн привела к вооруженному столкновению в 1918 году в так называемой «Призывной войне» в графстве Клеберн.Кроме того, эпидемия гриппа 1918 года унесла жизни более 7000 жителей Арканзании, что в несколько раз больше, чем государство потеряло во время Первой мировой войны

.

Хотя война дала экономические возможности некоторым отраслям промышленности в Арканзасе, послевоенный период принес с собой проблемы, как социальные, так и экономические. Некоторые историки рассматривают резню в Элейн как одно из проявлений послевоенной перестройки, поскольку рабочие и расовые беспорядки эскалации по всей стране в 1919 и 1920 годах. К 1920 году дно сельскохозяйственного рынка упало, хлопок подешевел с 37 до 6 центов. за фунт.Хотя эти цены восстановились в течение 1920-х годов, для многих фермеров это было слишком мало, слишком поздно, а затем последовали стихийные бедствия в 1927 году и снова в 1930 году. Наводнение 1927 года затопило 2 024 210 акров в Арканзасе вдоль реки Миссисипи и ее притоков и привело к если бы не хорошо организованная помощь Красного Креста, многие граждане штата оказались бы в ужасных обстоятельствах. До лета на многих тысячах акров оставалась вода, что мешало посеву сельскохозяйственных культур.За наводнением в 1930 году последовала сильная засуха, которая также потребовала помощи Красного Креста и обнажила бедность сельского Арканзаса перед нацией. Было обнаружено, что семьи находятся на грани голода, и стало ясно, что сама засуха была виновата лишь частично. Эндемическая бедность сельского населения лишь усугубилась засухой. Уровень разочарования был высоким, и когда фермеры в Англии (графство Лонок) в январе 1931 года потребовали помощи от Красного Креста, которая не была немедленно предоставлена, местные торговцы уговорили их раздать им припасы.

Великая депрессия
Великая депрессия пришла в Арканзас задолго до краха фондового рынка в 1929 году. Действительно, 1920-е годы были кошмаром для многих граждан штата. К концу десятилетия многие налогоплательщики оказались не в состоянии платить школьные, дорожные и дренажные налоги, а засуха 1930 года нанесла лишь последний сокрушительный удар. К 1932 году цена на хлопок упала до шести центов за фунт, что намного ниже себестоимости производства. Фактически, никакой урожай не окупился, и купцы и бизнесмены, которые зависели от здоровья сельскохозяйственной экономики — а это было бы большинством из них — пострадали в равной степени.Банки закрывали свои двери, оставляя вкладчиков в затруднительном положении и без средств. К тому времени, когда губернатор Футрелл вступил в должность в 1933 году, почти сорок процентов рабочей силы штата были безработными. Полагая, что законодательный орган виновен в расточительных расходах, он предложил две поправки к конституции штата, которые серьезно ограничили налоговую и расходную власть законодательного органа — и штата в целом — и ознаменовали резкий отход от направления, в котором действовали прогрессивные губернаторы. принимал государство в предыдущие три десятилетия.Футрелл, фискальный консерватор, страстно считавший, что государство должно играть очень небольшую роль в делах своих граждан, предложил Девятнадцатую поправку, которая ограничивала законодательные ассигнования фиксированной суммой и требовала трех четвертей голосов в каждой палате законодательного собрания. или одобрение избирателей на всеобщих выборах до увеличения налогов. Двадцатая поправка требует одобрения избирателей, прежде чем штат сможет выпустить новые облигации. Избиратели одобрили обе поправки на последующих выборах.

Тем временем в дельте Арканзаса назревали неприятности иного рода. В 1934 году черно-белые арендаторы и издольщики объединились в Союз южных фермеров-арендаторов (STFU) и начали возражать против того, как осуществлялись программы Управления сельскохозяйственной перестройки (AAA). STFU поднял два основных вопроса. Во-первых, они возражали против того, как плантаторы присваивали выплаты за сокращение урожая — средства, которые они получали в обмен на «аренду» акров федеральному правительству в обмен на отказ от посадки определенных культур, таких как хлопок.Во-вторых, поскольку они больше не выращивали такие трудоемкие культуры, многие плантаторы выселяли посторонних арендаторов. Хотя он встал на сторону плантаторов, огласка жестоких нападений на членов профсоюзов, а также агитация руководства профсоюза в Вашингтоне, округ Колумбия, вынудили Футрелла создать государственную комиссию для изучения ситуации. Хотя STFU так и не достиг своих целей, он привлек широкое внимание к тяжелому положению сельской бедноты штата, и один из его основателей, Х. Л. Митчелл, утверждал, что объединенный профсоюз заложил основу движения за гражданские права, возникшего в 1950-х годах.

К тому времени, когда Футрелл покинул свой пост в 1937 году, штат работал на кассовой основе и фактически имел профицит казны. Его усилия по сокращению штатов и новые налоги на спиртные напитки и азартные игры были в значительной степени ответственны, но многие в Арканзасе пострадали бы, если бы не огромная сумма федеральных денег, поступающих в штат через FERA, AAA и Управление прогресса работ. (WPA). WPA наняла десятки тысяч жителей штата Арканзас для строительных проектов, включая строительство дорог и возведение общественных зданий.Другие сотрудники ВПА брали интервью у бывших рабов, писали истории округов и собирали анкеты по церквям по всему штату. Тем временем Гражданский корпус охраны природы (CCC) направил многих молодых людей из Арканзаса на работу в лагеря в Арканзасе, создав ряд государственных парков.

Не все программы «Нового курса» были столь успешными. Администрация по электрификации сельских районов (REA) столкнулась с жесткой оппозицией со стороны компании Harvey Couch’s Arkansas Power & Light Company (AP&L), которая хотела сохранить сельский рынок электроэнергии для себя.Хотя в период с 1900 по 1940 год электрические сети в Арканзасе расширились, благодаря чему десятки тысяч жителей штата получили современные удобства, электричество стало доступно во многих сельских районах только после Второй мировой войны.

Образ и реальность
Экономические проблемы Арканзаса вместе с его коварной расовой историей усугубили сохраняющуюся проблему с его имиджем. Известный ученый Х. Л. Менкен называл Арканзас «Сахарой ​​Бозарта», имея в виду не только его расовое наследие, но и борьбу против учения об эволюции в государстве.По мере того как религиозный фундаментализм, возникший в конце девятнадцатого века, набирал силу в 1920-х годах, антиэволюция стала одной из его важнейших причин. В 1924 году Баптистская конвенция штата Арканзас отвергла теорию эволюции и начала оказывать давление на законодательные органы с целью принятия закона, направленного против эволюции. Не сумев обеспечить принятие законопроекта о Ротенберри в 1926 году, сторонники этой меры получили достаточно голосов, чтобы внести в бюллетень в 1928 году законопроект, направленный против эволюции, и он увенчался победой.

Многим арканзасцам не нравился образ, созданный Менкеном, точно так же, как они стали возмущаться некоторыми радиоведущими 1930-х годов, которые играли в деревенских характеристиках Арканзасских Озарк.Лам и Эбнер (Честер Лаук и Норрис Гофф) и комик Боб Бернс превратили успешные радиопрограммы в карьеру в кино и представили свои характеристики национальной аудитории. Как предполагают историк Бен Джонсон и журналист и историк Боб Ланкастер, форма юмора Бернса особенно раздражала многих жителей Арканзаса, потому что он сделал деревенщину Арканзаса предметом своих шуток, в то время как Лам и Эбнер просто использовали «простоватость персонажей» в качестве приправы. Тем не менее, большая часть Америки взяла из обоих шоу искаженное изображение Арканзаса, которое они увидели как штат, населенный невежественными горцами.Конечно, в государстве было гораздо больше, и даже когда эти радиопрограммы дезинформировали нацию, поэт Джон Гулд Флетчер, который был одним из потерянных поколений писателей, переживших добровольное изгнание в Париже в 1920-х годах, получал признание. Он написал длинную оду в честь столетия государства в 1936 году, а в 1939 году получил Пулитцеровскую премию в области поэзии.

В то же время Флетчер внес свой вклад в новое понимание народной культуры Арканзаса.В 1935 году он посетил Эмму Дюзенбери недалеко от Мены (графство Полк), которая спела несколько забытых песен. Его рассказ о визите к ней вдохновил других записать их и поместить записи в Библиотеку Конгресса. Одним из тех, кто посетил ее, был фольклорист Вэнс Рэндольф, который брал интервью у горцев в Озарксе и записывал большую часть их музыки. Тем временем музыковед Джон Ломакс посетил тюрьмы Арканзаса и записал «Rock Island Line», ставшую впоследствии известной благодаря Leadbelly, тем самым продемонстрировав богатую блюз-музыку штата.Некоторые общины в конце концов осознали коммерческую ценность прославления своей народной культуры и начали извлекать из этого выгоду, спонсируя фестивали, посвященные народному искусству и музыке. «Час блюза короля печенья», транслируемый из Хелены (графство Филлипс), явился примером этого, а также появлением радио-развлечений в Арканзасе. От Хелены в Дельте до Маунтин-Вью (округ Стоун) в Озарксе общины начали использовать деревенский образ, а не убегать от него. Другие люди с более типичным научным складом ума начали закладывать фундамент для сохранения и развития истории государства.Историческая ассоциация Арканзаса (AHA) опубликовала несколько томов по истории Арканзаса в первом десятилетии двадцатого века, но затем эту организацию затмила Комиссия по истории Арканзаса (теперь называемая Государственным архивом Арканзаса), созданная в 1905 году. Хотя AHC был недофинансирован и мало ценился, он изо всех сил пытался создать архив, чтобы сохранить документальные свидетельства, которые более поздние историки сочтут полезными. В 1930 году два профессора истории (Дэвид Й. Томас и Дж. Х. Аткинсон) начали агитировать за воссоздание AHA, надеясь снова способствовать публикации научных работ по истории штата.Прежде чем они добились успеха, был 1941 год, но с тех пор государство не обходилось без ученых-историков.

Заключение
Между 1900 и 1940 годами в государстве произошел ряд изменений и он боролся с стоящими перед ним проблемами. Некоторые прогрессивные реформы, такие как Сухой закон, отпали, поскольку экономические требования возобладали. Другие, такие как избирательное право женщин и прекращение аренды для осужденных, остались в силе. К концу периода штат отвернулся от активного правительства штата и принял федеральные программы, которые еще больше ориентировали его на зависимость от национальной казны, и эта тенденция сохранялась в последующие десятилетия.Однако, когда нависла Вторая мировая война, государство было плохо подготовлено, как и в 1917 году, чтобы максимально использовать возможности, предоставляемые необходимостью увеличения промышленного производства для военных нужд. Его производственный сектор оставался далеко позади сельскохозяйственной экономики.

Для дополнительной информации:
Arsenault, Raymond. Wild Ass of the Ozarks: Jeff Davis and the Social Bases of Southern Politics . Ноксвилл: Университет Теннесси Пресс, 1984.

Барнс, Кеннет К. Ку-клукс-клан в 1920-х годах Арканзас: как протестантский белый национализм пришел к власти в штате . Фейетвилл: Университет Арканзаса, 2021.

Блэр, Дайан Д. и Джей Барт. Арканзас Политика и правительство: правит ли народ? 2д. изд. Линкольн: Университет Небраски, 2005.

Блевинс, Брукс. Люди с холмов: история озаркеров и их изображения . Чапел-Хилл: Университет Северной Каролины Press, 2002.

Болстерли, Маргарет Джонс. Рожденные в Дельте: размышления о формировании чувствительности южных белых . Ноксвилл: Университет Теннесси Пресс, 1991.

Дуган, Майкл. Арканзас Одиссея: Сага об Арканзасе от доисторических времен до наших дней . Литл-Рок: издательство Rose Publishing Company, 1994.

Гордон, Фон Луиза. Каста и класс: опыт черных в Арканзасе, 1880–1920 годы . Афины: Издательство Университета Джорджии, 1995.

Могилы, Джон Уильям. Город и страна: расовые отношения в городском и сельском контексте, Арканзас, 1865–1905 гг. . Fayetteville: University of Arkansas Press, 1990.

Граббс, Дональд Х. Крик хлопка: Союз фермеров-арендаторов Юга и новый курс . Fayetteville: University of Arkansas Press, 2000.

.

Холли, Дональд. Второе великое освобождение: механический сборщик хлопка, миграция чернокожих и как они сформировали современный Юг .Fayetteville: University of Arkansas Press, 2000.

.

Джонсон, Бен. Арканзас в современной Америке с 1930 года . 2-е изд. Фейетвилл: Университет Арканзаса, 2019.

———. Жестокое одиночество: жизнь Джона Гулда Флетчера . Фейетвилл: Университет Арканзаса Press, 1994

Ледбеттер, Кэлвин Р., младший Карпентер из Конвея: Джордж Вашингтон Донаги в качестве губернатора Арканзаса, 1909–1913 гг. . Фейетвилл: Университет Арканзаса Press, 1993.

Лизенби, Фой. Чарльз Хиллман Бро: биография 90 181. Fayetteville: University of Arkansas Press, 1996.

.

Макнейли, Дональд П. Старая южная граница: хлопковые плантации и формирование общества Арканзаса, 1819–1861 гг. . Fayetteville: University of Arkansas Press, 2000.

.

Moneyhon, Карл. Арканзас и Новый Юг, 1874–1929 гг. . Fayetteville: University of Arkansas Press, 1997.

.

Митчелл, Х. Л. Подлые дела, происходящие на этой земле: жизнь и времена Х.Л. Митчелл, соучредитель Южного союза фермеров-арендаторов . Монтклер, Нью-Джерси: Алланхельд, Осмун, 1979.

Нисвонгер, Ричард Л. Демократическая политика Арканзаса, 1896–1920 гг. . Fayetteville: University of Arkansas Press, 1990.

Полстон, Майкл Д. и Гай Ланкастер, ред. Кану кайзеру: Арканзас и Великая война . Литл-Рок: Книги Батлер-центра, 2015.

Смит, Кеннет Л. Лесопилка: история вырубки последнего великого девственного леса к востоку от Скалистых гор .Fayetteville: University of Arkansas Press, 1986.

Штук, Дороти и Нэн Сноу. Роберта: самый выдающийся Фулбрайт . Fayetteville: University of Arkansas Press, 1997.

.

Уоткинс, Пэтси Г. Все готово: Фотографии Арканзаса из коллекции Управления безопасности фермы, 1935–1943 гг. . Фейетвилл: Университет Арканзаса, 2018.

Уэйн, Джинни, Томас Деблак, Джордж Сабо и Моррис С. Арнольд. Арканзас : Повествовательная история .Фейетвилл: Университет Арканзаса Press, 2002.

Уэйн, Джинни и Уиллард Б. Гейтвуд, ред. Арканзас Дельта: Страна парадоксов . Fayetteville: University of Arkansas Press, 1993.

.

Уэйн, Джинни М. Новая южная плантация: земля, труд и федеральное покровительство в Арканзасе двадцатого века . Шарлоттсвилл: Издательство Университета Вирджинии, 1996.

Джинни Уэйн
Арканзасский университет, Фейетвилл

Последнее обновление: 18.11.2020

«Мир в долгом двадцатом веке» Эдварда Росса Дикинсона — Мягкая обложка

«Четко написанная и наполненная проницательностью, глобальная история Дикинсона за последние 150 лет — это демонстрация силы.Как новички, так и опытные историки найдут на этих страницах проясняющие перспективы, особенно в отношении политической, экономической и экологической истории ». — Дж. Р. Макнил, автор книги

« «Мир в долгом двадцатом веке » предлагает обширный отчет о проблеме. могущественные силы, изменившие наш мир в наше время. Повествовательная дуга «расширения», «взрыва» и «ускорения» убедительна, и убедительно аргументированный и хорошо поддерживаемый акцент Дикинсона на преобразующих технологических, экономических и экологических силах является оригинальным.Выходя за рамки хорошо известных культурных и политических аспектов, эта книга представляет значительный объем малоизвестной информации — часто иллюстрированной свежими графическими представлениями — которая предлагает новые способы интегрировать эту своевременную историю в поистине глобальные рамки ». — Ян Кристофер Флетчер, соредактор Избирательного права женщин в Британской империи: гражданство, нация и раса

« Мир в долгом двадцатом веке — замечательный вклад, предлагающий поистине новаторский подход к глобальной истории, закладывающий историческую основу для понимания социально и экологически неблагополучного мира, с которым мы сталкиваемся сегодня.Он рассказывает историю последних 150 лет на планетарном уровне, то есть с точки зрения человеческого существования и трансформации природного мира. С помощью этой планетарно-экологической линзы Дикинсон находит убедительную основу для синтеза в целом несинтезируемого двадцатого века с историями массовой миграции, империализма, войн и деколонизации, технологических и экономических преобразований Земли и условий жизни людей.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *