Лев толстой в начале 20 века итоги и перспективы реализма кратко: Лев Толстой в начале XX века: Итоги и перспективы реализма

Содержание

Лев Толстой в начале XX века: Итоги и перспективы реализма

Лев Толстой в начале XX века:

Итоги и перспективы реализма

 Отлучение великого бунтаря Л.Н. Толстого от Церкви постановлением Синодом от 22-24 февраля 1901 года, его 80-летие в 1908 году, уход из Ясной Поляны и смерть в 1910 году были объектом и темой множества философско-реальности – для Д.С. Мережковского, В.В. Розанова, Н.А. Бердяева, Вяч. Иванова, строивших свои религиозно-философские концепции, привлекая сочетания Толстого-моралиста, в конечном счете – для В.И. Ленина, убедительно доказаавшего связь толстовских проповедей о непротивлении злу с поведением русского крестьянства в дни революции 1905 года. Но односторонность многих умствований, часто высокоталантливых, как и паломничеств в Ясную Поляну, состояла в одном: шли не к Толстому-художнику, а… к толстовской сохе и рубашке крестьянина.

   Вспомните картину И.Е. Репина, изображающую Толстого на пашне бредущим за белой лошадью и сохой по борозде…

   Между тем он был вовлечен в историю, в духовную жизнь России не через одни проповеди непротивления, а через свои гениальные прозаические творения. Может быть, незаметно для самого Толстого, создавшего на рубеже веков роман «Воскресение» (1899), повести «Хаджи-Мурат» (1896-1904), «Смерть Ивана Ильича» (1884 1886), «Крейцерова соната» (1887 1889), «Отец Сергий» (1890 1898). рассказ «После бала» (1903), драму «Живой труп» (1900). с его произведениями свершилось то же. что и с поэзией Пушкина: произошло массовое усвоение толстовского наследия, его проникновение — через начальную школу, букварь, «Родную речь», журналы вроде «Чтеца-декламатора» — в широчайшие слои народа, во все сословия. И когда в 1910-е годы и позднее футуристы призывали сбросить Пушкина с корабля современности или атаковать, «расстрелять генералов-классиков», то в принципе они не понимали, как коротки у них руки! И Пушкин, и Толстой, и Гоголь жили в тысячах цитат, жили в народе, внутри самого русского языка, во всех жанрах. Их слышали через язык!  

Лев Толстой к тому же не был итогом, завершением движения реализма. Великий писатель открывал в это время новые горизонты для обогащения реализма. «Хаджи-Мурат» был уроком для всей прозы, уроком того, как небольшая повесть может вместить дух и масштабность эпоса. А пьеса «Живой труп» возникла из реальной истории мнимого самоубийцы и стала уроком «развертывания» скрытой драматургии факта, документа в панорамной драме, формой естественного самовыражения материала.

   Поражает изумительное по точности обозначение Толстым своей новой позиции для проникновения в неисследованные глубины сознания в «Посмертных записках старца Федора Кузьмина»: герой этого рассказа, кающийся старец, ведет повествование «на пределе мысли и в начале молитвы». Какое потрясающее сочетание в акте познания, оценке мира знаний, полученных в жизни, в работе мысли и откровений «свыше»! Подобное одушевление знания молитвой присутствует во всей малой, нравоучительной прозе позднего Толстого.

   Подобный язык – « на пределе мысли и в начале молитвы» — усвоил и реализм В. Распутина в «Прощании с Матреной», В. Астафьева в «Царь-рыбе», В. Лихоносова в повести «Люблю тебя светло».

   В романе «Воскресение» с его резким сближением светских слонов и тюрьмы, кабинетов сановников и «дна» Толстой угадал важнейшую потребность литературы: на смену чисто изобразительным, пассивноописательным задачам пришли задачи оценочные, сложные, требующие динамичного развертывания конфликта. Сила деталей вовсе не в их количестве. В рассказе «Хозяин и работник», где описывается мороз, метель, замерзание людей, мелькает всего одна деталь: отчаянно бьющееся на ветру замерзшее, одеревеневшее белье. Деталь говорит о жуткой метели и грядущем испытании человеческого сострадания. Еще более лаконичен язык Толстого в рассказах-притчах: он отказывается от роскошного накопления оценки, суда совести, испытания идеи.

   ХХ век заново оценил и многое разглядел в эпохе Толстого. На пример, многозначность самого слова «мир» в «Войне и мере»: это и перерыв в «войне», и образ бытия в согласии «с миром», и нравственный «мир», и мировоззрение, мироздание.

   Именно в ХХ веке в творчестве Толстого, особенно в эпическом его периоде, была до конца разгадана толстовская тема ухода персонажа из детства, из стихии наивности, чистоты, целостного восприятия мира, и прежде всего дома. Человек ли покидает детство или оно покидает его? Ведь в жизни каждого человека есть состояние такого ухода, расставания, очерствения после встречи с суровейшим веком… И в такие мгновения мы оглядываемся на ту же Наташу Ростову, представленную, как известно, и в детском, и во взрослом, материнском, состояниях, но ни в чем не меняющуюся, сохранившуюся во всей чистоте, не порвавшую с прошлым. В ХХ веке эта светлая фигура стала как бы ближе к читателю, ярче, крупнее.

   В поздних произведениях, в особенности в так называемой назидательной прозе, Толстой добился предельной емкости, концентрации формы, сложного взаимодействия деталей и целого, изображения и оценки.

   Конечно, от него, великого морализатора, многие ждали спасительных советов относительно смысла и целей жизни. Но и в этих советах он часто оставался художником. Когда молодой Иван Бунин в 1989 году написал Толстому исповедальное письмо с вопросом – как реализовать себя в мире, как включиться в поток жизни и не потеряться себя, Толстого ответил ему: «Не ждите от жизни ничего лучше того, что у Вас есть теперь, — момента более серьезного и важного, чем тот, который Вы теперь переживаете… Не думайте также о форме жизни иной, более желательной: все безразличны. Лучше та, в которой требуется напряжение духовной силы…» При личной встрече с Буниным он повторит тот же совет видеть бытие через быть и добавить еще одно: «Счастья в жизни нет, есть только зарницы его».

   Для современника Бунина реалиста Ивана Шмелева, автора повести «Человек из ресторана», Толстой и Достоевский стали наставниками в своеображения прорыве к сокровеннейшей сути человека, в искусстве изображения того, какчеловек выпадает из сферы политизированных страстей, освобождается от них в религиозном просветлении. Кстати говоря, и Бунин впоследствии напишет книгу «Освобождение Толстого», запечатлев в ней и свой путь освобождения от мелкой злободневности, публицистичности мысли.

Творчество Л. Н. Толстого начала XX века («Хаджи-Мурат», «Живой труп») | доклад, реферат, сочинение, сообщение, отзыв, статья, анализ, характеристика, тест, ГДЗ, книга, пересказ, литература

Тема: Общие темы

В последний период жизни основ­ная энергия Толстого была направ­лена на деятельность публицисти­ческого характера. Однако он не переставал занимать­ся и художественной литературой. Правда, не все произведения были им закончены или опубликованы при жизни. Причиной этого послужило, очевидно, убеждение писателя, что художественное творчество вообще не отвечает насущным задачам времени.

В произведениях, над которыми Толстой работал в начале XX в., на первый план выдвигается вопрос о личной нравственной ответственности человека, о необходимости противодействовать растлевающему вли­янию среды: «Живой труп» (1900), «Хаджи-Мурат» (1896—1904), «После бала» (1903), «Фальшивый ку­пон» (1904) и др.

Замысел «Хаджи-Мурата» связан с кавказскими впечатлениями писателя. Но в отличие от его воен­ных рассказов и повести «Казаки» в центре внима­ния оказывается не дворянский интеллигент с его напряженными исканиями истины и смысла жизни, а «красивый и цельный тип настоящего горца», способного и на жестокость, и на хитрость, но вместе с тем внушающего симпатию. Глазным объек­том изображения в повести стала стихийная жизнь во всей ее сложности и противоречивости. На перед­ний план выдвигается волевое, героическое начало в духовном мире личности. Толстой поэтизирует образ Хаджи-Мурата, подчеркивая его свободолюбие, непо­корность, близость к миру народной поэзии, при­роды, свойственное ему естественное нравственное чувство, исключающее любые сделки с совестью. Материал с сайта //iEssay.ru

Напряженный нравственный кон­фликт, ставший основой рассказа «После бала», приобрел острую драматическую форму в драме «Живой труп». Лю­ди, окружающие героя пьесы Федора Протасова, внешне выглядели вполне респектабельно и достой­но. Но Протасов, обостренно чувствующий любое проявление лжи и фальши, не может жить в обществе, все существование которого построено на лицемерии, притворстве и предательстве.

На этой странице материал по темам:
  • толстой 20 век
  • анализ произведения хаджи мурата
  • лев толстой творчество в начале 20 века
  • отзыв на хаджи-мурат толстого
  • хаджи-мурат толстой книга рецензия школа

Реализм Льва Толстого и его влияние на развитие русской литературы (Толстой Л. Н.)

В творчестве Толстого полно сказались те национальные черты русской литературы, на которых основана ее всемирная слава: трезвая правдивость художественного отражения жизни, патриотическое чувство, прямота и бесстрашие в постановке социальных вопросов, беспощадное обличение эксплуататоров, страстная защита угнетенных, чувство уважения к трудовому народу.

Толстой выдвинул новые принципы изображения человека в литературе. Он нашел оригинальные способы передачи внутреннего мира человека во всей его сложности, в противоречивом, диалектическом развитии. Толстой придавал громадное значение стихийным, эмоциональным началам в психике человека, но это вовсе не означало умаления разума. Напротив, стремление к добру, истине, справедливости — важнейшие проявления именно сферы сознания. Чистота нравственного чувства, отмеченная еще Чернышевским, находится у Толстого в неразрывной связи с тончайшим анализом «диалектики души» человека.

Большим художественным достижением Толстого-реалиста было глубокое постижение им «текучести», подвижности человеческой натуры (люди как реки…»). Его привлекали не только законченные, уже сформировавшиеся характеры, но и герои, не останавливающиеся в своем развитии, способные к нравственным кризисам, духовному возрождению. Преодолевая рационалистическое объяснение человеческого характера, Толстой не соглашался с мыслью о непреодолимом влиянии среды на человека. Великий художник всячески стремился пробудить самосознание людей. И не случайно любимые его герои так настойчиво искали самостоятельные ответы на самые важные, самые насущные вопросы о смысле жизни, о цели человеческого существования. Писатель был убежден, что человек должен сам нести нравственную ответственность за свои поступки, за всю свою жизнь. И вполне закономерно растущее сопротивление его героев тем обстоятельствам, которые препятствуют наиболее полному проявлению их духовной сущности.

Реализм Толстого, основанный на творческом использовании лучших традиций русской класической литературы, оказал громадное воздействие на процесс ее дальнейшего развития. Младшие современники Толстого — Чехов, Гаршин, Мамин-Сибиряк, Короленко, Куприн, Бунин, Максим Горький не могли пройти мимо художественных достижений Толстого. Следуя за своим гениальным предшественником, косвенно или даже прямо полемизируя с ним, они ясно отдавали себе отчет в том, что дальнейшее развитие литературы невозможно без учета и использования того, что сделал автор «Войны и мира» и «Смерти Ивана Ильича».

Толстой выдвинул важнейшее методологическое положение, объясняя суть и причины мирового значения гениального русского писателя:

* «…Л. Толстой сумел поставить в своих произведениях столько великих вопросов, сумел подняться до такой художественной силы, что его произведения заняли одно из первых мест в мировой художественной литературе» .

Именно поэтому творчество Толстого оказывает благотворное воздействие на развитие мировой культуры. Выдающиеся зарубежные писатели Р. Роллан, Ф. Мориак, Р. Мартен дю Гар (Франция), Т. Драйзер, Э. Хемингуэи, Т. Вулф (США), Б. Шоу, Дж. Голсуорси (Англия), А. Стринберг и А. Лундквист (Швеция), М. Садовяну (Румыния), Э. Ожешко, Б. Прус, Я. Ивашкевич (Польша), И. Вазов (Болгария), М. Пуйманова (Чехословакия), писатели Индии, Японии, Китая, Африки, Латинской Америки — все признавали громадный литературный и нравственный авторитет гениального представителя русской литературы, отмечали первостепенное значение его художественных открытий в мировом литературном процессе.

В литературе традиции Толстого широко используются, начиная с первых шагов ее формирования и на всех последующих этапах ее развития. Обращение к бесценному опыту Толстого способствует постановке в новейшей литературе острых проблем нравственности, разработке «вечных вопросов» о смысле жизни, месте человека в обществе, о его моральной ответственности за себя и за все, что совершается в мире. Как писал Л. Леонов, «все в нашей духовной жизни содержит след его творческого наследия.

Велико значение Толстого в развитии литератур всех народов нашей страны. Творчество русского классика способствовало демократизации национальных литератур. Художественный опыт Толстого помогал многим писателям воспринимать мир в его кричащих противоречиях, усиливал их обличительный пафос. Произведения великого писателя стали школой гуманизма, правдивости, высокого мастерства и гражданской ответственности. Толстой сыграл важную роль в истории русско-украинских культурных связей. Он искренне сочувствовал страданиям украинского народа, с возмущением писал о жестоких репрессиях царского правительства против участников крестьянских волнений в Харьковской и Полтавской губерниях. В ряде его произведений с большой симпатией нарисованы образы украинских крестьян, рядовых солдат. Как и многие другие русские писатели, Толстой с большим уважением относился к истории украинского народа, его культуре, народным песням, языку.

Толстой был знаком с поэзией Шевченко. Среди его произведений он особенно ценил поэму «Наймичка», в которой русского писателя особенно поразила разработка вечной темы — самоотверженной материнской любви. Шевченко также знал ранние произведения Толстого, с одобрением отзывался о его педагогической деятельности. Эта деятельность интересовала также и Марко Вов-чок, которая была знакома с Толстым.

Среди деятелей украинской культуры наибольшее внимание Толстого привлек Григорий Сковорода, которого он называл мудрецом. Ему было близко учение украинского философа о самоусовершенствовании, его простота, презрение к мирским благам, богатству, роскоши. Л. Толстой встречался с выдающимися представителями украинского театрального искусства — М. Заньковецкой, М. Кропивницким и высоко ценил их актерское мастерство.

Вокруг истолкования творчества Толстого в украинской дооктябрьской литературе и журналистике шла напряженная борьба. Буржуазно-националистическая критика предпринимала попытки принизить значение критического реализма Толстого, поставить под сомнение ценность его наследия для украинской литературы или выделить в его произведениях преимущественно религиозные мотивы. Эти тенденции резко критиковал Франко в статье «Щиристь тону щиршть переконань» (1905).

Как показано в исследованиях многих литературоведов (И. Я. Заславского, Н. Е. Крутиковой, В. Ф. Осмоловского, М. М. Пархоменко, А. А. Сахалтуева, Ю. 3. Янковского и др.), творчество Толстого помогло украинским писателям демократического лагеря углубить реалистическое понимание действительности, понять общественные конфликты эпохи. Под воздействием великого русского писателя в украинской литературе укреплялось психологическое направление в реализме, усваивались принципы анализа «диалектики души», обогащалось представление о сложных связях человека и общества.

Для восприятия важнейших творческих уроков Толстого нужна была соответствующая почва. Она уже существовала в последней трети XIX в., когда в результате внутреннего развития украинская литература достигла больших идейно-творческих достижений. В этих условиях художественные открытия Л. Толстого приобретали для украинских писателей огромную притягательность. Творчески воспринятый опыт Толстого не только не отрывал их от прогрессивных национальных традиций, но, напротив, нередко способствовал более вдумчивому обращению к этим традициям, к глубокому изучению жизни своего народа, к органическому сочетанию эпического размаха и пристального внимания к судьбам отдельных людей.

В популяризации Л. Толстого очень большую роль сыграл И. Я. Франко. Он издал на Западной Украине ряд произведений классика русской литературы («Смерть Ивана Ильича», «Севастопольские рассказы», «Казаки», «Воскресение»), посвятил ему несколько литературно-критических статей. Не все конкретные суждения Франко были справедливы. Порою он, борясь с толстовской проповедью непротивления злу насилием, с призывами к всепрощению, не замечал той «мысли народной», которая определяла пафос многих произведений гениального писателя и прежде всего роман «Война и мир», явно недооцененный Франко. Но в общей оценке реализма Толстого, в суждениях о ряде его произведений украинский писатель проявил большую проницательность. Непримиримо отвергая реакционные тенденции в философских взглядах Толстого, Франко подчеркивал мировое значение его творчества.

РЕАЛИЗМ ТОЛСТОГО

 

РЕАЛИЗМ ТОЛСТОГО

Горький говорил о Толстом, что произведения его «написаны со страшной, почти чудесной силой». ЭтА сила изображения жизни определяется  непревзойдённым реализмом творчества Толстого.

В произведениях Толстого нет никаких следов фантастики и изощрённости. Великий писатель пытливо всматривается в жизнь, внимательно следит за биением её пульса, напряжённо слушает, чутко обоняет и осязает — и вот со страниц его произведений встают картины действительности, трепещущие как сама жизнь. Так, вооружённый методом тончайшего реализма, рисует Толстой «непревзойдённые картины русской жизни» (В. И. Ленин).

В. И. Ленин называет реализм Толстого «самым трезвым реализмом». Рисуя сочными, многоцветными красками русскую действительность, Толстой в то же время выступает в роли судьи фальшивых сторон жизни, безбоязненно срывая «все и всяческие маски» с людей и жизни. Достаточно указать на изображение ужасов войны в романе «Война и мир», на рассуждение Андрея Болконского о сущности войны (в главе XXV третьего тома романа) и характеристику великосветского общества в романе, чтобы понять «страшную» разоблачающую силу реализма Толстого.

Приём разоблачения, свойственный Толстому, выражается, в частности, в том, что он любит называть вещи «своими именами». Так, маршальский жезл он называет в романе «Война и мир» просто палкой, а пышную церковную ризу в романе «Воскресение»- парчовым мешком.

Стремлением Толстого к реализму объясняется и то, что Толстой беспристрастно указывает недостатки в характере даже любимых героев. Он не скрывает, например, что Пьер Безухов с головой бросался в безудержный разгул, что Наташа изменила князю Андрею и т. п.

Стремление к глубочайшей жизненной правде вплоть до «срывания всех и всяческих масок» — основная черта художественного реализма Толстого.

Тот же глубочайший реализм мы видим в приёмах психологического анализа Толстого.

Лев Толстой — один из величайших художников-психологов в мировой литературе.

Главная особенность Толстого как художника-психолога заключается, по определению Чернышевского, в том, что «его интересует самый процесс и едва уловимые явления этой внутренней жизни, сменяющиеся одно другим с чрезвычайной быстротой и неистощимым разнообразием».

Толстой сам говорит о привлекательности для художника задачи написать такое произведение, в котором душевная жизнь героев была бы изображена во всей её сложности, противоречивости и многообразии. Ему кажется очень важным «ясно показать текучесть человека, что он, один и тот же, то злодей, то ангел, то мудрец, то идиот, то силач, то бессильное существо».

«Текучесть человека», динамика характера, «диалектика души»1-вот то, что стоит в центре внимания Толстого-психолога.

Как в жизни всё изменяется, развивается, движется вперёд, так и душевная жизнь его героев даётся как сложный процесс, с борьбой противоречивых настроений, с глубокими кризисами, со сменой одних душевных движений другими. Герои его и любят, и страдают, и ищут, и сомневаются, и заблуждаются, и верят. Один и тот же герой у Толстого знает и прекрасные порывы ввысь, и тонкие, нежные и душевные движения, и срывы, и падения в бездну низких, грубых, эгоистических настроений. Он, выражаясь словами Толстого, предстаёт перед нами то как злодей, то как ангел.

Этот приём изображения «текучести человека» мы можем найти в любом романе Толстого. Душевная жизнь Пьера Безухова, как мы уже видели, полна противоречий, исканий и срывов. Долохова мы знаем как циника и бесшабашного гуляку — и в то же время в душе этого человека мы находим самые нежные, трогательные чувства к матери. Стоит вспомнить образы Андрея Болконского, Пьера Безухова и Наташи Ростовой, и нам станет ясно, с каким художественным мастерством Толстой изображает «диалектику души» своих героев, сложность и «текучесть» человеческого характера


← ПРИЕМЫ РАСКРЫТИЯ ОБРАЗА У ТОЛСТОГО   ВОЙНА И МИР ХУДОЖЕСТВЕННАЯ ФОРМА РОМАНА →

Еще по данной теме::


Конспект вводного урока по литературе на тему «Русская литература на рубеже 19-20 веков» (11 класс)

Уроки 1,2.

Вводные уроки литературы в 11 классе.

Тема: Русская литература на рубеже19-20 веков. Обзор русской лит-ры 20 века. Модернизм и реализм.

Цели урока:

1.Показать взаимосвязь и взаимовлияние литературной и общественной мысли конца XIX –начала XX вв. с историческими процессами в стране и мире;

2.Дать представление об основных тенденциях в литературе конца XIX –начала XX веков;

3.Дать представление о традиционной периодизации литературы XX века;

4.Осознать кризисность эпохи начала XX века и понять её причину;

5. Дать общее представление о литературных течениях начала XX века;

6.Воспитывать чувство сопричастности и сопереживания к истории России, любовь к ее культуре.

Значение художественной литературы огромно потому, что

она действует одновременно и одинаково сильно на мысль и

чувство.

М.Горький.

Ход урока.

  1. Оргмомент. Психологический настрой на урок.

  2. Совместное формулирование темы и целей урока.(Русская литература на рубеже 19-20 веков.

Рассмотреть взаимосвязь литературы и общественно-политической мысли конца 19 — начала 20 веков с историческими процессами в стране и в мире и их взаимовлияние.

Познакомиться с тенденциями русской литературы конца 19 — начала 20 веков; дать толкование понятиям «серебряный век», «модернизм», «декаданс».) Слайд 1,2

  1. Лекция учителя. (По ходу лекции беседа)

Историко-культурная ситуация.

  1. Вступление к уроку. На рубеже веков Россия пережила перемены во всех областях жизни. Этот рубеж характеризовался предельной напряжённостью, трагичностью времени. Магически действовала дата перехода от века к веку. В общественных настроениях преобладали ощущения неуверенности, неустойчивости, упадка, конца истории. Слайд 3

  2. Вопрос: Какие важнейшие исторические события происходили в России в начале 20 века? Слайд 4

  3. Слово учителя. Слайд 5

Для России это время ознаменовалось тремя революциями, двумя мировыми войнами, гражданской войной, целым рядом побед, оказавших влияние на мировую историю, и едва ли не меньшим количеством трагедий, принёсших народу неисчислимые страдания.

  1. Вопрос: Какой была внутриполитическая обстановка в стране?

  2. Слово учителя. Слайд 6

Необходимость перемен, перестройки. В России противоборствовали 3 основные политические силы: защитники монархии, сторонники буржуазных реформ, идеологи пролетарской революции.

Выдвигались различные варианты программ перестройки: Слайд 7

-«сверху», средствами «самых исключительных законов», приводящих «к такому социальному перевороту, к такому перемещению всех ценностей, какого еще не видела история» (П.А.Столыпин).

Средства переустройства «сверху»:

Манифест 17 октября 1905 года, учреждение Думы.

-«снизу», путем «ожесточенной, кипучей войны классов, которая называется революцией» (В.И.Ленин).

Средства переустройства «снизу»:

Теоретическая подготовка революции и террор.

  1. Слово учителя. Слайд 8

Рубеж 19 и 20 веков характеризуется и значительными научными открытиями, повлекшими за собой кризис классического естествознания.

  1. Вопрос: Какие наиболее важные научные открытия в области естествознания были сделаны в это время? Слайд 8

  2. Слово учителя. Слайд 9

Научные открытия в области естествознания:

  • -открытие рентгеновских лучей,

  • -определение массы электрона,

  • -исследование радиации,

  • -создание квантовой теории,

  • -теория относительности,

  • -изобретение беспроволочной связи.

Вывод: Слайд 10 Естествознание 19 века постигло, казалось, почти все тайны мира. Отсюда позитивизм, некая самоуверенность, вера в силу человеческого разума, в возможность и необходимость покорения природы(вспомним Базарова: «Природа не храм, а мастерская, и человек в ней работник»).

Научные открытия рубежа 19-20 веков перевернули представления о познаваемости мира. Ощущения кризиса естествознания выразились формулой «Материя исчезла». Это привело к поиску иррациональных объяснений новых явлений, тяге к мистицизму.

Слайд 11.Научные открытия явились основой сдвига в общественном сознании.

Как считал философ Вл. Соловьев, вся прежняя история завершена, на смену ей приходит не следующий период истории, а нечто совершенно новое – либо время одичания и упадка, либо время нового варварства; между концом старого и началом нового нет связующих звеньев; «конец истории сошелся с ее началом».

Слайд 12.В 1893 году Дмитрий Мережковский в работе « О причинах упадка и новых течениях современной русской литературы» писал о приметах грядущего перелома во всех областях жизни: « Наше время должно определить двумя противоположными чертами – это время самого крайнего материализма и вместе с тем самых страстных идеальных порывов духа. Мы присутствуем при великой многозначительной борьбе двух взглядов на жизнь, двух диаметрально противоположных миросозерцаний. Последние требования религиозного чувства сталкиваются с последними выводами опытных знаний».

Слайд 13. Л.Н.Толстой в 1905 году в работе «Конец века» отмечал:« Век и конец века на евангельском языке не означает конца и начало столетия, но означает конец одного мировоззрения, одной веры, одного способа общения людей».

Слайд 14. В книге Волынского «Книга великого гнева» ( 1904) :

«Все живет теперь мыслью о духе, о божестве, о последних тайнах и правдах жизни, и минутами кажется, что придет кто-то сильный, мощный, какой-то новый гениальный и даст простой и научно понятный для всех синтез всему, что разработано, прочувствовано и продумано всеми нами. Он оформит брожение наших душ и умов и рассеет наши туманы и откроет перед нами перспективы новых научно-философских и религиозных исканий»

Слайд 15. Вывод:

Философ Н.Бердяев так охарактеризовал это время русского культурного ренессанса:

«Это была эпоха пробуждения в России самостоятельной философской мысли, расцвета поэзии и обострения эстетической чувствительности, религиозного беспокойства и искания интереса к мистике и оккультизму…соединялись чувства заката и гибели с чувством восхода и с надеждой на преображение жизни».

Слайд 16. Идеи обновления христианского сознания были созвучны языческим по сути идеям Ф.Ницше с его обличениями христианства как помехи на пути личности к ее сверхчеловеческому состоянию, с «переоценкой ценностей», с его учением о «воле и свободе», с отказом от морали, от Бога( «Бог умер!»). То есть, по Ницше, упадок связан с кризисом христианства, вместо Бога-человека нужен новый, сильный «сверхчеловек», для которого не существует «старая» мораль: «а нищих надо бы совсем уничтожить», «укоры совести учат кусать других», «падающего – толкни».

Восприняв идеи Ницше, русские мыслители не пошли за ним до конца. Для русской религиозной мысли ницшеанство – это упадок, декаданс европейской философии, предмет для критического анализа.

Слайд 17.

Философия на рубеже веков:

  • Марксистская (Развитие эстетики будет происходить с опорой лишь на «материалистическое понимание истории»).

  • Ф.Ницше и его теория о «воле и свободе» (« …а нищих надо бы совсем уничтожить»;«…укоры совести учат кусать других»;«…падающего – толкни»).

  • Богоискательство (Перестроить формы гражданского быта и человеческого существования на основании обновления христианства. То есть попытка сформулировать универсальные законы, которые сдержат агрессивные силы человечества).

«Богоискательство» (религиозно-философское течение в среде русской либеральной интеллигенции) не принимало капиталистический путь как путь бездуховного прагматизма, не принимало и идеи социализма, в котором виделись закономерное продолжение капитализма, снижение уровня культуры, отсутствие свободы и творчества. В революционном движении богоискатели видели лишь «русский бунт против культуры» (Н.Бердяев).

.Культуре же придавалось особое значение. Искусство, литература послужили художественной формой для выражения философских идей. Новая литература должна была стать способом установления мировой гармонии, способом постижения истины.

Примечание: Все три основных направления философии уходят от истинной веры – акт богоотступничества.

Русская литература на рубеже 19-20 веков.

  1. Слово учителя. Слайды 18,19

        Литература рубежа веков и начала XX века, ставшая отражением противоречий и поисков эпохи, получила название Серебряного века. Это определение введено в 1933 г Н.А. Оцупом (парижский журнал русской эмиграции «Числа»). Время Пушкина, Достоевского, Толстого, т.е. XIX столетие он назвал отечественным «золотым веком», а последовавшие за ним «как бы стиснутые в три десятилетия явления» — «серебряным веком». Содержание этого определения претерпело значительные изменения. Первоначально оно характеризовало вершинные явления поэтической культуры — творчество Блока, Брюсова, Ахматовой, Мандельштама, других выдающихся художников. Определение «серебряный век» относили и к русскому искусству в целом — к творчеству живописцев, композиторов, философов. Оно стало синонимом понятия «культура рубежа веков». Однако в литературоведении термин «серебряный век» постепенно закрепился за той частью художественной культуры России, которая была связана с новыми, модернистскимитечениями — символизмом, акмеизмом, «неокрестьянской» и футуристической литературой.

Слайд 20. Ощущение кризисности эпохи было всеобщим, но в литературе отражалось по-разному. В начале XX века продолжались и развивались традиции реалистической литературы; еще жили и творили Л.Н. Толстой и А.П. Чехов — их художественные достижения и открытия, отразившие новую историческую эпоху, выдвинули этих писателей на ведущие позиции не только русской, но и мировой литературы.
Слайд 21. В это время создавали свои произведения В.Г. Короленко, В.В. Вересаев, М. Горький, А.И. Куприн, И.А. Бунин, Л.Н. Андреев и другие писатели-реалисты. Реалистическая литература преодолевала свой кризис.

Новая реалистическая литература отказалась от героя-носителя представлений автора. Авторский взгляд обратился к вечным проблемам, символам, к библейским мотивам и образам, к фольклору.

Авторские раздумья о судьбах человека и мира рассчитывали на сотворчество, звали к диалогу.

Новый реализм ориентировался на русскую литературную классику, прежде всего на творческое наследие Пушкина.

Слайд 22.         В связи с развитием марксизма в России возникло направление, связанное с конкретными задачами социальной борьбы. «Пролетарские поэты» привлекали внимание к тяжелому положению трудящихся, экспрессивно передавали некоторые общественные настроения; их революционные песни и пропагандистские стихи были ориентированы на то, чтобы внести вклад в дело революции, принести конкретную пользу пролетарскому движению, послужить идеологической подготовкой к классовым боям.

Слайд 23. Понятие «серебряный век» связано прежде всего с модернистскими течениями.
        Модернизм (от франц. «новейший», «современный») подразумевал новые явления в литературе и искусстве по сравнению с искусством прошлого, его целью было создание поэтической культуры, содействующей духовному возрождению человечества, преображение мира средствами искусства. Особая роль отводилась автору, художнику -роль прорицателя, пророка, способного постичь средствами искусства мировую гармонию. Модернизм объединил целый ряд течений, направлений, наиболее значительными среди которых стали символизм, акмеизм и футуризм. Модернизм охватил все сферы искусства.

Слайд 24. В эстетике модернизма отразился пафос «конца века», неминуемой гибели мира, обреченности, упадка. Поэтому многие годы модернизм отождествляли с декадансом (от лат. «упадок»). Декаданс как тип сознания характеризуется настроениями пассивности, безнадежности, неприятием общественной жизни, стремлением замкнуться в мире своих душевных переживаний.

Примером выражения таких настроений могут служить строки К. Бальмонта:

        Я ненавижу человечество, Я от него бегу, спеша. Мое единое отечество -Моя пустынная душа.

Серебряный век не был «оборван» в 1917 году, а жил и после него в скрытых формах в поэзии А. Ахматовой, М. Цветаевой, в творчестве Б. Пастернака, в литературе русской эмиграции.

Слайд 25. Острая полемика, эстетическая борьба между двумя основными литературными направлениями — реализмом и модернизмом- характерна для литературной жизни рубежа веков.

Но споры о роли искусства приобретали более широкое, уже внелитературное значение.

«Чистому искусству» было противопоставлено искусство «полезное».

В статье «Партийная организация и партийная литература» (1905) Ленин вводит принцип «партийной литературы» в противовес «литературному индивидуализму». Каждый писатель, литератор рассматривается лишь как представитель определенного класса, приверженец тех или иных партийных взглядов. Литература понимается как форма агитации и пропаганды.

Слайд 26.         Статья Ленина сыграла огромную роль в истории литературы. Она стала программой всей литературы советской, она стала причиной того, что талантливые писатели, поэты оказались непризнанными, непонятыми, репрессированными, убитыми или выставленными из родной страны.

  1. Слайд 28. Задание: Прослушайте стихотворение В.Брюсова «Мы» и сопоставьте время, в которое мы живём, с рубежом 19-20 веков.

В мире широком, в море шумящем

Мы-гребень встающей волны,

Странно и сладко жить настоящим,

Предчувствием песни полны.

Радуйтесь, братья, верным победам!

Смотрите на даль с вышины!

Нам чуждо сомненье, нам трепет неведом,-

Мы-гребень встающей воны.

— Вот результаты сопоставления:

1. Перестройка во всех областях жизни.

2. Борьба идей.

3. Многопартийность.

4. Путь реформ и насильственный путь(терроризм)

  1. Промежуточная проверочная работа. Тест. Слайд 29.

1. какие важнейшие исторические события происходили в России на рубеже 19-20в. ?

2. Как повлияло развитие науки на умонастроения общества?

3. Дайте характеристику основных политических сил в России в н.20в.

4. Как вы понимаете высказывание Ф. Ницше: «Бог умер!»?

5. В чем суть богоискательства?

6. Кто ввел определение «Серебряный век»: Н.Бердяев, Н.Оцупа, А.Блок, В.Соловьев?

7.Назовите имена писателей-реалистов, работавших в н.20в.

8. Дайте определение понятия «Серебряный век».

9. Какие тенденции отразились в эстетике модернизма?

10. Что подразумевается под выражением «партийная литература»?

  1. Слово учителя.

Итак, последнее десятилетие 19 века открывает в русской литературе новый этап. Радикально изменились буквально все стороны жизни России – экономика, политика, наука, культура, искусство. Н.Бердяев так сказал об этом времени: «Это была эпоха пробуждения в России самостоятельной философской мысли, расцвета поэзии и обострения эстетической чувствительности…» Русская литература стала многослойной. Появились различные литературные направления. Перечислим их.

Основные направления литературы 19-20 веков.

  1. Критический реализм.

  2. Декаданс.

  3. Модернизм: символизм, акмеизм, футуризм.

  4. Социалистический реализм.

Рассмотрим их более подробно. Учащиеся по ходу урока составляют таблицу.

2.Декаданс (конец 19-начало 20 в.), в переводе с французского «упадок»

3.Модернизм ( от франц. «современный»).

А) Символизм (1870-1910г.)

Первое и самое крупное течение, возникшее в России.

Б) Акмеизм (возникло в начале 1910-х годов)

В) Футуризм (будущее)

4. Соц. реализм.

1.Правдивое, объективное отображение действительности в её историческом развитии.

2.Продолжение традиций русской литературы 19 века, критическое осмысление происходящего.

3.Человеческий характер раскрывается в связи с социальными обстоятельствами.

4. Пристальное внимание к внутреннему миру человека.

1.Это определённое умонастроение, кризисный тип сознания, который выражается в чувстве отчаяния, бессилия, душевной усталости.

2.Настроение безнадёжности, неприятия действительности, стремление замкнуться в своих переживаниях.

1.В творчестве возобладало не столько следование духу природы и традиции, сколько свободный взгляд мастера, вольного изменить мир по своему усмотрению, следуя личному впечатлению, внутренней идее или мистике.

2.Основу его составляли 3 течения: символизм, акмеизм, футуризм.

1. Выражение идеи с помощью символов.

2. Метафоричность, «Поэзия намёков», иносказательность, культ впечатления.

3. Внутренний мир человека – показатель общего трагического мира, обречённого на гибель.

4. Существование в двух планах: реальном и мистическом.

5. Главная заслуга- создание новой философии культуры, выработка нового мировоззрения. Оно сделало искусство более личностным.

1.Это попытка заново открыть ценность человеческой жизни, отказавшись от стремления символистов познать непознаваемое.

2.Возврат слову его изначального, не символического смысла.

3. Главное значение – Художественное освоение многогранного и яркого земного мира.

1.Авангардное течение, отрицающее художественное и нравственное наследие.

2. Создание «заумного языка», игра слов и букв.

3. Любование словом вне зависимости от смысла. Словотворчество и словоновшество.

1.Правдивое, исторически-конкретное изображение действительности в её революционном развитии.

2. Основная задача: идейная переделка и воспитание трудящихся в духе социализма.

3. Писатель-это выразитель идей социализма.

4. Герои-борцы за идею, труженики, честные, справедливые люди.

5. Итог урока. Слово учителя.

Вывод. Наша задача, задача читателя,-разобраться в духовной жизни ушедшего века. Духовная память народа должна пережить века и тысячелетия, чтобы воскресла духовная мощь России. Лучшие поэты эпохи редко замыкались в рамках определённого литературного течения. Поэтому реальная картина литературного процесса этого периода определяется творческими индивидуальностями писателей и поэтов, чем историей направлений и течений.

6. Домашнее задание.

1) Выучить основные положения лекции.

2) Мини-сочинение на одну из тем: «Рекомендую почитать», «Любимая книга современной прозы», «Меня потрясла книга» и др. ( по жел.)

3) Сообщения о жизни и творчестве И.А.Бунина, об особенностях лирики поэта, выраз.чт стихов.

Русская литература в конце XIX — начале XX века

Федор Михайлович Достоевский. Портрет работы В. Г. перова. 1872 год.

Конец XIX и начало XX в.— исключительно важный этап в развитии русской литературы. В этот период она оказывает наибольшее влияние на литературы других стран как запада, так и востока, а в ней самой резко обостряется борьба двух культур и закладываются основы будущей, качественно новой литературы социалистического реализма.

Освободительные идеи находят отражение в творчестве все большего числа художников. «Великое народное море, взволновавшееся до самых глубин», определяет высокий гражданский пафос русских писателей и их неослабный интерес к вопросам общественной жизни. В тесной связи русской литературы с жизнью народных масс кроется в конечном счете источник ее художественного новаторства и секрет успеха ее в читательских кругах всего мира.

Русская литература конца XIX в. обязана своим всемирно-историческим значением прежде всего творчеству Л. Н. Толстого и Ф. М. Достоевского. В 70-е годы Толстой создает свой второй большой роман — «Анна Каренина», а к началу 80-х годов, мучимый социальными и нравственными вопросами, переживает перелом в мировоззрении и становится, по его же словам, «адвокатом стомиллионного земледельческого населения России». Его художественный метод, все его художественные средства подчиняются теперь главной цели — обличению самодержавного государства («Хаджи Мурат», 1904 г.), царской администрации, суда, казенной церкви («Воскресение», 1899 г.), буржуазной семьи («Смерть Ивана Ильича», 1886 г.). Как необходимое средство обличения появляется сатира (комедия «Плоды просвещения», 1889 г.). В творчество писателя органически входит публицистика; строже становится отбор деталей. Резко возрастает идейная и художественная «емкость» произведений Толстого.

Лев Николаевич Толстой. Портрет работы Н. Н. Ге. 1884 год.

В «Воскресении» Нехлюдов проходит через круги ада самодержавной России, наблюдая и сравнивая жизнь различных слоев общества: барски-бюрократический Петербург, нищая деревня, тюрьма и ссылка. К концу романа в умственном кругозоре Нехлюдова и читателя возникают «сотни и тысячи жертв» — вся Россия, все ее нелепое общественное устройство, от величественного Сената и до грязного сибирского полу-этапа, «от Петропавловской крепости до Сахалина», вся система насилия и угнетения «от пристава до министра».

Великий художник далеко раздвинул рамки реализма; это особенно сказалось в способах психологического анализа. Как никто до него, Толстой погружается во внутренний мир отдельной личности, как бы вводит читателя в глубь сознания своих героев; скрытая, незаметная извне работа мысли, законы и формы психического процесса, «диалектика души» становятся специальным предметом его художественного внимания. В то же время Толстой создает эпические картины невиданной ранее широты и масштабности. Умение нарисовать картину целого общества, создать обобщенный образ народа и вместе с тем умение проследить под художественным микроскопом мельчайшие оттенки душевных движений персонажей — такое соединение было новаторским в масштабах не только русской, но и всей мировой литературы.

Толстой ввел в литературу понятие «текучести» характера; человеческий характер для него не есть что-то всегда равное самому себе; он беспрерывно «течет» под воздействием жизненных впечатлений, требующих осмысления и переработки. Никто до Толстого не умел с такой силой и убедительностью показать, что человек «бывает часто совсем непохож на себя, оставаясь все, между тем, одним и самим собою» («Воскресение»). «Люди как реки»,— говорит писатель. В Анне Карениной, какой она является в конце романа, глубоко несчастной, подозрительной, неуравновешенной, раздражительной, полуобезумевшей от горя и отчаяния, трудно узнать ту ровную и спокойную, гордую и счастливую своей царственной красотой, изящную, веселую и оживленную Анну, которой любуется Кити Щербацкая на балу, описанном в первых главах книги. Кажется, что перед нами две разные женщины. Однако столь разительная перемена говорит именно о неумолимой последовательности развития характера Анны, отдавшейся захватившему ее чувству и испытавшей все его трагические последствия.

Открытия в области человеческого характера идут у Толстого рука об руку с открытиями в народной жизни, в жизни общества. «Как эпический писатель Толстой — наш общий учитель»,— говорил Анатоль Франс. Проявляя исключительный интерес к каждому отдельному человеку, Толстой умел органически включить его с деталями его психологии и судьбы в большие события и процессы, захватывающие миллионы людей, разные классы общества, народные массы.

Значение творчества Толстого для мирового искусства огромно. Целая эпоха развития России, по словам В. И. Ленина, «выступила, благодаря гениальному освещению Толстого, как шаг вперед в художественном развитии всего человечества».

Михаил Евграфович Салтыков-Щедрин. Портрет работы И. Н. Крамского. 1879 год.

Ф. М. Достоевский в рассматриваемый период написал свои последние большие романы, самые противоречивые свои произведения — «Бесы» (1871—1872 гг.) и «Братья Карамазовы» (1879—1880 гг.), в которых рядом с резкой критикой дворянства, сатирическим обличением бюрократии и вылинявших либералов содержались выпады против революционеров и проповедь религиозного смирения.

Достоевский внес в реализм значительный вклад. Он создал новую художественную манеру, особый вид соединения напряженной интриги, восходящей к Бальзаку, с психологическим самораскрытием персонажей, обилием исповедей, словесных поединков, лихорадочных признаний. Творчество писателя выросло на почве «переворотившейся» пореформенной русской действительности. Атмосфера его романов — «хаос и разложение», как определил сам автор тему романа «Подросток» (1875 г.), жизнь в них — неустойчивое, готовое обрушиться состояние, чреватое катастрофами и взрывами. Недаром столь излюблено писателем слово «вдруг»: оно выражает его ощущение действительности. Отсюда же проистекает изобилие неожиданностей, загадок, тайн и внезапностей как в развитии сюжета, особенно в развязках, так и в раскрытии характеров действующих лиц. Герои Достоевского — носители противоречивых, сталкивающихся сил; при этом психологическое противоречие в душе героя, в его характере писатель обычно стремится воплотить в образах пары самостоятельных персонажей (система двойников). Так, в «Братьях Карамазовых» Иван беседует с чертом, который оказывается воплощением одной стороны характера самого Ивана, всего низкого в нем. Того же Ивана Карамазова сопровождает в качестве «двойника» Смердяков, осуществляющий практически идею, «теоретиком» которой является Иван.

Достоевский намного расширил границы художественного изображения характера, но в его методе создания человеческого образа таилась и возможность разрушения характера, призванного совмещать несоединимое, опасность утраты им определенности и цельности. В характерах Достоевского «берега сходятся.., все противоречия вместе живут»; люди предстают в крайних точках, предельных возможностях, и переход из одной в другую совершается катастрофически. Для Достоевского «широкость» его героев (по выражению самого писателя) полна противоречивого смысла: с одной стороны, она отображает освобождение человека от рамок сословной узости и замкнутости, но одновременно содержит опасность аморализма, потери нравственного критерия, стремление к безудержному индивидуализму с его принципом «все позволено» (образы Ставрогина, Ивана Карамазова). «Широк человек, слишком даже широк, я бы сузил», — восклицает Дмитрий Карамазов. Спасения от «широты» аморализма Достоевский ищет в «сужении» человека на почве добровольного религиозного смирения, и в этом сказывается реакционная тенденция его творчества.

Романы Достоевского насыщены трагизмом; обнажая кризис и противоречия, художник не находит выхода и оставляет их в катастрофической напряженности.

Антон Павлович Чехов. Фотография 1899 года.

В 70—80-е годы создавал свои основные произведения гениальный сатирик М. Е. Салтыков-Щедрин. В это время им были написаны «История одного города» (1869—1870 гг.), «Дневник провинциала в Петербурге» (1872 г.), «Благонамеренные речи» (1872—1876 гг.), «Господа Головлевы» (1875—1880 гг.), «За рубежом» (1880— 1881 гг.), «Письма к тетеньке» (1881—1882 гг.), «Современная идиллия» (1877— 1883 гг.), наконец, большая часть «Сказок». Диапазон сатиры Щедрина исключительно широк; явления русской жизни предстают у него в собирательных сатирических типах, самые наименования которых стали нарицательными: глуповские градоначальники и помпадуры, представляющие самодержавие и царскую бюрократию; «чумазый» — Колупаев и русский капиталист-первонакопитель Разуваев; «пенкосниматели» — буржуазные интеллигенты-газетчики; «торжествующая свинья» — собирательный образ реакции. Как и великие его предшественники — Свифт, Вольтер,— Щедрин богато использовал сатирическую фантастику, гиперболу и гротеск. Но в отличие, например, от Свифта фантастика Щедрина сращена с богатством конкретных деталей, и фантастическое заострение вырастает из множества реальных подробностей русского быта и злободневных политических фактов. По замечанию Горького, Щедрин «превосходно улавливал политику в быте». Политическое обобщение появляется у Щедрина, например, в образе русского либерала, который никак не мог решить, чего он желает: «севрюжины с хреном» или конституции. Пользуясь для обхода цензуры «эзоповским языком», Щедрин сумел эту вынужденную необходимость обратить в средство обогащения сатирического искусства, ибо, как он сам писал, благодаря эзоповскому иносказанию приобретается «возможность показывать некоторые перспективы, куда запросто и с развязностью военного человека войти не всегда бывает удобно». Оригинальным приемом сатиры Щедрина было использование литературных типов прошлого; в его произведениях действуют Молчалин, Ноздрев, Скотинин, Расплюев, перенесенные в современную ему общественную обстановку и соответственным образом переосмысленные. Органической чертой щедринского стиля была высокая патетика, утверждение «идеалов будущего»; патетическая струя особенно усилилась в последних произведениях писателя.

Выдающееся место в развитии русского реализма конца XIX в. принадлежит А. П. Чехову, широко отразившему жизнь русского общества в период реакции и накануне общедемократического подъема. Начав свой путь как блестящий юморист, Чехов приходит к сатирическому отрицанию уродливых социальных явлений царской России. Последовательная критика иллюзий, связанных с переустройством действительности (толстовства в «Моей жизни», теории «малых дел» в «Доме с мезонином», народнических упований на «мужика» в повестях «Мужики» и «В овраге»), свидетельствовала о необычайной трезвости и внутренней свободе Чехова как художника. Центральные мотивы его творчества — протест против равнодушия к человеческому страданию, борьба с духовным омертвением в «серых сумерках» реакции — звучали приговором всему общественному укладу («Человек в футляре», «Ионыч», «Палата № 6»). Проза Чехова с ее сдержанным лиризмом и художественной лаконичностью во многом принадлежит уже новому, XX веку. Примером новаторского реализма Чехова служит его лирическая повесть «Степь».

По определению Л. Н. Толстого, Чехов «создал совершенно новые для всего мира формы письма», преимущественно в жанре рассказа, завершив поиски, начатые В. Г. Короленко в его психологических очерках и особенно В. М. Гаршиным в его новеллах. С неменьшей силой сказалось новаторство Чехова и в области драматургии («Чайка», 1896 г.; «Дядя Ваня», 1897 г.; «Три сестры», 1901 г.; «Вишневый сад», 1904 г.), где писатель разрушает каноны сценической условности, максимально сближая действие с обыденным течением жизни и подспудно, во «втором плане», давая свою оценку происходящему. Чеховский театр оказал огромное воздействие на мировую драматургию.

К началу нового столетия в русской литературе оформились новые течения. Вступление России в фазу империализма, буржуазная реакция на широкий общественный подъем подготовили почву для появления первых русских декадентов. Выступив с ревизией реализма, они провозгласили, что реализм изжил себя, и демонстративно заявили об отходе от общественной тематики. Русское декадентство с его эстетским аморализмом, индивидуализмом, погружением в мистические сны оказало значительное влияние на новые, так называемые модернистские направления этого времени.

В середине 90-х годов, с появлением стихотворных сборников К. Д. Бальмонта и изданных В. Я. Брюсовым трех выпусков «Русских символистов» (1894—1895 гг.), сложился как особое литературное направление русский символизм.

Александр Александрович Блок. Фотография 1907 года.

В творчестве так называемых старших символистов (К. Бальмонт, В. Брюсов, 3. Гиппиус, Ф. Сологуб, И. Анненский) отразилась попытка выйти «за пределы предельного», чтобы найти новые изобразительные средства искусства, новые формы постижения «сущности» бытия.

Виртуозная инструментовка стиха в отличие от беззаботного отношения к форме со стороны поэтов-народников не могла, однако, скрыть реакционного существа философии символизма. В начале 900-х годов внутри символизма произошли изменения, связанные с появлением «младших» символистов— А. Блока, А. Белого (В. Н. Бугаев), Вяч. Иванова, С. Соловьева. В отличие от «старших» символистов, испытавших сильное воздействие философии Ницше, Шопенгауэра, поэзии французских символистов Бодлера, Верлена, Маллармэ, «младшие» символисты во многом ориентировались на идеи славянофильства, воспринятые через философа Вл. Соловьева. Отсюда проистекали их интерес к русской истории, религиозно-мистически преломленная идея народности, вера в особую миссию России.

Крупнейший русский поэт начала XX в. Александр Блок быстро перерос рамки символизма. Начав с мистических стихов о Прекрасной Даме, он уже в стихах 1903— 1904 гг. ищет новые пути (цикл «Распутья»), а в своей первой лирической пьесе «Балаганчик» (1906 г.) подвергает сокрушительному осмеянию соловьевскую мистику. После революции 1905 г., нашедшей непосредственное отражение в поэзии Блока («Сытые», «Митинг», «Ее прибытие»), тема народного восстания становится для него одной из ведущих. Расцвет творчества Блока приходится на 1907—1912 гг. Трагедия современного человека, чувство гражданственности и общественной ответственности, сатирическое обличение уродливого капиталистического мира — такова тематика зрелого Блока. В цикле «Ямбы», в поэме «Возмездие» Блок продолжает традиции русского классического стиха (Пушкина, Тютчева, Некрасова). В этих произведениях раскрывается, говоря словами самого поэта, «громадный личный мир художника».

Поэзия Блока полна глубоких противоречий, в ней соседствуют радость и отчаяние, мистицизм и взволнованно-романтический рассказ о современности, «и отвращение от жизни, и к ней безумная любовь». «Безумно люблю жизнь, с каждым днем больше»,— записывает поэт в своем дневнике, называя символизм «мутной водой».

Далеко за рамки символизма вышло также творчество одного из основоположников этого направления В. Я. Брюсова. Уже в пятой книге стихов (всего их вышло шестнадцать), озаглавленной «Urbi et orbi» («Граду и миру», 1901—1903 гг.), он запечатлевает в мощных и четких строфах жизнь города, предваряя этим Маяковского. Тема созидательного труда проходит через все последующие произведения Брюсова. Его литературная деятельность отличалась исключительным разнообразием. Поэт, романист, драматург, переводчик, критик, теоретик литературы и исследователь стиха, Брюсов был, по словам Горького, «самым культурным человеком на Руси».

В это время даже писатели, захваченные декадентством, передают в своих наиболее значительных произведениях отвращение к общественным условиям царской России. Так, А. Белый создал полную скорби о народе книгу стихов «Пепел» (1909 г.) и свой лучший роман «Петербург» (1913—1916 гг.) с гротескно-сатирическим изображением дворянской бюрократии. Ф. Сологуб, оклеветавший революционеров в романе «Навьи чары», явился в то же время автором «Мелкого беса» — сатиры на общественную реакцию 80-х годов, олицетворением которой выступает Передонов, этот, по выражению В. И. Ленина, «тип учителя шпиона и тупицы» х.

В начале 1910-х годов на смену символизму пришло новое течение модернистской литературы — акмеизм (от греческого «акмэ» — высшая степень чего-нибудь, расцвет). Группу акмеистов образовали М. Кузмин, Н. Гумилев, А. Ахматова, О. Мандельштам, С. Городецкий. В противовес туманному иррациональному символизму акмеисты стремились создать ясное, гармоничное искусство. Однако в основе этой гармонии было принятие буржуазной действительности. К акмеистам примыкала группка футуристов, называвшая себя «эгофутуристами».

Собственно футуристическое направление в русском искусстве представляли «кубофутуристы» (Д. Бурлюк, В. Хлебников, А. Крученых, А. Каменский). В их произведениях отразился анархический протест против капиталистического мира и вместе с тем нигилистическое отношение к прошлой культуре.

К футуристам примыкал и молодой В. В. Маяковский. Однако в его ранней лирике, в поэмах «Облако в штанах», «Флейта-позвоночник», «Война и мир» ярко сказалась гуманистическая направленность, выводящая его за пределы этого течения. В этих произведениях выражен протест против калечащего личность, некоронованного «повелителя всего» — капитала. Творчество Маяковского носило тогда во многом еще экспериментальный характер, но было пронизано предчувствием революционной ломки; это ощущение сказалось на всем художественном строе его стиха — от необычного расположения строки «лесенкой» до атакующей «взрывной» рифмы — и повлияло на пути дальнейшего развития русской поэзии.

Русский реализм в 900-е годы представляла плеяда талантливых писателей, выдвинувшихся в конце предыдущего века: А. Куприн, В. Вересаев, А. Серафимович, Н. Телешов, И. Шмелев, С. Гусев-Оренбургский. Они объединялись вокруг демократического издательства «Знание», в котором с начала нового столетия ведущую роль стал играть М. Горький. А. Куприн в «Молохе» и «Поединке», Л. Андреев в пьесе «К звездам», Д. Айзман в «Терновом кусте», А. Серафимович в романе «Город в степи», С. Гусев-Оренбургский в «Стране отцов» и «Рыцаре Ланчелоте», И. Шмелев в «Гражданине Уклейкине» и «Человеке из ресторана» отражают наступивший в стране революционный подъем, выступают союзниками и попутчиками великого пролетарского писателя.

Выдающийся мастер реалистической прозы — И. А. Бунин, продолживший традиции И. С. Тургенева и Л. Н. Толстого, выступил как создатель философско-психологического и лирического рассказа, особенной, музыкальной прозы. Равнодушие к общественной тематике, «власть воспоминаний» породили в творчестве Бунина на грани нового века элегию в прозе, поэтично рисующую угасание усадебного дворянства, картины среднерусской природы («Антоновские яблоки», 1900 г.; «Золотое дно», 1903 г.). Расцвет творчества Бунина относится к 1910 годам, когда он обращается к темам о России, преимущественно о России деревенской («Деревня», 1910 г.; «Ночной разговор», 1912 г.; «Веселый двор», 1912 г.; «Игнат», 1912 г.; «Захар Воробьев», 1912 г.), обличает колониализм и буржуазное общественное устройство («Братья», «Господин из Сан-Франциско»). Как поэт Бунин был продолжателем «серебряного» века русской поэзии (Ф. Тютчев, А. Фет).

Крайней противоречивостью отличалось творчество незаурядного прозаика и драматурга Л. Андреева, сочетавшего в своих произведениях традиции реализма и веяния декадентства, интерес к общественным вопросам и мрачный пессимизм в их оценке, чистоту художественного впечатления и манерность, вычурность, внезапную утрату вкуса. Его ранние рассказы («Баргамот и Гараська», «Петька на даче», «Ангелочек», «Гостинец») проникнуты гуманизмом, в 1905 г. в пьесе «К звездам» он клеймит душителей свободы, а в пору реакции создает произведения антиреволюционной направленности («Тьма», «Царь голод», «Мои записки», «Сашка Жегулев»). Постепенно складывается своеобразная художественная манера Андреева. Ей присущи рационалистическая символика, нарочитый схематизм в построении характеров, нагромождение таинственных и ужасных событий — стиль, рожденный анархическим неприятием буржуазного мира («Жизнь человека», «Анатэма», «Жизнь Василия Фивейского»),

В период реакции влияние модернизма испытывают многие видные писатели, а выдвинувшиеся на сенсационных темах натуралисты (М. П. Арцыбашев, А. Каменский) ожесточенно клевещут на революцию или разрабатывают проблемы «бездны пола».

К 1912—1914 гг. заявляют о себе новые писатели-реалисты: А. Н. Толстой, в гротескных тонах изобразивший провинциальное дворянство (цикл «Заволжье»), М. М. Пришвин, любовно воссоздавший мир нетронутой человеком природы («В краю непуганых птиц», «Колобок»), Е. Замятин, нарисовавший сатиру на царскую военщину («На куличках»).

Основоположником качественно нового этапа в литературе — социалистического реализма — явился великий пролетарский писатель Максим Горький (А. М. Пешков). Раннее творчество Горького, его произведения 90-х годов («Песня о Соколе», «Старуха Изергиль», «Песня о Буревестнике») отмечены поисками положительного героя, человека-борца. «Настало время нужды в героическом»,— заявлял молодой писатель, обращаясь к А. П. Чехову. В романтических рассказах 90-х годов нарисованы сильные и независимые люди, всей своей жизнью утверждающие, что «в жизни всегда есть место подвигам». Героические образы ранних рассказов рождали в читателе «те смелые, сильные, свободные чувства и мысли, которые неизбежно сопутствуют всякому революционному перевороту, без которых психологически немыслима революция» (В. В. Воровский). Внимание Горького привлекают люди из народа, «выламывающиеся» из косных условий существования. Эти люди «с беспокойством в сердце»— Григорий Орлов, Коновалов, Ленька — живут смутной мечтой об иной жизни, но не умеют найти путь к ее осуществлению, судьба их поэтому трагична.

Трагична и судьба героев повестей Горького «Фома Гордеев» (1899 г.) и «Трое» (1900—1901 гг.). Фома Гордеев, этот «нетипичный купец», и Илья Лунев — «белые вороны» в своей социальной среде. Появление таких исключительных фигур указывало на непрочность буржуазного порядка, предвещало его крушение. «Боюсь я! — жалуется старик Бессеменов, «зажиточный мещанин», герой пьесы «Мещане» (1902 г.).— Время такое…страшное время! Все ломается, трещит… волнуется жизнь!» Миру мещан противостоит машинист Нил, первый в мировой литературе образ революционного рабочего.

Горьковская драматургия сочетала в себе преемственность классических традиций со смелым новаторством, проявившимся, в частности, в острой идеологичности, насыщенности философски-полемическими диалогами, афористическом строе речи действующих лиц. Это сказывается и в «Мещанах», и в драме «На дне», посвященной жертвам буржуазного строя, и в цикле пьес об интеллигенции («Дачники», «Варвары», «Дети солнца»).

Необычайный подъем творчества Горького падает на революционные 1905— 1907 гг., когда писатель выступает с сатирическими фельетонами «Мои интервью», очерками «В Америке», создает пьесу «Враги» (1906г.) и роман «Мать» (1906 г.). В двух последних произведениях главное содержание составляет революционная борьба пролетариата под руководством рабочей партии против самодержавияи буржуазии. На первый план здесь выступают образы пролетарских революционеров, руководителей массового движения: большевик Синцов («Враги»), Павел Власов, Андрей Находка («Мать»).

Творчество Горького в 1907—1917 гг. развивается под знаком осмысления итогов первой русской революции. В это время особый интерес для писателя приобретает историческое прошлое народной жизни. В «Жизни Матвея Кожемякина» (1910—1911гг.), в автобиографических повестях «Детство» (1913—1914 гг.) и «В людях» (1916 г.) художественное изображение прошлого служило для Горького обоснованием органичности революции, ее исторической необходимости. Осмысление опыта революции 1905—1907 гг. раздвинуло горизонты художественного мышления писателя и вызвало к жизни горьковскую эпопею — жанр, образцом которого явилась автобиографическая трилогия (завершенная уже в советское время «Моими университетами»). В ней сочетаются эпопейная широта освещения мира во всех кричащих его противоречиях и углубленный анализ внутренней духовной жизни центрального героя — Алеши Пешкова, формирующегося в сопротивлении окружающей среде. Автобиографический герой трилогии и цикла рассказов «По Руси» (1912— 1917 гг.) — это новый, «непрерывно растущий человек»; его характер выступает как высшее выражение зреющей в массах революционной энергии и воли к преобразованию общества.

Магический реализм относится к числу наиболее странных словосоче-таний XX в

%PDF-1.4 % 1 0 obj > /OutputIntents [4 0 R] /Metadata 5 0 R >> endobj 6 0 obj /Author (tok) /Creator /CreationDate (D:20160302161625+03’00’) /ModDate (D:20160302161625+03’00’) /Producer >> endobj 2 0 obj > endobj 3 0 obj > endobj 4 0 obj > endobj 5 0 obj > stream Microsoft® Office Word 2007

  • Магический реализм относится к числу наиболее странных словосоче-таний XX в
  • tok
  • Microsoft® Office Word 20072016-03-02T16:16:25+03:002016-03-02T16:16:25+03:00uuid:C978E5FC-38BA-452C-8473-B37F587934B6uuid:C978E5FC-38BA-452C-8473-B37F587934B61B endstream endobj 7 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] /XObject > >> /MediaBox [0 0 595.2 841.92] /Contents [140 0 R 141 0 R 142 0 R] /StructParents 0 /Annots [143 0 R] >> endobj 8 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.2 841.92] /Contents 145 0 R /StructParents 1 >> endobj 9 0 obj > /XObject > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.2 841.92] /Contents 149 0 R /StructParents 2 >> endobj 10 0 obj > /XObject > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.2 841.92] /Contents 152 0 R /StructParents 3 >> endobj 11 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.2 841.92] /Contents 153 0 R /StructParents 4 >> endobj 12 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.2 841.92] /Contents 154 0 R /StructParents 5 >> endobj 13 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.2 841.92] /Contents 155 0 R /StructParents 6 >> endobj 14 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.2 841.92] /Contents 156 0 R /StructParents 7 >> endobj 15 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.2 841.92] /Contents 157 0 R /StructParents 8 >> endobj 16 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.2 841.92] /Contents 158 0 R /StructParents 9 >> endobj 17 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.2 841.92] /Contents 159 0 R /StructParents 10 >> endobj 18 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.2 841.92] /Contents 160 0 R /StructParents 11 >> endobj 19 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.2 841.92] /Contents 161 0 R /StructParents 12 >> endobj 20 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.2 841.92] /Contents 162 0 R /StructParents 13 >> endobj 21 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.2 841.92] /Contents 163 0 R /StructParents 14 >> endobj 22 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.2 841.92] /Contents 164 0 R /StructParents 15 >> endobj 23 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.2 841.92] /Contents 165 0 R /StructParents 16 >> endobj 24 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.2 841.92] /Contents 166 0 R /StructParents 17 >> endobj 25 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.2 841.92] /Contents 167 0 R /StructParents 18 >> endobj 26 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.2 841.92] /Contents 168 0 R /StructParents 19 >> endobj 27 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.2 841.92] /Contents 169 0 R /StructParents 20 >> endobj 28 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.2 841.92] /Contents 170 0 R /StructParents 21 >> endobj 29 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.2 841.92] /Contents 171 0 R /StructParents 22 >> endobj 30 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.2 841.92] /Contents 172 0 R /StructParents 23 >> endobj 31 0 obj > /XObject > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.2 841.92] /Contents 175 0 R /StructParents 24 >> endobj 32 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.2 841.92] /Contents 176 0 R /StructParents 25 >> endobj 33 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.2 841.92] /Contents 177 0 R /StructParents 26 >> endobj 34 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.2 841.92] /Contents 178 0 R /StructParents 27 >> endobj 35 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.2 841.92] /Contents 179 0 R /StructParents 28 >> endobj 36 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.2 841.92] /Contents 180 0 R /StructParents 29 >> endobj 37 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.2 841.92] /Contents 181 0 R /StructParents 30 >> endobj 38 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.2 841.92] /Contents 182 0 R /StructParents 31 >> endobj 39 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.2 841.92] /Contents 183 0 R /StructParents 32 >> endobj 40 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.2 841.92] /Contents 184 0 R /StructParents 33 >> endobj 41 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.2 841.92] /Contents 185 0 R /StructParents 34 >> endobj 42 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.2 841.92] /Contents 186 0 R /StructParents 35 >> endobj 43 0 obj > /XObject > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.2 841.92] /Contents 189 0 R /StructParents 36 >> endobj 44 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.2 841.92] /Contents 190 0 R /StructParents 37 >> endobj 45 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.2 841.92] /Contents 191 0 R /StructParents 38 >> endobj 46 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.2 841.92] /Contents 192 0 R /StructParents 39 >> endobj 47 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.2 841.92] /Contents 193 0 R /StructParents 40 >> endobj 48 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.2 841.92] /Contents 195 0 R /StructParents 41 >> endobj 49 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.2 841.92] /Contents 196 0 R /StructParents 42 >> endobj 50 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.2 841.92] /Contents 197 0 R /StructParents 43 >> endobj 51 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.2 841.92] /Contents 198 0 R /StructParents 44 >> endobj 52 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.2 841.92] /Contents 199 0 R /StructParents 45 >> endobj 53 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.2 841.92] /Contents 200 0 R /StructParents 46 >> endobj 54 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.2 841.92] /Contents 201 0 R /StructParents 47 >> endobj 55 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.2 841.92] /Contents 202 0 R /StructParents 48 >> endobj 56 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.2 841.92] /Contents 203 0 R /StructParents 49 >> endobj 57 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.2 841.92] /Contents 204 0 R /StructParents 50 >> endobj 58 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.2 841.92] /Contents 205 0 R /StructParents 51 >> endobj 59 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.2 841.92] /Contents 206 0 R /StructParents 52 >> endobj 60 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.2 841.92] /Contents 207 0 R /StructParents 53 >> endobj 61 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.2 841.92] /Contents 208 0 R /StructParents 54 >> endobj 62 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.2 841.92] /Contents 209 0 R /StructParents 55 >> endobj 63 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.2 841.92] /Contents 210 0 R /StructParents 56 >> endobj 64 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.2 841.92] /Contents 211 0 R /StructParents 57 >> endobj 65 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.2 841.92] /Contents 212 0 R /StructParents 58 >> endobj 66 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.2 841.92] /Contents 213 0 R /StructParents 59 >> endobj 67 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.2 841.92] /Contents 214 0 R /StructParents 60 >> endobj 68 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.2 841.92] /Contents 215 0 R /StructParents 61 >> endobj 69 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.2 841.92] /Contents 216 0 R /StructParents 62 >> endobj 70 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.2 841.92] /Contents 217 0 R /StructParents 63 >> endobj 71 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.2 841.92] /Contents 218 0 R /StructParents 64 >> endobj 72 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.2 841.92] /Contents 219 0 R /StructParents 65 >> endobj 73 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.2 841.92] /Contents 220 0 R /StructParents 66 >> endobj 74 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.2 841.92] /Contents 221 0 R /StructParents 67 >> endobj 75 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.2 841.92] /Contents 222 0 R /StructParents 68 >> endobj 76 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.2 841.92] /Contents 223 0 R /StructParents 69 >> endobj 77 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.2 841.92] /Contents 224 0 R /StructParents 70 >> endobj 78 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.2 841.92] /Contents 225 0 R /StructParents 71 >> endobj 79 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.2 841.92] /Contents 226 0 R /StructParents 72 >> endobj 80 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.2 841.92] /Contents 227 0 R /StructParents 73 >> endobj 81 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.2 841.92] /Contents 228 0 R /StructParents 74 >> endobj 82 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.2 841.92] /Contents 229 0 R /StructParents 75 >> endobj 83 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.2 841.92] /Contents 230 0 R /StructParents 76 >> endobj 84 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.2 841.92] /Contents 231 0 R /StructParents 77 >> endobj 85 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.2 841.92] /Contents 232 0 R /StructParents 78 >> endobj 86 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.2 841.92] /Contents 233 0 R /StructParents 79 >> endobj 87 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.2 841.92] /Contents 234 0 R /StructParents 80 >> endobj 88 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.2 841.92] /Contents 235 0 R /StructParents 81 >> endobj 89 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.2 841.92] /Contents 236 0 R /StructParents 82 >> endobj 90 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.2 841.92] /Contents 237 0 R /StructParents 83 >> endobj 91 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.2 841.92] /Contents 238 0 R /StructParents 84 >> endobj 92 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.2 841.92] /Contents 239 0 R /StructParents 85 >> endobj 93 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.2 841.92] /Contents 240 0 R /StructParents 86 >> endobj 94 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.2 841.92] /Contents 241 0 R /StructParents 87 >> endobj 95 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.2 841.92] /Contents 242 0 R /StructParents 88 >> endobj 96 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.2 841.92] /Contents 243 0 R /StructParents 89 >> endobj 97 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.2 841.92] /Contents 244 0 R /StructParents 90 >> endobj 98 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.2 841.92] /Contents 245 0 R /StructParents 91 >> endobj 99 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.2 841.92] /Contents 246 0 R /StructParents 92 >> endobj 100 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.2 841.92] /Contents 247 0 R /StructParents 93 >> endobj 101 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.2 841.92] /Contents 248 0 R /StructParents 94 >> endobj 102 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.2 841.92] /Contents 249 0 R /StructParents 95 >> endobj 103 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.2 841.92] /Contents 250 0 R /StructParents 96 >> endobj 104 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.2 841.92] /Contents 251 0 R /StructParents 97 >> endobj 105 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.2 841.92] /Contents 252 0 R /StructParents 98 >> endobj 106 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.2 841.92] /Contents 253 0 R /StructParents 99 >> endobj 107 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.2 841.92] /Contents 254 0 R /StructParents 100 >> endobj 108 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.2 841.92] /Contents 255 0 R /StructParents 101 >> endobj 109 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.2 841.92] /Contents 256 0 R /StructParents 102 >> endobj 110 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.2 841.92] /Contents 257 0 R /StructParents 103 >> endobj 111 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.2 841.92] /Contents 258 0 R /StructParents 104 >> endobj 112 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.2 841.92] /Contents 259 0 R /StructParents 105 >> endobj 113 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.2 841.92] /Contents 260 0 R /StructParents 106 >> endobj 114 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.2 841.92] /Contents 261 0 R /StructParents 107 >> endobj 115 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.2 841.92] /Contents 262 0 R /StructParents 108 >> endobj 116 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.2 841.92] /Contents 263 0 R /StructParents 109 >> endobj 117 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.2 841.92] /Contents 264 0 R /StructParents 110 >> endobj 118 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.2 841.92] /Contents 265 0 R /StructParents 111 >> endobj 119 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.2 841.92] /Contents 266 0 R /StructParents 112 >> endobj 120 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.2 841.92] /Contents 267 0 R /StructParents 113 >> endobj 121 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.2 841.92] /Contents 268 0 R /StructParents 114 >> endobj 122 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.2 841.92] /Contents 269 0 R /StructParents 115 >> endobj 123 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.2 841.92] /Contents 270 0 R /StructParents 116 >> endobj 124 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.2 841.92] /Contents 271 0 R /StructParents 117 >> endobj 125 0 obj > endobj 126 0 obj > endobj 127 0 obj > endobj 128 0 obj > stream xwTTϽwz0tzRWQf

    «Что такое искусство?» Льва Толстого (отрывки)

    «Что такое искусство?» Льва Толстого (отрывки) «Что такое искусство?» (выдержки) по Льву Толстому

    Примечание редактора: Это эссе (первоначально опубликовано в 1896 году) и перевод Алимера Мод (впервые опубликовано в 1899 г.) находятся в общественном достоянии и могут быть воспроизведены свободно.

    Об авторе: Лев Толстой (1828-1910), хотя наиболее известен своими литературными произведениями, также написал различные очерки по искусству, истории и религии.

    Вопросы для обсуждения, библиографические ссылки и гиперссылки были добавлены Джули Ван Кэмп. (Авторское право Julie C. Van Camp 1997 г.) Их тоже можно свободно воспроизводить, если это полное цитата включается в любое такое воспроизведение.

    Нумерация абзацев ниже была добавлена ​​для облегчения класса обсуждение. Это не было включено в исходный текст.

    [ВОПРОСЫ ДЛЯ ОБСУЖДЕНИЯ]

    ГЛАВА ПЯТАЯ (выдержки) .. .

    №1. Чтобы правильно определить искусство, необходимо, прежде всего, все, чтобы перестать рассматривать это как средство для удовольствия и рассматривать это как одно из условий жизни человека. Просмотр в этом мы не можем не заметить, что искусство является одним из средств половой акт между мужчиной и мужчиной.

    №2. Каждое произведение искусства заставляет получателя войти в определенное вид отношений как с тем, кто продюсировал или производит, искусство, и со всеми, кто одновременно, ранее или впоследствии получают такое же художественное впечатление.

    №3. Речь, передающая мысли и переживания мужчин, служит средством объединения между ними, и искусство действует аналогичным образом. манера. Особенность этого последнего средства полового акта, различение он от полового акта посредством слов, состоит в том, что тогда как словами человек передает свои мысли другому, искусства он передает свои чувства.

    №4. Деятельность в области искусства основана на том, что человек, получая через его слух или зрение выражение другого человека чувства, способен переживать эмоции, которые переместили человек, который это выразил.Возьмем простейший пример; один мужчина смеется, и веселится тот, кто слышит; или мужчина плачет, и другой, кто слышит, чувствует печаль. Мужчина возбужден или раздражен, и другой мужчина, увидев его, приходит в подобное состояние. По своими движениями или звуками своего голоса мужчина выражает храбрость и решимость или печаль и спокойствие, и это состояние ума переходит к другим. Мужчина страдает, выражая свои страдания стонами и судорогами, и это страдание передается другим люди; мужчина выражает чувство восхищения, преданности, страха, уважение или любовь к определенным объектам, людям или явлениям, и другие заражены такими же чувствами восхищения, преданности, страх, уважение или любовь к одним и тем же объектам, людям и явлениям.

    № 5. И именно эта способность человека принимать чужие выражение чувств и сам испытать те чувства, которые деятельность искусства основана.

    №6. Если мужчина заразит другого или других напрямую, немедленно, по его внешнему виду или по звукам, которые он издает в самый раз он испытывает чувство; если он заставит другого мужчину зевнуть когда он сам не может удержаться от зевоты, или смеяться или плакать, когда он сам вынужден смеяться или плакать, или страдать, когда он сам страдание — это не искусство.

    № 7. Искусство начинается, когда один человек с целью присоединиться к другому или других себе в одном и том же чувстве, выражает, что ощущение по определенным внешним признакам. Взять самое простое Пример: мальчик, испытавший, скажем так, страх при встрече с волк рассказывает об этой встрече; и, чтобы вызвать у других чувство, которое он испытал, описывает себя, свое состояние перед встречей, окружение, лес, его собственный беззаботность, а затем внешний вид волка, его движения, расстояние между сам и волк и т. д.Все это, если бы только мальчик, когда рассказывал история, снова переживает чувства, которые он пережил и заражает слушателей и заставляет их чувствовать то, что рассказчик испытал это искусство. Если бы даже мальчик не видел волка, но часто боялся одного, и если, желая вызвать в другие страх, который он чувствовал, он придумал встречу с волком и рассказал об этом так, чтобы его слушатели разделяли чувства когда он боялся мира, он испытал, что это тоже было бы искусством.И точно так же это искусство, если человек, испытав либо страх страдания, либо влечение к удовольствию (будь то наяву или в воображении) выражает эти чувства на холсте или в мраморе, чтобы другие были заражены ими. И это также искусство, если человек испытывает или воображает себе чувство восторга, радость, печаль, отчаяние, храбрость или уныние и переход от одного к другому из этих чувств, и выражает эти чувства звуками, чтобы слушатели заразились ими и испытали их так, как их пережил композитор.

    № 8. Чувства, которыми художник заражает окружающих, могут быть самыми различные — очень сильные или очень слабые, очень важные или очень незначительный, очень плохо или очень хорошо: чувство любви к своей стране, самоотверженность и покорность судьбе или Богу, выраженная в драма, восторги влюбленных, описанные в романе, чувства сладострастие выраженный в картине, мужество выраженное в триумфальном марше, веселье, вызванное танцем, юмор, вызванный забавной историей, ощущение тишины, передаваемое вечерним пейзажем или колыбельная, или чувство восхищения, вызванное красивой арабески — это все искусство.

    № 9. Если бы только зрители или аудиторы заражены чувствами которую автор почувствовал, это искусство.

    № 10. Чтобы вызвать в себе чувство, однажды испытанное, и вызвав его в себе, затем движениями, линии, цвета, звуки или формы, выраженные словами, чтобы передавать ощущение, что другие могут испытывать то же чувство — это это деятельность искусства.

    № 11. Искусство — это человеческая деятельность, заключающаяся в том, что один человек сознательно, посредством одних внешних знаков, передавать руки другим чувства, которые он пережил, и что другие люди заражены этими чувствами, а также испытать их.

    № 12. Искусство — это не проявление, как говорят метафизики. о какой-то таинственной идее красоты или Бога; это не так, как эстетический физиологи говорят, что это игра, в которой человек избавляется от избытка запасенная энергия; это не выражение человеческих эмоций внешние признаки; это не создание приятных предметов; и, прежде всего, это не удовольствие; но это средство союза среди мужчин, объединяя их в одних чувствах, и незаменим для жизни и продвижения к благополучию людей и человечества.

    № 13. Ведь благодаря способности человека выражать мысли словами, каждый человек может знать все, что было сделано для него в царствах мысли всего человечества до его дня, и может в настоящем, благодаря этой способности понимать мысли других, стать соучастником их деятельности и может сам передать свои современники и потомки мысли, которые он усвоил от других, а также от тех, которые возникли в нем самом; Итак, благодаря способности человека заразиться чувствами других посредством искусства, все, что переживается ему доступны современники, а также чувства испытанный людьми тысячи лет назад, и у него также есть возможность передавать свои чувства другим.

    № 14. Если людям не хватало этой способности воспринимать мысли задуманный людьми, которые предшествовали им, и передать другим свои собственные мысли, люди были бы подобны диким зверям или как Каспар Хаузер.

    № 15. И если мужчинам не хватало этой другой способности заразиться искусства, люди могли бы быть еще более дикими, и, прежде всего, более отделенные друг от друга и более враждебные по отношению друг к другу.

    № 16. И поэтому деятельность искусства — самая важная, столь же важны, как и сама деятельность речи, и в целом рассеянный.

    № 17. Мы привыкли понимать, что искусство — это только то, что мы слышим и увидеть в театрах, на концертах и ​​выставках вместе с здания, статуи, стихи, романы. . . . Но все это лишь малая часть искусства, с помощью которого мы общаемся друг с другом в жизни. Вся человеческая жизнь наполнена произведениями искусства всех видов. — от колыбельной песни, шутки, мимики, украшения домов, одежда и утварь, вплоть до церковных служб, построек, памятников, и триумфальные шествия.Это все художественная деятельность. И что под искусством, в ограниченном смысле этого слова, мы не подразумеваем все человеческие деятельность, передающая чувства, но только та часть, за которую мы почему-то выбирают из него и которому мы придаем особое значение.

    № 18. Это особое значение всегда придавалось всем мужчинам. к той части этой деятельности, которая передает поток чувств от их религиозного восприятия, и эту небольшую часть искусства они специально назвали искусство, придавая ему полный смысл слова.

    № 19. Так были люди древности — Сократ, Платон и Аристотель. — посмотрел на искусство. Так поступали еврейские пророки и древние Христиане относятся к искусству; так это понималось и до сих пор понимается мусульманами, и, таким образом, это до сих пор понимается религиозными народ среди нашего крестьянства.

    № 20. Некоторые учителя человечества — как Платон в его Республика и такие люди, как примитивные христиане, строгие мусульмане, и буддисты — зашли так далеко, что отвергли всякое искусство.

    № 21. Люди смотрят на искусство таким образом (в отличие от преобладающий взгляд на сегодняшний день, который считает любое искусство хорошим, если только оно позволяет удовольствия) считают и считают, что искусство (в отличие от речь, которую не нужно слушать) настолько опасна в своей власти заражать людей против их воли, что человечество потеряет гораздо меньше, изгнав все искусство, чем терпя каждое и всякое искусство.

    № 22. Очевидно, такие люди были неправы, отрицая всякое искусство, ибо они отрицали то, что нельзя отрицать — одно из необходимых средства связи, без которых человечество не могло существовать.Но не менее неправы люди цивилизованного европейского общества. нашего класса и дня в пользу любого искусства, если оно служит красоте, т.е. доставляет людям удовольствие.

    № 23. Раньше люди боялись, что среди произведений искусства там могут быть причиной коррупции, и они запретили искусство в целом. Теперь они только боятся, как бы их не лишили Любые удовольствия искусство может себе позволить, и покровительствовать любому искусству. И я думаю, что последняя ошибка намного серьезнее первой и что ее последствия гораздо более вредны.

    ГЛАВА ПЯТНАДЦАТАЯ

    №24. Искусство в нашем обществе настолько извращено, что не только плохое искусство стало считаться хорошим, но даже само восприятие то, что искусство на самом деле было потеряно. Чтобы иметь возможность говорить об искусстве нашего общества, поэтому в первую очередь необходимо отличить искусство от подделки.

    № 25. Есть одно несомненное свидетельство отличия настоящего искусства. от его подделки, а именно заразительности искусства.Если человек, не прилагая усилий и не изменяя своей точки зрения при чтении, слушании или просмотре работ другого человека, переживаниях психическое состояние, которое объединяет его с этим человеком и с другими люди, которые также принимают участие в этом произведении искусства, затем объект, вызывающий это состояние — произведение искусства. И как ни поэтично, реалистично, работа может быть эффектной или интересной, это не произведение искусства если это не вызывает этого чувства (совершенно отличного от всех других чувства) радости и духовного единения с другим (автор) и с другими (теми, кто тоже им заражен).

    № 26. Верно, что это указание внутреннее, и что есть люди, которые забыли, что такое действие настоящего искусства кто ожидает чего-то другого от искусства (в нашем обществе великие большинство находятся в этом состоянии), и поэтому такие люди могут ошибка за это эстетическое чувство, чувство отвлечения и определенный ажиотаж, который они получают от подделок произведений искусства. Но хотя этих людей невозможно обмануть, так же как и невозможно убедить человека, страдающего «дальтонизмом» [тип дальтонизма], что зеленый цвет еще не красный для всех что это указание остается совершенно определенным для тех, кто чувство к искусству не извращается и не атрофируется, и оно явно отличает чувство, производимое искусством, от всех других чувств.

    № 27. Главная особенность этого ощущения в том, что приемник истинного художественного впечатления настолько объединяет художника, что он чувствует себя так, как будто работа была его собственной, а не чужой — как будто то, что он выражает, было именно тем, чего он давно желал выражать. Настоящее произведение искусства разрушает, в сознании получателя, разделение между собой и художником — не только один, но и между собой и всеми, чьи умы получить это произведение искусства.В этом освобождении нашей личности от его разделение и изоляция, в этом объединении его с другими, в этом главная особенность и великая сила притяжения Изобразительное искусство.

    № 28. Если человек заражен авторским состоянием души, если он чувствует эту эмоцию и этот союз с другими, затем объект осуществившее это искусство; но если не будет такой заразы, если не будет этого союза с автором и другими движимы одним и тем же произведением — значит, это не искусство.Да и не только заражение — верный признак искусства, но степень заразности также является единственной мерой мастерства в искусстве.

    № 29. Чем сильнее зараза, тем лучше искусство как , говоря теперь отдельно от его предмета, то есть не учитывая качество передаваемых им чувств.

    № 30. А степень заразительности искусства зависит от трех условия:

    1. О большей или меньшей индивидуальности чувства передан;
    2. о большей или меньшей четкости, с которой чувство передается;
    3. об искренности художника, и.е., по большему или меньшему сила, с которой сам художник чувствует передаваемые эмоции.

    №31. Чем индивидуальнее передается чувство, тем сильнее действует ли это на получателя; тем индивидуальнее состояние души, в которую он переносится, тем больше удовольствия доставляет приемник получить, и поэтому более легко и решительно он присоединяется к этому.

    № 32. Четкость выражения способствует заражению, потому что приемник, который сливается в сознании с автором, является чем больше удовлетворен, тем отчетливее передается чувство, которую, как ему кажется, он давно знал и чувствовал, и для которое он только сейчас нашел выражение.

    № 33. Но больше всего — это степень заразительности искусства. выросла по степени искренности в художнике. Как только зритель, слушатель, или читатель чувствует, что художник заражен собственными постановку, и пишет, поет или играет для себя, а не просто действовать на других, это душевное состояние художника заражает получатель; и наоборот, как только зритель, читатель, или слушатель чувствует, что автор не пишет, не поет или не играет для собственного удовольствия — сам не чувствует того, чего хочет выразить — но делает это за него, получателя, сопротивление сразу возникает, а самые индивидуальные и новейшие чувства и самая умная техника не только не дают любая инфекция, но на самом деле отталкивает.

    № 34. Я упомянул три состояния заразительности в искусстве: но все они могут быть сведены в одну, последнюю искренность, т. е. что художника должна побуждать внутренняя потребность выразить его чувство. Это условие включает первое; если художник искренен, он выразит чувство, которое он испытал. И поскольку каждый мужчина отличается от других, его чувства будут быть индивидуальным для всех; и чем индивидуальнее это — тем больше художник рисовал это из глубины своей натуры — тем отзывчивее и искреннее он будет.И эта же искренность побудит художника найти четкое выражение чувства который он хочет передать.

    № 35. Поэтому это третье условие — искренность — наиболее важно из трех. В крестьянском искусство, и это объясняет, почему такое искусство всегда действует так мощно; но это условие почти полностью отсутствует в нашем высшем классе искусство, которое постоянно создается художниками, движимыми личными алчность или тщеславие.

    № 36. Таковы три условия, которые отделяют искусство от подделки, и которые также определяют качество каждого произведения искусства, кроме его предмет.

    № 37. Отсутствие любого из этих условий исключает работу образуют категорию искусства и относят ее к категории искусства подделки. Если работа не передает особенности чувства художника и поэтому не является индивидуальным, если это непонятно выражено, или если это не исходило от внутренней потребности автора в выражении — это не произведение искусства.Если все эти условия присутствуют, пусть даже в малейшей степени, то работа, пусть и слабая, пока еще произведение искусства.

    №38. Наличие в разной степени этих трех состояний — индивидуальность, ясность и искренность — решает заслугу произведения искусства как искусства, помимо предмета. Все работает искусства получают ранг заслуг в зависимости от степени, в которой они выполнить первое, второе и третье из этих условий. В одном может преобладать индивидуальность передаваемого чувства; в другом — ясность выражения; в третьих искренность; пока четвертый может иметь искренность и индивидуальность, но быть несовершенным в ясности; пятое — индивидуальность и ясность, но меньше искренности; и так далее, во всех возможных степенях и комбинациях.

    № 39. Таким образом искусство отделяется от того, что не является искусством, и, таким образом, качество искусства, определяемое искусством, независимо от его предмета материи, т. е. независимо от того, являются ли чувства, которые он передает, хорошо или плохо.

    № 40. Но как нам определить хорошее и плохое искусство со ссылкой на к его предмету?


    ВОПРОСЫ ДЛЯ ОБСУЖДЕНИЯ
    1. Толстой характеризует искусство с точки зрения отношения наблюдатель / воспринимающий как для художника, так и для других, кто воспринимает работа.Каков характер этих отношений?
    2. Считает искусство важным условием жизни человека, поскольку он используется для передачи человеческих чувств или эмоций. Что примеры этого общения? Как именно это коммуникация работать, по Толстому? Что нужно для успешного общения эмоций через искусство?
    3. Мы передаем наши чувства и эмоции другими способами, кроме Изобразительное искусство. Каковы примеры некоторых из этих других способов? Что необычного о коммуникации через искусство?
    4. В этом художественном общении используются «внешние знаки», по Толстому (№11).Какие могут быть примеры этих «знаков». Чем «знаки», используемые художниками, отличаются от, скажем, дорожные знаки или указатели в общественном здании? Как это «общение» с «внешними признаками» отличается от «выражения» с «внешними признаками»? (# 12)
    5. Искусство не о постановке «удовольствия» Толстого. претензии. Используйте команду «найти» в своем браузере (или в текстовом редакторе программа) для поиска отрывков, в которых говорится о «удовольствии.» Что он, кажется, имеет в виду под «удовольствием»? Он последователен в этих отрывках в его употреблении слова «удовольствие»? Что значит он так враждебно относится к этому как к способу понимания искусства?
    6. Толстой перечисляет еще несколько предложений для понимания искусства. что он отвергает. (# 12) Его предложение кажется более убедительным чем те, кого он отвергает? Почему?
    7. Толстой, кажется, принимает иерархию, в которой есть «искусство». повседневности и высшего искусства, проникнутого религиозным восприятием (# 17-18).Это правдоподобное различие? Соответствует ли это различия вы проводите? Объясняет ли это культурное значение искусства?
    8. Толстой обсуждает взгляды Платона на искусство (№19-23). Какие элементы с точки зрения Платона, считает ли он себя? Согласен ли он с Платоном по какому-либо из его взглядов на искусство? С чем он не согласен?
    9. Как Толстой предлагает различать «настоящее искусство»? из «поддельного искусства» (№24-28)? Это работоспособный контрольная работа? Какие проблемы вы видите с этим? Ты можешь думать о контрпримеры что бросило бы вызов его взгляду на то, как провести это различие?
    10. Толстой использует тест на заразность не только как описательный мера того, что должно считаться искусством, но также и стандарт для хорошее искусство (# 28-32).Что он подразумевает под этим стандартом? Как он предлагает применить этот тест для оценки искусства? Это полезно предложение по оценке качества искусства? Если вы не согласны с это предложение, как бы вы его оспорили?
    11. Как действует «искренность» в теории Толстого? Используйте команду «найти», чтобы рассмотреть все отрывки. где он имеет в виду «искренность». Это полезное предложение для понимания и оценки искусства? Можем ли мы когда-нибудь быть обманутыми об искренности художника? Как бы Толстой отреагировал на такие беспокойство об обмане?
    12. Толстой ценит то, что он называет «крестьянским искусством», потому что искренности (# 35).Сравните рассуждения Толстого о «крестьянине». искусство »с похвалой Клайва Белла менее двадцати лет позже «первобытного искусства» ( Art , №16). Сходны ли в чем-то их рассуждения? Чем он отличается? Как вы думаете, их похвала такому искусству была случайной?
    Эта страница была размещена в сети и поддерживается Джули Ван Кэмп, Профессор философии, Калифорния Государственный университет, Лонг-Бич.

    Ваши комментарии, вопросы и предложения приветствуются: jvancamp @ csulb.edu

    Последнее обновление: 23 ноября 2006 г.

    Очерк Льва Толстого Что такое искусство

    Лев Толстой на пашне , Илья Репин, 1887, Смитсоновский институт

    Как мы можем определить искусство? Что такое подлинное искусство и что такое хорошее искусство? Лев Толстой ответил на эти вопросы в своей книге «Что такое искусство?» (1897), его наиболее полное эссе по теории искусства. В теории Толстого много очаровательных сторон. Он считает, что искусство — это средство передачи эмоций с целью содействия взаимопониманию.Узнавая чувства друг друга, мы можем успешно практиковать сочувствие и, в конечном итоге, объединиться ради общего благополучия человечества.

    Более того, Толстой категорически отрицает, что удовольствие — единственная цель искусства. Вместо этого он поддерживает нравственное искусство, способное понравиться всем, а не только избранным. Хотя он занимает четкую позицию в пользу христианства как действительной основы морали, его определение религиозного восприятия гибко. В результате его можно легко заменить всевозможными идеологическими схемами.

    Лично я не рассматриваю теорию Толстого как свод законов для понимания искусства. Больше всего на свете: «Что такое искусство?» это само по себе произведение искусства. Произведение о смысле искусства и плодородной основе, на которой могут процветать поистине прекрасные идеи.

    Большинство картин, использованных в этой статье, были нарисованы художником-реалистом Ильей Репиным. Русский художник создал серию портретов Толстого, которые вместе экспонировались на выставке 2019 года «Репин: Миф о Толстом» в Государственном музее Л.Н. Толстой. Подробнее об отношениях Толстого и Репина можно прочитать в этой статье.

    Лев Толстой в своем кабинете в Ясной Поляне , Илья Репин, 1887, Государственный музей Л.Н. Толстого

    Вам понравилась эта статья?

    Подпишитесь на нашу бесплатную еженедельную рассылку новостей

    Спасибо!

    Проверьте свой почтовый ящик, чтобы подтвердить подписку.

    Лев Толстой (граф Лев Николаевич Толстой) родился в 1828 году в родовом имении Ясная Поляна, примерно в 200 км от Москвы.Его семья принадлежала к русской аристократии, и поэтому Лев унаследовал титул графа. В 1851 году он вступил в царскую армию, чтобы расплатиться с накопившимся долгом, но быстро пожалел об этом решении. В конце концов, он ушел из армии сразу после окончания Крымской войны в 1856 году.

    После путешествия по Европе и свидетеля страданий и жестокости мира Толстой преобразился. Из привилегированного аристократа он стал христианским анархистом, выступающим против государства и пропагандирующим ненасилие.Это было учение, которое вдохновило Ганди и выражалось как непротивление злу. Это означает, что со злом нельзя бороться злыми средствами, и нельзя ни принимать, ни сопротивляться ему.

    Произведения Толстого сделали его известным во всем мире, и он по праву считается одним из четырех гигантов русской литературы после Достоевского, Чехова и Тургенева. Его самые известные романы — Война и мир (1869) и Анна Каренина (1877). Однако он также написал несколько философских и богословских текстов, а также театральные пьесы и рассказы.Завершив свой шедевр «Анна Каренина », Толстой впал в состояние невыносимого экзистенциального отчаяния.

    Очарованный верой простых людей, он обратился к христианству. В конце концов, он отверг Русскую Церковь и любую другую Церковь как коррумпированные и стал искать свои собственные ответы. Его богословские исследования привели к формулированию его собственной версии христианства, которая глубоко повлияла на его социальное видение. Он умер в 1910 году в возрасте 82 лет от пневмонии.

    Искусство, основанное на красоте и вкусе Портрет Льва Толстого, Илья Репин, 1912, Пенаты-музей-усадьба Ильи Репина

    Толстой написал «Что такое искусство?» в 1897 году. Там он изложил свои мнения по ряду вопросов, связанных с искусством. На протяжении всего этого эссе он по-прежнему уверен, что первым дал точное определение искусства:

    «… как бы странно это ни звучало, несмотря на горы книг, написанных об искусстве, точное определение искусства построено не было.И причина этого в том, что концепция искусства была основана на концепции красоты ».

    Итак, что для Толстого искусство? Прежде чем ответить на этот вопрос, русский писатель ищет подходящую основу для своего определения. Изучая работы других философов и художников, он замечает, что они обычно предполагают, что красота — это основа искусства. Для них красота — это либо то, что доставляет определенный вид удовольствия, либо то, что совершено в соответствии с объективными универсальными законами.

    Толстой считает, что оба случая приводят к субъективным определениям красоты и, в свою очередь, к субъективным определениям искусства. Те, кто осознают невозможность объективного определения красоты, обращаются к изучению вкуса, спрашивая, почему вещь нравится. Опять же Толстой не видит в этом смысла, потому что вкус тоже субъективен. Он заключает, что невозможно объяснить, почему одно нравится кому-то, а кому-то не нравится.

    Теории, оправдывающие канон Зарисовки Льва Толстого , Илья Репин, 1891, Частное собрание

    Теории искусства, основанные на красоте или вкусе, неизбежно включают только тот вид искусства, который нравится определенным людям:

    «Сначала признать определенный набор произведений искусством (потому что они нравятся нам), а затем сформулировать такую ​​теорию искусства, что все те произведения, которые нравятся определенному кругу людей, должны вписаться в нее.”

    Эти теории призваны оправдать существующий художественный канон, который охватывает все, от греческого искусства до Шекспира и Бетховена. На самом деле канон — это не что иное, как произведения искусства, ценимые высшими классами. Чтобы оправдать новые постановки, которые нравятся элите, постоянно создаются новые теории, расширяющие и подтверждающие канон:

    «Какие бы безумия ни появлялись в искусстве, когда они находят признание среди высших классов нашего общества, быстро изобретается теория, объясняющая и одобряющая их; точно так же, как если бы в истории никогда не было периодов, когда определенные особые круги людей признавали и одобряли фальшивое, уродливое и бессмысленное искусство, которое впоследствии не оставило следов и было полностью забыто.”

    Истинное определение искусства, по Толстому, должно основываться на моральных принципах. Прежде всего, мы должны задаться вопросом, является ли произведение искусства моральным. Если морально, то это хорошее искусство. Если не морально, то плохо. Это обоснование приводит Толстого к очень странной идее. В одном месте своего эссе он заявляет, что « Ромео и Джульетта» Шекспира, Гете, Вильгельм Мейстер, и его собственный Война и мир аморальны и, следовательно, являются плохим искусством.Но что именно имеет в виду Толстой, когда говорит, что что-то хорошее или плохое искусство? И какова природа морали, которую он использует в своих художественных суждениях?

    Толстой в крестьянской одежде, Илья Репин, 1901, Государственный Русский музей

    Искусство — это средство передачи чувств так же, как слова передают мысли. В искусстве кто-то передает чувство и «заражает» других своими чувствами. Толстой формулирует свое определение искусства в следующих отрывках:

    «Пробудить в себе чувство, однажды испытанное и вызвавшее его в себе, затем с помощью движений, линий, цветов, звуков или форм, выраженных в словах, чтобы передать то чувство, которое могут испытывать другие. то же чувство — это деятельность искусства.

    Искусство — это человеческая деятельность, заключающаяся в том, что один человек сознательно, посредством определенных внешних знаков, передает другим чувства, которые он пережил, и что другие люди заражены этими чувствами и также испытывают их ».

    По своей сути искусство — это средство единения людей, объединенное общими чувствами. Он облегчает доступ к психологии других, способствует сочувствию и пониманию, разрушая стены Субъекта.Эта функция искусства не только полезна, но и необходима для прогресса и благополучия человечества.

    Бесчисленные чувства, которые испытывали люди как в прошлом, так и в настоящем, доступны нам только через искусство. Утрата такой уникальной способности была бы катастрофой. «Люди были бы как звери», — говорит Толстой, и даже заявляет, что без искусства человечество не могло бы существовать. Это смелое заявление, напоминающее афоризм Ницше о том, что человеческое существование оправдано только как эстетическое явление.

    Искусство в широком и ограниченном смысле слова Лев Толстой в зале с арками, Илья Репин, 1891, Государственный Русский музей

    Определение Толстого распространяется почти на все аспекты человеческой деятельности, выходящие за рамки изобразительного искусства. Даже мальчик, рассказывающий историю о том, как он встретил волка, может быть искусством. Однако это возможно только в том случае, если мальчику удается заставить слушателей почувствовать страх и боль встречи. Согласно этой точке зрения, произведения искусства повсюду.Колыбельная песня, шутка, мимика, домашние украшения, одежда и утварь, даже триумфальные шествия — все это произведения искусства.

    На мой взгляд, это самая сильная сторона теории Толстого. А именно, что он рассматривает почти всю человеческую деятельность как искусство. Однако есть различие между этим расширенным искусством и искусством в ограниченном смысле этого слова. Последнее относится к изобразительному искусству и является областью, которую Толстой исследует дальше в своем эссе. Слабым местом теории является то, что она никогда не исследует акт творчества и искусства, которые не передаются другим.

    Лев Толстой отдыхает в лесу, Илья Репин, 1891, Государственная Третьяковская галерея

    Различие между настоящим и поддельным, хорошим и плохим искусством — это вклад Толстого в область художественной критики. Несмотря на свои многочисленные недостатки, эта система предлагает интересную альтернативу оценке и оценке искусства.

    Толстой называет настоящее искусство (т. Е. Подлинным, верным самому себе) как результат честной внутренней потребности в самовыражении.Продукт этого внутреннего побуждения становится настоящим произведением искусства, если он успешно вызывает чувства у других людей. В этом процессе получатель художественного впечатления настолько объединяется с опытом художника, что он / она чувствует, что произведение искусства принадлежит ему / ей. Таким образом, настоящее искусство устраняет барьер между субъектом и объектом, а также между получателем и отправителем художественного впечатления. Кроме того, он устраняет барьер между получателями, которые испытывают единство через общее чувство.

    «В этом освобождении нашей личности от ее разделения и изоляции, в этом объединении ее с другими заключается главная характеристика и великая притягательная сила искусства».

    Кроме того, произведение, не вызывающее чувств и духовного единения с другими, является поддельным искусством. Независимо от того, насколько он поэтичен, реалистичен, эффектен или интересен, он должен соответствовать этим условиям, чтобы добиться успеха. В противном случае это просто подделка, выдающая себя за настоящее искусство.

    Эмоциональная заразительность Лев Толстой в розовом кресле, Илья Репин, 1909, Государственный музей Л.Н. Толстого

    Эмоциональная заразительность — необходимое качество произведения искусства. Степень заразности не всегда одинакова, но зависит от трех условий:

    1. Передается индивидуальность ощущения: чем конкретнее для человека чувство, тем успешнее произведение искусства.
    2. Ясность передаваемых ощущений: ясность выражения способствует передаче чувств и увеличивает удовольствие, получаемое от искусства.
    3. Искренность художника: сила, с которой художник чувствует эмоции, которые он передает через свое искусство.

    Из всех трех важнее всего искренность. Без него не могут существовать два других состояния. Стоит отметить, что Толстой находит искренность почти всегда присутствующей в «крестьянском искусстве», но почти всегда отсутствующей в «искусстве высшего сословия». Если произведению недостает хотя бы одного из трех качеств, это — поддельное искусство. Напротив, это реально, если он обладает всеми тремя.В таком случае остается только судить, хорошее это настоящее произведение искусства или плохое, более или менее удачное. Успех произведения искусства зависит, прежде всего, от степени его заразности. Чем заразительнее произведение искусства, тем лучше.

    Религиозное восприятие искусства Погребение Христа Греко, Эль Греко, 1570-1576, Национальная галерея — Музей Александроса Соутсоса

    Толстой считает искусство средством продвижения к совершенству.Со временем искусство развивается, делая доступным человеческий опыт ради человечества. Это процесс нравственного осознания, в результате которого общество становится добрее и сострадательнее. По-настоящему хорошее произведение искусства должно делать доступными те добрые чувства, которые приближают человечество к его нравственному завершению. В этих рамках хорошее произведение искусства также должно быть нравственным.

    Но как мы можем судить о том, какие чувства нравственно хороши? Ответ Толстого заключается в том, что он называет «религиозным восприятием эпохи».Это определяется как понимание смысла жизни группой людей. Это понимание является моральным компасом общества и всегда указывает на определенные ценности. Для Толстого религиозное восприятие своего времени находится в христианстве. В результате все хорошее искусство должно нести основополагающее послание этой религии, понимаемой как братство между всеми людьми. Этот союз людей, нацеленный на его коллективное благополучие, утверждает Толстой, следует уважать как высшую ценность из всех.

    Хотя это связано с религией, религиозное восприятие отличается от религиозного культа. На самом деле определение религиозного восприятия настолько широко, что описывает идеологию в целом. К этой интерпретации приводит мнение Толстого о том, что даже если общество не признает религию, в нем всегда есть религиозная мораль. Это можно сравнить с направлением текущей реки:

    Если река вообще течет, она должна иметь направление. Если общество живет, должно быть религиозное восприятие, указывающее направление, в котором более или менее сознательно стремятся все его члены.

    Заключение «Что есть истина» Христос и Пилат, Николай Ге, 1890, Государственная Третьяковская галерея

    Можно с уверенностью сказать, что спустя более века после смерти Толстого «Что такое искусство?» сохраняет свою привлекательность. Мы не должны легко отбрасывать идею о том, что (хорошее) искусство передает чувства и способствует единству через универсальное понимание. Это особенно актуально в наше время, когда многие сомневаются в важности искусства и видят в нем источник путаницы и разногласий.

    Толстой, Лев, Пивеар, Ричард, Волохонский, Лариса: 9780307268815: Amazon.com: Книги

    Хаджи Мурат

    Возвращался домой по полям. Была самая середина лета. Луга были скошены, и они собирались собирать урожай ржи.

    В это время года восхитительный ассортимент цветов: красный, белый, розовый, ароматный, пушистый клевер; дерзкие маргаритки; молочно-белые «люби-меня-люби-незабудки» с ярко-желтыми центрами и затхлым пряным запахом; желтый дикий рапс с запахом меда; высокие колокольчики в форме тюльпана, сиреневые и белые; вика ползучая; аккуратные чесоточные, желтые, красные, розовые и сиреневые; подорожник с его слегка розовым пухом и едва уловимым приятным запахом; васильки, ярко-синие на солнце и в молодости и бледно-голубые и красноватые вечером и в старости; и нежные, пахнущие миндалем, мгновенно увядающие цветы вьюнка.

    Я собрал большой букет разных цветов и шел домой, когда заметил в канаве, в полном цвету, чудесный малиновый чертополох, который у нас известен как «татаро» и который тщательно косят, и при случайном скашивании удаляется косилками с сена, чтобы не уколоть им руки. Я взяла в голову сорвать этот чертополох и положить в центр букета. Я спустился в канаву и, отогнав волосатого шмеля, который воткнулся в центр цветка и сладко и лениво заснул там, я принялся собирать цветок.Но это было очень сложно: стебель не только был колючим со всех сторон, даже через носовой платок, который я обмотал вокруг руки, но и был настолько ужасен, что я боролся с ним минут пять, разрывая волокна одно за другим. Когда я наконец оторвал цветок, стебель был весь рваный, и цветок уже не казался таким свежим и красивым. К тому же по своей грубости и яркости он не вписывался в нежные цветы букета. Мне было жаль, что я напрасно уничтожил и выбросил цветок, который был прекрасен на своем месте.«Но какая энергия и жизненная сила», — подумал я, вспоминая усилия, которые стоили мне сорвать цветок. «Как стойко он защищался и как дорого продавал свою жизнь».

    Дорога домой пролегала по залежному, только что вспаханному чернозему. Я шел по пологому склону по пыльной черноземной дороге. Вспаханное поле было помещичьим, очень большим, так что по обе стороны дороги и впереди на холме ничего не было видно, кроме черной, ровно бороздчатой, еще не вспаханной почвы.Вспашка была сделана хорошо; нигде на поле не было видно ни одного растения или травинки — все было черным. «Какое разрушительное, жестокое существо человек, сколько живых существ и растений он уничтожает, чтобы сохранить свою жизнь», — подумал я, невольно ища что-то живое среди этого мертвого черного поля. Впереди, справа от дороги, я заметил небольшой куст. Подойдя поближе, я узнал в этом кусте того самого «Татарина», цветок которого я тщетно сорвал и выбросил.

    Куст «Татарский» состоит из трех побегов. Одна была отломана, а оставшаяся ветка торчала, как отрезанная рука. На каждом из двух других был цветок. Когда-то эти цветы были красными, но теперь они стали черными. Один стебель был сломан, половина его свисала вниз с грязным цветком на конце; другой, хоть и весь в черной грязи, все еще торчал. Было ясно, что весь куст наехал на колесо, а потом выпрямился и, следовательно, стоял под наклоном, но все равно стоял.Как будто кусок его плоти был оторван, внутренности вывернуты наизнанку, рука оторвана, глаз ослеп. Но он все еще стоит, и
    не сдается человеку, который уничтожил всех своих собратьев вокруг него.

    «Какая энергия!» Я думал. «Человек завоевал все, уничтожил миллионы растений, но этот все еще не сдается».

    И я вспомнил старую историю с Кавказа, часть которой я видел, часть которой я слышал от свидетелей, а часть которой я вообразил себе.История, как она сложилась в моей памяти и воображении, выглядит так.

    50 самых влиятельных книг, когда-либо написанных

    На протяжении многих веков книги были одним из основных развлечений человечества. Читатели со всего мира тратят бесчисленные часы, сбегая в новые и уникальные миры, теряясь в словах и страницах книг разных жанров. Хотя все книги по-разному влияют на читателей, история показала, что у некоторых книг есть способ охватить и воздействовать на большие группы людей, так что они навсегда изменяются.Эти книги могут поделиться знаниями, вдохновением и открытиями в различных областях. Они учат, влияют и изменяют наш образ мышления. Иногда эти книги настолько важны и поучительны, что помогают миру и его людям развиваться. Следующие книги сделали именно это. Просвещая и информируя читателей в области политики и правительства, создавая новые стандарты в литературе, бросая вызов общественным нормам и продвигая академическую мысль в школах науки и религии, это 50 лучших книг, которые изменили мир.

    Политика и правительство

    Эти названия представляют собой одни из самых влиятельных книг, исследующих политику, экономику и философию. Каждый из этих текстов повлиял на наше понимание управления.

    1. Республика , Платон. Написанный около 380 г. до н.э., этот текст считается одним из самых влиятельных когда-либо написанных произведений. Республика наблюдает справедливость в человеке и политике и обсуждает роль философа в обществе.Многие интеллектуальные концепции, содержащиеся в The Republic , все еще обсуждаются сегодня, но этот текст также является важным историческим документом, который предоставляет историкам снимок Греции на момент его написания.
    2. Коммунистический манифест Карла Маркса и Фридриха Энгельса. Один из самых известных и популярных когда-либо написанных политических текстов, Коммунистический манифест , подробно описывает классовую борьбу, существующую в обществе, и прослеживает ее истоки в истории.В документе освещаются проблемы капитализма и капиталистического производства и то, как эти структуры влияют на политический и общественный ландшафт.
    3. Права человека Томас Пейн. Права человека утверждает, что политическая революция приемлема и допустима, когда правительство не выполняет свой долг по защите естественных прав своих граждан. Написанная в защиту Французской революции, книга Пейна 1791 года получила широкое распространение и бросила вызов всем общественным институтам, которые не приносят пользы нации в целом, включая такие институты, как монархии и аристократии.
    4. Здравый смысл Томаса Пейна. Опубликованная анонимно в 1776 году, эта брошюра поддержала американцев в их борьбе за независимость от британцев во время американской революции. Брошюра призывала людей в американских колониях сопротивляться лидерам из Великобритании и настаивать на эгалитарном правительстве. Сегодня Common Sense — одна из самых продаваемых американских игр.
    5. Демократия в Америке Алексис де Токвиль. В том, что изначально задумывалось как наблюдение за американской тюремной системой, Демократия в Америке — это взгляд на американское общество и институты в целом, а также на причины, по которым американское демократическое равенство существует и процветало на момент написания. Алексис де Токвиль проследил историческую эволюцию равенства и предположил, что конкретные условия, такие как широкие экономические возможности и отмена первородства, привели к американской демократической революции.
    6. Принц Никколо Макиавелли. Считается одним из первых произведений современной политической философии. «Князь » — это политический трактат 1513 года, в котором даются советы о том, как честолюбивые лидеры могут выжить и преуспеть в спорном политическом ландшафте. Хотя цель книги все еще обсуждается, результатом является одно из самых откровенных размышлений о политической власти и о том, что требуется для ее сохранения.
    7. Рассказ о жизни Фредерика Дугласа, американского раба Фредерика Дугласа. Написанный знаменитым оратором и бывшим рабом Фредериком Дугласом, это повествование считается самым известным из произведений, написанных бывшими рабами, и одним из самых влиятельных текстов во время аболиционистского движения в Соединенных Штатах. В тексте Дуглас рассказывает о своей жизни раба на пути к свободе.
    8. О свободе Джона Стюарта Милля. Этот философский труд считается основополагающим текстом современной либеральной политической мысли. Текст применяет этический утилитаризм к обществу и государственному управлению, утверждая, что большее значение придается последствиям действий, поскольку они связаны с интересами других, чем собственными интересами.
    9. Богатство народов Адам Смит. Богатство народов , опубликованное в 1776 году, описывает, как и что создает богатство нации. Богатство народов , широко рассматриваемое как основополагающий текст классической экономики, исследует экономическую систему и предполагает, что свободный рынок может автоматизировать и регулировать себя. Эти функции ограничиваются только привилегиями, предоставленными определенным членам внутри экономики.
    10. Ориентализм Эдвард Саид. В основном это работа по изучению постколониальной культуры, Ориентализм обсуждает, как культурные репрезентации восточного мира связаны со структурами и обществами, которые их создают. Поскольку эти покровительственные и преувеличенные изображения различий разработаны таким образом, что превосходство Запада подчеркивается в сравнении, Ориентализм становится критикой политики и власти Вестерна.

    Литература

    От создания персонажей и историй, которые стали основополагающими элементами в культурах по всему миру, до нарушения нежелательных стандартов и воодушевления многих — эти литературные произведения существенно повлияли на мир.Это самые влиятельные книги в литературе.

    1. Кентерберийские рассказы Джеффри Чосера. Написанный в 14 веке, этот сборник сказок оживил персонажей и рассказы, которые остаются популярными и сегодня. Кентерберийские рассказы также дает представление об обычаях и обычаях общества на момент написания. Это произведение — одна из самых читаемых книг и одна из самых изучаемых в мире. Многие ученые предполагают, что великое произведение Чосера во многом способствовало популяризации английского языка в литературе.
    2. Божественная комедия Данте Алигьери. Считается одним из самых важных произведений мировой литературы, Божественная комедия — это эпическая поэма, в которой подробно рассказывается о путешествии по загробной жизни и, аллегорически, о том, как душа открывает Бога. Издавна считавшаяся величайшим произведением итальянской литературы, «Божественная комедия » также дает нам возможность ближе познакомиться со средневековым христианским богословием и философией.
    3. Полное собрание сочинений Уильяма Шекспира .Уильяма Шекспира часто считают величайшим писателем английского языка и величайшим драматургом в истории. Персонажи, истории и язык завладели читателями на протяжении сотен лет и во многом способствовали формированию современной культуры. Полное собрание сочинений Шекспира переведено на все основные языки и до сих пор пользуется популярностью во всем мире.
    4. Моби Дик Германа Мелвилла. Эта ныне известная книга об охоте человека на большого кита считается одним из величайших когда-либо написанных американских романов. Moby Dick — это много символизма, но он также известен деталями китобойного промысла 19 века и множеством различных стилей и структур повествования.
    5. 1984 Джорджа Оруэлла. Роман-антиутопия описывает жизнь в тоталитарном режиме, лишившем людей их прав. Темы этого романа стали важной частью современной культуры, создавая термины и концепции, которые были включены в наше собственное общество.Слежка, правда и цензура занимают центральное место в этом романе; никакая другая книга не способствовала нашему пониманию этих тем, как 1984 .
    6. О дивный новый мир Олдоса Хаксли. Еще один роман-антиутопия, этот Хаксли часто считается одним из величайших романов 20-го века. Роман Хаксли отрицательно рассматривает потерю индивидуальности из-за футуристических технологических достижений. Собственные страхи Хаксли перед коммерцией и зарождающейся молодежной культурой полностью отражены в этом романе.
    7. Илиада и Одиссея Гомера. Эти две древнегреческие эпические поэмы являются не только выдающимися произведениями в древнегреческой литературе, но также являются очень влиятельными текстами для всех форм искусства, мысли и музыки в западной цивилизации. «Илиада» описывает несколько недель окончания Троянской войны, а «Одиссея » описывает десятилетний путь Одиссея домой после Троянской войны. Эти две работы важны из-за их детализации греческой истории и легенд, композиции рассказа и развития тем.
    8. Дон Кихот Мигеля де Сервантеса. Этот испанский роман, первоначально изданный в виде двух книг, является одним из самых влиятельных и популярных романов в мире. Она также считается одной из лучших когда-либо написанных книг. Приключение, символизм и характеристики, содержащиеся в Дон Кихот , сделали книгу невероятно популярной. «Дон Кихот» стал одним из первых канонических текстов и на протяжении сотен лет вдохновлял художников всех мастей.
    9. В поисках утраченного времени Марсель Пруст. Пугающий по длине семитомник В поисках утраченного времени — одно из самых выдающихся современных произведений начала 20 века. Роман исследует темы памяти, детства и смысла, но избегает сюжетной модели романов XIX века. Актеры второго плана невероятно хорошо прорисованы, а события продвигаются вперед благодаря различным перспективам, которые их переживают, техникам письма, которые бесконечно копируются с момента публикации романа.
    10. Мадам Бовари Гюстава Флобера. Рассказ Флобера о женщине, которая участвует в супружеской неверности в попытке сбежать из брака без любви, подвергся жесткой цензуре во время публикации, и Флобер предстал перед судом из-за романа. После его оправдания Мадам Бовари стала известна как шедевр движения реализма.
    11. Arabian Nights в переводе Эндрю Лэнга. Эта англоязычная версия One Thousand and One Nights пересказывает древние истории, которые сейчас стали популярными во всем мире, включая бедственное положение Шахерезады, приключения Аладдина и путешествия Синдбада.
    12. Сто лет одиночества Габриэль Гарсия Маркес. Считается одним из самых значительных романов испанского литературного канона, Сто лет одиночества рассказывает историю семьи Буэндиа на протяжении нескольких поколений. Стиль и темы романа представляют уникальное латиноамериканское литературное движение 1960-х годов: магический реализм.
    13. Война и мир Лев Толстой. Хотя Толстой не решался называть это романом, Война и мир часто включается в обсуждение лучших романов всех времен.Хроника французского вторжения в Россию в 1812 году, книга рассматривает психологические последствия войны и философские дискуссии, которые она породила.
    14. Сказка о Гэндзи Мурасаки Сикибу. Написано в начале XI века. Повесть о Гэндзи часто называют первым романом. Хотя у него нет сюжета по определению, в истории есть много элементов современного романа, в том числе главный герой, второстепенный состав и характеристика.Перевод этого романа со временем оказался трудным, но большинство до сих пор считает его первым и величайшим произведением в японской литературе.
    15. Хижина дяди Тома Харриетт Бичер-Стоу. Написанный белой женщиной средних лет в 1851 году, Хижина дяди Тома приписывают изменение взглядов на рабство на севере и продолжают служить напоминанием о последствиях рабства и других бесчеловечных действий.
    16. Преступление и наказание Федора Достоевского. В то время как Федор Достоевский написал несколько работ, которые можно считать одними из самых влиятельных из когда-либо опубликованных, Преступление и наказание — одна из лучших книг, когда-либо написанных. Этот роман исследует сознание индивидуалистичного человека изнутри, бросая вызов правилам преступления и наказания, применимым к главному герою и окружающим его людям.
    17. Вещи рушатся автор: Чинуа Ачебе. Тема сохранения культурной истории перед лицом западного господства в этом романе дала голос угнетенным людям в Африке и привлекла внимание всего мира.Этот роман, написанный в 1958 году, до сих пор широко читается и изучается как пример ущерба, нанесенного колониализмом.
    18. Фауст Иоганна Вольфганга фон Гете. Фауст — трагическая пьеса, но долгое время она считалась величайшим произведением немецкой литературы. Сказка рассказывает о том, как Фауст продал свою душу дьяволу за мирские знания и удовольствия. Влияние этой истории на искусство, литературу, музыку и мысли неизмеримо.
    19. Любимый Тони Моррисон. Написанный в память об афроамериканских рабах, принесенных во время работорговли, « Возлюбленный » Тони Моррисона — один из самых узнаваемых и влиятельных текстов в современной литературе. За озвучивание афроамериканского опыта, а также наблюдение и запись коллективной памяти населения роман Моррисона получил Пулитцеровскую премию в области художественной литературы в 1988 году.
    20. Властелин колец автор J.R.R. Толкин. Не только «Властелин колец » — один из самых продаваемых романов в мире, он также помог сформировать и сформировать жанр высокого фэнтези.Хотя многие темы рассказа были адаптированы из более ранних мифологий, «Властелин колец» сам стал основным текстом для всех читателей и авторов фэнтези.

    Общество

    Это самые влиятельные книги с точки зрения воздействия на общество, тексты, которые помогли изменить взгляды людей на расизм, феминизм, потребление и язык.

    1. Дневник молодой девушки Анны Франк. Эта знаменательная книга создана на основе дневника Анны Франк, молодой дочери еврейской семьи, скрывавшейся во время захвата власти нацистами в Нидерландах.Невинность этой молодой девушки, полной надежд и мечтаний, резко контрастирует с реальной ситуацией, в которой она оказалась в руках нацистов. Эта книга стала сильным символом и напоминанием о последствиях расового преследования.
    2. Защита прав женщин Мэри Уолстонкрафт. Текст Уоллстонкрафта, считающийся первым великим трактатом о феминизме, был написан в ответ на мнение тех, кто считал, что женщин не следует обучать. Она утверждала, что женщины заслуживают образования, пропорционального их положению в обществе, положению учителей и товарищей.Уолстонкрафт продемонстрировал, что неравенство не только неправильно с моральной и этической точек зрения, но также безответственно с экономической и социальной точек зрения.
    3. Второй секс Симона де Бовуар. Второй пол исследует, почему положение женщины в обществе является запретительным и как оно дошло до этого. Зарекомендовав себя как фундаментальная фигура феминистской философии, де Бовуар была одной из первых, кто исследовал гендер как социальную конструкцию, проводя различие между терминами «пол» и «гендер».«
    4. Собственная комната Вирджинии Вульф. В A Room of One’s Own , расширенном эссе, которое Вульф передала двум женским колледжам, обсуждаются различия между писателями-мужчинами и женщинами и то, как эти различия являются результатом ограничений, налагаемых на женщин. Без свободы, образования или финансового вознаграждения авторов-мужчин женщинам запрещено создавать собственные литературные традиции.
    5. Walden Генри Дэвид Торо. Уолден — это текстовое отражение социального эксперимента Торо, в котором он жил изолированно в хижине рядом с Уолденским прудом, чтобы лучше понять общество. Торо написал результаты своего опыта самодостаточности и простоты в книге Walden , которая впоследствии стала источником вдохновения для тех, кто ищет жизнь вдали от общественных дел.
    6. Словарь английского языка Самуэля Джонсона. Считающийся самым влиятельным словарем английского языка, Джонсон в течение семи лет составлял эту книгу в одиночку.Словарь Джонсона, признанный основополагающим текстом для изучения английского языка и лексикографии, не был первым в своем роде, но он был наиболее полным и хорошо изученным.
    7. Критика чистого разума Иммануила Канта. Критика чистого разума Иммануила Канта в значительной степени считается одним из самых влиятельных философских текстов всех времен. Исследуя человеческие знания и разум, их пределы и ограничения, а также восприятие пространства и времени, текст Канта является одной из самых важных книг для чтения для всех, кто интересуется философией.
    8. Джунгли Аптона Синклера. Несмотря на то, что Аптон Синклер намеревался написать роман о жизни иммигрантов в Америке в начале 20 века, Джунгли в конечном итоге приобрели популярность, поскольку в нем подчеркивалась антисанитарная практика в мясоперерабатывающей промышленности. Изображая бесчисленные нарушения здоровья и рассказы о несправедливом обращении с рабочими-мигрантами и их оплате, Синклер внес большой вклад в реформирование законов об инспекции мяса в Америке.Со временем он получил больше признания за влияние на стандартизированную заработную плату.
    9. Родной сын Ричарда Райта. Ричард Райт, которого часто считают отцом черной американской литературы, написал Native Son как попытку продемонстрировать суровые реалии чернокожего человека в белой Америке. Это была одна из первых и наиболее успешных книг, в которых рассмотрено расовое разделение в стране с точки зрения меньшинства, и в ней подчеркивалась культура чернокожего населения, чего раньше не делали.

    Наука, математика и география

    Эти работы являются одними из самых влиятельных книг, потому что они положили начало или, по крайней мере, представляют собой начало целых движений и школ мысли в областях науки, математики и географии.

    1. Philosophae Naturalis Principia Mathematica Исаака Ньютона. Написанный в то время, когда Кембридж был закрыт из-за чумы, Ньютон Philosophae Naturalis Principia Mathematica детализирует принципы гравитации, механики, исчисления, света и цвета.Эта книга заложила основу для современных исследований как математики, так и физики.
    2. Смысл теории относительности Альберта Эйнштейна. Смысл теории относительности — это сборник «Маленьких лекций Стаффорда», прочитанных Альбертом Эйнштейном в 1921 году в Принстонском университете. Эти лекции, прочитанные через пять лет после публикации новаторской статьи Эйнштейна по общей теории относительности, подводят итоги работы этого человека. Хотя многие идеи были представлены в разных формах до публикации этой книги, The Meaning of Relativity остается одним из самых важных собраний идей, когда-либо собранных.
    3. О происхождении видов Чарльз Дарвин. Эта работа Дарвина заложила основы теории эволюции. С момента публикации теории и наблюдения книги помогли сделать науки о жизни такими, какими они являются сегодня. Модель адаптации и эволюции Дарвина все еще помогает современным ученым, поскольку они строят лучшее понимание всех видов Земли, включая наш собственный.
    4. Silent Spring от Рэйчел Карсон. Карсон написал в этой книге на тему экологической справедливости, которая вдохновила читателей серьезно задуматься об их отношении к Земле. Silent Spring помог современному экологическому движению сдвинуться с мертвой точки и привел к общенациональному запрету ДДТ.
    5. География Птолемея. Птолемей написал и нанес на карту мир в соответствии со знаниями, которыми он располагал во 2 веке. Его карты и методики использовались сотни лет спустя. Сегодняшняя картография является прямым наследником работ Птолемея.
    6. Толкование снов Зигмунд Фрейд. Фрейд включил основы своих теорий психоанализа в эту знаменательную работу, которую до сих пор читают и изучают во всем мире. В этой работе Фрейд представил концепцию бессознательного и продемонстрировал, как его теории используются для толкования снов. Работа Фрейда популяризировала психологию и помогла заложить фундамент, на котором сейчас стоит современный психологический дискурс.

    Религия

    Эти религиозные тексты — одни из самых влиятельных из когда-либо написанных книг, служащие путеводителями по духовному и образу жизни для бесчисленного количества людей по всему миру.Некоторым из этих текстов тысячи лет.

    1. Библия . Этот священный текст принес христианство в мир и продолжает служить источником вдохновения для миллионов людей. Это самая переводимая и самая покупаемая книга в мире.
    2. Коран . Священный текст ислама, Коран, считается последним словом Бога, сказанным Мухаммеду через ангела Гавриила в течение 23 лет.Эта книга является краеугольным камнем исламской религии.
    3. Тора . Писаные законы и учения, содержащиеся в Танахе, предлагают образ жизни для тех, кто исповедует иудейскую веру. Текст предлагает обучение и методы повседневной жизни и бесчисленным количеством способов повлиял на искусство и литературу.
    4. Тибетская книга мертвых . Пожалуй, самый известный тибетский текст, эта книга была написана тибетским монахом и обсуждает, что происходит во время смерти, время между смертью и возрождением и возрождение.
    5. Аналекты Конфуция . Аналекты — это собрание высказываний и идей, приписываемых Конфуцию, китайскому философу. Этот текст читали и изучали в Китае в течение последних 2000 лет и оказали колоссальное влияние на китайскую культуру, ценности, искусство и мысли.

    «Война и мир» Льва Толстого

    В течение пяти месяцев я пытался написать что-нибудь более отточенное, менее бессвязное. Это все, что у меня есть:

    «Пока он жив, утро еще свежее и влажное, вампиры спят.Но если солнце зайдет, если отец Толстой умрет и последний гений уйдет — что тогда? »
    — Александр Блок, когда Толстой умирает в Астапово

    « [Война и мир] — это определенно то, что можно было бы назвать русской Иллиадой. . Охватывая целую эпоху, это грандиозное литературное событие, демонстрирующее галерею великих людей, написанных живой кистью великого мастера … Это одно из самых, если не самое глубокое литературное произведение всех времен.
    — Иван Гончаров

    «Анна Каренина — это безупречное совершенство как произведение искусства.Ни одно европейское художественное произведение нашего времени и близко не подходит к этому. Более того, идея, лежащая в его основе, показывает, что это наше, наше, что-то, что принадлежит только нам и что это наша собственность, наше собственное национальное «новое слово» или, во всяком случае, его начало ».
    — Достоевский

    «[Война и мир] — величайший военный роман в истории литературы».
    — Томас Манн

    И, конечно же:
    «Если бы мир мог писать сам по себе, он бы писал, как Толстой.»
    — Исаак Бабель

    Черт, да? Интенсивно. Это лишь некоторые из ярких, обожающих цитат, которые я извлек из совершенно блестящей галереи почтений, написанных Толстому. С одной стороны, это трудно не заметить. попасться в ловушку, особенно если вы сами испытали это на собственном опыте. Но с другой стороны … это как бы заставляет вас дать отпор, не так ли? бульварная журналистика Это определенно тот момент, когда мы все могли бы использовать острую статью о налоговом мошенничестве, которое он совершал в течение многих лет, или несколько фотографий из драки в баре, которую он устроил.

    Вот что замечательно в Толстом: я думаю, что он чувствует то же самое.

    Одна из многих причин, по которым мне нравится киноверсия «Последняя станция » (охватывающая последний год жизни Толстого), — это то, как она изображает борьбу Толстого за контроль над собственной личностью. В фильме блестяще исследуется великий старик, стоящий на одном и том же перекрестке снова и снова, поскольку люди пытались заставить его пойти тем или иным путем: либо чтобы поддержать его собственную мифическую пропаганду, либо, по крайней мере, использовать ее в каких-то благих целях и стать своего рода иконой, которая нужна России, чтобы начать серьезные реформы, то есть действовать как чистый святой, которым он часто желал быть, и жить так, как считали другие, он должен им за то, чтобы жить или мог ли он просто быть и жить как сложный, несовершенный, иногда глупый, иногда сердитый, любящий человек, которым он был на самом деле.В тот момент была ли его жизнь действительно его собственной, чтобы решать, что с ней делать? Чем он был обязан миллионам, которые знали его имя и думали, что знают, за что он борется? Имел ли он право быть меньше, чем ему постоянно говорили, что он нужен людям?

    Я думаю, что Толстой боролся с проблемой синдрома Великого человека задолго до того, как он стал предполагаемым святым / иконой, в которую он был превращен в конце своей жизни. «Война и мир», как многие отметили, связаны с множеством серьезных идей и движений.И вот в чем дело: он действительно очень хорошо о них пишет. Хотя некоторые из его идей могут показаться глупыми с точки зрения 21-го века, процесс, который они вкладывают в них, не кажется таковым. И в то время, казалось, не было никого, кто мог бы придумать слова, чтобы опровергнуть его каким-либо удовлетворительным образом. Я уверен, что во многом с этим связана его репутация, его место в общественно-политической ткани, а также его литературные таланты, его исключительное положение, которое, казалось, позволяло ему высказываться при автократическом правительстве.Но, тем не менее, что бы вы ни говорили о легитимности того, как он туда попал, это не меняет того, что в конечном итоге произошло, а именно: и Толстой, и его идеи оказались в разреженной сфере, где критика была довольно неэффективной или легко отвергалась.

    Несмотря на всю ярость по поводу Наполеонов и Александров, мне казалось, что, возможно, основная основная тема «Войны и мира» заключалась именно в следующем: поиск того Великого Человека (или эквивалентной идеи), который мог бы заставить Толстого перестать искать, просить и жить. содержание.Мне казалось, что Толстой отдал бы все, если бы почувствовал, что может отказаться от поисков и отдыхать с полным доверием. Во всей этой книге его слегка завуалированные доверенные лица авторов ищут чему-то, чему можно отдаться, искренне и без сожалений. Я прочитал, что Толстой хотел найти этого Великого Человека, быть его слугой, следовать его указаниям и верить, что, когда придет день, когда он будет задавать им вопросы, Великий Человек сможет оправдать то, что он говорит ему, способом, который допускает без аргументов. Он хочет иметь возможность вернуться домой удовлетворенным и чувствовать, что, когда он вернется на следующий день, следующий набор инструкций Великого Человека всегда будет таким же мудрым, столь же бесспорным и столь же моральным как в утверждениях, так и в действиях, как и раньше. накануне.Более того, он хочет, чтобы этот Великий Человек мог изменить его и очистить от того, что он считает своими мелкими удовольствиями, любовью, ненавистью и цинизмом, и сделать его совершенным сосудом любви и щедрости для тех, кто его окружает. вдохновляется только величайшими добрыми делами и отвергает мирские удовольствия.

    Итак, вы видите, к чему это идет, не так ли? Толстой вообще не ищет Великого Человека, или совершенного человека, или удивительной идеи: он ищет Бога, воплощенного. Для меня это было душераздирающим событием в этой книге — наблюдать, как он пытается найти этот невозможный идеал, потому что кажется, что он действительно думал, что это возможно , в глубине души.Он никогда не мог избавиться от мысли, что Идеал, Утопия, Совершенное Небо где-то существовали, и он просто упускал это.

    Два самых непосредственных доверенных лица Толстого, Пьер и князь Андрей, проводят весь этот роман в поисках того, что я могу назвать только с большой буквы, своего Счастья, некоего платонического идеала Небесного Блаженства, в котором их души больше не будут сомневаться или испытывать недовольство или неудовлетворенность. Между собой эти двое мужчин возлагают свои надежды соответственно на: Наполеона, кутежа и жизнь моментом, деньги и общественный успех, квазихристианский культ / общественный клуб, который был русскими масонами, и, наконец, Любовь с той девушкой, которая была слишком Молодец (Пьер) и армия / война, Император (ы), семейные обязательства, меритократический успех и профессиональные герои, Любовь свежей красивой молодой девушки, Часть II армии и, наконец, прощение и искупление Иисуса (Андрей).Другие члены огромного состава появляются, чтобы взять на себя эстафету на несколько минут и рассказывать о славе Императора (ов), Бога, братства, которое можно найти в армии или идеях Отечества, и часть женщин, религиозные навязчивые идеи, любовь к детям и совершенство мужчины, который соизволил жениться на них.

    Тяжело наблюдать, как надежды этих людей рушатся столько раз. Эта книга состоит из тысячи страниц. Такое случается много раз, и почти со всеми персонажами, которым мы сочувствуем.Трудно наблюдать, как эти персонажи вкладывают свои 110% во что-то или в кого-то, потому что мы знаем, что в этом мире нет ничего, что могло бы выдержать такое давление. Прискорбно думать, что некоторые люди ожидают от других, и, я думаю, это одна из самых ярких идей, которые можно почерпнуть из этой книги: идеалов нет, и те, кто всю жизнь пытается их найти, неизбежно будут разочарованы.

    Это то, с чем Толстой явно много боролся. Но Бог всегда был вне дома.Это произошло в W&P и в «О, черт возьми, я чувствую себя плохим человеком», кричащих тормозов финала Анны Карениной. Но, конечно, этот идеал непознаваем и несущественен во многих смыслах, поэтому его загадки можно изменить и разобрать для каждого, кто с ними сталкивается. Бог позволил ему придерживаться идеи, что Идеал существует, и дал ему сосуд, в который он мог излить все свои надежды после того, как все остальное неизбежно его разочаровало.

    Конечно, со стороны Толстого действительно несправедливо ожидать, что простые люди будут делать что-то иное, если он собирается возложить такие безумные ожидания на всех и все вокруг.Почти смехотворно высокомерно ожидать, что мир будет жить так, как вы, , думаете, что он должен быть, и что он должен измениться в соответствии с вашими предпочтениями. Иногда мне казалось, что я был персонажем Кэри Гранта в «Филадельфийская история », желавшего встретиться с Кэтрин Хепберн и сказать ей, что ей нужно как-то уважать человеческую слабость.

    Если бы Толстой был таким, его было бы легко уволить. Его гнев не имел силы. Это было бы просто заблуждением, а не идеалом.Но он это понимает, вот в чем дело. К его большому отчаянию. Толстой боится этой немощи и всю книгу убегает от нее. Для меня в этом была одна из величайших сил Анны Карениной, а также в этой книге. Он не может долго выдерживать это огненное и серное осуждение грешников. Он слишком хорошо понимает недостатки. Точно так же он не может слишком долго поддерживать свою веру в систему, человека или даже религию. Ему постоянно приходится искать что-то еще, во что можно верить, что-то новое, чтобы попробовать, точно так же, как его героям постоянно приходится «обновлять» себя после того, как они совершают то, что они считают греховным.Главные герои Толстого всегда слишком активны в своих умах и сердцах, чтобы навсегда остановиться на чем-то, заявить о своей вере и называть это добром. Они продолжают меняться и развиваться по очень конкретной причине: потому что они поддерживают живых . Это напомнило мне что-то, что он написал в Анна Каренина о счастливом периоде после того, как Анна и Вронский сбежали вместе:

    Он чувствовал, что реализация его желания дала ему лишь крупицу той горы счастья, которую он ожидал. .Это показало ему извечную ошибку, которую люди допускают, считая, что счастье — это реализация желаний. Сначала, объединившись с ней и надев штатское, он ощутил очарование свободы в целом … но ненадолго. Вскоре он почувствовал, что в его душе зародилось желание желаний, тоска ».

    Люди, которые продолжают жить, не могут жить долго и счастливо. Они продолжают жить , и все. Толстой метафора для этого в этом романе Наташа, Наташа, как и Анна, является уникальной женской фигурой для этого периода в литературе в том смысле, что она может жить, думать и любить очень сильно, как это сделал бы главный герой-мужчина.У нее есть собственная внутренняя душа и чувства, и Толстой очень твердо защищает их, какие бы идеалы мужчины ни хотели на нее навязывать извне. Наташа непостоянна, самовлюбленна и изменчива в своих чувствах в зависимости от момента или ситуации. Наташа любит играть роль романтика, но обнаруживает, что не может выдерживать свои чувства достаточно долго, чтобы это того стоило. Это резко контрастирует с большинством других женщин в этом романе: ее подругой детства и двоюродной сестрой Соней, которая остается самоотверженной, скромной и верной, как собака, мужчине, которого она заявляет, что любит (что часто бывает унизительно), что является одним примером, а религиозная, краснеющая, чистая княжна Марья — другим.Радости и переживания Наташи — простые, понятные, предсказуемые и слишком узнаваемые чувства девочки-подростка:

    «Наташа шла на первый грандиозный бал в своей жизни. В тот день она встала в восемь часов утра и весь день провела в лихорадочной тревоге и активности. С самого утра все силы были направлены на то, чтобы всех — себя, мама, Соня — одеть как можно лучше … »

    « Наташу не интересовал ни государь, ни кто-либо из важных лиц, которые Мадам Перонски указала — у нее была одна мысль: «Неужели никто не подойдет ко мне, может быть, я не стану танцевать в числе первых, неужели все эти мужчины не заметят меня, который теперь вроде бы меня даже не замечают, а если смотрят на меня, то с таким выражением, как будто говорят: «А! это не она, нет смысла искать! »Нет, не может быть!» она думала.«Они должны знать, насколько хорошо я танцую и как весело им будет танцевать со мной».

    У Наташи нет ни единой мысли о высшем благе России, Бога или, собственно, своей семьи. Наташа хочет быть молодой, чтобы ею восхищались, и замечательно проводить время каждый день своей жизни. Это делает ее эгоистичной (она не хочет слышать НИКАКОГО мнения, если оно противоречит ее желанию). Это делает ее беспечной и безрассудной. Это также вызывает в ней, по крайней мере, временное желание или глубокую любовь почти каждого мужчины, который вступает с ней в контакт в этом романе.Она еще одна, которая на 110% вкладывается в каждый момент своей жизни. Но она просто намного честнее в том, что то, что делает ее счастливой, часто меняется. Люди постоянно осуждают ее за это, что постепенно вызывает у нее застенчивый комплекс, который, я думаю, во многом связан с тем, почему она соглашается выйти замуж за принца Андрея при самых ужасных обстоятельствах из всех, когда-либо существовавших на свете.

    Кто-нибудь удивится, когда помолвка не удастся? Любой? Вы можете потом говорить о покаянии, что хотите, но по тому, как Толстой его излагает, трудно судить Наташу по тому, как обстоят дела.Ей шестнадцать, и ее бросил ее гораздо более старый жених по причинам, по которым у нее нет молитвы понимания, включающей пассивно-агрессивные ссоры отцов и сыновей, которые никогда не заканчиваются. Насколько она знает, ей сказали не жить и не любить год, а девочка так не играет. Наташа старается изо всех сил, но она является живым доказательством того, что мы продолжаем жить и быть людьми и должны пережить день, сколько бы клятв мы ни клялись или сколько добрых намерений лежало на этой дороге, вымощенной в ад.Это похоже на людей, которые думают, что жену Синей Бороды следует осудить за то, что она зашла в секретную комнату, или что Пандора хуже всех открывает ящик. Вы поставили ее в ситуацию, полностью несовместимую с ее темпераментом и характером, заставили ее пройти тест, чтобы доказать то, чем вы на самом деле не хотите, чтобы она была, и все потому, что ВЫ остыли и поняли, что, возможно, вы не были готовы к реальности женитьбы на красивой, страстной шестнадцатилетней девушке, которая любит общество и, вероятно, готовится к тому, чтобы случилось продолжение Анны, особенно если вы собираетесь настаивать на том, чтобы ваши мучительные, сильные и молчаливые дела продолжались, что я я полностью уверен, что это было бы так.

    Наташу любят и обожают, потому что она символизирует страстную, раскованную, непрерывную Жизнь . У нее нет ни одного комплекса, о котором можно было бы говорить. Наташа — чуть ли не единственная в этой книге, кто честно относится к своим чувствам и не прячется за философией или ложной щедростью, чтобы почувствовать себя лучше. Она даже полностью отдалась страсти парня, с которым изменяет Андрею. Если потом ей становится плохо, то это из-за чистой человеческой вины, а не из-за того, что Иисус сказал ей, что это плохо.Ей не нравится причинять боль людям, особенно человеку, с которым она как романтик решила выйти замуж и жить долго и счастливо. Опять человеческая любовь. Когда она падает, когда узнает, что парень, которого она любит, уже женат, это не из-за чувства греха, а из-за горя по любви, которую она чувствует.

    Как и любой другой главный герой, она хочет прощения и очищения за свои грехи, прежде чем она снова сможет выздороветь. Но она хочет прощения от человека , от князя Андрея, а не от философии, религии или правительства.Она хочет иметь возможность любить, и чтобы ее любовь чего-то стоила в ее глазах и в глазах других. Любовь находится в центре ее собственного самоощущения, и, если ей не разрешено давать любовь, она чувствует, что ее жизнь ничего не стоит.

    Бывшему жениху Наташи Андрею позволено обрести покой и чистоту перед смертью. Ему позволено полностью отдаться Иисусу и обрести безмятежность, которой ему всегда не хватало. Но вот в чем дело, он делает это только через чувство бесчеловечное :

    «Да, любовь моя.. но не любовь, которая любит что-то, с какой-то целью или по какой-то причине, а любовь, которую я испытал впервые, когда, лежа умирая, я увидел своего врага и все равно полюбил его. Я испытал чувство любви, которое является самой сутью моей души и не нуждается в объекте… Любить все — любить Бога во всех Его проявлениях. Вы можете любить дорогого вам человека человеческой любовью, но врага можно полюбить только божественной любовью ».

    Все это и мученичество тоже, чтобы он мог каким-то образом найти способ выразить и преодолеть то, что он чувствует, является его неприемлемым гневом на женщину, которая его предала.Но она рядом, и он внезапно снова начинает чувствовать человеческую, а не божественную любовь. Он начинает думать о мужчине, с которым она изменила, и о том, как он хотел его убить. Он постоянно думает о том, как близко она находится в комнате. Он начинает надеяться и вести переговоры со смертью. Но для него жизнь слишком страшна. В конце концов, он отступает от замешательства в смерть.

    Серьезно, к черту мужчин в этом романе. Если здесь есть герой, я думаю, это Наташа. Я бы сказал, что вызов, брошенный всем этим персонажам в начале романа, — это найти их путь к честности и миру.Наташа — единственный персонаж, который последовательно и честно относится к миру, поэтому она единственная, кто может привести нас к миру. Нарисуйте свои более широкие метафоры для обозначения последствий для мировых дел.

    Что, как вы заметили, я не касался в этом обзоре. Это потому, что они не могут иметь меньшего значения, кроме как проявление всего остального, о чем я говорю здесь, только в большем и более безличном масштабе для тех, кто может распознать Истину только тогда, когда она заявлена ​​им титаническим голосом с помпезность и обстоятельства прилагаются.

    В середине романа Толстой вкладывает эти слова в уста масона, обращающего Пьера:

    «Взгляните на своего внутреннего человека духовными глазами и спросите, довольны ли вы собой. Чего вы достигли, руководствуясь одним лишь разумом? Что ты такое? Вы молоды, богаты, образованы, милостивый сэр. Что вы сделали со всеми этими благами, которые вам были даны? Вы довольны собой и своей жизнью?

    Толстой никогда не переставал задавать эти вопросы, вот почему он так и не смог найти этого Великого Человека на самом деле и сложить свои ноши.В каком-то смысле это печально. После прочтения двух его великих художественных произведений казалось, что это единственное, чего он всегда хотел. Но с другой стороны, он уже неявно сказал нам, что если он когда-нибудь найдет идеал, который, как он всегда говорил, ищет, то внутри он будет мертв. Он больше не будет человеком. Он будет Богом. Нирвана. Как бы вы это ни называли.

    Неужели это то, что он хотел? Или он хотел этого? Хотел ли он этого чувства желания… той сильной страсти, которую может испытать только человек? Это желание желаний , которое никогда не исчезало.Нет возможности узнать.

    Но ради бога, если эти тысячи страниц и научили меня чему-то, так это так: мы в значительной степени застряли в том, чтобы быть людьми. Так что нам лучше извлечь из этого максимум пользы.

    Находите радость там, где можете. И поймите, в цитате Стоппарда, которую я никогда не устану повторять, : «Именно желание знать делает нас значимыми». Я бы хотел, чтобы Толстой нашел Бога в , этом идеале , если бы он был у него. Я уверен, что это, возможно, единственный способ избежать разочарования.

    Толстой двоим на двоих разбил мне сердце словами. И все же я уверен, что вернусь снова, чтобы он разбил мне сердце в третий раз.

    Натурализм и реализм от Crossref-it.info

    Историческая справка

    Изменение отношения

    То, что обычно понимается под современным театром, начало развиваться с середины девятнадцатого века, когда новые философские идеи реализма и натурализма заменили субъективные традиции романтического движения.В результате сценический стиль, остававшийся практически неизменным на протяжении полутора веков, претерпел радикальные изменения.

    Романтизм был преобладающим художественным движением в Европе с конца восемнадцатого века и далее, с сильным акцентом на сознание человека с точки зрения воображения, эмоций и глубокого признания красот природы.

    Однако к середине девятнадцатого века романтический упор на эмоции над разумом и на чувства над интеллектом уступил место гораздо более объективному и научному способу изучения человеческого состояния.Этому способствовал ряд факторов:

    • Год революций во Франции, Германии, Польше, Италии и Австрийской империи во время так называемой Весны народов 1848 года показал, что широко распространено стремление к политическим, социальным и экономическим реформам
    • Технологический прогресс в промышленности и торговле привел к растущей уверенности в том, что наука может решать человеческие проблемы
    • Рабочий класс был полон решимости бороться за свои права, используя объединение в профсоюзы и забастовки в качестве основного оружия
    • Романтический идеализм отвергнут в пользу прагматизма
    • Обычный человек требовал признания и считал, что добиться этого можно через действие.

    Эти факторы способствовали развитию двух основных философских идей, реализма и натурализма , что привело к радикальному сдвигу в театральном представлении.

    Реализм и натурализм

    Театральные определения

    Термины реализм и натурализм тесно связаны, но есть существенные различия в том, что они означают в театре:

    • Реализм описывает любую пьесу, изображающую обычных людей в повседневных ситуациях
    • Натурализм — это форма реализма, в которой особое внимание уделяется тому, как технологии и наука влияют на общество в целом, а также как общество и генетика влияют на людей.
    Реализм

    Начиная с начала девятнадцатого века, реализм был художественным движением, которое отошло от нереалистичных ситуаций и персонажей, которые были основой романтического театра. Драматург Хенрик Ибсен считается отцом современного реализма из-за созданных им трехмерных персонажей и ситуаций, в которые он их поместил. Люди в аудитории могли относиться к действиям, происходящим на сцене, и к вовлеченным лицам.

    Натурализм

    Чарльз Дарвин в своей книге « Происхождение видов » предположил, что только наиболее приспособленные из любых природных видов выживут, чтобы передать свой генетический материал. Таким образом, в драме натуралистический фокус обращается к предметам с научной точки зрения. Писатель становится незаинтересованной стороной, которая наблюдает и изучает образцы, как в лаборатории.

    Схождение и расхождение

    Сходства между реализмом и натурализмом
    • Реалистичные и натуралистические пьесы изображают события, которые могут произойти в реальной жизни, возможно, даже с членами аудитории.
    • Оба жанра ориентированы на людей и семьи в повседневных ситуациях.
    • В конце 1800-х — начале 1900-х годов драматурги нашли обширную тематику для обоих жанров, поскольку наука развивалась, и люди боролись и боролись против репрессивных систем правления.
    Различия между реализмом и натурализмом
    • Натурализм подошел к искусству более научным, почти клиническим образом, чем реализм
    • В реалистичных пьесах часто присутствовали персонажи, которым зрители могли сочувствовать
    • Натуралистические пьесы, которые было трудно создавать и которые редко пользовались популярностью, подходили к каждому элементу с отрядом ученого
    • Реалистичные пьесы могут показать персонажей, вырывающихся из трудных ситуаций, и позволить зрителям посочувствовать их тяжелому положению.
    • Натуралистические работы, с другой стороны, были направлены только на изучение ситуации, персонажей и других факторов без интерпретации.

    Со временем эти два жанра смешались вместе, так что было очень трудно классифицировать пьесы как полностью натуралистические или полностью реалистичные. Элементы того и другого могли существовать и существовали рядом друг с другом.

    Натурализм и реализм во Франции

    Писатели, практики, пьесы

    Эмиль Золя (1840–1902)

    Золя определил движение натуралистов в предисловии к своему роману «Тереза ​​Ракен» (1867).Он заявил, что задача писателя — проанализировать человеческую природу и окружающую среду с клинической точностью ученого. Сценическая адаптация Золя Тереза ​​Ракен (1873) послужила образцом для театрального натурализма и оказала влияние на других французских драматургов, таких как Анри Бек и Жан Жюльен.

    Жан Жюльен (1854–1919)

    Жюльен представил известное описание натуралистической драмы как «кусочка жизни, представленного на сцене с искусством» после того, как его пьеса «Серенада » (1887) была поставлена ​​в Театре Либр в Париже.Он считал, что цель натуралистического театра — заставить зрителей задуматься во время спектакля и после его окончания.

    Андре Антуан и Театр Свобод

    Антуан был французским театральным режиссером, который отстаивал новый натуралистический стиль драмы и в 1887 году основал Театр Либр («Свободный театр») для постановки пьесы Золя Тереза ​​Ракен после того, как театральная группа, в которой он ранее работал, отказалась это сделать. .

    В Театре Либре не было цензуры, что позволяло ставить пьесы, недоступные в других театрах, такие как « Призраки » Генрика Ибсена (1881), запрещенные в большей части Европы.

    Спектакли Антуана были известны созданием реальных декораций на сцене с использованием реальных реквизитов, таких как цельные говяжьи туши, а также декораций, которые были полностью точными представлениями комнат, в комплекте с мебелью, дверями и окнами, которые работали.

    Набор назывался бокс-сетом, и Антуан часто репетировал актеров на сцене с временной стеной, которую он назвал четвертой стеной, отделявшей сцену от зрительного зала. Это было бы удалено для спектаклей, но, репетируя «в коробке», актеры играли друг с другом, делая представление и звучание более реалистичным и естественным.

    Работы и идеи Антуана не только повлияли на драматическое развитие Франции, но и повлияли на мышление во всей Европе, что привело к основанию многих других компаний, таких как:

    • Независимое театральное общество Джека Грейна в Лондоне в 1891 году
    • Freie Bühne («Свободная сцена») Отто Брахма в Берлине в 1889 г.
    • (пожалуй, самый известный из всех) Московский Художественный театр Немировича Данченко и Константина Станиславского в России в 1898 году.

    Натурализм и реализм в России

    Положение в России

    Хотя борьба за свободу и освобождение была очевидна во многих частях Европы в конце девятнадцатого века, она, возможно, была самой сильной в России, где необходимость выразить реальность человеческого опыта привела к кровавой революции 1917 года, которая изменила страна навсегда.

    русских драматургов последовали примеру других европейских писателей в постановке пьес, в которых повседневная жизнь среднего класса и бедных стала предметом серьезных реалистических драм, а первые серьезные шаги по систематизации реализма в актерской игре были сделаны Константином Станиславским для его постановки в МХАТе.

    Российские драматурги

    Иван Тургенев (1818-1883)

    Тургенев создал одно из первых истинных произведений русского натурализма своей пьесой Месяц в деревне (1850), в которой исследуются сложные отношения между людьми среднего класса, неосуществленные, бессмысленные выходы которых вызывают бесконечные внутренние конфликты.

    Николай Гоголь (1808-1852)

    Гоголевский «Правительственный инспектор» (1836) был сатирой на бюрократию и обширную политическую коррупцию, глубоко укоренившуюся в правительстве Императорской России. Спектакль высмеивал недостатки человеческой жадности и глупость доверчивых людей.

    Антон Чехов (1860-1904)

    Чехов считал, что роль художника — задавать вопросы, а не отвечать на них. Как писатель и врач Чехов понимал реалии жизни бедняков и крестьян, и его сочинения были объективными и несентиментальными.Его рассказы и пьесы полны недосказанности, анти-кульминации и подразумеваемых чувств.

    В первой пьесе Чехова, «Чайка» (1895) не было главной роли и драматического действия, которое не доходило до кульминации, но уменьшалось с каждым действием. Первое исполнение пьесы провалилось. Три года спустя с Чеховым связался Владимир Немирович-Данченко, соучредитель вместе с Константином Станиславским нового МХАТ , созданного для поощрения нового стиля реалистической драмы.Данченко уговорил Чехова разрешить ему возродить Чайка в рамках первого сезона труппы. Спектакль имел огромный успех, и с тех пор все пьесы Чехова ставились Станиславским и Данченко и ставились актерами МХАТ.

    Чехов впервые применил так называемую пьесу «непрямого действия», сохранив строгое впечатление реализма. Он использовал преуменьшение, прерванный разговор, закулисные мероприятия и отсутствие персонажей как способы создания драматического напряжения.Он также отверг классическую аристотелевскую сюжетную линию, в которой действие «подъема» и «падения» составляло сразу узнаваемую кульминацию, катастрофу и развязку.

    В более поздних пьесах Чехова — Дядя Ваня (1897), Три сестры (1901) и Вишневый сад (1904) — время сцены было выровнено с реальным временем. Это было время между действиями, иногда растянувшееся на месяцы или годы, которое показывало изменения, происходящие в персонажах.

    Произведение Чехова уточнило всю концепцию драматического реализма. Его пьесы принесли на сцену сущность реальной жизни, используя персонажей и ситуации, которые были детализированы, трогательны и деликатны. Чехов был одним из первых великих драматургов современности, и его пьесы до сих пор остаются шедеврами реалистического театра.

    Практикующие

    Станиславский, Немирович-Данченко и МХАТ (1897)

    Константин Станиславский (1863–1938) и Владимир Немирович-Данченко (1858–1943) были соучредителями прогрессивной театральной труппы Московского Художественного театра, созданной в 1897 году для постановки реалистического театра в исполнении тщательно подготовленных актеров.

    Немирович-Данченко был драматургом, театральным критиком и опытным режиссером. В 1891 году стал преподавателем драматического искусства в Московской филармонии. Будучи учителем, Немирович-Данченко имел очень сильные представления о театральном искусстве, самое важное из них. Это была потребность в организованных репетициях вместе с актерским стилем, который позволял актеру эмоционально идентифицировать себя с персонажем, которого он играет.

    актерская карьера Станиславского началась в его семейном любительском театральном коллективе «Алексеевский кружок».Сначала он был физически неуклюжим, но он одержимо работал над своим голосом, дикцией и движениями тела, пока не стал центральной фигурой группы.

    Станиславский считал театр социально значимым видом искусства, оказывающим очень сильное влияние на людей. Он считал, что актер должен служить народным педагогом, и единственный способ добиться этого — создать постоянную театральную труппу, которая могла бы обучать актеров высокому уровню актерского мастерства. В 1888 году он основал постоянную любительскую труппу под названием «Общество искусства и литературы».

    В 1891 году Станиславский поставил первую крупную постановку компании — «» Льва Толстого «Плоды просвещения ». Это заметил и восхитился Немирович-Данченко, с большим интересом следивший за деятельностью Станиславского. Двое мужчин встретились в 1897 году и наметили план строительства нового народного театра. Названный Московским Художественным театром, он должен был состоять из самых талантливых любителей из общества Станиславского и лучших учеников Филармонического музыкально-драматического училища, которым руководил Немирович-Данченко.

    Немирович-Данченко отвечал за литературные и административные вопросы, заботясь о деловой стороне предприятия и выбирая, какие пьесы следует ставить, а Станиславский отвечал за постановку и постановку. Московский Художественный театр стал центром, где Станиславский разработал свою знаменитую «Систему» ​​игры. Это была серия новаторских технических приемов, которые продолжают формировать актерскую практику по сей день.

    Система Станиславского (очень короткая версия)

    Актер должен:

    • эмоционально отождествлять с персонажем
    • понять сверхзадачу персонажа (основная цель, к достижению которой стремится персонаж)
    • понять личных целей или мотиваций персонажа , момент за моментом и сцену за сценой.Это дает актеру «сквозную линию» по ходу пьесы (путь к «сверхцели»).
    • понять подтекст (внутренняя жизнь персонажа)
    • понять данные обстоятельства — время, место, события — пьесы
    • используйте эмоциональное воспоминание , чтобы найти внутреннюю жизнь персонажа (уметь связать собственные эмоциональные переживания актера с играемым персонажем).

    (Более подробно читайте Полный набор инструментов Станиславского Беллы Мерлин, который является одним из стандартных практических текстов для студентов-драматургов.)

    За Чеховым

    «Максим Горький» (1868-1936)

    После Чехова величайшим писателем нового реалистического театра в России был драматург, который предпочел писать под псевдонимом Максим Горький, потому что он переводился как «Максим Горький». Алексей Максимович Пешков Горький происходил из очень неблагополучной среды и на собственном опыте знал, какова жизнь самых бедных русских людей.

    Произведение Горького было несентиментальным и суровым; его взгляд на мир был бескомпромиссным.Его пьесы, такие как Филистимляне (1901) и Враги (1906), посвящены несправедливости, насильственным преступлениям, прелюбодеянию и коррупции, а его взгляд на бедственное положение тех, кто живет на маргиналах, был холодно реалистичным. . В революционный период после 1917 года он провел много лет в ссылке за границей, вернулся в Россию в 1923 году и стал активным сторонником Советского правительства. К 1934 году он был назначен президентом Союза советских писателей и до конца своей жизни оставался горячим сторонником коммунизма.

    Натурализм и реализм в Европе

    Хенрик Ибсен (1828-1906) Норвегия

    Хенрик Ибсен родился в Норвегии и получил профессиональное образование, работая помощником директора театра и сочиняя пьесы, основанные на норвежских народных легендах. С 1863 года он провел большую часть своей жизни, путешествуя по другим частям Европы, живя и сочиняя некоторые из своих самых знаменитых пьес в Италии и Германии, прежде чем вернуться домой в Норвегию в 1891 году, где он провел остаток своей жизни.

    Вместе с Чеховым Генрик Ибсен считается одним из великих писателей того времени и мастером многих драматических жанров.От ранних работ в форме эпической поэтической драмы он перешел к натуралистическим пьесам, затем к символическому натурализму и, наконец, к абсурдистской сюрреалистической драме.

    Работа Ибсена была творческой и показала очень глубокое понимание человеческой природы. Он писал на темы, которые глубоко шокировали публику того времени, такие как права женщин; природа греха; ужас быть одиноким и брошенным; сексуальное расстройство; коррупция и злоупотребление властью.

    Подробнее о пьесах Ибсена :

    Ранняя драма — народные рассказы, исторические пьесы и эпические поэтические драмы

    • Праздник в Солхауге (1855)
    • Претенденты (1864)
    • Brand (1864) Пятиактная трагедия в стихах о священнике, в которой исследуется свобода воли и отношения человека с Богом
    • Пер Гюнт (1867) стихотворная пьеса с аналогичной центральной идеей и случайной музыкой, написанная Эдвардом Григом

    Натуралистическая драма

    • Столпы общества (1877) Пьеса о лжи и обмане в бизнесе, а также об использовании и злоупотреблении властью
    • Кукольный домик (1897) Одна из самых значительных натуралистических пьес Ибсена, посвященная отношению девятнадцатого века к браку и роли женщины в обществе, где доминируют мужчины.Пьеса была очень спорной, потому что в ее конце Нора, жена, оставляет мужа и детей, чтобы открыть для себя себя
    • Призраки (1881) Шокирующие темы пьесы о свободной любви, проституции, лицемерии, наследственности, инцесте и эвтаназии вызвали огромные споры, когда спектакль был впервые показан.

    Символическая натуралистическая драма

    • Дама с моря (1888) Символическая пьеса о браке, выборе и конфликтах между любовью и долгом
    • Hedda Gabler (1890) Пьеса о женщине, чье хладнокровное манипулятивное поведение превратилось в игру, в которую играют, чтобы избежать скуки бессмысленного существования.Зрители были в ужасе и шокированы противоречивыми темами пьесы и жестоким самоубийством в ее конце.
    • Мастер-строитель (1892) Пьеса о борьбе архитектора средних лет, который пытается смириться с окончанием своей карьеры; его увлечение более молодой женщиной и потеря его сексуальных способностей. Сексуальные образы в пьесе якобы сделали ее фаворитом Зигмунда Фрейда, психоаналитика, наиболее известного своей склонностью связывать почти все психологические проблемы с проблемами секса.Также было высказано предположение, что пьеса была частично основана на личных отношениях Ибсена в более поздней жизни с более молодыми женщинами.

    Абсурдистская / сюрреалистическая драма

    • When We Dead Awaken (1899) В последней пьесе Ибсена исследуется борьба между искусством и жизнью, проблема, которая преследовала его на протяжении всей его карьеры. Художник и его бывшая возлюбленная снова встречаются после многих лет разлуки и обнаруживают, что их жизни были живой смертью друг без друга.Художник осознает, что искусство было плохой заменой любви и символически «мертвые» не могут вернуться к жизни. Их попытка примирения приводит к их гибели в лавине.

    Август Стриндберг (1848-1912) Швеция

    Помимо большого количества романов и рассказов, Август Стриндберг написал более пятидесяти произведений для сцены. Его ранние натуралистические работы вызвали восхищение у Ибсена и Джорджа Бернарда Шоу, которые считали его поборником натуралистического движения.

    В своем предисловии к пьесе « Мисс Джули » Стриндберг использует эволюционную теорию Дарвина о выживании наиболее приспособленных, чтобы предположить, что высшие классы обречены на замену более сильными низшими классами. Предисловие считалось первым важным определением драматического натурализма.

    Как и Ибсен, пьесы Стриндберга на протяжении долгой карьеры развивались в разных жанрах, но многие из них сейчас почти забыты.

    Еще о пьесах Стриндберга :

    Здесь описаны его самые важные пьесы.

    Натуралистическая драма
    • Отец (1887) — экспериментальная натуралистическая драма, представляющая собой современную версию классической греческой трагедии Агамемнона с использованием аристотелевской единства времени и места. Стриндберг писал в стиле, который он назвал «художественно-психологическим письмом», а пьеса была посвящена правам женщин, браку и сексуальной морали. Пьеса была символической, в ней использовались теории Дарвина для исследования идей о мужском героизме и женском обмане.
    • Мисс Джули (1888) была еще одним исследованием сексуальности и сословия, проведенным Стриндбергом.В пьесе говорится о вожделении и власти в ее различных формах. Мисс Джули имеет власть над слугой своего отца Джин, потому что она принадлежит к высшему классу. Жан имеет власть над ней, потому что он мужчина и не заботится об аристократических ценностях. Граф, отец мисс Джули (невидимый персонаж), имеет власть над ними обоими, поскольку он дворянин, работодатель и отец. По ходу пьесы борьба за контроль колеблется между любовниками, пока Джин не убеждает мисс Джули, что единственный способ спастись — это покончить жизнь самоубийством.Самец выживает, а более слабая самка уничтожается.
    • The Bond (1892), последняя из чисто натуралистических пьес Стриндберга, была резкой картиной распадающегося брака, на который, вероятно, повлиял развод самого Стриндберга.
    Символическая драма
    • Призрачная соната (1907) Призрачная соната, часть сборника «Камерные пьесы», написанная в начале периода экспрессионизма, представляет собой абстрактную драму, в которой исследуются идеи о жизни после смерти и смысле существования.Вдохновленная музыкальными сонатами Бетховена, пьеса написана не в условных актах, а в трех частях, как музыкальное произведение. Темы жизни и смерти, спасения и разрушения, правды и лжи раскрываются через драматические лейтмотивы и монтаж.

    Еще о периоде экспрессионизма : Экспрессионизм в изобразительном, литературном и исполнительском искусстве был движением, начавшимся во Франции и Германии и развивавшимся в конце девятнадцатого и начале двадцатого веков.В экспрессионизме художник пытается представить эмоциональное переживание в его наиболее убедительной форме. Художника интересует не реальность, как она появляется, а ее внутренняя природа и эмоции, вызываемые предметом. Персонажи и сцены представлены в стилизованной, искаженной манере с целью вызвать эмоциональный шок. Задача состояла в том, чтобы создать полностью единую сценическую картину, которая бы усилила эмоциональное воздействие постановки на публику. Таким образом:

    • Повествовательная линия стала серией эпизодов, а не структурированным сюжетом
    • Диалог был фрагментирован и разрознен, иногда слова заменялись звуками
    • Наборы стали символическими, часто изогнутыми или искаженными
    • Сцена задумывалась как пространство, а не картина
    • Прожекторы использовались для создания актерских зон и смещения фокуса с одной зоны на другую.

    Движение оказало непосредственное влияние на творчество Бертольда Брехта и его развитие Epic Theater

    Джордж Бернард Шоу (1856-1950) Ирландия и Англия

    Англо-ирландский драматург Джордж Бернард Шоу получил Нобелевскую премию по литературе в 1925 году и за почти шестьдесят лет писательской карьеры приобрел репутацию одного из величайших английских драматургов.

    Социальный аналитик

    Шоу был социалистом и одним из основателей Фабианского общества, организации, приверженной использованию парламентских средств для поощрения постепенного принятия социалистической политики посредством политической реформы, а не революции. Квинтэссенция ибсенизма было эссе по заказу Фабианского общества и опубликовано в 1891 году. В эссе Шоу проанализировал работы норвежского драматурга Хенрика Ибсена и обсудил повторяющуюся тему Ибсена о сильном персонаже, сопротивляющемся социальному лицемерию. Шоу использовал эссе и другие сочинения об Ибсене не только для разъяснения работы Ибсена английской публике, но и для того, чтобы побудить английскую публику рассматривать сцену как средство социальных изменений.

    Подробнее о пьесах Шоу :

    Драмы социальной несправедливости

    Отнести творчество Шоу к одному драматическому жанру невозможно.Его ранние работы, безусловно, находились под влиянием Ибсена и европейских писателей-натуралистов, что можно увидеть в раннем сборнике Plays Pleasant and Unpleasant (1898), в котором рассматривались серьезные социальные проблемы, хотя в « приятных » произведениях использовалась комедия для передачи моральных посланий. .

    • Дома вдовцов (1892) повысили осведомленность о социальных проблемах и эксплуатации рабочего класса жадными домовладельцами из трущоб
    • Филандер (1898) исследовал отношения между полами
    • «Профессия миссис Уоррен» (1898) посвящена отношению к проституции и ограниченным возможностям трудоустройства, доступным для женщин в викторианской Британии.
    • Человек судьбы (1897) использовал воображаемую встречу между молодым Наполеоном и таинственной женщиной, чтобы проиллюстрировать идеи свободы, чести и репутации
    • Оружие и человек (1894) рассматривал реальность войны, идеализма и реальности, а также классового соперничества.
    • Кандида (1898) поставила под сомнение викторианские представления о любви и браке и о том, чего на самом деле женщина желает от своего мужа
    • Ты никогда не сможешь сказать (1897) был забавной комедией ошибок о переговорах мужчин и женщин о независимости и браке.

    Несмотря на то, что многие пьесы Шоу были посвящены социальной несправедливости, они всегда были представлены с остроумием и элегантностью, и он нацеливал свои аргументы на интеллект своей аудитории, а не на их эмоции.

    Шоу стал одним из самых плодовитых писателей Англии, поставив более пятидесяти пьес для сцены, многие из которых были адаптированы для кино:

    • «Цезарь и Клеопатра» (1898) — спектакль, рассказывающий историю любви молодой Клеопатры с Юлием Цезарем, умный «приквел» шекспировского «Антония и Клеопатры». В 1938 году Шоу адаптировал пьесу для кино, получив «Оскар» за лучший сценарий
    • .
    • Пигмалион (1913) Комический шедевр Шоу об английском профессоре, чьи попытки превратить цветочницу кокни в герцогиню, представляет собой одну из самых забавных сцен в английской драме.Спектакль был также снят и позже адаптирован в чрезвычайно популярный мюзикл « Моя прекрасная леди » (1956; версия фильма, 1964).

    Когда Шоу получил Нобелевскую премию по литературе, цитата хвалила его за работу

    , который отмечен как идеализмом, так и человечностью … [и] … исключительной поэтической красотой.

    Многие пьесы Шоу остались в английском репертуаре из-за его способности писать увлекательные истории и создавать персонажей, полных жизни.Его работы характеризовались не только желанием исследовать важные социальные проблемы того времени, но и очевидной любовью к языку; талант к высокой комедии и невероятно острое чувство юмора.

    Заключение

    Натурализм оказал значительное влияние на современное театральное развитие с момента его зарождения в середине девятнадцатого века до наших дней. Это повлияло на способ постановки, действия и представления постановок, хотя это было не единственное движение, которое повлияло на образ мышления публики.

    В более поздних работах таких писателей, как Стриндберг и Ибсен, начали проявляться эффекты экспрессионизма, и к началу двадцатого века новые технологии, такие как кино, а позже и телевидение, предоставили способы восприятия и представления мира совершенно по-новому.

    Художественное движение, начавшееся в начале девятнадцатого века, которое реагировало на нереалистичные ситуации и персонажей, которые были основой романтической драмы и литературы.

    Форма реализма, в которой особое внимание уделяется тому, как технологии и наука влияют на общество в целом, а также как общество и генетика влияют на отдельных людей.

    В английской литературе он обозначает период между 1785-1830 годами, когда предыдущие классические или просвещенные традиции и ценности были свергнуты и возник более свободный, индивидуальный стиль письма.

    «Свойство», обычно сокращаемое до опоры, — это объект, который актеры используют на сцене во время выступления.

    Реалистично детализированная, трехстенная, крытая театральная декорация, имитирующая комнату с удаленной четвертой стеной (ближайшей к аудитории).

    В театре — сторона или стороны декорации, обращенные к аудитории, которые не имеют физической реальности.

    В драме классическая аристотелевская сюжетная линия должна включать «подъем» и «падение» действия с узнаваемой кульминацией, катастрофой и развязкой.

    Кульминация рассказа или пьесы, в которой различные элементы сюжета объединяются и объясняются или раскрываются.

    В драме натуралистический фокус обращается к предметам с научной точки зрения.

    В драме — передача натуралистических принципов символическими средствами.

    Жанр литературы / драмы начала двадцатого века, в котором основное внимание уделялось переживаниям персонажей в обстоятельствах, которые казались бессмысленными или бессмысленными, т.е.е. это было сюрреалистично или абсурдно.

    То, что похоже на сон или «реальное, но не реальное».

    Драма, в которой главный герой теряет силу, достоинство и процветание до нищеты, поражения и (обычно) смерти.

    Король Микен, сын Атрея, брат Менелая и муж Клитемнестры.

    Единство времени, места и действия. Таким образом, драма, подчиняющаяся единству, имеет одну сюжетную линию, которая разворачивается в одном месте на протяжении всего спектакля.

    Субъективная индивидуальная точка зрения и акцент; относящиеся к экспрессионизму.

    Повторяющаяся фраза для обозначения человека действия в музыке или литературе.

    В драме — серия коротких сцен, показывающих противоположные точки обзора, расположенные рядом друг с другом, чтобы подчеркнуть разные точки зрения и добавить интерес к пьесе.

    Стиль искусства (в изобразительном искусстве и литературе), в котором приоритет отдается выражению смысла и эмоций, а не представлению реальности.

    1. Принадлежит к правлению королевы Виктории (1837–1901). 2. Подобное отношение или поведение считалось характерным для времен Виктории и считалось чрезмерно строгим, чопорным, старомодным.

    Реализм / Нед 8

    ПОНИМАНИЕ ЭСТЕТИКА РЕАЛИЗМА В ЛИТЕРАТУРЕ XIX ВЕКА

    доктор Джейн Роуз

    Во-первых, важно понять эстетику предшествовал реализму — романтизму. Эстетика романтизма, который был популярен в первой половине века, был сильно под влиянием неоплатонического идеализма.

    Мы видим это в нескольких повторяющихся идеях:

    (1) что истинная реальность не находится в изменчивом, материальный мир .

    Мы видим это в стихотворении Эдгара Аллана По Сонет: Науки:

    Зачем ты [наука] так охотишься на сердце поэта,
    Стервятник, чьи крылья — тусклая реальность?
    Как он должен любить тебя, или как посчитать тебя мудрым,
    Кто не оставил бы его в его странствиях
    Искать сокровища в небесах, украшенных драгоценными камнями,
    Хотя он и испортился неустрашимым крылом?

    (2) что душа бессмертна и также обитает во всем вещи .

    Мы видим эту идею в стихотворении Уильяма Вордсворта Ода: Намеки бессмертия :

    Наше рождение — это всего лишь сон и забвение:
    Душа, которая восходит вместе с нами, Звезда нашей жизни,
    Она была где-то в другом месте,
    И исходит издалека:
    Не в полном забвении,
    И не в полной наготе,
    Но мы идем, плывущие облака славы …

    (3) что цель искусства — превзойти обыденное и материал для выражения трансцендентной истины через красоту.

    Мы видим эту идею в книге Джона Китса. стихотворение Ода греческой урне :

    Когда старость опустошит это поколение,
    Ты останешься среди других бед
    Тогда наш, друг человека, которому ты говоришь,
    Красота есть истина, истина красота — вот и все
    Вы знаете на земле и все, что вам нужно знать.

    Примерно в середине девятнадцатого века влияние многих социальных сил привело к смене эстетического вкуса с романтического идеализма на реализм. Многие писатели считали, что романтики — с их фокусом на духовном, абстрактном и идеальном — нечестно жизнь такой, какой она была на самом деле. Реалисты чувствовали, что они обязаны быть честными с этической точки зрения. Они чувствовали, что романтический порыв привел к созданию эскапистской литературы, в которой жизнь изображалась как мы хотели, чтобы это было, но не жизнь, как она была.

    Потому что эта реакция на более ранних романтиков была частично вызвана происходящими изменениями. в своем мире, и потому что реалистические писатели пытались изобразить этот мир Точнее, полезно рассмотреть некоторые силы, действовавшие в середине девятнадцатого века. век.

    1. Промышленная революция создали общество с множеством новых социально-экономических проблем.

    2. Масса производство также привело к более богатому материалистическому среднему классу.

    3. Демократия создала общество, в котором обычные люди считались достойными уважения.

    4. Увеличено государственное образование создало более грамотное общество.

    5. В Европе, происходили революции и решались серьезные классовые проблемы; В Соединенных Штатах, Гражданская война положила конец рабству, и волны иммигрантов создали многонациональное общество.

    6. Женщины в Европа и США бросили вызов своим ограничениям.

    7. Технологии трансформировал страны железными дорогами и телеграфом.

    8. Фотография дала нам новый взгляд на наш мир.

    9. Недорого издание журнала принесло литературу обычным людям и облегчило жизнь людям. обычные люди становятся опубликованными авторами.

    10. Интеллектуалы были стимулированы и обеспокоены новыми детерминированными идеями:

    Чарльза Дарвина идеи показали, что наши возможности детерминированы биологически и экологически;

    Идеи Карла Маркса показали, что мы вовлечены в историю борьбы социально-экономических сил;
    Зигмунда Фрейда идеи показали, что нами психологически движет недоступное подсознание.

    11. Во многих областях наблюдался нарастающий импульс к социальной реформе.

    Реализм — это больше, чем эстетика искусства; это был этическая позиция. Писатели-реалисты считали, что они обязаны рассказать правда о жизни такой, какая она есть на самом деле, а не такой, какой мы хотим ее видеть. Как писатель Джордж Элиот объясняет в критическом эссе: «Наши социальные романы претендуют на то, чтобы представлять людей такими, какие они есть, и нереальность их представления — великая зло.«

    1. Многие реалисты, такие как Теодор Драйзер и Лео. Толстого, и Генрика Ибсен — хотел честно изобразить жизнь в надеюсь, что точное наблюдение за социальными условиями приведет к их улучшению. Например, распад, казалось бы, счастливого брака среднего класса в пьесе Ибсенса A Doll’s House ставит под сомнение высоко гендерные, патриархальные идеалы девятнадцатого века, когда Нора объясняет мужу, почему она должна оставить его, чтобы найти сама:

    Я перешел из папинских рук в твои.Ты все устроил на свой вкус, и поэтому у меня такой же вкус, как и у вас. . . . Я жил трюками для тебя, Торвальд. Но именно так вы этого и хотели. То, что ты и папа сделали, — большой грех. мне. Ты виноват, что со мной ничего не случилось. (Акт III)

    2. Многие реалисты, такие как Генри Джеймс и Гюстав. Флобер — утверждая, что писатели должны принимать свои человеческие ограничения и не предполагать зная идеал, они чувствовали себя обязанными оставаться объективными — изображать жизнь такой, какая она есть, без комментируя это. Например, Флобер не пытается сделать Эмму титулом фигура его романа мадам Бовары идеальны, но и она не злая. Она настоящая. Он изображает сложную женщину в сложной ситуации — внебрачный роман привел к отстранению от семью в ее личный мир. Его задача — представить реалии этого человеческого драма без суждений. В сценах, подобных показанной ниже, он осмеливается драматично изобразить амбивалентность, которая приводит Эмму к неидеальному поведению для человека в этом наиболее идеализированном роль — мать:

    «Оставь меня в покое!» — воскликнула Эмма, толкая своего [малыша дочь] прочь.Выражение ее лица напугало ребенка, который начал кричать. «Разве ты не оставишь меня в покое!» Она закричала, отталкивая ее локтем. Берта упала прямо у подножия комода, порезав щеку об одну из его латуни. Она начала кровоточить. Мадам Бовари бросилась за ней, порвала веревку от звонка, позвала громко для горничной; и слова самоубийства были с ее губ, когда Чарльз [ее муж] появился. «Посмотри, что случилось, дорогой», — сказала она ровным голосом.«Ребенок упал и поранился, играя». (Кн. II: Глава 4)

    Написание реалистов отражает сдвиг в ценностях от идеализма романтиков. Список характеристик ниже не обязательно присутствует во всех реалистичных текстах, но они показывают общие способы, которые реалистичны ценности изменили литературу.

    1. Реализм фокусируется на повседневной жизни обычных людей здесь и сейчас. Роман Теодора Драйзера Сестра Кэрри, например, начинается с сцена, разыгрываемая ежедневно в последние десятилетия девятнадцатого века, когда молодые люди искали возможности в быстрорастущих городах:

    Когда Кэролайн Мибер села на послеобеденный поезд до Чикаго. небольшой чемодан, дешевая сумка-портфель из искусственной кожи аллигатора, небольшой ланч в бумажной коробке и желтый кожаный кошелек с ее билетом, клочок бумаги с адресом ее сестры на Ван Бюрен-стрит и четыре доллары деньгами.Это было в августе 1889 года. Ей было восемнадцать лет, умная, робкая и полный иллюзий невежества и молодости.

    В «Смерти Ивана Ильича» Лев Толстой демонстрирует заурядность своего главного героя. тематические, когда он заявляет: «Жизнь Ивана Ильича была самой простой и самой обыкновенной. и потому самое ужасное »(гл. 2). сильно отличается от романтических романов, таких как сэр Уолтер Айвенго Скотта, рассказы о идеализировали героических рыцарей и чистых девиц и в давние времена.

    2. Авторы реалистическая фантастика считает себя учеными.

    Как французский писатель Эмиль Золя объяснил, что они пытались писать «по-научному», изобретая реалистичных персонажей. помещая этих персонажей в реалистичные ситуации, а затем творчески записывая, как они персонажи реалистично ответили. Классика пример этой техники замечен у Стивена «Красный знак храбрости» Крейна, не тематическая книга сосредоточены на осуждении или праздновании войны, а просто на том, чтобы исследовать, что может случиться с молодым человеком, воспитанный на героизме и патриотизме, когда он подвергался настоящим ужасам битвы:

    молодежь учили, что в битве мужчина становится другим.Он увидел свое спасение в такое изменение. Следовательно, это ожидание было для него тяжелым испытанием. . . . Он хотел пойти в бой и обнаружил, что он был глупым в своих сомнениях и был, по правде говоря, человеком традиционное мужество. Напряжение нынешних обстоятельств он считал невыносимым. (Глава. 3)

    Но битва, когда дело доходит до не то, что он ожидал:

    Его ему явилось бессилие, превратившее его ярость в ярость загнанного зверя.Похоронен в дым многих винтовок его гнев был направлен не столько против людей, которых он знал, мчится к нему, как против кружащихся боевых фантомов, душивших его. (Глава. 5)

    Это сильно отличается от идеализированные «романсы», как Натаниэль Хоторн «Алая буква», в которой персонажи и ситуации созданы для иллюстрации абстрактных человеческих качеств.

    3. Мост реалисты пытаются обеспечить объективное воспроизведение жизни.

    Они используют описательный язык описывать образы и звуки, создавая текстуру, которая предполагает смысл, но избегает объяснение значения или интерпретация значения сцены. Роман Эдит Уортон Эпоха Невинность погружает читателя в материальном богатстве элиты Нью-Йорка. Целые абзацы тратятся на то, чтобы направить внимание читателя к описанию деталей атмосферы, как в этом описании оперная сцена во вступительной главе:

    передний план, до рампы, был покрыт изумрудно-зеленой тканью.В середине симметричные насыпи из пушистого зеленого мха, ограниченные обручами для крокета, составляли основу кустов в форме апельсиновых деревьев, но усыпанных большими розовыми и красными розами. Гигантский анютины глазки, значительно крупнее роз и очень напоминающие цветочные дворники сделанные прихожанками для модных священнослужителей, берущие начало из мха под розовые деревья; и тут и там ромашка, привитая на ветке розы, пышно цветущей пророческий в отношении далеких вундеркиндов мистера Лютера Бербанка.

    Это сильно отличается от символические, вызывающие настроение описания романтиков, таких как Эдгар Аллан По, которые должны быть воздействуя, но не изображая.

    4. Они часто используйте диалект, чтобы изобразить настоящую, обычную речь.

    Они терпят боль отражают то, как действительно говорят персонажи из определенного региона. Хотя мы думаем о Марке Твене как о реалисте в его социальной сатире, мы менее осведомлены о его стремлении к региональной точности речи.Когда он написал Приключения Гекльберри Финна, Твен знал, что читатели могут ошибочно воспринимать этот роман как еще одну «книгу для мальчиков». Чтобы подготовить своих читателей к роману уделяя особое внимание диалекту, он начинает роман с этой ноты:

    В в этой книге используется несколько диалектов, а именно: негритянский диалект штата Миссури; крайний форма глухого юго-западного диалекта; обыкновенная «Щучья страна» диалект; и четыре модифицированных разновидности этого последнего.Затенение не производилось в на случай непредвиденных обстоятельств или наугад; но старательно и надежно руководство и поддержка личного знакомства с этими несколькими формами речи.

    Твен заботится о том, чтобы читатели «предположил бы, что все эти персонажи пытались говорить одинаково, а не успеха «- забота реалиста. сосредоточенности на ошибочной действительности, материальном настоящем, прозаике, эстетике реализма не стимулировал много великой поэзии.Но в стилистических нововведениях «Песни о себе» Уолта Уитмена мы видим, что реалист отходит на второй план. обычная речь об обычных предметах:

    мальчик-мясник снимает одежду для убийства или точит нож у стойла в рынок,

    я бездельничает, наслаждаясь своим репартрием, шарканьем и срывом.

    Кузнецы с запертыми и волосатыми сундуками вокруг наковальни,

    каждый у него грот-сани, они все на улице, в огне очень жарко.(Ст. 12)

    Это стихотворение иллюстрирует изменение от возвышенного языка, который отмечает традиционные стихи и прозу как «литературу».

    5. Реалисты часто движимы стремлением к социальной реформе.

    Они пытаются разоблачить ситуации, чтобы изменить их. Когда Ребекка Хардинг Дэвис открывает свою историю Жизнь в железных мельниц, она выражает разделяемое многими реалистами желание разубедить ее. благородные читатели их самодовольной невиновности.Она хочет, чтобы мы знали, на что похожа жизнь в Америке. для рабочих-иммигрантов:

    Пасмурный день: знаете, что это в городе? железо-работает? . . . Воздух густой, липкий от дыхания людей. . . . Я хочу, чтобы ты скрыл свое отвращение, не обращал внимания на свою чистую одежду и сразу же спустился со мной, — здесь, в гуще тумана, грязи и четырех испарений. Я хочу, чтобы ты услышал эта история. . . . Я хочу сделать это для тебя реальным.

    6. Реалисты сосредоточьтесь на людях в социальных ситуациях, которые часто требуют компромиссов.

    Они развивают персонажей, которые негероичны — они ошибочны и часто не могут быть «верными себе». Уильям Мейкпис Текери дал свое роман Ярмарка тщеславия с подзаголовком «Роман без героя» и роман Джорджа Элиота Миддлмарч с подзаголовком «Исследование провинциальной жизни» с участием Доротеи Брук. что люди с благородными идеалами скомпрометированы несовершенным обществом, в котором они живут.Этот особенно актуально для женщин, которые могут достичь социального и экономического статуса только через брак. Элиот объясняет, что, используя святую Терезу как образец идеала,

    Многие Родились Терезы, не нашедшие для себя эпической жизни. . . возможно только жизнь ошибки. . . возможно, трагическая неудача, которая не нашла священного поэта и не пропала без промедления. забвение. С тусклым светом и запутанными обстоятельствами они пытались сформировать свою мысль и дело по благородному соглашению; но в конце концов, для обычных глаз их борьба казалась простой непоследовательность и бесформенность; этим рожденным позже Терезам не помогли никакие внятные социальная вера и порядок.. . . (Прелюдия)

    Поэт Роберт Браунинг драматические монологи отражают реалистический импульс. Его спикеры иронично раскрывают свои собственные очень естественные человеческие слабости. Например, монах в «Монологе испанского монастыря» показывает, как мелкая ревность скомпрометировала его идеалы и привела к лицемерию:

    Гр-р-р — есть иди, отвращение мое сердце!
    Поливайте ваши проклятые горшки с цветами, делать!
    Если бы ненависть убила людей, Брат Лоуренс,
    Кровь Бога, не моя бы убила тебя! (Св.1)

    Эстетика реализма сделали неуместными термины «герой» или «злодей». В отличие от Шарлотты Бронте Джейн Эйр или Чарльз Диккенс Дэвид Копперфилд , главные герои в реалистическом романы часто вызывают их собственные проблемы или принимают компромиссные решения для них.

    7. Пока реалисты подчеркивают внешнюю, материальную реальность, они также признают комплекс реальности человеческая психология.

    Их персонажи сложные личности, чья индивидуальная реакция на ситуации зависит от многих внешние и внутренние факторы.Художественная литература Генри Джеймса чрезвычайно психологична, как в его обращение и склонности персонажа. Его очень сложные персонажи постоянно играть в интеллектуальные игры и анализировать нюансы речи и жестов. Дейзи Миллер: Исследование — это не просто исследование Дейзи, наивной молодой американки, которая не может понимать европейское общество; это также исследование того, как европейцы-космополиты не готов понять ее. Внимательный осмотр Уинтерборна, заброшенного жениха, показывает внимание Джеймса к психологическим аспектам драмы:

    He возможно, не определенно льстил себе, что произвел неизгладимое впечатление на ее сердце, но он был раздражен, услышав о положении дел, которое так мало гармонирует с образом, который в последнее время то появлялся, то выходил из его собственных медитаций; образ очень хорошенькая девушка, выглядывающая из старого римского окна и срочно спрашивающая себя, когда мистерПридет Уинтерборн.

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован.