Экономика в начале 20 века в россии кратко: Экономическое положение России в начале 20 века -История России

Содержание

Коротко о Германии | DAAD Россия

Добро пожаловать в Германию!

Германия – страна разнообразных пейзажей и интересных городов. Ее экономика является крупнейшей в Европе и пятой по величине в мире. Именно в Германии были сделаны многие революционные научные открытия: наука и исследования имеют здесь давние традиции.

Пейзажи и города

Германия удивляет многообразием и красотой природы: на Северном и Балтийском морях простираются гряды островов с песчаными пляжами и дюнами, а вдоль побережья – вересковые пустоши и болота. Густые смешанные леса и средневековые замки украшают долины рек, текущих среди холмов, которые так любили немецкие поэты-романтики. А на юге, отражаясь в чистых горных озёрах, возвышаются вершины Альп, самая высокая из которых –  Цугшпитце (ок. 3000 метров над уровнем моря).

Население Германии составляет более 80 миллионов человек – это самая густонаселенная страна в центре Европы. Почти половина жителей живет в 76 городах с населением более 100.

000 человек. Самыми крупными немецкими городами являются Берлин (3,3 млн), Гамбург (1,7 млн) и Мюнхен (1,3 миллиона). Любой университетский город Германии – как большой и современный, так маленький и уютный – может похвастаться своей уникальной историей. Во многих городах хорошо сохранились исторические центры, окруженные средневековыми городскими стенами. В некоторых районах можно полюбоваться фахверковыми домами или длинными улицами с роскошной застройкой эпохи грюндерства – периода небывалого роста немецкой экономики в 19 веке. Культурная жизнь и больших и малых городов насыщена концертами, фестивалями, спектаклями, выставками, спортивными мероприятиями и т.д.

Политика

Федеративная Республика Германия (ФРГ) – парламентская демократия. Ее конституция, принятая в 1949 году, гарантирует основные права человека, такие как свобода вероисповедания, свобода слова и равенство перед законом. После объединения Восточной (ГДР) и Западной Германии (ФРГ) в октябре 1990 года качестве столицы страны был выбран город Берлин.


Германия состоит из 16 федеральных земель, каждая из которых пользуется определенными политическими свободами в решении целого ряда вопросов, например, в сфере культуры и образования. Система образования в Германии носит децентрализованный характер: все 16 федеральных земель имеют свои собственные законы и нормативы в сфере высшего образования. Немецкие университеты также являются независимыми, поэтому всегда необходимо узнавать о конкретных требованиях к поступающим и условиях обучения непосредственно в выбранном вузе.

Экономика

Экономика Германии является крупнейшей в Европе и пятой по величине в мире. В 2011 году немецкие компании экспортировали товаров на сумму свыше одного триллиона евро. Бóльшая часть экспорта Германии приходится на электротехнику, мехатронику, машиностроение, автомобильную промышленность, технологии в сфере экологии, продукцию фармацевтической и химической промышленности. Надпись „Made in Germany“ (“Сделано в Германии”) – общепризнанный знак качества: во всем мире известны такие бренды, как Mercedes, BMW, Audi, Bayer, Siemens и многие другие.

Инновации и творчество

Инновационные идеи – двигатель прогресса в Германии. Именно Германия – родина многочисленных революционных изобретений, таких как автомобили и подушки безопасности, рентген и аспирин, компьютеры, чипы и формат MP3. Наука и исследования имеют здесь давние традиции, их престиж по-прежнему высок. Первый университет был основан в Германии уже в 1386 году в городе Гейдельберг. Список нобелевских лауреатов из этой страны в области одних только естественных наук и медицины насчитывает почти 70 фамилий, среди которых Вильгельм Конрад Рёнтген, Роберт Кох, Макс Планк, Альберт Эйнштейн, Кристиана Нюсляйн-Фольхард и Харальд цур Хаузен.

Не случайно Германия считается страной поэтов и мыслителей, ведь Германия – это родина Канта, Гегеля и Адорно, Гёте, Гейне и Брехта, а также Баха, Бетховена и Брамса. Многие современные немецкие дизайнеры, художники, актеры, музыканты и спортсмены известны во всем мире.

«Не нужно ждать революции».

Как ковид дал шанс остановить рост неравенства в мире
  • Алексей Калмыков
  • Би-би-си

Автор фото, AFP

Неравенство в мире растет убойными темпами — причем, как в развитых и демократических странах, так и в развивающихся и авторитарных. Если ничего не делать, миллионерам будет хорошо, а народу плохо. И тогда не избежать революции снизу или диктата сверху, предупредили ученые.

Однако мир не обречен на неравенство — оно является результатом осознанного выбора экономической и социальной политики, как показывает опыт послевоенной Европы, постперестроечной России и современных США эпохи ковида. Политику эту всегда можно скорректировать, и коронавирус еще раз продемонстрировал это.

Пандемия показала, что решительные действия в социальной политике способны сделать мир справедливее и сократить разрыв в доходах и благосостоянии людей, который расширился за последние 30-40 лет до пропасти, невиданной со времен разгула раннего капитализма и западного империализма начала 20 века.

«Только в одном можно не сомневаться: если расслоение продолжится прежними темпами, разрыв между богатыми и бедными достигнет гигантских размеров. Без резких поворотов в политике или внешних шоков вроде природных катастроф, войн и кризисов, будущее принадлежит нынешним мультимиллионерам», — говорится в свежем Докладе о неравенстве в мире.

Не обязательно ждать революции

Новое предупреждение о надвигающейся опасности поступило от лаборатории экономистов, считающихся главными мировыми авторитетами в этом вопросе, — от Тома Пикетти до нобелевских лауреатов, супругов Эстер Дюфло и Абхиджита Банерджи. Они опубликовали крупнейшее и самое полное на сегодняшний день исследование бедности и богатства на основе массивов данных, собранных в течение 4 лет.

Автор фото, AFP

Подпись к фото,

2750 миллиардеров контролируют 3,5% мирового богатства. В 1995 году в их руках был 1%

«На выходе из пандемии, когда внимание вновь приковано к экономической политике, такой отчет невероятно своевременен. Он способен заставить нас действовать немедленно, не дожидаясь, пока концентрация экономической (и прочей) власти в руках все меньшего числа людей лишит нас возможности исправить ситуацию», — написали Дюфло и Банерджи в предисловии к 236-страничному труду.

«Нет никаких оснований опускать руки или отсиживаться в ожидании революции», — пишут они.

Нужны глубокие преобразования в социальной политике. И для них уже есть обкатанные на практике решения, а если нет — имеются модели, позволяющие их быстро подготовить и претворить в жизнь.

Дело за малым — требуется политическая воля. И пандемия коронавируса показала, что воля эта имеется.

Это хорошая новость. Но есть и плохая — пандемия увеличила неравенство как между богатыми и бедными гражданами, так и между развитыми и развивающимися странами, обратив вспять и без того скромные достижения последнего десятилетия.

Почему растет неравенство в мире, и при чем тут Тэтчер, Рейган и Россия

Истоки неравенства в современном мире уходят корнями в совсем недалекое прошлое.

После столетия ускоренного расслоения в начале 20 века ситуация стала выравниваться благодаря корректировке отношений между капиталом и рабочей силой в ответ на Великую депрессию в США и Октябрьскую революцию в России.

Автор фото, AFP

Подпись к фото,

Наименее обеспеченные 50% — половина населения планеты — контролируют всего 2% богатства в мире

А после Второй мировой Запад и вовсе увлекся строительством социального государства, что резко сократило неравенство между группами граждан в отдельно взятых странах. Одновременно Европа отказалась от колоний, что создало предпосылки для уменьшения разрыва в благосостоянии и между странами.

Однако два события обратили этот процесс вспять.

В 1970-х экономический рост в США и Европе замедлился, и они пережили правый неолиберальный поворот, который иногда называют «революцией Рейгана и Тэтчер», по имени руководителей США и Великобритании, разобравших социальное государство в пользу большей предпринимательской свободы, снижения налогов и сокращения влияния властей и профсоюзов на бизнес.

Второе событие — крах прежних экономических моделей в СССР, Китае и Индии в конце прошлого века.

Результат: за 30-40 лет мир оказался отброшен на столетие назад. Неравенство росло ускоренными темпами, и только после финансового кризиса 2008 года этот процесс приостановился. А потом грянул ковид.

Но об этом чуть позже. Сначала кратко об итогах упомянутых двух событий, обративших социальный прогресс вспять.

В выигрыше оказался самый богатый 1% населения планеты. Состояния богачей приумножались намного быстрее, чем у среднего класса и тем более у беднейшей половины. С 1995 по 2021 годы на «золотой процент» пришлось 38% всего прироста мирового богатства, тогда как беднейшим 50% перепало лишь 2%.

Автор фото, Getty Images

Подпись к фото,

Европа переживала расцвет неравенства в Прекрасную эпоху (La Belle Époque) начала XX века

Аналогичная ситуация с доходами — если в 1970 году богатейший 1% получал 16% всех доходов в мире по сравнению с 26% на пике Прекрасной эпохи в 1910 году, то к 2020 году он отыграл часть потерь и увеличил свою долю в мировом заработке до 21%.

Во многом это случилось из-за бума рынка ценных бумаг в США, во многом — ввиду масштабного расслоения в России после краха СССР. Недаром США, крупнейшая мировая экономика, занимают первое место в мире по числу миллиардеров, а Россия, экономика которой в 14 раз меньше и в мировом рейтинге лишь 12-я, опережает соперников и по числу миллиардеров занимает в списке Forbes пятое место.

«Переход к капитализму в России с начала 1990-х привел к ускоренной концентрации богатства в руках 10% наиболее обеспеченных россиян. Она превысила 70% общенационального благосостояния, что сделало Россию одним из лидеров неравенства в мире», — пишут авторы исследования.

Они называют нынешних богатых россиян главными бенефициарами «шоковой терапии» при переходе к рыночной экономике в 1990-х, крупномасштабной приватизации и готовности властей смотреть сквозь пальцы на оптимизацию финансовых потоков и налогообложения большого бизнеса и олигархов.

Как ковид сказался на неравенстве

Пандемия погрузила мир в глубокий кризис и увеличила пропасть между богатыми и бедными, однако она же и показала, что этот процесс обратим.

Пусть за два года коронакризиса состояние богатейшей одной тысячной процента (0,001%) населения планеты выросло на 14% при общем росте всего на 1%, а средства на счетах миллиардеров приросли в полтора раза, неравенство в доходах, как ни странно, сократилось.

Автор фото, AFP

Подпись к фото,

За время пандемии бедность в США сократилась на 45%

Все благодаря политике властей, что еще раз доказывает тезис о том, что неравенство — политический выбор, а не рок, судьба и неизбежность, пишут ученые лаборатории Тома Пикетти.

Конечно, основа неравенства — именно накопленное состояние, а не текущие заработки, потому что оно приносит богатым дополнительные доходы. Как прямые (процентные и в связи с ростом цен активов, например, подорожанием недвижимости), так и косвенные (наследство, возможность заложить квартиру или акции, пустить деньги в оборот: открыть бизнес или купить что-нибудь ненужное, чтобы потом продать его подороже и заработать).

Однако пандемия показала, что если не состояния, то хотя бы доходы разных групп населения можно выровнять, если действовать решительно.

Власти многих стран в ответ на экономический спад поддержали граждан и бизнес за счет денег налогоплательщиков. В результате в Америке, например, где правительство рассылало чеки на тысячи долларов всем без исключения, уровень бедности сократился на 45%. С 2018 года 20 млн американцев попрощались с нищетой.

«Без решительных мер господдержки неравенство бы резко возросло, однако действия властей смягчили и даже с лихвой компенсировали эти последствия кризиса, — пишут ученые. — Вот вам доказательство того, что нет никакой неизбежности в бесконечной бедности. С ней можно и нужно бороться решительными мерами социальной политики».

Как добиться справедливости и равенства

Но мало сделать правильный выбор единожды под давлением обстоятельств. Его придется делать постоянно.

Автор фото, AFP

Подпись к фото,

Даже в благополучных Нидерландах люди недовольны уровнем жизни. Марш за доступное жилье в Утрехте

Взять хотя бы тот же ковид: масштабная господдержка населения и экономики сократила неравенство, но привела к взрывному росту госдолга — где на 5%, а в некоторых странах и на все 20%. Если бремя его выплаты через налоги или инфляцию ляжет на плечи граждан без оглядки на разницу в благосостоянии, едва взятые высоты социальной справедливости могут быть быстро сданы, предупреждают ученые, призывая не расслабляться.

«Долг этот придется отдавать гражданам, в той или иной форме. Никто пока не знает, в какой именно. Возможны разные стратегии, и от выбора пути зависит, как пандемия в итоге скажется на неравенстве», — пишут они.

Что же делать, чтобы мир стал справедливее, и что будет, если ничего не делать?

На этот вопрос ученые, как всегда, дают очень теоретический ответ.

В идеальном мире экономисты-неоклассики предложили бы перенаправить часть богатства со счетов обеспеченных граждан на создание условий для роста благосостояния неимущих.

Если деньги сосредоточены в руках меньшинства, значит для сокращения неравенства, в теории, необходимо уговорить миллионеров в свободных странах и коррупционеров в несвободных вложить заработанное и наворованное в инфраструктуру, всеобщее здравоохранение, образование и равный доступ к капиталу. Тогда у бедных появится шанс стать богатыми.

Но практика отличается от теории.

«По очевидным политико-экономическим причинам такое элементарное перераспределение богатства маловероятно. Богатые не расстанутся с собственностью без принуждения — революции, земельной реформы или прогрессивного налогообложения», — пишут авторы исследования и напоминают, что придется договариваться, поскольку состоятельные граждане без боя не сдаются.

Почему экономика Германии настолько мощна? Семь причин

1. Важная роль промышленности

В Германии доля промышленности в валовой добавленной стоимости составляет 22,9 процента и тем самым выше, чем в любой другой стране Большой семёрки. Самыми развитыми отраслями экономики являются автомобилестроение, электропромышленность, машиностроение и химия.

2. Высокая экспортная квота

Германия, помимо Китая и США, принадлежит к трём самым крупным экспортирующим нациям. В 2017 году Германия экспортировала товары стоимостью в 1.278,9 миллиардов евро. Экспортная квота составила почти 40 процентов, в промышленности – даже свыше 50 процентов.

3. Самая открытая экономика

По меркам значимости внешней торговли для валового внутреннего продукта (ВВП) Германия является самой открытой национальной экономикой среди стран Большой семёрки. Внешнеторговая квота составляет 84,4 процента – это сумма импорта и экспорта в соотношении с ВВП. Для сравнения: в США она составляет 26,7 процентов.

4. Производительный малый и средний бизнес

Сердце экономики Германии бьётся в малом и среднем бизнесе. Под этим подразумеваются компании с годовым оборотом ниже 50 миллионов евро и с менее чем 500 сотрудниками. К ним относятся 99,6 процентов компаний в Германии. Свыше 1.000 из них являются так называемыми «скрытыми чемпионами», в общественности зачастую – это малоизвестные лидеры мировых рынков.

5. Наилучшее место для ярмарок

Германия в качестве места для ярмарок по всему миру занимает первое место для проведения международных выставок. Две трети глобально значимых отраслевых мероприятий проходят в Германии. На около 150 международные ярмарки и выставки ежегодно приезжает десять миллионов посетителей.

6. Сильные экономические центры

Самыми важными экономическими центрами в Германии являются регионы метрополии Мюнхена (высокие технологии), Штутгарта (автомобилестроение), Рейна-Неккара (химия, ИТ), Франкфурта-на-Майне (финансы) и Гамбурга (порт, самолётостроение, СМИ). Берлин/Бранденбург является самым сильным регионом для стартапов.

7. Хорошая квота занятости

Германия приближается к полной занятости. В июне 2018 года количество безработных составило 2,2 миллиона. Это – самый низкий показатель со времён воссоединения Германии. Самыми крупными работодателями в Германии являются Volkswagen (642.000 сотрудников по всему миру), Deutsche Post (519.000), Robert Bosch (402.000), Schwarz-Gruppe (торговля, 400.000) и Siemens (372.000).

© www.deutschland.de

 

Экономика Гражданской войны: сколько заплатила Россия

В XX веке Россию преследовали бесконечные напасти: война, революция, голод, снова голод, снова война… Страна дважды распадалась на части. Какое из этих бедствий сильнее всего сказалось на экономике?

Два известных историка российской экономики Андрей Маркевич (РЭШ) и Марк Харрисон (Университет Уорик) реконструировали национальные счета за 1913–1928 годы. Тем самым они закрыли последнее белое пятно в динамике российского ВВП XX века. До публикации их работы непрерывного статистического ряда по динамике годового ВВП, который охватывал бы весь XX век, у России не было.

Главные результаты таковы: Первую мировую войну страна пережила лучше, чем раньше казалось историкам.

Реклама на Forbes

А вот Гражданская война оказалась для экономики убийственной. Реконструировать динамику ВВП того времени оказалось сложной задачей. Множество статистических оценок тогда учитывали только промышленность и сельское хозяйство, а услуги во внимание не принимались.

За те 16 лет, которые исследовали Маркевич и Харрисон, территория страны изменилась. После краха Российской империи откололись Финляндия, Польша, Прибалтийские страны, части Украины и Белоруссии. Зато СССР прирос за счет Хивы и Бухары. Площадь страны в итоге почти не изменилась. Население в результате распада империи, Первой мировой и Гражданской войн и голода сократилось на 18%. А к 1928 году подросло на 14%. За основу для экономических расчетов Маркевич и Харрисон взяли территорию СССР в межвоенных границах (1925–1939 годы).

Результат таков. В 1914–1916 годах Российская империя справилась с задачей мобилизации экономики лучше, чем было принято считать. Спад начался только в 1916 году, и то не превысил 10%. Примерно так реагировали на войну и богатые европейские страны — Франция, Германия, Бельгия. Положение не было катастрофическим. За 1916–1917 годы российский ВВП упал на 18%.

Впрочем, и такого спада оказалось достаточно, чтобы вызвать перебои с продовольствием в крупных городах, что стало поводом к Февральской революции. В этих условиях массовая реквизиция зерна после революции в сельскохозяйственных районах и три неурожайных года подряд привели к массовому голоду.

В отличие от Первой мировой Гражданская война и Октябрьская революция, массовая конфискация имущества и государственный произвол привели к ужасающей разрухе. За 1918–1919 годы ВВП сократился еще на 48%. Затем темпы падения замедлились, и минимум был достигнут в 1921 году, когда ВВП составил всего 38% от уровня 1913 года. Особенно острым был спад, если учитывать только невоенные товары и услуги. В сельском хозяйстве производство снизилось не так сильно, но объем доступного продовольствия на душу населения упал почти вдвое.

Во время войны российская экономика двигалась в ногу с европейскими державами. Но последующий провал оказался более мощным, чем это обычно бывает во время гражданских войн. Так, в Испании в годы гражданской войны (1936–1939) ВВП потерял четверть, потребление сократилось на треть. Российский трансформационный спад 1990–1994 годов тоже был более мягким: тогда экономика потеряла 38%. А в 1916–1921 годах российский ВВП сократился на 62%. Для экономики Первая мировая и Гражданская войны стали самой крупной катастрофой XX века.

За 1922–1928 годы экономика отыграла потери. Она стала восстанавливаться, когда большевики решили вернуть рыночные отношения в мелкую промышленность. Продразверстка сменилась торговлей между городом и деревней. Главным механизмом роста стала загрузка имеющихся мощностей. В 1928 году ВВП превысил уровень 1913 года почти на 10%. Полученные Маркевичем и Харрисоном цифры практически совпали с оценкой Пола Грегори, использовавшего другую методику расчетов. Поскольку население росло в это время еще быстрее, подушевой ВВП все еще был ниже довоенного уровня на 3%.

Однако политика стимулирования экономического роста нэповскими методами не была устойчивой. Ей присуща двойственность. Мягкие бюджетные ограничения для крупной промышленности в сочетании с рыночными механизмами торговли привели к тому, что у крестьян отсутствовали стимулы торговать с городом.

Эта ситуация привела власть к выбору: использовать для выравнивания диспаритета между городом и деревней ценовые механизмы или силу.

Сталин выбрал второй вариант. Началась политика Великого перелома, когда потребление ограничивалось, капитал инвестировался в промышленность, а рабочая сила и продовольствие откачивались из аграрных территорий. В начале 1930-х годов начался голод.

С момента, где останавливаются Маркевич и Харрисон, начинает свое противоречивое повествование (на английском языке книга вышла в 2003 году) оксфордский историк Роберт Аллен. Книга местами очень спорная: Аллен нашел в НЭПе, коллективизации и индустриализации не только провалы экономической политики и иррационализм. Он показывает, что в 1928–1970 годах советская экономика росла относительно других стран довольно быстро, а замедление роста произошло только в 1970–1980-х.

В отсутствие института права собственности, верховенства закона и гражданского общества Россия не могла пойти по европейскому, капиталистическому пути развития, убежден Аллен. Это частично оправдывает индустриализацию, когда государственная политика заместила отсутствующие в стране условия для экономического роста.

Аллен обильно льет воду на мельницу тех, кто считает, что у России обязательно должен быть «свой путь», а Сталин не только кровавый тиран. Он приуменьшает успехи Российской империи в переходе к капиталистическому производству, «скомканно» говорит о голоде и репрессиях и несколько преувеличивает достижения советского правительства. Но из книги Аллена, например, можно составить неплохое представление о дискуссии между Бухариным, Преображенским и Фельдманом о том, как проводить индустриализацию в аграрной стране с низкой производительностью труда. Аллен отлично знаком с марксистской литературой и с удовольствием ее пересказывает. Четкая прорисовка слабости аграрного сектора перед индустриализацией и отсутствия возможностей для его развития позволяет Аллену выгодно подчеркнуть рост экономики в 1930-е годы.

Интересно приводимое Алленом сопоставление планируемых и фактических показателей в первые годы после перехода к централизованному планированию (1927–1940). Планы в это время не выполнялись. Они не уравновешивали спрос и предложение, как говорилось в марксистских учебниках, а ставили недостижимые цели, к которым нужно было стремиться. Жесткие плановые показатели побуждали предприятия наращивать производство, а мягкие бюджетные ограничения позволяли не считать уплаченную за это цену. Получив опыт работы в плановой экономике, директора заводов быстро стали создавать запасы товаров и сырья и даже трудовые резервы. Иначе не выполнишь плановое задание следующего периода, которое строится «от достигнутого».

Реклама на Forbes

В советской экономике запасы всегда были заметно выше рыночно необходимого уровня.

Аллен утверждает, что индустриализация кое-что дала не только экономике, но и населению: подушевое потребление выросло. Это противоречит общепринятому тезису: в 1927–1937 годах цены росли быстрее зарплат, особенно у рабочих. На это Аллен отвечает, что за это десятилетие число рабочих выросло с 11 млн до 27 млн за счет переселения в города крестьян. У последних уровень жизни был многократно ниже, так что если учесть урбанизацию, уровень жизни рос.

Маркевич и Харрисон, как и другие критики Аллена, полагают его оценку успехов индустриализации завышенной. Выводы Аллена могут быть гармонично вписаны в единый учебник истории, который должен внушить россиянам, что и сталинским периодом можно гордиться. Местами Аллен даже «сливается» с героями своей книги, называя ревизионистами тех, кто полагает, что у индустриализации была альтернатива. Но его книга, в отличие от очень краткой работы Маркевича и Харрисона, дает обширный материал о функционировании советской экономики на микроуровне.

Попытку поставить точку в этом споре в 2013 году предприняли Сергей Гуриев, Михаил Голосов, Алекс Цывинский и Антон Черемухин в работе «Был ли Сталин необходим для экономического развития России?». В целом, по их оценке, за 1928–1940 годы сталинская экономическая политика привела к снижению подушевых доходов на 24%, а после войны они выросли на 16%. Достижения у советской экономики, конечно, были. Но на фоне других стран их трудно назвать великими. А вот уплаченная за эти достижения цена была чрезмерной по любым меркам.

Реклама на Forbes

Дмитрий Тренин об интересах России в новом мировом порядке

Дмитрий Тренин

стоя. Подробнее здесь .

T он быстрый крах поддерживаемого американцами правительства в Афганистане после вывода его войск возрождает давние дебаты об упадке Америки. Некоторые наблюдатели заходят так далеко, что заявляют, что Соединенные Штаты больше не являются сверхдержавой. Однако реальность другая. Хотя положение и влияние страны в последние десятилетия ослабли, главная причина не столько в падении Америки, сколько в экономическом подъеме азиатских держав, в частности Китая и Индии, и возрождении России в геополитическом и военном отношении. Падение американского могущества относительно и коренится в фундаментальной неравномерности национального развития.

The Economist сегодня

Отобранные истории в вашем почтовом ящике

Ежедневный информационный бюллетень с лучшими из нашей журналистики

Другая причина — внутренняя и более серьезная.Американская экономическая модель серьезно пострадала во время мирового финансового кризиса 2007–2009 годов. Политическая модель подверглась серьезному напряжению за четыре года президентства Дональда Трампа и с тех пор почти не восстановилась. За последние десятилетия социальная модель не смогла удовлетворить потребности американского среднего класса, костяка общества. Пандемия обнажила не только кризис здравоохранения, но и усугубила давние разногласия по поводу социальных ценностей и расовых отношений. Все это указывает на значительный спад американской мощи дома.

На этом фоне Афганистан означает окончательный крах сложившейся после холодной войны веры в то, что Соединенные Штаты в состоянии переделать мир по своему собственному образу и подобию. Продвижение западной демократии и либеральных ценностей натолкнулось на явно непреодолимые препятствия в ряде мест, от Афганистана и Ирана до Китая и России. Но до официальных лиц в Вашингтоне это еще не дошло. Действительно, именно предшественники президента Джо Байдена, Барак Обама и Трамп, понимали опасность глобального чрезмерного расширения Америки и, хотя и совершенно по-разному, пытались перенаправить ресурсы на восстановление домашней базы.От успеха или неудачи этих усилий зависит судьба страны.

Трудности дома и за границей

Америка сегодня — это разделенный дом. Напряженность, разрывающую его на части, не утихла после поражения г-на Трампа и прихода г-на Байдена в Белый дом. Есть даже некоторые разговоры о гражданской войне как о надвигающейся угрозе. Эта возможность все еще слишком маловероятна. У американцев есть привычка заряжать себя энергией, усиливая угрозы, и, как следствие, история переизобретения своей страны.Но дело, без сомнения, дошло до серьезной точки.

Соединенные Штаты приближаются к очередному моменту переосмысления, для которого требуется гораздо больше, чем просто наклейка на бампер с надписью «Восстановим лучше» и огромный пакет инфраструктуры. И что особенно важно, Америка уже не просто конкурирует сама с собой, как это было после окончания холодной войны. Впервые за более чем 100 лет страна сталкивается с уверенностью в том, что потеряет свои позиции в качестве крупнейшей экономики мира, а также, возможно, свое технологическое первенство.Если это произойдет, последствия для глобального положения Америки будут огромными.

_______________

Подробнее:
• Нирупама Рао о потребности Америки в мудрости и союзниках в Азии
• Ноам Хомский о жестокости американского империализма7 новой эры Болтона 9003 о том, как Американские союзы находятся в стадии реализации
_______________

Таким образом, во внешней политике — от поворота Обамы к Азии и объявления Трампом Пекина противником до озабоченности Байдена соперничеством крупных держав — страна была резко сосредоточена на Китае. Перейдя от счастливого наступления во имя глобализации к активной обороне во имя защиты своего статуса номер один, Америка энергично ответит на вызов, который бросает Китай.

Эта конфронтация станет самой серьезной геополитической, геоэкономической, технологической и идеологической борьбой за власть на десятилетия вперед. Мир снова стал биполярным, хотя отличие от холодной войны в том, что он не разделился (по крайней мере пока) на два противоборствующих глобальных блока.Тем не менее, как показала сделка AUKUS по атомным подводным лодкам, активизация группы Quad стран Азиатско-Тихоокеанского региона и возможное расширение разведывательного альянса «Пять глаз», Америка занята созданием системы для сдерживания Китая, главного соперника ее мировое первенство.

Было бы безрассудно строить предположения о вероятном исходе китайско-американского соперничества. Можно лишь предположить, что в конечном итоге США не победят Китай. Точно так же Китай, даже если он превосходит Америку в некоторых категориях, не заменит ее в качестве нового мирового гегемона: Китай не претендует на универсализм.

Мировой порядок, формирующийся в 21 веке, скорее всего, будет многоуровневым или многомерным. Китай и Америка, вероятно, останутся единственными двумя сверхдержавами, но каждая из них не будет командовать своей частью мира так, как это делали лидеры в Вашингтоне и Москве во второй половине прошлого века. Вместо этого различные группы игроков, в том числе иногда негосударственные субъекты, будут оказывать влияние в различных функциональных областях и географических регионах.

Новая холодная война

Сейчас, когда однополярный момент стал историей, цель России — оставаться самостоятельным игроком мирового уровня.Это современное определение исторического термина «великая держава», широко используемого сегодня в России. Для руководства страны Россия — не что иное, как великая держава — точно так же, как для многих в Вашингтоне идентичность Америки неразрывно связана с глобальным превосходством.

Однако для России получение и удержание этого статуса будет непростой задачей. Геополитические вопросы включают в себя прежде всего поддержание равновесия — хотя и вряд ли равноудаленного — перед лицом конфронтации между США и Китаем. Втягивание в эту борьбу может быть столь же пагубным или еще хуже для России, как и ее роковое вступление в Первую мировую войну.

Сопутствующая задача для России состоит в том, чтобы стоять самостоятельно по отношению к своим партнерам в Китае и, таким образом, поддерживать отношения на ровном уровне. В отношениях с Соединенными Штатами лидеры в Москве и Вашингтоне должны тщательно выстраивать взаимопонимание. Это означает следить за тем, чтобы конфликты, в которые прямо или косвенно вовлечены Россия и Америка (например, Украина), не выходили из-под контроля; чтобы серия инцидентов между их вооруженными силами (скажем, в Сирии) не привела непреднамеренно к настоящей стрельбе; и что крупная кибератака не вызывает военного ответа.

Несмотря на конфронтацию с Соединенными Штатами, основные вызовы России будут внутренними. В политической сфере вырисовывающимся препятствием будет управление переходом к новому режиму, который последует за нынешним лидером Владимиром Путиным, избегая при этом Сциллы нестабильности и Харибды углубляющегося застоя. В сфере экономики критически важно высвободить потенциал страны, сдерживаемый монополиями и коррупцией неподотчетных корыстных элит.

Есть и другие препятствия.Освоение технологических инноваций и энергетического перехода является неотложной задачей. Изменение климата влияет на обширную территорию России даже больше, чем на мир в целом. Демографическая ситуация в России, несмотря на усилия правительства, остается нерадостной: низкая рождаемость и средняя продолжительность жизни мужчин ниже, чем где-либо в Европе. У иммиграции как средства правовой защиты есть и обратная сторона: многие новоприбывшие из сельских районов Центральной Азии менее склонны к ассимиляции и в некоторых случаях поддаются джихадистской пропаганде.

Наконец, для уверенного движения вперед России необходимо заново открыть для себя свои ценности, такие как совместная работа на благо общества, патриотизм, не привязанный к действующей власти, доверие к своим согражданам, — и претворить их в жизнь, отказавшись от преобладающий цинизм, который подрывает доверие.

Это трудная задача. Но главный урок распада Советского Союза 30 лет назад в декабре этого года заключается в том, что, хотя большие страны не могут быть побеждены извне, они могут — и иногда падают — под тяжестью своих внутренних проблем, независимо от того, игнорируются они или плохо управляются. Этот урок, конечно, актуален не только для России, но и для всех значимых держав, как на подъеме, так и на закате. ■

_______________

Дмитрий Тренин — директор Московского центра Карнеги, российского отделения Фонда Карнеги за международный мир, фонда в Вашингтоне, округ Колумбия.Ранее он был офицером советской и российской армии. Автор многочисленных книг по истории России и внешней политике, в том числе «Россия: краткая история ХХ века» (Polity, 2019).

Глава 23. Командная экономика в переходный период

Глава 23. Командная экономика в переходный период

ПЛАН — Бонусная веб-глава

Глава 23W онлайн по адресу:

 

Страны с переходной экономикой: Россия и Китай

Вы должны изучить бонусную веб-главу «Переходная экономика» на твой собственный. Он называется «переходная экономика», т. е. экономики которые претерпевают структурную перестройку (отход от командной экономическая политика по отношению к капитализму.

В главе в качестве примеров двух стран используются Россия и Китай. которые применяли различные подходы к структурной перестройке. Россия использовали «шоковую терапию», очень быстро перейдя к приватизации государственных промышленности и ввести рыночные стимулы. Кроме того, Россия на в то же время изменил свою политическую систему с авторитарной коммунистического государства к демократии.

Китай, с другой стороны, начал свою программу структурной перестройки раньше, но медленно движется к капитализму. Он также сохранил его авторитарная коммунистическая политическая система

В главе рассматриваются характеристики административно-командной экономики по мере ее обсуждает процесс структурной перестройки.

Пока будете читать главу, держите этот план под рукой.

Нажмите здесь для сравнения рынка и командная экономика.

 

ОБЗОР:

Мы пытаемся понять, почему страны по всему миру предприятие SAP:

  • Структурные Программы корректировки?

Экономические системы:

  • Что такое командная экономика? (глава 23W)
  • Что такое капитализм? (Ч.4)
  • 4 Основные вопросы (стр. 64-69)
    • КАКИЕ товары и услуги будут производиться?
    • КАК будут производиться товары и услуги?
    • ВОЗ получит товары и услуги
    • КАК система АДАПТИРУЕТСЯ к изменениям?
  • Экономические системы: континуум [ Структурные Настройка ]
  • Экономические системы: критерии
  • Типы экономических систем
    • Чистый капитализм
    • Командная экономика
    • Смешанные системы
  • Сравнение рынка Экономика и командная экономика

У инструктора Руководство

(ПРИМЕЧАНИЯ ВАШЕГО ИНСТРУКТОРА: у меня выделил тем более важные понятия. )

Бонусная сеть глава

Переход Экономика:
Россия и Китай

ОБЗОР ГЛАВЫ

Два самых глубоких события последних двух десятилетий — это крах коммунизма в СССР и быстрое появление рыночная система в Китае. Россия и Китай, пожалуй, самые значимые развивающиеся экономики мира: вместе они составляют 20 процентов площади земной поверхности и 24 процента населения мира.

В этой последней главе мы сначала кратко рассмотрим марксистскую (коммунистическая) идеология, породившая командную экономику. Тогда мы исследовать институты и методы централизованного планирования, общие для как Советского Союза, так и дореформенного Китая.

Далее мы обсудим проблемы координации и стимулирования, которые центральное планирование создано. Наконец, наше внимание обращается на Россию и Переход Китая к рыночной экономике.

ИНСТРУКЦИЯ ЗАДАЧИ

После завершения этой главы учащиеся должны уметь:

  1. Обобщить марксистскую идеологию, особенно концепции трудовая теория стоимости.
  2. Определите две основные институциональные особенности первого Советская система и дореформенная экономика Китая.
  3. Перечислите семь характеристик советских и китайских центральных планирование.
  4. Опишите проблему координации, обнаруженную в центральном планирование.
  5. Опишите трудную проблему стимулов, с которой сталкиваются центральные планировщики.
  6. Объясните причины провала советской централизованно плановая экономическая система.
  7. Описать компоненты (политики), необходимые для переход к рыночной системе.
  8. Сравните рыночную реформу в Китае с процессом реформ в России и объясните, чем она изменилась.
  9. Определите три учреждения, созданные в Китае для поддержки и контроль за рыночной деятельностью.
  10. Определение проблем и достижений Российской экономическая реформа.
  11. Определите четыре проблемы, которые замедлили переход процесс в Китае.
  12. Дайте определение и определите термины и понятия, перечисленные в конце глава.

КОММЕНТАРИИ И ОБУЧЕНИЕ ПРЕДЛОЖЕНИЯ

  1. Эта глава может быть назначена ближе к началу курс принципов, после того как студенты были ознакомлены с действие капиталистической рыночной системы. Контраст между централизованное планирование и капиталистическая система, кажется, помогают студентам понимать, что рыночная система, которую мы часто принимаем как должное, что-то стоящее изучения в конце концов.В изучении проблем с централизованно планируемой системой студенты начинают ценить рыночные силы и свободы капиталистической системы. Тем не менее, это стоит вернуться к этой главе после тщательного изучения микроэкономика предыдущих глав.
  2. Текущие экономические проблемы в бывших советских республиках и Китай находится в центре внимания многих новостей и предлагает возможность обсудить, как наша система справляется с такими проблемами, если они существуют здесь. Или, если проблем не существует в США, студенты можно обсудить почему нет. Другим возможным заданием может быть изучить опубликованные проблемы и предложить учащимся разработать решения для них. Попросите учащихся определить конкретные типы проблем касающихся прав собственности, координации экономической деятельности и наличие или отсутствие экономических стимулов.

СТУДЕНТ Спотыкается БЛОК

Студенты путают Россию со всем постсоветским пространством.Карта показывающая размер (растянувшийся на одиннадцать часовых поясов) России и ее расположение относительно пятнадцати бывших республик, которые сейчас независимых стран, является хорошим уроком экономической географии. А источником путаницы, связанной с этой главой, является неправильное представление о том, что любое вмешательство государства в отрасль «социализм.» Узнав о централизованно планируемой социалистической системе, студенты могут быть лучше осведомлены о том, какой была советская разновидность социализма вроде и меньше про китайскую систему.

 

Краткое содержание главы

I. Идеология и институты

А. История
1. Русская революция 1917 г. произвела диктатура Владимира Ленина, а затем Иосифа Сталина.

2. Коммунистический переворот в Китае произошел в 1947 году. при Мао Цзэдуне

3. Обе страны рассматривали централизованно планируемый социализм как решение нестабильности того, что они считали хаотичным рыночные системы.

B. В основе коммунистической идеологии лежала марксистская идеология. Партийная власть и экономическая система.

1. Трудовая теория стоимости Маркса утверждает, что все стоимость определяется количеством рабочего времени, необходимого для его производство. Однако капиталисты владели средствами производства и имели власть над рабочими, которых они нанимали.

2. Рабочих эксплуатировали капиталисты, купившие работать за низкую заработную плату и получать полный рабочий день от каждого рабочий.Стоимость продукции рабочих превысила их заработной платы, и это привело к тому, что капиталист зарабатывал то, что Маркс называл «прибавочная стоимость.»

3. Функция коммунизма заключалась в свержении капиталистической контроль над средствами производства, чтобы рабочий контроль и больше не будут эксплуатироваться. Партия просмотрела себя как авангард рабочего класса, но на самом деле сильная диктатура.

C. Были две основные институциональные характеристики предыдущие экономики России и Китая.

1. Существовала государственная собственность на все имущество, транспорт и связь, банковское дело учреждения, практически все отрасли, включая розничную торговлю и оптовые предприятия и большинство городских жилищных структур.

2. Было также централизованное экономическое планирование, что означало что экономикой руководило правительство, а не децентрализованные рыночные механизмы.

II.Централизованное планирование и его проблемы

A. Цели и методы планирования.
1. Индустриализация и военная мощь имели самый высокий приоритет с точки зрения распределения ресурсов в Советском Союз. В Китае упор был сделан на развитие мелких предприятия, разбросанные по сельским районам. Обе страны заброшенные отрасли легкой промышленности.

2. Ресурсы были превышены, планировщики выделили больше ресурсы, чем были доступны, поэтому существовали постоянные дефицит.

3. Первоначально ресурсы были мобилизованы для достижения быстрого экономический рост, и это было успешным в течение 1950-х годов. Оба Китай и Советский Союз спровоцировали или принудили к более крупному удельный вес населения в составе рабочей силы.

4. Распределение входов было сделано по директиве.

  • 5. Государственные фиксированные цены практически на все ресурсы и продукции, но цены не отражали относительную нехватку ресурс или продукт. (ПРИМЕЧАНИЯ ОТ ВАШЕГО ИНСТРУКТОРА: результатом часто были слишком низкие цены и нехватка произошло, что привело к аллокационной неэффективности.)

    6. Советский Союз и Китай стремились к самообеспечению и по возможности избегал торговли с западными странами. (ПРИМЕЧАНИЯ ВАШЕГО ИНСТРУКТОРА: в результате неэффективность.)

    7. Макроэкономическая политика была пассивной, т.е. деньги и цены соответствовали планам производства, но не играли роль во влиянии на их исход.

  • B. Проблемы централизованного планирования серьезный.

    1. ПРОБЛЕМА КООРДИНАЦИИ была огромной; результаты одни отрасли являются входными данными для других, поэтому проблемы в любой отдельной сектор сразу бы почувствовался во многих. Не было цены механизм предоставления стимулов для устранения узких мест, как это правда в условиях рыночной экономики. Планировщики должны были координировать входные данные и продукции для тысяч производственных предприятий.Узкие места были обычным явлением и имели исторические корни, восходящие к началу 1960-х гг. или раньше.

    2. ПРОБЛЕМА СТИМУЛА.

    а. В рыночной системе прибыли и убытки сигнализируют об успехах и неудачах и создают стимулы для увеличить или уменьшить производство. В центральном планировании менеджеры вознаграждаются за достижение поставленных целей и не имеют стимул реагировать на нехватку или излишек продукции.

    б.Централизованной плановой системе также не хватало предпринимательство. Без прибыли нет награды за инновации или предприятия.

    г. В централизованно планируемых системах бизнес по существу государственная монополия без вознаграждения за улучшение качества продукции или разработка более эффективных технологии производства.

    д. Работникам не хватает мотивации, потому что мало материальных стимулов.

    III. Крах советской экономики: Советский Союз прекратил свое существование под этим названием в ноябре 1991 года и стал 15-м отдельные нации.

    A. После быстрого экономического роста в 1950-е и 1960-х (около 6 процентов в год по сравнению с 3 процентами в США), этот показатель упал до менее чем 3 процентов в 1970-х годах, и к концу 1980-х ВВП СССР фактически снижался.

    B. Качество товара ниже международных стандартов, выбор товаров народного потребления был крайне ограничен, и технологии были примитивными по мировым меркам.Нехватка основных товары были обычным явлением, что приводило к длинным очередям, черным рынкам и коррупция при реализации продукции.

    C. Отсутствие возможности удовлетворить потребности потребителей способствовало к падению коммунизма.

    D. Была огромная военная нагрузка: от 15 до 20 процентов ВВП был посвящен военным, по сравнению с 6-7 процентами больший ВВП в США

  • E. Сельскохозяйственный сектор испытал большую неэффективность и потреблял 25 процентов ежегодных инвестиций.В нем работало 30 процентов рабочей силы, хотя и не производит достаточно для население, чтобы прокормить себя. Выработка на одного работника фермы составляла 10-25%. у американских сельскохозяйственных рабочих.
  • IV. Переход России к рыночной системе.

    А. Приватизация
    1. С 1992 г. более двух третей бывшего гос. собственные предприятия были приватизированы, в том числе 90% малых компаний и 80% компаний сферы услуг.

    2. На первом этапе правительство выдало ваучеры на 40 млн. Граждане России, которых можно было бы объединить и использовать для покупки предприятия.

    3. Второй этап позволил государственным предприятиям приобретались за наличные, что позволяло иностранным инвесторам покупать Российские предприятия, обеспечивающие столь необходимые прямые инвестиции из-за границы.

    4. В 1995 г. богатым кредиторам были переданы акции многих компании в обмен на кредиты.

    5. Земельная реформа продвигалась медленнее. Это займет много лет, чтобы развивать функциональный рынок для фермы земля.

    B. Реформа цен

    1. Цены в бывшей советской системе отношения к экономической стоимости либо продуктов, либо Ресурсы.

    2. Поскольку цены на ресурсы не измеряли относительную ограниченности ресурсов, фирма не могла минимизировать реальные издержки производства.

    3. Цены на многие потребительские товары были установлены на искусственно заниженные уровни и нехватка существовали для многих из этих товары. (См. рис. Web-1)

    4. В январе 1992 г. правительство вышло из-под контроля около 90% всех цен включая российскую валюту. Внутренние цены подскочила и международная стоимость российского рубля затонул.

    5. Неконтролируемые цены стали более точно отражать предельные издержки производства товаров, которые помогли перераспределить ресурсы, чтобы наилучшим образом удовлетворить потребности потребителей.

    C. Поощрение конкуренции.

    1. Бывший Советский Союз состоял из крупных государственные предприятия — монополии, производившие от 30 до 40 процентов от общего объема промышленной продукции.

    2. Российские реформаторы реализовали эффективную рыночную экономику требует конкуренции, но лишь ограниченные изменения произошел.

    3. Совместные предприятия России и иностранных компаний один из возможных способов повысить конкуренцию и недавнее законодательство открыл двери для компаний, чтобы инвестировать напрямую в России.

    D. Вхождение в мировую экономику путем создания рубля кабриолет.

    1. Советская экономика была в значительной степени изолирована от мировую экономику на протяжении более 75 лет, присоединение к которой потребовало принятия рубль конвертируемая валюта.

    2. Падение курса рубля нанесло ущерб Мировая торговля России. Международная стоимость рубля был более стабильным после его краха в 1998 году. около 17 рублей за 1 доллар в 2000 году.

    E. Стабилизация уровня цен. (См. Таблицу 23W-1)

    1. Переход к свободным рынкам принес гиперинфляция.

    2. «Рублевый навес» — или накопление рублей — существовал. поскольку российские домохозяйства имели огромное количество валюты и банковских депозиты, ожидающие появления потребительских товаров в изобилии.

    3. Крупный государственный дефицит финансировался за счет увеличения в денежной массе.

    а. Приватизация государственных предприятий вызвала правительство потеряет прибыль.

    б. Неопределенность перехода привела к общему беспорядки и повсеместное уклонение от уплаты налогов.

    г. Правительство предоставило огромные субсидии кредитам как промышленности, так и сельского хозяйства.

    д. Расходы на пенсии и социальное обеспечение увеличились на печатать больше денег.

    (ПРИМЕЧАНИЯ ВАШЕГО ИНСТРУКТОРА: результат увеличения в денежной массе ИНФЛЯЦИЯ. мы обсудим это в блок 3.)

    4. Экономические реформы России включали создание независимый центральный банк, внедривший антиинфляционную денежно-кредитная политика, снижение инфляции с 1353 процентов в 1992 году до 14 процентов в 1997 году.

    F. Другие важные проблемы перехода:

    1.Реальный объем производства начал падать в 1980-х гг., но упадок ускорился во время реформ; величина напоминает связанный с Великой депрессией в США. Причины отклонения включают:
    а. Быстрая инфляция, вызвавшая неопределенность окружающая обстановка.

    б. Распутывание торговых отношений с бывшими советскими Блок торговых партнеров.

    г.Банкротство и закрытие многих бывших государственных предприятия.

    д. Массовое перераспределение ресурсов, включая основные сокращения военных расходов.

    2. Поскольку реальный выпуск равен реальному доходу, российский уровень жизни резко упал; не менее 30 000 ученые уехали из России, чтобы работать в другом месте.

    3. В течение переход.Хотя некоторое новое богатство было создано за счет предпринимательство, другие обогатились за счет коррупция и незаконная деятельность.

    4. Крупные сбои, стремительные изменения и отсутствие регулирующий надзор создал большие возможности для организованного преступление.

    5. Большая экономическая свобода привела к большей экономической незащищенность; медицинские и образовательные услуги сократились, увеличилось злоупотребление алкоголем.

    6. Сохраняющаяся озабоченность по поводу перехода на рынки в Россия — это слабость правительства в правоохранительных органах, особенно сбор налогов.

    G. Недавнее возрождение

    1. Благодаря росту цен на нефть и добычи, и политической стабильности, реальный ВВП России увеличился на не менее 5 процентов в год с 1999 года. Уровень безработицы упал с 13 процентов в 1999 году до примерно 8 процентов в 2002 году.

    2. Недавний рост доходов и усиление налогового законодательства сбор увеличил налоговые поступления, помогая превратить дефицит государственного бюджета в 1998 г. превратился в профицит в 2002 г.

    3. Самые тяжелые экономические потрясения, кажется, закончились, но переход к полностью функционирующей рыночной экономике будет требуют дополнительного времени.

    V. Рыночные реформы в Китае

    A. Китай пошел другим путем к рыночным реформам чем Россия.Реформы начались раньше, были более постепенными и позволила старым системам функционировать вместе с новыми.

    B. Рыночная реформа в сельском хозяйстве началась в 1978 году. элементы заключались в сдаче земли в аренду отдельным фермерам и установление двухвалютной системы ценообразования (снижение цен на государственные заказы и рыночные цены на излишек). Отвечая в целях получения прибыли отдельные фермеры увеличили свои резко возросла производительность и объем сельскохозяйственного производства.

    С.Успех реформ в сельском хозяйстве привел центральную Правительство распространит реформы на государственные предприятия (ГП) в городских районах.

    1. Снова использовалась двухуровневая система ценообразования, постепенно увеличивая долю входов и выходов, могут быть проданы по рыночным ценам.

    2. Правительство также поощряло создание городских коллективы — предприятия, находящиеся в совместной собственности менеджеров и их рабочей силы. Городские коллективы испытали взрывоопасные рост, частично за счет госпредприятий.Тем не менее конкуренция стимулировала рост производительности и инновации во многих ГП.

    D. В 1980 г. в Китае были созданы особые экономические зоны (СЭЗ), открытые иностранным инвестициям, частной собственности и международному торговля.

    E. Реформы в Китае также включали создание институтов для облегчить рыночную систему и ее макроэкономические контроль.

    1.Центральный банк, фондовый рынок и валюта были созданы обменные пункты.

    2. Китай заменил систему «перечисления прибыли» с государственных предприятий центральному правительству с предприятием налоговая система.

    F. Преобразование ГП.

    1. В 1990-е годы рыночные реформы продолжаются как Оперативники Коммунистической партии, управляющие госпредприятиями, заменены профессиональные бизнес-менеджеры.

    2. В конкурентной среде многие госпредприятия обнаружили, что они производили не те товары, в неправильных количествах, используя неправильные комбинации входов. Короче говоря, они были неэффективны, как в технологии производства, так и в распределении ресурсов. Некоторым будет позволено потерпеть неудачу, другие выпустят акции с правительство, владеющее контрольным пакетом акций.

    VI. Итоги и перспективы

    А.Темпы экономического роста Китая за последние два десятилетий является одним из самых высоких за всю историю наблюдений для любой страны в течение любого период мировой истории. (см. Таблицу 23W-2)

    B. Рост дохода на душу населения в Китае привел от более широкого использования капитала, улучшенных технологий и смен труд от более низкой производительности к более высокой производительности использует.

    C. Быстрое расширение международной торговли с 5 миллиардов долларов в 1978 г. до $195 млрд в 1999 г.

    D. Китай по-прежнему сталкивается с серьезными экономическими проблемами в ее переход к рыночной системе.

    1. Прямая собственность на сельскохозяйственные угодья по-прежнему запрещено, и это сдерживает инвестиции в сельскохозяйственное оборудование и капитальные улучшения на земельном участке.

    2. Системы финансового и валютного контроля в Китае еще слабы и неадекватны. Многие убыточные ГП должны колоссальные суммы денег по кредитам, выданным банками.

    3. Безработица является проблемой в Китае, по оценкам 10-процентный уровень безработицы в 2002 году. Проблема особенно остро во внутренних районах страны.

    4. Китаю предстоит еще многое сделать для полной интеграции экономики в мировую систему международных финансов и торговля.

    5. Экономическое положение Китая сильно отличается по регионам. разработка.

    VII. Заключение

    A. Постепенный путь Китая оказался более успешным пока, но остаются вопросы о будущих перспективах.

    B. Как только Россия стабилизируется, она может стать сильнее позиции, чем Китай, потому что он стал более демократичным.

     

    VIII. ПОСЛЕДНЕЕ СЛОВО: Полиция вышибает двери Смирнова

    A. В ноябре 2000 г. полицейские в масках прорвались через двери одного из ведущих производителей водки в России на заводе рабочие бросали бутылки в полицию.

    B. В сообщениях говорится, что полиция принуждает суд решение о назначении нового директора компании, но ее глава Борис Смирнов заявил, что решение суда незаконно.

    C. Конфликт возник с претензией одного из ведущих промышленно-банковской группы «Альфа-Эко», что она приобрела 50% — делится Смирнов. Смирнов утверждал, что эти акции фальшивые.

    D. Также продолжаются связанные споры:

    1. Водка Смирнов ведет судебный процесс в У.С. с водкой Smirnoff от UDV North American Co., ведущим мировым брендом из-за использования названия. УДВ говорит она получила это название в 1934 году, когда ее предшественница Heublein купил имя у русского эмигранта Рудольф Кунетт, который купил его первоначально у основателя Смирнова.

    2. Очередной спор в России в августе 2000 года закончился контроль над московским ликеро-водочным заводом «Кристалл». Столичная и другие марки водки. Двое мужчин, которые оба утверждали быть менеджером занимал исполнительные должности с их частные охранники.Суд разрешил спор в г. Сентябрь.

    3. Поскольку приватизация часто подвергается сомнению, рабочие захватили бумажную фабрику в России в знак протеста против иностранной собственности и рабочий был застрелен полицией. В другом случае соперничающие фракции боролся за контроль над химическим заводом в Екатеринбурге.

    Взлет и падение Аргентины | Latin American Economic Review

  • Абади А., Даймонд А., Хайнмюллер Дж. (2010 г.) Методы синтетического контроля для сравнительных тематических исследований: оценка эффекта программы борьбы против табака в Калифорнии.J Am Stat Assoc 105(490):493–505

    Статья Google Scholar

  • Асемоглу Д., Робинсон Дж.А. (2000) Почему Запад расширил франшизу? Демократия, неравенство и рост в исторической перспективе. Quart J Econ 115(4):1167–1199

    Артикул Google Scholar

  • Асемоглу Д., Робинсон Дж.А. (2001) Неэффективное перераспределение. Am Polit Sci Rev 95(3):649–661

    Статья Google Scholar

  • Асемоглу Д., Робинсон Дж. А. (2006a) Политическая власть де-факто и устойчивость институтов.Am Econ Rev 96(2):325–330

    Статья Google Scholar

  • Асемоглу Д., Робинсон Дж. А. (2006b) Экономические истоки диктатуры и демократии. Издательство Кембриджского университета, Нью-Йорк

    Google Scholar

  • Асемоглу Д., Робинсон Дж. А. (2012) Почему нации терпят неудачу: истоки власти, процветания и бедности. Краун Бизнес, Нью-Йорк

    Google Scholar

  • Асемоглу Д., Джонсон С., Робинсон Дж. А. (2001) Колониальные истоки сравнительного развития: эмпирическое исследование. Am Econ Rev 91(5):1369–1401

    Статья Google Scholar

  • Асемоглу Д., Джонсон С., Робинсон Дж. А. (2002) Разворот судьбы: география и институты в формировании современного распределения доходов в мире. Quart J Econ 117(4):1231–1294

    Статья Google Scholar

  • Асемоглу Д., Джонсон С., Робинсон Дж. А., Тайчароен И. (2003) Институциональные причины, макроэкономические симптомы: волатильность, кризисы и рост.J Monetary Econ 50(1):49–123

    Статья Google Scholar

  • Аджемоглу Д., Джонсон С., Робинсон Дж. А., Яред П. (2005) От образования к демократии? Am Econ Rev 95(2):44–49

    Статья Google Scholar

  • Адельман Дж. (1992) Размышления об аргентинской рабочей силе и подъеме Перона. Bull Latin Am Res 11(3):243–259

    Статья Google Scholar

  • Адельман Дж. (1994) Развитие границ: земля, труд и капитал на пшеничных полях Аргентины и Канады, 1890–1914 гг.Oxford University Press, Нью-Йорк

    Книга Google Scholar

  • Адельман Дж. (1999) Столица республики: Буэнос-Айрес и правовая трансформация атлантического мира. Издательство Стэнфордского университета, Стэнфорд

    Google Scholar

  • Aghion P, Caroli E, García-Peñalosa C (1999) Неравенство и экономический рост: перспектива новых теорий роста. J Econ Lit 37(4):1615–1660

    Статья Google Scholar

  • Алесина А., Родрик Д. (1994) Распределительная политика и экономический рост.Quart J Econ 109(2):465–490

    Артикул Google Scholar

  • Алесина А., Девлишаувер А., Истерли В., Курлат С., Вакзиарг Р. (2003) Фракционирование. J Econ Growth 8(2):155–194

    Статья Google Scholar

  • Алган Ю. , Каук П. (2010 г.) Унаследованное доверие и рост. Am Econ Rev 100(5):2060–2092

    Статья Google Scholar

  • Альхадефф П. (1989) Социальное обеспечение и спад: Аргентина в 1930-е годы.В: Platt DCM (ed) Социальное обеспечение, 1850–1950: Сравнение Австралии, Аргентины и Канады. Palgrave Macmillan, Лондон, стр. 169–178

    Глава Google Scholar

  • Alston LJ, Gallo AA (2010) Мошенничество на выборах, подъем Перона и упадок системы сдержек и противовесов в Аргентине. Исследование Econ Hist 47(2):179–197

    Статья Google Scholar

  • Алстон Л.Дж., Мюллер Б. (2006) Свинина для политики: исполнительный и законодательный обмен в Бразилии.J Law Econ Organ 22(1):87–114

    Статья Google Scholar

  • Андриен К.Дж. (1982) Продажа фискальных контор и упадок королевской власти в вице-королевстве Перу, 1633–1700 гг. Hisp Am Hist Rev 62(1):49–71

    Статья Google Scholar

  • Андриен К.Дж. (1984) Коррупция, неэффективность и имперский упадок в наместничестве Перу в семнадцатом веке.Америка 41(1):1–20

    Статья Google Scholar

  • Arceneaux CL (1997) Институциональный дизайн, военное правление и смена режима в Аргентине (1976–1983): расширение тезиса remmer. Bull Latin Am Res 16(3):327–350

    Google Scholar

  • Арельяно М. (1987) Вычисление надежных стандартных ошибок для внутригрупповых оценок. Oxford Bull Econ Stat 49(4):431–434

    Статья Google Scholar

  • Ашраф К., Галор О. (2013) Гипотеза «Из Африки», генетическое разнообразие человека и сравнительное экономическое развитие.Am Econ Rev 103(1):1–46

    Статья Google Scholar

  • Остин Г. (2008) Тезис о «перевороте судьбы» и сжатие истории: взгляды из Африки и сравнительная экономическая история. J Int Dev 20(8):996–1027

    Статья Google Scholar

  • Azcuy Ameghino E (2002) Другая история: Economía, Estado y Sociedad en el Río de la Plata Colonial.Ediciones Imago Mundi, Буэнос-Айрес

    Google Scholar

  • Бамбачи Дж., Саронт Т., Томмаси М. (2002) Политическая экономия экономических реформ в Аргентине. J Политическая реформа 5(2):75–88

    Статья Google Scholar

  • Барро Р.Дж. (1999) Детерминанты демократии. J Polit Econ 107(S6):158–183

    Статья Google Scholar

  • Барро Р.Дж., Ли Дж.В. (2013) Новый набор данных об уровне образования в мире, 1950–2010 гг.J Dev Econ 104:184–198

    Статья Google Scholar

  • Baskes J (2000) Индейцы, торговцы и рынки: новая интерпретация repartimiento и испано-индийских экономических отношений в колониальной Оахаке, 1750–1821 гг. Издательство Стэнфордского университета, Стэнфорд

    Google Scholar

  • Bayle C (1952) Los cabildos seculares en la América española. Сапиентия, Мадрид

    Google Scholar

  • Becker SO, Woessmann L (2009) Был ли Вебер неправ? Теория человеческого капитала протестантской экономической истории.Quart J Econ 124(2):531–596

    Артикул Google Scholar

  • Берковиц Д., Пистор К., Ричард Дж. Ф. (2003a) Экономическое развитие, законность и эффект трансплантации. Eur Econ Rev 47(1):165–195

    Статья Google Scholar

  • Берковиц Д., Пистор К., Ричард Дж. Ф. (2003b) Эффект трансплантации. Am J Comp Law 51(1):163–203

    Статья Google Scholar

  • Бертола Л., Окампо Дж. А. (2012) Экономическое развитие Латинской Америки с момента обретения независимости. Oxford University Press, Нью-Йорк

    Книга Google Scholar

  • Bertrand M, Duflo E, Mullainathan S (2004) Насколько мы должны доверять оценкам различий в различиях? Quart J Econ 119(1):249–275

    Артикул Google Scholar

  • Bethell L (1993) Аргентина с момента обретения независимости. Издательство Кембриджского университета, Нью-Йорк

    Книга Google Scholar

  • Bloom DE, Sachs JD (1998) География, демография и экономический рост в Африке.Закон Brook Pap Econ 1998(2):207–295

    Статья Google Scholar

  • Боллен К.А. (1990) Политическая демократия: концептуальные и измерительные ловушки. Stud Comp Int Dev 25(1):7–24

    Статья Google Scholar

  • Болт Дж., Ван Занден Дж.Л. (2014) Проект Мэддисона: совместное исследование исторических национальных счетов. Econ Hist Rev 67(3):627–651

    Google Scholar

  • Бреннан Дж. П., Ружье М. (2009) Политика национального капитализма: перонизм и аргентинская буржуазия, 1946–1976.Penn State Press, Университетский парк

    Google Scholar

  • Брюн М., Гальего Ф.А. (2012) Хорошая, плохая и безобразная колониальная деятельность: имеют ли они значение для экономического развития? Rev Econ Stat 94(2):433–461

    Статья Google Scholar

  • Бьюкенен П.Г. (1985) Государственный корпоративизм в Аргентине: управление трудовыми ресурсами при Пероне и Онгании. Latin Am Res Rev 20(1):61–95

    Google Scholar

  • Беркхолдер М.А., Чендлер Д.С. (1977) От бессилия к власти: испанская корона и американская аудитория, 1687–1808 гг.Университет Миссури, Колумбия

    Google Scholar

  • Кальво Э. , Мурильо М.В. (2004) Кто доставляет? Пристрастные клиенты на избирательном рынке Аргентины. Am J Polit Sci 48(4):742–757

    Статья Google Scholar

  • Кэмерон А.С., Триведи П.К. (2005) Микроэконометрика: методы и приложения. Издательство Кембриджского университета, Кембридж

    Книга Google Scholar

  • Кэмерон А.С., Гельбах Дж.Б., Миллер Д.Л. (2011) Надежный вывод с многофакторной кластеризацией.J Bus Econ Stat 29(2):238–249

    Статья Google Scholar

  • Кампос Н.Ф., Каранасос М.Г., Тан Б. (2012) Две проблемы: финансовое развитие, политическая нестабильность и экономический рост в Аргентине. J Bank Finance 36(1):290–304

    Статья Google Scholar

  • Кантон D (1973) Выборы и политические партии в Аргентине: интерпретация и баланс, 1910–1966. Siglo XXI, Буэнос-Айрес

    Google Scholar

  • Канту Ф., Сайех С.М. (2011) Мошенническая демократия? Анализ печально известного десятилетия в Аргентине с использованием контролируемого машинного обучения. Polit Anal 19(4):409–433

    Статья Google Scholar

  • Чавес Р.Б. (2004) Эволюция судебной автономии в Аргентине: установление верховенства права в ультрапрезидентской системе.J Latin Am Stud 36(3):451–478

    Статья Google Scholar

  • Ciria A (1974) Партии и власть в современной Аргентине, 1930–1946 гг. SUNY Press, Олбани

    Google Scholar

  • Clague C, Keefer P, Knack S, Olson M (1999) Контрактно-емкие деньги: исполнение контрактов, права собственности и экономические показатели. J Econ Growth 4(2):185–211

    Статья Google Scholar

  • Collier RB, Collier D (2004) Формирование политической арены: критические моменты, рабочее движение и динамика режима в Латинской Америке. Издательство Принстонского университета, Принстон

    Google Scholar

  • Коломер Дж.М. (2004) Приручение тигра: право голоса и политическая нестабильность в Латинской Америке. Latin Am Polit Soc 46(2):29–58

    Статья Google Scholar

  • Cook CJ (2014) Роль устойчивости лактазы в доколониальном развитии. J Econ Growth 19(4):369–406

    Статья Google Scholar

  • Кортес Конде Р. (1998a) Финансовый кризис и инфляция в Аргентине XIX века.Documento de Trabajo 18. Universidad de San Andrés, Buenos Aires

  • Cortés Conde R (1998b) Progreso y declinación de la Economía argentina: Un análisis histórico institucional. Fondo de Cultura Económica, Buenos Aires

  • Crassweller RD (1988) Перон и загадки Аргентины. Нортон, Нью-Йорк

    Google Scholar

  • Кроули Э. (1984) Разделенный дом: Аргентина, 1880–1980 гг. St. Martin’s Press, Нью-Йорк

    Google Scholar

  • Кронбах Л.Дж. (1951) Коэффициент альфа и внутренняя структура тестов.Психометрика 16(3):297–334

    Статья Google Scholar

  • Дэвис П. (2002) Оценка моделей многофакторных ошибок с несбалансированными структурами данных. J Эконом 106(1):67–95

    Статья Google Scholar

  • де Привителло Л., Ромеро Л.А. (2000) Большие рассуждения об истории Аргентины. Агилар, Буэнос-Айрес

    Google Scholar

  • de Velasco JAM (1983) Relación y documentos de gobierno del virrey del Perú, Хосе А.Мансо де Веласко, граф де Суперунда (1745–1761). От редакции CSIC, Madrid

  • Делл М., Джонс Б.Ф., Олкен Б.А. (2012 г.) Температурные шоки и экономический рост: данные за последние полвека. Am Econ J: Macroecon 4(3):66–95

    Google Scholar

  • делла Паолера Г., Тейлор А.М. (1999) Восстановление экономики Аргентины после Великой депрессии: институты, ожидания и изменение макроэкономического режима. J Econ Hist 59(3):567–599

    Статья Google Scholar

  • Di Tella G (1983) Аргентина при Пероне, 1973–1976 годы: национальный опыт правительства, основанного на лейбористах.Макмиллан, Лондон

    Книга Google Scholar

  • Di Tella TS (1998) Historia social de la Argentina contemporanea. Трокель, Буэнос-Айрес

    Google Scholar

  • Ди Телла Г., Platt DCM (ред.) (1986) Политическая экономия Аргентины, 1880–1946. Палгрейв Макмиллан, Лондон

    Google Scholar

  • Ди Телла Г., Зимельман М. (1967) Las etapas del desarrollo económico argentino. Редакция Universitaria de Buenos Aires, Buenos Aires

    Google Scholar

  • Ди Телла Р., Глейзер Э.Л., Ллах Л. (2013) Введение в аргентинскую исключительность исключительная Аргентина. Latin Am Econ Rev 27(1):1–22

    Google Scholar

  • Диас Алехандро CF (1970) Очерки экономической истории Аргентинской Республики. Издательство Йельского университета, Нью-Хейвен

    Google Scholar

  • Диас Алехандро CF (1985) Аргентина, Австралия и Бразилия до 1929 года.В: Platt DCM, di Tella G (ред.) Аргентина, Австралия и Канада: исследования сравнительного развития. Palgrave Macmillan, Лондон, стр. 95–109

    Глава Google Scholar

  • Диас Бессон Р.Г. (1986) Революционная война в Аргентине (1959–1978). Редакция Fraterna, Буэнос-Айрес

    Google Scholar

  • Дункан Т. , Фогарти Дж. (1984) Австралия и Аргентина: на параллельных путях.Издательство Мельбурнского университета, Мельбурн

    Google Scholar

  • Eaton KH (2002) Разработка фискальной политики в законодательном органе Аргентины. В: Моргенштерн С., Насиф Б. (ред.) Законодательная политика в Латинской Америке. Издательство Университета Дьюка, Дарем, стр. 287–314

    Глава Google Scholar

  • Eder PJ (1949) Влияние общего права на Латинскую Америку. Законодательный квартал Майами 4 (4): 435–440

    Google Scholar

  • Елена Э. (2007) Перонистская потребительская политика и проблема одомашнивания рынков в Аргентине, 1943–1955 гг.Hisp Am Hist Rev 87(1):111–149

    Статья Google Scholar

  • Элизагарай А.А. (1985) Политическая экономия популистского правительства: Аргентина, 1943–55. Кандидатская диссертация, Университет Иллинойса в Урбана-Шампейн

  • Энгерман С.Л., Соколофф К.Л. (1997) Фактор обеспеченности, институты и дифференциальные пути роста среди новых мировых экономик. В: Хабер С. (ред.) Как Латинская Америка отстала. Издательство Стэнфордского университета, Стэнфорд, стр. 260–306

    Google Scholar

  • Энгерман С.Л., Соколофф К.Л. (2005) Эволюция институтов избирательного права в новом мире.J Econ Hist 65(4):891–921

    Статья Google Scholar

  • Эванс Г., Роуз П. (2007 г.) Поддержка демократии в Малави: имеет ли значение школьное образование? World Dev 35(5):904–919

    Статья Google Scholar

  • Fayt CA (1967) La naturaleza del Peronismo. Редакция Viracocha, Буэнос-Айрес

    Google Scholar

  • Feenstra RC, Inklaar R, Timmer MP (2015) Следующее поколение Penn World Table. Am Econ Rev 105(10):3150–3182

    Статья Google Scholar

  • Фельд Л.П., Фойгт С. (2003) Экономический рост и независимость судебной системы: межстрановые данные с использованием нового набора показателей. Eur J Polit Econ 19(3):497–527

    Статья Google Scholar

  • Папоротники HS (1969) Аргентина. Прегер, Нью-Йорк

    Google Scholar

  • Ferrero RA (1976) Популярное мошенничество и трезвость, 1938–1946.Ла Бастилья, Буэнос-Айрес

    Google Scholar

  • Feyrer J, Sacerdote B (2009) Колониализм и современный доход: острова как естественные эксперименты. Rev Econ Stat 91(2):245–262

    Статья Google Scholar

  • Földvári P (2016) Политические институты де-факто и де-юре в долгосрочной перспективе: многомерный анализ, 1820–2000 гг. Soc Indic Res 130(2):759–777

    Статья Google Scholar

  • Фридман М. (1962) Капитализм и свобода.University of Chicago Press, Чикаго

    Google Scholar

  • Фукуяма Ф. (ред.) (2008 г.) Отставание: объяснение разрыва в развитии между Латинской Америкой и США. Издательство Оксфордского университета, Оксфорд

    Google Scholar

  • Фукуяма Ф. (2014) Политический порядок и политический упадок: от промышленной революции к глобализации демократии. Макмиллан, Лондон

    Google Scholar

  • Gallo E (1983) Ла пампа гринга: Сельскохозяйственная колонизация в Санта-Фе (1870–1875).Editorial Sudamericana, Буэнос-Айрес

    Google Scholar

  • Галло Э. (1993) Общество и политика, 1880–1916 гг. В: Bethell L (ed) Аргентина с момента обретения независимости. Издательство Кембриджского университета, Нью-Йорк, стр. 79–112

    Глава Google Scholar

  • Галло А.А., Алстон Л.Дж. (2008 г.) Отказ Аргентины от верховенства закона и его последствия. Юридическая политика Вашингтонского университета J 26: 153–182

    Google Scholar

  • Gallup JL, Sachs JD, Mellinger AD (1999) География и экономическое развитие.Int Reg Sci Rev 22(2):179–232

    Статья Google Scholar

  • Гаравалья Дж. К., Гельман Дж. Д. (1995) Сельская история Рио-де-ла-Плата, 1600–1850: результаты историографического возрождения. Latin Am Res Rev 30(3):75–105

    Google Scholar

  • Гарай А.Ф. (1991) Федерализм, судебная власть и конституционное правосудие в Аргентине: сравнение с конституционной моделью США.Univ Miami Inter-Am Law Rev 22 (2–3): 161–202

    Google Scholar

  • Гарсия Гамильтон JI (2005) Исторические размышления о величии и упадке Аргентины. Катон J 25(3):521–540

    Google Scholar

  • Герчунов П., Диас Алехандро К.Ф. (1989) Перонистская экономическая политика, 1946–1955. В: Ди Телла Г., Дорнбуш Р. (ред.) Политическая экономия Аргентины, 1946–1983 гг.University of Pittsburgh Press, Питтсбург, стр. 59–88

    Глава Google Scholar

  • Gerchunoff P, Fajgelbaum P (2006) Por qué Аргентина не Австралия? Una hipótesis sobre ип cambio де румбо. Siglo XXI, Буэнос-Айрес

    Google Scholar

  • Germani G (1966) Массовая иммиграция и модернизация в Аргентине. Stud Comp Int Dev 2(11):165–182

    Статья Google Scholar

  • Germani G (1973) El surgimiento del peronismo: El rol de los obreros—y de los migrates internos.Desarrollo Económico 13(51):435–488

    Статья Google Scholar

  • Гибсон Э. Л. (1997) Популистский путь к рыночным реформам: политика и избирательные коалиции в Мексике и Аргентине. World Polit 49(3):339–370

    Статья Google Scholar

  • Глейзер Э.Л., Понцетто Г.А.М., Шлейфер А. (2007) Почему демократии нужно образование? J Econ Growth 12(2):77–99

    Статья Google Scholar

  • Гоэль Р.К., Нельсон М.А. (2005) Экономическая свобода против политической свободы: межстрановое влияние на коррупцию.Aust Econ Pap 44(2):121–133

    Статья Google Scholar

  • Goldwert M (2014) Демократия, милитаризм и национализм в Аргентине, 1930–1966: интерпретация. Техасский университет Press, Остин

    Google Scholar

  • Golte J (1980) Repartos y Repartions: Túpac Amaru y las contradicciones колониальной экономики. Instituto de Estudios Peruanos, Лима

    Google Scholar

  • Гомес I (2000 г. ) Объявление конституционной поправки неконституционной: судебная система Аргентины продвигается вперед.Univ Miami Inter-Am Law Rev 31 (1): 93–119

    Google Scholar

  • Городниченко Ю., Роланд Г. (2011) Какие аспекты культуры имеют значение для долгосрочного роста? Am Econ Rev 101(3):492–498

    Статья Google Scholar

  • Guardado J (2016) Продажа офисов, коррупция и долгосрочное развитие в Перу. Кандидатская диссертация, Нью-Йоркский университет

  • Гизо Л., Сапиенца П., Зингалес Л. (2006) Влияет ли культура на экономические результаты? J Econ Perspect 20(2):23–48

    Статья Google Scholar

  • Гвартни Д.Д., Лоусон Р.А., Холкомб Р.Г. (1999) Экономическая свобода и среда для экономического роста.J Inst Theor Econ 155(4):643–663

    Google Scholar

  • Гальперин Донги Т. (1970) Historia contemporánea de America Latina. Альянса, Мадрид

    Google Scholar

  • Гальперин Донги Т (1991) Земельный класс Буэнос-Айреса и форма политики в Аргентине, 1820–1930 гг. Документ для обсуждения Центра Латинской Америки 85, Университет Висконсин-Милуоки

  • Гальперин Донги Т. (1995) Земельный класс Буэнос-Айреса и форма аргентинской политики (1820–1930).В: Хубер Э., Саффорд Ф. (ред.) Аграрная структура и политическая власть: землевладелец и крестьянин в создании Латинской Америки. University of Pittsburgh Press, Питтсбург, стр. 39–66

    Google Scholar

  • Гальперин Донги Т (2004) Невозможная республика (1930–1945). Ариэль, Буэнос-Айрес

    Google Scholar

  • Hansen CB (2007) Асимптотические свойства робастной оценки матрицы дисперсии для панельных данных, когда T велико.J Эконом 141(2):597–620

    Статья Google Scholar

  • Haring CH (1972) El imperio español en las Indias. Solar Hachette, Буэнос-Айрес

    Google Scholar

  • Горовиц Дж. (1990) Промышленники и подъем Перона, 1943–1946: некоторые последствия для концептуализации популизма. Америка 47(2):199–217

    Статья Google Scholar

  • Ярычовер М., Спиллер П.Т., Томмаси М. (2002 г.) Независимость судебной системы в нестабильных условиях, Аргентина, 1935–1998 гг.Am J Polit Sci 46(4):99–716

    Статья Google Scholar

  • Ilsley LL (1952) Пересмотр Конституции Аргентины 1949 г. J Polit 14(2):224–240

    Статья Google Scholar

  • Джонс М.П., ​​Сайех С., Спиллер П.Т., Томмаси М. (2002) Законодатели-любители-профессиональные политики: последствия партийно-центрированных избирательных правил в федеральной системе. Am J Polit Sci 46(3):656–669

    Статья Google Scholar

  • Келли Дж. М. (1992) Краткая история западной теории права.Издательство Оксфордского университета, Нью-Йорк

    Google Scholar

  • Кенн Фарр В., лорд Р.А., Вольфенбаргер Дж.Л. (1998) Экономическая свобода, политическая свобода и экономическое благополучие: причинно-следственный анализ. Катон Дж. 18(2):247–262

    Google Scholar

  • Kenworthy E (1975) Interpretaciones Ortodoxas y Revisionistas del apoyo inicial del peronismo. Desarrollo Económico 56(14):749–763

    Статья Google Scholar

  • Кезди Г. (2004) Надежная оценка стандартных ошибок в моделях с фиксированными эффектами.Hung Stat Rev Spec 9:95–116

    Google Scholar

  • Kloek T (1981) Оценка МНК в модели, в которой микропеременная объясняется агрегатами, а одновременные возмущения равнокоррелированы. Эконометрика 49(1):205–207

    Статья Google Scholar

  • Нэк С. , Кифер П. (1995) Институты и экономические показатели: межстрановые тесты с использованием альтернативных институциональных показателей.Econ Politics 7(3):207–227

    Статья Google Scholar

  • Ковач М., Спрук Р. (2017)Постоянное воздействие колониальных институтов на формирование человеческого капитала и долгосрочное развитие: местные данные по модели разрыва регрессии в Аргентине. Представлено в Обществе институциональной и организационной экономики, Колумбийский университет, Нью-Йорк

  • Крюгер А.О. (2002) Политическая экономия политических реформ в развивающихся странах.MIT Press, Кембридж

    Google Scholar

  • Kydland FE, Zarazaga CEJM (2002) Потерянное десятилетие Аргентины. Rev Econ Dyn 5(1):152–165

    Статья Google Scholar

  • Ла Порта Р., Лопес-де-Силанес Ф., Шлейфер А. (2008 г.) Экономические последствия легального происхождения. J Econ Lit 46(2):285–332

    Статья Google Scholar

  • Лян К.Ю., Зегер С.Л. (1986) Продольный анализ данных с использованием обобщенных линейных моделей.Биометрика 73(1):13–22

    Статья Google Scholar

  • Липсет С.М. (1959) Некоторые социальные реквизиты демократии: экономическое развитие и политическая легитимность. Am Polit Sci Rev 53(1):69–105

    Статья Google Scholar

  • Little W (1973) Избирательные аспекты перонизма, 1946–1954. J Interam Stud World Aff 15(3):267–284

    Статья Google Scholar

  • Llach JJ (1985) La Argentina que no fue, том 1.Autores Editores, Буэнос-Айрес

    Google Scholar

  • Лупу Н., Стоукс С. (2010) Прерванная демократия: смена режима и партийность в Аргентине двадцатого века. Elect Stud 29(1):91–104

    Статья Google Scholar

  • Линч Дж. (1955) Интенданты и кабильдо в вице-королевстве Ла-Платы, 1782–1810 гг. Hisp Am Hist Rev 35(3):337–362

    Статья Google Scholar

  • Мэддисон А. (2007a) Мировая экономика.Том. 1: тысячелетняя перспектива. Организация экономического сотрудничества и развития, Париж

    Google Scholar

  • Мэддисон А. (2007b) Мировая экономика. Том. 2: историческая статистика. Организация экономического сотрудничества и развития, Париж

    Google Scholar

  • Мэнкью Н.Г., Ромер Д., Вейл Д.Н. (1992) Вклад в эмпирику экономического роста.Q J Econ 107(2):407–437

    Статья Google Scholar

  • Манцетти Л. (1993) Институты, партии и коалиции в аргентинской политике. University of Pittsburgh Press, Питтсбург

    Google Scholar

  • Маравалл Дж. М., Пшеворски А. (ред.) (2003 г.) Демократия и верховенство закона. Издательство Кембриджского университета, Кембридж

    Google Scholar

  • Маршалл М.Г., Гурр Т.Р., Джаггерс К. (2013) Проект Polity IV: характеристики политического режима и переходы, 1800–2012 гг.Центр системного мира, Вена

    Google Scholar

  • Maseland RKJ, Spruk R (2017) Преждевременная демократизация, преждевременная деиндустриализация. Документ, представленный в Обществе институциональной и организационной экономики Колумбийского университета, Нью-Йорк,

  • Matsushita H (1983) Movimiento obrero argentino, 1930–1945: Sus proyecciones en los orígenes del peronismo. Сигло Вейнте, Буэнос-Айрес

    Google Scholar

  • Mazzuca S (2007) Левиафаны Южного Конуса: государственное образование в Аргентине и Бразилии. Докторская диссертация, Калифорнийский университет в Беркли

  • Макклоски Д.Н. (2016) Гуманитарные науки научны: ответ на защиту экономического неоинституционализма. J Inst Econ 12(1):63–78

    Google Scholar

  • Михельс Р. (1911) Политические партии: социологическое исследование олигархических тенденций современной демократии. Батош, Китченер

    Google Scholar

  • Миллер Дж. (1997) Судебный надзор и конституционная стабильность: социология модели США и ее краха в Аргентине.Hastings Int Comp Comp Law Rev 21:77–126

    Google Scholar

  • Миллер Дж. (2003) Типология юридических трансплантаций: использование социологии, истории права и аргентинских примеров для объяснения процесса трансплантации. Am J Comp Law 51(4):839–885

    Статья Google Scholar

  • Mirow MC (2004) Латиноамериканское право: история частного права и институтов в испанской Америке. Техасский университет Press, Остин

    Google Scholar

  • Мохтади Х., Роу Т.Л. (2003) Демократия, поиск ренты, государственные расходы и рост. J Public Econ 87(3–4):445–466

    Статья Google Scholar

  • Molinelli NG, Palanza MV, Sin G (1999) Конгресс, председательство и правосудие в Аргентине. Темас, Буэнос-Айрес

    Google Scholar

  • Montaño SMD (1957) Конституционная проблема Аргентинской Республики.Am J Comp Law 6(2–3):340–345

    Статья Google Scholar

  • Морено Себриан А. (1976) Venta y Beneficios de los corregimientos peruanos. Ревиста де Индиас 36 (143–44): 213–246

    Google Scholar

  • Moulton BR (1986) Случайные групповые эффекты и точность оценок регрессии. J Econom 32(3):385–397

    Статья Google Scholar

  • Моултон Б. Р. (1990) Иллюстрация ловушки при оценке влияния агрегированных переменных на микроединицы.Rev Econ Stat 72(2):334–338

    Статья Google Scholar

  • Муканд С., Родрик Д. (2015) Политическая экономия либеральной демократии. Рабочий документ 21540, Национальное бюро экономических исследований, Кембридж, Массачусетс,

  • Мукерджи А. (2008 г.) Переговоры о компромиссе: мита-де-лас-минас-де-плата-де-Сан-Агустин-де-Уантаджая, Тарапака, Перу (1756–1766). Bull l’Institut Français d’Études Andines 37(1):217–225

    Статья Google Scholar

  • Мунк Р. (1985) «Современная» военная диктатура в Латинской Америке: пример Аргентины (1976–1982).Latin Am Perspect 12(4):41–74

    Статья Google Scholar

  • Murmis M, Portantiero JC (1972) Estudios sobre los orígenes del peronismo, vol 2. Siglo XXI, Buenos Aires

    Google Scholar

  • Мерфи К. М., Шлейфер А., Вишны Р.В. (1993) Почему погоня за рентой так дорого обходится росту? Am Econ Rev 83(2):409–414

    Google Scholar

  • Negretto G (2009) Политические партии и институциональная структура: объяснение конституционного выбора в Латинской Америке.Br J Polit Sci 39(1):117–139

    Статья Google Scholar

  • Северный округ Колумбия (1990 г.) Институты, институциональные изменения и экономические показатели. Издательство Кембриджского университета, Кембридж

    Книга Google Scholar

  • Северный округ Колумбия, Уоллис Дж. Дж., Вайнгаст Б. Р. (2009) Насилие и социальные порядки: концептуальная основа для интерпретации записанной истории человечества. Издательство Кембриджского университета, Кембридж

    Книга Google Scholar

  • Нанн Н., Пуга Д. (2012) Прочность: благословение плохой географии в Африке.Rev Econ Stat 94(1):20–36

    Статья Google Scholar

  • Нанн Н., Цянь Н. (2011) Вклад картофеля в рост населения и урбанизацию: свидетельство исторического эксперимента. Quart J Econ 126(2):593–650

    Артикул Google Scholar

  • О’Коннелл А. (1986) Свободная торговля в одной (основной) стране-производителе: пример Аргентины в 1920-е гг. В: Di Tella G, Platt DCM (ред.) Политическая экономия Аргентины, 1880–1946 гг.Palgrave Macmillan, Лондон, стр. 74–94

    Глава Google Scholar

  • О’Доннелл Г.А. (1973) Модернизация и бюрократический авторитаризм: исследования южноамериканской политики. Калифорнийский университет Press, Ирвин

    Google Scholar

  • Олсон М. (1982) Подъем и упадок наций: экономический рост, стагфляция и социальная негибкость. Издательство Йельского университета, Нью-Хейвен

    Google Scholar

  • Osiel MJ (1995) Диалог с диктаторами: судебное сопротивление в Аргентине и Бразилии.Law Soc Inquiry 20(2):481–560

    Статья Google Scholar

  • Ots Capdequí JM (1943) Руководство по истории derecho español en las Indias y del derecho propiamente indiano. Instituto de Historía del Derecho Argentino, Университет Буэнос-Айреса, Буэнос-Айрес

    Google Scholar

  • Оуэн Ф. (1957) Перон: его взлет и падение. Cresset Press, Лондон

    Google Scholar

  • Панде Р., Удри Ч.Р. (2005) Институты и развитие: взгляд снизу.Документ для обсуждения Центра экономического роста 928, Йельский университет, Нью-Хейвен, Коннектикут

  • Pellet Lastra A (2001) Historia Política de la Corte (1930–1990). AdHoc, Буэнос-Айрес

    Google Scholar

  • Пемштейн Д., Месерв С.А., Мелтон Дж. (2010) Демократический компромисс: анализ скрытых переменных десяти мер режима. Polit Anal 18(4):426–449

    Статья Google Scholar

  • Pepper JV (2002 г.) Надежные выводы из случайных группированных выборок: приложение, использующее данные панельного исследования динамики доходов.Econ Lett 75(3):341–345

    Статья Google Scholar

  • Peralta-Ramos M (1992) Политическая экономия Аргентины: власть и класс с 1930 года. Westview, Boulder

    Google Scholar

  • Перейра С. (1983) En tiempos de la republica agropecuaria (1930–1943). Centro Editor de America Latina, Buenos Aires

  • Pfeffermann D, Nathan G (1981) Регрессионный анализ данных кластерной выборки.J Am Stat Assoc 76(375):681–689

    Статья Google Scholar

  • Пинья Ф (2016) Мигель Хуарес Сельман и революция 1890 года. Эль-Историдор, Буэнос-Айрес. https://www.elhistoriador.com.ar/miguel-juarez-celman-y-la-revolucion-de-1890/

  • Пион-Берлин Д. (1985) Падение военного правления в Аргентине: 1976–1983 гг. J Interam Stud World Aff 27(2):55–76

    Статья Google Scholar

  • Platt DCM, Di Tella G (редакторы) (1985) Аргентина, Австралия и Канада: исследования сравнительного развития, 1870–1965 гг.Палгрейв Макмиллан, Лондон

    Google Scholar

  • Поташ Р.А. (1996) Армия и политика в Аргентине, 1962–1973 гг. Том. 3. От падения Фрондизи до перонистской реставрации. Издательство Стэнфордского университета, Стэнфорд

    Google Scholar

  • Prado F (2009) В тени империй: трансимперские сети и колониальная идентичность в Бурбоне Рио-де-ла-Плата (ок. 1750–ок. 1813).Кандидатская диссертация, Университет Эмори

  • Прадос-де-ла-Эскосура Л. , Санс-Вильярройя I (2009 г.) Исполнение контрактов, накопление капитала и долгосрочный упадок Аргентины. Cliometrica 3(1):1–26

    Статья Google Scholar

  • Пшеворски А., Лимонги Ф. (1997) Модернизация: теории и факты. World Polit 49(2):155–183

    Статья Google Scholar

  • Псахаропулос Г. (1994) Возврат инвестиций в образование: глобальное обновление.World Dev 22(9):1325–1343

    Статья Google Scholar

  • Pucciarelli AR (1986) El capitalismo agrario pampeano, 1880–1930: La formación de una estructura de clases en la Argentina moderna. Гиспамерика, Буэнос-Айрес

    Google Scholar

  • Ренни Ю.Ф. (1945 г.) Аргентинская Республика. Макмиллан, Нью-Йорк

    Книга Google Scholar

  • Ribas AP (2000) Аргентина, 1810–1880 гг. : Un milagro de la historia.VerEdit, Буэнос-Айрес

    Google Scholar

  • Robinson JA (2013) Измерительные учреждения на Тробрианских островах: комментарий к статье Фойгта. J Inst Econ 9(1):27–29

    Google Scholar

  • Рок Д. (1975) Политика в Аргентине, 1890–1930 гг.: взлет и падение радикализма. Издательство Кембриджского университета, Кембридж

    Книга Google Scholar

  • Rock D (1987) Аргентина, 1516–1987: от испанской колонизации до Альфонсина.Калифорнийский университет Press, Беркли

    Google Scholar

  • Rock D (1993) Авторитарная Аргентина: националистическое движение, его история и влияние. Калифорнийский университет Press, Беркли

    Google Scholar

  • Родрик Д. (2016) Преждевременная деиндустриализация. J Econ Growth 21(1):1–33

    Статья Google Scholar

  • Roe MJ (1998) Люфт.Закон Колумбии, ред. 98(1):217–241

    Статья Google Scholar

  • Romero RJ (1998) Fuerzas armadas: La alternativa de la derecha para el acceso al poder (1930–1976). Centro de Estudios Unión para la Nueva Mayoría, Буэнос-Айрес

    Google Scholar

  • Ромеро Л.А. (2013) История Аргентины в двадцатом веке, ред. Издательство Пенсильванского государственного университета, Университетский парк

    Google Scholar

  • Роза Дж. М. (1965) История Аргентины, том 1.Хуан С. Гранда, Буэнос-Айрес

    Google Scholar

  • Розенн К.С. (1990) Успех конституционализма в Соединенных Штатах и ​​его провал в Латинской Америке: объяснение. Univ Miami Inter-Am Law Rev 22 (1): 1–39

    Google Scholar

  • Rouquié A (1982) Hegemonía militar, estado y dominación social. In: Rouquie A (ed) Аргентина, hoy. Siglo XXI, Мехико, стр. 11–50

    Google Scholar

  • Сабато Х (2001) О политическом гражданстве в Латинской Америке девятнадцатого века.Am Hist Rev 106(4):1290–1315

    Статья Google Scholar

  • Sábato JF (1988) Доминантный класс в современной Аргентине: Formación y características. CISEA, Буэнос-Айрес

    Google Scholar

  • Sachs JD (1990) Социальные конфликты и популистская политика в Латинской Америке. В: Брунетта Р., Делл’Аринга С. (ред.) Трудовые отношения и экономические показатели. Palgrave Macmillan, Лондон, стр. 137–169

    Google Scholar

  • Sachs JD, Malaney P (2002) Экономическое и социальное бремя малярии.Природа 415(6872):680–685

    Артикул Google Scholar

  • Сен-Поль Г. , Вердье Т. (1996) Неравенство, перераспределение и рост: вызов традиционному политико-экономическому подходу. Eur Econ Rev 40(3–5):719–728

    Артикул Google Scholar

  • Сэмюэлс Д., Снайдер Р. (2001) Ценность голоса: неправильное распределение в сравнительной перспективе. Br J Polit Sci 31(4):651–671

    Статья Google Scholar

  • Санчес-Алонсо Б. (2000) Уехавшие и оставшиеся: объяснение эмиграции из регионов Испании, 1880–1914 гг.J Econ Hist 60(3):730–755

    Статья Google Scholar

  • Sanguinetti HJ (1988) La democracia ficta, 1930–1938. Ediciones La Bastilla, Буэнос-Айрес

    Google Scholar

  • Санс-Вильярройя I (2005 г.) Процесс сближения Аргентины с Австралией и Канадой: 1875–2000 гг. Explor Econ Hist 42(3):439–458

    Статья Google Scholar

  • Санс-Вильярройя I (2007 г. ) «Прекрасная эпоха» экономики Аргентины, 1875–1913 гг.Acciones e Investigaciones Sociales 23(1):115–138

    Google Scholar

  • Scartascini C, Tommasi M (2012) создание политики: институционализировано или нет? Am J Polit Sci 56(4):787–801

    Статья Google Scholar

  • Schilizzi Moreno HA (1973) Argentina contemporánea: Fraude y entrega. Плюс Ультра, Буэнос-Айрес

    Google Scholar

  • Ширли М.М. (2013) Измерение институтов: как быть точным, хотя и расплывчатым.J Inst Econ 9(1):31–33

    Google Scholar

  • Shumway N (1991) Изобретение Аргентины. Калифорнийский университет Press, Беркли

    Google Scholar

  • Smith PH (1969) Социальная мобилизация, политическое участие и подъем Хуана Перона. Polit Sci Quart 84(1):30–49

    Статья Google Scholar

  • Смит П. Х. (1974) Аргентина и крах демократии: конфликт между политическими элитами, 1904–1955.Университет Висконсин Пресс, Мэдисон

    Google Scholar

  • Smulovitz C (1991) En busca de la fórmula perdida: argentina, 1955–1966. Desarrollo Económico 31(121):113–124

    Статья Google Scholar

  • Сноу П.Г. (1965) Аргентинский радикализм: история и доктрина радикального гражданского союза. University of Iowa Press, Де-Мойн

    Google Scholar

  • Соколофф К.Л., Энгерман С.Л. (2000) Уроки истории: институты, факторы, дарования и пути развития в новом мире.J Econ Perspect 14(3):217–232

    Статья Google Scholar

  • Сольберг К.Э. (1987) Прерии и пампасы: аграрная политика в Канаде и Аргентине, 1880–1930 гг. Издательство Стэнфордского университета, Стэнфорд

    Google Scholar

  • Spiller PT, Tommasi M (2003) Институциональные основы государственной политики: трансакционный подход с применением в Аргентине. J Law Econ Organ 19(2):281–306

    Статья Google Scholar

  • Spinelli ME (2005) Los vencedores vencidos: El antiperonismo y la «revolución libertadora».Библос, Буэнос-Айрес

    Google Scholar

  • Спинези Л. (2009 г.) Погоня за рентой Бюрократия, неравенство и рост. J Dev Econ 90(2):244–257

    Статья Google Scholar

  • Spolaore E, Wacziarg R (2009) Распространение развития. Quart J Econ 124(2):469–529

    Артикул Google Scholar

  • Spolaore E, Wacziarg R (2013) Насколько глубоки корни экономического развития? J Econ Lit 51(2):325–369

    Артикул Google Scholar

  • Spruk R (2016) Институциональная трансформация и истоки мирового распределения доходов.J Comp Econ 44(4):936–960

    Статья Google Scholar

  • Стурценеггер Ф. , Томмази М. (1994) Распределение политической власти, издержки погони за рентой и экономический рост. Econ Inq 32(2):236–248

    Статья Google Scholar

  • Summerhill WR (2000) Институциональные детерминанты субсидирования и регулирования железных дорог в имперской Бразилии. В: Хабер С. (ред.) Политические институты и экономический рост в Латинской Америке: очерки политики, истории и политической экономии.Hoover Institution Press, Стэнфорд, стр. 21–67

    Google Scholar

  • Szusterman C (1993) Фрондизи и политика развития в Аргентине, 1955–62. Спрингер, Нью-Йорк

    Книга Google Scholar

  • Tabellini G (2010) Культура и институты: экономическое развитие в регионах Европы. J Eur Econ Assoc 8(4):677–716

    Статья Google Scholar

  • Тейлор А.М. (1992) Внешняя зависимость, демографическое бремя и экономический спад в Аргентине после Прекрасной эпохи. J Econ Hist 52(4):907–936

    Статья Google Scholar

  • Тейлор А.М. (1998a) Аргентина и мировой рынок капитала: сбережения, инвестиции и международная мобильность капитала в двадцатом веке. J Dev Econ 57(1):147–184

    Статья Google Scholar

  • Тейлор А.М. (1998b) Об издержках внутреннего развития: ценовые искажения, рост и расхождение в Латинской Америке.J Econ Hist 58(1):1–28

    Статья Google Scholar

  • Тейлор А.М., Уильямсон Дж.Г. (1997) Конвергенция в эпоху массовой миграции. Eur Rev Econ Hist 1(1):27–63

    Статья Google Scholar

  • Тейхман Дж. (1981) Конфликт интересов и предпринимательская поддержка Перона. Latin Am Res Rev 16(1):144–155

    Google Scholar

  • Трейер С., Джекман С. (2008) Демократия как скрытая переменная.Am J Polit Sci 52(1):201–217

    Статья Google Scholar

  • Ванханен Т. (2000) Новый набор данных для измерения демократии, 1810–1998 гг. J Peace Res 37(2):251–265

    Статья Google Scholar

  • Ванханен Т. (2003) Меры демократии 1810–2002. Архив данных по общественным наукам Финляндии

  • Виттадини Андрес С.Н. (1999) Влияние первой поправки на законодательство и судебную практику Аргентинской Республики.Политика общинного права 4(2):149–175

    Статья Google Scholar

  • Voigt S (2013) Как (не) измерять институты. J Inst Econ 9(1):1–26

    Google Scholar

  • Waisman CH (1987) Разворот развития в Аргентине: послевоенная контрреволюционная политика и ее структурные последствия. Издательство Принстонского университета, Принстон

    Книга Google Scholar

  • Уолтер Р. Дж. (1969) Интеллектуальная подоплека университетской реформы 1918 года в Аргентине.Hisp Am Hist Rev 49(2):233–253

    Статья Google Scholar

  • Уолтер Р. Дж. (2002) Провинция Буэнос-Айрес и политика Аргентины, 1912–1943 гг. Издательство Кембриджского университета, Кембридж

    Google Scholar

  • Weingast BR (1997) Политические основы демократии и верховенства закона. Am Polit Sci Rev 91(2):245–263

    Статья Google Scholar

  • Венцель Н.Г. (2010) Соответствие конституционной культуры и пергамента: постколониальное принятие конституции в Мексике и Аргентине.Историческая константа 11:321–338

    Google Scholar

  • White H (1980) Согласованная с гетероскедастичностью ковариационная матричная оценка и прямой тест на гетероскедастичность. Эконометрика 48(4):817–838

    Статья Google Scholar

  • Уайт Х. (1984) Асимптотическая теория для эконометриков. Академик Пресс, Нью-Йорк

    Google Scholar

  • Вулдридж Дж. М. (2003) Методы кластерной выборки в прикладной эконометрике.Am Econ Rev 93(2):133–138

    Статья Google Scholar

  • Wynia GW (1978) Аргентина в послевоенное время: политика и разработка экономической политики в разделенном обществе. University of New Mexico Press, Альбукерке

    Google Scholar

  • Яблон А.С. (2003) Покровительство, коррупция и политическая культура в Буэнос-Айресе, Аргентина, 1880–1916 гг. Докторская диссертация, Университет Иллинойса в Урбана-Шампейн

  • Закария Ф. (1997) Рост нелиберальной демократии.Foreign Aff 2:22–43

    Статья Google Scholar

  • Зорракин Беку Р. (1978 г.) Судебная организация Аргентины в испанский период. Перро, Буэнос-Айрес

    Google Scholar

  • Zweimüller J (2000) Неравенство, перераспределение и экономический рост. Empirica 27(1):1–20

    Статья Google Scholar

  • Подробное чтение: 20 лет российской экономики при Путине в цифрах

    На прошлой неделе президент Владимир Путин отметил 20 летия пребывания у власти.Мы смотрим на то, как страна была преобразована под его руководством, просматривая цифры.

    9 августа 1999 года Путин был вытащен из безвестности и назначен премьер-министром. Через шесть месяцев Борис Ельцин ушел с поста президента, и Путин плавно занял его место.

    Это всегда было планом. Россия все еще не оправилась от последствий распада Советского Союза и финансового кризиса 1998 года, когда Россия объявила дефолт по ГКО или федеральным казначейским облигациям на сумму около 40 миллиардов долларов, которые были раскуплены иностранными инвесторами, и краху большинства из крупнейших банков.

    Россию осаждало то, что ученые Барри Икес и Клиффорд Гэдди назвали «виртуальной экономикой». Платежная система рухнула в результате гиперинфляции, охватившей страну после того, как цены были либерализованы первым постсоветским премьер-министром России Евгением Гайдаром, и бизнес стал вестись по бартеру.

    Новости

    20 лет Владимиру Путину: трансформация экономики

    Читать далее

    Рост ВВП был отрицательным в течение десятилетия, за исключением нескольких месяцев в 1998 году.Правительство находилось в перманентном бюджетном кризисе. Бедность резко возросла, а продолжительность жизни и доходы резко упали. Наш «индекс отчаяния» (сумма уровней инфляции и безработицы, добавленных к доле людей, живущих в бедности) достиг астрономического значения 1440 — в десять раз хуже, чем в любой другой стране бывшего социалистического блока.

    Однако Путину невероятно повезло. Кризис 1998 года был вызван обвалом цен на нефть на фоне азиатского кризиса годом ранее. Но к 2000 году цены на нефть начали восстанавливаться со своего минимума в 10 долларов за баррель и в течение следующего десятилетия неумолимо поднялись до пика примерно в 150 долларов.Поток нефтедолларов значительно облегчил восстановление России, но, к его чести, Путин не растратил деньги, а использовал их для строительства новой страны.

    Путин был ответственен за первую систематическую попытку реформирования экономики России. В 2000 году он запустил так называемый план Грефа («Программа социально-экономического развития Российской Федерации на период 2000–2010 годов»), названный в честь тогдашнего министра экономики, а ныне генерального директора Сбербанка Германа Грефа. Но от плана отказались, когда разразился кризис 2008 года, когда он был готов всего на 30%.Во время первого президентского срока Путина было много воровства, но был достигнут реальный прогресс, в результате чего российская экономика намного опережала остальные страны Содружества Независимых Государств (СНГ).

    Цифры дают более четкое представление о смешанных результатах, поскольку работа по превращению России в современную и эффективную рыночную экономику далека от завершения. Ниже мы выделяем основные показатели и делим их на три основные категории: макроэкономические, социальные и качество жизни.

    «Макроэкономика»


    Размер и доля в ВВП России

    Российская экономика велика, но с распадом Советского Союза ее стоимость и доля в мировой экономике рухнули.Большая часть этого краха произошла при Ельцине, но, как показывает диаграмма, доля России в мировой экономике быстро восстановилась после прихода к власти Путина, увеличившись с примерно 2% до примерно 4%. Мировой финансовый кризис 2008 года положил конец этому процессу, и после 2013 года в экономике России явно началась стагнация, замедление которой усугубилось обвалом цен на нефть в 2014 году.

    За 10 лет с 1999 по 2008 год ВВП России вырос на 94%, а ВВП на душу населения удвоился. Стоимость экономики выросла с 210 млрд долларов в 1999 году до пика в 1,8 трлн долларов в 2008 году. Кризис отбросил стоимость обратно до 1,2 трлн долларов, и в условиях стагнации ожидается, что экономика не вернется к 1,8 трлн долларов до 2023 года.

    Глядя на долю России в мировом ВВП, можно сказать, что Россия вернулась к тому, с чего начал Путин в конце 1990-х годов. Роль России в мировой экономике была на пике в 2008 году, но сейчас Россия рискует остаться позади, поскольку остальной мир растет быстрее, чем Россия.

    Рост ВВП

    При Ельцине не было роста. Экономика сократилась на десятилетие. Но все изменилось внезапно и резко после прихода к власти Путина. Одним из преимуществ краха и девальвации 1998 года была ремонетизация экономики и уничтожение «виртуальной экономики». Когда люди вернулись к наличным деньгам, а нефтедоллары потекли в экономику, начался бум. Рост ВВП в 2000 году составил 10%, когда экономика оправилась от краха — рекорд, который еще предстоит побить. Два кризиса 2008 и 2014 годов стали серьезными потрясениями для экономики.

    Быстрый рост до 2008 года в основном отражал повышение уровня жизни и потребления на фоне высоких цен на нефть. После 2014 года потребительский спрос находился в стагнации, а инвестиции в основной капитал также были отрицательными, поскольку экономика России перешла в фазу после нефтяного бума, когда она столкнулась с глубокими структурными проблемами.

    Россия сейчас находится в четвертой фазе постсоветской трансформации (первая: ельцинский крах 1990-х; вторая: бум нулевых, вызванный нефтью; третья: экономический застой с 2013 года после исчерпания нефтяной модели), где майские указы Путина и 12 национальных проекты пытаются создать новую экономическую модель, основанную на инвестициях со стороны предложения, а не на потреблении со стороны спроса, которое стимулировало рост в нулевых.

    Планы экономических реформ

    При Путине было несколько попыток реформ, большинство из которых провалились.

    Первым был план Грефа, запущенный вскоре после его вступления в должность, которому помешал кризис 2008 года.

    Следующей была Концепция долгосрочного социально-экономического развития Российской Федерации до 2020 года, но из-за мирового кризиса она так и не была реализована.

    Новости

    Путин — жертва собственного успеха

    Читать далее

    В январе 2011 года Путин поручил Высшей школе экономики и Академии народного хозяйства и государственной службы при Президенте Российской Федерации разработать новую Стратегию до 2020 года, результатом которой стал так называемый первый тур майских указов 2012 года, подписанных 7 мая о том, что год.

    Результат первого раунда майских указов мало что сделал для того, чтобы обратить скатывание в стагнацию, поэтому они были заменены новым раундом майских указов в 2018 году, который был дополнен 12 национальными проектами, которые являются последней версией плана преобразовать экономику России.

    Ренты на природные ресурсы

    Россия наделена почти всеми известными минералами и природными ресурсами, известными человеку. Экспорт нефти и газа является наиболее важным из них, и правительство смогло получить ренту от этого бизнеса, которая оплатила большую часть преобразований.

    Приход Путина к власти совпал со стремительным ростом ренты за ресурсы в начале 2000-х годов. Но ресурсная рента в последние годы снижается после своего пика в 2006-2008 годах. Это означает, что пирог сужается, а внутренние конфликты между различными фракциями нарастают.

    Размер и доля теневой экономики

    Размер теневой экономики России сегодня оценивается МВФ в 34% и практически не изменился за последние 20 лет. Однако при Ельцине идея теневой экономики была довольно бессмысленной, поскольку большая часть экономической деятельности осуществлялась по бартеру, поэтому налоговые платежи были неуместны, что подпитывало продолжающийся кризис. С тех пор как Путин пришел к власти, налоговые органы были рационализированы, и за последние два года в России произошла налоговая революция, эффективность которой значительно возросла.

    В России по-прежнему высока доля неформальной экономики. Государство без особого успеха пытается положить конец практике выплаты заработной платы в конвертах и ​​заставить работников неформального сектора платить налоги и социальные отчисления.

    Резервы, внешний долг и покрытие импорта

    Поток нефтедолларов, пришедший в нулевые, изменил финансы России.Когда разразился кризис 1998 года, у России было всего 10 миллиардов долларов международных резервов, которых было достаточно для оплаты двух с половиной месяцев импорта — меньше, чем, по мнению экономистов, необходимо для обеспечения стабильности национальной валюты.

    Но по мере того, как тянулись нулевые, правительство предусмотрительно откладывало излишки в различные фонды на черный день. Даже после стагнации, начавшейся с 2013 года, государство благоразумно поддерживало эти очень высокие уровни резервов в ожидании новых потрясений, а в последнее время и в ожидании новых санкций.

    Пик

    резервов пришелся на 2013 год, примерно за год до аннексии Крыма и начала конфликта из-за Украины. В последующие годы они снизились из-за интервенций Центрального банка России (ЦБР) для поддержки рубля, политики, от которой он отказался в конце 2014 года, и расходов Резервного фонда Министерства финансов на покрытие дефицита бюджета.

    Падение федерального внешнего долга России как доли ее резервов настолько резкое, что вам придется использовать логарифмическую шкалу, чтобы зафиксировать изменение: внешний долг сократился с 1243% резервов в 2000 году до 8.9% сегодня.

    Международные резервы России с 2005 года превышают внешний долг федерального и центрального правительства, и в этом году резервы покрывают весь внешний долг России доллар за доллар наличными. Сокращение долга было основной частью финансовой политики Путина. Среди первых вещей, которые он сделал на посту президента, было погашение кредитов МВФ 90-х годов в начале 2005 года.

    Нефтегазовые доходы федерального бюджета

    В 90-е государство жило за счет доходов от экспорта газа.«Газпром» регулярно подвергался «специальным» налоговым платежам для предотвращения бюджетных кризисов. Однако глубокая девальвация рубля в 1998 году в одночасье изменила нефтяной бизнес, сделав его широко прибыльным. Ведущие нефтяные компании инвестировали в 1999 г. больше, чем в предыдущее десятилетие. По мере роста цен на нефть доходы от нефти становились все более важными для бюджета.

    20 лет правления Владимира Путина

    Нефтегазовые доходы федерального бюджета резко выросли с начала 2000-х годов и достигли пика более чем на 50% в 2012-2014 годах.Их доля по-прежнему высока (и была бы еще выше, если бы мы рассчитывали общие налоги в нефтегазовой отрасли и некоторые другие неналоговые поступления)

    Доходы федерального бюджета по НДС

    Когда российская экономика начала нормально функционировать, другим важным источником доходов стал НДС, который теперь составляет треть доходов государства — наравне с доходами от нефти и газа, а в некоторых случаях и больше. Вот почему решение о повышении НДС на 2 процентных пункта в начале этого года имело большое значение; хотя и весьма непопулярный, он укрепляет финансы правительства и снижает его зависимость от цен на нефть и газ.

    Дефицит федерального бюджета

    Опять же очень четко видно разделение между годами бума, когда российский бюджет имел значительный профицит, и годами стагнации, когда бюджет был в дефиците. Однако после глубоких реформ налоговой службы и значительного улучшения собираемости налогов в сочетании с умеренным ростом цен на нефть федеральный бюджет снова оказался с профицитом. В годы бума цены на нефть должны были составлять 115 долларов, чтобы бюджет мог быть безубыточным; теперь они должны быть $ 43.Структура бюджета претерпела изменения.

    Расходы федерального бюджета на оборону

    Застой в России, начавшийся в 2013 году, усугубился запуском модернизации вооруженных сил в 2012 году. Путин тратил каждую лишнюю копейку на военные расходы, а бывшего министра финансов Алексея Кудрина уволили, когда он возражал. Это был знаменательный момент в истории России, когда дорога разветвилась, и Путин выбрал конфликт.

    Несмотря на несколько милитаристскую риторику, Россия на самом деле тратит мало средств на оборону по сравнению со своими западными коллегами в абсолютном выражении.В последние годы расходы на оборону в среднем составляли 50 миллиардов долларов. В своем обращении к Федеральному собранию в марте 2018 года Путин похвастался рядом новых оборонных технологий, но это, похоже, противоречит тенденции последних лет к снижению расходов.

    Капитальный рейс

    Пожалуй, самая разочаровывающая из всех статистических данных путинской эпохи — это бегство капитала. В 1990-е годы любой, кто производил больше, чем нужно, отправлял его за границу. Сегодня забыты схемы «трансфертного ценообразования» ведущих нефтяных компаний, когда они продавали баррели нефти «независимым торговым компаниям», базирующимся в Швейцарии, по 1 доллару, которые затем продавали эту нефть на рынок по 100 долларов.

    Одним из самых замечательных достижений Путина было то, что в 2006 и 2007 годах он довел экономику до точки, когда бегство капитала ненадолго прекратилось, и Россия увидела чистый приток в размере 131 миллиарда долларов, поскольку российские бизнесмены с оптимизмом смотрели на свою страну и начали инвестировать. Однако, как показывает диаграмма, крах 2008 года убил этот энтузиазм, и приток резко изменил направление.

    В то время как отток капитала в 90-е годы был связан с сохранением личных богатств в офшорной гавани, отток капитала с 2008 года был в такой же степени связан с сокращением доли заемных средств в России, как и погашение банками и компаниями долга, накопившегося в годы бума.

    Финансовые рынки

    Еще одним успехом Путина стала реформа финансовых рынков, которая в значительной степени была обусловлена ​​многочисленными кризисами, через которые прошла Россия. Опять же, доступные данные не относятся к 2000 году, но большинство существенных изменений были внесены с 2008 года.

    Банковское дело: В течение 1990-х годов и в дни «диких банковских операций» были созданы тысячи небольших банков, которые широко использовались для того, чтобы скрывать деньги от налоговых инспекторов и выводить наличные деньги за границу.Кризис 1998 г. привел к краху большинства банков, контролировавших олигархов, которые были краеугольным камнем их «финансово-промышленных групп» (ФПГ). Банковское дело стало серьезным бизнесом в годы бума, но только когда в 2013 году Эльвира Набиуллина заняла пост председателя Центрального банка России (ЦБР), в этом секторе началась серьезная очистка. С тех пор она закрывала примерно по три банка в неделю, и количество работающих сейчас банков упало с более чем 4500 на пике до чуть менее 500 сегодня. Набиуллина ввела целый ряд других реформ, поскольку сектор становится легче регулировать.

    Новости

    20 лет Владимира Путина: взлёт и падение режима

    Читать далее

    РТС: Российская торговая система (РТС), номинированная в долларах, хорошо демонстрирует движение России на американских горках. Фондовый рынок был основан в 1996 году, до того, как Путин вступил в должность, и в 2000-е годы он переживал бум, когда его стоимость ежегодно росла примерно наполовину, пока не достигла пика в 2487.92 19 мая 1998 г. Индекс упал всего до 38 к октябрю 1999 г., но восстановился примерно до 1500 до следующего кризиса в 2008 г., когда он снова упал примерно до 500. В последующие годы санкций и стагнации индекс колеблется между 900-1300. Только в июле этого года после того, как «Газпром» неожиданно объявил о выплате крупных дивидендов, индекс впервые за многие годы преодолел отметку в 1400 пунктов.

    ОФЗ : Еще одной крупной финансовой реформой при Путине стало присоединение внутреннего рынка капитала России к международной финансовой системе, когда в 2012 году Россия присоединилась к платежно-расчетным системам Clearstream и Euroclear.До реформы в российских ОФЗ были иностранные инвесторы, но их было меньшинство. Деньги хлынули после реформы, пока иностранные инвесторы не стали владеть облигациями на сумму около 25 миллиардов долларов, или 34% бумаг на пике в апреле 2018 года. В прошлом году была распродажа, вызванная санкциями, но инвесторы вернулись в силе и в настоящее время владеют 30% выпущенных облигаций.

    «Социальный»

    Бедность против отчаяния

    Трудно переоценить смену лишений 1990-х годов относительным благополучием сегодняшнего дня.Однако рост и падение уровня бедности во время правления Путина дает некоторое представление. Принимая за черту бедности, установленную ООН в 1,90 доллара в день, миллионы россиян жили в нищете в 90-е годы. Это быстро сошло на нет в течение первых двух президентских сроков Путина. Если взять более высокую официальную черту бедности в России, составляющую 10 753 рубля (161 доллар США), то уровень бедности недавно вырос до 14,3%, но это на уровне большинства западных обществ и даже немного меньше, чем в большинстве стран ЕС.

    Мы разработали «Индекс отчаяния», представляющий собой сумму уровня безработицы, инфляции и уровня бедности, который лучше отражает жизнь низшей трети общества. В 90-е годы индекс отчаяния в России подскочил до 2200, во многом благодаря гиперинфляции, и был примерно в 10 раз выше, чем в любой другой стране ЦВЕ. Сегодня индекс отчаяния в России выгодно отличается от остального развитого мира.

    Убыль населения России

    Хаос 90-х дорого обошёлся демографической ситуации в России, последствия которой сейчас бьют по работающему населению. В годы бума естественная убыль населения была почти остановлена ​​самыми успешными реформами Путина, которые были призваны стимулировать россиян рожать больше детей.

    Но пик восстановления пришелся на пик, и население России снова сократилось в 2018 году впервые за десятилетие, поскольку вмятина 90-х годов нанесла удар по демографической кривой. Но естественный прирост населения был отрицательным большую часть путинского времени — только чистая иммиграция помогла России зафиксировать общий прирост населения.

    Ожидаемая продолжительность жизни

    Население может сокращаться, но ожидаемая продолжительность жизни восстановилась и сейчас находится на рекордно высоком уровне, выше, чем когда-либо в Советском Союзе.

    Ожидаемая продолжительность жизни неуклонно растет, что объясняется меньшей младенческой смертностью и более продолжительной жизнью пожилых людей.

    Пенсионеры на подъеме

    Одной из самых сложных проблем, с которыми приходится сталкиваться Путину, является старение населения. Хотя история «умирающей России» привлекала внимание заголовков в предыдущие годы, она отошла на второй план, поскольку становится все более очевидным, что все страны Европы сталкиваются с одной и той же проблемой. Когда к власти пришел Путин, два работника обеспечивали налоговые поступления, чтобы платить одному пенсионеру.Сегодня это ближе к тому, чтобы один работник платил за одного пенсионера.

    К 2018 году доля людей старше трудоспособного возраста выросла до 25,4% и, по прогнозам, вырастет до 28,3% к 2028 году, если пенсионный возраст не будет повышен. За счет повышения пенсионного возраста (на пять лет, до 60 лет для женщин и до 65 лет для мужчин) доля лиц старше трудоспособного возраста к 2028 г. снизится до 22,4%.

    Реальный располагаемый доход

    Царствование Путина можно четко разделить на два периода.В годы бума личное богатство резко возросло, поскольку реальные располагаемые доходы (деньги на расходы, оставшиеся после оплаты еды и коммунальных услуг с поправкой на инфляцию) росли на 10% и более в год. Кризис 2008 года положил конец быстрому росту, и после нескольких лет потрясений, начиная с 2013 года, наступила стагнация, которая с тех пор привела к снижению доходов.

    Новости

    Путин не может позволить ускорить российскую экономику

    Читать далее

    Реальные располагаемые доходы снижались с 2014 года, и даже переход на новую методологию тогда не помог поднять зарегистрированные доходы.Однако картина выглядит лучше, если вы скорректируете доходы по паритету покупательной способности и добавите «серые» доходы. По оценкам МВФ на 2018 год, это означает, что реальные доходы, включая неучтенные платежи, являются одними из лучших во всей ЦВЕ и опережают несколько стран ЕС. Эти высокие доходы являются результатом нефтяных субсидий, которые Кремль вливает в экономику в течение двух десятилетий, а также высокого уровня черного труда и доходов, связанных с коррупцией. Эти дополнительные деньги ставят доход России выше даже Эстонии, которая имеет самый высокий уровень дохода в номинальном долларовом выражении в регионе.На практике это означает, что траты денег в России идут немного дальше, чем в Эстонии, но есть огромная разница, когда русские уезжают из страны, поскольку номинальные доходы Эстонии близки к 2000 евро в месяц, тогда как номинальные доходы России чуть меньше 800 евро.

    «Качество жизни»

    Убийства и самоубийства

    Число убийств и самоубийств неуклонно снижалось на протяжении всего времени пребывания Путина на посту.Хотя Путин не обязательно может брать на себя ответственность за эти тенденции, поскольку они являются частью глобальной тенденции, это свидетельствует об общем улучшении настроений в обществе.

    Выпивка

    россиян славятся пьяницами, и потребление алкоголя увеличилось в течение первых двух сроков пребывания Путина у власти. Но данные Росстата скрывают продолжающийся переход от крепких спиртных напитков, таких как водка, к более мягким, таким как вино и пиво, которые стали основными напитками в России.

    Общий уровень потребления алкоголя снизился, но изменился и предпочтительный напиток.Вино обогнало водку в качестве любимого алкогольного напитка в 2017 году, когда было выпито 91,9 млн декалитров вина против 81,1 млн декалитров водки. Если включить игристые вина в категорию вин, то в 2014 году вино обогнало водку. Но существенная тенденция здесь — падение потребления водки в целом. В 2000 году россияне выпили в общей сложности 215 миллионов литров водки — более чем в два с половиной раза больше, чем сегодня.

    Владение телефоном

    Россияне любят гаджеты, и ничто так не свидетельствует о скачке качества жизни в России, как рост числа владельцев мобильных телефонов. Цена телефона означает, что он станет одним из первых товаров, который купит новый комфортный российский средний класс. В 2000 г. число владельцев телефонов выросло с 22,3 на тысячу человек до охвата всего населения к 2006 г. и до двух телефонов на человека к 2017 г.

    Ипотечные кредиты

    Ничто так не олицетворяет подъем среднего класса при Путине, как рост ипотечного рынка. Домовладение было ключевой политической целью Кремля, и Путин лично активно пытался снизить процентные ставки по ипотечным кредитам.До недавнего времени государство субсидировало ставки выше 12%, но когда в начале этого года они упали ниже этого уровня, субсидия была прекращена. Однако в частых комментариях для прессы Путин призывал к 10-процентной ипотечной ставке, а после того, как в этом году этот уровень был пройден, теперь он призывает к 8-процентной ставке. Первые ипотечные кредиты появились примерно в 2003 г., но по-настоящему взлетели примерно в 2008 г. К сожалению, дата ЦБ по ипотечному кредитованию восходит только к 2006 г. , но за весь первый срок Путина и большую часть его второго срока объем ипотечных кредитов был практически нулевым. .

    Эта статья впервые появилась в bne IntelliNews .

    Российские демографические исследования предшествовали распаду СССР

    Смертность в ХХ веке снизилась в большинстве стран, но не в России.

    После распада Советского Союза в 1989 году валовой внутренний продукт России снижался более чем на 5 процентов в год в течение 10 лет, резко снизилась рождаемость и достигла своего пика смертность.Время этих событий привело к распространенному мнению, что распад Советского Союза либо вызвал, либо выявил проблемы, стоящие перед российской экономикой. Однако некоторые тревожные демографические тенденции в России существовали еще до падения Берлинской стены.

    На рисунке показаны показатели рождаемости и смертности в России с 1950 года. Рождаемость неуклонно снижалась на протяжении 1950-х и 1960-х годов, прежде чем стабилизироваться. После распада Советского Союза уровень рождаемости резко снизился, прежде чем снова выровняться во второй половине 1990-х годов.На рубеже веков она начала расти. Уровень смертности немного снизился в 1950-х годах, а затем вырос с середины 1960-х до начала 2000-х годов, после чего снова немного снизился.

    ПРИМЕЧАНИЕ: Пробел в данных соответствует периоду сразу после распада Советского Союза.

    ИСТОЧНИК: Palgrave Macmillan Ltd. (ред.). Международная историческая статистика . Апрель 2013; http://www.palgraveconnect.com/pc/doifinder/10.1057/9781137305688.0001.

    Экономическая теория может объяснить изменения рождаемости в России. Например, лучшие экономические возможности — то есть более высокая заработная плата — для потенциальных родителей могут снизить уровень рождаемости: молодые люди могут решить, что альтернативные издержки воспитания ребенка слишком высоки, и поэтому изменить свои планы иметь детей. Как и хорошие условия, плохие условия также могут снижать рождаемость, но по другим причинам.

    В случае России лучшие экономические возможности могли снизить рождаемость в 1950-х и 1960-х годах.Харрисон (1993) сообщает, что самый быстрый рост Советского Союза после Второй мировой войны пришелся на 1950-е и 1960-е годы. 1 Плохие экономические перспективы и неопределенность — давно замеченные причины, по которым люди рожают меньше детей, — объясняют более позднее падение уровня рождаемости. Яркие, хотя и крайние, примеры таких явлений можно найти практически во время каждой войны и/или конфликта. 2

    Напротив, динамика уровня смертности в России примечательна и более труднообъяснима.В большинстве стран на протяжении ХХ века наблюдалось снижение уровня смертности, но не в России. Что может быть еще более примечательным, так это то, что уровень смертности в нем начал расти в 1960-х годах, еще до распада Советского Союза.

    Исследователям известно, что в России смертей, связанных с алкоголем, гораздо больше, чем в любой другой стране. 3 Это явление не новое: оно восходит как минимум к царской эпохе, но в последнее время оно усугубилось. 4 Объясняет ли рост смертности от алкоголя в России тенденцию к росту смертности с 1960-х годов? И почему алкоголизм так распространен в России? Ответы на эти вопросы не очевидны.Treisman (2010), например, настаивает на том, что снижение относительной цены «дешевого» алкоголя в начале 1990-х годов способствовало распространению алкоголизма; но опять же, почему смертность уже росла? Ответы на этот и связанные с ним вопросы неуловимы.

    Известное исследование Энн Кейс и Ангуса Дитона (2015) показывает аналогичное, но гораздо менее экстремальное явление в Соединенных Штатах. 5 Смертность среди белых американцев неиспаноязычного происхождения в среднем возрасте (от 45 до 54 лет) заметно возросла с конца 1990-х годов.Отравления алкоголем, самоубийства и заболевания, связанные с наркоманией и алкоголизмом, во многом объясняют этот рост, который является уникальным явлением — его не знает ни одна другая демографическая группа или страна. Кейс и Дитон не могут объяснить это явление. Они рискнули предположить, что возможной причиной этого является растущая экономическая незащищенность, но необходимы дополнительные исследования, чтобы выяснить, что происходит с белыми американцами неиспаноязычного происхождения. Ответ может помочь понять, что происходило в России за последние 50 лет.

    Исторически резкое снижение рождаемости в России после падения Берлинской стены не было чем-то необычным, учитывая обстоятельства. Однако рост смертности, хотя и трудно объяснимый, начался за 30 лет до распада Советского Союза.

    Примечания

    1 Харрисон, Марк. «Советский экономический рост с 1928 года: альтернативная статистика Г. И. Ханина». Europe-Asia Studies , 1993, 45 (1), стр. 141-67; http://www.jstor.org/stable/153253?src=esr&item=10&returnArticleService=showFullText&seq=1#page_scan_tab_contents.

    2 См. Колдуэлл, Джон К. «Социальные потрясения и снижение рождаемости». Journal of Family History , октябрь 2004 г., 29 (4), стр. 382–406; http://jfh.sagepub.com/content/29/4/382.short.

    3 См., например, Treisman, Daniel. «Смерть и цены: политическая экономия алкогольного кризиса в России». Economics of Transition , апрель 2010 г., 18 (2), с.281-331; https://www.researchgate.net/publication/228344450_Death_and_prices_The_politic_economy_of_Russia’s_alcohol_crisis.

    4 См. Андреев Евгений; Богоявленский Дмитрий и Стикли Андрей. «Сравнение смертности от алкоголя в царской и современной России: является ли нынешняя ситуация исторически уникальной?» Алкоголь и алкоголизм , январь 2013 г., 48 (2), стр. 215-21; http://alcalc.oxfordjournals.org/content/alcalc/48/2/215.full.pdf.

    5 Кейс, Энн и Дитон, Ангус.«Рост заболеваемости и смертности в среднем возрасте среди белых неиспаноязычных американцев в 21 веке». Труды Национальной академии наук , декабрь 2015 г. , 112 (49), стр. 15078-83; http://www.pnas.org/content/112/49/15078.full?sid=b368ca76-5863-417d-84f1-1cb5e1194a23.

    © 2016, Федеральный резервный банк Сент-Луиса. Выраженные взгляды принадлежат автору (авторам) и не обязательно отражают официальную позицию Федерального резервного банка Сент-Луиса или Федеральной резервной системы.

    Реальная история о том, как Америка стала экономической сверхдержавой

    Очень редко вы читаете книгу, которая вдохновляет вас взглянуть на знакомую историю совершенно по-другому. Так было и с потрясающей экономической историей Второй мировой войны Адама Туза, «Плата за разрушение ». То же самое и с его экономической историей Первой мировой войны и ее последствий, Всемирный потоп . Вместе они составляют новую историю 20-го века: американский век, который, согласно Тузу, начался не в 1945, а в 1916 году, году У.Производство С. обогнало производство всей Британской империи.

    Тем не менее точка зрения Туз совсем не является узкоамериканской. Его планетарная история охватывает демократизацию в Японии и инфляцию цен в Дании; рождение ультраправых аргентинцев, а также захват власти в России большевиками. Две книги рассказывают об истории американского экономического превосходства с самого начала до апогея. Зловещим и уместным является тот факт, что второй том этой истории был опубликован в 2014 году, в год, когда — по крайней мере по одному экономическому показателю — этому превосходству пришел конец.

    «У Британии есть земля, и Германия хочет ее». Таков был анализ Вудро Вильсона Первой мировой войны летом 1916 года, записанный одним из его советников. А как насчет Соединенных Штатов? До войны 1914 года огромный экономический потенциал США подавлялся их неэффективной политической системой, недееспособной финансовой системой и исключительно жестокими расовыми и трудовыми конфликтами. «Америка была синонимом городского взяточничества, бесхозяйственности и политики, подпитываемой жадностью, а также роста, производства и прибыли», — пишет Туз.

    Соединенные Штаты могут претендовать на более широкую демократию, чем те, которые преобладали в Европе. С другой стороны, европейские государства мобилизовали свое население с эффективностью, которая ошеломила некоторых американцев (особенно Теодора Рузвельта) и ужаснула других (особенно Вильсона). Журнал, основанный провоенными интеллектуалами в 1914 году, The New Republic , получил свое название именно потому, что его редакторы считали существующую американскую республику чем угодно, только не надеждой завтрашнего дня.

    Тем не менее, когда Первая мировая война шла уже третий год — и первый год истории Туз, — баланс сил явно менялся от Европы к Америке.Воюющие стороны больше не могли нести расходы на наступательную войну. Отрезанная от мировой торговли, Германия погрузилась в оборонительную осаду, сосредоточив свои атаки на слабых врагах, таких как Румыния. Западные союзники, и особенно Великобритания, оснащали свои силы, размещая все более и более крупные военные заказы Соединенным Штатам. В 1916 году Великобритания закупила более четверти двигателей для своего нового воздушного флота, более половины гильз, более двух третей зерна и почти всю свою нефть у иностранных поставщиков. список.Великобритания и Франция заплатили за эти покупки, размещая все более и более крупные выпуски облигаций среди американских покупателей, номинированных в долларах, а не в фунтах или франках. «К концу 1916 года американские инвесторы поставили два миллиарда долларов на победу Антанты, — подсчитывает Туз (относительно предполагаемого ВВП Америки в 50 миллиардов долларов в 1916 году, что эквивалентно 560 миллиардам долларов в сегодняшних деньгах).

    Это ошеломляющее количество закупок союзников вызвало нечто вроде военной мобилизации в Соединенных Штатах. американские заводы переключились с гражданского на военное производство; Американские фермеры выращивали продукты питания и волокна, чтобы накормить и одеть комбатантов Европы.Но, в отличие от 1940–1941 годов, решение сделать так много для победы одной из сторон в войне в Европе не было политическим решением правительства США. Как раз наоборот: президент Вильсон хотел полностью остаться в стороне от войны. Известно, что он предпочитал «мир без победы». Проблема заключалась в том, что к 1916 году обязательства США перед Великобританией и Францией стали слишком большими, чтобы потерпеть неудачу.

    Уилсон из Tooze не мечтательный идеалист. Его оживляющей идеей было поразительное видение США.исключительность.

    Портрет Вудро Вильсона, написанный Тузом, — одна из самых захватывающих новинок его книги. Его Уилсон не мечтательный идеалист. Воодушевляющей идеей президента была американская исключительность знакомого сейчас, но тогда поразительного вида. Его противники-республиканцы — такие люди, как Теодор Рузвельт, Генри Кэбот Лодж и Элиу Рут — хотели, чтобы Америка заняла свое место среди держав мира. Они хотели иметь флот, армию, центральный банк и все другие инструменты власти, которыми обладали Великобритания, Франция и Германия.Этих политических соперников обычно высмеивают как «изоляционистов», потому что они не доверяют проекту Лиги Наций Вильсона. Это большая ошибка. Они сомневались в Лиге, потому что боялись, что она посягнет на американский суверенитет. Это был Вильсон , который хотел оставаться в стороне от Антанты, опасаясь, что слишком тесная связь с Великобританией и Францией ограничит возможности Америки. Эта отчужденность приводила в ярость Теодора Рузвельта, который жаловался, что Соединенные Штаты во главе с Вильсоном «сидят без дела, произнося дешевые банальности и наращивая [европейскую] торговлю, в то время как они проливали свою кровь, как воду, в поддержку идеалов, в которых, при всей их сердца и души, они верят.Вильсон руководствовался другим видением: вместо того, чтобы присоединиться к борьбе имперского соперничества, Соединенные Штаты могли бы использовать свою растущую мощь, чтобы полностью подавить это соперничество. Уилсон был первым американским государственным деятелем, который осознал, что Соединенные Штаты превратились, по словам Туз, в «державу, не похожую ни на какую другую. Оно возникло совершенно внезапно как новый вид «сверхгосударства», применяющего право вето на финансовые проблемы и проблемы безопасности других крупных государств мира».

    Уилсон надеялся использовать эту зарождающуюся сверхдержаву для установления прочного мира.Его собственные ошибки и ошибки его преемников обрекли проект, приведя в движение катастрофические события, которые привели к Великой депрессии, подъему фашизма и второй, еще более ужасной мировой войне.

    Что пошло не так? «Когда все сказано и сделано, — пишет Туз, — ответ нужно искать в неспособности Соединенных Штатов сотрудничать с усилиями французов, британцев, немцев и японцев [лидеров начала 1920-х годов] по стабилизации жизнеспособной мировой экономики и создать новые институты коллективной безопасности.… Учитывая насилие, которое они уже испытали, и риск еще большего опустошения в будущем, Франция, Германия, Япония и Великобритания могли видеть это. Но не менее очевидным было то, что только США могли закрепить такой новый порядок». И именно это американцы 1920-х и 1930-х годов отказывались делать, потому что для них это означало слишком большие перемены дома: свое будущее».

    Президент Вудро Вильсон (крайний справа) вместе с другими лидерами Совета четырех на Парижской мирной конференции в 1919 году.(Википедия)

    Периодически предпринимались попытки реабилитировать американских лидеров 1920-х годов. Самая последняя версия, книга Джеймса Гранта « Забытая депрессия, 1921: Крах, который излечился », была выпущена всего за два дня до « Всемирный потоп »: Грант, влиятельный финансовый журналист и историк, придерживается настолько старомодных взглядов, что они снова стать почти ретро-модным. Он верит в бережливость, сбалансированный бюджет и золотой стандарт; он ненавидит государственный долг и кейнсианскую экономику. Забытая депрессия — это полемика, встроенная в нарратив, аргумент против стимула Обамы, соединенный с описанием депрессии 1920–1921 годов.

    Как правильно отмечает Грант, эта депрессия была одной из самых острых и болезненных в американской истории. Общее промышленное производство, возможно, упало на 30 процентов. Безработица подскочила, возможно, до 12 процентов (точной статистики безработицы за этот период не существует). В целом цены падали самыми быстрыми темпами из когда-либо зарегистрированных — круче, чем в 1929–1933 годах.Затем, после 18 месяцев крайне тяжелых времен, экономика начала восстанавливаться. К 1923 году США вернулись к полной занятости.

    Грант представляет эту историю как триумф невмешательства. Военная инфляция была остановлена. Заимствование и расходы уступили место сбережениям и инвестициям. Затем восстановление произошло естественным образом, без каких-либо государственных стимулов. «Герой моего повествования — ценовой механизм, невидимая рука Адама Смита, — отмечает он. «В рыночной экономике цены координируют человеческие усилия.Они направляют инвестиции, сбережения и работу. Высокие цены стимулируют производство, но препятствуют потреблению; низкие цены делают наоборот. Депрессия 1920–1921 годов была отмечена резким падением цен, пагубностью, которую мы называем дефляцией. Но цены и заработная плата упали лишь до поры до времени. Они перестают падать, когда становятся достаточно низкими, чтобы побудить потребителей совершать покупки, инвесторов — вкладывать капитал, а работодателей — нанимать сотрудников. Благодаря падению цен и заработной платы американская экономика выправилась». Читатель, сравнивай сам!

    Аргумент Гранта не нов.Экономист-либертарианец Мюррей Ротбард привел аналогию в своей книге 1963 года « Великая депрессия Америки ». Ротбардианская история «хорошей» депрессии 1920 года время от времени всплывала на поверхность в последующие годы, особенно эффектно, когда звезда Fox News Гленн Бек ухватился за нее как за доказательство того, что стимул Обамы был неправильным и опасным. Грант рассказывает историю с большим воодушевлением и остроумием, чем большинство, и лучше видит события и характеры. Но центральное предположение его версии событий такое же, как и в названии Ротбарда полвека назад: экономическая история Америки представляет собой историю сама по себе.

    «Забытая депрессия» Америки через призму промышленных индексов Доу-Джонса с 1918 по 1923 год (Википедия) ко Второй мировой войне. После Второй мировой войны Европа оправилась в основном благодаря американской помощи; нация, которая меньше всего пострадала от войны, больше всего способствовала восстановлению. Но после Первой мировой войны деньги потекли в другую сторону.

    Возьмем пример Франции, которая в материальном отношении пострадала больше, чем любая другая воюющая сторона Первой мировой войны, кроме Бельгии. Северо-восток Франции, самый промышленно развитый регион страны в 1914 году, был опустошен войной и немецкой оккупацией. Миллионы мужчин в расцвете сил были мертвы или искалечены. Вдобавок ко всему, страна была по уши в долгах, задолжав миллиарды Соединенным Штатам и еще миллиарды Великобритании. Франция тоже была кредитором во время конфликта, но большая часть ее кредитов была предоставлена ​​России, которая отказалась от всех своих внешних долгов после революции 1917 года. Французское решение заключалось в том, чтобы взыскать репарации с Германии.

    Великобритания была готова ослабить свои требования к Франции. Но она была обязана Соединенным Штатам даже больше, чем Франция. Если бы она не взимала деньги с Франции, а также с Италии и всех других мелких комбатантов, она не могла бы надеяться выплатить свои американские долги.

    Американцы тем временем были озабочены проблемой восстановления Германии. Как Германия могла добиться политической стабильности, если ей приходилось так много платить Франции и Бельгии? Американцы настаивали на том, чтобы французы смягчились, когда дело дошло до Германии, но настаивали на том, чтобы их собственные претензии были полностью оплачены как Францией, так и Великобританией.

    Германия, со своей стороны, могла бы платить только в том случае, если бы она могла экспортировать, и особенно на самый большой и богатый потребительский рынок в мире, Соединенные Штаты. Депрессия 1920 года убила эти экспортные надежды. Немедленно экономический кризис ударил по потребительскому спросу в Америке именно тогда, когда в нем больше всего нуждалась Европа. Правда, Первая мировая война была далеко не таким положительным опытом для работающих американцев, как Вторая мировая война; между 1914 и 1918 годами, например, заработная плата отставала от цен. Тем не менее, миллионы американцев купили миллиардные облигации Liberty на миллиарды долларов.У них накопились сбережения, которые можно было бы потратить на импортную продукцию. Вместо этого многие использовали свои сбережения на еду, арендную плату и проценты по ипотечным кредитам в трудные времена 1920–1921 годов.

    Но самый серьезный ущерб, нанесенный депрессией послевоенному восстановлению, продолжался задолго до 1921 года. Чтобы оценить это, вы должны понять причины , по которым денежные власти США погрузили страну в депрессию в 1920 году.

    Грант справедливо указывает, что войны обычно сопровождаются экономическим спадом.Такой спад произошел в конце 1918 — начале 1919 года. «В течение четырех недель после… перемирия военное министерство [США] аннулировало 2,5 миллиарда долларов из своих невыполненных контрактов на 6 миллиардов долларов; для перспективы 2,5 миллиарда долларов составляли 3,3 процента валового национального продукта 1918 года», — отмечает он. Даже это преуменьшает шок, потому что учитывает только контракты с армией, а не с флотом. Послевоенная рецессия остановила военную инфляцию, и к марту 1919 года экономика США снова начала расти.

    По мере возрождения экономики рабочие боролись за повышение заработной платы, чтобы компенсировать инфляцию цен, которую они испытали во время войны.Монетарные власти, обеспокоенные тем, что инфляция возобновится и ускорится, приняли судьбоносное решение резко ударить по кредитным тормозам. В отличие от рецессии 1918 года, рецессия 1920 года была спланирована намеренно. В этом не было ничего невидимого. Депрессия также не «вылечила себя». Официальные лица США снизили процентные ставки и ослабили кредит, и экономика предсказуемо восстановилась — точно так же, как это произошло после столь же сокрушительных инфляционных рецессий 1974–1975 и 1981–82 годов.

    Но 1920-1921 годы были своеобразным сдерживателем инфляции.В Америке после Второй мировой войны антиинфляционисты довольствовались тем, что останавливали рост цен. В 1920–1921 годах монетарные власти фактически стремились вернуть цены к довоенному уровню. Им не удалось полностью, но они преуспели достаточно хорошо. Их особенно беспокоила одна цена: в 1913 году за доллар можно было купить немногим меньше одной двадцатой унции золота; к 1922 году он снова сделал это с комфортом.

    Джеймс Грант приветствует это достижение. Адам Туз заставляет нас считаться с его последствиями для остальной планеты.

    Все остальные воюющие стороны Первой мировой войны отказались от золотого стандарта в начале войны. В рамках своих военных финансов они согласились с тем, что их валюта обесценится по отношению к золоту. Валюты проигравших обесценились намного больше, чем у победителей; среди победителей валюта Италии обесценилась больше, чем валюта Франции, а Франция больше, чем валюта Великобритании. Однако даже могучий фунт потерял почти четверть своей стоимости по отношению к золоту. В конце конфликта каждое национальное правительство должно было решить, возвращаться ли к золотому стандарту и, если да, то с какой скоростью.

    Первая мировая война сделала США ведущим мировым кредитором и неофициальным хранителем золотого стандарта.

    Американская депрессия 1920 года сделала это решение еще более трудным. Война подняла Соединенные Штаты до нового статуса ведущего мирового кредитора, крупнейшего в мире владельца золота и, соответственно, эффективного хранителя международного золотого стандарта. Когда США выбрали массовую дефляцию, они поставили перед каждой страной, желающей вернуться к золотому стандарту (а какая респектабельная страна не захочет?), мучительную дилемму.Вернитесь к золоту на уровне 1913 года, и вам придется сопоставить дефляцию в США с еще более крутой собственной дефляцией, принимая при этом рост безработицы. В качестве альтернативы вы можете повторно привязать свою валюту к золоту по сниженной ставке. Но это было равносильно признанию того, что ваши деньги безвозвратно обесценились и что ваши собственные люди, доверившие своему правительству ссуды в местных деньгах, получат меньший доход по своим облигациям, чем американские кредиторы, давшие ссуды в долларах.

    Великобритания выбрала первый курс; почти все остальные выбрали последнее.

    Последствия этого выбора заполняют большую часть второй половины Потоп . Для европейцев они были одинаково мрачны и даже хуже. Но один важный эффект в конечном итоге отразился на американцах. Решимость Америки восстановить доллар, «равноценный золоту», не только создала ужасные трудности для разоренной войной Европы, но и угрожала наводнить американские рынки дешевым европейским импортом. Обратная сторона «Потерянного поколения», наслаждавшегося дешевыми европейскими путешествиями с их сильными долларами, заключалась в том, что немецкие производители стали и верфи занижали цены своих американских конкурентов со слабыми оценками.

    Такая ситуация также преобладала после Второй мировой войны, когда США согласились на занижение курса немецкой марки и иены, чтобы помочь восстановлению Германии и Японии. Но американские лидеры 1920-х годов не хотели мириться с таким исходом. В 1921 и 1923 годах они повысили тарифы, прервав краткий эксперимент по более свободной торговле, предпринятый после выборов 1912 года. Мир был должен Соединенным Штатам миллиарды долларов, но мир должен был найти другой способ заработать эти деньги, чем продавать товары в США.

    Так нашлось: больше долга, особенно долга Германии. Гиперинфляция 1923 года, уничтожившая немецких вкладчиков, также привела в порядок баланс страны. Постинфляционная Германия выглядела очень кредитоспособным заемщиком. В период с 1924 по 1930 год мировые финансовые потоки можно было упростить в виде гирлянды долгов. Немцы заняли у американцев и использовали вырученные средства для выплаты репараций бельгийцам и французам. Французы и бельгийцы, в свою очередь, отдали военные долги англичанам и американцам. Затем британцы использовали свои платежи по долгам Франции и Италии, чтобы погасить долг Соединенным Штатам, которые снова запустили всю эту безумную штуковину. Все видели, что система сошла с ума. Исправить это могли только США. Этого никогда не было.

    Питер Хизер, великий британский историк поздней античности, объясняет человеческие катастрофы высказыванием своего отца, горного инженера: «Если человек накопит достаточно горючего материала, Бог даст искру». Так и случилось в 1929 году. Всемирный потоп, затопивший остальные развитые страны, обрушился на Соединенные Штаты.

    Великая депрессия свергла парламентские правительства по всей Европе и Америке. Тем не менее диктатуры, пришедшие им на смену, не были, как подчеркивает Туз в книге «Плата за разрушение» , реакционным абсолютизмом, который был восстановлен в Европе после Наполеона. Эти диктаторы стремились стать модернизаторами, и не более, чем Адольф Гитлер.

    Слева направо: Невилл Чемберлен из Великобритании, Эдуард Даладье из Франции, Адольф Гитлер из Германии и Бенито Муссолини и граф Чиано из Италии готовятся к подписанию Мюнхенского соглашения в 1938 году. (Википедия)

    «Земля принадлежит Соединенным Штатам, и она нужна Германии». Таким образом, военные цели Гитлера могли быть сформулированы современным Вудро Вильсоном. С самого начала Соединенные Штаты были конечной целью Гитлера. «Пытаясь объяснить безотлагательность гитлеровской агрессии, историки недооценили его острое осознание угрозы, которую представляет для Германии, наряду с остальными европейскими державами, появление Соединенных Штатов в качестве доминирующей мировой сверхдержавы», — пишет Туз. «Оригинальность национал-социализма заключалась в том, что вместо того, чтобы смиренно принять место Германии в глобальном экономическом порядке, в котором доминируют богатые англоязычные страны, Гитлер стремился мобилизовать сдерживаемое разочарование своего населения, чтобы бросить эпический вызов этой стране. приказ.Конечно, рациональным расчетом Гитлер не занимался. Он не мог смириться с подчинением Соединенным Штатам, потому что, согласно его жуткой паранойе, «это приведет к порабощению мирового еврейского заговора и, в конечном счете, к гибели расы». Он мечтал завоевать Польшу, Украину и Россию, чтобы получить ресурсы, сопоставимые с ресурсами Соединенных Штатов. Огромный ландшафт между Берлином и Москвой станет немецким эквивалентом американского Запада, наполненного немецкими поселенцами, комфортно живущими на земле и рабочей силой, присвоенной у покоренных народов, — кошмарная пародия на американский опыт, с помощью которой можно бросить вызов американской мощи.

    Могло ли это видение когда-нибудь осуществиться? Туз утверждает в «Плата за разрушение », что Германия уже упустила свой шанс. «В 1870 году, во время национального объединения Германии, население Соединенных Штатов и Германии было примерно равно, а общий объем производства Америки, несмотря на ее огромное изобилие земли и ресурсов, был только на одну треть больше, чем у Германии, » он пишет. «Непосредственно перед началом Первой мировой войны американская экономика увеличилась примерно вдвое по сравнению с имперской Германией.К 1943 году, до того, как воздушные бомбардировки достигли высшей точки, общий объем производства в Америке был почти в четыре раза больше, чем в Третьем рейхе».

    Основой современного европейского порядка стало господство Америки сто лет назад. Это господство может скоро закончиться.

    В 1939 году Германия была более слабой и бедной страной, чем в 1914 году. По сравнению с Великобританией, не говоря уже о Соединенных Штатах, ей не хватало основных элементов современности: в 1932 году в Германии было всего 486 000 автомобилей, и четверть по состоянию на 1925 год все немцы все еще работали фермерами.Однако эта отсталая страна с доходом на душу населения, сравнимым с современными «Южной Африкой, Ираном и Тунисом», сделала ставку на вторую мировую войну еще более дерзкую, чем первая.

    Безрассудное отчаяние Гитлера в войне создает контекст для ужасающих преступлений его режима. Гитлеровская империя не могла прокормить себя, поэтому его план вторжения в Советский Союз предусматривал смерть от голода от 20 до 30 миллионов советских городских жителей после того, как захватчики украли все продукты питания для собственного потребления.Германии не хватало рабочих, поэтому она грабила труд своих покоренных народов. К 1944 году иностранцы составляли 20 процентов немецкой рабочей силы и 33 процента рабочих вооружений (менее 9 процентов населения сегодняшней либеральной и мультикультурной Германии родились за границей). На бумаге нацистская империя 1942 года представляла собой значительный экономический блок. Но грабеж и рабство не являются действенной основой индустриальной экономики. Под властью Германии выход из завоеванной Европы рухнул. Гитлеровское видение объединенной Евразии под руководством Германии, равной англо-американскому блоку, оказалось безумной и геноцидальной фантазией.

    История Туз заканчивается там, где начинается наша современная эра: с приходом нового европейского порядка — либерального, демократического и находящегося под защитой Америки. Но ничто не вечно. Основой этого порядка было восхождение Америки к уникальному экономическому превосходству столетие назад. Это господство теперь подходит к концу, поскольку Китай делает то, что Советский Союз и имперская Германия никогда не могли: подняться к экономическому паритету с Соединенными Штатами. Этот паритет на самом деле еще не наступил, и самые реалистичные оценки предполагают, что момент паритета наступит не раньше конца 2020-х годов.Возможно, какой-то непредвиденный сбой в китайской экономике — или неожиданное ускорение американского процветания — еще больше отсрочат этот момент. Но это грядет, и когда это произойдет, фундаментальная основа политики мировой державы за последние 100 лет будет разрушена. Насколько большими и опасными будут перемены, это самая глубокая тема глубокого и блестящего великого повествования Адама Туза.

    Путин, Украина и сохранение власти

    Владимир Путин представляет себя своим гражданам и миру как знаменосец современного контрпросвещения.Он объявил либеральную демократию «устаревшей», а политическое устройство «изжило свою цель». Одним из его исторических образцов для подражания считается Александр III, реакционный царь из династии Романовых, который ввел драконовские ограничения в отношении прессы, стремился «русифицировать» свою многоэтническую империю и мобилизовался против внутренних и внешних угроз. Четыре года назад Путин выразил свое глубокое восхищение царем во время посещения Крымского полуострова, значительного и совершенно безопасного участка Украины, на который Россия вторглась в 2014 году и с тех пор оккупирует.

    Иллюстрация Жоао Фазенды

    Путин снова готов вторгнуться в Украину. Его оружие включает военную технику, вредоносное ПО и пропаганду. В последний раз, когда он вторгся, он сделал это очень скрытно, используя «зеленых человечков» спецназа в качестве временного прикрытия в суде общественного мнения при захвате Симферополя, Ялты и Севастополя. Теперь он хочет, чтобы Запад, рассеянный и сбитый с толку, знал, что Донецк, Харьков и Луганск на промышленном востоке и даже столица Киев потенциально находятся в его поле зрения.

    В течение нескольких недель путинские заместители и пропагандистские агентства делали противоречивые заявления, одновременно отрицая любые намерения вторжения и усиливая его стремление дать отпор тому, что он считает раздражающими посягательствами Запада после окончания холодной войны. « NATO — это рак: вылечим ли мы его?» был заголовок на прошлой неделе в одной из прокремлевских газет, Аргументы и Факты . В «Литературной газете» военный аналитик Константин Сивков сказал: «Россия должна пойти на нетрадиционные шаги.Жесткие. Если мы этого не сделаем, наши «партнеры» могут подумать, что они могут вытереть ноги о Россию». Он задавался вопросом о возможной необходимости создания боеголовок, способных «нанести удар по Йеллоустонскому парку» или вызвать «смертоносное цунами с волнами высотой в сотни метров, которые сметут все на своем пути».

    Немногие лидеры использовали загадочность так, как Путин. Его пропагандисты, союзники-клептократы и секретные службы никогда точно не знают, что он будет делать дальше. Но его общий императив очевиден: сохранение власти.Как обученный КГБ офицер, Путин чувствует угрозы в бесчисленных углах, и он обучен истории вызовов власти Кремля. Он знает, например, что около полудня 25 августа 1968 года, через четыре дня после того, как Советская Армия вошла в Чехословакию для подавления реформистского движения, известного как Пражская весна, восемь московских интеллектуалов вышли на Красную площадь и ненадолго водрузили плакаты с такими лозунгами. как «За вашу и нашу свободу!» Поэт Наталья Горбаневская полезла в детскую коляску и вытащила чешский флаг.Этот «антисоветский взрыв», как описывалось в секретном докладе ЦК КПСС, длился ровно столько, сколько потребовалось КГБ. охранников нападать на демонстрантов, избивать их и арестовывать.

    Но этот мимолетный протест имел глубокие последствия. Вадим Делоне, один из демонстрантов на Красной площади, заявил в суде, что его «пять минут свободы» стоили побоев и тюремного заключения, которое обязательно последует. Он не мог знать, насколько он был прав.Было много факторов, которые побудили Михаила Горбачева предложить реформы, известные как гласность и перестройка: расходы империи, увядание отечественной экономики, интеллектуальная и научная изоляция и безразличие общества к коммунистической идеологии. Диссидентское движение, которое черпало вдохновение в демонстрантах на Красной площади, хотя и никогда не было многочисленным, было мощным генератором свободной мысли и возможностей. К концу 1980-х годов даже Горбачев, как генеральный секретарь Коммунистической партии, отдал непростую дань самому выдающемуся лидеру движения Андрею Сахарову.

    Снова и снова Путин усваивал один единственный урок: толпы людей редко выходят на площадь, требуя большей автократии. На первомайском параде 1990 года группы граждан прошли маршем перед руководством Коммунистической партии, собравшимся на могиле Ленина, и выразили свое недовольство лозунгами и плакатами: «Долой Политбюро! Подать в отставку!» «Долой империю и красный фашизм!» Полтора года спустя Советский Союз распался — событие, которое Путин назвал «величайшей геополитической катастрофой» двадцатого века.С тех пор он рассматривал демонстрации оппозиции — например, в Москве, на Болотной площади в 2011 году или в различных странах бывшей советской «сферы влияния», включая Грузию, Украину, Беларусь и Казахстан — как намек на смертности. И поэтому он все больше становится философом и проводником авторитарного правления.

    Принуждение сопровождается эпизодами грубой нетерпимости. В августе 2020 года путинские спецслужбы применили нервно-паралитическое вещество «Новичок» для отравления Алексея Навального, самого яркого и дерзкого оппонента режима.Когда Навальный выжил, власти арестовали его и после достойного Кафки суда посадили в лагерь для военнопленных под городом Владимиром. Выборы превратились в фарс, суды — в притворство, парламент — в игрушку президента. Различные политики, активисты и журналисты, считавшиеся неугодными режиму, были убиты, подверглись нападениям, заключены в тюрьму или отправлены в изгнание — не массово, как во времена Сталина, но достаточно часто, чтобы границы общественной жизни стали пугающе ясными. .Власти преследуют правозащитные организации и либеральные СМИ, такие как «Медуза» и телеканал «Дождь», называя их «иностранными агентами». Мемориал, организация, занимающаяся восстановлением исторической правды, получила приказ закрыться.

    Путин особенно хорошо умеет использовать уязвимости, лицемерие и ошибки своих противников. Он разыгрывает слабую руку, чтобы получить максимальное тактическое преимущество, и на данный момент его главными картами являются зависимость Европы от российского природного газа и дестабилизация демократии за рубежом, особенно в Соединенных Штатах.

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован.