Архитектура 20 века в россии: 15 архитектурных стилей XX века в фотографиях Нижнего–Горького–Нижнего

Содержание

15 архитектурных стилей XX века в фотографиях Нижнего–Горького–Нижнего

— Скажьите, пожьалуста, почьему у вас в стране часто меньаются стили архитектуры, был один, потом второй, потом снова один? — спрашивает иностранный турист на городской экспедиции.

— Потому что в нашей стране архитектура ХХ века – это политика ХХ века, наша художественная культура полностью зависела от личности вождя. Так было в советский период: сначала менялись настроения Сталина, потом не менялись настроения у Хрущёва и Брежнева, и теперь мы все живём в архитектуре эпохи застоя.

Словосочетание «советская архитектура» в первую очередь ассоциируется со сталинками. Ещё можно вспомнить достижения короткого периода конструктивизма и закончить тем, что потом архитектуры не было, были одни панельки.

Досоветский период обычно обозначают стилем модерн, то есть говорят о начинающихся поисках в культуре, о модернизации художественных форм. Если приглядеться, можно выделить гораздо больше эпох. Сталинки довоенные и послевоенные – это совершенно разные вещи: вторые несут в себе идею имперского стиля, а первые только строят иллюзии.

Эпоха застоя, на самом деле, это время свободных художников, и диссидентов, и шестидесятников, и архитекторов-западников. С началом 60-х появилось не только типовое в архитектуре, но и современное. У современного было два периода: модернизм (когда оно началось) и постмодернизм (когда оно заканчивалось). К тому же, Советский Союз закончился раньше, чем ХХ век, и для полной картины мы, нижегородцы, были рады добавить нашу школу 90-х во главе с местным гением.

В целом, советская архитектура и общественная идеология ходила «туда-сюда-обратно», три раза металась между крайностями минимализма и пафосного декора. Кстати, можно не согласиться с утверждением, что метания были чертой только советской «архитектурной политики». Два неполных десятилетия до революции тоже успели совершить такое сальто: от традиционализма эклектики рвануть в лихой модерн, а затем снова вернуться к самым истинно-классическим формам. Неоклассика 1910-х называется по-другому «поздним модерном» – надо же такое придумать, классическая модернизация! И такой разлад идей вовсе не кажется нам пёстрым, даже наоборот, разные микроэпохи, полярные друг другу, сливаются в целостные стили: дореволюционный, советский, сталинский.

«Городские экспедиции» предлагают вам периодизацию архитектурной истории нашего города. Минимум две из этих эпох есть только в нашем городе.

1. Эклектика

В ХХ веке это уже ретро-стиль, так строят купцы «старого поколения» и устоявшихся вкусов. В столицах уже с 1895 года начинаются модерновые настроения в искусстве — в нашей провинции настоящее обновление начинается примерно с 1903 года. По датам эклектика существовала на периферии столетий, а в мещанской архитектуре чуть ли не до 1910 года, то есть почти до «Черного квадрата» в искусстве.

Выглядит эклектика как среднестатистический «старинный дом». На ровном фасаде окна украшены лепными обрамлениями, стена разделяется поясками, карнизами и плоскими колоннами-пилястрами, – в общем, украшательство. Дословный перевод с греческого прилагательного «эклектикос» — выбранный. По сути, взяли из словаря архитектурных терминов понравившиеся и смешали. Этот стиль — логичное продолжение классических традиций, когда хотелось украсить строгую классику многообразием известных мастеру форм. Иногда в эклектике встречаются здания из красного кирпича, не украшенные лепниной, — это так и называется, «кирпичный стиль».

Дома в стиле эклектики, как и все дореволюционные, которые мы будем рассматривать, — это не типовая застройка города, а жилища самых богатых людей. Ну, или общественные здания, на которые тоже тратились деньги и талант.

Эклектика, 1830-1910, период-долгожитель.

Дом георгиевского братства, 1904 год. Раньше здесь учились, и теперь продолжают — церковное сооружение переоборудовано под спортзал

Дом Зайцева на перекрёстке Б. Печёрской и Семашко

Дом Иконникова, 1900-е. Кремовая эклектика, дом-торт, удачно приспособленный под ЗАГС
Фотография Димы Четыре

Ромодановский вокзал, 1904 год. Отличный пример современной реконструкции
Фотография Анастасии Голиковой


2. Модерн

Чтобы не путаться: modern architecture — это во всём мире архитектура модернИЗМа, то есть ХХ века. В России модернизмом называется другая эпоха в позднем СССР, а модерн — это гидра, которая во всем мире имеет разные названия: ар-нуво, югендстиль или сецессион.

Провинциальный модерн похож на эклектику, но отличается от неё, например, тем, что в нём арки окон не циркульные, а трёхциркульные, то есть составлены из трёх радиусов. В модерне появляются смелые башенки, причудливые цветочные узоры. Самый яркий архитектор модерна в Нижнем — Вернер. Единственный, кто оставил на здании свой автограф. Приглядитесь к необычным домам на чётной стороне Большой Покровской!

1895–1916

Дом Березина на ул. Маслякова, бывшей Прядильной. Самый яркий пример деревянного модерна

Дом Прядилова, 1910 год. На нем спрятались работы уличных художников, вписавшиеся в знание как будто так и было.
© Bestalex, Wikimedia Commons

Игорный дом Троицкого, примерно 1907 год. ‘Дом с подковой’ и легендами о хозяине-шахматисте. Фигуры над дверью-подковой — это авгуры

Дом трудолюбия (для неимевших работу), затем — Нижполиграф, 1905 год
Фотография Димы Четыре

Крестьянский поземельный банк, начат в военном 1914м, открыт в начале 1917 и почти сразу переделан в клуб пионеров и разного детского творчества
Фотография Димы Четыре


3. Неоклассика, или историзм

Неоклассика — это поздний модерн, время, когда архитекторам немного надоело экспериментировать, и они стали искать вдохновения в совсем древних зданиях. Обращались к европейским постройкам: копировали украшения готики и романского стиля. Немного заимствовали из древнерусского зодчества, хотя этот период славянофильства прошёл в XIX веке и частично выразился в архитектуре кирпичного стиля, упомянутого выше.

Модерн — последний большой стиль, говоривший на языке эстетики. Потом пришла революция, и владельцы только что выстроенных зданий эмигрировали.

1913-1916

Госбанк, 1913 год. Строился он не к приезду императора, конечно, но и не без учёта юбилея династии Романовых, получлся царский подарок городу
Фотография Димы Четыре

Доходный дом Рукавишниковых на Нижне-Волжской набережной не особняк, не банк и не доходный. С самого начала здание приспособлено для швейного производства фабрики Маяк. Архитектор — знаменитый Федор Шехтель
Фотография Димы Четыре

Дом Сироткина, первый крупный проект конструктивистских архитекторов Весниных, выполненный ещё в неоклассике. 1913 год

Особняк Каменских, 1916 год, чистейшая неоклассика, почти эталонная вилла Палладио с колоннами и портиком
© Wilwarin, Wikimedia Commons

Порт, 1912 год

Служебные сооружения для речного порта, 1912 год. Очень щедро со стороны порта строить диспетчерский пункт в стиле европейского замка романики или готики

Медицинская академия на Верхне-Волжской (здание правления пароходного общества «Волга», построенного по проекту московских зодчих братьев Весниных в 1913—1916 гг.)


4. Эпоха кооперативов

В начале 1920-х не то что с архитектурой, с жизнью было плохо. Архитекторы ничего не строили, люди ничего не ели. Говорят, некоторые жертвы перераспределения собственности жили в сараях-землянках, сделанных из чего придётся. К сожалению, фотографий не сохранилось.

С 1924 года в стране разрешили жилищную кооперацию. Это время НЭПа, люди получили право сложиться деньгами и построить свой дом. Причём не усадьбу, не дом какого-нибудь гражданского инженера Иванова, а дом для нескольких семей. Это двухэтажные деревянные здания, похожие на мещанские домики XIX века на окраине города. Почти без декора, но как будто с остатками привычки украшать по-старому. За неимением денег некоторые строили такие дома и позже.

1924-1928, до начала подготовки к индустриализации.

Ленгородок в Канавино, 1925 год
Фотография Димы Четыре

ул. Власть Советов, 14
Фотография Димы Четыре

Фотография Димы Четыре


5. Ар-деко

Спорно выделять эту эпоху, ведь до Нижнего вроде бы не дошли французские изобретения 1925 года, однако у нас было что-то подобное несколько лет, в 1926-28 годах. В это время появляются первые проекты конструктивистов, но пока только на бумаге. Несколько домов не выглядят как ранний конструктивизм, но и не похожи на дореволюционный «большой стиль» модерн. Они высокие, уже на несколько семей, а не на одну, и по-прежнему красивые, пока ещё без конструктивистского минимализма.

Это элитные дома, настоящий социализм — хорошее жильё для рабочих. Таких построек не набралось семи штук, как по всем остальным стилям. ДК Ленина — вообще особенное здание, к юбилею революции его построили в стиле, которого ещё не изобрели. Ограда автозаводского парка из более поздней эпохи, но как будто копирует наивность середины 20-х.

ДК Ленина, 1927 год
Фотография Димы Четыре

Дом для работников и руководителей завода Красное Сормово, 1927 год
Фотография Димы Четыре

Чернопрудский небоскрёб, 1926 год, самый-самый элитный дом 1929-х
Фотография Димы Четыре


6. Конструктивизм

Очень короткий период. С 1923 года архитекторы-авангардисты экспериментируют с новыми формами для нового государства, участвуя в конкурсах, но только с 1929 года к ним начинают поступать большие заказы от государства. Некоторые робкие примеры конструктивизма — это 1927-28 года, но ярче всего стиль проявил себя в первую пятилетку, с 1929-го.

Здание конструктивизма выглядит чётко: дом сложен из прямоугольников и цилиндров. Отказ от эстетики — это манифест полезности. Важна функциональность, и эстетика заключена в гармонии функций здания. В доме большой зал — он будет полуцилиндром, в доме ряд одинаковых комнат — он будет с ленточным остеклением.

Конструктивизм — он как будто для рабочих, для инженерно-технических, научных, для железнодорожников. В 1929 году даже хотели строить дома-коммуны, но на следующий год партия передумала. Достроить успели, но поддерживать коммунальный быт не стали.

Эпоха конструктивизма была материальным выражением распределительной системы, которая действовала все 1920-е годы: распределять стали людей — каждого в дом по своей профессии.

Гостиница Волна в Соцгороде, предназначавшаяся для американских специалистов

Фотография Иры Масловой

Дом железнодорожников, или дом-утюг на пл. Революции
Фотография Димы Четыре

Дом общества Красного Креста
Фотография Димы Четыре

Дом Советов, новый храм коммунизма на месте кафедрального собора

Дом-коммуна работников НКВД, или Дом Чекиста, затем клуб им Дзержинского, затем памятник, который мы теряем

Дом-коммуна Культурная революция, первый дом с лифтами


7. Постконструктивизм

В данном случае «пост» обозначает «анти». Дело вот в чём: конструктивисты были очень смелыми реформаторами, и в какой-то момент (а именно в конце мая 1932 года) Сталину это не понравилось. Он разогнал все творческие группировки и объединил архитекторов в один союз под своим негласным контролем.

До этого решения некоторые здания уже начали строиться в стиле конструктивизма, и, чтобы скрыть это, им в процессе «достройки» навешали маскировки, как будто это уже «сталинки». Сталинский стиль ещё не сложился в 1932-м, но пафос украшений уже был понятен. Это архитектурный шаманизм — пытаться украсить здание, для того чтобы изгнать из него идеи автора.

1932-1936, шаманский антиконструктивизм

.

Автозаводский универмаг, долго проектировался и к 1937 году был построен с изменениями

Дом Связи, запроектирован в 1932 году, построен к 1936-му с дополнениями в виде рельефа и отделки стен
Фотография Димы Четыре

Кинотеатр Мир на Автозаводе, проект 1934 года — здесь уже не было здания, которое дополняли украшениями, архитектор Гринберг сразу вынужден был предложить такое решение

Оперный театр, бывший народный дом. Здание построено в 1903 году, в основе — не конструктивизм. В 1035 году перестроено так, как будто это тоже обогащённый конструктивизм, дом-загадка

Политехнический институт, в 1929 был построен, в 1935 дополнен скульптурами, балконами и отделкой стен под камень

Радиусный дом на Автозаводе, введён в строй в 1937 году, но запроектирован явно раньше, автор — два архитектора из мастерской Весниных. Не знаменитые Веснины, а люди их круга

ЦУМ — здание 1938 года, обогащённое уже в 1954-м. Очень странная история конструктивистский проект эпохи борьбы с конструктивизмом, обогащён во время начала борьбы с излишествами


8. Довоенные сталинки

По-научному это называется «эпоха освоения классического наследия». Народ, однако, предпочитает называть архитектуру по имени собственному — сталинками. «Довоенные» значит скромнее и немного похоже на конструктивистские чёткие объёмы. Почему-то у нас дома довоенной сталинской архитектуры обычно серого цвета: например, дом-квартал «серый бусыгинский».

Квартиры в сталинках давали только элите, но представляли их как жильё для лучших рабочих, передовиков и стахановцев. К началу 1930-х в города приехали все, кого выгнала из деревень коллективизация и кого заманила городская индустриализация. И для всех них, конечно, строилась совсем другая архитектура, далёкая от элитного жилья. Период барачных конструкций начинается в конце 20-х и заканчивается или 60-ми, когда их начали сносить, или 80-ми, когда закончили. Так что сталинки — это скорее бараки, чем дома для элиты, которые мы видим.


9. Военная архитектура

В войну тоже строили. Например, потратили огромные средства на строительство Лестницы Героев (Чкаловской) в честь победы в Сталинградской битве. Есть сведения, что в Волжском откосе планировалось сделать бункер Сталина, ещё до Сталинградской битвы. Лестница, в таком случае,  послужила бы красивым прикрытием, но документальной связи лестницы с бункером не обнаружено.

Летний кинотеатр «Родина» был построен в Автозаводском парке тоже в военные годы.

Стилистически эти объекты не выделяются в особый стиль, да и по смыслу мало чем отличаются от пафоса до и пафоса после. В то время как один объект показывает, что жизнь могла идти своим чередом и в нашем далёком от фронта городе, то другой говорит об обратном: нам нужна героическая лестница. Для сравнения: «Родина-мать зовёт!» в Волгограде появился уже после Сталина, который вообще-то не праздновал победу и не ставил в её честь памятников, кроме как жилых домов в стиле победившей империи.

Дом с бывшим книжным магазином на площади Горького, в помещении которого теперь находится Макдоналдс
Фотография Димы Четыре

Дом с легендарным названием Серая лошадь, вероятнее всего, из-за находвшегося здесь студенческого кафе-бара с духом американского трактира Grey Horse

Дом со шпилем на улице Октябрьской революции.
Фотография Димы Четыре

Улица 50 лет Победы с типичными для послевоенного времени широкими и уютными тротуарами.
Фотография Иры Масловой

Чкаловская лестница, или Волжская, или Лестница героев, 1943 год
Фотография Димы Четыре


10. Сталинский ампир

Начнём с того, что ампир бывает ордерный и безордерный. Ордерный — как в настоящей классике, с колоннами, а безордерный — только с классическими декорациями. Проблема, которой страдал каждый архитектор данной эпохи, — это «невзаправдошность». Применительно к ордерам она состоит в том, что колонны почти всегда не несли нагрузку, а только «отмечали парадный вход». Даже если колонны что-то держали, то сделаны они были всё равно больше для помпезности.

Впрочем, к позднему сталинскому времени в этой эпохе тоже сложились гармоничные идеи. Позднесталинские здания выглядят как нарядный торт: их украшают балясины, портики, колонны, лавровые венки, щиты-гербы с мечами, гроздья фруктов, лепные цветы. И покрашены сооружения в тёплые сталинские цвета, солнечный жёлтый или розовый.

Большинство домов было построено в период с 1951-го, так как до этого страна занималась восстановлением экономики. Датирование архитектурного периода при этом не совпадает с годами жизни Сталина: он умер 5 марта 1953 года, а на 1954-56 годы пришлось окончание огромного числа строек, начатых вождём.

Дом железнодорожника архитектора Д. П. Сильванова на Верхне-Волжской, 1937-38
© Artem Korzhimanov, Wikimedia Commons

Дом Нефтегаза, то есть, для работников завода Нефтегаз, 1935 год, известный нижегородский архитектор Александр Яковлев
© Сергей Касаткин

Здание ФСБ, которое спроектировал в жутком 1937 году архитектор Александр Тюпиков, находясь под надзором у НКВД

Серый бусыгинский, дом-квартал на Автозаводе, 1936-38 годы, знаменитый автор — архитектор Илья Голосов
Фотография Димы Четыре

Станция детской железной дороги Родина, 1939 год, архитектор Александр Яковлев
© Смолов Илья, Wikimedia Commons

Элитная гимназия №1 на площади Минина


11. Народная стройка, или горьковский метод

Наше изобретение! В 1955-м году один начальник цеха на Автозаводе решил сам построить себе и своей бригаде дом, используя заводские материалы. Сэкономили немного железа при выплавке деталей, взяли ненужные материалы с автогиганта и возвели двухэтажный домик. Возможно, это сказка. Но с 1957 года подобный метод активно продвигал другой нижегородский начальник – первый секретарь обкома Игнатов. Продвигал, оказывая сильное давление на рабочих, чтобы те «добровольно» захотели строить. К тому же партия форсировала, и рабочим просто не осталось выбора.

Жилищный кризис — это не послевоенная проблема, это ещё с первой пятилетки до сих пор некоторые живут по несколько семей даже в однокомнатных квартирах.

Дома для «народной стройки» спроектировал Государственный проектный институт «Гражданпроект». Это были двухэтажные или позднее трёхэтажные дома из дешёвых материалов: шлакоблоков, деревянных щитов с засыпкой мусором, спрессованного с гипсом камыша («камышит»). Строили сами, не будучи строителями, слесари и токари, женщины и дети. Так продолжалось два года, с 1957 по 1959, и закончилось переходом к пятиэтажкам.

Из архива, народная стройка на Автозаводе

Из архива

Народная стройка на Автозаводе
Фотография Мити Моровова

Народная стройка на улице Орбели в микрорайоне Мончегорский

Поселок народный в Сормово

Поселок народный Сормово

улица Орбели, с гуглстритвью

Фото из газеты 1957 года, из архива Иры Масловой


12. Модернизм

С 1960-го начинаются не «хрущёвки», а модернизм. Хрущёв действительно объявляет о борьбе с излишествами, ещё в 1955 году. Но вместе с этим он вообще перестаёт считать архитектуру за искусство. Это значит, что архитектура освобождается от всякого рода пропаганды через искусство. Только мозаики на зданиях остаются героически-советскими, а архитектура встаёт на западные рельсы давно развившегося там модернизма. Одни переживали, что нужно стирать с чертежей украшения, другие радовались, что теперь можно проектировать, а не копировать.

Хрущёвки — это экспериментальное жильё, растиражированное до невозможности. Типовое представляет интерес в том, какими были типы и стандарт: как экономично проектировали мебель, как высчитывали минимальные размеры лестницы.

Более интересны в модернизме общественные здания. Они не просто серые и брутальные, но ещё смелые и необычные: как правило, у них нет окон в привычном виде, а есть плоскости остекления. Это снова означает возврат к минимализму и наследию авангарда. Снова красивым становится то, что полезно и оригинально!

Автоматическая телефонная станция, 1971 год и творческий подход к отделке в эпоху отсутствия отделочных материалов
Фотография Иры Масловой

Бывшее кафе Чайка 1967 года
Фотография Алексея Фаддеева

Один из мостов на набережной Федоровского, 1966 год
Фотография Паши Бритвина

Радиусный дом с бывшим магазином Синтетика, самая необычная хрущёвка, 1966 год
Фотография Димы Четыре

Речной вокзал, фото из старого путеводителя, 1964
Фотография Димы Четыре

ТЮЗ 1978 года, остекление и ровные бетонные плоскости — самый пик стиля в Горьком
Фотография Димы Четыре


13. Постмодернизм

В чём разница и почему появляется приставка «пост»? Несмотря на схожесть, есть маленькая и незаметная черта: от модернизма этот стиль отличают бóльшая человечность и более мелкие детали. Граница условная, но некоторые здания конца 80-х очень не похожи на своих брутальных предков. Новый стиль определяет такое качество, что его можно в чем-то противопоставить предыдущему стилю: постмодернизм строился для людей. Он подчёркивал индивидуальность, а не коллективность.

Снова к термину «постмодернизм» и приставке «пост»: в данном случае мы говорим о позднем модернизме, а не об антимодернизме, поскольку 80-е не слишком кардинально отличались от двух предыдущих десятилетий. Границы: примерно с 1983 до 1991 или чуть позже, если не достроили.

Бывшее кафе Бригантина, а до этого — студенческая столовая с первым в городе окном для продажи уличной еды
Фотография Алексея Фаддева

Гостиница октябрьская, самая стильная в 80-е
Фотография Димы Четыре

Жилой дом на Мещере
Фотография Константина Антипина

Судейская вышка на Гребном канале, 1988 год, самая стильная модернистская постройка в Горьком
© Сергей Касаткин

ЭЖК Мещерское озеро, 1985-1991 гг.
Фотография Константина Антипина


14. Школа 90-х

В 1991 году Государственный проектный институт, который проектировал «народные стройки» и все жилые дома, перестал быть обязательным местом работы для архитектора: появилось право открыть частную мастерскую. Тогда в нашем городе случился взрыв талантов.

Сообщество объединилось вокруг Александра Харитонова. Его заслуга в том, что он создал профессию главного архитектора города. Из должности она превратилась в работу личности, которая согласовывает интересы разных городских сил. Главный архитектор в 60-е являлся скорее диктатором, потому что никаких других сил вокруг него не было, всё подчинялось плановому градостроительству.

В первые годы после распада Советского союза у нас появилась не цыганская архитектура, а чёткая региональная школа со своим стилем. Выглядело это как разнообразие форм на фасаде, как богатство и цельность композиции, которая, правда, часто страдала из-за реализации и визуального мусора.

Харитонов разбился на машине в 1999 году.

Банк Гарантия, 1997 год, здание-символ эпохи качественной архитектуры
Фотография Димы Четыре

Деревянный дом, отстроенный полностью заново на улице Студеной с пристроенными к нему дополнительными помещениями
Фотография Иры Масловой

Дом-пила в глубине квартала между Студеной и Решетниковской, самый оригинальный в плане дом 1990-х

Налоговая инспекция на Фрунзе с высоты
Фотография Димы Четыре

Налоговая инспекция на Фрунзе, узнаваемый стиль мастерской Харитонова и Пестова
Фотография Димы Четыре

Престижная поликлиника номер 1, заслужившая особенное здание на Нижневолжской
Фотография Димы Четыре


15. Инвестиционная архитектура

С 1999 года начинается «смутное время» без главного архитектора.

Закон не запрещает строить некрасиво и дёшево, да и по закону у нас часто не запрещается ни организация парковки, ни её отсутствие. Открывается истинный смысл профессии архитектора — проектировать то, что заказывают. Как и сто лет назад, заказчики — это богатые купцы нашего времени или государство.

Стилистически архитектура превратилась в настоящий постмодернизм, то есть коктейль из любых эпох и идей, новаций и реноваций. Обозначилось несколько тенденций в современной архитектуре. Первая — строить «под старину», ориентируясь на контекст, сильно не сомасштабный современному и не похожий на современное. Вторая — это снова модернизм, минимализм, незаметность архитектуры, новая «коробочность». И третья — это всевозможность.

Центр Международной торговли, получивший в 2010 году премию за лучшую архитектуру на Всероссийском конкурсе
Фотография Татьяны Глазуновой

Офисный центр на Фрунзе напротив Налоговой, кстати, того же автора, но совсем в другом стиле
Фотография Татьяны Глазуновой

 

Ира Маслова


Материал подготовлен экскурсионным сообществом «Городские экспедиции» в рамках проекта ПопАрхАрт специально для «Нижегородских Новаций».

По всем вопросам пишите главному редактору в Instagram Direct.

Русская архитектура XX века

Русская архитектура первой половины XX века

Двадцатый век во всем мире характеризовался наибольшими переменами жизни общества. Менялись правительства, экономика, государственный строй и культурные установки. Люди надеялись, что происходящие перемены приведут к лучшему. Как и в любую другую историческую эпоху, скульпторы и архитекторы в своем творчестве старались отражать дух современности.

В первой половине XX века промышленная революция шла полным ходом во всей Европе. Такой стиль, как модерн возникает в это время, как ответ на всеобщую унификацию, он характеризуется плавностью, изысканностью и изящностью форм. Художники-модернисты старались отмечать лишь уникальные вещи, предназначенные для красоты и радости.

Замечание 1

Модерн в европейской архитектуре имел разные названия: ар-нуво во Франции, югендстиль в Германии, либерти в Италии, modern style в Англии.

Модерн характеризовался отказом от прямых линий углов в пользу более плавных переходов и более «природных» форм. В строительстве эпохи модерна активно применялись новые технологии и материалы, такие как стекло, железобетон и металл.

Рисунок 1. Шуховская телебашня. Автор24 — интернет-биржа студенческих работ

Развитие строительных технологий и методов расчета в этот временной период позволяло строить многоэтажные здания, увеличивать размер оконных проемов, арок и пролетов. Архитекторы нового стиля, как правило, стремились уделять больше внимания комфорту: здания стали оснащаться лифтами и центральным отоплением.

В российской архитектуре модерн представлял, в первую очередь, архитектор Федор Осипович Шехтель. Ярко иллюстрируют появление модерна в России два его здания – особняк Рябушинского на Малой Никитской в Москве и здание Ярославского вокзала.

Дом Рябушинского характеризуется причудливыми элементами, сочетающими в себе мавританский стиль и английскую готику. При помощи разноуровневых окон архитектор пытался создать эффект многоэтажности. Одним из главных украшений интерьера здания является парадная лестница из белого мрамора, изготовленная в форме волны.

Среди памятников модерна в Петербурге можно назвать такие здания, как:

  • дом компании Зингер;
  • гостиница Астория;
  • Витебский вокзал.

В российской архитектуре XX века наряду с модерном сосуществуют и такие стили, как неоклассицизм и новорусский стиль, считающийся ответвлением модерна.

Рисунок 2. Ярославский вокзал. Автор24 — интернет-биржа студенческих работ

После революции художники и архитекторы русского авангарда находятся в поиске нового искусства, которое бы олицетворяло дух времени. На данном этапе поисков были созданы экспериментальные проекты, например, Шуховская телебашня на Шаболовке.

Конструктивизм и сталинский стиль в российской архитектуре

В это время лидирующим архитектурным стилем становится конструктивизм. Здесь характерными особенностями выступают четкость и строгость линий и монолитность внешнего облика. В конструкциях данного стиля на первый план выходит железобетонный каркас, являющийся конструктивной основой здания. Одним из ответвлений конструктивизма является функционализм. В его основе лежит анализ функциональных особенностей проектируемого здания. В рамках этого направления появлялись характерные сооружения того времени – дворцы труда, клубы рабочих, дома-комунны. Архитекторы конструктивизма старались не превращать принцип своей работы в стиль. Здесь нужно упомянуть такого французского архитектора Ле Корбюзье, идеями которого увлекались российские конструктивисты. Например, Дворец культуры ЗИЛ, построенный по проекту братьев Весниных был построен по пяти принципам Ле Корбюзье:

  • колонны-опоры вместо массивов стен;
  • свободная планировка;
  • свободное оформление фасада;
  • плоская крыша;
  • удлиненные окна.

Начиная с 30-х годов XX века влечение к конструктивизму как к архитектурному стилю угасает, на смену ему приходит знаменитый сталинский стиль. Он характеризуется монументальностью, нередко граничащей с гигантоманией, основными чертами являются жесткие стандарты в строительстве и контроль технологии строительства. Во многих сталинских сооружениях нашли отражение такие европейские направления архитектуры, как неоклассицизм, ар-деко и стиль империи – ампир. Дома этой эпохи обычно украшены барельефами с изображением трудящихся граждан, а также элементами советской символики – звездами, серпами и молотами. В декоре сооружений применялись обычно мрамор, бронза, лепнина, а также некоторые ценные породы дерева.

Вторая половина XX века

В 1955 году выходит Постановление ЦК КПСС «Об устранении излишеств в проектировании и строительстве», которое положило конец развитию сталинской архитектуры. Множество начатых объектов было заморожено или закрыто. В этот период на смену сталинской приходит функциональная типовая архитектура.

Ряд первых типовых проектов массовых многоэтажных зданий принадлежит инженеру Виталию Лагутенко, он создал несколько вариантов дешевых жилых многоквартирных домов. Такие сооружение получили в народе название «хрущёвки» по имени Никиты Сергеевича Хрущева.

В 1960 году при поддержке Хрущева начинается строительство Государственного Кремлёвского дворца по проекту архитектора Посохина. В этот является Останкинская телебашня в Москве, проект которой составил инженер Никитин. К 1979 году завершается строительство Белого дома в Москве. Примечательно, что данный объект напоминает своими конструкциями сооружения начала 50-х годов.

В большей или меньшей степени типовая архитектура развивалась в России вплоть до распада СССР. Во времена её развития были широко распространены здания типовых детских садов, школ, магазинов, поликлиник и другие общественные здания. Что касается жилищного строительства, то на смену «хрущевкам» здесь приходят более комфортные «брежневки». Эти дома по-прежнему выполняются в стиле функционализма, но при этом имеют более разнообразные архитектурные формы.

Архитектура России XX века - презентация онлайн

1. Архитектура России.

ХХ век
Архитектура
России.
Подготовил: Голышев Максим
Виктор Васнецов
К концу XIX - началу XX века относятся
поиски нового, цельного стиля в
архитектуре. Новая архитектура начинается
с работ живописцев, когда Bиктор
Васнецов спроектировал в Абрамцеве под
Москвой церковь и "избушку на курьих
ножках".
Фёдор Шехтель
На рубеже веков Фёдор Шехтель и Федор Лидваль в
Петербурге с блеском продемонстрировали свои
варианты русского модерна: вначале
"живописный", с асимметричными объемами,
гнутыми, ветвящимися линиями, разноцветными
материалами, с фантастическими образами в
духе поэзии символизма ("подводное царство",
"сцены рыцарских времен"), затем последовал
"графический модерн" с сеткой легких, как бы
прозрачных членений, гирлянд и медальонов
Музей и библиотека имени А.П. Чехова в Таганроге, 1914г (Шехтель)
Завершала эволюцию
"модерна" подчеркнуто
массивные, тяжеловесные
постройки либо искусные
имитации древнерусского
зодчества или же
классицизма. На этой
волне прославились такие
блестящие художникиархитекторы, как Леонтий
Бенуа, Алексей
Щусев, Иван Фомин.
Отсюда уже был один шаг
до конструктивизма архитектуры без
украшений, выявляющей
конструкцию из стали,
бетона, стекла.
А. Щусев
И. Фомин
Мавзолей В.И. Ленина в Москве 1930г (Щусев)
В первые годы советской
власти великие
конструктивисты
Веснины, Константин
Мельников,Иван Леонидов,
Моисей Гинзбург, Георгий
Гольц в аскетическом, но
полном зажигательной
утопической фантазии стиле
строили фабрики, домакоммуны для коллективного
быта, дома культуры,
фабрики-кухни и прочее
выдумки отчаянных
революционных
фантазеров.
К. Мельников
Мельников К.С. Клуб им. Русакова
1927г. - 1929г.
На рубеже 20-30-х годов сталинский режим
заменил эту утопию другой, основанной на
парадных образах классицизма: Борис
Иофан, создавший проект Дворца Советов,
Дмитрий Чечулин, Аркадий Мордвинов
изменили облик многих городов Советского
Союза.
Борис Иофан
Борис Иофан, проект Дворца Советов. 1935г
Дом Гинзбурга - знаменитый
московский дом № 25б на
Новинском бульваре,
известном еще и как улица
Чайковского. Это
достопримечательное
здание - памятник русскому
конструктивизму. По мнению
знатоков архитектуры Дом
Гинзбурга, также, как и Дом
Мельникова, является одним
из самых значительных
вкладов России в развитие
мировой архитектуры,
оказавшим определенное
влияние на творческие
поиски архитекторов в
Западной Европе.
Кры́мский мост —
висячий
мост в Москве,
проходит
через Москву-реку,
расположен на
трассе Садового
кольца и
соединяет Крымскую
площадь с
улицей Крымский Вал.
Мост был открыт 1
мая 1938 г. и в то время
вошёл в первую
шестёрку мостов
Европы по длине
речного пролёта —
168 метров
Останкинская телевизионная
башня – выдающееся
творение строительной
техники XX века.
Останкинская телебашня,
высота которой в момент
окончания ее строительства
составила 533,3 м, построена
в Москве по проекту
инженераконструктора Николая
Васильевича Никитина. Вес
ее фундамента – 55000 т.
Допустимое отклонение
вершины под действием
ветра 11, 65м. высота башни
– 540 м, что почти на 300 м
выше здания Московского
университета на Ленинских
горах и на 215 м выше
знаменитой Эйфелевой
башни в Париже. Несмотря
на такую высоту,
опрокинуться бетонная башня
не может. Ее центр тяжести
не выходит и никогда не
выйдет за площадь опоры.
В 1945 году началось
строительство Дома
студента, известного
сейчас как здание
МГУ на Ленинских
горах. Как главный
конструктор
Промстройпроекта, Н
иколай
Никитин принимал
участие в его
возведении. Он
сконструировал и
произвел расчет
первой
осуществленной
взаимосвязанной
системы «фундамент
– каркас МГУ». Здание
МГУ хорошо
вписывалось в пейзаж
Ленинских гор
Гости́ница «Украи́на» —
гостиница в Москве, расположенная
в одной из «Сталинских высоток».
Вторая по высоте «высотка»
построена в 1953—1957. Центральный
объём включает 34 этажа. Здание
открывает Кутузовский проспект,
новую московскую магистраль,
созданную в послевоенное время.
Свой облик гостиница «Украина»
получила благодаря группе именитых
архитекторов: академика
архитектуры, президента Академии
архитектуры СССР А. Г. Мордвинова,
инженера-конструктора
П. А. Красильникова, соавтора по
проекту жилых корпусов В. Г. Калиша
и соавтора по проекту стилобата —
доктора архитектуры
В. К. Олтаржевского, который изучал
технику возведения небоскребов в
Нью-Йорке и специализировался на
проектировании и строительстве
гостиниц. Всего над различными
деталями проекта работали более
двух тысяч человек.
Решение о сооружении
в Лужниках спортивного
комплекса было принято
Правительством СССР 23
декабря 1954 года. В
январе 1955 года началось
проектирование, проект был
составлен за 90 дней, и в
апреле 1955
года развернулось
строительство. 31 июля 1956
года состоялось
торжественное открытие
спорткомплекса, была
проведена I Спартакиада
народов СССР.
Спорткомплекс построен в
рекордно короткий срок —
всего за 450 дней, в его
создании участвовала вся
страна. С тех пор он
многократно перестраивался
по частям, самая крупная
реконструкция комплекса
была связана с
подготовкой Летних
Олимпийских игр 1980 года
Шу́ховская Ра́дио-ба́шня —
уникальная конструкция,
выполненная в виде
несущей стальной сетчатой
оболочки. Расположена
в Москве на
улице Шаболовка.
Построена в 1920—1922
годах.
Памятник архитектуры.
Автор проекта и
руководитель строительства
радиобашни — великий
русский инженер, архитект
ор, и учёный,
академик Владимир
Григорьевич Шухов (1853—
1939). Башня получила
признание как одно из
самых красивых и
выдающихся достижений
инженерной мысли в мире.
Шуховская башня имеет
оригинальную изящную
сетчатую конструкцию,
благодаря чему достигается
минимальная ветровая
нагрузка, представляющая
главную опасность для высоких
сооружений. По форме
секции башни — это
однополостные гиперболоиды
вращения, сделанные из
прямых балок, упирающихся
концами в кольцевые
основания. Ажурная стальная
конструкция сочетает в себе
прочность и легкость: на
единицу высоты Шуховской
башни израсходовано в три
раза меньше металла, чем на
единицу высоты Эйфелевой
башни в Париже. Проект
Шуховской башни высотой 350
метров имел расчетную массу
всего лишь 2200 тонн,
а Эйфелева башня при высоте
300 метров весит около 7300
тонн.
Вывод:
Архитектура XX века приобрела несколько новых
направлений: неоклассицизм, романтизм и
модерн, принесенный из Европы. Закончились
искания русского стиля и попытки возродить
древнерусское зодчество в так называемом
«псевдорусском стиле».

Очень краткая история архитектуры • Arzamas

Родословная колонны, путешествия арки, тайная жизнь балок и стропил и другие приключения строительных конструкций

Автор Сергей Кавтарадзе

Около 4000 года до н. э.

Стоечно-балочная система

  Дольмен Пулнаброн в Ирландии. 2005 год © SteveFE/Flickr

Простейшая архитектурная конструкция, известная с эпохи неолита. С древних времен и до наших дней применяется во всех зданиях, перекрытых плоской или двускатной крышей. В прошлом деревянные или каменные балки укладывали на столбы из того же материала — сегодня вместо природного камня используют металл и железобетон.

 

Около 2500 года до н. э.

Начало оформления колонн

  Гробница фараона V династии Сахуры. Реконструкция Людвига Борхардта. 1910 год © Wikimedia Commons

Древнеегипетские зодчие остались верны стоечно-балочной системе, но придали смысл архитектурным формам. Колонны в их храмах стали изображать пальму, лотос или связку папируса. Эти каменные «заросли» рассказывают о загробном лесе, через который души умерших должны пробраться к новой жизни. Так архитектура стала изобразительным искусством. Позже делать из архитектуры огромную скульптуру стали и в Междуречье. Однако там предпочитали ваять быков, грифонов и других существ животного мира.

 

Около 700 года до н. э.

Складывание античного ордера

  Храм Т в Селинунте. Рисунок Жака Игнаса Гитторфа. 1859 год © Wikimedia Commons

Греки сделали темой архитектуры как искусства саму архитектуру, точнее, рассказ о работе ее конструкций. С этого момента опоры стоечно-балочной системы не просто украшают здание, но и показывают, что они что-то поддерживают и что им тяжело. Они просят сочувствия зрителей и для убедительности подражают строению и пропорциям человеческой фигуры — мужской, женской или девичьей. Выстроенная строго логично система из поддерживающих и поддерживаемых элементов называется ордером  Ордер — (от лат. ordo) воинский строй, порядок.. Обычно различают три главных ордера — дорический, ионический и коринфский — и два дополнительных — тосканский и композитный. Это момент рождения европейского зодчества.

 

Около 70 года н. э.

Начало широкого применения арочных конструкций

  Колизей в Риме. Гравюра Джованни Баттисты Пиранези. 1757 год © Wikimedia Commons

Римляне начинают широко применять арки и арочные конструкции (своды и купола). Горизонтальная балка может треснуть, если она слишком длинная; клиновидные же части в арочной дуге при нагрузке не переламываются, а сжимаются, а разрушить камень давлением непросто. Поэтому арочными конструкциями можно перекрывать гораздо большие пространства и нагружать их значительно смелее. Вместе с тем, освоив арку, архитекторы Рима не стали сочинять новый архитектурный язык взамен древнегреческого. Стоечно-балочная система (то есть колонны и поддерживаемые ими элементы) осталась на фасадах, но теперь часто не работала, а лишь украшала здание. Таким образом, римляне сделали ордер декором.

 

318 год

Возвращение раннехристианских зодчих к деревянным стропильным перекрытиям 

  Базилика Святого Петра в Риме. Реконструкция Генри Уильяма Брюэра. 1891 год © Wikimedia Commons

Падение Западной Римской империи обрушило экономику тех территорий, которые мы сегодня называем Западной Европой. Средств на строительство каменных перекрытий не хватало, хотя потребность в больших зданиях, прежде всего в храмах, была. Поэтому византийским строителям пришлось вернуться к дереву, а с ним — и к стоечно-балочной системе. Из дерева делались стропила — конструкции под кровлю, где часть элементов (подкосы) согласно законам геометрии работает не на излом, а на разрыв или сжатие. 

 

532 год

Начало применения византийскими зодчими купола на парусах

  Купол Софийского собора в Константинополе. 2012 год © Hochgeladen von Myrabella / Wikimedia Commons

Технологический прорыв византийской архитектуры — постановка изобретенного еще в Древнем Риме купола не на круглые стены, замыкающие внутреннее пространство, а на четыре арки — соответственно, всего с четырьмя точками опоры. Между арками и подкупольным кольцом образовывались двояковогнутые треугольники — паруса. (В храмах на них чаще всего изображаются евангелисты Матфей, Лука, Марк и Иоанн — четыре опоры церкви.) В частности, благодаря этой конструкции православные церкви имеют привычный для нас вид.

 

Около 1030 года

Возвращение к строительству арочных сводов в архитектуре романики

  Шпайерский собор в Германии. Рисунок Августа Эссенвейна. 1858 год © Wikimedia Commons

К началу второго тысячелетия нашей эры в Европе стали складываться могущественные империи, и каждая считала себя наследницей Рима. Возродились и традиции римского зодчества. Величественные романские соборы снова перекрывались арочными конструкциями, похожими на античные, — каменными и кирпичными сводами. 

 

1135 год

Готические архитекторы придают арочным конструкциям стрельчатые очертания

  Собор Святого Креста в Орлеане © Renaud Camus / Flickr

У арки и арочных конструкций есть один серьезный недостаток. Они стремятся «разъехаться». До готики архитекторы боролись с этим эффектом, строя толстые стены. Затем был найден другой прием: арки и своды стали делать стрельчатыми. Конструкция такой формы давит больше вниз, на опоры, чем в стороны. Кроме того, с боков эта система подпиралась специальными «мостиками» — аркбутанами, которые перекидывались от отдельно стоящих столбов — контрфорсов. Так стены освобождались от всякой нагрузки, делались легкими или даже исчезали, уступая место стеклянным картинам — витражам. 

 

1419 год

В эпоху Ренессанса, барокко и классицизма стили формируются вне зависимости от новизны применяемых конструкций

  Вид на площадь Святейшего Благовещения. Картина Джузеппе Дзокки. XVI векНа площади находится портик Оспедале-дельи-Инноченти («Приют невинных») архитектора Филиппа Брунеллески (1419–1445 годы).
© christies.com

Эпоха Возрождения дала миру величайшие купола, но с этого момента большие стили возникали уже не столько благодаря строительным новшествам, сколько в результате изменения самой картины мира. Ренессанс, маньеризм, барокко, рококо, классицизм и ампир родились скорее благодаря философам, теологам, математикам и историкам (и в какой-то степени тем, кто ввел в моду галантные манеры), чем изобретателям новых конструкций перекрытий. Вплоть до эпохи промышленной революции новшества в строительных технологиях перестают быть определяющим фактором в смене стилей.


 

1830 год

Начало «железнодорожной лихорадки» привело к массовому применению в строительстве металлических конструкций

  Запуск железной дороги Ливерпуль — Манчестер. Рисунок А. Б. Клейтона. 1830 год © Wikimedia Commons

Рельсы, поначалу предназначавшиеся только для железных дорог, оказались идеальным строительным материалом, из которого легко создаются прочные металлические конструкции. Бурное развитие наземного парового транспорта способствовало росту мощностей металлопрокатных производств, готовых предоставить инженерам любое количество швеллеров и двутавровых балок. Из таких деталей и сегодня делаются каркасы высотных зданий.

 

1850 год

Стекло становится полноправным строительным материалом

  Хрустальный дворец в Гайд-парке. Рисунок Филиппа Браннана. 1850–1851 годы © Victoria and Albert Museum

Фабричное производство оконного стекла больших размеров позволило отработать технологии строительства сначала больших оранжерей, а затем и грандиозных зданий иного назначения, в которых либо все стены, либо крыши делались стеклянными. Сказочные «хрустальные дворцы» начали воплощаться в реальности.

 

1861 год

Начало промышленного применения железобетона

  Чертеж дома Франсуа Куанье из ноябрьского номера журнала L'Ingénieur за 1855 год © histoire-vesinet.org

Попытки упрочнить бетон предпринимались еще в Древнем Риме; металлические стержни для армирования перекрытий начинают активно применять с начала XIX века. В 1860-х годах садовник Жозеф Монье в поисках средства сделать садовые кадки более прочными случайно обнаруживает, что, если в бетон заложить металлическую арматуру, прочность получившейся детали возрастает многократно. В 1867 году открытие было запатентовано, а затем продано профессиональным инженерам, разработавшим методы применения этой новейшей технологии. Однако предприимчивый садовник был лишь одним из нескольких отцов новой строительной технологии. Например, в 1853 году во Франции инженер Франсуа Куанье построил дом целиком из железобетона, а в 1861 году опубликовал книгу о его применении.

 

1919 год

Соединение всех технологических возможностей в новом 

«современном» стиле
  Павильон «Эспри нуво» Ле Корбюзье в Париже. Открытка 1925 года © delcampe.net

В своем манифесте в журнале «Эспри нуво» один из лидеров архитекторов-модернистов Ле Корбюзье формулирует пять принципов современной архитектуры, которые возвращают ее к античным идеалам — не внешне, но в главном: образ здания опять стал правдиво отражать работу конструкций и функциональное назначение объемов. К началу XX века декор на фасадах стал восприниматься как обман. Появилась потребность обратиться к истокам, брать пример с древнегреческих храмов, правдиво рассказывавших о работе конструкций. Однако теперь перекрытия делались из железобетона, смысл применения которого в том, что там, где деталь работает на излом, замурованная в ней арматура сопротивляется разрыву. Поэтому современные конструкции могут перекрывать пролеты почти любой ширины. Теперь здания смогли совсем лишиться колонн, украшений, смогли иметь сплошное остекление, то есть обрести привычный нам «современный вид».  

древнерусская архитектура, барокко, рококо, классицизм, авангард.

Эльдар Рязанов в картине «Ирония судьбы, или С легким паром!» несколько преувеличил то, насколько российские улицы похожи друг на друга. Однако здания одних и тех же архитектурных направлений есть во многих российских городах. «Культура.РФ» составила краткий путеводитель по основным стилям, которые можно увидеть практически в любом городе нашей страны.

Древнерусская крестово-купольная архитектура

Софийский собор, Великий Новгород. Фотография: Зазелина Марина / фотобанк «Лори»

Храм Покрова на Нерли, Владимир. Фотография: Яков Филимонов / фотобанк «Лори»

Гражданских памятников XI–XVII веков сохранилось крайне мало, однако церкви этого периода можно увидеть в городах старше 400 лет. Как правило, это прямоугольные здания, стены которых ориентированы по сторонам света. Венчают церкви купола, количество которых может варьироваться, наиболее часто встречаются одно-, пяти-, девяти- и тринадцатиглавые храмы. Например, Софийский собор в Великом Новгороде — пятикупольный, а храм Покрова на Нерли венчает один купол. Но сколько бы ни было у храма куполов, всегда есть один главный: он приподнят на специальном основании — барабане.


Древнерусская шатровая архитектура

Церковь Вознесения, Коломенское. Фотография: panoramio.com

Шатровая колокольня, Кижи. Фотография: streamphoto.ru

В XVI веке на смену куполам пришло чисто русское изобретение, не имеющее аналогов в церковной архитектуре других стран: шатер — завершение храма в виде многогранной пирамиды, а не купола. Вероятно, появление шатрового зодчества связано с техническими сложностями: многие церкви на Руси строили из дерева, а сделать купол из этого материала непросто. Позже эта архитектурная особенность распространилась и на каменное строительство. Чтобы представить себе шатровый храм, достаточно вспомнить церковь Вознесения в Коломенском и шатровую колокольню в Кижах.


Барокко

Зимний Дворец, Санкт-Петербург. Фотография: Vitas / фотобанк «Лори»

Церковь Знамения, Дубровицы. Фотография: gooper.ru

Этот архитектурный стиль пришел в Россию в самом конце XVII века. Первые постройки появились в Москве, потом барочными зданиями активно застраивался Петербург. Стиль барокко определить просто: его главные особенности — сложные формы и обилие украшений. Собственно, сам термин «барокко» в переводе с итальянского означает «причудливый, странный». Среди примеров — Зимний дворец в Петербурге и церковь Знамения в Дубровицах в Подмосковье.


Рококо

Китайский дворец, Санкт-Петербург. Фотография: Литвяк Игорь / фотобанк «Лори»

Катальная горка, Санкт-Петербург. Фотография: Литвяк Игорь / фотобанк «Лори»

В целом популярный во второй половине XVIII века стиль рококо имеет много общего с барокко. Главные отличия кроются в деталях. Здания в стиле рококо обильно украшены скульптурным декором — вазами и цветочными гирляндами, масками или просто милыми завитками. Подобных построек в России сохранилось немного. К ним относятся Китайский дворец и павильон «Катальная горка» в Ораниенбауме.

Русское рококо


Классицизм

Таврический дворец, Санкт-Петербург. Фотография: Екатерина Овсянникова / фотобанк «Лори»

Большой театр, Москва. Фотография: Геннадий Соловьев / фотобанк «Лори»

Здания в стиле классицизм можно найти во многих российских городах. Это архитектурное направление было распространено в конце XVIII — первой половине XIX века. В классическом стиле строили дворцы и усадьбы, театры и даже склады. Ключевая деталь, по которой можно без труда опознать памятник эпохи классицизма, — это колонна. Точнее, много колонн. Также здания в этом стиле отличаются сдержанностью, симметричностью и лаконичным декором. Таковы, например, Таврический дворец в Петербурге и Большой театр в Москве.

Русский классицизм

Читайте также:

Историзм

Храм Христа Спасителя, Москва. Фотография: strinplus.ru

Усадьба Царицыно, Москва. Фотография: Юрий Губин / фотобанк «Лори»

Постройки в этом архитектурном стиле, появившемся в середине XIX века, наиболее разнообразны. Главная особенность историзма — обращение архитектора к наследию прошлого. Прошлое могло быть, например, византийским — тогда появлялись здания в неорусском стиле, как храм Христа Спасителя. Могло быть готическим — так была возведена усадьба Царицыно в Москве. А могло быть осмыслением наследия эпохи ренессанс — как Московский и Ленинградский вокзалы. Ключевые внешние особенности историзма сформулировать достаточно сложно: постройки этого стиля непохожи. Если вы видите здание, которое «хочет казаться старше, чем есть на самом деле» — вероятно, это памятник историзма.


Модерн

Дом компании «Зингер», Санкт-Петербург. Фотография: spb-guide.ru

Гостиница «Метрополь», Москва. Фотография: liveinmsk.ru

Здания в архитектурном стиле модерн появились в конце XIX — начале XX века. Обилие стекла и железа, использование мозаики и росписи на фасадах, необычные изогнутые линии и асимметрия — все это приметы модерна. Дом компании «Зингер» в Петербурге или гостиница «Метрополь» в Москве — наиболее характерные здания в этом стиле.


Авангард

Дом культуры имени Русакова, Москва. Фотография: Bala-Kate / фотобанк «Лори»

Универмаг Мосторг на Красной Пресне. Фотография: Дмитрий Данилкин / фотобанк «Лори»

В 1920-е в Советском государстве появился такой же революционный, как и новая власть, архитектурный стиль. Простые конструкции и отсутствие декора, стекло и бетон — такими строили авангардные здания. Для архитекторов-авангардистов была важна функциональность постройки, а не ее эстетическая ценность. Неудивительно, что у стиля, помимо сторонников, были и ярые противники, называвшие авангардные здания «бетонными опухолями» на теле Москвы. Так, например, современники оценили мельниковский Дом культуры имени Русакова. Универмаг Мосторг на Красной Пресне — другой известный пример авангарда — встретили спокойнее.


Сталинская неоклассика

Центральный академический театр российской армии, Москва. Фотография: Алёшина Оксана / фотобанк «Лори»

Главное здание МГУ на Воробьевых горах, Москва. Фотография: Денис Ларкин / фотобанк «Лори»

В сталинское время архитекторы стали вновь обращаться к классическому наследию, хотя и в несколько ином смысле. Здания 1930–40-х годов были величественными и помпезными — с колоннами и лепниной, настенными росписями и обилием декора с советской символикой. В моду вновь вошли колонны. Одним из интересных осмыслений стиля классицизм в сталинское время стали Центральный академический театр Российской армии в форме пятиконечной звезды и Главное здание МГУ на Воробьевых горах.


Типовая архитектура хрущевского и брежневского времени

Типовая архитектура времен Хрущева. Фотография: kp.ru

Типовая архитектура времен Брежнева. Бизнес-центр «Смоленский», г. Санкт-Петербург. Фотография: mhi-russia.ru

Вместе с эпохой Сталина закончилась и эпоха «архитектурных излишеств» и монументализма. Одинаковые невыразительные здания по типовым проектам можно встретить как в жилой застройке того времени, так и в общественной архитектуре — такими стали кинотеатры, школы, больницы. В спальном районе любого российского города так называемые хрущевки, скорее всего, будут основой местного пейзажа.

Автор: Лидия Утёмова

ЕГЭ. История. Архитектура России XX века. 10 вопросов – 10 ответов. Семь сталинский высоток. ТАБЛИЦА.

Здание возле Красных ворот.

 

 

Москва.

1948-1951.

Сталинский ампир.

Архитекторы: А.Н. Душкин, Б.С. Мезенцев.

24 этажа, 138 м.

 

Здание на Котельнической набережной.

 

 

Москва.

1948-1952.

Сталинский ампир

 

Архитекторы – Д.Н. Чечулин, А.К. Ростковский.

26 этажей, 176 м.

 

МИД.

Москва.

1948-1953.

Сталинский ампир с элементами готики.

 Архитекторы:

В.Г. Гельфрейх, М. А.Минкус.

27 этажей, 172 м.

МГУ на Воробьёвых горах.

Москва.

1949-1953.

Сталинский ампир

Архитектор: Л.В. Руднев. Б.М. Иофан, С.Е. Чернышев, другие.

32 этажа, 240 м.

 

Гостиница «Ленинградская».

 

 

Москва.

1949-1954.

Сталинский ампир+ московское барокко.

Архитекторы: Л. Поляков и А. Борецкий.

17 этажей, 136 м.

 

 

Жилой дом на Кудринской площади.

 

 

Москва.

1948-1954.

Сталинский ампир.

Архитекторы:

М.Посохин, А.Мдоянц.

24 этажа, 156 м.

Гостиница «Украина».

 

Москва.

1953-1957.

Сталинский ампир.

Архитектор: А.Г.Мордвинов, В.К. Олтаржевский.

34 этажа, 206 м.

Архитектура Москвы 20-х годов

(Жилой масив на Усачева)

Архитектура Москвы 20-х годов ХХ века представляет собой удивительный микс. Смешалось все: купеческие застройки прошлых веков, традиционный московский стиль чудно гармонировал с новыми застройками социализма, стиль которых в будущем получит название: конструктивизм.

(Московская фабрика)

Итак, Москва 20-х. Город обрел статус столицы и – пошло-поехало. Созвали архитекторов, и началась эпоха строительства бумажного. С 1918 года усиленно работает группа гениев под руководством Л.Каменева, предлагая генеральные застройки будущей столицы. Проектировали и мечтали, порой выдавая такие идеи, что впору поверить в чудеса. Чего стоят только трамваи под облаками и огромный аэровокзал на Ходынке, предложенные Чаяновым. И построили бы, да прозаическая причина помешала воплотиться мечтам. Денег не было.

(Зимняя улица)

А вообще строительство нужно начинать со слома старого. Тут все обошлось. Зимы 20-х годов выдались неимоверно холодными, а отопление благополучно вышло из строя еще в 1920 году. Жители срочно обзавелись буржуйками, и правительство разрешило топить печи…домами. Разбирали и растаскивали старые деревянные постройки, которые тесным кругом толпились за пределами Садового кольца. Так Москва сама себе расчищала площадки.

(На Театральной площади)

В силу того, что население первопрестольной после революции увеличилось в разы, стало важно срочно возводить многоэтажные дома. Первый жилой массив решено было строить на улице Усачева (1924 г. арх. И.Мешков). Рис. 1 По тем временам стройка – грандиозная. Закладывался прообраз будущих жилых микрорайонов столицы: 4-5 этажные дома, рядом детсады и школа, магазины и аптеки. Такой вариант – новшество. Подобные массивы стали появляться на Шаболовке и возле Савеловского вокзала.

(Комплекс на Берсеневской)

Еще одна грандиозная постройка 20-х: жилой комплекс на Берсеневской набережной (Рис.2), выстроенный в 1928-1930 гг. (арх. Б. М. Иофан). Этот дом-город объединял воедино новые представления о доме для советского человека. Громадный комплекс совмещал в себе жилые постройки и производственный сектор. Фасад дома во многом предопределили архитектуру будущих строений на Москве реке. А сама река, еще не забранная в гранит, с перекинутым через нее Большим Каменным мостом, еще не обзавелась достойным речным фасадом. Предполагалось, что этот комплекс на Берсеневской свяжется в единое целое с будущим Дворцом Советов на месте снесенного Храма Христа Спасителя. Тогда становится понятной сложная архитектура здания, его массивность со стороны реки и крупные, не по времени, размеры.

(Дом-коммуны на Орджаникидзе)

Выразительная гримаса архитектуры того времени: дома-коммуны. Их было несколько, но самым одиозным был такой дом на ул. Орджоникидзе (арх.И.Николаев), предназначенный для студентов (Рис. 3). Идея проста: зачем студенту просторы? Достаточно, что есть место для ночлега, все остальное – учиться, есть, справлять нужду и принимать душ можно сообща. Дом вместил в себя тысячу комнат по 6 кв. м. В отдельном здании располагались столовая и читальный зал. Связывались все это санитарными постройками. Предполагалось, что здесь будущий студент должен раздеться, принять душ и проследовать либо в свои 6 метров, либо в столовую. К счастью, такие проекты не прижились, но как памятник эпохе говорит о многом.

(Клуб Русакова на Стромынке)

Но строили не только жилые дома. Фантазия конструктивистов находит воплощение в здании клубов. Их возводили много, преимущественно на центральных улицах: клуб имени И. Русакова на Стромынке (Рис. 4) и клуб им. Зуева на Лесной улице (арх. Мельников), дворец культуры Пролетарского района — ныне дворец культуры ЗИЛа (арх. бр. Веснины). Эти строения имели яркие черты конструктивизма: необычные формы, нагромождение углов на фасадах и геометрические линии, отсутствие симметрии и окна, выложенные единой лентой, лаконичность и монолитность.

(ЦКДЖ)

Но больше всех известен ЦДКЖ (рис. 5) , который и сейчас украшает площадь возле Казанского вокзала (1925, арх. М. Щусев).

(Редакция Известий)

Дом "Известий" (рис. 6), построенный по проекту арх. Г. Бархина в 1925-1927 гг, не вызвал восторга у многих архитекторов. Бархина обвиняли, что он подражает стилю, но внутренней сути, идеи конструктивизма не схватил. Тем не менее, дом стоит до сих пор. Более того, это строение послужило отправной точкой для реконструкции площади Пушкина. Кстати, здание Центрального телеграфа (инженер И. Рерберг) в начале Тверской улицы (рис. 7)– ровесник дома "Известий".

(Центральный телеграф на Тверской)

Еще один архитектор, М.Щусев, тоже не был поклонником конструктивизма, хотя его и назначили для строительства самой главной постройки 20-х годов – мавзолея. Первый, деревянный, был возведен в спешном порядке в 1924 году (рис. 8) и предназначался исключительно для того, чтобы миллионы граждан могли попрощаться с вождем мирового пролетариата. Чуть позже, в этом же году, построили второй вариант мавзолея, тоже из дерева (рис. 9). Он простоял 5 лет. И лишь в 1929 году мавзолей заковали в гранит и он обрел черты того культового здания, которое знакомо всем нам (рис.10).

(Иверская часовня)

В это же время началась реконструкция Красной площади. Во-первых, после 1924 года запретили захоронения на площади, хотя в годы революции площадь была огромным кладбищем. Еще чуть раньше, в 1922, снесли Иверскую часовню (рис. 11), так как она мешала проведению парадов. По этой же причине снесли часовню Александра Невского и передвинули памятник Минину и Пожарскому туда, где он стоит сейчас. Кстати, массовое разрушение храмов начнется позже, в начале 30-х. А пока Москва еще была златоглавой.

(Башня архитектора Шухова)

Нужно назвать еще одну грандиозную стройку 20-х годов – Шуховская башня (1920-1922 гг, арх. В.Шухов). На то время это была самая высокая башня в России. А 19 мая 1922 года отсюда впервые начали трансляцию радиопередач (рис. 12).

Но это только начало. Самые грандиозные перемены начнутся в 30-х, когда Москва будет напоминать огромную стройку и впервые станет ясно проступать облик столицы.

Посмотрите на разнообразие русской архитектуры в этих 18 зданиях

Магнитогорск был «сталинским Питтсбургом». Образцовый промышленный город для производства стали был частью первого пятилетнего плана Иосифа Сталина. Строительство города шло очень быстро. Работы начались в 1929 году, когда на этом изолированном форпосте в углу Южного Урала, богатого железной рудой, проживало несколько сотен рабочих, живущих в палатках. К 1932 году, когда была выплавлена ​​первая сталь, население составляло более 250 000 человек.На пике своего развития, в середине 20 века, в городе проживало 500 000 человек.

В конце 1920-х - начале 1930-х годов Советскому Союзу не хватало навыков и опыта, необходимых для строительства крупного сталелитейного завода, поэтому были привлечены иностранные специалисты. Сюда входила группа архитекторов и проектировщиков во главе с Эрнстом Мэем, немцем, ответственным за прогрессивные модели децентрализованного планирования и жилищного строительства во Франкфурте. Мэй рассматривал Магнитогорск как линейный город с рядами «суперкварталов» - системных жилых домов с зонами для производства, приема пищи, сна и общественной деятельности.Они должны были располагаться параллельно с длинными заводскими зданиями, которые включали доменные печи, сварочные цеха, ямы для выдержки, комбинированные станы и другие объекты, необходимые для производства стали в массовом масштабе. Идея заключалась в том, чтобы рабочие жили как можно ближе к промышленной зоне, соответствующей их навыкам, сводя к минимуму время в пути и увеличивая производительность. Жилую и производственную зоны планировалось разделить полосой зеленых насаждений.

Однако, когда наступил май, строительство уже велось; его видение было также скомпрометировано географией, особенно ориентацией реки Урал.При длине более 13 миль (21 км) город стал более вытянутым, чем планировалось изначально. В советский период тысячи городов основывались на принципах, применявшихся в Магнитогорске, и комбинаты пользовались большим успехом, хотя уровень жизни и качество жизни в них были очень низкими. (Адам Морнемент)

Российская конструктивистская архитектура в 7 зданиях

Щуковская радиобашня | © Arssenev / Wikimedia

Рожденная в рамках более широкого одноименного художественного движения, конструктивистская архитектура пережила свой расцвет в Советском Союзе в начале 20-го века .Сочетая концептуальный дизайн и геометрическую эстетику с коммунистическим чувством совместной жизни и общей социальной цели, конструктивистская архитектура была школой мысли, раздвигающей границы, которая бросила вызов традиционной эстетике дизайна, идеям и представлениям о том, как жить. Хотя многие здания находятся в разной степени ветхости, их наследие по-прежнему напоминает нам об эпохе смелого дизайна и эпических идей. Вдохновитесь некоторыми из самых эпических дизайнерских решений начала 20 века в этих впечатляющих зданиях.

Облачное железо, спроектированное в 1924 году русским художником и архитектором Эль Лиссики, представляло собой серию из восьми одинаковых горизонтальных L-образных зданий, которые так и не были реализованы. Однако они должны были пересекать основные перекрестки Бульварного кольца, средней кольцевой дороги Москвы. Согласно проекту, на горизонтальном блоке, возвышающемся на 50 метров над уровнем улицы, должны были быть построены трехэтажные квартиры и офисные помещения, которые также должны были выполнять функции трамвайных остановок. Вертикальный пилон простирался под землю и служил точкой доступа к системе метро, ​​соединяющей квартиры и офисы с системой общественного транспорта через внутреннюю лестницу.

Эль Лисицкий, фото автора его дизайна «Облачное железо. Земельный план. Вид со Страстного бульвара, 1925 г. | © Van Abbemuseum, Eindhoven

Коммунальный дом текстильного института

Московское здание, спроектированное Иваном Николавом в 1931 году, было рассчитано на 2000 студентов. Основная идея дизайна заключалась в том, чтобы отделить и максимизировать общие зоны от жилого пространства, которое было сведено к минимуму до спального места - все вещи должны были храниться в шкафчиках в общественных местах.Конечным результатом является H-образное здание: коммунальный блок, соединенный с учебным корпусом восьмиэтажным коридором из общежитий длиной 200 метров. В первоначальном дизайне общежития были всего 2х2 метра и без окон. Однако это было сочтено слишком экстремальным, поэтому размеры комнаты были увеличены до 2,7 × 2,3 метра и установлены окна.

2-й Донской проспект, 9, Москва, Россия, 115419

На полуострове Екатеринбургского городского пруда выступает очаровательный спортивный комплекс «Динамо».Одно из самых знаковых зданий города и старейший спортивный комплекс в городе, он был построен в 1934 году и с тех пор использовался в качестве спортивно-оздоровительного центра. Сейчас это место споров, так как городская элита и власти хотят использовать это место для строительства новой церкви. Местные жители утверждают, что эта церковь будет построена за счет величайших достопримечательностей города и станет значительной культурной потерей для города, который известен своим конструктивистским фасадом.

💞

Сообщение, опубликованное на сайте Follow us❣ (@nighttttttttttttttttttttttt)

Hotel Amanauz

Hotel

Отель Amanauz, получивший прозвище «Honeycomb Hotel» из-за его выступающих шестиугольных балконов, представляет собой настоящий праздник бетона и жестокости прямо в самом сердце Кавказских гор.В нем 480 номеров, кинотеатр на 630 мест, а также множество социальных и культурных объектов, и никто никогда не использовал их, потому что отель так и не был достроен. Проект начался в 1985 году, и, несмотря на несколько раз смену владельца, строительство вскоре прекратилось. Сейчас это возврат к советскому стилю середины века. Хотя он был построен через 60 с лишним лет после первой волны конструктивизма, большая часть его геометрии соответствует стилю.

Подробнее

Еще один нереализованный проект - Дворец Советов должен был стать одним из самых эпичных конструктивистских проектов в СССР.Этот административный центр и конгресс-холл планировалось построить прямо у Кремля, где сейчас стоит Храм Христа Спасителя. Строительство началось в 1937 году, но было остановлено немецким вторжением в 1941 году. К 1942 году стальная рама была разобрана и использовалась в инфраструктуре и в качестве фортификационных сооружений. В то время это было бы самое большое здание в мире.

Художественное впечатление Дворца Советов | © Илья Илусенко / Викимедиа

Моссельпром Дом

Корпус

Дом Моссельпром | © Андрей Крюченко / Викимедиа

Сочетание конструктивизма и авангарда, он наиболее известен своими панно, написанными одним из основоположников конструктивистов, художником Александром Родченко и его женой Варарой Степановой.Построенный в начале 1900-х годов как жилой дом с рестораном, он сначала рухнул вскоре после постройки. Два дополнительных этажа были добавлены в рамках реконструкции для использования Моссельпромом, агентством, представляющим производителей продуктов питания и расходных материалов. Родченко и Степанова нарисовали фасад с рекламой «Моссельпром» на начальных панелях, которые с тех пор закрашены.

Подробнее

Спроектированное известным архитектором Андреем Крячковым, отмеченное наградами здание «100 квартир» было спроектировано для советской элиты в Новосибирске в 1930-х годах.Он состоял из восьми этажей, в которых было 100 квартир разной площади (сейчас их 110). За свои усилия по проектированию этого здания, наряду с несколькими другими в городе, Крячков был награжден золотой медалью на Международной выставке искусства и технологий в современной жизни в Париже в 1937 году.

Искусство и архитектура в России

Русское искусство и архитектура остаются загадкой для большинства посторонних, даже несмотря на то, что сама страна открылась миру. Если вы немного узнаете об эволюции русского изобразительного и прикладного искусства, а также о политических движениях, которые часто руководили ими, ваша поездка станет менее захватывающей и более открывающей глаза.

В течение тысячелетия, от обращения России в православие в IX веке до XIX века, русское искусство почти полностью определялось иконописью . Византийская практика рисования святых или библейских сцен на резных деревянных панелях строго соответствовала церковному канону, поэтому иконы выглядят гораздо более единообразными и повторяющимися, чем, например, западноевропейское религиозное искусство эпохи Возрождения. Лучший совет для начинающего зрителя - выбрать одну или две иконки в комнате и изучить их линии и баланс - не ищите реализма или классических пропорций и не ожидайте возвышения.Они должны быть несколько захватывающими и интроспективными.

Некоторым русским иконописцам удалось привнести в свои работы оригинальность, но чтобы заметить различия, нужен наметанный глаз. Андрей Рублев был самым известным и противоречивым средневековым иконописцем, который в XIV веке вывел этот жанр на новый уровень. Его работы больше всего ценят в Третьяковской галерее в Москве и Троицком монастыре в Сергиевом Посаде. В Спасо-Андронниковом монастыре в Москве, где он жил и работал, нет ни одной его оригинальной работы, но есть информативная выставка о нем.

Русское искусство вышло из моды после того, как Петр Великий перенес столицу в Санкт-Петербург в начале 1700-х годов и украсил его французскими и итальянскими шедеврами или их подражаниями. Только в середине 19 века славянофильское движение принесло русским живописцам настоящий успех. Странники, или передвижники, оторвались от Петербургской Академии художеств и ее западных традиций, чтобы сосредоточиться на изображении русской деревенской жизни. Среди выдающихся людей этого периода - Иван Крамской и Илья Репин, работы которых хорошо представлены в Третьяковской галерее и Русском музее в Санкт-Петербурге.Петербург.

В конце XIX века российская версия движения декоративно-прикладного искусства опиралась на традиционное русское прикладное искусство. Русские художники также приняли то, что они называют Style Moderne, или Art Nouveau. Потрясающие интерпретации этого стиля можно найти в мозаике « Dream Princess » Михаила Врубеля вокруг верхней части фасада гостиницы «Метрополь» и в связанной с ним мозаике размером с комнату в Третьяковской галерее.

Политические потрясения начала 20 века были главным двигателем развития русского искусства.Яркие цвета, угловатые формы и интенсивность городской жизни заменили сельские сельские сцены, и русское движение Avante-Garde процветало. Казимир Малевич и Михаил Ларионов исследовали жанры футуризма, лучизма (единственное истинно абстрактное искусство в России) и супрематизма. Белорус Марк Шагал в этот период создавал сюрреалистические и удивительные картины. Многие из этих работ выставлены в Третьяковской галерее в Москве (старое и новое крыло) и в Русском музее в Санкт-Петербурге.Петербург.

Первоначально советские лидеры использовали творчество свободомыслящих художников в пропагандистских целях, а плакаты, скульптуры и общественные пространства, созданные русскими художниками в 1920-х годах, являются одними из самых ярких произведений искусства в мире. Конструктивисты , в том числе Владимир Татлин, Александр Родченко и Варвара Степанова, включили в свои работы технологические и индустриальные темы и энергию. Их работы только начинают выходить из музейных хранилищ, а некоторые экспонируются в Третьяковской галерее и Санкт-Петербурге.Петербургский Русский музей. Российский авангард внес в мировое искусство больше, чем обычно ценится, в основном потому, что советское правительство так эффективно стерло или дискредитировало их работы к 1930-м годам, отстаивая вместо этого смелые образы, но менее смелые идеи социалистического реализма.

Пропагандистский плакат «» пришел на смену иконе как главному полотну России на протяжении большей части советской эпохи, пока свобода от художественных ограничений в конце 1980-х и 1990-х годах не породила волну смелого экспериментального искусства.Сегодня российские артисты, похоже, ищут новую роль.

Русская архитектура тоже была церковной и веками следовала православной строгости. Церкви были построены в форме греческого креста с несколькими окнами и крутыми крышами. Луковые купола стали заметной особенностью в 11 веке. Иконостас , ширма перед алтарем с тщательно продуманной иерархией икон, является ключевым объектом для поиска внутри церкви.

Средневековые архитекторы рисковали больше, чем их коллеги-иконописцы.Соборы в Кремле являются наиболее яркими примерами постепенного посягательства итальянского влияния на русскую традицию в 15-м и 16-м веках. Венецианские гребешки обрамляют крыши, хотя здания включают кокошники (остроконечные арки) и закомари (полукруглые фронтоны), типичные для архитектуры Москвы той эпохи. Храм Василия Блаженного в Москве - одна из последних церквей, которые так смело использовали скошенные купола и шатер , или шатровую башню, позже запрещенную православными лидерами - ни один другой храм в России сегодня не выглядит так, как это.

Западные идеи Петра Великого перевернули русскую архитектуру, а построенная им столица соответствовала идеалам Просвещения и неизменной симметрии. Зимний дворец и Смольный собор в стиле рококо, а также Михайловский дворец и Адмиралтейство в неоклассическом стиле почти не похожи на искривленные купола средневековой Москвы. Посетите любую площадь Санкт-Петербурга и развернитесь на 360 градусов, и вы почувствуете, насколько последовательными и светскими были дизайнеры города, даже те, кто пришел хорошо после смерти Петра.

Возрожденческое движение XIX века привело к возвращению традиционных русских церковных элементов, таких как украшенные купола в церкви Спаса-на-Крови в Санкт-Петербурге. После победы над Наполеоном стиль ампир прижился в русских аристократических резиденциях, свидетельством чему являются улицы Пречистенка и Остоженка в Москве.

Ранняя советская архитектура была такой же творческой и энергичной, как и искусство того времени. Такие архитекторы, как Константин Мельников, создавали функциональные, элегантные здания, благодаря которым советская идея (прогрессивного, эгалитарного государства) казалась вершиной современности.(Его самый известный дом находится недалеко от Арбата в Кривоарбатском переулке, 6.) Мавзолей Ленина на Красной площади, при всей своей болезненной функции, является одним из последних сохранившихся образцов конструктивистской архитектуры. Система московского метро была спроектирована лучшими архитекторами страны и представляет собой отличное место, чтобы увидеть сопоставление традиций (цветочные столицы) с советской политикой (статуи пролетариата). Это также одна из самых красивых систем метро в мире.

Позже стиль "сталинской готики" появился в десятках высотных зданий вокруг Москвы (до Варшавы и Праги), с башенками и шпилями административных или жилых зданий.Два ярких примера - гостиница «Украина» и МГУ. Архитектура после Сталина превратилась в унылые квадратные башни, которые портят горизонт любого российского города. Сегодняшние архитектурные тенденции задаются тем, что россияне-нувориши строят многомиллионные «коттеджи» на окраинах Москвы и Санкт-Петербурга. Руководящий принцип часто кажется «настолько большим и экстравагантным, насколько это возможно». Они делают просмотр забавным, хотя многие из них окружены высокими стенами и системами безопасности, чтобы вы не могли этого сделать.

Примечание : Эта информация была точной на момент публикации, но может быть изменена без предварительного уведомления. Перед планированием поездки обязательно подтвердите все цены и детали непосредственно у соответствующих компаний.

Искусство и архитектура России






Из икон и луковичных куполов супрематизму и сталинскому барокко, русское искусство и архитектура многим кажется для России - довольно непонятное множество экзотических форм и чуждых чувств.Без любое ощущение богатых традиций русской культуры, понимание страны огромное художественное богатство превращается в игру исторического анекдота - «церковь, где такой-то укрылся от того, как его зовут "- или бессмысленный набор эстетических фенечки - «Мне больше всего нравятся синие купола». На самом деле русское искусство и архитектура не так сложно понять, как думают многие, и даже немного зная немного о том, почему они выглядят именно так и что они значат, воплощает в жизнь культуру и личность всей страны.

Иконки

Традиция иконописи была унаследованный русскими от Византии, где начался как ответвление мозаики и фресковые традиции ранних византийских церквей. В VIII и IX вв. иконоборческая полемика в Православной церкви поставила под сомнение религиозность изображения были законной практикой или кощунственным идолопоклонством. Хотя использование изображений не был запрещен, это побудило к глубокому пониманию разницы между искусством предназначен для изображения действительности и искусства, предназначенного для духовного созерцания.Эта разница Это одна из причин того, что художественный стиль иконок может казаться столь неизменным. Определенный виды баланса и гармонии стали отражением божественности, и как таковые они предлагали тщательное воспроизведение и тонкую изысканность, а не поразительную новизну. Хотя эта философия привела к сравнительно медленной эволюции стиля, икона живопись значительно развивалась на протяжении веков. В частности, в XIV веке иконопись на Руси обрела гораздо большую степень субъективности и личностного выражение.Самой заметной фигурой в этом изменении стал Андрей Рублев, чьи работы могут быть просмотрено как в Третьяковской галерее в Москве, так и в Русском музее в Санкт-Петербурге.

В отличие от живописной традиции, которой стали придерживаться жители Запада. русская иконная традиция не имеет отношения к изображению физического пространство или внешний вид. Иконы - это изображения, предназначенные для помощи в созерцательной молитве, и в этом чувство, что они больше озабочены передачей медитативной гармонии, чем планированием реалистичная сцена.Вместо того, чтобы оценивать размер фигуры на значке, оценивая его искажение уровень, посмотрите, как расположены и уравновешены линии, составляющие фигуру, как они перемещают ваш взгляд. Если у вас возникло ощущение, что цифры немного преследует, это хорошо. Они были нарисованы не для того, чтобы очаровывать, а для того, чтобы вдохновлять на размышления и самоанализ. Если вы чувствуете, что должны стоять и ценить каждую икону, которую видите, вам не понравится ни одно из них.Вместо этого попробуйте потратить немного больше времени на один или два, не рассматривая каждую деталь, а просто наслаждаясь несколькими моментами размышлений как ваш глаз идет своим чередом.

Лучшие коллекции иконок можно найти в Третьяковская галерея и Русский музей, хотя, конечно, во многих русских церквях есть сохранили или отреставрировали свои традиционные произведения.

Великий эксперимент

Рост влияния европейской культуры в России в период XVII и XVIII века приблизили русское искусство к знакомым традициям западная живопись.Лишь в конце XIX века следующая большая группа возникли уникальные русские художественные стили, развившиеся в связке с либеральными силы социальной реформы. Это современное движение приняло много разных направлений почти из его зарождение, и описать их все было бы невозможно. Однако даже очень общее знакомство с их общими идеями и интересами делает их работу намного более интересной доступный.

С самого начала современное искусство движение было озабочено отходом от классической традиции и созданием новой вид искусства, тесно связанный с повседневной жизнью российского общества.Это возродился интерес к традиционным формам русского искусства, включая как декоративные народное искусство и, конечно же, иконопись. Из декоративного искусства он получил признание сила абстрактных геометрических узоров - линий, форм и цвета использовались для создавать ритмы и энергетические формы, не обязательно для изображения объектов или реальных пространств. Пересмотр иконописи заставил художников лучше осознать силу квартиры, двухмерная визуальная перспектива.Другими словами, они поняли, что могут лечить холст похож на холст, а не пытается создать впечатление, что это окно в пространство.

С конца девятнадцатого века примерно до 1910 года, движение современного искусства по-прежнему интересовалось традиционными аспектами русского жизнь - религия и деревенская жизнь имели такое же влияние, как и жизнь больших городов. В виде силы социальной реформы стали более тесно связаны с ростом населения промышленные рабочие, художники-авангардисты России все чаще обращались к фабрике и бешеный ритм городской жизни для вдохновения.Яркие цвета, упрощенные и четкие угловатые формы и акцент на освободительной энергии современного мира стали основа для новых и все более абстрактных композиций. Кубофутуризм, лучизм и Супрематизм был важнейшим из стилей и школ, возникших в это время. время. Среди их самых выдающихся художников были Казимир Малевич, Владимир Татлин, Михаил Ларионов и Анна Гончарова.

После революции 1917 года русский авангард совершил рывок на службу новому большевистскому режиму.Казалось, это обещало просто перерыв в новый мир и сметая старое, ради чего они работали в искусстве. годы. Они выпускали политические плакаты, организовывали уличные конкурсы и ярмарки, и большинство в частности, выполнил дизайн больших общественных пространств страны к юбилею. празднования революции. Пойманный акцентом нового режима на важности промышленной мощи, они начали привносить в композицию чувство рациональности и технологическая направленность производственных работ и дизайна.Конструктивизм, как называют этот стиль, продолжал развиваться до конца 1920-х годов, когда консерватизм сталинского государства отказался от авангарда в пользу советского реализма. Многие выдающиеся художники более ранние школы играли центральную роль в конструктивизме, особенно Татлин. Другой известные художники конструктивистского движения: Александр Родченко, Варвара. Степанова и Любовь Попова.

Отвергнут сталинским правительством и пренебрегли На западе русский авангард совсем недавно привлек к себе должное внимание.В Русский музей в Санкт-Петербурге обладает лучшей коллекцией произведений искусства.

Архитектура

На протяжении большей части своей истории русский архитектура была преимущественно религиозной. Церкви на протяжении веков были единственными здания должны быть построены из камня, и сегодня это почти единственные здания, которые остались от своего древнего прошлого. Основные элементы русского церковного дизайна сложились справедливо. рано, примерно в одиннадцатом веке.План в целом такой же, как у греческого креста (все четыре руки равны), а стены высокие и относительно без отверстий. С крутым уклоном Крыши (шатровые крыши) и множество куполов покрывают сооружение. Характерный лук купол впервые появился в Новгороде на соборе Святой Софии, в одиннадцатом век. В интерьере главной особенностью является иконостас, алтарная ширма, на которой иконы церкви расположены иерархически.

Центры средневековой церковной архитектуры следовали за смещение господства городов старой России - из Киева в Новгород и Псков, а из конец 15 века, Москва. С созданием единого Российского государства под Иван III, зарубежная архитектура стала появляться в России. Первый экземпляр такого иностранная работа - Большой Успенский собор Москвы, завершенный в 1479 г. архитектор Аритотле Фиораванти.Собор на самом деле представляет собой замечательный синтез традиционные русские архитектурные стили, хотя его классические пропорции отмечают его как произведение итальянского Возрождения. Русская традиция пережила короткий период возобновившееся влияние при Иване IV (Грозном), при котором легендарный собор Василия Блаженного. Однако в целом цари начали объединяться. все больше и больше с европейскими архитектурными стилями. Прекрасным примером этого сдвига был Питер Великий, спроектировавший св.-Петербург в соответствии с преобладающим европейским дизайном. Его преемники продолжили эту модель, наняв итальянского архитектора Растрелли для создания Зимний дворец в стиле рококо и Смольный собор. При Екатерине Великой был установлен рококо. кроме неоклассицизма, завершающего полностью европейскую топографию Санкт-Петербурга.

В девятнадцатом веке новый интерес к возникли традиционные русские формы. Как и связанное с ним движение в изобразительном искусстве, это возрождение старых стилей участвовало в создании авангардного движения в начало двадцатого века.В течение короткого периода после революции 1917 года авангард Конструктивистское движение получило достаточное влияние на проектирование крупных зданий. Ленина Мавзолей, спроектированный в 1924 году Алексеем Щусевым, - самый примечательный из немногих сохранившихся. Конструктивистские постройки. К концу 1920-х годов авангард оказался отвергнутым. Сталинское все более консервативное государство. Отход от модернизма, сталинские времена Архитектура лучше всего иллюстрируется семью почти неразличимыми "свадебные" небоскребы, возвышающиеся над горизонтом города.

В последние годы распад Советского государства и возобновление интереса к традиционной русской культуре привело к новому пониманию более скромная народная архитектура. Немногочисленные оставшиеся образцы традиционных деревянных архитектура, например, экспонаты в архитектурном музее под открытым небом в Костроме, сегодня являются одними из самых ценных архитектурных памятников России.



Copyright (c) 1996-2005 InterKnowledge Corp.Все права зарезервированный.

Современные архитектуры в истории - Общество двадцатого века

Россия: Современные архитектуры в истории

Ричард Андерсон (Reaktion, 352pp, 20 фунтов стерлингов) Серия «Архитектура в истории» будет у меня на полке вместе с несколькими важнейшими текстами по русской архитектуре. Это очень необходимая англоязычная книга по этой теме и ценный источник для дальнейших исследований.

Тон осторожен и размерен: Андерсон упаковывает 150 лет истории архитектуры примерно на 300 страниц вместе с превосходными иллюстрациями. В России все находится всего в одном шаге от политики, и это делает книгу особенно захватывающей: это альтернативная история России и Советского Союза.

Он начинает историю русского модернизма в 1861 году, время реформ (в том же году произошло освобождение крепостных крестьян), и прослеживает корни формализации архитектурной профессии с открытием академий в Москве и Санкт-Петербурге. в 1867 и 1870 гг.Во введении он противопоставляет разделение, встречающееся во многих историях русской архитектуры: между 19 и 20 веками, до и после революции, указывая на связи в экспериментах и ​​идеях на протяжении всего периода.

Он показывает, как вернулся модернизм даже после периода высокого сталинизма, который был настолько разрушительным для страны и архитектурной профессии. В 1952 году, когда многие выдающиеся архитекторы и критики подверглись публичному осуждению, Михаил Цапенко «похоронил вклады Ладовского, Гинзбурга, Мельникова, братьев Весниных и многих других под горой грандиозной риторики.Чтобы заново открыть для себя работы этих архитекторов, потребуется целое поколение ». Андерсон продолжает демонстрировать, как их открытие повлияло на архитектуру 1970-х годов.

Точно так же он рассматривает отношения России с Западом и помещает ее архитектуру в международный контекст. В 1920-х годах Ле Корбюзье сказал о Москве, что она стала «центром архитектуры и городского планирования в мире». Он купил набор чертежей Наркомфина (Моисей Гинзбург, 1930) и использовал их в дизайне Unité d’Habitation.Точно так же, несмотря на изоляционизм сталинской эпохи, к концу 70-х - началу 80-х годов «советские архитекторы участвовали в широком пересмотре отношения архитектуры к истории и историческому контексту, который развернулся во многих частях земного шара».

Еще одна идея, которая сохранилась. Несмотря на то, что иногда его хоронили как слишком прозападный, это движение за город-сад, которое использовалось для решения жилищного кризиса в Советской России. В послереволюционный период не было денег на крупномасштабное строительство, и движение города-сада обеспечило видение реалистичного и устойчивого города.Так было и после Второй мировой войны, когда страна стояла на коленях: пионер-градостроитель Владимир Семенов, автор нового Генерального плана Москвы 1930-х годов, был большим сторонником этого движения.

Книга устанавливает другие знаковые фигуры, здания и события: например, Иван Фомин, блестящий классик, экспериментировавший с Новым стилем на рубеже веков, погрузился в строгий классицизм, принял модернизм в 1920-х годах и вернулся к классицизму в 1930-е гг.Он был гигантом русской архитектуры, влияние и авторитет которого я раньше не осознавал. Андерсон также упоминает Вячеслава Олтаржевского, чей опыт работы в Нью-Йорке с 1924 по 1935 год имел решающее значение для построения московских «семи сестер» сталинской эпохи в Москве (несмотря на антиамериканскую риторику того времени), однако он был арестован за десятилетием ранее после завершения оформления Всесоюзной сельскохозяйственной выставки (1939 г.).

Андерсон стремится выйти за пределы России, чтобы взглянуть на советскую архитектуру и уравновесить высоко централизованный характер Советского Союза, в котором архитекторы происходили из Москвы или Ленинграда (ныне Санкт-Петербург).Однако именно поэтому большая часть книги посвящена Москве. По его признанию, Москва была в авангарде архитектурных экспериментов и изменений на протяжении всего периода, особенно после того, как она снова стала столицей в 1918 году.

Он пишет, что «сталинская революция привела к социальному опустошению и утопическим устремлениям - эти два понятия часто шли рука об руку. руку ''. Мне бы хотелось узнать больше о масштабах сноса, необходимого для преобразования Москвы в советский город и продолжения его переосмысления на протяжении всего ХХ века: дополнительная информация о том, что было и что не было снесено, была бы полезна, от обоих с исторической и практической точки зрения.Скорость разрушений потенциально трудно отслеживать: например, стадион «Динамо» (1927–28) был снесен в 2011 году.

О состоянии российской архитектуры сегодня Андерсон цитирует ведущего российского критика Григория Ревзина, который говорит, что где-то застрял » между СССР и Западом ». Он также описывает влияние советских институтов на сегодняшнюю практику, отмечая, что доминирование муниципального проектного бюро советских времен« Моспроект-2 »в Москве сегодня указывает на« сильную институциональную преемственность внутри проектно-строительного комплекса, который простираются через разделение 1991 года и централизованного управления дизайном.’

Это очень успешная, хорошо читаемая история, рассказанная с энтузиазмом. Это открывает новые возможности для исследований и освобождает нас от некоторых ранее существовавших и ограничивающих идей. Это взвешенная и разумная оценка, которая расширяет диапазон и глубину понимания архитектуры России.

Поиск

Мы все еще заполняем наш раздел рецензий на книги. Вы сможете искать книгу по названию, автору или дате публикации.

Советская архитектура: революция внутри революции | The Independent

Быть туристом в России - значит окунуться в славное имперское прошлое: огромный Эрмитаж в Санкт-Петербурге, луковичные купола Василия Блаженного на Красной площади в Москве.

Даже думать, что это может иметь место в 21 веке, было бы проклятием для российских революционных художников и архитекторов. Спустя сто лет Революция 1917 года - и рождение Советского Союза - породила множество выставок и мероприятий, направленных на понимание и интерпретацию Революции и ее последствий через ее искусство и архитектуру, и в этом есть элегическое качество. их.

В новом и улучшенном Музее дизайна в Лондоне скоро откроется выставка «Представьте Москву: архитектура, пропаганда, революция» - оглядываясь на все нереализованные послереволюционные планы воссоздать Москву в 1920-х и 30-х годах.В настоящее время Королевская академия демонстрирует «Революция: русское искусство 1917-1932 годов», а в ноябре над Бэнксайдом нависает «Красная звезда» Тейт Модерн, представляющая собой собрание «ранних экспериментов и разнообразных практик, которые сформировали новую визуальную культуру для нации, охватывающей одну шестую часть». Земля".

Борис Микаилович Кустодиев, Большевик, 1920

(© Государственная Третьяковская галерея)

Серьезный интерес к революционной архитектуре вышел из тени. «Этот период был признан в искусстве, но не в дизайне и архитектуре», - говорит куратор Эстер Штайерхоффер из Музея дизайна.«Это меняется, поскольку люди видят, что появились новые способы жизни, которые являются радикальными и актуальными сегодня». По мере развития революции старые дачи, дворцы и купола были вытеснены, поскольку государство-поколение приступило к преобразованию городов, чему способствовала серия мотивирующих «измов»: супрематизм, футуризм, продуктивизм и, что наиболее важно, конструктивизм.

То, что вы не видите, - Ленинская трибуна Эль Лисицкого и памятник Татлифлана Третьему Интернационалу, который был бы особенно грандиозным - предлагаемая 400-метровая башня, вращающаяся на четырех плоскостях: куб один раз в год, пирамида один раз в год. в месяц, цилиндр в день плюс полусфера для радиооборудования (если вы ходили в Королевскую Академию на факультет строительства революции: советское искусство и архитектура... в 2011 году вы увидите модель).

Но кое-что все еще можно увидеть на месте. Самым примечательным является Шабаловская радиобашня Владимира Шухова - российская «Эйфелева башня» и технологическая веха. Коммунальный дом Наркомфина Моисея Гинзбурга в Москве все еще существует: здание, которое почти стоит сегодня, но когда-то было очень влиятельным элементом массовой коммунальной архитектуры с общими кухнями, яслями и прачечной - своего рода авангард «совместного проживания» la lettre. Это Зуевский рабочий клуб, ныне театр, и дом Константина Мельникова 1929 года, построенный в цилиндрах с шестиугольными окнами.

Модель башни, предложенной Татлиным, амбициозный проект, который так и не был построен.

И если это построенное наследие примечательно, тогда не построенная «бумажная архитектура» - это смелое проявление мышления «голубого неба» - с летающими городами, как вы называете это (вы увидите некоторые из этих вещей в Музее дизайна). Дворец Советов Бориса Михайловича Иофана надеялся стать самым высоким зданием в мире. Облачное железо Эль Лисицкого представляло собой восемь консольных горизонтальных небоскребов, основанных на идее о том, что люди хотят двигаться горизонтально (большое внимание уделялось массовому движению и транзиту).Все они были мотивированы собственным Баухаусом Советского Союза: авангардным колледжем Вхутемас.

Действительно, по мере того, как заново открывают архитектуру, она проникает в сознание туристов. Недавно была выпущена Конструктивистская карта Москвы, включающая 50 советских построек, которые стоит отметить странствующим архи-ботаником. В конце концов, это соответствует вкусу к харизматическим руинам, к утопическим мечтам, к брутализму, к необычным коллективным мечтам. Просто не так уж много в самой России.

Джонатан Чарли, историк архитектуры из Университета Стратклайда и автор коллекции «Воспоминания о городах» , является экспертом в области русского модернизма и заметил его растущий интерес. «Я жил в Москве в 80-е годы, и их больше интересовал хлеб и поддержание власти, чем поддержание этих революционных зданий», - говорит он. «Они по-прежнему не вызывают большого интереса».

Исаак Бродский, В.И. Ленин и манифестация, 1919

(© Государственный музейно-выставочный центр РОСИЗО)

Тогда был один ключевой защитник: Юрий Волчок из Московского архитектурного института.Затем последовала важная книга Селима Хан-Магомедова « Пионеры советской архитектуры » 1987 года и прозорливые документальные фотографии Ричарда Паре, создавшего визуальный архив русского модернизма за последние пару десятилетий. Однако в начале 1990-х эти здания мало интересовали пиратский новый капиталистический мир. Даже сейчас, говорит Чарли, интерес к охране природы исходит в основном с Запада. Шуховская башня, например, вошла в «список наблюдения» Всемирного фонда памятников архитектуры, находящиеся под угрозой исчезновения, как «икона современной российской истории» - на этот раз слово «икона» уместно.

Фонд Уилла Стронга из Калверта 22 - некоммерческая организация, основанная в 2009 году лондонским экономистом Нонной Матерковой для улучшения понимания русского и советского искусства и культуры - в настоящее время проявляет глубокий интерес к послереволюционной архитектуре. «За последний год это даже стало модным», - говорит он. «Революционное наследие архитектуры особенно остро, поскольку многое не было построено, а многое было разрушено». Как менеджер программы Calvert 22 Foundation, Стронг наблюдает за сезоном русской революции и выявляет «ностальгию по будущему» и увлечение утраченным духом социального утопизма в эпоху рыночных сил.

Шуховская башня, Москва, в «списке наблюдения» Всемирного фонда памятников архитектуры находящихся под угрозой исчезновения зданий

(Getty)

Эта архитектура кажется новым открытием: изысканный вкус к городским модам и рост интереса к «историческому авансу». -гард », если использовать термин, употребляемый в музейных кругах. Но в то время это было очень влиятельно, - говорит Чарли. «Между Москвой, Берлином и Парижем был большой культурный поток». Действительно, Мельников спроектировал советский павильон на новаторской Парижской выставке декоративного искусства в 1925 году, а его залы были спроектированы Александром Родченко.Западные архитекторы, базирующиеся на западе, принимали участие в работе, включая Эриха Мендельсона, великим наследием которого в Великобритании является павильон Де Ла Варра в Бексхилл-он-Си, который создал текстильную фабрику Red Banner в Санкт-Петербурге.

Чарли обеспокоен тем, что нынешняя волна интереса может отделить эти здания от их контекста. «Это имеет тенденцию к деполитизации», - говорит он. «Иногда вещи, которые мотивировали этих людей, забываются. Это была взрывная и прогрессивная культурная революция - смесь эстетики и политики и революция, изменившая каждую часть повседневной жизни.

Коммунальный дом Наркомфина в Москве

Как добавляет Эстер Штайерхоффер: «Они пытались создать новый план жизни: новое общество, новую архитектуру и« нового человека »». И «женщина» - одной из тем оригинального Наркомфина было отсутствие домашней кухни, что было разновидностью женского крепостного права. «Еда была совместным занятием, а еда готовилась на« кухонных фабриках », - говорит она. «Дети воспитывались в коммунальных яслях». Гинзбург хотел выразить конструктивистскую идею: идею «социального конденсатора»: своего рода радикальный коммунализм.

Когда наступили 1930-е годы, конструктивисты и их авангардные идеи были фактически капутом. Принял сталинизм, и неоклассическая архитектура «свадебного торта», которую до сих пор можно встретить в советском мире, начала набирать обороты, аналог социалистического реализма, который создавал изображения девушек с волосами цвета льна и улыбающихся пионеров, счастливо трудящихся в колхозах. «Это в основном гротеск», - добавляет Чарли, который предпочитает использовать термин «реализм социалистического обмана» для описания этой «идеологической помойки».Горожане удалились в свои «спальные районы», как они называют фотороботы, в которых проживают горожане России.

В сегодняшней России все еще есть определенная нестабильность в отношении столетия и его культурного расцвета.

Уилл Стронг недавно побывал в России и обнаружил, что в пяти больших городах почти нет интереса к увековечиванию памяти Революции и ее культуры. Почему? «Я полагаю, это был недостаточно чистый перерыв», - говорит он. «Это политически сложно и болезненно.Последствия революции не закончились ни в 1989, ни в 91, ни в 93, ни когда каждый штат или регион падал ». Оказывается, Музею дизайна тоже нелегко было одолжить работы - хотя не уточняется, из-за ли это чрезмерной бюрократии, усталости или трудностей с предметом.

Дом Константина Мельникова, Москва

А в царстве Путина много ли заимствовано это архитектурное наследие с тех времен, когда Россия действительно лидировала? Не совсем.«Если вы думали, что архитектура неолиберализма в Великобритании плохая, то приезжайте в Москву», - говорит Чарли. Застройщики присматриваются к некоторым объектам - хотя в стране был большой интерес к сохранению Шуховской башни. Но по мере роста интереса к тому, что некоторые называют «Новым Востоком», а также по мере того, как российские деньги все больше связываются со своей историей в аукционных домах и торговых залах, вкус к революции может все же вернуться.

Представьте себе Москву: архитектура, пропаганда, революция в Музее дизайна, Лондон, с 15 марта по 4 июня: designmuseum.org

Сезон 2017 года Фонда Калверта 22 «Будущее остается: возвращаясь к революции» представляет собой серию мероприятий и бесед. Следующая выставка «Русское искусство и ХХ век» в четверг, 9 марта, 19:00: calvert22.org

Революция: русское искусство 1917-1932 годов в Королевской академии до 17 апреля: royalacademy.org.uk

Красная звезда над Россией в галерее Тейт Модерн, Лондон, с 8 ноября 2017 года по 18 февраля 2018 года: tate.org.uk

Строительство нового мира: Американизм в российской архитектуре

В рамках широкого феномена культурного переноса, который характеризует современность и модернизацию во всем мире, наиболее парадоксальными двусторонними отношениями являются отношения, установившиеся между Россией и Соединенными Штатами в течение долгого двадцатого века.

Начиная с первой Всемирной выставки, проходившей в Филадельфии в 1876 году, до распада Советского Союза в 1991 году, каждый определяющий момент в советской истории определялся набором идеализированных представлений о политике, технологиях, территориальном развитии, архитектуре и т. Д. и визуальная культура Америки. В 1924 году Лев Троцкий дошел до утверждения, что «американизированный большевизм победит и сокрушит империалистический американизм», повторяя сформулированное Александром Блоком пророческое видение «Новой Америки», созданное в угледобывающих регионах России.

« Американизм » в России может быть истолковано как многогранная фантасмагория - термин, используемый Вальтером Беньямином для интерпретации зрелища товара. Русские политические мыслители, писатели, архитекторы и дизайнеры воспринимали идеальные образы Нового Света как последовательность фантазий. Визуальные и текстовые репрезентации, разворачиваясь в континуум, породили коллективную иллюзию, которая сформировала современную Россию.

Выставка и сопутствующая публикация переписывают историю российской архитектуры и городского дизайна в свете этого непреходящего американизма , анализируя, в частности, высотные здания, в том числе позднесталинской эпохи, фабрики и промышленную инфраструктуру, а также продукцию времен холодной войны. дизайн.Повествование подчеркнуто расширенным определением архитектуры и культуры, которое включает промышленный и графический дизайн, музыку, фотографию, кино и литературу.

Куратор: Жан-Луи Коэн
Координация исследований и кураторов: Од Рено-Лоррен, Хелина Гебремеден, Эмили Ритейло
Выставка и графический дизайн: MG & Co. (Ноэми Молле, Рето Гейзер), Хьюстон
Дизайн карты: Studio Folder (Марко Феррари, Элиза Паскуаль), Милан
Разработка дизайна: Себастьян Ларивьер, Анх Труонг
Научные сотрудники: Сэм Оманс (Нью-Йорк), Вероника Ушакова (Москва / Москва) )

CCA выражает признательность за поддержку Министерству культуры и коммуникаций Квебека, Совету искусств Канады и Совету искусств Монреаля.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *