Россия в пореформенный период 19 века кратко: Пореформенная Россия — История России

Содержание

Пореформенная Россия — История России

Пореформенная Россия

Падением крепостного права начался новый период в истории России. Капиталистические отношения, давно вызревавшие в недрах феодализма, получили теперь несравненно более широкий простор для своего роста. Однако и после буржуазной реформы 1861 г. сохранились значительные пережитки крепостничества, изложившие свой отпечаток на все последующее общественно-экономическое развитие царской России.

Россия оставалась страной крупнейшего в мире помещичьего землевладения. По данным земельной переписи 1877 г., в руках дворян находилось 73 млн. десятин — более трех четвертей всей частновладельческой земли; большая и лучшая часть этой земли была собственностью немногочисленной группы владельцев крупных имений (латифундий). Около 30 млн. десятин земли принадлежало всего лишь одной тысяче земельных магнатов.

Господство дворянского землевладения сочеталось с острым малоземельем крестьян, ограбленных при «освобождении» и придавленных тяжестью выкупных платежей и налогов. Крестьяне находились в экономической зависимости от помещиков, которые широко применяли кабальные, полукрепостнические формы эксплуатации. В качестве платы за арендуемый у помещика клочок земли, за полученные в ссуду хлеб или деньги крестьянин обрабатывал господскую пашню с помощью своего примитивного инвентаря и истощенного рабочего скота. Эта система, известная под названием «отработок», являлась по существу скрытой барщиной. К концу 80-х годов XIX в. отработочная система преобладала в 17 из 43 губерний Европейской России, особенно в ее черноземном центре, густо заселенном и наиболее освоенном земледельцами.

Крепостнические пережитки подрывали производительные силы крестьянского хозяйства. Урожайность крестьянских полей оставалась крайне низкой. Неурожаи были в этих условиях хроническим явлением, как и их спутник — голодовки крестьян. С конца 70-х годов XIX в. Россия вступила в полосу затяжного аграрного кризиса. Всей своей тяжестью он лег на крестьян, вынужденных, для того, чтобы расплатиться с помещиком и казной, продавать хлеб на рынке по заведомо убыточным ценам. Одновременно увеличились размеры отработок, ухудшились условия аренды.

Переселенцы. С. В. Иванов. 80-е годы XIX века.

Как ни тяжелы были остатки крепостничества, они могли только отсрочить проникновение капитализма в сельское хозяйство. Даже в латифундиях кабальная аренда и отработки на большей части земли нередко сочетались с устройством на остальной земле «рационального», предпринимательского хозяйства. Помещики открывали в своих имениях винокуренные и сахарные заводы, приобретали усовершенствованные машины, прибегали к найму батраков.

В деревне за счет «вымывания» среднего крестьянства выделялись немногочисленная прослойка сельской буржуазии и масса пролетаризирующейся бедноты — класс сельскохозяйственных рабочих с наделом. Уравнительное общинное землепользование (с периодическими переделами надельной земли) прикрывало растущее неравенство внутри общины. Бедняки все чаще забрасывали свои наделы, сдавали их в аренду кулакам. Последние округляли свои земли с помощью покупок и аренды у помещика. Уже в 80-х годах XIX в. зажиточные хозяева, составлявшие примерно пятую часть крестьянского населения, сосредоточили по разным губерниям от 34 до 50% всей находившейся в пользовании крестьян земли, тогда как бедняки, составлявшие половину населения деревни, имели от 19 до 32% земли.

Правда, разложение старого, патриархального крестьянства далеко не сразу приобрело в России отчетливые, развитые формы. Массовое обнищание, пауперизация крестьян заслоняли, по выражению В. И. Ленина, первые шаги сельской буржуазии.

Но этот мучительный процесс социальной дифференциации деревни, получивший в народе меткое название «раскрестьянивания», составлял наиболее глубокую основу роста капитализма не только в сельском хозяйстве, но и в промышленности.

Расслоение крестьянства способствовало расширению внутреннего рынка. Зажиточные крестьяне реализовали на рынке товарную часть продукции, приобретая не только предметы личного потребления, но и средства производства (улучшенные орудия, машины и прочее). Бедняки, которых не могло прокормить их маломощное хозяйство, тоже обращались к рынку, покрывая растущие расходы продажей своей рабочей силы.

В целом сельское хозяйство России все более приобретало торговый, предпринимательский характер. Рост промышленности и городов повышал спрос на сельскохозяйственные продукты. Углублявшаяся в связи с железнодорожным строительством специализация экономических районов в свою очередь содействовала повышению товарности земледелия и скотоводства. В Европейской России посевы зерновых хлебов и картофеля за сорок пореформенных лет увеличились почти в полтора раза, а чистый сбор — в два с половиной раза. Быстро росло производство льна, сахарной свеклы и других культур, служивших сырьем для промышленности.

После падения крепостного права усилилось заселение южных губерний — Херсонской, Таврической, Екатеринославской, составлявших в прошлом вместе с Бессарабией так называемую Новороссию, степных районов Заволжья и Приуралья (Самарская, Саратовская, Оренбургская губернии), а позже и степного Предкавказья. За 1863—1897 гг. население всей Европейской России увеличилось на 53%, а южных и юго-восточных районов — на 92 %.

Широкие масштабы крестьянской колонизации, благоприятные природные условия, близость черноморских и азовских портов, возникновение новых промышленных очагов и установление железнодорожного сообщения с центром империи — все это способствовало распашке целинных степей Причерноморья, Заволжья, Подонья и развитию торгового земледелия. Аграрный кризис, сильнее всего поразивший «отработочные» губернии, ускорил перемещение главного центра производства зерна на юг и юго-восток. Процесс разложения крестьянства происходил здесь особенно интенсивно. Сельская буржуазия, жестоко эксплуатировавшая местную бедноту и пришлых батраков, оттеснила на второй план дворян-помещиков.

При сопоставлении особенностей развития сельского хозяйства в центральных районах, с одной стороны, и в южных и юго-восточных — с другой, наиболее выпукло выступают два основных типа аграрной эволюции: в первом случае — медленное перерастание помещичьих барщинных хозяйств в капиталистические, сопровождаемое разорением массы крестьян и постепенным ростом кучки кулаков-ростовщиков; во втором случае — быстрое развитие земледельческого капитализма, наименее отягощенного остатками крепостничества. Но основные черты той и другой эволюции, как указывал В. И. Ленин, наблюдались во всех местностях, где существовали рядом помещичьи и крестьянские хозяйства. «Две струи аграрной эволюции имеются, следовательно, налицо повсюду. Борьба крестьянских и помещичьих интересов, которая проходит красной нитью через всю пореформенную историю России… есть борьба за тот или другой тип буржуазной аграрной эволюции».

12.4. Социально-экономическое развитие страны в пореформенный период. Отечественная история: конспект лекций

Читайте также

1. Социально-экономическое развитие

1. Социально-экономическое развитие Экономическая реформа. Главной особенностью социально-экономического развития России в 1990-е годы была экономическая реформа. Она обеспечила переход от плановой экономики к рыночной, от социализма к капитализму. Переход совершался

5.5. Социально-экономическое развитие

5.5. Социально-экономическое развитие Социально-экономическая политика России в XVIII в. проводилась в жизнь ускоренными темпами, диктуемыми обстоятельствами времени и потребностями коренных преобразований во всех областях государственной и общественной жизни. Начало

Глава 1. Социально-экономическое развитие России в конце XIX — начале XX в. Начальный этап индустриализации страны

Глава 1. Социально-экономическое развитие России в конце XIX — начале XX в. Начальный этап индустриализации страны В середине 1880-х гг. в стране завершился промышленный переворот, показателем чего стало экономическое господство в российской индустрии крупных фабрик,

§ 2. Социально-экономическое развитие

§ 2. Социально-экономическое развитие Промышленность. В 1953–1964 гг. экономическое развитие страны осуществлялось по планам пятой и шестой пятилеток, а также семилетки, оказавшейся единственной в советской истории. Точнее, на этот период пришлись три последние года пятой,

Социально-экономическое развитие в XIV–XV вв

Социально-экономическое развитие в XIV–XV вв Конец XIII–XIV вв. — время роста крупное землевладения. Вспомним, что первые вотчины (княжеские, церковные, боярские) появляются еще в Киевской Руси. В последующее время этот процесс продолжается. Однако вопрос о путях

§ 2. Социально-экономическое развитие страны

§ 2. Социально-экономическое развитие страны Ни одна страна не имела таких потерь в годы Второй мировой войны, как Советский Союз и его составная часть — Россия. Война унесла 27 млн. советских людей, часть из них — гражданское население, погибшее в гитлеровских лагерях

Социально-экономическое развитие

Социально-экономическое развитие Несмотря на пережитки феодальной раздробленности, Россия в ХVI в. сделала шаг вперед в социально-экономическом развитии. Происходили дальнейший рост и развитие феодального землевладения.Вотчина оставалась господствующей формой

Социально-экономическое развитие

Социально-экономическое развитие В 1897 г. в России была проведена полная перепись населения: зарегистрировано 129 млн человек, 13 % которых составляли горожане. К началу ХХ в., оставаясь аграрной страной, Россия заметно продвинулась в своем промышленном развитии.

Социально-экономическое развитие

Социально-экономическое развитие На V Съезде народных депутатов в октябре 1991 г. Б.Н. Ельцин выдвинул программу экономических реформ, основанную на либерализации (свободе) цен, приватизации и развитии предпринимательства. Авторами программы были молодые

36. ПЕРИОД ПРАВЛЕНИЯ ЕЛИЗАВЕТЫ ПЕТРОВНЫ. СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКОЕ РАЗВИТИЕ РОССИИ В ЭПОХУ ДВОРЦОВЫХ ПЕРЕВОРОТОВ

36. ПЕРИОД ПРАВЛЕНИЯ ЕЛИЗАВЕТЫ ПЕТРОВНЫ. СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКОЕ РАЗВИТИЕ РОССИИ В ЭПОХУ ДВОРЦОВЫХ ПЕРЕВОРОТОВ Внутренняя политика Елизаветы Петровны (1741–1761) в целом отличалась стабильностью, продворянской направленностью, тенденцией к реформам в духе просвещенных

3. Социально-экономическое развитие страны

3. Социально-экономическое развитие страны Особенностью внутренней жизни СССР рассматриваемого периода являлось сочетание неосталинизма в общественно-политической теории и практике и поиска путей дальнейшего социально-экономического развития. Первое время

1. СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКОЕ РАЗВИТИЕ

1. СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКОЕ РАЗВИТИЕ Переход к империализму. В конце XIX — начале XX в. Россия вследствие объективных закономерностей развития мирового исторического процесса вступила в период империализма. Его начало, как указывал В. И. Ленин в книге «Империализм, как

8.1. Социально-экономическое развитие

8.1. Социально-экономическое развитие Послевоенные годы начались с победы над фашизмом, с веры, что все самое трудное осталось за порогом невиданной в мировой истории по масштабам разрушений войны и с пафоса восстановления. Страшный итог войны гласил:1710 разрушенных

шпоргалка / otvety_na_voprosy / Социально-экономическое и политическое развитие страны в пореформенный период (60–80 гг. XIX в

27. Социально-экономическое и политическое развитие страны в пореформенный период (60–80 гг. XIX в.).

В пореформенный период в России был начат масштабный пе­реход к индустриальному обществу в целом того же типа, который сложился в странах Западной Европы.

Основная черта пореформенной эволюции сельского хозяйства в России проявлялась в том, что оно принимало все более торговый, предпринимательский характер. Содержанием и показателем этого процесса стало превращение земледелия в товарное произ­водство, где товаром становились не только продукты земледелия, но и земля и рабочая сила, а также четкое определение и углуб­ление специализации районов страны (выделялись регионы, спе­циализирующиеся на производстве товарного зерна, льна, мяса, молока, свеклы и т. д.).

Увеличение производства происходило в основном не за счет интенсификации земледелия, а за счет расширения по­севных площадей. Более быстрыми темпами возрастало производство технических культур. Медленным был рост животноводства.

После падения крепостного права Россия вступила в новую историческую эпоху — в период промышленного капитализма. К 80-м годам XIX в. завершился в основном промышленный переворот, начатый еще в 30—40-е гг. Промышленный облик страны оп­ределяла легкая промышленность, ведущую роль в которой зани­мала текстильная.

Огромное значение в индустриализации России имело разви­тие транспорт, главным образом железнодорожного. В связи с постройкой железных дорог резко упало значение гужевого транспорта, что отрицательно сказалось на темпах строительства шос­сейных дорог.

Большое развитие получил паровой водный транспорт. В 70-х гг. открылось пароходное сообщение на реке Белой. Разви­валось морское пароходство.

Бурно развивались средства связи. Если в 1852г. существовала только одна телеграфная линия общественного пользования, сое­динявшая Москву и Петербург, то к началу 70-х гг. телеграфной сетью были охвачены практически все губернские города.

Специфика капиталистического развития определила и особенности социально-классовой структуры российского общества. Одновременное существование в стране самых передовых форм промышленности и отсталых форм земледелия предопределило сосуществование здесь классов буржуазного и феодального обществ: пролетариата и буржуазии, крестьян и помещиков.

Быстрое развитие капитализма приводило к тому, что для воз­никновения привилегированных прослоек (типа рабочей аристо­кратии Запада) в России не сложилось необходимых условий. Пролетариат поэтому раньше, чем буржуазия, начал вы­ступать как самостоятельная политическая сила.

Важную роль в общественной жизни пореформенной России играла интеллигенция. По­литические позиции профессиональных групп интеллигенции в ос­новном определялись в зависимости от их социально-экономическо­го положения.

После проведения серии буржуазно-демократических реформ развитие капитализма в России пошло с такой быстротой, что в несколько десятилетий совершались превращения, занявшие в некоторых государствах Европы целые века. Однако российский капитализм «насаж­дался» самодержавным государством без необходимой перестрой­ки низших звеньев экономической структуры. Обострялось глубокое противоречие между старым, полуфеодальным аграрным стро­ем и передовой капиталистической промышленностью. Но в целом результате развития капитализма начинает складываться новое буржуазное общество.

Развитие капитализма в России в пореформенный период (60-90-е гг.19 века), особенности и итоги модернизации российской экономики

Категория: Билеты по Отечественной Истории на государственный экзамен.

Поможем написать любую работу на похожую тему

Получить выполненную работу или консультацию специалиста по вашему учебному проекту

Узнать стоимость

Феодально-крепостническая система в России в условиях всеобщего кризиса находила формы и методы  приспосабливания к капиталистическому производству. Она сумела закрепить рабочих на мануфактурах, вводила колонизацию окраин, приспосабливала их к  феодализму. Разложение феодальных и развитие капиталистических отношений — единый процесс. Основным очагом для формирования нового способа производства была промышленность, использующая вольнонаемных рабочих. Капиталистические отношения складывались и в сельском хозяйстве, особенно на окраинах России.

Социально-экономическое развитие пореформенной России отличалось сложностью и противоречивостью. Ведущим процессом в экономике и социальных отношениях являлось развитие капитализма: этот факт был признан тогда всеми направлениями русской общественной и экономической мысли, однако оценка данного явления (его характера, перспектив и значения) была различной.

Представители народнического направления считали, что капитализм в России насаждается сверху государством, акцентировали внимание на «язвы капитализма» (рост имущественного неравенства, засилье кулаков-мироедов, разорение и пролетаризация деревни) и склонны были видеть в нем регрессивное явление. Они считали, что у капитализма в России нет будущего. Представители марксистского направления, указывая на присущую всем странам общую закономерность социально-экономических процессов и их объективный характер, подчеркивали прогрессивность капитализма и преувеличивали степень его развития в России.

Капиталистические отношения складывались в России, как доказано в трудах отечественных историков и экономистов, еще задолго до отмены крепостного права. Однако утверждение капитала как экономической и социальной системы происходило уже в пореформенное время. Реформы 60—70-х годов XIX в., в первую очередь крестьянская 1861г., явились важным условием его более интенсивного развития. Здесь проявилась огромная роль политического фактора, воздействовавшего на социально-экономические процессы.

Первые два пореформенных десятилетия относятся к числу переходных, или «переломных», когда происходила ломка феодальных отношений в сфере сельского хозяйства, завершался процесс технического перевооружения промышленности, создавался механизированный транспорт и складывались новые, характерные для капиталистической страны, социальные слои населения — пролетариат и промышленная буржуазия.

Утверждение капитализма как господствующей социально-экономической системы относится к концу XIX — началу XX в. Развитие же его происходило в условиях, хотя и «модернизированной» по существу старой политической системы — при сохранении самодержавия и сословного строя. Это накладывало определенный отпечаток на социально-экономические процессы в пореформенной России, обусловливало их сложность и противоречивость.

Сельское хозяйство в пореформенной России продолжало оставаться доминирующей частью экономики, а аграрный вопрос являлся главнейшим в социально-экономической и политической страны. К концу XIX в. аграрный вопрос в России приобрел особую остроту. Резко возросло крестьянское малоземелье вследствие естественного прироста населения деревни, но при сохранении в прежнем размере крестьянского надельного землепользования.

Основная тенденция частного землевладения в пореформенной России заключалась в переходе его от сословности к бессословности — к созданию буржуазной земельной собственности. Дворянское землевладение сокращалось вследствие продажи дворянами своих земель представителям других сословий. Земля все более втягивалась в торговый оборот.

Крестьянская реформа 1861г. сохранила сельскую общину. Надельная земля отводилась, как правило, не подворно, а всей общине, затем каждому двору в соответствии с количеством в нем ревизских душ выделялся земельный надел в пользование.

Существовало два типа общины: простая, состоявшая одного селения или его части (если это селение принадлежало нескольким помещикам), и сложная, состоявшая из нескольких селений. Пореформенное изменение территориального состава общины выражалось в разделении сложных общин на простые и в соединение общин, составлявших части одного селения, в одно сельское общество. при наделении землей во время переделов стал применяться уже и критерий состоятельности двора (точнее, его платежеспособности). Поэтому земельные переделы, как общие, так и частные, теряли свой уравнительный характер.  Социальное расслоение крестьянства являлось, важным условием развития капиталистического рынка и всего капитализма в целом. Неимущее крестьянство, терявшее свою хозяйственную самостоятельность, создавало рынок рабочей силы как для предпринимательского сельского хозяйства, так и для крупной капиталистической промышленности. Вместе с тем такой крестьянин, живший в основном за счет «заработков», приобретавший необходимые предметы потребления преимущественно на рынке, способствовавший росту спроса на них.

В помещичьем хозяйстве в первые два пореформенных десятилетия шел процесс перехода от феодальных его форм к капиталистическим. Выражением такой переходной формы, соединявшей черты барщинной и капиталистической систем ведения хозяйства, являлась система отработок, которые принимали кабальный характер.

Капиталистическая перестройка помещичьего хозяйства не означала только замену кабального труда крестьян трудом наемных рабочих и крестьянского инвентаря помещичьим. Для ведения предпринимательского сельского хозяйства по-капиталистически требовались улучшенные сельскохозяйственные орудия, машины, удобрения, замена традиционного трехполья новыми системами земледелия, применение более рациональных методов ведения сельского хозяйства. Необходимы были крупные капиталовложения, знания, опыт.

Промышленное развитие в пореформенной России носило сложный и противоречивый характер. С одной стороны, развитие капитализма сопровождалось экспроприацией мелких товаропроизводителей: мелкое товарное производство, основанное на ручном труде, не выдерживало конкуренции крупного, базировавшегося на машинной технике и более производительного. С другой стороны, не только сохранялись, но параллельно росту крупной промышленности развивались и низшие формы промышленного производства — мелкотоварное и мануфактурное. Капитализм проникал и в крестьянскую промышленность. Мелкие товаропроизводители-кустари все более теряли свою самостоятельность, попадая в зависимость от скупщика и мануфактуриста.

К началу 80-х годов XIX в. в России завершился промышленный переворот. В основных сферах промышленного производства машинная техника уже вытеснила ручной труд; водяное колесо практически было заменено паровым двигателем. Паровые машины и механические станки заняли господствующее положение горнодобывающей, металлообрабатывающей и текстильной промышленности.

В пореформенной промышленности особенно быстро возрастали те ее отрасли, которые производили средства производства. Иначе говоря, рост тяжелой промышленности (группа «А») обгонял рост легкой промышленности (группа «Б»), что было характерно для капиталистической промышленности всех стран. Развитие промышленности сопровождалось процессом дальнейшей ее концентрации, выражавшейся в увеличении числа рабочих и размеров производства в расчете на одно предприятие, а также в дальнейшем укрупнении предприятий. С 1866 по 1890 гг. количество промышленных предприятий в России со 100 и более рабочими возросло в полтора раза, в то же время число рабочих в них — в два Раза, а общая сумма производства — в три раза.

С 60-х годов бурное развитие получила, текстильная промышленность в польском городе Лодзи.Другой важнейшей отраслью промышленности была горнодобывающая, которая в первые пореформенные десятилетия сосредотачивалась в основном на Урале.

В пореформенной России наряду с развитием традиционных отраслей промышленности возникали и новые — угольная, нефтедобывающая, химическая, машиностроение. Менялась промышленная география страны. К старым промышленным регионам — Московскому, Петербургскому, Прибалтийскому, Уралу прибавились новые: южный угольно-металлургический (Донбасс и Южная Украина), Бакинский нефтедобывающий. Возникли крупные промышленные центры — Баку, Харьков, Екатеринослав, Юзовка, Горловка, Нарва, Лодзь.

Для пореформенной России характерно было развитие капитализма вширь, т.е. распространение его на новые, еще не освоенные территории. Экономике присуща была многоукладность — сосуществование наряду с капитализмом мелкотоварного и патриархально — натурального производства. Долгое существование в России крепостного права и незавершенность реформ 60-70-х годов Х1Х в. обусловили сохранение многочисленных пережитков старины в экономике, политическом строе, социальных отношениях. Господство помещичьего землевладения в пореформенной России, являвшегося главным крепостническим пережитком, и сословной неполноправности крестьян существенно ограничивало возможности капиталистического развития пореформенной деревни.

 


Внимание!

Если вам нужна помощь в написании работы, то рекомендуем обратиться к профессионалам. Более 70 000 авторов готовы помочь вам прямо сейчас. Бесплатные корректировки и доработки. Узнайте стоимость своей работы.

Екатеринодар. XIX — начало XX вв. :: История города :: О Краснодаре :: Krd.ru

В 1803 году в Екатеринодаре появилась первая школа, преобразованная через три года в уездное училище, а в 1820 году в городе была открыта Кубанская Войсковая гимназия, директором которой был назначен Войсковой протоиерей К. В. Россинский — талантливый, образованный человек, всю жизнь посвятивший просвещению казачества. С 1812 по 1817 год он открыл шесть церковноприходских училищ в кубанских станицах, «возбуждая к тому ревность прочих селений». В 1815 году Россинскому удается издать в Харькове «Краткие правила российского правописания».

Этот учебник, предназначавшийся для народной школы, выдержал несколько изданий. К. В. Россинский был крупнейшей личностью на Кубани тех лет.

Помимо просветительской деятельности, он открывал церкви, писал исторические и географические очерки, прививал казакам любовь к искусству и поэзии и слыл даже искусным медиком. В 1825 году, незадолго до смерти, К. В. Россинский был награжден орденом св. Анны 2-й степени с алмазами.

Кубанская Войсковая гимназия предназначалась для детей войскового сословия, но на средства города при ней были открыты «параллельные классы», где могли учиться выдержавшие экзамены и имеющие возможность платить за учебу дети горожан, к казакам не принадлежащие. В 1890 году, в связи с открытием в Екатеринодаре городской мужской гимназии, Войсковая была упразднена, а в это здание перешло другое Войсковое учебное заведение — Кубанское Александровское реальное училище, основанное в 1880 году и находившееся до этого в наемном помещении.

Новое здание реального училища стало постепенно своеобразным просветительным и научным центром города. В 1891 году здесь начали работать курсы по черчению и рисованию для взрослых, в основном для рабочих. Здесь силами учащихся велись метеорологические наблюдения, и бюллетени со сводками погоды печатались в местной газете. Созданный при училище горный детский клуб организовывал в летние каникулы экспедиции с цепью изучения горных богатств края. Город не был богат большими аудиториями, и в актовом зале реального училища проводили свои заседания Общество любителей изучения Кубанской области (ОЛИКО), Кубанское отделение русского технического общества, члены Общества народных университетов читали здесь публичные лекции на научные темы и т. д. Во время Великой Отечественной войны здание было разрушено На его месте решено было построить Дом советов (1956 г.). Первоначально здание было пятиэтажным, но проектировщики предусмотрели возможность надстройки, что и было впоследствии сделано. Строгое, лаконичное здание с развевающимся флагом долгие годы занимал крайисполком. Сейчас здесь находится администрация Краснодарского края. А перед ним уютная зеленая зона — строгие ряды серебристых елей, зелень газонов. И два памятника природы — старые платаны, которые, возможно, росли еще во дворе реального училища.

В августе 1820 года через Екатеринодар из Пятигорска в Тамань, а оттуда — в Крым, в обществе семьи генерала Н. Н. Раевского проезжал А. С. Пушкин. Он писал: «Видел я берега Кубани и сторожевые станицы — любовался нашими казаками: вечно верхом, вечно готовы драться, и вечной предосторожности…» (на фотографии — памятник А. С. Пушкину в Краснодаре). Осенью 1837 года, будучи проездом в Тамань, здесь останавливался прапорщик Нижегородского драгунского полка М. Ю. Лермонтов. В то время Екатеринодар, войсковой центр, мало походил на город. В одном официальном донесении сообщалось: «Кроме дома для военного атамана и нескольких зданий в крепости: для госпиталя, сарая для артиллерийского парка и конюшни, город состоит из мелких деревянных, плетневых и даже камышовых строений, крытых большей частью соломой или камышом».

Ряд сохранившихся старинных зданий в центре города дают яркое представление об облике Екатеринодара конца XIX — начала XX века. Среди них следует отметить Свято-Екатерининский кафедральный собор, знаменитый «зеленый дом» (ул. Гимназическая, 65 — гостиница «Кубань»), здания нынешних почтамта, Сбербанка и художественного музея, бывшего Мариинского женского училища (угол улиц Октябрьской и Красина) и бывшего Епархиального женского училища (ул. Седина, 4 — Медицинская академия).

В 1897 году на пересечении улиц Красной и Новой (ныне — улица Буденного) был возведен величественный 14-метровый обелиск в честь 200-летия Кубанского казачьего войска, ведущего свой отсчет со времени участия хоперских казаков в осаде Петром I крепости Азов в 1696 году, и в ознаменование свободы и земель, дарованных кубанскому казачеству Екатериной II. Этот обелиск, как и многие другие памятники, не сохранился (на фотографии справа — восстановленный памятник).

Одной из сохранившихся достопримечательностей старого Екатеринодара является бывший Войсковой сад (с 1932 года — парк имени М. Горького), заложенный 8 октября 1848 года как питомник, который должен был снабжать казаков Черноморского казачьего войска «разного рода плодовыми деревьями и полезными растениями и где можно было видеть выгоднейшие и удобнейшие способы обработки земли и уход за растениями». Только в 1865–1866 годах в саду было заготовлено 50,5 тысяч «благородных лоз… для жителей вновь поселенных за Кубанью станиц». Желающим развести виноградные сады лозы отпускались бесплатно. Позже Войсковой сад Екатеринодара всё больше приобретает черты и функции парка. На его территории располагаются «воксал» (танцевальный зал), рестораны, войсковой архив и другие службы. В правилах посещения «воксала» на летний период 1865 года указывалось: «Посещать воксал имеют право дворяне Кубанского казачьего войска, временно находящиеся в Екатеринодаре иногородние благородного сословия, почетные граждане и купечество». В конце XIX века был построен деревянный летний театр на 1450 мест, где давали спектакли известные труппы, где звучал голос Федора Шаляпина и каждый вечер играл войсковой симфонический оркестр. В 1943 году театр, превращенный немцами в склад, был сожжен.

Память об истории города и края хранят музеи Краснодара. В краеведческом историко-археологическом музее-заповеднике, основанном в 1879 году секретарем Кубанского статистического комитета, председателем Кавказской археологической комиссии Е. Д. Фелицыным, представлено свыше 200 тысяч экспонатов. Историю казачества представляют дом-музей семьи Ф. Я. Бурсака, бывшего войсковым атаманом в 1797–1816 годах и литературный музей Кубани в бывшем доме Я. Г. Кухаренко — наказного атамана Черноморского казачьего войска в 1852–1855 годах, историка, писателя и общественного деятеля.

Художественный музей, имеющий статус государственного с 1937 года, был создан на основе городской картинной галереи, открытой в 1904 году городской управой, согласившейся принять в дар частную коллекцию произведений искусств от Ф. А. Коваленко, который и стал первым директором галереи. Одними из первых пополнений галереи стали 15 картин известных мастеров, полученные в Императорской Академии художеств благодаря поддержке И. Е. Репина. Знаменитый художник приезжал в Екатеринодар в 1888 году, как писали «Кубанские областные ведомости», — «для снятия в станицах бывшего Черноморского войска характерных типов к задуманной им картине из Запорожской Сечи…»

Мировую известность имеет Государственный академический Кубанский казачий хор, берущий своё начало в 1811 году, когда в Екатеринодаре появился Войсковой певческий хор, основателями которого были К. В. Россинский и Ф. Я. Бурсак.

На 1 января 1888 года в Екатеринодаре проживало 43,5 тысячи человек, из них: мещан — 22850, крестьян — 7920, отпускных и отставных нижних чинов и членов их семей — 4532, дворян — 2350, казаков Кубанского войска — 2253. В городе было: 8 церквей и 1 собор, 7 гостиниц, 3 ресторана, 110 трактиров и питейных заведений, 250 магазинов и торговых лавок, а также 80 заводов, 4 артели, 3 типографии и 1 табачная фабрика.

С начала XIX века в Екатеринодаре ежегодно проводились 4 ярмарки: Благовещенская, Троицкая. Преображенская и Покровская. Существовал меновой двор, куда со своими товарами приезжали горцы, а в 1842 году было открыто Торговое общество казаков Черноморского войска. Развитию торговли способствовало открытие пароходного движения по Кубани. Первый кубанский пароход перевез грузы и почту между станицей Тбилисской и Темрюком в 1859 году. К 1914 году на Кубани существовало 13 пароходов и 300 барж, перевозивших до 15 миллионов пудов различных грузов ежегодно.

В 1870-1880 годах, с проведением на Северном Кавказе железной дороги Тихорецк-Екатеринодар-Новороссийск, город превратился в крупный торгово-промышленный и транспортный центр Кубанской области (сбыт хлеба, табака, кож; мукомольная, маслобойная, спиртоводочная, табачная, кожевенная и др. виды промышленности).

Развитие тяжелой промышленности Екатеринодара началось в начале XX века. В 1911 году был построен металлообрабатывающий завод «Кубаноль» (ныне станкостроительный завод им. Седина). В 1915 году — чугунолитейный завод (ныне завод тензометрических приборов) и другие, работавшие на донецком металле и угле. На базе майкопской нефти (месторождение открыто в 1909 году) был создан нефтеперегонный завод.

В предвоенные тридцатые годы заметно преобразилась культурная жизнь Краснодара — появились краевой драматический театр им. М.Горького и театр оперетты.

С 12 августа 1942 по 12 февраля 1943 года Краснодар был оккупирован немецко-фашистскими войсками, нанесшими городу большой ущерб. После войны он был заново отстроен и реконструирован, но планировка улиц центральной части города сохранилась в том виде, в каком она была с начала XIX века. Планировочной осью Краснодара, как и прежде, является улица Красная, вдоль которой расположены основные учреждения, библиотеки, гостиницы, театры, крупные магазины. Примечательно и то, что главной улицы города не коснулось тотальное переименование в годы советской власти и она носит свое первоначальное название — Красная.

Несколько изображений из почтовых открыток помогут узнать больше о жизни Екатеринодара того времени:

Триумфальная арка была установлена в Екатеринодаре в 1888 году в честь прибытия в город императора Александра III вместе с августейшей семьей. Названная горожанами Царскими воротами арка сразу же стала одним из главных символов дореволюционной столицы Кубани.

Идея возвести арку принадлежала городскому купеческому обществу. Довольно скоро по объявленной среди купцов подписке были собраны необходимые средства; приглашен архитектор — В. А. Филиппов; определено место строительства — пересечение улиц Екатерининской (ул. Мира) и Котляревского (ул. Седина) по дороге от вокзала к городскому центру.

Арка была построена в лучших традициях древнемосковского стиля второй половины XVI века. Она состояла из центрального пролета и двух боковых — для пешеходов. Боковые устои центральной арки были украшены четырьмя шатровыми шпилями. Шпили венчались золоченными двуглавыми орлами — символами Российской империи. Все сооружение было покрыто чешуйчатой шатровой кровлей.

В больших кокошниках с обеих сторон центральной арки помещались иконы с лампадами: на восточной стороне образ князя Александра Невского, святого патрона императора и покровителя русского воинства; на западной — Екатерины великомученицы, святой покровительницы города Екатеринодар.

В темное время суток арка освещалась фонарями. В 1900, с появлением в Екатеринодаре первых трамваев, под аркой были проложены трамвайные рельсы.

В 1928 году Александровская триумфальная арка была разрушена, так как (по официальной версии) «об неё разбивали лбы кондукторы трамвая». Спустя восемьдесят лет, в 2008 году памятник был воссоздан на аллее при пересечении улиц Красная и Бабушкина (научный руководитель проекта воссоздания — С. Н. Снисаренко).

Если рассматривать снимок слева направо, следуя его южной перспективе, то первым на фото запечатлено двухэтажное здание Кубанской областной чертежной конторы, которая, судя по размещенной на уровне первого этажа вывеске, сдавала помещения известной на Северном Кавказе фирме «Иван Тарасов с сыном» под мануфактурный магазин. На первом этаже следующего здания находился магазин железно-скобяных и пеньковых товаров и строительных материалов. Здесь же, на первом этаже, размещался «книжный и канцелярский магазин» Г. И. Мееровича. Второй и третий этажи здания занимал отель «Метрополь».

На противоположном углу, через Гоголевскую улицу, виден трехэтажный дом, построенный в 1896 году и вошедший в историю Екатеринодара как «дом Акритаса», который с 1901 года арендовало 2-ое Общественное собрание, устраивавшее в большом зале этого дома концерты, балы и театральные представления. Здесь выступали известный композитор и пианист А. Н. Скрябин, исполнявший собственные произведения, солист Большого театра Л. В. Собинов, знаменитые эстрадные певицы А. Д. Вяльцева и Н. В. Плевицкая.

В 1913 году владелец дома П. Ф. Акритас открыл электробиограф (кинотеатр) «Художественный» и предоставил помещения театру миниатюр, известному екатеринодарцам постановками модных водевилей.

Это фотографическое изображение Екатерининского сквера, устроенного по проекту агронома Кубанского областного правления В. Г. Часовникова и располагавшегося между Дворцом Наказного атамана и зданием Кубанского окружного суда.

Пространство Екатерининского сквера было разделено аллеями и пешеходными тропами, вокруг памятника была устроена круглая площадка, в западной и восточной частях которой располагались небольшие круглые бассейны с фонтанами. Вокруг памятника и на аллеях установлены электрические фонари.

На северной аллее сквера были выставлены два ряда «каменных баб» — надкурганных половецких изваяний из собрания Кубанского этнографического и естественно-исторического музея.

С востока к Екатерининскому скверу примыкал сад, раскинувшийся за атаманским дворцом. Вот его описание из путеводителя «Кубань и Черноморье», вышедшего 1927 году: «Дворцовый сад, занимающий почти весь квартал, содержит много интересных древесных пород, представленных к тому же очень красивыми экземплярами, растущими не только в Кубанском крае, но и других местах. Некоторые породы выписывались из Польши из известного питомника Подзамче».

1887 году чуть южнее Екатеринодара по линии Новороссийской ветки железной дороги был построен железнодорожный мост. Это было грандиозное для своего времени сооружение. Длина моста достигала 130 саженей (более 304 м.) Ажурный металлический корпус, изготовленный на Брянском чугунолитейном заводе, поддерживался четырьмя массивными каменными устоями. Мост предназначался не только для железнодорожного сообщения, но и для передвижения экипажей, подвод и пешеходов.

Заметным событием в жизни горожан стало испытание нового моста, посмотреть на которое собралось множество народа. На каждом пролете в течение двух часов стояли одновременно шесть локомотивов с вагонами, общая масса которых достигала 25 тысяч пудов (420 тонн). После этого с различной скоростью по мосту прошли составы из трех локомотивов. Завершились испытания проездом по мосту особого поезда «с публикой». При испытаниях присутствовали строитель моста П. Ф. Рябошапка, главный инженер К. С. Комарницкий и его помощник С. И. Кербедз.

Вскоре после торжественного открытия выяснилось, что мост слишком низок для прохождения под ним крупных речных судов. Очевидно, Владикавказское железнодорожное сообщество — заказчик строительства, таким образом пыталось вести борьбу с конкурирующим речным транспортом. Попытки пароходных компаний решить вопрос о переустройстве моста успеха не имели.

1. Итоги социально-экономического развития Российской Федерации в 2001

1. ИТОГИ СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКОГО РАЗВИТИЯ

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ В 2001 — 2012 ГОДАХ

 

Экономическое развитие России в 2001 — 2012 годах в целом характеризовалось ростом со среднегодовыми темпами 4,7%, однако было крайне неравномерным. Условно можно выделить следующие три периода:

1. Период 2001 — 2008 годов — подъем экономики после завершения трансформационного кризиса и восстановления после валютного и бюджетного кризиса 1998 года. Среднегодовой темп роста ВВП в этот период составил 6,6%, что позволило к 2006 году по размеру экономики достичь уровня 1991 года, а к концу периода на 18% превысить его. Благоприятная внешнеэкономическая конъюнктура позволила достичь значительного положительного сальдо платежного баланса, накопить валютные резервы. Система государственных финансов в кратчайшие сроки перешла от дефицита, неплатежеспособности, зависимости от зарубежных кредитов и огромного государственного долга к профициту, значительным объемам резервных фондов, одному из самых низких в мире уровню государственного долга.

Последствия кризиса 1998 года, связанные с обесценением внутреннего государственного долга и относительным снижением стоимости основных факторов производства, обеспечили начальный импульс экономическому росту в рассматриваемый период. В дальнейшем экономический рост был поддержан ростом цен на нефть, газ и другие сырьевые товары, а также активным проведением структурных реформ и стабилизацией финансовых и экономических институтов.

Существенный импульс экономическому росту обеспечили чрезвычайно благоприятные внешние условия. Мировая экономика после замедления в 2001 году демонстрировала очень динамичное развитие практически во всех регионах. Высокий уровень глобальной ликвидности обеспечивал низкую стоимость кредитов, переток капитала на развивающиеся рынки и рост цен на сырьевые товары. Цена на нефть за рассматриваемый период выросла с 23 долларов США за баррель в 2001 году до более 130 долларов США за баррель в середине 2008 года. Это привело к значительному укреплению позиций платежного баланса и государственного бюджета России. Профицит счета текущих операций в среднем за период составлял около 9% ВВП. Хронический нетто-отток капитала из частного сектора экономики, наблюдаемый с начала нового российского периода, иссяк к 2005 году, а с 2006 года образовался существенный приток средств в частный сектор экономики. Эти тенденции привели к устойчивому укреплению курса рубля — в реальном (эффективном) выражении к середине 2008 года рубль стоил в 1,5 раза дороже, чем в начале 2001 года. Денежная политика в этот период в основном определялась сдерживанием укрепления национальной валюты. Международные валютные резервы увеличились с 28 млрд. долларов США в начале 2001 года почти до 600 млрд. долларов США к середине 2008 года. Это являлось одним из основных источников увеличения денежной массы, которая в среднем за период 2001 — 2007 гг. росла более чем на 40% в год. Высокий уровень ликвидности и низкая база обеспечили существенный рост кредитования нефинансовых предприятий и населения. Объем требований к населению за период с 1 января 2001 г. по 1 сентября 2008 г. увеличился почти в 90 раз, требований к негосударственным нефинансовым организациям — в 12 раз.

Постоянно растущие доходы от экспорта позволили существенно улучшить сбалансированность государственных финансов. Профицит федерального бюджета в период 2001 — 2008 гг. в среднем составлял около 4% ВВП. Это позволило быстро снизить объем государственного долга (с 143% ВВП в 1998 году до 6,5% в конце 2008 года) и сформировать бюджетные сбережения. В 2004 году был создан Стабилизационный фонд России, который в конце 2007 года был преобразован в Фонд национального благосостояния и Резервный фонд. В 2008 году эти фонды в совокупности составляли 16% ВВП.

Высокие доходы от экспорта и повышение доступности кредита успешно трансформировались в рост внутреннего спроса. Среднегодовой прирост инвестиций в период 2001 — 2008 гг. составил более 12%, что позволило модернизировать часть отечественных производств. Наиболее быстрыми темпами росло производство в отраслях неторгуемого сектора (строительство, торговля, услуги). В то же время быстрое укрепление курса рубля существенно снижало потенциал развития производств, конкурирующих с импортом. Промышленное производство росло медленнее, чем ВВП, — в среднем на 5,2% в год. Рост отмечался в традиционных промышленных видах деятельности, прежде всего в производстве электрооборудования, электронного и оптического оборудования, производстве резиновых и пластмассовых изделий, производстве транспортных средств и оборудования, производстве продовольственных товаров.

Рост потребительского спроса соответствовал росту инвестиций. Высокие темпы роста потребления обеспечивались ростом доходов населения и снижением бедности. Среднегодовой темп прироста реальной заработной платы в 2001 — 2008 гг. составил 14%, реальных располагаемых доходов — более 10%. Начиная с 2005 года рост спроса населения существенно поддерживался потребительским кредитованием. В то же время на потребительском рынке сохранялась относительно высокая инфляция, которая на протяжении большей части рассматриваемого периода составляла двухзначные значения.

Таким образом, в период 2001 — 2008 гг. Россия сделала впечатляющий рывок практически по всем направлениям социально-экономического развития. При этом удалось выстроить в целом работоспособную систему институтов рыночной экономики, включающую налоговое и бюджетное законодательство, регулирование вопросов собственности (в том числе интеллектуальной), корпоративных, земельных и трудовых отношений.

2. Период 2009 — 2011 годов — период мирового кризиса и посткризисного восстановления экономики, завершившегося к концу 2011 года.

Во время мирового экономического кризиса российская экономика продемонстрировала наибольшую степень цикличности среди экономик большой двадцатки. К середине 2009 года ВВП сократился на 10,2% по сравнению с пиком, достигнутым в середине 2008 года, в результате падения инвестиционного спроса более чем на 20% и резкого сокращения инвестирования в запасы. Такое резкое изменение экономической динамики подтвердило сохраняющуюся зависимость роста от резких колебаний цены на нефть, которая снизилась с более 130 долларов США за баррель в середине 2008 года до менее 40 долларов США за баррель к концу года. Снижение экспортных доходов привело к немедленному пересмотру инвестиционных планов, а возобновившийся отток капитала и ужесточившийся доступ к кредиту значительно усилили экономическое падение.

Кризисный период характеризовался ужесточением денежных условий, несмотря на активную политику Банка России по расширению возможностей предоставления ликвидности банкам. Годовой рост денежного агрегата M2 стал отрицательным в начале 2009 года. С некоторым лагом стало сокращаться и кредитование: совокупный кредитный портфель нефинансовым организациям и населению за 2009 год сократился на 2,5% (в том числе населению — на 11% практически при отсутствии изменений в кредитовании нефинансовых организаций).

В условиях прогрессировавшего мирового финансового кризиса практически прекратился доступ к финансовым ресурсам на внешних рынках. Более того, инвесторы массированно изымали средства с развивающихся рынков. С августа 2008 по март 2009 года чистый отток капитала из России превысил 200 млрд. долларов США. Для сохранения устойчивости обменного курса национальной валюты Банк России потратил за этот период около 170 млрд. долларов США, что позволило адаптироваться к изменению курса как банкам и предприятиям, имеющим существенную негативную валютную позицию, так и населению. Значительно сократился негосударственный внешний долг: с 505 млрд. долларов США по состоянию на 1 октября 2008 г. до 416 млрд. долларов США на 1 апреля 2009 года. Реальный эффективный курс рубля за период острой фазы кризиса ослаб на 11 процентов.

Экономический спад в России приостановился к середине 2009 года, в том числе благодаря улучшению конъюнктуры на мировых рынках сырья и топлива. Рост цен на нефть возобновился во II квартале 2009 г., также начал восстанавливаться спрос на российскую сырьевую продукцию на внешних рынках. Другим важным фактором прекращения спада стала успешная реализация Правительственной антикризисной программы. В отличие от кризиса 1998 года удалось избежать значительного падения доходов населения. Увеличение государственных социальных расходов, в том числе значительное повышение пенсий, позволило достаточно быстро возобновить положительную динамику реальных располагаемых доходов. Сохранялась относительная устойчивость на рынке труда, несмотря на существенное падение ВВП, — всплеск безработицы был ниже, чем во многих развитых странах.

Период 2009 — 2010 гг. характеризовался отказом от принятых перед кризисом бюджетных правил и образованием дефицита федерального бюджета (6% ВВП в 2009 году и 4% ВВП в 2010 году), вызванного как снижением доходов бюджета, так и общим увеличением расходов, связанным с реализацией антикризисного плана. Финансирование дефицита бюджета большей частью опиралось на использование государственных сбережений. В указанный период было потрачено более половины всех средств нефтегазовых фондов — около 8,3% ВВП.

Восстановление экономического роста, начавшееся с возобновления роста выпуска промышленного производства, к концу 2009 года значительно ускорилось в результате быстрого роста сельского хозяйства. К концу 2011 года практически все макроэкономические показатели, за исключением инвестиций и объемов строительных работ, достигли или превысили максимальные предкризисные значения.

Восстановление высоких цен на нефть привело к исчерпанию дефицита федерального бюджета и возобновлению укрепления курса рубля. Восстановилась кредитная активность, основным источником которой стали операции по рефинансированию Центрального Банка. Возобновился рост денежного предложения. С облегчением доступа на мировые рынки капитала начал расти частный внешний долг. В то же время возможность получения внешних займов была ограничена доступом к ним только части ключевых компаний сырьевого сектора. В целом чистый отток капитала сохранялся на протяжении большей части посткризисного периода и поддерживался высокими доходами экспортно-ориентированного сектора. Другим отличием от предкризисного периода стал более сбалансированный рост заработной платы, который в целом соответствовал росту производительности труда.

За период 2009 — 2011 гг. несколько изменилась структура экономики, при этом качественных, радикальных структурных сдвигов в этот период не произошло. Со стороны спроса повысился удельный вес потребления домашних хозяйств при снижении доли валового накопления основного капитала. Со стороны производства повысилась доля услуг, в которых преобладает бюджетный сектор (государственное управление, здравоохранение, образование) за счет снижения веса обрабатывающих производств, а также торговли.

3. В 2012 году российская экономика перешла к новой фазе роста, характеризующейся замедлением как инвестиционного, так и потребительского спроса на фоне ослабления внешнего спроса.

Одним из ключевых факторов посткризисного роста в 2010 — 2011 гг. стало восстановление спроса на производственные и товарные запасы. По мере выхода на предкризисные объемы производства действие этого фактора к 2012 году было полностью исчерпано. Одновременно 2012 год характеризовался усилением негативных тенденций в мировой экономике и неблагоприятными погодными условиями, которые привели к потере части урожая и росту цен на продовольствие. Динамика большинства экономических показателей начала замедляться со второй половины 2012 года. Существенно замедлился рост промышленного производства, инвестиций, строительства, а также розничного товарооборота, что привело к замедлению общеэкономической динамики до 3,4% <1> против 4,3% в 2011 году.

———————————

<1> Первая оценка Росстата.

Социально-экономическое развитие России второй половины XIX века

 

Во второй половине 19 века Российская Империя являлась лидирующим мировым государством по количеству населения. Общая численность, состоянием на 1897 год составляла более 125 млн., что превышало общее количество населения Германии, Англии и Франции.

Социальный строй общества

Большинство граждан, как и раньше, относилось к крестьянскому сословию. Однако, после проведения Крестьянской реформы классификация общества уже не являлась объективным показателем реальной картины. В этот период происходило формирование нового сословия городского пролетариата.

Множество крестьян бросали занятие земледелием и перемещались в большие города, в которых трудились на промышленных предприятиях. В 70-х годах, общее количество представителей рабочего класса достигло 5 млн. человек.

Некоторые крестьяне, которым удалось накопить капитал, сформировали в это время слой сельской буржуазии. Многие из них начинали вкладывать свои средства в промышленность, и в итоге становились крупными промышленными магнатами Российской империи.

В класс крупной буржуазии постепенно переходили купцы и дворянство, которые приобретали фабрики и заводы в промышленных регионах. 

Тенденции капиталистического развития русского общества способствовали росту городов. Во второй половине 19 века городское население составляло более 16% от общей численности.

Внутренняя структура городов была неравномерная: многоэтажные особняки купцов и предпринимателей соседствовали с убогими трущобами, в которых проживали представители рабочего класса.

Именно в это время в русских городах появляется новый класс общества люмпены, бродяги, которые не смогли приспособиться к темпу общественной жизни. 

Сельское хозяйство

Несмотря на то, что Российская Империя вступала в эпоху капиталистических отношений, главной отраслью экономики по прежнему оставалось сельское хозяйство. Аграрные отношения в этот период во многом повторяли крепостническое право: большинство крестьян, не имевших земли, вынуждены были арендовать ее у крупных помещиков, оплачивая натуральный оброк. Широко применялась также капиталистическая система сельскохозяйственного производства — в помещичьих хозяйствах появились первые наемные работники. 

К концу века существенно укрепилось и кулачество крестьяне, которые смогли приобрести земли, создавали свои фермы, которые иногда превосходили даже имения помещиков. Именно кулаки первыми начали применять в процессе обработке земли новый инвентарь, что значительно повышало уровень производства.

Сельское хозяйство в пореформенной России приобрело товарный характер. Развитие промышленности увеличивало спрос на продукцию аграрного сектора, в 90-х годах сельскохозяйственная продукция начала широко экспортироваться за рубеж.

Однако многие крестьяне продавали свой хлеб не по собственному желанию увеличение государственного налога на землю толкало их сбывать не излишки, а необходимую для жизни продукцию. Это стало причиной того, что вопрос о новых земельных реформах уже к концу века стал необычайно остро. 

Промышленность и торговля

Во второй половине 19 века в Российской Империи уже полностью завершился промышленный переворот. Промышленное производство активно входило в период индустриализации. Это способствовало небывалому промышленному подъему, который начался в 80-х годах.

Строительство железных дорог, дешевая рабочая сила, спрос на продукцию иностранных государств те факторы, которые значительно ускоряли темпы развития промышленного комплекса. Ведущими отраслями промышленности стали текстильное и пищевое производство, тяжелая металлургия, добыча полезных ископаемых (уголь, нефть, руда).

Активно в этот период развивалась и торговля. Главными иностранными торговыми партнерами Российской Империи стали Германия, Англия и Франция.

Экспортируемыми товарами были хлеб, молочные продукты, руда, ткань, драгоценные металлы и уголь. Международная торговля постепенно вытесняла внутренний рынок. Купеческий класс ориентировался преимущественно на внешний спрос.

Нужна помощь в учебе?



Предыдущая тема: Национальная политка Александра II: польский и еврейский вопрос
Следующая тема:&nbsp&nbsp&nbspОбщественное движение 1860 — 1870 годов: «Земля и воля», Народничество

Реформа и реакция в России

Реформистский царь России 1800-х годов Александр II

Царизм столкнулся с несколькими революционными группами и реформистскими движениями за свою трехвековую историю. В частности, 1800-е годы были периодом реформ и реакции. Военное поражение середины XIX века привело к некоторым изменениям в России, но за убийством царя в 1881 году последовал период жестокой реакции.

Декабристы

Первая серьезная угроза царскому самодержавию возникла в декабре 1825 года, когда армейские офицеры подняли восстание против нового императора Николая I.

Восстание декабристов, получившее название этого восстания, было больше попыткой дворцового переворота, чем законной демократической революцией. Тем не менее повстанцы-декабристы были либеральны в своих политических взглядах, и их восстание угрожало целостности самодержавного царизма.

Восстание декабристов, в котором участвовало 3000 человек, было в конечном итоге подавлено Николаем I, но это побудило его изучить империю и ее напряженность.

Крымская война

Россия также была потрясена Крымской войной 1854-56 годов.Спровоцированная имперской напряженностью и спорами о контроле над Святыми землями, Россия столкнулась с тремя могущественными империями: Францией, Великобританией и Османской империей (современная Турция). Большая часть боевых действий происходила на территории России, на Крымском полуострове в северной части Черного моря.

Крымская война стала для Родины катастрофой. Россия выставила на поле боя почти три четверти миллиона человек, и более 200 000 из них погибли.

Конфликт также выявил отсутствие у России промышленного и технологического развития по сравнению с ее врагами.Из-за отсутствия железнодорожной инфраструктуры, улучшенного вооружения и других разработок, таких как электрический телеграф, российские военные не могли сравниться с британцами или французами в крупном конфликте.

Царь-реформист

Царь Александр I умер в марте 1855 года, почти через 18 месяцев после начала Крымской войны. Его сын и преемник Александр II был потрясен результатами войны. Новый царь сразу приступил к модернизации и реформам. Во главе его списка стояла отмена крепостного права.

Крепостное право было, по сути, формой рабства, при которой крепостные крестьяне были привязаны к земле.Александр надеялся, что путем демонтажа этой архаичной системы можно будет оживить сельскохозяйственное производство и сделать его более эффективным. Это даст толчок трансформации России из отсталой аграрной экономики в современную индустриальную и капиталистическую экономику.

Идея положить конец крепостному праву не была новой. Это предлагалось несколько раз и раньше, но всегда сопротивлялось консервативной землевладельческой знати, которая извлекала выгоду из прибылей и статуса, полученных от крепостного права.

Освобождение 1861 года

Впечатление художника об освобождении крепостных крестьян Александром II в 1861 году

Александр II, наконец, действовал в 1861 году, подписав указ, который установил линию через крепостное право.Процесс перераспределения земли был начат, но детали остались в руках коррумпированных бюрократов и, в некоторых случаях, самих землевладельцев.

Как следствие, передел русских земель не был справедливым. Крепостные крестьяне в России стали свободными крестьянами, но перед ними был поставлен строгий выбор: либо оставить свою землю, либо передать государственную ипотеку на 49 лет. По сути, они обменяли одну форму рабства на другую.

Между тем Александр согласился на другие либерализации российского общества.Среди них было создание представительных органов под названием земств или земств , которые фактически являлись формой местных советов по селам и губерниям. Эти земств и получили право проводить обучение, оказывать благотворительную помощь и другие услуги.

Александр II, «царь-реформатор», также приказал реформировать армию и флот, ввести новые правовые процедуры и пересмотреть уголовный кодекс.

Революционная деятельность

Но хотя реформы Александра удовлетворили некоторых, они не зашли достаточно далеко для радикальных революционеров, которые требовали более значительных и значимых изменений.

Реформы 1860-х гг. Не умиротворяли их, а наоборот, усилили антицарское несогласие и волнения. Активисты-народники назвали Народников . Они отправились в сельскую местность, чтобы распространять революционные идеи и побуждать крестьян к действиям. К 1870-м годам реформистский дух Александра угас, и он был вынужден применить репрессивные меры.

Судьба России была решена леденящим кровь событием на улицах Санкт-Петербурга. Когда царь ехал в своей карете, он был убит членами радикальной маргинальной группировки под названием Народная волна («Народная воля»).Почти разорванный бомбой пополам, умирающего царя отнесли в Зимний дворец, чтобы совершить последний обряд на глазах у его испуганной семьи. Либерально настроенный царь испустил последний вздох — как и русский реформизм XIX века.

Александр III реакционный

Храм Крови, воздвигнутый на месте смертельного ранения Александра II.

Убийство царя было встречено ужасом как в России, так и во всем мире. Его исполнители надеялись, что убийство Александра напугает правящую династию и приведет к более масштабным реформам, но это имело обратный эффект, вызвав период консервативной реакции.

Умершего царя наследовал его сын, Александр III, человек-великан со страшным характером и устрашающими манерами. Александр немедленно приказал свернуть большую часть реформ и либеральной политики своего отца.

Он расширил и усилил широкую политику «русификации», которая навязала русскую культуру и ценности народам империи. Тысячи поляков, латышей, литовцев, финнов и других были вынуждены учить или использовать русский язык.Ярый антисемит, Александр поощрял, если не приказал, преследовать пять миллионов евреев России, запретив им въезд в некоторые районы и запретив их участие в местных выборах.

Александр также снизил власть земств , поставив деревни и коммуны под контроль правительственных чиновников. Он также реформировал, затем расширил охрану (тайная полиция) и усилил преследование потенциальных революционеров и убийц.

Семена индустриализации

При Александре III проводилась прогрессивная политика, но она была почти исключительно экономической.Самым царским назначением Сергея Витте министром финансов в 1892 году было знаменательным.

Умелый специалист по привлечению иностранных инвестиций в Россию, Витте помог стимулировать горнодобывающую и нефтяную промышленность, финансируя строительство заводов и инфраструктуры.

По иронии судьбы, крупнейшими источниками иностранного капитала в России были инвесторы из Франции и Великобритании, ее противников в Крыму. Французские капиталисты, разбогатевшие в результате промышленного подъема в своей стране, вложили почти 700 миллионов франков в российские акционерные общества в течение 1890-х годов.

Витте также приступил к расширению транспортной системы России, организовав строительство столь необходимой Транссибирской магистрали и другие ключевые проекты. По мере того, как российская экономика росла и индустриализировалась, она привлекала тысячи безземельных или разочарованных крестьян в города для работы на фабриках и заводах.

Когда в 1894 году умер Александр III и трон перешел к его старшему сыну Николаю II, города европейской части России переживали значительный рост и изменения, стимулируемые индустриализацией.Однако не было никакой соответствующей политической модернизации — никакого сокращения автократической власти, никакого выборного собрания, никакого улучшения гражданских прав и никаких улучшений или защиты прав рабочих.

Взгляд историка:
«Традиционно в экономической истории России большое значение придается реформам 1860-х годов. Для советских историков эпоха реформ является переломным моментом перехода от феодализма к капитализму. Для многих несоветских историков эпоха реформ ознаменовала переход от традиционного общества к современному.”
Питер Гатрелл

1. 1800-е годы были веком реформ и реакции в России. Он был отмечен освобождением крепостного права, революционным насилием и реакционной политикой.

2. Поражение в Крымской войне выявило неразвитость России по сравнению с ее европейскими соседями. Эти результаты стали катализатором долгожданных реформ.

3. Правление нового царя Александра II принесло с собой освобождение крепостного права.После столетий привязки к земле русские крепостные были освобождены, хотя и только на словах.

4. Несмотря на свою реформистскую политику, царь Александр II был убит революционерами-популистами в 1881 году. Новый царь Александр III организовал волну реакции и репрессий.

5. В конце 1800-х годов Россия также пережила период экономической модернизации и промышленного роста, во главе с Сергеем Витте и финансируемой за счет государственных стимулов и иностранных инвестиций.

Цитата
Название: «Реформа и реакция в России»
Авторы: Дженнифер Ллевеллин, Майкл МакКоннелл, Стив Томпсон
Издатель: Alpha History
URL: https: // alphahistory.com / russianrevolution /form-and-response-in-russia /
Дата публикации: 24 мая 2019 г.
Дата обращения: 15 августа 2021 г.
Авторские права: Перепубликация содержимого этой страницы без наших явное разрешение. Для получения дополнительной информации об использовании, пожалуйста, обратитесь к нашим Условиям использования.

диктаторов вновь превратились в величайшую угрозу для либерально-демократического мира

Из всех геополитических трансформаций, с которыми сталкивается сегодня либерально-демократический мир, наименее подготовленными мы к идеологическому и стратегическому возрождению авторитаризма.Мы не привыкли думать об авторитаризме как об отдельном мировоззрении, которое предлагает реальную альтернативу либерализму. Коммунизм был идеологией — и некоторые думали, что фашизм тоже был — которая предлагала всестороннее понимание человеческой природы, политики, экономики и управления, чтобы формировать поведение и мысли всех членов общества во всех аспектах их жизни.

Мы считали, что «традиционные» автократические правительства лишены великих теорий об обществе и по большей части оставили свой народ в покое.В отличие от коммунистических правительств, у них не было универсалистских претензий или антилиберальной «идеологии» для экспорта. Хотя они враждебно настроены по отношению к демократии у себя дома, им было все равно, что происходило за пределами их границ. Они могут даже сами превратиться в демократии, в отличие от «тоталитарных» коммунистических государств. Мы даже привыкли рассматривать их как «друзей», как стратегических союзников против великих радикальных вызовов дня: коммунизма во время холодной войны, исламистского экстремизма сегодня.

Однако, как и многие теории, ставшие общепринятыми в конце 20-го и начале 21-го веков, эта была ошибочной.Сегодня авторитаризм превратился в величайшую проблему, стоящую перед либерально-демократическим миром, — серьезную идеологическую, а также стратегическую проблему. Или, точнее, он возродился, поскольку авторитаризм всегда представлял самый мощный и устойчивый вызов либерализму с момента зарождения самой либеральной идеи. Авторитаризм теперь вернулся в качестве геополитической силы, когда сильные страны, такие как Китай и Россия, отстаивают антилиберализм как альтернативу колеблющейся либеральной гегемонии.Он вернулся как идеологическая сила, предлагая извечную критику либерализма, и как раз в тот момент, когда либеральный мир переживает величайший кризис доверия с 1930-х годов. Он вернулся, вооруженный новыми и до сих пор невообразимыми инструментами социального контроля и разрушения, которые укрепляют авторитарное правление внутри страны, распространяют его за границу и проникают в самое сердце либеральных обществ, чтобы подорвать их изнутри.

Рассвет борьбы
Гравюра 1876 года на картине Джона Трамбалла изображает подписание Декларации независимости в 1776 году.Основатели основали документ на философии, согласно которой все люди наделены «естественными правами». (У.Л. Ормсби через Ассошиэйтед Пресс)

Мы, в либеральном мире, еще не осознали масштабы и согласованность проблемы. Мы не знаем, как управлять новыми технологиями, которые ставят либерализм в невыгодное положение в борьбе. Многие из нас вообще не хотят вести борьбу. Некоторые считают авторитарную критику либерализма убедительной; другие слишком мало ценят либерализм, чтобы заботиться о том, выживет ли поддерживающий его мировой порядок.В этой новой битве идей мы разоружены, возможно, прежде всего потому, что мы забыли, что поставлено на карту.

Мы не помним, какой была жизнь до либеральной идеи. Мы представляем его как доидеологический мир, в котором «традиционные автократы» поклоняются «традиционным богам», которые не нарушают «привычные ритмы» повседневной жизни людей, как однажды выразилась Джин Киркпатрик, бывший посол США в ООН. Это фантастика. Традиционным обществом правили мощные и широко распространенные представления о космосе, о Боге и богах, о естественных иерархиях и божественных властях, о жизни и загробной жизни, которые определяли все аспекты существования людей.

Обычные люди не могли контролировать свою судьбу. Они были заключены в тюрьму жесткой иерархией традиционного общества, поддерживаемой грубой силой, когда это необходимо, которая заперла их в положении, в котором они родились. Поколения крестьян были фактически рабами поколений землевладельцев. Люди не могли свободно думать или верить, как они хотели, в том числе по самым жизненно важным вопросам в религиозную эпоху — вопросам спасения или проклятия себя и своих близких.Изменяющиеся религиозные доктрины, распространяемые в Риме, Виттенберге или Лондоне, по таким вопросам, как значение Евхаристии, передавались в самые маленькие приходы. Самый скромный крестьянин мог быть сожжен на костре за отступление от православия. Любой, от низшего до высшего, мог быть подвергнут ужасающим пыткам и казням по приказу короля, папы или их должностных лиц. Люди могли быть предоставлены «привычным ритмам» работы и досуга, но их тела и души были во власти светских и духовных правителей.

Только с приходом либерализма Просвещения люди начали верить в то, что индивидуальная совесть, а также тело человека должны быть неприкосновенны и защищены от вторжения государства и церкви. И с того момента, как эта идея родилась, она вызвала самое сильное сопротивление. Либерализм Просвещения не только бросил вызов традиционным иерархиям, но его рационализм также бросил вызов традиционным верованиям и социальным нравам, которые объединяли сообщества на протяжении веков.Его универсалистское понимание человеческой природы и первенства личности противоречит традиционным узы расы и племени — и даже семьи.

Таким образом, новый революционный либерализм никогда не существовал мирно бок о бок с традиционным автократическим обществом. Традиционные правители и общества сопротивлялись антилиберальному мировоззрению — «идеологии» — столь же мощному и всеобъемлющему, как и сам либерализм. Мыслители контрпросвещения, такие как Жозеф де Местр, осудили просвещение, превозносившее индивидуальную волю и желания, настаивая на «индивидуальном отречении» в хорошо упорядоченном, иерархическом, авторитарном обществе.

Автократии России, Австрии и Пруссии, которые сокрушили Французскую революцию в начале 19 века, впоследствии попытались установить порядок, сдерживающий либерализм. Европейский концерт, которым сегодня восхищались бывший госсекретарь Генри Киссинджер и другие «реалисты», боролись и убивали за абсолютизм божественного права, за авторитет церкви, за «естественную» иерархию общества. Австрия Меттерниха и Россия Александра I были ранними прототипами современного полицейского государства.Они проводили обширную цензуру, закрывали университеты, поддерживали сети шпионов, чтобы следить за простыми людьми, а также сажали в тюрьмы, пытали и убивали тех, кого подозревали в разжигании либеральной революции.

И они не ограничивали свои атаки против либерализма своими собственными землями. Они вмешались с силой, чтобы подавить волну либерализма в Испании, Италии, Польше и немецких княжествах. Александр I даже задумал распространить антилиберальную кампанию через Атлантику на мятежные колонии Испании, что побудило президента Джеймса Монро провозгласить свою знаменитую доктрину.

Для американцев XIX века европейский авторитаризм был величайшим идеологическим и стратегическим вызовом той эпохи. Американская республика родилась в мире, в котором господствовали великие державы, которые смотрели на ее рождение с тревогой — и не без оснований. Американские революционеры основали свою новую нацию на том, что в то время считалось радикальными либеральными принципами, наиболее четко сформулированными философом Просвещения 17-го века Джоном Локком, что все люди наделены «естественными правами» и что правительство существует для защищать эти права.В противном случае люди имели право свергнуть его и, говоря словами Декларации независимости, сформировать новое правительство, «которое, скорее всего, повлияет на их безопасность и счастье».

Естественные права не знали расы, класса или религии. Основатели , а не утверждали, что права американцев вытекают из английской политической «культуры» и традиций. Как выразился Александр Гамильтон, «священные права человечества» нельзя было найти среди «пергаментов или заплесневелых записей», а были «написаны, как солнечным лучом».. . рукой самого божества »и, таким образом, никогда не может быть« стерто или затенено смертной силой ».

Мы давно потеряли из виду, насколько это радикальное, революционное заявление, как оно изменило то, как весь мир говорил о правах и управлении, и как оно подорвало легитимность всех существующих правительств. Как сказал Дэвид Рамзи, современный американский историк 18-го века: «Никогда прежде и ни в одной другой стране у человека не было выборов того типа правительства, при котором он предпочел бы жить.Неудивительно, как позже заметил Джон Куинси Адамс, что правительства Европы, церковь, «привилегированные порядки», различные «учреждения» и «поборники законности» были «глубоко враждебны» Соединенным Штатам и искренне надеялись, что эта новая «опасная нация» вскоре впадет в гражданскую войну и уничтожит себя, что она почти и сделала.

Битва между либерализмом и традиционным авторитаризмом была изначальным идеологическим противостоянием и оставалась идеологической конфронтацией еще полтора века.Принципы либерализма Просвещения, изложенные в Декларации независимости, были ключевым вопросом, из-за которого велась гражданская война. Когда Соединенные Штаты чудесным образом пережили ту войну и стали самостоятельной великой державой в конце 19 века, автократический вызов остался в виде Германии, все еще управляемой Гогенцоллернами, России, все еще управляемой царем, и Австрии. под властью Габсбургов, Турцией по-прежнему правят османы, а Японией и Китаем по-прежнему правят императоры.

Низший уровень авторитаризма
Первая мировая война, которая велась в основном в окопах на Западном фронте с 1914 по 1918 год, была войной между авторитаризмом и либерализмом. (Джон Уорвик / Национальная библиотека Шотландии)

Историки и политологи давно лишили Первую мировую войну идеологического значения. Но для тех, кто боролся с этим, с обеих сторон, это была война между либерализмом и авторитаризмом. Для британцев и французов, а в конечном итоге и для американцев, это была борьба за защиту того, что премьер-министр Великобритании Герберт Асквит в 1914 году называл «свободами Европы», имея в виду либеральную Европу, против «милитаризма», «пруссианства» и автократии. .И немцы согласились. Пропитанные романтической традицией контрпросвещения, они считали англосаксов бездушными материалистами.

Немцы превозносили первенство государства и общества, фольклора, культуры. Когда президент Вудро Вильсон ввел Соединенные Штаты в войну в 1917 году в надежде сделать мир «безопасным для демократии», он должен был защитить либеральное «Атлантическое сообщество» от этой последовательной антилиберальной идеологии, поддерживаемой немецкой военной машиной. беспрецедентная сила и эффективность.Возникновение после войны двух еще более серьезных вызовов либерализму — в форме нацистской Германии и имперской Японии — ознаменовало собой крах этой надежды. Их поражение во Второй мировой войне дало ему новое рождение.

Конец этой войны ознаменовал падение авторитаризма. Все авторитарные великие державы 19-го и начала 20-го веков были уничтожены в течение четырех десятилетий — царская Россия вместе с Габсбургской, Османской, Китайской, Прусской, а затем Германской и Японской империями.Однако они пали не потому, что проиграли какую-то историческую битву идей. Они проиграли настоящие сражения. Они были сбиты войнами или, в случае России, маловероятной коммунистической революцией, которая могла быть успешной только из-за катастрофического военного опыта.

Коммунизм также не победил нацизм во Второй мировой войне. Войска России и США нанесли поражение немецким армиям. Последующий раздел мира между либеральной американской сверхдержавой и коммунистическим Советским Союзом также был результатом войны.Старая Российская империя была катапультирована в беспрецедентную и, как оказалось, несостоятельную позицию глобального влияния. Холодная война не была окончательной схваткой между единственными идеологиями, оставленными человечеству на выбор. Это было просто противостояние момента.

Советский премьер Никита Хрущев в ООН в Нью-Йорке в октябре 1960 года. (Associated Press)

Президент Джон Ф. Кеннеди выступает на совместной сессии Конгресса в мае 1961 года. (Associated Press)

СЛЕВА: Советский премьер Никита Хрущев в ООН в Нью-Йорке в октябре 1960 года.СПРАВА: Президент Джон Ф. Кеннеди выступает на объединенном заседании Конгресса в мае 1961 года. (Фотографии Associated Press)

Неудивительно, что мы считали коммунизм величайшим вызовом, с которым может столкнуться демократия. За ней стояла мощь Советского Союза, а авторитарные режимы были слабыми пешками на шахматной доске холодной войны. Цели и методы большевиков, террор и угнетение, которые они использовали для уничтожения всего экономического и социального порядка, казались не только однозначно пагубными, но и необратимыми.Это был ключевой момент эссе Киркпатрик 1979 года «Диктатуры и двойные стандарты», в котором она изложила свою знаменитую доктрину поддержки «традиционных автократий» в борьбе против «тоталитарного» коммунизма. Хотя первые со временем, возможно, могут перейти к демократии, утверждала она, «не было случая, чтобы революционное« социалистическое »или коммунистическое общество» переходило к демократии.

Однако тезис оказался неверным: коммунизм не был ни необратимым, ни необратимым.Фанатичный утопизм марксистско-ленинского проекта оказался слишком противоречащим фундаментальным элементам человеческой натуры, включая желание накопить богатство и собственность в качестве плодов своего труда. Ему нелегко выжить в конкурентном мире. Хотя при других обстоятельствах это могло длиться намного дольше, любая трансформация, требующая такого насилия и государственных репрессий, была тяжелой битвой.

Другая проблема коммунизма, по иронии судьбы, заключалась в том, что его лидеры предпочли соревноваться в той же плоскости, что и либерализм: они измеряли успех в материальных показателях.Советские лидеры обещали встретиться с Западом и превзойти его в повышении уровня жизни среднего гражданина. Они потерпели неудачу и испытали кризис уверенности в своей идеологии. Когда Михаил Горбачев попытался реформировать систему, внедрив элементы политического и экономического либерализма, он непреднамеренно привел к ее краху. Китай принял государственно-капиталистическую систему без политической реформы. Оба доказали, что коммунизм не является ни непобедимым, ни неприспособляемым.

Люди жаждут не только свободы.Они также стремятся к безопасности — не только к физической защите от нападения, но и к безопасности, исходящей от семьи, племени, расы и культуры. У либерализма нет конкретного ответа на эти нужды.

Либеральные демократии переоценили вызов коммунизма и недооценили вызов традиционного авторитаризма. И это тоже было понятно. В годы холодной войны и в последовавшую за ней эру либерального господства мировые автократии были слишком слабы, чтобы бросить вызов либерализму, как это было раньше.Они изо всех сил пытались выжить. Правые диктатуры, которые зависели от Соединенных Штатов в плане денег и защиты, должны были хотя бы на словах признавать либеральные принципы и нормы, чтобы не потерять эту поддержку. Некоторые из них проводили выборы под давлением, предоставляли пространство для «умеренных» политических оппонентов и позволяли либеральным международным неправительственным организациям действовать в пределах своих границ, отслеживая их положения в области прав человека, работая с гражданским обществом и обучая политические партии — и все это как способ избежать потенциально фатальных экономических последствий. и политический остракизм.

Как отметили ученые Юн Дэн и Фей-Лин Ван, даже китайские лидеры после репрессий на площади Тяньаньмэнь в 1989 году жили в «постоянном страхе быть выделенными и преследуемыми» со стороны «международной иерархии, в которой доминируют Соединенные Штаты и их демократические государства. союзники ». Китайцы пытались это сделать, но многим автократам тех десятилетий это не удалось. Фердинанд Маркос из Филиппин, Аугусто Пиночет из Чили, Жан-Клод Дювалье из Гаити, Альфредо Стресснер из Парагвая и южнокорейская военная хунта были вытеснены администрацией Рейгана, которая быстро отказалась от доктрины Киркпатрика.В течение следующих полутора десятилетий последовали и другие. В 2003, 2004 и 2005 годах посткоммунистические автократы в Кыргызстане, Грузии и Украине уступили место либеральным силам, получившим подготовку и поддержку со стороны либеральных неправительственных организаций, которым диктаторы позволили избежать отчуждения либерального мира.

Одинокий китаец стоит на пути танков на площади Тяньаньмэнь в Пекине в июне 1989 года. По оценкам, за почти два месяца демократических протестов погибло около 10 000 человек.(Джефф Уайденер / Associated Press)

Слабость авторитарных властей укрепила веру либеральных демократий в то, что идеологическая конкуренция закончилась с падением коммунизма. В краткую эпоху либеральной гегемонии, последовавшую за окончанием холодной войны, мы не беспокоились, потому что не заметили, как авторитаризм постепенно восстановил свою силу и свой голос как наиболее стойкую и серьезную проблему либерализма.

В России, например, мы считали, что коммунизм потерпел поражение от либерализма, и в некотором смысле так оно и было, но победителем в посткоммунистической России был не либерализм.Либеральный эксперимент времен Бориса Ельцина оказался слишком ошибочным и хрупким, почти сразу уступив место двум типам антилиберальных сил: одному, остаткам советского (и царского) полицейского государства, которое восстановил бывший оперативник КГБ Владимир Путин, и контролируемый; другой — русский национализм и традиционализм, которые большевики пытались подавить, но были воскрешены Путиным, чтобы придать видимость легитимности его автократическому правлению.

По мере того, как Путин демонтировал слабые либеральные институты 1990-х годов, он восстановил роль православной церкви царской эпохи, пообещал сильное руководство традиционного российского типа, боролся за «традиционные» ценности против прав ЛГБТК и других гендерных вопросов. и превозносил особый «азиатский» характер России над ее западной ориентацией.Пока что это доказало свою долговечность: Путин уже правил дольше, чем многие из царей, и хотя резкий экономический спад может поколебать его власть, как и любой другой режим, он находится у власти так долго, что многие россияне не могу представить другого лидера.

Несколько автократий, переживших эпоху либеральной гегемонии, сделали это, отказавшись идти на уступки либеральным нормам. Либо у них была сила и независимость, чтобы выдержать либеральное неодобрение, либо у них было то, что нужно Соединенным Штатам и их демократическим союзникам — или они думали, что им нужно.У китайцев было и то, и другое, что позволяло им просто подавлять все либеральные тенденции как внутри, так и за пределами правящей олигархии, и гарантировать, что они останутся подавленными, даже когда руководство Китая совершило сложный переход от маоистского коммунизма к авторитарному государственному капитализму. Большинство арабских диктатур также выжили, либо потому, что у них была нефть, либо потому, что после террористических атак 11 сентября 2001 года Соединенные Штаты вернулись к поддержке якобы «дружественных» автократов против радикальных альтернатив.

Примеры автократий, таких как Россия и Китай, успешно противостоящие либеральному давлению, вселили в других надежду на то, что либеральный шторм удастся выдержать. К концу 2000-х годов эпоха автократов, перебравшихся с либеральными державами, подошла к концу. Авторитарный «ответный удар» распространился по всему миру, от Египта до Турции, от Венесуэлы до Зимбабве, поскольку оставшиеся авторитарные режимы, следуя примеру Путина, начали систематически ограничивать пространство гражданского общества, отрезая его от его иностранных сторонников и ограничивая свободу слова и независимость. СМИ.

Противодействие распространялось также на международную политику и институты. Слишком долго, как жаловался один китайский чиновник в 2008 году на Всемирном экономическом форуме в Давосе, Швейцария, либеральные державы определяли эволюцию международных норм, все более узаконивая вторжение во внутренние дела авторитарных держав: «Вы, страны Запада, решайте сами. правила, вы ставите оценки, вы говорите: «Ты был плохим мальчиком» ». Но на этом все закончилось. Авторитарные правительства России, Китая, Саудовской Аравии, Венесуэлы и Ирана работали, чтобы ослабить хватку либерализма.Их разные идеологические ориентации, которые американцы считают крайне важными, не заставляли их терять из виду свои общие интересы как нелиберальных государств. В результате, как сказал в 2007 году министр иностранных дел России Сергей Лавров, впервые за много лет возникла реальная конкуренция на «рынке идей» между различными «системами ценностей». Запад потерял «свою монополию на процесс глобализации».

Авторитаристы теперь вернули себе уверенность и обрели свой голос так, как они не слышали с 1942 года, и, как и в десятилетия перед Второй мировой войной, самые могущественные антилиберальные режимы «больше не довольствуются простым сдерживанием. демократия », как отмечали в 2016 году редакторы журнала« Демократия ».Теперь режимы хотят «свернуть его вспять, повернув вспять достижения времен демократического подъема».

Эти авторитарные сторонники добиваются успеха, но не только потому, что их государства сегодня более могущественны, чем они были за более чем семь десятилетий. Их антилиберальная критика также сильна. Это не просто оправдание для правления силачей, хотя это тоже так. Это полномасштабное обвинение в том, что многие считают недостатками либерального общества, и оно имеет широкую привлекательность.

Берлинская стена, отделявшая контролируемую Советским Союзом Восточную Германию от Западного Берлина, простояла 28 лет, прежде чем была открыта в 1989 году.(Кэрол Гузи / The Washington Post)

Прошло несколько десятилетий с тех пор, как либеральные демократии серьезно отнеслись к этой проблеме. Конец холодной войны казался неоспоримым доказательством правильности взглядов Просвещения — веры в неумолимый прогресс, как моральный, так и научный, на пути к достижению физической, духовной и интеллектуальной свободы каждого человека. История была «прогрессом сознания свободы», как выразился Георг Вильгельм Фридрих Гегель в 1830 году; или, как писал Фрэнсис Фукуяма в книге «Конец истории и последний человек» в 1992 году, работали фундаментальные процессы, диктующие «общую эволюционную модель для всех человеческих обществ — короче говоря, что-то вроде Универсальной истории человечества в направление либеральной демократии.

Предпосылка, лежащая в основе этих убеждений, заключалась в том, что все люди во все времена стремились, прежде всего, к признанию своей внутренней ценности как личности и защиты от всех традиционных угроз их свободе, их жизни и их достоинству, исходящих от государства. , церковь или сообщество.

Эта идея была наиболее популярной в относительно хорошие времена. Он процветал в конце 19-го и начале 20-го веков, а затем был разбит Первой мировой войной, подъемом коммунизма и фашизма и упадком демократии в 1920-х и 1930-х годах.Он снова расцвел после окончания холодной войны. Но это всегда было неполным описанием человеческой природы. Люди стремятся не только к свободе. Они также стремятся к безопасности — не только к физической защите от нападений, но и к безопасности, исходящей от семьи, племени, расы и культуры. Часто люди приветствуют сильного, харизматичного лидера, который может обеспечить такую ​​защиту.

У либерализма нет конкретного ответа на эти нужды. Хотя в либеральных странах иногда появлялись сильные, харизматичные лидеры, главной целью либерализма никогда не было обеспечение безопасности, которую люди находят в племени или семье.Он был озабочен безопасностью человека и равным отношением ко всем людям, независимо от того, откуда они родом, каким богам они поклоняются или кто их родители. И в некоторой степени это произошло за счет традиционных связей, которые обеспечивают семья, этническая принадлежность и религия.

Возвышать права человека — значит ослаблять авторитет церкви и других властей, которые претендуют на то, чтобы говорить людям, во что они должны верить и как они должны себя вести.Это ослабляет традиционные иерархии рождения и класса, и даже иерархии семьи и пола. Следовательно, либерализм не может не угрожать «традиционным ценностям» и культурам. Они поддерживаются либо силой традиционных властей, либо давлением сообщества и мнения большинства. Но в либеральном государстве права немногих, однажды признанные, заменяют предпочтения многих.

В Европе и Соединенных Штатах это означало крах белого христианского культурного господства, поскольку либерализм постепенно признавал права цветных людей; евреев и мусульман; геев и других людей с сексуальной ориентацией, которые осуждаются, если не запрещены, основными религиями; а в последнее время — беженцев и мигрантов.Либерализм — это компромисс, и многие часто были недовольны тем, что было потеряно, и не ценили того, что было достигнуто.

Либерализм в состоянии войны с самим собой
Президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган в Анкаре в июне 2017 года. Эрдоган использовал попытку государственного переворота 2016 года для подавления инакомыслия и консолидации президентской власти. (Associated Press)

Таким образом, либерализм всегда был уязвим для антилиберальной реакции, особенно во времена потрясений и неопределенности. Он столкнулся с такой негативной реакцией в годы между двумя мировыми войнами и во время глобальной экономической депрессии.В 1940 году либеральная демократия, казалось, была на последнем издыхании; фашизм казался «волной будущего», как писала в то время Энн Морроу Линдберг.

Либерализм снова столкнулся с негативной реакцией в нынешнюю эпоху геополитических, экономических и технологических потрясений. В такие времена многие люди сосредотачиваются на недостатках либерализма, на том, чего он не дает, и на том, что либо ослабляет, либо разрушает. То, что действительно обеспечивает либерализм, — безопасность прав личности перед государством и обществом — легко воспринимается как должное или обесценивается.Даже в Соединенных Штатах, единой нации, основанной на принципе универсальных прав, общественность поддерживает ограничение прав во время предполагаемого чрезвычайного положения, независимо от того, оправдано оно или нет. В других странах, где опыт либеральной демократии был кратким и поверхностным и где национализм связан с кровью и почвой, кажется почти неизбежным появление политических сил, обещающих защитить традиции, культуру и сообщество от «тирании» либерального индивидуализма.

Это реакция нарастает по всему миру, и не только среди набирающих силу авторитарных правительств России и Китая, но и внутри самого либерально-демократического мира.

Венгерский Виктор Орбан был в авангарде, с гордостью заявляя о своем «нелиберализме» в борьбе за белую христианскую культуру своей страны против цветных, нехристианских мигрантов и их «космополитических» либеральных защитников в Брюсселе, Берлине и других странах Западной Европы. столицы. Реджеп Тайип Эрдоган демонтировал либеральные институты Турции во имя исламских верований и традиций.

В демократическом мире существуют альянсы, объединяющие границы, чтобы противостоять либерализму.В своей книге 2018 года «Добродетель национализма» влиятельный израильский интеллектуал Йорам Хазони призвал к объединенному сопротивлению всех «противников универсального либерализма», сторонников Брексита, последователей Марин Ле Пен во Франции и Гирта Вилдерса в Нидерландах, индусов. националисты Индии, а также все более националистические и нелиберальные правительства Польши и Венгрии — все те, кто, подобно Израилю, «упорно желает защищать свое собственное уникальное дело и перспективу» от «сторонников либеральной империи», под которыми он имеет в виду U.С. руководил либерально-демократическими порядками последних 70 с лишним лет.

И, конечно же, Соединенные Штаты испытали собственную антилиберальную реакцию. Действительно, в наши дни антилиберальная критика настолько распространена на обоих концах политического спектра и в наиболее активных сегментах обеих политических партий, что едва ли можно найти американского либерала старого стиля. Но что касается возрождения авторитарного режима, который меняет сегодня мир, наиболее важные события происходят среди консерваторов Соединенных Штатов.Подобно тому, как американские левые когда-то восхищались международным коммунизмом как противником капиталистической системы, которую они осуждали, все большее число американских консерваторов, включая тех, кто отвечает за внешнюю политику США, сочувствуют возродившимся авторитаристам и сторонникам нелиберализма.

Добровольцы правой индуистской националистической группы Rashtriya Swayamsevak Sangh, или RSS, в Мееруте, Индия, в феврале 2018 г. (Саджад Хуссейн / AFP / Getty Images)

Сторонники крайне правого кандидата Национального фронта Марин Ле Пен в Вильпент, Франция, в мае 2017 года — за неделю до того, как Ле Пен проиграл президентские выборы Эммануэлю Макрону.(Джефф Дж. Митчелл / Getty Images)

Протестующий, выступающий за Брексит, возле парламента в Лондоне в январе. 29 марта Великобритании грозит крайний срок выхода из Европейского союза, одобренный избирателями на референдуме 2016 года. (Леон Нил / Getty Images)

Вверху: Добровольцы правой индуистской националистической группы Раштрия Сваямсевак Сангх, или RSS, в Мееруте, Индия, в феврале 2018 г. (Саджад Хусейн / AFP / Getty Images) СЛЕВА: Сторонники далеко -право кандидат от Национального фронта Марин Ле Пен в Вильпенте, Франция, в мае 2017 года — за неделю до того, как Ле Пен проиграл президентские выборы Эммануэлю Макрону.(Джефф Дж. Митчелл / Getty Images) СПРАВА: протестующий за Брексит возле парламента в Лондоне в январе. 29 марта Великобритании грозит крайний срок выхода из Европейского союза, одобренный избирателями на референдуме 2016 года. (Леон Нил / Getty Images)

Антилиберальная критика всегда находила отклик по крайней мере в некоторых направлениях американской консервативной мысли. В американском консерватизме всегда было напряжение. Как однажды заметил обозреватель Post Джордж Ф. Уилл, «строго индивидуалистические ценности» и «атомизирующий социальный динамизм» либерального капитализма неизменно вступают в противоречие с традициями сообщества, церкви и других институтов, которые всегда ценились консерваторами.Иногда некоторые консерваторы ставили под сомнение «всю концепцию универсальных естественных прав» и пытались обосновать американскую демократию в определенной культурной и политической традиции. Вместо того, чтобы защищать принципы Декларации независимости, они защищали традицию от разрушительной силы этих принципов. Это была другая идея американского национализма, и она неизбежно была связана с вопросами религии, расы и этнической принадлежности, поскольку она заключалась в сохранении господства определенной культурной и политической традиции, которая оказалась белой, англосаксонской и протестантской.

С начала 19 века и далее постоянной темой в американской истории был страх того, что англосаксонским протестантам Соединенные Штаты угрожают как изнутри, так и извне — изнутри призывами к освобождению и предоставлению избирательных прав афроамериканцам. и извне за счет притока неанглосаксов, непротестантских иммигрантов из Ирландии, Японии и Китая, из южной, восточной и центральной Европы, а затем из Латинской Америки и Ближнего Востока.

Это остается темой современного консерватизма. В течение 1950-х и 1960-х годов Рассел Кирк смотрел на сегрегационный Юг как на основную опору, на которой держалась американская республика, и считал, что в эти «смутные времена» Юг «может чему-то научить современный мир». Уильям Ф. Бакли-младший подверг критике такие «конвульсивные меры», как решение Верховного суда 1954 года по делу Браун против Совета по образованию , потому что они «нарушили традиции нашей системы». Когда толпа белых студентов напала на молодую чернокожую женщину, поступившую в Университет Алабамы по постановлению суда в 1956 году, Бакли раскритиковал суд за признание незаконным «всего набора глубоко укоренившихся народных обычаев и нравов» и заявил, что «Белое сообщество» имело «право принимать такие меры», которые были необходимы «для победы в политическом и культурном плане.Он также писал, что нация не может избежать наказания за «симулированное удивление» насильственной реакции.

Сочувствующие авторитаризму друзья: американские консерваторы
Президент Владимир Путин правит Россией с 1999 года. Один наблюдатель говорит, что бывший сотрудник КГБ позиционирует себя как лидер мирового «социально и культурно консервативного» простого народа, выступающего против «международной либеральной демократии». (Алексей Никольский / AFP / Getty Images)

В последующие десятилетия иногда было трудно отличить консервативные усилия по защите политических и культурных традиций от нападок прогрессивного либерализма, с одной стороны, и защиту господства белых христиан от с другой стороны, требования расовых, этнических и других меньшинств.Сегодня многие в Соединенных Штатах — в основном, но не исключительно — белые христиане — снова защищают себя и свои «глубоко укоренившиеся народные обычаи и нравы» от решений судов США, предоставляющих права и преференции меньшинствам, женщинам, Сообщество ЛГБТК, мусульманам и другим нехристианам, иммигрантам и беженцам. И, возможно, мы снова не должны «притворяться удивленными», что они бросают вызов либерализму, во имя которого было начато наступление на традиционные обычаи и верования.Эта негативная реакция, безусловно, сыграла свою роль в избрании Дональда Трампа и продолжает волновать Соединенные Штаты сегодня.

Мы также не должны удивляться тому, что эта обратная реакция имела внешнеполитический аспект. Дебаты о внешней политике США — это также дебаты об американской идентичности. 1920-е годы сочетали рост белого национализма, ограничительную иммиграционную политику и рост тарифов с внешней политикой, отвергающей «интернационализм» как антиамериканский. Движение «Америка прежде всего» в 1940 году не только выступало за то, чтобы не допустить участия Соединенных Штатов в войне в Европе, но и с сочувствием относилось к аргументам Германии в пользу превосходства белых.

Эти взгляды были подавлены во время войны, которая велась открыто против нацизма и его расовых теорий, а затем во время холодной войны против коммунизма. Но когда закончилась «холодная война», вновь возникли старые опасения по поводу социальной и культурной идентичности нации. Политолог Сэмюэл П. Хантингтон, который когда-то утверждал, что авторитаризм является необходимым этапом «модернизации», в более преклонные годы беспокоился, что англосаксонская протестантская «идентичность» Соединенных Штатов вытесняется либерализмом в форме «мультикультурализма.Он и предсказал, и осторожно поддержал новый «белый нативизм», и в основном на этих основаниях в своих работах о «столкновении цивилизаций» после «холодной войны» он призывал американцев отступить от мира и стремиться к тому, чтобы их собственная «западная» цивилизация.

В этой ветви консерватизма всегда был элемент антиамериканизма в том смысле, что он противостоял либеральной просвещенческой сущности американского основания. Авраам Линкольн писал об этой сути, когда описывал универсальные принципы Декларации независимости как «золотое яблоко», а Союз и Конституцию как «серебряную картину», возведенную вокруг нее.В то время, когда многие и на Юге, и на Севере призывали к консервативной защите конституции, закрепляющей рабство и превосходство белых, Линкольн настаивал на том, что ни Конституция, ни даже Союз не являются высшими гарантами свобод американцев. В основе свободного правительства лежали универсальные принципы Декларации: «Картинка сделана для яблока, а не яблоко для картины».

Гражданская война подтвердила эту точку зрения на поле битвы, и с тех пор история Соединенных Штатов представляет собой постоянное расширение прав на все большее количество групп, претендующих на них, а также постоянное сопротивление этому расширению.Когда консерваторы возражают против этой исторической реальности, они могут быть правы или не правы в своих возражениях, но возражают они против Америки.

Премьер-министр Венгрии Виктор Орбан в апреле 2018 года. Орбан систематически ослаблял свободную прессу Венгрии, ее независимую судебную систему и ее открытую и конкурентную политическую систему. (Ласло Балог / Getty Images)

В наши дни некоторые американские консерваторы сочувствуют самым стойким антиамериканским лидерам в мире именно потому, что эти лидеры бросили вызов американскому либерализму.В 2013 году Путин предупредил, что «евроатлантические страны» «отвергают свои корни», в том числе «христианские ценности», составляющие «основу западной цивилизации». Они «отрицали моральные принципы и все традиционные идентичности: национальные, культурные, религиозные и даже сексуальные». Консервативный комментатор Патрик Бьюкенен в ответ назвал Путина голосом «консерваторов, традиционалистов и националистов всех континентов и стран», выступающих против «культурного и идеологического империализма России».. . декадентский Запад ».

Консервативный мыслитель и писатель Кристофер Колдуэлл недавно заметил, что российский лидер является «героем для консерваторов-популистов всего мира», потому что он отказывается подчиняться либеральному мировому порядку, в котором доминируют США. Если верить опросам, среди сторонников Трампа выросло количество положительных взглядов на Путина. Они не просто следуют за своим лидером. Как отмечает политолог Стивен Фиш, Путин позиционирует себя как лидер «консервативных в социальном и культурном отношении» простых людей мира, выступающих против «международной либеральной демократии».Орбан в Венгрии, самопровозглашенный лидер «нелиберализма» в демократическом мире, является еще одним героем для некоторых консерваторов. Колдуэлл предполагает, что откровенно антилиберальная христианская демократия, которую Орбан пытается создать в Венгрии, — это такая демократия, которая «преобладала в Соединенных Штатах 60 лет назад», предположительно до того, как суды начали навязывать либеральные ценности и расширять права меньшинств. .

Политический теоретик Марк Платтнер утверждает, что самая серьезная угроза либеральной демократии сегодня заключается в том, что «основные правоцентристские партии» либерально-демократического мира «захвачены тенденциями, которые безразличны или даже враждебны либеральной демократии.Он не упоминает Соединенные Штаты, но явление, которое он описывает, явно присутствует среди американских консерваторов, а не только среди «альтернативных правых».

Либерализм подвергается нападкам у себя дома, как слева, так и справа
Кандидат в президенты Дональд Трамп на предвыборном митинге в Рино, штат Невада, в январе 2016 года. Националистические взгляды Трампа как президента сформировали его внешнюю политику, ведущую к США. склоняться к антилиберальным силам в Европе и других странах. (Чарльз Омманни / The Washington Post)

Если бы такие взгляды были ограничены несколькими интеллектуалами, находящимися на периферии этого широкого и разнообразного явления, которое мы называем американским консерватизмом, это было бы меньше.Но такое мышление можно найти в высших кругах администрации Трампа, и сегодня оно формирует внешнюю политику США. Осенью прошлого года президент Трамп заявил на митинге сторонников: «Вы знаете, кто я? Я националист, ладно? Я националист. Националист. Используйте это слово. Используйте это слово ».

В декабре в Брюсселе госсекретарь Майк Помпео также привел доводы в пользу национализма, настаивая на том, что «ничто не может заменить национальное государство как гарант демократических свобод и национальных интересов.Эта идея перекликается с книгой Хазони «Достоинство национализма», в которой утверждается, что истинная демократия происходит от национализма, а не от либерализма. Это был намек на националистов Европы, ведущих свой крестовый поход против «либерального империализма» Европейского Союза. И действительно, администрация Трампа открыто ставит на весы в этой битве, стремясь, как выразился посол США в Германии Ричард Гренелл, «расширить возможности» консервативных сил в Европе и Великобритании, очерняя при этом канцлера Германии. Ангела Меркель и основные либеральные партии как правоцентристских, так и левоцентристских.

Путин также помогал нелиберальным националистическим движениям в Европе в качестве центральной части своей глобальной политической стратегии. Многие движения получали финансирование из российских источников, в то время как основные партии — или даже те либералы, не связанные с основной партией, такие как президент Франции Эммануэль Макрон, — были мишенью российских дезинформационных кампаний в социальных сетях. Во время холодной войны, когда Советский Союз также принимал участие в масштабных, хотя и сейчас причудливо архаичных, усилиях по дезинформации, U.Правительство С. вложило значительные ресурсы в борьбу с ними. Сегодня, хотя мы и начали защиту от иностранных манипуляций, мы приложили мало усилий, чтобы ответить на антилиберальную пропаганду нашей собственной защитой либерализма.

В этом нет ничего удивительного, когда дома атакуют сам либерализм, как слева, так и справа. Сегодня прогрессисты продолжают считать либеральный капитализм глубоко и, возможно, безвозвратно ущербным и призывают к социализму, как они это делали во время холодной войны.Они осуждают «либеральный мировой порядок», международный торговый и финансовый режим и практически все либеральные институты, созданные во время Второй мировой войны и на заре холодной войны.

И точно так же, как они выступали против ответа на советский коммунистический вызов — будь то наращивание вооружений, стратегия сдерживания или ведение идеологического конфликта от имени либеральной демократии, — современные прогрессисты не проявляют особого интереса к тому, чтобы принять вызов, брошенный авторитарными властями. великие державы и другие антилиберальные силы мира, если это повлечет за собой действия У.С. власть и влияние. Прогрессивные левые больше озабочены предполагаемым «империализмом» США, чем сопротивлением авторитаризму в таких местах, как Венесуэла.

Во время холодной войны количество американских левых превосходило широкую коалицию консерваторов и антикоммунистических либералов, которые по-своему и по своим собственным причинам объединились, чтобы поддержать антикоммунистическое сдерживание и отстоять превосходство либерально-демократического капитализма над советским коммунизмом.

Ни одна такая коалиция не объединилась, чтобы противостоять международному авторитаризму или выступать в защиту либерализма сегодня.Широкий альянс странных соратников, простирающийся от крайне правых до самопровозглашенных «реалистов» и прогрессивных левых, хочет, чтобы Соединенные Штаты отказались от сопротивления растущей авторитарной власти. Они предоставят России и Китаю сферы влияния, которые им необходимы в Европе, Азии и других странах. Они согласятся с новым идеологическим «разнообразием» мира. И они подчинят демократии, живущие в тени авторитарных великих держав, их гегемонистскому контролю.

Поскольку администрация Трампа склоняется к антилиберальным силам в Европе и других странах, большинство американцев в лучшем случае кажутся безразличными.В отличие от их почти одержимости коммунизмом во время холодной войны, они, похоже, не обращают внимания на вызов авторитаризма. Итак, по мере нарастания угрозы Америка разоружается.

Большая часть проблемы является просто интеллектуальной. Мы смотрим на мир сегодня и видим многостороннюю борьбу между различными системами управления, каждая из которых имеет свои плюсы и минусы, причем некоторые из них больше подходят для определенных политических культур, чем другие. Мы потерялись в бесконечных классификациях, рассматривая каждый тип нелиберального правительства как уникальный и не связанный с другими — нелиберальную демократию, «либеральную» или «либерализирующую» автократию, «конкурентный» и «гибридный» авторитаризм.Эти разные категории, безусловно, описывают бесчисленное множество способов управления нелиберальными обществами. Но в корне все это не относится к делу.

Безусловно, наиболее значимое различие сегодня является бинарным: нации либо либеральны, а это означает, что существуют постоянные институты и неизменные нормы, которые защищают «неотъемлемые» права людей от всех, кто мог бы посягать на эти права, будь то государство. или большинство; или они не являются либеральными, и в этом случае нет ничего, встроенного в систему и уважаемого как правительством, так и управляемыми, что мешает государству или большинству нарушать или отнимать права людей, когда они захотят, как незначительными, так и серьезными способами. .

Это различие, возможно, не было таким однозначным в XVIII и XIX веках, когда в Британии и Франции были либеральные институты, которые искренне бросали вызов и даже ограничивали власть абсолютных монархий. Но в современном мире не может быть либерализма без демократии и демократии без либерализма. Орбан из Венгрии может говорить о «нелиберальной» демократии, но он систематически ослабляет институты — свободную прессу, независимую судебную систему, открытую и конкурентную политическую систему — от которых зависит демократия.

Новые инструменты угнетения в «нелиберальном государстве»

Портрет кандидата Абдель Фатах ас-Сисси, помещенный на флаге, продаваемом уличными торговцами возле избирательного участка в пригороде Каира в мае 2014 года. власть править до 2034 года. (Джонатан Рашад / Getty Images)

Накрашенный палец женщины означает, что она голосовала на президентских выборах в Египте в марте 2018 года. (Салах Малкави / Getty Images)

СЛЕВА: портрет кандидата Абдель Фатах аль- Сисси повесила флаг, который продают уличные торговцы, возле избирательного участка в пригороде Каира в мае 2014 года.(Джонатан Рашад / Getty Images) СПРАВА: нарисованный палец женщины означает, что она голосовала на президентских выборах в Египте в марте 2018 года. Вскоре Сисси сможет править до 2034 года. (Салах Малкави / Getty Images)

Нас слишком легко обмануть полумеры автократов и мнимых автократов. Правитель или подавляющее большинство могут оставлять людей в покое на какое-то время, или они могут ограничивать их права лишь незначительно или только по определенным вопросам. Но если они не обязаны защищать людей в их правах на жизнь, свободу и собственность — и в этом жизненно важном отношении относиться ко всем людям как к равным в соответствии с законом, — тогда предоставляемые ими права являются просто условными.Правители могут счесть разумным, удобным или прибыльным позволить людям свободное осуществление некоторых или большинства своих прав, но в тот момент, когда обстоятельства меняются, правители могут делать все, что они хотят.

Различие важно, потому что обстоятельства меняются. За последние семь с лишним десятилетий после окончания Второй мировой войны и начала либерального мирового порядка под руководством США авторитарные режимы столкнулись со многими препятствиями, чтобы лишить свой народ индивидуальных прав. В мире, где доминируют либеральные державы — и, прежде всего, Соединенные Штаты — у них были причины опасаться политических и военных наказаний, которые могли бы доказать их гибель, и во многих случаях это было так.Режимы, зашедшие слишком далеко, в конечном итоге часто платили свою цену, особенно если они были связаны с доминирующими либеральными державами и зависели от них.

Возьмем один пример: в 1960-х и 1970-х годах из Южной Кореи Пак Чон Хи зверски пытали и убили тысячи людей — не только подозреваемых коммунистов и демократических активистов, но и тех, кто просто подслушивал критику правительства. Некоторое время это помогало удерживать режим у власти, но после того, как Пак был убит в 1979 году
и Соединенные Штаты начали настаивать на реформе, его преемники решили править с несколько более легкой рукой.В конце концов, они отказались от власти мирным путем после того, как Вашингтон фактически приказал сделать это. Это породило идею о том, что Южная Корея при Паке была «либерализующей» автократией, тогда как на самом деле это была автократия, поддающаяся внешнему давлению, что ограничивало ее способность отражать внутреннюю оппозицию.

Многим диктатурам просто не хватало средств для угнетения масс людей эффективными и доступными способами. Если единственным способом контролировать население было убивать и пытать всех, это не было многообещающей бизнес-моделью, даже если у правительства были ресурсы для поддержания такой практики, чего не было у большинства — урок, усвоенный китайцами при Мао Цзэдун. Цзэдун.Лучше попытаться контролировать то, что люди говорят и думают, а также пугать их последствиями неправильного мышления.

Но по разным причинам одни лучше справлялись с этой «тоталитарной» формой контроля, чем другие. Более современные общества, такие как Восточная Германия, угнетали свой народ научной эффективностью, но у многих других авторитарных правительств не было ни навыков, ни ресурсов, чтобы контролировать свое население так же эффективно. В Соединенных Штатах мы обманывали себя, полагая, что если авторитарные режимы не прибегали к систематическим жестоким репрессиям, то это потому, что они «либерализировали»; они часто были просто неспособны и отвечали на антистимулы в мире, где господствовали либеральные державы.

Но структура стимулов и сдерживающих факторов сейчас меняется, потому что меняется структура власти в международной системе. Когда несколько лет назад Орбан прославлял «нелиберальное государство», он утверждал, что является лишь ответом на «великое перераспределение мировой финансовой, экономической, торговой, политической и военной мощи, которое стало очевидным в 2008 году».

С конца 2000-х годов автократы, в том числе Путин в России, Си Цзиньпин в Китае и Абдель Фатах ас-Сисси в Египте, перестали притворяться конкурентными выборами или даже коллективным лидерством.Фальсифицированные выборы больше не нужны для умиротворения либеральных сил, которым не хватает воли или способности жаловаться. Для автократов стало обычной практикой становиться «пожизненным президентом», как Си сделал год назад и как Сисси начал делать в последние недели. Это снятие маски, в том числе со стороны Сисси, лидера, сильно зависящего от Соединенных Штатов и якобы дружественного к ним, показывает, как мало осталось старых антистимулов, по крайней мере, на данный момент.

Структура стимулов также изменилась в либерально-демократическом мире.Двадцать лет назад, когда европейский и трансатлантический либерализм был сильнее, нелиберализм Орбана нельзя было терпеть в той степени, в какой он есть сегодня. Его успех — свидетельство глобального отступления либерализма.

Судьбоносный выбор
Программное обеспечение для распознавания лиц записывает лица людей в Китае в ноябре 2017 года. Революции в коммуникационных технологиях, сборе данных и искусственном интеллекте изменили конкуренцию между либерализмом и антилиберализмом. (Жиль Сабри для The Washington Post)

Проблема не только в изменении глобального баланса сил между либерализмом и антилиберализмом.Революции в коммуникационных технологиях, Интернете и социальных сетях, сборе данных и искусственном интеллекте изменили конкуренцию между либерализмом и антилиберализмом таким образом, который только недавно стал очевидным и который не сулит ничего хорошего либерализму.

Разработки в Китае открывают самое ясное представление о будущем. Благодаря господству в киберпространстве, контролю над социальными сетями, сбору и использованию больших данных и искусственного интеллекта правительство в Пекине создало более изощренные, всеобъемлющие и эффективные средства контроля над своим народом, чем Иосиф Сталин, Адольф Гитлер. или даже
Джордж Оруэлл мог вообразить.То, что можно сделать с помощью социальных сетей и использования искусственного интеллекта, превосходит даже эффективные методы пропаганды нацистов и советских коммунистов. По крайней мере, с помощью старомодной пропаганды вы знали, откуда идет сообщение и кто его доставляет. Сегодня умы людей формируются политическими силами, которые используют информационные технологии и алгоритмы, о которых они не знают, и доставляют сообщения через свои страницы Facebook, свои учетные записи Twitter и поисковые запросы в Google.

Китайское правительство быстро приобретает способность знать все о огромном населении страны, коллективно и индивидуально — куда они едут, кого они знают, что они говорят и кому они это говорят. «Социально-кредитный регистр» позволит правительству поощрять и наказывать людей скрытыми, но всеобъемлющими способами. Гений того, что ученый-демократ Ларри Даймонд назвал этот «постмодернистский тоталитаризм», состоит в том, что люди «будут казаться свободными в повседневной жизни», но на самом деле государство будет контролировать и подвергать цензуре все, что они видят, при этом отслеживая все, что они говорят и делают.

Это революционное развитие стирает все различия, которые могли существовать между «авторитаризмом» и «тоталитаризмом». Какой самодержец не захочет овладеть этим методом контроля? Вместо того, чтобы полагаться на дорогостоящую армию и полицию, которые открыто убивают и жестоко обращаются с рассерженным и возмущенным населением, у автократа теперь будут более дешевые, более изощренные и более эффективные средства контроля. Признавая этот спрос, Китай продает аппаратное и программное обеспечение своей государственной системы наблюдения нынешним и потенциальным автократам почти на всех континентах.

Следовательно, бинарное различие между либеральными и нелиберальными правительствами будет все, что будет иметь значение. От того, будет ли правительство либеральным или нелиберальным, будет зависеть то, как оно будет работать с новыми технологиями, и возникнут радикальные различия. Либеральным правительствам придется бороться с последствиями этих технологий для прав личности — и, как мы уже видели, это непросто. Но либеральные демократии будут подходить к проблеме, исходя из фундаментальной посылки, что права личности должны быть защищены.Права частных компаний продавать то, что они хотят, должны быть сбалансированы с правами отдельных лиц на защиту своих данных. Потребность правительства в обеспечении безопасности путем наблюдения за сообщениями опасных людей должна быть сбалансирована с правом отдельных лиц не подвергаться слежке со стороны правительства.

Однако проблемы, преследующие либеральные демократии, вовсе не являются проблемами для нелиберальных правительств. Будь то «авторитарная», «тоталитарная», «либеральная» автократия или «нелиберальная» демократия, они не сталкиваются с одинаковыми дилеммами: все эти правительства по определению не обязаны уважать права отдельных лиц или корпораций.Частные лица не имеют права на неприкосновенность частной жизни, и действительно частных компаний не существует. Как заметил Даймонд, в Китае нет «стены, которая может быть принудительно разделена между« частными »компаниями и партией-государством». Но то же самое верно и в России, где большинство компаний принадлежит Путину и небольшой лояльной олигархии; в Египте, где они принадлежат военным; в Венесуэле, где они принадлежат бизнесу и военной мафии; и в Турции, где в последние годы резко возросло влияние государства на экономику.

Даже в более открытых и все еще номинально демократических странах, таких как Италия, Индия и Польша, не говоря уже о Венгрии, ничто не мешает лидерам получить контроль над основными поставщиками социальных сетей. Как отметил политолог Рональд Дж. Дейберт, использование социальных сетей для контроля, запутывания, введения в заблуждение и разделения общественности столь же эффективно в руках любого, кто стремится к власти в условиях демократии, как и для авторитарных сторонников авторитета. Сегодня каждая автократия в мире требует, чтобы иностранные компании размещали свои устройства хранения данных на своей национальной территории, где правительство может взломать их и контролировать то, что выходит или входит.Но не только автократии требуют этого.

То, что мы привыкли считать неизбежным продвижением к демократии, движимое экономикой и наукой, теперь переворачивается с ног на голову. В нелиберальных обществах экономика и наука ведут к совершенствованию диктатуры.

Если всегда было мифом, что традиционные авторитарные правительства оставляли личную жизнь людей нетронутой, то теперь мы входим в мир, где конфиденциальность сама по себе может стать мифом.В таком мире все нелиберальные правительства будут стремиться стать «постмодернистскими тоталитаристами». То, что мы раньше считали неизбежным продвижением к демократии, движимым экономикой и наукой, теперь переворачивается с ног на голову. В нелиберальных обществах экономика и наука ведут к совершенствованию диктатуры.

По крайней мере, это должно заставить Соединенные Штаты пересмотреть идею поддержки «дружественных» диктатур. Это всегда было сомнительным предложением. Как записали Эллиот Абрамс и другие, администрация Рейгана, которая пришла к власти, убежденная аргументами Киркпатрика в пользу поддержки «дружественных» правых автократий, вскоре решила, что это была ошибка.Оказалось, что «дружеские» диктатуры вообще не были друзьями. Они сознательно радикализировали свои общества. Они больше стремились сокрушить умеренных и либералов, чем устранять радикалов и революционеров, и не в последнюю очередь потому, что они знали, что угроза радикальной революции сдерживает поток денег и оружия из Вашингтона. Администрация Рейгана обнаружила, что на Филиппинах, в Южной Корее, Чили, Парагвае и Гаити «дружественные» диктаторы были препятствием на пути демократии, а не коммунизма.

Хосни Мубарак из Египта успешно играл в эту игру на протяжении десятилетий: он подавлял умеренную оппозицию, оставляя пространство для Братьев-мусульман, зная, что угроза победы Братства удержит американцев на его стороне. Это работало, пока он не потерял контроль над обществом, что привело к победе Братства у урны для голосования в 2012 году, которую его политика помогла сделать неизбежной. То, что мы отучили этот недавний урок и снова рассчитываем на союзников, таких как наследный принц Саудовской Аравии Мухаммед бин Салман и египетский Сисси, является свидетельством того, как трудно умереть удобным мифам.

Сегодня у нас есть еще более веские причины не поддерживать диктатуры, даже те, которые мы считаем «дружественными». В настоящее время мир делится на два сектора: один, в котором социальные сети и данные контролируются правительствами, а граждане живут в государствах слежки; и тот, в котором люди все еще имеют некоторую защиту от злоупотреблений со стороны правительства. И тенденция очевидна — государственный сектор наблюдения расширяется, а охраняемое пространство сокращается. Мировые автократии, даже «дружественные», осваивают новые методы и технологии, пионерами которых являются Россия и Китай.И по мере того, как они это делают, они становятся частью глобальной сети государства наблюдения. Они также усиливают мощь и влияние Китая и России, которые, предоставляя технологии и опыт для управления механизмами социального контроля, получают доступ к этому постоянно расширяющемуся пулу данных обо всех жителях планеты.

Мы уже видели, как авторитарное манипулирование социальными сетями выходит за рамки границ. Российское агентство интернет-исследований, его бот-фермы, спонсируемые государством тролли и изощренные хакерские методы сделали уязвимыми данные и информационное пространство американцев, а также умы, в которые эта информация поступает.Такая страна, как Египет, может быть или не быть союзником в борьбе против радикального ислама, но в борьбе между либерализмом и автократическим антилиберализмом Египет Сисси будет на другой стороне.

Под угрозой лежит гораздо больше, чем наша конфиденциальность. Мы живем с утешающим мифом о том, что огромный прогресс, который мы наблюдаем в человеческом поведении с середины 20-го века, сокращение насилия, жестокости государства, пыток и массовых убийств, не может быть обращен вспять. Холокоста больше быть не может; больше никаких геноцидов; больше никаких сталинских гулагов.Мы настаиваем на том, чтобы верить, что есть новый этаж, ниже которого люди и правительства не могут опуститься. Но это всего лишь очередная иллюзия, рожденная в уходящую эпоху.

Огромный прогресс последних семи с лишним десятилетий не был естественной эволюцией человечества; это был продукт беспрецедентной силы и влияния либерализма в международной системе. До второй половины ХХ века человечество двигалось в другом направлении. Мы ошибаемся, полагая, что ужасы, совершенные против украинцев и китайцев в 1930-х годах и против евреев в 1940-х годах, были причудливыми заблуждениями.Если бы Вторая мировая война произвела другой набор победителей, как это могло бы быть, такое поведение сохранилось бы как обычная черта существования. Он определенно сохранялся за пределами либерального мира в послевоенную эпоху — в Камбодже и Руанде, в Судане и на Балканах, в Сирии и Мьянме.

Даже либеральные нации способны на зверства, хотя они отшатываются от них, когда их обнаруживают. Нелиберальные нации не отступают. Сегодня нам достаточно взглянуть на концентрационные лагеря в Китае, где более 1 миллиона уйгуров-мусульман подвергаются психологическим и физическим пыткам и «перевоспитанию».«По мере того, как авторитарные страны и авторитарная идея набирают силу, будет все меньше и меньше препятствий на пути того, что нелиберальные правительства могут сделать с их народом.

Нам нужно начать представлять себе, каково будет жить в таком мире, даже если Соединенные Штаты сами не станут жертвой этих сил. Так же, как в 1930-х годах, когда реалисты, такие как Роберт Тафт, уверяли американцев, что их жизни не помешает крах демократии в Европе и торжество авторитаризма в Азии, сегодня у нас есть реалисты, настаивающие на том, чтобы мы отступили от противостояния великому авторитарному государству. рост держав в Евразии.Ответ президента Франклина Д. Рузвельта о том, что мир, в котором Соединенные Штаты были «одиноким островом» демократического либерализма, будет «жалким и опасным местом для жизни», тогда в значительной степени оставался незамеченным и, без сомнения, останется в значительной степени незамеченным сегодня. .

Для многих в наши дни либерализм — это просто некая смутная смесь идеализмов, которую нужно приветствовать или презирать в зависимости от того, чьего быка забодают. Те, кто пользовался привилегиями расы и пола, кто был частью комфортного большинства в формировании культурных и религиозных норм, отворачиваются от либерализма, поскольку эти привилегии оказались под угрозой — точно так же, как когда-то повернулись критики либерального капитализма со стороны левых американских сил. прочь от либерализма во имя равенства и справедливости, и, возможно, сделает это снова.Однако они делают это с невысказанной верой в то, что либерализм продолжит существовать, что их право критиковать либерализм будет защищено тем самым либерализмом, который они критикуют.

Сегодня эта уверенность неуместна, и возникает вопрос, были бы американцы с таким же отношением, если бы они знали, что это значит для них. Похоже, мы упустили из виду простую и очень практичную реальность: что бы мы ни думали о постоянных проблемах нашей жизни, о надлежащем балансе между правами и традициями, между процветанием и равенством, между верой и разумом, только либерализм обеспечивает нашу жизнь. право придерживаться и выражать эти мысли и бороться за них на общественной арене.Либерализм — это все, что удерживает нас и когда-либо удерживало нас от сожжения на костре за то, во что мы верим.

Подробнее об этом эссе:

Роберт Каган ответил на вопросы читателей. См. Вопросы и ответы.

Посмотрите The Opinions Forum, беседу об этом эссе с экспертами по национальной безопасности

Профессор Йельского университета Сэмюэл Мойн отвечает: Если либеральный мир предложит большую экономическую безопасность, возможно, авторитарные режимы потеряют свою привлекательность

Reason, ответственный редактор Кэти Янг отвечает: Да, либеральная демократия борется, а прогрессивные левые не помогают

Профессор Колумбийского университета Шери Берман отвечает: Основная угроза либеральной демократии исходит изнутри, а не от авторитарных властей

Профессор Техасского университета Майкл Линд отвечает: большая неправильная идея Роберта Кагана

Великие державы и «восточный вопрос»

Великие державы и «восточный вопрос»

Двадцать пять Лекции по современной истории Балкан

Лекция 10: Великие державы и «восточный вопрос»

Две вещи произошли во время девятнадцатого века, чтобы нарушить внутренние дела Балкан.Первый было введение новых социальных и экономических сил (см. лекцию 9). В во-вторых, усилившееся вмешательство внешних политических сил. Как век продвинули эти разработки, объединив международную дипломатию и международную торговля стала неотъемлемой частью мышления великих держав Европы.

В 1800-х годах этот процесс было только начало. Опасения по поводу сырья и мировых рынков были только медленно распространяется из Англии в остальную Европу.Международная дипломатия по-прежнему действовал на основе более простых расчетов. Войны все еще велись о рисовании границ и возведении королей на троны без изощренных соображений экономических элементов или влияние социальных изменений. Дипломатия велась сверху вниз, социальными элитами, мало заинтересованными в социальных изменениях или народные волнения.

Если посмотреть на историю международных отношений на Балканах в девятнадцатом веке, трудно чтобы отбросить наше предвидение, что череда событий приведет к мировой войне Я.В конце концов, дипломатия старого стиля потерпела неудачу в 1914 году, когда новые силы, такие как поскольку национализм и милитаризм вышли из-под его контроля. В истории балканской дипломатии легко найти ситуации, в которых дипломатия старого стиля встречает новые силы и плохо справлялся с ними. Особенно после 1878 г. росло соперничество: Австрия против России, Австрия против Сербии, Сербия против Болгарии, до кризиса 1914 г.

С другой стороны, там До 1878 г. было много кризисов и войн, которые привели лишь к ограниченным конфликтам.Анализировать их только как репетиции для World Война I. Центральным вопросом балканской дипломатии в то время был Восточный вопрос.

Восточный вопрос, к 1878 г.

«Восточный вопрос» вращался вокруг одного вопроса: что должно произойти с Балканами, если и когда Османская империя исчезла как фундаментальный политический факт на Юго-Востоке. Европа? Великие державы подходили к каждому кризису с надеждой выйти из него. максимальное преимущество.Иногда это приводило к тому, что тот или иной поддерживал революционные изменять. Чаще интересы государства побуждали их поддерживать статус-кво.

Дипломатия Востока Вопрос продвигался вперед, игнорируя и часто игнорируя пожелания Балканские народы. Из-за своих традиций и структуры дипломатия старого стиля был плохо оборудован для борьбы с популярными движениями, такими как национализм. Дипломатия Восточного вопроса началось в период раннего Нового времени, до современного национализма или представительные правительства.Дипломаты великих держав не принимали учитывать пожелания собственных граждан, так зачем слушать балканских крестьян?

Договоры: Карловиц и Кучук Кайнарджи

Проблемы, которые создали Восточный вопрос возник, когда начался османский прилив в Центральной Европе. отступить. Неудачная османская осада Вены в 1683 году была последним важным событием. Турецкая угроза европейской державе. Согласно Карловицкому договору 1699 г. Габсбурги (союзники Польши, России и Венеции) взяли под свой контроль Венгрию. (включая Хорватию), а Россия получила часть Украины.После этого османы были в обороне.

Впрочем, 1699 немного удаленный для наших целей. Современная группа великих держав еще не сформировалась. в то время (Польша и Венеция все еще были главными силами). Дипломатическая практика еще не приняли своей современной формы, включая постоянные посольства и специализированные министерства. Экономические интересы не были задействованы в той же мере, в какой они пришли. быть после промышленной революции.Это действительно в 1774 году, когда стихия современного Восточного вопроса. В тот год после поражения России Турция снова две державы подписали Кучук-Кайнарджинский договор. Этот договор изменили балканскую сцену тремя важными способами:

  • Россия получила доступ до побережья Черного моря, так что Россия впервые физически вторглась в самом сердце Турции, включая Балканы.
  • Российские торговые суда получили право выхода в Черное море, Босфор и Дарданеллы, русские купцы получили право торговать в Османской империи, а Россия получила право назначать консульских агентов в Турции.
  • Россия стала защитницей православных христиан Турции с особыми правами в Валахии и Молдавия.

Эти статьи установлены в поезде конкуренция между великими державами за влияние в Турции из-за отсутствия власти был готов позволить России (или любой другой стране) господствовать над обширными владениями Османской империи.

интересы великих держав

Кроме Турции, было шесть великих держав конца XIX века: Россия, Великобритания, Франция, Австро-Венгрия, Италия и Германия.Эти состояния следовали довольно последовательным Балканская политика. Некоторые державы проявили интерес к балканскому населению, но в условиях кризиса каждый руководствовался своими потребностями национальной безопасности и обороны. Когда Великие державы пошли на компромисс, они сделали это из веры в тактическую ценность стабильности, потому что исход и риски войны было слишком трудно предсказать. Государства также пошли на компромисс, чтобы сохранить свои позиции в качестве участников «Концерта». Европы «правовая концепция, в соответствии с которой эти крупные государства отдали себя право решать вопросы войны и мира.Политики, созданные по таким причинам часто не обращались к реальным, местным причинам повторяющихся балканских кризисов который в эти годы привлек столько внимания Европы.

Россия

Россия, как правило, была наиболее заметным тревожным агентом и обычно был агентом каждого нового турецкого поражение. Россия начала эпоху раннего Нового времени как наиболее отсталую из великих Могущество, но также было государством с наибольшим потенциалом для освоения новых ресурсов и расти.В Восточной Европе и на Балканах ряд государств выступили против Российские интересы (или, по крайней мере, предполагаемые интересы России): французы под властью Наполеон, затем Британская империя, затем немцы и их союзники во время две мировые войны и совсем недавно Соединенные Штаты. Появление России на более широкую мировую арену совпадает с появлением Восточного вопроса как сознательный фокус международной политики. Под 1774 г. Кучук Кайнарджи По договору Россия получила выход к северному берегу Черного моря.Более важный, тот же договор давал России важные права ходатайствовать от имени православных просо и вести торговлю в пределах Османской империи. Большинство последующих политика расширилась на этих двух уступках.

Одна цель российской политики был контроль локальных клиентских состояний. Политика России в отношении православных христиан На Балканах смешались элементы сострадания и эгоизма. Россияне выразил сожаление по поводу жестокого обращения с братьями-христианами и славянами на Балканах (панславянское движение 1800-х годов выдвинули аналогичные российские интересы в несколько ином форма).С другой стороны, как мы видели во время революции в Сербии, Санкт-Петербург отказался от своих балканских ставленников, когда требовалась более высокая политика. После автономного или возникли независимые христианские государства, политика России осложнялась необходимость поиска надежных клиентских государств в регионе. Когда такое государство, как Сербия попали под австрийское влияние, русские переключили свою поддержку на региональный соперник, например, Болгария. У России было меньше связей с неславянскими государствами как Румыния: при отсутствии панславянских связей российская политика часто казалась простой господство, особенно когда Россия аннексировала территории, такие как Бессарабия, которая был захвачен в 1878 г. и в 1940 г.

Вторая цель русских Балканская политика заключалась в сохранении и расширении прав мореплавания с Черного моря. Море в Средиземное море. Россия хотела полноправия не только для своего купца. торговли, но и для военных кораблей, проходящих через проливы, сопротивляясь права других государств отправлять корабли (особенно военные) в Черное море. В целом России пришлось пойти на компромиссы, разрешающие бесплатный трафик для все торговые суда и отсутствие движения для военных кораблей (кроме в основном безвредных ВМС Турции).

Третья цель русских политика, вытекающая из первых двух, была прямым физическим владением Стамбул и Дарданеллы. Аннексия этого региона гарантировала бы проход проливов, и сделать ненужными балканские государства-клиенты. Однако этот шаг предполагал полный раздел турецких Балкан и никогда не был приемлем для другие державы. Эта идея возникла на переговорах с Наполеоном в 1807 году и была позже возродился во время Первой мировой войны.Ограниченные перегородки были основным продуктом Балкан дискуссии, особенно с Австрией, но так и не привели к какому-либо конкретному результату. Ни одна другая держава не уступит россиянам такой большой приз. С годами холодной войны позади и зрелища распада Советского Союза, кажется сомнительным, что Россия смогла успешно поглотить половину Балкан. В то время, однако, трудности с вынесением решения в отсутствие местного согласия никогда сильно не рассматривался.

Вместо того, чтобы идти в подробности политики России в Сербии, Греции и других балканских государствах здесь мы можем указывать только на темы. Состоялась величайшая проверка российской экспансии после Крымской войны. По Парижскому договору 1856 г. Россия потеряла многое из того, что она получила. Все военные корабли были запрещены к выходу в Черное море, и оно было открыто. торговым судам всех государств: этими действиями Россия потеряла свой особый статус. Все великие державы, а не только Россия, стали гарантами Балканские христианские государства, такие как Сербия и Румыния: снова Россия потеряла бывшую особое право.Прежде всего, поражение в войне сделало Россию изгоем. штат. Политика России после 1856 г. была направлена ​​на отмену самых жестких положений Парижский договор и восстановление статуса России как полноправного участника концерта.

Карта: БАЛКАНЫ В 1856 ГОДУ
[При нажатии здесь отображается часть карты Европы с Балканами. в 1856 г. в другом окне браузера, оставив текст лекции в исходное окно браузера.]

Отлично Великобритания

В период 1815 г. до 1878 г. (а фактически до 1907 г., когда Россия и Англия объединились против Германии) Великобритания была самым последовательным соперником России за влияние на Балканах.Британский интересы привели к периодической поддержке османского владычества. Великобритания вмешалась против турки во время греческой революции 1820-х гг. из-за филелленизма и чтобы заблокировать влияние России, но в 1853 году начал войну против России на территории Турции. имени, чтобы снова заблокировать российскую власть. Британские балканские интересы проистекают из интересы в Восточном Средиземноморье. Учитывая позицию Великобритании как наиболее в промышленно развитом европейском государстве в начале 1800-х годов экономический интерес большая роль, в отличие от простого геополитического интереса.Британии нужно было обезопасить судоходные пути в Индию. Эти торговые пути проходили через районы как Суэц, которые номинально были турецкими. Сами турки были слишком слабы, чтобы выступать в качестве угрозы, поэтому британская политика выступила против Франции, затем России и, в конце концов, Германия, когда казалось, что эти государства, скорее всего, получат слишком большое влияние слабая Турция.

В Великобритании также были гуманитарные интересы на Балканах: с наиболее развитой системой представительного правления в Европе и самой влиятельной популярной прессе, лондонские кабинеты давление, когда плохое правление Османской империи привело к восстаниям, зверствам и репрессиям.Британский стратегические и гуманитарные интересы в османской части Балкан быть в конфликте. В 1876 году Уильям Гладстон (бывший и будущий премьер-министр) написал брошюру «Болгарские ужасы и вопрос Востока» осуждая массовые убийства, совершенные турками при подавлении последних Балканское восстание. После этого года ни один британский кабинет не мог оказывать неограниченную поддержку. для султана. В 1853 году Великобритания скорее начала войну, чем увидела влияние России. растут на Балканах, но когда русские вторглись в Турцию и нанесли ей поражение в 1877-78 гг., Британия стояла в стороне.Вместо этого британские лидеры приняли новую политику по защите морские пути в Индию. В 1878 году Великобритания взяла под свой контроль остров Кипр, и в 1883 г. оккупировал Египет и Суэцкий канал. С этими форпостами под контролем, Потребность Великобритании во вмешательстве на Балканах уменьшилась, хотя Британия сделала это. следите за Грецией и привилегиями России в Проливах.

Великобритания также имела важные торговые интересы в самой Османской империи, а затем и в преемнике состояния.Краткосрочная прибыль, политическая или экономическая, должна была быть уравновешена долгосрочные интересы. Инвесторы в железные дороги и гособлигации предпочли столько прибыли, сколько они могли, как только могли; эта тенденция часто тянет ресурсы из Турции, которые могли способствовать стабильности и долгосрочному выгода. В целом британские капиталисты пытались извлечь как можно больше прибыли из Турция, насколько это возможно, без фатального ослабления страны и убийства золотых Гусь.

Франция

Франция, как и Великобритания, имела как политические, так и экономические интересы Балкан. Во время наполеоновских войн Франция была серьезной угрозой османскому владычеству. Сам Наполеон вторгся в Египет в 1798 году. После поражения в 1815 году Франция потеряла военное и политическое влияние: восстановление французского влияние на Европейском концерте стало самоцелью (как был для России после 1856 г.), и эта склонность Франции к сотрудничеству с другими государствами.

Французские экономические интересы имел тенденцию перевешивать политические интересы в 1800-х годах. Во Франции были коммерческие права в Турции восходят к договорам о капитуляции 1600-х годов. Марсель, Самый загруженный порт Франции, в значительной степени зависящий от торговли с восточными странами, находившимися под властью Османской империи. Средиземноморье.

В 1820-е годы Франция присоединилась к Великобритания и Россия вмешаются от имени греческих повстанцев, частично чтобы защищать коммерческие интересы, отчасти из-за симпатий к грекам Филиппин, частично, чтобы предотвратить строительство российско-британского кондоминиума в этом районе, а частично — чтобы вернуть себе роль на мировой арене после поражения 1815 года.По договору Франция также была защитник католиков в Турции: вмешательство Франции в ссоры между Православные и католические монахи в Иерусалиме были одним из оправданий Крымской войны.

При Наполеоне III, Франция также проводил политику поддержки националистов, а это означало поддержку повстанцы против османов. Было особое чувство близости в случай Румынии. Многие румынские лидеры имели французское образование и имели культурные связи.Романские корни их языка сделали Румынию форпостом латыни. культура в море славян.

Французские инвесторы также играли роль в балканской политике. Во время кризиса и войны 1875-78 гг. Турецкое государство обанкротился. Держатели французских облигаций были самыми крупными потенциальными проигравшими в случае дефолта, поэтому французское государство проводило консервативную фискальную политику в Турции. Когда было создано Османское управление государственного долга для наблюдения за турецким государством финансов, французские режиссеры сыграли важную роль: их политика не одобряла Турецкий фунт отвлекся от выплаты долга.Как британские инвесторы, французские инвесторы вынудили свое правительство уравновесить конкурирующие интересы. Директора OPDA следовали тонкой грани, позволив Турции достаточно финансовых ресурсов, чтобы выжить при этом выжимая максимальную доходность по турецким облигациям (хотя деньги на к реформам относились более благосклонно, чем к деньгам военного бюджета). Все в целом Франция придерживалась умеренного курса, потому что у французов было так много интересов, иногда противоречат друг другу.

Австрия

Когда-то в Австрии были главной угрозой османскому владычеству, но после 1699 г. трансферы к Габсбургам. Россия заменила Австрию как реальную угрозу Османской империи выживание. Тем не менее, Австрия сохранила большой интерес к Османской империи. Балканы соседствовали с Венгрией: Вена не хотела видеть слабую Османскую империю. соседа заменяется потенциально сильной Россией или сговорчивыми российскими клиентами в Сербии или Болгарии.

Планы по уменьшению или разделению Османская Турция вращалась вокруг независимости этнических меньшинств: потому что Австрия тоже была империей национальностей, любой прецедент, созданный в Турции, был потенциальная угроза власти Габсбургов. По этой причине, хотя австрийский (и позже Австро-Венгрия) Балканские интересы напоминали интересы России, Габсбургов дипломаты пришли к совершенно разным выводам о планах раздела или аннексии Балканский край.Австрия особенно считала Западные Балканы экономическим ресурс и потенциальный рынок. Контроль над побережьем был ключом к разрешению Внешняя торговля Австрии пройдет через Адриатическое море, и империя сможет я не позволю себе позволить этому региону попасть под контроль враждебной великой державы или растущая балканская нация.

Раздел Турции и аннексия Западных Балкан не была воспринята Австрией всерьез как вариант, однако, как бы часто это ни предлагали российские или немецкие дипломаты.Правящие немецкие австрийцы (со своими венгерскими партнерами после 1867 г.) не имели этнические или религиозные связи со славянами региона. Экономическое богатство Австрии был сконцентрирован в развитых регионах, таких как Северная Италия и Богемия. До тех пор войны с Пруссией Бисмарка в 1866 году, Вена надеялась продвинуться вперед за счет экономических и политическое руководство в какой-то германской федерации. Было мало преимущество в присоединении отсталых, славянских балканских провинций.

После поражения 1866 г. ясно дали понять, что Германия, а не Австрия, будет лидером Центральной Европы, Юго-Восточная Европа оставалась единственной доступной ареной Вены для учений. власти.В то же время Аусглейх 1867 г. с мадьярами осуществил аннексию Славянские районы менее привлекательны. Мадьяры составляли едва ли 50% населения. в Венгрии и не желал оставаться в меньшинстве, аннексировав больше славянских или румынские земли. У австрийских немцев уже были жалобы от славянских чехов. Ни одна из двух правящих этнических групп не хотела аннексировать любые балканские районы. По стратегическим причинам Австро-Венгрия оккупировала и управляла Босния и Герцеговина после 1878 года, но прошло тридцать лет до того, как провинция был юридически аннексирован.

Династия Габсбургов, правители многонациональной империи, также хотел избежать создания досадного прецедента путем демонтажа другой многонациональной империи, Турции. Потому что Австрия была слишком будучи слабой, чтобы поглотить Балканы, она предпочитала поддерживать слабую Османскую империю. Этим объясняется антироссийская позиция Вены во время Крымской войны, и ее союз с Германией позже. На самом деле Австрия оказалась слишком слабой, чтобы предотвратить создание государств-правопреемников, даже несмотря на существование Сербии и Румынии поднял серьезные вопросы о будущем Габсбургских сербов и румын меньшинства.

При наличии Сербия и Румыния, Вена пытались задушить вопросы ирредентизма, контролируя два новых государства посредством политических союзов и экономических договоров. Румыния опасались российской оккупации, и поэтому правительства в Бухаресте союзы с Австрией. У Сербии было меньше врагов и меньше стимулов к уступкам. к австрийским пожеланиям. Династия Обреновичей часто принимала австрийскую поддержку в чтобы сдерживать своих внутриполитических соперников; династия Карагеоргевичей поэтому стал местом сбора антиавстрийских сил.После 1878 г. и особенно после 1903 года Сербия и Австрия оказались на пути столкновения, который закончился в войне 1914 г.

Италия

До 1859 г. объединенная Италия. После успешных войн с Австрией в 1859 и 1866 годах Королевство Пьемонт объединил полуостров и стремился стать новой великой державой. В то время как Италия стала участницей Европейского концерта, королевство отставало. другие державы с точки зрения экономической и военной мощи.На что влияет Италия возможность заниматься спортом происходила за счет соседней Османской империи, которая даже слабее.

Италия считалась западной Балканы, особенно Албания, как ее естественная зона влияния, и итальянские лидеры следили за возможностью отобрать территорию у турок. Италия соревновалась с Австрией за влияние там: это соперничество было обострено итальянскими мечтами отобрать у Австрии все морское побережье Далмации на том основании, что там проживало итальянское меньшинство.Эти балканские амбиции сделали Италию конкурентом, а не только Турции, но также Сербии, Черногории и Греции. Эти государства надеялись захватить те же районы на Адриатике, которые были объектами итальянских амбиций.

Как правило, Италия следовала политика оппортунизма. Италия была слишком слаба, чтобы захватить любой из Балкан до 1878 г., но в 1911 и 1912 гг. Заняли острова Додеканес и Триполи (нынешний Ливия) от османов.

Германия

Германия, как и Италия, была новичок в статусе великой державы.Королевство Пруссия было важным, но только после объединения Бисмарком между 1862 и 1870 годами Германия получила реальную власть и настоящую ответственность.

Спасибо военным и экономическая мощь, Германия имела большее влияние, чем Италия, но не имела прямых интересов на Балканах. Бисмарк заметил, что этот регион «не стоит костей померанский гренадер «. Для новой Германской империи Балканы были в основном представляет интерес как выход из экономики и осложняет долгую жизнь Германии. попытка доминировать на континенте, создавая прочные союзы против своих соперников (сначала против Франции, затем против Великобритании и в конечном итоге против России).После победы В Австрии в 1866 году Бисмарк смог сделать Австро-Венгрию краеугольным камнем его система союза, потому что между двумя государствами не осталось нерешенных вопросов. Однако, чтобы сохранить лояльность Габсбургов, Германии пришлось поддерживать потребности Австрии в Балканские дела.

После 1878 г. стало ясно что Германия больше не может примирять русские и австрийские пожелания на Балканах. К 1890 году Германия и Австрия были прочными союзниками, в то время как царская Россия была союзной. загнанный в маловероятное партнерство с республиканской Францией.По истечении этого времени Политика Германии на Балканах представляла собой смесь (не всегда плавно сочетающуюся) поддержки для Австрии, а также экономические и военные инвестиции в Турцию, инвестиции, которые Вскоре Германия стала соперником не только России, но и Великобритании. Великий Расстановка сил в период 1890-1914 гг. Установила европейский образец, который доминировали две мировые войны.

Германия не имела доли прогресс любого из малых государств-преемников: по этой причине Германия была свободно поддерживать султана (а позже и младотурецкий режим) против них.Немецкий офицеры обучали турецкие войска и на немецкие деньги строили турецкие железные дороги: в В обоих случаях Берлин ожидал в конечном итоге выгоды, политической или экономической.

Пуфики

Османская империя была самая слабая из великих держав. Как союзник Великобритании и Франции, когда Парижский мирный договор 1856 г. положил конец Крымской войне, турки получили правовой статус это было за пределами их реальных возможностей. Политика Османской империи на Балканах была проста: не допустить потеря дополнительной территории на Балканах.Во многих случаях султан пришлось довольствоваться номинальным контролем: земли непокорных аянов как Али-паша из Жаннины или чисто легальное вассалитет Сербии и Румынии приходят на ум в качестве примеров.

Османскому режиму не доверяют все остальные державы, отчасти потому, что эти государства состояли из неверных и частично из практического опыта. Однако Россия явно принадлежала Турции. величайший враг, потому что царская политика предполагала или требовала демонтажа империя.Чтобы предотвратить российские угрозы, Турция тесно сотрудничала с других государств, но всегда опасался слишком сильно поддаться влиянию любая одна Сила. Со времен греческой войны за независимость до 1870-х гг. Британия чаще всего выступала в роли опекуна Турции. После 1878 г. Германия в значительной степени заменила Великобритания как экономический и военный спонсор. Турецкие отношения с Балканами государства-преемники были одинаково плохими, потому что их интересы и планы касались расширение за счет Турции.

Карта: ИЗМЕНЕНИЯ В ТУРЦИИ В ЕВРОПЕ с 1856 по 1882
[Если щелкнуть здесь, отобразится часть карты Европы с уменьшающейся границы Османской империи в другом окне браузера, оставив эту лекцию текст в исходном окне браузера.]

дипломатическая система

Дипломатия Востока Вопросом управляли сверху вниз актеры, которые игнорировали или игнорировали популярные желания и последствия социальных изменений.В результате дипломатия великих держав на Балканах часто терпели неудачу, потому что не принимали во внимание важные силы работает снизу вверх. Это было не только из-за личностей и классовые предрассудки. Физические ограничения на общение и конструкции дипломатического представительства способствовали недостаткам системы. Кто такие дипломаты и как они занимаются своим делом, сыграли большую роль. роль в балканской политике.

Историки мировой войны Я и 1914 г. обвинили войну в тайных договорах, милитаризме, эмоциональном национализме. и экономическая ревность. Структура и техника дипломатии сыграли важную роль. роль в продвижении этих опасных событий и изоляции государственных деятелей от более здоровые альтернативы. Те же факторы действовали и в балканской дипломатии.

До 1830-х годов дипломатия осуществлялась влиятельными послами, действующими от имени своих монархи в виртуальной изоляции.Перед использованием телеграфа связь был медленным и неопределенным: в 1816 г. потребовалось две недели, чтобы послание стало поездка из Вены в Санкт-Петербург (1200 миль, примерно расстояние от Филадельфии) в Миннеаполис) и еще две недели на ответ. Потому что послы не могли ожидали быстрых инструкций, они пользовались огромной свободой: они сообщали, что они хотели или действовали исходя из личных убеждений и интересов, либо ничего не делали. Россия послы в Турции были известны до 1870-х годов своей опрометчивостью и непредсказуемость: те из западных держав, возможно, были более тонкими, но может быть в равной степени независимым.

Короли и государства предоставлены такая свобода только для людей, которые, вероятно, думали так, как думал правящий класс, поэтому большинство дипломатов были из дворян. Дипломатическая жизнь была продление аристократической жизни. На Венском конгрессе 1815 года важное дело неформально проходили на банкетах и ​​балах. Семейные связи имели значение. В новые короли Греции и Румынии были второстепенными членами немецкой королевской семьи: это повысили статус балканских государств, а также поставили их под контроль надежных цифр.Социальные навыки значили больше, чем профессионализм: в 1820-е годы, британский посол Стратфорд Каннинг иногда писал свои отчеты в рифму. для собственного развлечения. Точные протоколы и разрешенные таможни представители для выражения тонких нюансов официальной политики. Ожидалось, что дипломаты поделятся общий язык (французский). Такие люди не говорили и не понимали обычных люди и их интересы.

После 1830 г. центральные правительства начали использовать технологии, чтобы контролировать своих представителей за границей и лучше собирать Информация.В 1830 году Меттерних основал «пони-экспресс», который сократил путешествие. время для сообщений из Вены в Париж (примерно расстояние от Филадельфии до Чикаго около 800 миль) до 60 часов. Телеграф-семафор 1838 года мог нести новости из Берлина в Санкт-Петербург примерно за 25 часов. К 1850-м годам электрические телеграф открыл дверь для мгновенной передачи сообщений, но по-прежнему потребовались десятилетия, чтобы протянуть необходимые кабели до удаленных столиц. К 1900 г. дипломаты могли обмениваться несколькими секретными телеграммами в коде со своими домашними офисами в течение одного дня, если этого потребует кризис.

Эти изменения свернуты независимость послов, но социальный статус и стоимость жизни за границей гарантировал, что дворяне по-прежнему пополняли ряды европейских иностранных служб, даже в роли клерков. В ходе модернизации министерства иностранных дел также приняли культура бюрократии, в которой ценились иерархия и соответствие. Иностранный министерства имели тенденцию быть изолированными (физически и процедурно), отстраненными, высокомерными, скрытный и произвольный.В эпоху растущей массовой культуры и политики иностранные службы оставались изолированными от общества. Архитектурные планы нового француза Министерство иностранных дел в 1844 г. потребовало, чтобы он был построен «вдали от публики». проезжая часть. «В безопасности от общественного контроля, дипломаты работали неполную рабочую неделю и несколько уступок эффективности. Французские министерские ведомства соревновались в кейтеринге ежедневный чай, но сопротивлялся изобретениям, позволяющим сэкономить время, таким как пишущая машинка (отказался до 1900 г.), телефон (1910 г.), лампочка (1911 г.) и автомобиль (1916).Дипломаты не видели необходимости изучать иностранные языки (кроме французского). или даже собрать точные карты.

Апологеты «старых» дипломатия »отмечают ее положительные черты: переговоры проходили спокойно, четко и четко. ценились, а количество опасных сюрпризов сводилось к минимуму. Однако эти самые сильные стороны «старой дипломатии» сделали ее особенно непригодной для решения кризисы на Балканах. Балканским дипломатам приходилось иметь дело с массовыми движениями, секретными деятельности, и революционные лидеры, которые не имели официального статуса или аристократических значения или и то, и другое.Традиционные предположения и западноевропейские решения подтвердились сами по себе неактуальны для Балкан. «Продвинутые» державы ожидали небольшого государства подчинялись приказам, но новые балканские правительства часто отказывались. Даже если они согласились, государственный аппарат часто был слишком слаб, чтобы преодолеть народный национализм и тайные заговорщики.

Заключение

Экономические и социальные перемены, международное соперничество и нерешенные проблемы вместе взбудоражили Балканы.Ни местные государства, ни великие державы не могли контролировать ситуацию. Результат была чередой балканских кризисов, некоторые из которых имели серьезные последствия для Европа в целом.

Далее лекция


Эта лекция является частью более крупного веб-сайта, Двадцать пять лекций по современной истории Балкан (Балканы в эпоху национализма) ; нажмите здесь, чтобы вернуться к таблице страницы содержания.
Эта страница создана 21 Ноябрь 1996; последнее изменение 11 июня 2009 г.

URL = http: //staff.lib.msu.edu/sowards/balkan/lect10.htm

Авторские права Стивена, 1996 г. В. Совардс

Краткая история: Всеобщие усилия в области здравоохранения в США

(Расшифровка выступления Карен С. Палмер, магистра медицины в Сан-Франциско на весеннем собрании PNHP 1999 г.)

Конец 1800-х годов до Medicare

Кампания за некоторую форму всеобщего финансируемого государством здравоохранения в США растянулась почти на столетие. В нескольких случаях защитники правозащитников полагали, что они находятся на грани успеха; но каждый раз они терпели поражение.Развитие этих усилий и причины их неудач стали интересным уроком американской истории, идеологии и характера.

В других развитых странах существует некоторая форма социального страхования (которая позже превратилась в национальное страхование) почти столько же, сколько США пытались его получить. Некоторые европейские страны начали с обязательного страхования по болезни, одной из первых систем, для рабочих, начиная с Германии в 1883 году; другие страны, включая Австрию, Венгрию, Норвегию, Великобританию, Россию и Нидерланды, следовали этому пути вплоть до 1912 года.Другие европейские страны, включая Швецию в 1891 году, Данию в 1892 году, Францию ​​в 1910 году и Швейцарию в 1912 году, субсидировали общества взаимной выгоды, которые рабочие создавали между собой. Таким образом, в течение очень долгого времени в других странах существовала какая-то форма всеобщего здравоохранения или, по крайней мере, на его основе. Основной причиной появления этих программ в Европе была стабилизация доходов и защита от потери заработной платы по болезни, а не оплата медицинских расходов, которая появилась позже.Программы не были универсальными с самого начала и изначально задумывались как средство поддержания доходов и обеспечения политической лояльности рабочих.

Как это ни парадоксально кажется, британская и немецкая системы были разработаны более консервативными правительствами, находящимися у власти, в частности, как защита от экспансии социалистических и рабочих партий. Они использовали страховку от стоимости болезни как способ «превратить доброжелательность во власть».

США около 1883-1912 гг., Включая реформаторов и прогрессивную эру:

Чем занимались США в этот период с конца 1800-х по 1912 год? Правительство не предприняло никаких действий по субсидированию добровольных взносов или обязательному страхованию на случай болезни; По сути, федеральное правительство оставило дела на усмотрение штатов, а штаты оставили их на усмотрение частных и добровольных программ.В США действительно были некоторые добровольные фонды, которые обеспечивали их членов в случае болезни или смерти, но не было никаких законодательных или общественных программ в конце 19-го или начале 20-го века.

В эпоху прогрессивного развития, наступившую в начале 20 века, реформаторы работали над улучшением социальных условий для рабочего класса. Однако, в отличие от европейских стран, в США не было мощной поддержки рабочим классом широкого социального страхования. Поддержка трудовыми и социалистическими партиями программ медицинского страхования или больничных касс и программ пособий была гораздо более фрагментированной, чем в Европе.Поэтому первые предложения по страхованию здоровья в США не стали предметом политических дебатов при антисоциалистической спонсорской поддержке, как это было в Европе.

Теодор Рузвельт 1901 — 1909

В эпоху прогрессивного развития у власти находился президент Теодор Рузвельт, и хотя он поддерживал медицинское страхование, поскольку считал, что ни одна страна не может быть сильной, чьи люди болеют или бедны, большая часть инициативы по реформе исходила от правительства. Преемниками Рузвельта были в основном консервативные лидеры, которые примерно на двадцать лет отложили такое президентское руководство, которое могло бы более активно вовлекать национальное правительство в управление социальным обеспечением.

AALL Счет 1915

В 1906 году Американская ассоциация трудового законодательства (AALL) наконец возглавила кампанию по страхованию здоровья. Они были типичной прогрессивной группой, чьей задачей было не уничтожение капитализма, а его реформирование. В 1912 году они создали комитет по социальному обеспечению, который провел свою первую национальную конференцию в 1913 году. Несмотря на свой широкий мандат, комитет решил сосредоточиться на медицинском страховании, подготовив в 1915 году проект типового законопроекта. рабочий класс и все остальные, которые зарабатывают менее 1200 долларов в год, включая иждивенцев.Были включены услуги врачей, медсестер и больниц, а также пособие по болезни, пособие по беременности и родам и пособие в случае смерти в размере пятидесяти долларов для оплаты похоронных расходов. Эта выгода от смерти становится существенной позже. Затраты должны были быть разделены между рабочими, работодателями и государством.

AMA поддержала предложение AALL

В 1914 году реформаторы попытались привлечь врачей к разработке этого законопроекта, и Американская медицинская ассоциация (AMA) фактически поддержала предложение AALL. Они нашли выдающихся врачей, которые не только сочувствовали, но также хотели поддержать и активно помочь в обеспечении соблюдения законодательства.Фактически, некоторые врачи, которые были руководителями в AMA, писали секретарю AALL: «Ваши планы настолько полностью соответствуют нашим, что мы хотим оказать всяческую помощь». К 1916 году правление AMA утвердило комитет для работы с AALL, и с этого момента AMA и AALL сформировали единый фронт в защиту медицинского страхования. Времена определенно изменились с течением времени.
В 1917 году Палата делегатов AMA выступила за обязательное медицинское страхование, предложенное AALL, но многие государственные медицинские общества выступили против этого.Были разногласия по поводу метода оплаты врачей, и вскоре руководство AMA отрицало, что оно когда-либо одобряло эту меру.

AFL против предложения AALL

Между тем президент Американской федерации труда неоднократно осуждал обязательное медицинское страхование как ненужную патерналистскую реформу, которая создаст систему государственного надзора за здоровьем людей. Они явно беспокоились, что государственная система страхования ослабит профсоюзы, узурпируя их роль в предоставлении социальных пособий.Их главной заботой было поддержание силы профсоюзов, что было понятно в период до того, как коллективные переговоры были санкционированы законом.

Частное страхование выступило против предложения AALL

Индустрия коммерческого страхования также выступала против усилий реформаторов в начале 20 века. Рабочий класс очень боялся того, что они называли «захоронением бедняков», поэтому основой страхового бизнеса были полисы для семей рабочего класса, которые выплачивали пособия в случае смерти и покрывали расходы на похороны.Но поскольку планы медицинского страхования реформаторов также покрывали расходы на похороны, возник большой конфликт. Реформаторы считали, что, выплачивая пособия по случаю смерти, они могут покрыть большую часть расходов на медицинское страхование за счет денег, потраченных впустую коммерческими страховыми полисами, которым нужно было иметь армию страховых агентов, чтобы продавать и собирать эти полисы. Но поскольку это вырвало бы почву из-под многомиллионной индустрии коммерческого страхования жизни, они выступили против предложения о национальном медицинском страховании.

Первая мировая война и антинемецкая лихорадка

В 1917 году США вступили в Первую мировую войну, и антинемецкая лихорадка усилилась. Опубликованные по заказу правительства статьи, осуждающие «немецкое социалистическое страхование» и противников медицинского страхования, критиковали его как «прусскую угрозу», несовместимую с американскими ценностями. Другие усилия в это время в Калифорнии, а именно Комиссия социального страхования Калифорнии, рекомендовала медицинское страхование, предложила разрешающий закон №
в 1917 году, а затем провела референдум. Нью-Йорк, Огайо, Пенсильвания и Иллинойс также предприняли некоторые усилия, направленные на медицинское страхование.Но во время «красной паники» сразу после войны, когда правительство попыталось искоренить последние остатки радикализма, противники обязательного медицинского страхования связали его с большевизмом и похоронили под лавиной антикоммунистической риторики. Это положило конец обязательным дебатам о национальном здоровье до 1930-х годов.

Почему прогрессисты потерпели поражение?

Противодействие со стороны врачей, работников, страховых компаний и бизнеса привело к тому, что прогрессисты не смогли добиться обязательного национального медицинского страхования.Кроме того, включение пособия на похороны было тактической ошибкой, поскольку оно угрожало гигантской структуре индустрии коммерческого страхования жизни. Политическая наивность реформаторов, неспособных справиться с оппозицией групп интересов, идеологией, историческим опытом и общим политическим контекстом — все это сыграло ключевую роль в формировании того, как эти группы идентифицировали и выражали свои интересы.

1920-е годы

В 1920-х годах была некоторая активность, которая изменила характер дискуссии, когда она снова проснулась в 1930-х.В 1930-х годах акцент сместился со стабилизации доходов на финансирование и расширение доступа к медицинской помощи. К настоящему времени медицинские расходы для рабочих считались более серьезной проблемой, чем потеря заработной платы из-за болезни. По ряду причин расходы на здравоохранение также начали расти в течение 1920-х годов, в основном из-за того, что средний класс начал пользоваться больничными услугами, а расходы на больницы начали расти. Медицинское обслуживание, особенно больничное, стало теперь более значимой статьей в семейном бюджете, чем потеря заработной платы.

CCMC

Затем последовал Комитет по стоимости медицинской помощи (CCMC).Обеспокоенность по поводу стоимости и распределения медицинской помощи привела к формированию этой самостоятельно созданной группы, финансируемой из частных источников. Комитет финансировался 8 благотворительными организациями, включая фонды Рокфеллера, Миллбанка и Розенвальда. Впервые они встретились в 1926 году и прекратили встречи в 1932 году. CCMC состоял из пятидесяти экономистов, врачей, специалистов общественного здравоохранения и основных заинтересованных групп. Их исследования определили, что существует потребность в более широкой медицинской помощи для всех, и опубликовали эти результаты в 26 томах исследований и 15 небольших отчетах за 5-летний период.CCMC рекомендовал направить больше национальных ресурсов на медицинское обслуживание и рассматривал добровольное, а не обязательное медицинское страхование как средство покрытия этих расходов. Большинство членов CCMC выступили против обязательного медицинского страхования, но в комитете не было единого мнения по этому поводу. AMA рассматривала их отчет как радикальный документ, защищающий социализированную медицину, а едкий и консервативный редактор JAMA назвал его «подстрекательством к революции».

Первая попытка Рузвельта — отказ от включения в Закон о социальном обеспечении 1935 года: затем последовал Франклин Д.Рузвельт (Рузвельт), чье пребывание в должности (1933-1945) можно охарактеризовать Второй Мировой войной, Великой депрессией и Новым курсом, включая Закон о социальном обеспечении. Мы могли подумать, что Великая депрессия создаст идеальные условия для прохождения обязательного медицинского страхования в США, но, когда миллионы остались без работы, страхование по безработице стало приоритетом, а затем — пособия по старости. Комитет по экономической безопасности Рузвельта (CES) опасался, что включение медицинского страхования в его законопроект, против которого выступила AMA, поставит под угрозу принятие всего закона о социальном обеспечении.Поэтому он был исключен.

Вторая попытка Рузвельта — Билл Вагнера, Закон о национальном здравоохранении 1939 года: Но был еще один толчок к развитию национального медицинского страхования во время правления Рузвельта: Закон Вагнера о национальном здравоохранении 1939 года. Тактический комитет по медицинской помощи, созданный в 1937 году. Существенные элементы отчетов технического комитета были включены в законопроект сенатора Вагнера, Закон о национальном здравоохранении 1939 года, в котором была выражена общая поддержка национальной программы здравоохранения, финансируемой за счет федеральных субсидий штатам и штатам. управляется штатами и местностями.Однако выборы 1938 г. вызвали возрождение консерваторов, и любые дальнейшие нововведения в социальной политике были чрезвычайно трудными. Большая часть законодательства о социальной политике была принята до 1938 года. Подобно тому, как кампания AALL натолкнулась на угасающие силы прогрессизма, а затем и на Первую мировую войну, движение за национальное медицинское страхование в 1930-х годах натолкнулось на упадок благосостояния Нового курса, а затем Второй мировой войны.

Генри Сигерист

Примерно в это время Генри Сигерист находился в США. Он был очень влиятельным историком медицины в Университете Джонса Хопкинса, сыгравшим важную роль в медицинской политике 1930-х и 1940-х годов.Он страстно верил в национальную программу здравоохранения и обязательное медицинское страхование. Некоторые из самых преданных студентов Sigerist стали ключевыми фигурами в области общественного здравоохранения, общественной и профилактической медицины, а также организаций здравоохранения. Многие из них, включая Милтона Ромера и Милтона Терриса, сыграли важную роль в формировании секции медицинской помощи Американской ассоциации общественного здравоохранения, которая затем служила национальной площадкой для встреч тех, кто привержен реформе здравоохранения.

Банкноты Вагнера-Мюррея-Дингелла: 1943 г. и далее в течение десятилетия

Законопроект Вагнера эволюционировал и перешел от предложения о федеральных субсидиях к предложению о национальном медицинском страховании. Впервые представленный в 1943 году, он стал очень известным Биллом Вагнера-Мюррея-Дингелла. Законопроект предусматривает обязательное государственное медицинское страхование и налог на заработную плату. В 1944 году Комитет здоровья нации (который вырос из ранее существовавшего Комитета Хартии социального обеспечения) представлял собой группу представителей профсоюзов, прогрессивных фермеров и либеральных врачей, которые были главной лоббистской группой Вагнера-Мюррея. Дингелл Билл.Среди видных членов комитета были сенаторы Мюррей и Дингелл, глава Форума врачей, и Генри Сигерист. Противодействие этому законопроекту было огромным, и антагонисты начали резкую красную атаку на комитет, заявив, что один из его ключевых аналитиков, И.С. Фальк был связующим звеном между Международной организацией труда (МОТ) в Швейцарии и правительством США. МОТ называли «устрашающей политической машиной, стремящейся к мировому господству». Они даже зашли так далеко, что предположили, что Совет социального обеспечения США функционировал как филиал МОТ.Хотя законопроект Вагнера-Мюррея-Дингелла вызвал широкие общенациональные дебаты при усилении оппозиции, он так и не был принят Конгрессом, несмотря на его повторное внесение на каждую сессию в течение 14 лет! Если бы он был принят, закон установил бы обязательное национальное медицинское страхование, финансируемое за счет налогов на заработную плату.

Поддержка Трумэна

После смерти Рузвельта Трумэн стал президентом (1945–1953), и его пребывание на этом посту характеризовалось «холодной войной» и коммунизмом. Проблема здравоохранения наконец вышла на центральную арену национальной политики и получила безоговорочную поддержку американского президента.Хотя он служил во время некоторых из самых яростных антикоммунистических атак и в первые годы холодной войны, Трумэн полностью поддерживал национальное страхование здоровья. Но оппозиция приобрела новую силу. Обязательное медицинское страхование оказалось втянутым в «холодную войну», и его противники смогли сделать «социализированную медицину» символическим иском в
исков в растущем крестовом походе против коммунистического влияния в Америке.

План Трумэна по национальному медицинскому страхованию в 1945 году отличался от плана Рузвельта в 1938 году, потому что Трумэн твердо придерживался единого всеобщего всеобъемлющего плана медицинского страхования.В то время как программа FDR 1938 г. содержала отдельное предложение о медицинской помощи нуждающимся, именно Трумэн предложил единую эгалитарную систему, которая включала бы все классы общества, а не только рабочий класс. Он подчеркнул, что это не «социализированная медицина». Он также отказался от пособия на похороны, что способствовало поражению национального страхования в прогрессивную эру. Конгресс неоднозначно отреагировал на предложение Трумэна. Председатель комитета палаты представителей был антипрофсоюзным консерватором и отказался проводить слушания.Старший сенатор-республиканец Тафт заявил: «Я считаю это социализмом. На мой взгляд, это самая социалистическая мера, которую Конгресс когда-либо проводил ». Тафт предположил, что обязательное медицинское страхование, как и Закон о полной безработице, прямо вытекает из советской конституции, и не участвовал в слушаниях. AMA, Американская ассоциация больниц, Американская ассоциация адвокатов и большая часть национальной прессы не испытывали смешанных чувств; они ненавидели план. AMA утверждала, что сделает врачей рабами, хотя Трумэн подчеркивал, что врачи смогут выбирать свой способ оплаты.

В 1946 году республиканцы взяли под контроль Конгресс и не были заинтересованы в введении национального медицинского страхования. Они обвиняли это в части большой социалистической схемы. В ответ Трумэн на выборах 1948 года обратил еще больше внимания на законопроект о национальном здравоохранении. После неожиданной победы Трумэна в 1948 году АМА решила, что наступил Армагеддон. Они оценили своих членов на дополнительные 25 долларов, чтобы противостоять национальному страхованию здоровья, и в 1945 году они потратили 1,5 миллиона долларов на лоббистские усилия, которые в то время были самыми дорогостоящими лоббистскими усилиями в истории Америки.У них была брошюра, в которой говорилось: «Приведет ли социализированная медицина к социализации других фаз жизни? Ленин так думал. Он заявил, что социализированная медицина является краеугольным камнем арки социалистического государства ». AMA и ее сторонники снова очень успешно связали социализм с национальным медицинским страхованием, и по мере роста антикоммунистических настроений в конце 1940-х годов и начала корейской войны национальное медицинское страхование стало практически невероятным. План Трумэна умер в комитете Конгресса.Были предложены компромиссы, но ни один из них не увенчался успехом. Вместо единой системы медицинского страхования для всего населения в Америке будет система частного страхования для тех, кто может себе это позволить, а также общественные услуги для бедных. Обескураженные еще одним поражением, защитники медицинского страхования теперь обратились к более скромному предложению, которое, как они надеялись, страна примет: больничное страхование для престарелых и начало программы Medicare.

После Второй мировой войны другие системы частного страхования расширились и обеспечили достаточную защиту групп, имевших влияние в Америке, чтобы предотвратить серьезную агитацию за национальное медицинское страхование в 1950-х и начале 1960-х годов.Оговоренные профсоюзами льготы в сфере здравоохранения также помогли защитить работников от воздействия затрат на здравоохранение и подорвали движение за государственную программу.

Почему эти усилия по обеспечению всеобщего национального медицинского страхования снова потерпели неудачу?

Может быть по тем же причинам, по которым они потерпели неудачу раньше: влияние группы интересов (кодовые слова для обозначения класса), идеологические разногласия, антикоммунизм, антисоциализм, фрагментация государственной политики, предпринимательский характер американской медицины, традиция американского волюнтаризма, исключение среднего класса из коалиции сторонников перемен с помощью альтернативы частным планам страхования Голубого Креста и ассоциации государственных программ с благотворительностью, зависимостью, личными неудачами и богадельнями прошлых лет.

В следующие несколько лет в плане национальных инициатив в области медицинского страхования не произошло ничего особенного. Страна уделяла больше внимания профсоюзам как инструменту медицинского страхования, Закону Хилла-Бертона 1946 года, касающемуся расширения больниц, медицинских исследований и вакцин, создания национальных институтов здравоохранения и достижений в психиатрии.

Johnson and Medicare / caid

Наконец, конгрессмен из Род-Айленда Эйме Форанд внесла в 1958 году новое предложение о покрытии больничных расходов для престарелых, получающих социальное обеспечение.Как и следовало ожидать, AMA провела масштабную кампанию, чтобы изобразить план государственного страхования как угрозу для взаимоотношений между пациентом и врачом. Но за счет сосредоточения внимания на пожилых людях впервые стали меняться условия дискуссии. Старшие люди оказали серьезную поддержку на низовом уровне, и давление приняло масштабы крестового похода. За всю историю национальной кампании по страхованию здоровья это был первый случай, когда массовая поддержка со стороны широких масс вынудила проблему включить в национальную повестку дня.В ответ AMA ввела «план по уходу за престарелыми», который представлял собой добровольное страхование с более широкими льготами и услугами врача. В ответ правительство расширило предлагаемое законодательство, чтобы оно охватывало услуги врачей, и из этого вышло Medicare и Medicaid. Необходимые политические компромиссы и частные уступки врачам (возмещение их обычных, разумных и превалирующих гонораров), больницам (затраты плюс возмещение) и республиканцам создали план из трех частей, включая предложение Демократической партии о всеобъемлющем здравоохранении. страхование («Часть A»), пересмотренная республиканская программа субсидируемого государством добровольного медицинского страхования («Часть B») и Medicaid.Наконец, в 1965 году Джонсон подписал его как часть своего Закона о великом обществе, положившего конец 20-летним дебатам в Конгрессе.

Чему нас учит история? На что реагирует движение?

  1. Генри Сигерист в своем дневнике в 1943 году отразил, что он «хотел использовать историю для решения проблем современной медицины». Думаю, это, пожалуй, самый важный урок. Проклиная свою наивность, Хиллари Клинтон признала в 1994 году, что «я не осознавала, насколько изощренно будет оппозиция в передаче сообщений, которые были фактически политическими, хотя и в значительной степени ошибочными.«Может быть, Хиллари должна была сначала пройти этот урок истории.
  2. Институциональные представители общества не всегда представляют тех, кого они якобы представляют, точно так же, как AMA не представляет всех врачей. Это отсутствие представительства дает возможность привлечь больше людей к делу. AMA всегда играла оппозиционную роль, и было бы разумно создать альтернативу AMA для 60% врачей, не являющихся ее членами.
  3. То, что президент Билл Клинтон потерпел поражение, не означает, что все кончено.Раньше в этой дискуссии были периоды согласия. Противники этого движения не могут убить это движение. Открытия будут происходить снова. Мы все должны быть начеку для этих возможностей, а также должны создавать такие возможности, в которых мы видим возможности. Например, внимание к расходам на здравоохранение в 1980-х годах привело к разделению правящего класса, и дебаты снова переместились в центр. Как сказал великий хоккеист Уэйн Гретцки: «Успех не в том, чтобы катиться туда, где находится шайба, это вопрос в том, чтобы катиться туда, где шайба.”
  4. Нравится нам это или нет, но нам придется иметь дело с сохранением узкого видения политики среднего класса. Винсенте Наварро говорит, что большинство мнения о национальном медицинском страховании имеет прямое отношение к репрессиям и принуждению со стороны доминирующего капиталистического корпоративного класса. Он утверждает, что конфликт и борьба, которые постоянно происходят вокруг проблемы здравоохранения, разворачиваются в рамках классовых параметров, и что принуждение и репрессии
    являются силами, определяющими политику.Я думаю, что когда мы говорим о группах по интересам в этой стране, это действительно классный кодекс.
  5. Red baiting — отвлекающий маневр, который на протяжении всей истории использовался для того, чтобы вызывать страх, и может и дальше использоваться в эпоху после холодной войны теми, кто желает разжечь эти дебаты.
  6. Инициативы низового уровня отчасти способствовали переходу к программе Medicare, и они снова могут работать. Тед Мармор говорит, что «группы давления, которые могут преобладать в тихой политике, намного слабее в контексте массового внимания, — как с сожалением узнала AMA во время битвы с Medicare.Мармор предлагает следующие уроки из прошлого: «Обязательное медицинское страхование, какими бы подробностями оно ни было, — это противоречивый идеологический вопрос, требующий огромных финансовых и профессиональных ставок. Такое законодательство не появляется незаметно или при широкой партийной поддержке. Законодательный успех требует активного президентского лидерства, приверженности политическому капиталу администрации и использования всевозможных убеждений и выкручивания рук «.
  7. Один канадский урок — движение к всеобщему здравоохранению в Канаде началось в 1916 году (в зависимости от того, когда вы начинаете считать) и длилось до 1962 года, когда в одной провинции проходили и больницы, и врачи.Остальной части страны потребовалось еще десять лет, чтобы это понять. Всего около 50 лет. Это не было похоже на то, что мы сели за послеобеденный чай с пышками и сказали, пожалуйста, передайте счет за медицинское обслуживание, чтобы мы могли его подписать и продолжить день. Мы дрались, мы угрожали, врачи бастовали, отказывали пациентам, люди проводили митинги и подписывали петиции за и против, сжигали изображения правительственных лидеров, шипели, насмехались и освистали врачей или премьер-министра, в зависимости от того, на чьей они стороне на.Короче говоря, мы не были типичными милыми вежливыми канадцами. Несмотря на сильное сопротивление, теперь отнять Рождество гораздо легче, чем заботиться о здоровье, несмотря на риторику, которую вы, возможно, слышите об обратном.
  8. Наконец, всегда есть надежда на гибкость и перемены. Исследуя этот доклад, я просмотрел ряд исторических документов, и одна из моих любимых цитат, говорящая о надежде и переменах, взята из выпуска журнала Times за 1939 год с Генри Сигеристом на обложке.В статье о Сигеристе говорилось: «Студентам нравятся его увлекательные занятия, поскольку Сигерист не прочь изложить свою динамичную концепцию истории медицины в рукопашной схватке. Однажды один студент поссорился с ним, и когда доктор Сигерист попросил его процитировать его авторитет, он крикнул: «Ты сам так сказал!» «Когда?» — спросил доктор Сигерист. «Три года назад», — ответил студент. «А, — сказал доктор Сигерист, — три года — это большой срок. С тех пор я передумал «. Я полагаю, что для меня это говорит о смене мнений и о том, что все меняется и может быть пересмотрено.

Благодарности:

Особая благодарность историкам медицины и коллегам из PNHP Корин Саттер-Браун и Теду Брауну за справочную информацию, критический анализ и редактирование.

Артикул:

Большая часть этого выступления была перефразирована / аннотирована непосредственно из источников ниже, в частности работы Пола Старра:

  1. Бауман, Гарольд, «На грани национального медицинского страхования с 1910 года» в книге «Переход к национальному здравоохранению: этические и политические вопросы» (Vol.4, Этика в меняющемся мире) под редакцией Хойфнера, Роберта П. и Маргарет П. Баттин, University of Utah Press, 1992.
  2. «Ускорение президентского плана», Washington Post, стр. A23, 7 февраля 1992 г.
    Браун, Тед. «Исаак Макс Рубинов» (биографический очерк), American Journal of Public Health, Vol. 87, No. 11, pp. 1863-1864, 1997
  3. Дэниэлсон, Дэвид А. и Артур Мэйзер. «Референдум в Массачусетсе по национальной программе здравоохранения», Журнал политики общественного здравоохранения, лето 1986 г.
  4. Дериксон, Алан.«Дом Фальков: параноидальный стиль в американской домашней политике», Американский журнал общественного здравоохранения », Vol. 87, No. 11, pp. 1836 — 1843, 1997.
  5. Фальк, И. «Предложения по национальному страхованию здоровья в США: истоки и эволюция, а также некоторые перспективы на будущее», Ежеквартальный отчет Мемориального фонда Милбанка, Здоровье и общество, стр. 161-191, весна 1977 г.
  6. Гордон, Колин. «Почему в США нет государственной медицинской страховки? Пределы социального обеспечения в условиях войны и мира, 1941-1948 гг. », Journal of Policy History, Vol.9, No. 3, pp. 277-310, 1997.
  7. «История в повозке с чаем», журнал Time, № 5, стр. 51-53, 30 января 1939 г.
  8. Мармор, Тед. «История реформы здравоохранения», перекличка, стр. 21,40, 19 июля 1993 г.
  9. Наварро, Висенте. «История болезни как оправдание, а не объяснение: критика книги Старра« Социальная трансформация американской медицины »» International Journal of Health Services, Vol. 14, No. 4, pp. 511-528, 1984.
  10. Наварро, Висенте. «Почему в одних странах есть национальная медицинская страховка, в других — национальная служба здравоохранения, а в Соединенных Штатах — нет», International Journal of Health Services, Vol.19, No. 3, pp. 383-404, 1989.
  11. Ротман, Дэвид Дж. «Век неудач: реформа здравоохранения в Америке», Журнал политики, политики и права в области здравоохранения », Vol. 18, No. 2, Summer 1993.
  12. Рубинов, Исаак Макс. «Страхование труда», Американский журнал общественного здравоохранения, Vol. 87, No. 11, pp. 1862–1863, 1997 (Первоначально опубликовано в «Журнале политической экономии», Vol. 12, pp. 362–281, 1904).
  13. Старр, Пол. Социальная трансформация американской медицины: рост суверенной профессии и создание обширной индустрии.Основные книги, 1982.
  14. Старр, Пол. «Преобразование в поражении: меняющиеся цели национального медицинского страхования, 1915-1980», Американский журнал общественного здравоохранения, Vol. 72, No. 1, pp. 78-88, 1982.
  15. Террис, Милтон. «Кризис и изменения в системе здравоохранения Америки», Американский журнал общественного здравоохранения, Vol. 63, No. 4, апрель 1973 г.
  16. «На пути к национальной системе медицинской помощи: II. Историческая справка », редакционная статья, Journal of Public Health Policy, осень 1986 г.
  17. Траффорд, Эбигейл и Кристин Рассел, «Премьера плана Клинтона», Washington Post Health Magazine, стр.12, 13, 15, 21 сентября 1993 г.

Российская экономика в постсоветский период

Построение сильной и динамично развивающейся экономики — непростая задача, особенно когда остатки старой структуры продолжают присутствовать в настоящем. Объедините эту ситуацию с проклятием ресурсов, и появится соблазн вообще отложить проект. Не верите мне? Что ж, просто взгляните на Россию — бывшую коммунистическую страну, застрявшую в процессе перехода к более либеральной рыночной экономике, богатую нефтью и природными ресурсами, и чье экономическое состояние растет и падает вместе с ценами на них. Ресурсы.Именно эти характеристики лучше всего описывают экономические трудности России после распада Советского Союза.

Переход от коммунизма к капитализму (1991-1998)

Борис Ельцин стал первым избранным президентом России в июне 1991 года, и к концу того же года он договорился с руководителями Украины и Беларуси о роспуске Советского Союза. Сразу же он начал проводить ряд радикальных экономических реформ, в том числе либерализация цен, массовая приватизация и стабилизация рубля.

В ходе приватизационных реформ к середине 1994 года будет приватизировано 70% экономики, а в преддверии президентских выборов 1996 года Ельцин инициировал программу «ссуды в обмен на акции», по которой права собственности на некоторые предприятия, добывающие природные ресурсы, были переданы некоторым влиятельным лицам. бизнесмены в обмен на ссуды, чтобы помочь с государственным бюджетом. Эти так называемые «олигархи» использовали бы часть своего недавно приобретенного состояния, чтобы помочь финансировать предвыборную кампанию Ельцина. Ельцин выиграет выборы и останется у власти, пока слабое здоровье не заставит его назначить преемника — Владимира Путина.

Несмотря на реформы Ельцина, экономика в течение большей части 1990-х годов работала ужасно. Примерно с 1991 по 1998 год Россия потеряла почти 40% своего реального валового внутреннего продукта (ВВП) и пережила многочисленные приступы инфляции, которые подорвали сбережения российских граждан. У россиян также наблюдалось быстрое снижение располагаемых доходов. Кроме того, столица массово покидала страну, и в период с 1992 по 1999 год отток капитала составил около 150 миллиардов долларов.

На фоне этих отрицательных показателей России удастся возобновить рост в 1997 году, что станет первым положительным ростом, наблюдавшимся после распада Советского Союза.Но как только ситуация стала выглядеть оптимистично, финансовый кризис, начавшийся в Азии летом 1997 года, вскоре распространился на Россию, в результате чего рубль подвергся спекулятивной атаке. Валютный кризис вскоре усугубился падением курса рубля. цены на нефть в конце года и в середине 1998 года, Россия девальвировала рубль, объявила дефолт по своему долгу и объявила мораторий на выплаты иностранным кредиторам. Реальный рост ВВП снова стал отрицательным в 1998 году, снизившись на 4,9. %.

Период быстрого роста (1999-2008)

Хотя финансовый кризис 1998 года имел немедленные негативные последствия и серьезно подорвал финансовое доверие к России, некоторые утверждают, что это было «замаскированным благом», поскольку он создал условия, которые позволили России добиться быстрого экономического роста на протяжении большей части следующего десятилетия.Значительно обесценившийся рубль помог стимулировать внутреннее производство, что привело к резкому экономическому росту в течение следующих нескольких лет с ростом реального ВВП, достигнув 8,3% в 2000 году и примерно 5% в 2001 году.

Совпадение прихода Путина к власти в 1999 году с поворотом экономических событий принесло новому президенту значительную популярность, и он поставил перед собой цель избежать экономического хаоса предыдущего десятилетия и продвинуть страну к долгосрочному росту и стабильности.В период с 2000 по конец 2002 года Путин провел ряд экономических реформ, включая упрощение налоговой системы и сокращение количества налоговых ставок. Он также упростил регистрацию предприятий и требования к лицензированию, а также провел приватизацию сельскохозяйственных предприятий. земля.

Однако в 2003 году, когда реформы были проведены лишь частично, Путин конфисковал крупнейшую и наиболее успешную компанию России — нефтяную компанию ЮКОС. Это событие стало сигналом о начале волны поглощений частных компаний государством.В период с 2004 по 2006 год правительство России ренационализировало ряд компаний в так называемых «стратегических» секторах экономики. По оценкам ОЭСР, доля государства в общей капитализации рынка ценных бумаг составляла 20%. к середине 2003 г. и увеличился до 30% к началу 2006 г.

При среднем росте реального ВВП на 6,9% в год, росте средней реальной заработной платы на 10,5% и росте реальных располагаемых доходов на 7,9%, происходящих в период с 1999 по 2008 год, Путин получил большую заслугу в этой эпохе «Беспрецедентное процветание.Однако значительная часть экономических успехов России в тот период совпала с ростом цен на нефть, один из важнейших ресурсов страны, в начале 2000-х годов.

Фактически, хотя многие ожидали, что российская экономика вернется к своим низким показателям 1990-х годов после воздействия девальвации рубля на стимулирование экспорта, утверждалось, что основные движущие силы посткризисного экономического роста исходили от сектора природных ресурсов. особенно масло. В период с 2001 по 2004 год сектор природных ресурсов обеспечил более трети роста ВВП, при этом на нефтяную промышленность была прямая ответственность почти за четверть этого роста.

Зависимость России от нефти и других природных ресурсов усугубилась возвращением Путина к экономике с более централизованным планированием. Поглощение ЮКОСа и других ключевых секторов экономики позволило Путину создать централизованную систему управления, которая извлекает экономическую ренту из нефти и других природных ресурсов, чтобы направить ее в наиболее важные секторы экономики. Вместо того, чтобы пытаться направить и диверсифицировать экономику в сторону менее зависимых от ресурсов видов деятельности, Путин сделал свои ключевые секторы еще более зависимыми от этих ресурсов.

После мирового финансового кризиса

Хотя нефть и другие природные ресурсы были основным фактором быстрого экономического роста России с конца двадцатого века до 2008 года, следует отметить, что реформы, предпринятые Ельциным, и реформы Путина до ренационализации также были важны для успеха экономики. . Но мировой финансовый кризис 2008 года и падение цен на нефть выявили природу ресурсозависимой экономики России и подчеркнули необходимость продолжения структурных реформ.

Экономика России сильно пострадала от мирового финансового кризиса: объем производства снизился на 7,8% в 2009 году. Но, когда цены на нефть восстановились и мировые финансовые рынки начали стабилизироваться, рост все же вернулся, хотя и не приблизился к тому уровню, который был до кризиса. Возврат к умеренному росту; однако это будет недолгим, поскольку конфликт с Украиной приведет к жестким экономическим санкциям, введенным Западом, а начало падения цен на нефть в середине 2014 года вновь выявит трещины в экономике России.

Итог

В годы правления Ельцина после распада Советского Союза казалось, что Россия находится на пути к более либеральной рыночной экономике. Однако возвращение Путина к управлению в более советском стиле и неспособность продолжить столь необходимые реформы послужили усилению ресурсной зависимости страны за счет достижения долгосрочной экономической стабильности и роста. Возможно, последний кризис в России поможет пошатнуть его популярность среди россиян и заставит его серьезно отнестись к экономическим реформам.

Мировой порядок в тени коронавируса: Китай, Россия и Запад

Отношение Китая и России к мировому порядку занимает центральное место в дебатах о природе и направлении международной политики. Готовы ли Пекин и Москва действовать в рамках системы, основанной на правилах, и если да, то на каких условиях? Или их программы по сути деструктивны и несовместимы с западными интересами и ценностями? Какое влияние коронавирус окажет на их подходы к управлению?

Китай и мировой порядок

По умолчанию в Вашингтоне установлено, что Китай стремится к свержению либерального порядка и вытеснению Соединенных Штатов в качестве глобального лидера.Последние версии Стратегии национальной безопасности США (2017 г.) и Стратегии национальной обороны (2018 г.) изображают манихейскую борьбу между свободным миром во главе с Америкой и авторитарной осью, представленной Китаем и Россией. Некоторые из языков напоминают о разгар холодной войны; Соединенные Штаты подтверждают свое обязательство быть «маяком свободы и возможностей во всем мире» [15] в противовес «репрессивным представлениям о мировом порядке» [16].

Однако реальность намного сложнее, что отражено в отчете Европейской комиссии от 2019 года.В нем Китай описывается как «одновременно… партнер по сотрудничеству, с которым у ЕС тесно связаны цели, партнер по переговорам, с которым ЕС должен найти баланс интересов, экономического конкурента в стремлении к технологическому лидерству и системного соперника, продвигающего альтернативу. модели управления »[17]. Сочетание сотрудничества и конкуренции характеризует не только отношения Китая с ЕС, но и его внешнюю политику в целом. Это также лежит в основе неоднозначного отношения Пекина к мировому порядку — как к структуре, которую необходимо поддерживать, но также «реформировать» в соответствии с растущим влиянием Китая.

Ни одна страна не получила больше выгоды, чем Китай от порядка после окончания холодной войны. За последние три десятилетия Китай превратился из региональной заводи во вторую державу мира. Его ВВП увеличился более чем в 30 раз. Уровень жизни его граждан повысился до неузнаваемости. Ничего из этого не произошло бы без глобализации китайской экономики, которая извлекла огромную выгоду из притока западных инвестиций и технологий, а также открытого доступа к международной торговой системе.Вступление Китая во Всемирную торговую организацию (ВТО) в 2001 году стало поворотным моментом в его становлении в качестве глобальной силы.

Ши Гуаншен, министр внешней торговли и экономического сотрудничества Китая, подписывает
Протокол Китая о присоединении к ВТО на 4-й Министерской конференции в Дохе в ноябре 2001 года.
Фото любезно предоставлено ВТО, Присоединение, Китай.

Важно отметить, что Пекин по-прежнему ценит стабильный порядок и экономическую глобализацию. Надежный доступ к международным общественным благам, природным ресурсам и экспортным рынкам имеет решающее значение для национального роста и для Коммунистической партии Китая (КПК), легитимность которой зависит от ее способности приносить измеримые выгоды населению.Коронавирус подчеркнул эти реальности. Китаю больше, чем любой другой стране, необходима безопасная внешняя среда для процветания. Это включает в себя сохранение структуры международных институтов — не только Совета Безопасности Организации Объединенных Наций, где он имеет право вето, но и организаций, в которых доминирует Запад, таких как Международный валютный фонд (МВФ), Всемирный банк и ВТО.

В то же время Китай мыслит и действует как традиционная великая держава. Его приверженность глобальному порядку полностью эгоистична, несмотря на заявления о «беспроигрышных» результатах.Его участие также зависит от соблюдения льготных условий. Идеальный порядок — это такой порядок, который поддерживает легитимность правления партии, способствует непрерывному экономическому росту Китая (через глобальную свободную торговлю) и помогает партии не допускать « вредных » внешних влияний, таких как либеральные идеи демократии, верховенства закона и права человека. [18]

На протяжении большей части последних трех десятилетий международная система обеспечивала благоприятную среду, которая способствовала продолжающемуся и в значительной степени беспрепятственному росту Китая.В течение этого периода Китай неуклонно укреплял свои позиции в международных институтах и ​​принятии решений. Она также расширила свое стратегическое присутствие в Азиатско-Тихоокеанском регионе и Евразии и использовала свои сравнительные сильные стороны — прежде всего экономическую мощь — для продвижения себя как хорошего международного гражданина на своих собственных условиях. Пекин также не счел слишком обременительным принять превосходство США. Стабильный мировой порядок зависел от заинтересованной и предсказуемой Америки. А Китай был далеко не готов взять на себя бремя лидерства.

Обычно Пекин мог бы довольствоваться работой или «игрой» в международной системе в обозримом будущем. Но в последние годы три кардинальных события изменили этот инкременталистский расчет: приход Си Цзиньпина к верховному лидеру Китая в 2012 году; Победа Дональда Трампа на президентских выборах в США в 2016 году; и пандемия коронавируса.

Фактор Кси :

Си изменил внешнюю политику Китая, хотя и не так, как обычно понимают на Западе.Несмотря на частые сравнения с Мао Цзэдуном, он не является революционером, стремящимся перевернуть глобальный порядок и навязать ему китайский дивный новый мир. Он является ревизионистом в том смысле, что стремится максимизировать влияние и статус Китая. Но, как и его предшественники Ху Цзиньтао, Цзян Цзэминь и Дэн Сяопин, он стремится сделать это в рамках существующей международной системы.

В этой связи Инициатива Си «Один пояс, один путь» (BRI) не является предвестником альтернативного мирового порядка.Его повестка дня в области подключения более прозаична: улучшить доступ Китая к природным ресурсам; открывать новые рынки для производимых товаров и услуг; расширить экономическое влияние Пекина на всю Евразию; и обеспечить дружелюбный и безопасный район. Даже в этих более ограниченных целях BRI не удалось достичь [19]. Точно так же действия Китая в Западной части Тихого океана не направлены на содействие синоцентрической гегемонии, а отражают давние цели: проекция власти; получение контроля над ресурсами; решающее слово в вопросах региональной безопасности; уменьшение или сдерживание американского влияния; и утверждение власти над Тайванем.Такой подход вряд ли утешителен, но он не нов и не радикален [20].

Выступление Путина на Международном форуме «Один пояс, один путь», 14 мая 2017 года.
Фото предоставлено Администрацией Президента России.

Реальная разница, которую сделал Си, заключается в энергии и ясности, которые он привнес в преследование этих целей. В то время как предыдущие лидеры подчеркивали ограниченность Китая и его стремление стать «умеренно развитой страной», сегодня такого стратегического раздражения или притворства нет.Пекин больше не хочет подчиняться Соединенным Штатам или потакать чувствительности Запада. [21] Он гораздо смелее продвигает «ключевые интересы» Китая в Южно-Китайском море и воссоединение Тайваня с материком. Си открыто говорит о китайской модели развития и «общем будущем человечества», в котором Китай играет ведущую роль. Между тем, внутренние репрессии заметно усилились, поскольку Пекин гневно отвергает критику Запада его обращения с уйгурами в Синьцзяне и нового закона о национальной безопасности Гонконга.

Общий посыл заключается в том, что Китай растет, и миру лучше к этому привыкнуть. Этот сдвиг во взглядах стал шоком для западных лидеров, привыкших к курсу Дэн Сяопина, заключающемуся в том, что он скрывает свои способности, ведет себя сдержанно и никогда не претендует на лидерство [22]. Плащ смирения, который долгое время маскировал внешнеполитические цели Китая, уступил место откровенной дипломатии «воина-волка». Обострение китайской риторики было подкреплено значительным расширением военных, экономических, технологических возможностей и возможностей мягкой силы, а также большей готовностью использовать их.Напористый подход Си сигнализирует о том, что Китай не довольствуется тем, что просто принимает правила, но требует значительного участия в формировании и реализации глобального порядка двадцать первого века.

При этом реальная политика, а не мессианизм или иконоборчество, остается основой внешней политики Китая. Пекин далек от демонстрации желания, а тем более способности построить международную систему по своему собственному имиджу. Одно дело Си говорить о «сообществе общей судьбы» и глобальной руководящей роли.[23] Совсем другое дело — переводить такие абстракции в твердые обязательства. [24] Вопреки опасениям Запада, Пекин не стремится заселить мир версиями ленинского партийного государства Mini-Me. Для этого важно то, что другие страны — демократические или авторитарные — поддерживают интересы и политические позиции Китая [25]. Преобразование их в «китайские ценности» невозможно и не нужно.

Фактор Козыря :

В нескольких отношениях президентство Трампа было «хорошим» для Китая.Его отвращение к либеральному интернационализму, безразличие к демократизации и правам человека, вера в дипломатию великих держав и предпочтение личных сделок между лидерами перекликается с подходом Си. Действия Трампа и его личная продажность подорвали трансатлантическое единство и моральный авторитет Запада, а также ослабили способность западных правительств противодействовать действиям Китая в различных областях политики, включая права человека, торговлю, интеллектуальную собственность и региональную безопасность.

Президенты Трамп и Си встретятся в Китае перед встречей лидеров АТЭС в 2017 году 8 ноября 2017 года.
Фото: Flickr / Official White House Photo by Shealah Craighead

Тем не менее, в остальном Трамп оказался сложной задачей. Он разрушил стратегическую уверенность — и утешение, — которые Китай считал само собой разумеющимся. [26] Он готов пожертвовать хорошими отношениями ради личной выгоды. Он не выказывает угрызений совести в нарушении соглашений. Он темпераментно нестабилен. И, похоже, у него мало ограничений для эскалации напряженности до конфронтации.Короче говоря, он представляет собой набор политических вызовов, с которыми ни одному китайскому (или любому другому) лидеру никогда не приходилось сталкиваться из Вашингтона.

Ответ Си на загадку Трампа был смесью оппортунистического и интуитивного. Он использовал отвлекающие факторы администрации Трампа и разногласий на Западе, чтобы более агрессивно отстаивать интересы Китая в Южно-Китайском море и на Тайване. Он подчеркнул недостатки глобального лидерства США — не для того, чтобы Китай мог вытеснить Соединенные Штаты, а для того, чтобы претендовать на моральное превосходство в легитимации своих собственных действий.Это особенно важно в отношении BRI, где Пекин сравнивает бескорыстный («беспроигрышный») Китай с эгоистичной и безрассудной Америкой.

С другой стороны, резкое ухудшение отношений между США и Китаем во время президентства Трампа усугубило неуверенность руководства КПК. Исторические подозрения Запада — что он всегда стремился «подавить Китай» — стали более опасными. В лихорадочной атмосфере, когда примирение и компромисс считаются неблагодарными, Пекин как никогда склонен к упреждающим действиям, чтобы продемонстрировать силу и решимость.Этот образ мышления «сражайся или беги» подкрепляется верой в то, что Китай будет рассматриваться как главный враг независимо от того, что он делает, просто потому, что он является державой номер два в мире [27].

Коронавирус :

Пандемия повысила ставки. Вдали от Китая и Соединенных Штатов, объединивших свои силы для противодействия этой общей угрозе, шла отчаянная борьба за легитимность. Пекин стремился уйти от ответственности за первоначальную вспышку и ее раннее отсутствие прозрачности, подчеркивая свой последующий успех в борьбе с пандемией, противопоставляя это бесхозяйственности и рекордному количеству погибших в Соединенных Штатах.И наоборот, администрация Трампа атаковала Пекин за то, что он вызвал пандемию, а затем скрыл ее.

Интенсивность поиска виноватых отражает неуверенность, которую испытывают оба лидера. Хотя Си никогда не грозила потеря контроля, легитимность его высоко персонализированного правления связана с его способностью решать национальные проблемы. Для Трампа это экзистенциальный вызов. Коронавирус погрузил ранее процветающую экономику США в худшую депрессию со времен Великой катастрофы 1929 года и привел к крупнейшей чрезвычайной ситуации в области общественного здравоохранения со времен пандемии гриппа 1918 года.Его шансы на переизбрание на второй срок в ноябре 2020 года минимальны, если он не сможет изменить ситуацию. Это означает, прежде всего, одно: наносить серьезные и частые удары по Китаю и гарантировать, что Пекин несет ответственность за страдания американского народа.

Подводя итог, можно сказать, что расчет Пекина по отношению к мировому порядку в последние годы изменился. Но непонятно насколько. Китайская внешняя политика ранее описывалась как сочетание «уверенности в себе» и «собственной неполноценности» [28], и это в основном верно.Си и КПК считают, что Китай как великая держава и цивилизация имеет право играть ведущую роль в мире. Однако они также признают, что его долгосрочное процветание зависит от благоприятной международной обстановки. [29] Заглядывая в будущее, перед Пекином стоит серьезная задача — найти баланс между растущими амбициями и постоянным стремлением к безопасности.

Россия и мировой порядок

Если Китай был самым большим бенефициаром порядка после холодной войны, то Россия считает себя своей главной жертвой.В течение последних 15 лет Москва считала, что западные правительства во главе с США цинично воспользовались распадом Советского Союза. Они относились к России как к побежденной державе, грубо нарушающей свои геополитические интересы, расширяя Организацию Североатлантического договора (НАТО) до границ России. Они подорвали его экономику, навязывая необоснованные рецепты. И они вмешивались в его внутреннюю политику, на каждом шагу подрывая ее суверенитет.

Путинская элита рассматривает международный порядок, основанный на правилах, как корыстное предприятие, чье неуважение к универсальным нормам и ценностям придает тонкую моральную оболочку преследованию западных интересов.В отличие от Пекина Москва считает этот приказ необратимым. Не только либерализм устарел [30], но и понятие унитарного Запада распалось. В этих обстоятельствах логичный курс состоит в том, чтобы ускорить падение либерального порядка и заменить его многополярной или «полицентричной» системой, отражающей реалии двадцать первого века. Это означает уменьшение роли когда-то гегемонистских Соединенных Штатов и значительно усиление влияния других ведущих держав, в первую очередь Китая и России.

Продвижение Путиным глобальной России согласуется со стратегической культурой, уходящей корнями в прошлое.Со времен Петра Великого (1682–1725) развитие Российского государства — и империи — предрасполагало его к тому, что оно стало одной из ведущих держав мира. Екатерина Великая была доминирующей силой в Европе во второй половине восемнадцатого века. Александр I принял капитуляцию Парижа в 1814 году. Советская армия захватила Берлин в конце Второй мировой войны. А во время холодной войны СССР был одной из двух ядерных сверхдержав. Запад может рассматривать Россию как оппортунистический и не более чем спойлер, но большинство россиян рассматривают свою страну как великую державу по исторической судьбе.[31]

На самом деле Путин меньше заинтересован в новом мировом порядке, чем в возрождении традиционных механизмов великой державы. Один формат — это обновленная версия Европейского концерта после наполеоновских войн. Хотя состав будет другим, основные принципы останутся теми же: великие державы совместно управляют миром; они уважают сферы влияния и жизненные интересы друг друга; и они не вмешиваются во внутренние дела друг друга. Не было бы места наднациональным конструкциям, таким как универсальные ценности.Государственные субъекты, и особенно великие державы, будут править.

Еще более эксклюзивным вариантом будет «Ялта 2.0» — идея, на которую время от времени намекает Путин. Это отражает распространенное в Москве мнение о том, что сегодня существует только три независимых центра мировой силы: США, Китай и Россия. Путин цитирует Ялтинское соглашение 1945 года между Франклином Д. Рузвельтом, Иосифом Сталиным и Уинстоном Черчиллем как образец сотрудничества великих держав [32]. «Ялта 2.0» будет компактнее, чем «Концерт», и будет формироваться на основе личных договоренностей между лидерами.Это сыграет на руку Путину, поскольку у него хорошие отношения как с Си, так и с Трампом. И в некоторых случаях это может позиционировать Россию как балансирующую или колеблющуюся державу между США и Китаем [33].

Кремль, однако, понимает, что такой сценарий маловероятен, пока отношения России (и Китая) с США остаются напряженными. Трамп может быть самым дружелюбным к Кремлю президентом в истории Америки, но это вряд ли улучшило общую динамику между США и Россией.Таким образом, Кремль поверил в китайско-российское партнерство. Здесь не предполагается создание военно-политического альянса против Соединенных Штатов, поскольку это ограничит возможности Москвы и в любом случае не найдет поддержки в Пекине. Скорее, это укрепление международных позиций России; партнерство с Китаем рассматривается как умножитель силы.

Тем не менее Кремль по-прежнему опасается чрезмерной зависимости России от Китая, особенно в свете растущих амбиций внешней политики Пекина и неравенства китайско-российских отношений.Следовательно, он обращается к другим крупным игрокам, таким как Франция и Германия, одновременно диверсифицируя связи России в Азии и сохраняя определенный уровень стабильного взаимодействия с Соединенными Штатами. Если Россия сможет наладить хорошие или, по крайней мере, функциональные отношения с обеими сторонами на разграничении между Западом и Китаем, она будет оказывать большее международное влияние, чем когда-либо после распада Советского Союза.

Пандемия коронавируса ничего не исключила. Неправильное обращение Путина с чрезвычайной ситуацией в области общественного здравоохранения в России привело к его самым низким рейтингам за 20 лет.А сочетание блокировки и обвала мировых цен на нефть нанесло экономике серьезный ущерб [34]. Но коронавирус не оказал заметного влияния на внешнюю политику России, за исключением усиления ее основных принципов. Как и прежде, ключевым моментом является стратегическая гибкость. Партнерство с Китаем остается краеугольным камнем международных отношений России, но Путин оставил свои варианты открытыми. Он заявил о своей заинтересованности в улучшении взаимодействия с Вашингтоном, например, путем перехода к переговорам по контролю над вооружениями с целью продления СНВ (Договора о сокращении стратегических наступательных вооружений).[35]

С учетом того, что мировое внимание приковано к пандемии и конфронтации между США и Китаем, Россия получила более низкий статус. Его оппозиция международному порядку, основанному на правилах, не изменилась. Но в нынешних условиях некоторые западные лидеры, в частности Трамп и президент Франции Эммануэль Макрон, считают Путина прагматичным игроком, за которым стоит ухаживать [36]. Призывы к компромиссу, чтобы отвлечь Россию от Китая, наводят на мысль о том, что он в некоторой степени подвергается санитарной обработке. Если это окажется долгосрочной тенденцией, это увеличит пространство для маневра Путина во многих сферах внешнеполитической деятельности — Украине, Ближнем Востоке, отношениях с США и Европой, а также партнерстве с Китаем.

Сходимость и расхождение

Пекин и Москва имеют разные взгляды и подходы к мировому порядку. Однако эти противоречия не повредили их отношениям. Китайско-российское партнерство набирает силу, и некоторые наблюдатели приходят к выводу, что это союз во всем, кроме названия [37]. Эта оценка, хотя и правдоподобна, ошибочна.

Китай и Россия — стратегически автономные игроки. Они сотрудничают не потому, что являются членами авторитарного интернационала, а потому, что считают, что это лучше всего служит их политическим, экономическим и стратегическим интересам.Это партнерство, по большей части свободное от идеологического и эмоционального багажа, резко контрастирует с китайско-советской «нерушимой дружбой» 1950-х годов. Также помогает то, что это не альянс. [38] Обе стороны сохраняют гибкость для развития других отношений и занимают расходящиеся позиции с ограниченными последствиями для их партнерства.

Пекин и Москва во многом согласны. Они стремятся ограничить использование американской власти. Они стремятся подавить или исключить либеральное влияние дома.Они придерживаются реалистического постулата о том, что великие державы обладают определенными естественными правами, включая региональные сферы влияния и невмешательство других в их внутренние дела. Их взгляды часто совпадают и по более конкретным вопросам. Они верят в «суверенный» Интернет. Они выступают против размещения американских систем противоракетной обороны в Восточной Европе и Северо-Восточной Азии. И они считают политику администрации Трампа в отношении Северной Кореи и Ирана дестабилизирующей.

Несмотря на эти совпадения, главное обоснование китайско-российского партнерства не в том, чтобы бросить вызов глобальному превосходству Соединенных Штатов.[39] Пекин и Москва не согласовывают общую стратегию, и нет никакого заговора с целью свержения либерального порядка, что неудивительно, учитывая их разные взгляды на него. Скорее, обе стороны стремятся создать международную среду, которая поддерживает легитимность и стабильность их режимов. С этой целью они обращаются друг к другу за политической и психологической поддержкой. Этот мутуализм является самым важным двигателем их сотрудничества сегодня и усиливается восприятием безудержных и враждебных Соединенных Штатов.

Однако у такого мутуализма есть свои пределы. Это не заставляет Китай и Россию предпринимать действия, которые в противном случае они бы не предприняли. Все более агрессивное поведение Пекина в Западной части Тихого океана отражает давние цели Китая, подпитываемые личным авторитетом Си. Это не следствие китайско-российского сотрудничества, тем более координации. И наоборот, хотя критика Москвы в отношении операций США по свободе судоходства в западной части Тихого океана, развертывания противоракетной обороны в Южной Корее и политики в отношении Северной Кореи может рассматриваться на Западе как бесполезная, она является следствием ее отношений с Вашингтоном, а не с Пекином.Россия стремится продвигать свои собственные интересы в регионе, а не интересы какой-то фиктивной объединенной организации.

Путин подписывает документацию на заседании Евразийского экономического совета по соглашению между
Экономическим поясом Шелкового пути и Евразийским экономическим союзом, 8 мая 2015 года.
Фото любезно предоставлено Администрацией Президента России.

Москва сыграла небольшую роль в расширении BRI по Евразии. Действительно, здесь китайцы рассматривают Россию в основном как потенциальное препятствие, с которым нужно умело вести переговоры.Соглашение, подписанное в мае 2015 года между Экономическим поясом Шелкового пути (ЭПШП) и Евразийским экономическим союзом Путина (ЕАЭС), было разработано, чтобы развеять опасения России по поводу стратегического вытеснения [40]. С тех пор Пекин подыгрывает кремлевскому построению Большой Евразии, потому что важно, чтобы Москва была на стороне. То же самое и в Арктике, где Пекину пришлось действовать осторожно, учитывая чувствительность России по поводу суверенитета. В конце концов, китайские энергетические (и судоходные) компании получили доступ благодаря случайным обстоятельствам.России нужны были существенные инвестиции и технологии, чтобы заполнить дыру, образовавшуюся в результате ухода западных компаний после введения пост-крымских санкций в 2014 году, и Китай был единственной страной, готовой и способной сделать это.

Моральная поддержка Китая не имела никакого отношения к решениям Путина о вторжении в Украину, вмешательстве в Сирию или вмешательстве в президентские выборы в США. Фактически, китайцы в частном порядке критиковали действия России [41]. Пекин и Москва держатся подальше от самых спорных вопросов друг друга.Китайцы заняли нейтральную позицию в отношении Украины, воспользовавшись возможностью стать крупнейшим внешним инвестором в стране после ЕС. И Россия сделала то же самое в отношении территориальности Южно-Китайского моря, не в последнюю очередь потому, что она привержена развитию сотрудничества с Вьетнамом в области энергетики в водах, оспариваемых Пекином. [42] Москва особенно озабочена тем, чтобы избежать сопутствующего ущерба в результате эскалации напряженности между США и Китаем [43].

Действительно, с 2014 года российско-китайское оборонное сотрудничество значительно выросло.Прежнее нежелание Москвы продавать Пекину элитную военную технику уступило место крупным сделкам на многоцелевой истребитель Су-35 и зенитно-ракетный комплекс С-400. Военные учения стали более частыми и масштабными, примером чего является участие Народно-освободительной армии (НОАК) в Восток-2018 (крупнейшие в России учения после окончания холодной войны), ежегодные военно-морские маневры и неоднозначное совместное воздушное патрулирование над островами Токто / Такэсима в июле. 2019. [44] Россия также помогает НОАК модернизировать ее системы раннего предупреждения о ракетном нападении.Обмен мнениями на высшем уровне в сфере обороны стал обычным делом, и в конце этого года ожидается подписание нового рамочного соглашения об оборонном сотрудничестве.

Но нужна некоторая перспектива. Хотя у двух вооруженных сил есть тесные рабочие отношения, оперативная совместимость остается минимальной [45]. Китайское участие в российских учениях ограничено и второстепенно [46]. Совместное воздушное патрулирование в 2019 году, похоже, было несколько причудливой попыткой подать политический сигнал, а не качественным сдвигом в сотрудничестве. (Пока это не повторилось.) Россия продает Индии больше высокотехнологичного оружия, чем Китаю, и расширила экспорт оружия по всей Азии от Турции до Вьетнама. [47] А улучшенные системы раннего предупреждения о ракетном нападении в Китае не только не угрожают региональной безопасности, но и должны обеспечить большую предсказуемость и способствовать стратегической стабильности в Восточной Азии [48].

Поворот коронавируса? :

Основное влияние коронавируса на российско-китайское партнерство может быть на его внутренней динамике. С годами Пекин взял верх в отношениях.В частности, аннексия Крыма Москвой стала переломным моментом. В результате почти распад между Россией и Западом привел к усилению зависимости от Китая, склоняя двустороннее партнерство к политическим предпочтениям Пекина.

Коронавирус, возможно, привел к частичному развороту судьбы. Хотя это усилило экономическую зависимость России от Китая [49], в политическом плане это совсем другая история. Китай, а не Россия, подвергается всеобщему осуждению и нуждается в друзьях. Белый дом и Елисейский дворец преследуют Путина, а не Си.В мировом масштабе Китай остается гораздо более влиятельным, чем Россия. Но уже не так очевидно, что Россия нуждается в Китае больше, чем наоборот. Это дает Путину некоторую свободу действий, по крайней мере, в тактическом плане, и предполагает, что Си будет продолжать влиять на чувствительность Кремля.

различий между капитализмом и коммунизмом и почему это началось в России?

Пожалуйста, обратите внимание, что эта информация была частью нашего старого «содержания урока истории», написанного в 2003 году, мы немного обновили его, чтобы удовлетворить потребности новой учебной программы, но дальнейшие обновления будут сделаны в 2010 году.

Различия между капитализмом и коммунизмом

Капитализм

  • Система правления демократическая
  • Собственность в частной собственности
  • На основе свободного предпринимательства
  • Богатство распределено неравномерно
  • Образование и здравоохранение, предоставляемые частными лицами
  • Свобода прессы Классовые различия: высший класс, средний класс и рабочий класс
  • В центре внимания находится человек и его собственный прогресс в жизни

Коммунизм

  • Система правления тоталитарная
  • Имущество находится в государственной собственности
  • Свободное предпринимательство запрещено
  • Состояние распределено поровну
  • Государственное образование и здравоохранение
  • Пресса, контролируемая и принадлежащая государству
  • Бесклассовое общество: все члены общества считаются равными
  • В центре внимания — прогресс сообщества в целом

Вслед за этим Капитализм и коммунизм имеют следующие противоположные наборы идей:

Идеология капитализма

  • Людям нужна свобода
  • Когда люди соревнуются друг с другом, они достигают большего
  • У некоторых людей больше, чем у других, потому что они лучше используют свои способности
  • Правительства не должны вмешиваться в права людей зарабатывать себе на жизнь
  • Государство должно как можно меньше вмешиваться в экономику

Идеология коммунизма

  • Люди нужны друг другу
  • Когда люди работают вместе на равных, они достигают большего
  • Никто не должен иметь больше, чем кто-либо другой — потребности всех одинаково важны
  • Правительства должны следить за тем, чтобы потребности каждого удовлетворялись
  • Есть централизованное управление экономикой

Тоталитарный: Политическая система, в которой правительство полностью контролирует общественную и частную жизнь и действия граждан этого государства.

Свободное предпринимательство: Свобода частного бизнеса работать для получения прибыли без вмешательства со стороны государства.

Почему коммунизм зародился в России?

Начало коммунизма в России можно объяснить суровым неравенством жизни 19 века. Коммунизм развился на основе идей Карла Маркса и Фридриха Энгельса и стал популярным среди рабочих России из-за многих трудностей, пережитых царским правлением.

Это была идеология, которая, казалось, гарантировала рабочим конец невзгод и шанс на политическое и социальное равенство. По этой причине рабочие поддержали эту идеологию, что царский режим был свергнут и навсегда изменился ход истории России.

Этот раздел детализирован, поэтому мы разбили его на 3 страницы:

Используйте навигацию по страницам справа или внизу страницы.

Фон

Отречься от престола : уйти с руководящей должности; отказаться от своей короны.

К началу 20 века Россия была одной из самых отсталых стран Европы. Им все еще правил царь при старом порядке, и большинство населения жило в бедности.

В 1905 году была предпринята попытка свергнуть Старый порядок, но без особого успеха. Недовольство особенно усилилось после решения царя вступить в Первую мировую войну. Русская армия была плохо подготовлена, и военные действия только усугубили положение. В марте 1917 года рабочие беспорядки вынудили царя отречься от престола .

Царская семья Романовых. Первый ряд: Алексей. В центре слева направо: Мария, царица Александра; Царь Николай, Анастасия. Задний ряд: Ольга, Татания. Источник: anyajo.tripod.com

Новое Временное правительство оказалось неспособным стабилизировать положение в стране. Владимир Ильич Ленин возглавил ноябрьскую революцию 1917 года, в результате которой Временное правительство сменила коммунистическая большевистская партия.

Советский Союз (так стали называть Россию) превратился в одну из сильнейших наций в мире и вступил в длительную борьбу за власть с Америкой в ​​период холодной войны, когда Россия бросила вызов Америке и остальному капиталистическому миру.Это противостояние закончилось в 1990 году падением коммунизма и распадом Советского Союза.

Старый порядок

До революции Россия была большой империей под абсолютным монархом царем. Он был большим как по размеру земли, так и по населению. К 1914 году население России составляло 165 миллионов человек. Это была в основном аграрная страна, поскольку индустриализация началась только в конце 1800-х годов и шла медленнее, чем во многих других европейских странах.

Русское общество условно было разделено на четыре группы. Это были правящий класс (дворянство), высший класс (духовенство), коммерческий или средний класс и массы (рабочие и крестьяне). Царь Николай II был абсолютным императором с неограниченной политической властью.

Высший класс владел большей частью земли, но не имел никакого политического влияния. Парламента не было, и политические партии не допускались. Печать и книги подвергались государственной цензуре. Это заставило всю оппозицию уйти в подполье, и в 19 веке существовало большое количество тайных обществ, посвященных политической реформе или революции.Царская тайная полиция, Охрана, часто проникала в эти организации и шпионила за ними.

Крепостной : средневековый сельскохозяйственный рабочий, который принадлежал своему домовладельцу и не мог покинуть землю, на которой работал.

Большинство населения России составляли необразованные, бедные и бессильные крестьяне изменить свои условия жизни. Государство и высшие привилегированные классы жестоко их эксплуатировали. Большую часть крестьянства составляли крепостных и человек.

Это были фермеры или крестьяне, которые обрабатывали дворянские земли и являлись законной собственностью землевладельца, на которого они работали.У них не было прав, и им запрещалось покидать своих домовладельцев, которые могли приказывать им делать все, что он выбрал.

В 1860-х годах царь Александр II освободил крепостных, чтобы они стали вольными крестьянами и могли передвигаться в поисках другой работы. Некоторые остались в сельской местности в качестве фермеров или крестьян, но другие предпочли уехать в городские районы, чтобы стать наемными рабочими на развивающихся заводах.

Однако, по традиции, крепостных нужно было покупать, чтобы освободить их.Государство считало, что, освободив крепостных, оно выкупило их у знати, и требовало выкупа. Для многих крепостных это требование было невозможно удовлетворить. Они никогда не зарабатывали достаточно, и многие из них продолжали жить в крайней нищете. Не имея собственной земли, они по-прежнему были вынуждены работать на благо других, чтобы выжить.

Эти цифры переписи 1897 года дают хорошее представление о том, как выглядела социальная структура в царской России:

  • Правящий класс (Царь, суд, правительство) 0.5%

  • Высший класс (дворянство, высшее духовенство, военнослужащие) 12%

  • Коммерческий класс (купцы, заводчики, финансисты) 1,5%

  • Рабочий класс (фабричные рабочие и мелкие торговцы) 4%

  • Крестьяне 82%

Индустриализация

Хотя Европа начала процесс индустриализации с начала 19 века, Россия сильно отставала.Серьезной причиной этого было отсутствие на фабриках рабочей силы. Крепостные по-прежнему были привязаны к земле и поэтому не могли использоваться в качестве рабочей силы для новых отраслей промышленности. Реальная индустриализация стала возможной только тогда, когда крепостные получили возможность переезжать и работать в городских районах. По этой причине экономическое развитие России сильно отставало от остальной Европы.

Правительство России предприняло шаги, чтобы наверстать упущенное. Миллионы рублей были заимствованы у европейских банков для создания государственных предприятий, а большое количество британских и французских компаний были приглашены для строительства и эксплуатации заводов в России.

По мере того как освобожденные крепостные предоставляли фабрикам все более дешевую рабочую силу, начал развиваться небольшой, но значительный рабочий класс. Они жили в ужасных условиях, и им очень мало платили. В сочетании с деспотическим правлением царского режима эта эксплуатация создавала благодатную почву для несчастий и забастовок.

Революция

Царский режим не смог справиться с давлением народного недовольства. Царь пытался отвлечь внимание от внутренних проблем, развязав империалистические войны, чтобы увеличить размеры и влияние России.Первая такая война произошла в 1904–1905 годах, за ней последовала еще одна в 1914 году.

Войны были катастрофическими и вместо того, чтобы отвлекать массы, сделали их еще более несчастными с царем. В обоих случаях они подтолкнули страну к революции.

В войне 1904–1905 годов Россия потерпела тяжелое военное поражение от японцев. Экономика рухнула, цены выросли, а трудовые волнения усилились.

20 января 1905 года процессия рабочих во главе с церковью направилась к Царскому зимнему дворцу в Санкт-Петербурге.В Петербурге подать прошение об амнистии , политзаключенных, заседании Учредительного собрания и 8-часовом рабочем дне. Опасаясь нападения на дворец, стража открыла огонь по участникам марша. Несколько сотен человек погибли, и инцидент получил название «Кровавое воскресенье».

Дума: Российский парламент, созданный царем Николаем II после революции 1905 года.

Амнистия : Официальное помилование или прощение, обычно за политические преступления.

После кровавой резни в воскресенье по всей стране вспыхнули гражданские беспорядки и забастовки. В Санкт-Петербурге (переименованном в Петроград в 1914 г.) к власти пришел совет или рабочий комитет. В октябре царь Николай II был вынужден предложить некоторые реформы, которые были изложены в Октябрьском манифесте. Эти реформы включали формирование парламентского правительства по европейскому образцу, которое называлось Дума . Затем оппозиция отступила.

Однако царь Николай не был готов так легко отпустить власть.Он постоянно манипулировал Думой, распускал ее, когда она ему не нравилась, и постепенно сокращал число людей, имеющих право голоса, до тех пор, пока Дума не состояла только из непредставительных консерваторов и дворян.

Тем не менее, между 1906 и 1911 годами произошли некоторые улучшения. Экономика росла и привела к постепенному повышению уровня жизни, и более богатым фермерам были предложены банковские ссуды.

Тем не менее, большинство реформ, инициированных Октябрьским манифестом, были недолговечными и были омрачены тяжелым опытом России в Первой мировой войне.Усталые от войны и голодные русские были готовы к революции 1917 года. После провала революции 1905 года в проведении реальных реформ стало ясно, что парламентского пути к свободе в России быть не должно.

Оппозиция царскому режиму, 1881-1914 гг.

Хотя русские цари правили самодержавно и политические партии не допускались, это не мешало им организовывать оппозицию. Репрессии в России просто загнали политическое сопротивление в подполье.

Противостояние царю можно разделить на три основные группы:

  • Крестьянские революционеры, состоящие из народников или народников, и эсеров, которые хотели получить власть в руках крестьян.

  • Социалисты или социал-демократы, которые хотели, чтобы власть находилась в руках городских рабочих.

  • Реформаторы или либералы, которые хотели сохранить царя, с ограничением его власти выборами и конституцией.

1. Народники

Русское народничество восходит к 1870-м годам. Это было революционное движение, которое считало крестьянские массы населения олицетворением будущего России.

Народники выступали против царя и индустриализации, и вместо того, чтобы следовать капиталистической системе Западной Европы, они хотели, чтобы Россия построила кооперативную систему, основанную на сельском хозяйстве.

Народники не смогли убедить крестьян принять свою революционную программу.В результате провала своей кампании многие народники обратились к насилию как единственному средству избавления от царя, которое также потерпело неудачу.

2. Эсеры

В 1902 году крестьянские революционеры образовали еще одну партию — эсеров. Они сочетали насильственные действия народнической экстремистской группировки «Воля народа» с собственными усилиями по мобилизации крестьян на массовые выступления.

Под лозунгом «Вся земля крестьянам» они пользовались огромной популярностью среди крестьян и стали важной политической силой в русской революции.

3. Социал-демократы

Социалисты следовали идеям Карла Маркса. Они считали, что интересы рабочего класса должны направлять общество, и их целью было свергнуть капиталистическую систему с этой целью.

Социалисты хотели, чтобы рабочие контролировали фабрики и справедливо распределяли прибыль между собой, а не предприятиями, принадлежащими богатому меньшинству, которое платило своим рабочим эксплуататорскую заработную плату, чтобы получать еще большую прибыль для себя.

Ведущая социалистическая партия России, Социал-демократическая партия, была основана в 1898 году под руководством Георгия Плеханова, «отца русского марксизма».

Вскоре между членами возникли серьезные разногласия, и в 1903 году партия разделилась на две части. Группой большинства были меньшевики, а группой меньшинства — большевики во главе с Владимиром Ильичем Лениным.

5. Меньшевики

Буквально большинство. Когда социал-демократы раскололись в 1903 году, меньшинство было названо большевиками, а большинство — меньшевиками.

Меньшевики считали, что социалистическая партия должна быть массовой организацией, открытой для всех. Они не хотели вытеснять правительство силой, но думали, что условия труда можно улучшить, внося изменения в существующие государственные рамки. Таким образом социалистическое общество могло бы развиваться или мирным путем эволюционировать из демократической республики.

6. Большевики

Буквально меньшинство. Когда социал-демократы раскололись в 1903 году, меньшинство было названо большевиками, а большинство — меньшевиками.

Большевики хотели свергнуть правительство, чтобы установить диктатуру пролетариата (масс, рабочих), общества, в котором массы (рабочие и крестьяне) держали контроль.

Большевики были хорошо организованы, а Ленин был выдающимся оратором. Несмотря на это, они были застигнуты врасплох спонтанно начавшейся мартовской революцией 1917 года. Ленин и другие лидеры находились за границей, и большевики не смогли воспользоваться возможностью взять власть.К тому времени, когда в ноябре разразилась следующая революция, они были готовы под руководством Ленина взять на себя инициативу.

7. Реформаторы (либералы)

Средний класс не был сильной силой в России, но у него был достаточно сильный политический голос, чтобы оказывать давление на царя. Политика либерализма была сосредоточена на достижении политических и социальных перемен через реформы, а не на уничтожении царского режима. Царь по-прежнему будет у власти, но будет конституция и избранный парламент, чтобы держать под контролем предотвращение царского правления.Парламент разделит по крайней мере часть политической власти, которой обладает царь.

В 1902 году реформаторы объединились, чтобы сформировать политическую партию, известную как Освобождение. Эта партия помогла сформировать Конституционно-демократическую партию, или кадеты, в 1905 году. Кадеты стали важной политической силой в России.

Крах революции 1905 года

Несмотря на создание Думы после революции 1905 года, старый порядок и царское самодержавие остались.Хотя были признаны запрещенные политические партии и разрешены газеты, реальная политическая власть по-прежнему оставалась за царем. Он манипулировал Думой, чтобы она делала то, что хотел, и таким образом ограничивал любую демократическую власть, которую она могла иметь. Стало ясно, что свободы можно добиться только с помощью решительных мер, даже насилия.

Советский : Первоначально забастовочные / революционные комитеты, избранные русскими рабочими во время революции 1905 года. В 1917 году крестьяне, рабочие и солдаты снова создали Совет, который представлял их во Временном комитете Совета.Позже этот термин использовался для обозначения района, контролируемого выборным советом или советом. Все государство рассматривалось как союз этих меньших советов и поэтому называлось Советским Союзом.

Между 1905 и 1917 годами меньшевики и большевики были политически активными. Они участвовали в советах , издали революционные газеты и развили свое понимание марксистской идеологии. За тот же период рабочее движение провело сотни забастовок по всей стране.Крестьяне также начали участвовать в действиях по снижению налогов и увеличению земли.

Положение масс не улучшилось после революции 1905 года, и растущее разочарование привело к росту намерений диссидентов свергнуть старый порядок. Решение царя вовлечь Россию в Первую мировую войну было последней каплей, и еще до того, как война закончилась, разразилась русская революция.

Первая мировая война

В 1914 году разразилась Первая мировая война.Царь считал, что участие России в войне поможет утвердить ее как великую нацию. Россия присоединилась к Великобритании и Франции в войне против Германии. Было мобилизовано более 6 миллионов солдат, и экономика была реорганизована для поддержки военных действий.

Большая часть еды, одежды и скота страны также шла в армию. На короткое время война объединила российский народ в порыве патриотизма (Первую мировую войну они назвали Великой Отечественной войной).

Через 12 месяцев восторг сменился отчаянием.Между 1915 и 1916 годами более 4 миллионов русских солдат были убиты или ранены в боях. Некомпетентные лидеры, коррумпированная администрация, нехватка оружия и других предметов военного снаряжения разрушили российскую армию. К 1917 году армия отступала от наступающих немцев, и тысячи солдат покинули свои ряды.

Война обострила внутренние проблемы страны. Поскольку большая часть производства была направлена ​​на военные нужды, крестьяне и рабочие несли на себе основную тяжесть жертв.Скот и зерно, выращенные крестьянами, были отправлены в армию, оставив им очень мало.

Продовольствие часто было трудно найти в городских районах, а условия труда и жизни были жестокими. По мере того как цены на продукты питания продолжали расти, голод и страдания росли. Хотя сначала война объединила русских, теперь они жаждали только мира. Несчастье среди крестьян и рабочих взорвалось, по всей стране прошли забастовки и бунты.

Когда началась война, большевики во главе с Владимиром Ильичем Лениным начали антивоенную кампанию.Они увидели, что рабочим и крестьянам война не выгодна. Они призвали массы использовать участие России в войне как возможность напасть на царя.

К 1916 году кампания получила значительную поддержку. Итак, в то время как царь вступил в войну, чтобы помочь создать имидж России как великой державы, война теперь обернулась катастрофой для его правления. Его непопулярность еще больше увеличилась, поскольку он и его жена (царица) оказались неэффективными в качестве лидеров во время войны.

Отсутствие эффективных лидеров

В разгар войны царь Николай и царица Александра (немка по происхождению) приняли несколько решений, которые серьезно повредили позиции правительства.Во-первых, царь решил взять на себя военное командование сам, не осознавая риска быть признанным лично ответственным за поражение и страдания России. Во-вторых, его военные действия означали, что он оставил царицу заниматься всеми другими политическими делами.

Царица была непопулярна. Мало того, что она была немкой и поэтому была связана с великим врагом России в войне, но и ее близкие отношения с фиктивным «святым» Григорием Распутиным, крестьянским происхождением, боялись и презирали.

Распутин считался злым и аморальным, исповедующим религию греха, чтобы получить прощение. Распутин захватил слепую преданность царицы после того, как доказал, что способен вылечить ее единственного сына и цесаревича и наследника династии Романовых, Алексея, от гемофилии, наследственного заболевания, при котором кровь не свертывается.

Благодарная царица попала в зависимость от Распутина, который манипулировал ею, чтобы служить своим интересам и политическим амбициям. Это стало катастрофой после того, как царица была оставлена ​​во главе страны, в то время как царь руководил военными действиями.Распутин уволил тех, кто ему не нравился, и нанял своих последователей. Опасаясь своего растущего влияния и поддержки со стороны царицы, он был убит двумя кровными родственниками королевской семьи в 1916 году. Убить Распутина оказалось непросто. Его отравили, застрелили, избили и в конце концов бросили в ледяную реку, где он, наконец, утонул.

Было ясно, что России не хватает эффективного лидера, способного к реальным реформам. В России также не было лидера, который мог бы заручиться поддержкой революционеров и либералов и стабилизировать экономику и хаос, вызванный недовольными россиянами.

Недовольство русских своей бедностью, страданиями и бесправием достигло апогея в годы Первой мировой войны. Свержение царского режима казалось единственным выходом, и революция была не за горами.

Мартовская революция

Примечание. В некоторых книгах говорится о Февральской / Октябрьской революциях в России, в других — о мартовской / ноябрьской революциях.

Причина несоответствия в том, что Россия не следовала западному календарю.Традиционное русское Рождество отмечается в первую неделю января. До 1918 года Россия следовала юлианскому календарю. Согласно этому календарю, когда произошла Революция 1917 года, в России был февраль. Итак, февральско-октябрьская и мартовско-ноябрьская революции — это одни и те же революции. Один назван по русскому, а другой по западному календарю. Важно быть последовательным независимо от используемого календаря. Этот урок относится к мартовской или ноябрьской революциям.

Сегодня Россия также следует григорианскому календарю, который используется на Западе и который мы используем в Южной Африке.

Хотя к 1917 году климат для революции был созрел, мартовская революция, тем не менее, застала людей врасплох. Когда вспыхнуло восстание, в России не было ни одного большевистского лидера, так как многие из них были сосланы из-за своей антивоенной кампании. Сам Ленин в то время находился в Швейцарии.

С 1916 года рабочие проводят забастовки и акции протеста против царского режима.В январе была запланирована массовая забастовка в ознаменование Кровавого воскресенья, события, которое вызвало революцию 1905 года. В следующем месяце были проведены новые забастовки, и царь не отреагировал, не подозревая об опасности, которую они представляют.

Позже, в марте, когда забастовки стали более масштабными и масштабными, он попытался подавить протестующих, которые выступали против войны и отвергли его правление. Столкновения с полицией привели к ранениям и арестам. Дума просила царя ответить на восстание реформами, но их призывы были проигнорированы.Он распустил Думу, которая отказалась подчиняться его приказам.

Протесты превратились в полномасштабный мятеж, и один из крупнейших городов России, Петроград, был захвачен движением сопротивления, которое освободило политических заключенных. Царь потерял всякий контроль над страной, и временному комитету стало необходимо управлять Россией до тех пор, пока не будет создано новое правительство.

Созданы два государственных органа: Временный комитет Думы и Временный комитет Совета.Дума представляла аристократию (консерваторов), и им приходилось вести переговоры с царем об установлении конституционной монархии. Совет представлял рабочих и солдат и должен был заботиться об интересах этих людей.

Между двумя телами были серьезные разногласия, но они были вынуждены работать вместе, чтобы помешать царю подавить революцию. Из этих двух органов в марте 1917 года образовалось первое Временное правительство, которое возглавляла Дума.Это означало конец царствования и 300-летнего правления его семьи Романовых.

Первый этап русской революции, а именно мартовская революция, закончился. Царский режим был свергнут, а на его месте появилось Временное правительство. Революционные партии (эсеры, меньшевики и большевики) не сыграли большой роли в мартовской революции. Свою роль сыграли консерваторы, а именно кадеты и октябристы (те, кто верил в Октябрьский манифест и поддерживал его).Это означало бы, что консерваторы будут иметь большое влияние во Временном правительстве.

Временное правительство

Временное правительство было сформировано в марте 1917 года и состояло в основном из либералов среднего класса. Без поддержки Советов у него не было реальной власти. В состав Советов во время революции 1905 года входили рабочие и революционные комитеты, а после мартовской революции — все крестьяне, солдаты и рабочие.

На этом этапе Советы составляли большинство населения России, без их поддержки Временное правительство не могло быть эффективным. Временное правительство имело законную власть, но советы имели реальную политическую власть. Они оставались в тени, не взяв на себя очевидного контроля и руководства Россией, но могли влиять и отвергать правительственные решения и действия.

Сначала Временное правительство пользовалось большой поддержкой, особенно среди политических групп, таких как эсеры, меньшевики и большевики, до тех пор, пока были защищены интересы крестьян, рабочих и солдат.Правительство не могло удержать эту поддержку, потому что они не могли удовлетворить самые основные потребности масс — мир, пищу и землю.

Рабочие хотели хлеба или избавления от нищеты и голода, от которых они так долго страдали. Солдаты хотели мира, но участие России в Первой мировой войне продолжалось. Временному правительству не удалось вывести Россию из войны. Земля и автономия, главная забота крестьян и меньшинств, не могла быть решена во время войны.

Временное правительство также затягивало вопрос о выборах в Конституционное собрание. Предполагалось, что его роль будет временной, но новые лидеры не хотели терять эту власть.

Эти факторы серьезно подорвали доверие к Временному правительству, и они потеряли большую часть общественной поддержки. Русские массы хотели кого-то, кто мог бы решить их проблемы и обеспечить мир, хлеб и землю. Появился новый лидер, обещавший им это. Им был Владимир Ильич Ленин, и он стал первым коммунистическим лидером как в России, так и в мире.

Ленин

Ленин был лидером партии большевиков, который был сослан в Европу во время мартовской революции. Он вернулся в Россию вскоре после революции и вскоре понял, что Временное правительство было неэффективным и глухим к требованиям народа.

В апреле 1917 года большевики под влиянием Ленина отказались от поддержки правительства. Затем Ленин сделал несколько заявлений, в которых раскрыл свои цели. Эти «апрельские заявления» станут его планом действий.Он призвал положить конец участию России в Первой мировой войне, распустить Временное правительство и заменить его советами под руководством большевиков, а также предоставить землю массам.

Сначала реакция на него была отрицательной, так как многие считали его цели слишком радикальными. Но заявление Ленина обратилось к сердцам масс, и, пообещав заняться вопросами мира, хлеба и земли, он постепенно завоевал все большую поддержку.

Ленин хотел, чтобы большевики получили контроль над большой сетью советов по всей России.Советы были устоявшимся инструментом власти и власти, и если бы большевики имели контроль над ними и их обширной опорой, Временное правительство могло быть свергнуто. Таким образом, Ленин был сторонником новой революционной фазы, которая должна вызвать настоящие преобразования в России.

Между тем Временное правительство предприняло некоторые попытки реформ. Они предложили Советам сформировать с ними коалицию, но большевики отказались иметь какие-либо отношения с правительством и руководством среднего класса.Большевики боялись, что их обвинят в ошибках правительства, и этот выбор получил еще большую поддержку Ленина и его большевистской партии.

Ноябрьская революция

На пути к революции

Coup: Сокращение от Coup d’état, насильственного и незаконного захвата власти в стране, обычно путем восстания.

Месяцы, предшествовавшие ноябрьской революции, были отмечены растущими волнениями. К июлю 1917 года сторонники большевиков жаждали революции.Они заставили партию большевиков действовать быстрее, чем планировалось, и в июле они предприняли попытку переворота .

Но большевики не получили достаточной поддержки, и в июне получили поддержку только 105 из более чем 600 советов. Переворот с треском провалился, и правительство отреагировало заключением в тюрьму лидеров большевиков, которых они считали ответственными за переворот. Ленин избежал тюрьмы, сбежав в Финляндию.

Временное правительство все еще отказывалось выйти из Первой мировой войны, и русская армия продолжала терпеть поражение за поражением.В сентябре консерваторы устроили контрреволюцию против Временного правительства. Почувствовав опасность, правительство обратилось к большевикам за помощью против контрреволюционеров.

Это было знаменательным событием, потому что большевики смогли сохранить моральный авторитет, утверждая, что, не участвуя в некомпетентности правительства, оно сумело доказать свою необходимость. После этого поддержка большевистской партии значительно выросла.

Если в июне они были партией меньшинства, то теперь они получили большинство мест в некоторых советах, особенно в Москве и Петрограде.Из Финляндии Ленин стал призывать сторонников большевиков готовиться к следующей революции. Он был убежден, что настало время для революции, и использовал ошибки Временного правительства и ослабление позиций, чтобы заручиться поддержкой революции.

Хотя Центральный комитет партии еще не был убежден, 22 октября Ленин посетил Петроград, где убедил рабочих последовать за ним. Неделю спустя Петроградский Совет сформировал военно-революционный комитет во главе с большевиком Львом Троцким.

Революция

Временное правительство увидело в этом прямой вызов своей власти и выступило против большевистских газет. Премьер-министр Александр Керенский спросил у россиян, чего они хотят. Ответом был мир, хлеб и земля. Но Керенский оставил это слишком поздно.

6-7 ноября 1917 года Ленин и его сторонники устроили вторую революцию. Были захвачены ключевые государственные здания, такие как Зимний дворец в Петрограде, где в то время находилось Временное правительство.Правительство оказало небольшое сопротивление и было свергнуто.

Ленин издал прокламацию, в которой объявил, что Керенский больше не является премьер-министром и что Временное правительство больше не существует. Он пообещал немедленно приступить к выполнению требований народа о мире, хлебе и земле. Он также пообещал, что советы будут управлять, и тем самым предоставят власть массам.

Последствия революции

Вскоре после революции большевики получили большинство мест в главном советском корпусе.Они отказались сотрудничать с другими партиями и делить власть с кем-либо еще в советах.

Ленин объявил, что новое правительство начнет мирные переговоры с Германией, чтобы положить конец участию России в Первой мировой войне, и что земля церкви и аристократии будет конфискована и передана безземельным.

Когда было сформировано новое правительство, у большевиков было почти 62% мест. Остальные места достались эсерам и меньшевикам, а руководство было разделено между большевистскими лидерами Лениным, Львом Троцким и Иосифом Сталиным.Однако менее чем за год Ленин сумел в одиночку укрепить власть и захватить руководство.

Последствия и значение русской революции

После того, как большевики захватили власть в результате Ноябрьской революции (также известной как большевистская революция), они начали превращать Россию в коммунистическое государство. Когда стало ясно, что большевики не собираются делить власть над Россией, антибольшевистские элементы восстали против них.

Результатом стала ожесточенная гражданская война между Красной (большевистской) армией и Белой (имперской контрреволюционной) армией.Красная Армия в конце концов разгромила своего врага, но только после того, как на войне погибло более 100 000 человек.

Партия большевиков сменила название на Коммунистическую партию России и начала укреплять свою власть.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.